Первые уроки естественного воспитания, или Детство без болезней — Никитин Б.П.

Первые уроки естественного воспитания, или Детство без болезней — Никитин Б.П.

(20 голосов3.8 из 5)

Эта кни­га — еще не та иде­аль­ная азбу­ка мате­рин­ства и отцов­ства, учась по кото­рой, моло­дые роди­те­ли будут толь­ко радо­вать­ся здо­ро­вью сво­е­го малы­ша, гор­дить­ся его строй­но­стью, лов­ко­стью и вос­хи­щать­ся умом и талан­та­ми. Такая кни­га когда-нибудь, конеч­но, появит­ся, а эта — рас­сказ о пер­вом, труд­ном шаге к идеалу.

От семьи Никитиных

Борис Пав­ло­вич Ники­тин в каж­дое новое изда­ние кни­ги вно­сил уточ­не­ния и допол­не­ния, поль­зу­ясь самы­ми раз­ны­ми источ­ни­ка­ми, начи­ная с роди­тель­ской прак­ти­ки и кон­чая новей­ши­ми науч­ны­ми исследованиями.

К сожа­ле­нию, это изда­ние кни­ги выхо­дит уже без наше­го Дедуш­ки (он скон­чал­ся 30 янва­ря 1999 года), но мы поста­ра­лись най­ти и учесть все его послед­ние заме­ча­ния и допол­нить кни­гу очень важ­ны­ми при­ло­же­ни­я­ми, кото­рые под­твер­жда­ют мно­гие выво­ды, сде­лан­ные в книге.

Осо­бое вни­ма­ние чита­те­лей про­сим обра­тить на при­ло­же­ние № 6 о при­вив­ках. Здесь даны прак­ти­че­ские сове­ты, как роди­те­лям сде­лать пра­виль­ный выбор.

Мы очень наде­ем­ся, что дума­ю­щие и ответ­ствен­ные роди­те­ли, вос­пи­та­те­ли и работ­ни­ки здра­во­охра­не­ния не оста­вят без вни­ма­ния эту инфор­ма­цию и помо­гут доне­сти ее до всех, от кого зави­сит буду­щее детей на Земле.

Ники­ти­ны

От автора

Эта кни­га — еще не та иде­аль­ная азбу­ка мате­рин­ства и отцов­ства, учась по кото­рой, моло­дые роди­те­ли будут толь­ко радо­вать­ся здо­ро­вью сво­е­го малы­ша, гор­дить­ся его строй­но­стью, лов­ко­стью и вос­хи­щать­ся умом и талан­та­ми. Такая кни­га когда-нибудь, конеч­но, появит­ся, а эта — рас­сказ о пер­вом, труд­ном шаге к иде­а­лу, и каж­дый, кто решит­ся на него, уви­дит, какая широ­кая и надеж­ная доро­га откры­ва­ет­ся впе­ре­ди. Кни­га наша боль­ше похо­жа на руку помо­щи, про­тя­ну­тую в труд­ную мину­ту роди­те­лям. Мы про­шли те же суро­вые испы­та­ния, кото­рые выпа­да­ют на долю моло­дой семьи, когда в ней появ­ля­ет­ся ребе­нок. Но на нас эти про­бле­мы здо­ро­вья и вос­пи­та­ния дети­шек насту­па­ли не раз и не два, а семь раз под­ряд, и за трид­цать лет мы научи­лись нако­нец справ­лять­ся с мно­ги­ми из них, и доволь­но успешно.

К сча­стью, мы рано поня­ли, что офи­ци­аль­ная меди­ци­на и педа­го­ги­ка нам мало чем помо­гут и необ­хо­ди­мо рас­счи­ты­вать толь­ко на себя. Это поз­во­ли­ло не толь­ко выжить семье, не толь­ко вый­ти побе­ди­те­ля­ми во мно­гих бит­вах за детей, но и добрать­ся до сути про­ис­хо­дя­ще­го, до пони­ма­ния при­чин создав­шей­ся ситуации.

Кар­ти­на пока тако­ва: забо­ту о ребен­ке поде­ли­ли меж­ду собой Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния и Мини­стер­ство обра­зо­ва­ния, но по зако­нам бюро­кра­тии никто не несет ответ­ствен­но­сти за конеч­ные резуль­та­ты. А семья, в кото­рой сосре­до­то­че­ны глав­ные забо­ты о здо­ро­вье и вос­пи­та­нии детей, где фор­ми­ру­ет­ся на 80 про­цен­тов умствен­ное раз­ви­тие ребен­ка, оста­лась прак­ти­че­ски вне обще­ствен­но­го и госу­дар­ствен­но­го вни­ма­ния. Она стра­да­ла вме­сте с обще­ством и вме­сте с ним при­об­ре­ла мас­су про­блем в вос­пи­та­нии. Гово­рим и дума­ем о буду­щем, а стро­и­те­ли это­го буду­ще­го — дети — ста­но­вят­ся с каж­дым днем все сла­бее, уяз­ви­мее и в мораль­но-эти­че­ском, и в тру­до­вом, и в соци­аль­ном отношениях.

Про­ис­хо­дит почти непре­рыв­ное ослаб­ле­ние здо­ро­вья малень­ких детей, рас­тет забо­ле­ва­е­мость, но вме­сто того, что­бы про­ана­ли­зи­ро­вать эти дан­ные, пока­зать, куда мы идем, забить тре­во­гу, Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния дол­го мол­ча­ло и толь­ко теперь нача­ло пуб­ли­ко­вать неко­то­рые циф­ры. Появил­ся новый тер­мин — ЧБД (часто боле­ю­щие дети), кото­ро­му, види­мо, пред­сто­ит заво­е­вать такую же «попу­ляр­ность», какой поль­зу­ют­ся ОРЗ и ОРВИ (про­студ­ные забо­ле­ва­ния). Коли­че­ство часто боле­ю­щих детей (то есть 4–7 и более раз в году) дохо­дит в неко­то­рых дет­ских учре­жде­ни­ях до 40–50 про­цен­тов. Дети-дошколь­ни­ки боле­ют в 5 раз чаще взрос­лых. Рас­тет и армия «искус­ствен­ни­ков» — несчаст­ных мла­ден­цев, кото­рые не зна­ют вку­са мате­рин­ско­го моло­ка и сра­зу попа­да­ют на «теля­чью» дие­ту (все молоч­ные сме­си изго­тав­ли­ва­ют­ся на осно­ве коро­вье­го моло­ка), что потом неиз­беж­но обер­нет­ся эко­ло­ги­че­ской (или гене­ти­че­ской?) ката­стро­фой. Пер­вые све­де­ния о ней уже поступают.

Что мы гото­вим этим детям в жиз­ни? Кто может уже сей­час пред­ска­зать всю тра­гич­ность послед­ствий искус­ствен­но­го вскарм­ли­ва­ния? Кто защи­тит наших детей уже сей­час, пока ката­стро­фа еще не ста­ла столь оче­вид­ной, как высы­ха­ю­щее Араль­ское море?

Есть у нас коми­те­ты по защи­те мате­ри и ребен­ка, но мы не толь­ко их дел не видим, но и голо­са их не слы­шим. Вид­но, спа­се­ние уто­па­ю­щих — дело рук самих утопающих.

Папы и мамы! Толь­ко вы може­те защи­тить сво­их детей. Давай­те же брать­ся за это вместе!

За эти годы нам уда­лось узнать мно­гое еще и пото­му, что у нас появи­лись сот­ни доб­ро­воль­ных, вни­ма­тель­ных и умных помощ­ни­ков (к нам при­хо­дят до 1500 роди­те­лей в год). Это они помог­ли собрать неве­ро­ят­ной цен­но­сти фак­ты, зер­на народ­но­го опы­та, тру­ды неза­слу­жен­но забы­тых уче­ных и послед­ние дан­ные пере­до­вой нау­ки мира. Мы же не толь­ко обоб­щи­ли, но и про­се­я­ли эти зер­на через сито прак­ти­ки — в нашей семье, в семьях наших дру­зей и в десят­ках клу­бов моло­дых роди­те­лей в раз­ных горо­дах Рос­сии. В ито­ге уда­лось отде­лить полез­ную инфор­ма­цию от вред­ной и от «шумов», состав­ля­ю­щих ино­гда до 60–70 про­цен­тов содер­жа­ния книг для родителей.

Самый важ­ный вывод: подав­ля­ю­щее боль­шин­ство болез­ней ребен­ка созда­ет­ся сами­ми взрос­лы­ми — вра­ча­ми, роди­те­ля­ми, руко­во­ди­те­ля­ми дет­ских учре­жде­ний — вслед­ствие науч­ных и житей­ских пред­рас­суд­ков и бюро­кра­ти­че­ско­го застоя в меди­цине. Все эти болез­ни и стра­да­ния зара­нее пред­опре­де­ле­ны, при­чи­ны их скры­ты в реко­мен­да­ци­ях попу­ляр­ных посо­бий, меди­цин­ской лите­ра­ту­ре, в инструк­ци­ях аку­ше­рам родиль­ных домов, лек­ци­ях по радио и теле­ви­де­нию, раз­лич­ных сове­тах и ука­за­ни­ях. И чем ста­ра­тель­нее будут роди­те­ли сле­до­вать им, тем боль­ше будут болеть дети.

Надо осво­бо­дить наши голо­вы от этой вред­ной инфор­ма­ции, от уста­рев­ших инструк­ций. Осо­бен­но труд­на про­бле­ма про­све­ще­ния… самих педиатров.

Одни из них видят ново­рож­ден­но­го и мать все­го несколь­ко дней (в род­до­ме), а за послед­ствия их невер­ных дей­ствий рас­пла­чи­ва­ют­ся потом дети и роди­те­ли меся­ца­ми, а ино­гда и года­ми, но уже при­бе­гая к помо­щи дру­гих педи­ат­ров. И нет ни одно­го вра­ча, кото­рый про­сле­дил бы жизнь ребен­ка всю цели­ком, от внут­ри­утроб­но­го пери­о­да до взрос­ло­сти, как это могут пока наблю­дать толь­ко роди­те­ли. К сожа­ле­нию, у нас нет семей­ных вра­чей, а появ­ле­ние их мог­ло бы стать одним из путей пре­одо­ле­ния бюро­кра­ти­че­ской безответственности.

Все надеж­ды — на рас­ши­ре­ние глас­но­сти и выпуск этой кни­ги. Как было бы хоро­шо, если бы меди­ки вос­при­ня­ли ее не как вызов, бро­шен­ный про­тив­ни­ком, а как руку, про­тя­ну­тую для сотруд­ни­че­ства и вза­и­мо­по­мо­щи, — ведь в кни­ге собра­но самое глав­ное, самое основ­ное, что нам уда­лось подметить!

В отли­чие от вра­чей, кото­рые в насто­я­щее вре­мя лишь лечат болезнь, то есть лик­ви­ди­ру­ют послед­ствия нера­зум­но­го обра­за жиз­ни, мы все уси­лия направ­ля­ем на пре­ду­пре­жде­ние болез­ней, на жизнь без них. У нас поэто­му и дру­гая логи­ка дей­ствий, боль­шая даль­ность пред­ви­де­ния в обла­сти здо­ро­вья. Мы не выпи­сы­ва­ем рецеп­тов и не про­во­дим кур­сов лече­ния, не реко­мен­ду­ем про­це­дур зака­ли­ва­ния, уро­ков и заня­тий. Мы меня­ем обы­чаи, усло­вия и стиль жиз­ни с детьми и зовем посту­пать в уни­сон с при­ро­дой и в такт при­ро­де. Ина­че музы­ка жиз­ни пере­ста­ет быть гармоничной.

Что обе­ща­ет этот переход?

Самый пер­вый и бли­жай­ший резуль­тат — почти пол­ное исклю­че­ние болез­ней ребен­ка в пер­вый год жиз­ни (пока мать кор­мит гру­дью). Болез­ни дошколь­ни­ков смо­гут умень­шить­ся в 5–10 раз за счет сни­же­ния коли­че­ства ОРВИ (про­студ­ных забо­ле­ва­ний), диа­те­зов, аллер­гий, ожи­ре­ния, ран­них гипер­то­ний и ряда дру­гих. Во-вто­рых, дети будут физи­че­ски креп­че и, в‑третьих, откры­ва­ют­ся осо­бен­но широ­кие воз­мож­но­сти интел­лек­ту­аль­но­го раз­ви­тия. Дети, ока­зы­ва­ет­ся, могут к 8–10 годам достиг­нуть уров­ня раз­ви­тия совре­мен­но­го сред­не­го взрос­ло­го (по тестам для взрос­лых), а затем зна­чи­тель­но его превзойти.

Все это созда­ет эко­но­мию вре­ме­ни роди­те­лей, упро­ща­ет уход за ребен­ком, зна­чи­тель­но повы­ша­ет само­сто­я­тель­ность детей, и если взрос­лые доста­точ­но муд­ры, то в семье уста­нав­ли­ва­ют­ся те теп­лые отно­ше­ния, кото­рые дела­ют ее кре­по­стью, где мож­но укрыть­ся от всех бурь жиз­ни и где каж­до­го все­гда пой­мут и защитят.

Кни­га рас­счи­та­на на рабо­ту с ней, ее мож­но читать и с нача­ла, и отдель­ны­ми гла­ва­ми, но ее пред­сто­ит допол­нять и совер­шен­ство­вать. Пусть не сму­ща­ют вас повто­ре­ния и обра­ще­ния к одно­му поло­же­нию или фак­ту по несколь­ку раз. Явле­ния жиз­ни столь мно­го­сто­рон­ни, име­ют столь­ко свя­зей, что не все­гда быва­ет доста­точ­но одно­го к ним подхода.

Кни­гу мы ста­ра­лись соста­вить в удоб­ной для роди­те­лей после­до­ва­тель­но­сти, с тем, что­бы упро­стить поис­ки необ­хо­ди­мо­го мате­ри­а­ла. В кон­це ее при­ло­же­ны кон­спек­ты глав, мате­ри­а­лы, кото­рые копи­лись более 20 лет и яви­лись осно­вой этой книги.

1. Ожидая малыша

Семья начи­на­ет­ся с детей. …Какое-то таин­ствен­ное лицо сту­чит­ся в нее — гость, кото­рый есть и кото­ро­го нет, но кото­рый уже необ­хо­дим, кото­ро­го страст­но ждут.

А. И. Герцен

Ребен­ка ожи­да­ют и мать и отец, и поэто­му оба долж­ны знать, что зави­сит от них, что­бы нача­ло новой жиз­ни было бла­го­по­луч­ным. Ока­зы­ва­ет­ся, не толь­ко наслед­ствен­ность, не толь­ко гены роди­те­лей, но и усло­вия реа­ли­за­ции гене­ти­че­ской про­грам­мы очень рано (а ино­гда и очень силь­но) начи­на­ют вли­ять на заро­див­шу­ю­ся жизнь. А усло­вий этих мно­го, они вклю­ча­ют эко­ло­ги­че­скую обста­нов­ку в рай­оне, где живет семья, состо­я­ние меди­цин­ской нау­ки, каче­ство ее про­па­ган­ды, а так­же пита­ние, усло­вия рабо­ты и уклад жиз­ни семьи. Часть этих усло­вий испра­вить труд­но, дру­гие нахо­дят­ся в нашей вла­сти, и разум­ные люди могут изме­нять их в луч­шую сто­ро­ну, если пони­ма­ют их суть и значение.

Даже услож­нив­ша­я­ся эко­ло­ги­че­ская обста­нов­ка еще не настоль­ко пло­ха (исклю­чим «хвост Чер­но­бы­ля» и подоб­ные ему рай­о­ны), что­бы спи­сы­вать на нее весь рост забо­ле­ва­е­мо­сти и ослаб­ле­ния здо­ро­вья людей. И наслед­ствен­ность у подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства еще в нор­ме. Наи­боль­шее вли­я­ние на рост забо­ле­ва­е­мо­сти ока­зы­ва­ют дру­гие фак­то­ры: меди­цин­ская про­па­ган­да, даю­щая мас­су вред­ных сове­тов; обы­чаи нера­ци­о­наль­но­го пита­ния, счи­та­ю­щи­е­ся нор­мой; все­об­щая гипо­ки­не­зия и гипо­ди­на­мия, то есть сокра­ще­ние дви­га­тель­ной актив­но­сти вме­сте с ростом ком­фор­та жиз­ни; чело­ве­че­ские сла­бо­сти — неве­же­ство, лень, рабо­леп­ное при­стра­стие к удо­воль­стви­ям. Все они «руко­твор­ны», то есть созда­ны сами­ми людь­ми, и, зна­чит, ими же могут быть преодолены.

Поэто­му мы и ста­ра­лись пока­зать, что слу­жит укреп­ле­нию, а что ведет к ослаб­ле­нию здо­ро­вья детей, начи­ная от зарож­де­ния и кон­чая пер­вым-вто­рым годом жизни.

Что­бы пра­виль­но пони­мать про­ис­хо­дя­щее, надо рас­ши­рить свой гори­зонт виде­ния и рас­смат­ри­вать не толь­ко то, что рядом, а и то, что дела­ет­ся в дру­гих стра­нах, что было 20–40 лет назад и что ста­ло сей­час, видеть тен­ден­ции этих процессов.

Нача­ло жиз­ни ребен­ка долж­но сов­пасть с самы­ми радост­ны­ми и свет­лы­ми дня­ми для мате­ри и отца. Имен­но в этом смысл разум­но­го старого

обы­чая — сва­деб­но­го путе­ше­ствия. Пусть это будет при­ят­ный и инте­рес­ный тури­сти­че­ский поход моло­дых в «новую жизнь». Сей­час вме­сте с ростом мате­ри­аль­ных благ жиз­ни воз­рож­да­ют­ся и ее гуман­ные осно­вы. И пора поду­мать, что для моло­дых при­ят­нее и полез­нее: пре­стиж­ное, бога­тое и часто хмель­ное засто­лье тра­ди­ци­он­ной сва­дьбы или такое путе­ше­ствие. Пусть реша­ют сами моло­дые. Мне кажет­ся, они ско­рее согла­сят­ся оста­вить сва­дьбе скром­ное место и вре­мя. Близ­кие, род­ные и дру­зья собе­рут­ся на вечер, поздра­вят моло­дых супру­гов и про­во­дят их в первую само­сто­я­тель­ную доро­гу, где они оста­нут­ся вдво­ем, при­над­ле­жа друг дру­гу, смо­гут помеч­тать о буду­щем, наме­тить реаль­ные пла­ны на жизнь.

Да и зако­но­да­те­лям нашим пора все­рьез обду­мать, поче­му у нас предо­став­ля­ют­ся еже­год­ные отпус­ка для отды­ха, декрет­ные отпус­ка мате­рям для рож­де­ния каж­до­го ребен­ка, а вот отпуск для созда­ния семьи и один раз в жиз­ни не дает­ся (три дня, предо­став­лен­ные моло­дым супру­гам, труд­но назвать отпуском).

А как было бы хоро­шо знать, что госу­дар­ство ценит, ува­жа­ет и одоб­ря­ет серьез­ные наме­ре­ния моло­дых, забо­тит­ся о нача­ле Семьи. Пусть это будут все­го 10–15 дней, но закон­ных и непри­кос­но­вен­ных. Зако­но­да­те­ли, услышь­те нас!

Желанный ребенок

Обыч­но не при­да­ют зна­че­ния тому фак­ту, желан­ным или неже­лан­ным появ­ля­ет­ся на свет ребе­нок. А нау­ка уже с уве­рен­но­стью утвер­жда­ет: пси­хи­ка неже­лан­но­го ребен­ка трав­ми­ро­ва­на еще до рож­де­ния. При дли­тель­ных стрес­со­вых состо­я­ни­ях в кро­ви мате­ри обра­зу­ет­ся избы­точ­ное коли­че­ство сте­ро­ид­ных гор­мо­нов, про­хо­дя­щих пла­цен­тар­ный барьер и вли­я­ю­щих на фор­ми­ру­ю­щий­ся мозг ребен­ка. Сте­пень и харак­тер эмо­ци­о­наль­но­го кон­так­та меж­ду мате­рью и еще не родив­шим­ся ребен­ком, воз­мож­но, явля­ют­ся самым реша­ю­щим из вли­я­ю­щих на воз­ни­ка­ю­щую пси­хи­ку факторов.

Девять меся­цев ожи­да­ния, раз­ду­мий о малы­ше, его буду­щем, то есть сосре­до­то­чен­ность мате­ри на ребен­ке, — это ведь не толь­ко гор­мо­наль­ное, но и био­энер­ге­ти­че­ское вза­и­мо­вли­я­ние, пусть пока не до кон­ца при­зна­ва­е­мое нашей офи­ци­аль­ной нау­кой, но реаль­но ска­зы­ва­ю­ще­е­ся в жиз­ни. Доб­рые мыс­ли, види­мо, помо­га­ют рож­де­нию доб­рых чувств, недоб­рые — дела­ют сдви­ги в иных направ­ле­ни­ях. Гово­рят даже о том, что неже­лан­ный ребе­нок может отка­зать­ся брать грудь мате­ри и взять грудь чужой, но жела­ю­щей его жен­щи­ны. А сосре­до­то­чен­ность на мыс­лях о ребен­ке, когда он ста­но­вит­ся глав­ным для буду­щей мамы, очень помо­га­ет ей самой. Она может тогда с пол­ным пра­вом счи­тать, что вся­кие жиз­нен­ные неуря­ди­цы, непри­ят­но­сти, кото­рые уче­ные назы­ва­ют стрес­со­вы­ми ситу­а­ци­я­ми, — это мело­чи жиз­ни, не сто­ит обра­щать на них вни­ма­ние и при­да­вать им боль­шое значение.

Это, конеч­но, хоро­шо, но так быва­ет не сра­зу, не с само­го нача­ла новой жиз­ни, и всем роди­те­лям надо пом­нить, что заро­дыш очень чув­стви­те­лен к нерв­ным стрес­сам мате­ри. В пер­вые меся­цы бере­мен­но­сти эти стрес­сы могут даже при­ве­сти к урод­ствам пло­да — «заячьей губе», «вол­чьей пасти» (нес­рос­ше­е­ся небо) и дру­гим. Послед­нее дока­за­но в опы­тах над живот­ны­ми в лабо­ра­то­рии про­фес­со­ра И. А. Аршав­ско­го [1]. Удар током или страш­ный вой сире­ны часто при­во­ди­ли к таким резуль­та­там. Но суще­ство­вал так­же срок, рань­ше и поз­же кото­ро­го стресс ока­зы­вал­ся для пло­да не столь опасным.

Поэто­му зада­ча мужа и близ­ких род­ствен­ни­ков бере­мен­ной жен­щи­ны — быть осо­бен­но снис­хо­ди­тель­ны­ми к ней имен­но в пер­вые три меся­ца и обе­ре­гать ее от кон­фликт­ных ситуаций.

Сколько весит новорожденный

С тех пор как ста­ли взве­ши­вать ново­рож­ден­ных, ока­за­лось, что их вес колеб­лет­ся в пре­де­лах трех кило­грам­мов с неболь­ши­ми откло­не­ни­я­ми: 2,5 кило­грам­ма и «бога­ты­ри» — 3,5 кило­грам­ма, а меж­ду эти­ми поляр­ны­ми дан­ны­ми укла­ды­ва­лись все осталь­ные. Одна­ко пока­за­те­ли сред­не­го веса детей (в кило­грам­мах), при­во­ди­мые в меди­цин­ской лите­ра­ту­ре, гово­рят о тен­ден­ции к его уве­ли­че­нию в послед­ние десятилетия.

Меди­ки поче­му-то до сих пор не при­да­ют зна­че­ния укруп­не­нию ново­рож­ден­ных, а ведут речь лишь о стар­ших детях, у кото­рых при­бав­ки в росте и весе были очень зна­чи­тель­ны­ми и рань­ше. Явле­ние это назва­ли аксе­ле­ра­ци­ей, его при­чис­ли­ли к дости­же­ни­ям циви­ли­за­ции («луч­ше живем, луч­ше пита­ем­ся», «физи­че­ское раз­ви­тие детей улуч­ша­ет­ся») и без дол­гих раз­ду­мий соста­ви­ли новые нор­мы роста и веса в зави­си­мо­сти от воз­рас­та. О послед­стви­ях тако­го шага в те вре­ме­на заду­ма­лись немно­гие, и новые нор­мы вско­ре ста­ли ока­зы­вать свое дей­ствие. У меня нет сомне­ний, что аксе­ле­ра­ция при­ве­дет к сокра­ще­нию сред­ней про­дол­жи­тель­но­сти жизни.

Что же озна­ча­ет укруп­не­ние ребен­ка к момен­ту рож­де­ния? Стал ли сред­ний ребе­нок теперь «бога­ты­рем»? А ста­но­вясь тяже­лее, успе­ва­ет ли он развиться?

Пока неза­мет­но, что­бы спе­ци­а­ли­сты сле­ди­ли за эти­ми про­цес­са­ми, ана­ли­зи­ро­ва­ли, чем они вызва­ны, и про­гно­зи­ро­ва­ли, к чему они при­ве­дут. А нам, роди­те­лям, сле­ду­ет знать, что 3 кило­грам­ма — иде­аль­ный вес ново­рож­ден­но­го. Он выра­бо­тан всей исто­ри­ей чело­ве­че­ства и явля­ет­ся опти­маль­ной вели­чи­ной, и толь­ко неболь­шие откло­не­ния (0,2–0,3 кило­грам­ма в ту или иную сто­ро­ну) жела­тель­ны и есте­ствен­ны как для ребен­ка, так и для его мамы. Сего­дняш­ние же «нор­мы» — 3,5 или уже 3,7 кило­грам­ма при­ве­дут к неже­ла­тель­ным резуль­та­там. Ведь круп­но­го ребен­ка жен­щине труд­нее родить — более веро­ят­ны ослож­не­ния, хотя извест­ны слу­чаи рож­де­ния ребен­ка весом 5,5 кило­грам­ма без раз­ры­вов и кеса­ре­ва сечения.

Сколько мама прибавляет в весе

В том же направ­ле­нии про­ис­хо­ди­ли (и, види­мо, про­дол­жа­ют про­ис­хо­дить) сдви­ги в весе мате­ри перед рода­ми. В кни­ге Айны Мэй Гас­кин «Духов­ное аку­шер­ство», издан­ной в США в 1978 году, гово­рит­ся о том, что сред­няя при­бав­ка веса у жен­щи­ны состав­ля­ет 4,5- 6,5 кило­грам­ма. А в кни­ге Е. И. Нико­ла­е­вой и О. Г. Фро­ло­вой «Гиги­е­на бере­мен­ной» (М., 1981) нахо­дим такое утвер­жде­ние: «Здо­ро­вая жен­щи­на в тече­ние бере­мен­но­сти уве­ли­чи­ва­ет свою мас­су в сред­нем на 12 кило­грам­мов с коле­ба­ни­я­ми от 10 до 15 кило­грам­мов» (с. 21).

Каки­ми наци­о­наль­ны­ми, кли­ма­ти­че­ски­ми или соци­аль­ны­ми усло­ви­я­ми мож­но объ­яс­нить эту колос­саль­ную раз­ни­цу? Сами меди­ки ее, каза­лось бы, не заме­ча­ют, послед­ствия ее ска­жут­ся на нас и наших детях поз­же, а пока… пока напра­ши­ва­ет­ся одно пред­по­ло­же­ние. Такие огром­ные, про­ти­во­есте­ствен­ные при­бав­ки «запро­ек­ти­ро­ва­ны» сами­ми спе­ци­а­ли­ста­ми. Каким образом?

Каж­до­му кре­стья­ни­ну извест­но испо­кон веков, что для того что­бы гусь или индюк раз­жи­рел к Ново­му году, его под­ве­ши­ва­ют в сет­ке и кор­мят насиль­но. Дру­ги­ми сло­ва­ми, его лиша­ют воз­мож­но­сти дви­гать­ся, а кор­мят на убой. И через 2–3 неде­ли он «готов».

А теперь посмот­рим на реко­мен­да­ции меди­ков. В цити­ро­ван­ной выше кни­ге чита­ем: «Бере­мен­ной сле­ду­ет пом­нить о том, что домаш­ний труд дол­жен быть уме­рен­ным…» (с. 36) — то есть не обыч­ным, не нор­маль­ным, не тем, к кото­ро­му она при­вык­ла, а полег­че. «Поэто­му на пери­од бере­мен­но­сти сле­ду­ет отка­зать­ся от шитья на нож­ной швей­ной машин­ке, езды на вело­си­пе­де, от выби­ва­ния ков­ров… » И там же: «Неже­ла­тель­но выпол­нять домаш­нюю рабо­ту в наклон­ном поло­же­нии»; «Обо всем ска­зан­ном долж­на пом­нить не толь­ко сама жен­щи­на, но и ее близ­кие, и по воз­мож­но­сти созда­вать бла­го­при­ят­ные усло­вия для отды­ха бере­мен­ной» (с. 28).

Зна­чит, не надо мыть полы, носить воду, сти­рать белье… Жен­щи­на долж­на сокра­тить даже свою обыч­ную, при­выч­ную меру дви­же­ний. А сокра­ще­ние коли­че­ства дви­же­ний — луч­шее сред­ство пополнеть.

Посмот­ри­те теперь, как реко­мен­ду­ют спе­ци­а­ли­сты питать­ся бере­мен­ным: «В пер­вые меся­цы реко­мен­ду­ет­ся четы­рех­ра­зо­вое пита­ние. Во вто­рой поло­вине бере­мен­но­сти целе­со­об­раз­но 5–6‑разовое пита­ние (уве­ли­чи­ва­ет­ся коли­че­ство упо­треб­ля­е­мых фрук­тов, ово­щей). Отдых после еды дол­жен быть не менее полу­то­ра часов» (там же, с. 28).

Оста­ет­ся под­счи­тать затра­ты вре­ме­ни, запла­ни­ро­ван­ные Е. И. Нико­ла­е­вой и О. Г. Фро­ло­вой в кни­ге «Гиги­е­на беременной»:

  • на еду по 15–20 минут 6 раз, то есть 2 часа в день;
  • на отдых после еды по 1,5 часа 6 раз, то есть 9 часов в день;
  • на сон — 9–10 часов в сутки;
  • на про­гул­ки по 1–1,5 часа 2 раза — 3 часа в день.

И вывод готов: спе­ци­а­ли­сты реко­мен­ду­ют бере­мен­ной есть и лежать 21 час в сутки!

Не в каж­дой кни­ге реко­мен­да­ции дове­де­ны до такой сте­пе­ни неле­по­сти, но всю­ду про­смат­ри­ва­ет­ся эта гене­раль­ная линия, и ее резуль­тат — гро­мад­ные при­бав­ки в весе бере­мен­ных жен­щин и замет­ные при­бав­ки у ново­рож­ден­ных, послед­ствия кото­рых нам пред­сто­ит узнать, а потом расхлебывать.

К сча­стью для нас (пото­му что застав­ля­ет заду­мать­ся), одно из них, и, воз­мож­но, самое суще­ствен­ное, уже мож­но видеть, и идет оно парал­лель­но с при­бав­ка­ми в весе. Это физио­ло­ги­че­ская незре­лость ново­рож­ден­ных — ниже 7 бал­лов по шка­ле Апгар-Аршав­ско­го (более подроб­но об этой шка­ле см. с. 35). За послед­ние 40 лет чис­ло таких ново­рож­ден­ных воз­рос­ло при­мер­но вчет­ве­ро и дохо­дит до 80–90 про­цен­тов (по дан­ным лабо­ра­то­рии проф. Аршав­ско­го). А физио­ло­ги­че­ская зре­лость ребен­ка, то есть готов­ность к пере­хо­ду в новые усло­вия жиз­ни» — самый важ­ный и опре­де­ля­ю­щий кри­те­рий, до сих пор недо­оце­ни­ва­е­мый педиатрами.

Незре­лость под­кра­ды­ва­ет­ся неза­мет­но и обна­ру­жи­ва­ет­ся толь­ко во вре­мя родов: ребе­нок не сра­зу закри­чал, у него синие руч­ки и нож­ки, он родил­ся боль­шим, но каким-то вялым, у маль­чи­ков пустая мошон­ка и так далее.

В родиль­ных домах обя­за­тель­но взве­ши­ва­ют ребен­ка и изме­ря­ют рост, при­зы­ва­ют пора­до­вать­ся «бога­ты­рю», но ред­ко сооб­ща­ют о сте­пе­ни зре­ло­сти, то есть не дают роди­те­лям све­де­ний о кре­по­сти его здо­ро­вья. А эта незре­лость тянет за собой длин­ный шлейф сла­бо­стей и болез­ней с пер­вых же дней и меся­цев жиз­ни мла­ден­ца. Неко­то­рые тера­пев­ты даже утвер­жда­ют: «Мы уно­сим сей­час из дет­ства 75 про­цен­тов “взрос­лых” болезней».

Страш­но пода­рить такой «букет» ново­рож­ден­но­му, но еще страш­нее, если мы даже не подо­зре­ва­ем, что уно­сим из родиль­но­го дома «бога­ты­ря» с подоб­ным «буке­том».

Откуда подкрадывается незрелость

Рас­крыл тай­ну воз­ник­но­ве­ния физио­ло­ги­че­ской незре­ло­сти физио­лог про­фес­сор Илья Арка­дье­вич Аршавский.

У бере­мен­ной жен­щи­ны, лежав­шей в кли­ни­ке на сохра­не­нии, ста­ли наблю­дать за часто­той шеве­ле­ния пло­да. Утром, после зав­тра­ка, когда она сиде­ла в крес­ле, ребе­нок делал мини­мум шеве­ле­ний — все­го 4–8 в час. Жен­щи­ну попро­си­ли про­пу­стить обед и при­шли для изме­ре­ний перед ужи­ном. Плод стал неузна­ва­ем: он тол­кал­ся 40, 50 и даже 100 раз в час, и чем бли­же к ужи­ну, тем боль­ше. Но при этом обна­ру­жи­лась еще одна важ­ная осо­бен­ность. Как толь­ко плод начи­нал шеве­лить­ся, у него сра­зу и замет­но уча­щал­ся пульс. Это озна­ча­ло, что он пере­ка­чи­вал боль­ше кро­ви. Зачем?

При­ро­да, ока­зы­ва­ет­ся, намно­го преду­смот­ри­тель­нее и даль­но­вид­нее, чем люди. Она созда­ла уди­ви­тель­ный меха­низм — пла­цен­ту (дет­ское место). Пла­цен­та не поз­во­ля­ет сме­ши­вать­ся кро­ви мате­ри и пло­да, и поэто­му не страш­но, если у них, напри­мер, раз­ные груп­пы кро­ви. Пла­цен­тар­ный барьер не про­пус­ка­ет от мамы к заро­ды­шу и болез­не­твор­ные мик­ро­бы (кро­ме филь­тру­ю­щих­ся виру­сов), а глав­ное, пла­цен­та рас­тет вме­сте с пло­дом, что­бы кор­мить, поить, снаб­жать его кис­ло­ро­дом, уда­лять ненуж­ные веще­ства. Кровь, кото­рую плод гонит в пла­цен­ту, рас­хо­дит­ся по ее капил­ля­рам, и через плен­ки (они и есть этот уди­ви­тель­ный пла­цен­тар­ный барьер) плод заби­ра­ет из кро­ви мате­ри необ­хо­ди­мое, а ненуж­ное отда­ет. Но раз­мер пла­цен­ты муд­рая при­ро­да сде­ла­ла мини­маль­ным. Он доста­то­чен толь­ко для тех часов и минут, когда мать сыта и спо­кой­на. А если жен­щи­на не успе­ла пообе­дать? Тогда ее кровь ста­но­вит­ся «голод­ной». И дитя недо­воль­но, сра­зу начи­на­ет тол­кать­ся. Его серд­це теперь бьет­ся часто (в отли­чие от взрос­лых, у кото­рых при нагруз­ке серд­це уско­ря­ет темп толь­ко через 5–6 секунд) и гонит, к пла­цен­те боль­ше кро­ви, что­бы добыть боль­ше пита­тель­ных веществ. Он полу­чил необ­хо­ди­мую пор­цию и на неко­то­рое вре­мя успокоился.

А какая кар­ти­на полу­ча­ет­ся, если бере­мен­ная жен­щи­на под­ни­ма­ет­ся без лиф­та, допу­стим, на девя­тый этаж? В ее кро­ви воз­ни­ка­ет нехват­ка кис­ло­ро­да. Она начи­на­ет чаще дышать, пульс ее уча­ща­ет­ся, но заро­дыш не ждет, пока она эту нехват­ку лик­ви­ди­ру­ет, — он актив­но шеве­лит­ся и добы­ва­ет себе столь­ко кис­ло­ро­да, сколь­ко ему требуется.

При­ро­да здесь сра­зу уби­ва­ет двух зай­цев: во-пер­вых, обес­пе­чи­ва­ет доста­точ­ное пита­ние пло­да неза­ви­си­мо (отно­си­тель­но, конеч­но) от того, сыта мама или голод­на, и дает ему, во-вто­рых, насто­я­щую «физ­куль­ту­ру». При тол­ка­нии он раз­ви­ва­ет­ся физи­че­ски и, зна­чит, созре­ва­ет физио­ло­ги­че­ски. Подоб­ная кар­ти­на полу­ча­ет­ся и в том слу­чае, если жен­щи­на под­ни­ма­ет­ся в горы (где раз­ре­жен­ный воз­дух) или ныря­ет под воду и задер­жи­ва­ет дыхание.

В одном родиль­ном доме Япо­нии обра­ти­ли вни­ма­ние на груп­пу жен­щин, у кото­рых рож­да­лись уди­ви­тель­но здо­ро­вые и физио­ло­ги­че­ски зре­лые дети, а роды про­хо­ди­ли очень лег­ко. Сред­ний вес детей был 2,9 кило­грам­ма. Роже­ни­цы ока­за­лись ныряль­щи­ца­ми — иска­тель­ни­ца­ми жем­чу­га, кото­рые не бро­са­ли рабо­ту до самых родов. Задер­жи­вая дыха­ние при каж­дом ныря­нии (а про­фес­си­о­на­лы-ныряль­щи­ки могут не дышать до 3–4 минут), они вынуж­да­ли сво­их малы­шек часто тол­кать­ся, что­бы покры­вать нехват­ку кис­ло­ро­да, и… застав­ля­ли их стать иде­аль­но зре­лы­ми физио­ло­ги­че­ски. Япон­ские вра­чи реко­мен­ду­ют теперь всем бере­мен­ным пла­вать и нырять как мож­но больше.

Вот и ста­но­вит­ся явным пер­вое и глу­бо­кое заблуж­де­ние меди­ков. Они стре­мят­ся создать для бере­мен­ной ком­форт­ные усло­вия жиз­ни: дви­гать­ся как мож­но мень­ше, даже домаш­ний труд сде­лать уме­рен­ным и пита­ние — 5–6‑разовым. Ком­форт­ные усло­вия не тре­бу­ют от пло­да дви­же­ний, и он, вырас­тая круп­ным, оста­ет­ся физио­ло­ги­че­ски незре­лым. О мас­шта­бах это­го явле­ния мы пока не зна­ем. А рост забо­ле­ва­е­мо­сти детей спе­ци­а­ли­сты объ­яс­ня­ют лишь недо­стат­ком средств, выде­ля­е­мых на здра­во­охра­не­ние, не заду­мы­ва­ясь о том, что ком­форт, став­ший иде­а­лом, пре­вра­тил­ся здесь в фак­тор регресса.

Что советовали женщинам в прошлом

«…Народ­ная меди­ци­на повсю­ду огра­ни­чи­ва­ет дие­ту беременной…

Инди­ан­ки (в Бра­зи­лии) во вре­мя бере­мен­но­сти воз­дер­жи­ва­ют­ся вооб­ще от мяс­ной пищи, и то же самое мы нахо­дим в неко­то­рых местах Японии…

Один китай­ский врач пишет: “Аппе­тит во вре­мя бере­мен­но­сти не очень велик, и жен­щи­на мало ест”.

Ле Бо сооб­ща­ет, что инди­ан­ки в Кана­де едят очень мало, а жены гва­ра­ни даже регу­ляр­но под­вер­га­ют себя посту. Инди­ан­ки Па-Ута тоже постят­ся, по край­ней мере, в послед­ние неде­ли перед родами.

У древ­них инду­сов для каж­до­го меся­ца бере­мен­но­сти были осо­бые дие­ти­че­ские предписания.

Рим­ляне сове­ту­ют с вось­мо­го меся­ца соблю­дать уме­рен­ность в пище…»

Эти стро­ки мы нашли в уди­ви­тель­но бога­той дан­ны­ми ста­рой кни­ге В. Н. Жука «Мать и дитя» (8‑е изд. СПб., 1905. С. 118), прак­ти­че­ски совсем незна­ко­мой совре­мен­ным спе­ци­а­ли­стам. Сколь муд­ры были наши пред­ки, если при низ­ком уровне раз­ви­тия нау­ки они пони­ма­ли опас­ность пере­карм­ли­ва­ния и буду­ще­го ребен­ка, и матери!

Айна Мэй Гас­кин в уже упо­ми­нав­шей­ся кни­ге «Духов­ное аку­шер­ство» так­же при­во­дит выво­ды япон­ских уче­ных о том, что жен­щи­ны, про­дол­жа­ю­щие рабо­тать на про­тя­же­нии всей бере­мен­но­сти, воз­на­граж­да­лись корот­ки­ми и лег­ки­ми рода­ми. То же заме­ти­ли и аку­ше­ры в США.

Как питаться будущей маме

Во все вре­ме­на жен­щи­ны в пери­од бере­мен­но­сти ели то, что обыч­но, — выби­рать не часто при­хо­ди­лось, и дети у них нор­маль­но раз­ви­ва­лись и рож­да­лись. Мож­но так и ска­зать: питай­тесь, как всегда!

Но в послед­ние деся­ти­ле­тия поло­же­ние изме­ни­лось, воз­ник­ло несколь­ко опас­но­стей. И одна из них, реаль­но угро­жа­ю­щая сей­час мате­ри и буду­ще­му ребен­ку, — пере­еда­ние. Опас­ность эта ста­ла намно­го страш­нее отто­го, что педи­ат­ры уже при­ня­ли ее за нор­му. При­бав­ка в весе на 10–15 кило­грам­мов при­пи­сы­ва­ет­ся здо­ро­вой жен­щине, тогда как опти­маль­ная при­бав­ка долж­на быть почти вдвое мень­ше (в США это 4,5–6,5 килограмма).

Я зна­ком с жен­щи­ной, при­ба­вив­шей в пери­од бере­мен­но­сти толь­ко 2,5 кило­грам­ма. Но это была спортс­мен­ка, кан­ди­дат в масте­ра спор­та по тол­ка­нию ядра. У нее име­лись доволь­но замет­ные запа­сы жира, кото­рые за вре­мя бере­мен­но­сти пошли на пита­ние буду­щей дочур­ки, родив­шей­ся физио­ло­ги­че­ски зре­лой и круп­ной (в маму) — 4,1 кило­грам­ма. Зна­ком я и с мамой пяти ребя­ти­шек Татья­ной Васи­льев­ной Дуби­ни­ной. Ожи­дая чет­вер­то­го — Дени­са, — она при­ба­ви­ла 21 кило­грамм, но и здесь такая при­бав­ка объ­яс­ня­лась про­сто: вся семья увле­ка­лась мор­же­ва­ни­ем, и Татья­на Васи­льев­на тоже до послед­не­го бега­ла по утрам и купа­лась в про­ру­би. При­ро­да, защи­щая Дени­са от холо­да (он родил­ся в декаб­ре), спо­соб­ство­ва­ла обра­зо­ва­нию у жен­щи­ны необ­хо­ди­мо­го слоя жира и боль­шо­го коли­че­ства око­ло­плод­ных вод. Оба эти слу­чая отно­сят­ся к мамам, вынес­шим боль­шую (по срав­не­нию с обыч­ной) физи­че­скую нагруз­ку. Она-то и ока­за­лась самым силь­ным фак­то­ром, обес­пе­чив­шим детям есте­ствен­ную в таких слу­ча­ях физио­ло­ги­че­скую зрелость.

А что же будет с жен­щи­на­ми, кото­рые не зани­ма­ют­ся спор­том, не дела­ют утрен­нюю про­беж­ку и не ныря­ют в про­рубь? Они будут при­бав­лять в весе и беречь­ся, как сове­ту­ют спе­ци­а­ли­сты и зна­ко­мые, а дети будут рож­дать­ся все более незрелыми.

Наши пред­ки, что­бы пре­ду­пре­дить эту незре­лость, сове­то­ва­ли не при­бав­лять к кон­цу бере­мен­но­сти более 8–9 кило­грам­мов (нор­ма — 6–7 кило­грам­мов). Но лег­ко сове­то­вать, а реаль­но сде­лать это труд­нее. Вра­чи, не дове­ряя опы­ту древ­них, не сохра­ни­ли прак­ти­че­ски ни одно­го их сове­та, рецеп­та, предписания.

Оста­ет­ся один путь — про­пус­кать зав­трак или обед, а неко­то­рые жен­щи­ны, как я знаю, реша­лись «постить­ся» весь поне­дель­ник (по Брэг­гу) и тем самым давать сво­им буду­щим малы­шам пол­но­цен­ные «заня­тия гим­на­сти­кой», что­бы они рож­да­лись зре­лы­ми (8–10 бал­лов по шка­ле Апгар- Аршав­ско­го). Свет­ла­на Н. отва­жи­лась не толь­ко на поне­дель­ник, но на целую неде­лю «поста» в самом нача­ле бере­мен­но­сти. Все трое ее ребя­ти­шек здо­ро­вы, но двое млад­ших име­ли при рож­де­нии вес 4,1 кило­грам­ма, что, конеч­но, мно­го­ва­то. Как это ни пара­док­саль­но, но такие «посты» ино­гда уве­ли­чи­ва­ют вес ребен­ка. Конеч­но, нашей нау­ке надо иссле­до­вать, когда и какой дли­тель­но­сти «посты» полез­ны, с тем что­бы дать буду­щим мамам пер­вое реаль­ное сред­ство управ­ле­ния физио­ло­ги­че­ской зре­ло­стью ново­рож­ден­но­го. Необ­хо­ди­мо выяс­нить, в каком пери­о­де и какие «посты» уве­ли­чи­ва­ют вес ребен­ка, а какие умень­ша­ют, при­бли­жа­ют к иде­а­лу сред­не­го, нор­маль­но­го человека.

Пре­дви­жу, что мно­гие вра­чи, услы­шав о подоб­ном, ста­нут убеж­дать вас во вре­де недо­ста­точ­но­го пита­ния бере­мен­ной. Но напом­ним, что в сред­ние века у мно­гих наро­дов «есть регу­ляр­но» озна­ча­ло при­ни­мать пищу один раз в день, и то дале­ко не каж­дый мог поз­во­лить себе такую рос­кошь. В совре­мен­ной Зам­бии и теперь еще два раза в день едят толь­ко зажи­точ­ные люди, одна­ко и бед­ные жен­щи­ны вына­ши­ва­ют и рожа­ют детей нормально.

Неже­ла­ние есть в самом нача­ле бере­мен­но­сти наблю­да­ет­ся не толь­ко у людей. Извест­но, что в нача­ле бере­мен­но­сти едва ли не неде­лю ниче­го не едят кош­ки, а мед­ве­ди­цы голо­да­ют во вре­мя зим­ней спяч­ки, то есть во вто­рой поло­вине бере­мен­но­сти. Утвер­жде­ние спе­ци­а­ли­стов, что «если в орга­низм жен­щи­ны в тече­ние 8 часов не посту­па­ют угле­во­ды, то это ведет к нару­ше­нию обме­на…» [2], не толь­ко дале­ко от дей­стви­тель­но­сти, но, на наш взгляд, сле­до­ва­ние ему вред­но как для буду­щей мамы, так и осо­бен­но для ее ребенка.

Не удивляйтесь изменению вкусов

«…Про­стой народ смот­рит на при­хо­ти бере­мен­ной как на что-то такое, что необ­хо­ди­мо выпол­нять. Чего бы “ни забо­жа­лось” (ни захо­те­лось)… — того, зна­чит, тре­бу­ет душа мла­ден­ца, и не дать — вели­кий грех», — нахо­дим мы в той же ста­рой кни­ге В. Н. Жука.

А у каза­хов есть и осо­бое сло­во — тал­гак, и отец разо­бьет­ся в лепеш­ку, что­бы достать то, чего жене хочет­ся: селед­ки, лимо­на, чер­ной редь­ки, кис­лой капу­сты с пост­ным мас­лом и так далее. Жела­ние съесть что-либо осо­бое (ино­гда это быва­ет мел, известь, гли­на) надо рас­це­ни­вать не как стран­ность, при­чу­ду, а ско­рее как при­знак нехват­ки неко­то­рых веществ для созда­ния новой жиз­ни, и отно­сить­ся к тако­му жела­нию жен­щи­ны серьез­но. Я бы даже посо­ве­то­вал буду­щей маме быть более вни­ма­тель­ной к сво­им жела­ни­ям, чем обыч­но, при­слу­ши­вать­ся к ним и не стес­нять­ся ска­зать о них мужу или близ­ким. Это тот слу­чай, когда «капри­зы» не толь­ко про­сти­тель­ны, но и полез­ны, а вся­кие дие­ты сомни­тель­ны, и сдви­ги в пита­нии долж­ны быть есте­ствен­ны и оче­вид­ны. Необ­хо­ди­мо есть боль­ше фрук­тов и ово­щей — луч­ше в све­жем виде, когда они не успе­ли постра­дать от про­мыш­лен­ной пере­ра­бот­ки и кули­нар­ных пре­вра­ще­ний. В ста­ри­ну сове­то­ва­ли бере­мен­ным боль­ше пить моло­ка, упо­треб­лять молоч­ные про­дук­ты, есть мед, оре­хи, семеч­ки и хлеб из муки цель­но­го помо­ла (у нас этот хлеб назы­ва­ют «Здо­ро­вье»), что помо­га­ло им луч­ше лекарств.

Таким обра­зом, почти все реко­мен­да­ции спе­ци­а­ли­стов по пита­нию надо кор­рек­ти­ро­вать, ибо тре­бо­ва­ние при­ни­мать пищу в одни и те же часы ведет к посто­ян­ной «сыто­сти» кро­ви у буду­щей мамы, и пло­ду нет ника­кой необ­хо­ди­мо­сти шеве­лить­ся, а зна­чит — развиваться.

Чтобы не портились зубы

«Сколь­ко детей роди­ла — столь­ко зубов поте­ря­ла» — эту исти­ну в ста­ри­ну зна­ли пожи­лые жен­щи­ны. Это есте­ствен­но, так как при­ро­да отда­ет пред­по­чте­ние новой жиз­ни; и если не хва­та­ет мате­ри­а­ла для ске­ле­та малы­ша, то в дело идут мами­ны зубы (воз­мож­но, что исполь­зу­ют­ся и дру­гие кост­ные тка­ни). Зна­чит, в это вре­мя сле­ду­ет доба­вить в еду мате­ри­ал для костей ребен­ка. Обыч­но вра­чи выпи­сы­ва­ют глю­ко­нат каль­ция, но надо точ­но знать, в какой пери­од бере­мен­но­сти сле­ду­ет его при­ни­мать, а мы пока нигде не нашли об этом све­де­ний. И, во-вто­рых, глю­ко­нат каль­ция явно непол­но­цен­ный мате­ри­ал для ске­ле­та, это лишь одна его состав­ная часть. Логич­нее посо­ве­то­вать бере­мен­ной жен­щине есть кури­ные косточ­ки, хря­щи, холо­дец и залив­ные блю­да из рыбы. Прав­да, этот совет про­ти­во­ре­чит тому сдви­гу к веге­та­ри­ан­ству, кото­рый мы нахо­дим у инди­а­нок или япо­нок (а он не лишен оснований).

К пра­виль­но­му реше­нию, види­мо, бли­же вни­ма­тель­ные и дума­ю­щие жен­щи­ны, кото­рые счи­та­ют, что веге­та­ри­ан­ская пища дей­стви­тель­но улуч­ша­ет само­чув­ствие, рез­ко сни­жа­ет веро­ят­ность вся­ких ток­си­ко­зов, но что во вто­рой поло­вине бере­мен­но­сти, при­мер­но в тече­ние 6–7‑го меся­ца, надо погрызть сахар­ные косточ­ки, хря­щи­ки, мел­кую рыб­ку с костя­ми (это может быть жаре­ная киль­ка, сала­ка, рыба в томат­ном соусе и так далее).

Чтобы ребенок родился физиологически зрелым

Что надо для рож­де­ния иде­аль­но­го (физио­ло­ги­че­ски зре­ло­го) ребен­ка? Пра­виль­ное пита­ние поз­во­ля­ет достичь мно­го­го, но… толь­ко при усло­вии доста­точ­ной подвиж­но­сти мате­ри.

А где эта подвиж­ность в город­ской квар­ти­ре, при раз­ви­том обще­ствен­ном транс­пор­те, при нали­чии теле­ви­зо­ра и тех реко­мен­да­ций, что дают меди­ки? Япон­ским вра­чам хоро­шо реко­мен­до­вать всем буду­щим мамам пла­ва­ние — у них мно­го теп­лых морей и спор­тив­ных бас­сей­нов. У нас с пла­ва­ни­ем слож­нее. Но его мож­но заме­нить бегом, а уж где бегать мож­но най­ти все­гда. Почи­тай­те, как рас­про­стра­нен бег у ново­зе­ланд­цев и аме­ри­кан­цев. Они нашли реаль­ный спо­соб пре­одо­леть гипо­ки­не­зию (недо­ста­ток дви­же­ния), укре­пить свое здо­ро­вье, а мы это реко­мен­ду­ем для бла­га буду­ще­го ребен­ка. Ради него надо най­ти и силы, и совсем немно­го времени.

Луч­ше бегать вдво­ем. Буду­ще­му отцу надо выбрать инте­рес­ный марш­рут, а буду­щей маме — задать темп бега, при­ят­ный для нее, такой, что­бы выдер­жать 30–40 минут (не с пер­во­го раза, понят­но). Эта про­дол­жи­тель­ность выбра­на не слу­чай­но. Сер­деч­ная мыш­ца начи­на­ет укреп­лять­ся, если давать ей бего­вую нагруз­ку пор­ци­я­ми не мень­ше 12–15 минут (тест Купе­ра). После двух-трех срав­ни­тель­но труд­ных недель буду­щие роди­те­ли почув­ству­ют, насколь­ко мень­ше они ста­ли уста­вать физи­че­ски с тех пор, как нача­ли бегать. Зна­чит, они укре­пи­ли свое сердце.

Таких про­бе­жек мож­но делать сколь­ко хочет­ся и утром, и днем, и вече­ром (когда удоб­нее и при­ят­нее), но, види­мо, не менее трех раз в неде­лю. Когда нако­пит­ся опыт у буду­щих мам, решив­ших­ся бегать, мы узна­ем и опти­маль­ные вели­чи­ны как часто­ты про­бе­жек, так и их дли­тель­но­сти, а пока… пока надо искать их самим. Про­беж­ки, конеч­но, хоро­ши как сред­ство пре­одо­ле­ния гипо­ки­не­зии, но не гипо­ди­на­мии (недо­стат­ка сило­вых нагру­зок). Послед­нюю пре­одо­леть слож­нее, осо­бен­но сла­бым женщинам.

Вооб­ще же в наш век ком­фор­та и мало­по­движ­но­сти жен­щине, гото­вя­щей­ся стать мате­рью, надо не толь­ко бегать, но и тан­це­вать (вальс — осо­бен­но хоро­ший сти­му­ля­тор раз­ви­тия вести­бу­ляр­но­го аппа­ра­та), ходить на лыжах, катать­ся на конь­ках, ездить на вело­си­пе­де, играть в волей­бол и бас­кет­бол. Не бой­тесь под­нять­ся на вер­ши­ну сво­их воз­мож­но­стей, блес­нуть сво­и­ми спор­тив­ны­ми талан­та­ми, пока­зать, какое это насла­жде­ние — быст­рый бег или кра­си­вый танец! Ведь буду­щий ребе­нок не толь­ко ста­нет при этом зани­мать­ся соб­ствен­ной гим­на­сти­кой — чаще тол­кать­ся, но и вме­сте с мамой пере­жи­вет, ощу­тит, что при­ят­но, кра­си­во, лег­ко, хоро­шо. А папа — пер­вый, кто дол­жен, вдох­но­вить жен­щи­ну на это и помочь ей.

Но как же сове­ты: «…уме­рен­но дви­гать­ся, совер­шая про­гул­ки на воз­ду­хе», «…про­ти­во­по­ка­за­ны заня­тия физ­куль­ту­рой, где име­ют место прыж­ки, соско­ки, рез­кие пово­ро­ты, сило­вые упраж­не­ния…»? (БМЭ. Т. 3. С. 58, 160).

Успо­кой­тесь, осто­рож­ные, напу­ган­ные вра­ча­ми мамы и бабуш­ки! Эти сове­ты вер­ны при­мер­но на 20 про­цен­тов. Их мож­но слу­шать на вось­мом, девя­том и деся­том меся­це бере­мен­но­сти [3], но и тогда толь­ко сама жен­щи­на может решить, подой­дет ли ей совет и насколь­ко стро­го его выполнять.

Жизнь дает убе­ди­тель­ные дока­за­тель­ства поль­зы и без­опас­но­сти физи­че­ских, даже спор­тив­ных нагру­зок. В 1969 году Лари­са Латы­ни­на ста­ла чем­пи­он­кой мира по гим­на­сти­ке. Она высту­па­ла… будучи бере­мен­ной на пятом меся­це. Бла­го­сло­вил ее на уча­стие в чем­пи­о­на­те про­фес­сор А. Ю. Лурье, когда узнал, что она про­дол­жа­ет тре­ни­ро­вать­ся и меч­та­ет заво­е­вать почет­ное место: «Ну и высту­пай­те!.. Толь­ко нико­му ни сло­ва: нач­нут­ся комис­сии, сове­ты, сами напу­га­ют­ся и вас напугают».

И что же? Доч­ка Латы­ни­ной роди­лась совер­шен­но здо­ро­вой, хотя нагруз­ки на миро­вом пер­вен­стве по гим­на­сти­ке не срав­нить с обыч­ной физкультурой.

Вывод: бере­же­ние в житей­ском и меди­цин­ском смыс­ле есть недо­пу­сти­мое огра­ни­че­ние подвиж­но­сти жен­щи­ны, вре­дя­щее не столь­ко ей, сколь­ко буду­ще­му ребен­ку. Рекор­ды ста­вить и выиг­ры­вать чем­пи­о­на­ты в пери­од бере­мен­но­сти не обя­за­тель­но, но тан­це­вать, бегать на лыжах и зани­мать­ся гим­на­сти­кой с насла­жде­ни­ем необ­хо­ди­мо до вось­мо­го, а может быть, и до девя­то­го меся­ца. Точ­нее самой жен­щи­ны это никто не определит.

Читаю в кни­ге «Гиги­е­на бере­мен­ной» сове­ты для буду­щих мам: «Нуж­но пом­нить о том, что после гим­на­сти­ки не долж­на ощу­щать­ся физи­че­ская уста­лость, пульс дол­жен быть в пре­де­лах нор­мы (60–80 уда­ров в мину­ту)» (с. 54). Да это же насто­я­щий под­рыв здо­ро­вья мла­ден­цев путем меди­цин­ской пере­стра­хов­ки! Пульс 60–80 может быть толь­ко при дви­же­нии и пере­дви­же­нии без нагруз­ки или даже в покое, когда чело­век про­сто сидит. И жен­щи­на, кото­рая все­рьез при­мет этот вред­ней­ший совет, дей­стви­тель­но сни­зит свою дви­га­тель­ную актив­ность до уров­ня лежа­ния на боль­нич­ной кой­ке. Буду­щие мамы долж­ны знать, что и в беге, и в играх, и в тан­це пульс у любой здо­ро­вой жен­щи­ны сво­бод­но уча­ща­ет­ся вдвое и даже втрое в срав­не­нии с пуль­сом покоя, то есть до 120, 150 и 180 уда­ров в мину­ту, что слу­жит при­зна­ком здо­ро­вья и тре­ни­ро­ван­но­сти серд­ца. У стай­е­ров на фини­ше пульс быва­ет до 250–280 уда­ров в мину­ту, тогда как в покое 35–40, то есть уве­ли­че­ние в 6–8 раз. Если же нет уча­ще­ния пуль­са, зна­чит, нет и нагрузки.

Тест Д. Пирсона «Считай до 10»

Я дав­но меч­таю о том, что появит­ся какой-то спо­соб объ­ек­тив­но оце­нить, как идет созре­ва­ние пло­да и каков будет исход бере­мен­но­сти, что­бы еще до рож­де­ния быть уве­рен­ным, что все идет хоро­шо. Одна из дога­док дав­но меня не остав­ля­ет. Вот ее суть. Илья Арка­дье­вич Аршав­ский, у кото­ро­го мы учи­лись более 30 лет, открыл очень важ­ный закон: веду­щей систе­мой в орга­низ­ме ново­рож­ден­но­го явля­ет­ся ске­лет­но-мышеч­ная, а все осталь­ные раз­ви­ва­ют­ся кор­ре­ля­тив­но, то есть сле­дом за ней, в зави­си­мо­сти от нее: креп­нет мышеч­ная систе­ма — креп­нут и серд­це, и лег­кие, и систе­ма пище­ва­ре­ния, и все дру­гие внут­рен­ние орга­ны, — креп­нет здо­ро­вье в целом. И этот закон начи­на­ет дей­ство­вать еще до рож­де­ния. Зна­чит, по подвиж­но­сти, по часто­те шеве­ле­ний мож­но было бы судить о сте­пе­ни раз­ви­тия плода.

Есть тест Д. Пир­со­на «Счи­тай до 10», когда мать ров­но с 9 часов утра начи­на­ет счи­тать шеве­ле­ния пло­да, отме­чая на кар­точ­ке каж­дое чер­точ­кой или точ­кой, а 10‑е — кре­сти­ком. «Уста­нов­ле­но, что чис­ло шеве­ле­ний пло­да менее 10 за 12 часов явля­ет­ся угро­жа­ю­щим для пло­да и тре­бу­ет немед­лен­но­го обра­ще­ния к вра­чу» [4].

Как пра­ви­ло, тест этот пока исполь­зу­ет­ся толь­ко для выяв­ле­ния небла­го­по­луч­но­го раз­ви­тия пло­да (ред­ко шевелится).

Но этот тест, види­мо, пока­зы­ва­ет и физио­ло­ги­че­скую зре­лость пло­да. Что, если соеди­нить лини­я­ми кре­сти­ки, начи­ная с 28‑й неде­ли, когда нача­ли вести наблю­де­ния, и про­дол­жить до дня рож­де­ния ребен­ка — до 35–45‑й неде­ли? Не будет ли эта линия пока­зы­вать уро­вень физио­ло­ги­че­ской зре­ло­сти? Может быть, чем выше она идет, тем более зре­лым рож­да­ет­ся ребе­нок? А воз­мож­но, есть какой-то опти­маль­ный вари­ант? Все это пока догад­ки и пред­по­ло­же­ния. Но попро­бо­вать про­ве­рить догад­ку могут все буду­щие мамы.

Поэто­му я пред­ла­гаю вам запол­нять тест дви­же­ния пло­да «Счи­тай до 10» не обя­за­тель­но с 28‑й неде­ли, а с той, когда его шеве­ле­ния ста­ли ощу­щать­ся доста­точ­но чет­ко. А в родиль­ном доме попро­си­те про­ве­сти экс­пресс- диа­гно­сти­ку физио­ло­ги­че­ской зре­ло­сти ново­рож­ден­но­го по шка­ле Апгар- Аршав­ско­го и запи­ши­те ее результаты.

Обра­зец теста при­ве­ден ниже.

Тест дви­же­ний пло­да «Счи­тай до 10»

Фами­лия, и. о.___________________________

Рост_____________________ см.

Вес: до беременности____________________ кг,

перед родами____________________________ кг.

Адрес:__________________________________

Дом. тел._______________________________

Начато__________________________ 20_____ года.

Дви­же­ния пло­да начи­най­те счи­тать с 9.00. Когда почув­ству­е­те 10‑е дви­же­ние, вре­мя его отме­чай­те косым кре­сти­ком и боль­ше в этот день не считайте.

Если с 9.00 до 21.00 почув­ство­ва­ли мень­ше 10 дви­же­ний, то отметь­те толь­ко их чис­ло в ниж­ней части таблицы.

(до 45 недели)

Вре­мя 28‑я неде­ля 29‑я неде­ля 30‑я неде­ля и т.д.
п в с ч п с вс п в с ч п с вс п в с ч п с вс
9                                          
10                                          
11                                          
12                                          
13                                          
14                                          
15                                          
16                                          
17                                          
18                                          
19                                          
20                                          
21                                          
Чис­ло дви­же­ний мень­ше 10                                          

Родился_______________________ (пол)_____________ (дата)

Рост_____________________ см. Вес_________________ кг.

Физио­ло­ги­че­ская зре­лость по Апгар-Аршав­ско­му (в баллах):

серд­це­би­е­ние —
дыхание —
окрас­ка кожи —
мышеч­ный тонус -
рефлек­тор­ная возбудимость -
Сум­ма баллов -

Маме надо быть сильной

В Древ­ней Спар­те счи­та­ли, что толь­ко силь­ная мать может родить силь­но­го вои­на, и забо­ти­лись о физи­че­ском раз­ви­тии дево­чек. А мы, кажет­ся, ско­ро забу­дем, что такое силь­ная девуш­ка. Выпус­кая ее из шко­лы в жизнь, про­ве­ря­ем, сколь­ко она дела­ет оши­бок в пись­ме, но даже не пыта­ем­ся изме­рить силу ее мышц, ско­рость бега, лов­кость и вынос­ли­вость, кото­рые ей при­го­дят­ся в жиз­ни не мень­ше, во вся­ком слу­чае, чем гра­мот­ность, а в мате­рин­стве — куда боль­ше. Ведь от это­го зави­сит, кого про­из­ве­дет она на свет: креп­ко­го, здо­ро­во­го чело­ве­ка или хило­го, пуга­ю­ще­го­ся вся­ко­го уси­лия и не зна­ю­ще­го радо­сти дви­же­ния, не испы­тав­ше­го, как игра­ет «силуш­ка по жилушкам».

Чем жен­щи­на сла­бее, тем болез­нен­нее сам про­цесс родов, тем он про­дол­жи­тель­нее и, глав­ное, тем воз­мож­нее вся­кие осложнения.

По моим наблю­де­ни­ям, если буду­щая мама (на пер­вых меся­цах бере­мен­но­сти — до 6‑го) может в беге раз­ви­вать ско­рость более трех с поло­ви­ной — четы­рех сво­их ростов в секун­ду [5], если из виса под­ни­ма­ет ноги к тур­ни­ку 5–10 раз под­ряд и может под­тя­нуть­ся до под­бо­род­ка, то это обе­ща­ет и более лег­кие, более быст­рые роды, хотя, воз­мож­но, на две-три неде­ли рань­ше, чем пред­ска­зы­ва­ют врачи.

Поэто­му необ­хо­ди­мо, что­бы уже с дет­ства девоч­ки раз­ви­ва­ли в себе вынос­ли­вость. Одна из моих доче­рей уже в 9 лет пере­но­си­ла меня на спине через ручей, а когда мы про­чли в газе­те, что чем­пи­он­ка мира по конь­кам Мария Иса­ко­ва может 14 раз из виса под­нять ноги к тур­ни­ку, девоч­ки ста­ли с ней «сорев­но­вать­ся». Побе­ди­тель­ни­цей ока­за­лась стар­шая дочур­ка — она под­ня­ла нож­ки 54 раза, в четы­ре раза боль­ше, чем чем­пи­он­ка, и это в воз­расте 9 лет.

Как подготовить организм к родам

Для того что­бы жен­щине самой под­го­то­вить свой орга­низм к родам, сове­ту­ют выпол­нять хотя бы три про­стей­ших упраж­не­ния. Они зна­чи­тель­но облег­ча­ют и дела­ют менее болез­нен­ным весь про­цесс родов, пре­ду­пре­жда­ют так назы­ва­е­мые неф­ри­ты бере­мен­ных, тре­ни­ру­ют рас­тя­жи­мость свя­зок и мышц промежности.

  1. Встать на ков­ри­ке на коле­ни, пят­ки раз­дви­нуть на шири­ну плеч. Сесть на пол меж­ду пяток. Если сра­зу не полу­чит­ся, то, опи­ра­ясь рука­ми о пол и пока­чи­ва­ясь впе­ред-назад и впра­во-вле­во, опус­кать­ся ниже и ниже, посте­пен­но при­бли­жа­ясь к полу. Через несколь­ко дней, когда это удаст­ся, сидеть в таком поло­же­нии, пока­чи­ва­ясь, 1 ‑2 мину­ты, и сосре­до­то­чить­ся на мыс­ли, что суста­вы ста­но­вят­ся подвиж­нее, а сустав­ные сум­ки мяг­че и растяжимее.
  2. Сесть на ков­рик, соеди­нить подош­вы след в след. Рука­ми обхва­тить паль­цы обе­их ног и мяг­ки­ми нажи­ма­ми под­тал­ки­вать пят­ки к про­меж­но­сти. Коле­ни при этом опус­кать мяг­ки­ми толч­ка­ми все ниже и ниже, ста­ра­ясь кос­нуть­ся ими одно­вре­мен­но пола. Сосре­до­то­чить­ся на том, как рас­тет подвиж­ность суста­вов и про­меж­ность гото­вит­ся к родам. Выпол­нять еже­днев­но по 2–3 минуты.
  3. Лечь на спи­ну, под­нять ноги и таз вверх. Рука­ми, согну­ты­ми в лок­тях, под­дер­жи­вать бед­ра. Упраж­не­ние пре­ду­пре­жда­ет обра­зо­ва­ние застой­ных зон в орга­нах и тка­нях. Сто­пы ног мож­но вра­щать сна­ча­ла по часо­вой стрел­ке, а потом про­тив; мож­но раз­во­дить ноги в сто­ро­ны и сво­дить их вме­сте, сги­бать в коле­нях, а потом выпрям­лять и вра­щать, как педа­ли велосипеда.

Выпол­нять все три упраж­не­ния в нача­ле бере­мен­но­сти изред­ка, а после пято­го меся­ца еже­днев­но по 2–3 мину­ты, мож­но в два при­е­ма — утром и вечером.

При самом лег­ком наме­ке на неф­рит бере­мен­ной нуж­но опу­стить­ся на чет­ве­рень­ки и хотя бы мину­ту похо­дить так по ком­на­те. Поль­зу это­го про­сто­го упраж­не­ния хоро­шо зна­ют жен­щи­ны Индии и тем пре­ду­пре­жда­ют неф­ри­ты, а наши аку­ше­ры при­бе­га­ют к меди­ка­мен­тоз­но­му лече­нию болез­ни, вызван­ной про­стым при­жа­ти­ем неко­то­рых сосу­дов вырос­шим плодом.

Когда начинается развитие талантов

Конеч­но, мы зна­ем об этом еще мало, и то, что я пишу, отно­сит­ся ско­рее, к кате­го­рии дога­док, но вся­кий мыс­ля­щий чело­век не может их отбро­сить как недо­стой­ные внимания.

Буду­щим роди­те­лям надо знать хотя бы неко­то­рые важ­ные момен­ты раз­ви­тия пло­да, что­бы пони­мать, что про­ис­хо­дит еще до рож­де­ния ребенка.

В кон­це пер­во­го меся­ца уже пуль­си­ру­ет крас­ная точ­ка в заро­ды­ше, — это нача­ло бить­ся серд­це; в кон­це вто­ро­го он уже похож на чело­веч­ка, а после тре­тье­го шеве­лит руч­ка­ми и нож­ка­ми. Вокруг пло­да очень мно­го жид­ко­сти, поэто­му мать еще не чув­ству­ет, что он дви­га­ет­ся. С это­го момен­та, как гово­рят, раз­ви­тие пла­цен­ты отста­ет от раз­ви­тия пло­да, обес­пе­чи­вая ему толь­ко самый мини­мум, и толь­ко в те часы, когда мать сыта и отды­ха­ет. А когда она хочет есть, когда дела­ет труд­ную рабо­ту? Тогда ему может не хва­тать то пита­ния, то кис­ло­ро­да и… при­хо­дит­ся эти нехват­ки «зара­ба­ты­вать» само­му шеве­ле­ни­ем. Дату пер­во­го шеве­ле­ния ребен­ка надо запи­сать. При­бавь­те к ней 20–22 неде­ли. Это един­ствен­ный, на мой взгляд, спо­соб при­мер­но­го опре­де­ле­ния даты наступ­ле­ния родов.

До рож­де­ния фор­ми­ру­ет­ся и начи­на­ет функ­ци­о­ни­ро­вать нерв­ная систе­ма, ребе­нок хоро­шо слы­шит стук серд­ца мате­ри и ее голос, но внеш­ние зву­ки — музы­ка, шумы — доно­сят­ся до него при­глу­шен­ны­ми. Он начи­на­ет поне­множ­ку сосать око­ло­плод­ные воды и полу­чать пита­тель­ные веще­ства, содер­жа­щи­е­ся в них. Перед рож­де­ни­ем он выса­сы­ва­ет в сут­ки 400–450 грам­мов (по дру­гим дан­ным даже боль­ше). В груд­ной клет­ке у него ино­гда воз­ни­ка­ет раз­ре­же­ние, он как буд­то хочет вдох­нуть в себя воз­дух. А вот настро­е­ние у него такое, какое в это вре­мя у мамы. Он вме­сте с ней раду­ет­ся и вме­сте с ней гру­стит; он пуга­ет­ся, если напу­га­на жен­щи­на, и ее нерв­ный стресс может силь­нее ска­зать­ся на буду­щем ребен­ке, чем на ней самой, пото­му что он сла­бее и чув­стви­тель­нее. Вот несколь­ко эпи­зо­дов, взя­тых из жиз­ни и из книг.

Буду­щая мама слу­ша­ла кон­церт. Рит­мич­ная мело­дия кубин­ской пес­ни при­ве­ла жен­щи­ну в такой вос­торг, что она вос­клик­ну­ла: «У меня душа запе­ла!» И тут же ощу­ти­ла, что семи­ме­сяч­ный, не родив­ший­ся еще чело­ве­чек шеве­лит­ся в рит­ме мело­дии. Жен­щи­ну это так пора­зи­ло, что она рас­ска­за­ла об этом потом мно­гим и мне в том числе.

В одной ста­рой кни­ге мы чита­ли об англий­ской коро­ле­ве, на гла­зах кото­рой мечом зару­би­ли чело­ве­ка. Потря­се­ние, кото­рое она пере­жи­ла, ска­за­лось на буду­щем коро­ле Англии (он родил­ся через пол­то­ра меся­ца после это­го слу­чая). Его начи­на­ла бить дрожь от одно­го вида меча, выну­то­го из ножен. Подоб­ная чув­стви­тель­ность у муж­чин не счи­та­лась досто­ин­ством, и коро­ля все посчи­та­ли про­сто трусом.

А вот о каком слу­чае я узнал из газе­ты. Один муж­чи­на еще за месяц до рож­де­ния сына поло­жил руку на живот жены и гром­ко ска­зал: «Малыш, я твой папа!» А ребе­нок, как буд­то услы­шав, силь­но толк­нул его руку. Жен­щи­на рас­сме­я­лась, а буду­ще­му папе это понра­ви­лось, и он стал каж­дое утро, проснув­шись, вести раз­го­вор с собе­сед­ни­ком, неиз­мен­но отве­чав­шим ему толч­ка­ми в руку. Пер­вая встре­ча с ново­рож­ден­ным сыном уди­ви­ла не толь­ко папу, но и всех, кто это видел. Услы­шав зна­ко­мое: «Малыш, я твой папа!» — сын не толь­ко дрыг­нул нож­кой, но и улыб­нул­ся. Обыч­но же дети начи­на­ют улы­бать­ся на тре­тьем-чет­вер­том меся­це, как пишут спе­ци­а­ли­сты, а тут — в пер­вый день!

У моей зна­ко­мой дитя, тол­ка­ю­ще­е­ся силь­но и часто, мгно­вен­но ути­ха­ло, слов­но при­та­и­ва­лось, если муж клал руку на ее живот. Так дела­ют ино­гда и уже родив­ши­е­ся дети: уви­дев что-то незна­ко­мое, сра­зу при­ти­ха­ют и как буд­то зата­и­ва­ют­ся непо­движ­но, сле­дя за этим новым.

А вот слу­чай, опи­сан­ный в газе­те «Ком­со­моль­ская прав­да» от 18 октяб­ря 1987 года. «В кли­ни­ку аме­ри­кан­ско­го вра­ча Рене ван де Кар­ра при­хо­дят не толь­ко боль­ные. Здесь орга­ни­зо­ван спе­ци­аль­ный курс заня­тий для бере­мен­ных жен­щин. Буду­щих мате­рей учат… раз­го­ва­ри­вать со сво­и­ми детьми, нахо­дя­щи­ми­ся еще в утро­бе. Это может пока­зать­ся неве­ро­ят­ным, но, ока­зы­ва­ет­ся, эмбри­он в воз­расте шести меся­цев уже спо­со­бен вос­при­ни­мать чело­ве­че­скую речь.

Каж­дая посе­ти­тель­ни­ца кли­ни­ки полу­ча­ет листок плот­но­го кар­то­на. Его необ­хо­ди­мо свер­нуть так, что­бы полу­чил­ся кону­со­об­раз­ный рупор. Затем, при­ста­вив кар­тон­ный уси­ли­тель зву­ка (рупор) к живо­ту, мож­но раз­го­ва­ри­вать с буду­щим сыном или доч­кой. Такие бесе­ды, счи­та­ет аме­ри­кан­ский врач, силь­но вли­я­ют на раз­ви­тие умствен­ных спо­соб­но­стей ребенка».

О столь ран­них воз­мож­но­стях ребен­ка в отно­ше­нии обу­че­ния и раз­ви­тия дога­ды­ва­лись уже древ­ние гре­ки и сове­то­ва­ли бере­мен­ным жен­щи­нам насла­ждать­ся созер­ца­ни­ем кра­си­вых кар­тин, вели­че­ствен­ных ста­туй, зву­ка­ми при­ят­ной музы­ки, пени­ем птиц.

А мы доба­вим: жен­щине надо кра­си­во и быст­ро ходить, лег­ко бегать и пры­гать, с насла­жде­ни­ем петь и тан­це­вать, пла­вать и нырять, ездить в поез­де и летать на само­ле­те — коро­че, не отка­зы­вать себе ни в каких полез­ных удо­воль­стви­ях; боль­ше того, надо блес­нуть сво­и­ми досто­ин­ства­ми и пока­зать, сколь­ко радо­стей дают чело­ве­ку силь­ное лов­кое тело, уме­лые руки и сме­лый бод­рый дух. Все это поз­во­лит зало­жить в буду­щем ребен­ке нача­ла каких-то нерв­ных струк­тур, каких-то спо­соб­но­стей, кото­рые мы по незна­нию пока при­пи­сы­ва­ем вли­я­нию наслед­ствен­но­сти. А в дей­стви­тель­но­сти нача­ло талан­там ребен­ка еще до его рож­де­ния дает мать, а после рож­де­ния — мать и отец.

Бойтесь вина и табака!

Если бере­мен­ная жен­щи­на выпи­ла с удо­воль­стви­ем бокал шам­пан­ско­го или выку­ри­ла с насла­жде­ни­ем сига­ре­ту, то вели­ка веро­ят­ность рож­де­ния потен­ци­аль­но­го пья­ни­цы или куриль­щи­ка. Когда такой ребе­нок под­рас­тет и впер­вые выпьет рюм­ку или выку­рит сига­ре­ту, он при­стра­стит­ся к алко­го­лю и куре­нию лег­че других.

Сей­час из-за алко­го­лиз­ма и наслед­ствен­ных забо­ле­ва­ний роди­те­лей рож­да­ет­ся 3,5–4 про­цен­та деби­лов и 10–12 про­цен­тов «погра­нич­ни­ков», то есть детей с мень­ши­ми дефек­та­ми, но кото­рых назвать пол­но­цен­ны­ми нель­зя. Мате­ри-пья­ни­цы рож­да­ют до 75 про­цен­тов дефек­тив­ных детей.

Осо­бен­но страш­но пья­ное зача­тие. Заме­ти­ли это люди уже в сред­ние века, и во Фран­ции до сих пор деби­лов назы­ва­ют «кар­на­валь­ны­ми детьми». Кар­на­ва­лы устра­и­ва­лись, когда надо было осво­бо­дить боч­ки для вина ново­го уро­жая, и кре­стьяне пили и гуля­ли ино­гда целую неде­лю. А через 9 меся­цев часто рож­да­лись дебиль­ные дети. У фран­цу­зов-ари­сто­кра­тов тако­го ребен­ка назы­ва­ли более дели­кат­но: «дитя лег­ко­го ужи­на» (то есть ужи­на с вином), а у англи­чан его назы­ва­ли — «вос­крес­ное дитя», так как рабо­чим выда­ва­ли зар­пла­ту по субботам.

У дру­гих наро­дов, видев­ших подоб­ные послед­ствия упо­треб­ле­ния алко­го­ля, сло­жи­лись муд­рые обы­чаи. В Кабар­ди­но-Бал­ка­рии (Север­ный Кав­каз) и теперь на сва­дьбе пьют, едят и гуля­ют толь­ко гости, а жених и неве­ста сто­ят или сидят за сто­лом, взяв­шись за руки, не при­тра­ги­ва­ясь ни к еде, ни к питью, и ухо­дят в свою первую ночь голод­ны­ми. У древ­них сла­вян ново­брач­ные тоже не пили хмель­но­го. У нас же, несмот­ря на нашу мни­мую обра­зо­ван­ность, мало кто зна­ет, что трез­вое зача­тие долж­но быть зако­ном жиз­ни и что нару­ше­ние его — верх дико­сти и бескультурья.

Откажитесь от лекарств!

Сла­бый и неж­ный росток жиз­ни очень чув­стви­те­лен и подат­лив к внеш­ним воз­дей­стви­ям, а послед­ствия лекарств слиш­ком часто непред­ска­зу­е­мы. К тому же мно­го деся­ти­ле­тий нас обма­ны­ва­ли, утвер­ждая, что лекар­ства толь­ко лечат, помо­га­ют, и умал­чи­вая о побоч­ном их дей­ствии, о том, что они явля­ют­ся и вред­ны­ми, при­чем раз­ме­ры вре­да изме­ня­ют­ся в широ­ких пре­де­лах, кото­рые сей­час труд­но определить.

В Запад­ной Г ерма­нии выпус­ка­лось «без­обид­ное» сно­твор­ное — тали­до­мид, при­вед­шее к тра­ге­дии: более 10 тысяч детей от мате­рей, при­ни­мав­ших его, роди­лись и живут без паль­цев, без рук или с изуро­до­ван­ны­ми конеч­но­стя­ми, а их роди­те­ли уже чет­верть века каз­нят себя за лег­ко­мыс­лие. Про­тив фир­мы — изго­то­ви­те­ля лекар­ства воз­буж­де­но уго­лов­ное дело, ее заста­ви­ли выпла­тить детям пен­сии по инва­лид­но­сти, но дети… оста­лись уро­да­ми [6].

В Япо­нии воз­ник­ла «эпи­де­мия» стран­ной болез­ни, ее назва­ли «смон». Люди слеп­ли, а ино­гда их еще раз­би­вал пара­лич. Постра­да­ло более 20 тысяч чело­век, пока один умный врач не открыл при­чи­ну. Болезнь вызы­вал пре­па­рат куи­но­форм, при­ме­няв­ший­ся про­тив желу­доч­но-кишеч­ных расстройств.

У нас недав­но обна­ру­жи­ли, что син­те­ти­че­ские про­ге­сти­ны инфе­ку­лин, бисе­ку­рин, нав­лон у 30 про­цен­тов жен­щин вызы­ва­ют поло­вую холод­ность (эту тра­ге­дию назва­ли ней­траль­ным сло­вом «холод­ность», но что сто­ит за ней в жиз­ни — еще пока­жет будущее).

Ино­гда сами вра­чи предо­сте­ре­га­ют: надо быть осто­рож­ны­ми с при­е­мом пени­цил­ли­на, тет­ра­цик­ли­на, ПАС­Ка, аспи­ри­на, ами­до­пи­ри­на, хини­на, суль­фа­нил­ами­дов, с облу­че­ни­ем рент­ге­нов­ски­ми луча­ми, уль­тра­зву­ком (УЗИ).

А побоч­ные дей­ствия сколь­ких лекарств еще не извест­ны нам? О сколь­ких мы даже не подозреваем?

Иссле­до­ва­ние, про­ве­ден­ное недав­но в Евро­пе, пока­за­ло, что 82 про­цен­та всех бере­мен­ных жен­щин при­ни­ма­ют лекар­ства, про­пи­сан­ные вра­чом. В 50‑х годах диэтилб­эст­рол (ДЭС) про­пи­сы­вал­ся жен­щи­нам, у кото­рых наблю­да­лось кро­во­те­че­ние во вре­мя бере­мен­но­сти. Через 20 лет было выяв­ле­но, что у доче­рей этих жен­щин суще­ству­ет повы­шен­ный риск раз­ви­тия рака вла­га­ли­ща. Но самой боль­шой тра­ге­ди­ей явля­ет­ся то, что даже теперь, когда выяс­ни­лось, что это лекар­ство вред­но, его про­дол­жа­ют прописывать.

Пере­чень опас­ных для пло­да лекарств рас­тет с каж­дым днем, одна­ко эта инфор­ма­ция не исполь­зу­ет­ся спе­ци­а­ли­ста­ми здра­во­охра­не­ния [7].

Поэто­му, буду­щие мате­ри, если хоти­те иметь здо­ро­во­го ребен­ка, то во вре­мя бере­мен­но­сти и корм­ле­ния гру­дью соблю­дай­те три стро­гих запре­та: на вино, лекар­ства и табак. Так «при­ка­зы­ва­ет» природа.

Укрепляйте иммунитет!

Все­го трид­цать-сорок лет назад выки­дыш слу­чал­ся у одной жен­щи­ны из тыся­чи. А в кон­це 80‑х годов в ряде рай­о­нов Рос­сии каж­дая шестая жен­щи­на не мог­ла нор­маль­но выно­сить и родить ребен­ка. Отче­го с каж­дым годом уве­ли­чи­ва­ет­ся чис­ло бере­мен­ных, ложа­щих­ся «на сохранение»?

Во-пер­вых, конеч­но, у нас все более нездо­ро­вой ста­но­вит­ся эко­ло­ги­че­ская обста­нов­ка, но это обсто­я­тель­ство дол­гое вре­мя тща­тель­но скры­ва­лось под видом сек­рет­но­сти всех небла­го­при­ят­ных пока­за­те­лей. Мы и сей­час еще не зна­ем сте­пе­ни опас­но­сти этих тай­но насту­па­ю­щих на нас эко­ло­ги­че­ских катастроф.

Но выки­ды­ши у жен­щин про­ис­хо­дят все чаще и в срав­ни­тель­но чистых эко­ло­ги­че­ских рай­о­нах. Зна­чит, там дей­ству­ют дру­гие при­чи­ны. И одну из них, воз­мож­но, самую глав­ную, обна­ру­жил про­фес­сор В. И. Говал­ло, сде­лав­ший круп­ные шаги в ран­ней диа­гно­сти­ке рака и имму­но­ло­гии. Вот его пред­по­ло­же­ние: при силь­ном имму­ни­те­те у мате­ри ее орга­низм может дол­го выдер­жи­вать при­сут­ствие рас­ту­ще­го ино­род­но­го тела — пло­да — и выно­сить его, а при сла­бом про­ис­хо­дит выки­дыш. «Вот отку­да эти 15–20 про­цен­тов невы­на­ши­ва­е­мо­сти… Мы полу­чи­ли имму­но­де­фи­цит­ное поко­ле­ние. Пото­му что ста­ли пере­ли­вать кровь, как хотим, забы­вая, что пере­ли­ва­ние даже одной дозы кро­ви явля­ет­ся имму­но­де­прес­сив­ной про­це­ду­рой… Мы сде­ла­ли целый ряд обя­за­тель­ных при­ви­вок детям, хотя в неко­то­рых слу­ча­ях их осно­ва содер­жа­ла аллер­ген. Или, ска­жем, наше отно­ше­ние к дет­ским болез­ням. Мы подав­ля­ем анти­био­ти­ка­ми, дру­ги­ми силь­ны­ми пре­па­ра­та­ми даже неопас­ные забо­ле­ва­ния, кото­рые, если хоти­те, были “при­ду­ма­ны” при­ро­дой для “обу­че­ния” дет­ско­го орга­низ­ма вос­ста­нав­ли­вать себя, выздо­рав­ли­вать. Мы теря­ем важ­ней­шее свой­ство — тре­ни­ро­ван­ную защи­ту от болез­ней», — пишет Вален­тин Ива­но­вич Г овал­ло в ста­тье «Про­рыв к имму­ни­те­ту», опуб­ли­ко­ван­ной в газе­те «Совет­ская Рос­сия» от 22 янва­ря 1988 года.

Види­мо, при­шла пора поду­мать, когда, чем и в какой мере мы ослаб­ля­ем имму­ни­тет ребен­ка, неосо­знан­но под­во­дим его к воз­мож­но­сти при­об­ре­те­ния СПИДа.

Каза­лось бы, все здесь ясно. Но необ­хо­ди­ма систе­ма зна­ний об опас­но­сти, воз­мож­но­стях ее пре­ду­пре­жде­ния, укреп­ле­ния имму­ни­те­та. Это помог­ло бы умным и ответ­ствен­ным роди­те­лям избе­жать подоб­но­го несча­стья и убе­речь от него сво­их детей, не ожи­дая, когда будут при­ня­ты меры в госу­дар­ствен­ном мас­шта­бе. Ждать это­го, как учит опыт про­шло­го, при­дет­ся долго.

Сексуальная жизнь

Ее счи­та­ют неже­ла­тель­ной во все вре­мя бере­мен­но­сти, осо­бен­но в пер­вые три и послед­ние два меся­ца перед рода­ми. Воз­дер­жа­ние после зача­тия — в тра­ди­ци­ях мно­гих наро­дов и рели­гий. Нахо­дит оно под­держ­ку и у ученых.

В живот­ном мире это тре­бо­ва­ние все­гда выпол­ня­ет­ся, чело­ве­че­ство же сле­ду­ет ему, по-види­мо­му, ред­ко. Иссле­до­ва­ний, опре­де­ля­ю­щих, насколь­ко может постра­дать от нару­ше­ния запре­та ребе­нок или мать, мы не нашли. Пред­по­ла­га­ют, что с этим свя­за­но появ­ле­ние позд­них ток­си­ко­зов у бере­мен­ных, что это стресс, могу­щий вызвать у бере­мен­ной жен­щи­ны раз­ные откло­не­ния от нор­мы. Но в чем состо­ят эти откло­не­ния и чем они опас­ны — све­де­ний нет.

Встре­ча­лись нам и про­ти­во­по­лож­ные мне­ния. В част­но­сти, уже зна­ко­мая нам Айна Мэй Гас­кин счи­та­ет, что супру­ги могут про­дол­жать сек­су­аль­ные отно­ше­ния во вре­мя бере­мен­но­сти жен­щи­ны. В это вре­мя ей не нуж­но забо­тить­ся о предо­хра­не­нии. И кро­ме того, по мне­нию Гас­кин, это одно из луч­ших воз­мож­ных при­го­тов­ле­ний к родам, так как сохра­ня­ет напря­же­ние живо­та и под­дер­жи­ва­ет связь жен­щи­ны с мужем.

Заме­че­но, что жен­щи­ны по-раз­но­му реа­ги­ру­ют на наступ­ле­ние бере­мен­но­сти. Если у одних инте­рес к поло­вой жиз­ни дей­стви­тель­но сни­жа­ет­ся, то у дру­гих, наобо­рот, повы­ша­ет­ся поло­вое вле­че­ние. Как же тогда быть?

Когда мне­ния так рез­ко рас­хо­дят­ся и име­ют­ся осно­ва­ния как «за», так и «про­тив», то одно­знач­ное реше­ние най­ти труд­но. Види­мо, надо предо­ста­вить пра­во выбо­ра мужу и жене, любя­щим друг дру­га и сво­е­го буду­ще­го ребен­ка. Толь­ко они могут най­ти вари­ант, при кото­ром никто бы не страдал.

Сколько времени длится беременность

Когда спе­ци­а­ли­сты пишут, что «бере­мен­ность длит­ся 280 дней» или «при­ро­да точ­но рас­счи­та­ла дли­тель­ность бере­мен­но­сти и опре­де­ли­ла ее в 280 дней», то вво­дят тем почти всех в заблуж­де­ние. Точ­но в срок укла­ды­ва­ют­ся все­го 4–5 про­цен­тов жен­щин, а осталь­ные делят­ся на две рав­ные груп­пы: 47

про­цен­тов жен­щин рож­да­ют ребен­ка рань­ше и 47 про­цен­тов — поз­же это­го сро­ка. Жен­щи­на — не часо­вой меха­низм, и у раз­ных мате­рей созре­ва­ние пло­да идет с раз­ной быстротой.

В вете­ри­на­рии, напри­мер, про­стым наблю­де­ни­ем уста­нов­ле­на сред­няя дли­тель­ность бере­мен­но­сти у раз­лич­ных живот­ных (в днях):

Живот­ное Сред­няя длительность Откло­не­ния В % от сред­ней длительности
Кроль­чи­ха
27
±4
13
Овца
151
±20
13
Коро­ва
282
±40
14
Вер­блю­ди­ца
340
±45
13
Лошадь
347
±60
17

В. Н. Жук, из кни­ги кото­ро­го «Мать и дитя» мы взя­ли эти дан­ные, счи­тал: «Край­ни­ми пре­де­ла­ми для жен­щи­ны счи­та­ет­ся срок от 240 до 320 (в сред­нем 280) дней со вре­ме­ни послед­ней мен­стру­а­ции, в про­дол­же­ние кото­ро­го может раз­вить­ся зре­лый мла­де­нец» (с. 100).

Таким обра­зом, мож­но сде­лать вывод, что у жен­щин те же самые откло­не­ния (14 про­цен­тов от сред­ней дли­тель­но­сти), как у дру­гих мле­ко­пи­та­ю­щих, и, зна­чит, они под­чи­ня­ют­ся нор­маль­но­му зако­ну рас­пре­де­ле­ния слу­чай­ных величин.

Для педи­ат­ров при­ве­дем и график.

ris1

Из гра­фи­ка вид­но, что наи­бо­лее часто встре­ча­ет­ся дли­тель­ность бере­мен­но­сти в 280 дней; на интер­вал 280 ± 10 дней при­хо­дит­ся 68 про­цен­тов всех рож­де­ний; на интер­вал 280 ± 20 дней — уже 95, но око­ло 5 про­цен­тов рож­де­ний все-таки будут или рань­ше 260, или поз­же 300 дней.

Зачем пона­до­би­лось утвер­ждать, что у всех жен­щин бере­мен­ность длит­ся оди­на­ко­во, 280 дней, когда это про­ти­во­ре­чит дей­стви­тель­но­сти? Вве­ли даже поня­тие «сроч­ные роды» и ста­ли всех втис­ки­вать в этот срок.

А что нуж­но в дей­стви­тель­но­сти роди­те­лям и док­то­ру? Им надо, что­бы ребе­нок родил­ся здо­ро­вым, то есть физио­ло­ги­че­ски зре­лым. И какое име­ет зна­че­ние, дли­лась ли бере­мен­ность 250, 280 или 310 дней? Кому нуж­но это вре­мя и «сроч­ные роды»?

Мне это очень напо­ми­на­ет те годы, когда гор­ди­лись ран­ним окон­ча­ни­ем посев­ной кам­па­нии, а об уро­жае скром­но умал­чи­ва­ли. Теперь мы поум­не­ли настоль­ко, что инте­ре­су­ем­ся уро­жа­ем. Види­мо, пора заин­те­ре­со­вать­ся здо­ро­вьем ново­рож­ден­ных, а не сро­ком родов.

Про­фес­сор И. А. Аршав­ский еще в 1967 году писал (Очер­ки по воз­раст­ной физио­ло­гии. М.): «…при­ня­тая в насто­я­щее вре­мя клас­си­фи­ка­ция ново­рож­ден­ных на доно­шен­ных и недо­но­шен­ных науч­но не обос­но­ва­на… Изу­чая по самым раз­лич­ным пока­за­те­лям осо­бен­но­сти ново­рож­ден­ных у живот­ных и у чело­ве­ка, мы обна­ру­жи­ли, что физио­ло­ги­че­ская пол­но­цен­ность и даже, более того, жиз­не­спо­соб­ность не нахо­дят­ся в пря­мой кор­ре­ля­тив­ной свя­зи с их антро­по­мет­ри­че­ски­ми харак­те­ри­сти­ка­ми (ростом и весом)» (с. 98).

Круп­ные дети, свы­ше четы­рех кило­грам­мов весом, и родив­ши­е­ся в срок могут быть физио­ло­ги­че­ски непол­но­цен­ны и нежиз­не­спо­соб­ны, а мла­ден­цы весом даже менее 2,5 кило­грам­ма часто физио­ло­ги­че­ски зре­лы. Зна­чит, если за основ­ной кри­те­рий при­нять глав­ное — физио­ло­ги­че­скую зре­лость ново­рож­ден­но­го, — все ста­нет на место.

В обмен­ной кар­те бере­мен­ной жен­щи­ны тогда будут писать: «Пред­по­ла­га­е­мый срок родов через 280 + 35 дней» (в этот интер­вал уже вхо­дят 99,8 про­цен­та слу­ча­ев, то есть почти все). И буду­щие мамы пере­ста­нут пугать­ся, зная, что роды могут быть на 5 недель рань­ше и на 5 недель поз­же обыч­но­го сро­ка, а у спе­ци­а­ли­стов исчез­нет тер­мин «пере­но­шен­ность» — «удли­не­ние бере­мен­но­сти на 10–14 дней и более после пред­по­ла­га­е­мо­го сро­ка родов» (БМЭ. Т. 19. С. 8). Ведь смот­ри­те, что пишут: «Если в пред­по­ла­га­е­мые дни роды не насту­па­ют, не надо испы­ты­вать судь­бу ребен­ка даль­ней­шим их ожи­да­ни­ем, нуж­но обя­за­тель­но гос­пи­та­ли­зи­ро­вать­ся… Пере­на­ши­ва­ние бере­мен­но­сти неред­ко закан­чи­ва­ет­ся внут­ри­утроб­ной гибе­лью пло­да… дет­ское место начи­на­ет “ста­реть” [8]. Вра­чи пуга­ют­ся сами, пуга­ют роже­ниц, начи­на­ют делать им уко­лы, что­бы сти­му­ли­ро­вать «про­сро­чен­ные», по их мне­нию, роды, а ребе­нок-то, воз­мож­но, еще не созрел, ему про­сто рано родить­ся. Что, если всем спо­кой­но подо­ждать после сро­ка еще 30–35 дней? Может быть, тогда и шпри­цы, и сти­му­ля­то­ры ока­жут­ся лиш­ни­ми? И 14–19 про­цен­тов ново­рож­ден­ных (ров­но столь­ко «пере­на­ши­ва­ют») родят­ся уже физио­ло­ги­че­ски зре­лы­ми? Какая радость!

Поэто­му мы пред­ла­га­ем вни­ма­нию чита­те­лей шка­лу Апгар-Аршав­ско­го и заод­но вос­ста­но­вим спра­вед­ли­вость. Ведь пер­вым авто­ром этой шка­лы был наш физио­лог Илья Арка­дье­вич Аршав­ский, и не его вина, что она не была в свое вре­мя опуб­ли­ко­ва­на у нас.

При­ме­не­ние этой диа­гно­сти­ки поз­во­лит педи­атрам свое­вре­мен­но дать объ­ек­тив­ную харак­те­ри­сти­ку мно­гим про­цес­сам, учесть вли­я­ние и эффек­тив­ность при­ня­тых мер, инструк­ций и реко­мен­да­ций и най­ти общий язык с роди­те­ля­ми, не менее меди­ков заин­те­ре­со­ван­ны­ми в быст­ром и эффек­тив­ном укреп­ле­нии здо­ро­вья детей.

Роди­те­ли узна­ют, насколь­ко ребе­нок физио­ло­ги­че­ски зрел и как за ним уха­жи­вать, что­бы вос­ста­но­вить его здо­ро­вье до нор­мы. Ново­рож­ден­ный счи­та­ет­ся физио­ло­ги­че­ски зре­лым, если он набрал 8 и более баллов.

Шка­ла Апгар-Аршав­ско­го для экс­пресс-диа­гно­сти­ки физио­ло­ги­че­ской зре­ло­сти новорожденных

При­знак 0 бал­лов 1 балл 2 бал­ла
Серд­це­би­е­ние (пульс) Отсут­ству­ет Менее 100 в минуту 100–140 в минуту
Дыха­ние Отсут­ству­ет Ред­кие, еди­нич­ные дыха­тель­ные движения Хоро­шее. Крик
Окрас­ка кожи Белая или синюшная Розо­вая, конеч­но­сти синюшные Розо­вая всюду
Мышеч­ный тонус Отсут­ству­ет Сни­жен, сла­бая сте­пень сгибания Высо­кий. Актив­ные движения
Рефлек­тор­ная возбудимость Нет реак­ции на раз­дра­же­ние подошв Гри­ма­са или сла­бые движения Рез­кие дви­же­ния, крик. Начал сосать грудь в пер­вые 30 минут*
* «Начал сосать грудь в пер­вые 30 минут» — добав­ле­но мною как один из допол­ни­тель­ных признаков
физио­ло­ги­че­ской зрелости.

Обязательны ли родовые боли? Нет!

До сих пор рас­про­стра­не­но мне­ние, что родо­вые боли все­гда были, есть и будут. Да и как им не быть, каза­лось, если голо­ва ново­рож­ден­но­го име­ет 36 сан­ти­мет­ров в окруж­но­сти. В дей­стви­тель­но­сти же — это ста­рый предрассудок.

В 60‑х годах в Чехо­сло­ва­кии при сплош­ном опро­се жен­щин, заня­тых тяже­лой физи­че­ской рабо­той, 14 про­цен­тов ска­за­ли, что роды у них про­те­ка­ли без­бо­лез­нен­но, боль­шин­ство счи­та­ли боли вполне тер­пи­мы­ми и лишь немно­гие назва­ли их сильными.

Евро­пей­ский врач, отпра­вив­ший­ся к индей­цам Север­ной Аме­ри­ки (пле­ме­на сиу и куте­най­сов), был пора­жен необыч­но­стью того, что он уви­дел там. Одна из жен­щин долж­на была вот-вот родить, но, посме­яв­шись над предо­сте­ре­же­ни­ем вра­ча, отпра­ви­лась в лес за хво­ро­стом. Врач тоже отпра­вил­ся с ней. Насо­би­ра­ли уже по вязан­ке, и тут инди­ан­ка ска­за­ла: «Док­тор, мне сей­час родить надо, вы отой­ди­те подаль­ше!» Врач ото­шел, а жен­щи­на ото­рва­ла кусок тряп­ки, при­се­ла на кор­точ­ки и, дер­жась одной рукой за моло­дое дерев­це, роди­ла сыниш­ку. Ни стра­ха, ни при­зна­ков боли врач не заме­тил. Моло­дая мать вско­ре напра­ви­лась к сво­им в дерев­ню сооб­щить о появ­ле­нии сына. Харак­тер­но, что жен­щи­ны пле­ме­ни, обсуж­дая рож­де­ние ребен­ка, гово­ри­ли лишь о риту­аль­ных момен­тах, кото­рые необ­хо­ди­мо соблю­сти, о празд­нич­ных при­го­тов­ле­ни­ях, но ни сло­ва о болях или стра­да­ни­ях. Рож­де­ния ребен­ка все пле­мя жда­ло с нетер­пе­ни­ем, а жен­щи­на-мать ста­ла после это­го более ува­жа­е­мой соплеменниками.

Види­мо, это и есть есте­ствен­ная кар­ти­на родов. Ее мож­но наблю­дать и у домаш­них живот­ных. Все совер­ша­ет­ся тихо, в укром­ном месте. Кош­ка может лас­ко­во мур­лы­кать в тече­ние рож­де­ния пяте­рых котят, пре­ры­вая свою «песен­ку» толь­ко в те секун­ды, когда надо напрячь­ся и вытолк­нуть оче­ред­но­го котен­ка или когда выли­зы­ва­ет новорожденного.

Моя невест­ка, зная мой инте­рес ко все­му, что каса­ет­ся рож­де­ния детей, одна­жды при­зна­лась: «Вто­рые роды у меня про­шли не толь­ко совер­шен­но без­бо­лез­нен­но, но, я бы ска­за­ла, — очень приятно».

Вывод напра­ши­ва­ет­ся сам собой. Евро­пей­ским жен­щи­нам раз­го­во­ра­ми о болях про­сто вну­ша­ют, что роды болез­нен­ны: ведь слы­шат они об этом, еще будучи девоч­ка­ми, и не один раз. Свой вклад в это внес­ла и Биб­лия, где ска­за­но: «…в болез­ни будешь рож­дать детей» (Быт. 1.3, 16).

В резуль­та­те у жен­щин зара­нее появ­ля­ют­ся страх и тре­во­га. Усу­губ­ля­ют­ся боли и от неуме­ния рас­слаб­лять­ся и отды­хать меж­ду схват­ка­ми, пра­виль­но дышать, есте­ствен­но себя вести.

Стре­мясь помочь жен­щи­нам, облег­чить их стра­да­ния, вра­чи в меру сво­е­го разу­ме­ния пере­про­бо­ва­ли мно­го средств и спо­со­бов, вплоть до веде­ния родов под общим нар­ко­зом. К сча­стью, сра­зу убе­ди­лись, что мать после это­го нар­ко­за проснуть­ся может, а ново­рож­ден­ный ребе­нок — нет, и пре­кра­ти­ли эти попыт­ки. Наи­бо­лее даль­но­вид­ные, конеч­но, пони­ма­ли, что лекар­ствен­ные вме­ша­тель­ства и про­ти­во­есте­ствен­ны, и небез­вред­ны, и иска­ли пути пси­хо­ло­ги­че­ской под­го­тов­ки к родам. В 1957 году париж­ский аку­шер Ламаз, объ­еди­нив метод англи­ча­ни­на Рида (1933) и рус­ско­го Вель­вов­ско­го (1949), изоб­рел спо­соб, пре­вос­хо­див­ший ранее суще­ство­вав­шие. Он широ­ко рас­про­стра­нен уже в 44 стра­нах. У нас он назы­ва­ет­ся пси­хо­про­фи­лак­ти­че­ской под­го­тов­кой бере­мен­ных к родам, но… слиш­ком часто выпол­ня­ет­ся чисто фор­маль­но. Эффек­тив­ность его намно­го ниже тео­ре­ти­че­ски воз­мож­ной; впро­чем, сама аку­шер­ская прак­ти­ка при­об­ре­ла ныне «меха­ни­стич­ность» и бес­печ­ность, кото­рые харак­тер­ны для бюро­кра­ти­че­ских иска­же­ний нашей жизни.

А меж­ду тем на Запа­де аку­ше­ры при­бли­зи­лись к пони­ма­нию того, что рож­де­ние ребен­ка — не толь­ко меди­цин­ская про­бле­ма, но очень важ­ная часть сек­су­аль­ной и эмо­ци­о­наль­ной жиз­ни супру­гов. В кли­ни­ке док­то­ра Ф. Лебойе (Париж) роды ста­ли про­во­дить в спо­кой­ствии и тишине, в полу­мра­ке и атмо­сфе­ре пол­ной сосре­до­то­чен­но­сти на мате­ри и ребен­ке. Еще даль­ше пошел Мишель Оден из Пици­вьер­са (близ Пари­жа), назвав­ший свою кни­гу «Воз­рож­ден­ные роды» (впер­вые изда­на на рус­ском язы­ке в 1994 году [9]). Он, види­мо, пер­вым из аку­ше­ров при­бли­зил­ся к пони­ма­нию роли меди­ци­ны в есте­ствен­ном акте родов и, ото­дви­нув вме­ша­тель­ство спе­ци­а­ли­стов к тем гра­ни­цам, где оно может при­не­сти мини­мум вре­да, под­го­то­вил отцов и осо­бен­но жен­щин к при­ня­тию новой веры: рож­де­ние ребен­ка — вели­кая радость и тор­же­ство жизни.

Если понадобится обойтись без медицинской помощи

В рус­ском язы­ке нет тер­ми­на «поспеш­ные роды», мы взя­ли его из чеш­ско­го. Быст­ро про­те­ка­ю­щие роды, хотя и неча­сто, встре­ча­ют­ся всю­ду. Как быть мате­ри и отцу в таких случаях?

Здесь важ­но знать два обсто­я­тель­ства: во-пер­вых, и при таких родах все про­ис­хо­дит нор­маль­но, толь­ко про­те­ка­ют они зна­чи­тель­но быст­рее обыч­но­го, а во-вто­рых, у нас не зна­ют или «часто забы­ва­ют о том, что у огром­но­го боль­шин­ства жен­щин в Евро­пе бере­мен­ность и роды мог­ли бы про­те­кать без каких-либо ослож­не­ний и что они мог­ли бы иметь здо­ро­вых ново­рож­ден­ных без како­го бы то ни было меди­цин­ско­го вме­ша­тель­ства» [10]. А «огром­ное боль­шин­ство» — это 990 слу­ча­ев из 1000.

Зна­чит, к родам надо отно­сить­ся так же спо­кой­но, как это было за всю исто­рию чело­ве­че­ства, пока вра­чи не суме­ли так напу­гать всех жен­щин, что в родиль­ный дом спе­шат не толь­ко те 10 роже­ниц, кому он дей­стви­тель­но нужен, но и еще 990, у кото­рых нет в нем ника­кой необходимости.

При­нять роды дома смо­жет прак­ти­че­ски любой взрос­лый [11]. Сколь­ко слу­ча­ев бла­го­по­луч­ных родов в поез­дах, само­ле­тах… А рож­де­ние ребен­ка в домаш­ней, при­выч­ной для мате­ри и теп­лой обста­нов­ке луч­ше и для жен­щи­ны, и для ново­рож­ден­но­го. Неда­ром в Гол­лан­дии, где до 50 про­цен­тов жен­щин рожа­ют дома, наи­мень­шая дет­ская смертность.

Исход­ным пра­ви­лом надо счи­тать такое: роды — есте­ствен­ный про­цесс, про­хо­дя­щий так же нор­маль­но у чело­ве­ка, как у всех мле­ко­пи­та­ю­щих живот­ных. Поэто­му чем мень­ше помо­га­ю­щий вме­ши­ва­ет­ся в тече­ние родов, тем луч­ше всем. Более важ­ны мораль­ная под­держ­ка и теп­ло лас­ко­вых уме­лых рук.

К сожа­ле­нию, наши циви­ли­зо­ван­ные мате­ри в смыс­ле зна­ния есте­ствен­ных про­цес­сов боль­шие дика­ри, чем пер­во­быт­ные люди. Необ­хо­ди­мо давать эти зна­ния всем буду­щим мате­рям и отцам, что­бы они были спо­соб­ны к само­сто­я­тель­ным ответ­ствен­ным дей­стви­ям, помо­га­ю­щим При­ро­де в ее вели­ком деле Рож­де­ния новой жизни.

Есть кни­ги, посвя­щен­ные этой бла­го­род­ной цели, но их ката­стро­фи­че­ски не хва­та­ет, поэто­му реша­юсь хотя бы на самый крат­кий «лик­без». Сооб­щу глав­ное, на что надо обра­тить вни­ма­ние во вре­мя родов.

  • Часто неопыт­ных роже­ниц ужа­са­ет дли­тель­ность родов (12–20 часов при пер­вых родах) — «Сколь­ко мучить­ся!» Но надо пом­нить, что это общее вре­мя, кото­рое на 90 про­цен­тов состо­ит из пери­о­дов отды­ха — рас­слаб­ле­ния. Уме­ние рас­слаб­лять­ся и отды­хать чрез­вы­чай­но важ­но для само­чув­ствия и роже­ни­цы, и ребен­ка во вре­мя родов.
  • Как опре­де­лить наступ­ле­ние родов? Ино­гда за месяц, а ино­гда за две- три неде­ли до родов жен­щи­на может почув­ство­вать стран­ную тяжесть вни­зу живо­та или тупую боль в пояс­ни­це. Эта боль через неко­то­рое вре­мя про­хо­дит. Мат­ка про­сто тре­ни­ру­ет­ся к пред­сто­я­щим родам, но тре­ни­ру­ет­ся изред­ка, как бы про­буя силы. Эти сиг­на­лы назы­ва­ют­ся посы­ла­ми. Чем бли­же срок родов, тем чаще могут повто­рять­ся эти ощу­ще­ния. Когда же они нач­нут повто­рять­ся регу­ляр­но, с интер­ва­лом мень­ше часа, это зна­чит — при­бли­жа­ют­ся роды. Ста­но­вясь все более силь­ны­ми, схват­ки повто­ря­ют­ся чаще и чаще, и когда интер­вал меж­ду ними ста­нет мень­ше 10 минут, сомне­ний уже нет — нача­лись роды. Во вре­мя схва­ток может выде­лить­ся слизь с сукро­ви­цей; как гово­рят, «ото­шла родо­вая пробка».
  • Тече­ние родов раз­де­ля­ют на три пери­о­да: пери­од рас­кры­тия мат­ки, самый дли­тель­ный по вре­ме­ни (до 18–24 часов у пер­во­ро­дя­щих и вдвое-втрое коро­че при повтор­ных родах); пери­од изгна­ния пло­да, для­щий­ся пер­вый раз 2060 минут, а в сле­ду­ю­щие роды все­го 5–10 минут, и пери­од выхо­да после­да, тре­бу­ю­щий еще 10–30 минут.
  • С нача­ла родов жен­щине необя­за­тель­но укла­ды­вать­ся в постель. Если роже­ни­ца может дви­гать­ся, пусть ей помо­га­ет муж при этом. Роды про­хо­дят быст­рее и схват­ки быва­ют более эффек­тив­ны, если роже­ни­ца нахо­дит­ся в удоб­ном для нее поло­же­нии (сидя на кор­точ­ках или сидя у мужа на коле­нях, напри­мер, как дела­ли в ста­ри­ну эстонки).
  • Пусть нико­го не сму­ща­ет, что у жен­щи­ны отой­дет часть или все око­ло­плод­ные воды (такое быва­ет при­мер­но у 30 про­цен­тов роже­ниц). После это­го долж­но начать­ся само рож­де­ние ребенка.
  • Не сле­ду­ет тянуть ребен­ка — мать сама помо­жет ему вый­ти, напря­га­ясь при схват­ке в пери­од изгна­ния пло­да. Обыч­но в это вре­мя раз­ры­ва­ет­ся плод­ный пузырь и изли­ва­ют­ся воды. Надо под­дер­жать выхо­дя­щую голов­ку, а потом взять и все­го ребенка.
  • Ребен­ка под­нять за нож­ки вниз голо­вой и очи­стить от сли­зи носик и ротик, что­бы он начал дышать или закричал.
  • Если жен­щи­на сиде­ла, береж­но помочь ей лечь в кро­вать, а голень­ко­го ребе­ноч­ка при­ло­жить к мате­рин­ской гру­ди, что­бы он мог сосать. Эти мину­ты явля­ют­ся исклю­чи­тель­но важ­ны­ми — хотя бы толь­ко из-за это­го сто­ит рожать дома.
  • Ни в коем слу­чае не тянуть за пупо­ви­ну и не пере­вя­зы­вать ее, пока в ней чув­ству­ет­ся пульс. Щупать пульс в пупо­вине неж­но, не пере­жи­мать ее, что­бы не мешать току крови.
  • Через 5–7 минут, когда пре­кра­тит­ся пуль­са­ция в пупо­вине, мож­но туго пере­вя­зать ее нит­кой или кусоч­ком бин­та в двух местах — в 8–10 и 2–3 сан­ти­мет­рах от пупоч­ка — и пере­ре­зать нож­ни­ца­ми меж­ду пере­вяз­ка­ми. Место сре­за сма­зать зелен­кой, но это не обязательно.
  • Послед выхо­дит срав­ни­тель­но лег­ко, но, при­ни­мая его, вни­ма­тель­но сле­ди­те, что­бы рука­ми не зане­сти инфек­цию в поло­вые органы.

Чистые про­сты­ни, пелен­ки, сте­риль­ную вату и кипя­че­ную воду при­го­товь­те заранее.

Купа­ние ново­рож­ден­но­го отло­жи­те до сле­ду­ю­ще­го дня, а пока завер­ни­те его в пелен­ку и поло­жи­те рядом с мамой. Конеч­но, ей надо отдох­нуть после недав­них труд­ных часов, но и мате­ри и ребен­ку так будет намно­го спокойнее.

В сле­ду­ю­щей гла­ве, обра­щен­ной не столь­ко к роди­те­лям, сколь­ко к пер­со­на­лу родиль­но­го дома, я поста­ра­юсь подроб­но рас­ска­зать обо всем, что каса­ет­ся рож­де­ния ребен­ка и что, к сожа­ле­нию, поче­му-то не вошло не толь­ко в инструк­ции Мин­здра­ва, но и в меди­цин­ские кни­ги для специалистов.

2. Рождение ребенка

Роды — есте­ствен­ный про­цесс, в огром­ном боль­шин­стве слу­ча­ев не тре­бу­ет ника­ко­го вме­ша­тель­ства, толь­ко наблю­де­ния, мораль­ной под­держ­ки и защи­ты от чело­ве­че­ско­го вмешательства.

Про­фес­сор аку­шер­ства Кло­стер­ман (Гол­лан­дия)

К сожа­ле­нию, эта исти­на так мало извест­на жен­щи­нам и они так напу­га­ны меди­цин­ской про­па­ган­дой, что все стре­мят­ся попасть в родиль­ный дом. А там пока царят все­вла­стие мед­пер­со­на­ла, пре­кло­не­ние перед инструк­ци­ей и пре­не­бре­же­ние ко всем чело­ве­че­ским жела­ни­ям, прось­бам и даже тре­бо­ва­ни­ям роже­ниц. Доба­вим сюда нашу общую покор­ность вся­кой вла­сти, достиг­шую за послед­ние три поко­ле­ния сте­пе­ни пол­ней­ше­го рабо­ле­пия, и тогда ста­нет понят­но мне­ние мате­рей: «Что мы там можем? Все в руках вра­чей и дру­гих меди­цин­ских работ­ни­ков, мате­ри оста­ет­ся толь­ко под­чи­нять­ся». Шесть раз этим поряд­кам под­чи­ня­лись и мы, а на седь­мой раз, к сча­стью, нача­ли сопро­тив­лять­ся. И уже когда жда­ли вну­ков, я напи­сал в 1984 году «Прось­бы к вра­чам родиль­но­го дома», где собрал самое глав­ное из того, что при­бли­жа­ло роды к есте­ствен­но­му про­цес­су. Пер­вые пуб­ли­ка­ции «Просьб…» [12] пока ника­ко­го офи­ци­аль­но­го резо­нан­са не име­ли. Наде­ем­ся, что их не постиг­нет при­выч­ная участь, тем более что теперь у нас в руках изда­ние «Рож­де­ние ребен­ка в Евро­пе», пред­став­ля­ю­щее собой отчет о рабо­те иссле­до­ва­тель­ской груп­пы Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния по про­бле­мам охра­ны мате­рин­ства и дет­ства, про­ве­ден­ной луч­ши­ми специалистами.

Вот исход­ная инфор­ма­ция отче­та (Рож­де­ние ребен­ка в Евро­пе. С. 69):

  • науч­ное пони­ма­ние мно­гих фун­да­мен­таль­ных био­ло­ги­че­ских про­цес­сов при бере­мен­но­сти и родах недостаточно;
  • попыт­ки пред­ска­зать, какие труд­но­сти воз­ник­нут у бере­мен­ной жен­щи­ны, в боль­шин­стве слу­ча­ев ока­зы­ва­ют­ся неудачными;
  • роды ста­ли «меди­ка­ли­зо­ван­ны­ми», а исполь­зу­е­мая тех­но­ло­гия сама поро­ди­ла зна­чи­тель­ные тех­но­ло­ги­че­ские вмешательства;
  • до сих пор неиз­вест­но, что такое нор­маль­ные роды (то есть «неме­ди­ка­ли­зо­ван­ные»);
  • очень мало извест­но о том, что же точ­но вли­я­ет (или не вли­я­ет) на исход беременности;
  • жен­щи­ны зача­стую прак­ти­че­ски лише­ны выбо­ра вида обслуживания…

Содер­жа­ние отче­та на удив­ле­ние пол­но сов­па­да­ет с наши­ми «Прось­ба­ми…» и несколь­ко допол­ня­ет их, поэто­му мож­но счи­тать их уже не прось­ба­ми, а доста­точ­но науч­но обос­но­ван­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми всех отцов и мате­рей. Совер­шен­но необ­хо­ди­мо, что­бы о них зна­ли не толь­ко роди­те­ли, но и специалисты.

Просьбы к врачам и сестрам родильного дома

Резер­вы здо­ро­вья мате­ри и ребен­ка и пути облег­че­ния рабо­ты мед­пер­со­на­ла [13].

Не про­во­дить под­го­тов­ку к родам (клиз­му, бри­тье, обмы­ва­ние). «Эти про­це­ду­ры широ­ко рас­про­стра­не­ны, хотя науч­ное иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что они бес­по­лез­ны и явля­ют­ся для жен­щи­ны источ­ни­ком дис­ком­фор­та и уни­же­ния…» [14] Уже в 7 из 10 обсле­до­ван­ных стран… име­ют­ся боль­ни­цы, где про­во­дит­ся экс­пе­ри­мент по пре­кра­ще­нию этих процедур.

Не делать ника­ких инъ­ек­ций. Мест­ная ане­сте­зия, широ­ко прак­ти­ку­е­мая в родиль­ных домах (диа­па­зон при­ме­не­ния — от 0 до 80 про­цен­тов), даже при нор­маль­ном тече­нии родов губит мате­рин­ский инстинкт и вред­но дей­ству­ет на ребенка.

Искус­ствен­ное вызы­ва­ние родов с помо­щью лекарств (родо­воз­буж­де­ние) — вопрос наи­бо­лее спор­ный. «В науч­ной лите­ра­ту­ре встре­ча­ют­ся дан­ные об иссле­до­ва­ни­ях, в кото­рых роды, вызван­ные с помо­щью лекар­ствен­ных средств, ассо­ци­и­ру­ют­ся с уве­ли­чен­ны­ми пока­за­те­ля­ми преж­де­вре­мен­ных родов — внут­ри­утроб­ным дис­трес­сом, жел­ту­хой и инфек­ци­я­ми мате­ри… а так­же с высо­ким про­цен­том опе­ра­тив­но­го вме­ша­тель­ства» (там же. С. 120). Так назы­ва­е­мая пере­но­шен­ность — вполне есте­ствен­ное явле­ние до 4–5 недель и не тре­бу­ет меди­цин­ско­го вмешательства.

Поз­во­лить роже­ни­це дви­гать­ся при родах по ее жела­нию. «Роже­ни­цы все­гда при­ни­ма­ли в какой-то сте­пе­ни вер­ти­каль­ное поло­же­ние, — сидя, сидя на кор­точ­ках, стоя, сидя на коле­нях мужа. Если роже­ни­ца может дви­гать­ся и при­ни­мать такое поло­же­ние, какое хочет, роды про­хо­дят быст­рее и схват­ки быва­ют более эффек­тив­ны­ми» (С. 123). В таком поло­же­нии поту­гам помо­га­ет сила тяже­сти (вес ребен­ка), и в шести евро­пей­ских стра­нах уже раз­ра­бо­та­ны спе­ци­аль­ные сту­лья для родов сидя, а жен­щи­нам предо­став­ле­на воз­мож­ность выби­рать поло­же­ние при родах. Еще в про­шлом веке в Гол­лан­дии такой стул был в при­да­ном невесты.

При­ня­тое сей­час поло­же­ние роже­ни­цы — лежа на спине — созда­ет удоб­ства толь­ко аку­ше­ру для наблю­де­ния и манипуляций.

Не накла­ды­вать зажи­мы и не пере­вя­зы­вать пупо­ви­ну до пре­кра­ще­ния в ней пуль­са­ции кро­ви. Это важ­но и для пре­ду­пре­жде­ния кро­во­те­че­ния. Необ­хо­ди­мо поло­жить ребен­ка на грудь мате­ри и подо­ждать 5–7 минут, что­бы он забрал из пла­цен­ты всю свою кровь (100–150 мил­ли­лит­ров). Это умень­ша­ет опас­ность гипо­ксии (недо­стат­ка кис­ло­ро­да), ребе­нок про­дол­жа­ет полу­чать кровь из пла­цен­ты, и мы не меша­ем есте­ствен­но­му поряд­ку тече­ния родов. Есть наро­ды, у кото­рых при­ня­то пере­вя­зы­вать пупо­ви­ну толь­ко после выхо­да после­да. Стран­но, что это пра­ви­ло упо­мя­ну­то лишь в неко­то­рых спра­воч­ни­ках аку­ше­ра и не ста­ло обя­за­тель­ным тре­бо­ва­ни­ем в родиль­ных домах.

При­ло­жить ново­рож­ден­но­го к мате­рин­ской гру­ди сра­зу после родов и с это­го момен­та начи­нать корм­ле­ние гру­дью. Сде­лать это луч­ше даже до раз­ре­за­ния пупо­ви­ны и выхо­да после­да. Ребен­ку дать сосать обе гру­ди (по 1015 минут).

Физио­ло­ги­че­ски зре­лый ребе­нок начи­на­ет сосать сра­зу и хоро­шо, а мак­си­маль­ное про­яв­ле­ние соса­тель­но­го рефлек­са при­хо­дит­ся на вре­мя 30–60 минут после рож­де­ния. Позд­нее он зна­чи­тель­но сла­бе­ет. Хоро­шо, если мать сама при­ло­жит голень­ко­го мла­ден­ца к груди.

Эти уди­ви­тель­ные мину­ты бли­зо­сти (кон­такт «кожа к коже» и соса­ние гру­ди) явля­ют­ся есте­ствен­ным, очень силь­ным и совер­шен­но необ­хо­ди­мым био­ло­ги­че­ским сиг­на­лом мате­рин­ско­му орга­низ­му о пол­ном бла­го­по­лу­чии и накла­ды­ва­ют неиз­гла­ди­мый след на всю буду­щую жизнь, рож­дая у жен­щи­ны и ребен­ка силь­ную вза­им­ную при­вя­зан­ность. Поз­же этот эффект полу­чить не уда­ет­ся, а ком­пен­си­ро­вать его поте­рю зна­чи­тель­но труд­нее. Почти все мате­ри­о­ди­ноч­ки во Фран­ции, обыч­но остав­ляв­шие детей в род­до­мах, не смог­ли это­го сде­лать в оче­ред­ной раз, когда ново­рож­ден­ных сра­зу после рож­де­ния при­кла­ды­ва­ли к их гру­ди. Исклю­че­ния из это­го пра­ви­ла встре­ча­лись крайне редко.

Ран­нее, а точ­нее, свое­вре­мен­ное, при­кла­ды­ва­ние к гру­ди необ­хо­ди­мо преж­де все­го для здо­ро­вья мате­ри и ребен­ка и для сти­му­ля­ции про­цес­са моло­ко­об­ра­зо­ва­ния. В резуль­та­те этого:

  • у роже­ни­цы уско­ря­ют­ся после­ро­до­вые про­цес­сы — сокра­ща­ет­ся мат­ка, быст­рее и пол­нее отде­ля­ет­ся послед, ощу­ща­ет­ся при­лив сил, оста­нав­ли­ва­ет­ся кро­во­те­че­ние, даже если вве­де­ние коа­гу­лян­тов (средств, вызы­ва­ю­щих свер­ты­ва­ние кро­ви) не дает эффекта;
  • нор­ма­ли­зу­ет­ся про­цесс моло­ко­об­ра­зо­ва­ния, моло­ко при­хо­дит вовре­мя, ребен­ку все­гда хва­та­ет его, и сти­му­ли­ру­ет­ся неза­вер­шен­ное во вре­мя бере­мен­но­сти созре­ва­ние молоч­ных желез. Коро­че, ран­нее при­кла­ды­ва­ние дела­ет молоч­ны­ми всех мам, а ново­рож­ден­ным дает пол­ную гаран­тию есте­ствен­но­го вскарм­ли­ва­ния и того, что они не попа­дут в кате­го­рию лени­вых сосунов;
  • у мате­ри рез­ко сни­жа­ет­ся веро­ят­ность забо­ле­ва­ния масти­том (вос­па­ле­ние груд­ных желез, доволь­но рас­про­стра­нен­ное сей­час), так как ребе­нок при соса­нии сма­зы­ва­ет сос­ки мате­ри моло­зи­вом, содер­жа­щим повы­шен­ное коли­че­ство имму­но­био­ло­ги­че­ских ком­по­нен­тов (лизо­цим, имму­но­гло­бу­ли­ны), и не повре­жда­ет грудь, как это может быть при сцеживании;
  • у ребен­ка хоро­шо начи­на­ет рабо­тать кишеч­ник, так как в моло­зи­ве содер­жат­ся аци­до­филь­ные палоч­ки, необ­хо­ди­мые для пере­ва­ри­ва­ния моло­ка, и веще­ства, спо­соб­ству­ю­щие уда­ле­нию меко­ния (пер­во­род­но­го кала). Малое коли­че­ство моло­зи­ва в пер­вые корм­ле­ния ребен­ка поз­во­ля­ет его желуд­ку посте­пен­но адап­ти­ро­вать­ся к новой пище, что совер­шен­но нор­ма­ли­зу­ет пищеварение;
  • одно из наи­бо­лее важ­ных послед­ствий ран­не­го при­кла­ды­ва­ния к гру­ди — рез­кое сни­же­ние веро­ят­но­сти появ­ле­ния диа­те­за (в несколь­ко раз).

Шесте­ро наших детей стра­да­ли от диа­те­за (их позд­но при­но­си­ли мате­ри для пер­во­го корм­ле­ния — через 12–24 и даже 72 часа после рож­де­ния), а у седь­мой, Любы, не было ника­ких при­зна­ков его. По сове­ту про­фес­со­ра И. А. Аршав­ско­го, открыв­ше­го основ­ную при­чи­ну роста чис­ла «золо­туш­ных» детей, девоч­ку рано при­ло­жи­ли к груди.

Зная этот «сек­рет», мы доби­лись, что всех вну­чат при­кла­ды­ва­ли к гру­ди рано. Резуль­тат: из девя­ти малы­шей толь­ко у одно­го появил­ся диа­тез (сни­же­ние в 8 раз по срав­не­нию с наши­ми детьми);

  • ребе­нок может не болеть инфек­ци­он­ны­ми болез­ня­ми, пока мать кор­мит его гру­дью, так как в моло­зи­ве осо­бен­но мно­го веществ, повы­ша­ю­щих иммун­ные силы организма.

Все эти послед­ствия ран­не­го при­кла­ды­ва­ния ново­рож­ден­но­го к гру­ди совер­шен­но есте­ствен­ны. Пер­вой пищей ребен­ка и долж­ны быть толь­ко кап­ли моло­зи­ва из гру­ди мате­ри. В этих кап­лях, состав кото­рых непре­рыв­но меня­ет­ся, есть все и в необ­хо­ди­мом для ново­рож­ден­но­го коли­че­стве, и ничто не может их заме­нить, не нано­ся ему вре­да. Нель­зя поэто­му ни про­пус­кать эти пер­вые корм­ле­ния, ни давать ребен­ку что-либо иное (глю­ко­зу или донор­ское молоко).

«Во мно­гих зару­беж­ных стра­нах при­ня­то осу­ществ­лять пер­вое при­кла­ды­ва­ние еще в родиль­ной ком­на­те, бук­валь­но через 20–30 минут после рож­де­ния ребен­ка», — сооб­ща­ет­ся в «Спра­воч­ни­ке по дет­ской дие­те­ти­ке» под ред. М. М. Ворон­цо­ва и А. В. Мазу­ри­на (Л., 1980. С. 71). По наблю­де­ни­ям био­ло­гов, почти у всех круп­ных мле­ко­пи­та­ю­щих дете­ныш начи­на­ет сосать мать через 15–20 минут после рож­де­ния. В вете­ри­на­рии выда­и­ва­ние моло­зи­ва «не поз­же часа после оте­ла и выпой­ка его телен­ку» опре­де­ле­но Вете­ри­нар­ным зако­но­да­тель­ством. Когда же будет такой закон о детях?

Про­во­дить экс­пресс-диа­гно­сти­ку физио­ло­ги­че­ской зре­ло­сти ново­рож­ден­но­го по шка­ле Апгар-Аршав­ско­го (серд­це­би­е­ние, дыха­ние, окрас­ка кожи, мышеч­ный тонус, рефлек­сы). Не огра­ни­чи­вать­ся изме­ре­ни­ем роста и веса ново­рож­ден­но­го, а про­ве­сти экс­пресс-диа­гно­сти­ку и сооб­щить ее резуль­та­ты роди­те­лям. Зре­лый ребе­нок полу­ча­ет 8–10 бал­лов. Если он родил­ся физио­ло­ги­че­ски зре­лым, то не име­ет зна­че­ния, дли­лась ли бере­мен­ность 240 или 320 дней.

Опти­маль­ный вес ново­рож­ден­но­го — око­ло 3 кило­грам­мов (нор­ма: 3 ± 0,6 кило­грам­ма). При весе более 4 кило­грам­мов дети склон­ны к ожи­ре­нию и забо­ле­ва­нию сахар­ным диабетом.

Не уда­лять пер­во­род­ную смаз­ку с кожи ребен­ка в тече­ние пер­вых суток, так как в ней содер­жат­ся полез­ные веще­ства, вса­сы­ва­ю­щи­е­ся в кожу.

Не зака­пы­вать в гла­за ново­рож­ден­но­му ни рас­твор ляпи­са, ни суль­фа­цил натрия, если для это­го нет пока­за­ний. Это часто вызы­ва­ет конъ­юнк­ти­вит у ребен­ка (осо­бен­но ляпис — до 80 про­цен­тов слу­ча­ев); дру­гие побоч­ные дей­ствия не изучались.

Не делать при­вив­ку БЦЖ, если для это­го нет пока­за­ний. По исте­че­нии инку­ба­ци­он­но­го пери­о­да воз­мож­ны дис­пеп­си­че­ские явле­ния, а поз­же при­ви­воч­ный тубер­ку­лез, тре­бу­ю­щий лече­ния (до 4–6 про­цен­тов слу­ча­ев). Види­мо, пора срав­нить коли­че­ство инфи­ци­ро­ван­ных есте­ствен­но и поствак­ци­наль­но и тогда решить вопрос, целе­со­об­раз­но ли делать эту при­вив­ку вооб­ще. Тубер­ку­лез, по моим дан­ным, у нас уже редкость.

Не сма­зы­вать сос­ки мате­ри зелен­кой и не про­ти­рать рас­тво­ром бор­ной кис­ло­ты (она вред­на для ребен­ка). Эффек­тив­ная про­фи­лак­ти­ка масти­тов — ран­нее нача­ло корм­ле­ния гру­дью, мини­мум сце­жи­ва­ний и хоро­шее пси­хо-эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние мате­ри, вни­ма­ние мужа, род­ных, стар­ших детей. Моло­зи­во бога­то при­род­ны­ми анти­био­ти­ка­ми, и они предо­хра­ня­ют сосок и грудь мате­ри от масти­та луч­ше всех дру­гих средств. А мате­ри после корм­ле­ния остав­лять на несколь­ко минут сос­ки на воз­ду­хе, что­бы они обсохли.

Ниче­го не давать ребен­ку из бутыл­ки с сос­кой в пер­вые 10–15 дней (глю­ко­зу, донор­ское моло­ко, сме­си). Осо­бен­но пло­хо, если рези­но­вая сос­ка попа­да­ет в ротик ново­рож­ден­но­го рань­ше мате­рин­ской гру­ди, тогда сра­ба­ты­ва­ет явле­ние имприн­тин­га (впе­ча­ты­ва­ние), и рези­но­вый эрзац он при­ни­ма­ет за нор­му жиз­ни. Почув­ство­вав, насколь­ко лег­че сосать из бутыл­ки, он быст­ро ста­но­вит­ся лени­вым сосу­ном, а затем и «искус­ствен­ни­ком». Избы­ток глю­ко­зы нару­ша­ет ста­нов­ле­ние угле­вод­но­го обме­на в орга­низ­ме, а сме­си угне­та­ют раз­ви­тие чело­ве­че­ской мик­ро­фло­ры в кишеч­ни­ке (бифи­ду­с­фло­ры).

Кор­мить ребен­ка не по режи­му, а по его тре­бо­ва­нию. Систе­ма «мать- дитя» явля­ет­ся само­ре­гу­ли­ру­ю­щей­ся, про­цес­сы вза­и­мо­свя­зи про­дол­жа­ют в ней идти син­хрон­но, как это было все вре­мя до рож­де­ния, состав моло­ка изме­ня­ет­ся в соот­вет­ствии с потреб­но­стя­ми ребен­ка, оно явля­ет­ся для него зре­лым в любую минуту.

Как и во всем живот­ном мире, дей­ству­ет закон: моло­ка у мате­ри при­хо­дит столь­ко, сколь­ко тре­бу­ет­ся детям.

Что­бы ребе­нок «рас­со­сал» грудь, вна­ча­ле нуж­но кор­мить его и ночью, обя­за­тель­но пред­ла­гать обе гру­ди в каж­дое корм­ле­ние и не сму­щать­ся, что корм­ле­ний полу­ча­ет­ся до деся­ти и более. Есте­ствен­но предо­ста­вить ребен­ку сна­ча­ла мак­си­мум сво­бо­ды, а после двух меся­цев уста­но­вить режим, удоб­ный и для мамы. Вот тогда мож­но делать и ноч­ной пере­рыв в корм­ле­нии, пере­хо­дить к пяти‑, четы­рех- и даже к трех­ра­зо­во­му питанию.

Кор­мить ребен­ка голень­ким. Пусть мать выбе­рет для себя самый удоб­ный вари­ант (сидя или лежа и даже накло­ня­ясь над ним свер­ху, как дела­ли рань­ше жен­щи­ны у мно­гих наро­дов), а малыш будет полу­чать воз­душ­ные ван­ны несколь­ко раз в сут­ки по 15–20 минут. Это вклю­ча­ет в рабо­ту тер­мо­ре­гу­ля­то­ры орга­низ­ма и пре­ду­пре­жда­ет опрелости.

Не сле­ду­ет торо­пить­ся вкла­ды­вать сосок ему в ротик — пусть поищет, про­явит «актив­ную жиз­нен­ную пози­цию». Не сто­ит вол­но­вать­ся, если в этот раз посо­сал мало, — в сле­ду­ю­щий раз, про­го­ло­дав­шись, он высо­сет боль­ше. Ника­ких норм корм­ле­ния не устанавливать.

Не уно­сить надол­го (более чем на 30 минут) ребен­ка от мате­ри для осмот­ра и изме­ре­ний, что­бы он не стра­дал от гос­пи­та­лиз­ма, то есть не созда­вать ситу­а­ций для пси­хи­че­ской депри­ва­ции (отчуж­де­ния, духов­но­го голо­да­ния). В этом отно­ше­нии самой жут­кой явля­ет­ся систе­ма палат для ново­рож­ден­ных. Здесь обры­ва­ют­ся все нити, свя­зы­ва­ю­щие мать и ребен­ка: мать не видит, не слы­шит, не чув­ству­ет дитя и, есте­ствен­но, нахо­дит­ся поэто­му в тре­вож­ном состо­я­нии, а ребе­нок в это же вре­мя в состо­я­нии самом без­за­щит­ном. Корот­кие встре­чи для корм­ле­ния поз­во­ля­ют толь­ко питать мла­ден­ца, но не ком­пен­си­ру­ют вре­да, нано­си­мо­го рас­ста­ва­ни­ем с мате­рью на мно­гие часы и дни в этом самом чув­стви­тель­ном возрасте.

Поме­стить ребен­ка вме­сте с мате­рью (луч­ше в отдель­ной пала­те или поста­вить его кро­ват­ку рядом с мате­рин­ской). Мать все­гда долж­на пом­нить: чем мень­ше ребе­нок, тем боль­ше он нуж­да­ет­ся в физи­че­ском и био­энер­ге­ти­че­ском кон­так­те с ней. Если ребе­нок пло­хо спит ночью, мате­ри надо взять его к себе в постель.

Осо­бен­но важен для ребен­ка тес­ный био­энер­ге­ти­че­ский кон­такт с мате­рью, когда он болен или ослаб­лен. Насколь­ко успеш­нее шло бы лече­ние мла­ден­цев, если бы педи­ат­ры счи­та­лись с этой зако­но­мер­но­стью и не раз­лу­ча­ли дитя с мате­рью во вре­мя лечения.

Запу­стить тер­мо­ре­гу­ли­ру­ю­щие функ­ции орга­низ­ма ребен­ка. Мож­но реко­мен­до­вать мате­ри про­из­ве­сти трех­крат­ное погру­же­ние ребен­ка в холод­ную воду (6–12°С). Погру­же­ние делать пол­ным (так, что­бы голов­ка ухо­ди­ла под воду послед­ней и лицом вниз), корот­ким (на 0,5–1 секун­ду), с интер­ва­лом меж­ду погру­же­ни­я­ми в 3–4 вдо­ха ребен­ка. Рез­кий крик после пер­во­го погру­же­ния нор­ма­лен, дли­тель­ный сон после про­це­ду­ры (до 5–8 часов) — тоже. Наи­луч­шее вре­мя для это­го — пер­вый-вто­рой день после рож­де­ния, то есть «в пери­од наи­выс­ших адап­тив­ных воз­мож­но­стей ребен­ка», по мне­нию И. А. Аршав­ско­го. В даль­ней­шем не забы­вать, что тер­мо­ре­гу­ли­ру­ю­щие функ­ции надо все­гда под­дер­жи­вать в рабо­чем состо­я­нии, так как вся­кая закал­ка сохра­ня­ет­ся у ребен­ка не более неде­ли, если ее не продолжать.

Под­мы­вать ребен­ка при необ­хо­ди­мо­сти толь­ко холод­ной водой (пря­мо из-под кра­на). Это вклю­ча­ет каж­дый раз тер­мо­ре­гу­ли­ру­ю­щие функ­ции орга­низ­ма в рабо­ту. Может быть, эта более мяг­кая мера, чем оку­на­ние в холод­ную воду, под­ве­дет роди­те­лей и меди­цин­ских работ­ни­ков к пони­ма­нию необ­хо­ди­мо­сти обря­да «запус­ка» тер­мо­ре­гу­ли­ру­ю­щих функций.

Учить ребен­ка гиги­е­ни­че­ским навы­кам со дня рож­де­ния. Так дела­ет­ся у наро­дов Индии и мно­гих стран Афри­ки. Для это­го мама долж­на не сми­рять­ся со стир­кой пеле­нок на 6–8 меся­цев, а дер­жать ребен­ка над тази­ком или рако­ви­ной, если он проснул­ся сухим, а так­же после еды или питья воды и под­креп­лять рефлекс опо­рож­не­ния моче­во­го пузы­ря награ­дой — крат­ким при­кла­ды­ва­ни­ем к гру­ди, напри­мер, как это дела­ют афри­кан­ки, или про­сто лас­ко­вым одоб­ри­тель­ным словом.

Мать почти изба­вит­ся (и тем боль­ше, чем более вни­ма­тель­на и чут­ка она к «сиг­на­лам» малы­ша) от огром­ной рабо­ты по стир­ке и гла­же­нию пеле­нок, а малыш не будет при­об­ре­тать навы­ков про­ти­во­есте­ствен­ной неопрят­но­сти и нев­ро­зов, вызы­ва­е­мых поз­же эну­ре­зом (ноч­ным недер­жа­ни­ем мочи) и свя­зан­ным с ним ком­плек­сом непол­но­цен­но­сти. У часто под­мо­ка­ю­щих детей может даже задер­жать­ся рост моче­во­го пузы­ря, а это уже одна из реаль­ных при­чин, порож­да­ю­щих эну­рез. Толь­ко в СССР более 5 мил­ли­о­нов детей стра­да­ло этой болез­нью, а сколь­ким из них не уда­ет­ся изба­вить­ся от этой непри­ят­но­сти и во взрос­лом воз­расте? Стран­но, что ни у одно­го спе­ци­а­ли­ста не воз­ни­ка­ет мысль, что столь­ко стра­да­ний порож­да­ет их «уче­ный» совет сми­рить­ся со стир­кой пеленок.

Заво­ра­чи­вать ребен­ка в пелен­ки толь­ко для сна, остав­ляя его в рас­па­шон­ке или голень­ким во вре­мя бодр­ство­ва­ния. Во вре­мя сна тем­пе­ра­ту­ра под пелен­кой долж­на быть ком­форт­ной — 32–34°С. Но избе­гать пере­гре­ва­ния! В ком­на­те в оде­я­ло не заво­ра­чи­вать, что­бы не вызвать пот­ни­цу, опре­ло­сти и дру­гие непри­ят­но­сти. Опти­маль­ная тем­пе­ра­ту­ра в ком­на­те — 17–19°С.

Эта наша реко­мен­да­ция про­ти­во­ре­чит не толь­ко меди­цин­ским нор­мам, но и быто­вым обы­ча­ям, при­ня­тым у нас почти повсе­мест­но. Люди не подо­зре­ва­ют даже, что ребе­нок «спро­ек­ти­ро­ван» при­ро­дой для жиз­ни в голень­ком виде, и не толь­ко в совре­мен­ной квар­ти­ре, но и в зна­чи­тель­но более суро­вых условиях.

Поз­во­лить при­сут­ство­вать при родах мужу, род­ствен­ни­кам или подру­ге, если жен­щи­на про­сит об этом. При­сут­ствие близ­ко­го чело­ве­ка кро­ме того, что дает очень нуж­ную в эти часы мораль­ную под­держ­ку, облег­ча­ет обя­зан­но­сти пер­со­на­ла родиль­но­го дома. Уже в деся­ти стра­нах Евро­пы эта цен­ная прак­ти­ка нахо­дит при­ме­не­ние и охва­ты­ва­ет посте­пен­но все боль­шее чис­ло боль­ниц. А если бы мы учи­ты­ва­ли, как бла­го­твор­но это может повли­ять на отца, на его отно­ше­ние и чув­ства к жене и ребен­ку, то дав­но пошли бы навстре­чу жела­ни­ям матерей.

Све­сти к мини­му­му пре­бы­ва­ние мате­ри и ново­рож­ден­но­го в родиль­ном доме (до 24 часов и менее), если их состо­я­ние это поз­во­ля­ет, а точ­нее, сде­лать все, что­бы их состо­я­ние было таковым.

Путь здесь оче­ви­ден: пере­хо­дить от меди­ка­ли­зо­ван­ных родов к нор­маль­ным, есте­ствен­ным. В Евро­пе эта тен­ден­ция была вызва­на жела­ни­ем «сни­зить затра­ты и устра­нить неко­то­рые небла­го­при­ят­ные послед­ствия, такие, как риск попа­да­ния инфек­ции мате­ри и ребен­ку» [15], но ока­за­лась весь­ма поло­жи­тель­ной и в дру­гих отно­ше­ни­ях: сокра­щал­ся срок изо­ля­ции жен­щи­ны и ребен­ка от семьи, улуч­шал­ся уход за ново­рож­ден­ным и быст­ро вос­ста­нав­ли­ва­лись как силы, так и само­чув­ствие роже­ниц. Вот что рас­ска­за­ла наша сооте­че­ствен­ни­ца-деся­ти­класс­ни­ца, побы­вав­шая на экс­кур­сии в одной из боль­ниц США (из радио­пе­ре­да­чи 22 авгу­ста 1989 года): «Мы виде­ли счаст­ли­во­го папу, кото­рый дер­жал на руках мла­ден­ца, родив­ше­го­ся все­го пять часов назад. Рядом сто­я­ла улы­ба­ю­ща­я­ся мать — их уже выпи­сы­ва­ли домой».

Когда еже­не­дель­ник «Семья» напе­ча­тал «Прось­бы к вра­чам родиль­но­го дома», к нам хлы­ну­ли пись­ма от роди­те­лей, а чаще все­го от жен­щин, ожи­да­ю­щих ребен­ка. Почти во всех спра­ши­ва­ли: «Где най­ти род­дом, в кото­ром выпол­нят ваши “Прось­бы…”?» Одна мать, жду­щая уже чет­вер­то­го ребен­ка и нама­яв­ша­я­ся от преды­ду­щих родов, писа­ла даже так: «Пеш­ком бы в этот род­дом пошла и на коле­нях бы при­нять в него про­си­ла…» К сча­стью, сей­час уже появ­ля­ют­ся подоб­ные роддома.

В наших «Прось­бах…» нет ниче­го ново­го, непро­ве­рен­но­го, опас­но­го. Они направ­ле­ны лишь на вос­ста­нов­ле­ние отра­бо­тан­но­го при­ро­дой и людь­ми эко­ло­ги­че­ски целе­со­об­раз­но­го порядка.

Мы не наста­и­ва­ем на немед­лен­ной отмене суще­ству­ю­щих инструк­ций родиль­ным домам, так как счи­та­ем, что толь­ко про­све­ще­ние и рост эко­ло­ги­че­ско­го созна­ния роди­те­лей и педи­ат­ров при­ве­дут к изме­не­нию суще­ству­ю­щих правил.

Но роди­те­ли могут тре­бо­вать воз­вра­ще­ния мате­ри свя­тых прав, даро­ван­ных ей при­ро­дой: кор­мить ребен­ка гру­дью, быть с ним посто­ян­но рядом и обра­щать­ся с ним так, как под­ска­зы­ва­ет ей серд­це. И пусть каж­дая жен­щи­на, осо­знав­шая это пра­во и вер­нув­шая себе досто­ин­ство Мате­ри, стрях­нет с себя раб­скую покор­ность бюро­кра­ти­че­ским инструк­ци­ям и вста­нет на защи­ту здо­ро­вья и сча­стья сво­их детей.

Путь этот, осо­бен­но вна­ча­ле, будет тру­ден, — до тех пор пока все родиль­ные дома будут обя­за­ны под­чи­нять­ся оди­на­ко­вым инструк­ци­ям, а с высо­ких три­бун про­из­но­сить­ся речи о нехват­ке средств и кадров.

«На что нет денег? — спра­ши­ва­ет одна жен­щи­на в сво­ем гнев­ном письме.

- На то, что­бы пеле­нать сво­бод­но? Или на то, что­бы при­ло­жить ребен­ка к гру­ди в пер­вые мину­ты? Или что­бы не уно­сить его от мате­ри?» Дей­стви­тель­но, то, что пере­чис­ле­но в наших «Прось­бах…», не тре­бу­ет ни допол­ни­тель­ных затрат, ни слож­но­го обо­ру­до­ва­ния, ни уве­ли­че­ния и пере­ква­ли­фи­ка­ции кад­ров. Наобо­рот! Есте­ствен­ное родо­вспо­мо­же­ние рас­счи­та­но на мини­маль­ные затра­ты и уси­лия медперсонала.

В Евро­пе уже более деся­ти­ле­тия суще­ству­ют так назы­ва­е­мые аль­тер­на­тив­ные служ­бы родо­вспо­мо­же­ния, кото­рые в про­ти­во­вес офи­ци­аль­ным систе­мам родиль­ных домов ищут пути к «воз­рож­де­нию родов», то есть к воз­вра­ще­нию есте­ствен­но­го, при­род­но­го про­цес­са, не тре­бу­ю­ще­го ника­ко­го вме­ша­тель­ства извне. Резуль­та­ты их дея­тель­но­сти весь­ма обна­де­жи­ва­ют и при­вле­ка­ют все боль­шее вни­ма­ние Все­мир­ной орга­ни­за­ции здравоохранения.

У нас в стране тоже появ­ля­ют­ся пер­вые энту­зи­а­сты-роди­те­ли, на свой страх и риск созда­ю­щие подоб­ные аль­тер­на­тив­ные груп­пы. Им крайне необ­хо­ди­ма помощь энту­зи­а­стов вра­чей и аку­ше­ров, кото­рые ради здо­ро­вья детей и мате­рей гото­вы взять эту бла­го­род­ную мис­сию на себя [16].

3. Первый час и первая неделя жизни

Мать и ребе­нок — еди­ное целое, еди­ная систе­ма, выра­ба­ты­ва­ю­щая сча­стье для всех.

Пене­ло­па Лич

Со вре­ме­нем у нас собра­лось доволь­но мно­го раз­но­об­раз­ной инфор­ма­ции о родо­вспо­мо­же­нии. Ока­за­лось, что в совре­мен­ной прак­ти­ке нако­пи­лось нема­ло несо­об­раз­но­стей, кото­рые ведут к нару­ше­нию есте­ствен­ных про­цес­сов, ослаб­ле­нию мате­рей и мла­ден­цев и даже к ятро­ген­ным (вызван­ным вра­чеб­ным вме­ша­тель­ством) забо­ле­ва­ни­ям. Одна­ко и в про­шлом и в насто­я­щем обна­ру­жи­лись явные тен­ден­ции к воз­вра­ще­нию поряд­ка, близ­ко­го к природе.

При­шлось сопо­ста­вить эти два аль­тер­на­тив­ных спо­со­ба обра­ще­ния с роже­ни­цей и ново­рож­ден­ным, при­во­дя­щих к про­ти­во­по­лож­ным резуль­та­там. Так появи­лась таб­ли­ца, кото­рую я назвал «Реко­мен­да­ции по обра­ще­нию с ново­рож­ден­ным». Она содер­жа­ла три колонки:

При­ня­тый поря­док (во мно­гом противоестественный) Послед­ствия его Жела­тель­ный поря­док (близ­кий к естественному)
     

В пер­вой пере­чис­ля­лись совре­мен­ные пра­ви­ла обра­ще­ния с ребен­ком в родиль­ном доме и ука­за­ния спе­ци­а­ли­стов в науч­ных и науч­но-попу­ляр­ных изда­ни­ях для роди­те­лей; во вто­рой — болез­ни и стра­да­ния детей и мате­рей, вызы­ва­е­мые эти­ми дей­стви­я­ми и пра­ви­ла­ми; в тре­тьей — най­ден­ные нами выхо­ды: как мож­но, ока­зы­ва­ет­ся, пре­ду­пре­дить все эти болез­ни и стра­да­ния или зна­чи­тель­но их уменьшить.

В тече­ние семи лет эта таб­ли­ца допол­ня­лась, изме­ня­лась, уточ­ня­лась. Мы, дове­ряя толь­ко прак­ти­ке, про­ве­ря­ли резуль­та­ты на соб­ствен­ных детях, вну­ках, в семьях дру­зей, зна­ко­мых, мно­го­чис­лен­ных после­до­ва­те­лей, в клу­бах моло­дых семей. Откры­тия и наход­ки попа­да­лись всю­ду: жизнь ста­вит такое коли­че­ство никем не пла­ни­ру­е­мых экс­пе­ри­мен­тов, что ни один иссле­до­ва­тель­ский инсти­тут с ней не спра­вит­ся, — толь­ко умей уви­деть их и будь честен. А сколь­ко цен­ней­ших све­де­ний дали народ­ная педа­го­ги­ка и народ­ная меди­ци­на как про­шло­го, так и насто­я­ще­го! И все они, с какой сто­ро­ны к ним ни под­хо­ди, опи­ра­ют­ся на зако­ны при­ро­ды, и рано или позд­но все уви­дят их вели­кую правду.

В кни­ге «Мы, наши дети и вну­ки» ту же крат­кую инфор­ма­цию мы дали в двух колон­ках, что­бы чита­те­лю лег­че было сопо­ста­вить резуль­та­ты раз­ных спо­со­бов обра­ще­ния с ново­рож­ден­ным. Они при­ве­де­ны в кон­це этой кни­ги [17], а здесь я хочу допол­нить и пояс­нить неко­то­рые из при­ве­ден­ных там положений.

Обезболивание родов

Мест­ную ане­сте­зию дела­ют даже «здо­ро­вым роже­ни­цам при пра­виль­ном тече­нии родов»! Жен­щи­ны, не согла­шай­тесь на это! Ска­жи­те док­то­ру, что, по мне­нию евро­пей­ских уче­ных (послед­ние дан­ные ВОЗ), 990 родов из каж­дой тыся­чи могут про­хо­дить без лекарств, шпри­ца и скаль­пе­ля. Поэто­му, если что-то потре­бу­ет­ся, пусть док­тор обя­за­тель­но сове­ту­ет­ся с вами, и реше­ние при­ни­май­те вместе.

В Кана­де в виде экс­пе­ри­мен­та обез­бо­ли­ли роды оле­ни­хе. Она оте­ли­лась и… вопре­ки обы­ча­ям всех оле­ней, коров и лосей не ста­ла ни обли­зы­вать, ни кор­мить оле­нен­ка, а ушла от него. Поду­ма­ли: это какое-то откло­не­ние, может быть, оле­ни­ха боль­ная. Но вто­рая оле­ни­ха после уко­ла тоже бро­си­ла малы­ша. И тре­тья… Пят­на­дцать оле­них под­ряд оста­ви­ли сво­их детей. Так в них был убит или вре­мен­но забло­ки­ро­ван мате­рин­ский инстинкт.

Подоб­ное, по-види­мо­му, про­ис­хо­дит и у людей. И ни мать, ни врач не подо­зре­ва­ют, какое страш­ное дей­ствие про­из­во­дит лег­кое и про­стое обез­бо­ли­ва­ние. Про­цесс идет, види­мо, на уровне бес­со­зна­тель­но­го — на под­кор­ко­вом уровне. Воз­дей­ствие же лекар­ства (ане­сте­зии) на мла­ден­ца тоже не изучено.

А отно­си­тель­но болей при родах я слы­шал от мате­ри тро­их ребят такую фра­зу: «Луч­ше десять ребя­ти­шек родить, чем один раз с зубом помучиться».

Не мень­ше, чем ане­сте­зии, опа­сай­тесь и уко­лов для родо­воз­буж­де­ния, то есть сти­му­ля­ции. Надо учи­ты­вать, что совер­шен­но нор­маль­ные роды быва­ют даже на 341‑й день. Опа­се­ние пере­на­ши­ва­ния — доволь­но частая (до 19 про­цен­тов) и непро­сти­тель­ная ошиб­ка аку­ше­ров. В резуль­та­те на свет появ­ля­ют­ся физио­ло­ги­че­ски несо­зрев­шие дети.

Перевязка пуповины

«Для луч­шей адап­та­ции ново­рож­ден­ных в послед­нее вре­мя пред­ло­же­но осу­ществ­лять ран­нее пере­жа­тие и пере­вяз­ку пупо­ви­ны (сра­зу после рож­де­ния пло­да)», — утвер­жда­ет­ся в кни­ге И. Н. Усо­ва «Здо­ро­вый ребе­нок» (Минск, 1984. С. 181).

Сер­деч­ко ново­рож­ден­но­го еще гонит кровь в пла­цен­ту, еще берет там кис­ло­род, пита­тель­ные веще­ства, пульс на пупоч­ном кана­ти­ке так лег­ко про­щу­пы­ва­ет­ся, а сест­ра не обра­ща­ет на это вни­ма­ния и ста­вит зажи­мы. Попро­си­те ее, мама, подо­ждать все­го пять минут. Ведь у мно­гих пле­мен папуа к пупоч­но­му кана­ти­ку пови­ту­ха даже при­кос­нуть­ся боит­ся, ожи­дая выхо­да после­да. А он появ­ля­ет­ся не сра­зу, через 15–20 минут после родов, а ино­гда и позже.

Как толь­ко у ребе­ноч­ка очи­сти­ли ротик и носик, мож­но при­кла­ды­вать его к сос­ку. Неко­то­рые ново­рож­ден­ные, види­мо, более зре­лые, сра­зу при­ни­ма­ют­ся сосать, и тогда послед отде­ля­ет­ся и быст­рее, и лучше.

Все это так про­сто сде­лать. Но зна­ют ли об этом аку­шер­ки и сест­ры? Пони­ма­ют ли, что соса­ние гру­ди в эти мину­ты — силь­ней­ший и уди­ви­тель­но бла­го­твор­ный сиг­нал ребен­ка мате­рин­ско­му орга­низ­му: «Я жив, я здо­ров. Все в поряд­ке! Мне надо молочка!»

А если сра­зу на пупо­ви­ну нало­жи­ли зажи­мы, то у ново­рож­ден­но­го могут поси­неть руч­ки и нож­ки, — это при­зна­ки гипо­ксии. Уже ослож­не­ние, а его мож­но было лег­ко избежать!

Первое кормление

«После родов (в пер­вые 6–10 часов) мать нуж­да­ет­ся в пол­ном отды­хе, да и моло­ка у нее еще нет (??)… Поэто­му пер­вый раз при­кла­ды­ва­ют к гру­ди здо­ро­вых детей через 6–12 часов. Более ран­нее при­кла­ды­ва­ние неце­ле­со­об­раз­но», — чита­ем в «Кни­ге о здо­ро­вье детей» М. Я. Сту­де­ни­ки­на (М., 1989. С. 73). Прак­ти­че­ски же в род­до­мах мате­рям дают кор­мить на 2–3‑й день.

Труд­но при­ду­мать, что может нане­сти боль­ший вред ново­рож­ден­но­му, чем позд­нее при­кла­ды­ва­ние к гру­ди, то есть лише­ние его моло­зив­но­го, пере­ход­но­го к моло­ку пита­ния. Как мог­ло слу­чить­ся, что педи­ат­ры назва­ли его незре­лым моло­ком, тогда как у мамы оно явля­ет­ся зре­лым каж­дый час, каж­дый день, и без него ребен­ку пло­хо? Как не заме­ти­ли, что «золо­туш­ных» детей было мало (6–7 про­цен­тов) до той зло­счаст­ной поры, пока не появи­лась инструк­ция «при­кла­ды­вать не ранее (?) 12 часов после рож­де­ния»? Инструк­ция вот уже несколь­ко лет как отме­не­на, но при­выч­ка дей­ство­вать по ней осталась.

Теперь «золо­туш­ны­ми» детей не назы­ва­ют, но диа­тез­ных детей от 80 до 94 про­цен­тов. Раз­ве это не сиг­нал тре­во­ги? Сре­ди пото­ка писем к нам не менее 60 про­цен­тов содер­жат тро­га­тель­ную прось­бу: «Напи­ши­те, пожа­луй­ста, рецепт, чем изле­чи­ли вы сво­е­го вну­ка от диа­те­за». Диа­тез сей­час муча­ет мил­ли­о­ны детей, все ищут рецеп­та, но никто и нико­гда не задал вопрос: «Как пре­ду­пре­дить диа­тез?» Поче­му? А ведь пре­ду­пре­жде­ние — это пустяк по срав­не­нию с лече­ни­ем, и два­дцать лет как не секрет.

«Соса­ние ребен­ком гру­ди… вызы­ва­ет вол­ны маточ­ных схва­ток, кото­рые помо­га­ют предо­хра­нить вас от кро­во­те­че­ния; по этой при­чине очень важ­но часто кор­мить гру­дью в пер­вые несколь­ко дней после родов — и осо­бен­но в пер­вые после­ро­до­вые часы», — пишут Г. Брю­ер и Д. Прес­са в кни­ге «Груд­ное вскарм­ли­ва­ние» (Нью-Йорк, 1983. С. 20).

Не забудь­те это­го, мамы, когда уви­ди­те, что ново­рож­ден­но­го хотят уне­сти от вас. Вспом­ни­те, ведь ни одна льви­ца не поз­во­лит взять у нее дете­ны­ша, кто бы ни попы­тал­ся это сде­лать. А жен­щи­ны, даже зная, какие несча­стья ожи­да­ют ребен­ка, отда­ют его без сопро­тив­ле­ния. Поче­му? Выхо­дит, зве­ри более сме­лы, созна­тель­ны, обла­да­ют чув­ством соб­ствен­но­го досто­ин­ства и несут ответ­ствен­ность за судь­бу дете­ны­ша? И потом: поче­му защи­та Оте­че­ства почет­на, а защи­та сво­е­го ребен­ка нет?

Ну, шут­ки в сто­ро­ну, бери­те и кор­ми­те ребен­ка, а аку­шер­ке дай­те эту кни­гу и ска­жи­те, на каких стра­ни­цах и сколь­ко раз напи­са­но о ран­нем при­кла­ды­ва­нии к гру­ди. А вдруг она почи­та­ет, пока вы буде­те кор­мить малы­ша, улыб­нет­ся, гля­дя на вас, счаст­ли­вых, и потом сама ста­нет пред­ла­гать мамам: «На, милая, при­ло­жи-ка сво­е­го кри­ку­на. Сей­час в самый раз, свя­тое это дело! И для здо­ро­вья и для люб­ви полез­но! Я уж знаю».

И дей­стви­тель­но, рано или позд­но все согла­сят­ся, что так надо. Так давай­те вер­нем­ся к это­му порань­ше, и пусть постра­дав­ших будет мень­ше. Это важ­ный шаг к здо­ро­вью ребен­ка на всю буду­щую жизнь. И ведь как про­сто его сделать!

Участие отца

Уча­стие отца нуж­но и мате­ри, и ребен­ку. Как это ни уди­ви­тель­но, но пер­вые мину­ты жиз­ни ново­рож­ден­но­го поче­му-то ока­зы­ва­ют силь­ное дей­ствие не толь­ко на мать, но и на отца [18].

В аме­ри­кан­ском родиль­ном доме, где одно вре­мя кеса­ре­во сече­ние дела­ли почти 11 про­цен­там жен­щин, ста­ли при­гла­шать к момен­ту опе­ра­ции отцов. И если отец при­хо­дил вовре­мя, то про­си­ли его 5–7 минут подер­жать в руках голень­ко­го ново­рож­ден­но­го, пока тому гото­ви­ли сте­риль­ный кювез (куда его поме­ща­ли после опе­ра­ции). Если отец при­хо­дил позд­но, ему пред­ла­га­ли посмот­реть на сыниш­ку или дочь через стек­лыш­ко кюве­за и тоже остав­ля­ли там ров­но на 7 минут. А через 4 меся­ца, когда забы­лось про­ис­хо­див­шее в родиль­ном доме, посе­ти­ли все эти семьи вече­ром, когда роди­те­ли были дома.

38 отцов, смот­рев­ших на сво­их дети­шек через стек­лыш­ко кюве­за, ничем осо­бым не отли­ча­лись от обыч­ных сред­не­ста­ти­сти­че­ских, а вот 17 подер­жав­ших сво­их дети­шек в руках целых семь пер­вых минут, когда рабо­тал кон­такт «кожа к коже», были необыч­ны. Они с удо­воль­стви­ем вози­лись дома с детьми, пеле­на­ли их, под­мы­ва­ли, дела­ли им гим­на­сти­ку, а когда малыш пищал, то рань­ше мамы бро­са­лись к нему. Не все, конеч­но, посту­па­ли оди­на­ко­во, но наблю­да­те­ли в заклю­че­ние сде­ла­ли вывод: «Мы уви­де­ли отцов, не отли­чав­ших­ся от мате­рей по забот­ли­во­сти и при­вя­зан­но­сти к сво­им детям».

Вот ведь каким про­стым спо­со­бом мож­но бла­го­твор­но повли­ять на все пле­мя отцов.

Муж не дол­жен остав­лять жену одну в эти труд­ные для нее часы. Не застав­ля­ем ли мы всех отцов совер­шать пре­да­тель­ство, ухо­дить от тех, кто вве­рил им на всю жизнь свою судь­бу и судь­бу сво­их детей? Не пре­ступ­ны ли наши инструк­ции в мораль­но-эти­че­ском плане? Когда же мы нач­нем пони­мать про­ис­хо­дя­щее и под­ни­мать­ся к человечности?

Я пред­ла­гаю для нача­ла давать отцу в дни рож­де­ния сына или доче­ри хотя бы недель­ный отпуск и назы­вать его «отцов­ские дни». Тогда он смо­жет не толь­ко про­во­дить жену в род­дом, а побыть с ней рядом, под­дер­жать ее, помочь в эти ответ­ствен­ные часы.

И мать, тор­же­ствен­но вру­чая ново­рож­ден­но­го отцу, мог­ла бы ска­зать: «Я при­нес­ла его в жизнь, ты теперь выве­ди в люди!» или что-то иное, тро­га­тель­ное и под­хо­дя­щее к тор­же­ствен­но­сти происходящего.

В жизнь вошел Чело­век! А если в эти мину­ты будут рядом с жен­щи­ной- мате­рью не толь­ко док­тор и аку­шер­ка, но и те род­ные и близ­кие, от кото­рых зави­сит жизнь семьи, насколь­ко луч­ше бы сло­жи­лись отно­ше­ния меж­ду участ­ни­ка­ми это­го Собы­тия! Как бла­го­твор­но мог­ли бы они ска­зать­ся на даль­ней­шем отно­ше­нии окру­жа­ю­щих к ново­рож­ден­но­му и мате­ри, к их здо­ро­вью и благополучию!

К сожа­ле­нию, вра­чи не подо­зре­ва­ют, насколь­ко жиз­нен­но важ­но все про­ис­хо­дя­щее в эти пер­вые часы, а бед­ные отцы не зна­ют, какой доли люб­ви к сыну или доче­ри они лиша­ют­ся, рас­ха­жи­вая под окна­ми недо­ступ­но­го пока родиль­но­го дома. О бабуш­ках и дедуш­ках я уж и не гово­рю. Они вовсе исклю­че­ны из это­го про­цес­са, а сколь­ко от них будет зави­сеть позже…

Обработка глаз и прививки [19]

Они дале­ко не все­гда необ­хо­ди­мы и без­вред­ны, как уже гово­ри­лось. Вве­де­ние рас­тво­ра ляпи­са или суль­фа­ци­ла натрия в гла­за ребен­ку необ­хо­ди­мо в том слу­чае, если мать когда-то пере­нес­ла одну из вене­ри­че­ских болез­ней. Толь­ко ее дети нуж­да­ют­ся в про­фи­лак­ти­ке. Но эта про­фи­лак­ти­ка может и повре­дить. Рас­твор ляпи­са дает до 80 про­цен­тов конъ­юнк­ти­ви­тов. О вли­я­нии суль­фа­ци­ла натрия пока дан­ных нет. Зачем же застав­лять стра­дать почти всех детей?

Мне­ния ком­пе­тент­ных спе­ци­а­ли­стов по пово­ду про­ти­во­ту­бер­ку­лез­ной при­вив­ки (БЦЖ) я нашел в «Имму­ни­за­ции», спе­ци­аль­ном выпус­ке жур­на­ла «Мате­рин­ство», издан­ном в США в 1984 году. В нем при­ве­де­ны, в част­но­сти, выдерж­ки из кни­ги док­то­ра Ричар­да Мос­ко­ви­ца «Фак­ты про­тив имму­ни­за­ции». Он счи­та­ет, что все вак­ци­ны, подоб­но меди­ка­мен­там, ток­сич­ны. Уро­вень защи­ты име­ет тен­ден­цию пони­жать­ся после имму­ни­за­ции, так как она раз­ру­ша­ет есте­ствен­ный имму­ни­тет, при­су­щий здо­ро­во­му чело­ве­ку. С его точ­ки зре­ния, даже сам тер­мин «имму­ни­за­ция» нето­чен, пото­му что вак­ци­ны не укреп­ля­ют имму­ни­те­та. В этом же сбор­ни­ке член аме­ри­кан­ско­го Обще­ства нату­раль­ной гиги­е­ны Грейс Гер­ду­эйн при­во­дит коэф­фи­ци­ент общей смерт­но­сти от скар­ла­ти­ны, диф­те­рии, коклю­ша и кори сре­ди детей до 15 лет и дела­ет вывод о том, что при­мер­но 90 про­цен­тов обще­го спа­да смерт­но­сти меж­ду 1960 и 1965 года­ми про­изо­шло до вве­де­ния анти­био­ти­ков и широ­ко рас­про­стра­нен­ной имму­ни­за­ции. Харак­тер­но, что и изоб­ре­та­тель мерт­вой вак­ци­ны док­тор Джонэс Солк заяв­ля­ет, что две тре­ти слу­ча­ев полио­ми­е­ли­та за послед­нее деся­ти­ле­тие вызва­ны самой вакциной.

Как же реша­ет­ся про­бле­ма осво­бож­де­ния детей от при­ви­вок в США? Для это­го доста­точ­но пись­мен­но­го воз­ра­же­ния роди­те­лей, не соглас­ных с тем, что­бы их детям дела­ли прививки.

Рост отка­зов роди­те­лей вак­ци­ни­ро­вать сво­их детей, мне кажет­ся, будет тем более обос­но­ван, чем бли­же мы под­хо­дим к пони­ма­нию того фак­та, что и здо­ро­вье, и болезнь созда­ют­ся наши­ми соб­ствен­ны­ми при­выч­ка­ми жизни,

пита­ния и дея­тель­но­сти. Изме­няя эти при­выч­ки в сто­ро­ну эко­ло­ги­че­ско­го здо­ро­вья, мы можем укреп­лять свой при­род­ный имму­ни­тет, — и страх перед мик­ро­ба­ми нач­нет исчезать.

И если тубер­ку­лез у нас дей­стви­тель­но уже ред­кость (Мин­здрав дол­жен хотя бы раз в год пуб­ли­ко­вать дан­ные о состо­я­нии здо­ро­вья насе­ле­ния или хотя бы детей дошколь­но­го и школь­но­го воз­рас­та), то отказ от вак­ци­ни­ро­ва­ния обоснован.

Как следует пеленать и одевать ребенка

Точ­ное назва­ние того, что реко­мен­ду­ет­ся во мно­гих изда­ни­ях как одеж­да ново­рож­ден­но­го, долж­но быть опре­де­ле­но как ком­форт­ный тер­мо­стат повы­шен­ной влаж­но­сти. Как ина­че назвать свер­ток, в кото­ром нахо­дит­ся мла­де­нец, завер­ну­тый соглас­но меди­цин­ским пред­пи­са­ни­ям? Тер­мо­метр, поме­щен­ный внутрь сверт­ка, пока­жет ком­форт­ную тем­пе­ра­ту­ру 32–34°С, а гиг­ро­метр — влаж­ность свы­ше 90 процентов.

Посмот­рим, насколь­ко физио­ло­гич­но пре­бы­ва­ние ребен­ка в этих усло­ви­ях. Ново­рож­ден­ный — уди­ви­тель­ное во мно­гих отно­ше­ни­ях созда­ние. Если взять уже зна­ко­мую нам «Кни­гу о здо­ро­вье детей» М. Я. Сту­де­ни­ки­на, то там он назы­ва­ет­ся сла­бым, неж­ным, бес­по­мощ­ным, тре­бу­ю­щим неустан­ной забо­ты и тща­тель­но­го ухо­да. Все у него еще «не раз­ви­то, сла­бо, несо­вер­шен­но». Даже в ком­на­те его тре­бу­ет­ся оде­вать в шесть, а счи­тая кле­ен­ку, — в семь оде­жек, заво­ра­чи­вать в оде­я­ло. И вез­де под­чер­ки­ва­ет­ся, что его надо посто­ян­но дер­жать завер­ну­тым, пото­му что «меха­низ­мы тер­мо­ре­гу­ля­ции еще несо­вер­шен­ны» (с. 44).

А когда мы откры­ли кни­гу Е. А. Покров­ско­го «Физи­че­ское вос­пи­та­ние детей у раз­ных наро­дов» (М., 1884), то нашли там диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные све­де­ния. Ребе­нок мог родить­ся у якут­ки зимой при соро­ка­гра­дус­ном моро­зе по доро­ге на стой­би­ще. У фин­нов пови­ту­ха вела роже­ни­цу в жар­ко натоп­лен­ную баню и пари­ла там хоро­шень­ко, пото­му что счи­та­лось: если тка­ни рас­па­ре­ны, мяг­ки, роды пой­дут лег­ко. У неко­то­рых наро­дов ново­рож­ден­но­го обма­зы­ва­ли гли­ной, у дру­гих — мас­лом, у тре­тьих обмы­ва­ли обя­за­тель­но в холод­ной род­ни­ко­вой воде или кре­сти­ли в про­ру­би. И ребе­нок все выдер­жи­вал, и каж­дый народ счи­тал, что у него самое пра­виль­ное обра­ще­ние с ним.

Нау­ке извест­ны десят­ки слу­ча­ев, когда мла­ден­цы попа­да­ли к диким живот­ным — вол­кам, обе­зья­нам, анти­ло­пам, — то есть совсем уже в нече­ло­ве­че­ские усло­вия… и все рав­но дети выжи­ва­ли. Чем объ­яс­нить этот фено­мен? Толь­ко осо­бен­но­стя­ми само­го ново­рож­ден­но­го и зако­но­мер­но­стя­ми его развития.

Ребе­нок, как вид­но, «спро­ек­ти­ро­ван» при­ро­дой не для изне­жи­ва­ю­ще­го ком­фор­та совре­мен­ных город­ских квар­тир, не для семи оде­жек и оде­я­ла в теп­лой ком­на­те, а для суро­вых усло­вий суще­ство­ва­ния на пла­не­те Зем­ля, с ее жарой и моро­за­ми, дождем и вет­ром. При­чем «спро­ек­ти­ро­ван» он с боль­шим запа­сом прочности.

Кибер­не­ти­ки назва­ли осно­ву такой надеж­но­сти прин­ци­пом функ­ци­о­наль­ной избы­точ­но­сти. Что­бы чело­век не умер от кро­во­те­че­ния, в его кро­ви в 70 раз боль­ше тром­би­на, чем надо для свер­ты­ва­ния кро­ви; его аор­та выдер­жи­ва­ет дав­ле­ние в 60 раз боль­шее, чем может создать серд­це; он может дышать воз­ду­хом с таким малым коли­че­ством кис­ло­ро­да, что все дви­га­те­ли внут­рен­не­го сго­ра­ния оста­но­ви­лись бы (наблю­да­ли это в под­вод­ных лод­ках в про­шлую вой­ну); он выдер­жи­ва­ет в обна­жен­ном виде (при­жа­тый лишь к телу мате­ри) и соро­ка­гра­дус­ный мороз, и шести­де­ся­ти­гра­дус­ную жару бани, и так далее.

В орга­низ­ме чело­ве­ка идет непре­рыв­ный про­цесс адап­та­ции (пере­строй­ки, при­спо­соб­ле­ния) к усло­ви­ям существования.

Эта пере­строй­ка может идти в зави­си­мо­сти от усло­вий в двух про­ти­во­по­лож­ных направ­ле­ни­ях: раз­вер­ты­ва­ния и совер­шен­ство­ва­ния функ­ций и орга­нов (в пре­де­лах адап­тив­ных воз­мож­но­стей) и в направ­ле­нии свер­ты­ва­ния функ­ций за ненадобностью.

Ско­рость этой пере­строй­ки зави­сит от силы дей­ству­ю­щих фак­то­ров и… воз­рас­та. «В пери­од ново­рож­ден­но­сти ско­рость адап­тив­ных про­цес­сов наи­выс­шая и с воз­рас­том замед­ля­ет­ся» (И. А. Аршав­ский). А глу­би­на пере­строй­ки зави­сит от вре­ме­ни дей­ствия фак­то­ра, от его длительности.

Вот теперь, после этих общих рас­суж­де­ний, попро­бу­ем понять, что же про­ис­хо­дит с новорожденным.

Это суще­ство, создан­ное с фено­ме­наль­ным запа­сом проч­но­сти и неве­ро­ят­ной спо­соб­но­стью при­спо­соб­ле­ния, может выжить и сре­ди диких живот­ных, выжи­ва­ло и в суро­вых усло­ви­ях Древ­ней Спар­ты, выжи­ва­ет и в посто­ян­ном теп­ло­вом ком­фор­те, заку­тан­ное соглас­но «Кни­ге о здо­ро­вье детей». Но каким он при этом ста­но­вит­ся через неде­лю после рож­де­ния, как он успе­ва­ет пере­стро­ить­ся, — вот что важ­но. Одной неде­ли доста­точ­но, что­бы меха­низ­мы физи­че­ской тер­мо­ре­гу­ля­ции, под­го­тов­лен­ные в день рож­де­ния к нача­лу рабо­ты, свер­ну­ли свои функ­ции за нена­доб­но­стью, пото­му что ребе­нок все 24 часа в сут­ки нахо­дит­ся в теп­ло­вом ком­фор­те, где ника­кие регу­ля­то­ры не нуж­ны. И тогда ста­но­вит­ся спра­вед­ли­вым все, что пишут педи­ат­ры. Они сами сде­ла­ли его таким, хотя утвер­жда­ют, что он таким был от рож­де­ния, и ниче­го дока­зать им теперь невоз­мож­но. Как гово­рит­ся, поезд ушел.

Закаливание водой

Но если меха­низ­мы тер­мо­ре­гу­ля­ции свер­ну­ли свои функ­ции и еле-еле живы, то ребе­нок часто начи­на­ет болеть, и имен­но про­студ­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми — ОРЗ, ОРВИ, брон­хи­та­ми, пнев­мо­ни­я­ми и про­чи­ми. Зна­чит, он уже изне­жен. И толь­ко теперь, когда это всем ста­ло вид­но, педи­ат­ры сове­ту­ют зака­лять его. Посмот­ри­те, как это сове­ту­ет делать, напри­мер, «Кни­га о здо­ро­вье детей»: «К зака­ли­ва­нию водой при­сту­па­ют посте­пен­но и осто­рож­но. С трех-четы­рех­ме­сяч­но­го воз­рас­та мож­но при­ме­нять влаж­ные обти­ра­ния. Преж­де чем при­сту­пить к ним, необ­хо­ди­мо посо­ве­то­вать­ся с вра­чом… тем­пе­ра­ту­ра воды… плюс 32–33 гра­ду­са Цель­сия… Все тело, кро­ме обти­ра­е­мой части, долж­но быть под оде­я­лом… посте­пен­но, с интер­ва­лом в 5–7 дней, тем­пе­ра­ту­ру сни­жа­ют на 1 гра­дус, дово­дя до 30 гра­ду­сов» (с. 110–111).

Авто­ры этих спо­со­бов зака­ли­ва­ния дела­ют сра­зу, как мини­мум, три непро­сти­тель­ные ошиб­ки (да еще и пере­пи­сы­ва­ют их друг у дру­га, повто­ряя в каж­дой книге):

  1. Опаз­ды­ва­ют на 3–4 меся­ца и упус­ка­ют выс­шую ско­рость адаптации.
  2. Сила дей­ству­ю­ще­го фак­то­ра у них рав­на нулю или око­ло нуля, так как нет пере­па­да тем­пе­ра­тур (под оде­я­лом плюс 32–34 гра­ду­са, и вода нагре­та до 32–33 гра­ду­сов), толь­ко через неде­лю тем­пе­ра­ту­ру воды сни­жа­ют… на 1 градус.
  3. Вре­мя на зака­ли­ва­ние — 5–6 минут, а на изне­жи­ва­ние… осталь­ные 1434 мину­ты каж­дые сутки.

Эффек­та от тако­го «под­оде­яль­но-ком­форт­но­го зака­ли­ва­ния», есте­ствен­но, никто нико­гда не мог наблю­дать, даже «доба­вив на 1 ста­кан воды 1 чай­ную лож­ку пова­рен­ной соли или сто­ло­вую лож­ку оде­ко­ло­на». Одна­ко уче­ные про­дол­жа­ют реко­мен­до­вать этот рецепт вот уже тре­тье деся­ти­ле­тие в раз­ных вари­ан­тах. Вид­но, извле­ка­ют поль­зу из него для… самих себя.

Отдельно ли от матери?

Укла­ды­ва­ние мла­ден­ца на ночь отдель­но от мате­ри счи­та­ет­ся заво­е­ва­ни­ем куль­ту­ры. Даже в семей­ной обста­нов­ке, когда родиль­ный дом с его жест­ки­ми пра­ви­ла­ми оста­ет­ся поза­ди, вра­чи кате­го­ри­че­ски тре­бу­ют укла­ды­вать мла­ден­ца отдель­но. Довод педи­ат­ров, что мать долж­на отдох­нуть от ребен­ка, гово­рит о пол­ном непо­ни­ма­нии ими общей зако­но­мер­но­сти живой при­ро­ды. А опа­се­ние, что мать может его «заспать», то есть зада­вить или заду­шить во сне, суще­ству­ет, но труд­но понять, чем оно вызва­но, пото­му что веро­ят­ность тако­го собы­тия ничтож­но мала: толь­ко пья­ная или смер­тель­но устав­шая мать не почув­ству­ет сво­е­го ребен­ка. Вра­чи не реко­мен­ду­ют класть ребен­ка рядом с мате­рью из гиги­е­ни­че­ских сооб­ра­же­ний. Да и вооб­ще это неэтич­но, неэс­те­тич­но, непри­лич­но. Ну, а с точ­ки зре­ния мла­ден­ца? Не дол­жен ли он после рож­де­ния про­дол­жать под­пи­ты­вать­ся био­энер­ги­ей мате­ри? А это воз­мож­но, когда он нахо­дит­ся с ней в тес­ном физи­че­ском кон­так­те. Если ребе­нок лиша­ет­ся тако­го «пита­ния», он груст­не­ет, потом сла­бе­ет, забо­ле­ва­ет и может уме­реть. Это под­твер­жде­но мно­ги­ми фактами.

До рево­лю­ции в вос­пи­та­тель­ных домах, куда мате­ри отда­ва­ли детей сра­зу после рож­де­ния, смерт­ность дохо­ди­ла до 80–90 про­цен­тов, хотя пита­ние детей и уход за ними были хоро­ши­ми. Народ окре­стил эти дома «дома­ми анге­лов». Спа­са­лись толь­ко те малы­ши, кото­рых сер­до­боль­ные нянь­ки при­вя­зы­ва­ли к себе за спи­ну и носи­ли с собой целый день.

О том, как вли­я­ет физи­че­ская бли­зость мате­ри на ребен­ка, гово­рят и такие фак­ты. В афри­кан­ских дерев­нях, где мате­ри носят мла­ден­цев за спи­ной и не рас­ста­ют­ся с ними круг­лые сут­ки, дети до двух лет опе­ре­жа­ют в умствен­ном и физи­че­ском раз­ви­тии сво­их евро­пей­ских сверст­ни­ков и толь­ко после трех лет начи­на­ют отста­вать — ска­зы­ва­ет­ся уже уро­вень куль­ту­ры окру­же­ния. Види­мо, и в Япо­нии, где забо­ле­ва­е­мость дошколь­ни­ков очень низ­ка, не послед­нюю роль игра­ет обы­чай носить груд­нич­ков за спиной.

Строгий режим дня?

Наши педи­ат­ры до сих пор убеж­да­ют роди­те­лей в его уни­вер­саль­но­сти и важ­но­сти для малы­ша. Счи­та­ет­ся, что он «оди­на­ко­во спо­соб­ству­ет и укреп­ле­нию здо­ро­вья ребен­ка, и пра­виль­но­му его вос­пи­та­нию» («Кни­га о здо­ро­вье детей». С. 6). При этом забы­ва­ют (или не зна­ют?), что режим отклю­ча­ет рабо­ту есте­ствен­ных регу­ля­то­ров орга­низ­ма — голо­да, сыто­сти, сна, бодр­ство­ва­ния и дру­гих. Хочет ребе­нок есть или не хочет — кор­мить по режи­му надо.

А «…вскарм­ли­ва­е­мый гру­дью ребе­нок может тре­бо­вать корм­ле­ния каж­дый час как по физи­че­ским (пустой желу­док), так и по эмо­ци­о­наль­ным при­чи­нам (хочет ваше­го обще­ства). Обе при­чи­ны закон­ны. Груд­ное моло­ко так пол­но усва­и­ва­ет­ся и с такой лег­ко­стью, что ребе­нок готов для сле­ду­ю­ще­го корм­ле­ния очень ско­ро. Застав­лять его ждать еще час или два толь­ко из-за зара­нее состав­лен­но­го рас­пи­са­ния — зна­чит не счи­тать­ся по-насто­я­ще­му с дей­стви­тель­ны­ми нуж­да­ми ребен­ка», — нахо­дим мы в кни­ге Г. Брю­ер и Д. Прес­са, посвя­щен­ной толь­ко груд­но­му вскарм­ли­ва­нию (с. 17).

К сча­стью, док­тор Б. Спок уже в 1970 году (Ребе­нок и уход за ним. Кеме­ро­во, 1986) рас­ска­зал, как аме­ри­кан­цы ушли от стро­го­го режи­ма и уви­де­ли, что «нере­гу­ляр­ность в пита­нии не при­во­дит к желу­доч­ным рас­строй­ствам или к несва­ре­нию, ни даже к изба­ло­ван­но­сти, как мно­гие опа­са­лись» (с. 44). Док­тор П. Мак Лон­дон и Фрэн­сис Сим­са­рьян с ее ребен­ком про­ве­ли бле­стя­щий экс­пе­ри­мент, что­бы уви­деть, «какой режим уста­нав­ли­ва­ет сам ребе­нок, нахо­дя­щий­ся на груд­ном вскарм­ли­ва­нии, если его кор­мить, как толь­ко пока­жет­ся, что он голо­ден». В пер­вые дни жиз­ни он про­сы­пал­ся не так часто и толь­ко по мере при­бы­ва­ния у мамы моло­ка стал при­ни­мать­ся за еду до 10 раз в день. Это увле­че­ние дли­лось недол­го, и, когда ему испол­ни­лось 2 неде­ли, он пере­шел на шести-семи­ра­зо­вое пита­ние, как и пола­га­ет­ся, но… с нере­гу­ляр­ны­ми интер­ва­ла­ми. К 10-недель­но­му воз­рас­ту ему тре­бо­ва­лось уже толь­ко четы­рех­ра­зо­вое пита­ние, и оно его вполне устра­и­ва­ло. Види­мо, оно близ­ко к тому иде­аль­но­му вари­ан­ту, кото­рый ищут и вра­чи, и роди­те­ли. Даже у древ­них перу­ан­цев в Аме­ри­ке нашли запи­си, что груд­но­го ребен­ка вред­но кор­мить более трех раз в сут­ки, ина­че «он будет рых­лым, а потом ненасытным».

Совет, кото­рый дает док­тор Б. Спок, мне кажет­ся поэто­му самым при­ем­ле­мым: «Раз нет необ­хо­ди­мо­сти соблю­дать стро­гий режим, вы смо­же­те сна­ча­ла под­чи­нять­ся тре­бо­ва­ни­ям ребен­ка, а затем посте­пен­но уста­но­вить режим, удоб­ный и для вас, и для него».

Не сле­ду­ет стро­го выдер­жи­вать и ноч­ной пере­рыв в корм­ле­нии ребен­ка (с 24 до 6 часов). Для ново­рож­ден­но­го этот пере­рыв тру­ден и, види­мо, про­ти­во­есте­ствен. Ему сна­ча­ла надо под­рас­ти. А вот на тре­тьем меся­це жиз­ни о пере­ры­ве уже мож­но поду­мать. Конеч­но, не надо будить ребен­ка для ноч­но­го корм­ле­ния, пусть про­сы­па­ет­ся сам, если захо­чет. А вы сдвинь­те вечер­нее корм­ле­ние побли­же к 24 часам, тогда в 3–4 меся­ца он пере­ста­нет про­сить есть ночью. Мож­но ока­зать и дав­ле­ние на него, не спе­шить покор­мить, дать немнож­ко попла­кать или попо­ить водич­кой. Ино­гда быва­ет доста­точ­но двух — трех ночей, что­бы малыш отвык от ноч­ных тра­пез, как пишет док­тор Б. Спок.

Без бутылки с соской!

Ран­нее при­ме­не­ние бутыл­ки с сос­кой для корм­ле­ния нико­го уже не удив­ля­ет и не пуга­ет. Напрас­но! Надо знать, какая в этом заклю­че­на опас­ность: тихо и неза­мет­но бутыл­ка ведет к… эко­ло­ги­че­ской ката­стро­фе — пере­хо­ду ребен­ка к искус­ствен­но­му вскармливанию.

Про­ис­хо­дит это пото­му, что мы не при­да­ем зна­че­ния пер­вым мину­там и часам жиз­ни ребен­ка, ока­зы­ва­ю­щим на него глу­бо­кое, а ино­гда непре­одо­ли­мое воз­дей­ствие. В это вре­мя ребе­нок обла­да­ет не толь­ко наи­выс­шей спо­соб­но­стью при­спо­соб­ле­ния к новым для него усло­ви­ям жиз­ни (адап­та­ци­ей), но и с уди­ви­тель­ной быст­ро­той и проч­но­стью сохра­ня­ет в памя­ти все пер­вые встре­чи в новом для него мире (явле­ние имприн­тин­га). И если в ротик пер­вым попа­дет сосок мате­рин­ской гру­ди, то он и при­мет его за нор­му этой новой жиз­ни, а если попа­дет сос­ка, нор­мой ста­нет она. Мла­де­нец нач­нет отка­зы­вать­ся от гру­ди и тре­бо­вать сос­ку, а когда ощу­тит, что из гру­ди сосать еще и труд­нее (там не одно боль­шое, а несколь­ко кро­хот­ных отвер­стий), то может совсем «заба­сто­вать». Спра­вить­ся с ним мате­ри будет очень труд­но, пото­му что он все мень­ше и мень­ше будет выса­сы­вать моло­ка, а пло­хое опо­рож­не­ние гру­ди при­ве­дет к тому, что моло­ко совсем нач­нет про­па­дать. И резуль­тат: поспеш­ное диа­гно­сти­ро­ва­ние гипо­га­лак­тии (нехват­ки моло­ка) и ран­ние докор­мы, реко­мен­ду­е­мые вра­чом и вред­ные для ребенка.

Опасность ранних докормов

Совер­шен­но непо­нят­но, поче­му те, кто хоро­шо дол­жен знать эту опас­ность, мень­ше всех осве­дом­ле­ны о ней и могут без стра­ха раз­ре­шить ребен­ку чуть не с пер­вых дней и рас­твор глю­ко­зы, и донор­ское моло­ко из бутыл­ки с сос­кой, и даже искус­ствен­ные смеси.

Нача­ло это­го пагуб­но­го про­цес­са закла­ды­ва­ет­ся обыч­но в дет­ской кон­суль­та­ции, куда мама при­хо­дит на кон­троль­ное корм­ле­ние. Взве­ши­ва­ют ребен­ка до корм­ле­ния гру­дью и после и срав­ни­ва­ют коли­че­ство высо­сан­но­го моло­ка с «нор­мой». А так как «нор­мы» рас­счи­та­ны на аксе­ле­ра­та, те детей нор­маль­ных и некруп­ных реко­мен­ду­ют докарм­ли­вать сме­ся­ми. Тут же вычис­лят даже, сколь­ко грам­мов сме­си надо готовить.

Врач, как пра­ви­ло, счи­та­ет, что дети в каж­дое корм­ле­ние выса­сы­ва­ют оди­на­ко­вое коли­че­ство моло­ка; состав­ле­ны даже таб­ли­цы, сколь­ко надо моло­ка детям раз­но­го возраста.

Но ведь дети наши не меха­низ­мы. Пяти­ме­сяч­ный ребе­нок может высо­сать один раз 80 грам­мов, в дру­гой раз — 280 грам­мов. Что тут при­ни­мать за нор­му? Кон­троль­ное корм­ле­ние и быст­рые выво­ды из него — про­сто совре­мен­ное науч­ное заблуж­де­ние меди­ков, счи­та­ю­щих, что при­ро­да не может обхо­дить­ся без науч­но­го руководства.

А в дей­стви­тель­но­сти мать и дитя — это, как уже гово­ри­лось, хоро­шо отла­жен­ная само­ре­гу­ли­ру­ю­ща­я­ся систе­ма, и если моло­ка при­шло мно­го, то ребе­нок не опо­рож­ня­ет грудь пол­но­стью, и тогда к сле­ду­ю­ще­му корм­ле­нию моло­ка при­хо­дит уже мень­ше. Если моло­ка, наобо­рот, мало, то ребе­нок будет выса­сы­вать все пол­но­стью, про­сить есть ста­нет чаще, и моло­ко будет при­бав­лять­ся в гру­ди с каж­дым корм­ле­ни­ем. Ина­че как бы кроль­чи­ха мог­ла выкарм­ли­вать в одном при­пло­де пяте­рых, а во вто­ром десять или пят­на­дцать крольчат?

Зная эту зако­но­мер­ность систе­мы «мать-дитя», теперь мож­но ска­зать, что кон­троль­ное корм­ле­ние при непра­виль­ной трак­тов­ке его — про­сто вред­ная мера, затруд­ня­ю­щая само­ре­гу­ли­ро­ва­ние систе­мы. Давая сме­си, мать каж­дый раз кор­мит ребен­ка досы­та, а сытый не будет опо­рож­нять грудь, как это сде­ла­ет голод­ный. Зна­чит, докор­мы сме­ся­ми — вер­ный спо­соб умень­шить лак­та­цию и перей­ти на искус­ствен­ное вскармливание.

К сожа­ле­нию, педи­ат­ры при­учи­ли всех к мыс­ли, что у мате­ри может быть мало моло­ка или даже совсем его не быть. И нико­му не при­хо­дит в голо­ву про­стая мысль, поче­му в живот­ном мире мы это­го не встре­ча­ем. Опять вино­ва­то наше «циви­ли­зо­ван­ное» неве­же­ство. Мы не зна­ем вели­кой зако­но­мер­но­сти при­ро­ды: соса­ние гру­ди — это настоль­ко силь­ный физио­ло­ги­че­ский сиг­нал орга­низ­му жен­щи­ны, что он застав­ля­ет появить­ся моло­ко в гру­ди любой жен­щи­ны: ста­рой или моло­дой, рожав­шей и не рожав­шей вообще.

У «дико­го» пле­ме­ни аме­ри­кан­ских индей­цев — иро­ке­зов — в слу­чае смер­ти кор­мя­щей мате­ри мла­де­нец от голо­да нико­гда не поги­ба­ет. Его берет к себе бабуш­ка и при­кла­ды­ва­ет к сво­ей пустой гру­ди. Голод­ный жад­но сосет часа­ми и засы­па­ет толь­ко от уста­ло­сти. Проснув­ше­го­ся мла­ден­ца бабуш­ка напо­ит водич­кой и при­ло­жит ко вто­рой гру­ди и опять носит с собой целый день, так как поло­жить его нель­зя — он будет пла­кать от голо­да. Ночью он тоже с ней рядом и, конеч­но же, про­дол­жа­ет сосать, как толь­ко про­сы­па­ет­ся. Это непре­рыв­ное соса­ние даже у самой ста­рой бабуш­ки через двое — двое с поло­ви­ной суток вызы­ва­ет появ­ле­ние пер­вых капе­лек молока.

Обра­до­ван­ный мла­де­нец начи­на­ет сосать с новой силой и через сут­ки-дру­гие нае­да­ет­ся досы­та [20].

Но раз­ве мож­но застав­лять ребен­ка голо­дать целых два дня? Не повре­дит ли это его здо­ро­вью? Ведь вра­чи утвер­жда­ют, что пере­корм и недо­корм оди­на­ко­во вред­ны. Не пугай­тесь! Ужас­ное зем­ле­тря­се­ние в Мек­си­ке в 1985 году, когда засы­па­ло облом­ка­ми целую пала­ту родиль­но­го дома, дока­за­ло, что вра­чи не пра­вы. Желе­зо­бе­тон­ная короб­ка пала­ты сохра­ни­лась, мла­ден­цы мог­ли в ней дышать, и когда на шестые (!) сут­ки их отко­па­ли, то все 58 ново­рож­ден­ных ока­за­лись живы, и здо­ро­вье их не вызы­ва­ло опа­се­ний. Вот вам еще одно дока­за­тель­ство фено­ме­наль­ной проч­но­сти ново­рож­ден­но­го и недо­стат­ка инфор­ма­ции о ней у педи­ат­ров, не подо­зре­ва­ю­щих, что 5 дней даже сухо­го голо­да­ния (без воды) без­опас­но для их жиз­ни. В той же кни­ге Е. А. Покров­ско­го чита­ем: «У бечу­а­нов в Южной Аме­ри­ке Левинг­стон видел, что во мно­гих слу­ча­ях выкарм­ли­ва­ла сво­е­го вну­чон­ка бабуш­ка, не имев­шая перед этим детей лет 15; ино­гда же дети поль­зо­ва­лись гру­дью мате­ри и бабуш­ки сов­мест­но» (с. 259). У арма­вир­ских армян (на Кав­ка­зе) было даже обыч­ным, когда мать и бабуш­ка кор­ми­ли малы­ша вдво­ем — пер­вая утром, ухо­дя на рабо­ту в поле, и вече­ром, воз­вра­тив­шись домой, а вто­рая весь день.

А вот еще один слу­чай, про­изо­шед­ший в Под­мос­ко­вье. Шест­на­дца­ти­лет­няя Окса­на на целый день оста­ва­лась дома со сво­им ново­рож­ден­ным пле­мян­ни­ком. Мама кор­ми­ла его толь­ко перед ухо­дом на рабо­ту и позд­но вече­ром, воз­вра­ща­ясь домой, а Окса­на дава­ла ему из буты­лоч­ки то, что уда­ва­лось маме еще сце­дить утром. Этих запа­сов, как пра­ви­ло, не хва­та­ло, и малыш начи­нал попис­ки­вать. Успо­ка­и­вая малы­ша и ука­чи­вая для сна, Окса­на как-то при­ло­жи­ла его к сво­ей гру­ди, и тот, посо­сав, доволь­но быст­ро успо­ко­ил­ся и уснул. Такой поря­док понра­вил­ся малень­ко­му Диме, да и Оксане так было про­ще, но… через несколь­ко дней все были неве­ро­ят­но удив­ле­ны — в гру­ди девуш­ки появи­лось молоко.

Зна­чит, тако­во нор­маль­ное свой­ство жен­ской гру­ди — давать моло­ко все­гда, если малы­шу нуж­но. А педи­ат­ры реко­мен­ду­ют: «Остав­лять ребен­ка у гру­ди боль­ше 20 минут не сле­ду­ет» (Сту­де­ни­кин М. Я. Кни­га о здо­ро­вье детей. С. 74).

Нам теперь пред­сто­ит убе­дить всех мате­рей в том, что при­ро­да вме­сте с рож­де­ни­ем ребен­ка дает им воз­мож­ность кор­мить его моло­ком, как это было всю исто­рию чело­ве­че­ства, как это есть у всех мле­ко­пи­та­ю­щих на зем­ле и сейчас.

Нель­зя согла­шать­ся мате­ри и на ран­ние, с 1–1,5 меся­ца, кор­рек­ции пита­ния. В той же кни­ге Сту­де­ни­ки­на чита­ем: «С 1–1,5‑месячного воз­рас­та ребе­нок нуж­да­ет­ся в допол­ни­тель­ном поступ­ле­нии вита­ми­нов и мине­раль­ных солей» (с. 76). Это утвер­жде­ние, на наш взгляд, так­же необос­но­ван­но. Если ново­рож­ден­ный обес­пе­чен пер­во­на­чаль­ным моло­зи­вом, а поз­же мате­рин­ским моло­ком, то он полу­ча­ет все, что при­го­то­ви­ла для него при­ро­да, что ему необ­хо­ди­мо. А когда ему мами­но­го моло­ка ста­но­вит­ся недо­ста­точ­но, при­ро­да дает сиг­нал — посы­ла­ет ему зуб, что­бы ребе­нок мог грызть, кусать, тем самым при­бав­ляя к моло­ку вита­ми­ны и соли, кото­рых ему теперь не хва­та­ет. Зубы режут­ся в воз­расте 5–8 меся­цев, и до это­го вре­ме­ни желу­до­чек ребен­ка не готов ни к каким видам пищи, кро­ме мате­рин­ско­го моло­ка. Попыт­ки давать соки и пюре рань­ше это­го вре­ме­ни ведут к рас­строй­ствам желуд­ка, поно­сам, к тому, что назы­ва­ют «пучит живо­тик», появ­ле­нию сыпей или покрас­не­нию кожи­цы на щеках. Зная это, педи­ат­ры пре­ду­пре­жда­ют: «…начи­най­те с 3–4 капель, посте­пен­но при­бав­ляя… При появ­ле­нии рво­ты, сры­ги­ва­ний… пре­кра­тить давать соки и рыбий жир» (там же. С. 76–78).

Зачем же реко­мен­до­вать то, что может вызы­вать такие неприятности?

Еще одно дока­за­тель­ство вре­да от ран­не­го вклю­че­ния фрук­то­вых и овощ­ных соков сооб­щил мне врач из Петер­бур­га, кото­рый при осмот­ре детей в доме малют­ки с помо­щью гастро­эн­те­ро­ско­па сде­лал такое наблю­де­ние: у ребя­ти­шек на искус­ствен­ном вскарм­ли­ва­нии, кото­рым рано нача­ли давать соки, часто наблю­да­ет­ся покрас­не­ние сли­зи­стой желуд­ка, подоб­ное тому, какое быва­ет у стра­да­ю­щих гастритом.

К докор­мам сме­ся­ми из коро­вье­го моло­ка («Малют­ка», «Малыш», «Сими­лак» и дру­гие) надо под­хо­дить с боль­шой осто­рож­но­стью. Реклам­ные над­пи­си на короб­ках со сме­ся­ми вво­дят роди­те­лей в заблуж­де­ние. В них пере­чис­ля­ют­ся досто­ин­ства сме­сей и не упо­ми­на­ют­ся их недо­стат­ки. Но при­бли­же­ние соста­ва сме­сей к соста­ву жен­ско­го моло­ка еще не дела­ет их при­год­ны­ми для ребен­ка. Забы­ли, что коро­вье моло­ко пред­на­зна­че­но при­ро­дой для телен­ка, рас­ту­ще­го в пять раз быст­рее ребен­ка. И не слу­чай­но мы видим «искус­ствен­ни­ков», в два года име­ю­щих вес 23 кило­грам­ма, то есть вес девя­ти­лет­не­го! Коли­че­ство ожи­рев­ших детей с каж­дым годом уве­ли­чи­ва­ет­ся при­мер­но на 1 про­цент, и глав­ной при­чи­ной, види­мо, явля­ет­ся упо­треб­ле­ние сме­сей и без­удерж­ный рост их производства.

Не счи­та­ют­ся люди и с тем фак­то­ром, что сме­си угне­та­ют мик­ро­фло­ру в кишеч­ни­ке ребен­ка и ведут к рас­строй­ству желу­доч­но-кишеч­но­го трак­та (пучит живо­тик, стул при­об­ре­та­ет зеле­но­ва­тый цвет вме­сто жел­то­го и непри­ят­ный запах вме­сто кис­лень­ко­го). Сме­си очень замет­но сни­жа­ют общую сопро­тив­ля­е­мость болез­ням и вызы­ва­ют суще­ствен­ную задерж­ку раз­ви­тия моз­го­вой тка­ни [21].

Мамам надо усво­ить, что сме­си тем опас­нее, чем мень­ше малыш, и толь­ко после про­ре­зы­ва­ния пер­во­го зуба (5–8 меся­цев) уже без­вред­ны. Поэто­му если не хоти­те сами повре­дить здо­ро­вью сво­е­го ребен­ка, то выдер­жи­те хотя бы шесть меся­цев и тогда начи­най­те кор­мить сме­ся­ми, сока­ми, пюре из ово­щей и про­чи­ми блю­да­ми дет­ско­го пита­ния. Вызы­ва­ет удив­ле­ние, с какой лег­ко­стью педи­ат­ры ста­вят рядом груд­ное (есте­ствен­ное), сме­шан­ное и искус­ствен­ное вскарм­ли­ва­ние, и могут даже ска­зать: «…если ребе­нок полу­ча­ет око­ло 30 про­цен­тов груд­но­го моло­ка, то все пита­тель­ные веще­ства (осо­бен­но белок) искус­ствен­ных сме­сей хоро­шо усва­и­ва­ют­ся орга­низ­мом, и малыш нор­маль­но раз­ви­ва­ет­ся» (Сту­де­ни­кин М. Я. Кни­га о здо­ро­вье детей. С. 83). Пере­ход этот изоб­ра­жа­ет­ся ими как неиз­беж­ный шаг: «На сме­шан­ное вскарм­ли­ва­ние при­хо­дит­ся (?) пере­во­дить ребен­ка в том слу­чае, если у мате­ри пони­жен­ная сек­ре­ция груд­но­го моло­ка (гипо­га­лак­тия)» или «когда мать по усло­ви­ям рабо­ты или каким-либо дру­гим обсто­я­тель­ствам не может обес­пе­чить нуж­но­го чис­ла корм­ле­ний грудью».

Мамы и папы, не верь­те этим реко­мен­да­ци­ям! Ведь пере­ве­сти ребен­ка на искус­ствен­ное или сме­шан­ное пита­ние — это не толь­ко спро­во­ци­ро­вать у него мас­су болез­ней и рас­стройств, но и зало­жить их осно­вы в стар­шем возрасте.

В жур­на­ле «Здо­ро­вье мира», изда­ва­е­мом Все­мир­ной орга­ни­за­ци­ей здра­во­охра­не­ния (ВОЗ), за август — сен­тябрь 1979 года док­тор Ману­эль Кар­бал­ло при­во­дит убе­ди­тель­ные дан­ные для вра­чей и мате­рей и назы­ва­ет свою ста­тью «При­ро­да голо­су­ет за груд­ное вскарм­ли­ва­ние». В «Спра­воч­ни­ке по дет­ской дие­те­ти­ке» при всей сдер­жан­но­сти серьез­ных уче­ных вы уже про­чте­те: «Рас­про­стра­не­ние ран­не­го искус­ствен­но­го вскарм­ли­ва­ния… мож­но счи­тать вари­ан­том болез­ней циви­ли­за­ции» (с. 29). И далее вывод: «Поэто­му вся­кая попыт­ка вскарм­ли­ва­ния ребен­ка моло­ком дру­го­го био­ло­ги­че­ско­го вида явля­ет­ся, по суще­ству, эко­ло­ги­че­ской ката­стро­фой для ребен­ка, и тем более зна­чи­мой, чем мень­ше его воз­раст» (с. 25).

Но коли­че­ство несчаст­ных детей, назы­ва­е­мых искус­ствен­ни­ка­ми, непре­рыв­но рас­тет. «У нас в Каре­лии почти поло­ви­на детей, не достиг­ших 4‑месячного воз­рас­та, уже не полу­ча­ет мате­рин­ско­го моло­ка. Это очень пло­хо», — пишет врач Н. Н. Вага­нов в кни­ге «Пер­вый год жиз­ни» (Пет­ро­за­водск, 1983. С. 23).

Неуже­ли так мно­го жен­щин, у кото­рых совсем нет или мало моло­ка, что они вынуж­де­ны отка­зы­вать­ся от кормления?

В дей­стви­тель­но­сти недо­ста­ток моло­ка встре­ча­ет­ся в жиз­ни гораз­до реже, чем это пред­по­ла­га­ют не толь­ко мате­ри, но и вра­чи. Бли­же к истине дан­ные немец­ко­го вра­ча Штра­у­са, кото­рый, исхо­дя из сво­их наблю­де­ний над родиль­ни­ца­ми Мюн­хен­ской кли­ни­ки, еще в сере­дине про­шло­го века при­шел к заклю­че­нию, что толь­ко 5 про­цен­тов всех жен­щин надо счи­тать неспо­соб­ны­ми к корм­ле­нию, а так­же дан­ные Длюс­ки, кото­рая пока­за­ла, что из 100 жен­щин 99 спо­соб­ны кор­мить, и при­шла, в част­но­сти, к выво­ду, что «слу­чаи безмле­чия чрез­вы­чай­но ред­ки: абсо­лют­но­го безмле­чия не суще­ству­ет» [22].

Поче­му же тогда чело­ве­че­ство про­дол­жа­ет уско­рять свой бег к эко­ло­ги­че­ской ката­стро­фе? Когда же эти 50 про­цен­тов жен­щин Каре­лии пере­ве­ли сво­их детей на сме­шан­ное корм­ле­ние, если, не достиг­нув 4‑месячного воз­рас­та, они ста­ли «искус­ствен­ни­ка­ми»?

Сме­шан­ное корм­ле­ние по сво­ей непол­но­цен­но­сти и вред­но­сти искус­ствен­ных сме­сей для ребен­ка настоль­ко близ­ко к искус­ствен­но­му, что мож­но напи­сать фор­му­лу: сме­шан­ное = искус­ствен­но­му = катастрофе!

Кто-нибудь ска­жет: какая ката­стро­фа, ведь дети не уми­ра­ют?! Что не уми­ра­ют, это вер­но, но кто может сей­час точ­но ска­зать, как это ска­зы­ва­ет­ся на здо­ро­вье? Не закла­ды­ва­ем ли ново­му поко­ле­нию уже с дет­ства фун­да­мент инва­лид­но­сти? Конеч­но, закла­ды­ва­ем, но не хотим это­го при­зна­вать, если не вво­дим в науч­ный оби­ход даже поня­тие «кре­пость здо­ро­вья» и, таким обра­зом, скры­ва­ем от людей реаль­ную угро­зу. И мате­ри все мень­ше кор­мят детей гру­дью, наде­ясь на дет­ское питание.

Про­цесс этот идет мед­лен­но и пото­му очень опа­сен. Уче­ные заме­ти­ли пока такие изменения.

  • Бел­ки коро­вье­го моло­ка ток­сич­ны для моз­го­вой тка­ни ребен­ка и вызы­ва­ют задерж­ку ее развития.
  • Дви­га­тель­ные навы­ки у детей, нахо­дя­щих­ся на искус­ствен­ном вскарм­ли­ва­нии, могут раз­ви­вать­ся позднее.
  • У экс­пе­ри­мен­таль­ных живот­ных вскарм­ли­ва­ние из буты­лоч­ки рез­ко извра­ща­ет роди­тель­ское пове­де­ние, когда они сами ста­но­вят­ся взрослыми.
  • Даже уме­рен­ное вклю­че­ние в пита­ние ребен­ка молоч­ных сме­сей рез­ко ослаб­ля­ет про­ти­во­ин­фек­ци­он­ную защи­ту, созда­ва­е­мую груд­ным кормлением.
  • Осо­бен­но замет­но ска­зы­ва­ет­ся заме­на сме­ся­ми моло­зив­но­го моло­ка: аллер­гии и диа­те­зы раз­ной фор­мы уча­ща­ют­ся во мно­го раз.

Послед­ние два деся­ти­ле­тия при­нес­ли еще более тре­вож­ные дан­ные. Ока­зы­ва­ет­ся, в США, Евро­пе, Япо­нии и в круп­ных горо­дах Рос­сии мед­лен­но, но упор­но рас­тет чис­ло еще совсем не ста­рых муж­чин, жалу­ю­щих­ся на импо­тент­ность. Не толь­ко 60–50-летние, но и 40-лет­ние муж­чи­ны обра­ща­ют­ся по это­му пово­ду в кли­ни­ки, а у меня лежит пись­мо жен­щи­ны, муж кото­рой к 34 годам стал пол­ным импо­тен­том. После дол­гих поис­ков при­чин, это­го забо­ле­ва­ния, а по сути тра­ге­дии муж­чин, выяс­ни­лось: почти все они были пол­ны­ми «искус­ствен­ни­ка­ми» или мате­ри рано бро­са­ли кор­мить их гру­дью. Имен­но в тех стра­нах, где нала­жен про­мыш­лен­ный выпуск молоч­ных сме­сей из коро­вье­го моло­ка, и нача­лось столь ран­нее стар­че­ское уга­са­ние муж­чин, и все попыт­ки при­бли­зить состав коро­вье­го моло­ка к соста­ву жен­ско­го цели не достиг­ли. Пусть поэто­му каж­дая жен­щи­на зна­ет, какой отсро­чен­ный «пода­ро­чек» она может пре­под­не­сти сыну, если под­даст­ся кра­соч­ной рекла­ме искус­ствен­ных смесей.

Истоки маломолочности

Кто в этом вино­ват? Конеч­но, не толь­ко мате­ри. Мно­гие из них хоте­ли бы кор­мить, но… посмот­ри­те, сколь­ко вред­ной инфор­ма­ции они полу­чи­ли и про­дол­жа­ют полу­чать от педи­ат­ров. Если собрать все вме­сте, выри­со­вы­ва­ет­ся страш­ная кар­ти­на, вскры­ва­ю­щая кор­ни маломолочности.

Во-пер­вых, мате­ри не зна­ют, что они прак­ти­че­ски все могут выкор­мить гру­дью сво­их детей, так как моло­ко появ­ля­ет­ся, если надо, и в гру­ди неро­жав­шей жен­щи­ны или даже ста­ру­хи и девуш­ки. Исклю­чим из их чис­ла толь­ко 1–2 про­цен­та дей­стви­тель­но боль­ных жен­щин. Во-вто­рых, мате­ри не подо­зре­ва­ют, насколь­ко сло­жив­ши­е­ся в меди­цин­ской про­па­ган­де да и в жиз­ни сте­рео­ти­пы спо­соб­ству­ют тому, что­бы у мате­рей ста­но­ви­лось мень­ше моло­ка и они рано пере­во­ди­ли детей на «теля­чью дие­ту». Я пере­чис­лю лишь неко­то­рые из них.

  • Каж­дой жен­щине вну­ши­ли, что у нее может не хва­тать или совсем не быть моло­ка, и чуть ли не поло­ви­на уже пове­ри­ли, сми­ри­лись и сде­ла­ли сво­их детей «искус­ствен­ни­ка­ми» после 3–4 месяцев.
  • Позд­нее при­кла­ды­ва­ние к гру­ди ново­рож­ден­но­го вме­сто воз­мож­но часто­го корм­ле­ния в пер­вые часы и дни (ино­гда на сут­ки или двое совсем уно­сят ребен­ка, лишая его само­го цен­но­го при­род­но­го пита­ния — моло­зив­но­го) при­во­дит к тому, что у мате­ри нару­ша­ет­ся про­цесс лак­та­ции (в ито­ге — оче­ре­ди за донор­ским моло­ком в родиль­ных домах).
  • Уха­жи­ва­ю­щие за ребен­ком без опа­се­ния дают ново­рож­ден­но­му сна­ча­ла бутыл­ку с сос­кой и лишь потом под­но­сят к мате­рин­ской гру­ди, игно­ри­руя воз­мож­ность имприн­тин­га — при­вы­ка­ния к более лег­ко­му сосанию.
  • Уха­жи­ва­ю­щие за ребен­ком не заду­мы­ва­ют­ся над тем, что, давая мла­ден­цу рас­твор глю­ко­зы или донор­ское моло­ко, они вынуж­да­ют его мень­ше сосать грудь матери.
  • Реко­мен­ду­ет­ся в корм­ле­нии при­кла­ды­вать ребен­ка толь­ко к одной гру­ди, но при этом пере­пол­нен­ной вто­рой гру­ди в орга­низм жен­щи­ны идет сиг­нал сокра­тить обра­зо­ва­ние моло­ка, и его дей­стви­тель­но ста­но­вит­ся меньше.
  • Добав­ки, из сме­сей, кото­рые выпи­сы­ва­ют вра­чи после «кон­троль­но­го корм­ле­ния», толь­ко уве­ли­чи­ва­ют нехват­ку моло­ка у мате­ри, так как докорм из бутыл­ки ребен­ку высо­сать лег­че и он, не успе­вая про­го­ло­дать­ся, сосет грудь все неохотнее.
  • Рекла­ма пред­став­ля­ет молоч­ные сме­си удоб­ным и почти иде­аль­ным пита­ни­ем для ребен­ка, сооб­щая толь­ко об их поло­жи­тель­ных каче­ствах. Мате­рям неслож­но убе­дить­ся в их досто­ин­ствах: их лег­ко гото­вить, мож­но давать ребен­ку сколь­ко угод­но, и само корм­ле­ние мож­но пору­чить отцу, роди­те­лям, дру­гим чле­нам семьи. Но сле­до­ва­ло бы на короб­ках пере­чис­лять так­же и вред­ные, отри­ца­тель­ные свой­ства пита­ния: опас­ность ожи­ре­ния (80 про­цен­тов туч­ных детей уно­сят ожи­ре­ние во взрос­лость), рас­строй­ство пище­ва­ре­ния (поно­сы), угне­те­ние мик­ро­фло­ры в кишеч­ни­ке, ослаб­ле­ние имму­ни­те­та, тор­мо­же­ние раз­ви­тия моз­го­вой тка­ни, аксе­ле­ра­ция, буду­щая ран­няя импо­тен­ция муж­чин и другие.

Если бы мате­ри име­ли пол­ную инфор­ма­цию об этих про­дук­тах, тогда бы они сде­ла­ли выбор, иду­щий на поль­зу ребенку.

Сколь­ко же лет потре­бу­ет­ся, что­бы работ­ни­ки здра­во­охра­не­ния уви­де­ли, как они «помо­га­ют» мамам, и отка­за­лись от подоб­ной «помо­щи»? Труд­но ска­зать. Поэто­му един­ствен­ное спа­се­ние детей опять-таки в руках их родителей.

Мамы, выпи­ши­те себе на отдель­ный листок круп­ны­ми бук­ва­ми: «ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ПРОРЕЗЫВАНИЯ ПЕРВОГО ЗУБА КОРМИТЬ РЕБЕНКА ТОЛЬКО ГРУДЬЮ», и тогда с болез­ня­ми пище­ва­ре­ния ваш мла­де­нец не будет знаком.

А коли­че­ство корм­ле­ний после двух-трех меся­цев может быть раз­ное: и пять, и четы­ре, и три, и даже два раза в сут­ки. Про­ве­ре­но, что малыш при­спо­саб­ли­ва­ет­ся к любо­му их чис­лу. Если кор­мят реже, он выса­сы­ва­ет в каж­дое корм­ле­ние боль­ше, чем преж­де, и рас­тет нормально.

Опасность перекармливания

Труд­но избе­жать пере­карм­ли­ва­ния ребен­ка, если чув­ства голо­да и сыто­сти сбра­сы­ва­ют­ся со сче­та, если счи­та­ет­ся, что вра­чи, вме­ши­ва­ясь в этот про­цесс, могут регу­ли­ро­вать его луч­ше при­ро­ды, уста­нав­ли­вая свои нор­мы. Кро­ме того, наблю­да­е­мую в горо­дах после­во­ен­ную аксе­ле­ра­цию физи­че­ско­го раз­ви­тия, как уже гово­ри­лось, при­ня­ли за бла­го и силь­но повы­си­ли нор­мы роста и веса для всей тер­ри­то­рии Рос­сии. В ито­ге коли­че­ство ожи­рев­ших детей мед­лен­но (око­ло 1 про­цен­та в год), но непре­рыв­но рас­тет и, по раз­ным дан­ным, уже достиг­ло тре­вож­ной вели­чи­ны — от 14 до 25 про­цен­тов. Ожи­ре­ние начи­на­ет­ся уже в пер­вый год жиз­ни мла­ден­ца, и потом оста­но­вить его очень труд­но. А ожи­рев­ший ребе­нок — это малая подвиж­ность, ран­нее появ­ле­ние все­го «буке­та» сер­деч­но-сосу­ди­стых забо­ле­ва­ний, часто плос­ко­сто­пие, угро­за сахар­но­го диа­бе­та, ком­плекс неполноценности.

Поэто­му не надо гнать­ся за совре­мен­ны­ми нор­ма­ми веса. Радуй­тесь, если ваш малыш к году будет весить от 7,5 до 10,5 кило­грам­ма. Одна из наших вну­чек веси­ла в год все­го 6,8 кило­грам­ма, но, может быть, она про­сто вырас­тет мини­а­тюр­ной жен­щи­ной. Что же в этом пло­хо­го? Кре­пость здо­ро­вья, раз­ви­тие ребен­ка и его кра­со­та совер­шен­но не зави­сят от этого.

4. Первый год — начало всему

Мир годо­ва­ло­го ребен­ка — это мир под назва­ни­ем «здесь и сейчас».

Пене­ло­па Лич

С чего мы начинали сами, что делали и что думаем теперь о первом годе жизни ребенка

Две­на­дцать лет мы без­успеш­но боро­лись с диа­те­зом. Но, ожи­дая наше­го седь­мо­го ребен­ка, реши­лись после­до­вать реко­мен­да­ции про­фес­со­ра Ильи Арка­дье­ви­ча Аршав­ско­го, посо­ве­то­вав­ше­го как мож­но ско­рее при­ло­жить ново­рож­ден­но­го к гру­ди мате­ри, что­бы он высо­сал пер­вые кап­ли моло­зи­ва. Вме­сте с женой про­шли мы к заве­ду­ю­щей отде­ле­ни­ем родиль­но­го дома и про­си­ли ее дать ребен­ка для пер­во­го корм­ле­ния не поз­же чем через час после рож­де­ния. Заве­ду­ю­щая пошла навстре­чу нашей прось­бе. И наша малыш­ка рос­ла с чистой и здо­ро­вой кожи­цей, без диа­те­за. Мы были пора­же­ны: вот какая вол­шеб­ная сила таит­ся в капель­ках так назы­ва­е­мо­го незре­ло­го моло­ка! Конеч­но, ни одну из таких капе­лек нель­зя поте­рять, не нано­ся вре­да здо­ро­вью младенца!

Все это заста­ви­ло меня все­рьез занять­ся меди­цин­ской лите­ра­ту­рой и добрать­ся до «есте­ствен­ных начал» болез­ней, здо­ро­вья и раз­ви­тия ребен­ка, стать как бы отцом-про­фес­си­о­на­лом. Кста­ти, в Соеди­нен­ных Шта­тах уже есть учеб­ные заве­де­ния, выда­ю­щие такие дипло­мы отцам и мате­рям. В самом деле, раз­ве совре­мен­ные роди­те­ли не долж­ны иметь доб­рот­ные зна­ния в обла­сти раз­лич­ных наук — педи­ат­рии, гиги­е­ны, био­ло­гии, педа­го­ги­ки, пси­хо­ло­гии, физи­че­ской куль­ту­ры, социо­ло­гии, фило­со­фии? Ина­че труд­но спра­вить­ся с вос­пи­та­ни­ем детей в наше вре­мя. И еще: роди­те­ли долж­ны понять, осо­знать, запом­нить, что мать, отец и дитя — еди­ная систе­ма, креп­ко свя­зан­ная мно­ги­ми види­мы­ми и неви­ди­мы­ми, ощу­ти­мы­ми и неощу­ти­мы­ми нитя­ми или лини­я­ми, одни из кото­рых креп­нут, дру­гие сла­бе­ют, но поз­во­ля­ют маме, папе и малы­шу жить, рас­ти, радо­вать друг дру­га и ста­но­вить­ся людь­ми. Не рвать эти свя­зи, а помо­гать им выпол­нять свою роль в семье — зада­ча роди­те­лей и врачей.

Теперь мы пони­ма­ем, насколь­ко важ­но то, какую жизнь мы созда­дим ново­рож­ден­но­му мла­ден­цу в пер­вые часы, дни, меся­цы. Она может быть све­де­на забо­та­ми роди­те­лей к убо­же­ству ком­форт­но­го био­ло­ги­че­ско­го суще­ство­ва­ния, когда пер­вич­ные потреб­но­сти — еда, сон, пре­бы­ва­ние на све­жем воз­ду­хе — ста­но­вят­ся основ­ны­ми и доми­ни­ру­ю­щи­ми. А все задат­ки малы­ша будут про­яв­лять­ся сами собой, как зало­жен­ные в нем при­ро­дой или наслед­ствен­но­стью, что­бы потом неожи­дан­но и непо­нят­но поче­му вдруг рас­крыть­ся или — чаще — не раскрыться.

Но может быть и так, что эти пер­вей­шие потреб­но­сти слов­но отой­дут на вто­рой план, ста­нут как бы вто­ро­сте­пен­ны­ми, а глав­ны­ми будут здо­ро­вье, сила, ум, талан­ты и та душа чело­ве­че­ская, кото­рую нас упор­но учи­ли не замечать.

Полу­ча­ет­ся, как в сказ­ке: надо выбрать доро­гу и с само­го нача­ла сту­пить или на ту, кото­рую все видят, — широ­кую, тор­ную, с мас­сой ука­за­те­лей, — или на узень­кую тро­пин­ку, настоль­ко еще мало­за­мет­ную, что надо смот­реть в оба и набрать­ся сме­ло­сти и сил, что­бы пой­ти по ней.

Почти сорок лет назад, сво­ра­чи­вая с тор­ной доро­ги на эту тро­пин­ку, мы не все­гда виде­ли, что ждет нас впе­ре­ди, и, есте­ствен­но, на душе быва­ло тревожно.

«Пра­вы ли мы?» — спра­ши­ва­ли себя в пер­вой бро­шю­ре. «Пра­вы ли мы?» — повто­ря­ем в газет­ной ста­тье с тем же назва­ни­ем, и даже так назва­ли пер­вый кино­фильм (Архив ВГИ­Ка, 1965. Режис­сер М. Игна­тов). И толь­ко теперь, когда все семе­ро наших детей вырос­ли и рабо­та­ют, обза­ве­лись семья­ми, и у нас рас­тут три­на­дцать здо­ро­вых вну­чат [23], мы можем огля­нуть­ся и ска­зать: мы выбра­ли вер­ный путь, мож­но идти по нему сме­ло, и мы при­гла­ша­ем после­до­вать за нами единомышленников.

Что же натолк­ну­ло нас на поис­ки ново­го пути? Нача­лось все с диатеза…

Поче­му-то счи­та­ет­ся: что­бы ребе­нок рос здо­ро­вым, его надо глав­ным обра­зом обе­ре­гать от все­го — от про­студ, от инфек­ций, от паде­ний и уши­бов, от опас­но­сти — преж­де все­го беречь! Но это зна­чит не гото­вить его к пере­ме­нам пого­ды и к раз­ным коле­ба­ни­ям и пере­па­дам тем­пе­ра­тур, не повы­шать защит­ные силы орга­низ­ма (неспе­ци­фи­че­ский имму­ни­тет), не учить падать без послед­ствий и так далее, то есть не гото­вить к тому, что обя­за­тель­но встре­тит­ся в жизни.

Мы с само­го нача­ла дума­ли ина­че: здо­ро­вье надо укреп­лять — делать орга­низм ребен­ка физи­че­ски раз­ви­тым, вынос­ли­вым, невос­при­им­чи­вым к болез­ням, зака­лен­ным во всех отно­ше­ни­ях, что­бы малыш не боял­ся ни жары и ни холо­да. Но как это­го достичь, мы не зна­ли и, навер­ное, дол­го не реши­лись бы на серьез­ное зака­ли­ва­ние, если бы не… диа­тез. Как гово­рит­ся, не было бы сча­стья, да несча­стье помог­ло. Ведь диа­тез явля­ет­ся сиг­на­лом того, что орга­низм пред­рас­по­ло­жен к болез­ням, осо­бен­но к простудным.

А мы бла­го­да­ря диа­те­зу, наобо­рот, изба­ви­лись от про­студ, укре­пи­ли здо­ро­вье ребятишек.

Диа­тез осо­бен­но силь­но мучил наше­го пер­вен­ца. Личи­ко у него пре­вра­ща­лось в сплош­ную боляч­ку. Где мы с ним толь­ко не побы­ва­ли, каких толь­ко средств не пере­про­бо­ва­ли: мази и при­моч­ки, кварц и пере­ли­ва­ние кро­ви, купа­ния в раз­ных отва­рах, лекар­ства внутрь, стро­гая дие­та, но реши­тель­но­го сдви­га так и не добились…

Мы тогда жили в толь­ко что постро­ен­ном сбор­ном щито­вом доми­ке, еще пло­хо утеп­лен­ном. Тем­пе­ра­ту­ра в ком­на­тах мог­ла коле­бать­ся от плюс 10–12 (с утра, пока печ­ка еще не затоп­ле­на) до плюс 25 гра­ду­сов (к вече­ру). Жена очень рас­стра­и­ва­лась: дума­ла, что для малы­ша это вред­но, и меч­та­ла о теп­лой квар­ти­ре. Одна­ко и тут ока­за­лось — нет худа без добра. Мы доволь­но ско­ро заме­ти­ли: с утра, пока не зато­пи­ли печь и в доме про­хлад­но, малы­шу намно­го лег­че — крас­ные пят­на на кожи­це блед­не­ют, зуд пре­кра­ща­ет­ся. Он весел, энер­ги­чен, мно­го и охот­но дви­га­ет­ся, само­сто­я­тель­но игра­ет. Но сто­ит его одеть потеп­лее или силь­но нато­пить печь, как ему сра­зу ста­но­вит­ся хуже: зуд мучит малы­ша, он дела­ет­ся вялым, плак­си­вым, каприз­ни­ча­ет и бук­валь­но не схо­дит с рук, тре­буя вни­ма­ния и развлечений.

И вот одна­жды вече­ром зимой, ста­ра­ясь как-то унять зуд у пла­чу­ще­го сыниш­ки, Лена Алек­се­ев­на вышла с ним на руках в там­бур перед дверь­ми на ули­цу. Он — в одной рас­па­шон­ке — быст­ро успо­ко­ил­ся, даже раз­ве­се­лил­ся. С это­го и нача­лось наше неволь­ное «зака­ли­ва­ние».

Как толь­ко он начи­нал рас­че­сы­вать свои боляч­ки, мы — в про­хлад­ный там­бур или на застек­лен­ную тер­ра­су, а одна­жды в сол­неч­ный фев­раль­ский денек осме­ли­лись выско­чить с ним и на ули­цу. При­гре­ва­ло по-весен­не­му, свер­кал снег, сия­ло голу­бое небо. Сыниш­ка в вос­тор­ге пры­гал на руках у мате­ри, и мы сами раз­ве­се­ли­лись, гля­дя на малы­ша. Но было, конеч­но, все-таки страш­но­ва­то: а вдруг про­сту­дит­ся, заболеет?

Через пол­ми­ну­ты вер­ну­лись домой, а сыниш­ка про­тя­нул руч­ки к две­ри — еще, мол, хочу! Все-таки реши­ли подо­ждать до зав­тра. А на сле­ду­ю­щий день уже «гуля­ли» таким обра­зом два­жды — тоже при­мер­но по пол­ми­нут­ки. Через неде­лю от наших опа­се­ний ниче­го не оста­лось: сын чув­ство­вал себя пре­крас­но. Ему было тогда все­го восемь меся­цев. А в пол­то­ра года сыниш­ка уже сам выбе­гал босич­ком на снег и даже нас тянул за собой.

Рас­храб­ри­лись и мы. Ста­ли все чаще поль­зо­вать­ся эти­ми снеж­ны­ми про­це­ду­ра­ми: про­бе­жишь­ся по сне­гу да еще в сугроб по коле­но вле­зешь, разо­трешь потом досу­ха ноги — ступ­ни горят, а в мыш­цах ощу­ще­ние как после хоро­ше­го мас­са­жа. А глав­ное, мы при­об­ре­ли уве­рен­ность, что все это не страш­но, что это полез­но. И все было бы хоро­шо, если бы не ужас­ные про­ро­че­ства, кото­рые обру­ши­ва­лись на нас, со всех сто­рон: «Вос­па­ле­ние лег­ких обес­пе­че­но!», «Хро­ни­че­ский брон­хит и насморк будут непре­мен­но!», «Рев­ма­тиз­ма не избе­жать!», «Уши мла­ден­цу про­сту­ди­те — оглохнет!»

Но все эти про­ро­че­ства не оправ­ды­ва­лись. Поэто­му со вто­рым сыном мы были уже сме­лее — с само­го нача­ла не кута­ли его, дава­ли побыть голень­ким и дома и на ули­це, пусти­ли в одних тру­сах пол­зать по полу, ходить по зем­ле во дворе.

Вы спро­си­те: неуже­ли нам совсем не было страш­но за детей? Было, конеч­но, осо­бен­но вна­ча­ле, когда мы мно­го­го не зна­ли. Нас тогда под­дер­жи­ва­ла инту­и­тив­ная уве­рен­ность в том, что если ребен­ку про­хла­да при­ят­на, то это не может быть опас­ным или вред­ным. Мы тогда не зна­ли, что может быть кре­пок чело­ве­че­ский орга­низм даже у самых малень­ких, не зна­ли, что сла­бым его дела­ет, не при­ро­да, а усло­вия жизни.

Так мы нашли уни­вер­саль­ную фор­му одеж­ды для детей — тру­си­ки. Они годи­лись днем и ночью, летом и зимой, годо­ва­ло­му и шести­лет­не­му. Они осво­бо­ди­ли нас от тра­ты вре­ме­ни на оде­ва­ние и раз­де­ва­ние, сокра­ти­ли шитье, стир­ку, гла­же­ние, а детям поз­во­ли­ли чув­ство­вать себя здо­ро­вы­ми. Диа­тез­ные боляч­ки, кото­рые ни вра­чи, ни мы не мог­ли изле­чить, в про­хла­де не зуде­ли и не тре­во­жи­ли ребят. Ухо­дя из дома, мы, конеч­но, оде­ва­лись, но все­гда несколь­ко лег­че, чем при­ня­то. Но даже такая одеж­да вызы­ва­ла воз­му­ще­ние у окру­жа­ю­щих. «Не те вре­ме­на, что­бы остав­лять детей голы­ми! Что вы, не може­те их обуть и одеть?» — набра­сы­ва­лись на нас род­ствен­ни­ки и зна­ко­мые. А вра­чи, конеч­но, пуга­ли: «Систе­ма­ти­че­ское пере­охла­жде­ние нефи­зио­ло­гич­но, оно при­ве­дет к необ­ра­ти­мым изме­не­ни­ям». А вот к каким изме­не­ни­ям, никто из них ска­зать не мог. «Ваши дети рас­хо­ду­ют так мно­го энер­гии на нагре­ва­ние окру­жа­ю­щей сре­ды, что им не хва­тит ее на рост», «Они у вас не вырас­тут и оста­нут­ся кар­ли­ка­ми. Вы посмот­ри­те, уже сей­час они отста­ли по росту и весу».

Мы радо­ва­лись: ребя­тиш­ки почти изба­ви­лись от вся­ких про­студ, тех самых ОРЗ, кото­рые состав­ля­ют, по неко­то­рым дан­ным, до 91 про­цен­та всех дет­ских болез­ней. Остав­ши­е­ся 9 про­цен­тов болез­ней нас тре­во­жи­ли настоль­ко мало, что чет­ве­ро малы­шей в дет­стве даже не узна­ли вку­са лекарств.

То, что у нас сло­жи­лось, назвать систе­мой, види­мо, еще нель­зя. Но основ­ные прин­ци­пы, кото­ры­ми мы руко­вод­ству­ем­ся, выде­лить мож­но. Их три.

Во-пер­вых, это лег­кая одеж­да и спор­тив­ная обста­нов­ка в доме; спорт­сна­ря­ды вошли в повсе­днев­ную жизнь ребят с само­го ран­не­го воз­рас­та, ста­ли для них как бы сре­дой оби­та­ния наравне с мебе­лью, дру­ги­ми домаш­ни­ми вещами.

Во-вто­рых, это сво­бо­да твор­че­ства детей в заня­ти­ях. Ника­ких спе­ци­аль­ных тре­ни­ро­вок, заря­док, уро­ков. Ребя­та зани­ма­ют­ся сколь­ко хотят, соче­тая спор­тив­ные заня­тия со все­ми дру­ги­ми вида­ми деятельности.

В‑третьих, наше роди­тель­ское нерав­но­ду­шие к тому, что и как у малы­шей полу­ча­ет­ся, наше уча­стие в их играх, сорев­но­ва­ни­ях, самой жизни.

Все эти прин­ци­пы, конеч­но, не были при­ду­ма­ны зара­нее, а выра­бо­та­ны в прак­ти­ке жиз­ни, в обще­нии с детьми. Мы поль­зо­ва­лись ими инту­и­тив­но, неосо­знан­но, пре­сле­дуя лишь одну цель: не мешать раз­ви­тию, а помо­гать ему, при­чем не давить на ребен­ка в соот­вет­ствии со сво­и­ми каки­ми-то замыс­ла­ми, а наблю­дать, сопо­став­лять и, ори­ен­ти­ру­ясь на само­чув­ствие и жела­ние ребен­ка, созда­вать усло­вия для даль­ней­ше­го его развития.

Не давить, не мешать, а помогать

Чест­но гово­ря, это не все­гда полу­ча­лось: не давить, не мешать, а помо­гать. Быва­ло, рас­сер­дишь­ся: «Ну-ну, пры­гай, не бой­ся. Эх ты, тру­сиш­ка!» Малыш в сле­зы. Потом я стал гово­рить ина­че — без уко­ра и насмешки:

«Кто у нас храб­рый, тому мож­но прыг­нуть, а кто еще не рас­храб­рил­ся, тому пока рано, не надо. Ты хочешь? Ну давай! Молодец!»

Раз­ни­ца полу­ча­лась огром­ная — в пер­вом слу­чае малыш испы­ты­вал дав­ле­ние извне, им руко­во­дил страх, стыд. Во вто­ром — он сам собой рас­по­ря­жал­ся и испы­ты­вал не уни­же­ние, а гор­дость, радость пре­одо­ле­ния. Конеч­но, дей­ствие ребен­ка орга­ни­зо­ва­но взрос­лым, но оно не навя­за­но силой, не лома­ет волю малыша.

Все эти пси­хо­ло­ги­че­ские тон­ко­сти мы пости­га­ли не сра­зу, нелег­ко, не мино­ва­ли мно­гих оши­бок, но, пости­гая, меня­лись и сами, при­об­ре­та­ли уме­ние общать­ся с детьми на осно­ве вза­и­мо­по­ни­ма­ния и взаимодоверия.

Дав­но извест­но, что пер­вые игруш­ки мла­ден­ца — погре­муш­ки. Нако­пи­лось и у наше­го пер­вен­ца их доволь­но мно­го — дари­ли род­ные и зна­ко­мые. Но поче­му-то они не очень дол­го зани­ма­ли сыниш­ку: посту­чит он ими по кро­ват­ке и бро­са­ет через мину­ту. А вот Маша-нева­ля­ша, изда­ю­щая мело­дич­ные, неж­ные зву­ки, надол­го ста­ла его люби­ми­цей. Может быть, сек­рет здесь был имен­но в раз­ни­це зву­ков: одно­об­раз­но шур­ша­щие погре­му­ше­чьи «раз­го­во­ры» ребен­ку надо­еда­ли, а чистый, тон­кий пере­звон Маши-нева­ля­ши при­вле­кал и радо­вал, как голос зна­ко­мо­го чело­ве­ка. Потом мы заме­ти­ли, что детиш­ки к зву­кам при­слу­ши­ва­ют­ся очень рано, а затем про­бу­ют извле­кать их с помо­щью раз­ных пред­ме­тов: сту­ча лож­кой по круж­ке, крыш­кой о кастрю­лю и так далее. Навер­ное, в это вре­мя необ­хо­ди­мы были бы музы­каль­ные игруш­ки типа кси­ло­фо­на — толь­ко с хоро­ши­ми, чисты­ми тона­ми. К сожа­ле­нию, в про­да­же их нет, а мы сами поду­ма­ли об этом позд­но­ва­то — ребя­тиш­ки уже под­рос­ли. Но вот дру­гие мы обна­ру­жи­ли рано и поль­зо­ва­лись этим «откры­ти­ем» в играх со все­ми сво­и­ми малышами.

Мы заме­ти­ли, что ярким, при­вле­ка­тель­ным игруш­кам сын явно пред­по­чи­тал вся­кие неиг­ру­шеч­ные вещи: раз­ную посу­ду, дур­шлаг, сби­вал­ку- вен­чик, крыш­ки, кор­зин­ки, нит­ки, кусоч­ки раз­ной мате­рии, катуш­ки, молот­ки, коле­са, палоч­ки, а из игру­шек его боль­ше все­го при­вле­ка­ли круп­ные пласт­мас­со­вые дета­ли кон­струк­то­ра, кубики…

Посте­пен­но мы поня­ли, в чем дело. Ну конеч­но, малы­ши пред­по­чи­та­ют те пред­ме­ты, кото­ры­ми мож­но что-то делать, мани­пу­ли­ро­вать (наде­вать- сни­мать, откры­вать-закры­вать, вкла­ды­вать-выни­мать, выдви­гать-задви­гать, возить, кру­жить, качать, катать и тому подоб­ное), при­чем мно­же­ство раз и раз­ны­ми спо­со­ба­ми. Види­мо, игруш­ки быст­рее исчер­пы­ва­ют себя в этом отно­ше­нии. К тому же малы­ши очень рано пыта­ют­ся под­ра­жать стар­шим, пото­му тянут­ся к тем вещам, кото­ры­ми поль­зу­ют­ся окру­жа­ю­щие, и пыта­ют­ся копи­ро­вать их действия.

Заме­тив все это, мы ста­ра­лись удо­вле­тво­рить эту потреб­ность ребен­ка. Я пишу или читаю — и у сына, кото­рый сидит за сто­лом на высо­ком стуль­чи­ке, тоже лист бума­ги и каран­даш или дет­ская книж­ка. Мама моет посу­ду, а доч­ка кла­дет лож­ки в мыль­ную воду. Ино­гда попа­да­ют туда и чистые — ниче­го, глав­ное: что-то полос­кать в воде, «как мама». Мы тер­пе­ли неко­то­рые убыт­ки во вре­ме­ни: надо было выти­рать лиш­ние лужи, боль­ше уби­рать после «сов­мест­но­го» тру­да, но мы шли на это, пото­му что было инте­рес­но наблю­дать, как такой кро­ха чему-то учится.

А еще мы игра­ли с детьми, обя­за­тель­но выкра­и­вая для это­го вре­мя. И люби­мой игрой, как и у всех ребя­ти­шек, уже до года ста­но­ви­лись прятки.

Вот прыг­ну­ла лож­ка в мыль­ную воду:

- Люба, где лож­ка? Нету!

Доч­ка и в тре­тий, и в пятый, и в деся­тый раз не уста­ет удив­лять­ся: куда же дева­лась лож­ка? Потом шарит руч­кой в воде — вот она! В гла­зах изум­ле­ние и восторг!

Ино­гда жена хит­ри­ла: неза­мет­но выни­ма­ла лож­ку и пря­та­ла ее за мисоч­ку. Сно­ва малень­кая руч­ка ловит что-то в воде, но ниче­го не нахо­дит. Недо­уме­ние, почти обида.

- Люба­ша, а посмот­ри-ка сюда. — Мама пока­зы­ва­ла ей кон­чик ложеч­ки из-за мис­ки. — Ага, нашлась!

Очень любят малы­ши и сами пря­тать­ся. Для это­го доста­точ­но отго­ро­дить ребен­ка пеле­ноч­кой или набро­сить на него пелен­ку свер­ху и сказать:

- Ку-ку! Где Любоч­ка? Вы не виде­ли Любоч­ку? Малыш­ка зами­ра­ет на несколь­ко секунд. Для нее это так уди­ви­тель­но: мир мгно­вен­но исчез из глаз. Зато сколь­ко радо­сти при­но­сит каж­дый раз новое откры­тие это­го уди­ви­тель­но­го мира! Когда малыш все сво­бод­нее пол­за­ет, а потом ходит, он уже пыта­ет­ся спря­тать­ся сам за стул, за крес­ло, под стол. При этом он не забо­тит­ся, что­бы быть невид­ным (ино­гда пря­чет одну голо­ву), глав­ное для него — само­му не видеть. Тут уж надо игру не испортить:

- Любоч­ка, где Любоч­ка? Куда она убе­жа­ла?.. — И искать совсем не в том месте, где сидит доч­ка, а потом, после дол­гих ста­ра­ний, нако­нец най­ти ее, зами­ра­ю­щую от вол­не­ния и сча­стья. Эта игра неиз­мен­но вызы­ва­ет бурю пере­жи­ва­ний. Может быть, это пер­вые шаги к пер­вым само­сто­я­тель­ным реше­ни­ям, к про­яв­ле­нию тер­пе­ния и выдерж­ки? А может быть, это под­го­тов­ка к буду­щим рас­ста­ва­ни­ям и встречам?

Когда игра­ешь с детьми, начи­на­ешь их луч­ше чув­ство­вать и пони­мать. Имен­но бла­го­да­ря игре мы обна­ру­жи­ли, напри­мер, что детиш­ки инстинк­тив­но ищут для себя какое-то неболь­шое про­стран­ство: любят заби­рать­ся под сто­лы, кро­ва­ти, сту­лья, в какие-то укром­ные угол­ки — им там как-то уют­нее, соиз­ме­ри­мое, что ли, с их раз­ме­ра­ми. Когда ребя­та постар­ше соору­жа­ли из боль­ших поро­ло­но­вых поду­шек с кре­сел лаби­рин­ты и «квар­ти­ры» со мно­же­ством малень­ких «ком­на­ток», так же нра­ви­лось там пря­тать­ся, «жить» пол­зун­кам. И мы не запре­ща­ли детям соору­жать «дома», «под­вод­ные лод­ки» и «кос­ми­че­ские кораб­ли» под сто­ла­ми, за крес­ла­ми и даже «в гнез­дыш­ке» из ста­рой рас­кла­душ­ки под потолком.

Первый год — год «запуска» здоровья, силы и способностей ребенка

Изу­че­ни­ем потен­ци­аль­ных воз­мож­но­стей чело­ве­че­ско­го моз­га миро­вая нау­ка и прак­ти­ка зани­ма­ют­ся дав­но. Уче­ные при­шли к выво­ду, что резер­вы моз­га колос­саль­ны, но исполь­зу­ют­ся в тече­ние жиз­ни чело­ве­ка ничтож­но мало, что гени­аль­ность — это наи­бо­лее пол­ное про­яв­ле­ние интел­лек­ту­аль­но­го потен­ци­а­ла, кото­рым обла­да­ет любой нор­маль­ный человек.

От чего зави­сит реа­ли­за­ция это­го потен­ци­а­ла? От чего зави­сит уро­вень раз­ви­тия спо­соб­но­стей? Отве­тить на эти вопро­сы — зна­чит, най­ти спо­соб рас­тить талан­ты, не искать их сре­ди людей обык­но­вен­ных, а рас­тить всех талант­ли­вы­ми. Это поз­во­лит изба­вить шко­лу от неуспе­ва­ю­щих уче­ни­ков и вто­ро­год­ни­ков, детей — от пере­гру­зок, роди­те­лей — от педа­го­ги­че­ско­го бес­си­лия и пред­рас­суд­ка: «такой уж он у меня родил­ся». Про­сто невоз­мож­но было не попы­тать­ся при­нять уча­стие в поис­ке отве­та на вопрос, отку­да берут­ся таланты.

Мы дали нашим дошко­ля­там в игруш­ки насто­я­щие спор­тив­ные сна­ря­ды, и те сде­ла­ли ребя­ти­шек строй­ны­ми, лег­ки­ми, лов­ки­ми и силь­ны­ми. Спор­тив­ный ком­плекс вопре­ки всем опа­се­ни­ям надеж­но послу­жил доб­ро­му делу — пре­ду­пре­жде­нию дет­ско­го трав­ма­тиз­ма. Ребя­та не зна­ли ни пере­ло­мов, ни выви­хов, ни сотря­се­ний моз­га, хотя пада­ли и очень часто и отовсюду.

Физи­че­ское раз­ви­тие спо­соб­ство­ва­ло раз­ви­тию интел­лек­ту­аль­но­му. В осно­ву умствен­но­го раз­ви­тия наших детей поло­же­ны все те же три кита: бога­тая для раз­но­об­раз­ной дея­тель­но­сти обста­нов­ка, боль­шая сво­бо­да и само­сто­я­тель­ность детей в заня­ти­ях и играх и наша искрен­няя заин­те­ре­со­ван­ность во всех их делах. Мне и здесь хоте­лось бы еще раз под­черк­нуть, что мы не ста­ви­ли себе целью научить их все­му как мож­но рань­ше. Мы ста­ра­лись создать усло­вия для раз­ви­тия их спо­соб­но­стей — по их воз­мож­но­стям и желаниям.

Мы не зна­ли и не мог­ли взять на себя сме­лость опре­де­лять, что и когда раз­ви­ва­ет­ся у малы­шей, и в сво­их дей­стви­ях исхо­ди­ли из про­сто­го наблю­де­ния, о кото­ром уже гово­ри­лось в кни­ге: с мла­ден­цем раз­го­ва­ри­ва­ют со дня его рож­де­ния (а по новей­шим дан­ным — и до рож­де­ния), когда он еще и не пони­ма­ет ниче­го. Насту­па­ет момент (для каж­до­го инди­ви­ду­аль­ный), когда он ска­жет пер­вое сло­во. Если с ним не гово­рить, то это пер­вое сло­во может быть не ска­за­но и в год, и в два, и в три. Ну, а если по отно­ше­нию ко всем про­чим чело­ве­че­ским спо­соб­но­стям посту­пить так же? Не опре­де­лять сро­ки зара­нее, а про­сто создать бла­го­при­ят­ные усло­вия и посмот­реть, как будет раз­ви­вать­ся ребе­нок? В поис­ке этих усло­вий мы и выра­бо­та­ли те самые прин­ци­пы, о кото­рых я говорил.

Наблю­дая за детьми, мы заме­ти­ли, что раз­ви­ва­ют­ся у них те сто­ро­ны интел­лек­та, для кото­рых у нас были усло­вия, опе­ре­жа­ю­щие само раз­ви­тие. Допу­стим, ребе­нок еще толь­ко начи­нал гово­рить, а у него уже были сре­ди про­чих вещей и игру­шек куби­ки с бук­ва­ми, раз­рез­ная азбу­ка, пласт­мас­со­вые, про­во­лоч­ные бук­вы и цифры.

Вме­сте с вели­ким мно­же­ством поня­тий и слов, вхо­дя­щих в эту пору в мозг ребен­ка, четы­ре десят­ка знач­ков, назы­ва­е­мых бук­ва­ми и циф­ра­ми, запо­ми­на­лись без вся­ко­го тру­да к полу­то­ра-двум годам. А все пото­му, что мы не дела­ли из это­го тай­ны, не гово­ри­ли, что «тебе рано», про­сто назы­ва­ли малы­шу бук­вы, как назы­ва­ли про­чие пред­ме­ты: стол, стул, окно, лам­па и так далее. И радо­ва­лись; когда он запо­ми­нал, узна­вая их в любом тексте.

Так было и с мате­ма­ти­кой (сче­ты, счет­ные палоч­ки, циф­ры, таб­ли­цы: сот­ни и тыся­чи, бусин­ки на про­во­ло­ке и дру­гие), кон­стру­и­ро­ва­ни­ем (все­воз­мож­ные куби­ки, моза­и­ка, кон­струк­то­ры, стро­и­тель­ные мате­ри­а­лы, инстру­мен­ты и дру­гие), спор­том (спорт­сна­ря­ды в раз­ных соче­та­ни­ях в доме и во дво­ре). Рядом с книж­ны­ми пол­ка­ми посте­пен­но обра­зо­ва­лись целый ком­плекс ори­ги­наль­ных раз­ви­ва­ю­щих игр и мастер­ская для детей и взрослых.

Самым глав­ным откры­ти­ем на этом пути было для нас то, что в этих усло­ви­ях дети очень мно­гое начи­на­ли рань­ше, чем это пред­пи­сы­ва­лось им по меди­цин­ским и педа­го­ги­че­ским нор­мам: к трем годам начи­на­ли читать, в четы­ре — пони­ма­ли план и чер­теж, в пять — реша­ли про­стые урав­не­ния, с инте­ре­сом путе­ше­ство­ва­ли по кар­те мира, и так далее.

В ито­ге наши дети сэко­но­ми­ли один­на­дцать лет обу­че­ния в шко­ле (или посту­па­ли рань­ше, или «пере­пры­ги­ва­ли» через класс), а в тех­ни­ку­мах и учи­ли­щах зара­бо­та­ли пять дипло­мов с отли­чи­ем. Интел­лек­ту­аль­ные тесты для взрос­лых они нача­ли выпол­нять с деся­ти, девя­ти, а неко­то­рые даже с вось­ми лет и к восем­на­дца­ти годам оста­ви­ли сво­их роди­те­лей дале­ко позади.

Но дело было не толь­ко в пости­же­нии неко­то­рых школь­ных пре­муд­ро­стей, кото­ры­ми они лег­ко овла­де­ва­ли до шко­лы (бег­лое чте­ние, уст­ный счет, пись­мо), но и в том, что они при этом ста­но­ви­лись само­сто­я­тель­нее, ини­ци­а­тив­нее, любо­зна­тель­нее, ответ­ствен­нее — тоже не по летам. Мы их мог­ли оста­вить дома одних (с 6–7‑летним стар­шим) часа на три- четы­ре и зна­ли, что ниче­го не случится.

Мы радо­ва­лись успе­хам детей, их дви­же­нию впе­ред, их откры­ти­ям, но не сули­ли за это ника­ких сла­до­стей и зла­тых гор, ника­ких выгод и привилегий.

Детей увле­кал сам про­цесс позна­ния, сози­да­ния, твор­че­ства. Ими руко­во­дил не страх, не рас­чет, а инте­рес. Награ­дой им за все уси­лия ста­но­ви­лось гор­дое созна­ние: «Я могу!», «Я умею!», «Я сам сде­лал!» И удо­воль­ствие от того, что «я помог… я обра­до­вал… я сде­лал хорошо!»

Инте­рес­но, что по мере рас­ши­ре­ния и углуб­ле­ния зна­ний о мире жела­ние детей еще боль­ше узнать толь­ко воз­рас­та­ет. Как силь­ное, тре­ни­ро­ван­ное тело жаж­дет дви­же­ния, так и раз­ви­тый ум жаж­дет дея­тель­но­сти, при­чем хочет не столь­ко усва­и­вать, сколь­ко исследовать.

Вот это-то мы и наблю­да­ли у сво­их детей. Ака­де­мик Н. М. Амо­сов в сво­ем отзы­ве на наш доклад в Ака­де­мию педа­го­ги­че­ских наук ска­зал о наших ребя­тах так:

«Основ­ное каче­ство их интел­лек­та не натас­кан­ность, а смыш­ле­ность. Они лег­ко усва­и­ва­ют новое. Они не столь­ко эру­ди­ты, сколь­ко реша­те­ли про­блем». Имен­но это, мы дума­ем, и есть глав­ный итог умствен­но­го раз­ви­тия наших детей до школы.

Ну конеч­но, мы ни в какой сте­пе­ни не счи­та­ем, что нашли спо­соб выра­щи­ва­ния вун­дер­кин­дов. Вун­дер­кинд — это чудо-ребе­нок, исклю­че­ние из пра­вил, явле­ние пока мало­объ­яс­ни­мое. Я же гово­рю о дру­гом: как рас­тить бук­валь­но каж­до­го малы­ша, родив­ше­го­ся нор­маль­ным, вырас­тить спо­соб­ным и даже талант­ли­вым. Ведь это тре­бо­ва­ние вре­ме­ни — науч­но-тех­ни­че­ской рево­лю­ции, все­воз­рас­та­ю­щей ответ­ствен­но­сти чело­ве­че­ства за все, что дела­ет­ся на Зем­ле, необ­хо­ди­мо­сти пред­ви­де­ния и осмыс­лен­но­сти каж­до­го шага чело­ве­ка, живу­ще­го на нашей пла­не­те. Сей­час нужен не толь­ко зна­ю­щий чело­век, но и твор­че­ски осмыс­ли­ва­ю­щий свое дело, свое место в жиз­ни, а для это­го необ­хо­ди­мы высо­ко­раз­ви­тые твор­че­ские спо­соб­но­сти и уме­ние при­ме­нять их на прак­ти­ке, в тру­де, на любом рабо­чем месте, в любой жиз­нен­ной ситу­а­ции. Как это­го добиться?

Важ­ней­шим усло­ви­ем раз­ви­тия всех спо­соб­но­стей я счи­таю свое­вре­мен­ное нача­ло. За эти­ми дву­мя сло­ва­ми годы наблю­де­ний, раз­мыш­ле­ний, иссле­до­ва­ний. Ито­гом этой рабо­ты ста­ла «Гипо­те­за воз­ник­но­ве­ния и раз­ви­тия твор­че­ских спо­соб­но­стей» [24]. В ней впер­вые появи­лось непри­выч­ное сло­во НУВЭРС, состав­лен­ное из пер­вых букв назва­ния про­цес­са, кото­рый про­ис­хо­дит в чело­ве­че­ском моз­гу: Необ­ра­ти­мое Уга­са­ние Воз­мож­но­стей Эффек­тив­но­го Раз­ви­тия Способностей.

Труд­но вкрат­це изло­жить содер­жа­ние боль­шой рабо­ты, но суть ее заклю­ча­ет­ся в сле­ду­ю­щем: каж­дый здо­ро­вый ребе­нок, рож­да­ясь, обла­да­ет колос­саль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми раз­ви­тия спо­соб­но­стей ко всем видам чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Но эти воз­мож­но­сти не оста­ют­ся неиз­мен­ны­ми, они с воз­рас­том посте­пен­но уга­са­ют, сла­бе­ют, и чем стар­ше ста­но­вит­ся чело­век, тем труд­нее раз­ви­вать его способности.

Вот поче­му так важ­но, что­бы усло­вия опе­ре­жа­ли раз­ви­тие. Это дает наи­боль­ший эффект в раз­ви­тии, кото­рое будет про­сто свое­вре­мен­ным, а вовсе не ран­ним, как счи­та­ют те, кто так назы­ва­ет раз­ви­тие наших детей.

Кста­ти ска­зать, мы-то сами теперь счи­та­ем его не толь­ко не ран­ним, но даже запаз­ды­ва­ю­щим во мно­гих отно­ше­ни­ях. Ведь усло­вия, кото­рые мы суме­ли создать, конеч­но, еще очень дале­ки от воз­мож­но­го иде­а­ла. Это есте­ствен­но: одни­ми домаш­ни­ми сила­ми и сред­ства­ми такую про­бле­му не поднять.

Вот несколь­ко при­ме­ров. Не смог­ли мы создать даже удо­вле­тво­ри­тель­ных усло­вий для заня­тий ребят в обла­сти изоб­ра­зи­тель­но­го искус­ства, био­ло­гии, ино­стран­ных язы­ков и мно­го­го дру­го­го. Раз­ви­тие детей здесь явно отста­ва­ло от их воз­мож­но­стей. А наго­нять упу­щен­ное очень труд­но. Ино­стран­ный язык, напри­мер, никто из них тол­ком так и не изу­чил, несмот­ря на школь­ные пятер­ки и чет­вер­ки. А мог­ли бы знать, если бы кто-нибудь из нас, роди­те­лей, вла­дел каким-нибудь ино­стран­ным язы­ком и про­сто гово­рил бы на нем с детьми со дня их рож­де­ния, как это дела­ет, напри­мер, инже­нер В. С. Скри­па­лев. Для его сына Оле­га изу­че­ние англий­ско­го язы­ка про­бле­мы не состав­ля­ет: он гово­рит на нем так же сво­бод­но, как и на русском.

Итак, усло­вия для раз­ви­тия долж­ны опе­ре­жать его. И здесь очень важ­ны эта­пы: пер­вый час, пер­вый день, пер­вый год.

Мы теперь глу­бо­ко уве­ре­ны, что имен­но пер­вый год явля­ет­ся годом «запус­ка» здо­ро­вья, силы и спо­соб­но­стей ребен­ка. Даже физио­ло­ги­че­скую незре­лость, если он с ней родил­ся из-за наше­го незна­ния, в пер­вый же год мож­но ком­пен­си­ро­вать почти пол­но­стью. Как и наобо­рот: невер­ным обра­ще­ни­ем с ребен­ком мож­но не толь­ко усу­гу­бить физио­ло­ги­че­скую незре­лость, но даже вызвать ее.

Воз­мож­но­сти раз­ви­тия у ново­рож­ден­но­го про­сто ска­зоч­ные и ни в какое срав­не­ние не идут ни с житей­ски­ми, ни с науч­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми о них. Тем более пора­жа­ешь­ся, поче­му нау­ка и прак­ти­ка вос­пи­та­ния так мало до сих пор о них зна­ют и еще мень­ше исполь­зу­ют. Осо­бен­но от мате­ри и отца, бабуш­ки и дедуш­ки — тех, кто занял­ся раз­ви­ти­ем малы­ша в этом воз­расте, боль­ше все­го зави­сит, силь­ным или сла­бым, спо­соб­ным или без­дар­ным пой­дет в шко­лу ребе­нок. Теперь мы твер­до уве­ре­ны: спо­соб­ный ребе­нок — не дар природы!

Суще­ству­ю­щие в вос­пи­та­нии тра­ди­ции, во-пер­вых, ведут к частым забо­ле­ва­ни­ям детей, во-вто­рых, дела­ют их сла­бы­ми и, в‑третьих, ред­ко поз­во­ля­ют ребен­ку раз­вить­ся выше сред­не­го уров­ня, состав­ля­ю­ще­го, по совре­мен­ным дан­ным, все­го 3–5 про­цен­тов дей­стви­тель­ных воз­мож­но­стей чело­ве­че­ско­го мозга.

У материнской груди

Корм­ле­ние гру­дью — это не толь­ко пита­ние малы­ша, кото­рое обес­пе­чи­ва­ет ему нача­ло жиз­ни без болез­ней, хоро­шее раз­ви­тие его сил и ума, но и вос­пи­та­ние любов­но­го, дове­ри­тель­но­го отно­ше­ния к род­ной мате­ри, к дру­гим людям. А в мла­ден­це-девоч­ке это еще и вос­пи­та­ние мате­рин­ско­го инстинк­та, кото­рый, ока­зы­ва­ет­ся, не явля­ет­ся врож­ден­ным. Опы­ты с обе­зья­на­ми супру­гов Хар­лоу и Суо­ми пока­за­ли, что ожи­да­ет детей, вырос­ших без мам.

Пыта­ясь най­ти у обе­зья­нок макак тот воз­раст, когда они лег­че все­го под­да­ют­ся дрес­си­ров­ке, дете­ны­шей отлу­ча­ли от мате­рей для про­ве­де­ния опы­тов. Но для малень­ких обе­зья­нок каж­дое такое рас­ста­ва­ние с мате­рью ста­но­ви­лось тра­ге­ди­ей: они не толь­ко пло­хо обу­ча­лись, но и оста­нав­ли­ва­лись в сво­ем пси­хи­че­ском раз­ви­тии. При­шлось начать новый экс­пе­ри­мент, в кото­ром дете­ны­шей отби­ра­ли от мате­рей сра­зу после рож­де­ния. Их поме­ща­ли в отдель­ные ком­на­ты и в каж­дой поста­ви­ли крес­ло с мох­на­той обив­кой, похо­жей на шерсть мате­ри. В спин­ке крес­ла была укреп­ле­на бутыл­ка с сос­кой, куда нали­ва­ли моло­ко. Обу­че­нию и опы­там уче­ных мамы дете­ны­шей теперь не меша­ли, и все шло успеш­но, но когда крес­ло вдруг уно­си­ли из ком­на­ты, малень­кая обе­зьян­ка ложи­лась на пол, туда, где оно сто­я­ло, и, каза­лось, горь­ко «пла­ка­ла», схва­тив­шись за голо­ву обе­и­ми лап­ка­ми. Сто­и­ло же вер­нуть крес­ло на место, как она пры­га­ла на него, креп­ко впи­ва­лась в мох­на­тую обив­ку и дол­го не поки­да­ла его, слов­но боясь новой разлуки.

Закон­чив экс­пе­ри­мент, вырос­ших без мам обе­зья­нок выпу­сти­ли в общее ста­до. Шло вре­мя, а они в отли­чие от всех дру­гих самок не дава­ли потом­ства. Тогда их взя­ли из ста­да и рас­са­ди­ли в отдель­ные клет­ки с сам­ца­ми. Но они и тут, как и в ста­де, не дава­ли потом­ства, и толь­ко искус­ствен­ное опло­до­тво­ре­ние поз­во­ли­ло им родить дете­ны­шей. Но мате­рин­ский инстинкт в них так и не про­бу­дил­ся. Одна ото­рва­ла руку сво­е­му ново­рож­ден­но­му, вто­рая — рас­ку­си­ла голо­ву, как коко­со­вый орех… При­шлось спа­сать дете­ны­шей от их «без­мам­ных» мам.

В кни­ге уже гово­ри­лось о дру­гом спо­со­бе лише­ния буду­щей мате­ри мате­рин­ско­го инстинк­та (или бло­ки­ров­ки его) — мест­ной ане­сте­зии при родах.

Каж­дой маме надо запом­нить: чем рань­ше она отлу­чит ребен­ка от гру­ди, пере­ве­дет малы­ша на сме­шан­ное, тем более искус­ствен­ное вскарм­ли­ва­ние, тем боль­ше она пред­рас­по­ло­жит его к некон­такт­но­сти, бес­чув­ствен­но­сти, одиночеству.

Нечто подоб­ное уже про­ис­хо­ди­ло два века тому назад. Вот что пишет доктор

В. Жук в сво­ем фун­да­мен­таль­ном тру­де «Мать и дитя» (выдер­жав­шем 8 изда­ний, но, к сожа­ле­нию, ни разу не пере­из­дан­ном после 1917 года): «Нет сомне­ния, что с под­ня­ти­ем нрав­ствен­но­го уров­ня жен­щи­ны и раз­ви­ти­ем бла­го­со­сто­я­ния в мас­сах насе­ле­ния исчез­нут эти укло­не­ния от мате­рин­ско­го дол­га без тех кру­тых мер, кото­рые (по Бер­гу) были при­ня­ты в Шве­ции, где коро­лев­ским ука­зом (в кон­це XVIIIве­ка) пред­пи­са­но было под­вер­гать нака­за­нию тех мате­рей, дети кото­рых погиб­ли от лише­ния мате­рин­ско­го моло­ка, и где в насто­я­щее вре­мя каж­дая мать, от пас­туш­ки до коро­ле­вы, гру­дью кор­мит ребен­ка (и где поэто­му смерт­ность детей на пер­вом году жиз­ни наи­мень­шая, при­ба­вим)» (с. 750).

А у нас пока вме­сте с оче­ред­ным «раз­ви­ти­ем бла­го­со­сто­я­ния в мас­сах насе­ле­ния» про­ис­хо­дит столь же оче­вид­ное «паде­ние нрав­ствен­но­го уров­ня жен­щин», их «укло­не­ние от мате­рин­ско­го дол­га». Подоб­ное отно­ше­ние к детям ста­но­вит­ся чуть ли не нор­мой. Поче­му в нашем госу­дар­стве нет Док­то­ра, дер­жа­ще­го руку на пуль­се здо­ро­вья Семьи — пер­вич­ной кле­точ­ки вся­ко­го общества?

И еще одна огра­ни­чен­ность дела­ет наше мыш­ле­ние и наше виде­ние одно­бо­ки­ми. Мы неволь­но дела­ем крен к забо­те о ребен­ке и мень­ше вни­ма­ния уде­ля­ем мате­ри. Что дает жен­щине корм­ле­ние гру­дью? Пока мы ска­за­ли толь­ко о поль­зе для ребен­ка ран­не­го при­кла­ды­ва­ния и о пер­вых его часах и днях. А что про­ис­хо­дит поз­же? Док­тор Бен­джа­мин Спок в сво­ей кни­ге «Ребе­нок и уход за ним» в гла­ве «Пре­иму­ще­ства груд­но­го вскарм­ли­ва­ния» удив­ля­ет­ся, поче­му ред­ко упо­ми­на­ют о том огром­ном удо­вле­тво­ре­нии от чув­ства бли­зо­сти ребен­ка, кото­рое испы­ты­ва­ет мать, о том, что сам про­цесс корм­ле­ния ста­но­вит­ся физи­че­ски при­ят­ным — и отды­хом, и насла­жде­ни­ем. Осо­бен­но замет­но корм­ле­ние гру­дью ска­зы­ва­ет­ся на моло­дых мате­рях — быст­ро рас­тут их при­вя­зан­ность, неж­ность и любовь к ребенку.

Есть поло­жи­тель­ные фак­то­ры и чисто меди­цин­ско­го пла­на: кор­мя­щие гру­дью жен­щи­ны реже стра­да­ют нерв­ны­ми рас­строй­ства­ми, у них скла­ды­ва­ют­ся более душев­ные, дове­ри­тель­ные отно­ше­ния в семье с мужем и детьми. Заме­че­но, что рак груд­ной желе­зы щадит жен­щин, кор­мя­щих гру­дью. И нако­нец, вспом­ним о дол­го­жи­те­лях: в Даге­стане, напри­мер, боль­шин­ство жен­щин, пере­шед­ших гра­ни­цу сто­ле­тия, состав­ля­ют мно­го­дет­ные мате­ри, кор­мив­шие по народ­но­му обы­чаю толь­ко грудью.

Как кормила моя жена

Всех семе­рых детей Лена Алек­се­ев­на кор­ми­ла гру­дью, пер­во­го — толь­ко пять меся­цев, зато осталь­ных — до года и боль­ше. Вме­сте с Аню­той у нее появи­лась молоч­ная дочь — Олень­ка К., и жена удив­ля­лась, как быст­ро при­бав­ля­лось у нее моло­ко, когда она ста­ла кор­мить двух девочек.

Мы рано поня­ли, что чем стро­же режим корм­ле­ния, тем хуже это для малы­ша, и необ­хо­ди­мое чис­ло корм­ле­ний, нор­мы выса­сы­ва­е­мо­го моло­ка — чисто бюро­кра­ти­че­ский вывих. Ведь дети — не оди­на­ко­вые вин­ти­ки, неот­ли­чи­мые друг от дру­га. Поэто­му в пер­вые меся­цы пере­рыв меж­ду корм­ле­ни­я­ми был обыч­но коро­че тре­бу­е­мых по инструк­ции трех часов, но мог быть и боль­ше — тогда малыш сосал лучше.

Кор­ми­ла мама полу­ле­жа на широ­ком диване — так ока­за­лось удоб­нее все­го: малы­ша дер­жать на руках не надо, все­гда мож­но повер­нуть­ся к нему поудоб­нее, мож­но совсем рас­сла­бить­ся, а голень­кий ребе­нок, ничем не при­жа­тый, сво­бод­но пово­ра­чи­ва­ет голов­ку, ищет сам сосок, дви­га­ет руч­ка­ми и нож­ка­ми. Корм­ле­ние ста­но­ви­лось при­ят­ны­ми мину­та­ми отды­ха и радо­сти для мамы и еще боль­шим удо­воль­стви­ем для малы­ша. Они ощу­ща­ли это оба, жда­ли это­го момен­та, и если ожи­да­ние ино­гда поче­му-либо затя­ги­ва­лось, то радость встре­чи ока­зы­ва­лась еще боль­ше. Нико­гда не воз­ни­ка­ли про­бле­мы пло­хо­го аппе­ти­та или лени­во­го сосуна.

После корм­ле­ния мама дер­жа­ла малы­ша 1–2 мину­ты вер­ти­каль­но, что­бы он срыг­нул про­гло­чен­ный при соса­нии воз­дух, учил­ся дер­жать голов­ку и… раз­ви­вал свои спо­соб­но­сти. Для это­го она под­став­ля­ла свою ладонь ему под пяточ­ки и как бы под­тал­ки­ва­ла сни­зу вверх. Сра­ба­ты­вал опор­ный рефлекс, и малыш вос­при­ни­мал это как при­гла­ше­ние посто­ять на нож­ках. А если он в то же вре­мя дер­жал­ся ручон­ка­ми за паль­цы дру­гой руки мамы, то в рабо­ту вклю­ча­лись сра­зу два рефлек­са — опор­ный и хва­та­тель­ный (рефлекс Робинзона).

Для при­кор­ма (мы нача­ли его после 4–5 меся­цев, а пра­виль­нее бы после про­ре­зы­ва­ния пер­во­го зуба) Лена Алек­се­ев­на ниче­го спе­ци­аль­но­го для малы­ша не гото­ви­ла. Все, что ему было «по зубам», пере­па­да­ло с обще­го сто­ла и ему: лож­ка бульо­на, кефи­ра, кисе­ля, каши и про­чее. Ника­ких норм пита­ния не уста­нав­ли­ва­ли, дове­ря­ли есте­ствен­но­му чув­ству сыто­сти. Дети ели сколь­ко хоте­ли, но вме­сте со все­ми, и ника­ких кон­флик­тов по это­му пово­ду не воз­ни­ка­ло. А если бы была нор­ма, то ее пола­га­лось всю съе­дать, и здесь кон­флик­ты неизбежны.

Одна наблю­да­тель­ная жен­щи­на рас­ска­за­ла мне: «Когда я нача­ла учить дочур­ку есть с лож­ки, то с само­го нача­ла не всо­вы­ва­ла лож­ку с кашей в ее рас­кры­тый ротик, а толь­ко под­но­си­ла лож­ку к ее губам и жда­ла. Если малыш­ка хоте­ла есть, она откры­ва­ла ротик и, при­дви­га­ясь, сни­ма­ла губа­ми кашу с лож­ки. А если уже не хоте­ла, то и не при­дви­га­лась, и для меня это было сиг­на­лом, что девоч­ка сыта». Если бы все мамы счи­та­лись с жела­ни­ем (или неже­ла­ни­ем!) ребен­ка есть уже с тако­го воз­рас­та! У нас рез­ко бы сокра­ти­лось коли­че­ство ожи­рев­ших детей.

Ожи­ре­ние ребен­ка ред­ко быва­ет пато­ло­ги­че­ским, на 95 про­цен­тов его дости­га­ют по реко­мен­да­ци­ям вра­чей (с их немыс­ли­мы­ми нор­ма­ми кало­рий­но­сти, чис­ла корм­ле­ний) и, конеч­но же, ста­ра­ни­я­ми мам и бабу­шек. Склон­ные к пол­но­те жен­щи­ны отли­ча­ют­ся осо­бой ста­ра­тель­но­стью в корм­ле­нии детей и, рас­кор­мив чадо, спра­ши­ва­ют у тех же вра­чей: «Что теперь делать? У него такой аппетит!»

Там, где мамы целый день носят ребен­ка с собой (на спине или на гру­ди), вопрос его чисто­ты осо­бен­но важен: жен­щине, конеч­но, очень непри­ят­но ока­зать­ся мок­рой или испач­кан­ной. Но, посколь­ку там есть неиз­вест­ное евро­пей­цам духов­ное и чув­ствен­ное вос­со­еди­не­ние мате­ри с ребен­ком, она рано начи­на­ет чув­ство­вать, а малыш — с пер­вых же недель жиз­ни пода­вать сиг­на­лы о всех сво­их есте­ствен­ных потреб­но­стях. И оба доволь­ны этим вза­и­мо­по­ни­ма­ни­ем. Если же мать не уме­ет понять ребен­ка, то окру­жа­ю­щие счи­та­ют ее про­сто глупой.

Мы, к сча­стью, это поня­ли рано, и все семе­ро наших детей до сих пор «недо­би­ра­ют» в весе — самый тяже­лый из них име­ет 68 кило­грам­мов при росте 183 сантиметра.

После про­ре­зы­ва­ния пер­во­го зуба мы обя­за­тель­но дава­ли малы­шу твер­дую пищу: суха­рик, гор­буш­ку хле­ба, твер­дый буб­лик, ябло­ко, мор­ков­ку, что­бы «точил» зуб­ки (дес­ны чешут­ся, когда режет­ся зуб) и учил­ся жевать. Обыч­но в это вре­мя дают малы­шу и гото­вое дет­ское пита­ние из малень­ких, удоб­ных бано­чек. Но недо­ста­ток этой пищи в том, что она все­гда пере­тер­та, измель­че­на и не дает рабо­ты зуб­кам. На такой еде ребе­нок не может научить­ся отку­сы­вать и пере­же­вы­вать пищу. Его тош­нит, если в рот попа­да­ет крош­ка или кусок, кото­рый надо раз­же­вать. Поэто­му в раз­лич­ных руко­вод­ствах мож­но най­ти целые гла­вы о том, как научить ребен­ка… жевать! У нас же в семье такой про­бле­мы нико­гда не возникало.

Если не хватает молока…

«А если не хва­та­ет моло­ка?» — неред­ко спра­ши­ва­ют моло­дые мате­ри. Начи­на­ешь выяс­нять, и ока­зы­ва­ет­ся, что жен­щине хочет­ся, что­бы малыш был пух­лень­кий, «как на кар­тин­ке», да и док­тор гово­рит, что он «недо­би­ра­ет» в весе, а бабуш­ка жале­ет: «Какой худень­кий…» Но малыш живой, подвиж­ный, здо­ро­вый, толь­ко… неболь­шой и без лиш­не­го жира, то есть нормальный.

Пыта­юсь убе­дить в этом маму. Нель­зя всех людей вырас­тить оди­на­ко­вы­ми, не надо гнать­ся за кар­тин­ка­ми, на кото­рых поче­му-то явно ожи­рев­шие дети изоб­ра­жа­ют­ся как эта­лон здо­ро­вья. Но жен­щине все рав­но кажет­ся, что ребе­нок не нае­да­ет­ся ее моло­ком досы­та, что он оста­ет­ся голод­ным. У нее свои чув­ства, и логи­че­ские дока­за­тель­ства здесь не дей­ству­ют. Тогда я сове­тую уве­ли­чить коли­че­ство моло­ка одним народ­ным сред­ством, о кото­ром мне рас­ска­за­ла одна моло­дая мама:

«Перед тем как кор­мить малы­ша гру­дью, при­го­товь­те таз с горя­чей водой (такой, что­бы ноги выдер­жа­ли), ста­рень­кое оде­я­ло и чаш­ку горя­че­го чая с моло­ком. Сади­тесь на стул вме­сте с малыш­кой, опус­кай­те в таз ноги, попро­си­те кого-либо укрыть оде­я­лом ваши ноги вме­сте с тазом (баня для ног) и при­ни­май­тесь пить чай с пече­ньем, суха­ри­ка­ми или с медом, как вам нра­вит­ся. Через несколь­ко минут, когда при­ят­ная теп­ло­та охва­тит ноги и разо­льет­ся по все­му телу, начи­най­те кор­мить ребен­ка. Тако­го при­ли­ва моло­ка к гру­ди, как в эти мину­ты, я нико­гда боль­ше не ощущала».

Мы не зна­ем науч­ных основ дей­ствия это­го сред­ства, но что оно может дать такой эффект, нисколь­ко не сомне­ва­юсь, осо­бен­но если в него верить. «Лекар­ство» это дей­ству­ет сра­зу, а не через день, и побоч­ное дей­ствие его лег­ко и про­сто устранить.

Отсут­ствие у мате­ри моло­ка — дей­стви­тель­но боль­шое горе. Пом­ню, в мае 1984 года Свет­ла­на Евге­ньев­на А. при­шла к нам за сове­том: моло­ко у нее совсем исчезло.

- Поче­му? — недо­уме­вал я, гля­дя на цве­ту­щую пол­но­гру­дую гостью.

- Ната­шу при­нес­ли кор­мить толь­ко на тре­тьи сут­ки, а я стра­да­ла от оби­лия моло­ка. Тогда для отто­ка его в тече­ние пяти дней мне дела­ли по девять уко­лов како­го-то лекар­ства. Сей­час совсем в гру­ди ниче­го нет, — объ­яс­ни­ла женщина.

Я ахнул: мало того, что и так сде­ла­ли все, что ведет к сни­же­нию лак­та­ции, но доба­ви­ли еще 45 инъ­ек­ций сверх обще­при­ня­то­го! Рас­ска­зал Свет­лане Евге­ньевне все, что знал сам о лак­та­ции в это вре­мя: об индей­цах- иро­ке­зах, у кото­рых ребен­ка-сиро­ту выкарм­ли­ва­ет любая жен­щи­на; о том, что соса­ние гру­ди — мощ­ный био­ло­ги­че­ский сиг­нал орга­низ­му мате­ри, что даже пять дней голо­дов­ки не страш­ны ново­рож­ден­но­му. Решит­ся ли она попы­тать­ся вновь под­клю­чить при­род­ный меха­низм? Ведь пред­ви­деть послед­ствия инъ­ек­ций было трудно.

Но Свет­ла­на Евге­ньев­на реши­лась: она ниче­го не ста­ла давать 19-днев­ной Ната­ше, кро­ме гру­ди и воды, и… моло­ко пришло!

- Труд­но было в пер­вые дни, — рас­ска­зы­ва­ла она потом. — Все род­ные меня руга­ли: «Дура, слу­ша­ешь како­го-то иро­ке­за, и дев­чон­ку умо­ришь, и сама дой­дешь! Сме­си теперь хоро­шие выпус­ка­ют, все ими спа­са­ют­ся, не мучь дитя!»

Ната­шу я сно­ва уви­дел в кон­це июля. И ее мама, и я не мог­ли нара­до­вать­ся здо­ро­во­му виду дев­чуш­ки. И для это­го надо было все­го-навсе­го под­чи­нить­ся зако­нам при­ро­ды, а не зако­нам, при­ду­ман­ным людь­ми. Вот, ска­жем, мне­ние наших педи­ат­ров: стул у малы­шей дол­жен быть регу­ляр­ный. Что это за болезнь наше­го вре­ме­ни — все зажать в тис­ки регу­ляр­но­сти: кор­мить по часам, укла­ды­вать спать по часам, на гор­шок сажать — тоже? Да еще и оправ­ды­вать это при­род­ны­ми био­рит­ма­ми! Но ведь не вяжет­ся жест­кий режим с при­ро­дой! В пер­вые дни у малы­ша стул ино­гда быва­ет и семь раз в день, после каж­дой еды. И это нор­маль­но, хотя мама в тре­во­ге — не понос ли у него? А ино­гда, наобо­рот, он пач­ка­ет пелен­ку толь­ко раз в два или три дня. Опять тре­во­га: не запор ли это? Не делать ли клиз­му? Не вред­на ли такая нерегулярность?

Осно­ва­ний же для тре­во­ги нет ни в пер­вом, ни во вто­ром слу­чае. Если малыш пита­ет­ся толь­ко мате­рин­ским моло­ком, кото­рое пере­ва­ри­ва­ет­ся в его желу­доч­ке почти пол­но­стью, то стул зави­сит от того, что ест мать, какое у нее настро­е­ние, какое вре­мя года, пого­да… Толь­ко с пере­хо­дом на пищу взрос­лых, то есть на вто­ром году жиз­ни, малыш при­бли­жа­ет­ся к обыч­ной, как у взрос­ло­го, регу­ляр­но­сти, но и тогда делать из нее фетиш нера­зум­но. Сле­дить надо за само­чув­стви­ем и пове­де­ни­ем ребен­ка, за внеш­ним видом и запа­хом кала. Если малыш ест толь­ко мами­но моло­ко, то стул обыч­но жел­то­ва­то­го или чуть зеле­но­ва­то­го цве­та с кис­лень­ким харак­тер­ным запа­хом. Это при­зна­ки здоровья.

Чистота, но не стерильность!

Моло­ко мате­ри необ­хо­ди­мо и для того, что­бы у ребен­ка выра­ба­ты­вал­ся имму­ни­тет и креп­ли защит­ные «меха­низ­мы» для жиз­ни в обыч­ной мик­ро­фло­ре. Но затем необ­хо­ди­мы… живые микробы.

В родиль­ном доме № 15 Моск­вы, где мы встре­ча­лись с педи­атра­ми и аку­ше­ра­ми в 1982 году, удив­лен­ные вра­чи нам зада­ва­ли вопро­сы: «Вы дае­те ново­рож­ден­но­му сырую воду? Не сте­ри­ли­зу­е­те бутыл­ки и сос­ки? Пус­ка­е­те пол­зать ребен­ка пря­мо на пол? Поз­во­ля­е­те про­бо­вать «на зуб» вещи и игрушки?»

И удив­ля­лись, что малы­шу это, ока­зы­ва­ет­ся, никак не вре­ди­ло. Мы мир­но сосу­ще­ство­ва­ли не толь­ко с «домаш­ни­ми» мик­ро­ба­ми, но не боя­лись и «посто­рон­них». А обыч­ную грязь мож­но было смыть водой и про­по­лос­кать рот, если туда попа­дал песок или каме­шек. Поз­же мы узна­ли, что слю­на обла­да­ет бак­те­ри­цид­ны­ми свой­ства­ми, — неда­ром почти никто из наших ребят не испы­ты­вал желу­доч­но-кишеч­ных забо­ле­ва­ний. Толь­ко один раз нам при­шлось встре­тить­ся с серьез­ной болезнью.

Мы пили обыч­но сырое моло­ко, при­не­сен­ное в бидоне из сель­ско­го мага­зи­на, и… одна­жды все трое малы­шей забо­ле­ли стран­ной болез­нью. Вра­чи поста­ви­ли диа­гноз — сто­ма­тит (вос­па­ли­лись дес­ны, сли­зи­стая обо­лоч­ка рта), а в мага­зине появи­лось объявление:

«Моло­ко обя­за­тель­но кипя­тить!» Потом толь­ко узна­ли об эпи­зоо­тии ящу­ра в Воро­неж­ской обла­сти. Может быть, и у нас был ящур? Жевать малы­ши ниче­го не мог­ли, мама пред­ла­га­ла им жид­кую еду: кисель, кефир, ман­ную кашу, и они поне­множ­ку ели. А самая млад­шая, двух­лет­няя Олень­ка, совсем ниче­го не ела, а толь­ко пила воду (так дела­ют ино­гда и забо­лев­шие живот­ные). Лекарств мы, как обыч­но, ника­ких не дава­ли, но болезнь про­шла быст­ро, осо­бен­но у Оли. Тем­пе­ра­ту­ра дер­жа­лась вме­сто обыч­ных для ящу­ра трех недель одну неде­лю, а у Оли — четы­ре дня. Види­мо, еда при этой болез­ни меша­ет выздо­ров­ле­нию, и мы с тех пор при­дер­жи­ва­ем­ся в семье пра­ви­ла: если забо­лев­ший малыш не хочет есть, зна­чит, так будет луч­ше, и нико­гда не уго­ва­ри­ва­ем и не при­нуж­да­ем. Все силы, вся энер­гия орга­низ­ма идет в это вре­мя на борь­бу с болез­нью, а не отвле­ка­ет­ся на пере­ва­ри­ва­ние пищи.

Вто­рой вывод мы сде­ла­ли такой: если дети выздо­ро­ве­ли за срок в 3–5 раз более корот­кий, чем обыч­но, то это гово­рит о боль­шой силе их обще­го имму­ни­те­та, что, конеч­но, при­ят­но знать роди­те­лям. Поз­же мы узна­ли, что после забо­ле­ва­ния ящу­ром выра­ба­ты­ва­ет­ся пожиз­нен­ный имму­ни­тет к нему, так что встре­ча с вред­ны­ми мик­ро­ба­ми может ока­зать­ся полез­ной. С той поры мы ста­ли счи­тать полез­ны­ми и мно­гое инфек­ци­он­ные дет­ские болез­ни, а при­вив­ки про­тив них отнес­ли к оче­ред­ной меди­цин­ской ошиб­ке, к пони­ма­нию кото­рой теперь уже под­хо­дят уче­ные мира [25].

Самая лучшая одежда

Мы все­гда пора­жа­лись, что несколь­ко дней науч­но без­упреч­но­го ухо­да за ребен­ком в родиль­ном доме при­во­дят к тому, что на нем прак­ти­че­ски не оста­ет­ся здо­ро­во­го места. Пот­ни­ца, опре­ло­сти на коже — ни разу без это­го мы не при­но­си­ли мла­ден­ца домой. Вра­чи про­пи­сы­ва­ли лече­ние, но ни один не гово­рил (не знал?) дей­стви­тель­ную при­чи­ну все­го это­го — лежа­ние в согре­ва­ю­щем ком­прес­се из мок­рых пеленок.

Поэто­му в пер­вый же день при­хо­да мамы с ново­рож­ден­ным в семью мы топим само­дель­ную баню, и жена моет его под душем или купа­ет в ван­ноч­ке в самой при­ят­ной по тем­пе­ра­ту­ре теп­лой водич­ке. А в ком­на­те кла­дет его голень­ким или в рас­па­шон­ке в кро­ват­ку на чистую пеленочку.

У нас в Рос­сии поче­му-то тра­ди­ци­он­но укла­ды­ва­ют мла­ден­ца в колы­бель­ку на спи­ну, завер­ну­то­го «полеш­ком». Дей­стви­тель­но, «полеш­ком» — он же не может ни дви­гать­ся, ни шеве­лить­ся. Теперь ста­ли класть и на бочок, так как в поло­же­нии на спине при сры­ги­ва­нии мож­но захлеб­нуть­ся (хотя я сам не верю в такую воз­мож­ность). Аме­ри­кан­цы же укла­ды­ва­ют малы­шей пре­иму­ще­ствен­но на живо­тик, не поль­зу­ют­ся поду­шеч­ка­ми, постель­ки дела­ют доста­точ­но твер­ды­ми. Счи­та­ет­ся, что поло­же­ние на спине — это поло­же­ние мерт­во­го, побеж­ден­но­го, сла­бо­го, боль­но­го. Гово­рят даже, что поло­же­ние на спине начи­на­ет фор­ми­ро­вать раб­ские чув­ства, напри­мер, под­чи­нен­но­сти. Навер­ное, какой-то смысл в этом есть.

Ребе­нок быва­ет голень­ким или в одной рас­па­шон­ке все вре­мя, пока не спит или когда мама его кор­мит. Он сво­бод­но шеве­лит руч­ка­ми, нож­ка­ми, и мы не боим­ся, если пяточ­ки у него поси­не­ют. Илья Арка­дье­вич Аршав­ский гово­рит, что это пер­вая тер­мо­адап­тив­ная реак­ция малы­ша к холо­ду. Радуй­тесь, роди­те­ли, что она у него рабо­та­ет, — холод­ные нож­ки мень­ше отда­ют теп­ла, вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся теп­ло­вой баланс организма.

В пер­вые два-три дня малыш может ино­гда икать, но это тоже про­цесс при­вы­ка­ния к ново­му теп­ло­во­му режи­му. Ико­та про­хо­дит сама и пре­кра­ща­ет­ся, когда малы­ша заво­ра­чи­ва­ют для сна в ком­на­те в одну-две пелен­ки. Засы­пать ему луч­ше с теп­лы­ми нож­ка­ми. Для это­го маме необ­хо­ди­мо взять сто­пы в свои теп­лые руки или даже поды­шать на них. Тогда мла­де­нец будет спать луч­ше и про­сы­па­ет­ся все­гда сухим, но маме после сна обя­за­тель­но нуж­но подер­жать его над тазиком.

В ком­на­те ста­ра­ем­ся под­дер­жи­вать тем­пе­ра­ту­ру 17–19 гра­ду­сов. Если малыш нахо­дит­ся в ней голень­ким, то:

  • тонус мышц у него повы­шен, то есть они напря­же­ны, что­бы боль­ше выра­ба­ты­вать теп­ла (види­мо, это его глав­ный спо­соб согре­ва), и мыш­цы при этом развиваются;
  • про­хла­да все­гда бод­рит и дела­ет дви­же­ния осо­бен­но приятными;
  • пелен­ки и одеж­ки не стес­ня­ют движения;
  • тер­мо­ре­гу­ля­то­ры орга­низ­ма вклю­ча­ют­ся в рабо­ту и пере­во­дят всю защит­ную систе­му на дру­гой режим.

Важ­но толь­ко пом­нить: если малыш пере­стал дви­гать­ся, рас­сла­бил­ся, зна­чит, его надо одеть или завер­нуть в пелен­ку — согреть.

Во вре­мя сна у ребен­ка под пелен­кой тем­пе­ра­ту­ра 32–34 гра­ду­са, выра­бот­ка теп­ла пада­ет до мини­му­ма, и орга­низм отды­ха­ет. Види­мо, это есте­ствен­но для мно­гих теп­ло­кров­ных существ: одни для сна заби­ра­ют­ся в теп­лую нору или лого­во, сво­ра­чи­ва­ют­ся в клу­бо­чек, дру­гие при­жи­ма­ют­ся друг к дру­гу — коро­че, для сна и отды­ха необ­хо­дим комфорт.

Когда же малыш про­сы­па­ет­ся и выле­за­ет из пеле­нок, то тем­пе­ра­ту­ра в ком­на­те на 10–15 гра­ду­сов ниже, — теперь ребен­ку при­дет­ся боль­ше выра­ба­ты­вать теп­ла и мень­ше отда­вать. Это уже дру­гой режим, и не на несколь­ко минут, поэто­му надо на него пере­стро­ить­ся. Так повто­ря­ет­ся несколь­ко раз в день. По мно­гим наблю­де­ни­ям, малы­ши, кото­рых дер­жат в ком­на­те, а летом, и во дво­ре голень­ки­ми (вот их луч­шая одеж­да!), почти не под­вер­же­ны про­студ­ным забо­ле­ва­ни­ям. Кожа у неко­то­рых при таких пере­хо­дах в про­хлад­ный режим ино­гда ста­но­вит­ся мра­мо­ро­вид­ной (с сини­ми про­жил­ка­ми), но, воз­мож­но, это тоже свое­об­раз­ная тер­мо­адап­тив­ная реакция.

Детская одежда в старину

Не кута­ли ново­рож­ден­ных кре­стьян и до рево­лю­ции в Рос­сии. У Е. А. Покров­ско­го (Физи­че­ское вос­пи­та­ние детей у раз­ных наро­дов) мы нахо­дим целую гла­ву об одеж­де детей: «…куда бы судь­ба ни бро­си­ла рус­ско­го чело­ве­ка, он все­гда и вез­де твер­до пом­нит обы­чаи сво­ей стра­ны и стро­го испол­ня­ет их. В силу этих обы­ча­ев, в гро­мад­ном боль­шин­стве слу­ча­ев рус­ские мате­ри в пер­вое вре­мя по рож­де­нии остав­ля­ют детей сво­их без вся­кой спе­ци­аль­ной одеж­ды, а завер­ты­ва­ют их лишь в одни пелен­ки. Через несколь­ко дней и боль­шею частью после кре­ще­ния они наде­ва­ют ребен­ку рубаш­ку из того мате­ри­а­ла, какой поз­во­ля­ет состо­я­ние и кото­рая состав­ля­ет с того вре­ме­ни почти един­ствен­ную одеж­ду… Неред­ко при­хо­дит­ся видеть, как ребе­нок, соску­чив­шись сво­им оди­но­че­ством дома, зимой, в трес­ку­чий мороз, вью­гу и непо­го­ду, по глу­бо­ким сугро­бам в одной руба­шон­ке и босой, пере­би­ра­ет­ся из одной избы в дру­гую, что­бы поиг­рать со сво­и­ми сверст­ни­ка­ми…» (с. 116).

«Что каса­ет­ся людей запад­но­рус­ско­го селя­ни­на, — нахо­дим мы здесь же наблю­де­ния неко­е­го г. Крач­ков­ско­го, — тут же надоб­но заме­тить, осо­бен­но про­яв­ля­ет­ся про­мы­сел Божий. Летом и зимою они ходят в одном и том же, чуть ли не в Ада­мо­вом оде­я­нии. Зима и лето, осень и вес­на — для них как бы не состав­ля­ют вре­мен года. Мы сами виде­ли, что неко­то­рые из них зимою копа­ют­ся в сне­гу точ­но так же, как летом в пес­ке. Еле толь­ко вес­ною начи­на­ет таять снег, как они с арти­сти­че­ским насла­жде­ни­ем пле­щут­ся уже в лужах, обра­зо­вав­ших­ся от тая­ния сне­га. И ничто, кажет­ся, не вре­дит им: все, напро­тив, как буд­то полез­но им, укреп­ля­ет их».

«Такое невни­ма­ние к одеж­де про­ис­хо­дит глав­ным обра­зом пото­му, что кре­стьяне убеж­де­ны, что чем теп­лее оде­вать детей, тем хуже вли­я­ет на них про­сту­да, и наобо­рот, чем про­ще оде­ва­ют­ся дети, тем они ста­но­вят­ся креп­че, вынос­ли­вее, менее чув­стви­тель­ны­ми к про­сту­де, что дей­стви­тель­но и заме­ча­ет­ся…» (с. 115).

Не толь­ко кре­стьян­ские дети в ста­рой Рос­сии оде­ва­лись так лег­ко, подоб­ное было у мно­гих наро­дов. В Древ­ней Спар­те дети и летом и зимою ходи­ли босы­ми. Не уда­лось мне уви­деть ни одно­го завер­ну­то­го мла­ден­ца и на руках у мадонн, мно­го­чис­лен­ные изоб­ра­же­ния кото­рых оста­ви­ли нам худож­ни­ки сред­них веков и Возрождения.

А в живот­ном мире? Уче­ные в Юго­сла­вии поста­ви­ли опыт с кры­са­ми- сам­ка­ми нака­нуне появ­ле­ния у них потом­ства. Крыс выпу­сти­ли в длин­ный кори­дор, по сто­ро­нам кото­ро­го нахо­ди­лись ячей­ки, в каж­дой из них кон­ди­ци­о­не­ры под­дер­жи­ва­ли опре­де­лен­ную тем­пе­ра­ту­ру: 0, 5, 10, 15, 20, 25 и 30°С.

После свой­ствен­ной всем кры­сам пер­во­на­чаль­ной раз­вед­ки (каж­дая обя­за­тель­но побы­ва­ла во всех ком­на­тах, и не по одно­му разу) они посте­пен­но нача­ли рас­тас­ки­вать кучу тря­пок и мешок соло­мы — гото­вить для себя гнез­да. Самым уди­ви­тель­ным было то, что кры­сы, буд­то сго­во­рив­шись, поме­сти­лись все в одной ком­на­те, где тем­пе­ра­ту­ра была 15°С. Поче­му? Ведь ново­рож­ден­ные кры­ся­та совсем голень­кие, и им бы надо для нача­ла, пока не вырос­ла шерсть, выбрать местеч­ко потеп­лее, если сле­до­вать логи­ке наших меди­ков. Но «необ­ра­зо­ван­ные» кры­сы выбра­ли место с тем­пе­ра­ту­рой на целых 20 гра­ду­сов ниже комфортной.

Это, види­мо, общая зако­но­мер­ность в живом мире. Пере­ход из мате­рин­ско­го тела в иную сре­ду — все­гда ска­чок, то боль­ший, то мень­ший: жил в воде — стал дышать воз­ду­хом; после тем­но­ты — уви­дел свет; тихие зву­ки ста­ли гром­ки­ми; пита­ние полу­чал из мате­рин­ской кро­ви — теперь из мате­рин­ской гру­ди; жил в тер­мо­ком­фор­те — пере­шел в усло­вия самых раз­ных и, глав­ное, непо­сто­ян­ных температур.

Пере­ход ребен­ка к жиз­ни в более низ­кой тем­пе­ра­ту­ре мы в сво­ей семье при­ня­ли как долж­ное чисто инту­и­тив­но, и вышло хоро­шо. Ока­за­лось, что кожа малы­ша в таких усло­ви­ях не нуж­да­ет­ся ни в частых под­мы­ва­ни­ях, ни в еже­днев­ных купа­ни­ях, и без вся­ких сма­зы­ва­ний и при­сы­пок оста­ет­ся чистой, здо­ро­вой и бар­ха­ти­стой на ощупь. Опре­ло­сти, сыпь и покрас­не­ния, полу­чен­ные им в родиль­ном доме, исче­за­ли бук­валь­но в несколь­ко дней и боль­ше не появ­ля­лись. С мылом мы купа­ем мла­ден­ца по суб­бо­там в бане, когда моем­ся сами. В ней тем­пе­ра­ту­ра может быть от 35 до 60 гра­ду­сов, а вода теп­лая, при­ят­ная и взрос­лым, и малы­шу. Стар­шие ребя­тиш­ки могут плес­нуть друг на дру­га круж­ку холод­ной воды или выско­чить из парил­ки и пова­лять­ся в сне­гу, а на малы­ша высы­пать гор­сточ­ку при­не­сен­но­го сне­га, так, что­бы он от неожи­дан­но­сти корот­ко вдох­нул откры­тым роти­ком, но… не запла­кал. А если закри­чал, тогда, зна­чит, пере­бор­щи­ли. Но ребен­ка и дома все­гда под­мы­ва­ют холод­ной водич­кой из-под кра­на, и он при­вы­ка­ет к таким кон­трастам быстро.

Не закаливающие процедуры, а иной образ жизни

В отно­ше­нии зака­ли­ва­ния у нас так­же суще­ству­ет мно­го пред­рас­суд­ков. Счи­та­ет­ся, что зака­ли­ва­ние дает резуль­тат на всю жизнь. Но зака­лить раз и навсе­гда — на всю жизнь — мож­но сталь­ной нож или кин­жал, резец или напиль­ник. Их нагре­ва­ют докрас­на, а потом опус­ка­ют в холод­ную воду или в мас­ло, и они навсе­гда оста­ют­ся зака­лен­ны­ми — креп­ки­ми и твер­ды­ми. Ниче­го похо­же­го не быва­ет ни с ребен­ком, ни со взрослым.

Здесь дей­ству­ют зако­ны при­ро­ды — посто­ян­ная и непре­рыв­ная адап­та­ция к усло­ви­ям жиз­ни, посто­ян­ное при­спо­соб­ле­ние и изме­не­ние. Даже сами вра­чи при­зна­ют: «При пре­кра­ще­нии заня­тий эффект от зака­ли­ва­ния исче­за­ет у ребен­ка пер­во­го года жиз­ни через 5–7 дней» [26]. Вот мы и не зани­ма­ем­ся ника­ки­ми зака­ли­ва­ни­я­ми по мину­там и по гра­ду­сам, а про­сто не пря­чем­ся от пого­ды и природы.

Когда малыш начи­на­ет пол­зать и ходить, он одет, как пра­ви­ло, в тру­си­ки и почти все­гда босич­ком. Босые нож­ки быст­ро и точ­но реа­ги­ру­ют на изме­не­ние тем­пе­ра­ту­ры окру­жа­ю­щей сре­ды: поси­нев­шие холод­ные пяточ­ки — это знак, что тер­мо­адап­тив­ные реак­ции про­те­ка­ют нор­маль­но и быст­ро. Стар­шие дети гово­рят: «Когда ходишь боси­ком дома, то ногам холод­но не быва­ет (от малы­шей мы дей­стви­тель­но нико­гда не слы­ша­ли жалоб, что нож­ки замерз­ли или нож­кам холод­но). Толь­ко когда сядешь у теле­ви­зо­ра в мяг­кое крес­ло и подо­жмешь ноги под себя, тогда почув­ству­ешь, что они холодные».

Мы поэто­му не обра­ща­ем вни­ма­ния на то, что пол может быть холод­ный, тем более что у нас под лино­ле­умом еще дере­вян­ный настил, и я все­гда удив­ля­юсь, когда в город­ских домах мамы под­сти­ла­ют ребен­ку еще ков­ри­ки, оде­яль­ца, пелен­ки на «холод­ный» пол, кото­рый на всех эта­жах, кро­ме пер­во­го, име­ет… ком­нат­ную тем­пе­ра­ту­ру. А вну­ча­там, бега­ю­щим само­сто­я­тель­но, мы не толь­ко не запре­ща­ем выска­ки­вать боси­ком на снег, но, наобо­рот, спра­ши­ва­ем: «А выска­ки­вал ли ты сего­дня из дома?» — и если нет, то про­сим: «Сбе­гай посмот­ри, не при­нес­ли ли почту?»

До поч­то­во­го ящи­ка на воро­тах забо­ра не менее 90 мет­ров, и про­беж­ка туда и обрат­но зани­ма­ет не мень­ше одной мину­ты. Но какое это удо­воль­ствие, если на дорож­ке пер­вый снег, — ни сло­вом ска­зать, ни пером опи­сать! Ника­кие ков­ры и пери­ны, ни шелк, ни бар­хат не могут срав­нять­ся с ним по неж­но­сти. Мне само­му при­ят­но про­бе­жать­ся по снеж­ной дорож­ке, а за босым дедуш­кой, конеч­но, помчат­ся все семе­ро или пяте­ро виз­жа­щих от удо­воль­ствия внучат.

Лучше ходить босиком

Сре­ди людей ред­ко, но попа­да­лись «чуда­ки», не при­зна­ю­щие обу­ви совсем или пред­по­чи­та­ю­щие ее при воз­мож­но­сти сни­мать. Лев Нико­ла­е­вич Тол­стой любил ходить босой по тра­ве, по росе, по тро­пин­кам пар­ка. «Чудит граф», — дума­ли про него, а он в отли­чие от дру­гих посту­пал про­сто и мудро.

Врач Себастьян Кнейп в про­шлом веке заяв­лял: «Самая луч­шая обувь — это отсут­ствие обу­ви» или: «Каж­дый шаг боси­ком — лиш­няя мину­та жиз­ни». Поче­му так про­ис­хо­дит, нау­ка откры­ва­ет толь­ко сей­час, хотя чело­ве­че­ство поль­зу­ет­ся этим мощ­ным сти­му­лом здо­ро­вья испо­кон веков. Ока­зы­ва­ет­ся, к поверх­но­сти кожи чело­ве­ка под­ве­де­но око­ло 250000 нерв­ных окон­ча­ний, чув­стви­тель­ных к при­кос­но­ве­нию, к боли, к теп­лу, к холо­ду (при­чем холо­до­вых точек в десять раз боль­ше, чем теп­ло­вых), и рас­пре­де­ле­ны они очень нерав­но­мер­но: на кожу подошв точ­ки выве­де­ны в шесть раз плот­нее, чем на спине, на гру­ди, на дру­гих частях тела.

Когда такую кар­ти­ну мы наблю­да­ем у живот­ных, это понят­но: на поду­шеч­ках лап у них совсем нет шер­сти, и они лег­ко и быст­ро ощу­ща­ют все коле­ба­ния тем­пе­ра­ту­ры. Ста­ли иссле­до­вать, как изме­ня­ет­ся тем­пе­ра­ту­ра кожи у ребен­ка, и обна­ру­жи­ли, что на спине и живо­те она изме­ня­лась незна­чи­тель­но (в пре­де­лах 1–2 гра­ду­сов), в то вре­мя как в конеч­но­стях она изме­ня­ет­ся почти про­пор­ци­о­наль­но изме­не­ни­ям тем­пе­ра­ту­ры пола поме­ще­ния (от 24 гра­ду­сов до 35) [27].

Подош­вы наших ног, как и у живот­ных, тоже ока­за­лись «при­род­ны­ми тер­мо­мет­ра­ми» — инди­ка­то­ра­ми холо­да и теп­ла. Сту­пил нога­ми на снег — и сра­зу коман­да: «На ули­це холод­но — уве­ли­чи­вай выра­бот­ку теп­ла и умень­шай поте­ри!»; при­шел в ком­на­ту, где на 20 гра­ду­сов теп­лее, — новая коман­да. А если на этот тер­мо­метр-инди­ка­тор надеть кол­гот­ки, нос­ки и ботин­ки, что он может пока­зать, какую коман­ду выдать?

Из этой ана­ло­гии я извлек для себя урок: вто­рой деся­ток лет хожу дома боси­ком. Утром, встав с посте­ли, выхо­жу во двор в одних плав­ках и бегу по «дедуш­ки­ной дорож­ке» (я ее сде­лал вдоль забо­ра во дво­ре, дли­ной 222 мет­ра). Могу бежать один круг, могу 5 или 10 — сколь­ко захо­чет­ся. Если к это­му вре­ме­ни проснул­ся кто-либо из вну­чат, спра­ши­ваю: «Кто храб­рый? Кто со мной побежит»?

А так как в воз­расте от двух до семи всем хочет­ся быть храб­ры­ми, выска­ки­ва­ют и они. Жаль толь­ко, что это не так часто быва­ет, как хоте­лось бы. Но даже отдель­ных про­бе­жек хва­та­ет, что­бы быть спо­кой­ным за здо­ро­вье вну­чат, а сам я не могу вспом­нить, когда в послед­ний раз про­сту­жал­ся или болел гриппом.

Каза­лось бы, чего про­ще: поль­зуй­тесь все этим испы­тан­ным спо­со­бом быть здо­ро­вы­ми. А жела­ю­щих мало. Поче­му? Тут и при­выч­ка к обу­ви (отсю­да изне­жен­ные подош­вы), и боязнь пора­нить­ся (стек­ла, кам­ни, желез­ки), и…

как-то не при­ня­то: «Мы же не нищие и не юро­ди­вые какие-нибудь, а циви­ли­зо­ван­ные люди…» Хож­де­нию боси­ком меша­ет еще и такой меди­цин­ский пред­рас­су­док: счи­та­ет­ся, что на плос­ком полу это при­ве­дет к плос­ко­сто­пию. Реко­мен­ду­ет­ся наде­вать ребен­ку боти­ноч­ки с каб­лу­ка­ми. Прав­да, где это запи­са­но, нам най­ти не уда­лось, но роди­те­ли часто ссы­ла­ют­ся на такое ука­за­ние вра­чей. Думаю, что сами вра­чи не учи­ты­ва­ют сле­ду­ю­щих факторов.

У ново­рож­ден­ных сто­па плос­кая, то есть отпе­ча­ток полу­ча­ет­ся широ­кий. Но по мере того как малыш начи­на­ет ходить, а нога — выпол­нять свою опор­ную и рес­сор­ную функ­ции, в сто­пе обра­зу­ет­ся свод, и отпе­ча­ток ее ста­но­вит­ся нор­маль­ным. Чем боль­ше ребе­нок ходит, бега­ет, пры­га­ет, лаза­ет, тем боль­ше раз­ви­ва­ет­ся и сто­па, вынуж­ден­ная ста­но­вить­ся все совер­шен­нее, — это общий закон развития.

Сре­ди пол­ных детей гораз­до боль­ше плос­ко­стоп­ных, чем сре­ди худо­ща­вых, — из-за боль­шо­го веса при малой подвиж­но­сти. Почти неиз­вест­но плос­ко­сто­пие и сре­ди наро­дов южных стран — Индии, Афри­ки, Индо­не­зии, где ходят боси­ком почти все, а обувь носят немно­гие. Я думаю, что босо­но­гое дет­ство семе­рых наших детей и в деле пре­ду­пре­жде­ния плос­ко­сто­пия сослу­жи­ло им доб­рую служ­бу — отпе­чат­ки стоп у них безупречны.

Загар не только красота, но и здоровье

«От зага­ра все хоро­ше­ют. Дети не явля­ют­ся исклю­че­ни­ем из это­го пра­ви­ла. Солн­це — луч­шее есте­ствен­ное сред­ство борь­бы про­тив мало­кро­вия и рахи­та», — счи­та­ют Софи Лями­раль и Кри­сти­на Рипо (Рас­тить детей здо­ро­вы­ми. М., 1981. С. 22). В Вен­грии выно­сят на солн­це груд­нич­ка с шести недель, а в Чехо­сло­ва­кии — после четы­рех: «Сде­лай­те ваш дом откры­тым солн­цу. Если нет у вас сол­неч­ной квар­ти­ры, води­те ребен­ка с само­го ран­не­го воз­рас­та на солн­це, осто­рож­но при­бав­ляя еже­днев­но по мину­те, пока ребе­нок не при­вык­нет к солн­цу и весь не заго­рит», — пишет док­тор Мир­ка Кли­мо­ва- Фюг­не­ро­ва в кни­ге «Наш ребе­нок» (с. 186).

Мы начи­на­ли выно­сить малы­ша голень­ким на сол­ныш­ко и дава­ли заго­рать ему со всех сто­рон уже с двух-трех недель. Сна­ча­ла все­го на 5–7 минут, посте­пен­но уве­ли­чи­ва­ли вре­мя пре­бы­ва­ния на солн­це, и через 10–15 дней малыш обыч­но хоро­шо выдер­жи­вал и 30, и 40 минут, а то и час под нашим неяр­ким под­мос­ков­ным све­ти­лом. Тогда с малы­шом не страш­но было идти на реч­ку купать­ся и брать его с собою в любые поезд­ки — мож­но было не боять­ся, что он обгорит.

Конеч­но, что­бы не навре­дить, луч­ше все­го исхо­дить из эри­тем­ной дозы. Что это такое? Эри­тем­ной дозой назы­ва­ют то вре­мя пре­бы­ва­ния на ярком солн­це, после кото­ро­го откры­тая кожа у взрос­ло­го чело­ве­ка к вече­ру покрас­не­ет. На широ­те Моск­вы ее счи­та­ют для бело­ко­жих рав­ной 40 мину­там, а в Кры­му и на Кав­ка­зе — 20. Если вы, заго­рая пер­вый день, при­ме­те не одну, а две или четы­ре таких дозы, то полу­чи­те сол­неч­ный ожог, ино­гда очень болез­нен­ный, с вол­ды­ря­ми, после изле­че­ния кото­ро­го сле­за­ет кожа. Для детей эта эри­тем­ная доза, конеч­но, мень­ше — кожи­ца у них чув­стви­тель­нее, и поэто­му в пер­вые дни надо быть тем более осто­рож­ны­ми, чем мень­ше ребенок.

Теперь зна­ем и любим это делать и зимой, и летом со дня рождения.

Вый­дя с малы­шом на сол­ныш­ко, начи­най­те с 0,1 дозы взрос­ло­го. Потом посте­пен­но вы узна­е­те, како­ва у него чув­стви­тель­ность, пото­му что смуг­ло­ко­жие более устой­чи­вы к сол­неч­ным лучам и к ним луч­ше при­ста­ет загар, а чем белее кожа, тем более осто­рож­ны­ми надо быть. Хотя живем мы под Моск­вой, с годо­ва­лы­ми малы­ша­ми быва­ли летом в Фео­до­сии, Евпа­то­рии, Одес­се. Нико­гда не наде­ва­ли пана­мок, но в первую неде­лю смот­ре­ли, что­бы не пере­бор­щить, и не зна­ли сол­неч­ных ожо­гов и уда­ров. Воло­сы очень хоро­шо защи­ща­ют от солн­ца, а луч­ше сол­неч­ных ванн и груд­но­го моло­ка не при­ду­ма­но лекар­ства для пре­ду­пре­жде­ния рахи­та. Вита­мин В в срав­не­нии с ними дей­ству­ет куда менее эффективно.

Движение и интеллект

Мно­гие и не дога­ды­ва­ют­ся, что меж­ду раз­ви­ти­ем интел­лек­та и раз­ви­ти­ем дви­же­ний суще­ству­ет уди­ви­тель­ная зави­си­мость, или, как гово­рят уче­ные, «высо­кая поло­жи­тель­ная кор­ре­ля­ция». Счи­та­ет­ся, ско­рее, наобо­рот. В житей­ских раз­го­во­рах чаще под­чер­ки­ва­ет­ся дру­гое: вот, мол, увлек­ся фут­бо­лом, а уче­бу забро­сил, «ноги рабо­та­ют хоро­шо, а голо­ва… » — и мно­го­зна­чи­тель­ная пау­за. Воз­ра­зить труд­но: луч­шие наши спортс­ме­ны не явля­ют­ся луч­ши­ми изоб­ре­та­те­ля­ми или уче­ны­ми. И луч­шие наши умы быва­ют, к сожа­ле­нию, дале­ки от совер­шен­ства в обла­сти физи­че­ской куль­ту­ры. Какая же тут кор­ре­ля­ция?! Ока­зы­ва­ет­ся, все дело в воз­расте: для нор­маль­но­го раз­ви­тия моз­га в мла­ден­че­стве необ­хо­ди­мо преж­де все­го дви­же­ние. И чем оно раз­но­об­раз­нее, интен­сив­нее и жиз­не­ра­дост­нее, тем бла­го­твор­нее ска­зы­ва­ет­ся на раз­ви­тии ребен­ка, и осо­бен­но его интел­лек­ту­аль­ной сферы.

Сна­ча­ла и мы в сво­ей семье, ста­ра­ясь изба­вить­ся от диа­те­за, не дума­ли, к каким послед­стви­ям может при­ве­сти то, что замет­но изме­ни­ли образ жиз­ни малы­шей. Неза­вер­ну­тые в пелен­ки, она сами с удо­воль­стви­ем мно­го шеве­ли­лись, а кро­ме это­го их, голень­ких, очень часто бра­ли на руки и носи­ли все стар­шие. И не про­сто носи­ли, но и помо­га­ли малы­шу дви­гать­ся и напря­гать­ся. Напри­мер, про­со­вы­ва­ли в его сжа­тые кулач­ки по паль­цу и сна­ча­ла сажа­ли, а потом ста­ви­ли на нож­ки и даже под­ни­ма­ли на несколь­ко секунд в воз­дух, при­хо­дя в вос­торг от того, что малыш «сам дер­жит­ся!», «сам висит!», «так креп­ко хватается!».

Коро­че, мы вопре­ки обы­чаю не поз­во­ля­ли детям толь­ко лежать в эти пер­вые неде­ли и меся­цы и не боя­лись, что «искри­вят­ся нож­ки», что «он еще голов­ку не может дер­жать», что «для него это страш­ная пере­груз­ка — висеть на наших паль­цах». Не обра­щая вни­ма­ния на устра­ша­ю­щие предо­сте­ре­же­ния бабу­шек, зна­ко­мых, людей «опыт­ных» и даже спе­ци­а­ли­стов-вра­чей, мы сде­ла­ли эти пер­вые меся­цы жиз­ни детей насы­щен­ны­ми самы­ми раз­но­об­раз­ны­ми дви­же­ни­я­ми, и вме­сто мир­ной, спо­кой­ной при­бав­ки в весе дали им бес­по­кой­ное, рис­ко­ван­ное, опро­мет­чи­вое… раз­ви­тие. Конеч­но, для нас оно высту­па­ло имен­но как раз­ви­тие физи­че­ское, от кото­ро­го зави­сит стой­кость про­тив любой инфекции.

И вдруг на гла­за попа­да­ет­ся неболь­шая замет­ка в газе­те о том, что 750 малы­шей, научив­ших­ся пла­вать рань­ше, чем ходить, по уров­ню умствен­но­го раз­ви­тия ока­за­лись выше сред­не­го. Обыч­но при­мер­но поло­ви­на груп­пы пока­зы­ва­ет резуль­тат выше, а вто­рая поло­ви­на — ниже сред­не­го. Поче­му же тут все выше? Здесь не было ника­ко­го отбо­ра роди­те­лей (у людей, обла­да­ю­щих высо­ки­ми умствен­ны­ми спо­соб­но­стя­ми, как пра­ви­ло, дети тоже умнее), поче­му же раз­ви­тие интел­лек­та про­изо­шло у всех. У нас, есте­ствен­но, воз­ник вопрос: не объ­яс­ня­ет­ся ли это стран­ное явле­ние тем, что все они рано научи­лись пла­вать в отли­чие от сверст­ни­ков, про­ле­жав­ших эти меся­цы в кро­ват­ке и в коляске?

А через несколь­ко лет появи­лась подоб­ная замет­ка об опы­тах док­то­ра Коха (Чехо­сло­ва­кия), кото­рый обу­чал груп­пу мла­ден­цев лаза­нию по швед­ской стен­ке, раз­ви­вая их врож­ден­ный рефлекс пол­за­ния. И опять малы­ши успе­ли не толь­ко осво­ить лаза­ние рань­ше, чем обыч­ную ходь­бу, но и интел­лек­ту­аль­но раз­ви­ва­лись быст­рее, чем обыч­но. Потом было сооб­ще­ние о попыт­ке запу­стить шаго­вый рефлекс. Здесь шесть мам, не испу­гав­шись, что у ново­рож­ден­ных искри­вят­ся нож­ки, бра­ли их под мыш­ки и, поста­вив на стол, начи­на­ли водить. Дела­ли они это перед каж­дой едой, и малыш­ки быст­ро усво­и­ли, что они идут на «зав­трак» или на «обед», и поэто­му выша­ги­ва­ли с таким энту­зи­аз­мом, что меж­ду шестым и седь­мым меся­ца­ми пошли само­сто­я­тель­но — вме­сто обыч­ных две­на­дца­ти-четыр­на­дца­ти. И в этом слу­чае иссле­до­ва­те­лей уди­ви­ли не столь­ко успе­хи в овла­де­нии ходь­бой, сколь­ко ощу­ти­мый ска­чок в росте интеллекта.

Подоб­ные фак­ты накап­ли­ва­лись непре­рыв­но. Вот еще одно иссле­до­ва­ние. Аме­ри­кан­цы посы­ла­ют детей в шко­лу в шесть лет, но они всех тести­ру­ют и отде­ля­ют очень спо­соб­ных (груп­па А) от сред­них (груп­па В) и отстав­ших в раз­ви­тии (груп­па С), кото­рым труд­но учить­ся в обыч­ной шко­ле. Из них фор­ми­ру­ют раз­ные клас­сы. Но раз­де­лить на подоб­ные груп­пы четы­рех­лет­них уже труд­нее, двух­лет­них — еще слож­нее, годо­ва­лых — еще все же мож­но. А вот деся­ти­ме­сяч­ные каза­лись все оди­на­ко­вы­ми. Пред­по­ло­жи­ли: види­мо, по-раз­но­му идет вос­пи­та­ние в семьях, если совсем «оди­на­ко­вые» деся­ти­ме­сяч­ные к шести годам ста­но­вят­ся столь раз­лич­ны­ми. Ста­ли наблю­дать за несколь­ки­ми десят­ка­ми деся­ти­ме­сяч­ных мла­ден­цев: что же осо­бен­но­го с ними дела­ют мамы, папы, бабуш­ки, дедуш­ки? На это потре­бо­ва­лось несколь­ко лет, но выво­ды ока­за­лись инте­рес­ны­ми. Руко­вод­ству­ясь ими, теперь доста­точ­но было пона­блю­дать за ребен­ком все­го день-два, что­бы ска­зать: у это­го малы­ша мама груп­пы А, он будет очень спо­соб­ным и учить­ся будет лег­ко. Чем же отли­ча­лись мате­ри груп­пы А?

Вме­сто того, что­бы дер­жать сво­их детей в кро­ват­ке или мане­же, в окру­же­нии чистых и без­опас­ных игру­шек, они пус­ка­ют их пол­зать по ком­на­те, по всей квар­ти­ре или по дому. Встре­ча­ют­ся такие храб­рые мамы, кото­рые выпус­ка­ют детей даже во двор, где опас­но­стей и неожи­дан­но­стей про­сто не счесть. При этом они не спе­шат, как «ско­рая помощь», к малы­шу, а дают ему вре­мя пораз­мыш­лять, потру­дить­ся, покрях­теть в труд­ной ситу­а­ции и попы­тать­ся раз­ре­шить ее само­сто­я­тель­но. Одна­ко они нико­гда не бро­са­ют ребен­ка одно­го, и обя­за­тель­но при­дут на помощь, если надо. Прав­да, их помощь не сни­ма­ет с малы­ша жиз­нен­ную зада­чу, а помо­га­ет ее раз­ре­шить. Такие мате­ри очень рано начи­на­ют отно­сить­ся к ребен­ку с пол­ным ува­же­ни­ем, рано начи­на­ют счи­тать его понят­ли­вым, сооб­ра­зи­тель­ным чело­ве­ком, кото­ро­му само­сто­я­тель­ное иссле­до­ва­ние может доста­вить удо­воль­ствие и идет на поль­зу. Они пра­вы: деся­ти­ме­сяч­ный ребе­нок еще не уме­ет гово­рить, зна­чит, мно­гие сло­вес­ные уро­ки и пре­ду­пре­жде­ния взрос­лых для него бес­по­лез­ны. Ему при­хо­дит­ся узна­вать все свой­ства вещей на соб­ствен­ном опы­те и, зна­чит, раз­ви­вать в себе каче­ства иссле­до­ва­те­ля наи­выс­ши­ми для себя тем­па­ми. Это самое луч­шее вре­мя для раз­ви­тия твор­че­ских и иссле­до­ва­тель­ских спо­соб­но­стей, боль­ше в жиз­ни оно уже не повто­рит­ся. Упу­стить его — зна­чит замед­лить не толь­ко физи­че­ское, но и интел­лек­ту­аль­ное раз­ви­тие ребенка.

Мы в сво­ей семье, к сожа­ле­нию, не зна­ли всех этих уди­ви­тель­ных фак­тов, не зна­ли, что обу­че­ние пла­ва­нию, лаза­нию или ходь­бе в пер­вые меся­цы жиз­ни дает силь­ней­ший тол­чок раз­ви­тию интел­лек­та, но раз­ви­ва­ли хва­та­тель­ный и опор­ный рефлек­сы. Мы не зна­ли, что пери­од пол­за­ния весь­ма бла­го­дат­ное вре­мя для раз­ви­тия твор­че­ских спо­соб­но­стей и общей ода­рен­но­сти ребен­ка, но пус­ка­ли малы­шей на пол и раз­ре­ша­ли им иссле­до­вать мир, а потом уви­де­ли, что это дела­ет их не толь­ко креп­че и осто­рож­нее, но и сообразительнее.

Мы поста­ра­лись сде­лать мир, с кото­рым стал­ки­вал­ся впер­вые наш пол­зу­нок, раз­но­об­раз­нее, бога­че для иссле­до­ва­ния, а для это­го допол­ня­ли обыч­ную мебель в доме спор­тив­ны­ми сна­ря­да­ми: тур­ни­ка­ми, лесен­кой, коль­ца­ми, кана­та­ми, шеста­ми, лиа­на­ми и тому подоб­ным, выде­ли­ли в доме поме­ще­ние для мастер­ской с боль­шим набо­ром раз­ных инстру­мен­тов и мате­ри­а­лов. Мы дали малы­шам азбу­ку на куби­ках, мел и дос­ку, каран­да­ши и бума­гу, кни­ги и таб­ли­цы, раз­ви­ва­ю­щие игры и кон­струк­то­ры всех типов, какие нахо­ди­ли в магазинах.

И сна­ча­ла были уве­ре­ны, что имен­но это поз­во­ля­ет нашим детям успеш­но раз­ви­вать­ся интел­лек­ту­аль­но, опе­ре­жать мно­гих сверст­ни­ков в овла­де­нии зна­ни­я­ми и навы­ка­ми, в сооб­ра­зи­тель­но­сти и само­сто­я­тель­но­сти. Конеч­но, так все и было, но… мы не мог­ли не заме­тить, что вся умствен­ная — изоб­ре­та­тель­ская, иссле­до­ва­тель­ская, тру­до­вая, игро­вая — дея­тель­ность ребят была все­гда бук­валь­но про­ни­за­на дви­же­ни­ем, интен­сив­ным и напря­жен­ным до пре­де­ла, тре­бу­ю­щим не толь­ко силы, но и тон­ко­го уме­ния, лов­ко­сти, гиб­ко­сти, сба­лан­си­ро­ван­но­сти мышц все­го орга­низ­ма. У наших ребят в ран­нем дет­стве, даже в мла­ден­че­стве, нико­гда не было тол­стых паль­чи­ков-рас­то­пы­ро­чек, ниче­го не уме­ю­щих, но уми­ля­ю­щих взрос­лых сво­ей пух­ло­стью и неж­но­стью. Их креп­кие, уме­лые руки лег­ко, бук­валь­но игра­ю­чи, овла­де­ва­ли новы­ми слож­ны­ми дви­же­ни­я­ми и в тру­де, и в игре. Мы радо­ва­лись это­му и не дога­ды­ва­лись о том, что уме­лые руки — это раз­ви­той мозг.

Сей­час все боль­ше обна­ру­жи­ва­ет­ся сви­де­тельств, что раз­но­об­раз­ный труд, раз­ви­ва­ю­щий руки, как ничто иное, раз­ви­ва­ет и ум. Утвер­жде­ние Кар­ла Марк­са о том, что «надо рабо­тать не толь­ко голо­вой, но и рука­ми», зна­ют мно­гие, но мно­гие ли дога­ды­ва­ют­ся о том, что этот есте­ствен­ный закон при­ро­ды дей­ству­ет с пер­вых меся­цев жиз­ни чело­ве­ка? Через руки малы­ша, овла­де­ва­ю­щие раз­ны­ми инстру­мен­та­ми и домаш­ней утва­рью, посту­па­ет так мно­го инфор­ма­ции в мозг, что он раз­ви­ва­ет­ся гораз­до успеш­нее, чем если бы оста­вить ребен­ка один на один лишь с игрушками.

Есть в Под­мос­ко­вье город Сер­ги­ев Посад. А в нем уни­каль­ное дет­ское учре­жде­ние, где люди тво­рят чуде­са: у сле­по­глу­хих детей (вду­май­тесь: сле­пых и глу­хих!) раз­ви­ва­ют чело­ве­че­скую пси­хи­ку. Как? Через руки. Подвиж­ни­че­ский труд вос­пи­та­те­лей не зна­ет себе рав­ных по кро­пот­ли­во­сти, береж­но­сти, чут­ко­сти и бес­ко­неч­но­му тер­пе­нию. Детей учат поль­зо­вать­ся ору­ди­я­ми тру­да, пред­ме­та­ми домаш­не­го оби­хо­да — реаль­ным веща­ми (не игруш­ка­ми!), в кото­рых как бы акку­му­ли­ро­ва­лась чело­ве­че­ская изоб­ре­та­тель­ская мысль. Не гла­за, не уши — руки ста­но­вят­ся чуть ли не един­ствен­ны­ми воз­бу­ди­те­ля­ми мыс­ли. И дети ста­но­вят­ся людьми!

И теперь мы отчет­ли­во созна­ем: ран­нее раз­ви­тие дви­же­ний — почти нерас­кры­тый резерв необъ­яс­нен­но­го пока, но столь же несо­мнен­но­го раз­ви­тия ума ребенка.

Каких же успе­хов мож­но достичь, если знать те из врож­ден­ных рефлек­сов ребен­ка (в одной меди­цин­ской кни­ге мы насчи­та­ли их 27), что дают наи­боль­ший тол­чок раз­ви­тию интел­лек­та, знать, как и когда эти рефлек­сы раз­ви­вать? А может быть, надо искать опти­маль­ные соче­та­ния раз­ных рефлек­сов и стро­ить кри­вые зави­си­мо­сти «раз­ви­тия интел­лек­та от раз­ви­тия дви­га­тель­ной актив­но­сти»? При­шла, види­мо, пора не толь­ко зачис­лить ата­ви­сти­че­ские рефлек­сы в раз­ряд полез­ных, но и назвать их осно­вой раз­ви­тия мно­гих спо­соб­но­стей, а глав­ное, научить­ся их использовать.

Пла­ва­тель­но­му рефлек­су уже повез­ло: он полу­чил пра­ва «граж­дан­ства» даже в поли­кли­ни­ках и дет­ских садах. Раз­ра­бо­та­ны мето­ди­ки и для роди­те­лей, для заня­тий дома, одна­ко это дело тре­бу­ет опре­де­лен­ных уме­ний, зна­чи­тель­ных затрат вре­ме­ни и боль­шо­го коли­че­ства воды — то есть усло­вий, труд­но осу­ще­стви­мых в боль­шин­стве семей. Зато все­гда и всем мож­но исполь­зо­вать, напри­мер, рефлек­сы хва­та­тель­ный (Робин­зо­на), шаго­вый, опор­ный, ползания.

Первый спортснаряд — руки старших

У нас нет спе­ци­аль­ных заня­тий гим­на­сти­кой, но каж­дый раз, как берем малы­ша, не про­сто под­хва­ты­ва­ем его под мыш­ки, а сна­ча­ла про­со­вы­ва­ем ему в сжа­тые кулач­ки по паль­цу и, если чув­ству­ем, что дер­жит­ся он креп­ко, тянем к себе, что­бы он сел, а потом встал и… даже повис на паль­цах. С пер­вых дней жиз­ни не боим­ся дер­жать малы­ша и вер­ти­каль­но: при­сло­ня­ем к гру­ди, а сво­бод­ной рукой под­пи­ра­ем пяточ­ки, пока он не напря­жет нож­ки и не будет сто­ять, то есть дер­жать свой вес на нож­ках, при­сло­нясь к гру­ди стар­ше­го. Опа­се­ние, что мла­де­нец пло­хо еще дер­жит голов­ку, про­хо­ди­ло у нас бук­валь­но в два-три дня, пото­му что мы его укла­ды­ва­ли в кро­ват­ку часто и на живо­тик, и ему при­хо­ди­лось повер­ты­вать голов­ку, пытать­ся при­под­ни­мать ее, что­бы что- то рассматривать.

Шаго­вый рефлекс в пер­вые дни хоро­шо заме­тен, и мы ста­ви­ли малы­ша. нож­ка­ми на стол, а потом, чуть накло­няя его впе­ред, учи­ли ходить по сто­лу. И даже здесь не про­сто дер­жа­ли под мыш­ки, а, пус­кая впе­ред, под­дер­жи­ва­ли за пред­пле­чья, а паль­цы свои не выни­ма­ли из его кулач­ков. Полу­ча­лось, что он идет сам, дер­жась за паль­цы папы.

На вто­ром-тре­тьем меся­це, когда малыш уже сам начи­нал хва­тать пред­ме­ты, я про­тя­ги­вал ему два паль­ца одной руки — ука­за­тель­ный и мизи­нец. Это было похо­же на при­гла­ше­ние «Иди ко мне на руч­ки!» — и малыш с улыб­кой так креп­ко хва­тал­ся за паль­цы, что его мож­но было выни­мать из кро­ват­ки и пере­но­сить на стол, на диван или на пол, чуть-чуть под­стра­хо­вы­вая вто­рой рукой под поп­ку. Ста­но­вясь стар­ше, малыш начи­нал еще и под­пры­ги­вать, облег­чая и делая уди­ви­тель­но при­ят­ной, лег­кой и даже кра­си­вой эту «гим­на­сти­ку жиз­ни», — ведь за день таких упраж­не­ний наби­ра­лись мно­гие десятки.

Бабуш­ки даже уко­ря­ли меня: «Зачем эти цир­ко­вые номе­ра? Толь­ко что­бы про­де­мон­стри­ро­вать, что ребе­нок у тебя силь­ный?» Им невдо­мек было, что в напря­же­нии про­ис­хо­дит раз­ви­тие. Когда мла­ден­ца пере­кла­ды­ва­ют осто­рож­но, как куль с мукой, то есть по бабуш­ки­но­му спо­со­бу или по меди­цин­ским сове­там (срав­ни­те: «В ком­плекс заня­тий посте­пен­но вво­дят пас­сив­ные дви­же­ния… отве­де­ние рук в сто­ро­ны и скре­щи­ва­ние их на гру­ди»), то раз­ви­тие будет на том нижай­шем уровне, кото­рый, к сожа­ле­нию, пока счи­та­ет­ся нормой.

С трех, при­мер­но, меся­цев в коляс­ке и в кро­ват­ке я уста­нав­ли­ваю пере­кла­дин­ку, до кото­рой малыш дотя­ги­ва­ет­ся рука­ми и кото­рую может схва­тить, что­бы сна­ча­ла садить­ся, дер­жась за нее, а потом и вста­вать. Это палоч­ка диа­мет­ром 13–15 мил­ли­мет­ров, уста­нов­лен­ная попе­рек кро­ват­ки на дося­га­е­мой для малы­ша высо­те (15–25 сан­ти­мет­ров), а еще удоб­нее лесен­ка «Встань­ка» инже­не­ра В. С. Скри­па­ле­ва [28].

Соб­ствен­но, «Встань­ка» — это уже целая систе­ма пере­кла­дин, напо­ми­на­ю­щих лесен­ку из шести тон­ких (диа­мет­ром 15 мил­ли­мет­ров) пало­чек. Пере­кла­ди­ны кре­пят­ся к двум боко­вым стой­кам. Те же, в свою оче­редь, к боко­вым решет­кам кро­ва­ти. Ниж­няя пере­кла­ди­на при­бли­же­на к голо­ве ребен­ка, верх­няя — удалена.

На вто­рую, чет­вер­тую и шестую верх­нюю пере­кла­ди­ны до сбор­ки лесен­ки мож­но нани­зать раз­лич­ные игрушки.

Заня­тия с малы­шом сле­ду­ет начи­нать с про­стых упраж­не­ний. И конеч­но, надо под­стра­хо­вы­вать его. Пер­вое упраж­не­ние свя­за­но с тем, что ребен­ка сажа­ют лицом к лесен­ке и он ста­ра­ет­ся ухва­тить­ся за ниж­нюю пере­кла­ди­ну, на кото­рой рас­по­ло­же­на игруш­ка. Вто­рое упраж­не­ние: сто­я­щий лицом к лесен­ке ребе­нок может дотя­нуть­ся до верх­ней пере­кла­ди­ны и поиг­рать верх­ней игруш­кой. Сто­я­щий ребе­нок при этом упи­ра­ет­ся живо­том в ниж­нюю пере­кла­ди­ну. Надо сле­дить, что­бы нож­ки малы­ша были рас­став­ле­ны поши­ре, опи­ра­лись на пол­ную сто­пу, нос­ка­ми нару­жу. Устав, ребе­нок, пере­би­рая рука­ми пере­кла­ди­ны, сам спу­стит­ся вниз. И все упраж­не­ния делать малыш дол­жен с удо­воль­стви­ем, с радостью.

Харак­тер­но, что Скри­па­лев так­же убе­дил­ся в том, что заня­тия на спорт­ком­плек­се «с пеле­нок» помо­га­ли ста­нов­ле­нию здо­ро­вой пси­хи­ки детей. Его сын Олег, кото­рый родил­ся с неко­то­ры­ми откло­не­ни­я­ми от нор­мы, стал бла­го­да­ря подоб­ным тре­ни­ров­кам силь­ным и лов­ким маль­чи­ком. Отец так­же заме­тил, что заня­тия улуч­ша­ли настро­е­ние сына.

Серьезное занятие — ползание

Как толь­ко малыш начи­на­ет пол­зать (с 5–7 меся­цев), пус­ка­ем его на пол, что­бы для дви­же­ний было боль­ше про­сто­ра, а для иссле­до­ва­ний боль­ше пред­ме­тов, — созда­ем, как теперь ино­гда гово­рят, раз­ви­ва­ю­щую обста­нов­ку для ребен­ка. Если он уже про­бу­ет вста­вать на нож­ки, то опус­ка­ем пони­же гим­на­сти­че­ские коль­ца (при­мер­но 80 сан­ти­мет­ров от пола) и уста­нав­ли­ва­ем тур­ни­чок так, что­бы он мог ухва­тить­ся сам. Под­ве­ши­ва­ем бок­сер­скую гру­шу на кана­те, кото­рую мож­но тол­кать, бить, рас­ка­чи­вать и кото­рая ино­гда сама может слег­ка «дать ему сда­чи», то есть учит быть осторожным.

Еще луч­ше уста­но­вить спор­тив­ный ком­плекс В. С. Скри­па­ле­ва, кото­рый зани­ма­ет мало места (око­ло 3 квад­рат­ных мет­ров), но име­ет десять или один­на­дцать спор­тив­ных сна­ря­дов, раз­ме­щен­ных так про­ду­ман­но, что с каж­до­го мож­но пере­лезть на один-два сосед­них. Полу­ча­ет­ся уди­ви­тель­ное гим­на­сти­че­ское дере­во, свое­об­раз­ная сре­да оби­та­ния в трех­мер­ном про­стран­стве, осо­бен­но хоро­шо функ­ци­о­ни­ру­ю­щая, когда малы­шей двое-трое, а раз­ни­ца в воз­расте у них состав­ля­ет 2–3 года.

Пол­за­ние может стать свое­об­раз­ным тестом для опре­де­ле­ния уров­ня физи­че­ско­го раз­ви­тия малы­ша. Раз­ви­той ребе­нок не пол­за­ет по полу «на шесте­рень­ках» (пола каса­ют­ся руч­ки, колен­ки и сто­пы ног), как все «нор­маль­ные» (то есть на самом деле сла­бые) дети, а ходит и потом даже бега­ет на чет­ве­рень­ках, не каса­ясь пола колен­ка­ми. У нас пол­зал толь­ко стар­ший сын (мы тогда обра­ща­лись с малы­ша­ми не так сме­ло и не так уме­ло). Вто­рой сыниш­ка пере­дви­гал­ся, уже каса­ясь пола одним коле­ном, то есть «на пяте­рень­ках», а осталь­ные уже совсем не каса­лись пола коленями.

Прав­да, не всем детям взрос­лые поз­во­ля­ют прой­ти эту шко­лу пере­дви­же­ния на чет­ве­рень­ках, про неко­то­рых роди­те­ли гово­рят: «А мой совсем не пол­зал, сра­зу пошел». В этом осо­бой опас­но­сти нет, но неко­то­рый минус оста­ет­ся, шко­ла пол­за­ния име­ет свои достоинства.

Глав­ное — она пер­вый и луч­ший учи­тель кур­са… искус­ства падания.

Падать раньше, чем ходить

Пол­зу­нок, пере­дви­га­ясь по ком­на­те на чет­ве­рень­ках, лишь изред­ка и толь­ко най­дя опо­ру, под­ни­ма­ет­ся на две нож­ки. Пона­ча­лу часто теряя рав­но­ве­сие, он быст­ро учит­ся пра­виль­но при­зем­лять­ся. Падая впе­ред, он выстав­ля­ет руч­ки, а кач­нув­шись назад, мяг­ко садит­ся и даже не счи­та­ет это паде­ни­ем. Очень важ­но вовре­мя при­об­ре­сти это уме­ние — удач­но падать, то есть мяг­ко и без послед­ствий. Оно при­го­дит­ся потом на всю жизнь, при­чем научить­ся это­му поз­же зна­чи­тель­но труд­нее. Надо не пре­пят­ство­вать есте­ствен­но­му про­цес­су, но забот­ли­вые взрос­лые часто ему меша­ют, осо­бен­но бабуш­ки. Им самим падать страш­но: у них кости хруп­кие, сил немно­го, да и рост не мла­ден­че­ский, — и вот они и боят­ся упасть, счи­та­ют, что малы­ша тоже надо предо­хра­нить от паде­ния. Но все долж­ны знать: обыч­ное паде­ние на пол для малы­ша без­опас­но. Даже неудач­ное паде­ние, когда малыш стук­нет­ся голо­вой о пол, для него не страш­но, так как у ребен­ка до полу­то­ра-двух лет отно­си­тель­но мно­го череп­но-моз­го­вой жид­ко­сти, мозг его как бы пла­ва­ет в ней, а уда­ры при­ни­ма­ют сама череп­ная короб­ка и кожа: шиш­ка или синяк — вот и все послед­ствия. Сле­дить надо лишь за тем, что­бы ребе­нок не упал с боль­шой высо­ты. Стар­шие долж­ны взять для себя за пра­ви­ло: не под­ни­мать, напри­мер, пол­зун­ка на стол, а пере­оде­вать или заво­ра­чи­вать на диване или крес­ле, отку­да паде­ния столь же без­опас­ны, как при пол­за­нии и ходьбе.

Один врач-трав­ма­то­лог наблю­дал наших детей целый день в играх на спор­тив­ном ком­плек­се, в том чис­ле и само­го млад­ше­го — пол­зун­ка, еще не уме­ю­ще­го вле­зать по шесту, и сде­лал такой вывод: «Вы дела­е­те детям в этом воз­расте предо­хра­ни­тель­ную при­вив­ку про­тив травм». И пояс­нил, что, во-пер­вых, пол­зу­нок у нас очень уме­ло пада­ет, совсем не уда­ря­ясь голо­вой. Во-вто­рых, ходь­ба на чет­ве­рень­ках быст­ро дела­ет очень креп­ки­ми руки, и неуди­ви­тель­но, что в два-три года малыш будет взби­рать­ся по глад­ко­му шесту, как силь­ный школь­ник. И в‑третьих, что­бы без бояз­ни вле­зать под пото­лок, надо быть преду­смот­ри­тель­ным и тон­ко чув­ство­вать, с какой высо­ты спрыг­нуть мож­но, а с какой уже опас­но. Если еще доба­вить, что от боль­ших нагру­зок не толь­ко ста­но­вят­ся силь­нее мыш­цы, но и проч­нее кости и связ­ки, то ясно, что «предо­хра­ни­тель­ная при­вив­ка» про­тив травм, сде­лан­ная вовре­мя, дей­стви­тель­но очень надежна.

Гигиенические навыки — со дня рождения

Когда у нас родил­ся пер­ве­нец, мы не сомне­ва­лись в рас­хо­жей истине, что мла­де­нец и гряз­ные пелен­ки — веч­ные и неиз­беж­ные спут­ни­ки. Вра­чи гово­рят об этом без тени сомне­ния: «Нуж­но на неко­то­рое вре­мя при­ми­рить­ся со стир­кой запач­кан­ных пеле­нок и шта­ни­шек. Лишь к году неко­то­рые дети начи­на­ют про­сить­ся» [29].

С рож­де­ни­ем вто­ро­го сына моя жена не захо­те­ла при­ми­рять­ся с уймой лиш­ней рабо­ты и попы­та­лась ее сокра­тить. Одна­жды она, раз­во­ра­чи­вая проснув­ше­го­ся в сухой пелен­ке малы­ша, реши­ла не ждать, пока он ее намо­чит, а подер­жать над полом, поло­жив его к себе на коле­ни и под­дер­жи­вая нож­ки. То ли повли­я­ла удоб­ная поза (уси­ли­лось дав­ле­ние на моче­вой пузырь), то ли мами­на сосре­до­то­чен­ность на этой зада­че подей­ство­ва­ла, но малыш сра­зу сде­лал лужи­цу на полу. Обра­до­ван­ная таким успе­хом мама рас­ска­за­ла мне о понят­ли­во­сти сына, и через неко­то­рое вре­мя мы обза­ве­лись спе­ци­аль­ным тази­ком для этой цели. Теперь мы наблю­да­ли за сыном и пыта­лись опре­де­лить при­зна­ки при­бли­жа­ю­ще­го­ся «осво­бож­де­ния». Это ока­за­лось делом несложным.

Тогда мы еще не зна­ли об обы­ча­ях наро­дов «неин­ду­стри­аль­ных куль­тур» и не дога­ды­ва­лись, что надо под­креп­лять услов­ный рефлекс награ­дой, но все рав­но уже к двум-трем меся­цам не толь­ко ощу­ща­ли огром­ное облег­че­ние от умень­ше­ния коли­че­ства мок­рых пеле­нок, но и пора­жа­лись, что трех­ме­сяч­ный малыш про­сто боит­ся мок­ро­го, оно ему явно непри­ят­но. Он даже про­сы­пал­ся и гром­ко пла­кал от того, что чуть-чуть под­мок. При­ве­зешь его с ули­цы зимой,

Одной из моих зна­ко­мых бабу­шек при­шлось остать­ся с ново­рож­ден­ной внуч­кой на целый месяц без мамы (мама лежа­ла в боль­ни­це и посы­ла­ла отту­да буты­лоч­ки со сво­им моло­ком). Она зна­ла про наш опыт, а род­ствен­ни­ки очень скеп­ти­че­ски отно­си­лись к подоб­ным «фоку­сам» и при­го­то­ви­ли гору под­гуз­ни­ков и пеле­нок. Одна­ко бабуш­ка реши­ла попро­бо­вать, и ее вни­ма­ние к сиг­на­лам малыш­ки было столь вели­ко, что к девя­то­му дню бабуш­ка и внуч­ка уже пре­крас­но пони­ма­ли друг дру­га, так что гора пеле­нок ока­за­лась излиш­ней: мож­но было обхо­дить­ся впя­те­ро мень­шим их количеством.

Но эко­но­мия сил и вре­ме­ни на стир­ке — не глав­ное. Глав­ное в том, что малыш начи­на­ет счи­тать нор­мой толь­ко пре­бы­ва­ние в сухом и чистом, а грязь и мокрое вызы­ва­ют у него про­тест. Потом он уже пода­ет зна­ки перед тем, как под­мок­нуть, то есть надо взрос­ло­му понять, что он про­сит­ся. Малыш в состо­я­нии немнож­ко потер­петь, пока его не возь­мут на руки и не доне­сут до тази­ка, гор­шоч­ка или рако­ви­ны, а это зна­чит, что моче­вой пузырь рас­тет нор­маль­но. Если же ребе­нок мочит­ся при пер­вом же позы­ве и дела­ет это часто, то рост моче­во­го пузы­ря может даже задер­жать­ся. Имен­но с недо­раз­ви­ти­ем моче­во­го пузы­ря часто стал­ки­ва­ют­ся вра­чи, зани­ма­ясь лече­ни­ем эну­ре­за (недер­жа­ния мочи).

Конеч­но, не все­гда и не со все­ми детьми все про­те­ка­ло так глад­ко, как я опи­сы­ваю, были и сры­вы, и вре­мен­ные неуда­чи, но мы научи­лись не сва­ли­вать вину на малы­шей (они мог­ли про­сто заиг­рать­ся, осо­бен­но когда начи­на­ли пол­зать или ходить) и обхо­ди­лись без шлеп­ков и нака­за­ний — помо­га­ли пре­ду­пре­дить непри­ят­ность. И все при­хо­ди­ло в нор­му. А об эну­ре­зе мы узна­ли толь­ко из кни­жек и пора­зи­лись, како­го несча­стья нам уда­лось избе­жать, и опять же так просто.

Циви­ли­за­ция недав­но «пора­до­ва­ла» нас новин­кой — так назы­ва­е­мы­ми пам­пер­са­ми. Назна­че­ние их — упро­стить гиги­е­ни­че­ский уход за малы­шом. Мяг­кая про­клад­ка пам­пер­сов хоро­шо погло­ща­ет вла­гу, и ребе­нок ходит «сухой», даже если он пустит в них не одну пор­цию «теп­лой водич­ки». Очень удоб­ны они для про­гул­ки или при поезд­ке в гости. Но мамы, пове­рив рекла­ме и убе­див­шись в удоб­стве пам­пер­сов, начи­на­ют исполь­зо­вать их и дома, остав­ляя в них малы­ша на целый день. И ребе­нок совсем не учит­ся регу­ли­ро­вать про­цесс опо­рож­не­ния моче­во­го пузы­ря. Не уве­ли­чит ли это в буду­щем коли­че­ство «эну­рез­ни­ков»? И не при­ба­вит ли стра­да­ний буду­щим мужчинам?

В Швей­ца­рии не под­вер­га­ют бара­нов болез­нен­ной опе­ра­ции кастра­ции. Вме­сто это­го им наде­ва­ют на мошон­ку мяг­кий и очень теп­лый вяза­ный мешо­чек и не сни­ма­ют его ни днем, ни ночью. Мешо­чек хоро­шо согре­ва­ет яич­ки бара­на, а им для нор­маль­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния нуж­на про­хла­да (неда­ром при­ро­да у всех пред­ста­ви­те­лей муж­ско­го пола выве­ла их нару­жу). Через неко­то­рое вре­мя это утеп­ле­ние дела­ет бара­на пол­ным кастратом.

Мы еще не зна­ем, может ли подоб­ный «согре­ва­ю­щий ком­пресс» повре­дить маль­чи­кам, но мамы и папы обя­за­тель­но долж­ны знать: пере­ку­ты­ва­ние и обез­дви­жи­ва­ние (в тес­ной одеж­де) этой части тела гро­зит тяже­лей­ши­ми послед­стви­я­ми во взрос­лой жиз­ни. Поэто­му недо­пу­сти­мо ноше­ние пла­вок вме­сто про­стор­ных тру­си­ков, осо­бен­но в школь­ном воз­расте. Плот­но обле­га­ю­щая и теп­лая одеж­да может стать при­чи­ной беды, о кото­рой ска­за­но выше — ран­ней импотенции.

Инте­рес­но (и поучи­тель­но!), что наро­ды «неин­ду­стри­аль­ных куль­тур» начи­на­ют и закан­чи­ва­ют обу­че­ние сво­их детей намно­го рань­ше, чем мы. У народ­но­сти диго в Восточ­ной Афри­ке мате­ри начи­на­ют тре­ни­ро­вать ребен­ка опо­рож­нять кишеч­ник и моче­вой пузырь с пер­вых недель жиз­ни. Для это­го у них выра­бо­та­ны и свои при­е­мы. Г орш­ков там нет, малы­ша дер­жат под колен­ки, и если надо сде­лать «пи-пи», то раз­во­ра­чи­ва­ют лицом от себя, как при­ня­то это и у нас, если «а‑а», то пово­ра­чи­ва­ют лицом к себе и уса­жи­ва­ют на ступ­ни ног, делая из них подо­бие стуль­чи­ка с отвер­сти­ем. Уже к 4–6 меся­цам ребе­нок оста­ет­ся сухим и днем и ночью.

Там, где мамы целый день носят ребен­ка с собой (на спине или на гру­ди), вопрос его чисто­ты осо­бен­но важен: жен­щине, конеч­но, очень непри­ят­но ока­зать­ся мок­рой или испач­кан­ной. Но, посколь­ку там есть неиз­вест­ное евро­пей­цам духов­ное и чув­ствен­ное вос­со­еди­не­ние мате­ри с ребен­ком, она рано начи­на­ет чув­ство­вать, а малыш — с пер­вых же недель жиз­ни пода­вать сиг­на­лы о всех сво­их есте­ствен­ных потреб­но­стях. И оба доволь­ны этим вза­и­мо­по­ни­ма­ни­ем. Если же мать не уме­ет понять ребен­ка, то окру­жа­ю­щие счи­та­ют ее про­сто глупой.

Обыч­но все обу­че­ние зани­ма­ет несколь­ко недель и к пол­зун­ко­во­му воз­рас­ту у боль­шин­ства детей заканчивается.

Совер­шен­но иной под­ход ко все­му это­му в циви­ли­зо­ван­ном мире — у евро­пей­цев и аме­ри­кан­цев. Их обще­при­ня­тая точ­ка зре­ния тако­ва, что все виды ран­не­го обу­че­ния неэф­фек­тив­ны или при­ну­ди­тель­ны. Фран­цу­зы счи­та­ют: «…что­бы обу­че­ние про­хо­ди­ло успеш­но, необ­хо­ди­мо уме­ние ребен­ка сидеть, тер­петь, пони­мать. Он смо­жет выпол­нить эти три усло­вия толь­ко после года. Не сле­ду­ет так­же слиш­ком спе­шить с обу­че­ни­ем. Что­бы при­учить ребен­ка к чисто­те, потре­бу­ет­ся несколь­ко меся­цев» [30]. Еще поз­же при­сту­па­ют к обу­че­нию аме­ри­кан­цы. Док­тор Спок счи­та­ет, что «при­уче­ние ребен­ка мочить­ся на гор­шок — гораз­до более труд­ное или по край­ней мере дол­гое дело… и наблю­де­ния над детьми пока­зы­ва­ют, что даже в 2,5 года они часто мочат шта­ниш­ки. Очень мно­гие дети не в состо­я­нии нести пол­ную ответ­ствен­ность даже к 3 годам» (Ребе­нок и уход за ним. С. 206–207).

Совер­шен­но чет­ко про­сле­жи­ва­ет­ся вза­и­мо­связь: чем поз­же начи­на­ет­ся обу­че­ние гиги­е­ни­че­ским навы­кам, тем, во-пер­вых, мед­лен­нее оно идет, то есть тре­бу­ет боль­ше­го вре­ме­ни, тру­да и тер­пе­ния от роди­те­лей, и, во-вто­рых, идет гораз­до труд­нее, пере­хо­дя в пря­мое сопро­тив­ле­ние это­му обу­че­нию у аме­ри­кан­ских детей. А самое глав­ное: види­мо, толь­ко у наро­дов «неин­ду­стри­аль­ных куль­тур» отсут­ству­ют дети, стра­да­ю­щие эну­ре­зом, у всех же циви­ли­зо­ван­ных они есть, и вполне воз­мож­но, что их чис­ло зави­сит от сро­ка нача­ла обу­че­ния навы­кам туалета.

В Совет­ском Сою­зе более 5 мил­ли­о­нов детей толь­ко сре­ди дошколь­ни­ков стра­да­ло эну­ре­зом. Сколь­ко таких детей сей­час в Рос­сии, ста­ти­сти­ки еще не под­счи­та­ли. Не при­шла ли пора поду­мать, что разум­ный обы­чай, при­ня­тый в «отста­лых» стра­нах, сле­ду­ет пере­нять и нам, «пере­до­вым»? А то овла­де­ли атом­ной энер­ги­ей и вышли в кос­мос, а «про­бле­му горш­ка» реша­ем пло­хо: застав­ля­ем мил­ли­о­ны мате­рей тра­тить колос­саль­ное вре­мя на стир­ку и гото­вим новую сме­ну — мил­ли­о­ны дошко­лят, стра­да­ю­щих от эну­ре­за, этой болез­ни циви­ли­за­ции, рож­да­ю­щей чув­ство соб­ствен­ной непол­но­цен­но­сти от посто­ян­но­го тягост­но­го унижения.

Папы и мамы! Вы може­те предот­вра­тить эту беду. Нуж­но не так уж мно­го тру­да и вни­ма­ния, что­бы вовре­мя вспом­нить о том, что вы сей­час про­чли об эну­ре­зе, и пре­ду­пре­дить его появление.

Кста­ти, пре­ду­пре­жда­ю­щи­ми мера­ми могут быть и отка­зы от двух еще встре­ча­ю­щих­ся у взрос­лых пред­рас­суд­ков. Пер­вый состо­ит в том, что ребен­ку вред­но тер­петь. Счи­та­ю­щие так не поз­во­ля­ют ребен­ку хоть немно­го подо­ждать, торо­пят­ся поса­дить на гор­шок. А потер­петь надо уметь, и малы­ши науча­ют­ся это­му сами, если взрос­лые не вме­ши­ва­ют­ся. Они сре­ди игры вдруг сожмут вме­сте колен­ки или начи­на­ют при­пля­сы­вать, топ­тать­ся на месте. Позыв прой­дет, и они еще неко­то­рое вре­мя спо­кой­но игра­ют, пока сле­ду­ю­щий не заста­вит побе­жать к гор­шоч­ку. Это полез­но детям: моче­вой пузырь рас­тя­ги­ва­ет­ся, рас­тет, и его емко­сти хва­та­ет на все боль­шее вре­мя. Ведь про­сят же вра­чи: «Потер­пи, сколь­ко можешь» — при лече­нии эну­ре­за имен­но для того, что­бы уве­ли­чить у боль­но­го объ­ем моче­во­го пузыря.

Вто­рой пред­рас­су­док бли­зок к пер­во­му: если ребе­нок уже начал делать «пи-пи», то вред­но пре­ры­вать этот про­цесс. А ника­ко­го вре­да от это­го не быва­ет, и ребе­нок может и дол­жен уметь оста­но­вить­ся, если начал мочить­ся в кро­ват­ке, в шта­ниш­ки, на коле­ни мате­ри или отца. А оста­но­вив­шись, вылез­ти из кро­ват­ки, достать гор­шо­чек, снять тру­си­ки и побе­жать в туа­лет или позвать маму и подо­ждать, пока его не подержат.

Не бойтесь брать малыша на руки

Чем мень­ше ребе­нок, тем более он нуж­да­ет­ся в мате­ри, взрос­лом или стар­шем. И мы в семье нико­гда не боя­лись изба­ло­вать этим малы­ша. Если мами­на рабо­та поз­во­ля­ла что-то делать с малы­шом на руке, то она его дер­жа­ла; если надо было осво­бо­дить вто­рую руку, то опус­ка­ла его на пол и дава­ла ему пустую кастрюль­ку, крыш­ку, бан­ку или дру­гой объ­ект иссле­до­ва­ний, и он несколь­ко минут зани­мал­ся само­сто­я­тель­но. Не надо боять­ся при­учить ребен­ка к рукам. Изба­ло­вать малы­ша мож­но, если все вре­мя раз­вле­кать его, при­над­ле­жа ему в каче­стве боль­шой игруш­ки и не давая ему вре­ме­ни для само­сто­я­тель­ных заня­тий. Когда же есть стар­шие бра­тья и сест­ры, то они берут его в свою ком­па­нию и даже вклю­ча­ют в свои игры, при­ду­мав ему под­хо­дя­щую роль. А те, кто может уже носить его на руках, выпол­ня­ют роль насто­я­щих нянь — раз­го­ва­ри­ва­ют с ним, пока­зы­ва­ют и назы­ва­ют пред­ме­ты или спра­ши­ва­ют его: «Что это?», «Где лам­па?», «Кто это лает во дво­ре?» Или вме­сте с малы­шом, доста­вая посу­ду к обе­ду, сопро­вож­да­ют сло­ва­ми свои дей­ствия: «Давай доста­нем вил­ки и поло­жим на стол», «Ты дер­жи чай­ные лож­ки, а я возь­му столовые».

Малень­кие нянь­ки в чем-то раз­ви­ва­ют малы­ша луч­ше, чем мы, взрос­лые, так как лег­че пони­ма­ют его и нахо­дят с ним общий язык в играх и делах. Поэто­му, навер­ное, мате­ри и отцу лег­че с дву­мя-тре­мя ребя­тиш­ка­ми в семье, чем с одним.

Когда у нас появи­лась в семье внуч­ка, то ее один­на­дца­ти­лет­няя тетя и три­на­дца­ти­лет­ний дядя так мно­го с нею вози­лись и игра­ли, что пер­вым про­из­не­сен­ным малыш­кой сло­вом было не «мама», не «папа» и не «баба», а «дядя». Не менее полез­но это ока­за­лось и для тети с дядей — они учи­лись обра­щать­ся с малы­шом. Где теперь могут прой­ти такую шко­лу стар­шие школьники?

Мама у нас любит почи­тать детям на сон гря­ду­щий доб­рую сказ­ку, а малы­шу — спеть колы­бель­ную песен­ку. Это тоже очень важ­но. Нам как-то рас­ска­за­ли, что в Даге­стане, слы­ша о пло­хом чело­ве­ке, гово­рят: «Ему мать не пела колы­бель­ных песен». Колы­бель­ная песен­ка дела­ет серд­це ребен­ка мяг­че, к тому же раз­ви­ва­ет его слух и голос, осо­бен­но тогда, когда малыш сам ста­ра­ет­ся подпевать.

У тро­их стар­ших наших детей не раз­вил­ся музы­каль­ный слух. Мы счи­та­ли, что слух и голос пере­да­ют­ся по наслед­ству, что если мама любит петь, а я могу настро­ить бала­лай­ку или гита­ру, зна­чит, и дети будут музы­каль­ны. Ока­за­лось, нет, это зави­сит от того, под­пе­ва­ют ли дети маме или нет, слу­ша­ют ли музы­ку и слы­шат ли ее. А потом заме­ти­ли, как вни­ма­тель­но смот­ре­ла на пою­щую маму наша чет­вер­тая дочур­ка, лежав­шая у нее на руках, откры­ва­ла ротик и про­бо­ва­ла тянуть: «А… а… а…» С той поры и мама ста­ра­лась так «петь» вме­сте. И у всех млад­ших музы­каль­ный слух раз­вил­ся, а неко­то­рые из ребят сами осво­и­ли нот­ную гра­мо­ту и про­бу­ют играть на пиа­ни­но — слу­шать их игру нам все­гда приятно.

Мы ста­ра­ем­ся, что­бы ребе­нок посто­ян­но видел мать или отца или хотя бы слы­шал их, — он тогда может спо­кой­но играть сам и подол­гу. Впе­чат­ле­ние такое, как буд­то малыш дол­жен быть все­гда свя­зан со сво­ей глав­ной опо­рой и защи­той, и если не пря­мым виде­ни­ем, то хотя бы зву­ко­вой свя­зью. Осо­бен­но ост­ра эта потреб­ность у ребен­ка, если у него нет стар­ших бра­тьев или сестер и он рас­тет один.

Мы нико­гда не уса­жи­ва­ли малы­ша в манеж, а опус­ка­ли пол­зун­ка на пол и дава­ли ему пол­ную сво­бо­ду пере­дви­же­ния по все­му дому. Мы не зна­ли тогда, что такая сво­бо­да спо­соб­ству­ет его быст­ро­му интел­лек­ту­аль­но­му раз­ви­тию, но инту­и­тив­но ста­ра­лись предо­став­лять пол­зун­ку поболь­ше вре­ме­ни для таких само­сто­я­тель­ных «путе­ше­ствий» и «иссле­до­ва­ний» иод­но­вре­мен­но обо­га­щать обста­нов­ку, в кото­рой нахо­дит­ся малыш. Кро­ме обыч­ной мебе­ли в ком­на­те были мячи (при­чем самых раз­ных раз­ме­ров: от малень­ких, кото­рые малыш мог взять одной рукой, до боль­шо­го надув­но­го, почти в рост ребен­ка), пира­мид­ки, мат­реш­ки, куби­ки тоже раз­ных раз­ме­ров, кон­струк­то­ры-стро­и­те­ли и обя­за­тель­но тележ­ки, катал­ки, кони, кото­рые мож­но дви­гать, нагру­жать, раз­гру­жать и на кото­рые мож­но сесть само­му. Очень инте­рес­на для малы­шей обык­но­вен­ная вода в тази­ке, где пла­ва­ют кры­шеч­ки, круж­ки, кото­ры­ми мож­но пере­ли­вать воду сколь­ко угодно.

При этом, видя воз­ню малы­ша с игруш­ка­ми и вся­ки­ми пред­ме­та­ми, мы не скры­ва­ем сво­е­го инте­ре­са к ней: раду­ем­ся его уда­чам, успе­хам, пре­одо­ле­ни­ям и даем ему понять, что он дела­ет хоро­шо, а что пло­хо, ведь малы­ши не все­гда сра­зу могут это почув­ство­вать. При неуда­чах огор­ча­ем­ся вме­сте с ним, ино­гда бро­са­ем­ся на помощь, осо­бен­но в тех слу­ча­ях, когда без нее может полу­чить­ся что-то очень непри­ят­ное. Так же при­вы­ка­ют делать и стар­шие дети. Если видят, напри­мер, что малыш впер­вые схва­тил­ся за гим­на­сти­че­ские коль­ца, то все кру­гом могут захло­пать в ладо­ши и радост­но закри­чать «ура!». Малыш удив­лен и дово­лен таким вни­ма­ни­ем и, конеч­но, ста­ра­ет­ся сде­лать так еще и еще мно­го раз.

Мама спит с малы­шом рядом при­мер­но до года. Ночью, когда он «заво­зит­ся» или проснет­ся, она дер­жит его над тази­ком, а затем кор­мит гру­дью. Рядом с мамой, чув­ствуя ее бли­зость и теп­ло, малыш спит спо­кой­но оста­ток ночи, и мама тоже высыпается.

Толь­ко с пер­вым малы­шом ей при­шлось пому­чить­ся, пото­му что она укла­ды­ва­ла его отдель­но, как тре­бу­ют вра­чи. Он про­сы­пал­ся ночью, про­сил есть, а Лена Алек­се­ев­на не реша­лась кор­мить, так как «пола­га­ет­ся делать ноч­ной пере­рыв в корм­ле­нии». Заснув у нее на руках, сын сно­ва про­сы­пал­ся, как толь­ко чув­ство­вал, что его поло­жи­ли отдель­но и ушли. Ино­гда и я помо­гал — тоже носил его ночью на руках и, заснув­ше­го, свер­хо­сто­рож­но и неж­но опус­кал в кро­ват­ку. А он если и не сра­зу, то через неко­то­рое вре­мя сно­ва про­сы­пал­ся, и все начи­на­лось сна­ча­ла. Ночь у обо­их ока­зы­ва­лась раз­би­той, оба недо­сы­па­ли, и, когда жене ста­ло совсем нев­мочь, она сказала:

- Поло­жу-ка его рядом, по-старинке.

Ночью она его покор­ми­ла, и, сытый, он уснул креп­ким сном рядом с ней. Утром, впер­вые ото­спав­шись за мно­го ночей, жена гово­ри­ла мне:

- Так хоро­шо выспа­лась! Нико­го слу­шать не буду — буду теперь класть его рядом.

С тех пор так у нас и пове­лось. Види­мо, физи­че­ский и био­энер­ге­ти­че­ский кон­такт мла­ден­ца с мате­рью ночью еще более важен, чем днем (днем малыш пусть на рас­сто­я­нии, но видит мать, слы­шит ее голос), а нару­ше­ние кон­так­та не все мла­ден­цы могут пере­не­сти. И может быть, рвать есте­ствен­ные свя­зи меж­ду мате­рью и ребен­ком, как тре­бу­ет наша вос­пи­та­тель­ная нау­ка, — зна­чит закла­ды­вать фун­да­мент нев­ро­зов у ребен­ка и холод­но­сти мате­ри? Надо иссле­до­вать эти про­цес­сы, пока не поздно.

Когда учить, а когда дать додуматься самому

Когда впер­вые малыш потя­нет­ся за лож­кой, то мы ста­ра­ем­ся пой­мать это мгно­ве­ние и сра­зу даем ее вер­но — так, как и надо ее дер­жать. Если ему это не уда­ет­ся сра­зу само­му, то мы берем его ручон­ку вме­сте с лож­кой в свою руку и помо­га­ем доно­сить лож­ку с кашей от блюд­ца до рта. Сле­дим день, два или три, пока сам малыш не нач­нет брать пра­виль­но. Так дела­ем с каран­да­шом, ножом, вил­кой, что­бы потом не при­хо­ди­лось пере­учи­вать малы­ша. Невер­но усво­ен­ный при­ем, напри­мер, зажим лож­ки в кула­ке, как пал­ки, ста­но­вит­ся при­выч­ным, удоб­ным, и тогда труд­но изме­нить его.

А вот когда малыш хочет открыть короб­ку, бан­ку, ящик, тут дела­ем наобо­рот: не спе­шим с помо­щью, не торо­пим­ся пока­зать, рас­ска­зать, научить. Крыш­ки ведь могут про­сто сни­мать­ся, как у кар­тон­ных коро­бок, откры­вать­ся на пет­лях, как у чемо­да­на, сдви­гать­ся в сто­ро­ну, как у пена­ла, и малы­шу надо до это­го дой­ти­са­мо­му, про­явить сооб­ра­зи­тель­ность, наход­чи­вость, смекалку.

Ведь не все­гда стар­ший будет рядом, не все­гда помощь обес­пе­че­на — когда-то при­дет­ся все зада­чи решать само­му. И по мере роста малы­ша таких жиз­нен­ных задач у него при­бав­ля­ет­ся: мы не дела­ем за него то, что он сам может и дол­жен делать, а ино­гда даже спе­ци­аль­но услож­ня­ем ему жизнь.

Когда девя­ти-деся­ти­ме­сяч­ный малыш может уже сам влезть на диван, на стул, на коле­ни к дедуш­ке, мы ста­ра­ем­ся уже не ста­вить его на диван или на стул и не берем его на коле­ни, а при­гла­ша­ем вле­зать само­му. Пусть он попых­тит, поста­ра­ет­ся, потру­дит­ся забрать­ся, мы толь­ко вни­ма­тель­но смот­рим, под­бад­ри­ва­ем или чуть-чуть помо­жем, когда слиш­ком труд­но и у него уже силен­ки на исхо­де. Напри­мер, ста­вим одну ногу так, что­бы из нее полу­чи­лась сту­пень­ка, дер­жим руку твер­до и на такой высо­те, что за нее мож­но ухва­тить­ся. Или когда слиш­ком лег­ко, то, наобо­рот, услож­ня­ем зада­чу. И во всех слу­ча­ях, когда малыш дости­га­ет цели (взби­ра­ет­ся сам или откры­ва­ет нако­нец крыш­ку короб­ки), мы раду­ем­ся его успе­ху и даем ему почув­ство­вать это радост­ной улыб­кой, воз­гла­сом «моло­дец!», «здо­ро­во!» и так далее.

«Можно» и «нельзя»

Боль­шую ошиб­ку дела­ют роди­те­ли, если поня­тия «нель­зя» для ребен­ка дол­гое вре­мя про­сто не суще­ству­ет. Тогда поз­же они при­хо­дят с вопро­сом: «Что делать, если сын кого угод­но может уда­рить пал­кой?», «Как быть, если он у всех отни­ма­ет игрушки?»

А мы гово­рим «нель­зя!» малы­шу любо­го воз­рас­та и не откла­ды­ва­ем это на потом в рас­че­те на то, что под­рас­тет — сам пой­мет. Взрос­лые долж­ны ори­ен­ти­ро­вать малы­ша и помочь ему сра­зу отли­чить, что хоро­шо, а что пло­хо, что мож­но делать, а что нель­зя. Толь­ко «нель­зя» долж­но быть не пустым сло­вом, зву­ком, сотря­се­ни­ем воз­ду­ха, как часто это полу­ча­ет­ся у людей неопыт­ных. Сло­во долж­но быть под­креп­ле­но делом.

«Нель­зя!» (шле­пать бабуш­ку по лицу рукой), — гово­рят малы­шу стро­гим тоном и тут же опус­ка­ют его с рук на пол. Стоя на полу, он дей­стви­тель­но не смо­жет это­го делать.

«Нель­зя!» (бить дру­го­го пал­кой), — и пал­ку из рук малы­ша пере­кла­ды­ва­ют на высо­кий шкаф или совсем уно­сят из ком­на­ты. И делать это надо совер­шен­но уве­рен­но, ника­кие коле­ба­ния тут недопустимы.

«Нель­зя!» (рвать кни­ги), — и кни­га тут же долж­на быть убра­на на недо­ступ­ное место.

«Нель­зя!» (сту­чать по теле­ви­зо­ру молот­ком), — и моло­ток необ­хо­ди­мо уне­сти в мастерскую.

И еще: хоро­шо бы отли­чать нель­зя от опас­но. Допу­стим, малыш соби­ра­ет­ся спрыг­нуть на пол со сту­ла или со сто­ли­ка и вы бои­тесь, что он уши­бет­ся. В этих слу­ча­ях гово­рят: «Нель­зя — упа­дешь!» А луч­ше про­сто пре­ду­пре­дить его: «Уда­ришь­ся!», «Уши­бешь­ся!», «Боль­но будет!», «Шиш­ку набьешь!» — выбе­ри­те под­хо­дя­щее и гово­ри­те тре­вож­ным тоном, что­бы ребе­нок чув­ство­вал вашу тревогу.

И имей­те в виду: если вы гово­ри­те «Нель­зя!», вы при этом ребен­ка чего- то лиша­е­те, он огор­ча­ет­ся, а мно­ги­ми «Нель­зя!» мож­но дове­сти его до капри­зов и «взры­вов» или до апа­тии и лени. Мы, запре­щая, обыч­но ста­ра­ем­ся тут же най­ти какое-то близ­кое «Мож­но!»: «Кни­ги рвать нель­зя, а вот тебе ста­рая газе­та — ее рвать мож­но!», «По теле­ви­зо­ру сту­чать нель­зя, а вот по гвоз­дям на дощеч­ке — можно!»

В общем, запре­тов, то есть вся­ких «нель­зя», ста­ра­ем­ся делать как мож­но мень­ше, — это дей­стви­тель­но необ­хо­ди­мые запре­ты, они вос­при­ни­ма­ют­ся не как при­хоть взрос­лых, а как зако­ны жиз­ни, незыб­ле­мые, обя­за­тель­ные и для нас, взрос­лых. Види­мо, поэто­му у наших детей и вну­ков обыч­но не быва­ет жела­ния их нарушать.

Надо учить детей осторожности

Жела­ние защи­тить ребен­ка от несчаст­ных слу­ча­ев сво­дит­ся обыч­но к тому, что от него пря­чут все опас­ные вещи. Когда это каса­ет­ся лекарств, кис­ло­ты, едкой щело­чи и подоб­ных веществ, это есте­ствен­но и понят­но. Но есть мно­гое, что для взрос­лых совсем не опас­но, вро­де спи­чек, иго­лок, нож­ниц, ножей, утю­га, чай­ни­ка, газа и так далее. Пря­тать их от детей мы счи­та­ем нера­зум­ной мерой. Малыш оста­ет­ся в неве­де­нии, какая опас­ность в них скры­та, и рано или позд­но может пострадать.

Мы поэто­му при­ня­ли дру­гой поря­док: зна­ко­мим малы­ша с опас­но­стью в тот день и тот час, когда он впер­вые стал­ки­ва­ет­ся с ней, неза­ви­си­мо от его воз­рас­та, так как не счи­та­ем его глу­пым и неспо­соб­ным понять ее.

Вот мама гла­дит белье, а ребе­нок влез на стул и вни­ма­тель­но смот­рит, как по гла­диль­ной дос­ке быст­ро ходит бле­стя­щий утюг. Мама берет утюг и ста­вит на стол неда­ле­ко от малы­ша. Тому так хочет­ся и так лег­ко достать утюг паль­чи­ком. Вот тут маме надо быть очень вни­ма­тель­ной. Если она заме­ти­ла у него это жела­ние, она тре­вож­ным голо­сом пре­ду­пре­жда­ет: «Горя­чо!», «Боль­но будет!», но… не запре­ща­ет дотро­нуть­ся (до утю­га, горя­че­го чай­ни­ка, плит­ки) и даже полу­чить малень­кий ожог. Конеч­но, будут сле­зы, конеч­но, паль­чик надо будет лечить, но это будет насто­я­щий УРОК. Двух-трех таких уро­ков обыч­но ока­зы­ва­ет­ся доста­точ­но, что­бы ребе­нок надол­го (а может, и на всю жизнь) стал осто­рож­ным в обра­ще­нии с опас­ны­ми пред­ме­та­ми, а то и научил­ся ими поль­зо­вать­ся. И, кро­ме того, так он при­уча­ет­ся… питать дове­рие к нашим предупреждениям.

Люди недаль­но­вид­ные назы­ва­ют это жесто­ко­стью роди­те­лей, а мы счи­та­ем, что пусть луч­ше полу­чит урок (малень­кий ожог, укол, порез) на наших гла­зах, тогда и боль­шо­го несча­стья не будет, пото­му что малень­кое «несча­стье» сде­ла­ет ребен­ка умнее, осто­рож­нее, предусмотрительнее.

При встре­че с боль­шой опас­но­стью, где при­ме­не­ние «малых доз» невоз­мож­но (авто­ма­ши­на, поезд, откры­тое окно в квар­ти­ре пято­го эта­жа и так далее), мы не пус­ка­ем­ся в объ­яс­не­ния и рас­суж­де­ния (они для ребен­ка еще пустые зву­ки), а в пер­вый же раз пере­жи­ва­ем испуг, про­яв­ля­ем опа­се­ние и осто­рож­ность гораз­до боль­шую, чем обыч­но, что­бы ребе­нок почув­ство­вал нашу тре­во­гу и уви­дел наше пове­де­ние в опас­ной ситу­а­ции. Напри­мер, выхо­дя впер­вые с малы­шом на ули­цу, оста­нав­ли­ва­ем­ся перед про­ез­жей частью и под­черк­ну­то вни­ма­тель­но смот­рим сна­ча­ла нале­во, потом напра­во и пере­хо­дить будем, толь­ко если машин не вид­но или они очень дале­ко. Если при­хо­дит­ся подо­ждать, то сто­им, устре­мив взгляд на про­хо­дя­щую авто­ма­ши­ну, и при ее при­бли­же­нии пятим­ся тре­вож­но назад, что­бы быть от нее подальше.

Точ­но такую же тре­вож­ность долж­но вызы­вать у взрос­лых и откры­тое окно в квар­ти­ре высот­но­го дома, от него надо дер­жать­ся подаль­ше, его нель­зя про­ти­рать на гла­зах малы­ша, ни в коем слу­чае не вле­зать при нем на под­окон­ник, не выгля­ды­вать из откры­то­го окна, ложась на под­окон­ник живо­том или гру­дью. Все, что вы дела­е­те, может потом повто­рить малыш и…

Помни­те, что на вас все­гда устрем­ле­ны вни­ма­тель­ные дет­ские гла­за, а ваше пове­де­ние — при­мер для под­ра­жа­ния. Сто­ит вам забыть об этом, и может слу­чить­ся непоправимое.

О ребенке заботимся, а он?

Мы заме­ти­ли, что малыш уже с 10–11 меся­цев может испы­ты­вать состра­да­ние, сочув­ствие, про­яв­ля­ет жела­ние помо­гать стар­шим, участ­во­вать в их делах, под­ра­жая им. И мы ста­ра­ем­ся под­дер­жи­вать эти стрем­ле­ния ребен­ка, понять их и вме­сте с ним дела­ем мно­гое, вме­сте огор­ча­ем­ся и вме­сте раду­ем­ся. Поощ­ря­ем в нем сочув­ствие к пла­чу­ще­му, огор­чен­но­му, боль­но­му, устав­ше­му: «Мама уста­ла на рабо­те, при­не­си ей тапоч­ки пере­обуть­ся!», «Давай Пете опу­стим коль­ца пони­же, видишь, ему труд­но их достать!» — и дела­ем это вме­сте с малы­шом, если ему само­му труд­но, то есть помо­га­ем помо­гать, сти­му­ли­ру­ем жела­ние помочь, пожа­леть, посо­чув­ство­вать дру­го­му. Вот и в этом отно­ше­нии кро­ват­ка, коляс­ка, манеж ока­зы­ва­ют ребен­ку плохую услу­гу, пото­му что, оста­ва­ясь ото­рван­ным от стар­ших и не всту­пая в отно­ше­ния с ними, малыш не полу­ча­ет опы­та отда­чи, не может реа­ли­зо­вать свое жела­ние помочь — уте­шить, напри­мер, огор­чен­ную маму, обняв ее крепко-крепко.

Нау­ка и сей­час про­дол­жа­ет утвер­ждать, что ука­чи­ва­ние и уба­ю­ки­ва­ние толь­ко пор­тит детей: «С таким изба­ло­ван­ным ребен­ком будет вам очень тяже­ло. Изне­жен­ный ребе­нок — это несчаст­ный ребе­нок» [31]. Это «бла­гое» поже­ла­ние пря­мо тре­бу­ет обры­вать те тон­кие свя­зи ребен­ка с людь­ми, кото­рые потом пре­вра­ща­ют­ся в чув­ства сим­па­тии, друж­бы, люб­ви, верности.

В послед­ние годы мы поня­ли, что имен­но в этом воз­расте начи­на­ет­ся ори­ен­та­ция чело­ве­ка в нрав­ствен­ных цен­но­стях. Если ребе­нок часто испы­ты­ва­ет удо­воль­ствие, достав­ляя радость дру­гим людям, то есте­ствен­но ожи­дать от него и в буду­щем доб­ро­сер­деч­но­сти и мило­сер­дия — они как бы ста­нут его нату­рой. Воз­мож­но, эта­ло­ны нрав­ствен­ных цен­но­стей ложат­ся в осно­ву того, что потом назы­ва­ют сове­стью. Они фор­ми­ру­ют­ся рано, и фра­за «впи­ты­ва­ют­ся с моло­ком мате­ри» очень точ­но гово­рит о вре­ме­ни заклад­ки мораль­ных основ человека.

Некоторые результаты первого года жизни

  • В пер­вый год жиз­ни малыш не болеет.
  • Обна­жен­ный (в тру­си­ках), он не толь­ко хоро­шо себя чув­ству­ет в ком­на­те (17–18°С), но и выдер­жи­ва­ет пря­мые лучи солн­ца (до 1–2 часов), купа­ние в реке, в море, любой лет­ний ветер, зимой выхо­дит боси­ком на снег.
  • С трех меся­цев сто­ит сам, дер­жась за опо­ру, сам берет­ся за паль­цы взрос­ло­го и проч­но висит на них до 30–40 секунд.
  • Пол­зать, а точ­нее, ходить на чет­ве­рень­ках начи­на­ет с 5–7 меся­цев, при­чем ходит, не каса­ясь пола колен­ка­ми, что пока­зы­ва­ет высо­кий уро­вень его физи­че­ско­го развития.
  • Ходить сам, без опо­ры и под­держ­ки, начи­на­ет с 8,5–10 меся­цев, но ходит боси­ком и в ком­на­те, и во дво­ре. В обу­ви выхо­дит толь­ко дале­ко из дома и во вре­мя поездок.
  • Под­хо­дит к тур­ни­ку или к коль­цам, сам берет­ся за них и пови­са­ет на 2–5 секунд. Вле­за­ет на диван и сле­за­ет с него в 10–11 меся­цев, а к году заби­ра­ет­ся на высо­кий стуль­чик к зав­тра­ку, обе­ду и ужину.
  • Под­ни­ма­ет нож­ки к рукам из виса на пере­кла­дине или коль­цах в 10–12 меся­цев (силь­ный брюш­ной пресс).
  • Вле­за­ет по вер­ти­каль­ной лесен­ке на высо­ту 1,5–2 мет­ра и сле­за­ет с нее — в год.
  • К году сам пьет из чаш­ки, с 13–14 меся­цев сам ест лож­кой и дела­ет это аккуратно.
  • Ест почти все, что едят взрос­лые. Желу­док рабо­та­ет хоро­шо. После пре­кра­ще­ния груд­но­го корм­ле­ния стул в виде кол­ба­сок и шари­ков, и туа­лет­ная бума­га ред­ко нуж­на (это один из при­зна­ков того, что ребен­ка не перекармливают).
  • Про­сит­ся на гор­шок, про­сы­па­ет­ся для это­го и ночью, сам идет к нему, доста­ет и сни­ма­ет крышку.
  • Может в тече­ние часа зани­мать­ся само­сто­я­тель­но и со стар­ши­ми бра­тья­ми и сест­ра­ми, не тре­буя уча­стия взрослых.
  • Гово­рит 10–15 слов, но пони­ма­ет в несколь­ко раз боль­ше. Выпол­ня­ет эле­мен­тар­ные прось­бы, про­яв­ля­ет сочув­ствие, жела­ние помочь, участ­во­вать в заня­ти­ях старших.

5. Приложения

Приложение № 1. Памятка матерям и отцам, ожидающим ребенка

Соби­ра­ясь дать жизнь сыну или доче­ри, помни­те, что их здо­ро­вье, сила, ум и душа зави­сят от вашей забо­ты, люб­ви и вни­ма­ния. Мамы, стре­ми­тесь быть силь­ны­ми, как жен­щи­ны Древ­ней Спар­ты: бегай­те со ско­ро­стью 3,5–4 сво­их роста в секун­ду, под­ни­май­те из виса ноги к тур­ни­ку 5–10 раз под­ряд и под­тя­ги­вай­тесь коле­ня­ми до под­бо­род­ка хотя бы один раз.

Знай­те, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство бере­мен­но­стей и родов в Евро­пе про­хо­дят бла­го­по­луч­но, и при­мер­но 990 из тыся­чи мог­ли бы про­хо­дить без вме­ша­тель­ства вра­ча, а дети родить­ся здо­ро­вы­ми. У нас в Рос­сии, в эко­ло­ги­че­ски здо­ро­вых мест­но­стях, так­же воз­мож­ны подоб­ные результаты.

Поду­май­те над сове­та­ми, накоп­лен­ны­ми опы­том про­шло­го и наших дней, и, если най­де­те воз­мож­ным, сле­дуй­те им.

  • Желан­ный ребе­нок име­ет мно­го пре­иму­ществ перед неже­лан­ным. В про­шлом у одно­го наро­да была даже запо­ведь: ждать ребен­ка долж­ны сорок роди­чей со сто­ро­ны мате­ри и сорок со сто­ро­ны отца.
  • Сва­деб­ное путе­ше­ствие или инте­рес­ный тури­сти­че­ский поход роди­те­лей «в новую жизнь» мно­го полез­нее для буду­ще­го ребен­ка, чем бога­тое и часто хмель­ное застолье.
  • Вре­мя ожи­да­ния родов долж­но быть свет­лым и радост­ным. Осо­бен­но это важ­но в пер­вые три меся­ца бере­мен­но­сти (самый чув­стви­тель­ный пери­од). Мама долж­на сама пони­мать, что ее мис­сия — выно­сить ребен­ка — важ­нее всех «мело­чей» жиз­ни, а папа дол­жен создать ей усло­вия для хоро­ше­го и бодро­го само­чув­ствия, что будет дока­за­тель­ством его люб­ви и к жене, и к буду­ще­му ребенку.
  • Питай­тесь так, как вам при­выч­но. Сади­тесь за стол, если хочет­ся есть. Не бой­тесь про­пу­стить зав­трак или ужин, это полез­но и маме, и осо­бен­но буду­ще­му ребенку.
  • Из еды выби­рай­те то, что хочет­ся, и не удив­ляй­тесь изме­не­нию вку­сов. «Капри­зы» и «при­чу­ды» в еде в это вре­мя часто полез­ны, и их надо выпол­нять. Пред­по­чте­ние отда­вай­те про­стой пище, све­жим ово­щам, фрук­там, молоч­ным про­дук­там, меду, оре­хам, фрук­то­вым сокам вме­сто кон­ди­тер­ских изде­лий и кон­сер­вов. Луч­ший хлеб — из муки цель­но­го помо­ла («Здо­ро­вье»).
  • Не ста­рай­тесь рас­пол­неть. При­бав­ляй­те в весе 6–7 кило­грам­мов, а более 10 кило­грам­мов уже неже­ла­тель­но. В кон­це бере­мен­но­сти луч­ше соблю­дать уме­рен­ность в пище.
  • В пер­вые 6–7 меся­цев не сни­жай­те дви­га­тель­ную актив­ность, а если она была недо­ста­точ­на, луч­ше уве­личь­те ее. В Япо­нии жен­щи­ны верят, что если будут рабо­тать и дви­гать­ся, как все­гда, то роды будут корот­ки­ми и лег­ки­ми. Полез­но поэто­му тан­це­вать, ходить на лыжах, катать­ся на конь­ках, вело­си­пе­де и делать хотя бы три про­беж­ки в неде­лю по 30–40 минут в при­ят­ном лег­ком темпе.
  • Чем боль­ше шеве­лит­ся (чем чаще тол­ка­ет­ся) плод, тем луч­ше он созре­ва­ет. Помо­гай­те ему в этом. Вред­но есть часто (5–6 раз в день) и очень сыт­но. Полез­но пла­вать, бегать, ходить в горы, где воз­дух и чище, и разреженнее.
  • Веди­те тест Д. Пир­со­на «Счи­тай до 10»: начи­най­те счи­тать ров­но в 9 часов утра, запи­сы­вай­те вре­мя 10-го шеве­ле­ния в таб­ли­це или на гра­фи­ке. Малое чис­ло шеве­ле­ний (менее 10 в день) — уже опас­ность для жиз­ни плода!
  • Начи­най­те раз­ви­вать талан­ты сво­их детей до рож­де­ния. Тан­цуй­те, пой­те, слу­шай­те при­ят­ную музы­ку, а с шести меся­цев раз­го­ва­ри­вай­те с ними с помо­щью рупо­ра из бумаги.
  • Помни­те, что боль­ше все­го непол­но­цен­ных и боль­ных детей дают вино, лекар­ства и табак. Трез­вое зача­тие долж­но быть зако­ном жиз­ни, нару­ше­ние его — верх дико­сти и бес­куль­ту­рья. Во вре­мя бере­мен­но­сти и корм­ле­ния гру­дью — пол­ный запрет на лекар­ства, вино и табак.
  • Знай­те, что ком­форт — фак­тор регрес­са. Ком­форт­ные усло­вия жиз­ни мамы не тре­бу­ют от пло­да дви­же­ний, и он оста­ет­ся тем более физио­ло­ги­че­ски незре­лым, чем ком­форт­нее и мало­по­движ­нее жизнь мамы.
  • Гим­на­сти­ка для бере­мен­ных, кото­рую про­пи­сы­ва­ют вра­чи, мало­эф­фек­тив­на. Обя­за­тель­но добав­ляй­те к ней под­ни­ма­ние ног вверх при лежа­нии на спине, хож­де­ние на чет­ве­рень­ках хотя бы по пол­ми­ну­ты утром и вече­ром и дру­гие движения.
  • Про­дол­жи­тель­ность бере­мен­но­сти жен­щин колеб­лет­ся от 35 до 45 недель. Поэто­му будь­те гото­вы к родам на 35‑й неде­ле, а потом уже совер­шен­но спо­кой­но ожи­дай­те. При­ро­да выпус­ка­ет малы­ша из чре­ва, когда он созрел, и «зна­ет» этот срок луч­ше любо­го вра­ча. Не бой­тесь «пере­но­шен­но­сти» и не согла­шай­тесь на сти­му­ли­ро­ва­ние родов до кон­ца 45‑й недели.
  • Иде­аль­ный вес ново­рож­ден­но­го — 3,0 ± 0,6 кило­грам­ма. Тако­го лег­ко родить. Но еще важ­нее его физио­ло­ги­че­ская зре­лость — 8–10 бал­лов по шка­ле Апгар-Аршавского.
  • Если вы здо­ро­вы и силь­ны, не бой­тесь так назы­ва­е­мых родо­вых болей. Ими про­сто при­ня­то пугать жен­щин с дет­ства. Роды — физио­ло­ги­че­ский про­цесс, с тече­ни­ем кото­ро­го жен­щи­ны справ­ля­лись сами всю исто­рию чело­ве­че­ства, и толь­ко в послед­ние деся­ти­ле­тия вра­чи ото­бра­ли у них это право.
  • Если вы уве­ре­ны в себе, не бой­тесь родов дома, где никто не поме­ша­ет есте­ствен­но­му поряд­ку их тече­ния. В неко­то­рых стра­нах Запад­ной Евро­пы почти поло­ви­на жен­щин рожа­ют дома (в при­сут­ствии аку­шер­ки). Там самая низ­кая смерт­ность детей при рож­де­нии. Про­чти­те в этой кни­ге глав­ку «А если пона­до­бит­ся обой­тись без меди­цин­ской помо­щи» и реши­те вме­сте с мужем, как луч­ше поступить.

Приложение № 2. Способы обращения с новорожденным (для родителей и к сведению педиатров)

Поря­док, при­ня­тый в родиль­ных домах (во мно­гом про­ти­во­есте­ствен­ный), и его последствия Жела­тель­ный поря­док, близ­кий к есте­ствен­но­му, и его результаты
Не обез­бо­ли­вай­те роды
Меди­ка­мен­тоз­ное обез­бо­ли­ва­ние, в том чис­ле мест­ная ане­сте­зия, широ­ко при­ме­ня­ет­ся даже при нор­маль­ном тече­нии родов (до 80 про­цен­тов). Оно гасит или бло­ки­ру­ет мате­рин­ский инстинкт. Вне пато­ло­гии не при­ме­нять ане­сте­зию. Огра­ни­чить­ся физи­че­ской и пси­хо­ло­ги­че­ской под­го­тов­кой к родам, дела­ю­щей их лег­ко переносимыми.
Не при­ме­няй­те стимуляцию
Искус­ствен­ное вызы­ва­ние родов с помо­щью лекарств при­ме­ня­ют, как пра­ви­ло, при пере­на­ши­ва­нии сро­ка более 10–14 дней и при сла­бо­сти родо­вой дея­тель­но­сти. Это ведет к уве­ли­че­нию чис­ла физио­ло­ги­че­ски незре­лых ново­рож­ден­ных и росту про­цен­та опе­ра­тив­ных вме­ша­тельств. Сла­бость же родо­вой дея­тель­но­сти может быть вызва­на стра­хом, угне­тен­ным состо­я­ни­ем мате­ри из-за гру­бо­сти пер­со­на­ла и казен­но­сти боль­нич­ной обстановки. Не делать уко­лов для родо­воз­буж­де­ния, так как дли­тель­ность бере­мен­но­сти может дохо­дить до 341 дня и закан­чи­вать­ся рож­де­ни­ем зре­ло­го ребен­ка. После 294-го дня надо подо­ждать еще 10–20 дней. Доб­ро­же­ла­тель­ность, вни­ма­ние и спо­кой­ная обста­нов­ка нор­ма­ли­зу­ют родо­вую деятельность.
Поз­во­ляй­те жен­щине выби­рать поло­же­ние при родах
Жен­щи­ну застав­ля­ют рожать лежа на спине, на высо­ком сто­ле, удоб­ном толь­ко для акушеров. Поз­во­лить роже­ни­це дви­гать­ся при родах и выби­рать поло­же­ние, близ­кое к поло­же­нию сидя (полу­си­дя). Тогда поту­гам помо­га­ет сила тяже­сти (т. е. вес ребен­ка), и роды про­хо­дят быст­рее и лег­че. Еще луч­ше иметь раз­но­об­раз­ные сту­лья для родов, что­бы жен­щи­на мог­ла выбрать зара­нее самый удоб­ный для нее.
Не спе­ши­те с пере­вяз­кой пуповины
Реко­мен­ду­ет­ся ран­няя пере­вяз­ка пупо­ви­ны (или наклад­ка зажи­мов) после пер­во­го вдо­ха ново­рож­ден­но­го. Ребе­нок не успе­ва­ет взять из пла­цен­ты 100–150 мил­ли­лит­ров сво­ей кро­ви, что ослаб­ля­ет его. Воз­ни­ка­ет опас­ность гипо­ксии и появ­ле­ния желтухи. Накла­ды­вать зажи­мы или пере­вя­зы­вать пупо­ви­ну толь­ко после пре­кра­ще­ния пуль­са­ции в ней (через 5–7 минут после рож­де­ния), что­бы избе­жать ослож­не­ний и не нару­шать есте­ствен­ный ход родов.
Сра­зу при­ло­жи­те ребен­ка к гру­ди матери
Прак­ти­ку­ет­ся позд­нее при­кла­ды­ва­ние — через 10–12 часов, а чаще — на вто­рые, тре­тьи сут­ки и поз­же. Орга­низм мате­ри лиша­ет­ся силь­ней­ше­го био­ло­ги­че­ско­го сиг­на­ла — от соса­ния гру­ди, и пото­му замед­ля­ют­ся после­ро­до­вые про­цес­сы, ста­но­вит­ся воз­мож­ным кро­во­те­че­ние, нару­ша­ет­ся лак­та­ция (мало моло­ка или оно не при­хо­дит), повы­ша­ет­ся веро­ят­ность масти­та. Упу­щен луч­ший момент для воз­ник­но­ве­ния эмо­ци­о­наль­ной при­вя­зан­но­сти мате­ри к ребен­ку. Ребе­нок лиша­ет­ся моло­зив­но­го моло­ка, и пото­му у него весь­ма веро­я­тен диа­тез (до 80 про­цен­тов вме­сто 6–7), «не уста­нав­ли­ва­ет­ся желу­док», часто быва­ет жел­ту­ха. Силь­но тор­мо­зит­ся раз­ви­тие обще­го (неспе­ци­фи­че­ско­го) иммунитета. Необ­хо­ди­мо ран­нее при­кла­ды­ва­ние в пер­вые 30 минут после рож­де­ния. Поло­жить голень­ко­го мла­ден­ца на обна­жен­ную грудь мате­ри на 15 минут (мож­но даже до выхо­да после­да) и дать ему посо­сать из обе­их гру­дей. Еще луч­ше, если мать сама при­ло­жит его к гру­ди. «Интен­сив­ность соса­тель­но­го рефлек­са наи­бо­лее рез­ко выра­же­на в пре­де­лах пер­во­го часа после рож­де­ния» (И. А. Аршавский).
Моло­зив­ный пери­од (пер­вые 7–8 дней) нель­зя миновать
В род­до­ме ему не при­да­ет­ся зна­че­ния. Моло­зи­во счи­та­ет­ся незре­лым моло­ком, без кото­ро­го мож­но обой­тись. Неред­ко до мате­ри кор­мят мла­ден­ца донор­ским моло­ком, глю­ко­зой, нару­шая есте­ствен­ный ход корм­ле­ния. Ребе­нок лиша­ет­ся ничем не заме­ни­мо­го про­ме­жу­точ­но­го эта­па корм­ле­ния — посте­пен­но­го пере­хо­да от внут­ри­утроб­но­го пита­ния к пита­нию так назы­ва­е­мым зре­лым молоком.У ребен­ка нару­ша­ют­ся обмен­ные про­цес­сы, во мно­го раз воз­рас­та­ет веро­ят­ность диа­те­за, а так­же аллер­гий и желтухи. «Моло­зив­ное моло­ко для сво­е­го пери­о­да так­же явля­ет­ся зре­лым» (И. А. Аршав­ский). Надо обес­пе­чить для мла­ден­ца моло­зив­ный пери­од вскарм­ли­ва­ния: без опоз­да­ний, без пере­ры­вов, без кор­рек­ций (чуже­род­ных доба­вок). «Моло­зив­ное моло­ко… обес­пе­чи­ва­ет рав­но­ве­сие меж­ду агрес­сив­ной фло­рой окру­жа­ю­щей сре­ды и систе­ма­ми имму­ни­те­та ново­рож­ден­но­го ребен­ка» (Спра­воч­ник по диететике).У мате­ри вовре­мя при­хо­дит моло­ко, почти исклю­че­ны масти­ты. Моло­зи­во гаран­ти­ру­ет стой­кий имму­ни­тет у ребенка.
Необ­хо­дим физи­че­ский кон­такт («кожа к коже»)
Ребен­ка после рож­де­ния уно­сят от мате­ри. Тем самым рвут физи­че­ский кон­такт, чув­ствен­ную, зри­тель­ную, био­энер­ге­ти­че­скую и дру­гие свя­зи мате­ри и ребен­ка почти на все вре­мя пре­бы­ва­ния в род­до­ме. При­но­сят кор­мить ребен­ка, завер­ну­то­го в пелен­ки. Это меша­ет созре­ва­нию мате­рин­ско­го чув­ства у мате­ри и задер­жи­ва­ет фор­ми­ро­ва­ние роди­тель­ско­го инстинк­та у мла­ден­ца (это обна­ру­жи­ва­ет­ся, когда он вырастет). Кон­такт «кожа к коже» в тече­ние 15 минут в пер­вый час ока­зы­ва­ет самое силь­ное воз­дей­ствие на мать и дитя и дает дли­тель­ный эффект — «помо­га­ет уста­нов­ле­нию пси­хи­че­ской свя­зи меж­ду ними на всю жизнь» (рож­да­ет­ся вза­им­ная при­вя­зан­ность). В сле­ду­ю­щие три дня подоб­но­го эффек­та не все­гда уда­ет­ся добить­ся даже за 15 часов таких контактов.
Как опре­де­лить физио­ло­ги­че­скую зрелость
Чаще все­го огра­ни­чи­ва­ют­ся изме­ре­ни­ем роста и веса ново­рож­ден­но­го. А это недо­ста­точ­ная инфор­ма­ция о готов­но­сти мла­ден­ца к жиз­ни. Круп­ный, «бога­тырь» — чаще все­го физио­ло­ги­че­ски незре­лый, а мла­де­нец с малым весом ока­зы­ва­ет­ся вполне зрелым.Перекутывание, непра­виль­ное вскарм­ли­ва­ние, тугое пеле­на­ние могут усу­гу­бить физио­ло­ги­че­скую незре­лость или даже вызвать ее после рождения. Необ­хо­ди­ма экс­пресс-диа­гно­сти­ка физио­ло­ги­че­ской зре­ло­сти по шка­ле Апгар-Аршав- ско­го через 1 и 5 минут после рож­де­ния (серд­це­би­е­ние, дыха­ние, окрас­ка кожи, мышеч­ный тонус, рефлек­сы). Зре­лый ребенок‑8–10 баллов.Физиологическая незре­лость может быть ком­пен­си­ро­ва­на (чем рань­ше, тем успеш­нее) опре­де­лен­ны­ми усло­ви­я­ми (про­хлад­ная тем­пе­ра­ту­ра и интен­сив­ное дви­же­ние). Эти усло­вия обес­пе­чи­ва­ют запуск защит­ных функ­ций организма.
В чем заклю­ча­ет­ся уча­стие отца
Помощь жене при родах исклю­ча­ет­ся, так же как и посе­ще­ние в род­до­ме мате­ри и ребен­ка после родов.Отец ощу­ща­ет свою непри­част­ность к собы­тию, при­ни­ма­ет это как нор­му и впо­след­ствии мало при­ни­ма­ет уча­стия в ухо­де за малы­шом, труд­но при­вы­ка­ет к нему. У него может совсем не воз­ник­нуть отцов­ское чув­ство; если он раз­во­дит­ся, то лег­ко остав­ля­ет ребен­ка с матерью. Если мать дает отцу в руки голень­ко­го ребен­ка хотя бы на 5 минут в пер­вый час после рож­де­ния, воз­ни­ка­ет силь­ное чув­ство отцов­ской при­вя­зан­но­сти к малы­шу и ответ­ствен­но­сти за его жизнь и благополучие.В неко­то­рых стра­нах (Гер­ма­ния, Фран­ция) начи­на­ют допус­кать и даже поощ­рять помощь отца при родах. Это бла­го­твор­но дей­ству­ет на мно­гих женщин.
Нуж­на ли обра­бот­ка глаз
При­ня­тое в насто­я­щее вре­мя немед­лен­ное вве­де­ние рас­тво­ра ляпи­са или суль­фа­цил- натрия в гла­за ребен­ку часто вызы­ва­ет конъ­юнк­ти­вит (гно­ят­ся гла­за), осо­бен­но при вве­де­нии ляпи­са (до 80 про­цен­тов случаев). Не зака­пы­вать ни рас­твор ляпи­са, ни суль­фа­цил-натрий, если мать не боле­ла вене­ри­че­ски­ми заболеваниями.
Нуж­ны ли прививки
В резуль­та­те про­ти­во­ту­бер­ку­лез­ной при­вив­ки (БЦЖ) по исте­че­нии инку­ба­ци­он­но­го пери­о­да (2- 3 неде­ли) воз­мож­ны дис­пеп­си­че­ские явле­ния, а поз­же при­ви­воч­ный тубер­ку­лез, тре­бу­ю­щий лече­ния (4‑б про­цен­тов случаев). Не делать при­вив­ку БЦЖ, если в семье нет боль­ных туберкулезом.
Как пеле­нать ребенка

Прак­ти­ку­ет­ся тугое пеле­на­ние, не поз­во­ля­ю­щее ребен­ку шеве­лить­ся в тече­ние дня. Это задер­жи­ва­ет его физи­че­ское и пси­хи­че­ское развитие.Термостатическое содер­жа­ние, то есть завер­ты­ва­ние в шесть-восемь оде­жек (две рас­па­шон­ки, под­гуз­ник, тон­кая пелен­ка, кле­ен­ка, теп­лая пелен­ка и оде­я­ло), при ком­нат­ной тем­пе­ра­ту­ре от 18 до 23°С ведет к рас­слаб­ле­нию мышц и задерж­ке развития.

Ребе­нок посто­ян­но в тер­мо­ком­форт­ной или даже жар­кой тем­пе­ра­ту­ре (32–34°С) и в атмо­сфе­ре повы­шен­ной влаж­но­сти (парит­ся), обра­зу­ют­ся опрелости.

Завер­ты­вать в одну-две пелен­ки надо толь­ко для сна, остав­ляя ребен­ка в рас­па­шон­ке или голень­ко­го в часы бодрствования.В 1–2‑й день полез­но трое­крат­ное погру­же­ние в холод­ную воду (6–10°С), что обес­пе­чи­ва­ет запуск тер­мо­ре­гу­ля­то­ров орга­низ­ма (с запасом).

В после­ду­ю­щем тем­пе­ра­ту­ра в ком­на­те долж­на быть 17–19°С (не сыше20°С).

Корм­ле­ние и гуля­ние в ком­на­те голень­ким или в рас­па­шон­ке, под­мы­ва­ние холод­ной водой (с ладо­ни из-под кра­на), после купа­ния обли­ва­ние холод­ной или про­хлад­ной водой (18–20°С). В резуль­та­те это­го на пер­вом году жиз­ни ребе­нок, как пра­ви­ло, ничем не болеет.

Не уда­ляй­те ребен­ка от матери
Ребен­ка и мать поме­ща­ют в раз­ных пала­тах, что вызы­ва­ет гос­пи­та­лизм, то есть задерж­ку в эмо­ци­о­наль­ном и пси­хи­че­ско­мраз­ви­тии ребен­ка, ослаб­ле­ние мате­рин­ской привязанности. Ребе­нок дол­жен нахо­дить­ся вме­сте с мате­рью в одной пала­те. Она же уха­жи­ва­ет за ребен­ком (вме­сте с мед­сест­рой). При этом сохра­ня­ет­ся боль­шин­ство линий их свя­зи (зри­тель­ная, слу­хо­вая, эмо­ци­о­наль­ная идру­гие). Рас­тет чув­ство вза­им­ной при­вя­зан­но­сти мате­ри и ребенка.
Не рви­те связь мате­ри с мла­ден­цем ночью
Реко­мен­ду­ет­ся укла­ды­вать мла­ден­ца отдель­но от мате­ри. Это ведет к тому, что ребе­нок не может спать спо­кой­но, часто про­сы­па­ет­ся, про­сит есть. В резуль­та­те мать не высы­па­ет­ся. Закла­ды­ва­ют­ся нача­ла нев­ро­зов и у ребенка. Ночью мать спит вме­сте с ребен­ком, сохра­няя физи­че­ский, эмо­ци­о­наль­ный и био­энер­ге­ти­че­ский кон­такт с ним, как это было во всей исто­рии чело­ве­че­ства, сохра­ни­лось у наро­дов неин­ду­стри­аль­ных куль­тур и у всех млекопитающих.Мать высы­па­ет­ся. Сохра­ня­ют­ся усло­вия фор­ми­ро­ва­ния здо­ро­вой нерв­ной систе­мы и роди­тель­ских инстинк­тов у ребенка.
Кор­ми­те по требованию
Стро­гий режим, как и «необ­хо­ди­мое чис­ло корм­ле­ний», отклю­ча­ет есте­ствен­ные ление по тре­бо­ва­нию), уста­нав­ли­ва­е­мый регу­ля­то­ры орга­низ­ма — чув­ства голо­да, сыто­сти, сна, бодр­ство­ва­ния и дру­гие, дает нача­ло фор­ми­ро­ва­нию пас­сив­ной жиз­нен­ной пози­ции, не соот­вет­ству­ет есте­ствен­ным потреб­но­стям ребен­ка и созда­ет труд­но­сти матери. Луч­ше гиб­кий есте­ствен­ный режим (корм­ле­ние по тре­бо­ва­нию), уста­нав­ли­ва­е­мый потреб­но­стя­ми ребен­ка, изме­ня­е­мый соот­вет­ствен­но воз­рас­ту и дик­ту­е­мый усло­ви­я­ми жиз­ни, рабо­ты и жела­ни­я­ми матери.Кормление по тре­бо­ва­нию одно из важ­ных усло­вий фор­ми­ро­ва­ния здо­ро­вой нерв­ной систе­мы у ребен­ка и сохра­не­ния здо­ро­вья мате­ри (не треп­лют нер­вы друг дру­гу из–за режима).
Ноч­ной пере­рыв в кормлении 
Ноч­ной пере­рыв в корм­ле­нии с 24 до 6 часов утра счи­та­ет­ся обя­за­тель­ным: мать долж­на отдохнуть.Ребенок может часто про­сы­пать­ся, про­сить есть. Мать не высы­па­ет­ся, ухуд­ша­ет­ся лактация. Ноч­ной пере­рыв есте­ствен после 2–3 меся­цев, когда ребе­нок сам уже пере­хо­дит на 4–разовое корм­ле­ние. До это­го вре­ме­ни проснув­ше­го­ся ночью малы­ша надо подер­жать на гор­шоч­ке и покор­мить, как это дела­ют у наро­дов неин­ду­стри­аль­ных куль­тур. Почти все мле­ко­пи­та­ю­щие кор­мят ново­рож­ден­ных и ночью.
Когда давать бутыл­ку с соской 
В родиль­ном доме пре­не­бре­га­ют явле­ни­ем имприн­тин­га (впе­ча­ты­ва­ние пер­вых впе­чат­ле­ний жиз­ни) и рань­ше, чем мате­рин­скую грудь, могут пред­ло­жить донор­ское моло­ко или рас­твор глю­ко­зы из бутыл­ки с сос­кой. Это ведет к вос­пи­та­нию лени­во­го сосу­на и тол­ка­ет к искус­ствен­но­му вскарм­ли­ва­нию, так как из гру­ди сосать обыч­но гораз­до труд­нее, чем из бутылки. В пер­вые 10–15 дней в рот ребен­ку давать толь­ко мате­рин­ский сосок и даже водой луч­ше поить с ложечки.

Кон­троль­ное корм­ле­ние не нужно 

Кон­троль­ное корм­ле­ние очень часто ведет к поспеш­но­му выво­ду, что моло­ка ребен­ку не хва­та­ет, и мате­ри выпи­сы­ва­ют ран­ние докор­мы донор­ским моло­ком или смесями.Отсутствует вре­мя, необ­хо­ди­мое для само­ре­гу­ли­ро­ва­ния систе­мы «мать — дитя». Сти­му­ли­ру­ет­ся пере­ход к искус­ствен­но­му вскарм­ли­ва­нию, хотя мать мог­ла бы выкор­мить сама. В пер­вые 2–3 неде­ли ника­ких докор­мов, давать толь­ко воду меж­ду корм­ле­ни­я­ми. Все долж­ны знать, что любая жен­щи­на может выкор­мить ребен­ка, а тем более род­ная мать. У индейцев–ирокезов в слу­чае смер­ти кор­мя­щей мате­ри ребен­ка спа­са­ет бабуш­ка, так как через 2–3 дня непре­рыв­но­го соса­ния у нее при­хо­дит моло­ко и ребен­ку его вполне хватает.
Ран­ние кор­рек­ции пита­ния вредны 
Ран­ние, необос­но­ван­ные кор­рек­ции пита­ния вред­ны: с 1—1,5- месяч­но­го воз­рас­та дают соки, фрук­то­вые пюре, яич­ный жел­ток, вита­мин Д и другие.Они ведут к дис­пеп­си­че­ским явле­ни­ям: пучит живо­тик, рас­стра­и­ва­ет­ся кишеч­ник, ребе­нок часто пла­чет, воз­мож­но появ­ле­ние при­зна­ков гастрита. Не при­бе­гать к кор­рек­ци­ям, так как желу­док ребен­ка не готов пере­ва­ри­вать дру­гие виды пищи, кро­ме мате­рин­ско­го молока.Рыбий жир для тако­го мла­ден­ца ско­рее вре­ден, чем поле­зен. Избы­ток вита­ми­на Д опас­нее, чем его недо­ста­ток. Докор­мы надо начи­нать с сиг­на­ла при­ро­ды — про­ре­зы­ва­ния пер­во­го зуба. Суха­рик, короч­ка хле­ба, ябло­ко, мор­ковь необ­хо­ди­мы, что­бы ребе­нок «точил» зуб­ки и учил­ся жевать.
Докор­мы сме­ся­ми вредны 
Докор­мы сме­ся­ми, изго­тов­лен­ны­ми из коро­вье­го моло­ка («Малют­ка», «Малыш», «Сими­лак», «Пилт­ти» и дру­гие), с пер­вых дней жиз­ни рез­ко сни­жа­ют сопро­тив­ля­е­мость болез­ням. Сме­си угне­та­ют бифи­ду­с­фло­ру (чело­ве­че­скую) в кишеч­ни­ке ребен­ка, часто вызы­ва­ют поно­сы. Так как коро­вье моло­ко пред­на­зна­че­но для телят, наби­ра­ю­щих вес в 5 раз быст­рее ребен­ка, то они сти­му­ли­ру­ют ожи­ре­ние и аксе­ле­ра­цию и вызы­ва­ют задерж­ку раз­ви­тия моз­го­вой ткани. Докор­мы в пер­вые меся­цы жиз­ни поз­во­ли­тель­ны толь­ко жен­ским моло­ком. Сме­си не опас­ны после про­ре­зы­ва­ния пер­во­го зуба (после 5–8 месяцев).
Сме­шан­ное вскарм­ли­ва­ние рав­но катастрофе 
Педи­ат­ры счи­та­ют, что 30 про­цен­тов груд­но­го моло­ка в раци­оне доста­точ­но для нор­маль­но­го раз­ви­тия. В дей­стви­тель­но­сти сме­шан­ное вскарм­ли­ва­ние близ­ко к искус­ствен­но­му, а зна­чит, к эко­ло­ги­че­ской ката­стро­фе для ребен­ка (тем боле­езна­чи­мой. чем мень­ше воз­раст) .«Искус­ствен­ни­ки» склон­ны к аллер­ги­ям в 10 раз чаще «есте­ствен­ни­ков». У пер­вых воз­мо­жен рахит, они чаще боле­ют ОРВИ и кишеч­ны­ми рас­строй­ства­ми. Сме­шан­ное вскарм­ли­ва­ние обу­слов­ли­ва­ет впо­след­ствии ран­нюю импо­тен­цию у муж­чин, рост кото­рой отме­ча­ет­ся во всем циви­ли­зо­ван­ном мире. У детей, кото­рых кор­ми­ли из бутыл­ки, неров­ные зубы встре­ча­ют­ся на 40 про­цен­тов чаще, чем у детей, кото­рых до года кор­ми­ли гру­дью. У «искус­ствен­ни­ков» во взрос­ло­сти обна­ру­жи­ва­ют ослаб­ле­ние роди­тель­ской привязанности. Толь­ко есте­ствен­ное вскарм­ли­ва­ние, то есть корм­ле­ние груд­ным моло­ком и водой, до про­ре­зы­ва­ния пер­во­го зуба (до 5–8 меся­цев) поз­во­ля­ет ребен­ку не болеть в пер­вый год жиз­ни и прак­ти­че­ски изба­вить­ся от болез­ней и дру­гих непри­ят­но­стей в более стар­шем возрасте.
Не стре­ми­тесь, что­бы ребе­нок «доби­рал до нормы» 
Очень часто вра­чи тре­бу­ют докарм­ли­вать ребен­ка или вво­дить лекар­ствен­ные сред­ства, если он «недо­би­ра­ет» в весе.Эти меры сти­му­ли­ру­ют ожи­ре­ние, так как нор­мы про­ти­во­есте­ствен­но вырос­ли (аксе­ле­ра­тив­ные), опти­маль­ные нор­мы забы­ты. Коли­че­ство ожи­рев­ших детей еже­год­но уве­ли­чи­ва­ет­ся при­мер­но на 1 про­цент в год и дости­га­ет уже 15 процентов. Годо­ва­лый ребе­нок до аксе­ле­ра­ции весил в сред­нем 9,0±1,1 кило­грам­ма. Поэто­му не рас­карм­ли­вать выше 10,5 кило­грам­ма, что­бы не при­ве­сти к ожирению.
Кор­ми­те не по инструк­ции, а по природе 

Счи­та­ет­ся, после родов (в пер­вые 6–10 часов) мать нуж­да­ет­ся в пол­ном отды­хе, да и моло­ка у нее еще нет.Несколько пер­вых капель моло­ка сце­жи­ва­ют и выливают.

Пер­вые 4 дня мать кор­мит лежа, а в после­ду­ю­щем — толь­ко сидя, хотя мно­гим неудоб­но, быст­ро уста­ет спина

При каж­дом корм­ле­нии маме реко­мен­ду­ют при­кла­ды­вать ребен­ка толь­ко к одной гру­ди, даже если у нее двойня.

Перед каж­дым корм­ле­ни­ем сове­ту­ют тща­тель­но обмыть грудь и сосок ватой, смо­чен­ной в рас­тво­ре бор­ной кислоты.

Мать сама вкла­ды­ва­ет ребен­ку сосок и часть око­ло­со­соч­но­го круж­ка в рот.

Остат­ки моло­ка обя­за­тель­но сце­жи­ва­ют, что замед­ля­ет само­ре­гу­ли­ро­ва­ние в систе­ме «мать — дитя», когда моло­ка при­хо­дит ров­но столь­ко, сколь­ко надо ребенку.

При сла­бом соса­нии реко­мен­до­ва­но докарм­ли­вать сце­жен­ным моло­ком с ложеч­ки. Ребе­нок пре­вра­ща­ет­ся при этом в лени­во­го сосуна.

Ребен­ка будят для корм­ле­ния, если про­сы­па­ет боль­ше чем на 15–20 минут. Тем самым отклю­ча­ет­ся рабо­та есте­ствен­но­го регу­ля­то­ра сна в организме.

Счи­та­ет­ся, что остав­лять ребен­ка у гру­ди боль­ше 20 минут не сле­ду­ет. Но это не поз­во­ля­ет осу­ще­ствить само­ре­гу­ли­ро­ва­ние в систе­ме «мать — дитя» и рас­со­сать грудь, если моло­ка мало.

Есть моло­зи­во — про­дукт вели­чай­шей цен­но­сти, это есте­ствен­ное пере­ход­ное пита­ние к моло­ку, и его ребен­ку достаточно.Сцеживание пер­вых капель про­ти­во­есте­ствен­но и пото­му совер­шен­но лишне.

Кор­мить и сидя, и лежа как мате­ри удобнее.

Это про­ти­во­есте­ствен­но и, воз­мож­но, ведет к умень­ше­нию лак­та­ции, так как от неопо­рож­нен­ной гру­ди идет сиг­нал об избыт­ке моло­ка, и лак­та­ция в ней уменьшается.

Избе­гать подоб­ных мер, так как ребе­нок может не брать сосок, бор­ная кис­ло­та вред­на для ребенка.

Луч­ше давать воз­мож­ность само­му ребен­ку отыс­ки­вать сосок и заби­рать его в рот.

Сце­жи­вать, если нуж­но моло­ко дру­го­му ребен­ку, и не надо, если сосет толь­ко один.

Не докарм­ли­вать ребен­ка, что­бы в сле­ду­ю­щее корм­ле­ние сосал лучше.

Не нару­шать сон ребен­ка ради режи­ма. Выспав­ший­ся ребе­нок спо­ко­ен, игра­ет, хоро­шо ест.

Обя­за­тель­но остав­лять ребен­ка доль­ше у гру­ди, если моло­ка ему мало. Соса­ние гру­ди — силь­ней­ший био­ло­ги­че­ский сиг­нал орга­низ­му мате­ри, вызы­ва­ю­щий через 1–2 дня появ­ле­ние моло­ка в гру­ди любой здо­ро­вой жен­щи­ны: моло­дой и ста­рой, рожав­шей ранее и даже не рожавшей.

Соблю­дай­те чисто­ту, но не стерильность 
Сте­риль­ность содер­жа­ния ребен­ка в семье — кипя­че­ная вода, сте­ри­ли­за­ция буты­лок, сосок, ложек, пеле­нок — задер­жи­ва­ет раз­ви­тие иммун­ной систе­мы вплоть до подат­ли­во­сти даже непа­то­ген­ным микробам. Под­дер­жи­вать чисто­ту, но избе­гать сте­риль­но­сти. Помо­гать есте­ствен­но­му про­цес­су укреп­ле­ния обще­го имму­ни­те­та в пери­од «наи­выс­ших адап­тив­ных воз­мож­но­стей ребен­ка» (И. А. Аршавский).
Не сми­ряй­тесь со стир­кой пеленок 
Вра­чи сове­ту­ют: сми­ри­тесь со стир­кой пеле­нок (в СССР — до 6— 8 меся­цев; во Фран­ции —до 1 года; в США — до 2–3 лет).На мать взва­ли­ва­ет­ся огром­ное коли­че­ство бес­смыс­лен­ной рабо­ты, а у ребен­ка выра­ба­ты­ва­ет­ся вред­ный навык недер­жа­ния мочи, тем более проч­ный, чем доль­ше про­дол­жа­ет­ся обу­че­ние. Даже может задер­жать­ся рост моче­во­го пузы­ря. Отучать от это­го вред­но­го навы­ка тем труд­нее, чем стар­ше ребе­нок, и не все могут отучить­ся. Око­ло 14 про­цен­тов детей потом стра­да­ют от эну­ре­за, у них раз­ви­ва­ют­ся нев­ро­зы и может воз­ник­нуть ком­плекс неполноценности.

С пер­вых дней, когда мать чув­ству­ет, что ребен­ку «надо», она при­да­ет ему удоб­ную позу, изда­ет звук «псс» и, если он все сде­лал, воз­на­граж­да­ет его чем-либо при­ят­ным (выра­ба­ты­ва­ет услов­ный рефлекс).Стирка пеле­нок может быть умень­ше­на в 10–15 раз. Гиги­е­ни­че­ские навы­ки выра­ба­ты­ва­ют­ся тем быст­рее, чем луч­ше мать пони­ма­ет ребен­ка. В Индии, Афри­ке обу­че­ние окан­чи­ва­ет­ся к 4— 6 меся­цам. Пам­пер­са­ми сле­ду­ет поль­зо­вать­ся как мож­но реже – толь­ко для дальних

поез­док. Еще луч­ше – обхо­дить­ся без них.

Обра­щай­тесь с ребен­ком энергично 
Вра­чи счи­та­ют ребен­ка сла­бым и хруп­ким и реко­мен­ду­ют чрез­мер­но неж­ное, свер­хо­сто­рож­ное обра­ще­ние с ним. Это ведет к рас­слаб­ле­нию мышц и замед­ле­нию раз­ви­тия и созре­ва­ния всех осталь­ных систем орга­низ­ма. Сюда же отно­сят­ся реко­мен­да­ции по пас­сив­ной гим­на­сти­ке ребен­ка, когда его руч­ка­ми и нож­ка­ми дви­га­ют взрос­лые, а не он сам. Ново­рож­ден­ный не слаб, не хру­пок, не бес­по­мо­щен — он мно­гое может. Энер­гич­ное обра­ще­ние с ним застав­ля­ет его напря­гать­ся и помо­гать взрос­ло­му пере­во­ра­чи­вать, под­ни­мать его, брать на руки. Ран­ний запуск хва­та­тель­но­го рефлек­са, укла­ды­ва­ние голень­ко­го малы­ша на живо­тик совер­шен­ству­ет раз­ви­тие дви­же­ний и всех дру­гих систем организма.
Запус­кай­те в рабо­ту врож­ден­ные рефлексы 
Пси­хо­ло­ги счи­та­ют мно­гие врож­ден­ные рефлек­сы ата­ви­сти­че­ски­ми, и все они (хва­та­тель­ный, опор­ный, шаго­вый, пла­ва­ния, пол­за­ния и дру­гие), по их мне­нию, отми­ра­ют за нена­доб­но­стью. А вра­чи запре­ща­ют висы и не раз­ре­ша­ют ста­вить на нож­ки мла­ден­цев до 5— 6 меся­цев. Это задер­жи­ва­ет физи­че­ское и умствен­ное раз­ви­тие ребенка. С пер­вых дней жиз­ни мож­но вклю­чать хва­та­тель­ный и шаго­вый рефлек­сы: про­су­нув в сжа­тые кулач­ки мла­ден­ца по паль­цу и поста­вив на нож­ки, при­под­нять, что­бы он повис. Постав­лен­ный на нож­ки и чуть накло­нен­ный впе­ред, он начи­на­ет пере­сту­пать. После корм­ле­ния вклю­чать опор­ный рефлекс (на 1–2 мину­ты), что­бы малыш сры­ги­вал про­гло­чен­ный при соса­нии воз­дух. Ребе­нок быст­ро креп­нет, хоро­шо развивается.
Не бой­тесь брать ребен­ка на руки 
«Ката­ние, ноше­ние, ука­чи­ва­ние, уба­ю­ки­ва­ние толь­ко пор­тит детей… С таким изба­ло­ван­ным ребен­ком вам будет тяже­ло», — пре­ду­пре­жда­ют вра­чи. В дей­стви­тель­но­сти же кро­ват­ное суще­ство­ва­ние ведет к обед­не­нию эмо­ци­о­наль­ной сфе­ры, некон­такт­но­сти ребен­ка и задерж­ке в раз­ви­тии. Отсут­ствие прак­ти­ки вся­ко­го кача­ния (на руках, в люль­ке, на каче­лях) может при­ве­сти во взрос­ло­сти к тому, что чело­ве­ка будет ука­чи­вать на кораб­ле, в само­ле­те, в авто­мо­би­ле и поезде. Не отка­зы­вай­те ребен­ку в ноше­нии на руках, в кача­нии и обще­нии. Оно тем более нуж­но ребен­ку, чем он мень­ше. В обще­нии он при­об­ре­та­ет опыт чело­ве­че­ских отно­ше­ний и раз­ви­ва­ет свои чув­ства. Но к году ему надо уже поло­ви­ну вре­ме­ни про­во­дить в само­сто­я­тель­ной дея­тель­но­сти — пол­за­нии по квар­ти­ре и изу­че­нии свойств вещей и игрушек.Раньше во флот бра­ли толь­ко креп­ких дере­вен­ских пар­ней, кото­рых в мла­ден­че­стве мате­ри кача­ли в люль­ках или зыбках.
Солн­це в меру — хорошо 
Вра­чи запре­ща­ют сол­неч­ные ван­ны: в СССР — до 1–3 лет; во Фран­ции — до 4 меся­цев; в Вен­грии — до 6 недель. Это при­во­дит к забо­ле­ва­нию рахи­том, от кото­ро­го мы дав­но бы изба­ви­лись, так как у нас почти не оста­лось тру­щоб и под­ва­лов, а сей­час вынуж­де­ны писать: «…чему уде­лить глав­ное вни­ма­ние на тре­тьем меся­це? Преж­де все­го — про­фи­лак­ти­ке рахита». Выно­сить на сол­ныш­ко ребен­ка с 2–3 недель. Начи­най­те с 0,1 эри­тем­ной дозы взрос­ло­го (4 мину­ты на широ­те Моск­вы, две — на Кав­ка­зе и в Кры­му). За 10–15 дней дой­ди­те до целой дозы, а с 3–6–месячного воз­рас­та — до при­об­ре­те­ния лег­ко­го зага­ра, сле­дя за само­чув­стви­ем малы­ша. Боль­шие дозы облу­че­ния небез­вред­ны, осо­бен­но для бело­ко­жих, кото­рые вна­ча­ле могут полу­чить ожо­ги (до вол­ды­рей и сле­за­ния кожи).
Где луч­ше рожать? 
Родиль­ный дом рас­по­ла­га­ет меди­цин­ским обо­ру­до­ва­ни­ем, там рабо­та­ют спе­ци­а­ли­сты, но… там обыч­но холод­ная боль­нич­ная обста­нов­ка, кру­гом чужие люди. Мать в пас­сив­ной роли «боль­ной», кото­рой нуж­на помощь, тогда как в дей­стви­тель­но­сти она здо­ро­ва и гото­вит­ся к свер­ше­нию Чуда — рож­де­нию новой жиз­ни. Роль отца све­де­на к нулю. При­ме­не­ние сти­му­ля­то­ров, ане­сте­зии и дру­гих пре­па­ра­тов пре­вра­ща­ет дето­рож­де­ние в чисто меди­цин­ский слу­чай и гасит мате­рин­ский инстинкт. Рас­тет коли­че­ство ятро­ген­ных забо­ле­ва­ний, то есть забо­ле­ва­ний, вызван­ных вра­чеб­ным вмешательством. Луч­шие усло­вия для родов, види­мо, есте­ствен­ные. Не ложить­ся в боль­ни­цу на сохра­не­ние, при воз­мож­но­сти рожать дома, в кру­гу род­ных и близ­ких, в атмо­сфе­ре радост­но­го ожи­да­ния, под наблю­де­ни­ем доб­рой, опыт­ной аку­шер­ки, веду­щей жен­щи­ну и в пери­од бере­мен­но­сти (как в Голландии).Рождение чело­ве­ка — собы­тие не толь­ко для отца и мате­ри, и люди долж­ны выра­бо­тать риту­ал вхо­да в жизнь.

Приложение № 3. Современные опасности, угрожающие здоровью и развитию ребенка в первый год

Искус­ствен­ное и сме­шан­ное вскарм­ли­ва­ние. Это самая ковар­ная из опас­но­стей из-за недо­оцен­ки ее вра­ча­ми и роди­те­ля­ми и пото­му мед­лен­но, но непре­рыв­но рас­ту­щая (у нас при­мер­но 16 про­цен­тов «искус­ствен­ни­ков» и 24 — «сме­тан­ни­ков», по дан­ным на 1988 год), хотя кор­мить мог­ли бы 98–99 про­цен­тов матерей.

Сме­си на осно­ве коро­вье­го моло­ка рез­ко сни­жа­ют сопро­тив­ля­е­мость болез­ням, сти­му­ли­ру­ют аксе­ле­ра­цию и ожи­ре­ние, угне­та­ют мик­ро­фло­ру кишеч­ни­ка, ведут к поно­сам, замет­но задер­жи­ва­ют раз­ви­тие моз­го­вой тка­ни, а во взрос­ло­сти обу­слов­ли­ва­ют сдвиг к ран­ней импо­тен­ции и часто к ослаб­ле­нию роди­тель­ских инстинк­тов (девоч­ка- искус­ствен­ни­ца, став мате­рью, тоже часто не хочет кор­мить сво­их детей грудью).

Ребе­нок на есте­ствен­ном вскарм­ли­ва­нии, то есть полу­ча­ю­щий толь­ко грудь, до про­ре­зы­ва­ния пер­во­го зуба (до 5–8 меся­цев), как пра­ви­ло, ничем не боле­ет до года и обыч­но сво­бо­ден от всех пере­чис­лен­ных болез­ней и неприятностей.

Позд­нее при­кла­ды­ва­ние к гру­ди мате­ри (через 1–2 суток), то есть лише­ние ребен­ка моло­зив­но­го моло­ка, а мате­ри — силь­но­го био­ло­ги­че­ско­го сиг­на­ла (соса­ние гру­ди ребен­ком), и отсут­ствие физи­че­ско­го, эмо­ци­о­наль­но­го и био­энер­ге­ти­че­ско­го («кожа к коже») кон­так­та с мате­рью в самые важ­ные пер­вые часы и дни после рождения.

Вред это­го колос­са­лен: у мате­ри рез­ко сни­жа­ет­ся лак­та­ция (отде­ле­ние моло­ка), воз­рас­та­ет веро­ят­ность забо­ле­ва­ния масти­том, замед­ля­ет­ся тече­ние после­ро­до­вых про­цес­сов и ослаб­ля­ет­ся при­вя­зан­ность к ребен­ку; у ребен­ка нару­ша­ет­ся рабо­та кишеч­ни­ка, в 8–10 раз уве­ли­чи­ва­ет­ся веро­ят­ность появ­ле­ния диа­те­за и аллер­гий, уча­ща­ют­ся слу­чаи жел­ту­хи, не укреп­ля­ет­ся имму­ни­тет и ослаб­ля­ет­ся чув­ство при­вя­зан­но­сти к матери.

Пере­ку­ты­ва­ние ребен­ка в часы бодр­ство­ва­ния и тер­мо­ста­ти­че­ское содер­жа­ние (посто­ян­ный тер­мо­ком­форт) ведут к свер­ты­ва­нию за нена­доб­но­стью меха­низ­мов тер­мо­ре­гу­ли­ро­ва­ния и частым про­студ­ным забо­ле­ва­ни­ям (ОРЗ, ОРВИ). Имен­но это порож­да­ет до 80–90 про­цен­тов всех болез­ней ребенка.

Сте­ри­ли­за­ция пищи, питья, посу­ды, пеле­нок, игру­шек и про­че­го задер­жи­ва­ет есте­ствен­ное раз­ви­тие и укреп­ле­ние имму­ни­те­та ребен­ка, при­во­дит к болез­нен­но­сти, когда даже непа­то­ген­ные мик­ро­бы ста­но­вят­ся инфек­ци­ей, а у взрос­лых фор­ми­ру­ет про­ти­во­есте­ствен­ный страх перед мик­ро­ба­ми, нер­воз­ность и сни­жа­ет сопро­тив­ля­е­мость орга­низ­ма, вплоть до воз­ник­но­ве­ния пси­хо­ген­ных заболеваний.

Пере­карм­ли­ва­ние, сти­му­ли­ру­е­мое аксе­ле­ра­тив­ны­ми нор­ма­ми роста и веса, искус­ствен­ным и сме­шан­ным вскарм­ли­ва­ни­ем, ран­ним при­кор­мом (до про­ре­зы­ва­ния зуба) и дез­ори­ен­ти­ру­ю­щей роди­те­лей рекла­мой сме­сей как наи­луч­шей и удоб­ной пищи для мла­ден­цев. Коли­че­ство ожи­рев­ших детей мед­лен­но воз­рас­та­ет (при­мер­но на 1 про­цент еже­год­но), и 80 про­цен­тов уно­сят это ожи­ре­ние во взрос­лость со всем «буке­том» сопро­вож­да­ю­щих его болезней.

Обре­че­ние на непо­движ­ность в пер­вые 6 меся­цев (лежа­ние «полеш­ком», завер­ну­тым в 7 оде­жек и оде­я­ло) и недо­ста­ток дви­же­ния поз­же ведут к недо­раз­ви­тию мышеч­ной систе­мы и вме­сте с тем к сла­бо­сти всех внут­рен­них орга­нов и даже к задерж­ке умствен­но­го раз­ви­тия. Ребен­ка, уме­ю­ще­го ходить, возят в коляс­ке, что остав­ля­ет без нагруз­ки серд­це, учит пре­бы­вать в пас­сив­ном без­де­лье, не раз­ви­ва­ет сто­пу, и она оста­ет­ся плоской.

Обе­ре­га­ние ребен­ка от опас­но­стей вме­сто зна­ком­ства с ними, при­во­дя­щее к неосто­рож­но­сти и замет­но-уве­ли­чи­ва­ю­щее веро­ят­ность травматизма.

Огра­ни­че­ние сво­бо­ды и воз­мож­но­стей позна­ния мира после 6–7 меся­цев (уса­жи­ва­ние ребен­ка, уме­ю­ще­го пол­зать, в кро­ват­ку или в манеж), задер­жи­ва­ю­щее раз­ви­тие твор­че­ской сто­ро­ны интел­лек­та. Огром­ное коли­че­ство запре­тов, дела­ю­щих ребен­ка удоб­ным для взрос­лых, но неразвитым.

Две край­но­сти в обще­нии с ребенком:

заор­га­ни­зо­ван­ность (в том чис­ле и сверх­за­бот­ли­вый уход) — непре­рыв­ные заня­тия, раз­вле­че­ния, игры и отсут­ствие вре­ме­ни для само­сто­я­тель­ной дея­тель­но­сти ребен­ка — ошиб­ка, воз­ни­ка­ю­щая чаще у осво­бож­ден­ных от дру­гих дел мам, бабу­шек, нянь, вос­пи­та­тель­ниц, осо­бен­но рас­про­стра­нен­ная в дет­ских садах;

забро­шен­ность — све­де­ние обще­ния толь­ко к обслу­жи­ва­нию ребен­ка, как в домах ребен­ка, дет­ских домах, боль­ни­цах, дет­ских яслях. Это ведет к депри­ва­ции (пси­хо­ло­ги­че­ско­му голо­да­нию), гос­пи­та­лиз­му, а в ито­ге к задерж­ке раз­ви­тия и умствен­ной отсталости.

При­ме­не­ние анти­био­ти­ков для лече­ния мла­ден­цев. Анти­био­ти­ки ами­но­глю­ко­зид­но­го ряда (неоми­цин, моно­ми­цин, кана­ми­цин, стреп­то­ми­цин) ведут к глу­хо­те: сна­ча­ла к поте­ре слу­ха на высо­ких часто­тах, затем на низ­ких и при даль­ней­шем при­ме­не­нии — к слепоте.

При­ем лекарств кор­мя­щей матерью

Пени­цил­ли­ны могут вызвать сен­си­би­ли­за­цию ребен­ка (не может есть неко­то­рые виды пищи, при­ни­мать неко­то­рые лекарства);

тет­ра­цик­ли­ны ока­зы­ва­ют ток­си­че­ское дей­ствие (при­зна­ки отрав­ле­ния ребенка);

суль­фа­нил­ами­ды уси­ли­ва­ют жел­ту­ху у ребенка;

лево­ми­це­тин вызы­ва­ет отказ от гру­ди, рво­ту, дис­пеп­си­че­ские явле­ния и даже пора­же­ние кост­но­моз­го­во­го кроветворения;

нали­дик­си­но­вая кис­ло­та может вызвать гемо­лиз эрит­ро­ци­тов у детей (бело­кро­вие).

Пого­лов­ная неод­но­крат­ная вак­ци­на­ция детей без пред­ва­ри­тель­ной диа­гно­сти­ки ведет к мно­го­чис­лен­ным ослож­не­ни­ям и ослаб­ле­нию имму­ни­те­та (см. При­ло­же­ние № 6).

Приложение № 4. Наболевшие мысли о детском здоровье (1988 г.)

Извест­но­го уче­но­го, осно­ва­те­ля воз­раст­ной физио­ло­гии, про­фес­со­ра Илью Арка­дье­ви­ча Аршав­ско­го мож­но по пра­ву назвать рыца­рем дет­ства. В недав­ние вре­ме­на, полу­чив­шие сей­час назва­ние застой­ных, не пере­ста­вал он бить тре­во­гу. С дет­ской меди­ци­ной нелад­но. Бла­го­по­луч­ная ста­ти­сти­ка, мяг­ко гово­ря, не точ­на. Повто­рял и повто­рял: здо­ро­вье детей пер­во­оче­ред­ная госу­дар­ствен­ная задача.

Сего­дня про­фес­сор Аршав­ский — гость нашей редакции.

Поче­му сего­дня про­бле­ма дет­ско­го здо­ро­вья ока­за­лась такой острой? Все боль­ше моло­дых жен­щин, кото­рые не в состо­я­нии нор­маль­но выно­сить и родить ребен­ка. Боль­ная мама — боль­ной ребе­нок. Здо­ро­вье буду­ще­го поко­ле­ния ста­но­вит­ся серьез­ной соци­аль­ной про­бле­мой, порож­да­ет крайне тяже­лые демо­гра­фи­че­ские послед­ствия. Не толь­ко коли­че­ствен­ные, но и каче­ствен­ные. Боль­ше деся­ти про­цен­тов малы­шей еже­год­но рож­да­ют­ся со сла­бы­ми защит­ны­ми реак­ци­я­ми, недо­раз­ви­той нерв­ной систе­мой. Око­ло 80 про­цен­тов — аллергики…

Я пом­ню, сколь­ко заслу­жен­ных доб­рых слов полу­ча­ли рань­ше вра­чи-педи­ат­ры. Вся их жизнь была в живом обще­нии с детьми: наблю­да­ли сво­их малень­ких паци­ен­тов с рож­де­ния, зна­ли осо­бен­но­сти каж­до­го. А что сей­час? Зай­дем в дет­скую поли­кли­ни­ку. На при­ем у вра­ча отве­де­ны мину­ты. Что он успе­ет? Отчи­тать­ся в меди­цин­ской кар­те, наско­ро выпи­сать рецепт, порой и ребен­ка не осмот­рит. А рецеп­ты — в основ­ном на анти­био­ти­ки. На борь­бу с дет­ски­ми болез­ня­ми бро­ше­на у нас так назы­ва­е­мая интен­сив­ная тера­пия, в осно­ве кото­рой лекар­ства, чаще все­го те же анти­био­ти­ки, в ран­нем воз­расте зача­стую про­сто про­ти­во­по­ка­зан­ные. Зна­чит, вме­сто поль­зы — вред. С пер­вых шагов ребе­нок утра­чи­ва­ет есте­ствен­ную спо­соб­ность про­ти­во­сто­ять болез­ням, само­вос­ста­нав­ли­вать­ся, поправ­лять­ся. Так сами мы под­ры­ва­ем защит­ные меха­низ­мы орга­низ­ма. Незна­ние дру­гих, не лекар­ствен­ных мето­дов лече­ния, застав­ля­ет док­то­ров при­бе­гать к таким оглу­ши­тель­ным мерам.

Сло­жив­ша­я­ся ситу­а­ция при­во­дит к высо­кой забо­ле­ва­е­мо­сти, повы­ше­нию дет­ской смерт­но­сти. Мно­гие роди­те­ли, разу­ве­рив­шись в педи­ат­рии, реши­ли взять здо­ро­вье сво­их детей в соб­ствен­ные руки. Но им не хва­та­ет меди­цин­ской куль­ту­ры, зна­ний; нуж­на гра­мот­ная помощь. Нам надо научить так рас­тить и вос­пи­ты­вать ребен­ка, что­бы исклю­чить воз­мож­ность его забо­ле­ва­ния вообще.

В 1980 году Все­мир­ная Орга­ни­за­ция Здра­во­охра­не­ния сде­ла­ла обя­за­тель­ным для всех стран метод ран­не­го вскарм­ли­ва­ния гру­дью мате­ри через два­дцать минут после рож­де­ния. А этот метод был пред­ло­жен нами… трид­цать пять лет назад. В нашей стране он так и не вне­сен до сих пор. Малы­ша начи­на­ют кор­мить в луч­шем слу­чае через сут­ки после рож­де­ния. И что же?

Утра­чи­ва­ет­ся есте­ствен­ная имму­но­био­ло­ги­че­ская устой­чи­вость. Дети ста­но­вят­ся незре­лы­ми и из-за совер­шен­но недо­пу­сти­мых гиги­е­ни­че­ских усло­вий в родиль­ных домах, не учи­ты­ва­ю­щих осо­бен­но­сти физио­ло­гии ново­рож­ден­ных. Я имею в виду обя­за­тель­ную выда­чу лекар­ства после рож­де­ния и в осо­бен­но­сти позд­нее нача­ло корм­ле­ния гру­дью мате­ри. Даже рож­ден­ный физио­ло­ги­че­ски зре­лым ребе­нок может обре­сти чер­ты незре­ло­сти, под­хва­тить аллер­гию — печаль­ную при­ви­ле­гию совре­мен­но­го чело­ве­ка. Сле­ду­ю­щая, чре­ва­тая послед­стви­я­ми, «нор­ма» — обя­за­тель­ные при­вив­ки, хотя неко­то­рым ребя­тиш­кам они про­сто про­ти­во­по­ка­за­ны. Неуда­чи и попыт­ки объ­яс­нить все беды наслед­ствен­но­стью, как это сей­час дела­ет­ся, несо­сто­я­тель­ны. В дей­стви­тель­но­сти на долю гене­ти­че­ской пато­ло­гии при­хо­дит­ся все­го лишь пять-семь про­цен­тов детей, а чис­ло рож­да­ю­щих­ся зре­лы­ми не пре­вы­ша­ет сей­час деся­ти-пят­на­дца­ти процентов!

Зна­чит ли, что с такой ситу­а­ци­ей надо сми­рить­ся? Конеч­но, нет. Она может и долж­на быть как мож­но ско­рее изме­не­на. Повто­ряю, надо торо­пить­ся. Незре­лость, как я уже гово­рил, осно­ва для болез­ней не толь­ко в ран­ние, но и в зре­лые годы. Предот­вра­тить ее — зна­чит реаль­но и рез­ко сокра­тить забо­ле­ва­е­мость. Бла­го­да­ря физи­че­ской актив­но­сти уве­ли­чи­ва­ют­ся энер­ге­ти­че­ские резер­вы орга­низ­ма. Такая актив­ность повы­ша­ет имму­ни­тет и тем самым исклю­ча­ет воз­мож­ность забо­леть. Обо­га­ща­ясь энер­ги­ей, мы при­об­ре­та­ем спо­соб­ность про­яв­лять новую актив­ность, ранее недо­ступ­ную. Это отно­сит­ся не толь­ко к мышеч­ной, но и к интел­лек­ту­аль­ной рабо­те. Подвиж­ность обес­пе­чи­ва­ет орга­низ­му устой­чи­вость, укреп­ля­ет его.

А что сего­дня? Изне­жен­ные, пере­корм­лен­ные дети, через меру — оби­лие и ком­форт. Тут, как мы пока­за­ли в экс­пе­ри­мен­тах, сни­жа­ет­ся иссле­до­ва­тель­ский инстинкт, потен­ци­аль­но зало­жен­ный у каж­до­го, подав­ля­ют­ся твор­че­ские спо­соб­но­сти, что назы­ва­ет­ся, на кор­ню и порой необ­ра­ти­мо. Зато созда­ны все усло­вия для вос­пи­та­ния лени, без­во­лия и бес­си­лия, а зна­чит, болез­ней. Каж­дый ребе­нок, в этом я убеж­ден, без исклю­че­ния каж­дый, таит в себе твор­че­ские спо­соб­но­сти. Но их надо раз­ви­вать. Для того, что­бы они про­яви­лись, нуж­ны актив­ность и здоровье.

Да, я за аске­тизм в извест­ном смыс­ле, за такую систе­му вос­пи­та­ния, зна­чит, и орга­ни­за­ции сре­ды ребен­ка, кото­рая побуж­да­ет его к актив­ным иссле­до­ва­тель­ским свя­зям с миром.

Бесе­ду вела В. Жма­ки­на, Москва, Учи­тель­ская газе­та, 14 мая 1988 г.

P.S. С тех пор про­шло мно­го лет, а «воз и ныне там»…

Приложение № 5. Первая Международная конференция «Акушерство духа»

Москва, апрель 1997 г.

Мишель Оден «Новая науч­ная трак­тов­ка древ­них посла­ний на рубе­же 2000 года». Отрыв­ки из лек­ций [32].

Пере­вод с англ. М. Ошурков.

Из пер­вой лек­ции: Роль интел­лек­та (неокор­тек­са) в про­цес­се родов. [33]

Когда жен­щи­на рожа­ет, ее мозг акти­вен. Но не весь мозг рабо­та­ет как желе­за, а лишь ниж­ние отде­лы моз­га, арха­и­че­ская, при­ми­тив­ная часть моз­га. Это та часть моз­га, кото­рая у нас общая со все­ми осталь­ны­ми мле­ко­пи­та­ю­щи­ми. Это такие струк­ту­ры моз­га, как гипо­та­ла­мус, гипо­физ, шиш­ко­вид­ная желе­за, — вот что актив­но в тот момент, когда жен­щи­на рожа­ет. Если вы пред­ста­ви­те себе жен­щи­ну во вре­мя родов с точ­ки зре­ния совре­мен­но­го физио­ло­га, вы уви­ди­те преж­де все­го эту арха­и­че­скую часть моз­га, актив­но выра­ба­ты­ва­ю­щую гормоны…

…Пре­пят­стви­ем во вре­мя родов явля­ет­ся имен­но раз­ви­тый интел­лект, раз­ви­тая кора голов­но­го моз­га — неокор­текс. И как же пре­одо­леть это пре­пят­ствие? Мы сно­ва обра­ща­ем­ся к посла­ни­ям древ­них вре­мен. Вы най­де­те там ключ, кото­рый помо­жет пре­одо­леть это пре­пят­ствие: надо сни­жать актив­ность интел­лек­та. Мы долж­ны при­нять тот факт, что мы — мле­ко­пи­та­ю­щие. Ключ к загад­ке в том, что дева Мария рожа­ла Иису­са в яслях, в хле­ву. Нуж­но при­нять это посла­ние, посла­ние о сми­ре­нии перед соб­ствен­ной природой.

В ситу­а­ции родов у нас актив­на часть моз­га, общая с дру­ги­ми мле­ко­пи­та­ю­щи­ми. Мы долж­ны при­нять то, что мы — живот­ные, и на этот пери­од изба­вить­ся от актив­но­сти интеллекта…

Когда жен­щи­на рожа­ет одна, и когда все идет так, как надо, воз­ни­ка­ет такое опу­ще­ние, буд­то эта жен­щи­на отпра­ви­лась на дру­гую пла­не­ту. Она отре­за­ет, отсе­ка­ет себя от это­го мира, она не отда­ет себе отче­та в том, что про­ис­хо­дит, она забы­ва­ет все, что она про­чи­та­ла в кни­гах, все, чему ее учи­ли, она в этот момент совер­ша­ет некое внут­рен­нее путе­ше­ствие. И вот когда жен­щи­на в таком состо­я­нии отправ­ля­ет­ся на дру­гую пла­не­ту, как мы это можем пере­ве­сти на совре­мен­ный науч­ный язык? Это зна­чит, что она сокра­ща­ет, сво­дит на нет актив­ность неокор­тек­са. И вот это сокра­ще­ние актив­но­сти неокор­тек­са явля­ет­ся важ­ней­шим аспек­том физио­ло­гии родов для чело­ве­ка как био­ло­ги­че­ско­го вида. Когда этот факт был понят, ста­ло про­ще при­нять и объ­яс­нить, что и любая сти­му­ля­ция неокор­тек­са будет тор­мо­зить про­цесс родов, будет пре­пят­ство­вать про­цес­су родов.

Про­бле­ма теперь в том, что­бы выяс­нить, какие имен­но фак­то­ры вызы­ва­ют актив­ность коры. Они, вооб­ще-то, хоро­шо извест­ны. Напри­мер, мы зна­ем, что дея­тель­ность коры сти­му­ли­ру­ют сло­ва. Когда мы обща­ем­ся с помо­щью слов, мы про­пус­ка­ем это все через неокор­текс и застав­ля­ем его рабо­тать. Это зна­чит, что когда у жен­щи­ны роды, мы долж­ны очень вни­ма­тель­но и осто­рож­но обхо­дить­ся со сло­ва­ми. Мы долж­ны забо­тить­ся о том, что­бы не зада­вать точ­ных вопро­сов. Пред­ставь­те себе, в раз­га­ре лег­ко иду­щих родов, все идет хоро­шо, жен­щи­на в колен­но-лок­те­вой пози­ции, в тем­ном углу, — и вдруг кто-то спра­ши­ва­ет у нее: «Слу­шай, какой номер тво­е­го теле­фо­на?» Это сти­му­ли­ру­ет кору, и есть риск, что это пре­рвет схват­ки. И еще один фак­тор, сти­му­ли­ру­ю­щий актив­ность коры, — это яркий свет.

Это озна­ча­ет, что в про­цес­се родов очень важ­на гра­ни­ца меж­ду при­ту­шен­ным све­том и ярким све­том. Это еще один фак­тор, кото­рый сти­му­ли­ру­ет актив­ность коры.

Еще один фак­тор заклю­ча­ет­ся в том, что мы чув­ству­ем, когда за нами наблю­да­ют. И это так­же мож­но изу­чить, выявить науч­ным путем. Один фран­цуз­ский док­тор напи­сал ста­тью на эту тему, как мы вос­при­ни­ма­ем, когда кто-то сто­ит от нас в двух мет­рах, в пяти мет­рах и наблю­да­ет за нами. Но глав­ное заклю­ча­ет­ся в том, что если мы чув­ству­ем, что за нами наблю­да­ют, это сти­му­ли­ру­ет нашу кору, что вполне понят­но. Напри­мер, сей­час я смот­рю на вас, и из-за того, что я смот­рю на вас, все в этой ком­на­те поста­ра­ют­ся взгля­нуть, на кого же я смот­рю. Ваше ощу­ще­ние себя, ваше вос­при­я­тие себя меня­ет­ся. Вы не зна­е­те, куда девать руки, куда себя девать, вы пыта­е­тесь попра­вить при­чес­ку, сесть поудоб­нее, — кора ваше­го моз­га сти­му­ли­ро­ва­на. Что же это озна­ча­ет? Это озна­ча­ет, что,очень важ­но, что­бы в про­цес­се родов жен­щи­на не чув­ство­ва­ла, что за ней наблю­да­ют, что­бы она чув­ство­ва­ла себя в без­опас­но­сти. Если мы поду­ма­ем об осталь­ных мле­ко­пи­та­ю­щих, чья кора не так раз­ви­та, как наша, — у всех у них есть пове­ден­че­ская стра­те­гия пря­тать­ся во вре­мя родов, они скры­ва­ют­ся, что­бы за ними не наблю­да­ли. Эти сте­рео­ти­пы, эти стра­те­гии раз­ли­ча­ют­ся у раз­ных видов, но цель все­гда одна и та же. Напри­мер, кры­сы — живот­ные, кото­рые актив­ны ночью, рожа­ют днем. Лоша­ди, кото­рые актив­ны днем, рожа­ют ночью. Гор­ные коз­лы отправ­ля­ют­ся в самые недо­ступ­ные места, что­бы рожать. И наши бли­жай­шие род­ствен­ни­ки шим­пан­зе на вре­мя родов отде­ля­ют­ся от ста­да. То есть, это при­о­ри­тет сре­ди всех мле­ко­пи­та­ю­щих — быть скры­тым, нена­блю­да­е­мым во вре­мя родов.

Есть еще один важ­ный фак­тор, кото­рый сти­му­ли­ру­ет кору: любая ситу­а­ция, кото­рая свя­за­на с повы­ше­ни­ем уров­ня адре­на­ли­на. Адре­на­лин — это тот гор­мон, кото­рый мы выра­ба­ты­ва­ем, когда чув­ству­ем себя в опас­но­сти, когда мы гото­вим­ся встре­тить физи­че­скую угро­зу, когда нам нуж­но быть вни­ма­тель­ным, нуж­но быть насто­ро­же, наче­ку. И это так­же сти­му­ли­ру­ет нашу кору. Но когда в кро­ви повы­шен уро­вень адре­на­ли­на, роды не могут идти нор­маль­но. Что же необ­хо­ди­мо для того, что­бы под­дер­жи­вать низ­кий уро­вень адре­на­ли­на? Что необ­хо­ди­мо для того, что­бы роды шли нор­маль­но? Для родов необ­хо­дим низ­кий уро­вень адре­на­ли­на, а для это­го необ­хо­ди­мо чув­ство­вать себя в без­опас­но­сти. Итак, чув­ство без­опас­но­сти — это еще один базо­вый эле­мент для успеш­ных родов, И если мы взгля­нем на пове­де­ние жен­щин во вре­мя родов по все­му зем­но­му шару во все века, мы обна­ру­жим, что во всех слу­ча­ях дей­ству­ет один и тот же сте­рео­тип, одна и та же стра­те­гия пове­де­ния. Во- пер­вых, они все стре­мят­ся рожать сво­е­го ребен­ка как мож­но бли­же к сво­ей мате­ри. Для них важ­но было узнать, что их мать где-то неда­ле­ко, побли­зо­сти, — или же некий суб­сти­тут, под­ме­на, кто-то, кто заме­ня­ет для них мать в боль­шой семье: бабуш­ка или тетя, или же чело­век, заме­ня­ю­щий фигу­ру мате­ри, пожи­лая жен­щи­на, с кото­рой вы чув­ству­е­те себя в без­опас­но­сти. И здесь коре­нит­ся вся тра­ди­ция аку­шер­ства, женщин-повитух.

Пови­ту­ха изна­чаль­но — это мате­рин­ская фигу­ра, и про­то­тип того чело­ве­ка, с кото­рым в дан­ной ситу­а­ции вы чув­ству­е­те себя в без­опас­но­сти, — это ваша мать. Это очень важ­ное заклю­че­ние, к кото­ро­му мы при­шли в кон­це это­го сто­ле­тия. Вы зна­е­те, что есть стра­ны, где аку­шер­ки, пови­ту­хи пол­но­стью исчез­ли. Напри­мер, в США, в Кана­де. И теперь пони­ма­ют, что это была ошиб­ка. Теперь пони­ма­ют, что наи­луч­шее раз­ре­ше­ние пери­на­таль­но­го пери­о­да про­ис­хо­дит в тех стра­нах, где коли­че­ство аку­ше­рок уже пре­вы­ша­ет коли­че­ство вра­чей. Вот теперь они хотят выяс­нить, где же мож­но достать аку­ше­рок, пови­тух. Этот вопрос сей­час доста­точ­но актуа­лен. И очень важ­но понять, что изна­чаль­но фигу­ра пови­ту­хи — это фигу­ра мате­ри. Напри­мер, в Аме­ри­ке это сей­час доста­точ­но труд­но понять. Они совер­ша­ли доста­точ­но мно­го оши­бок, эти ошиб­ки мож­но отсле­дить по их сло­ва­рю, по тем сло­вам, кото­рые они упо­треб­ля­ют. Напри­мер, они назы­ва­ют аку­ше­ра, того чело­ве­ка, кото­рый при­сут­ству­ет при родо­вспо­мо­же­нии, тем же сло­вом, что и тре­не­ра. Но в любом слу­чае нуж­но ска­зать, что фигу­ра пови­ту­хи, аку­шер­ки очень важна.

Итак, как вы види­те, даже, гово­ря на язы­ке совре­мен­ной физио­ло­гии, мы вновь обна­ру­жи­ва­ем очень про­стые роли, очень про­стые дей­ствия, кото­рые помо­га­ют нам сде­лать про­цесс родов наи­бо­лее лег­ким и без­опас­ным. Эти роли очень про­сты, мы долж­ны очень вни­ма­тель­но и осто­рож­но обхо­дить­ся с тем миром, в кото­ром мы живем: надо быть очень осто­рож­ным с ярким све­том, поза­бо­тить­ся о том, что­бы жен­щи­на, кото­рая рожа­ет, не чув­ство­ва­ла себя под наблю­де­ни­ем, не боя­лась, что на нее гла­зе­ют; это зна­чит, что есть боль­шая раз­ни­ца меж­ду аку­ше­ром-гени­ко­ло­гом, кото­рый сто­ит пря­мо перед роже­ни­цей, и аку­шер­кой, кото­рая сидит и наблю­да­ет из-за угла.

Из тре­тьей лек­ции: Надо ли боять­ся инфекций?

Когда несколь­ко лет назад я был в Москве и посе­щал раз­лич­ные род­до­ма, я понял, что рус­ские аку­ше­ры и гине­ко­ло­ги жут­ко боят­ся мик­ро­бов, боят­ся инфек­ций. При­чем, в род­до­мах дей­стви­тель­но мас­са инфи­ци­ро­ван­ных. И очень лег­ко объ­яс­нить, поче­му. Пото­му что есть кое-что, чего вра­чи не пони­ма­ют. Они не пони­ма­ют, что когда ребе­нок появ­ля­ет­ся на свет, ему крайне необ­хо­ди­мо быть зара­жен­ным мик­ро­фло­рой и мик­ро­фа­у­ной сво­ей мате­ри. Я, напри­мер, обна­ру­жил, что они мажут сос­ки кор­мя­щей мате­ри каким-то анти­сеп­ти­ком, что­бы таким обра­зом защи­тить ново­рож­ден­но­го от мик­ро­бов его соб­ствен­ной мате­ри, и это ужас­ная ошиб­ка. Эта ошиб­ка озна­ча­ет, что они совер­шен­но не пони­ма­ют того, что про­ис­хо­дит с ребен­ком непо­сред­ствен­но после родов. Так давай­те же сум­ми­ру­ем то, что они долж­ны знать.

Пер­вое, что им сле­ду­ет пом­нить, — ново­рож­ден­ный ребе­нок пол­но­стью сво­бо­ден от мик­ро­бов. Когда ребе­нок появ­ля­ет­ся на свет, у него нет болез­не­твор­ных мик­ро­бов ни на коже, ни на сли­зи­стых, ни в кишеч­ни­ке, — нигде. А через несколь­ко часов на нем будут мил­ли­ар­ды мик­ро­бов повсю­ду. Это неотъ­ем­ле­мый факт, сопро­вож­да­ю­щий любое рож­де­ние, любое появ­ле­ние на свет. Родить­ся — озна­ча­ет вой­ти в мир мик­ро­бов, это пер­вая вещь, кото­рую сле­ду­ет помнить.

Вто­рой важ­ный момент: когда ребе­нок рож­да­ет­ся, в его кро­ви те же анти­те­ла, что и у мате­ри. Есть анти­те­ла, кото­рые назы­ва­ют­ся IGG, они про­ни­ка­ют сквозь пла­цен­ту. И уро­вень этих анти­тел в кро­ви ребен­ка и мате­ри абсо­лют­но оди­на­ков. Так что, хотя ребе­нок и сво­бо­ден от мик­ро­бов, для его орга­низ­ма суще­ству­ют зна­ко­мые, дру­же­ствен­ные мик­ро­бы, те мик­ро­бы, кото­рые живут в орга­низ­ме мате­ри. При близ­ком кон­так­те мате­ри и ребен­ка непо­сред­ствен­но после родов эти дру­же­ствен­ные мик­ро­бы зани­ма­ют место незна­ко­мых мик­ро­бов, тех, кото­рые незна­ко­мы орга­низ­му мате­ри, незна­ко­мы и недру­же­ствен­ны орга­низ­му ребен­ка и пред­став­ля­ют потен­ци­аль­ную опасность.

И тут нуж­но объ­яс­нить тре­тий пункт, тре­тью вещь, кото­рая пре­крас­но извест­на бак­те­рио­ло­гам. Дело в том, что когда какой-то орга­низм, какое-то место сво­бод­но от мик­ро­бов, пер­вый мик­роб, кото­рый окку­пи­ру­ет эту тер­ри­то­рию, ста­нет пра­ви­те­лем этой тер­ри­то­рии. И если мы будем иметь в виду все эти три момен­та, вы пой­ме­те важ­ней­шую вещь: когда ребе­нок появ­ля­ет­ся на свет, жиз­нен­но важ­ный вопрос, какой мик­роб пер­вым окку­пи­ру­ет тер­ри­то­рию его орга­низ­ма. И наша зада­ча — сде­лать так, что­бы ребе­нок был зара­жен мик­ро­ба­ми мате­ри. С бак­те­рио­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния мы можем ска­зать, что ребен­ку сра­зу после родов крайне нужен кон­такт с одним-един­ствен­ным чело­ве­ком, а имен­но — с соб­ствен­ной мате­рью. Это един­ствен­ный чело­век на све­те, с кото­рым у него общие анти­те­ла. Это про­сто напо­ми­на­ние о хоро­шо извест­ном фак­те. Но это явно не очень хоро­шо пони­ма­ет­ся рус­ски­ми аку­ше­ра­ми-педи­атра­ми. Если вы это пой­ме­те, вы суме­е­те предот­вра­тить мно­гие-мно­гие дет­ские инфек­ции, вы смо­же­те изба­вить­ся от фобий, от стра­ха перед мик­ро­ба­ми, исхо­дя­щи­ми от мате­ри. Ребе­нок нуж­да­ет­ся в этих инфекциях.

Про­лак­тин — гор­мон материнства

Еще одна тема, кото­рая полез­на и эффек­тив­на в раз­го­во­ре с вра­ча­ми в Рос­сии, — это сде­лать так, что­бы они поня­ли, что лак­та­ция начи­на­ет­ся до того, как ребе­нок появил­ся на свет. Ины­ми сло­ва­ми, мы не можем отде­лить физио­ло­гию родов от физио­ло­гии лак­та­ции. В

1997 году очень про­сто объ­яс­нить вза­и­мо­связь. Стро­го гово­ря, этих свя­зей мно­же­ство, но есть одна, кото­рую объ­яс­нить про­ще все­го, начи­ная с 1977 года. Как раз в 1977 году было выяс­не­но, что во вре­мя родов рез­ко повы­ша­ет­ся уро­вень эндор­фи­нов в кро­ви. И уже с 1977 года мы зна­ем, что один из двух эндор­фи­нов — это тот гор­мон, кото­рый высво­бож­да­ет про­лак­тин. А про­лак­гин — это гор­мон, необ­хо­ди­мый для сек­ре­ции моло­ка. То есть, теперь вы пони­ма­е­те, что суще­ству­ет цепоч­ка собы­тий. Сре­ди всех мле­ко­пи­та­ю­щих, и у чело­ве­ка в осо­бен­но­сти, есть физио­ло­ги­че­ская физи­че­ская боль во вре­мя родов, что­бы ком­пен­си­ро­вать эту боль про­ис­хо­дит выброс эндор­фи­нов, а эндор­фи­ны обес­пе­чи­ва­ют сек­ре­цию пролактина.

Разу­ме­ет­ся, про­лак­тин изве­стен как гор­мон, необ­хо­ди­мый для сек­ре­ции моло­ка, но он так­же дей­ству­ет и в дру­гих сфе­рах. Он игра­ет очень важ­ную роль еще до появ­ле­ния ребен­ка на свет, помо­гая созре­ва­нию тка­ни лег­ких ребен­ка. И после родов про­лак­тин игра­ет роль в фор­ми­ро­ва­нии пове­де­ния. Мы можем назвать про­лак­тин гор­мо­ном мате­рин­ства. Напри­мер, пти­цам про­лак­гин необ­хо­дим для инстинк­та гнез­до­ва­ния. Эффект дей­ствия про­лак­ги­на допол­ни­те­лен, ком­пли­мен­та­рен к эффек­ту окси­то­ци­на. Мы гово­ри­ли об окси­то­цине как о гор­моне люб­ви. Но суще­ству­ет мно­го раз­но­вид­но­стей люб­ви, мно­го объ­ек­тов люб­ви. Любовь мож­но напра­вить по раз­ным рус­лам, и есть раз­ни­ца меж­ду окси­то­ци­ном и про­лак­ти­ном: когда высок уро­вень окси­то­ци­на, и в то же самое вре­мя высок уро­вень про­лак­ти­на, любовь направ­ля­ет­ся к ново­рож­ден­но­му, инте­рес направ­лен на детей. Имен­но это и про­ис­хо­дит сра­зу после родов.

Так что могу ска­зать, что груд­ное вскарм­ли­ва­ние инстинк­тив­но, оно инстинк­тив­но при­су­ще виду гомо сапи­енс, и этот инстинкт вклю­ча­ет­ся в тече­ние часа после родов. После это­го уже совсем дру­гая исто­рия, это уже что-то такое, чему надо учить­ся, это часть тех­ни­ки. Но если ребе­нок нахо­дит грудь в тече­ние часа после родов, а это про­изой­дет, если никто не отвле­кал мать, если она чув­ству­ет, что за ней не наблю­да­ют, то мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что вскарм­ли­ва­ние прой­дет нор­маль­но. Это зна­чит, что ребе­нок будет упо­треб­лять моло­зи­во, а это дра­го­цен­ная жид­кость, посколь­ку моло­зи­во опре­де­ля­ет состо­я­ние мик­ро­фло­ры кишеч­ни­ка. Если ребе­нок полу­ча­ет моло­зи­во, в кишеч­ной фло­ре тут же нач­нет доми­ни­ро­вать дру­же­люб­ные микробы.

От жиз­ни пло­да зави­сит здо­ро­вье всей жизни

В насто­я­щее вре­мя жизнь пло­да — это доста­точ­но акту­аль­ная тема. Осо­бен­ность наше­го вре­ме­ни, совре­мен­но­сти, заклю­ча­ет­ся в том, что мы име­ем ком­пью­те­ры, и в ком­пью­тер вы може­те загнать мас­су инфор­ма­ции, тыся­чи еди­ниц инфор­ма­ции. И после это­го ком­пью­тер выдаст вам кор­ре­ля­цию, вза­и­мо­связь. И ино­гда кор­ре­ля­ция такая, что вы и пред­ста­вить себе не мог­ли. Новый фено­мен, сюр­приз, неожи­дан­ность — это неве­ро­ят­ное чис­ло иссле­до­ва­ний, пока­зы­ва­ю­щих нам кор­ре­ля­цию меж­ду тем, что про­ис­хо­дит на уровне жиз­ни пло­да и тем, что про­ис­хо­дит после рож­де­ния. Похо­же, что жизнь заро­ды­ша, жизнь пло­да в гро­мад­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ет, что будет с нашим здо­ро­вьем в тече­ние всей нашей жиз­ни. Этот фено­мен еще не очень хоро­шо поня­ли, пото­му что меди­ци­на очень спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­на. Но фак­ти­че­ски в любой отрас­ли меди­ци­ны вы най­де­те сход­ные иссле­до­ва­ния. Я про­сто при­ве­ду вам несколь­ко примеров.

…Напри­мер, жен­щи­на бере­мен­на, но не хочет быть бере­мен­ной. И были про­ве­де­ны два иссле­до­ва­ния, одно из них в Чехо­сло­ва­кии, что­бы выяс­нить, что про­ис­хо­дит с теми, чья мать хоте­ла абор­та, но не смог­ла его сде­лать, ребе­нок родил­ся. Они отсле­ди­ли жизнь этих детей, и они уста­но­ви­ли, что сре­ди этих детей очень высок про­цент шизо­фре­ни­ков, боль­ше, чем во всех осталь­ных груп­пах насе­ле­ния. Вы помни­те, что мы гово­рим о ста­ти­сти­ке, о про­цен­тах, а не о судь­бах отдель­ных лич­но­стей. То есть, мы гово­рим в тер­ми­нах фак­то­ров риска.

Мы можем про­дол­жать, пере­ска­ки­вая с одной меди­цин­ской дис­ци­пли­ны на дру­гую, и мы вез­де най­дем такие под­твер­жда­ю­щие иссле­до­ва­ния. Это — один из самых важ­ных фено­ме­нов девя­но­стых годов, до сего вре­ме­ни мы недо­оце­ни­ва­ли важ­ность жиз­ни в утро­бе до такой сте­пе­ни, что мно­гие из так назы­ва­е­мых взрос­лых болез­ней теперь вос­при­ни­ма­ют­ся не как болез­ни, а как дол­го­вре­мен­ные послед­ствия откло­не­ний ран­не­го раз­ви­тия. Напри­мер, неко­то­рые люди сей­час пола­га­ют, что при­чи­ны инсу­лин-неза­ви­си­мо­го диа­бе­та, кото­рый обыч­но начи­на­ет­ся в 50–60 лет, нахо­дят­ся в жиз­ни пло­да, в том кри­ти­че­ски важ­ном пери­о­де, когда фор­ми­ру­ет­ся под­же­лу­доч­ная желе­за ребен­ка, и, кста­ти, фор­ми­ро­ва­ние это­го орга­на так­же очень силь­но зави­сит от коли­че­ства цинка.

Сей­час раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся новая кон­цеп­ция: кон­цеп­ция кри­ти­че­ски важ­ных пери­о­дов фор­ми­ро­ва­ния опре­де­лен­ных орга­нов и функ­ци­о­наль­ных систем орга­низ­ма. Если в это вре­мя что-то было не так, послед­ствия ска­жут­ся потом, через мно­го-мно­го лет. Мы можем так про­дол­жать дол­го. Напри­мер, ситу­а­ция, кото­рая хоро­шо извест­на пови­ту­хам, аку­шер­кам: цере­браль­ный пара­лич. До недав­не­го вре­мя боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей пола­га­ло, что основ­ной при­чи­ной цере­браль­но­го пара­ли­ча явля­лась родо­вая трав­ма пло­да, это кор­ре­ля­ция, кото­рую на поверх­но­сти очень лег­ко сде­лать. Теперь, когда раз­ви­ты совер­шен­но новые ста­ти­сти­че­ские тех­ни­ки и мето­ди­ки, когда мы можем вво­дить мас­су дан­ных в ком­пью­тер, иссле­до­ва­те­ли поня­ли, где эта исто­рия начи­на­ет­ся. Она начи­на­ет­ся в жиз­ни пло­да, до родов. И наи­бо­лее общей при­чи­ной цере­браль­но­го пара­ли­ча явля­ет­ся гипо­ксия, недо­ста­ток кис­ло­ро­да во вре­мя жиз­ни в утро­бе. Разу­ме­ет­ся, ребе­нок, пере­жив­ший кис­ло­род­ное голо­да­ние, более хру­пок и име­ет боль­ший риск полу­чить родо­вую трав­му. Исто­рия заклю­ча­ет­ся в том, что он был под­вер­жен гипо­ксии во внут­ри­утроб­ный пери­од раз­ви­тия. В про­шлом основ­ная тема предот­вра­ще­ния родо­вой трав­мы заклю­ча­лась в том, как ее выявить, как ее отсле­дить, как вести мони­то­ринг за ребен­ком во вре­мя родов. А теперь под­нял­ся новый вопрос: поче­му неко­то­рые дети полу­ча­ют родо­вую трав­му, а дру­гие нет, хотя родо­вые усло­вия абсо­лют­но одинаковы.

К какой бы меди­цин­ской дис­ци­плине вы ни обра­ти­лись, вни­ма­ние все боль­ше и боль­ше сосре­до­та­чи­ва­ет­ся на жиз­ни пло­да. Что же это озна­ча­ет? Это озна­ча­ет, что в тер­ми­нах здра­во­охра­не­ния нет ниче­го более важ­но­го, чем здо­ро­вье бере­мен­ной жен­щи­ны. Служ­бы здра­во­охра­не­ния лома­ют голо­вы, как тра­тить день­ги, како­вы при­о­ри­те­ты. Если вы заду­ма­е­тесь о судь­бе еще не рож­ден­но­го поко­ле­ния, тогда при­о­ри­тет — это здо­ро­вье бере­мен­ной жен­щи­ны. Так­же в тер­ми­нах иссле­до­ва­тель­ских работ нет ниче­го более важ­но­го, чем иссле­до­ва­ние фак­то­ров рис­ка, кото­рые могут вли­ять на раз­ви­тие пло­да. На теку­щее вре­мя — это при­о­ри­тет всех меди­цин­ских исследований.

Из чет­вер­той лек­ции: Супруг участ­ву­ет в родах?

Жен­щи­ны захо­те­ли, что­бы муж­чи­ны при­сут­ство­ва­ли при родах, люди нача­ли очень быст­ро фор­ми­ро­вать раз­ные новые док­три­ны: «Супруг участ­ву­ет в родах? Это чудес­но, это уси­лит связь меж­ду супру­га­ми, теперь у нас сни­зит­ся уро­вень раз­во­дов!». Я еще в шести­де­ся­тые гово­рил: «О, муж участ­ву­ет в родах, зна­ко­мый чело­век! При­сут­ствие зна­ко­мо­го чело­ве­ка сде­ла­ет роды про­ще, сни­зит­ся уро­вень меди­цин­ско­го вме­ша­тель­ства, сни­зит­ся коли­че­ство кеса­ре­вых сече­ний!», — это были док­три­ны, кото­рые сфор­ми­ро­ва­лись в шести­де­ся­тые-семи­де­ся­тые годы. Но теперь-то мы пони­ма­ем, что все обсто­ит не так про­сто. Сей­час, в 1997 году, про­бле­ма не в том, что­бы выска­зы­вать свое мне­ние, и уж тем более, не в том, что­бы выдви­гать новые док­три­ны. Нам нуж­но соста­вить спи­сок вопро­сов, кото­рые мы долж­ны задать. Пер­вый вопрос: дела­ет ли при­сут­ствие супру­га, отца ребен­ка, роды более или менее труд­ны­ми? И про­сто­го отве­та на этот вопрос мы навер­ня­ка не най­дем, все­гда нуж­но гово­рить о дан­ном кон­крет­ном слу­чае. Пары быва­ют очень раз­ные. Напри­мер, может быть пара, кото­рая вме­сте про­жи­ла уже пят­на­дцать лет, дру­гие вме­сте две неде­ли, — их срав­ни­вать нель­зя. Муж­чи­ны тоже быва­ют очень раз­ные, неко­то­рые из них уме­ют не высо­вы­вать­ся, когда у жен­щи­ны начи­на­ют­ся схват­ки, они сидят тихо­неч­ко в угол­ке. А у дру­гих тен­ден­ция вести себя наблю­да­те­ля­ми, а еще луч­ше — руко­во­ди­те­ля­ми: «Попро­буй сде­лать это, а вот так, может, получ­ше будет!». А неко­то­рые зара­жа­ют роже­ни­цу стра­хом. А неко­то­рые и прав­да могут выпол­нять роль защитников.

Я рас­ска­жу вам исто­рию об этом. Это было во вре­мя домаш­них родов, жен­щи­на была в ван­ной, у нее уже доволь­но актив­но шли схват­ки, и муж вел себя, в общем-то, не по книж­ке, не по пра­ви­лам. Он был чем-то занят на кухне, и ему абсо­лют­но было начхать, что там вооб­ще про­ис­хо­дит. И вдруг он услы­шал, как на ули­це зара­бо­та­ли отбой­ные молот­ки. Он побе­жал на ули­цу и попро­сил рабо­чих: «Слу­шай­те, вы пару часов не може­те здесь не бурить? У меня жена рожа­ет!», а потом пре­спо­кой­но вер­нул­ся на кух­ню. То есть, у него было совер­шен­но несо­вре­мен­ное пове­де­ние. Ника­ких кни­жек он не читал, но он выпол­нял роль защитника.

Это к тому, что­бы ска­зать: есть раз­ные сте­рео­ти­пы пове­де­ния. Вот еще одна при­чи­на того, что очень труд­но отве­тить на такой вопрос. Суще­ству­ет как бы два язы­ка: есть вер­баль­ный язык, рече­вая ком­му­ни­ка­ция, но есть еще невер­баль­ный язык, язык тела. Ино­гда эти два язы­ка всту­па­ют в про­ти­во­ре­чие. Напри­мер, в насто­я­щее вре­мя в Запад­ной Евро­пе, если вы спра­ши­ва­е­те бере­мен­ную жен­щи­ну: «Вы бы хоте­ли, что­бы при родах при­сут­ство­вал ваш муж?» 95 про­цен­тов жен­щин ска­жут вам одно и то же: «Да я себе пред­ста­вить не могу, как же я буду рожать без мужа!» Но вот то, что вам ска­жут вам их тела во вре­мя схва­ток, может ока­зать­ся совсем дру­гим. Это дру­гой язык. Есть мас­са слу­ча­ев, когда у жен­щин были мед­лен­ные роды, и вдруг по какой-то при­чине муж­чине нуж­но было вый­ти, — уже без два­дца­ти шесть, в шесть часов мага­зин закры­ва­ет­ся, ему нуж­но что-то купить, а когда он воз­вра­ща­ет­ся, ребе­нок уже родил­ся. То есть, как толь­ко муж выхо­дил из ком­на­ты, жен­щи­на тут же начи­на­ла кри­чать, пла­кать, ходить в туа­лет, ско­рость тут же пере­клю­ча­лась, как у маши­ны. То есть, надо пони­мать, что есть два раз­ных язы­ка. И это еще одна при­чи­на, по кото­рой труд­но отве­тить на ваш вопрос.

И есть еще одна труд­ность: есть раз­ные фазы родов. Есть одна фаза, когда я очень и очень осто­рож­но отно­шусь к пове­де­нию супру­га: это меж­ду появ­ле­ни­ем ребен­ка на свет и отде­ле­ни­ем пла­цен­ты. Это то вре­мя, когда муж­чи­на, кото­рый все осталь­ное вре­мя вел себя как надо и не высо­вы­вал­ся, вдруг схо­дит с ума. Все было хоро­шо, пока не появил­ся на свет ребе­нок. А как толь­ко ребе­нок появил­ся, муж­чи­ны неве­ро­ят­но воз­буж­да­ют­ся, начи­на­ют непре­рыв­но гово­рить, суе­тить­ся, у них неодо­ли­мая потреб­ность в актив­но­сти, они тут же бегут зво­нить бабуш­ке, и так далее. Тут надо очень хоро­шо кон­тро­ли­ро­вать пове­де­ние мужчины.

Итак. дела­ет ли при­сут­ствие мужа роды более или менее лег­ки­ми? И, как вы поня­ли, про­сто­го отве­та не будет.

У нас сей­час нет про­стых одно­знач­ных отве­тов, и нуж­но быть очень осто­рож­ны­ми с доктринами.

Если я при­еду в Моск­ву через два­дцать-трид­цать лет, наде­юсь, уже будут чет­кие отве­ты на эти вопросы.

Приложение № 6. Ошибка природы или Минздрава?

Нера­ци­о­наль­ное исполь­зо­ва­ние вак­цин при­во­дит к СПИ­Ду [34]

Зна­ние зако­нов здра­во­охра­не­ния (как наци­о­наль­ных, так и меж­ду­на­род­ных) необ­хо­ди­мо каж­до­му дума­ю­ще­му чело­ве­ку, посколь­ку в совре­мен­ных усло­ви­ях нам все чаще при­хо­дит­ся всту­пать в кон­так­ты с прак­ти­че­ской меди­ци­ной, с ее новы­ми тех­но­ло­ги­я­ми, а так­же воль­но или неволь­но участ­во­вать в био­ме­ди­цин­ских исследованиях.

С 22 сен­тяб­ря 1998 г. всту­пил в дей­ствие Феде­раль­ный закон «Об имму­но­про­фи­лак­ти­ке инфек­ци­он­ных болез­ней», соглас­но кото­ро­му вак­ци­на­ция, как любое дру­гое меди­цин­ское вме­ша­тель­ство в здо­ро­вье чело­ве­ка, нако­нец-то и у нас объ­яв­ле­на ДОБРОВОЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРОЙ (ста­тьи 5 и 11).

В законе гла­ва V, ста­тьи 18 — 21 посвящ­неы «соци­аль­ной защи­те граж­дан при воз­ник­но­ве­нии поствак­ци­наль­ных ослож­не­ний», а в ста­тье 19 п.2 преду­смот­ре­но утвер­жде­ние посо­бия «в слу­чае смер­ти граж­да­ни­на, насту­пив­шей вслед­ствие поствак­ци­наль­но­го осложнения…».

«Новость» о суще­ство­ва­нии ПОСТВАКЦИНАЛЬНЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ явля­ет­ся тако­вой преж­де все­го для непо­свя­щен­ных граж­дан, одна­ко до сих пор еще во мно­гих реги­о­нах дети под­вер­га­ют­ся «обя­за­тель­ной» про­фи­лак­ти­ке иммун­ной систе­мы, дабы… сдер­жи­вать эпидемии.

«Про­слы­шав о воз­мож­ных поствак­ци­наль­ных ослож­не­ни­ях, часть роди­те­лей пыта­ет­ся «убе­речь» сво­их детей от при­ви­вок… Сход­ная ситу­а­ция в пери­од недав­ней эпи­де­мии диф­те­рии в Рос­сии при­ве­ла к тра­ги­че­ским исхо­дам сре­ди нема­ло­го чис­ла детей и взрос­лых», — пишет Т. А. Бек­ти­ми­ров из Гос­НИИ стан­дар­ти­за­ции и кон­тро­ля (ГНИИСК) меди­цин­ских био­ло­ги­че­ских пре­па­ра­тов в инфор­ма­ци­он­ном бюл­ле­тене «Вак­ци­на­ция».

О так назы­ва­е­мой «эпи­де­мии диф­те­рии из-за отсут­ствия при­ви­вок» пого­во­рим чуть поз­же. Но было бы очень стран­ным не «про­слы­шать» об ослож­не­ни­ях на вак­ци­ны, оби­лие кото­рых извест­но не толь­ко спе­ци­а­ли­стам, но и роди­те­лям. Кста­ти, и в ста­тьях цити­ру­е­мо­го кон­тро­ле­ра вак­цин из ГНИ­ИС­Ка речь идет о «побоч­ных дей­стви­ях вакцин».

Более того, не одно деся­ти­ле­тие изда­ет­ся и пере­из­да­ет­ся Мин­здра­вом тысяч­ны­ми тира­жа­ми «Инструк­ция по взя­тию мате­ри­а­ла для пато­мор­фо­ло­ги­че­ско­го изу­че­ния леталь­ных слу­ча­ев поствак­ци­наль­ных осложнений».

Рас­по­ла­га­ем сот­ня­ми писем от вра­чей — педи­ат­ров, тера­пев­тов, гене­ти­ков, имму­но­ло­гов, аку­ше­ров-гине­ко­ло­гов, дет­ских хирур­гов, ток­си­ко­ло­гов, онко­ло­гов и др., а так­же от роди­те­лей, дети кото­рых ста­ли инва­ли­да­ми или умер­ли от при­вив­ки, или после нее.

К сожа­ле­нию, офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка ослож­не­ний и леталь­ных исхо­дов после при­ви­вок у нас отсут­ству­ет. Наря­ду с этим на про­тя­же­нии послед­них 50 лет спе­ци­а­ли­сты наблю­да­ют «оби­лие ослож­не­ний» на БЦЖ — про­тив тубер­ку­ле­за и АКДС (А — ассо­ци­и­ро­ван­ную, К — коклюш­но, Д — диф­те­рий­но, С — столб­няч­ную), а так­же ее «ослаб­лен­ные» моди­фи­ка­ции (АДС‑М и пр.).

При­во­дим пере­чень неко­то­рых ослож­не­ний соглас­но доку­мен­там — мате­ри­а­лам съез­дов, сим­по­зи­у­мов, кон­грес­сов, дан­ным монографий.

Ослож­не­ния на БЦЖ:

- уси­лен­ная мест­ная реак­ция, ино­гда с некро­зом кожи и обра­зо­ва­ни­ем язвы, а так­же кел­ло­ид­ных рубцов;

- реги­о­наль­ные лим­фа­де­ни­ты, воз­мож­но с нагноением;

- воз­ник­но­ве­ние вол­чан­ки в месте вве­де­ния (тубер­ку­лез кожи);

- пора­же­ние глаз, гене­ра­ли­за­ция инфек­ции, вызван­ная БЦЖ-вакциной;

- ости­ты (пора­же­ние костей), остео­ми­е­ли­ты (пора­же­ние костей с кост­ным моз­гом) — сви­де­тель­ство того, что при­вив­ка про­из­ве­де­на сре­ди детей, стра­да­ю­щих имму­но­де­фи­ци­та­ми: пер­вич­ны­ми — врож­ден­ны­ми или вто­рич­ны­ми — при­об­ре­тен­ны­ми (небла­го­при­ят­ная эко­ло­ги­че­ская сре­да, пло­хое пита­ние, отсут­ствие нор­маль­ных жилищ­ных усло­вий и т.д.);

- холод­ные абсцес­сы, явля­ю­щи­е­ся резуль­та­том нару­ше­ния тех­ни­ки вве­де­ния БЦЖ, напри­мер, вме­сто внут­ри­кож­но­го вве­де­ния инъ­ек­ция сде­ла­на под­кож­но или внутримышечно.

Ослож­не­ния на АКДС:

- мест­ные реак­ции: инфиль­тра­ты, абсцес­сы (флег­мо­на и пр.);

- пора­же­ние цен­траль­ной нерв­ной систе­мы: упор­ный прон­зи­тель­ный крик, энце­фа­ли­ти­че­ские реак­ции, энце­фа­ло­па­тии, поствак­ци­наль­ные энцефалиты;

- пора­же­ние почек, суста­вов, серд­ца, желу­доч­но-кишеч­но­го тракта;

- ослож­не­ния аллер­ги­че­ско­го харак­те­ра обшир­ны: отек и гипе­ре­мия мяг­ких тка­ней в месте уко­ла; аллер­ги­че­ские сыпи; аст­ма­ти­че­ский син­дром, син­дром кру­па; гемор­ра­ги­че­ский син­дром; кол­лап­то­ид­ное состо­я­ние, ана­фи­лак­ти­че­ский шок;

- вне­зап­ная смерть;

- обостре­ние (или пер­вич­ные про­яв­ле­ния) хро­ни­че­ских болез­ней, в том чис­ле неин­фек­ци­он­ной этио­ло­гии (напри­мер, диа­бе­та) или ожив­ле­ние латент­ной, скры­то про­те­ка­ю­щей инфек­ции, напри­мер, гепа­ти­та или тубер­ку­ле­за и т.д.;

- ослож­не­ния в резуль­та­те вза­и­мо­дей­ствия двух фак­то­ров — вак­ци­на­ции и при­со­еди­нив­шей­ся инфек­ции — грип­па или диф­те­рии, в свя­зи с чем еще в XVIII веке, когда была вве­де­на пер­вая вак­ци­на, запре­ща­ли про­ве­де­ние при­ви­вок в пери­од эпи­де­мий или вспы­шек каких-либо инфек­ци­он­ных болез­ней! Соблю­да­ли это поло­же­ние и в нашей стране до 60–70‑х годов XX столетия.

Пись­ма от роди­те­лей гово­рят о тех же ослож­не­ни­ях, лишь с более подроб­ным опи­са­ни­ем трагедии.

«Девоч­ка уже нача­ла ходить, сде­ла­ли АКДС… увез­ли в инфек­ци­он­ную боль­ни­цу с судо­ро­га­ми… у нее и на первую была очень высо­кая тем­пе­ра­ту­ра и какое-то бес­по­кой­ство, но участ­ко­вая насто­я­ла на вто­рич­ной. Гос­по­ди, что теперь будет с нашей малыш­кой!» (Курск).

«Истош­ный прон­зи­тель­ный крик после АКДС или, может, АДС (нам ска­за­ли, что вво­ди­ли какую-то ослаб­лен­ную про­тив диф­те­рии) про­дол­жал­ся весь вечер, ночью вызва­ли «ско­рую»… Вра­чи твер­дят: «От вак­ци­ны тако­го не быва­ет» (Вол­го­град).

«Что же делать? После БЦЖ запо­лу­чи­ли лим­фа­де­нит, и выпис­ка есть, что ослож­не­ние на БЦЖ‑М, но мы, ока­зы­ва­ет­ся, с этой инва­лид­но­стью (у ребен­ка нет живо­го места, все лим­фо­уз­лы уве­ли­че­ны) не под­хо­дим под какой-то указ пра­ви­тель­ства. Поло­же­ние совер­шен­но тупи­ко­вое, спро­сить не с кого. Ребе­нок, навер­ное, оста­нет­ся инва­ли­дом — это и назы­ва­ет­ся в Рос­сии «меди­цин­ской помощью»?»

«После при­вив­ки про­тив гепа­ти­та В у нас сва­ли­ва­лись целы­ми семья­ми с раз­ны­ми диа­гно­за­ми, но вра­чи гово­рят: «Вак­ци­на полез­ная, и от нее ника­ких ослож­не­ний не быва­ет…»» (Крас­но­ярск).

Ослож­не­ния на вак­ци­ну про­тив гепа­ти­та В

ВРАЧИ гово­рят неправ­ду, посколь­ку не менее серьез­ные ослож­не­ния и на уси­лен­но навя­зы­ва­е­мую сей­час вак­ци­ну про­тив гепа­ти­та В:

частые реак­ции: боль и вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы в месте веде­ния препарата;

ред­кие:

- чув­ство уста­ло­сти, жар, недо­мо­га­ние, про­сту­до­по­доб­ные симптомы;

- пора­же­ние цен­траль­ной и пери­фе­ри­че­ской нерв­ных систем;

- желу­доч­но-кишеч­но­го трак­та: рво­та, диа­рея, боли в абдо­ми­наль­ной обла­сти; ано­маль­ные пече­ноч­ные функ­ци­о­наль­ные тесты;

- кост­но-мышеч­ная систе­ма — арт­рал­гия, миалгия;

крайне ред­кие:

- ана­фи­лак­сия, сыво­ро­точ­ная болезнь, сер­деч­но-сосу­ди­стая систе­ма — син­ко­па, гипотония;

- ослож­не­ния на цен­траль­ную и пери­фе­ри­че­скую нерв­ную систе­му — пара­лич, нев­ро­па­тии, нев­рит, вклю­чая син­дром Гий­е­на-Бар­ре, ретро­буль­бар­ный нев­рит, рас­се­ян­ный скле­роз, энце­фа­лит, энце­фа­ло­па­тии, менингит;

- дыха­тель­ная систе­ма — брон­хо­спа­сти­че­ские симп­то­мы; оте­ки, мно­же­ствен­ная эри­те­ма, вас­ку­лит, лимфапатия…

Све­де­ния об ослож­не­ни­ях на вак­ци­ну про­тив гепа­ти­та В взя­ты из про­спек­та по при­ме­не­нию «Эндже­рикс — реком­би­нант­ная вак­ци­на про­тив гепа­ти­та В». Про­спект сво­бод­но рас­про­стра­нял­ся пред­ста­ви­те­ля­ми фир­мы «Смит Кляйн Бичем» на кон­грес­сах «Чело­век и лекарство».

Дру­ги­ми сло­ва­ми, даже фир­ма не скры­ва­ет, како­го харак­те­ра могут быть ослож­не­ния на при­вив­ку новой — ген­но-инже­нер­ной — про­дук­ции, в отли­чие от рос­сий­ских вра­чей-вак­ци­на­то­ров, убеж­да­ю­щих сво­их паци­ен­тов в «абсо­лют­ной без­вред­но­сти» прививок.

«Наблю­де­ния ста­но­вят­ся более точ­ны­ми и цен­ны­ми, если они про­во­дят­ся в пери­од мас­со­вых кам­па­ний имму­ни­за­ции. В таких кам­па­ни­ях в тече­ние корот­ко­го сро­ка при­ви­ва­ет­ся боль­шое коли­че­ство детей. Появ­ле­ние в этот пери­од груп­пы опре­де­лен­ных пато­ло­ги­че­ских син­дро­мов сви­де­тель­ству­ет об их при­чин­ной свя­зи с вак­ци­на­ци­ей», — пишет тот же вак­ци­на­тор Бек­ти­ми­ров в дру­гом номе­ре «Вак­ци­на­ции».

Понят­ны недо­ве­рие и опа­се­ния роди­те­лей, отво­дя­щих детей от негра­мот­но­го вме­ша­тель­ства в инди­ви­ду­аль­ное здо­ро­вье сво­их малышей.

Прав­да, теперь уже зна­чи­тель­ная часть роди­те­лей лиша­ет рети­вых вак­ци­на­то­ров- экс­пе­ри­мен­та­то­ров «цен­ных наблю­де­ний» при «широ­ко­мас­штаб­ном изу­че­нии без­опас­но­сти» этих лекар­ствен­ных про­фи­лак­ти­че­ских средств.

И сла­ва Богу, что такие мамы и папы есть! Они так же, как их дети, боят­ся уко­лов, резуль­та­ты кото­рых неиз­вест­ны. Укол, кро­ме ожи­да­е­мой боли, при­чи­не­ния самой физи­че­ской боли, нару­ше­ния кож­но­го покро­ва, явля­ет­ся серьез­ным пси­хо­ген­ным фак­то­ром: «… ребе­нок с тех пор заи­ка­ет­ся» (Москва) или «… наш маль­чик очень боит­ся уко­лов, но с помо­щью стар­ше­класс­ни­ков ему сде­ла­ли при­вив­ку (они его дер­жа­ли) — из шко­лы увез­ли в отде­ле­ние нев­ро­ло­гии город­ской боль­ни­цы… стал теперь раз­дра­жи­тель­ным и… агрес­сив­ным!» (Сама­ра).

Укол — еще один раз­дел в поствак­ци­наль­ных ослож­не­ни­ях, послед­ствия кото­ро­го непредсказуемы…

Про­ти­во­сто­я­ние

В пери­од рабо­ты над зако­ном о при­вив­ках в Коми­те­те Гос­ду­мы по здра­во­охра­не­нию наша экс­перт­но-рабо­чая груп­па чет­ко раз­де­ли­лась на две под­груп­пы. Пер­вые вме­сте с пред­ста­ви­те­ля­ми Гос­ду­мы отста­и­ва­ли про­ект ныне дей­ству­ю­ще­го зако­на (Д. В. Коле­сов, Г. Л. Чер­вон­ская, С. И. Умец­кая, В. С. Царь­ко­ва, В. Ф. Шара­пов, Б. Г. Юдин, пред­се­да­тель коми­те­та Н. Ф. Гера­си­мен­ко и др.), вто­рые (В. К. Тато­чен­ко, В. Ф. Учайкин,

Н. А. Озе­рец­ков­ский, Г. Ф. Лази­ко­ва, А. А. Мони­сов и пр.) наста­и­ва­ли на при­ня­тии в законе ста­тей: об обя­за­тель­но­сти при­ви­вок, непри­ня­тии непри­ви­тых ни в одно орга­ни­зо­ван­ное учре­жде­ние, а так­же о запре­те выпла­ты денег по листу нетру­до­спо­соб­но­сти в слу­ча­ях, когда непри­ви­той забо­ле­ет «управ­ля­е­мой при­вив­кой» инфек­ци­он­ной болез­нью. Были пред­ло­же­ния и по дру­гим кара­тель­ным мерам…

Когда-то зна­ме­ни­тый физик Нильс Бор гово­рил о суще­ство­ва­нии трех видов лжи: про­сто ложь, наг­лая ложь и ста­ти­сти­ка. Все три харак­те­ри­сти­ки в пол­ной мере отно­сят­ся к систе­ме при­ви­вок, навя­зы­ва­е­мых как «обя­за­тель­ные» в нашем Оте­че­стве вак­ци­на­то­ра­ми раз­ных ран­гов, сле­по выпол­ня­ю­щи­ми Рас­ши­рен­ную про­грам­му имму­ни­за­ции (РПИ), име­ну­е­мую меж­ду тем вра­ча­ми Фран­ции «дья­воль­ским упор­ством ВОЗ» и при­ни­ма­е­мую дале­ко не все­ми государствами.

Дру­гие сей­час эпи­де­мии — иной этио­ло­гии: при­род­но-эко­ло­ги­че­ский хаос воз­ду­ха, воды, почв; имму­но­ло­ги­че­ская недо­ста­точ­ность — по край­ней мере у трех поко­ле­ний жите­лей наше­го госу­дар­ства — с син­дро­ма­ми врож­ден­но­го или при­об­ре­тен­но­го имму­но­ло­ги­че­ско­го дис­ба­лан­са, а так­же фер­мен­то­па­тий; дет­ский лей­коз, забо­ле­ва­ния орга­нов дыха­ния и нару­ше­ния опор­но-дви­га­тель­но­го аппа­ра­та. Во всем пере­чис­лен­ном в здо­ро­вье чело­ве­ка не послед­нюю роль игра­ет мас­си­ро­ван­ное нера­ци­о­наль­ное наступ­ле­ние вак­цин на при­ро­ду чело­ве­ка… Но чинов­ни­ки про­дол­жа­ют рас­про­стра­нять лжи­вые све­де­ния о яко­бы неми­ну­е­мых «эпи­де­ми­ях» инфек­ци­он­ных болез­ней… если не будет 100-про­цент­ной прививаемости.

Вне вся­ких сомне­ний, нель­зя ослаб­лять над­зор (!) в отно­ше­нии тубер­ку­ле­за, диф­те­рии, полио­ми­е­ли­та и пр. — «свя­то место пусто не быва­ет». Но делать это надо не про­те­зи­ро­ва­ни­ем иммун­ной систе­мы «всех под­ряд». Сани­тар­но-эпи­де­мио­ло­ги­че­ское бла­го­по­лу­чие граж­дан и госу­дар­ства дости­га­ет­ся не при­вив­ка­ми, а стро­гим систе­ма­ти­че­ским соблю­де­ни­ем ком­плек­са про­ти­во­эпи­де­ми­че­ских меропирятий.

Как я уже гово­ри­ла, у нас отсут­ству­ет ста­ти­сти­ка поствак­ци­наль­ных ослож­не­ний, что офи­ци­аль­но под­твер­жде­но недав­ней про­грам­мой вак­ци­но­про­фи­лак­ти­ки (1997 г.).

Тем не менее мож­но при­ве­сти доста­точ­но серьез­ные све­де­ния кли­ни­ци­стов и даже чинов­ни­ков, кол­лек­ци­о­ни­ру­е­мые мною вот уже 30 лет.

Осно­вой основ всех мате­ри­а­лов по при­вив­кам явля­ют­ся моно­гра­фии-спра­воч­ни­ки кли­ни­ци­стов В. Л. Бра­гин­ской и А. Ф. Соко­ло­вой «Актив­ная имму­ни­за­ция и про­фи­лак­ти­ка поствак­ци­наль­ных ослож­не­ний у детей», в кото­рых на осно­ва­нии их соб­ствен­ных наблю­де­ний, про­во­ди­мых с 60‑х годов, пред­став­лен пере­чень поствак­ци­наль­ных ослож­не­ний, сре­ди кото­рых «наи­боль­шую опас­ность для здо­ро­вья детей пред­став­ля­ют ослож­не­ния со сто­ро­ны нерв­ной систе­мы, и в первую оче­редь поствак­ци­наль­ные энцефалиты».

«За пять лет (1981 — 1985 гг) гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­но 944 ребен­ка, но необ­хо­ди­мо под­черк­нуть, что рас­смат­ри­ва­е­мые мате­ри­а­лы недо­ста­точ­но пол­ные… это наи­бо­лее тяже­лые слу­чаи и по дан­ным все­го лишь двух кли­ник Моск­вы и Ленинграда».

На кон­фе­рен­ции, про­хо­див­шей в кон­це 1991 г. (19–21 нояб­ря) по теме «Поствак­ци­наль­ные ослож­не­ния», дан­ные Бра­гин­ской и Соко­ло­вой не толь­ко не были опро­верг­ну­ты, но и нашли под­твер­жде­ние со сто­ро­ны спе­ци­а­ли­стов мно­гих дру­гих горо­дов России.

1996 год — по дан­ным чинов­ни­ка МЗ [35] А. А. Ясин­ско­го: «В год до 400 слу­ча­ев ослож­не­ний от всех вак­цин… Мы не скры­ва­ем, что ослож­не­ния есть, но… мы рис­ку­ем здо­ро­вьем лишь еди­ниц, что для спе­ци­а­ли­стов не вопрос — один-два слу­чая осложнений…».

Так 400 или два?! И рас­по­ла­га­ет ли этот чинов­ник согла­си­ем на «риск здо­ро­вья лишь единиц»?!

В. К. Тато­чен­ко (Инсти­тут педи­ат­рии РАМН): «Один-два слу­чая в год…».

Н. А. Озе­рец­ков­ский, чинов­ник из ГНИ­ИС­Ка, обя­зан­ный вести ста­ти­сти­ку поствак­ци­наль­ных ослож­не­ний: «6 на 100000 при­ви­тых про­тив кори и 6 на 100000 при­ви­тых АКДС». Он же, но на кон­фе­рен­ции по поствак­ци­наль­ным ослож­не­ни­ям: «Суще­ству­ю­щая систе­ма в СССР реги­стра­ции и уче­та ПВО не дает долж­но­го эффек­та в свя­зи с тем, что отсут­ству­ет реги­стра­ция… забо­ле­ва­ний при­ви­то­го, кото­рые могут быть свя­за­ны с вак­ци­на­ци­ей, до насто­я­ще­го вре­ме­ни оста­ют­ся неизвестными…».

А. А. Мони­сов, чинов­ник МЗ, в инфор­ма­ци­он­ном пись­ме от 17 мар­та 2000 года «О реги­стра­ции слу­ча­ев поствак­ци­наль­ных ослож­не­ний»: «…за 1999 г. в стране заре­ги­стри­ро­ва­но 420 слу­ча­ев поствак­ци­наль­ных ослож­не­ний». При этом сде­ла­на суще­ствен­ная ого­вор­ка о том, что «за ука­зан­ный пери­од в ГИСК им. Л. А. Тара­со­ви­ча посту­пи­ло все­го 148 слу­ча­ев ослож­не­ний все­го из 32 субъ­ек­тов РФ».

Кому нуж­ны мас­со­вые при­вив­ки и «эпи­де­мии» в России?

Преж­де все­го зару­беж­ным фир­мам, выса­див­шим­ся чер­ным десан­том в нашей стране. Кро­ме этих «бла­го­де­те­лей» — вак­ци­на­то­рам, спо­соб­ству­ю­щим рас­про­стра­не­нию РПИ из-за сво­е­го глу­бо­чай­ше­го неве­же­ства в вопро­сах вак­ци­но­ло­гии, отсут­ствия зна­ний по осно­вам эпи­де­мио­ло­гии и уче­ния об инфек­ци­он­ных болез­нях и пре­ступ­но бес­печ­но­го отно­ше­ния к инди­ви­ду­аль­ной при­ро­де каж­до­го чело­ве­ка, а так­же навя­зы­ва­ю­щим заве­до­мо лож­ные све­де­ния. Какие? Вот примеры:

  1. «Не будет при­ви­вок — будут эпи­де­мии… Толь­ко при­вив­ка­ми мир спа­са­ет­ся от эпидемии».

Вак­ци­на­ция долж­на спа­сать и пре­ду­пре­ждать от забо­ле­ва­ния кон­крет­но­го ребен­ка; не допус­кать эпи­де­мий или вспы­шек — повсе­днев­ная рабо­та сани­тар­но-эпи­де­мио­ло­ги­че­ских служб, что­бы знать, какой груп­пе граж­дан угро­жа­ет диф­те­рия или туберкулез.

Ну не может всей Рос­сии угро­жать одно­мо­мент­но десять инфек­ци­он­ных болез­ней под руб­ри­кой «эпи­де­мия»!

  1. «При­вив­ки безопасны».

Ложь, обя­за­тель­но «неиз­беж­но небез­опас­ны» как чуже­род­ные бел­ки и как насиль­ствен­но навя­зы­ва­е­мые иммун­ной систе­ме (при том, что боль­шин­ство из нас не нуж­да­ет­ся в искус­ствен­ном про­те­зи­ро­ва­нии есте­ствен­ных защит­ных сил).

  1. «При­вит — зна­чит, защищен».

Одна­ко при­вить — не зна­чит защи­тить от инфек­ци­он­ной болез­ни, совер­шен­но необ­хо­ди­мо знать резуль­тат: состо­я­лась ли защи­та, что нель­зя опре­де­лить визу­аль­но — осмот­ром, как это дела­ют наши врачи.

  1. Актив­но про­во­дит­ся и под­ме­на поня­тий «вспы­шек» на «эпи­де­мии».

Посто­ян­ные сезон­ные вспыш­ки диф­те­рии и мно­гих дру­гих инфек­ци­он­ных болез­ней были, есть и будут — их нель­зя побе­дить, «как оспу»: каж­дая тре­бу­ет сво­их мер борь­бы и надзора.

  1. «Непри­ви­той ребе­нок опа­сен для окружающих».

По всем меж­ду­на­род­ным кано­нам опа­сен носи­тель воз­бу­ди­те­ля инфек­ци­он­ной болез­ни — это может быть как при­ви­той, так и непри­ви­той; при отсут­ствии в нашей стране оцен­ки фак­ти­че­ской защи­щен­но­сти граж­дан от кон­крет­ных инфек­ци­он­ных болез­ней (что свя­за­но вовсе не с при­вив­ка­ми!) при­ви­тые и непри­ви­тые нахо­дят­ся в оди­на­ко­вой сте­пе­ни неиз­вест­но­сти, чис­лясь в «охва­чен­ных» по отче­там участ­ко­вых педи­ат­ров и чинов­ни­ков, на самом деле не защи­ще­ны — это осо­бен­но важ­но для вос­при­им­чи­во­го кон­тин­ген­та лиц, посколь­ку имен­но им опа­сен воз­бу­ди­тель той или иной инфек­ци­он­ной болезни.

  1. «При­ви­тые боле­ют в более лег­кой форме».

Еще одна иллю­зия. Во-пер­вых, поче­му они вооб­ще «боле­ют», полу­чив соот­вет­ству­ю­щую «дозу» искус­ствен­но­го вме­ша­тель­ства? Во-вто­рых, нет оди­на­ко­вых людей, и обще­из­вест­но, что харак­тер и сте­пень тяже­сти инфек­ци­он­ной болез­ни очень индивидуальны.

  1. «Непри­ви­той обя­за­тель­но забо­ле­ет и ста­нет инва­ли­дом, если не умрет».

Запу­ги­ва­ние, недо­стой­ное зва­ния вра­ча! Забо­ле­ва­ют еди­ни­цы, и более того, пере­бо­лев, чело­век при­об­ре­та­ет есте­ствен­ную про­ти­во­ин­фек­ци­он­ную защи­ту. Сре­ди нас, в том чис­ле и сре­ди детей раз­но­го воз­рас­та, при­сут­ству­ет 15 про­цен­тов лиц, не спо­соб­ных выра­ба­ты­вать анти­те­ла к инфек­ци­он­ным болез­ням, сколь­ко бы их ни при­ви­ва­ли, поэто­му их необ­хо­ди­мо свое­вре­мен­но выяв­лять, а не вакцинировать.

  1. «Оспу побе­ди­ли бла­го­да­ря при­вив­кам всех жите­лей всех стран».

Не было ниче­го подоб­но­го, что дока­за­но прак­ти­кой и мно­го­чис­лен­ны­ми доку­мен­та­ми ВОЗ: даже в энед­мич­ных по оспе реги­о­нах вак­ци­ни­ро­ва­ли толь­ко кон­такт­ных лиц, но самое важ­ное то, что задол­го до про­воз­гла­шен­ной побе­ды над оспой мно­гие стра­ны отка­за­лись исполь­зо­вать эту вак­ци­ну вслед­ствие нарас­та­ния ослож­не­ний на цен­траль­ную нерв­ную систему.

В совре­мен­ных сооб­ще­ни­ях ВОЗ по имму­но­ло­гии под­чер­ки­ва­ет­ся, что «оцен­ка имму­но­ло­ги­че­ской недо­ста­точ­но­сти име­ет осо­бое зна­че­ние для детей!». При этом самым серьез­ным про­ти­во­по­ка­за­ни­ем к вве­де­нию любых живых вак­цин, меж­ду­на­род­но при­знан­ным, явля­ют­ся имму­но­де­фи­ци­ты — у нас их перед при­вив­кой никто не проверяет.

Науч­ная и прак­ти­че­ская цен­ность вак­ци­на­ции всех под­ряд — нуле­вая. Если в тече­ние 50 лет вак­ци­на­ции ново­рож­ден­ных БЦЖ и еже­год­ной про­бы Ман­ту (вак­ци­ни­ро­ван­ных БЦЖ — живы­ми мик­ро­бак­те­ри­я­ми!) борь­ба с тубер­ку­ле­зом пре­вра­ти­лась в свою про­ти­во­по­лож­ность — нарас­та­ние тубер­ку­лез­ных боль­ных, в том чис­ле сре­ди детей и под­рост­ков, то совер­шен­но оче­вид­но, что такой под­ход — пре­ступ­но ошибочный.

Оби­лие поствак­ци­наль­ных ослож­не­ний в дет­ском воз­расте при­во­дит к забо­ле­ва­ни­ям у взрос­лых — болез­ням систе­мы кро­ве­тво­ре­ния, иска­же­нию функ­ций имму­но­ком­пе­тент­ных кле­ток — СПИ­Ду, сокра­ще­нию жиз­ни, бес­пло­дию и т.д. «Мы — нация боль­ных людей», — пишет ака­де­мик нео­на­то­лог В. А. Таболин.

Вак­ци­на вме­сте с тем эффек­тив­на как заши­тое сред­ство от инфек­ци­он­ных болез­ней при раци­о­наль­ном ее исполь­зо­ва­нии, т.е. при доб­ро­воль­ном ока­за­нии помо­щи нуж­да­ю­щим­ся в ней, к тому же нахо­дя­щим­ся в пол­ном здо­ро­вье. Боль­ной, ослаб­лен­ный орга­низм не в состо­я­нии реа­ги­ро­вать адек­ват­но ни на воз­бу­ди­те­лей инфек­ци­он­ных болез­ней, ни на их ослаб­лен­ные или уби­тые вари­ан­ты — вакцины.

Ката­стро­фа в том, что от систе­ма­ти­че­ских при­ви­вок орга­низм чело­ве­ка нахо­дит­ся в состо­я­нии посто­ян­ной «напря­жен­но­сти имму­ни­те­та», кото­рая необ­хо­ди­ма, по мне­нию вак­ци­на­то­ров, для сдер­жи­ва­ния эпидемий…

СПИД — син­дром при­об­ре­тен­но­го имму­но­де­фи­ци­та при­сущ нам всем, при­ро­да чело­ве­ка мстит за бес­печ­ное отно­ше­ние к инди­ви­ду­аль­но­сти каж­до­го из нас, за имму­но­мо­ду­ля­цию «всех под­ря­да. Систе­ма при­ви­вок без пред­ва­ри­тель­ной диа­гно­сти­ки — зна­хар­ство, застав­ля­ю­щее заду­мать­ся над вопро­сом: неуже­ли все ново­рож­ден­ные — ошиб­ка природы?

Что­бы вак­ци­на­ция осу­ществ­ля­лась гра­мот­но (как при ока­за­нии любой дру­гой меди­цин­ской помо­щи), ею долж­ны зани­мать­ся имму­но­ло­ги, вла­де­ю­щие осно­ва­ми виру­со­ло­гии, бак­те­рио­ло­гии и имму­но­ло­ги­ей инфек­ци­он­ных болезней.

В заклю­че­ние хочу доба­вить. Мы не можем ори­ен­ти­ро­вать­ся на аме­ри­кан­ских педи­ат­ров, аме­ри­кан­ские ака­де­мии и фир­мы (что уси­лен­но реко­мен­ду­ют наши вакцинаторы).

Во-пер­вых, пото­му что в США дру­гой кален­дарь при­ви­вок и самое глав­ное, — в нем отсут­ству­ет при­вив­ка живой вак­ци­ной БЦЖ новорожденных.

Во-вто­рых, как и во мно­гих дру­гих стра­нах, в США про­тив полио­ми­е­ли­та пер­вые две при­вив­ки осу­ществ­ля­ют уби­той (инак­ти­ви­ро­ван­ной) вакциной.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, в пер­вый год жиз­ни, в пер­вые дни появ­ле­ния на свет ребе­нок не стал­ки­ва­ет­ся с живы­ми (моди­фи­ци­ро­ван­ны­ми) инфек­ци­он­ны­ми аген­та­ми, насиль­ствен­но посту­па­ю­щи­ми в их орга­низм. А это очень важ­но при адап­та­ции ново­рож­ден­ных к окру­жа­ю­щей сре­де. Важ­но это и пото­му, что отда­лен­ные послед­ствия при­ме­не­ния живых, изме­нен­ных чело­ве­ком мик­ро­ор­га­низ­мов непредсказуемы.

Гали­на Чер­вон­ская, вирусолог,
член Рос­сий­ско­го наци­о­наль­но­го коми­те­та по био­э­ти­ке (РНКБ) РАН и
Меж­ду­на­род­но­го обще­ства прав чело­ве­ка (МОПЧ)

АиФ «Здо­ро­вье» №4, 2001 г.

Исполь­зо­ван­ная литература

Аршав­ский И. А. Очер­ки по воз­раст­ной физио­ло­гии. М., 1967.

Брю­ер Г., Прес­са Д. Груд­ное вскарм­ли­ва­ние, Нью-Йорк, 1983.

Вага­нов Н. Н. Пер­вый год жиз­ни. Пет­ро­за­водск, 1983.

Жук В. Н. Мать и дитя. 8‑е изд. СПб., 1905.

Кли­мо­ва-Фюг­не­ро­ва М. Наш ребе­нок. Пра­га, 1962.

Лями­раль. С., Рино К. Рас­тить детей здо­ро­вы­ми. М., 1981.

Ники­тин Б., Ники­ти­на Л. Мы, наши дети и вну­ки. М., 1989.

Нико­ла­е­ва Е. Н., Фро­ло­ва О. Г. Гиги­е­на бере­мен­ной. М., 1987.

Покров­ский Е. А. Физи­че­ское вос­пи­та­ние детей у раз­ных наро­дов. М.,1884. Пэр­ну Л. Я вос­пи­ты­ваю ребен­ка. Париж, 1979.

Рож­де­ние ребен­ка в Евро­пе: Отчет об иссле­до­ва­нии ВОЗ. Евро­пей­ское реги­о­наль­ное бюро. Копен­га­ген, 1988.

Скри­па­лев В. С. Наш семей­ный ста­ди­он. М., 1986.

Спок Б. Ребе­нок и уход за ним. Кеме­ро­во, 1986.

Спра­воч­ник по дет­ской дие­те­ти­ке / Под ред. М. М. Ворон­цо­ва, А. В. Мазу­ри­на, Л., 1989.

Сту­де­ни­кин М. Я. Кни­га о здо­ро­вье детей. М., 1988.

Усов И. Н. Здо­ро­вый ребе­нок. Минск, 1984.

Примечания

[1] Илья Арка­дье­вич Аршав­ский (1903–1996) — заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей воз­раст­ной физио­ло­гии и пато­ло­гии НИИ общей пато­ло­гии и пато­фи­зио­ло­гии АМН СССР, док­тор меди­цин­ских наук, про­фес­сор. С 1966 по 1976 год лабо­ра­то­рия вела наблю­де­ние за раз­ви­ти­ем детей Никитиных.

[2] Нико­ла­е­ва Е. Н., Фро­ло­ва О. Г. Гиги­е­на бере­мен­ной. С. 52.

[3] Или в слу­чае нару­ше­ния нор­маль­но­го про­те­ка­ния беременности.

[4] Нико­ла­е­ва Е. Н., Фро­ло­ва О. Г. Гиги­е­на бере­мен­ной. С. 52.

[5] Мы дол­го иска­ли кри­те­рии, кото­рые поз­во­ли­ли бы срав­нить уро­вень раз­ви­тия детей, раз­ных по воз­рас­ту, по росту, по весу. Но все же реши­ли эту слож­ную зада­чу. Так, пока­за­те­лем силы стал «мак­си­маль­ный груз, кото­рый может ото­рвать от зем­ли чело­век в наи­вы­год­ней­шем поло­же­нии». Но мерим этот груз не в кило­грам­мах, а в соб­ствен­ных весах, то есть делим этот груз на вес само­го ребен­ка. А для харак­те­ри­сти­ки дина­ми­че­ских воз­мож­но­стей ско­рость бега изме­ря­ем не в мет­рах, а в соб­ствен­ных ростах в секун­ду (р/с). Тогда мож­но срав­ни­вать бего­вые спо­соб­но­сти ребя­ти­шек раз­лич­ных воз­рас­тов. Ока­за­лось, что дети пяти-шести лет в сред­нем бега­ют со ско­ро­стью 3 р/с, а наши в том же воз­расте — 4 р/с, к семи годам ско­рость вырас­та­ет до 4,5 р/с. Срав­ни­те: ско­рость бега у наших олим­пий­ских масте­ров в сред­нем 5,0–5,5 р/с.

[6] См.: «Англия». 1988. № 4. С. 64–70.

[7] См.: Рож­де­ние ребен­ка в Евро­пе: Отчет об иссле­до­ва­нии ВОЗ. Евро­пей­ское реги­о­наль­ное бюро. Копен­га­ген, 1983. С. 108–109.

[8] Нико­ла­е­ва Е. Н., Фро­ло­ва О. Г. Гиги­е­на бере­мен­ной. С. 59.

[9] См.: при­ло­же­ние № 5

[10] Кли­мо­ва-Флю­г­не­ро­ва М. Наш ребе­нок. Пра­га, 1962. С. 2.

[11] Конеч­но, пред­по­ла­га­ет­ся, что этот взрос­лый име­ет необ­хо­ди­мое пред­став­ле­ние о родах и о помо­щи жен­щине при них. В Гол­лан­дии, напри­мер, опре­де­лен­ная аку­шер­ка наблю­да­ет за состо­я­ни­ем жен­щи­ны во вре­мя бере­мен­но­сти и помо­га­ет ей затем при родах.

[12] См.: Ники­тин Б. П. и Ники­ти­на Л. А. Мы и наши дети. Вла­ди­во­сток, 1988. С. 211–214; Мы, наши дети и вну­ки; М., 1989. С. 241- 245; Семья. 1989. № 20, 23–26.

[13] Луч­ше, если прось­бы будут исхо­дить от самой матери.

[14] Рож­де­ние ребен­ка в Евро­пе. С. 118

[15] Рож­де­ние ребен­ка в Евро­пе. С. 119

[16] См.: приложение

[17] См.: при­ло­же­ние № 2.

[18] См.: при­ло­же­ние № 5.

[19] См.: при­ло­же­ние № 6.

[20] Покров­ский Е. А. Физи­че­ское вос­пи­та­ние детей у раз­ных наро­дов. С.16.

[21] Спра­воч­ник по дет­ской дие­те­ти­ке. С. 24.

[22] Жук В. Н. Мать и дитя. С. 741.

[23] К 2011 году — два­дцать шесть вну­ков и трое правнуков.

[24] См.: Ники­тин Б., Ники­ти­на Л. Мы, наши дети и вну­ки. М., 1989. С. 273 и др. изда­ния этой книги

[25] См.: при­ло­же­ние № 6.

[26] Сту­де­ни­кин М. Я. Кни­га о здо­ро­вье детей. С. 67.

[27] Аршав­ский И. А. Очер­ки по воз­раст­ной физио­ло­гии. С. 295.

[28] См.: Скри­па­лев В. С. Наш семей­ный ста­ди­он. М., 1986.

[29] Сту­де­ни­кин М. Я. Кни­га о здо­ро­вье детей. С. 100.

[30] Пэр­ну Л. Я вос­пи­ты­ваю ребен­ка. Париж, 1979. С. 199.

[31] Кли­мо­ва-Фюг­не­ро­ва М. Наш ребе­нок. С. 206.

[32] Пол­но­стью лек­ции мож­но про­чи­тать в кни­ге: М. Оден «Что мы еще зна­ем о рож­де­нии и про­ис­хож­де­нии чело­ве­ка». М., «Вол­шеб­ный ребе­нок», 2001.

[33] Назва­ние отрыв­ков даны Л.А. Никитиной.

[34] СПИД — син­дром при­об­ре­тен­но­го иммунодефицита

[35] МЗ — Мини­стер­ство здравоохранения.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки