Мой ребенок наркоман: семейная история терпения

Мой ребенок наркоман: семейная история терпения

(5 голосов5.0 из 5)

Аме­ри­кан­ский жур­на­лист Май­кл Расс рас­ска­зы­ва­ет исто­рию борь­бы аме­ри­кан­ской семьи за здо­ро­вье сво­е­го сына-наркомана

«Мы хотели защитить Райна от жестокого мира»

Рай­ан, как и его роди­те­ли — Джим­ми и Карен, вырос в Джэк­с­он­вил­ле, штат Фло­ри­да. Бла­го­да­ря успеш­но­му биз­не­су семья обес­пе­чи­ла един­ствен­но­му сыну без­опас­ную жизнь в пре­стиж­ном рай­оне города.

«Мы хоте­ли защи­тить Рай­а­на от окру­жа­ю­ще­го мира, — вспо­ми­на­ет Карен, — он был пре­крас­ным ребен­ком, но потом свя­зал­ся с пло­хой ком­па­ни­ей. До три­на­дца­ти лет он пре­крас­но учил­ся, но потом все изменилось.

Мы не сра­зу поня­ли, что про­ис­хо­дит; нам каза­лось, что это про­сто пере­ход­ный возраст».

Рай­ан стал все боль­ше и чаще гру­бить оза­да­чен­ным роди­те­лям. Он как буд­то стал дру­гим чело­ве­ком; оцен­ки ста­но­ви­лись хуже; Карен вспо­ми­на­ет роди­тель­ские собра­ния, на кото­рых она узна­ла, что Рай­ан спит на уро­ках. «Мы пони­ма­ли, что это был уже не он, и пото­му обыс­ка­ли его ком­на­ту. Там мы нашли траву».

Брак под угрозой

Джим­ми и Карен тут же поме­сти­ли сына в мест­ный реа­би­ли­та­ци­он­ный центр, но это не сра­бо­та­ло. «Пару меся­цев каза­лось, что все нала­жи­ва­ет­ся, но потом он взял­ся за старое».

Роди­те­ли чув­ство­ва­ли, что теря­ют сына, а в это вре­мя Рай­ан научил­ся ими мани­пу­ли­ро­вать, часто вызы­вая ссо­ры меж­ду родителями.

«Муж пытал­ся быть с ним стро­же, и это ста­ло при­чи­ной раз­но­гла­сий в нашем бра­ке, — вспо­ми­на­ет Карен. — Рай­ан, мой един­ствен­ный ребе­нок, вер­тел мной, как хотел. Он про­сто гово­рил: «Мамоч­ка, я люб­лю тебя, про­сти меня. Это­го боль­ше не повторится».

Муж пытал­ся при­стру­нить его, а я гово­ри­ла: «Не будь с ним так жесток». Я посту­па­ла непо­сле­до­ва­тель­но, — при­зна­ет Карен.

— Это было насто­я­щим испы­та­ни­ем для наше­го брака».

Первая попытка окончилась неудачей

Когда Рай­а­ну было девят­на­дцать, он сло­мал ногу, и вра­чи про­пи­са­ли ему опио­ид­ное боле­уто­ля­ю­щее, после чего его нар­ко­за­ви­си­мость быст­ро набра­ла обороты.

«Когда вра­чи пере­ста­ва­ли выпи­сы­вать ему лекар­ства, он стал поку­пать их на ули­це, — рас­ска­зы­ва­ет Карен. — В то вре­мя Рай­ан под­ра­ба­ты­вал в нашем семей­ном биз­не­се. От сотруд­ни­ков мы слы­ша­ли, что он появ­лял­ся на рабо­чем месте совер­шен­но невменяемый.

«Когда мы узна­ли, что он поку­па­ет веще­ства на ули­це, Рай­ан нако­нец при­знал, что под­сел на обез­бо­ли­ва­ю­щие. Мы при­ве­ли его к наше­му семей­но­му док­то­ру, кото­рый назна­чил иное обез­бо­ли­ва­ю­щее вза­мен опиоидного.

Пол­го­да Рай­ан врал нам, что он пере­стал упо­треб­лять. Когда мы узна­ли прав­ду, муж ска­зал ему: «Либо ты ложишь­ся в кли­ни­ку, либо ты уволен».

Несколь­ко меся­цев Рай­ан нахо­дил­ся на лече­нии в мест­ном ста­ци­о­нар­ном учре­жде­нии «Пер­вый шаг» (Stepping stone). Карен и Джим­ми пре­ис­пол­ни­лись надежд, но Рай­ан не был готов да и не хотел про­хо­дить лече­ние. По сло­вам Карен, «он вер­нул­ся в свою квар­ти­ру к дру­зьям-нар­ко­ма­нам. Они сно­ва взя­ли его в обо­рот, как толь­ко он вышел из центра».

«Родители всегда понукали меня начать лечение»

Для роди­те­лей Рай­а­на этот пери­од жиз­ни стал кош­ма­ром. «Мне все вре­мя было пло­хо, я все дума­ла о том, что он ско­ро умрет. Жизнь любо­го роди­те­ля от это­го пре­вра­ща­ет­ся в ад. Самое страш­ное — ты не зна­ешь, выжи­вет сын или нет. Каж­дый раз, когда я при­хо­ди­ла в его квар­ти­ру, там была страш­ная грязь, а Рай­ан валял­ся в нар­ко­ти­че­ском угаре».

В пер­вый свой визит в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр Рай­ан еще не осо­знал, что поте­рял кон­троль над собой. Ему каза­лось, что все не так пло­хо. «Я про­сто убе­дил себя в том, что нар­ко­ти­ки дела­ют меня счаст­ли­вее, — вспо­ми­на­ет он.

— Роди­те­ли все­гда пону­ка­ли меня начать лече­ние, а я дол­го был уве­рен в том, что ника­ко­го лече­ния мне не нуж­но, что я кон­тро­ли­рую, сколь­ко упо­треб­ляю. Одна­ко когда я попы­тал­ся оста­но­вить­ся, ста­ло понят­но, что это не так».

Карен и Джим­ми про­дол­жа­ли уго­ва­ри­вать сына про­дол­жить лече­ние, но Рай­ан отка­зы­вал­ся. «Нам оста­ва­лось лишь молить­ся», — вспо­ми­на­ла те вре­ме­на Карен. Так про­шло 5 лет.

Перелом

Snimok ekrana 2019 01 10 v 21.07.26 - Мой ребенок наркоман: семейная история терпения

Рай­ан, Эшли и их сын Хенд­рикс. Фото с сай­та lakeviewhealth.com

Рай­ан уво­лил­ся с рабо­ты, пере­шел на кока­ин и опио­и­ды в боль­ших коли­че­ствах. «Я чув­ство­вал, что боль­ше не хочу жить», — вспо­ми­на­ет он. А потом с ним слу­чи­лось нечто неожиданное.

Карен вспо­ми­на­ет, как одна­жды посре­ди ночи в дверь их дома посту­ча­ли — на поро­ге сто­ял Рай­ан с чемо­да­на­ми, и его пер­вы­ми сло­ва­ми ста­ло: «Мам, пап, мне нуж­на помощь».

Он вер­нул­ся в «Пер­вый шаг», и в этот раз все пошло совсем ина­че. Теперь реа­би­ли­та­ция ста­ла жела­ни­ем само­го Рай­а­на, и он нико­му бы не поз­во­лил себе помешать.

Он сме­нил номер теле­фо­на, email, ушел из Фейс­бу­ка. У него не оста­лось ника­ких кон­так­тов с людь­ми, ока­зы­вав­ши­ми на него преж­нее влияние.

«В этот раз я осо­знал, что мне при­дет­ся все­рьез вкла­ды­вать­ся, что­бы оста­вать­ся трез­вым — рас­ска­зы­ва­ет Рай­ан. Я нашел новых дру­зей на собра­ни­ях ано­ним­ных алко­го­ли­ков (АА), нашел спон­со­ра и начал выздоравливать».

Тогда же он встре­тил Эшли, кото­рая тоже про­хо­ди­ла реа­би­ли­та­цию. «Было здо­ро­во нахо­дить­ся в кру­гу людей, кото­рые зани­ма­ют­ся «трез­вы­ми» дела­ми, — гово­рит Рай­ан. — Как толь­ко выздо­ров­ле­ние ста­ло глав­ным в моей жиз­ни, все ста­ло на кру­ги своя».

Его роди­те­ли нако­нец-то зажи­ли спо­кой­но после столь­ких лет муче­ний. Сего­дня Рай­ан и Эшли жена­ты и вос­пи­ты­ва­ют малень­ко­го сына.

Теперь уже они сами рабо­та­ют в реа­би­ли­та­ци­он­ном цен­тре в Джэк­с­он­вил­ле и помо­га­ют нар­ко­за­ви­си­мым про­хо­дить лечение.

Рай­ан рабо­та­ет коор­ди­на­то­ром осо­бой про­грам­мы постле­чеб­но­го наблю­де­ния за нар­ко­за­ви­си­мы­ми. Он не упо­треб­ля­ет нар­ко­ти­ки с мар­та 2013-го.

«Они с Эшли – пре­крас­ная пара, — раду­ет­ся Карен. — Они под­дер­жи­ва­ют друг дру­га. Когда-то он висел на волос­ке от смер­ти, а теперь здо­ров, еще и мне сове­ту­ет питать­ся правильно».

Зависимость — проблема всей семьи

Исто­рия Рай­а­на — при­мер того, какое зна­че­ние име­ет уча­стие семьи в выздо­ров­ле­нии ребенка-наркомана.

Зави­си­мость пора­жа­ет всю семью сра­зу. Она губит не толь­ко чело­ве­ка, зло­упо­треб­ля­ю­ще­го нар­ко­ти­ка­ми или алко­го­лем, но и людей, кото­рые нахо­дят­ся с ним в близ­ких отношениях.

Для успеш­но­го выздо­ров­ле­ния и пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья всей семьи важ­но, что­бы роди­те­ли зна­ли, что делать, если у ребен­ка раз­ви­лась нар­ко­за­ви­си­мость. И помо­гать не толь­ко ему, но и в первую оче­редь — самим себе. Уви­деть — что в них не так, поче­му их ребе­нок потя­нул­ся к наркотикам.

Джим­ми и Карен нико­гда не опус­ка­ли рук и при­ни­ма­ли актив­ное уча­стие в сеан­сах семей­ной тера­пии. Не име­ет зна­че­ния, насколь­ко силь­на зави­си­мость, — все­гда есть шанс на выздо­ров­ле­ние. Но для того, что­бы побе­дить болезнь, зави­си­мый нуж­да­ет­ся в соб­ствен­ной чест­но­сти, готов­но­сти при­нять помощь и в под­держ­ке дру­гих людей.

Автор: Тате­во­сов Георгий

Источ­ни­ки: 

Lakeview Health 

miloserdie.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Ека­те­ри­на, 13.04.2019

    Да, выздо­ров­ле­ние толь­ко тогда начи­на­ет­ся, когда есть моти­ва­ция изнут­ри. Роди­те­ли вымо­ли­ли. Дай Бог всем стра­да­ю­щим нар­ко­ма­ни­ей такой победы!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки