О. Максим Плетнёв: “Только соборованием проблему пьянства не решить…”

О. Максим Плетнёв: “Только соборованием проблему пьянства не решить…”

(5 голосов5.0 из 5)

В петер­бург­ской сту­дии наше­го теле­ка­на­ла на вопро­сы теле­зри­те­лей отве­ча­ет кли­рик хра­ма Спа­са Неру­ко­твор­но­го Обра­за на Коню­шен­ной пло­ща­ди про­то­и­е­рей Мак­сим Плетнев.

– Сего­дняш­няя наша тема зву­чит так: «Цер­ков­ная помощь одер­жи­мым стра­стью пьян­ства и их близким».

Я хотел бы акцен­ти­ро­вать сего­дня вни­ма­ние на Вели­ком посту. Вели­ким постом в хра­мах часто совер­ша­ет­ся таин­ство Собо­ро­ва­ния. Как Вы счи­та­е­те, одер­жи­мые стра­стью пьян­ства нуж­да­ют­ся в нем?

– Таин­ство Собо­ро­ва­ния уста­нов­ле­но в Церк­ви для исце­ле­ния боля­щих. А для того что­бы подой­ти к вопро­су алко­го­лиз­ма, конеч­но, надо смот­реть на про­бле­му изда­ле­ка. Сна­ча­ла надо опре­де­лить­ся, что это за явле­ние – та самая одер­жи­мость пьян­ством (или страсть к алко­го­лю). Или даже к нар­ко­ти­кам. Более пра­виль­ный взгляд гово­рит, что это не толь­ко одер­жи­мость стра­стью, но и четы­рех­уров­не­вое явле­ние: био­ло­ги­че­ское, пси­хо­ло­ги­че­ское, соци­аль­ное и духов­ное. То есть оно про­яв­ля­ет­ся в жиз­ни чело­ве­ка, по край­ней мере, на четы­рех уровнях.

На духов­ном уровне это страсть, дохо­дя­щая до само­го тяже­ло­го выра­же­ния, кото­рая, воз­мож­но, ста­но­вит­ся и одер­жи­мо­стью. Конеч­но же, когда мы гово­рим о стра­сти, то гово­рим и о вли­я­нии тем­ных духов. На соци­аль­ном уровне это очень печаль­ное соци­аль­ное явле­ние. Это  раз­ру­ше­ние лич­но­сти само­го чело­ве­ка, под­вер­жен­но­го неду­гу вино­пи­тия, а так­же раз­ру­ше­ние жиз­ни близ­ких людей. Часто в соци­аль­ном плане мож­но гово­рить о том, что вокруг зави­си­мо­го чело­ве­ка буд­то выжжен­ное поле. Такой итог жиз­ни, все раз­ру­ше­но. Поте­ря­на рабо­та, раз­ру­ше­на жизнь, поте­ря­ны вза­и­мо­от­но­ше­ния с близ­ки­ми. Это так­же и био­ло­ги­че­ское, и пси­хо­ло­ги­че­ское явление.

На этих уров­нях это болезнь. Она вхо­дит в пере­чень забо­ле­ва­ний и в рос­сий­ской меди­цине, и Все­мир­ная орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния опре­де­ля­ет это как забо­ле­ва­ние. Это хро­ни­че­ское и про­грес­си­ру­ю­щее забо­ле­ва­ние, кото­рое ино­гда может окан­чи­вать­ся и леталь­ным исхо­дом. Хро­ни­че­ская болезнь не лечит­ся. Но мы гово­рим, что чело­век при этом забо­ле­ва­нии может чем-то ком­пен­си­ро­вать свою болезнь и жить нор­маль­ной, пол­но­цен­ной, здо­ро­вой жиз­нью. Что такое про­грес­си­ру­ю­щее забо­ле­ва­ние? Это зна­чит, что если забо­ле­ва­ние не лечат, оно развивается.

О болез­ни, может, мы поз­же пого­во­рим. А вот пере­хо­дя к духов­но­му, еще раз под­черк­нем, что это в то же вре­мя и страсть. Здесь такое соеди­не­ние. Это и болезнь, и страсть, и одер­жи­мость беса­ми. Воз­дей­ствие тем­ных сил на пью­ще­го чело­ве­ка, конеч­но же, есть. Помо­га­ет ли собо­ро­ва­ние? Мы верим, что бла­го­дать Божия может являть боль­шие чуде­са. Дей­стви­тель­но, в болез­нях для нас есть цер­ков­ное ука­за­ние при­бе­гать к таин­ству Собо­ро­ва­ния. Поэто­му, может быть, и в этой болез­ни таин­ство тоже ока­жет бла­го­дат­ное воз­дей­ствие. Но необ­хо­ди­мы и дру­гие спо­со­бы воз­дей­ствия на ситу­а­цию, на про­бле­му. Обя­за­тель­но. К сожа­ле­нию, толь­ко собо­ро­ва­ни­ем эту про­бле­му не решить. Мы уже опре­де­ли­ли четы­ре уров­ня. К сожа­ле­нию, эту про­бле­му не решить толь­ко цер­ков­ны­ми мето­да­ми, как не решить толь­ко меди­цин­ски­ми спо­со­ба­ми, или толь­ко пси­хо­ло­ги­че­ским воз­дей­стви­ем, или толь­ко соци­аль­ным. Это и духов­ная про­бле­ма, кото­рая будет про­яв­лять­ся  и на духов­ном уровне. Где-то что-то вы купи­ру­е­те, но до при­ро­ды это­го явле­ния и не добе­ре­тесь. Поэто­му когда мы пыта­ем­ся ока­зать помощь этим людям или как-то кос­нуть­ся это­го явле­ния, то я за то, что­бы ста­рать­ся уви­деть истин­ную реаль­ность про­ис­хо­дя­ще­го – что про­ис­хо­дит, что мы видим перед собой? Когда мы будем знать точ­но, что это, тогда у нас будет воз­мож­ность пра­виль­но отве­тить на ситуацию.

– Но если мы гово­рим о цер­ков­ной помо­щи, в первую оче­редь в чем она долж­на выражаться?

– Если гово­рить об обще­цер­ков­ной помо­щи, у нас есть Отдел по цер­ков­ной бла­го­тво­ри­тель­но­сти и соци­аль­но­му слу­же­нию. При нем Сино­даль­ный отдел, кото­рый явля­ет­ся обще­цер­ков­ным. Тер­ри­то­рия, окорм­ля­е­мая Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, это не толь­ко Рос­сия – это и Укра­и­на, и Мол­да­вия, и дру­гие стра­ны СНГ. Сино­даль­ные струк­ту­ры име­ют такое рас­про­стра­не­ние и долж­ны свою дея­тель­ность про­во­дить на всей тер­ри­то­рии, кото­рую окорм­ля­ет Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь. У нас есть два коор­ди­на­ци­он­ных цен­тра при Сино­даль­ном отде­ле. Один – центр по про­ти­во­дей­ствию алко­го­лиз­му, дру­гой – по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии. Эти два цен­тра, по сути,  коор­ди­ни­ру­ют рабо­ту, пото­му что из Моск­вы невоз­мож­но делать все, пра­виль­но? Есте­ствен­но, они коор­ди­ни­ру­ют дей­ствия, участ­ву­ют в рабо­те, пыта­ют­ся ее нала­дить там, где ее нет, а где она уже есть – помо­га­ют чем могут. На сего­дня есть даже доку­мен­ты, кото­рые были под­го­тов­ле­ны уси­ли­я­ми этих цен­тров и при­ня­ты Свя­щен­ным Сино­дом Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Это кон­цеп­ции по рабо­те в обо­их направ­ле­ни­ях. В этих доку­мен­тах чет­ко гово­рит­ся о необ­хо­ди­мо­сти ком­плекс­ной рабо­ты. И цер­ков­ной рабо­ты в том чис­ле. И преж­де всего.

Мы обыч­но гово­рим о нашей при­ро­де, что чело­век трех­со­став­ный – это дух, душа и тело. Но ведь в нас они нераз­рыв­но соеди­не­ны. Наша при­ро­да – это еди­не­ние всех этих начал. Так и в нашей рабо­те – невоз­мож­но рабо­тать толь­ко в одной обла­сти, не обра­щая вни­ма­ния на то, что про­ис­хо­дит в дру­гой. Есте­ствен­но, если рабо­та ока­зы­ва­ет­ся толь­ко в сфе­ре воцер­ко­в­ле­ния боля­щих и страж­ду­щих, то, к сожа­ле­нию, мы видим, что пить-то мож­но и в цер­ков­ной сре­де. И в мона­сты­рях. Лет два­дцать назад Цер­ковь актив­но взя­лась за рабо­ту, было воз­рож­де­ние рабо­ты с алко­го­ле­за­ви­си­мы­ми и – как новое явле­ние – была рабо­та с нар­ко­за­ви­си­мы­ми. На пер­вых порах была такая прак­ти­ка – попро­бо­вать зави­си­мо­го чело­ве­ка поме­стить в цер­ков­ную сре­ду, напри­мер в мона­стырь. И что мы уви­де­ли? Что и в мона­сты­ре мож­но спо­кой­но упо­треб­лять. К сожа­ле­нию, и алко­голь воз­мо­жен, и не толь­ко. Если рядом город, то мож­но и нар­ко­ти­че­ские сред­ства най­ти. То есть с одной толь­ко цер­ков­ной сто­ро­ны помочь чело­ве­ку мало. Необ­хо­ди­ма и про­фес­си­о­наль­ная помощь.

Наша зада­ча – что­бы цер­ков­ная помощь как раз ста­ла в том чис­ле и про­фес­си­о­наль­ной. Что­бы не теря­ла свою духов­ную сущ­ность, духов­ное напол­не­ние и в то же вре­мя при­об­ре­та­ла все более про­фес­си­о­наль­ный под­ход. Как раз в этой соеди­нен­но­сти двух под­хо­дов – очень боль­шой плюс имен­но цер­ков­ной помо­щи. Конеч­но, свет­ские орга­ни­за­ции, будь то офи­ци­аль­ное здра­во­охра­не­ние или неком­мер­че­ские орга­ни­за­ции, част­ные служ­бы, как раз обыч­но упус­ка­ют духов­ный под­ход и духов­ную сто­ро­ну. Соот­вет­ствен­но, помощь ока­зы­ва­ет­ся одно­бо­ко. У них нет глу­би­ны вни­ка­ния в про­бле­му. Конеч­но, духов­ное виде­ние ситу­а­ции дает ей глу­би­ну. Наша зада­ча – не поте­рять духов­ное виде­ние и в то же вре­мя выстро­ить насто­я­щую про­фес­си­о­наль­ную помощь. Соб­ствен­но, ту помощь, при кото­рой исполь­зо­ва­лись бы и послед­ние раз­ра­бот­ки совре­мен­ной нау­ки в пре­одо­ле­нии этих пагуб­ных явлений.

– Напри­мер, живет при­ход, на при­хо­де появ­ля­ет­ся пью­щий чело­век (или кто-то из при­хо­жан начи­на­ет регу­ляр­но пить). При­ход­ская общи­на реша­ет­ся это­му чело­ве­ку помочь. Может ли общи­на насиль­но навя­зы­вать ему помощь?

– К сожа­ле­нию, у нас не совсем актив­ная общин­ная жизнь. Такая ситу­а­ция, как Вы нари­со­ва­ли, не так часто про­ис­хо­дит. Чаще полу­ча­ет­ся, что при­хо­жане, кото­рые мог­ли бы в таком клю­че дей­ство­вать, – это ско­рее работ­ни­ки церк­ви. А так мы что видим? Одна из про­блем нашей совре­мен­ной цер­ков­ной жиз­ни – отсут­ствие общин­ной жиз­ни. Люди при­хо­дят в хра­мы, ухо­дят из хра­мов, в хра­ме нет насто­я­щей хри­сти­ан­ской общи­ны, кото­рая и была бы стерж­нем всей цер­ков­ной жиз­ни, в кото­рой страж­ду­щий чело­век полу­чал бы помощь. Есте­ствен­но, мы уже гово­ри­ли в дру­гих пере­да­чах, что люди зави­си­мые – это, по сути, люди, недо­по­лу­чив­шие люб­ви. Как раз эта любовь мог­ла бы им являть себя, про­яв­лять­ся имен­но в хри­сти­ан­ской общине. Но часто имен­но живой хри­сти­ан­ской общи­ны нет.

Насиль­но реа­би­ли­та­цию или какую-то помощь чело­ве­ку ока­зы­вать нель­зя. Это непра­виль­но, это не наш под­ход. Зада­ча – пере­стро­ить миро­воз­зре­ние зави­си­мо­го чело­ве­ка, помочь ему воз­рас­ти, обре­сти дру­гой взгляд на жизнь, жиз­нен­ное устрой­ство. Это невоз­мож­но без созна­тель­но­го, доб­ро­воль­но­го уча­стия. Хотя эти темы дис­ку­ти­ру­е­мые. Есть одно из мне­ний, что в самом нача­ле мож­но какое-то наси­лие ока­зать. Но это пагуб­ный путь, пото­му что мы видим, что порой в каких-то непо­нят­ных реа­би­ли­та­ци­он­ных цен­трах с людь­ми очень гру­бо и, на мой взгляд, без­об­раз­но обра­ща­ют­ся. А если гово­рить о цер­ков­ной помо­щи, то, конеч­но, очень хоро­шо, когда или на этом при­хо­де, или в сосед­них есть обще­ства трез­во­сти. Если мы гово­рим о «клас­си­че­ской» цер­ков­ной помо­щи – обще­ствах трез­во­сти, то это оча­ги про­ти­во­дей­ствия алко­го­ли­за­ции. Они как свет во тьме.

Вооб­ще какие у нас есть сего­дня цер­ков­ные фор­мы помо­щи? По сути, это обще­ства трез­во­сти и какие-то про­ек­ты по реа­би­ли­та­ции зави­си­мых. Напри­мер, груп­пы вза­и­мо­по­мо­щи. В основ­ном я знаю о таких груп­пах в Москве. Так­же есть реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры или реа­би­ли­та­ци­он­ные про­грам­мы для нар­ко- и алко­го­ле­за­ви­си­мых людей – имен­но цер­ков­ные. На мой взгляд, это уже более про­фес­си­о­наль­ный под­ход, он очень инте­ре­сен. Так­же не совсем цер­ков­ное явле­ние, но мож­но его нам в актив вне­сти: порой эти орга­ни­за­ции, а имен­но сооб­ще­ства ано­ним­ных зави­си­мых (алко­го­ли­ков, нар­ко­ма­нов), ведут свои собра­ния при хра­мах. Мне кажет­ся, это такая фор­ма, пото­му что сами по себе сооб­ще­ства и про­грам­ма «12 шагов» – это спор­ные явле­ния. В Церк­ви есть ряд свя­щен­но­слу­жи­те­лей и мирян, кото­рые рез­ко отри­ца­тель­но отно­сят­ся к это­му явле­нию. Есть и те, кто доста­точ­но поло­жи­тель­но отно­сит­ся. Но мож­но отме­тить тем не менее, что боль­шо­го вре­да они не нано­сят, порой могут очень помочь. Но это тоже амбу­ла­тор­ная, по сути, про­грам­ма, она не для всех под­хо­дит. Не каж­дый чело­век спо­со­бен участ­во­вать в этой работе.

Поче­му я сей­час об этом вспом­нил? Пото­му что порой хочет­ся ока­зать чело­ве­ку хоть какую-то помощь. Как раз этих групп мно­го по Рос­сии. Но сей­час мно­го и пра­во­слав­ных про­ек­тов, имен­но сугу­бо цер­ков­ных. Во мно­гих епар­хи­ях. Ведь у нас реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры для нар­ко­за­ви­си­мых, но туда часто берут и алко­го­ле­за­ви­си­мых. По стране уже поряд­ка вось­ми­де­ся­ти вполне рабо­та­ю­щих, дей­ству­ю­щих про­ек­тов. Это хоро­шо. А пона­ча­лу их было один-два в бук­валь­ном смыс­ле. Сей­час уже несколь­ко десят­ков насто­я­щих цен­тров. Это пре­крас­но. Я думаю, они и даль­ше будут раз­ви­вать­ся и будет еще боль­ше цер­ков­ных про­ек­тов в этом направлении.

И, конеч­но же, не могу не упо­мя­нуть о нашем про­ек­те, о нашей епар­хии… Вооб­ще мы отли­ча­ем­ся тем, что у нас как раз цер­ков­ная помощь и заро­ди­лась; и трез­вен­ни­че­ское дви­же­ние тоже. Его воз­рож­де­ние после совет­ской вла­сти преж­де все­го было в Петер­бур­ге. Это тоже очень важ­но отме­тить. Такая про­фес­си­о­наль­ная цер­ков­ная помощь тоже была созда­на в Петер­бур­ге; цер­ков­ная помощь – под­черк­ну. Это и реа­би­ли­та­ция в Выборг­ской епар­хии, отец Сер­гий Бель­ков и его реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры. Это свя­щен­ник, кото­рый дол­гие годы воз­глав­лял отдел мит­ро­по­лии. У нас была мит­ро­по­лия тогда еди­ная (сей­час четы­ре епар­хии). Тогда был отдел по мит­ро­по­лии, а не по епар­хи­ям. Вот он воз­глав­лял этот отдел.

Далее – фонд «Диа­ко­ния» и его реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры, там несколь­ко дру­гая систе­ма, но тоже очень инте­рес­ная, дает хоро­шие резуль­та­ты. Так­же есть такая орга­ни­за­ция, как «Дом надеж­ды на горе». Она не совсем цер­ков­ная, но там каж­дую неде­лю быва­ет свя­щен­ник, есть храм. Там тоже про­хо­дит реа­би­ли­та­ция. Они как раз более ори­ен­ти­ро­ва­ны на алко­го­ли­ков. Тоже есть своя ори­ги­наль­ная про­грам­ма, туда мож­но обра­тить­ся (мож­но най­ти в Интер­не­те). Туда со всей стра­ны при­ез­жа­ют люди, полу­ча­ют помощь. И есть про­грам­ма наше­го епар­хи­аль­но­го коор­ди­на­ци­он­но­го цен­тра; реа­би­ли­та­ци­он­ный центр «Лав­ра» нахо­дит­ся пря­мо в Алек­сан­дро-Нев­ской лав­ре. Про­грам­ма носит амбу­ла­тор­ный харак­тер, то есть люди ночу­ют дома, но семь дней в неде­лю при­хо­дят к нам на заня­тия. Про­грам­ма длит­ся три меся­ца. За три меся­ца дей­стви­тель­но хоро­ший резуль­тат. На сего­дня у нас боль­шее чис­ло при­хо­дя­щих к нам зави­си­мых людей имен­но алко­го­ли­ки. На мой взгляд, очень инте­рес­ная про­грам­ма  полу­чи­лась. Сей­час мы ее переформатировали.

– Вопрос теле­зри­тель­ни­цы: «У меня сын лечил­ся от нар­ко­ма­нии по про­грам­ме „12 шагов“. Уже три года он не упо­треб­ля­ет нар­ко­ти­ки и алко­голь. Теперь хоте­лось бы, что­бы он при­ча­щал­ся, пото­му что он верит в Бога, ходит в храм, но к При­ча­стию не идет, пото­му что счи­та­ет, что там алко­голь. Как пере­бо­роть этот его страх, что­бы он при­ча­щал­ся?»

Попу­ляр­ный вопрос, батюш­ка, уже не в пер­вый раз в эфире.

– Ну, я пер­вый раз встре­чаю, что ано­ним­ные алко­го­ли­ки или нар­ко­ма­ны так к это­му отно­сят­ся, пото­му что обыч­но я слы­шал, что люди совсем уда­ля­лись в трез­вен­ни­че­ское дви­же­ние, нецер­ков­ное. Ведь есть трез­вен­ни­ки нецер­ков­ные, для кото­рых это тоже было кам­нем преткновения.

Конеч­но же, преж­де все­го мы при­ча­ща­ем­ся Телом и Кро­вью Хри­ста. Бого­сло­вие раз­ви­ва­ет­ся, несмот­ря на порой кажу­щу­ю­ся нам, веру­ю­щим, ста­биль­ность. Оно ста­биль­но, конеч­но, огра­ни­че­но чет­ко дог­ма­та­ми Церк­ви, но тем не менее какие-то новые вещи в бого­сло­вии опре­де­ля­ют­ся. Ска­жем, если посмот­реть учеб­ник бого­сло­вия мит­ро­по­ли­та Мака­рия ХIХ века, то мы уви­дим там, по сути, като­ли­че­скую исто­рию, като­ли­че­ский, запад­ный взгляд на таин­ство При­ча­стия: что про­ис­хо­дит пре­су­ществ­ле­ние, что меня­ет­ся сущ­ность хле­ба и вина и они ста­но­вят­ся Телом и Кро­вью Хри­ста. А уже в ХХ веке совре­мен­ные наши пра­во­слав­ные бого­сло­вы (но это не дог­мат Церк­ви, тут как раз есть сво­бод­ная бого­слов­ская дис­кус­сия) гово­рят о том, что пре­су­ществ­ле­ние – это непра­виль­но. Более пра­виль­но гово­рить, что про­ис­хо­дит пре­тво­ре­ние, пре­ло­же­ние. Эти тер­ми­ны под­чер­ки­ва­ют, что когда про­ис­хо­дит освя­ще­ние Свя­тых Даров, хлеб и вино ста­но­вят­ся Телом и Кро­вью Хри­ста, но при этом не пере­ста­ют быть и хле­бом, и вином. Здесь, конеч­но же, и частич­ка вина в том чис­ле, но это несо­по­ста­ви­мо с вели­чи­ем чуда явле­ния Бога в этом мире в Свя­тых Таи­нах. Тело и Кровь Хри­ста пре­по­да­ют­ся людям, и это вели­чай­шее чудо, вели­чай­шая милость Божия к нам. Перед этим чудом такие сомне­ния, что это вино и оно может как-то воз­дей­ство­вать на чело­ве­ка, конеч­но же, надо уда­лять. Совер­шен­но не бес­по­ко­ясь, не испы­ты­вая ненуж­ных пере­жи­ва­ний, идти к Телу Гос­под­ню. Думаю, веру­ю­щие, воцер­ко­в­лен­ные люди таких сомне­ний не испытывают.

Я знаю, что даже есть такие мето­ды, как хими­че­ская защи­та, когда в чело­ве­ка вво­дят пре­па­ра­ты и он ста­но­вит­ся невос­при­им­чив к алко­го­лю. Даже после таких про­це­дур люди при­хо­дят к При­ча­стию с верой, при­ча­ща­ют­ся, и все про­ис­хо­дит без каких-либо ослож­не­ний, каких-либо пре­пят­ствий. Пото­му что Гос­подь любит нас. Нель­зя оста­нав­ли­вать себя таки­ми рас­суж­де­ни­я­ми. Надо причащаться.

Но мне кажет­ся, это в основ­ном про­бле­ма нево­цер­ко­в­лен­но­сти. Или про­бле­ма, если чело­век счи­та­ет себя воцер­ко­в­лен­ным,  како­го-то непра­виль­но­го пони­ма­ния цер­ков­ной жиз­ни. Это вели­чай­шее чудо, такая радость, такая милость, что нам Гос­подь дает воз­мож­ность при­ча­щать­ся! Мы-то с вами уже при­вык­ли, что при­ча­ща­ем­ся часто. Но ведь уже в ХХ веке мы виде­ли, что может настать такое вре­мя, когда при­ча­щать­ся будет нель­зя, не будет воз­мож­но­сти, и надо каж­дое При­ча­стие ценить как вели­чай­ший Дар Хри­стов, кото­рый нам дает­ся. Перед этим мерк­нут все рас­суж­де­ния о вине, какие-то сму­ще­ния. Сла­ва Богу, что Гос­подь нас любит и тер­пит, и Его любовь изли­ва­ет­ся на нас, грешных.

А если про­дол­жать наш раз­го­вор о про­фес­си­о­наль­ной цер­ков­ной помо­щи, это очень цен­но. Неспе­ци­а­ли­сты не осо­зна­ют это­го. Но мы сей­час при­сут­ству­ем при созда­нии и раз­ви­тии имен­но про­фес­си­о­наль­ной цер­ков­ной помо­щи: она духов­ная, помо­га­ю­щая чело­ве­ку. Ведь одна из задач цер­ков­ной помо­щи – помочь зави­си­мо­му чело­ве­ку обре­сти веру во Хри­ста. Часто зави­си­мые люди – это люди вне Церк­ви. Хотя быва­ют и пра­во­слав­ные алко­го­ли­ки, нар­ко­ма­ны, к сожа­ле­нию. Тем не менее в основ­ном это люди, дале­кие от Церк­ви. Это очень заме­ча­тель­но, что цер­ков­ная помощь дорос­ла до про­фес­си­о­наль­но­го уров­ня. В этом мы, на мой взгляд, пре­вос­хо­дим свет­ские орга­ни­за­ции, пото­му что, как я уже гово­рил, у нас ком­плекс­ный подход.

– Не мог­ли бы Вы озву­чить номер теле­фо­на ваше­го цен­тра и адрес?

Наш епар­хи­аль­ный коор­ди­на­ци­он­ный центр Санкт-Петер­бург­ской епар­хии по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алко­го­лиз­му. Туда мож­но позво­нить в рабо­чее вре­мя, это горя­чая линия. Ночью зво­нить не надо. Теле­фон: +7 911 170 5404.
Это теле­фон пра­во­слав­ной реа­би­ли­та­ци­он­ной помо­щи зави­си­мым людям. Мож­но зво­нить, осо­бен­но если вы живе­те в Петер­бур­ге или области.

antinarco.org

favor78.ru

– Да, сей­час назо­ву. Это наш епар­хи­аль­ный коор­ди­на­ци­он­ный центр Санкт-Петер­бург­ской епар­хии по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алко­го­лиз­му. Туда мож­но позво­нить в рабо­чее вре­мя, это горя­чая линия. Ночью зво­нить не надо. Теле­фон: +7 911 170 5404. Это теле­фон пра­во­слав­ной реа­би­ли­та­ци­он­ной помо­щи зави­си­мым людям. Мож­но зво­нить, осо­бен­но если вы живе­те в Петер­бур­ге или обла­сти, как раз это та воз­мож­ность полу­чить помощь, когда у вас есть какая-то про­бле­ма. Мы об этом сей­час не гово­ри­ли, но обя­за­тель­но надо гово­рить (под­чер­ки­ваю это), что когда у нас в семье чело­век одер­жим таким при­стра­сти­ем, это зна­чит – нездо­ро­ва вся семья.

Помощь необ­хо­ди­ма не толь­ко алко­го­ли­ку, но и семье. Соот­вет­ствен­но, если гово­рить язы­ком более про­фес­си­о­наль­ным, у нас есть зави­си­мые, а их близ­кие – соза­ви­си­мые. У них тоже про­яв­ля­ет­ся ненор­маль­ное, выхо­дя­щее за нор­му пове­де­ние, кото­рое заклю­ча­ет­ся в чрез­мер­ном акцен­ти­ро­ва­нии на жиз­ни зави­си­мо­го чело­ве­ка. Ино­гда это дохо­дит до край­них про­яв­ле­ний, вплоть до пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний. Поэто­му близ­ким тоже необ­хо­ди­ма помощь. У нас два раза в неде­лю про­хо­дит собра­ние для род­ствен­ни­ков зави­си­мых людей. При­гла­ша­ем, при­хо­ди­те. Мож­но позво­нить по теле­фо­ну. Собра­ние для соза­ви­си­мых про­хо­дит по сре­дам и пят­ни­цам в 18:00 в епар­хи­аль­ном управ­ле­нии Санкт-Петер­бург­ской епар­хии, в 73‑м каби­не­те. При­хо­ди­те, это очень важ­но – близ­ким людям полу­чить помощь. Осо­бен­но когда такая самая рас­про­стра­нен­ная ситу­а­ция: муж или сын пьет, а мать или жена не зна­ют, что делать. В этой ситу­а­ции как раз надо прий­ти к нам и начать рабо­тать, пото­му что рабо­та может начи­нать­ся и с близ­ким чело­ве­ком и тоже будет давать свои резуль­та­ты. Часто близ­кие люди про­во­ци­ру­ют сво­их род­ных на зависимость.

Поче­му мы гово­рим о том, что это забо­ле­ва­ние и необ­хо­дим глу­бо­кий взгляд? Не про­сто что­бы ска­зать, что это бесы, давай­те про­чи­та­ем над ним молит­ву, отчит­ку сде­ла­ем – и он исце­лит­ся. Нет. Это глу­бо­чай­шая про­бле­ма, чело­век зави­сим не про­сто пото­му, что он зави­сим… Даль­ше мы к чему при­хо­дим? В его жиз­ни есть мас­са про­блем – соци­аль­ных, глу­бо­ко лич­ност­ных, пси­хо­ло­ги­че­ских, кото­рые его при­во­дят к зави­си­мо­му пове­де­нию. Они, есте­ствен­но, носят и духов­ный харак­тер. Как я уже под­черк­нул, совер­шен­но невоз­мож­но жить пол­но­цен­ной духов­ной жиз­нью и быть алко­го­ли­ком и нар­ко­ма­ном. Это вещи несов­ме­сти­мые, я это под­черк­ну. Если чело­век духов­но здо­ров, то он не под­вер­жен этим гре­хам. И наобо­рот: если вы вдруг види­те, что вы чело­век цер­ков­ный, но под­вер­же­ны пьян­ству, зна­чит, вы духов­но нездо­ро­вы. Это заблуж­де­ние, невоз­мож­но такие вещи совместить.

– Вопрос теле­зри­тель­ни­цы из Киров­ской обла­сти: «Как помочь пью­ще­му мужу, если ему уже шесть­де­сят лет и он себя алко­го­ли­ком не счи­та­ет? На мою помощь и реко­мен­да­ции обра­тить­ся в реа­би­ли­та­ци­он­ный центр он реа­ги­ру­ет кате­го­ри­че­ским отка­зом. Упо­треб­ле­ние алко­го­ля состав­ля­ет уже литр в день. Я за него молюсь, посе­щаю храм».

– Киров­ская область – это Вятка?

– Да, Вятка.

– У вас там есть пре­крас­ный центр, если гово­рить о свет­ской про­фес­си­о­наль­ной помо­щи. В Петер­бур­ге есть инсти­тут, кото­рый зани­ма­ет­ся эти­ми про­бле­ма­ми, а их пло­щад­ка – это, по-мое­му, Киров­ский нар­ко­ло­ги­че­ский дис­пан­сер. Это одно из луч­ших госу­дар­ствен­ных учре­жде­ний, зани­ма­ю­щих­ся про­бле­мой зави­си­мых людей. Как раз вам в этом смыс­ле повез­ло, Вам не надо искать дру­гой реги­он, а надо идти в офи­ци­аль­ную меди­цин­скую орга­ни­за­цию, госу­дар­ствен­ную струк­ту­ру. На сего­дня это одна из луч­ших форм реа­би­ли­та­ции. То, что там про­ис­хо­дит, – это совер­шен­но уни­каль­ное явле­ние. У них полу­ча­ет­ся два цен­тра. Один в Петер­бур­ге: науч­ный центр, где они изыс­ки­ва­ют новые мето­ды, там раз­ра­бо­та­на совер­шен­но уни­каль­ная рус­ская про­грам­ма, ана­ло­гов ей нет. Очень инте­рес­ный, совре­мен­ный взгляд на зави­си­мость. Внед­ря­ют свои раз­ра­бот­ки они уже и в Вятке.

Поэто­му надо обра­тить­ся туда. И, еще раз под­черк­ну, надо обра­тить­ся и попро­сить помо­щи как соза­ви­си­мой. Если Ваш супруг отри­ца­ет свой диа­гноз (и это совер­шен­но нор­маль­ное явле­ние), это одна из про­блем. Соот­вет­ствен­но, даль­ше идет сабо­ти­ро­ва­ние каких-то про­цес­сов, кото­рые мог­ли бы чело­ве­ку помочь. Это тоже про­яв­ле­ние забо­ле­ва­ния на самом деле. Но мы можем менять ситу­а­цию, меня­ясь сами. Поэто­му необ­хо­ди­мо род­ствен­ни­кам идти и искать самим помо­щи. Ведь в этой ситу­а­ции пора­жен­ны­ми явля­ют­ся и род­ствен­ни­ки,  они тоже испы­ты­ва­ют, по сути, аддик­цию. Это ненор­маль­но. Часто пове­де­ние род­ствен­ни­ков тоже ненор­маль­но в такой ситу­а­ции. Зная судь­бы людей не пона­слыш­ке, я сви­де­тель­ствую: дей­стви­тель­но, часто люди рядом с зави­си­мым чело­ве­ком живут как в аду. В этой ситу­а­ции оста­вать­ся в пол­но­те, чет­ко пони­мать, что про­ис­хо­дит, очень труд­но. Поэто­му у людей мно­го заблуж­де­ний. Конеч­но, хоро­шо бы встре­тить доб­ро­го спе­ци­а­ли­ста. Чем инте­рес­ны имен­но наши хри­сти­ан­ские спе­ци­а­ли­сты? Тем, что это люди, кото­рые верят во Хри­ста. Они ста­ра­ют­ся в сво­ей рабо­те исхо­дить из прин­ци­па люб­ви и эту любовь являть в сво­ей рабо­те. Чем совер­шен­но отли­ча­ют­ся сест­ры мило­сер­дия от меди­цин­ских сестер? Как раз этой любо­вью, нор­маль­ным чело­ве­че­ским отно­ше­ни­ем, кото­рое порой мы не встре­ча­ем у профессионалов.

Так вот, мы как раз рас­суж­да­ли о духов­ном и неду­хов­ном, о том, что чело­век, живу­щий пол­но­цен­ной духов­ной жиз­нью, одно­знач­но вне про­блем зави­си­мо­сти. Духов­ная жизнь – это самое пре­крас­ное, что есть в нашей жиз­ни, самое высо­кое. Для того что­бы нор­маль­но жить духов­ной жиз­нью, нуж­но сна­ча­ла раз­ре­шить эти про­бле­мы. В нашей рабо­те, если гово­рить имен­но о цер­ков­ной, духов­ной рабо­те, мы назва­ли раз­ные ком­по­нен­ты – пси­хо­ло­ги­че­ский и духов­ный. В этой рабо­те мы стал­ки­ва­ем­ся с людь­ми и нецер­ков­ны­ми, и  цер­ков­ны­ми, у кото­рых сно­ва про­изо­шла тра­ге­дия: они упа­ли в эту яму, в эту про­пасть алко­го­ли­за­ции или нар­ко­ти­за­ции. Здесь наша зада­ча – помочь таким людям уви­деть их духов­ные ошиб­ки и испра­вить духов­ную жизнь, что­бы в том чис­ле, может быть, они испра­ви­ли какие-то свои пси­хо­ло­ги­че­ские изъ­я­ны. Ведь, еще раз под­черк­ну, чело­век зави­си­мый не толь­ко одер­жим стра­стью. Он еще и испы­ты­ва­ет глу­бо­чай­шие пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы, без раз­ре­ше­ния кото­рых успех будет не совсем пол­но­цен­ный. Их надо раз­ре­шить, надо понять, что же там, выстро­ить… Там часто быва­ют какие-то пси­хо­ло­ги­че­ские трав­мы в дет­стве, слож­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния с близ­ки­ми. Про­бле­мы в обще­нии есть прак­ти­че­ски у всех зави­си­мых людей. Одно­знач­но есть тема оди­но­че­ства. У всех зави­си­мых людей тема оди­но­че­ства, даже если этот чело­век живет в семье, все рав­но есть. Она, может, близ­ка всем людям, но у зави­си­мых  осо­бен­но обостре­на, и надо научить чело­ве­ка выхо­дить из это­го состо­я­ния оди­но­че­ства, порой вынуж­ден­но­го. Искать воз­мож­ность для обще­ния с людь­ми, для той самой люб­ви, что­бы эта любовь была в жиз­ни человека.

Гово­ря о про­фес­си­о­наль­ной состав­ля­ю­щей нашей рабо­ты, я под­черк­ну, что у нас реа­би­ли­та­ция про­хо­дит три меся­ца. Она бес­плат­ная, сла­ва Богу; сего­дня нас под­дер­жи­ва­ет город (где-то 50%), нам помо­га­ют част­ные жерт­во­ва­те­ли, в основ­ном наши сер­до­боль­ные при­хо­жане, кото­рые откли­ка­ют­ся. Ну и часто люди, ока­зав­ши­е­ся в такой ситу­а­ции, финан­со­во несо­сто­я­тель­ные. Это люди страж­ду­щие, и очень тяже­ло, когда узна­ешь, что где-то этих людей, на мой взгляд, про­сто гра­бят те самые про­фес­си­о­на­лы (часто ино­гда и псев­до­цер­ков­ные орга­ни­за­ции). Там такие сум­мы назы­ва­ют­ся за лече­ние… На мой взгляд, это про­сто без­об­ра­зие – поль­зо­вать­ся бедой дру­го­го чело­ве­ка, это недо­стой­но. Конеч­но, я под­черк­ну, кста­ти, как ни высо­ко это будет ска­за­но, наша основ­ная идея – слу­же­ние этим людям. В каком-то смыс­ле оно корыст­ное, пото­му что мы наде­ем­ся, что Гос­подь нам про­стит гре­хи наши. Мы молит­вен­ни­ки не очень хоро­шие, пост­ни­ки тоже так себе, а помо­гая чело­ве­ку избе­жать поги­бе­ли, выво­дя его из этой про­па­сти гре­ха и ужа­са, бук­валь­но из адской жиз­ни, может быть, мы тем самым заслу­жи­ва­ем какую-то милость пред Богом. Наша основ­ная корыст­ная идея в этом слу­же­нии. Идея очень серьез­ная, она дает нам силы, что­бы этим зани­мать­ся и дей­стви­тель­но это раз­ви­вать. Мы в это верим, надеемся.

Есть и сайт antinarco.org. Там мож­но озна­ко­мить­ся с рабо­той наше­го коор­ди­на­ци­он­но­го цен­тра (хотя ново­сти све­жие, а о рабо­те не все све­жее). Мы немно­го пере­ло­па­ти­ли нашу про­грам­му и уже созда­ем соб­ствен­ную раз­ра­бо­тан­ную мето­до­ло­гию, даже в этом году, может быть, сде­ла­ем не одну пло­щад­ку по горо­ду. Если полу­чит­ся, то откро­ем еще две пло­щад­ки. Может быть, полу­чит­ся открыть и гости­ни­цу для ино­го­род­них. В этом смыс­ле сна­ча­ла была идея создать закры­тый ста­ци­о­нар, где бы они нахо­ди­лись круг­ло­су­точ­но. Но эта идея мне не очень нра­вит­ся. Пото­му что тяже­ло и неоправ­дан­но сидеть чело­ве­ку целы­ми дня­ми в одном поме­ще­нии. Одно дело – заго­род­ный центр, где есть рабо­та и люди чаще все­го мно­го рабо­та­ют… А здесь, в четы­рех сте­нах, это очень тяже­ло и, на мой взгляд, не совсем про­дук­тив­но. Луч­ше, что­бы чело­век ноче­вал на «кри­зис­ной квар­ти­ре», назо­вем это так, и ходил бы к нам на заня­тия, тогда уже ино­го­род­ние мог­ли бы участ­во­вать в нашей рабо­те. Если полу­чит­ся летом это сде­лать, тоже будет очень интересно.

Итак, доро­гие бра­тья и сест­ры, помощь есть. Но надо эту помощь искать в ваших реги­о­нах. Еще раз под­черк­ну, что и цер­ков­ные струк­ту­ры сей­час очень интен­сив­но раз­ви­ва­ют­ся в этом направ­ле­нии. Надо про­сто идти в епар­хию и спра­ши­вать, кто из свя­щен­ни­ков в епар­хии отве­ча­ет  за эту рабо­ту; искать это­го батюш­ку и спра­ши­вать помо­щи. Во мно­гих епар­хи­ях рабо­та идет очень интен­сив­но. Не вез­де, но во мно­гих. Но и госу­дар­ствен­ные струк­ту­ры тоже изме­ни­ли поли­ти­ку. Рань­ше у нас взгляд на зави­си­мость был одно­знач­ный, реше­ние этой про­бле­мы было меди­ка­мен­тоз­ное. Но эта про­бле­ма глу­бо­ко миро­воз­зрен­че­ская. Ее раз­ре­ше­ние – это изме­не­ние все­го внут­рен­не­го мира чело­ве­ка, так­же пси­хо­ло­ги­че­ско­го мира. Меди­ка­мен­тоз­но это нель­зя сде­лать (нель­зя таб­лет­ку для бла­го­че­сти­вой жиз­ни при­ду­мать; сла­ва Богу, пока еще не при­ду­ма­ли). Поэто­му такая кон­цеп­ция ока­за­лась нерезультативной.

Сей­час, сла­ва Богу, госу­дар­ствен­ные струк­ту­ры ищут дру­гие пути и нахо­дят. И воз­ни­ка­ют (к сожа­ле­нию, не вез­де) порой очень инте­рес­ные про­ек­ты – госу­дар­ствен­ные, офи­ци­аль­ные, бес­плат­ные. Поэто­му ищи­те, обра­щай­тесь. Глав­ное – сту­чать, не успо­ка­и­вать­ся. Еще раз под­черк­ну: помощь необ­хо­ди­ма и близ­ким, надо искать груп­пы под­держ­ки для соза­ви­си­мых, кото­рые тоже есть у нас по стране. Доро­гу оси­лит иду­щий. Глав­ное – не отча­и­вать­ся. Есте­ствен­но, надо молить­ся за этих людей, но и искать помощь. Под­черк­ну: с точ­ки зре­ния пси­хо­ло­ги­че­ской, био­ло­ги­че­ской это болезнь, она сама по себе не про­хо­дит, вот в чем беда. Это труд­но­из­ле­чи­мое явле­ние, даже так мож­но говорить.

– Хоте­лось от Вас услы­шать какой-то совет, свя­зан­ный с Вели­ким постом.

– Доро­гие бра­тья и сест­ры, Вели­кий пост – это совер­шен­но уди­ви­тель­ный пери­од цер­ков­ной жиз­ни. Он очень радост­ный, и свет­ским людям, конеч­но, радость поста непо­нят­на. Это ухо­дит из их пано­ра­мы виде­ния мира. Вот сколь­ко лет я в Церк­ви, и с каж­дым годом пост вызы­ва­ет радость. Это как празд­ник. Это вре­мя очень интен­сив­ное, дина­мич­ное, инте­рес­ное, когда Гос­подь дает нам силы на внут­рен­нюю борь­бу, для внут­рен­не­го изме­не­ния. Пост – конеч­но, это инстру­мент для изме­не­ния наше­го духов­но­го мира. Быва­ет, нам весь год труд­но себя менять, но Гос­подь дает бла­го­дать Божию во вре­мя Вели­ко­го поста сде­лать над собой уси­лие. Конеч­но, то сокро­ви­ще бого­слу­же­ний, кото­рое нас окру­жа­ет Вели­ким постом, весь этот строй вели­ко­пост­но­го чина настоль­ко пре­кра­сен, уди­ви­те­лен, что всех веру­ю­щих при­зы­ваю быть в Церк­ви в эти дни, обя­за­тель­но помо­лить­ся на литур­ги­ях Пре­ждео­свя­щен­ных Даров, кото­рые про­хо­дят по сре­дам и пят­ни­цам. Это важ­ней­ший момент. Уди­ви­тель­ные литур­гии, такие свет­лые! Несмот­ря на то что пост – вре­мя суро­вое и мы идем к Страст­ной неде­ле, это вре­мя и свет­лое, пото­му что это вре­мя духов­но­го подви­га, духов­ных изменений.

Веду­щий: диа­кон Миха­ил Кудрявцев

Запи­са­ла Мар­га­ри­та Попова

Источ­ник: tv-soyuz.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки