Слова о трезвости

Слова о трезвости

(3 голоса4.7 из 5)

Алко­голь для наро­да – все рав­но что отхо­ды для водо­е­ма. Если упо­треб­ле­ние его ста­но­вит­ся чрез­мер­ным – народ гиб­нет. Исто­рия уже зна­ет такие примеры…

Свя­щен­ник Алек­сандр Заха­ров “Сло­ва о трезвости”

По бла­го­сло­ве­нию
Высо­ко­прео­свя­щен­ней­ше­го Владимира
мит­ро­по­ли­та Санкт-Петер­бург­ско­го и Ладожского
Санкт-Петербург
1998

sl_trezv

Сло­во на съез­де (20 октяб­ря 1995)

Сло­во к пастве после съез­да (20 октяб­ря 1995)

 

Слово на международном съезде
практических деятелей по борьбе за
народную трезвость
“Россия: трезвый путь”
20 октября 1995

О корен­ной при­чине пьянства

 

Во имя Отца и Сына и Свя­та­го Духа!

Доро­гие бра­тья и сест­ры, у садо­во­дов есть обык­но­ве­ние бороть­ся на сво­их ого­ро­дах с сор­ня­ка­ми. При этом раз­ные люди дей­ству­ют по-раз­но­му. Опыт­ные садо­во­ды ста­ра­ют­ся вытас­ки­вать сор­ня­ки с кор­нем. А неопыт­ные или нера­ди­вые про­сто обры­ва­ют зеле­ные побе­ги, остав­ляя кор­ни в зем­ле. И очень ско­ро сор­ня­ки опять появ­ля­ют­ся на их гряд­ках. Они их опять обры­ва­ют – а те сно­ва прут. И пуще прежнего.

Я это к тому, что и борь­ба с пьян­ством может похо­дить на такую же без­п­лод­ную борь­бу с сор­ня­ка­ми, если не выяс­нить преж­де: а что же явля­ет­ся глав­ной,корен­ной при­чи­ной пьян­ства? Поче­му люди пьют?

На этот вопрос мне дово­ди­лось слы­шать раз­ные отве­ты. Один из наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных – он и здесь, на съез­де, при­сут­ство­вал во мно­гих докла­дах: люди не зна­ют прав­ды об алко­го­ле, не зна­ют обо всех губи­тель­ных послед­стви­ях, кото­рые вле­чет за собой упо­треб­ле­ние спирт­но­го. Поэто­му и пьют. В этом отве­те есть доля прав­ды. И боль­шая. Дей­стви­тель­но, узнав всю прав­ду об алко­го­ле, мно­гие люди ответ­ствен­нее, серьез­ней отно­сят­ся к упо­треб­ле­нию спирт­ных напит­ков. Неко­то­рые люди отка­зы­ва­ют­ся от них вовсе. Но толь­ко неко­то­рые, дале­ко не все. Поэто­му, повто­ряю, в дан­ном отве­те лишь доля прав­ды, но не вся правда.

Тут, может быть, умест­но напом­нить, что такой взгляд на при­чи­ну рас­про­стра­не­ния поро­ка как на отсут­ствие истин­но­го зна­ния о его вре­де – это взгляд еще дохри­сти­ан­ский. Его, в част­но­сти, при­дер­жи­вал­ся Сократ. Он так имен­но и счи­тал: люди тво­рят зло и гре­шат толь­ко пото­му, что не науче­ны доб­ру. Научи их жить доб­ро­де­тель­но – и они пере­ста­нут жить пороч­но. Но хри­сти­ан­ство утвер­жда­ет, что грех коре­нит­ся гораз­до глуб­же в при­ро­де чело­ве­ка, чем уро­вень его интел­лек­та, его зна­ний. Чело­век может пре­крас­но знать, “что такое хоро­шо и что такое пло­хо”, более того – может даже очень силь­но желать хоро­ше­го, а посту­пать все рав­но пло­хо. Заме­ча­тель­ны в этом отно­ше­нии сло­ва апо­сто­ла Пав­ла из его посла­ния к рим­ля­нам: “Жела­ние добра есть во мне, но что­бы сде­лать оное, того не нахо­жу. Доб­ро­го, кото­ро­го хочу, не делаю, а злое, кото­ро­го не хочу, делаю… Ибо по внут­рен­не­му чело­ве­ку нахо­жу удо­воль­ствие в законе Божи­ем; но в чле­нах моих вижу иной закон, про­ти­во­бор­ству­ю­щий зако­ну ума мое­го и дела­ю­щий меня плен­ни­ком зако­на гре­хов­но­го, нахо­дя­ще­го­ся в чле­нах моих” (Рим. 7, 18–19, 22–23).

Если же гово­рить о пья­ни­цах, так и тут умест­но спро­сить: они что, не зна­ют о том вре­де, какой при­чи­ня­ет им алко­голь? Не зна­ют, что семья у них бед­ству­ет и дома непре­стан­ные скан­да­лы на этой поч­ве? Не зна­ют, что на рабо­те у них непри­ят­но­сти посто­ян­ные из-за это­го? Не зна­ют, как они рас­ша­та­ли свое здо­ро­вье? Зна­ют они обо всем этом луч­ше нас с вами. Пре­крас­но все зна­ют и пони­ма­ют – они же на соб­ствен­ной шку­ре каж­до­днев­но испы­ты­ва­ют все эти губи­тель­ные послед­ствия упо­треб­ле­ния алко­го­ля. Зна­ют, и очень мно­гие, поверь­те, сами не рады этой сво­ей пья­ной жиз­ни. Вида, может быть, не пока­зы­ва­ют, хоро­хо­рят­ся, но в душе-то тягост­но, тош­но, пога­но. А иной уж и не хоро­хо­рит­ся, а пря­мо при­хо­дит на испо­ведь и пла­чет: “Батюш­ка, до чего все опо­сты­ле­ло…” Вот ведь, какая исто­рия: и зна­ет, что пить пло­хо, и хочет бро­сить – да не полу­ча­ет­ся. Зна­чит, одних зна­ний мало. Корен­ная при­чи­на пьян­ства – не в отсут­ствии зна­ний. В чем же?

Один из высту­пав­ших пере­до мной доклад­чи­ков заме­тил, что упо­треб­ле­ние алко­го­ля в нашей стране рез­ко воз­рос­ло в годы прав­ле­ния Бреж­не­ва. В те годы мне дово­ди­лось слы­шать такое объ­яс­не­ние, поче­му люди пьют. Гово­ри­ли: загна­ли нас всех в тем­ный, глу­хой угол. Невоз­мож­но ника­кое твор­че­ство. Людям не дают реа­ли­зо­вать себя, само­вы­ра­зить­ся. Кру­гом сплош­ная ложь, фальшь, лице­ме­рие… Вот люди и пьют. От безыс­ход­но­сти. В этом отве­те тоже есть доля прав­ды, но опять не вся прав­да. Об этом убе­ди­тель­но сви­де­тель­ству­ет сего­дняш­ний день. Ведь мы с вами живем в уни­каль­ное вре­мя. Не было еще в Рос­сии таких вре­мен, с такой без­бреж­ной сво­бо­дой. Воз­мож­но­сти для твор­че­ства и само­вы­ра­же­ния небы­ва­лые. У нас ведь теперь что хочешь – то и тво­ри. Хочешь быть сата­ни­стом – будь сата­ни­стом, хочешь быть гомо­сек­су­а­ли­стом – будь гомо­сек­су­а­ли­стом, хочешь быть про­сти­тут­кой – будь про­сти­тут­кой. Как хочешь, так и само­вы­ра­жай­ся. Хочешь дело свое открыть – зани­май­ся биз­не­сом, ком­мер­ци­ей. И что же: полу­чи­ли воз­мож­ность твор­че­ства, сво­бо­ду само­вы­ра­же­ния – и бро­си­ли пить? Если бы так. Но мы тут уже слы­ша­ли ста­ти­сти­че­ские дан­ные: пить-то ведь еще боль­ше ста­ли, чем при Бреж­не­ве. Зна­чит, и не в этом корен­ная при­чи­на пьян­ства – не в отсут­ствии твор­че­ства. В чем же?

В годы заси­лья марк­сист­ско-ленин­ской идео­ло­гии у нас в стране был рас­хож лозунг, выдви­ну­тый Марк­сом и под­хва­чен­ный Лени­ным – лозунг, опре­де­ля­ю­щий рели­гию как “опи­ум для наро­да”. Выра­же­ние, конеч­но, гру­бое и невер­ное. Одна­ко автор это­го выра­же­ния, оче­вид­но, сам не подо­зре­вал, как бы он был бли­зок к истине, если б пере­ста­вил в этом выра­же­нии места­ми сло­ва. Если б ска­зал не “рели­гия – опи­ум для наро­да”, а наобо­рот: “опи­ум может являть­ся в извест­ных слу­ча­ях заме­ни­те­лем, сур­ро­га­том, эрза­цем религии”.

Мы зна­ем, что есть вещи истин­ные и есть под­дель­ные. Ярким при­ме­ром таких под­де­лок явля­ет­ся совре­мен­ная мебель, сто­я­щая в наших с вами квар­ти­рах. Она на вид кажет­ся дере­вян­ной, и даже из доро­го­го дере­ва: чер­но­го или крас­но­го, но это толь­ко кажет­ся. На самом деле это про­сто тек­стур­ная бума­га, покры­тая лаком, а под ней кле­е­ные опил­ки. И наша совре­мен­ная жизнь очень часто быва­ет похо­жей на нашу совре­мен­ную мебель…

Так вот, есть вещи истин­ные и есть под­дель­ные. У них, одна­ко, име­ют­ся какие-то общие свой­ства. Бла­го­да­ря им под­дел­ки и нахо­дят себе место под солн­цем. Ина­че они были бы про­сто нико­му не нуж­ны. Что же обще­го, спро­шу я теперь, может быть меж­ду рели­ги­ей и опиумом?

Сущ­но­стью рели­гии явля­ет­ся обще­ние с Богом. Этой сущ­но­стью опи­ум, конеч­но, не обла­да­ет. Но вот пло­дом это­го обще­ния с Богом – не един­ствен­ным, конеч­но, пло­дом, но одним из самых слад­ких пло­дов – явля­ет­ся радость, кото­рую Бог нис­по­сы­ла­ет в душу чело­ве­че­скую. Испы­тав­шие эту радость уже нико­гда и ни с чем ее не пере­пу­та­ют. Она неска­зан­на. И если ее Бог дает – так ее уже никто и ника­кие обсто­я­тель­ства отнять не в силах. Люди шли на смерть за Хри­ста – и даже перед лицом смер­ти – куда страш­ней ситу­а­ция? – но даже перед лицом страш­ной, часто мучи­тель­ной смер­ти люди про­дол­жа­ли радо­вать­ся.

Так вот, радость – это, на мой взгляд, и есть то свой­ство, бла­го­да­ря кото­ро­му опи­ум нахо­дит себе место под солн­цем. Ибо и вино – как бы его ни про­кли­на­ли и ни руга­ли, но надо же ска­зать и прав­ду, – и вино дает радость. А когда бы оно дава­ло одно голое горе – кто бы его и пил? Вам, навер­ное, извест­ны сло­ва из Биб­лии, сло­ва псал­мо­пев­ца, кото­ры­ми любят оправ­ды­вать себя пью­щие люди – сло­ва о том, что “вино весе­лит серд­це чело­ве­ка”. Мне понят­но, что очень уж абсо­лют­но­му трез­вен­ни­ку это выра­же­ние не весе­лит слух. И я согла­сен, что когда оно зву­чит в оправ­да­ние пьян­ства – так это про­сто кощун­ство и глум­ле­ние над Сло­вом Божи­им. Но в сути сво­ей это выра­же­ние – как и любое выра­же­ние Биб­лии – сущая прав­да. И я здесь от себя ниче­го не сочи­няю, а толь­ко повто­ряю то, что гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние. А в нем – как бы это­го кому-то ни хоте­лось – но в нем нет осуж­де­ния вина как тако­во­го и нет про­по­ве­ди абсо­лют­ной трез­во­сти. Сло­во Божие одно­знач­но осуж­да­ет пьян­ство: “пья­ни­цы… Цар­ства Божия не насле­ду­ют” (1 Кор. 6, 10). К вину же отно­ше­ние дво­я­кое. С одной сто­ро­ны, пре­муд­рый Соло­мон сове­ту­ет: “Не смот­ри на вино, как оно крас­не­ет, как оно искрит­ся в чаше, как оно уха­жи­ва­ет­ся ров­но; впо­след­ствии, как змей, оно уку­сит, и ужа­лит, как аспид”(Пр. 23, 31–32). Но в дру­гом месте тот же пре­муд­рый Соло­мон пишет: “Дай­те… вино огор­чен­но­му душею; пусть он выпьет и забу­дет бед­ность свою и не вспом­нит боль­ше о сво­ем стра­да­нии” (Пр. 31, 6–7). Это Вет­хий Завет, это еще до Хри­ста. После Хри­ста апо­стол Павел в посла­нии к рим­ля­нам пишет: “Луч­ше… не пить вина и не делать ниче­го тако­го, отче­го брат твой пре­ты­ка­ет­ся, или соблаз­ня­ет­ся, или изне­мо­га­ет” (Рим. 14, 21). Но этот же апо­стол Павел сове­ту­ет уче­ни­ку сво­е­му Тимо­фею: “Впредь пей не одну воду, но упо­треб­ляй немно­го вина, ради желуд­ка тво­е­го и частых тво­их неду­гов” (1 Тим. 5, 23). Сам Спа­си­тель наш, Гос­подь Иисус Хри­стос, – если смот­реть на Его дей­ствия гла­за­ми очень уж абсо­лют­но­го трез­вен­ни­ка, – посту­пал порой стран­но. Пред­ставь­те себе ситу­а­цию: при­гла­ша­ют абсо­лют­но­го трез­вен­ни­ка на сва­дьбу. Он заве­до­мо зна­ет, что там будут пить вино. Что он будет делать? Если он очень уж убеж­ден­ный трез­вен­ник, так он ско­рее все­го и вовсе не пой­дет на это меро­при­я­тие. Если же по каким-то при­чи­нам под­даст­ся на уго­во­ры и пой­дет, так что он поду­ма­ет, если к нему на этой сва­дьбе подой­дут с сооб­ще­ни­ем, что вино кон­чи­лось? Навер­ное поду­ма­ет: “Ну и сла­ва Богу! Нако­нец-то они теперь пере­ста­нут пить…” Если же его попро­сят ока­зать какое-то содей­ствие в том, что­бы еще доба­вить вина к сто­лу, так он, думаю, с воз­му­ще­ни­ем отка­жет­ся. Сочтет, может быть, даже такую прось­бу оскорб­ле­ни­ем для себя. А вот Гос­подь не оскор­бил­ся и не воз­му­тил­ся, и не отка­зал в прось­бе… Те, кто читал Еван­ге­лие, оче­вид­но, уже поня­ли, что это я рас­ска­зы­ваю о самом пер­вом чуде Спа­си­те­ля на бра­ке в Кане Гали­лей­ской, где Он пре­тво­рил воду в вино.

Хоро­шее дело – вода. Даже жиз­нен­но необ­хо­ди­мое дело – вода. Без воды и жить невоз­мож­но. Одна­ко чело­ве­ку мало – про­сто жить. Чело­ве­ку-то, доро­гие мои, нуж­на еще радость в жиз­ни. А без радо­сти ему и жизнь будет не в жизнь. И рас­стать­ся ему захо­чет­ся с такой жиз­нью. Такая без­ра­дост­ная жизнь кон­ча­ет­ся рано или позд­но пет­лей или писто­ле­том у вис­ка, или голо­ва кла­дет­ся на рель­сы… И чело­век с этой жаж­дой радо­сти ищет ее, где может. Если не может най­ти в рели­гии – нахо­дит в вине. Тем более, что чело­век ведь, доро­гие мои, это такое суще­ство, кото­рое чаще все­го идет по пути наи­мень­ше­го сопро­тив­ле­ния – как про­ще. А ощу­тить радость от вина – куда про­ще? Не тре­бу­ют­ся для это­го ни духов­ные подви­ги, ни аске­тизм, кото­рых тре­бу­ет рели­гия… Цена на спирт­ное теперь очень низ­ка – совсем лег­кий и деше­вый источ­ник радо­сти полу­ча­ет­ся. Да, радость эта мимо­лет­на, ско­ро­пре­хо­дя­ща, искус­ствен­ная, под­дель­ная… Но луч­ше такая радость, чем ника­кой. Вся­кий здра­во­мыс­ля­щий чело­век согла­сит­ся, что луч­ше иметь мебель из чер­но­го дере­ва, чем из кле­е­ных опи­лок, но если нет сто­ла из чер­но­го дере­ва, так при­хо­дит­ся обе­дать и на сто­ле из ДСП – и это все же луч­ше, чем обе­дать вовсе без стола.

Прав­да, эта радость вин­ная обо­ра­чи­ва­ет­ся потом таки­ми мука­ми и скор­бя­ми, кото­рых и не виды­ва­ли мно­гие аске­ты, подвиж­ни­ки бла­го­че­стия. Эта деше­вая радость обхо­дит­ся часто чело­ве­ку слиш­ком доро­го. Но это уже общее пра­ви­ло в нау­ке о радо­сти и скор­би, из кото­ро­го нет исклю­че­ний. Свя­тые гово­рят, что радость и скорбь сопут­ству­ют и доб­ро­де­те­ли, и гре­ху. Но доб­ро­де­тель­ный чело­век сна­ча­ла скор­бит, когда ведет духов­ную брань с иску­ша­ю­щим его гре­хом, а потом раду­ет­ся, когда пре­воз­мо­га­ет, с помо­щью Божи­ей, этот грех. Греш­ник же наобо­рот: сна­ча­ла раду­ет­ся, когда пре­да­ет­ся люби­мо­му им гре­ху, а потом скор­бит. А если не пока­ет­ся – так и веч­но уже будет скор­беть в аду… Но люди-то ведь сего­дняш­ние, вме­сто того, что­бы читать и слу­шать­ся свя­тых, слу­ша­ют вся­кую дре­бе­день из теле­ви­зо­ра. Вот и попа­да­ют­ся в погоне за этой деше­вой радо­стью на крю­чок дья­во­лу. А потом уже и рады бы с этим крюч­ком рас­стать­ся, да не так-то про­сто… Одна­ко я отвлек­ся и увлекся.

Итак, я хотел ска­зать, что опи­ум, как и рели­гия, спо­со­бен при­но­сить чело­ве­ку радость, облег­че­ние, уте­ше­ние, обод­ре­ние в серой и непро­стой нашей жиз­ни. В этом, я думаю, и заклю­ча­ет­ся глав­ная, корен­ная при­чи­на того, поче­му люди так тянут­ся ко всем этим одур­ма­ни­ва­ю­щим веще­ствам: таба­ку, алко­го­лю, нар­ко­ти­кам. И будут тянуть­ся до тех пор, пока не будет устра­не­на эта корен­ная при­чи­на, пока они не научат­ся отли­чать цен­но­сти истин­ные от под­де­лок – пока радость истин­ная не заси­я­ет в их душе. Вот толь­ко тогда и толь­ко такой чело­век уже нико­гда, конеч­но, не про­ме­ня­ет ее на радость под­дель­ную. Если же не будет в душе радо­сти истин­ной, чело­век непре­мен­но будет искать хоть какую-то да радость. Ибо совсем без радо­сти, повто­ряю, жить чело­век не может. Но это еще не все, что я хотел сказать.

Еще я хотел ска­зать, что чело­ве­ку и радо­сти в жиз­ни тоже мало, если это толь­ко зем­ная радость, полу­ча­е­мая от здеш­них зем­ных удо­воль­ствий, увеселений.

В те годы, когда у нас в стране все газе­ты друж­но руга­ли капи­та­лизм и вос­хва­ля­ли соци­а­лизм, в одной из таких наших газет мне попа­лась на гла­за коро­тень­кая заме­точ­ка под руб­ри­кой, кажет­ся, “Их нра­вы”. В ней сооб­ща­лось о само­убий­стве сына како­го-то их мил­ли­о­не­ра. Перед смер­тью он напи­сал запис­ку тако­го содер­жа­ния: “Взял от жиз­ни все. Ниче­го инте­рес­но­го в ней не нашел. Ухо­жу из жиз­ни доб­ро­воль­но”. Даль­ше, понят­ное дело, сле­до­ва­ли страст­ные обли­че­ния их без­ду­хов­но­сти и т. д. и т. п. Но меня пора­зи­ла запис­ка. Она меня уже тогда заста­ви­ла о мно­гом заду­мать­ся. В самом деле: чего не хва­та­ло это­му моло­до­му чело­ве­ку? Каких удо­воль­ствий? Каких радо­стей? Он мог себе поз­во­лить в жиз­ни все. И вот, испы­тав все, он при­шел к тако­му страш­но­му фина­лу. Выхо­дит – и про­сто радо­сти, здеш­ней, зем­ной – тоже недо­ста­точ­но для чело­ве­ка. Чего же еще-то ему надо?..

Бога надо!

Бла­жен­ный Авгу­стин писал, что Бог создал нас для Себя, и чело­век нигде не най­дет покоя, пока не при­дет к Нему и не соеди­нит­ся с Ним. Поэто­му мне сего­дня хочет­ся рас­ска­зать не толь­ко о пер­вом чуде Спа­си­те­ля, когда Он пре­тво­рил воду в вино, но и о послед­нем Его чуде – когда Он уже вино пре­тво­рил в Кровь Свою… Было вре­мя, когда Он чудес­ным обра­зом накор­мил пять тысяч чело­век пятью хле­ба­ми, дал людям хлеб. Было вре­мя, когда Он чудес­ным обра­зом пре­тво­рил воду в вино… И вот теперь, рас­ста­ва­ясь с уче­ни­ка­ми, Он пре­тво­ря­ет хлеб и вино в Плоть и Кровь Свою. Для чего? Для того что­бы не рас­ста­вать­ся с ними. И с нами. Нико­гда. Для того, что­бы вку­шая Его Пре­чи­стую Плоть и Чест­ную Кровь, мы мог­ли самым тес­ней­шим обра­зом соеди­нить­ся с Богом, что­бы Его Плоть и Кровь ста­ли и нашей пло­тью и кро­вью. Свя­той Афа­на­сий Вели­кий гово­рит: “Хри­стос воче­ло­ве­чил­ся для того, что­бы мы обо­жи­лись”. То есть Бог сде­лал­ся чело­ве­ком для того, что­бы мы мог­ли сде­лать­ся более чем чело­ве­ка­ми: свя­ты­ми Божьи­ми чело­ве­ка­ми, в коих оби­та­ет Дух Свя­той. Бого­че­ло­век посе­тил чело­ве­че­ство, что­бы соде­лать его бого­че­ло­ве­че­ством. Свя­той апо­стол Петр пишет об этом во вто­ром сво­ем посла­нии: “…от Боже­ствен­ной силы Его даро­ва­но нам все потреб­ное для жиз­ни и бла­го­че­стия через позна­ние При­звав­ше­го нас сла­вою и бла­го­стию, кото­ры­ми даро­ва­ны нам вели­кие и дра­го­цен­ные обе­то­ва­ния, дабы вы через них соде­ла­пись при­част­ни­ка­ми Боже­ско­го есте­ства, уда­лив­шись от гос­под­ству­ю­ще­го в мире рас­тле­ния похо­тью” (2 Пет. 1, 3–4). “Соде­лать­ся при­част­ни­ка­ми Боже­ско­го есте­ства”, то есть стать при­част­ны­ми к есте­ству Божию – это и зна­чит обó­жить­ся… Что-то я, одна­ко, сбил­ся уже на дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. Боюсь, такой “дог­ма­ти­че­ский хлеб” будет для вас черст­во­ват. Давай­те тогда опять про обыч­ные хлеб и воду.

Да, нуж­ны для чело­ве­ка и хлеб, и вода – сред­ства, необ­хо­ди­мые для жиз­ни. Но нуж­на чело­ве­ку и радость, рас­цве­чи­ва­ю­щая жизнь. А все­го нуж­нее для чело­ве­ка Бого­об­ще­ние – освя­ща­ю­щее, обо­жи­ва­ю­щее жизнь. Все эти три состав­ные нуж­ны. Без любой из них немыс­ли­ма пол­но­цен­ная чело­ве­че­ская жизнь. И все эти три состав­ные дает нам мило­серд­ный Гос­подь и Цер­ковь Его святая.

Вду­май­тесь: что про­ис­хо­дит во вре­мя празд­нич­но­го бого­слу­же­ния на вечерне, на литии, когда освя­ща­ют­ся хлеб, вино и елей? А потом, на утрене свя­щен­ник пома­зы­ва­ет этим еле­ем чело моля­щим­ся и раз­да­ет­ся им этот хлеб, окроп­лен­ный этим вином? Тоже ведь, навер­ное, непо­нят­ные и стран­ные дей­ствия с пози­ции очень уж абсо­лют­но­го трез­вен­ни­ка? Зачем освя­щать вино? А здесь ведь есть свой смысл и глу­бо­кая сим­во­ли­ка. Здесь ведь, под видом хле­ба, вина и елея и пода­ют­ся чело­ве­ку эти три состав­ные, необ­хо­ди­мые для пол­но­цен­ной его жиз­ни. Хлеб – сим­вол средств, необ­хо­ди­мых для жиз­ни, вино – сим­вол радо­сти, елей – сим­вол свя­то­сти. В древ­но­сти еле­ем пома­зы­ва­ли толь­ко царей, про­ро­ков, то есть осо­бо избран­ных Богом людей. Теперь пома­зы­ва­ют всех чад Церк­ви – какцар­ствен­ное свя­щен­ство, по сло­ву апо­сто­ла (1 Пет. 2, 9).

И я сове­стью пас­тыр­ской сви­де­тель­ствую, что чело­век, име­ю­щий в жиз­ни эти три состав­ные, в осо­бен­но­сти послед­нюю – Бого­об­ще­ние – чело­век, живу­щий пол­но­кров­ной цер­ков­ной жиз­нью, участ­ву­ю­щий в бого­слу­же­нии, в Таин­ствах цер­ков­ных, регу­ляр­но испо­ве­ду­ю­щий­ся и при­ча­ща­ю­щий­ся, – такой чело­век не зна­ком с про­бле­мой алко­го­лиз­ма, она для него про­сто не суще­ству­ет. Поэто­му-то, види­мо, и не ста­вит­ся так ост­ро этот вопрос о борь­бе с пьян­ством в цер­ков­ной сре­де и у свя­тых отцов. Не было сре­ди свя­тых отцов пья­ниц. Мно­гие дру­гие поро­ки их иску­ша­ли, и с ними они вели борь­бу и писа­ли о них – но толь­ко не этот, не пьян­ство. Вино для них нико­гда не ста­но­ви­лось при­чи­ной алко­го­лиз­ма. Поэто­му и отно­си­лись они к нему доста­точ­но спо­кой­но. Хотя пьян­ство в наро­де, конеч­но же, их вол­но­ва­ло и про­тив него они под­ни­ма­ли свой голос, памя­туя эти сло­ва Свя­щен­но­го Писа­ния, о кото­рых я уже сего­дня вспо­ми­нал, что пья­ни­цы Цар­ства Божия не насле­ду­ют.

В заклю­че­ние ска­жу так. Если мы хотим все­рьез иско­ре­нить из жиз­ни пьян­ство, надо вза­мен пья­ной жиз­ни воз­рож­дать, устра­и­вать жизнь цер­ков­ную. Без это­го все наши уси­лия по борь­бе с пьян­ством будут похо­дить на ту борь­бу с сор­ня­ка­ми, о кото­рой я гово­рил вна­ча­ле. Боль­ше того ска­жу: если отрезв­лять людей без Церк­ви, не при­во­дя их к Богу, для них такое отрезв­ле­ние может пой­ти даже не на поль­зу, а во вред. В Еван­ге­лии гово­рит­ся, что когда дух нечи­стый выхо­дит из чело­ве­ка, то он не нахо­дит себе покоя. И сно­ва воз­вра­ща­ет­ся туда, отку­да вышел. И вот, если нахо­дит место неза­ня­тым, то берет с собою семь дру­гих духов, злей­ших себя, и они все­ля­ют­ся в это­го чело­ве­ка все вме­сте. “…и быва­ет для чело­ве­ка того послед­нее хуже пер­во­го” (Мф. 12, 45). Когда ухо­дит из жиз­ни радость вин­ная и не зани­ма­ет ее место радость небес­ная, такой чело­век часто начи­на­ет искать радо­стей в еще гор­ших гре­хах, чем пьян­ство: в раз­вра­те, в азарт­ных играх… А если не нахо­дит нигде радо­сти, так ста­но­вит­ся злым и угрю­мым. И жизнь с таким чело­ве­ком ста­но­вит­ся для домаш­них его сущим адом. Они даже ино­гда гово­рят: “Луч­ше бы уж пил…”

Закан­чи­ваю. Про­сти­те, что занял так мно­го ваше­го вре­ме­ни. Спа­си Вас, Гос­по­ди, за то, что послу­ша­ли меня, грешного.

Аминь.

Наверх»>

Слово к пастве после съезда
22 октября 1995 года

 

Во имя Отца и Сына и Свя­та­го Духа!

Доро­гие бра­тья и сест­ры, на минув­шей неде­ле в нашем горо­де про­хо­дил меж­ду­на­род­ный съезд прак­ти­че­ских дея­те­лей по борь­бе за народ­ную трез­вость. Он про­хо­дил под деви­зом: “Рос­сия: трез­вый путь”.

По бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Иоан­на я при­ни­мал уча­стие в рабо­те это­го съез­да как пред­се­да­тель трез­вен­ни­че­ско­го пра­во­слав­но­го Брат­ства свя­то­го муче­ни­ка Вони­фа­тия, окорм­ля­ю­ще­го­ся при нашем хра­ме. Сего­дня мне хочет­ся поде­лить­ся с вами сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми о съез­де. Рас­ска­жу вам, что я услы­шал там страш­но­го, что – радост­но­го, а что меня там оза­бо­ти­ло, насторожило.

Сна­ча­ла – о страш­ном. Страш­ны преж­де все­го ста­ти­сти­че­ские дан­ные, циф­ры. Они сви­де­тель­ству­ют о том, что народ наш нахо­дит­ся на гра­ни само­уни­что­же­ния. Да, имен­но так сто­ит вопрос! Уже при­шла пора заду­мать­ся не о том, для чего жить рус­ско­му наро­ду – пока мы об этом спо­рим и реша­ем, какой быть буду­щей Рос­сии, перед Рос­си­ей встал вопрос: а быть ли ей вообще?..

Я пони­маю, что в это труд­но пове­рить – как это? Неуже­ли народ, име­ю­щий за пле­ча­ми слав­ную мно­го­ве­ко­вую исто­рию, может так вдруг “само­уни­что­жить­ся”?.. Мы ведь и теперь все еще могу­чи – несмот­ря ни на что… Навер­ное, батюш­ка пугает…

Дра­го­цен­ные мои, в сло­вах моих нет ни грам­ма пре­уве­ли­че­ния, жела­ния сгу­стить крас­ки, тем более кого-то напу­гать. Это самая что ни на есть прав­дец­кая прав­да: неко­гда вели­кий и слав­ный рус­ский народ сто­ит перед пер­спек­ти­вой выро­дить­ся и выме­реть уже в бли­жай­ших сво­их поко­ле­ни­ях. Исто­рия-то у нас слав­ная. Но вот закон­чить мы ее можем очень без­слав­но. И очень ско­ро! Об этом сви­де­тель­ству­ет неумо­ли­мый язык цифр. Сего­дня у нас потреб­ле­ние алко­го­ля на душу насе­ле­ния состав­ля­ет циф­ру – 25 лит­ров в год. 25 лит­ров сто­про­цент­но­го спир­та – на каж­до­го рос­си­я­ни­на: на груд­но­го мла­ден­ца, на ста­руш­ку, на непью­ще­го маго­ме­та­ни­на… Понят­но, что льви­ная доля это­го зелья выпи­ва­ет­ся рус­ским мужи­ком. Рус­ские жен­щи­ны, впро­чем, не отста­ют теперь от сво­их мужи­ков. Доро­гие мои, циф­ра эта страш­ная! Даже для сто­рон­ни­ков уме­рен­но­го пития.

Зна­ме­ни­тый “пат­ри­арх” рус­ско­го трез­вен­ни­че­ско­го дви­же­ния ака­де­мик Федор Гри­го­рье­вич Углов счи­та­ет, что без­вред­но­го упо­треб­ле­ния алко­го­ля не суще­ству­ет вовсе – любые дозы вред­ны. Более уме­рен­ные бор­цы за трез­вость гово­рят о “без­опас­ном потол­ке”. Напри­мер, веду­щий науч­ный сотруд­ник Мос­ков­ско­го инсти­ту­та пси­хи­ат­рии Алек­сандр Викен­тье­вич Нем­цов счи­та­ет без­опас­ной вели­чи­ной сред­не­ду­ше­во­го потреб­ле­ния алко­го­ля в год 8 лит­ров и ниже.

8 лит­ров и 25 лит­ров – есть раз­ни­ца?! Даже уме­рен­ным бор­цам есть от чего прий­ти в ужас: мы ведь пьем в три раза боль­ше, чем мож­но пить “без­опас­но”! Зна­чит, мы пьем опас­но! Пьем страш­но опас­но, доро­гие мои…

Вам, навер­ное, изве­стен тот факт, что вода в боль­ших водо­е­мах – реках, озе­рах, морях – име­ет свой­ство само­очи­щать­ся. Если в реку или озе­ро сли­вать отхо­ды про­из­вод­ства, то они каким-то обра­зом в воде филь­тру­ют­ся, осе­да­ют на дно, обез­вре­жи­ва­ют­ся… Но все это – до поры, до вре­ме­ни. Пока этих отхо­дов – не слиш­ком мно­го! Если же коли­че­ство отхо­дов дела­ет­ся слиш­ком боль­шим, водо­ем гиб­нет: уми­ра­ет рыба, исче­за­ют водоросли…

Алко­голь для наро­да – все рав­но что отхо­ды для водо­е­ма. Если упо­треб­ле­ние его ста­но­вит­ся чрез­мер­ным – народ гиб­нет. Исто­рия уже зна­ет такие при­ме­ры. Вспом­ни­те хотя бы индей­цев. Их пле­ме­на неко­гда насе­ля­ли обшир­ные тер­ри­то­рии Север­ной и Южной Аме­рик. Это был могу­чий и слав­ный 100-мил­ли­он­ный крас­но­ко­жий народ: искус­ные охот­ни­ки, муже­ствен­ные вои­ны, муд­рые вожди…

Но при­шли блед­но­ли­цые с “огнен­ны­ми пал­ка­ми” (ружья­ми) и “огнен­ной водой” (вод­кой). Индей­цы быст­ро при­охо­ти­лись к этой “воде”. Теперь от вели­ких вои­нов и муд­рых вождей, от цве­ту­щих госу­дар­ствен­ных обра­зо­ва­ний ацте­ков и инков оста­лись жал­кие остат­ки. Индей­цы поте­ря­ли все – зем­лю, куль­ту­ру, госу­дар­ствен­ность – и дожи­ва­ют свой век в резер­ва­ци­ях. Наи­вен, кто дума­ет, что это­го доби­лись “огнен­ны­ми пал­ка­ми”. Ружья вско­ре появи­лись и у индей­цев – и стре­лять они из них научи­лись не хуже белых. Индей­цев погу­би­ла “огнен­ная вода”.

Госу­да­ри мои, люди рус­ские! Вы тоже хоти­те, что­бы ваши дети и вну­ки жили в резер­ва­ци­ях, в эта­ких запо­вед­ни­ках, где на них будут любо­вать­ся, как в зоо­пар­ке, циви­ли­зо­ван­ные леди и джентльмены?..

Вы это­го не хоти­те? Но дело-то к это­му идет! И при­дет, если ваши дети и вну­ки, а глав­ное и преж­де все­го – вы сами не опом­ни­тесь и не пре­кра­ти­те это­го пья­но­го безу­мия… Ведь, эти наши дети и вну­ки – они же никем и ниче­му пут­но­му не науче­ны! У них же совер­шен­ней­ший ветер в голо­ве! Их манит брос­кая, яркая рекла­ма “кра­си­вой жиз­ни”, наряд­ные бутыл­ки, наряд­ные пач­ки сига­рет, огни ресто­ра­нов, баров, ноч­ных каба­ре, кази­но – вся эта дья­воль­щи­на, и они мчат­ся за этой “кра­си­во­стью”, за этой “наряд­но­стью” пря­мо на крю­чок к дья­во­лу, широ­ко открыв рот… Пьют и зачи­на­ют в пья­ном виде детей!.. И ведь даже не отда­ют себе отче­та, какое страш­ней­шее пре­ступ­ле­ние про­тив себя, про­тив сво­их детей при этом совер­ша­ют! Рож­да­ет­ся сплошь боль­ное поко­ле­ние. Здо­ро­вый ребе­но­чек теперь ред­кость, боль­ной – обыч­ное явление.

По дан­ным ново­си­бир­ских уче­ных В. Дети­нен­ко и Г. Граж­дан­ни­ко­ва, каж­дый литр сред­не­ду­ше­во­го потреб­ле­ния алко­го­ля при­но­сит в год 10–12 тысяч изуро­до­ван­ных мла­ден­цев. Каж­дый литр! Мы пьем 25 лит­ров! Еще в 1990 году, пять лет назад, в наши шко­лы при­шло 1 млн 650 тысяч умствен­но отста­лых детей. Све­жих дан­ных на этот счет у меня нет, но я думаю, что за эти послед­ние пять лет наши школь­ни­ки не “поум­не­ли”…

Поз­воль­те мне про­чи­тать стихотворение.

Два­дца­тый век. Сороковые.
Под­ста­вив ране­ную грудь,
Непо­ко­рен­ная Россия
Фаши­сту засту­па­ет путь.И уте­ряв рас­су­док здравый,
Пред­чув­ству­ет конец палач.
А под его пятой кровавой
Рас­стре­лы, пыт­ки, дет­ский плач.…На тру­пах – тру­пы, в небо глядя,
И вдруг у ямы на краю:
“Не уби­вай­те меня, дядя,
А я вам песен­ку спою”.Дрожа и заи­ка­ясь, прямо
Из гру­ды неостыв­ших тел,
Ребе­нок над сест­рой и мамой
Зве­рью про зай­чи­ка запел.…Восьмидесятые. Народы
Стра­ну про­сла­ви­ли трудом,
Но все пол­нее с каж­дым годом
Недет­ским горем дет­ский дом.За что маль­цу в четы­ре года
Дают за совесть, не за страх
Беду вели­ко­го народа
Нести на тонень­ких плечах?Проснувшись, пла­чет он ночами,
И – рвет­ся пони­ма­нья нить:
“Не отда­вай­те меня маме,
Мне страш­но, мама будет бить…”

Очни­тесь, люди, пла­чут дети…
…Ска­жи, вели­кий мой народ:
За тех сирот фашист в ответе,
А кто – за нынеш­них сирот?

Это сти­хо­тво­ре­ние опуб­ли­ко­ва­но в кни­ге Ф.Г. Угло­ва “Ломеху­зы” – к сожа­ле­нию, без ссыл­ки на автора.

[При­ме­ча­ние 2011 года: Сти­хо­тво­ре­ние напи­сал в 1984 году житель Ново­си­бир­ска Вла­ди­мир Лебе­дев после посе­ще­ния несколь­ких дет­ских домов Ново­си­бир­ской обла­сти. Это сти­хо­тво­ре­ние впо­след­ствии было при­зна­но анти­со­вет­ским. Так­же у него есть сти­хо­тво­ре­ние 1984 года “Гараж” о смер­ти ребён­ка в ночь с 30 на 31 декаб­ря 1983 года в горо­де Иски­тим в резуль­та­те пьян­ки отца.]

В этой же кни­ге при­во­дят­ся дан­ные о соста­ве ряда дет­ских домов Ново­си­бир­ской области.

Ново­маш­ков­ский дет­ский дом: из 96 детей толь­ко двое не име­ют родителей.

Мас­ля­ков­ский: из 100 – 7 сирот.

Бары­шев­ский: из 115 – 3 без родителей.

У осталь­ных детей отцы и мате­ри лише­ны роди­тель­ских прав за пьянство.

В этой же кни­ге име­ют­ся сле­ду­ю­щие ста­ти­сти­че­ские дан­ные. В 1970 г. в горо­де Таги­ле в мест­ной псих­боль­ни­це было заре­ги­стри­ро­ва­но 700 алко­го­ли­ков, из них 2 жен­щи­ны. Про­шло 10 лет, и в 1980 г. там же было постав­ле­но на учет 9800 алко­го­ли­ков, в том чис­ле свы­ше 800 жен­щин и 78 под­рост­ков до 18 лет. Каков рост! Что у них там дела­ет­ся теперь, еще спу­стя 15 лет, – страш­но и представить.

Еще циф­ры: в “пья­ной и лапот­ной”, как нас учи­ли, цар­ской Рос­сии в 1913 г. 43% муж­чин и 90% жен­щин были абсо­лют­но непью­щи­ми. В совет­ской Рос­сии при “раз­ви­том соци­а­лиз­ме” в 1979 г. непью­щих муж­чин оста­лось 0,6%, жен­щин – 2,4%.

В той же цар­ской Рос­сии в том же 1913 г. 95% юно­шей и деву­шек до 18 лет не про­бо­ва­ли алко­го­ля. В 1975 г., по сооб­ще­нию жур­на­ла “Моло­дой ком­му­нист” № 9, ситу­а­ция была пря­мо про­ти­во­по­лож­ная: 95% про­бо­ва­ли и толь­ко 5% не про­бо­ва­ли. Дан­ных за послед­ние годы у меня и здесь, к сожа­ле­нию, нет, но, думаю, они еще более удручающи.

Зато име­ют­ся дру­гие дан­ные, каса­ю­щи­е­ся послед­них лет. Дан­ные зло­ве­щие: в тече­ние послед­них трех лет в нашей стране уве­рен­но рас­тет циф­ра, пока­зы­ва­ю­щая пре­вы­ше­ние смерт­но­сти над рож­да­е­мо­стью. Уже в 1992 г. эта циф­ра состав­ля­ла 200 тыс. рос­си­ян. В 1993 г. она под­ско­чи­ла до 740 тысяч. В 1994 г. – пре­вы­си­ла мил­ли­он! В про­шлом году у нас умер­ло людей боль­ше, чем роди­лось – более чем на мил­ли­он! В этом 1995 году выми­ра­ние рус­ских людей, судя по име­ю­щим­ся уже дан­ным, еще более воз­рас­тет. Нас не надо нико­му заво­е­вы­вать и уби­вать – через несколь­ко поко­ле­ний мы сами тихо­неч­ко вымрем. Оста­нет­ся несколь­ко “осо­бей” для раз­во­да в музее этно­гра­фи­че­ских дико­ви­нок… В одной резер­ва­ции будут жить индей­цы, в дру­гой – нен­цы, в тре­тьей – чук­чи с эски­мо­са­ми и коря­ка­ми, в чет­вер­той – мы…

Рус­ские люди! Уже­ли еще не понят­но, что если мы в самое бли­жай­шее вре­мя не про­трез­ве­ем, то вся наша исто­ри­че­ская сла­ва и все наши надеж­ды на исто­ри­че­ские пер­спек­ти­вы Рос­сии – все это будет наве­ки похо­ро­не­но на дне ста­ка­на. В таком слу­чае у нас толь­ко одна исто­ри­че­ская пер­спек­ти­ва – резервации…

Что же делать? Как помочь беде?

А никак невоз­мож­но помочь, если каж­дый из нас не при­мет­ся помо­гать в первую голо­ву само­му себе.

Что нуж­но делать, чтоб не спить­ся? Самый про­стой и эле­мен­тар­ный ответ: бро­сить надо пить-то. Вот и все! И боль­ше ниче­го муд­ре­но­го не тре­бу­ет­ся: толь­ко не поку­пать эту отра­ву и не пить. Все.

Мне ска­жут: ну, это рецепт для пья­ниц. А зачем же рас­ста­вать­ся со спирт­ным людям, уме­рен­но выпи­ва­ю­щим по праздникам?

Что же я могу ска­зать таким людям? Я могу лишь встать на коле­ни – вот так (встать на коле­ни), покло­нить­ся им в ноги – вот так (покло­нить­ся зем­но), и умо­лять их: милые мои, пожа­лей­те Рос­сию! (под­нять­ся с колен).

Я не отни­маю у вас ваше­го пра­ва на невин­ное и неча­стое удо­воль­ствие, но я умо­ляю вас: ради немощ­ных бра­тьев ваших, кото­рых это “удо­воль­ствие” косит, как тра­ву, кале­чит и без­вре­мен­но уно­сит в моги­лу, ради них, ради гиб­ну­ще­го от это­го “удо­воль­ствия” Оте­че­ства, милые мои, посту­пи­тесь этим удо­воль­стви­ем! Я встал на коле­ни, и я – если надо будет – еще тыся­чу раз вста­ну на коле­ни, толь­ко бы под­нять с колен Рос­сию. Люди рус­ские, молю вас: отка­жи­тесь от это­го удо­воль­ствия. Отка­жи­тесь от него ради буду­ще­го ваших же соб­ствен­ных деток! Откажитесь!

Вы лич­но не име­е­те про­блем с алко­го­лем. Бла­го­да­ре­ние за это Богу! Но у вас ведь рас­тут дети, вну­ки. Отку­да у вас уве­рен­ность, что, нали­вая первую стоп­ку сыну или доче­ри, вы не отправ­ля­е­те их в стра­ну алко­го­лиз­ма? Есть ли на све­те такой док­тор, такой пси­хо­лог или нар­ко­лог, кото­рый бы мог осмот­реть чело­ве­ка, взять ана­ли­зы и выне­сти диа­гноз: вот это­му мож­но пить – не сопьет­ся, а вот это­му нель­зя при­ка­сать­ся к рюм­ке – ста­нет алко­го­ли­ком? Если бы суще­ство­вал в мире хотя бы один такой док­тор, спо­соб­ный ста­вить такие диа­гно­зы, к нему бы выстра­и­ва­лись мно­го­ки­ло­мет­ро­вые оче­ре­ди… Но таких док­то­ров нет.

Все люди, впер­вые беру­щи­е­ся за рюм­ку, дума­ют, что оста­нут­ся на уме­рен­ных пози­ци­ях. Поверь­те – все! Ни один чело­век не дума­ет, что через десять или два­дцать лет после зна­ком­ства с пер­вой рюм­кой он будет валять­ся по кана­вам… Ни один! Ни один чело­век не дума­ет об этом! И ни один чело­век не хочет это­го! Но спи­ва­ют­ся мил­ли­о­на­ми… Где у вас уве­рен­ность, что ряды этих мил­ли­о­нов не попол­нят и ваши чада, позна­ко­мив­ши­е­ся впер­вые с алко­го­лем за вашим уме­рен­ным празд­нич­ным столом?..

Вы уме­е­те соблю­дать меру. Но кто вам ска­зал, что и чадо ваше это суме­ет?.. Не зря алко­голь назы­ва­ют “зеле­ным зми­ем”. Не зря… Что бы вы ска­за­ли, если бы вам пред­ло­жи­ли, в виде экс­пе­ри­мен­та, поло­жить за пазу­ху змею? Ведь вы бы, навер­ное, ска­за­ли: зачем нуж­на такая “храб­рость”? Хоро­шень­кий экс­пе­ри­мент: ужа­лит или не ужа­лит?! Да кто ж это пред­ска­жет?! Зали­вая в рот первую рюм­ку, начи­ная зна­ком­ство с алко­го­лем, вы дела­е­те то же, как если бы запус­ка­ли за пазу­ху змею. Зачем нуж­на такая “храб­рость”? Ужа­лит или не ужа­лит, сопье­тесь или не сопье­тесь – никто не пред­ска­жет! Един­ствен­ная гаран­тия не быть ужа­лен­ным – не класть за пазу­ху змею. Един­ствен­ная гаран­тия не стать алко­го­ли­ком – не экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с алко­го­лем, не брать его в рот. Повто­ряю, я от вас это­го не тре­бую, я вас об этом умо­ляю: уже­ли это для вас такая вели­кая жерт­ва – отка­зать­ся от празд­нич­ной рюм­ки?! Слез­но молю вас: уще­ми­те себя немнож­ко в этом удо­воль­ствии – ради мно­го­стра­даль­ной нашей Роди­ны, ради буду­ще­го ваших люби­мых чад… Неуже­ли все это не заслу­жи­ва­ет такой жертвочки?..

Свя­той пер­во­вер­хов­ный апо­стол Павел, конеч­но же, не имел ника­ких лич­ных про­блем с алко­го­лем. Не был апо­стол пья­ни­цей. Но все-таки сове­ту­ет: “Луч­ше не есть мяса, не пить вина и не делать ниче­го тако­го, от чего брат твой пре­ты­ка­ет­ся, или соблаз­ня­ет­ся, или изне­мо­га­ет” (Рим. 14, 21). “Мясо” здесь име­ет­ся в виду идоложертвенное.

Что же до вина, то посмот­ри­те, как гово­рит апо­стол. Не гово­рит: “Нель­зя пить вина”, но: “Луч­ше не пить вина, если от это­го брат твой пре­ты­ка­ет­ся, или соблаз­ня­ет­ся, или изне­мо­га­ет”. Отче­го же нам не послу­шать­ся апо­сто­ла и не после­до­вать это­му луч­ше­му в виду мил­ли­о­нов наших несчаст­ных бра­тьев и сестер – спо­ты­ка­ю­щих­ся, соблаз­ня­ю­щих­ся, изне­мо­га­ю­щих и поги­ба­ю­щих?.. Неуже­ли долж­но думать о себе толь­ко и нисколь­ко – об этих несчаст­ных?! Пусть спи­ва­ют­ся, пусть поги­ба­ют, пусть детей и вну­ков заго­нят в резер­ва­ции – толь­ко бы не ущем­ля­лось мое удо­воль­ствие… Нель­зя же так, мои милые. Неуже­ли вко­нец погиб­ла в вас рус­ская душа – такая откры­тая к доб­ру, такая чут­кая к чужой боли, к чужо­му стра­да­нию?.. Люди рус­ские, или вы уже не русские?!..

Это я все гово­рил тем людям, кото­рые лич­ных про­блем с алко­го­лем не име­ют. Таким людям все­го про­ще было бы вве­сти в сво­их семьях сухой закон. Что за горе – встре­тить Новый Год без бока­ла шам­пан­ско­го или день рож­де­ния – без бутыл­ки конья­ка? Будут нару­ше­ны тра­ди­ции? Но если тра­ди­ции содей­ству­ют выми­ра­нию наро­да, зачем нам такие тра­ди­ции? Не пой­мут род­ствен­ни­ки, дру­зья? Все пой­мут, они ведь такие же самые рус­ские люди, как и вы! Если вы пой­ме­те и убе­ди­тесь всей душой, что надо рас­ста­вать­ся с этой отра­вой – и чем ско­рее, тем луч­ше, – так и дру­зей, и род­ствен­ни­ков суме­е­те в этом убе­дить! А если кого и не убе­ди­те – не вели­ка беда. Сна­ча­ла не пой­мут, могут даже и посме­ять­ся и пооби­жать­ся, но потом, если про­яви­те твер­дость, толь­ко пуще вас зауважают.

Я это, милые мои, не из тео­рий наду­ман­ных взял и не в книж­ках вычи­тал – я в этом на соб­ствен­ном, под­час очень горь­ком, жиз­нен­ном опы­те убе­дил­ся. У меня от пер­вой выпи­той рюм­ки в 15 лет до пер­вой ста­дии алко­го­лиз­ма про­шло все­го пять лет. Да, вот такой “ско­ро­ход” был. В 15 лет выпил первую рюм­ку – а в 20 уже ока­зал­ся на пер­вой ста­дии алко­го­лиз­ма. А в 24 года дал обет Богу до кон­ца дней сво­их не при­тра­ги­вать­ся к спирт­но­му. И вот уже шест­на­дца­тый год не при­тра­ги­ва­юсь: ни на каких засто­льях, ни в каких ком­па­ни­ях. А где толь­ко ни дове­лось за это вре­мя побывать.

Доро­гие мои, я зна­ком с дан­ным вопро­сом дос­ко­наль­ней­шим обра­зом, со всех сто­рон – знаю, како­ва жизнь со спирт­ным и како­ва совсем без него. Поэто­му я имею пра­во, зная и то, и дру­гое, утвер­ждать: жить без спирт­но­го гораз­до луч­ше, чем со спирт­ным. Про­верь­те – убе­ди­тесь. Гораз­до луч­ше! Страш­но вам решить­ся сра­зу на всю жизнь – дай­те обет хотя бы на год. Про­верь­те, испы­тай­те – пло­хо ли жить совер­шен­но трез­вым человеком?

Это я все – к людям, уме­рен­но пью­щим. Им, не име­ю­щим тяги к алко­го­лю, не соста­ви­ло бы тру­да от него и отка­зать­ся. Все­го-то и надо – чуточ­ку люб­ви к Родине и кро­ху ответ­ствен­ной забо­ты о сво­их же детях и внуках.

Но я совер­шен­но уве­рен – боль­но мне об этом гово­рить, но я совер­шен­но уве­рен в том, что сре­ди сто­я­щих здесь най­дет­ся нема­ло людей, кото­рым пол­ный отказ от спирт­но­го хотя бы и на год даст­ся совсем не так лег­ко, как они, может быть, про себя дума­ют. При общей чис­лен­но­сти насе­ле­ния Рос­сий­ской Феде­ра­ции в 148 мил­ли­о­нов чело­век у нас име­ет­ся на сего­дняш­ний день по раз­ным дан­ным от 80 до 100 мил­ли­о­нов алко­го­ле­за­ви­си­мых людей. Да, у мно­гих из вас змея эта зеле­ная уже обви­лась вокруг шеи, и в несколь­ко колец, и осво­бо­дить­ся от нее вы смо­же­те толь­ко с весь­ма и весь­ма серьез­ны­ми уси­ли­я­ми серд­ца, ума и воли, то есть с пол­ным напря­же­ни­ем всех сил вашей души.

А есть, воз­мож­но, сре­ди вас и такие – об этом все­го боль­нее гово­рить, но тоже ска­зать надо, – кото­рые уже ника­ки­ми сво­и­ми уси­ли­я­ми не смо­гут осво­бо­дить­ся от этой змеи, как бы ни напря­га­лись. Попро­буй­те рып­нуть­ся – сами убе­ди­тесь, как цеп­ко она вас дер­жит, как плот­но сви­лись коль­ца. Для таких людей спа­се­ние толь­ко в одном и совет один: если не хва­та­ет сво­их сил – про­си­те сил у Бога. Вы уже попро­бо­ва­ли и обна­ру­жи­ли, что без­силь­ны, не може­те. Что же вам еще и оста­ет­ся, как не молить­ся в пока­ян­ных сле­зах и не взы­вать все­усерд­но к Богу: “Гос­по­ди, уми­ло­сер­дись надо мной греш­ным, без­силь­ным и немощ­ным. Ты видишь мое без­си­лие, но видишь и серд­це мое: оно жаж­дет спа­се­ния, не хочет оно гибе­ли, пре­воз­мочь хочет грех – да не хва­та­ет у меня на это сил, и ниче­го я не могу без Тебя, Гос­по­ди. Все в Тво­их руках – и моя жизнь, и моя гибель. Дове­ря­юсь Тебе вполне – Ты все­силь­ный и все можешь. Помо­ги же мое­му без­си­лию, не дай погиб­нуть ока­ян­ной, мно­го­греш­ной душе моей. Дабы я мог жить, сла­вя Тебя – жаж­ду сего: жить, сла­вя Тебя, все­мо­гу­ще­го и чело­ве­ко­лю­би­во­го Бога, Отца и Сына и Свя­то­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь”.

Таким людям я напо­ми­наю, что в нашем хра­ме по сре­дам слу­жат­ся молеб­ны перед ико­ной Божи­ей Мате­ри “Неупи­ва­е­мая Чаша” о страж­ду­щих неду­гом пьян­ства. Это для тех, кто уже не может одо­леть сей недуг сво­и­ми толь­ко силами.

Когда своя воля уж про­пи­та – помочь может толь­ко воля Божья, заступ­ни­че­ство свя­тых, милость Цари­цы Небес­ной. Но и Гос­подь, и Матерь Божия, и свя­тые – толь­ко помо­га­ют. А рта не заши­ва­ют. И я нико­му из даю­щих здесь обет тоже не заши­ваю рот. Тяга к спирт­но­му после обе­та осла­бе­ва­ет, часто совсем про­па­да­ет. Но если чело­век пре­не­бре­жет этой помо­щью Божи­ей, дерз­нет нару­шить обет – мне­ние како­го-нибудь при­я­те­ля или при­я­тель­ни­цы сде­ла­ет­ся для него весо­мее, важ­нее воли Божи­ей и его обе­ща­ния Богу, – тако­му чело­ве­ку “послед­нее быва­ет хуже пер­во­го”. Обет – дело серьез­ное! И отно­сить­ся к нему надо крайне ответ­ствен­но. Если нецер­ков­ный чело­век идет на это, ему надо знать, что за обе­том долж­но после­до­вать обя­за­тель­ное воцер­ко­в­ле­ние. Если же он наде­ет­ся, что все его про­бле­мы будут реше­ны одним махом, “за один сеанс”, как это рекла­ми­ру­ют раз­ные экс­тра­сен­сы, – в таком слу­чае он еще не готов к обе­ту и луч­ше ему его пока не давать… А еще бы луч­ше – все-таки собрать­ся с духом и хоть на годик да попро­бо­вать пожить и трез­во, и цер­ков­но. А?.. Посмот­ри­те, мно­го ли вы при этом поте­ря­е­те, силь­но ли обне­сча­стит­ся ваша жизнь?.. Не понра­вит­ся – через годик вер­не­тесь опять к счаст­ли­вой пья­ной жизни…

Но давай­те пого­во­рим и о радост­ном, что было на съез­де. Радост­но мне было наблю­дать, что очень мно­гие прак­ти­че­ские дея­те­ли по борь­бе за народ­ную трез­вость были сори­ен­ти­ро­ва­ны в этом сво­ем бла­го­род­ном деле отрезв­ле­ния наро­да на сотруд­ни­че­ство с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью. Конеч­но, радост­но это было для меня как пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка. Я ведь тоже от всей души желаю видеть свой народ и трез­вым, и православным.

Что хоро­ше­го в пья­ном наро­де? Пьян­ство, по выра­же­нию Ф.М. Досто­ев­ско­го, “ско­ти­нит и зве­рит” людей. При­ят­но ли жить сре­ди ско­тов и зве­рей? Хоро­шо ли жить в стране, пре­вра­ща­ю­щей­ся отча­сти в гряз­ный хлев, отча­сти в опас­ный зверинец?

Но и про пра­во­сла­вие рус­ско­го чело­ве­ка у Досто­ев­ско­го есть слов­цо. Федор Михай­ло­вич гово­рил: “рус­ский чело­век – это самый пре­крас­ный чело­век в мире. Если толь­ко это пра­во­слав­ный чело­век. А рус­ский без пра­во­сла­вия – послед­няя дрянь”.

Поэто­му-то я и желаю видеть свой народ и трез­вым, и пра­во­слав­ным. Без пер­во­го он вооб­ще ско­ро ока­жет­ся в резер­ва­ци­ях, за колю­чей про­во­ло­кой (где же еще содер­жать ско­тов и зве­рей?). И это – на носу! Если мы все­рьез не возь­мем­ся за свое само­отрезв­ле­ние – наш народ как само­быт­ная наци­о­наль­ная еди­ни­ца уже в самом ско­ром вре­ме­ни исчез­нет со стра­ниц миро­вой исто­рии. С одним пер­вым (трез­во­стью) без вто­ро­го (пра­во­сла­вия) он оста­нет­ся на этих стра­ни­цах, но напол­нит их позор­ным и дрян­ным содер­жа­ни­ем. Не хочу я ни уни­что­же­ния сво­е­го наро­да, ни его позо­ра! И поэто­му от всей души готов при­вет­ство­вать соеди­не­ние этих двух начал: трез­во­сти и пра­во­сла­вия. Как же радост­но мне было видеть, что и подав­ля­ю­щее боль­шин­ство деле­га­тов съез­да раз­де­ля­ют это мое желание!

Но тут же надо ска­зать и о том, что меня встре­во­жи­ло и оза­да­чи­ло на съез­де. Встре­во­жи­ло то, что у мно­гих людей, даже искренне сим­па­ти­зи­ру­ю­щих Церк­ви и жела­ю­щих, судя по все­му, быть цер­ков­ны­ми людь­ми, отсут­ству­ет при этом цер­ков­ное пони­ма­ние про­бле­мы пьянства.

Цер­ковь нико­гда не виде­ла при­чи­ну гре­ха пьян­ства в вине как тако­вом. И само по себе вино­пи­тие нико­гда не осуж­да­ла. “Не вино грех – а пьян­ство”, – учил один из авто­ри­тет­ней­ших отцов Церк­ви свя­той Иоанн Зла­то­уст. Мно­гие же деле­га­ты съез­да, как мне пока­за­лось, склон­ны видеть корен­ную при­чи­ну пьян­ства имен­но в спирт­ном как тако­вом. Раз­да­ва­лись даже пред­ло­же­ния пове­сить над все­ми мага­зи­на­ми и ларь­ка­ми, тор­гу­ю­щи­ми спирт­ны­ми напит­ка­ми, вывес­ку “ЯДОХИМИКАТЫ”.

Да, тепе­реш­няя вин­но-водоч­ная про­дук­ция во мно­гом соот­вет­ству­ет тако­му назва­нию. Дей­стви­тель­но, часто людям про­да­ют насто­я­щую отра­ву. Даже и я тут неод­но­крат­но упо­треб­лял это сло­во. Но, доро­гие мои, у меня при этом и в мыс­лях не было оби­жать вино­де­лов Гру­зии, Мол­да­вии или Азер­бай­джа­на, пре­крас­ный кагор кото­рых мы исполь­зу­ем для при­го­тов­ле­ния Свя­тых Даров. У меня и в мыс­лях не было видеть корень гре­ха пьян­ства в вине как тако­вом. Это было бы все рав­но как если бы я ска­зал, что корень гре­ха чре­во­уго­дия в еде как тако­вой. Ведь и при­охо­тив­шись к пирож­ным, мож­но создать себе про­бле­мы со здо­ро­вьем. И тор­та­ми мож­но себя в гроб загнать. Что же, при­зы­вать людей на этом осно­ва­нии к совер­шен­но­му отка­зу от еды? Гово­рить им: хоть уме­рен­но вы еди­те, хоть мно­го – все одно пло­хо, все одно грех?..

Вино, как и еда, – тво­ре­ние Божие. И гну­шать­ся им как тако­вым зна­чит гну­шать­ся тво­ре­ни­ем Божи­им. Слож­нее, прав­да, разо­брать­ся со спир­том, вод­кой и само­гон­кой – чье это тво­ре­ние? Сие, воз­мож­но, и от лука­во­го. Но если бы и вино само по себе было гре­хом, так раз­ве мог­ли бы его пить апо­сто­лы? Сам наш без­греш­ный Спа­си­тель? Ведь не вода же сто­я­ла у них на сто­ле за Тай­ной Вéчерей.

Ста­ло быть, гну­шать­ся вином как тако­вым и счи­тать греш­ни­ком вся­ко­го чело­ве­ка уже за то, что он упо­треб­ля­ет вино – так, зна­чит, надо и Спа­си­те­ля счи­тать греш­ни­ком?! Но это ведь кощун­ство и грех почи­ще пьянства!

Я бы очень сове­то­вал вся­ко­му чело­ве­ку, жела­ю­ще­му жить и трез­во и цер­ков­но, серьез­но разо­брать­ся в осно­ва­ни­ях сво­е­го трезв­ле­ния, занять чет­кую и вполне цер­ков­ную пози­цию в этом вопро­се: поче­му я не пью?

Поче­му? Не пото­му, что гну­ша­юсь вином – но дабы не соблаз­нить кого из малых сих; не по при­чине гну­ше­ния – но ради подви­га воздержания.

Если такой чет­кой пози­ции у чело­ве­ка, пере­сту­па­ю­ще­го цер­ков­ный порог, не будет, такой чело­век столк­нет­ся в хра­ме с мас­сой вопро­сов, недо­уме­ний и будет мучить­ся душой, не умея себе мно­го­го объ­яс­нить. Зачем, напри­мер, свя­щен­ник на литии освя­ща­ет вино – что же это он ядо­хи­ми­кат освя­ща­ет? Отра­ву освя­ща­ет батюш­ка? Собрал­ся на утрене тра­вить народ Божий? Или ста­нет такой чело­век читать Еван­ге­лие и там обна­ру­жит, что пер­вое же чудо, кото­рое сотво­рил Спа­си­тель, было чудо пре­вра­ще­ния воды в вино. Что же это Спа­си­тель испор­тил эко­ло­ги­че­ски чистый про­дукт (воду), пре­вра­тив его в отра­ву? Зачем Он это сде­лал? Еван­ге­лист пишет, что Мать Его об этом попро­си­ла, когда обна­ру­жи­лось, что на сва­дьбе недо­ста­ет вина: “И недо­став­шу вину, гла­го­ла Мати Иису­со­ва к Нему: вина не имут” (Ин. 2, 3). Что же это Матерь Божия содей­ству­ет спа­и­ва­нию гостей на сва­дьбе, а Спа­си­тель слу­ша­ет­ся Ее и пре­вра­ща­ет чистую воду в ядо­хи­ми­кат? Как это пони­мать? Ведь с такой “без­огляд­ной трез­во­стью” мож­но дого­во­рить­ся до того, что и Спа­си­те­ля, и Пре­чи­стую Его Матерь взять­ся обли­чать: мол, содей­ство­ва­ли и потвор­ство­ва­ли пьянству…

Или ста­нет такой чело­век читать “Пра­ви­ла свя­тых апо­стол”, древ­ней­ший памят­ник хри­сти­ан­ской пись­мен­но­сти, вос­хо­дя­щий ко вре­ме­нам пер­во­хри­сти­ан­ства. Добе­рет­ся до пра­ви­ла пять­де­сят пер­во­го и про­чтет бук­валь­но сле­ду­ю­щее: “Аще кто епи­скоп, или пре­сви­тер, или диа­кон, или вооб­ще из свя­щен­но­го чина, уда­ля­ет­ся от бра­ка и мяс и вина, не ради подви­га воз­дер­жа­ния, но по при­чине гну­ше­ния, забыв, что вся добра зело, и что Бог, сози­дая чело­ве­ка, мужа и жену сотво­рил их, и таким обра­зом хуля кле­ве­щет на созда­ние: или да испра­вит­ся, или да будет извер­жен от свя­щен­но­го чина и отвер­жен от Церк­ви. Також­де и миря­нин”. А пра­ви­ло пять­де­сят тре­тье гла­сит: “Аще кто епи­скоп, или пре­сви­тер, или диа­кон, во дни празд­ни­ков не вку­ша­ет мяс и вина, гну­ша­я­ся, а не ради подви­га воз­дер­жа­ния: да будет извер­жен, яко сожжен­ный в соб­ственн­ной сове­сти, и быва­ю­щий виною соблаз­на мно­гим”.

Обра­ти­те вни­ма­ние на эти послед­ние сло­ва: “быва­ю­щий виною соблаз­на мно­гим”. Ока­зы­ва­ет­ся, “соблаз­нять” ближ­них мож­но не толь­ко вино­пи­ти­ем, но и необ­ду­ман­ной, нецер­ков­ной, ере­ти­че­ской трез­во­стью. Тут бы мне сто­и­ло пого­во­рить с вами о “гид­ро­па­рас­тах” – были такие ере­ти­ки, кото­рые “гну­ша­лись” вином до такой сте­пе­ни, что даже При­ча­стие, вопре­ки запо­ве­ди Гос­под­ней, при­го­тов­ля­ли на воде (отсю­да и назва­ние их: “гид­ро” на гре­че­ском озна­ча­ет “вода”). Но от них при­шлось бы перей­ти к дуа­лиз­му – уче­нию о двух веч­ных и само­до­ста­точ­ных нача­лах в миро­зда­нии. Одно нача­ло доб­рое – Бог; дру­гое злое – мате­рия. На это уче­ние опи­ра­лись эти, да и мно­гие дру­гие ере­ти­ки. Но тут уже при­шлось бы объ­яс­нять, поче­му Цер­ковь такое уче­ние не при­ем­лет, не счи­та­ет мате­рию ни само­до­ста­точ­ным, ни злым нача­лом, ссы­ла­ясь на сло­ва Свя­щен­но­го Писа­ния: “И виде Бог вся, ели­ка сотво­ри: и се добра зело” (Быт. 1, 31). То есть мате­риясотво­ре­на Богом и сотво­ре­на весь­ма хоро­шей. Одна­ко же это повлек­ло бы за собой сле­ду­ю­щие объ­яс­не­ния: если вся добра зело, то есть все, создан­ное Богомхоро­шо весь­ма – тогда отку­да же в мире столь­ко недоб­ро­го и нехо­ро­ше­го? Все эти вопро­сы инте­рес­ные и к теме отно­ся­щи­е­ся, но если я сей­час в них углуб­люсь, то вый­дет по вре­ме­ни еще такая же про­по­ведь. А я вас, чув­ствую, и так уже сего­дня уто­мил. А хочет­ся в заклю­че­ние ска­зать еще об одном. Вы уже потер­пи­те меня, греш­ни­ка мно­го­гла­го­ли­во­го. Вот еще о чем хочет­ся сказать.

По-чело­ве­че­ски мне этот порыв поня­тен: чтоб уж совсем выбить у алко­го­ля поч­ву из-под ног, давай­те объ­явим его гре­хом в самом себе. Ясно, что людь­ми дви­га­ют бла­гие побуж­де­ния. Но, доро­гие мои, неправ­да, про­ти­во­ре­чие Сло­ву Божию недо­пу­сти­мы даже из бла­гих побуж­де­ний. Доб­ром это не кончается.

При­ве­ду тут один цер­ков­но-исто­ри­че­ский при­мер. В VI веке по Рож­де­стве Хри­сто­вом в Испа­нии была пред­при­ня­та попыт­ка при­со­еди­нить к Пра­во­сла­вию вест­гот­ских ари­ан. Ере­тик Арий, как извест­но, счи­тал Хри­ста, Сына Божия не Богом, как счи­та­ем мы, пра­во­слав­ные, а толь­ко “тво­ре­ни­ем Божи­им”. И вот, что­бы под­черк­нуть равен­ство Бога-Отца и Бога-Сына, к Сим­во­лу веры на Толед­ском Собо­ре в 589 году была добав­ле­на одна малень­кая доба­воч­ка. К сло­вам “и в Духа Свя­та­го… от Отца исхо­дя­ща­го” было добав­ле­но: “…от Отца и Сына исхо­дя­ща­го”. Все­го-то одно сло­веч­ко: “и Сына” (“филио­кве”) – и из бла­гих побуж­де­ний, но это одно сло­веч­ко ока­за­лось такой миной замед­лен­но­го дей­ствия, кото­рая, взо­рвав­шись в нача­ле XI века, рас­ко­ло­ла преж­де еди­ную Цер­ковь Хри­сто­ву на запад­ное като­ли­че­ство и восточ­ное Пра­во­сла­вие. Рим­ский пат­ри­арх отко­лол­ся от един­ства с про­чи­ми пат­ри­ар­ха­ми Церк­ви Хри­сто­вой, объ­явив их и всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан “схиз­ма­ти­ка­ми” (рас­коль­ни­ка­ми). Про­чие пат­ри­ар­хи объ­яви­ли римо-като­ли­че­скую веру “латин­ской ере­сью”. Так это и до сего дня. А все нача­лось с одно­го сло­веч­ка. И с бла­гих побуж­де­ний. Я не хочу, конеч­но, ска­зать, что “филио­кве” яви­лось един­ствен­ной при­чи­ной раз­де­ле­ния, но, несо­мнен­но, одной из существенных.

Хоте­ли добра, но “пере­гну­ли пал­ку” – и вышло зло. Вот этим я был на съез­де оза­бо­чен и встре­во­жен – наблю­дая, как очень мно­гие вполне сим­па­тич­ные и искрен­ние люди хотят и здесь явно “пере­гнуть пал­ку”. Зачем же нам эта мина замед­лен­но­го дей­ствия, когда мож­но заме­ча­тель­но жить и вполне трез­во, и вполне цер­ков­но, не всту­пая из-за сво­ей трез­во­сти в про­ти­во­ре­чие с Биб­ли­ей, свя­ты­ми отца­ми, цер­ков­ны­ми кано­на­ми и пра­ви­ла­ми? Кано­ны цер­ков­ные нам поме­нять не удаст­ся, да и ни к чему: с эти­ми апо­столь­ски­ми пра­ви­ла­ми Цер­ковь про­жи­ла почти два тыся­че­ле­тия и до вто­ро­го при­ше­ствия Хри­сто­ва будет жить. А вот свои мне­ния, если они оши­боч­ны и про­ти­во­ре­чат кано­нам цер­ков­ным, очень даже мож­но поменять.

Услы­ши нас, Гос­по­ди, укре­пи нас и в трез­во­сти, и в Пра­во­сла­вии. Ах, если бы жизнь наша ста­ла и трез­вою, и пра­во­слав­ною, милые мои, вы даже пред­ста­вить себе не може­те, какая бы это была пре­крас­ная жизнь! Услы­ши нас, Гос­по­ди, помо­ги нам, немощ­ным, нала­дить такую жизнь.

Аминь.

Наверх»>

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • yuricgor, 09.10.2015

    … я имел вви­ду, что было бы боль­ше трез­вен­ни­ков по хри­сти­ан­ским сооб­ра­же­ни­ям, И СООТВЕТСТВЕННО, БЫЛО БЫ НАМНОГО МЕНЬШЕ ПЬЯНИЦ. Так как не толь­ко дур­ной при­мер зара­зи­те­лен, но и доб­рый тоже.

    Ответить »
  • yuricgor, 09.10.2015

    Заме­ча­тель­ное сло­во заме­ча­тель­но­го пас­ты­ря! Спа­си­бо! Поболь­ше бы таких! Если бы подоб­ные про­по­ве­ди мож­но было пери­о­ди­че­ски слы­шать в боль­шин­стве хра­мов, думаю у нас уже было бы намно­го боль­ше трез­вен­ни­ков сре­ди пра­во­слав­ных христиан.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки