Что делать, если любимый человек оказался во власти зависимости?

Что делать, если любимый человек оказался во власти зависимости?

(2 голоса5.0 из 5)

6 сове­тов вра­ча-пси­хи­ат­ра, пси­хо­те­ра­пев­та Кон­стан­ти­на Ольхового.

1. Оценить ситуацию на самом раннем этапе

Об этом уже позд­но гово­рить девуш­ке, напи­сав­шей пись­мо, но очень важ­но ска­зать всем моло­дым людям, чита­ю­щим этот текст. Если чело­век, к кото­ро­му вы испы­ты­ва­е­те чув­ства, уже в 19-лет­нем воз­расте любит хоро­шо выпить — это серьез­ный сиг­нал об опас­но­сти. Я ни в коем слу­чае не гово­рю, что надо ско­рее бежать от тако­го чело­ве­ка и ни за что не стро­ить с ним сов­мест­ное буду­щее, но все-таки еще до сва­дьбы надо обра­тить на это свое и его вни­ма­ние и понять, готов ли он вос­при­ни­мать это как про­бле­му, или для него это совер­шен­но нор­маль­ная ситуация.

В чем тут опас­ность? У боль­шин­ства людей на ран­нем эта­пе хими­че­ской зави­си­мо­сти насту­па­ет такое состо­я­ние, кото­рое в пси­хи­ат­рии вооб­ще и в нар­ко­ло­гии в част­но­сти назы­ва­ет­ся ано­зо­гно­зия. С гре­че­ско­го это пере­во­дит­ся так: a — отри­ца­тель­ная части­ца, nosos — болезнь, gnosis — зна­ние. То есть ано­зо­гно­зия — это отри­ца­ние чело­ве­ком того, что он болен. Клас­си­че­ский тесто­вый вопрос, кото­рый зада­ет­ся алко­го­ли­ку: «Выпи­ва­ешь мно­го?». Стан­дарт­ный ответ: «Как все». Это зна­чит: у меня все в поряд­ке, я пью не боль­ше, чем все, я могу бро­сить в любой момент, и я вовсе не алко­го­лик. Но это «как все» может быть и одной, и дву­мя бутыл­ка­ми вод­ки в день. Но чело­век не при­зна­ет, что он болен, что его пси­хи­ка, его орга­низм уже настро­е­ны на посто­ян­ное потреб­ле­ние алко­го­ля и что на самом деле он уже не может не пить.
Поэто­му если такой моло­дой чело­век счи­та­ет свою мане­ру выпи­вать нор­маль­ной, про­гно­зы здесь не самые бла­го­при­ят­ные, и вполне воз­мож­но, что либо он ско­ро ска­тит­ся до алко­го­лиз­ма, либо он уже алкоголик.

Алко­го­лизм — это про­бле­ма, на кото­рую нель­зя смот­реть сквозь розо­вые очки. Но шту­ка еще в том, что сре­ди боль­шин­ства людей, как веру­ю­щих, так и не веру­ю­щих, рас­про­стра­нен так назы­ва­е­мый син­дром спа­са­тель­ства. Мы поче­му-то свя­то уве­ре­ны, что, как толь­ко пью­щий чело­век с нами позна­ко­мит­ся и нач­нет общать­ся, он сра­зу пере­ста­нет пить. И важ­но пони­мать, что в дей­стви­тель­но­сти это дале­ко не так, и за роман­ти­че­ски­ми пред­став­ле­ни­я­ми шеве­лит­ся суро­вая реальность.

2. Понять, готовы ли вы менять свою жизнь

Пред­по­ло­жим, вы — рано или позд­но — поня­ли, что ваш близ­кий чело­век ока­зал­ся во вла­сти хими­че­ской зави­си­мо­сти. Что вы може­те сде­лать даль­ше? Обра­ти­те вни­ма­ние на сло­во «може­те»: пото­му что здесь нет места ника­ко­му «долж­ны». Я удив­лен, что пси­хо­ло­ги, как пишет девуш­ка, наста­и­ва­ют на том, что она долж­на бежать от сво­е­го мужа. Конеч­но, мы не вла­де­ем пол­ной инфор­ма­ци­ей и не зна­ем, каких пси­хо­ло­гов она име­ет в виду — кото­рые обща­лись с ней или кото­рые рабо­та­ли с ее мужем. Но поверь­те, что ни один про­фес­си­о­наль­ный пси­хо­лог, пси­хи­атр или пси­хо­те­ра­певт нико­гда не ска­жет: ты дол­жен сде­лать так и толь­ко так, и это един­ствен­ный выход. Мы не можем заста­вить сво­е­го паци­ен­та, обра­тив­ше­го­ся за помо­щью, сде­лать то, к чему он не готов. Есть толь­ко одна ситу­а­ция, в кото­рой я твер­до ска­зал бы разой­тись: если муж пред­став­ля­ет реаль­ную физи­че­скую опас­ность для сво­ей семьи. И заметь­те, я ска­зал бы не раз­ве­стись, а имен­но разой­тись по раз­ным тер­ри­то­ри­ям. А даль­ше смот­реть по ситуации.
В осталь­ных слу­ча­ях гово­рить девуш­ке, что она долж­на раз­ве­стись, бес­по­лез­но. Ей нуж­но самой в себе разо­брать­ся (и это очень важ­ный этап!) и отве­тить на мно­гие вопросы.

Пер­вое: готов ли мой муж дви­гать­ся в сто­ро­ну выздо­ров­ле­ния? Пото­му что, если зави­си­мый чело­век само­сто­я­тель­но не осо­зна­ет, что болен и что ему нуж­на помощь, если он сам не захо­чет выле­чить­ся, никто и ничто не смо­жет ему помочь, ника­кие пре­па­ра­ты, ника­кие затас­ки­ва­ния в нар­ко­ло­ги­че­ские боль­ни­цы. Мы можем молить­ся за чело­ве­ка, но мы не можем за него испо­ве­до­вать­ся и при­ча­щать­ся. И здесь то же самое. Мы можем толь­ко помочь чело­ве­ку, под­дер­жать его, быть с ним рядом, но самое глав­ное все рав­но зави­сит от него.

Вто­рое: если муж хочет выле­чить­ся — гото­ва ли я помо­гать ему, бороть­ся за него, а в слу­чае чего тер­петь неуда­чи и начи­нать все сна­ча­ла? Гото­ва ли к тому, что, воз­мож­но, у него не хва­тит силы воли, и он не смо­жет выпу­тать­ся из сво­ей беды? Гото­ва ли к жиз­ни с алко­го­ли­ком — или сто­ит, пока не позд­но, рас­стать­ся с ним?

Тре­тье: гото­ва ли я к такой жиз­ни (о кото­рой и гово­рит автор пись­ма) — жить отдель­но и видеть­ся с мужем толь­ко один-два раза в месяц? Меж­ду про­чим, мой про­фес­си­о­наль­ный опыт пока­зы­ва­ет, что доста­точ­но часто жен­щи­ну устра­и­ва­ет такая систе­ма отно­ше­ний — как бы цинич­но это ни зву­ча­ло. Пото­му-то и важ­но зада­вать себе вопро­сы, пони­мать, гото­вы ли вы вооб­ще что-то в сво­ей жиз­ни менять.

Чет­вер­тое: в слу­чае, если ни к чему выше­опи­сан­но­му я не гото­ва — спо­соб­на ли я рас­стать­ся со сво­им мужем? Ведь в про­бле­ме, кото­рую мы обсуж­да­ем, есть и дру­гая сто­ро­на — соза­ви­си­мость, или по-дру­го­му — зави­си­мость от чело­ве­ка с зави­си­мо­стью. Об этом мы еще пого­во­рим отдельно.
Если пре­дель­но чест­но отве­тить себе на эти и мно­гие дру­гие вопро­сы, если попы­тать­ся раз­ло­жить все в сво­ей голо­ве по полоч­кам, ста­нет понят­но, как дви­гать­ся даль­ше. Не все­гда полу­ча­ет­ся сде­лать это само­сто­я­тель­но, поэто­му на дан­ном эта­пе очень важ­но общать­ся с пси­хо­ло­гом и полу­чать духов­ную под­держ­ку от священника.

3. Подталкивать зависимого к осознанию своей болезни

Еще и еще раз обра­щу вни­ма­ние на то, что помочь алко­го­ли­ку мож­но толь­ко в том слу­чае, когда он сам готов лечить­ся, обра­щать­ся за помо­щью и пред­при­ни­мать актив­ные дей­ствия в борь­бе со сво­ей зави­си­мо­стью. Когда тако­го чело­ве­ка при­во­дят за руч­ку жена, муж, дети, роди­те­ли и гово­рят: «Я хочу, что­бы он бро­сил пить», — ситу­а­ция крайне небла­го­при­ят­ная, пото­му что на самом деле в 9 из 10 таких слу­ча­ев сам чело­век бро­сить пить не хочет. То есть он идет послуш­но, как малень­кий ребе­нок, а даль­ше в его голо­ве созна­тель­но или бес­со­зна­тель­но про­но­сит­ся мысль: вот я, такой хоро­ший, согла­сил­ся, что­бы меня при­ве­ли, лечи­те меня, но сам я ниче­го делать не буду. И ника­кое лече­ние здесь эффек­тив­ным не будет. То есть чело­век дол­жен прий­ти сам.

И глав­ная зада­ча близ­ких людей — под­тал­ки­вать алко­го­ли­ка к тому, что­бы он сам при­знал свою болезнь. Убеж­дать, объ­яс­нять, что ему необ­хо­ди­мо обра­тить­ся за помо­щью, настра­и­вать его на борь­бу с алкоголем.

Ни в коем слу­чае не надо при этом уни­жать алко­го­ли­ка, кри­чать, что он умер, что он кон­че­ный чело­век. Но с любо­вью и с вни­ма­ни­ем нуж­но гово­рить ему, что у него болезнь и что спра­вить­ся с ней он не смо­жет до тех пор, пока сам не пой­мет, что болен и что надо лечить­ся, надо обра­щать­ся за помощью.

Помощь эта долж­на быть самой раз­ной. Хими­че­ская зави­си­мость — шту­ка тяже­лая. Когда чело­век пыта­ет­ся бро­сить пить, он испы­ты­ва­ет крайне непри­ят­ные, болез­нен­ные ощу­ще­ния. И в боль­шин­стве слу­ча­ев у него не хва­та­ет силы воли, что­бы спра­вить­ся само­сто­я­тель­но. Поэто­му к борь­бе с хими­че­ской зави­си­мо­стью нужен ком­плекс­ный под­ход. Это та ситу­а­ция, когда нуж­на и фар­ма­ко­ло­ги­че­ская, и пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ская, и духов­ная под­держ­ка. Важ­но пони­мать, что лече­ние алко­го­лиз­ма — это преж­де все­го не про физи­че­скую, а про пси­хо­ло­ги­че­скую зави­си­мость от алко­го­ля. Упо­треб­ле­ние спирт­но­го раз­ру­ша­ет орга­низм, и смерть алко­го­ли­ка обыч­но насту­па­ет имен­но от послед­ствий воз­дей­ствия алко­го­ля. Но, что­бы побо­роть алко­го­лизм, недо­ста­точ­но про­сто убрать физи­че­скую зави­си­мость. Самое глав­ное — изба­вить­ся от зави­си­мо­го пове­де­ния, напра­вить свое созна­ние на фор­ми­ро­ва­ние здо­ро­во­го, трез­во­го обра­за жизни.
Чудес в лече­нии алко­го­лиз­ма не быва­ет. В том смыс­ле, что ни одно­го алко­го­ли­ка нель­зя выле­чить, если он про­дол­жа­ет пить. Ника­кие сло­ва пси­хо­те­ра­пев­та или духов­ни­ка не будут услы­ша­ны чело­ве­ком в состо­я­нии алко­голь­но­го опья­не­ния. Как бы страш­но для зави­си­мо­го чело­ве­ка это ни зву­ча­ло, пер­вый шаг в борь­бе с алко­го­лиз­мом — это пол­ный отказ от алко­го­ля. Воз­мож­но, в пер­вый раз он про­дер­жит­ся один или два дня. Но в любом слу­чае он дол­жен прий­ти в состо­я­ние трез­во­сти. И важ­ная зада­ча близ­ких людей — при­ло­жить все уси­лия, что­бы чело­век сам захо­тел бро­сить пить.

4. Не потакать зависимому, а быть твердым в обращении с ним

Обра­щать зави­си­мо­го чело­ве­ка к осо­зна­нию сво­е­го поло­же­ния порой нуж­но доста­точ­но жест­ко. Но я сей­час не о каких-нибудь про­во­ка­ци­ях или уни­же­ни­ях. По пись­му девуш­ки вид­но, что она очень пере­жи­ва­ет за сво­е­го мужа. Но согла­си­тесь, что встре­чать­ся один-два раза в месяц и пла­кать — дело бес­смыс­лен­ное. Чисто по-чело­ве­че­ски алко­го­ли­ка мож­но пожа­леть, но толь­ко резуль­та­та от это­го ника­ко­го не будет. Поэто­му очень важ­но научить­ся отде­лять любовь от потакания.

Давай­те пред­ста­вим, что муж этой девуш­ки завел любов­ни­цу, у кото­рой он про­во­дит 28 дней в месяц. Два раза в месяц он захо­дит к сво­ей жене, и они вме­сте пла­чут и гово­рят друг дру­гу о сво­ей люб­ви. А потом он опять ухо­дит к сво­ей любов­ни­це. Что-то мне под­ска­зы­ва­ет, что мало какая жен­щи­на спо­соб­на жить со сво­им мужем при таких усло­ви­ях. И тут надо чет­ко пони­мать, что у мужа этой девуш­ки и есть имен­но такая любов­ни­ца, толь­ко эта любов­ни­ца — вод­ка. И боль­шую часть вре­ме­ни он изме­ня­ет с ней сво­ей жене. Это дей­стви­тель­но так: каж­дый раз, что бы он ни гово­рил о люб­ви, сво­и­ми дей­стви­я­ми он пока­зы­ва­ет, что алко­голь ему доро­же, чем жена и ребенок.

Девуш­ке сле­ду­ет вос­при­ни­мать зави­си­мость мужа имен­но так: он ей изме­ня­ет. И понять, что из люб­ви к сво­е­му мужу она долж­на не пота­кать ему, не жалеть его, а иметь твер­дую пози­цию, отно­сить­ся к алко­го­лиз­му сво­е­го мужа как к серьез­ной пре­гра­де в их отно­ше­ни­ях — и доста­точ­но жест­ко с ним общать­ся, не тер­петь это­го, не желать с этим мириться.

Воз­ни­ка­ет страх: а вдруг он тогда совсем сопьет­ся. Если он трез­вый все­го один-два раза в месяц, зна­чит, он уже совсем спил­ся. И если от твер­дой, уве­рен­ной пози­ции сво­ей жены он оби­дит­ся и убе­жит — зна­чит, это его выбор. И спа­сти его в этой ситу­а­ции нель­зя, пото­му что сам он спа­стись не хочет.

5. Поддерживать даже в случае падений

Сле­ду­ю­щая серьез­ная и ответ­ствен­ная зада­ча близ­ких — под­дер­жи­вать и под­бад­ри­вать зави­си­мо­го чело­ве­ка, настра­и­вать его на пре­одо­ле­ние сво­ей про­бле­мы. Боль­шая ошиб­ка — обра­щать­ся с алко­го­ли­ком не как с чело­ве­ком, кото­рый борет­ся со сво­ей зави­си­мо­стью, а как с пья­ни­цей, от кото­ро­го в семье одни проблемы.

Пред­ставь­те ситу­а­цию: чело­век не пьет два меся­ца, он дей­стви­тель­но дер­жит­ся, рабо­та­ет над собой и, пред­по­ло­жим, обе­щал что-то сде­лать и забыл. Фра­за «ну а что еще от тебя ждать, ты все моз­ги, небось, про­пил» с веро­ят­но­стью в 90 % сбро­сит его в запой. А от фра­зы «ах, ты бед­нень­кий, несчаст­нень­кий алко­го­лик, как тебе пло­хо, навер­ное, ты нико­гда не выле­чишь­ся» ника­ко­го сти­му­ла выпу­тать­ся из этих сетей у него не будет.

Мы все­гда долж­ны пом­нить, что у наше­го близ­ко­го беда, про­бле­ма. Поэто­му как мож­но чаще нуж­но повто­рять очень про­стые сло­ва: «Ты моло­дец, ты спра­вишь­ся. Да, алко­го­лизм — это тяже­лая болезнь, да, я вижу, как тебе труд­но и боль­но, но я гото­ва быть с тобой рядом и под­дер­жи­вать тебя». И здесь сно­ва важ­ная ого­вор­ка — «если ты сам захо­чешь спра­вить­ся со сво­ей проблемой».

Любой нар­ко­лог ска­жет вам, что в борь­бе с хими­че­ской зави­си­мо­стью неиз­беж­ны сры­вы. То есть, даже если ваш муж дер­жит­ся уже месяц, два, три, вполне воз­мож­но, что в какой-то момент он сорвет­ся и на три дня уйдет в запой. И это вовсе не повод гово­рить, что все про­па­ло и что ничем ему уже не помочь, и тем более начать роп­тать на сво­е­го мужа. В такой момент зада­ча род­ных (а так­же и пси­хо­те­ра­пев­та, и свя­щен­ни­ка) пока­зать чело­ве­ку, что паде­ния быва­ют у каж­до­го. Полез­нее в такой ситу­а­ции ска­зать: «Ну да, быва­ет. Любой чело­век может упасть. И здесь все зави­сит от тебя: оста­нешь­ся ты лежать в этой луже или вста­нешь и пой­дешь даль­ше. Вот посмот­ри, какой ты моло­дец: ты ведь целых три меся­ца смог не пить! Рань­ше у тебя запой длил­ся две неде­ли, а тут ты за три дня справился!»

Путь этот непро­стой. Давай­те гово­рить пря­мо: пожиз­нен­ный. Пото­му что быв­ших алко­го­ли­ков не быва­ет, и это прав­да. Чело­век, «выле­чив­ший­ся» от алко­го­лиз­ма, может не пить всю жизнь. Но это не зна­чит, что, если спу­стя мно­го-мно­го лет он захо­чет выпить во вре­мя како­го-нибудь засто­лья, он смо­жет выпить, как обыч­ный чело­век. Ско­рее все­го, он сно­ва сва­лит­ся в яму, и при­дет­ся начи­нать весь путь сначала.

Как еще мож­но под­дер­жать сво­е­го близ­ко­го? Всем извест­но, что невоз­мож­но отцу отучить сво­е­го сына от куре­ния, стоя с сига­ре­той в зубах. Здесь то же самое. Если наш близ­кий чело­век ока­зал­ся во вла­сти алко­голь­ной зави­си­мо­сти, мы долж­ны под­дер­жи­вать его не толь­ко сло­вом, но и делом. Услов­но гово­ря, завя­зав­ше­го алко­го­ли­ка при­гла­си­ли на сва­дьбу. И он пани­че­ски боит­ся туда идти, пото­му что там все будут выпи­вать и посто­ян­но будут тосты за моло­дых. Что важ­но ему в этот момент объ­яс­нить? Во-пер­вых, это толь­ко твое дело, выпи­вать тебе или не выпи­вать. Во-вто­рых, я, иду­щая (или иду­щий) с тобой на этот празд­ник, обе­щаю тебе, что я буду с тобой, что я вме­сте с тобой буду пить толь­ко гази­ров­ку и сок и что мы с тобой будем два абсо­лют­но трез­вых чело­ве­ка. Вот это пра­виль­ный вари­ант поддержки.

6. Бороться с собственной зависимостью

Вся жизнь алко­го­ли­ка завя­за­на на спирт­ном. Оно струк­ту­ри­ру­ет его жизнь: сна­ча­ла чело­век нахо­дит­ся в ожи­да­нии при­е­ма алко­го­ля, затем при­хо­дит опья­не­ние, после — муки похме­лья, а через какое-то вре­мя все начи­на­ет­ся сначала.

Это про­зву­чит очень жест­ко, но это прав­да. Точ­но так же к жиз­ни алко­го­ли­ка адап­ти­ро­ва­ны и его близ­кие — и на каком-то эта­пе они (чаще все­го, конеч­но, неосо­знан­но) ока­зы­ва­ют­ся заин­те­ре­со­ва­ны в его алко­голь­ном пове­де­нии. Их быт выстра­и­ва­ет­ся опре­де­лен­ным обра­зом, у них есть при­выч­ные темы, за что его ругать и за что себя жалеть: я жена алко­го­ли­ка, я муж алко­го­лич­ки, я мать алко­го­ли­ка и так далее. Это струк­ту­ри­ру­ет их жизнь и при­да­ет ей опре­де­лен­ный смысл.

К сожа­ле­нию, неред­ко боль­шую роль в фор­ми­ро­ва­нии алко­го­ли­ка игра­ет его мать. Дело в том, что мате­ри под­со­зна­тель­но могут спо­соб­ство­вать тому, что­бы их сын стал алко­го­ли­ком. Ведь алко­го­лик — это веч­ный ребе­нок, непо­слуш­ный и несчаст­ный. И забо­та о пья­ном сыне может стать для мате­ри смыс­лом жиз­ни, как бы страш­но это ни звучало.

Речь идет о серьез­ной про­бле­ме под назва­ни­ем соза­ви­си­мость. Или по-дру­го­му — зави­си­мость от чело­ве­ка, у кото­ро­го есть зави­си­мость. С соза­ви­си­мо­стью тоже надо бороть­ся, надо сле­дить, что­бы она не нанес­ла наше­му близ­ко­му еще боль­ший вред. Поэто­му-то в лече­нии алко­го­лиз­ма важ­но рабо­тать не толь­ко с самим боль­ным, но и с его окру­же­ни­ем. Спе­ци­аль­но для это­го при мно­гих нар­ко­ло­ги­че­ских цен­трах созда­ют­ся целые шко­лы для род­ствен­ни­ков алко­го­ли­ков и нар­ко­за­ви­си­мых, где их обу­ча­ют, как пра­виль­но себя вести. И, без­услов­но, соза­ви­си­мым людям нуж­но общать­ся с пси­хо­ло­гом и полу­чать духов­ную под­держ­ку от священника.

***
Уда­ет­ся ли людям пре­одо­леть алко­голь­ную зави­си­мость? Без­услов­но. Дале­ко не все­гда — но все же уда­ет­ся. О двух слу­ча­ях пре­одо­ле­ния алко­голь­ной зави­си­мо­сти я хотел бы рас­ска­зать отдельно.

Одна­жды ко мне за помо­щью обра­тил­ся 35-лет­ний муж­чи­на. У него была семья — жена и двое детей. Он пил, они тер­пе­ли. Но потом — может быть, жена обра­ти­лась за помо­щью, может быть, про­сто ее тер­пе­ние лоп­ну­ло — она выго­ня­ет мужа из дома, пода­ет на раз­вод и запре­ща­ет ему видеть­ся с детьми, и в тот же день его уволь­ня­ют с рабо­ты. И этот чело­век испы­тал такую силь­ную встряс­ку, что прак­тически мгно­вен­но бро­сил пить. Он осо­знал, что это конец всей той жиз­ни, кото­рая у него была — и стал искать помощь. С женой он общал­ся по теле­фо­ну, и толь­ко через пол­го­да она раз­ре­ши­ла ему пого­во­рить по теле­фо­ну с детьми. А вер­нуть­ся в семью — через два года. Все эти два года муж вел абсо­лют­но трез­вый образ жиз­ни и при этом был совер­шен­но не уве­рен, что его пустят обрат­но в семью. Про­шло уже несколь­ко лет, и, сла­ва Богу, гла­ва семьи боль­ше не воз­вра­ща­ет­ся к сво­е­му алко­голь­но­му прошлому.

Как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка, самые боль­шие шан­сы выбрать­ся из зави­си­мо­сти — у тех, кому есть что терять. Как пра­ви­ло, это люди в воз­расте от 35 до 50 лет, кото­рые любят свою семью, сво­их детей, свою рабо­ту и кото­рые, осо­знав свою болезнь, вдруг пони­ма­ют, что могут все это потерять.
У моло­дых людей поло­же­ние хуже. Хотя быва­ют слу­чаи пре­одо­ле­ния и сре­ди них. Я знаю одно­го моло­до­го чело­ве­ка из твор­че­ской, богем­ной сре­ды, кото­рый уже к 20-ти годам полу­чил сфор­ми­ро­ван­ный алко­го­лизм. И вдруг осо­знал весь ужас ситу­а­ции, осо­знал, что в таком юном воз­расте он уже сам себе не при­над­ле­жит. Он обра­тил­ся за помо­щью, его лечи­ли нар­ко­ло­ги. Сей­час ему 26 лет, он женил­ся, нашел для себя какие-то инте­рес­ные твор­че­ские зада­чи, стал очень актив­ным чело­ве­ком — и с ужа­сом вспо­ми­на­ет себя двадцатилетнего.

Пока­за­тель­ны ли эти слу­чаи? Вряд ли. Не у каж­до­го най­дут­ся силы взять и пере­крыть связь со сво­им род­ным чело­ве­ком, ока­зав­шим­ся во вла­сти зави­си­мо­сти. Не каж­дый моло­дой чело­век най­дет в себе силы осо­знать, в какой про­па­сти он ока­зал­ся. Но и тот, и дру­гой при­мер пока­зы­ва­ют нам, что реше­ние о борь­бе с зави­си­мо­стью может при­нять толь­ко сам зави­си­мый. Ино­гда его к это­му могут под­толк­нуть обсто­я­тель­ства, но он и толь­ко он может при­нять реше­ние о соб­ствен­ной жизни.

Пси­хи­атр Кон­стан­тин Ольховой

Фома.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки