С. Дегтярь: Настоящая профилактика — говорить не о вреде наркотиков, а о нормальной жизни

С. Дегтярь: Настоящая профилактика — говорить не о вреде наркотиков, а о нормальной жизни

(1 голос5.0 из 5)

В Пен­зен­ской обла­сти про­дол­жа­ет­ся акция «Сур­ский край — без нар­ко­ти­ков». Во вре­мя ее про­ве­де­ния будут актив­но про­во­дить­ся все­воз­мож­ные меро­при­я­тия по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­угро­зе и по про­па­ган­де здо­ро­во­го обра­за жиз­ни. А еще это вре­мя под­ве­сти ито­ги про­фи­лак­ти­че­ской дея­тель­но­сти за год, оце­нить сего­дняш­нюю ситу­а­цию и поста­вить новые зада­чи для всех субъ­ек­тов систе­мы про­фи­лак­ти­ки нар­ко­ма­нии и неза­кон­но­го обо­ро­та наркотиков. 

Эффект Гидры

По мне­нию пси­хи­ат­ра-нар­ко­ло­га, заме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля обще­ствен­ной пала­ты Пен­зен­ской обла­сти Сергея 
Дег­тяря, сей­час нар­ко­си­ту­а­ция напо­ми­на­ет так назы­ва­е­мую окоп­ную войну. 

— Несмот­ря на все меры борь­бы с нар­ко­ти­че­ской угро­зой, кото­рые пред­при­ни­ма­ет госу­дар­ство, коли­че­ство зави­си­мых людей умень­ша­ет­ся не так зна­чи­тель­но, как хоте­лось бы. Кто-то уми­ра­ет, кто-то в коло­ни­ях отбы­ва­ет нака­за­ние за рас­про­стра­не­ние нар­ко­ти­ков, но на сме­ну им, как бы ужас­но это ни зву­ча­ло, при­хо­дят новые жертвы. 

Ситу­а­ция усу­губ­ля­ет­ся тем, что появи­лись новые виды нар­ко­ти­ков, кото­рые при­ни­ма­ют­ся не внут­ри­вен­но, а инга­ля­ци­он­но. Это пре­сло­ву­тые спай­сы. Мно­гие колоть­ся боят­ся, а курить — нет. 

На мой взгляд, нега­тив­ным обра­зом ска­за­лась реор­га­ни­за­ция Феде­раль­ной служ­бы по кон­тро­лю за обо­ро­том нар­ко­ти­ков и пере­да­ча ее функ­ций МВД. Рано было уби­рать эту струк­ту­ру, что вид­но на при­ме­ре одной толь­ко Пен­зен­ской области. 

В нашем реги­оне после мно­го­лет­не­го пере­ры­ва вновь появил­ся геро­ин. Ко мне на при­ем ста­ли при­хо­дить амфе­та­ми­но­вые нар­ко­ма­ны. А ведь амфе­та­мин все­гда был экзо­ти­че­ским нар­ко­ти­ком. Если он и появ­лял­ся в Пен­зен­ской обла­сти, то крайне ред­ко, слу­чай­но, а теперь ста­но­вит­ся почти нормой. 

И это толь­ко вер­ши­на айс­бер­га. В ито­ге сего­дня во власт­ных струк­ту­рах идет отступ­ле­ние на анти­нар­ко­ти­че­ском фронте. 

— Что же делать? Воз­вра­щать Госнаркоконтроль? 

— Как вари­ант. Или уси­ли­вать ФСБ — чеки­сты очень хоро­шо рабо­та­ют, пре­се­ка­ют кана­лы постав­ки нар­ко­ти­ков в наш реги­он. Навер­ное, мож­но было бы рас­ши­рить штат­ное рас­пи­са­ние, уве­ли­чить коли­че­ство спе­ци­а­ли­стов. И тогда уда­лось бы ком­пен­си­ро­вать отсут­ствие ФСКН. Со вре­ме­нем ситу­а­ция, думаю, выпра­вит­ся, но ведь мы теря­ем вре­мя и люд­ские резервы. 

Сего­дня в Пен­зен­ской обла­сти 1700 чело­век сто­ят на нар­ко­ло­ги­че­ском уче­те — это серьез­ный пока­за­тель. При­чем сре­ди них толь­ко те, кто уже соци­аль­но дез­адап­ти­ро­ван: попа­лись в состо­я­нии нар­ко­ти­че­ско­го опья­не­ния за рулем, уго­ди­ли с пере­до­зи­ров­кой в ток­си­ко­ло­ги­че­ское отде­ле­ние, с «лом­кой» — в нар­ко­ло­ги­че­ское. А сколь­ко тех, кто не попался? 

Дать жизненный ориентир

— С дру­гой сто­ро­ны, одни­ми толь­ко уси­ли­я­ми сило­вых ведомств с нар­ко­ма­ни­ей не спра­вить­ся. Это болезнь все­го обще­ства, зна­чит, и бороть­ся с ней нуж­но всем миром. Какие про­фи­лак­ти­че­ские меры, по ваше­му мне­нию, наи­бо­лее действенны?

— Под­ход к про­фи­лак­ти­ке дол­жен быть ком­плекс­ным. Ведь нар­ко­ти­ки — толь­ко фраг­мент небла­го­по­лу­чия в обще­стве. К сожа­ле­нию, для Рос­сии по-преж­не­му харак­тер­ны и алко­го­ли­за­ция, и нико­ти­ни­за­ция насе­ле­ния, и рас­про­стра­не­ние ВИЧ-инфек­ции, и рас­пад инсти­ту­та семьи — отсю­да так назы­ва­е­мая без­от­цов­щи­на. Она идет бок о бок с без­над­зор­щи­ной, кото­рая в свою оче­редь спо­соб­ству­ет появ­ле­нию новых алко­го­ли­ков, нар­ко­ма­нов, пре­ступ­ни­ков. К сожа­ле­нию, такое часто происходит. 

Насто­я­щая про­фи­лак­ти­ка — это когда гово­рят не о вре­де нар­ко­ти­ков, а о нор­маль­ной жиз­ни, зада­ют пра­виль­ный век­тор для детей и под­рост­ков. Что­бы они пони­ма­ли, для чего живут на све­те, в чем смысл их суще­ство­ва­ния: про­длить свой род, вос­пи­тать достой­ное потом­ство, оста­вить доб­рый след на зем­ле… Это сча­стье, когда у тебя все хоро­шо в роду, когда поки­да­ешь мир глу­бо­ким ста­ри­ком, окру­жен­ный детьми и вну­ка­ми, со спо­кой­ной душой и совестью. 

При­мер­но так мы стро­им про­фи­лак­ти­че­ские бесе­ды со школь­ни­ка­ми и сту­ден­та­ми. Все ска­зан­ное струк­ту­ри­ру­ем, а затем пока­зы­ва­ем рис­ки. Что меша­ет про­жить достой­ную жизнь? И даль­ше поэтап­но рас­ска­зы­ва­ем: нар­ко­ти­ки, алко­голь, сига­ре­ты, бес­по­ря­доч­ные поло­вые связи. 

Но такие лек­ции я назы­ваю неот­лож­ной нар­ко­ло­ги­че­ской про­фи­лак­ти­кой. А нуж­но рабо­тать в систе­ме: власт­ные струк­ту­ры, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, обра­зо­ва­ние, соц­за­щи­та, здра­во­охра­не­ние — долж­но быть выстро­е­но посто­ян­ное меж­ве­дом­ствен­ное взаимодействие. 

Равносильно предательству 

— От спе­ци­а­ли­стов часто при­хо­дит­ся слы­шать, что в про­фи­лак­ти­ке раз­лич­но­го рода зави­си­мо­стей мы «бьем по хвостам»…

— Слу­ча­ет­ся, и доволь­но часто. Возь­мем, к при­ме­ру, алко­го­ли­за­цию насе­ле­ния, от кото­рой все­го один шаг к наркотизации.
Вот на сове­ща­нии докла­ды­ва­ют, что в каком-то рай­оне выяви­ли энное коли­че­ство пья­ных под­рост­ков. А даль­ше что? Вызва­ли на бесе­ду с роди­те­ля­ми. Где под­рост­ки взя­ли спирт­ное? Кто про­дал пиво, сига­ре­ты? Что, в сель­ском рай­оне не могут разо­брать­ся?  Ни за что не пове­рю, ведь там все друг дру­га знают. 

Да и Пен­за раз­би­та на рай­о­ны, у каж­до­го поли­цей­ско­го свой угол ответ­ствен­но­сти. Пусть выяс­ня­ет, поче­му на его участ­ке совер­ша­ет­ся пря­мое нару­ше­ние зако­на. Это его фронт, на кото­ром он Роди­ну защи­ща­ет. А тот, кто про­да­ет спирт­ное и сига­ре­ты несо­вер­шен­но­лет­ним, — по боль­шо­му сче­ту пре­да­тель Роди­ны, помо­га­ю­щий уби­вать наших детей. И тот, кто тор­гу­ет само­го­ном, тех­ни­че­ским спир­том, «левой» вод­кой, — тоже враг. 

В рай­о­нах зону ответ­ствен­но­сти сме­ща­ют на рай­он­ные адми­ни­стра­ции. Но что могут чинов­ни­ки, если у них мини­маль­ные пол­но­мо­чия? Долж­ны рабо­тать спе­ци­аль­ные служ­бы, в первую оче­редь поли­цей­ские, участ­ко­вые уполномоченные. 

А еще — Интер­нет, соци­аль­ные сети, через кото­рые в основ­ном сей­час идет рас­про­стра­не­ние нар­ко­ти­ков. Мы же сво­их детей не кон­тро­ли­ру­ем! А они там неиз­вест­но что тво­рят. Будь моя воля, я бы обя­зал про­вай­де­ров бес­плат­но уста­нав­ли­вать про­грам­мы, бло­ки­ру­ю­щие потен­ци­аль­но опас­ный для детей кон­тент, если они про­во­дят Интер­нет в дом или орга­ни­за­цию, где есть несо­вер­шен­но­лет­ние. А так­же систе­му роди­тель­ско­го контроля. 

Про­фи­лак­ти­ка долж­на вестись на трех уров­нях: лич­ност­ном, семей­ном и зако­но­да­тель­ном. Послед­ний име­ет очень важ­ное зна­че­ние. Помни­те, как дол­го мест­ные вла­сти и обще­ствен­ность доби­ва­лись, что­бы лекар­ства, слу­жив­шие сырьем для про­из­вод­ства дез­о­мор­фи­на, не отпус­ка­ли без рецеп­тов? Три года писа­ли во все инстан­ции. Тогдаш­ний министр здра­во­охра­не­ния РФ Татья­на Голи­ко­ва, толь­ко ухо­дя со сво­е­го поста, изда­ла соот­вет­ству­ю­щий при­каз о пред­мет­но-коли­че­ствен­ном уче­те коде­ин­со­дер­жа­щих пре­па­ра­тов. Один росчерк пера — и дез­о­мор­фи­но­вая нар­ко­ма­ния исчезла. 

Тео­ре­ти­че­ски про­бле­му зави­си­мо­стей от пси­хо­ак­тив­ных пре­па­ра­тов мож­но решить за 10–15 лет и при­учить подав­ля­ю­щее боль­шин­ство рос­си­ян к трез­во­му обра­зу жиз­ни. Это все решаемо. 

Текст: Ната­лья СИЗОВА

Источ­ник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки