Эвтаназия: благо или вред?

Эвтаназия: благо или вред?

(1 голос2.0 из 5)

Смерть обла­да­ет стран­ной при­тя­га­тель­но­стью. Люди боят­ся ее, но мыс­лен­но посто­ян­но дума­ют о ней. В послед­нее вре­мя чело­век отда­лил­ся от смер­ти, счи­тая ее чужой сво­е­му естеству.

Дума­ет­ся, что такой страх не оправ­дан. Извест­но, что в сред­ние века люди наме­рен­но устра­и­ва­ли клад­би­ща в цен­тре горо­дов, что­бы чело­век того вре­ме­ни не толь­ко не боял­ся смер­ти, но и со вре­ме­нем свык­ся с ее буду­щей неот­вра­ти­мо­стью, как с чем-то есте­ствен­ным и не обсуж­да­е­мым вовсе. Вопрос не в самом суще­ство­ва­нии неиз­беж­но­сти кон­ца, а в том момен­те вре­ме­ни, когда дей­стви­тель­но насту­пит послед­няя мину­та био­ло­ги­че­ской жиз­ни чело­ве­ка. Дело во вре­ме­ни — поте­рян­ном или при­об­ре­тен­ном до конеч­ной точ­ки. Надо ска­зать, что отно­ше­ние к смер­ти зави­сит не толь­ко от мно­же­ства интер­пре­та­ций ее обра­за в рели­ги­ях и уче­ни­ях мира, не толь­ко в чисто физи­че­ской непри­яз­ни и стра­хе перед “ста­ру­хой с клюкой”.

Отно­ше­ние к неиз­беж­но­му кон­цу не все­гда одно­знач­но и парал­лель­но пери­о­дам настро­е­ния чело­ве­ка, кото­рые могут быть объ­яс­не­ны с пози­ций совре­мен­ной пси­хи­ат­рии, а могут и не попа­дать под опи­са­ние совре­мен­но­го мето­до­ло­ги­че­ско­го и син­дро­мо­ло­ги­че­ско­го аппа­ра­та, будучи слиш­ком тон­ки­ми не толь­ко для ана­ли­за экс­пер­та, но и для само­оцен­ки самой лич­но­стью, нахо­дя­щей­ся в цен­тре “суи­ци­даль­но­го цик­ло­на”. Ино­гда у посте­ли боль­но­го врач высту­па­ет не толь­ко как чело­век, избав­ля­ю­щий от стра­да­ний, но и как друг, кото­ро­му мож­но дове­рить самое сокро­вен­ное. Ино­гда, док­тор высту­па­ет в роли слу­чай­но­го пас­са­жи­ра в купе на дво­их, кото­ро­му его попут­чик неволь­но изли­ва­ет все то самое сокро­вен­ное и горь­кое, что нико­гда бы не дове­рил дру­го­му, но, зная о ско­ром рас­ста­ва­нии, без стра­ха дове­ря­ет­ся чело­ве­ку в белом халате.

Воз­ни­ка­ет вопрос, все­гда ли прось­ба паци­ен­та о доб­ро­воль­ном лише­нии жиз­ни вызва­на лишь физи­че­ски­ми стра­да­ни­я­ми. И кто пору­чит­ся за то, что док­тор, решив­ший­ся на дан­ный шаг, явля­ет­ся ору­ди­ем суи­ци­да, тво­ря­ще­го­ся не из-за болез­ни — фак­та в сфе­ре меди­цин­ской, а из-за финан­со­во­го или пси­хо­ло­ги­че­ско­го компонентов.

Но не будем отвле­кать­ся и вер­нем­ся в область эти­ки и целе­со­об­раз­но­сти эвта­на­зии в меди­цине. Недав­но сара­тов­ский врач В. Левин­ский поде­лил­ся в газе­те сооб­ра­же­ни­я­ми о том, как паци­ен­ты отно­сят­ся к смерти.

Он счи­та­ет, что боль­ные не все­гда склон­ны выпол­нять пред­пи­са­ния вра­ча и часто не верят его обе­ща­ни­ям. Боль­шин­ство из них пред­по­чи­та­ют знать прав­ду о сво­ей болез­ни, и если надеж­ды на изле­че­ние не будет, а жизнь ста­нет   муче­ни­ем,   хотят  полу­чить   от  вра­ча  лег­кую смерть.

Люди меня­ют­ся в тече­ние жиз­ни. Пока моло­ды и здо­ро­вы, им кажет­ся, что если они тяже­ло забо­ле­ют, и впе­ре­ди не будет ниче­го, кро­ме стра­да­ний, они доб­ро­воль­но уйдут из жиз­ни. Но когда чело­век ста­ре­ет и дей­стви­тель­но начи­на­ет болеть, он при­вы­ка­ет к неудоб­ствам   сво­е­го  ново­го   состо­я­ния.   Боль­шин­ство людей живут до послед­ней им мину­ты. Моло­дые в этом смыс­ле пло­хо пони­ма­ют ста­ри­ков. В фев­ра­ле 1998 г. были  опуб­ли­ко­ва­ны        дан­ные        аме­ри­кан­ско­го иссле­до­ва­ния. Людей стар­ше 80 лет спра­ши­ва­ли, на сколь­ко  меся­цев совер­шен­но   здо­ро­вой жиз­ни они про­ме­ня­ли бы свой ста­ри­ков­ский год. Ока­за­лось, что в сред­нем — на 10 меся­цев. В то же вре­мя их близ­кие цени­ли ста­ри­ков­скую жизнь гораз­до меньше.

В  декла­ра­ции Все­мир­ной  меди­цин­ской  ассо­ци­а­ции 1981   г.   запи­са­но:   “Паци­ент  име­ет   пра­во  уме­реть достой­но”.  Это  под­твер­жда­ет и Рос­сий­ский закон  о меди­цин­ской помо­щи. К сожа­ле­нию, это не осу­ще­стви­мо во мно­гих стра­нах с низ­ким уров­нем меди­цин­ской помощи.

Помочь чело­ве­ку уме­реть достой­но — одна из важ­ней­ших задач вра­ча. В свя­зи с этим важ­но понять, что такое эвта­на­зия. Это умерщ­вле­ние паци­ен­та вра­чом при нали­чии смер­тель­но­го забо­ле­ва­ния в тер­ми­наль­ной ста­дии, сопро­вож­да­ю­ще­го­ся мучи­тель­ны­ми боля­ми, дела­ю­щи­ми жизнь боль­но­го невозможной.

Эвта­на­зию при­ня­то делить на доб­ро­воль­ную и при­ну­ди­тель­ную. Мы гово­рим о доб­ро­воль­ном ухо­де из  жиз­ни. От эвта­на­зии сле­ду­ет отли­чать убий­ство из сочув­ствия — умерщ­вле­ние стра­да­ю­ще­го без его прось­бы. Кото­рое Уго­лов­ным кодек­сом РФ клас­си­фи­ци­ру­ет­ся как убий­ство при смяг­ча­ю­щих обстоятельствах.

Умерщ­вле­ние стра­да­ю­ще­го чело­ве­ка по его прось­бе эмо­ци­о­наль­но кажет­ся оправ­дан­ным. Как с пози­ций меди­цин­ской эти­ки, так и по зако­ну чело­век — хозя­ин сво­е­го тела. Зна­чит, теперь речь пой­дет толь­ко о том, что он обра­ща­ет­ся к вра­чу с послед­ним рас­по­ря­же­ни­ем о сво­ем теле. Поче­му же тогда вра­чи отка­зы­ва­ют­ся от эвта­на­зии? Дело не  толь­ко в законе РФ, ее запре­ща­ю­щем. Тут воз­ни­ка­ют про­бле­мы для врача.

Врач изна­чаль­но — спа­си­тель жиз­ни. Умерщ­вле­ние про­ти­во­ре­чит этой роли, как и про­ти­во­ре­чит оно рели­ги­оз­ным тра­ди­ци­ям. Если мы даже при­зна­ем за боль­ным пра­во рас­по­ря­жать­ся сво­ей жиз­нью, то это не зна­чит, что врач обя­зан выпол­нить его волю. Нако­нец, если чело­век может рас­по­ря­жать­ся сво­ей жиз­нью, он тем более смо­жет рас­по­ря­жать­ся и чужой. Ведь он решил­ся посяг­нуть на такую боль­шую цен­ность, как соб­ствен­ная жизнь. Лишь свя­тость явля­ет­ся абсо­лют­ным пре­пят­стви­ем для убий­ства.     Важ­ный аргу­мент сто­рон­ни­ков эвта­на­зии состо­ит в том, что рас­хо­ду­ют­ся сред­ства на под­дер­жа­ние жиз­ни обре­чен­ных людей. Луч­ше было бы помочь дей­стви­тель­но нуж­да­ю­щим­ся. Если сле­до­вать этой логи­ке, то одни люди будут полу­чать лече­ние, а дру­гие — смер­тель­ную инъекцию.

Когда гово­рят, что нуж­но умерщ­влять кого-то, что­бы сэко­но­мить сред­ства, то в первую оче­редь назы­ва­ют детей с врож­ден­ны­ми дефек­та­ми. Поче­му имен­но боль­ных детей? Пото­му что они не могут сопро­тив­лять­ся, они еще не зна­ют в лицо свою мать, и что еще хуже все­го, если за ними хоро­шень­ко уха­жи­вать, они могут дол­го жить и в тече­ние этой сво­ей дол­гой жиз­ни погло­ща­ют зна­чи­тель­ные ресур­сы. Надо ска­зать, что воз­мож­ность сэко­но­мить на таких детях не упус­ка­ют, напри­мер, в Гер­ма­нии, где эта про­бле­ма была реше­на в сере­дине 30‑х годов, или в Китае: детей с врож­ден­ны­ми дефек­та­ми содер­жат в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных при­ю­тах, где за ними не уха­жи­ва­ют, пло­хо кор­мят. Это самый эле­мен­тар­ный спо­соб умерщ­вле­ния — никто из таких детей не живет боль­ше 2 мес.

Как толь­ко обще­ство раз­ре­ша­ет уби­вать, сра­зу появ­ля­ет­ся жела­ние уби­вать все боль­ше. Напри­мер, если взрос­лый чело­век созна­тель­но идет на эвта­на­зию, то, как быть с детьми. Как опре­де­лить, силь­но муча­ет­ся ребе­нок или не очень? Кто ска­зал, что мать, кото­рая соглас­на на умерщ­вле­ние ребен­ка, дей­стви­тель­но дей­ству­ет в его инте­ре­сах? В этом слу­чае даже вра­чи ино­гда    оправ­ды­ва­ют    идею    эвта­на­зии    жела­ни­ем облег­чить  стра­да­ния  “изму­чив­ших­ся родственников”.

Глав­ная при­чи­на, по кото­рой эвта­на­зия не ста­но­вит­ся прак­ти­кой, — это боязнь того, что не удаст­ся защи­тить от умерщ­вле­ния людей, кото­рые это­го не хотят.

В мире нет одно­знач­но­го отно­ше­ния к эвта­на­зии. Корот­кое вре­мя закон раз­ре­шал ее в СССР и в Австра­лии. По под­за­кон­но­му акту – не зако­ну! – она име­ла место в Тре­тьем рей­хе. Сего­дня закон в Рос­сии эвта­на­зию запре­ща­ет, Все­мир­ная меди­цин­ская ассо­ци­а­ция запре­ща­ет, клят­ва Гип­по­кра­та запре­ща­ет, все рели­гии мира запре­ща­ют. Лишь жиз­нен­ный опыт людей, наблю­дав­ших муче­ния уми­ра­ю­щих, застав­ля­ет воз­вра­щать­ся к мыс­ли о том, что надо бы помо­гать чело­ве­ку уми­рать. Имен­но поэто­му во всех стра­нах зако­но­про­ек­ты о вве­де­нии  эвта­на­зии рас­смат­ри­ва­ют­ся опять и опять. Пар­ла­мент Вели­ко­бри­та­нии более 20 раз обсуж­дал про­ек­ты об эвта­на­зии, и каж­дый раз отвер­гал их из сооб­ра­же­ния мора­ли и невоз­мож­но­сти  обес­пе­чить защи­ту граж­дан. С июля 1996 г. В Австра­лии, в шта­те Север­ные тер­ри­то­рии, всту­пил в дей­ствие закон, раз­ре­ша­ю­щий эвта­на­зию. Очень быст­ро вслед за этим сфор­ми­ро­вал­ся «эвта­на­зий­ный туризм». Пона­до­би­лось все­го 3–4 мес., что­бы боль­ные со всей Австра­лии потя­ну­лись в Север­ные тер­ри­то­рии. К сча­стью, здра­вый смысл вос­тор­же­ство­вал в 1997 г. Закон был при­оста­нов­лен Пар­ла­мен­том страны.

В Нидер­лан­дах бла­го­да­ря пре­це­дент­но­му пра­ву эвта­на­зия прак­ти­ку­ет­ся, хотя и не раз­ре­ше­на зако­ном. «Пре­це­дент­ное пра­во» озна­ча­ет, что неко­то­рые дей­ствия при­зна­ют­ся допу­сти­мы­ми не пото­му, что при­зна­ны зако­ном, а пото­му, что суд, уже рас­смат­ри­вал такое дело ранее и вынес оправ­да­тель­ное реше­ние. Врач может умерщ­влять паци­ен­тов в Нидер­лан­дах с   1984  г.  Из отче­тов, опуб­ли­ко­ван­ных в 1991 и 1996 годах, сле­ду­ет, что эвта­на­зия в стране исполь­зу­ет­ся доста­точ­но широ­ко — до 2,5 % боль­ных выби­ра­ют “лег­кую смерть”, при этом в сви­де­тель­стве о смер­ти обыч­но нет ука­за­ния на эвта­на­зию. Ино­гда боль­ных умерщ­вля­ли без соблю­де­ния ого­во­рен­ных судом пра­вил (ясное созна­ние паци­ен­та, кон­суль­та­ция вто­ро­го вра­ча, кон­троль­ный срок меж­ду запро­сом на эвта­на­зию и ее осу­ществ­ле­ни­ем и др.) Выяс­ни­лось, что часть паци­ен­тов умерщ­вля­ли без их прось­бы, по ини­ци­а­ти­ве вра­ча. Врач при­ни­мал за них это реше­ние, так как они были без созна­ния. Нали­цо то, о чем пре­ду­пре­жда­ли пес­си­ми­сты: как толь­ко раз­ре­ша­ют умерщ­влять, так закон (в дан­ном слу­чае “пре­це­дент­ное пра­во”) начи­на­ют нару­шать.

Что будет с эвта­на­зи­ей даль­ше? Наде­юсь, что она не нач­нет  свое  побед­ное  шествие  по  миру.  Вра­чи  не долж­ны ини­ци­и­ро­вать спо­ры об эвта­на­зии в обще­стве. Смерть — слиш­ком серьез­ная вещь, что­бы дове­рять ее обсуж­де­ние пер­во­му встречному.

 

* Рефе­рат сту­ден­та IVкур­са, леч. фа-та Арча­ко­ва Т.М. При напи­са­нии   рефе­ра­та были исполь­зо­ва­ны ста­тьи   из жур­на­ла «Врач», № 2, 5, 7- 1999.

Источ­ник»>

Наверх»>

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки