Психология зависти

Психология зависти

(8 голосов5.0 из 5)

Поче­му Каин зави­до­вал Аве­лю в том, что Бог при­нял его жерт­ву, а не в том, что Авель был чистый и бес­ко­рыст­ный? Все­гда ли мы пони­ма­ем, чему зави­ду­ем? Все­гда ли мы зави­ду­ем тому, что хотим иметь?
По мне­нию пси­хо­ло­га Дени­са НОВИКОВА, если пра­виль­но рабо­тать с зави­стью, она может помочь разо­брать­ся в себе.

Токсичная печаль

– Есть пре­крас­ная фор­му­ли­ров­ка зави­сти свт. Васи­лия Вели­ко­го: зависть – это печаль о бла­го­по­лу­чии ближ­не­го. Не знаю, насколь­ко это его ори­ги­наль­ная фор­му­ли­ров­ка или он взял из сто­и­ков, но такое опре­де­ле­ние зави­сти мож­но счи­тать клас­си­че­ским и в психологии.

Что такое печаль? Это когда у нас есть неко­то­рая потреб­ность, реа­ли­зо­вать кото­рую не полу­ча­ет­ся. Если мы рас­ста­ем­ся с цен­ным для нас чело­ве­ком, ухо­дим с важ­ной рабо­ты, не име­ем воз­мож­но­сти зани­мать­ся тем, что нам доро­го, чув­ство печа­ли вполне адекватно.

Чув­ство печа­ли может быть пере­жи­то, а может пре­вра­тить­ся в страсть.

Если чело­век пере­жи­ва­ет неко­то­рое вре­мя, а потом пере­стра­и­ва­ет­ся, у него про­ис­хо­дит, как гово­рят пси­хо­ло­ги, «рабо­та горя», он учит­ся жить и нор­маль­но живет без того пред­ме­та, кото­рым обла­дать не уда­лось, то эта потреб­ность может уйти из его жиз­ни, пере­стать быть значимой.

Есть дру­гой вари­ант – когда чело­век пони­ма­ет, что без этой потреб­но­сти он не про­жи­вет и тогда при­кла­ды­ва­ет все силы для ее дости­же­ния. Но если не дости­га­ет жела­е­мо­го – при­зна­ет­ся в сво­ем бес­си­лии, при­ни­ма­ет тот факт, что у него чего-то не будет, и так­же про­дол­жа­ет нор­маль­ную жизнь.

Страсть печа­ли – это зави­са­ние в неудо­вле­тво­рен­но­сти, когда чело­век не при­кла­ды­ва­ет ника­ких уси­лий для дости­же­ния жела­е­мо­го, но при этом не может от него отвлечь­ся. Про­ис­хо­дит посто­ян­ное, навяз­чи­вое воз­вра­ще­ние в одну точ­ку – в этом слу­чае мож­но гово­рить о стра­сти печа­ли, о «ток­сич­ной печа­ли», как гово­рят пси­хо­ло­ги. Хочу – не могу полу­чить – ниче­го не делаю, что­бы полу­чить. Такое зави­са­ние – самая под­хо­дя­щая поч­ва для роста зависти.

Для зависти нужен объект

Но при­чем здесь ближ­ний? – спро­сим мы.

Дело в том, что мы все – соци­аль­но зави­си­мы. Мы зави­си­мы от чужо­го мне­ния, от соци­аль­ных кри­те­ри­ев, хотя часто это­го не при­зна­ем. Но если мы были бы неза­ви­си­мы, мы были бы сво­бод­ны, а кто может о себе так ска­зать? И поэто­му о неудо­вле­тво­рен­но­сти наших потреб­но­стей нам часто сиг­на­ли­зи­ру­ет их успеш­ное удо­вле­тво­ре­ние у других.

Для чело­ве­ка ока­зы­ва­ет­ся сверхваж­ным то (в зави­си­мо­сти от при­о­ри­те­тов), какие часы носит некто из его окру­же­ния, или каки­ми лидер­ски­ми каче­ства­ми обла­да­ет, или насколь­ко любим в кру­гу людей, мне­ние кото­рых ему дорого.

Взять Аве­ля с Каи­ном – клас­си­че­ский при­мер зави­сти. Авель зани­мал­ся сво­им делом, Каин – сво­им. Но когда Бог не при­нял пло­ды дел Каи­на, Каин тут же пере­клю­чил­ся на дела Аве­ля, срав­нил себя с «дру­гой нормой».

Инте­рес­но, что Каин срав­ни­ва­ет толь­ко резуль­тат, а не глу­бин­но Аве­ля с собой; он не дума­ет о при­чи­нах того, поче­му Гос­подь не при­нял его жерт­вы, не дума­ет про свои отно­ше­ния с Богом, так ли они чисты и бес­ко­рыст­ны, как у Аве­ля, не при­слу­ши­ва­ет­ся к сло­вам Бога о том, что «рядом грех лежит».

Каин захо­тел, что­бы у него было так, как у дру­го­го, – но не такая же чистая душа, а такое же при­зна­ние Богом дел рук его, то есть «бле­стя­щий резуль­тат» любой ценой. Или что­бы у дру­го­го не было ниче­го. Уби­вая Аве­ля, он избав­ля­ет­ся от мучи­тель­ных пере­жи­ва­ний зави­сти – что у кого-то может быть луч­ше, чем у него.

Вот это «как у дру­го­го» фор­ми­ру­ет сте­рео­тип зави­сти. Нель­зя зави­до­вать «вооб­ще». Вооб­ще мож­но печа­лить­ся. А для зави­сти все­гда нужен объект.

В семье

Бес­силь­ное зави­са­ние меж­ду «хочу», но «не могу», при­во­дя­щее к завист­ли­вой печа­ли – очень раз­ру­ши­тель­но для человека.

Поче­му так труд­но пре­одо­леть свое бес­си­лие? Ситу­а­цию могут ослож­нять обсто­я­тель­ства, в кото­рых рос чело­век, неко­то­рые, часто бес­со­зна­тель­ные, уста­нов­ки воспитания.

Быва­ют семьи, где очень яркая фигу­ра отца, отец – без­услов­ный лидер, очень уве­рен­ный в себе муж­чи­на. И инте­рес­но скла­ды­ва­ют­ся судь­бы детей (напри­мер, бра­та и сест­ры). Девоч­ка, как пра­ви­ло, рас­цве­та­ет, она очень актив­на, уве­ре­на в себе, мно­го­го доби­ва­ет­ся. У нее могут воз­ник­нуть про­бле­мы, когда она будет выхо­дить замуж, пото­му что вокруг она может не уви­деть «достой­ных людей», хоть в какой-то сте­пе­ни срав­ни­мых с отцом. Но в целом ее лич­ный путь – уве­рен­но­го в себе, ярко­го чело­ве­ка, у нее с отцом все­гда теп­лые отношения.

Совсем не так с маль­чи­ком. Маль­чик с дет­ства, есте­ствен­но, не может кон­ку­ри­ро­вать с фигу­рой отца. Но он зако­но­мер­но пыта­ет­ся пере­нять сте­рео­ти­пы пове­де­ния отца, хочет быть «как папа». Папа же счи­та­ет сво­им дол­гом под­дер­жи­вать неоспо­ри­мое лидер­ство, отме­тая вся­кую воз­мож­ность кон­ку­рен­ции с сыном как про­яв­ле­ние соб­ствен­ной слабости.

И посте­пен­но в опы­те сына скла­ды­ва­ет­ся уста­нов­ка: с одной сто­ро­ны, он дол­жен под­ра­жать отцу, быть на него похо­жим, быть таким же сме­лым, силь­ным, но с дру­гой сто­ро­ны он чув­ству­ет, что раз­ни­ца настоль­ко вели­ка, что быть «как папа» он нико­гда не сможет.

В пси­хо­ло­гии это назы­ва­ет­ся двой­ным посы­лом: отец хочет, что­бы сын был похож на него, даже может гово­рить об этом, даже сам верит в это, но дела­ет все, что­бы пода­вить сына, побе­дить его.
Может быть, этот чело­век вооб­ще не допус­ка­ет кон­ку­рен­ции с муж­ски­ми фигу­ра­ми, или болез­нен­но ее пере­жи­ва­ет, вез­де и, конеч­но, в сво­ей семье.

При пра­виль­ном вос­пи­та­нии ребен­ку обя­за­тель­но нуж­но дать узнать «вкус побе­ды», нуж­но уметь под­да­вать­ся, что­бы он почув­ство­вал свою силу, узнал на опы­те, что его дей­ствия при­во­дят к результату.

Гово­ря о кон­ку­рен­ции, я не хочу ска­зать, что отец не дол­жен быть авто­ри­тет­ным, что в семье не долж­но быть иерар­хии. Но вот что, напри­мер, гово­рит о свя­щен­ни­че­ской иерар­хии Иоанн Зла­то­уст: что един­ствен­ная власть, кото­рой обла­да­ет свя­щен­ник – это сила сло­ва. Если ты можешь убе­дить сло­вом, тогда у тебя есть власть, авто­ри­тет, иерархия.

Если отец в сво­ем отно­ше­нии с сыном исхо­дит не из соб­ствен­ной власт­но­сти, а из его инте­ре­сов, рано или позд­но ребе­нок это почувствует.

Вари­ант, когда в дет­стве чело­век не полу­чил доста­точ­ной под­держ­ки в сво­их ини­ци­а­ти­вах, когда ему не помог­ли луч­ше понять свои потреб­но­сти и у ребен­ка сло­жи­лось ощу­ще­ние сво­ей неспо­соб­но­сти, – клас­си­че­ская ситу­а­ция для фор­ми­ро­ва­ния зависти.

Кон­ку­рен­ция более ост­ра меж­ду людь­ми одно­го пола. Если в семье кон­ку­рент­ная мама, – при­чем не зна­чит яркая, быва­ет и наобо­рот, неуве­рен­ная, неудо­вле­тво­рен­ная сво­ей жен­ской судь­бой, – не исклю­че­но, что она бес­со­зна­тель­но будет кон­ку­ри­ро­вать с доче­рью, уни­что­жать пред­став­ле­ние девоч­ки о ее жен­ствен­но­сти, кра­со­те, при­чем непря­мо, а в фор­ме вполне умест­ных заме­ча­ний, предо­сте­ре­же­ний, заботы.

И нака­зы­вая доч­ку за то, что сама ей зави­ду­ет, мать фор­ми­ру­ет в опре­де­лен­ной мере судь­бу доче­ри – жен­щи­ны не очень счаст­ли­вой, а та, в свою оче­редь, может повто­рить это со сво­ей доче­рью – такая свое­об­раз­ная жен­ская дедов­щи­на. Так зависть, пока она не осо­знан­на и не взя­та под кон­троль, может транс­ли­ро­вать­ся из поко­ле­ния в поколение.

Маркер зависти

Как уви­деть в себе зависть? Это очень труд­но для тех, кто не ищет, пото­му что зависть как эмо­ция сего­дня актив­но под­дер­жи­ва­ет­ся соци­у­мом и про­во­ци­ру­ет­ся им. Обще­ство потреб­ле­ния осно­ва­но на зави­сти, зависть в нем – один из глав­ных дей­ству­ю­щих меха­низ­мов: чело­ве­ку пред­ла­га­ет­ся некий иде­ал, к кото­ро­му он при­зван стре­мить­ся, но кото­ро­го нико­гда не достиг­нет. Весь смысл в погоне, в веч­ном сорев­но­ва­нии, посто­ян­ном срав­не­нии себя с дру­ги­ми, у кого боль­ше, доро­же, круче.

Мно­гие люди само­утвер­жда­ют­ся за счет того, что им зави­ду­ют. И если чело­век жил в соци­у­ме, где всем зави­до­вал, а за счет него само­утвер­жда­лись, то когда он само­утвер­дит­ся, ско­рее все­го, сам будет вести себя так, что­бы дру­гие ему завидовали.

В такой беготне и кон­ку­рен­ции на себя в под­лин­ном смыс­ле – понять, а нуж­но это мне и что мне дей­стви­тель­но нуж­но – вре­мя не оста­ет­ся. Отсю­да – посто­ян­ная неудо­вле­тво­рен­ность, уны­ние, раз­дра­же­ние – иде­ал-то не достигнут.

Поэто­му пер­вый мар­кер для обна­ру­же­ния зави­сти – когда чело­век заме­ча­ет, как силь­но он сори­ен­ти­ро­ван на дру­гих людей, когда он начи­на­ет мыс­лить себя в тер­ми­нах успеш­но­сти, посто­ян­но дума­ет, под­ме­ча­ет, что есть у дру­гих, и чего нет у него.

В Рос­сии часто кри­те­рий оцен­ки успеш­но­сти и пред­мет зави­сти – поп-звез­ды, акте­ры. Ниче­го пло­хо­го не хочу ска­зать об акте­рах, но еще в сере­дине XIX века они счи­та­лись коме­ди­ан­та­ми, такая про­фес­сия не дава­ла пра­во вхо­дить в выс­шее обще­ство. А сей­час для мно­гих – это эта­лон, люди смот­рят, как они оде­ты, как поют, ска­чут, при том что боль­шин­ство зри­те­лей нико­гда так не смогут.

Недав­но про­нес­лась исте­рия по пово­ду рож­де­ния наслед­ни­ка в Вели­ко­бри­та­нии. Сколь­ко людей с ума схо­ди­ло, но при­чи­на – отнюдь не почте­ние к коро­лев­ской дина­стии, а жела­ние – пусть таким чуд­ным обра­зом, – при­кос­нуть­ся к жиз­ни вели­ких людей, кото­рой ты пожить все рав­но не можешь. Но ты можешь этой жиз­нью инте­ре­со­вать­ся, в чем-то под­ра­жать, быть хоть с како­го-то боку при­част­ни­ком. И пусть это не зависть в чистом виде, но эта та плат­фор­ма (иде­ал и его недо­сти­жи­мость), отку­да зави­сти лег­ко расти.

Может, я фан­та­зи­рую, но навер­ное, в жиз­ни этих англий­ских фана­тов чего-то очень силь­но не хва­та­ет, при­об­ще­ние к чужой радо­сти как-то ком­пен­си­ру­ет отсут­ствие сво­ей. Так быва­ет, но под­си­жи­вать­ся на чужую радость вред­но, пото­му что если у тебя дол­го нет сво­ей, в кон­це кон­цов, чужая радость ста­нет тебя раз­дра­жать и печалить.

Важ­но зани­мать­ся сво­ей жиз­нью, смот­реть: поче­му у тебя нет радо­сти и начать что-то делать в этом направ­ле­нии. Сами уси­лия здесь будут бла­гим смыслом.

Как одна из про­блем наше­го вре­ме­ни, зависть похо­жа на тру­до­го­лизм. Очень слож­но при­знать его тому, кто им стра­да­ет. Так при­ня­то в обще­стве: чело­век, кото­рый мно­го рабо­та­ет и хоро­шо зара­ба­ты­ва­ет – это нор­ма, это класс­но. И толь­ко тогда чело­век может согла­сить­ся при­знать тру­до­го­лизм опас­но­стью, когда нач­нут рушить­ся отно­ше­ния в семье, стра­дать ваши близкие.

Я думаю, что с зави­стью нечто похо­жее. Зависть – пре­ступ­ле­ние про­тив люб­ви. Зависть уби­ва­ет любовь. Так же, как и тру­до­го­лизм. Ты не можешь одно­вре­мен­но любить чело­ве­ка и быть тру­до­го­ли­ком, пото­му что на любовь нуж­ны силы, вре­мя, вни­ма­ние, а у тру­до­го­ли­ка все это отда­но работе.

Ты так­же не можешь одно­вре­мен­но и любить чело­ве­ка, и ему зави­до­вать. Если вдруг под­ме­ча­ешь, что тебе что-то меша­ет это­го чело­ве­ка любить, что отно­ше­ния рушат­ся или не скла­ды­ва­ют­ся, мож­но спро­сить себя – не зависть ли тому причиной.

Мы все живые люди, чело­век – это про­цесс и мы все несо­вер­шен­ны в люб­ви. Поэто­му ска­жем так: чем боль­ше в нас люб­ви, тем мень­ше зави­сти. И наоборот.

Когда чело­век любит кого-то, тогда он раду­ет­ся за него, он – не про­тив него, а вме­сте с ним. Любовь объ­еди­ня­ет людей, это скреп­ля­ю­щая сила, как пишет Дио­ни­сий Аре­о­па­гит. А зависть – разрушает.

Когда зависть помогает

Но, зави­дуя Алле Пуга­че­вой или прин­цес­се Кейт, необя­за­тель­но хотеть быть певи­ца­ми или прин­цес­са­ми. При­страст­ное отно­ше­ние к ним может сиг­на­ли­зи­ро­вать о том, что какие-то потреб­но­сти нашей жиз­ни не удо­вле­тво­ре­ны, – здесь про­яв­ля­ет­ся, как мы гово­рим, сме­щен­ный эффект зави­сти. Если мы зави­ду­ем вла­дель­цу БМВ, но при этом сами совсем не хотим БМВ, мы можем вос­при­нять свою зависть как сиг­нал к раз­мыш­ле­нию: я чего-то очень хочу! И надо разо­брать­ся: чего именно?

Если меня вол­ну­ет жизнь прин­цес­сы Кейт, может, я тоже хочу вый­ти замуж, иметь семью, детей? Если меня вол­ну­ет жизнь Пуга­че­вой или пре­зи­ден­та Пути­на, может, мне хочет­ся быть поак­тив­нее в сво­ей соб­ствен­ной жиз­ни, поуве­рен­ней, и имен­но это меня в них при­вле­ка­ет (допу­стим)?

Такие раз­мыш­ле­ния осо­бен­но полез­ны людям, потреб­но­сти кото­рых при­туп­ле­ны, кото­рые не при­вык­ли счи­ты­вать свои чув­ства, при­зна­вать­ся в них даже самим себе.

Вооб­ще если чело­век даже про­сто обна­ру­жил в себе зависть и при­знал ее, это уже боль­шая побе­да. Зна­чит, под­со­зна­тель­но, в глу­бине сво­е­го суще­ства у него есть, как гово­рят пси­хо­ло­ги, запрос на изме­не­ние жизни.

Когда мы разо­бра­лись со сво­и­ми потреб­но­стя­ми, поня­ли, чему зави­ду­ем и чего хотим, даль­ше надо решить: готов я для дости­же­ния это­го дей­ство­вать или могу сми­рить­ся с тем, что нико­гда это­го не полу­чу. Сле­ду­ю­щий этап – само действие.

Переживите собственное бессилие

Очень важ­ный шаг в рабо­те с зави­стью (как и с любой про­бле­мой) – при­знать, что сво­и­ми сила­ми ты побе­дить ее смо­жешь. То есть в нашем слу­чае не смо­жешь ни сми­рить­ся, ни дей­ство­вать. Поче­му? Любая страсть – это слом воле­вых меха­низ­мов чело­ве­ка. Это осо­бен­но вид­но на при­ме­ре хими­че­ской зави­си­мо­сти – есть некая зона, в кото­рой ты не в состо­я­нии кон­тро­ли­ро­вать соб­ствен­ное пове­де­ние. Основ­ная иллю­зия, кото­рая воз­ни­ка­ет у чело­ве­ка в этой ситу­а­ции, что он вот сей­час напря­жет­ся, собе­рет­ся, возь­мет себя в руки, про­чтет еще одну книж­ку и … исправится.

Попыт­ка воле­вым реше­ни­ем спра­вить­ся со сво­ей стра­стью при нару­ше­нии воли дает бес­ко­неч­ный кош­мар вра­ще­ния в кру­го­во­ро­те стра­сти. Это само­об­ман. Пока чело­век не при­зна­ет, что его воле­вые меха­низ­мы слом­ле­ны, он ниче­го не смо­жет сде­лать. «Поди, брось свою страсть к ногам Хри­ста и полу­чишь облег­че­ние», – гово­рил еги­пет­ский подвиж­ник сво­е­му уче­ни­ку. Очень полез­но встре­тить­ся с пере­жи­ва­ни­ем соб­ствен­но­го бес­си­лия. При­зна­ние сво­е­го бес­си­лия перед стра­стью – пер­вая малень­кая побе­да над ней.

Источ­ник: www.nsad.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Саша, 27.07.2018

    “он учит­ся жить и нор­маль­но живет без того пред­ме­та, кото­рым обла­дать не удалось”

    Это понят­но, но если это свя­за­но с тво­ей рабо­той, вер­нее зара­бот­ком, еще вер­нее сред­ства к суще­ство­ва­нию. Да, напри­мер чело­век заим­ство­вал при­мер как мож­но нор­маль­но тру­дить­ся, еще пра­виль­нее были хоро­шие учи­те­ля. Но на дан­ном эта­пе он еле-еле себя обес­пе­чи­ва­ет, а жить на что-то надо, надо иметь стаж что­бы в буду­щем была пен­сия. Вре­мя потра­че­но на про­филь­ное обра­зо­ва­ние, вло­же­но не мало сил, полу­чен хоро­ший опыт рабо­ты, мно­го нара­бо­ток. Сми­рить­ся? Выки­нуть весь свой опыт в сточ­ную кана­ву, и уйти в сто­ро­жа или дворники?

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки