О проблеме пьянства, алкогольной зависимости и созависимости

О проблеме пьянства, алкогольной зависимости и созависимости

(5 голосов5.0 из 5)

Пред­ла­га­ем Ваше­му вни­ма­нию интер­вью о про­бле­ме пьян­ства, алко­голь­ной зави­си­мо­сти и соза­ви­си­мо­сти, а так­же о пути реше­ния этой про­бле­мы, с уча­сти­ем игу­ме­на Пет­ра (Меще­ри­но­ва), руко­во­ди­те­ля Шко­лы моло­деж­но­го слу­же­ния при Пат­ри­ар­шем Цен­тре духов­но­го раз­ви­тия детей и моло­де­жи Дани­ло­ва мона­сты­ря г. Моск­вы, и Инны Леон­тьев­ны Бау­ше­вой, заме­сти­те­ля глав­но­го вра­ча дет­ско­го нар­ко­ло­ги­че­ско­го дис­пан­се­ра №12 г. Моск­вы. Ведет бесе­ду Юрий Сер­ге­е­вич Бела­нов­ский, сотруд­ник Пат­ри­ар­ше­го цен­тра духов­но­го раз­ви­тия детей и молодежи.

Ю.Б.: Тема нашей встре­чи — алко­голь­ная зави­си­мость и спо­со­бы, воз­мож­но­сти про­ти­во­сто­я­ния это­му неду­гу. Мне кажет­ся, было бы инте­рес­но начать с неко­е­го обзо­ра ситу­а­ции в стране по затро­ну­то­му вопросу.

И.П.: У нас доста­точ­но про­ехать­ся в элек­трич­ке в суб­бо­ту вече­ром, что­бы понять, что про­ис­хо­дит. Мож­но ска­зать, что пьют почти все. Это конеч­но не озна­ча­ет, что все алко­го­ли­ки. Эта про­бле­ма даже вошла в пого­вор­ки, что питие есть весе­лье Руси и ведет свое нача­ло от кня­зя Вла­ди­ми­ра, и оно не поте­ря­ло сво­ей акту­аль­но­сти с тех вре­мен. Мы видим, что алко­го­лизм моло­де­ет, алко­го­лизм ста­но­вит­ся нор­мой жиз­ни, пото­му что, поми­мо соб­ствен­но пития, еще вли­я­ют раз­ные при­чи­ны обще­ствен­ные, то есть, имен­но рекла­ма тако­го обра­за жиз­ни, кото­рая навя­зы­ва­ет чело­ве­ку, что смысл жиз­ни в полу­че­нии удо­воль­ствия. Самый деше­вый и про­стой спо­соб полу­че­ния удо­воль­ствия — это выпить, затем начи­на­ет­ся нар­ко­ма­ния. Я думаю, что в осно­ве лежит ком­плекс неудо­вле­тво­рен­но­сти чело­ве­ка сво­ей жиз­нью и убе­га­ние от нее в алко­голь, либо же, дей­стви­тель­но вос­при­я­тие той пси­хо­ло­гии, что жизнь- это удо­воль­ствие, а сред­ством это­го удо­воль­ствия слу­жит алко­голь. Если срав­ни­вать нашу стра­ну с дру­ги­ми стра­на­ми, в том чис­ле запад­но-евро­пей­ски­ми, где алко­голь явля­ет­ся частью куль­ту­ры, такие как Фран­ция, Ита­лия, где без бока­ла вина не обхо­дит­ся ни одна тра­пе­за; там вот люди умуд­ря­ют­ся этим бока­лом вина доволь­ство­вать­ся, то есть там, навер­ня­ка, тоже есть такие явле­ния, как алко­го­лизм, но у нас как-то все гру­бее и у нас мно­гие не доволь­ству­ет­ся бока­лом вина, а пьют до тех пор, пока не упа­дут. В этом тоже про­бле­ма, то есть не сам алко­голь плох, а непра­виль­ное его упо­треб­ле­ние, это если брать куль­тур­ные сто­ро­ны это­го явления.

Ю.Б.: Инна Леон­тьев­на, а, может быть, вы смо­же­те кар­ти­ну обри­со­вать в дру­гих кате­го­ри­ях. Что мож­но ска­зать отно­си­тель­но молодежи.

И.Б.: Я думаю, что сей­час, к сожа­ле­нию, гра­ни­цы реги­о­нов в этом вопро­се сти­ра­ют­ся. Я это гово­рю по опы­ту мое­го обще­ния с людь­ми, кото­рые живут и в круп­ных и в малень­ких горо­дах и в глу­бин­ке Конеч­но, про­бле­ма алко­го­ли­за­ции, упо­треб­ле­ния алко­го­ля сре­ди моло­де­жи, сто­ит в про­вин­ции более ост­ро, чем в круп­ных горо­дах, таких круп­ных, как Москва и Санкт-Петер­бург. Вооб­ще, кар­ти­на с упо­треб­ле­ни­ем алко­го­ля име­ет дина­ми­ку и она неста­тич­на. Без­услов­но, если мы в исто­рию посмот­рим, были пери­о­ды, когда на Руси без­мер­ное упо­треб­ле­ние алко­го­ля осуж­да­лось обще­ством, были цен­но­сти, кото­рые все же оста­нав­ли­ва­ли, пре­пят­ство­ва­ли, но здесь в какой-то момент очень рез­ко вме­шал­ся эко­но­ми­че­ский фак­тор, это озна­ча­ет, что алко­голь стал това­ром и това­ром очень при­быль­ным. Имен­но с это­го момен­та, нача­лось бур­ное раз­ви­тие алко­го­ли­за­ции наше­го насе­ле­ния, когда поощ­ря­лось упо­треб­ле­ние алко­го­ля в трак­ти­рах без закус­ки, в общем-то, люди пили ков­ша­ми, вед­ра­ми. Конеч­но же это ска­за­лось на общем гено­фон­де или на ген­ном состо­я­нии. Здесь еще накла­ды­ва­ет­ся очень силь­ный отпе­ча­ток, я соглас­на с отцом Пет­ром, в том, что народ пьет, пото­му что счи­та­ет это быст­рым спо­со­бом полу­че­ния удо­воль­ствия. Еще Кон­фу­ций гово­рил: “Не дай Бог вам жить в эпо­ху пере­мен” или “Вра­гу поже­лать жить в вашем веке в эпо­ху пере­мен”. Имен­но это про­ис­хо­дит с нашим обще­ством, наши дети живут в эпо­ху пере­мен. А что это вле­чет за собой? Не толь­ко пото­му что они не видят дру­гих спо­со­бов удо­воль­ствия, но еще и очень высо­кий уро­вень стрес­са, кото­рый пере­жи­ва­ет обще­ство и их роди­те­ли. Вспом­ни­те, десять лет назад, имен­но тогда у нас начал­ся рез­кий рост алко­го­ли­за­ции насе­ле­ния и начал­ся про­цесс омо­ло­же­ния алко­го­лиз­ма, т.е ста­ли заме­чать, что в поле вни­ма­ния вра­чей-нар­ко­ло­гов попа­да­ют дети две­на­дца­ти, три­на­дца­ти лет. С чем это мож­но свя­зать? Мне кажет­ся, что напря­мую это свя­за­но с эко­но­ми­че­ской, и, соот­вет­ствен­но, с соци­аль­ной и, конеч­но, с духов­ной ситу­а­ци­ей в стране. Не толь­ко пото­му, что роди­те­ли, такие нехо­ро­шие, не зани­ма­ют­ся вос­пи­та­ни­ем соб­ствен­ных детей, но еще и пото­му, что сами роди­те­ли нахо­дят­ся в состо­я­нии дез­ори­ен­та­ции. Боль­ше нет этих ограж­да­ю­щих систем и нрав­ствен­ных цен­но­стей, детям при­хо­дить­ся при­спо­саб­ли­вать­ся, адап­ти­ро­вать­ся, почти само­сто­я­тель­но выра­ба­ты­вать какие-то новые фор­мы поведения.

Не толь­ко удо­воль­ствие, но и как справ­лять­ся со слож­но­стя­ми, кото­рые перед ними сто­ят. И вот этот вот стре­со­ген­ный фак­тор в обще­стве, он, конеч­но, тоже очень сильный.

Кро­ме все­го про­че­го я соглас­на, что рекла­ма, опять же эко­но­ми­че­ский момент, игра­ет очень боль­шую роль. Дети учат­ся, гля­дя на опре­де­лен­ные образ­цы, а образ­цы — это наша мас­со­вая куль­ту­ра, теле­ви­де­ние. Послед­нее в первую оче­редь пред­ла­га­ет как спо­соб реше­ния каких-то вопро­сов или сня­тия стрес­са — имен­но алко­голь. И в этом плане у наших детей не доста­точ­но этой опо­ры, кото­рую мог­ли бы взрос­лые люди им пода­вать. Взрос­лые в какой-то момент сами ока­за­лись в рас­те­рян­но­сти. Тогда же, в нача­ле 90‑х нача­лась у детей еще и токсикомания.

Важ­ным фак­то­ром защи­ты обще­ства явля­ет­ся опре­де­лен­ное глу­бо­кое цен­ност­ное отно­ше­ние к алко­го­лю, кото­рое выра­ба­ты­ва­ет­ся века­ми. Если пыта­ют­ся волюн­та­рист­ски рез­ко вме­шать­ся в эту систе­му куль­тур­ных отно­ше­ний, то полу­ча­ет­ся, как гово­рит­ся “хоте­ли как луч­ше, а полу­чи­лось как все­гда”. Попыт­ка сило­вы­ми спо­со­ба­ми оста­но­вить пьян­ство, напри­мер, пре­кра­тить про­да­жу, выпуск алко­го­ля, занять­ся выруб­кой вино­град­ни­ков — при­во­дит к тому, что люди боль­ше начи­на­ют гнать само­гон, при­чем низ­ко­го каче­ства. Рез­кий был в 80‑е годы всплеск алко­голь­ных пси­хо­зов, смерт­но­сти от алко­го­ля, в это же вре­мя начал­ся рост ток­си­ко­ма­нии у детей. Это попыт­ка най­ти сур­ро­га­ты куль­тур­ным, соци­аль­но при­ем­ле­мым нашем обще­стве пси­хо­ак­тив­ным адап­ти­ро­ван­ным веще­ствам. И в это же вре­мя, как резуль­тат демо­кра­ти­за­ции, откры­тия гра­ниц и уси­лен­ных обмен­ных кон­так­тов с запад­ным обще­ством, ста­ли про­ни­кать нар­ко­ти­ки. Сей­час мы име­ем этот бульон, кашу, не толь­ко алко­голь сре­ди моло­де­жи, но и ток­си­ко­ма­ния, таб­лет­ки самые раз­но­об­раз­ные, нар­ко­ти­ки, лег­кие и тяжелые.

Ю.Б.: А если попро­бо­вать посмот­реть на соци­аль­ные слои. Напри­мер, сту­ден­че­ская моло­дежь или биз­не­сме­ны, в их сре­де пьют мень­ше, чем люди, кото­рые рабо­та­ют про­сты­ми рабочими?

И.П.: Мне кажет­ся, тут надо раз­де­лить две вещи, это пьян­ство и алко­го­лизм. Пьян­ство, это такое нрав­ствен­но неодоб­ри­тель­ное упо­треб­ле­ние алко­го­ля, с целью излишне рас­сла­бить­ся, полу­чить удо­воль­ствие, и алко­го­лизм, как болезнь, как зави­си­мость, когда чело­век не может не пить, это раз­ные вещи. Чело­век алко­го­лик может быть вез­де, если он пред­рас­по­ло­жен к алко­го­лиз­му, и на заво­де, и в биз­не­се, где угод­но. Это две раз­ные про­бле­мы, кото­рые надо по-раз­но­му рас­смат­ри­вать. Чем менее куль­тур­ная сре­да, тем боль­ше там пьян­ства, с этим мож­но согла­сить­ся, но не алко­го­лиз­ма, алко­го­лизм насти­га­ет чело­ве­ка там, где он есть, если у него есть такая вот хими­че­ская зави­си­мость от алкоголя.

Ю.Б.: А что зна­чит хими­че­ская зави­си­мость? Что зна­чит пред­рас­по­ло­жен­ность? Это некий дефект физио­ло­гии, кото­рый не поз­во­ля­ет орга­низ­му достой­но про­ти­во­сто­ять алкоголю?

И.П.: Мож­но по-раз­но­му трак­то­вать, но в нашем кон­тек­сте мож­но ска­зать так, что, пьян­ство — это явле­ние при кото­ром чело­век собой все же вла­де­ет и зна­ет когда ему оста­но­вить­ся, пусть даже он и пьет каж­дый день. Алко­го­лизм совсем иное. Когда алко­голь попа­да­ет в орга­низм, вклю­ча­ет­ся опре­де­лен­ный меха­низм, чело­век теря­ет воз­мож­ность жить без алко­го­ля, обре­та­ет зави­си­мость. Он уже не оста­нав­ли­ва­ет­ся, и начи­на­ют­ся запои, пока орга­низм не насы­тить­ся ядом.

И.Б.: Здесь был изло­жен абсо­лют­но пра­виль­ный меди­цин­ский взгляд, но я хочу под­черк­нуть, что пред­рас­по­ло­жен­ность, это еще не хими­че­ская зави­си­мость, но усло­вия, как фак­тор, кото­рый может сыг­рать глав­ную роль, если чело­век столк­нет­ся с алко­го­лем, т.е он начи­на­ет выпи­вать, посколь­ку такое пове­де­ние сей­час рас­про­стра­не­но и в сту­ден­че­ской сре­де, и, как спо­соб рас­слаб­ле­ния в биз­нес сре­де, как про­то­коль­ные вещи, с кото­ры­ми стал­ки­ва­ют­ся чинов­ни­ки на выс­шем уровне. В общем-то это везде.

И.П.: С поне­дель­ни­ка по пят­ни­цу они с утра до ночи в рабо­те, пят­ни­ца вечер, суб­бо­та-это дни бани. Баня-это не помыв­ка, а куль­ту­ра бань, совер­шен­но омер­зи­тель­ная и живот­ная. В вос­кре­се­нье чело­век про­сы­ха­ет и в поне­дель­ник при­сту­па­ет, и так живут года­ми, пока их не сва­лит инфаркт или инсульт, когда они уже и пить не могут и не пить не могут

Ю.Б.: Тогда у меня воз­ни­ка­ет такой вопрос, часто нам при­во­дят ста­ти­сти­ку раз­ную, что 90% насе­ле­ния нашей стра­ны пьет. А насколь­ко мож­но дове­рять таким циф­рам? Или к этим циф­рам тоже нуж­ны некие ком­мен­та­рии? Пото­му что, если верить толь­ко циф­рам, то лет 5 назад все долж­ны были выме­реть, т.к. пишут, что коли­че­ство упо­треб­ля­е­мо­го рус­ским чело­ве­ком на душу алко­го­ля в 100 раз пре­вы­ша­ет смер­тель­ную дозу. И когда эти циф­ры чита­ешь, про­сто не пони­ма­ешь, поче­му мы все еще живы. И у меня все­гда вста­вал вопрос, либо эти циф­ры какая-то чушь, либо к ним нуж­ны какие-либо ком­мен­та­рии, кото­рые при­во­дят эти циф­ры к реаль­ной действительности.

И.Б.: Вооб­ще ста­ти­сти­ка — это шту­ка опас­ная, ей надо поль­зо­вать­ся уме­ло, отда­вая долж­ное тому, что любые циф­ры мож­но истол­ко­вы­вать и пово­ра­чи­вать и в ту, и в дру­гую сто­ро­ну, в зави­си­мо­сти от того, что мы хотим эти­ми циф­ра­ми дока­зать. Оче­вид­но, что досто­вер­но полу­чить коли­че­ство точ­ное алко­го­ле-зави­си­мых у нас в стране невоз­мож­но по той при­чине, что не все обра­ща­ют­ся за помо­щью в соци­аль­ные учре­жде­ния, где ведет­ся ста­ти­сти­ка. И часть боль­ных уми­ра­ет или про­хо­дит по какой-то дру­гой кате­го­рии, лечат­ся от каких-то дру­гих сопут­ству­ю­щих забо­ле­ва­ний, но они не явля­ют­ся алко­го­ли­ка­ми или они в ком­мер­ции, в ком­мер­че­ских учре­жде­ни­ях про­сят помо­щи. Все­гда есть какая-то услов­ная веро­ят­ность, у меня вызы­ва­ет некую насто­ро­жен­ность интер­пре­та­ция этих цифр при­ве­ден­ных вами спо­со­бом. В этом есть какое-то кли­ку­ше­ство, да вот и нация уже поги­ба­ет и гено­фонд испор­чен­ный, еще немно­жеч­ко и вооб­ще Рос­сии не будет. Это силь­ное пре­уве­ли­че­ние, у нас, как у любо­го наро­да, есть доста­точ­ный потен­ци­ал. Как бы люди не ста­ра­лись погу­бить свою при­ро­ду, у них есть ресур­сы, кото­рые не поз­во­ля­ют пере­сту­пать, защит­ный меха­низм соци­аль­но­го пла­на, пси­хо­ло­ги­че­ско­го пла­на и, навер­ное, био­ло­ги­че­ско­го пла­на, кото­рый не поз­во­ля­ет эту гра­ни­цу само­уни­что­же­ния пере­сту­пить. И все­гда был опре­де­лен­ный про­цент людей, стра­да­ю­щих алко­го­лиз­мом, на про­тя­же­нии всей исто­рии, я думаю, что вооб­ще на про­тя­же­нии всей исто­рии человечества.

Ю.Б.: Если мы под­ра­зу­ме­ва­ем под алко­го­лиз­мом некий недуг, кото­рый при­сущ каким-то кон­крет­ным людям, то, имен­но про­цент людей с этим неду­гом в исто­рии чело­ве­че­ства более или менее посто­я­нен? Напри­мер, если мы рас­смот­рим вопрос сек­тант­ства. Мно­гие нас пуга­ют сек­та­ми, а когда зада­ешь спе­ци­а­ли­сту пря­мой вопрос: “А каков мак­си­маль­ный про­цент сек­тан­тов в любой стране?” Он гово­рит, что не боль­ше двух. Т.е. нико­гда боль­ше двух не будет, сек­ты нико­гда не смо­гут погло­тить общество.

И.П.: Я думаю, что та же исто­рия и с алко­го­лиз­мом, но не с пьян­ством. Я думаю, что про­цент алко­го­ли­ков при­мер­но оди­на­ков, и есте­ствен­но надо учи­ты­вать и общее уве­ли­че­ние насе­ле­ния. А вот имен­но с пьян­ством дело хуже обсто­ит. Но тут тоже надо учи­ты­вать, что пьян­ство, если чело­век пьет каж­дый день, тоже мож­но счи­тать алко­го­лиз­мом. Тут гра­ни­ца не очень точ­ная. У пья­ни­цы может раз­вить­ся со вре­ме­нем алко­го­лизм. Пото­му что если при­учать орга­низм в тече­ние деся­ти­ле­тий к это­му веще­ству, оно уже вхо­дит в обмен веществ.

Ю.Б.: Извест­ны ли вам при­ме­ры уни­что­же­ния циви­ли­за­ций через какой-то порок, не через заво­е­ва­ния? Может ли нация выме­реть от соб­ствен­но­го алкоголизма?

И.П.: Свя­щен­ное писа­ние утвер­ди­тель­но нам отве­ча­ет на этот вопрос. Допо­топ­ное чело­ве­че­ство пре­кра­ти­ло свое суще­ство­ва­ние, так же и горо­да Содом и Гомор­ра. Свя­щен­ное писа­ние ука­зы­ва­ет на то, что здесь был непо­сред­ствен­но Боже­ствен­ный акт нака­за­ния. Из свя­щен­но­го писа­ния мы видим, что Изра­иль посто­ян­но был одергиваем.

Ю.Б.: И если бы не вме­ша­тель­ство Божье, он посте­пен­но бы ска­ты­вал­ся в пороки?

И.П.: Да, оче­вид­но он ска­ты­вал­ся в идолопоклонство.

Ю.Б.: Мож­но ли гово­рить, что уве­ли­че­ние пороч­но­сти обще­ства может при­ве­сти к ситу­а­ции гибе­ли нации?

И.П.: Если мы возь­мем про­сто даже исто­рию нашей стра­ны, то с 17-го года не было ни мину­ты покоя, это объ­ек­тив­ные вещи. Мож­но, конеч­но, кли­ку­ше­скую вер­сию выска­зы­вать об уни­что­же­нии гено­фон­да, а мож­но фак­ти­че­скую, что дей­стви­тель­но уни­что­жа­лись мил­ли­о­ны людей, людей не худ­ших, а луч­ших. То есть мы видим, что даже на недав­ней исто­рии нашей стра­ны этот закон про­яв­ля­ет­ся. Нрав­ствен­ность пада­ет, порок тор­же­ству­ет, стра­на поги­ба­ет. Эта пара­диг­ма в Свя­щен­ном писа­нии очень ясно про­пи­са­на. В Вет­хо­за­вет­ное вре­мя суще­ство­ва­ла сле­ду­ю­щая схе­ма. Есть избран­ный народ и Гос­подь его пасет и, когда Изра­иль отхо­дит от Бога, он нака­зы­ва­ет­ся каз­ня­ми: заво­е­ва­ни­ем, пле­ном и сопро­вож­да­ет­ся нрав­ствен­ным раз­ло­же­ни­ем, жерт­во­при­но­ше­ни­я­ми даже чело­ве­че­ски­ми и про­чим, когда по каким-то обсто­я­тель­ствам Изра­иль воз­вра­ща­ет­ся к Богу все ста­но­вит­ся нор­маль­но. То же мы видим в хри­сти­ан­скую эпо­ху. Когда стра­ны и циви­ли­за­ции рас­хри­сти­а­ни­зи­ру­ют­ся, с ними слу­ча­ют­ся беды. Как это слу­чи­лось с Рос­си­ей, кото­рая отка­за­лась от Бога, это не надо так пони­мать, что при­шли злые люди. Стра­на отка­за­лась от Бога, это оче­вид­но, доста­точ­но про­чи­тать “Архи­пе­лаг Гулаг” Сол­же­ни­цы­на, что­бы понять это с ясно­стью. То же мы видим и в Евро­пе сей­час, все эти про­цес­сы анти­хри­сти­а­ни­за­ции они при­ве­дут к тому, что Евро­пей­ской циви­ли­за­ции не будет, она будет вытес­не­на, может быть и ислам­ской или иной какой, судя по тому, что сей­час про­ис­хо­дит. Как толь­ко чело­век отсту­па­ет от нрав­ствен­но­сти, он теря­ет какие-то силы, а раз он теря­ет нрав­ствен­ные силы, зна­чит, их место зани­ма­ют поро­ки, в том чис­ле пьян­ство и алко­го­лизм. Это про­сле­жи­ва­ет­ся с ясностью.

Ю.Б.: Какие на ваш взгляд есть 3 при­чи­ны кото­рые при­во­дят чело­ве­ка к пьянству.

И.П.: На пер­вом месте, я думаю, непра­виль­ное устро­е­ние жиз­ни само по себе. Это про­цесс настоль­ко исто­ри­че­ски дли­тель­ный, что нель­зя вычле­нить какой-то отдель­ный факт и ска­зать “вот поче­му”, напри­мер, пото­му что пло­хой пре­зи­дент или пло­хая власть или все плохое.

Ю.Б.: А что вы име­е­те в виду под непра­виль­ным устро­е­ни­ем жиз­ни? То есть, перед этим, напри­мер, вы не гово­ри­ли так явно, вы гово­ри­ли о рекламе.

И.П.: Есть опре­де­лен­ные цели и зада­чи чело­ве­че­ской жиз­ни на зем­ле, с точ­ки зре­ния, будем так гово­рить, хри­сти­ан­ства. Мы верим, что меж­ду этим и объ­ек­тив­ным поло­же­ни­ем вещей ста­вит­ся знак равен­ства. Т.е чело­век пред­на­зна­чен для веч­ной жиз­ни, что зем­ная жизнь дана ему для опре­де­лен­ных целей, кото­рые он может выпол­нить толь­ко, если будет иметь в виду жизнь веч­ную. Сле­до­ва­тель­но, здесь вклю­ча­ют­ся тех­ни­че­ские меха­низ­мы имен­но соблю­де­ния еван­гель­ских запо­ве­дей и жизнь в Церк­ви. Когда чело­век от это­го отхо­дит, то, хочет он это­го или не хочет, нару­ша­ют­ся какие-то объ­ек­тив­ные осно­вы жиз­ни, кото­рые заме­ня­ют­ся, соот­вет­ствен­но, насколь­ко чело­век отсту­па­ет от них, настоль­ко он под­вер­га­ет­ся дей­ствию зла, поро­ка и безнравственности.

Ю.Б.: Т.е чело­век, отсту­пая от неких пра­виль­ных и объ­ек­тив­ных зако­нов раз­ви­тия чело­ве­ка, сво­ей при­ро­ды, сам повер­га­ет себя в беды.

И.П.: Но при­ро­да, не в пони­ма­нии нашем, ренес­санс­ном, а при­ро­да имен­но в ее цело­куп­но­сти, так как сотво­рил ее Бог и какие зада­чи хочет Бог, что­бы чело­век выпол­нил. Если чело­век эти зада­чи не выпол­ня­ет, по тем или иным при­чи­нам, то сле­до­ва­тель­но, начи­на­ют­ся раз­лич­ные беды.

Кро­ме отме­чен­но­го ска­зы­ва­ет­ся ката­стро­фи­че­ское поло­же­ние с семей­ной жиз­нью в нашей стране. Люди вос­пи­ты­ва­ют­ся в семьях, и отсю­да, если семья непра­виль­но устро­е­на, непра­виль­но функ­ци­о­ни­ру­ет, если роди­те­ли целый день рабо­та­ют, а ребе­нок неиз­вест­но что дела­ет, роди­те­ли при­хо­дят вече­ром, начи­на­ют­ся вза­им­ные упре­ки, муж выпи­ва­ет бутыл­ку вод­ки схо­ду, жена скан­да­лит, вся в пелен­ках или в при­го­тов­ле­нии бульо­на, ребе­нок кру­тит­ся под нога­ми, что-то тре­бу­ет, они гово­рят: “мы на рабо­те, мы для тебя день­ги зара­ба­ты­ва­ем”. Всем извест­ны эти кар­ти­ны. И отсю­да, конеч­но, дети рас­тут без вни­ма­ния, без люб­ви. Мне кажет­ся, что в семьях отсут­ству­ет любовь, преж­де все­го, а если она там и при­сут­ству­ет, она непра­виль­но пони­ма­ет­ся. Пото­му что мно­гие роди­те­ли, их чув­ства по отно­ше­нию к ребен­ку, они счи­та­ют, что они его любят, а на самом деле объ­ек­тив­но это не так, пота­ка­ют его стра­стям, допу­стим, но это не озна­ча­ет любовь. Все упи­ра­ет­ся в то, что у чело­ве­ка поте­рян кри­те­рий пра­виль­но­сти жиз­ни во всех обла­стях, в семей­ной поте­рян, в обще­ствен­ной поте­рян и т.д.

Ю.Б.: Инна Леон­тьев­на, а как вы може­те этот спи­сок про­дол­жить? И соглас­ны ли вы с ним?

И.Б.: Я совер­шен­но соглас­на с батюш­кой, может быть я про­сто дру­ги­ми сло­ва­ми повто­рю тоже. Если мы возь­мем за мета­фо­ру дере­во, у дере­ва есть кор­ни и кор­ни они пита­ют­ся и уко­ре­ня­ют­ся в поч­ве. Если поч­вой явля­ет­ся любовь, то тогда кор­ни могут питать­ся ей и давать раз­ви­тие дере­ву и пло­дам. Если поч­вой явля­ет­ся наси­лие, зло, т.е анти­под люб­ви, нелю­бовь, соот­вет­ствен­но это будет порож­дать страх, это будет порож­дать чув­ство отчуж­де­ния. Там и ком­плек­сы, и низ­кая само­оцен­ка, и ненуж­ность сво­е­го я, сво­ей жиз­ни, цен­но­сти жиз­ни как тако­вой, пото­му что она уни­что­жа­ет­ся той сре­дой, где он нахо­дит­ся и он видит, он впи­ты­ва­ет это. У него есть, конеч­но, воз­мож­ность выжи­ва­ния в этой сре­де, но не раз­ви­тия. Вот это состо­я­ние отчуж­де­ния, отчуж­де­ния от себя само­го, отчуж­де­ние от выс­ше­го нача­ла-обра­за Божия, кото­рым в общем-то явля­ет­ся чело­век порож­да­ет какие-то урод­ли­вые дефор­ма­ции, с одной сто­ро­ны харак­те­ра- вот эти ком­плек­сы, а с дру­гой сто­ро­ны- жаж­ду и голод, жаж­ду по люб­ви. И тогда осу­ществ­ля­ет­ся попыт­ка най­ти сур­ро­гат, заме­ну этим воз­мож­но­стям полу­че­ния истин­ной люб­ви, а эта заме­на, она может быть чем угодно.

Ю.Б.: Насколь­ко я пони­маю вли­я­ние пью­ще­го чело­ве­ка на семью, оно не линей­но, род­ствен­ни­ки видят его пья­ным, они как-то под­стро­и­лись под него, он их может быть бьет. Может вы мог­ли бы как-то эту кар­ти­ну оха­рак­те­ри­зо­вать, что­бы она была понят­на чело­ве­ку неис­ку­шен­но­му в тер­ми­нах, что­бы понять, что это такое, как вли­я­ет пью­щий чело­век на семью.

И.П.: Это явле­ние назы­ва­ет­ся соза­ви­си­мость — это тоже болезнь, она не хими­че­ская, она харак­те­ри­зу­ет­ся тем, что чело­век пере­ста­ет при­над­ле­жать себе, пере­ста­ет при­ни­мать здра­вые реше­ния, ведь что такое соза­ви­си­мость, даже с точ­ки зре­ния грам­ма­ти­ки, когда в семье кто-то зави­сим от алко­го­ля, осталь­ные соза­ви­си­мы от алко­го­ля через это­го чело­ве­ка. Алко­голь это­го чело­ве­ка дела­ет живот­ным, а его домаш­них он лиша­ет все­го: радо­стей жиз­ни, само­сто­я­тель­но­сти, ответ­ствен­но­сти, воз­мож­но­сти при­ни­мать какие-либо реше­ния, направ­лен­ные на улуч­ше­ние объ­ек­тив­но­го поло­же­ния пью­ще­го чело­ве­ка. А т.к. почти в каж­дой семье есть кто-то, кто под­вер­жен это­му злу, этой беде, то соза­ви­си­мость явля­ет­ся мас­со­вым явлением.

Ю.Б.: А я хотел бы, Инна Леон­тьев­на, услы­шать оцен­ку, может быть даже боль­ше меди­цин­скую. Мно­гие дума­ют, что сто­ить убрать при­чи­ну и все послед­ствия пре­кра­тят­ся. Ну, гру­бо гово­ря, допил­ся чело­век до того, что про­сто умер, кажет­ся, ну вот, он умер и вро­де уже нет источ­ни­ка зла, а про­бле­мы про­дол­жа­ют­ся. Как это мож­но охарактеризовать?

И.Б.: Я бы допол­ни­ла опре­де­ле­ние соза­ви­си­мо­сти еще пси­хо­ло­ги­че­ской харак­те­ри­сти­кой. Пред­ставь­те себе, жить с пью­щим чело­ве­ком, это нахо­дить­ся посто­ян­но в зоне бое­вых дей­ствий, это стресс, это посто­ян­ное напря­же­ние, от того, что ты не зна­ешь, что ожи­дать, что может про­изой­ти, невоз­мож­но спла­ни­ро­вать свою жизнь, это отсут­ствие каких-то чет­ких пра­вил, кото­ры­ми нор­маль­ные люди руко­вод­ству­ют­ся при обще­нии друг с дру­гом, даже может быть и не про­го­ва­ри­вая их. А в семье алко­го­ли­ка эти пра­ви­ла не при­сут­ству­ют, они все вре­мя ситу­а­тив­ны, т.е. ты выстра­и­ва­ешь свое пове­де­ние в зави­си­мо­сти от того, какая ситу­а­ция скла­ды­ва­ет­ся, каким при­шел муж или пью­щий чело­век, как он себя будет вести. Т.е. это состо­я­ние безу­мия и, точ­но так­же как жить с безум­ным чело­ве­ком в семье, есть угро­за индук­ции. Меня­ет­ся спо­соб­ность ана­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию. Меня­ет­ся мыш­ле­ние, оно под­чи­ня­ет­ся посто­ян­но цен­тру, кото­рый пред­став­ля­ет пью­щий чело­век. Т.е ты не руко­вод­ству­ешь­ся тем, какие у тебя ори­ен­ти­ры, какие потреб­но­сти у тебя, что ты чув­ству­ешь, что ты осо­зна­ешь, а руко­вод­ству­ешь­ся, при­спо­саб­ли­ва­ясь к этой ситу­а­ции. Конеч­но, это ска­зы­ва­ет­ся на общем состо­я­нии близ­ких людей, в том числе.

Ю.Б.: Полу­ча­ет­ся так, что дей­стви­тель­но пере­стра­и­ва­ет­ся не толь­ко внеш­няя сто­ро­на жиз­ни, а каким-то обра­зом под это под­стра­и­ва­ет­ся и физио­ло­гия. И чело­век ста­но­вит­ся похо­жим на вои­на-афган­ца, вер­нув­ше­го­ся в мир­ную страну.

И.Б.: Вопрос ослож­ня­ет­ся тем, что чело­век не рабо­та­ет со сво­ей про­бле­мой соза­ви­си­мо­сти, не при­зна­ет ее, не стре­мить­ся уви­деть болез­нен­ные про­яв­ле­ния в сво­ем пове­де­нии, в сво­ей пси­хи­ке. В таких слу­ча­ях соза­ви­си­мый чело­век будет пере­да­вать такое пове­де­ние и сво­им детям. Даже если ребе­нок не рас­тет в семье, где есть алко­го­лик, а он про­сто живет в семье, допу­стим, доче­ри алко­го­ли­ка, у него все рав­но будет очень боль­шой риск фор­ми­ро­ва­ния соза­ви­си­мо­го поведения.

Часто быва­ет, что мама боит­ся, что ребе­нок будет пить и начи­на­ет его очень опе­кать. Она ведет себя имен­но как чело­век, у кото­ро­го с дет­ства вос­пи­ты­ва­ет­ся соза­ви­си­мый ком­плекс. И, в кон­це кон­цов, так и полу­ча­ет­ся, что ребе­нок в под­рост­ко­вом воз­расте начи­на­ет пить.

Если озву­чить неко­то­рые пла­сты про­блем у детей с пью­щи­ми или соза­ви­си­мы­ми роди­те­ля­ми, то преж­де все­го надо отме­тить, что в этих семьях повы­шен­ная напря­жен­ность. Дети запо­ми­на­ют некую модель пове­де­ния. И, если жен­щи­на вышла замуж и муж запил, то не смот­ря на то, что у жен­щи­ны най­дут­ся силы решить эту про­бле­му, ребе­нок вполне может сфор­ми­ро­вать­ся трав­ми­ро­ван­ным в пси­хи­че­ском и духов­ном плане.

Это дети кото­рым труд­но, кото­рые стра­да­ют из-за роди­те­лей. Они берут на себя опре­де­лен­ную соци­аль­ную роль, ведь про­бле­ма пьян­ства дей­ству­ет на ребен­ка раз­ла­га­ю­ще, ребе­нок начи­на­ет сты­дить­ся это­го, он берет на себя ответ­ствен­ность за то, что про­ис­хо­дит с роди­те­ля­ми. Этот стыд, он деструк­тив­ный, не нрав­ствен­ный, это ком­плекс вины, кото­рый не дает воз­мож­но­сти лич­но­сти чув­ство­вать сво­бо­ду свою, застав­ля­ет ее вести себя по опре­де­лен­ным рель­сам, вот так как ведет себя его мама, напри­мер. Вот это и есть созависимость.

Ю.Б.: Навер­ное, все было бы не так пло­хо, если бы была пра­виль­ная реак­ция окру­жа­ю­щих людей. Как я пони­маю, эта реак­ция толь­ко усу­губ­ля­ет про­бле­му, когда окру­жа­ю­щие отчуж­да­ют­ся, их не гото­вы при­нять. Эта про­бле­ма сто­ит? Я гово­рю о том, что этот несчаст­ный ребе­нок, кото­рый преж­де все­го нуж­да­ет­ся в том, что­бы быть согре­тым любо­вью, дове­ри­ем, он полу­ча­ет от окру­жа­ю­щих ров­но то же, что и в семье.

И.Б.: Эта про­бле­ма очень серьез­на. Ино­гда мне кажет­ся, что в этом вся самая глав­ная сущ­ность, может быть пото­му, что я с этим посто­ян­но стал­ки­ва­юсь и рабо­таю. Но как оста­но­вить этот махо­вик? Если бы у обще­ства было боль­ше сво­их ресур­сов отно­сить­ся здра­во к тому, что про­ис­хо­дит с боль­ным чело­ве­ком, не пота­кать, не поощ­рять это, но и не уни­что­жать его, а имен­но исце­лять. Когда рана на теле, воз­ни­ка­ет защит­ный слой, кото­рый эту рану начи­на­ет охва­ты­вать и защи­щать ее, пока она не покры­ва­ет­ся новой кле­точ­кой. У нас вот таких вот защит­ных сил в обще­стве очень мало. По сути это имен­но то, что мы назы­ва­ем соци­аль­ной рабо­той, у нас не хва­та­ет систем­но­сти и пони­ма­ния этой рабо­ты. Ведь мы все в одной лод­ке нахо­дим­ся и убе­речь­ся в оди­ноч­ку, навер­ное, толь­ко Ною уда­лось, с Божьей помощью.

Ю.Б.: Пьян­ство мож­но обо­звать как телес­но-социо-пси­хо-духов­ное явле­ние. Давай­те сна­ча­ла мы его опи­шем свет­ски, а потом опи­шем его со сто­ро­ны опы­та церкви.

И.Б.: Если свет­ским язы­ком пытать­ся оха­рак­те­ри­зо­вать пьян­ство, то здесь наи­бо­лее корот­кой фор­му­лой явля­ет­ся то, что вы уже про­из­нес­ли, био-социо-пси­хо-духов­ное заболевание.

И, с точ­ки зре­ния био­ло­гии, понят­но, что есть дефор­ма­ция телес­ных струк­тур на очень глу­бо­ком уровне, когда алко­голь вклю­ча­ет­ся в мета­бо­лизм, био­хи­ми­че­ские про­цес­сы орга­низ­ма и, тем самым, он ста­но­вит­ся необ­хо­ди­мой для алко­го­ли­ка частью под­дер­жа­ния суще­ство­ва­ния орга­низ­ма. В этом и про­яв­ля­ет­ся физи­че­ская зави­си­мость от алко­го­ля у боль­но­го чело­ве­ка. Алко­го­лик не может кон­тро­ли­ро­вать свое питие, так­же как чело­век, боль­ной тубер­ку­ле­зом, не может пере­стать каш­лять, если мы его попро­сим. Он какое-то вре­мя будет это пытать­ся сде­лать, но его про­сто это будет душить и раз­ди­рать. При­бли­зи­тель­но то же самое состо­я­ние и у алко­го­ли­ка, уже когда есть раз­ви­тая зави­си­мость. Это не все, зави­си­мость, она не воз­ни­ка­ет одно­мо­мент­но, в тече­ние одно­го дня, хотя гово­рят, что, напри­мер, геро­и­но­вая зави­си­мость может раз­вить­ся бук­валь­но с пер­во­го уко­ла, но тем не менее еще есть оформ­ле­ние вот этой вот опре­де­лен­ной дея­тель­но­сти, свя­зан­ной с упо­треб­ле­ни­ем. Чело­век свою потреб­ность и жела­ние выпить оформ­ля­ет каки­ми-то для себя при­ем­ле­мы­ми спо­со­ба­ми. Он ее себе пыта­ет­ся объ­яс­нить, и объ­яс­нить свое пове­де­ние или обос­но­вать попыт­ки создать ситу­а­цию упо­треб­ле­ния. Это нача­ло фор­ми­ро­ва­ния пси­хи­че­ской зави­си­мо­сти. При­том, что орга­низм стра­да­ет очень глу­бо­ко, но на мой взгляд наи­бо­лее слож­ное — это пси­хи­че­ская зави­си­мость, пото­му что здесь меня­ет­ся мыш­ле­ние чело­ве­ка, меня­ет­ся его воз­мож­ность кон­тро­ли­ро­вать свои потреб­но­сти, свои цен­но­сти, осо­зна­вать эти цен­но­сти, регу­ли­ро­вать их. Ведь эта пси­хи­ка нуж­на, что­бы регу­ли­ро­вать свое пове­де­ние, вот она начи­на­ет стра­дать. Чело­век в бук­валь­ном смыс­ле ста­но­вит­ся сума­сшед­шим, неуправ­ля­е­мым, он не может себя кон­тро­ли­ро­вать. Это тоже не одно­мо­мент­ный про­цесс, здесь вклю­ча­ет­ся мно­го защит­ных механизмов.

Чело­век — суще­ство настоль­ко хит­рое и слож­ное, что он дол­гое вре­мя будет пытать­ся объ­яс­нять и мозг его будет под­ска­зы­вать ему какие-нибудь объ­яс­не­ния, кото­рые не поз­во­лят ему взгля­нуть истине в лицо, понять в чем основ­ная при­чи­на. И он будет пить пото­му, что он забо­лел, ему нуж­но поле­чить­ся, он будет пить, пото­му что день рож­де­ния у тещи, он будет пить с радо­сти или с горя. Мас­са таких объ­яс­не­ний ста­но­вит­ся буфе­ром меж­ду истин­ной сущ­но­стью чело­ве­ка и лжи­вой обо­лоч­кой, кото­рая начи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся в резуль­та­те тако­го обра­за жиз­ни. Суще­ству­ет как бы мас­ка алкоголика.

Конеч­но, и окру­же­ние начи­на­ет дефор­ми­ро­вать­ся вокруг это­го чело­ве­ка. И он, пыта­ясь скрыть эту боль, при­сут­ству­ю­щую в про­цес­се болез­ни, чув­ство вины, сты­да за все это, он дистан­ци­ру­ет­ся, отда­ля­ет­ся от людей люби­мых, любя­щих его. Воз­ни­ка­ет оди­но­че­ство, изо­ля­ция или поверх­ност­ное обще­ние с себе подоб­ны­ми, кото­рое не будет ранить совесть, заста­вит совесть мол­чать. Конеч­но, духов­ная про­бле­ма чело­ве­ка рано или позд­но про­явит­ся в том, что чело­век поте­ря­ет смысл жиз­ни, смысл суще­ство­ва­ния как целост­ной лич­но­сти, как части чего-то, что боль­ше его само­го. А это уже пол­ный крах.

Ю.Б.: Для меня оста­лась нераз­ре­шен­ной вот какая про­бле­ма: сей­час очень мод­но пьян­ство назы­вать сло­вом болезнь. Но, все-таки, сло­во болезнь в обще­ствен­ном созна­нии и в созна­нии нашей куль­ту­ры не несет в себе нрав­ствен­ной оцен­ки. Если у чело­ве­ка тубер­ку­лез, понят­но, что к нему нрав­ствен­ные мер­ки не при­ме­ня­ют­ся, он не несет за это ответ­ствен­но­сти. Этот чело­век не вино­ват, он несча­стен, к нему необ­хо­ди­мо отно­сит­ся с сочув­стви­ем и его необ­хо­ди­мо лечить. Насколь­ко оправ­да­но, что имен­но поня­тие болез­ни при­ме­ня­ет­ся к алко­го­ли­кам? Чисто меди­цин­ски, может быть, это мож­но назвать болез­нью, но ведь всем понят­но, что алко­го­лизм свя­зан с нрав­ствен­но­стью. Сам по себе чело­век не забо­ле­ва­ет этой болез­нью. Как эти про­ти­во­ре­чия сов­ме­стить? Если дове­сти этот вопрос до логи­че­ской точ­ки, то вино­вен ли чело­век в сво­ем алко­го­лиз­ме или не виновен?

И.П.: Здесь нуж­но точ­но опре­де­лять, что это болезнь, с одной сто­ро­ны, а, с дру­гой сто­ро­ны, она не уво­дит чело­ве­ка из под ответ­ствен­но­сти за последствия.

И.Б: С точ­ки зре­ния узко меди­цин­ской, болезнь- это про­цесс, за кото­рый чело­век не несет ответ­ствен­но­сти. Если более широ­ко посмот­реть на то, что такое болезнь, есть в любой болез­ни и ответ­ствен­ность чело­ве­ка за выздо­ров­ле­ние, не за болезнь, а за выздо­ров­ле­ние. За состо­я­ние, кото­рое чело­век при­ла­га­ет к тому, что­бы спра­вить­ся с этой про­бле­мой. При любом забо­ле­ва­нии чело­век может занять пози­цию пара­зи­ти­че­скую: вот я болен, я несча­стен, заботь­тесь обо мне.

Ю.Б.: То есть, мы долж­ны вво­дить кри­те­рий ответ­ствен­но­сти по отно­ше­нию к выздо­ров­ле­нию, не обви­няя чело­ве­ка в том, что он забо­лел, но обви­няя в том, что он не хочет стать здоровым?

И.П.: Это тоже самое, что гово­рит цер­ковь по отно­ше­нию к стра­стям, Чело­век не вино­вен в при­ло­ге стра­сти, но он вино­вен, если даст ему раз­вить­ся, не осмыс­ляя его как зло и не изыс­ки­вая спо­со­бов борь­бы. Мож­но ска­зать, что в самой стра­сти, кото­рая в чело­ве­ке сидит, он не вино­вен, страсть в силу пер­во­род­но­го гре­ха в нем есть. Чело­век вино­вен, когда дей­ству­ет по стра­сти, не сопро­тив­ля­ясь ей.

Ю.Б.: То есть мы нашли некую ана­ло­гию с гре­хом. И здесь мы долж­ны поста­вить вопрос: пьян­ство, грех и болезнь. Как эти три кате­го­рии соотнести?

И.П.: Дело в том, что у нас поня­тия духов­ные явля­ют­ся духов­ны­ми, а у нас часто некор­рект­но рас­ши­ря­ют их сфе­ру. Нуж­но опре­де­лить, что такое грех, отку­да он начал­ся. Грех- это поня­тие инди­ви­ду­аль­ное, мы не можем здесь обоб­щить, на все слу­чаи жиз­ни дать опре­де­ле­ния для какой-то кате­го­рии людей. У каж­до­го чело­ве­ка в жиз­ни нуж­но смот­реть его ситу­а­цию, тогда толь­ко мож­но понять, что такое грех, что такое наслед­ствен­ность, вос­пи­та­ние, болезнь. Это очень слож­ный и инди­ви­ду­аль­ный про­цесс и здесь дол­жен быть инди­ви­ду­аль­ный под­ход. Опе­ри­ро­вать поня­ти­ем гре­ха в общем, это спекуляция.

Ю.Б.: Грех — это осо­знан­ное тво­ре­ние зла?

И.П.: Здесь мож­но по-раз­но­му рас­су­дить. Есть грех как объ­ек­тив­ная вещь, как в Свя­щен­ном писа­нии ска­за­но: грех есть без­за­ко­ние, то есть то, что про­ти­во­ре­чит, идет вопре­ки зако­ну Божье­му. Но есть поня­тие ответ­ствен­но­сти за грех, вме­ня­е­мость гре­ха. Вот вме­ня­е­мость гре­ха у чело­ве­ка насту­па­ет тогда, когда он сво­бод­но и осо­знан­но его совер­ша­ет, либо сво­бод­но и осо­знан­но ему не противостоит.

Толь­ко тогда мож­но гово­рить о гре­хе в пол­ном смыс­ле сло­ва, кото­рый может под­да­вать­ся вра­че­ва­нию каки­ми-нибудь цер­ков­ны­ми сред­ства­ми. Пото­му, что мы гово­рим о гре­хе, и люди цер­ков­ные, они осо­зна­ют это как грех и начи­на­ют каять­ся, при­ча­щать­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн.

Одна­ко важ­но отме­тить, что если чело­век при этом забра­сы­ва­ет дру­гие аспек­ты про­ти­во­сто­я­ния это­му неду­гу, дру­гие сто­ро­ны лече­ния, то как пра­ви­ло алко­го­лизм нику­да не ухо­дит. Они, каясь и при­ча­ща­ясь, про­дол­жа­ют сры­вать­ся и пить, даже ста­вя под сомне­ние соб­ствен­ную рели­ги­оз­ную жизнь. Чело­век спра­ши­ва­ет Бога, что же про­ис­хо­дит, ведь он кает­ся, испо­ве­ду­ет­ся, но грех его поки­да­ет. Это сви­де­тель­ству­ет о том, что часто непра­виль­но опре­де­ля­ют само соот­но­ше­ние гре­ха, болез­ни и про­че­го в алко­го­лиз­ме. Мы назва­ли это био-социо-пси­хо-духов­ным явле­ни­ем, зна­чит и лече­ние долж­но быть био-социо-пси­хо-духов­ное. Если это ком­плекс­ное явле­ние, то и лечить его нуж­но комплексно.

Мы можем сде­лать предо­сте­ре­же­ние, что нель­зя на чело­ве­ка боль­но­го пьян­ством или алко­го­лиз­мом вешать ярлы­ки и гово­рить, что это грех или толь­ко болезнь, нуж­но смот­реть на кон­крет­но­го чело­ве­ка и ком­плекс­но под­хо­дить к его болез­ни. Мы, зача­стую, не зна­ем предыс­то­рию недуга.

Вооб­ще, с поня­ти­ем гре­ха нуж­но быть акку­рат­ным. Луч­ше все­го раз­би­рать­ся с гре­хом в самом себе, а не в дру­гих. А это сра­зу накла­ды­ва­ет запре­ще­ние швы­рять­ся этим сло­вом и объ­яв­лять общие явле­ния греховными.

Ю.Б.: Наста­ло вре­мя пого­во­рить о воз­мож­ных вари­ан­тах помо­щи, кото­рые помо­гут это­му чело­ве­ку стать иным. Преж­де все­го мне хоте­лось бы оста­но­вить­ся на груп­пах самопомощи.

И.Б.: Груп­пы само­по­мо­щи, ина­че их назы­ва­ют две­на­дца­ти шаго­вые груп­пы, вхо­дят в дви­же­ние ано­ним­ных алко­го­ли­ков. В общем это некий инстру­мент, кото­рый помо­га­ет чело­ве­ку в отча­ян­ных ситу­а­ци­ях, как по мости­ку прой­ти к тому состо­я­нию выздо­ров­ле­ния. Смысл этих групп очень глу­бок. Я виде­ла и знаю очень мно­го людей, кото­рые выздо­рав­ли­ва­ют в этих груп­пах. Я раз­го­ва­ри­ва­ла с мно­ги­ми людь­ми, кото­рые рас­ска­зы­ва­ли исто­рии сво­ей жиз­ни — была поте­ря все­го: и квар­ти­ры, и чело­ве­че­ско­го обли­ка, и близ­ких людей.

Начи­на­ет­ся все с себя, с того, что чело­век при­хо­дит в эту груп­пу за помо­щью. Это и есть пер­вый шаг, кото­рый помо­га­ет чело­ве­ку. Чело­век при­зна­ет, что ему нуж­на помощь, что он не в силах само­сто­я­тель­но спра­вить­ся со сво­им неду­гом. На опы­те мы зна­ем, что у людей, стра­да­ю­щих той или иной зави­си­мо­стью огром­ная гор­ды­ня. Очень часто алко­го­ли­ки гово­рят: “Я сам, мне не нуж­на помощь, я могу в любой момент оста­но­вить­ся”. Вот такое заблуж­де­ние. В этом и заклю­ча­ет­ся слож­ность. И вра­чи, и род­ные и иные люди, стре­мя­щи­е­ся с любо­вью это­му чело­ве­ку помочь, не могут пре­одо­леть этот барьер отри­ца­ния и неже­ла­ния при­нять чью-то помощь. Имен­но пото­му, что чело­век боит­ся при­знать, что он поте­рял кон­троль над сво­ей жиз­нью, воз­ни­ка­ет очень мощ­ное сопро­тив­ле­ние с его стороны.

Что про­ис­хо­дит в груп­пе? Пью­ще­го чело­ве­ка (да и вооб­ще чело­ве­ка зави­си­мо­го) там не вынуж­да­ют при­зна­вать­ся в сво­ей болез­ни, его не застав­ля­ют менять свой образ жиз­ни, его вооб­ще ни к чему не при­нуж­да­ют. Он про­сто при­хо­дит послу­шать. Ну, может быть, он что-нибудь и услы­шит. Он, может быть, пове­рил тому зна­ко­мо­му, кто его туда напра­вил. Часто пер­вый мотив быва­ет поверх­ност­ным. С пер­вой же встре­чи его цеп­ля­ет то, что он видит людей таких же, как и он и слы­шит от них опи­са­ние того, что с ними про­ис­хо­дит. При­чем, люди гово­рят откры­то, без лож­но­го чув­ства сты­да, они делят­ся сво­им горем, сво­им опы­том реше­ния про­блем, сво­и­ми радо­стя­ми. Они чув­ству­ют, что они нахо­дят­ся в сре­де таких же, как они. Каж­дый при­сут­ству­ю­щий как бы гово­рит ново­му чело­ве­ку “Мы с тобой одной кро­ви”. Люди, име­ю­щие схо­жие про­бле­мы чув­ству­ют друг дру­га, они пони­ма­ют, что это чело­век, кото­рый рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей про­бле­ме зави­си­мо­сти и об опы­те выздо­ров­ле­ния, он при­лич­но выгля­дит, ясно изла­га­ет мыс­ли, он спо­ко­ен, у него в гла­зах есть любовь и сча­стье. Боль­ной алко­го­лиз­мом в тоже вре­мя видит, что люди из груп­пы такие же, как и он, у него воз­ни­ка­ет дове­рие к ним. “Если смог­ли они, зна­чит и я смо­гу” — вот рас­про­стра­нен­ный вывод чело­ве­ка посе­тив­ше­го груп­пы самопомощи.

Вот этот момент, когда алко­го­лик при­зна­ет, что он такой же, для алко­го­ли­ка реша­ет­ся прин­ци­пи­аль­ный вопрос, и ни один пси­хи­атр или нар­ко­лог не может пред­ло­жить ему подоб­но­го. Конеч­но, это толь­ко нача­ло, даль­ше в груп­пах начи­на­ет­ся фор­ми­ро­ва­ние созна­ния по обра­зу людей, кото­рые окру­жа­ют это­го чело­ве­ка. А, если меня окру­жа­ют люди выздо­рав­ли­ва­ю­щие, то я тоже учусь делать оздо­ро­ви­тель­ные шаги, полу­чать радость от жиз­ни дру­гим путем.

Так начи­на­ет­ся неко­то­рый путь к себе. Сна­ча­ла чело­век видит окру­жа­ю­щих и при­зна­ет, что они такие же и начи­на­ет им дове­рять. Спу­стя какое-то вре­мя, он начи­на­ет видеть про­бле­мы в себе, начи­на­ет осо­зна­вать, что с ним про­ис­хо­дит то же самое. Мне мно­го раз дово­ди­лось видеть радость от этих откры­тий. Со вре­ме­нем у чело­ве­ка про­па­да­ет необ­хо­ди­мость дер­жать щит меж­ду болез­нью и сво­им истин­ным я. Чело­век начи­на­ет чест­но при­зна­вать свои недо­стат­ки имен­но как свои, и, тем самым, откры­ва­ет воз­мож­ность к изме­не­нию себя. Он ста­но­вит­ся сво­бод­нее в отно­ше­нии сво­их про­блем, на опре­де­лен­ном эта­пе он про­во­дит глу­бо­чай­шую реви­зию. Про­хо­дит какое-то вре­мя, чело­век зре­ет и, нако­нец, обре­та­ет спо­соб­ность подой­ти к само­му себе очень глу­бо­ко, он начи­на­ет ана­ли­зи­ро­вать себя и свою жизнь, ана­ли­зи­ро­вать без осуж­де­ния, а, как бы раз­би­рая ста­рый хлам. Этот этап мож­но упо­до­бить тому, как чело­век вхо­дит в забро­шен­ную ком­на­ту и начи­на­ет раз­би­рать ее: вот это я возь­му, а это нуж­но убрать, а вот это в пыль сте­реть, это выбро­сить. И это настоль­ко пре­об­ра­зу­ет чело­ве­ка, он ста­но­вит­ся целост­ным, он инте­гри­ру­ет­ся, он видит свой под­лин­ный образ, он очи­ща­ет свое внут­рен­нее я, как стек­лыш­ко прочищается.

И еще очень важ­ный момент в две­на­дца­ти­ша­го­вой про­грам­ме заклю­ча­ет­ся в том, что чело­век учит­ся и исце­ля­ет­ся не само­воль­но и замкну­то, сидя у себя дома, а откры­то в диа­ло­ге с дру­ги­ми людь­ми и Богом. В этих груп­пах обя­за­тель­но при­сут­ству­ет обра­ще­ние к Богу. Прав­да, Бог здесь назы­ва­ет­ся “выс­шая сила” или “Бог, как я его пони­маю”. Но это и понят­но. Вый­дя из хри­сти­ан­ской сре­ды, груп­пы само­по­мо­щи обра­ти­ли себя ко всем жела­ю­щим. Имен­но это обра­ще­ние и про­дик­то­ва­ло некую заву­а­ли­ро­ван­ность Бога за ука­зан­ны­ми поня­ти­я­ми. Люди при­хо­дят настоль­ко повре­жден­ные незре­лые, что они не спо­соб­ны под­лин­но гово­рить не то что о Боге, но и о себе самих. Мы уве­ре­ны, что такая скры­тость Бога никак не меша­ет чело­ве­ку в его выздо­ров­ле­нии, более того, в кон­це кон­цов, под­лин­ный путь духов­но­го раз­ви­тия при­во­дит их и к истин­но­му пони­ма­нию. Глав­ное, что чело­век пере­но­сит центр жиз­ни с само­го себя на выс­шую силу, он откры­ва­ет­ся для помо­щи и со сто­ро­ны людей и со сто­ро­ны Бога. Он пере­ста­ет быть сосре­до­то­чи­ем само­го себя, цен­тром все­лен­ной. Эго­цен­тризм — это тоже очень яркая про­бле­ма алко­го­лиз­ма, в общем-то это про­бле­ма гор­ды­ни. Он при­зна­ет Кого-то над собой и он начи­на­ет Ему, Его силе дове­рять, он отда­ет свою жизнь этой силе, поз­во­ля­ет ей управ­лять собою. Это тоже очень важ­ный момент.

И.П.: То есть это и есть социо-пси­хо-духов­ное ком­плекс­ное воз­дей­ствие на болезнь.

Ю.Б.: К чему сво­дит­ся меха­низм исце­ле­ния? К тому, что он попал в сре­ду таких же?

И.П.: Нет, не толь­ко, меха­низм этот пси­хо-социо-духов­ный. То есть, с Божьей помо­щью на соци­аль­ном и духов­ном уровне чело­век исце­лять­ся. Исце­лять­ся — это имен­но отста­вать от зави­си­мо­сти. Мож­но ска­зать так. Нель­зя от зави­си­мо­сти изба­вить­ся сра­зу и навсе­гда. Конеч­но есть чуде­са Божии, но мы гово­рим о есте­ствен­ном пути выздо­ров­ле­ния. Опыт пока­зы­ва­ет, что зави­си­мость не может уйти, она может быть заме­не­на на дру­гую зави­си­мость. Меха­низм групп само­по­мо­щи состо­ит в том, что зави­си­мость алко­голь­ная или хими­че­ская заме­ня­ет­ся на зави­си­мость обще­ния в сре­де подоб­ных. Но эта сре­да и шаги раз­ви­тия в этой сре­де содер­жат те духов­ные момен­ты о кото­рых гово­ри­ла Инна Леон­тьев­на. То есть, будучи зави­си­мо­стью с одной сто­ро­ны, груп­пы само­по­мо­щи содер­жат внут­ри себя меха­низм “вытал­ки­ва­ния” чело­ве­ка из этих групп. Это вытал­ки­ва­ние состо­ит в том, что чело­век выздо­рав­ли­ва­ет и духов­но воз­рас­та­ет и пере­ста­ет нуж­дать­ся в груп­пах. Как пра­ви­ло, это про­ис­хо­дит к две­на­дца­то­му шагу.

И.Б.: Важ­но заме­тить, что не нуж­но груп­пы само­по­мо­щи жест­ко свя­зы­вать с какой-то рели­ги­оз­но­стью. Эти груп­пы рабо­та­ют с не мень­шим успе­хом по отно­ше­нию к людям, кото­рые счи­та­ют себя неве­ру­ю­щи­ми. То есть здесь был най­ден некий уни­каль­ный меха­низм, кото­рый поз­во­ля­ет чело­ве­ку вооб­ще вый­ти на некий путь выздоровления.

Ю.Б.: А как этот путь выздо­ров­ле­ния соот­но­сит­ся с теми клас­си­че­ски­ми путя­ми, кото­рые явля­ет нам госу­дар­ство? Если кто-то слы­шит о груп­пе само­по­мо­щи, это зна­чит, что ему ниче­го дру­го­го не надо делать.

И.Б.: В наше вре­мя систе­ма соци­аль­ной и меди­цин­ской нар­ко­ло­ги­че­ской помо­щи очень сла­бо раз­ви­та. Чело­ве­ка могут выве­сти из состо­я­ния комы, помочь ему прий­ти в себя, но, по боль­шо­му сче­ту, не более того. В кон­це кон­цов, услов­но гово­ря, маши­на ско­рой помо­щи уез­жа­ет и чело­век оста­ет­ся со сво­ей про­бле­мой один на один. Коро­че гово­ря, отсут­ству­ет систе­ма реабилитации.

Ю.Б.: В про­сто­на­ро­дье есть два поня­тия: коди­ро­вать­ся и заши­вать­ся. Что это значит?

И.П.: Коди­ро­вать­ся — это гип­но­ти­че­ское воз­дей­ствие. “Заши­ва­ние” пред­по­ла­га­ет вши­ва­ние в тело чело­ве­ка неко­то­рой кап­су­лы со спе­ци­аль­ным веще­ством, реа­ги­ру­ю­щим на алко­голь. Чело­ве­ку гово­рят, что это веще­ство, кото­рое в сме­си с алко­го­лем дает отрав­ля­ю­щий эффект. Часто заши­ва­ют пла­це­бо, то есть без­вред­ную пустышку.

И.Б.: Алко­го­ли­ки со ста­жем, даже если им заши­ли какое-то веще­ство, то они его могут ней­тра­ли­зо­вать, могут вышить про­сто обратно.

Ю.Б.: То есть, это два раз­ных меха­низ­ма. Вы може­те оха­рак­те­ри­зо­вать гип­но­ти­че­ский механизм?

И.Б.: В гип­но­ти­че­ском состо­я­нии чело­ве­ку вну­ша­ет­ся идея непи­тия. Это подав­ле­ние воли лич­но­сти и втор­же­ние воли гип­но­ти­зе­ра. Я виде­ла одна­жды такую сце­ну: я про­хо­ди­ла по кори­до­ру и, смот­рю, сидит в нар­ко­ло­ги­че­ском дис­пан­се­ре жен­щи­на, меня ее лицо заста­ви­ло оста­но­вить­ся, оно было какое-то нежи­вое. Когда поз­же она при­шла ко мне на кон­суль­та­цию, мы ста­ли раз­го­ва­ри­вать. Ей нуж­но было про­сто спра­воч­ку, что она не состо­ит на уче­те. Про­ве­ли мы с ней какой-то фор­маль­ный раз­го­вор, и, я чув­ствую, что что-то за всем этим сто­ит, в гла­зах тос­ка, нет жиз­ни, страш­ное лицо. И вдруг она гово­рит мне так спо­кой­но, уве­рен­но: “У меня про­бле­мы этой не будет, я зако­ди­ро­ва­лась насмерть. Я, если выпи­ваю, зна­чит уми­раю”. Этот страх в гла­зах, он при­сут­ству­ет все рав­но, даже у зако­ди­ро­ван­ных людей. Хоро­шо, если коди­ров­ка помо­га­ет чело­ве­ку на какой-то момент отрез­веть, и, затем он начи­на­ет лич­ност­но раз­ви­вать­ся и забы­ва­ет про коди­ров­ку, или с него сни­ма­ют этот код. И он раз­ви­ва­ет­ся лич­ност­но. В какой-то момент отрезв­ле­ние про­сто ста­ло толч­ком. Это один вари­ант, и тогда это может еще какое-то бла­го при­не­сти. Но, если это основ­ной спо­соб непи­тия, то чело­век оста­ет­ся тем же. Это столь­ко раз­дра­же­ния, зло­сти, он впа­да­ет в какие-нибудь дру­гие зави­си­мо­сти, начи­на­ет копить день­ги, играть. То есть, чело­век все рав­но мечет­ся, и он при этом счи­та­ет себя не алко­го­ли­ком, выздоровевшим.

И.П.: Насколь­ко я пони­маю, коди­ро­ва­ние может помочь, если после коди­ро­ва­ния нач­нет­ся и про­дол­жит­ся, про­дол­жа­ет­ся духов­ная рабо­та. Но на вопрос, сто­ит ли коди­ро­вать­ся, поло­жи­тель­ный ответ дать нель­зя. Быва­ли слу­чаи, когда это послу­жи­ло во бла­го. Важ­но осо­зна­вать, что гип­ноз не при­нят цер­ко­вью как лечеб­ное сред­ство. Вер­нее, не то, что не при­нят, а вызы­ва­ет опа­се­ния. Об источ­ни­ке, кото­рый погру­жа­ет чело­ве­ка в транс и застав­ля­ет его под­чи­нить­ся воле дру­го­го чело­ве­ка, цер­ковь не сви­де­тель­ству­ет, что это источ­ник бла­го­да­ти Божи­ей. Цер­ковь на всех сво­их путях наста­и­ва­ет на лич­ной ответ­ствен­но­сти чело­ве­ка, на сво­бод­ном и созна­тель­ном при­ня­тии им бла­го­да­ти Божи­ей. А здесь совер­шен­но дру­гие принципы.

Но если коди­ро­ва­ние про­изо­шло и уже есть как факт, то необ­хо­ди­мо менять жизнь, нуж­но про­дол­жать рабо­ту по исцелению.

Ю.Б.: Про­шив­ка, — она более приемлема?

И.П.: посколь­ку чело­век сам под­вер­га­ет себя опас­но­сти отрав­ле­ния и даже смер­ти через про­шив­ку, то сле­ду­ет при­знать этот шаг не разум­ным, кото­рый Цер­ковь вряд ли может одобрить.

И.Б.: Если мы вспом­ним опре­де­ле­ние фак­то­ров, кото­рые при­во­дят к зави­си­мо­сти, то, как я уже ска­за­ла, в осно­ве лежит страх, нелю­бовь, то здесь спо­соб лече­ния осно­ван на такой же поч­ве. Страх не может при­ве­сти чело­ве­ка к сози­да­нию, он разрушителен.

Ю.Б.: Вер­нем­ся к груп­пам само­по­мо­щи. Если людь­ми был най­ден меха­низм само­по­мо­щи, све­ден­ный к груп­по­вой рабо­те, груп­по­во­му вли­я­нию, и сам по себе он дает поло­жи­тель­ные резуль­та­ты, он помо­га­ет чело­ве­ку стать иным, то тогда вста­ет про­стой вопрос. Вот возь­мем, напри­мер, бап­ти­стов, они так же этот меха­низм поло­жи­ли в осно­ву сво­ей жиз­ни. Имен­но за такой груп­по­вой меха­низм сек­ты и ругаются.

И.П.: Здесь ответ про­стой. Нали­че­ству­ет боль­шая пута­ни­ца в том, чем цер­ковь долж­на зани­мать­ся. Цер­ковь зани­ма­ет­ся нрав­ствен­ной жиз­нью чело­ве­ка, в церк­ви содер­жат­ся таин­ства, в кото­рых гре­хи про­ща­ют­ся, в част­но­сти, таин­ство пока­я­ния. А исце­ле­ние напря­мую зави­сит от нрав­ствен­но­го тру­да чело­ве­ка. Созда­ет­ся мне­ние, что, вот я схо­дил на испо­ведь, пока­ял­ся в гре­хе, батюш­ка про­чи­тал раз­ре­ши­тель­ную молит­ву, и грех отско­чил от меня. Грех мне про­стил­ся в таин­стве, но я дол­жен сам поза­бо­тить­ся об исце­ле­нии сво­им тру­дом. Это уче­ние церк­ви. Исце­ле­ние, конеч­но, зави­сит от Бога, Бог исце­ля­ет, а чело­век дол­жен под­го­то­вить­ся, при­нять исцеление.

И.П.: Через что пода­ет­ся исце­ле­ние? Не обя­за­тель­но толь­ко через таин­ство. Мы счи­та­ем, что Гос­подь дол­жен делать толь­ко так, как мы счи­та­ем нуж­ным. А Еван­ге­лие счи­та­ет, что “Дух дышит, где хочет”. Сна­ча­ла осно­ва­те­ли это­го мето­да отно­си­ли целеб­ное дей­ствие имен­но ко Хри­сту. Гос­подь вот так рас­по­ря­дил­ся, что пода­ет исце­ле­ние. Мы видим, что груп­па помо­щи помо­га­ет. Зада­ча церк­ви — бла­го­дар­но при­нять и воцер­ко­вить насколь­ко воз­мож­но, но не сме­ши­вать. Одно дело — это про­ще­ние гре­ха, а дру­гое дело — это дея­тель­ность чело­ве­ка над иско­ре­не­ни­ем гре­ха в самом себе. Мне кажет­ся, что если это на прак­ти­ке осу­ще­ствить, допу­стим, бап­тист обра­ща­ет­ся в пра­во­сла­вие, он стал­ки­ва­ет­ся с таин­ства­ми, есте­ствен­но, он не может не ощу­тить их дей­ствен­ность, и, может быть отпа­дет необ­хо­ди­мость, и этот вопрос решит­ся сам по себе. Нуж­но все испы­ты­вать, доб­ро­го держаться.

Ю.Б.: Если какой-либо чело­век, при­над­ле­жа­щий к церк­ви, осо­знан­но при­ни­ма­ет этот метод рабо­та­ю­щим по отно­ше­нию к алко­го­ли­кам, то, нуж­но быть чест­ным до кон­ца, и при­нять его вооб­ще как метод, по отно­ше­нию к раз­ным неду­гам чело­ве­че­ской жизни.

И.П.: Чисто тео­ре­ти­че­ски мож­но испы­тать. Рабо­та­ет — оста­вим, не рабо­та­ет — сам отпа­дет. Но то, что мы зна­ем про груп­пы само­по­мо­щи, они воз­ник­ли имен­но как груп­пы помо­щи людям хими­че­ски зави­си­мым. Имен­но в нед­рах хри­сти­ан­ства. Давай­те рас­смот­рим мето­ди­ку. Люди соби­ра­ют­ся, молят­ся Богу и делят­ся друг с дру­гом сво­им опы­том выздо­ров­ле­ния или опы­том неудач. Если учесть, что Гос­подь гово­рит: “Где двое или трое собра­ны во имя мое, там и Я посре­ди них”, и еван­гель­ское сло­во не может быть нару­ше­но, то там все же дей­ству­ет боже­ствен­ная благодать.

И.Б.: Мне кажет­ся, что еще очень боль­шое при­об­ре­те­ние в этих груп­пах сами шаги, кото­рые как алго­ритм ведут чело­ве­ка, не сра­зу оку­на­ют его в какую-то слож­ную зада­чу, а посте­пен­но, шаг за шагом он вырас­та­ет. В этой моде­ли есть 12 прин­ци­пов, и эти прин­ци­пы явля­ют­ся защит­ной систе­мой, кото­рая не поз­во­ля­ет этим груп­пам пре­вра­тить­ся в какое-то тота­ли­тар­ное сектанство.

И.П.: Эти груп­пы под­черк­ну­то не кон­фе­си­о­наль­ны. Так и надо, пото­му что эти груп­пы зани­ма­ют­ся помо­щью людям с хими­че­ской зави­си­мо­стью, не более того. Они не ста­вят цель при­ве­сти к Богу или вве­сти в нед­ра пра­во­сла­вия, като­ли­че­ства, про­те­стан­тиз­ма. Это кон­крет­ная зада­ча- помощь от зависимости.

И.Б.: Если они уйдут от этой про­бле­мы и нач­нут зани­мать­ся каки­ми-то дру­ги­ми про­бле­ма­ми, про­бле­ма­ми вла­сти, напри­мер. Они дер­жат­ся прин­ци­пи­аль­но дистант­но по отно­ше­нию к сред­ствам мас­со­вой инфор­ма­ции, что­бы их не исполь­зо­ва­ли и это их защищает.

Ю.Б.: Суще­ству­ют ли подоб­ные груп­пы само­по­мо­щи для соза­ви­си­мых людей?

И.П.: Да, для них суще­ству­ют груп­пы, назы­ва­ют­ся они ало­нон, то есть, груп­пы для чле­нов семей алкоголиков.

И.Б.: Там они реша­ют не про­бле­мы сво­е­го люби­мо­го алко­го­ли­ка, а свои соб­ствен­ные про­бле­мы, ту дефор­ма­цию, кото­рая воз­ник­ла в их лич­но­сти в резуль­та­те жиз­ни с алко­го­ли­ком, вос­пи­та­ния в семье родителей-алкоголиков.

Ю.Б.: Делят­ся опы­том выжи­ва­ния и про­ти­во­сто­я­ния, опы­том неудач.

И.П.: Не толь­ко, это внеш­нее. На груп­пах ано­ним­ных алко­го­ли­ков люди позна­ют себя, начи­на­ют дви­гать­ся к себе. Тоже самое про­ис­хо­дит и на груп­пах созависимости.

И.Б.: Про­сто соби­ра­ют­ся люди, кото­рые живут с алко­го­ли­ка­ми. Они сами не стра­да­ют алко­го­лиз­мом, у них нет этой про­бле­мы, но они зави­сят от сво­их алко­го­ли­ков, и они учат­ся сво­бод­но­му пове­де­нию, сво­бод­но­му отно­ше­нию, они осво­бож­да­ют­ся от этих пут зависимости.

И.П.: Даже если чело­век при­хо­дит на собра­ние, допу­стим, какая-нибудь жена, кото­рая уже не зна­ет как жить, она при­хо­дит и видит, что она не одна, у людей такие же про­бле­мы, они выра­жа­ют их таки­ми же сло­ва­ми, делят­ся сво­им опы­том как они нашли спо­соб выпрыг­нуть из это­го. Само по себе это соци­аль­ная под­держ­ка, с дру­гой сто­ро­ны чело­век начи­на­ет видеть, что все про­бле­мы имен­но в самой болез­ни. Что здесь не про­бле­ма в муже, что­бы спря­тать от него оче­ред­ную бутыл­ку или вылить в уни­таз, а про­бле­ма в дру­гом совсем. Это такая же болезнь как алко­го­лизм и все сопутствующие.

И.Б.: Про­бле­мы, кото­рые с этим свя­за­ны: депрес­сия, сер­деч­но-сосу­ди­стая систе­ма. Люди соза­ви­си­мые так же физи­че­ски стра­да­ют, как и зави­си­мые. Это тоже смер­тель­но опас­ное заболевание.

И.П.: Но тут нуж­но пояс­нить и под­черк­нуть, что все эти мето­ди­ки духов­но ори­ен­ти­ро­ва­ны. Имен­но не про­сто соци­аль­но ори­ен­ти­ро­ва­ны, а духов­но ориентированы.

Ю.Б.: Если мы дого­во­ри­лись, что даже неве­ру­ю­щий чело­век может най­ти себе подоб­ную груп­пу, где толь­ко неве­ру­ю­щие. В этом слу­чае мы долж­ны будем рас­ши­рить духов­ные границы.

И.П.: Здесь инте­рес­ный прин­цип. Он не ходит спе­ци­аль­но искать груп­пу, где сидят одни ате­и­сты. Этот вопрос, он за скоб­ка­ми. Он в любую груп­пу при­хо­дит, там его не спро­сят ате­ист он, веру­ю­щий, неверующий.

Ю.Б.: Груп­па, кото­рая про­хо­дит здесь, в сте­нах Дани­ло­ва мона­сты­ря, она потен­ци­аль­но ничем не отли­ча­ет­ся от дру­гих групп.

И.П.: То, что ста­вят им в вину неко­то­рые рев­ни­те­ли пра­во­сла­вия. Они выно­сят это за скоб­ки. Что­бы прий­ти мог дей­стви­тель­но каж­дый чело­век. Мог прий­ти неве­ру­ю­щий, мог прий­ти мусульманин.

Ю.Б.: А что вы може­те ска­зать по пово­ду жен­ско­го алко­го­лиз­ма? Суще­ству­ет мне­ние, что он с боль­шим тру­дом под­да­ет­ся лечению.

И.Б.: На самом деле жен­ский алко­го­лизм слож­нее соци­аль­но. У жен­щи­ны изна­чаль­но боль­ше барьер, если она его сло­ма­ет, ей труд­нее вос­ста­нав­ли­вать­ся. Ожи­да­ния обще­ства по отно­ше­нию к жен­щине свя­за­ны с опре­де­лен­ным обли­ком, пове­де­ни­ем. И вот эти ожи­да­ния закла­ды­ва­ют роле­вое нача­ло в жиз­ни жен­щи­ны, как жен­щи­на долж­на себя вести, как она может оде­вать­ся. Напри­мер, если жен­щи­на накра­сит­ся очень ярко, она пере­хо­дит в дру­гой роле­вой ста­тус. Это все очень тон­кие вещи, кото­рые жен­щине быва­ет труд­но пре­одо­леть. Часто жен­щи­на баналь­но боят­ся осуж­де­ния. Ей лег­че даже стра­дать, она, в отли­чие от муж­чи­ны, может очень дол­го стра­дать, сама в себе. Это оди­ноч­ное пьян­ство — упо­треб­ле­ние алко­го­ля втихую, прий­ти домой, закрыть­ся и в оди­ноч­ку пить. Внеш­нюю соци­аль­ную роль она будет дер­жать до послед­не­го. В резуль­та­те, она утя­же­ля­ет эту болезнь, она не может помо­щи рань­ше получить.

Ю.Б.: Тогда, в самом кон­це, давай­те попро­бу­ем опи­сать наи­бо­лее эффек­тив­ный путь в нашей стране для чело­ве­ка, кото­рый боле­ет неду­гом пьян­ства, алко­го­лиз­ма. За исход­ную точ­ку мы берем: он болен и он при­нял реше­ние, осо­знал себя алко­го­ли­ком. Пред­по­ла­гая, что потен­ци­аль­но он веру­ю­щий был когда-то. Зна­чит, имен­но веру­ю­щий пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин решил прий­ти к исцелению.

И.П.: Вый­ти из состо­я­ния дели­рии путем меди­ци­ны, био­функ­цию выпол­нить, очи­стить кровь от алко­го­ля. Пой­ти в “нан” или в “ста­рый свет”, где ему объ­яс­нят, что он алко­го­лик, и что он не луч­ше и не хуже дру­гих, а такой же как очень мно­гие. Он пой­дет на груп­пу, нач­нет это пони­мать. Плюс к это­му он пой­дет на испо­ведь, будет каять­ся в этом, при­мет уча­стие в таин­ствах, это все парал­лель­но совершается.

И.Б.: Я стал­ки­ва­лась с раз­ны­ми путя­ми, когда чело­век при­хо­дит к выздо­ров­ле­нию, но чаще все­го все начи­на­ет­ся с групп само­по­мо­щи или при­хо­дят к спе­ци­а­ли­сту, кото­рый зна­ет о таких группах.

И.П.: Или со встре­чи с чело­ве­ком из группы.

И.Б.: Мно­гое зави­сит от такой встречи.

Ю.Б.: Какие общие шаги ори­ен­ти­ру­ют человека?

И.Б.: Когда чело­век осо­знал, что про­бле­ма есть, надо полу­чить какую-то инфор­ма­цию, как эту про­бле­му решать. Не надо сра­зу при­ни­мать реше­ние обра­щать­ся в какую-то кон­крет­ную про­грам­му, пер­вый шаг- это прий­ти на груп­пу. Там он полу­чит всю инфор­ма­цию и раз­ный опыт, кото­рым люди поде­лят­ся, каким обра­зом они выздо­рав­ли­ва­ли. Узнать про какие-то еще груп­пы, похо­дить по раз­ным груп­пам, что­бы как мож­но боль­ше полу­чить опы­та выздо­ров­ле­ния дру­гих людей. Счи­та­ет­ся, что пер­вые три меся­ца чело­век дол­жен ходить на груп­пы каж­дый день. Толь­ко с груп­пой чело­век выздо­рав­ли­ва­ет. Мож­но ходить на раз­ные груп­пы, но каж­дый день. Ему интен­сив­но нуж­но погру­зить­ся в выздо­рав­ли­ва­ю­щую сре­ду. На груп­пе ему дадут все необ­хо­ди­мые знания.

Ю.Б.: А сколь­ко все это стоит?

И.Б.: Все бес­плат­но. Груп­пы эти все бес­плат­ные. Они откры­ты для всех таких же, как и чело­век, стра­да­ю­щий алко­го­лиз­мом. На груп­пе объ­яс­нят, как соста­вить рас­по­ря­док дня, как пра­виль­но питать­ся. Посте­пен­но чело­век научит­ся и какой-то лич­ной гиги­ене: что ему вред­но, что не вред­но, что нуж­но делать. Для таких людей не сто­ит в пер­вые же меся­цы трез­во­сти бро­сать­ся в пик­ни­ки, в ситу­а­ции, где есть алко­голь. Надо их избе­гать, надо огра­дить себя от это­го. А на груп­пе эти вопро­сы и решаются.

Ю.Б.: А парал­лель­но, если чело­век дове­ря­ет церк­ви, цер­ковь пред­ла­га­ет ему клас­си­че­ский путь осо­зна­ния это­го гре­ха и пока­я­ние А вот по отно­ше­нию к таким людям со сто­ро­ны пас­ты­ря долж­но быть снис­хож­де­ние? Пони­мать, что это все-таки несчаст­ный чело­век и не тре­бо­вать от него в пол­ной мере.

И.П.: Ко всем людям долж­но быть снис­хож­де­ние. Это осно­ва пас­тыр­ства — вхо­дить в ситу­а­цию каж­до­го чело­ве­ка. Если чело­век при­дет с этой ситу­а­ци­ей, то пас­тырь про­сто обя­зан вой­ти в его ситуацию.

Ю.Б.: А для соза­ви­си­мых какие есть пути реше­ния этой проблемы?

И.Б.: Путь для соза­ви­си­мых, он прин­ци­пи­аль­но ничем не отли­ча­ет­ся от пути само­го зави­си­мо­го алко­го­ли­ка или нар­ко­ма­на. Про­бле­ма соза­ви­си­мо­сти — это обо­рот­ная сто­ро­на зави­си­мо­сти. Соза­ви­си­мо­му чело­ве­ку при­хо­дит­ся раз­ре­шать ту же модель, то есть био-социо-пси­хо-духов­ную. Научить­ся забо­тить­ся о себе, пере­ори­ен­ти­ро­вать свое вни­ма­ние с алко­го­ли­ка на свою соб­ствен­ную жизнь. Здесь у соза­ви­си­мых воз­ни­ка­ет вопрос: “Раз­ве это гуман­но, что он будет пить, а я зани­мать­ся сво­им выздо­ров­ле­ни­ем?” Это ловуш­ка та же, кото­рая не дает оста­но­вить­ся алко­го­ли­кам. Когда чело­век при­хо­дит на груп­пу, он начи­на­ет эти ловуш­ки видеть. Отстра­не­ние от того, кто про­дол­жа­ет пить, это не зна­чит бро­сать его, мож­но отстра­нить­ся с любо­вью, давая воз­мож­ность дру­го­му чело­ве­ку осо­знать свою ответ­ствен­ность за свое пове­де­ние. Оста­вить его один на один с его реаль­но­стью. Это един­ствен­ная воз­мож­ность помочь дру­го­му чело­ве­ку полу­чить свой соб­ствен­ный опыт. Не жить вашим мне­ни­ем, вашей жиз­нью, вашей болью, вашей забо­той о нем, а тоже вста­вать на ноги и начать выздо­рав­ли­вать само­му. Для это­го соза­ви­си­мо­му чело­ве­ку надо отой­ти в сто­ро­ну, надо занять­ся собой. Когда они оба, каж­дый в сво­ей груп­пе, ано­ним­ный алко­го­лик в груп­пе алко­го­ли­ков, соза­ви­си­мый в груп­пе для соза­ви­си­мых, начи­на­ют раз­би­рать, где моя ответ­ствен­ность, где не моя ответ­ствен­но­ять, что я могу сде­лать, а что я не могу сде­лать. После это­го у них может нала­дить­ся вза­и­мо­по­ни­ма­ние, и воз­ни­ка­ет опять бли­зость, под­лин­но лич­ност­ная бли­зость. Когда чело­век воз­вра­щен само­му себе, он может общать­ся с дру­гим чело­ве­ком, вновь давать само­го себя, под­лин­ную любовь, а не сур­ро­га­ты. Этот путь, как пра­ви­ло, вооб­ще семейный.

Ю.Б.: То есть, он такой же. Чело­век при­зван преж­де все­го про­кон­суль­ти­ро­вать­ся в про­фес­си­о­наль­ной орга­ни­за­ции, после это­го он при­зван най­ти груп­пу само­по­мо­щи, где он полу­чит инфор­ма­цию и под­держ­ку. И само раз­ре­ше­ние про­бле­мы, оно может насту­пить толь­ко в ходе рабо­ты. То есть, про­сто так нель­зя ска­зать чело­ве­ку, что кон­крет­но ему поможет.

И.Б.: Очень важ­но, что­бы этот чело­век, стра­да­ю­щий вме­сте с алко­го­ли­ком, пони­мал, что про­бле­ма его стра­да­ния, она в нем самом нахо­дит­ся. Не толь­ко алко­го­лик при­чи­ня­ет ему стра­да­ния. Часто я слы­шу такие отве­ты: ” Да что я буду выздо­рав­ли­вать, вот он пере­ста­нет пить, и все мое сча­стье тут будет, и вся моя семей­ная жизнь нала­дит­ся”. Это­го не про­ис­хо­дит. Более того, про­ис­хо­дят даже страш­ные вещи, когда чело­век пыта­ет­ся пре­кра­тить пить, а чело­век, живу­щий рядом, ведет себя так, что пыта­ет­ся вер­нуть его на тот же путь, пото­му что ему так при­выч­но. Без­услов­но, это неосо­знан­но, это все не со зла, конеч­но. А отто­го, что клу­бок алко­го­лиз­ма и нар­ко­ма­нии — это еще и клу­бок очень слож­ных семей­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний, кото­рый одно­час­но с пле­ча невоз­мож­но рубить. Надо най­ти ниточ­ку и начать ее рас­пу­ты­вать. Каж­дый дол­жен начать рас­пу­ты­вать, начи­ная с себя, тогда успех обя­за­тель­но придет.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки