• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Слова о трезвости Добавлено в рубрику: Алкогольная зависимость

Слова о трезвости

Распечатать
(2 голоса: 4.5 из 5)

Алкоголь для народа – все равно что отходы для водоема. Если употребление его становится чрезмерным – народ гибнет. История уже знает такие примеры…

Священник Александр Захаров «Слова о трезвости»

По благословению
Высокопреосвященнейшего Владимира
митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского
Санкт-Петербург
1998

sl_trezv

Слово на съезде (20 октября 1995)

Слово к пастве после съезда (20 октября 1995)

 

Слово на международном съезде
практических деятелей по борьбе за
народную трезвость
«Россия: трезвый путь»
20 октября 1995

О коренной причине пьянства

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры, у садоводов есть обыкновение бороться на своих огородах с сорняками. При этом разные люди действуют по-разному. Опытные садоводы стараются вытаскивать сорняки с корнем. А неопытные или нерадивые просто обрывают зеленые побеги, оставляя корни в земле. И очень скоро сорняки опять появляются на их грядках. Они их опять обрывают – а те снова прут. И пуще прежнего.

Я это к тому, что и борьба с пьянством может походить на такую же безплодную борьбу с сорняками, если не выяснить прежде: а что же является главной,коренной причиной пьянства? Почему люди пьют?

На этот вопрос мне доводилось слышать разные ответы. Один из наиболее распространенных – он и здесь, на съезде, присутствовал во многих докладах: люди не знают правды об алкоголе, не знают обо всех губительных последствиях, которые влечет за собой употребление спиртного. Поэтому и пьют. В этом ответе есть доля правды. И большая. Действительно, узнав всю правду об алкоголе, многие люди ответственнее, серьезней относятся к употреблению спиртных напитков. Некоторые люди отказываются от них вовсе. Но только некоторые, далеко не все. Поэтому, повторяю, в данном ответе лишь доля правды, но не вся правда.

Тут, может быть, уместно напомнить, что такой взгляд на причину распространения порока как на отсутствие истинного знания о его вреде – это взгляд еще дохристианский. Его, в частности, придерживался Сократ. Он так именно и считал: люди творят зло и грешат только потому, что не научены добру. Научи их жить добродетельно – и они перестанут жить порочно. Но христианство утверждает, что грех коренится гораздо глубже в природе человека, чем уровень его интеллекта, его знаний. Человек может прекрасно знать, «что такое хорошо и что такое плохо», более того – может даже очень сильно желать хорошего, а поступать все равно плохо. Замечательны в этом отношении слова апостола Павла из его послания к римлянам: «Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю… Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7, 18-19, 22-23).

Если же говорить о пьяницах, так и тут уместно спросить: они что, не знают о том вреде, какой причиняет им алкоголь? Не знают, что семья у них бедствует и дома непрестанные скандалы на этой почве? Не знают, что на работе у них неприятности постоянные из-за этого? Не знают, как они расшатали свое здоровье? Знают они обо всем этом лучше нас с вами. Прекрасно все знают и понимают – они же на собственной шкуре каждодневно испытывают все эти губительные последствия употребления алкоголя. Знают, и очень многие, поверьте, сами не рады этой своей пьяной жизни. Вида, может быть, не показывают, хорохорятся, но в душе-то тягостно, тошно, погано. А иной уж и не хорохорится, а прямо приходит на исповедь и плачет: «Батюшка, до чего все опостылело…» Вот ведь, какая история: и знает, что пить плохо, и хочет бросить – да не получается. Значит, одних знаний мало. Коренная причина пьянства – не в отсутствии знаний. В чем же?

Один из выступавших передо мной докладчиков заметил, что употребление алкоголя в нашей стране резко возросло в годы правления Брежнева. В те годы мне доводилось слышать такое объяснение, почему люди пьют. Говорили: загнали нас всех в темный, глухой угол. Невозможно никакое творчество. Людям не дают реализовать себя, самовыразиться. Кругом сплошная ложь, фальшь, лицемерие… Вот люди и пьют. От безысходности. В этом ответе тоже есть доля правды, но опять не вся правда. Об этом убедительно свидетельствует сегодняшний день. Ведь мы с вами живем в уникальное время. Не было еще в России таких времен, с такой безбрежной свободой. Возможности для творчества и самовыражения небывалые. У нас ведь теперь что хочешь – то и твори. Хочешь быть сатанистом – будь сатанистом, хочешь быть гомосексуалистом – будь гомосексуалистом, хочешь быть проституткой – будь проституткой. Как хочешь, так и самовыражайся. Хочешь дело свое открыть – занимайся бизнесом, коммерцией. И что же: получили возможность творчества, свободу самовыражения – и бросили пить? Если бы так. Но мы тут уже слышали статистические данные: пить-то ведь еще больше стали, чем при Брежневе. Значит, и не в этом коренная причина пьянства – не в отсутствии творчества. В чем же?

В годы засилья марксистско-ленинской идеологии у нас в стране был расхож лозунг, выдвинутый Марксом и подхваченный Лениным – лозунг, определяющий религию как «опиум для народа». Выражение, конечно, грубое и неверное. Однако автор этого выражения, очевидно, сам не подозревал, как бы он был близок к истине, если б переставил в этом выражении местами слова. Если б сказал не «религия – опиум для народа», а наоборот: «опиум может являться в известных случаях заменителем, суррогатом, эрзацем религии».

Мы знаем, что есть вещи истинные и есть поддельные. Ярким примером таких подделок является современная мебель, стоящая в наших с вами квартирах. Она на вид кажется деревянной, и даже из дорогого дерева: черного или красного, но это только кажется. На самом деле это просто текстурная бумага, покрытая лаком, а под ней клееные опилки. И наша современная жизнь очень часто бывает похожей на нашу современную мебель…

Так вот, есть вещи истинные и есть поддельные. У них, однако, имеются какие-то общие свойства. Благодаря им подделки и находят себе место под солнцем. Иначе они были бы просто никому не нужны. Что же общего, спрошу я теперь, может быть между религией и опиумом?

Сущностью религии является общение с Богом. Этой сущностью опиум, конечно, не обладает. Но вот плодом этого общения с Богом – не единственным, конечно, плодом, но одним из самых сладких плодов – является радость, которую Бог ниспосылает в душу человеческую. Испытавшие эту радость уже никогда и ни с чем ее не перепутают. Она несказанна. И если ее Бог дает – так ее уже никто и никакие обстоятельства отнять не в силах. Люди шли на смерть за Христа – и даже перед лицом смерти – куда страшней ситуация? – но даже перед лицом страшной, часто мучительной смерти люди продолжали радоваться.

Так вот, радость – это, на мой взгляд, и есть то свойство, благодаря которому опиум находит себе место под солнцем. Ибо и вино – как бы его ни проклинали и ни ругали, но надо же сказать и правду, – и вино дает радость. А когда бы оно давало одно голое горе – кто бы его и пил? Вам, наверное, известны слова из Библии, слова псалмопевца, которыми любят оправдывать себя пьющие люди – слова о том, что «вино веселит сердце человека». Мне понятно, что очень уж абсолютному трезвеннику это выражение не веселит слух. И я согласен, что когда оно звучит в оправдание пьянства – так это просто кощунство и глумление над Словом Божиим. Но в сути своей это выражение – как и любое выражение Библии – сущая правда. И я здесь от себя ничего не сочиняю, а только повторяю то, что говорит Священное Писание. А в нем – как бы этого кому-то ни хотелось – но в нем нет осуждения вина как такового и нет проповеди абсолютной трезвости. Слово Божие однозначно осуждает пьянство: «пьяницы… Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 10). К вину же отношение двоякое. С одной стороны, премудрый Соломон советует: «Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно; впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид»(Пр. 23, 31-32). Но в другом месте тот же премудрый Соломон пишет: «Дайте… вино огорченному душею; пусть он выпьет и забудет бедность свою и не вспомнит больше о своем страдании» (Пр. 31, 6-7). Это Ветхий Завет, это еще до Христа. После Христа апостол Павел в послании к римлянам пишет: «Лучше… не пить вина и не делать ничего такого, отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Рим. 14, 21). Но этот же апостол Павел советует ученику своему Тимофею: «Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов» (1 Тим. 5, 23). Сам Спаситель наш, Господь Иисус Христос, – если смотреть на Его действия глазами очень уж абсолютного трезвенника, – поступал порой странно. Представьте себе ситуацию: приглашают абсолютного трезвенника на свадьбу. Он заведомо знает, что там будут пить вино. Что он будет делать? Если он очень уж убежденный трезвенник, так он скорее всего и вовсе не пойдет на это мероприятие. Если же по каким-то причинам поддастся на уговоры и пойдет, так что он подумает, если к нему на этой свадьбе подойдут с сообщением, что вино кончилось? Наверное подумает: «Ну и слава Богу! Наконец-то они теперь перестанут пить…» Если же его попросят оказать какое-то содействие в том, чтобы еще добавить вина к столу, так он, думаю, с возмущением откажется. Сочтет, может быть, даже такую просьбу оскорблением для себя. А вот Господь не оскорбился и не возмутился, и не отказал в просьбе… Те, кто читал Евангелие, очевидно, уже поняли, что это я рассказываю о самом первом чуде Спасителя на браке в Кане Галилейской, где Он претворил воду в вино.

Хорошее дело – вода. Даже жизненно необходимое дело – вода. Без воды и жить невозможно. Однако человеку мало – просто жить. Человеку-то, дорогие мои, нужна еще радость в жизни. А без радости ему и жизнь будет не в жизнь. И расстаться ему захочется с такой жизнью. Такая безрадостная жизнь кончается рано или поздно петлей или пистолетом у виска, или голова кладется на рельсы… И человек с этой жаждой радости ищет ее, где может. Если не может найти в религии – находит в вине. Тем более, что человек ведь, дорогие мои, это такое существо, которое чаще всего идет по пути наименьшего сопротивления – как проще. А ощутить радость от вина – куда проще? Не требуются для этого ни духовные подвиги, ни аскетизм, которых требует религия… Цена на спиртное теперь очень низка – совсем легкий и дешевый источник радости получается. Да, радость эта мимолетна, скоропреходяща, искусственная, поддельная… Но лучше такая радость, чем никакой. Всякий здравомыслящий человек согласится, что лучше иметь мебель из черного дерева, чем из клееных опилок, но если нет стола из черного дерева, так приходится обедать и на столе из ДСП – и это все же лучше, чем обедать вовсе без стола.

Правда, эта радость винная оборачивается потом такими муками и скорбями, которых и не видывали многие аскеты, подвижники благочестия. Эта дешевая радость обходится часто человеку слишком дорого. Но это уже общее правило в науке о радости и скорби, из которого нет исключений. Святые говорят, что радость и скорбь сопутствуют и добродетели, и греху. Но добродетельный человек сначала скорбит, когда ведет духовную брань с искушающим его грехом, а потом радуется, когда превозмогает, с помощью Божией, этот грех. Грешник же наоборот: сначала радуется, когда предается любимому им греху, а потом скорбит. А если не покается – так и вечно уже будет скорбеть в аду… Но люди-то ведь сегодняшние, вместо того, чтобы читать и слушаться святых, слушают всякую дребедень из телевизора. Вот и попадаются в погоне за этой дешевой радостью на крючок дьяволу. А потом уже и рады бы с этим крючком расстаться, да не так-то просто… Однако я отвлекся и увлекся.

Итак, я хотел сказать, что опиум, как и религия, способен приносить человеку радость, облегчение, утешение, ободрение в серой и непростой нашей жизни. В этом, я думаю, и заключается главная, коренная причина того, почему люди так тянутся ко всем этим одурманивающим веществам: табаку, алкоголю, наркотикам. И будут тянуться до тех пор, пока не будет устранена эта коренная причина, пока они не научатся отличать ценности истинные от подделок – пока радость истинная не засияет в их душе. Вот только тогда и только такой человек уже никогда, конечно, не променяет ее на радость поддельную. Если же не будет в душе радости истинной, человек непременно будет искать хоть какую-то да радость. Ибо совсем без радости, повторяю, жить человек не может. Но это еще не все, что я хотел сказать.

Еще я хотел сказать, что человеку и радости в жизни тоже мало, если это только земная радость, получаемая от здешних земных удовольствий, увеселений.

В те годы, когда у нас в стране все газеты дружно ругали капитализм и восхваляли социализм, в одной из таких наших газет мне попалась на глаза коротенькая заметочка под рубрикой, кажется, «Их нравы». В ней сообщалось о самоубийстве сына какого-то их миллионера. Перед смертью он написал записку такого содержания: «Взял от жизни все. Ничего интересного в ней не нашел. Ухожу из жизни добровольно». Дальше, понятное дело, следовали страстные обличения их бездуховности и т. д. и т. п. Но меня поразила записка. Она меня уже тогда заставила о многом задуматься. В самом деле: чего не хватало этому молодому человеку? Каких удовольствий? Каких радостей? Он мог себе позволить в жизни все. И вот, испытав все, он пришел к такому страшному финалу. Выходит – и просто радости, здешней, земной – тоже недостаточно для человека. Чего же еще-то ему надо?..

Бога надо!

Блаженный Августин писал, что Бог создал нас для Себя, и человек нигде не найдет покоя, пока не придет к Нему и не соединится с Ним. Поэтому мне сегодня хочется рассказать не только о первом чуде Спасителя, когда Он претворил воду в вино, но и о последнем Его чуде – когда Он уже вино претворил в Кровь Свою… Было время, когда Он чудесным образом накормил пять тысяч человек пятью хлебами, дал людям хлеб. Было время, когда Он чудесным образом претворил воду в вино… И вот теперь, расставаясь с учениками, Он претворяет хлеб и вино в Плоть и Кровь Свою. Для чего? Для того чтобы не расставаться с ними. И с нами. Никогда. Для того, чтобы вкушая Его Пречистую Плоть и Честную Кровь, мы могли самым теснейшим образом соединиться с Богом, чтобы Его Плоть и Кровь стали и нашей плотью и кровью. Святой Афанасий Великий говорит: «Христос вочеловечился для того, чтобы мы обожились». То есть Бог сделался человеком для того, чтобы мы могли сделаться более чем человеками: святыми Божьими человеками, в коих обитает Дух Святой. Богочеловек посетил человечество, чтобы соделать его богочеловечеством. Святой апостол Петр пишет об этом во втором своем послании: «…от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия через познание Призвавшего нас славою и благостию, которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделапись причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью» (2 Пет. 1, 3-4). «Соделаться причастниками Божеского естества», то есть стать причастными к естеству Божию – это и значит обóжиться… Что-то я, однако, сбился уже на догматическое богословие. Боюсь, такой «догматический хлеб» будет для вас черствоват. Давайте тогда опять про обычные хлеб и воду.

Да, нужны для человека и хлеб, и вода – средства, необходимые для жизни. Но нужна человеку и радость, расцвечивающая жизнь. А всего нужнее для человека Богообщение – освящающее, обоживающее жизнь. Все эти три составные нужны. Без любой из них немыслима полноценная человеческая жизнь. И все эти три составные дает нам милосердный Господь и Церковь Его святая.

Вдумайтесь: что происходит во время праздничного богослужения на вечерне, на литии, когда освящаются хлеб, вино и елей? А потом, на утрене священник помазывает этим елеем чело молящимся и раздается им этот хлеб, окропленный этим вином? Тоже ведь, наверное, непонятные и странные действия с позиции очень уж абсолютного трезвенника? Зачем освящать вино? А здесь ведь есть свой смысл и глубокая символика. Здесь ведь, под видом хлеба, вина и елея и подаются человеку эти три составные, необходимые для полноценной его жизни. Хлеб – символ средств, необходимых для жизни, вино – символ радости, елей – символ святости. В древности елеем помазывали только царей, пророков, то есть особо избранных Богом людей. Теперь помазывают всех чад Церкви – какцарственное священство, по слову апостола (1 Пет. 2, 9).

И я совестью пастырской свидетельствую, что человек, имеющий в жизни эти три составные, в особенности последнюю – Богообщение – человек, живущий полнокровной церковной жизнью, участвующий в богослужении, в Таинствах церковных, регулярно исповедующийся и причащающийся, – такой человек не знаком с проблемой алкоголизма, она для него просто не существует. Поэтому-то, видимо, и не ставится так остро этот вопрос о борьбе с пьянством в церковной среде и у святых отцов. Не было среди святых отцов пьяниц. Многие другие пороки их искушали, и с ними они вели борьбу и писали о них – но только не этот, не пьянство. Вино для них никогда не становилось причиной алкоголизма. Поэтому и относились они к нему достаточно спокойно. Хотя пьянство в народе, конечно же, их волновало и против него они поднимали свой голос, памятуя эти слова Священного Писания, о которых я уже сегодня вспоминал, что пьяницы Царства Божия не наследуют.

В заключение скажу так. Если мы хотим всерьез искоренить из жизни пьянство, надо взамен пьяной жизни возрождать, устраивать жизнь церковную. Без этого все наши усилия по борьбе с пьянством будут походить на ту борьбу с сорняками, о которой я говорил вначале. Больше того скажу: если отрезвлять людей без Церкви, не приводя их к Богу, для них такое отрезвление может пойти даже не на пользу, а во вред. В Евангелии говорится, что когда дух нечистый выходит из человека, то он не находит себе покоя. И снова возвращается туда, откуда вышел. И вот, если находит место незанятым, то берет с собою семь других духов, злейших себя, и они вселяются в этого человека все вместе. «…и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф. 12, 45). Когда уходит из жизни радость винная и не занимает ее место радость небесная, такой человек часто начинает искать радостей в еще горших грехах, чем пьянство: в разврате, в азартных играх… А если не находит нигде радости, так становится злым и угрюмым. И жизнь с таким человеком становится для домашних его сущим адом. Они даже иногда говорят: «Лучше бы уж пил…»

Заканчиваю. Простите, что занял так много вашего времени. Спаси Вас, Господи, за то, что послушали меня, грешного.

Аминь.

Наверх>>>

Слово к пастве после съезда
22 октября 1995 года

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры, на минувшей неделе в нашем городе проходил международный съезд практических деятелей по борьбе за народную трезвость. Он проходил под девизом: «Россия: трезвый путь».

По благословению митрополита Иоанна я принимал участие в работе этого съезда как председатель трезвеннического православного Братства святого мученика Вонифатия, окормляющегося при нашем храме. Сегодня мне хочется поделиться с вами своими впечатлениями о съезде. Расскажу вам, что я услышал там страшного, что – радостного, а что меня там озаботило, насторожило.

Сначала – о страшном. Страшны прежде всего статистические данные, цифры. Они свидетельствуют о том, что народ наш находится на грани самоуничтожения. Да, именно так стоит вопрос! Уже пришла пора задуматься не о том, для чего жить русскому народу – пока мы об этом спорим и решаем, какой быть будущей России, перед Россией встал вопрос: а быть ли ей вообще?..

Я понимаю, что в это трудно поверить – как это? Неужели народ, имеющий за плечами славную многовековую историю, может так вдруг «самоуничтожиться»?.. Мы ведь и теперь все еще могучи – несмотря ни на что… Наверное, батюшка пугает…

Драгоценные мои, в словах моих нет ни грамма преувеличения, желания сгустить краски, тем более кого-то напугать. Это самая что ни на есть правдецкая правда: некогда великий и славный русский народ стоит перед перспективой выродиться и вымереть уже в ближайших своих поколениях. История-то у нас славная. Но вот закончить мы ее можем очень безславно. И очень скоро! Об этом свидетельствует неумолимый язык цифр. Сегодня у нас потребление алкоголя на душу населения составляет цифру – 25 литров в год. 25 литров стопроцентного спирта – на каждого россиянина: на грудного младенца, на старушку, на непьющего магометанина… Понятно, что львиная доля этого зелья выпивается русским мужиком. Русские женщины, впрочем, не отстают теперь от своих мужиков. Дорогие мои, цифра эта страшная! Даже для сторонников умеренного пития.

Знаменитый «патриарх» русского трезвеннического движения академик Федор Григорьевич Углов считает, что безвредного употребления алкоголя не существует вовсе – любые дозы вредны. Более умеренные борцы за трезвость говорят о «безопасном потолке». Например, ведущий научный сотрудник Московского института психиатрии Александр Викентьевич Немцов считает безопасной величиной среднедушевого потребления алкоголя в год 8 литров и ниже.

8 литров и 25 литров – есть разница?! Даже умеренным борцам есть от чего прийти в ужас: мы ведь пьем в три раза больше, чем можно пить «безопасно»! Значит, мы пьем опасно! Пьем страшно опасно, дорогие мои…

Вам, наверное, известен тот факт, что вода в больших водоемах – реках, озерах, морях – имеет свойство самоочищаться. Если в реку или озеро сливать отходы производства, то они каким-то образом в воде фильтруются, оседают на дно, обезвреживаются… Но все это – до поры, до времени. Пока этих отходов – не слишком много! Если же количество отходов делается слишком большим, водоем гибнет: умирает рыба, исчезают водоросли…

Алкоголь для народа – все равно что отходы для водоема. Если употребление его становится чрезмерным – народ гибнет. История уже знает такие примеры. Вспомните хотя бы индейцев. Их племена некогда населяли обширные территории Северной и Южной Америк. Это был могучий и славный 100-миллионный краснокожий народ: искусные охотники, мужественные воины, мудрые вожди…

Но пришли бледнолицые с «огненными палками» (ружьями) и «огненной водой» (водкой). Индейцы быстро приохотились к этой «воде». Теперь от великих воинов и мудрых вождей, от цветущих государственных образований ацтеков и инков остались жалкие остатки. Индейцы потеряли все – землю, культуру, государственность – и доживают свой век в резервациях. Наивен, кто думает, что этого добились «огненными палками». Ружья вскоре появились и у индейцев – и стрелять они из них научились не хуже белых. Индейцев погубила «огненная вода».

Государи мои, люди русские! Вы тоже хотите, чтобы ваши дети и внуки жили в резервациях, в этаких заповедниках, где на них будут любоваться, как в зоопарке, цивилизованные леди и джентльмены?..

Вы этого не хотите? Но дело-то к этому идет! И придет, если ваши дети и внуки, а главное и прежде всего – вы сами не опомнитесь и не прекратите этого пьяного безумия… Ведь, эти наши дети и внуки – они же никем и ничему путному не научены! У них же совершеннейший ветер в голове! Их манит броская, яркая реклама «красивой жизни», нарядные бутылки, нарядные пачки сигарет, огни ресторанов, баров, ночных кабаре, казино – вся эта дьявольщина, и они мчатся за этой «красивостью», за этой «нарядностью» прямо на крючок к дьяволу, широко открыв рот… Пьют и зачинают в пьяном виде детей!.. И ведь даже не отдают себе отчета, какое страшнейшее преступление против себя, против своих детей при этом совершают! Рождается сплошь больное поколение. Здоровый ребеночек теперь редкость, больной – обычное явление.

По данным новосибирских ученых В. Детиненко и Г. Гражданникова, каждый литр среднедушевого потребления алкоголя приносит в год 10–12 тысяч изуродованных младенцев. Каждый литр! Мы пьем 25 литров! Еще в 1990 году, пять лет назад, в наши школы пришло 1 млн 650 тысяч умственно отсталых детей. Свежих данных на этот счет у меня нет, но я думаю, что за эти последние пять лет наши школьники не «поумнели»…

Позвольте мне прочитать стихотворение.

Двадцатый век. Сороковые.
Подставив раненую грудь,
Непокоренная Россия
Фашисту заступает путь.И утеряв рассудок здравый,
Предчувствует конец палач.
А под его пятой кровавой
Расстрелы, пытки, детский плач….На трупах – трупы, в небо глядя,
И вдруг у ямы на краю:
«Не убивайте меня, дядя,
А я вам песенку спою».Дрожа и заикаясь, прямо
Из груды неостывших тел,
Ребенок над сестрой и мамой
Зверью про зайчика запел….Восьмидесятые. Народы
Страну прославили трудом,
Но все полнее с каждым годом
Недетским горем детский дом.За что мальцу в четыре года
Дают за совесть, не за страх
Беду великого народа
Нести на тоненьких плечах?Проснувшись, плачет он ночами,
И – рвется пониманья нить:
«Не отдавайте меня маме,
Мне страшно, мама будет бить…»

Очнитесь, люди, плачут дети…
…Скажи, великий мой народ:
За тех сирот фашист в ответе,
А кто – за нынешних сирот?

Это стихотворение опубликовано в книге Ф.Г. Углова «Ломехузы» – к сожалению, без ссылки на автора.

[Примечание 2011 года: Стихотворение написал в 1984 году житель Новосибирска Владимир Лебедев после посещения нескольких детских домов Новосибирской области. Это стихотворение впоследствии было признано антисоветским. Также у него есть стихотворение 1984 года «Гараж» о смерти ребёнка в ночь с 30 на 31 декабря 1983 года в городе Искитим в результате пьянки отца.]

В этой же книге приводятся данные о составе ряда детских домов Новосибирской области.

Новомашковский детский дом: из 96 детей только двое не имеют родителей.

Масляковский: из 100 – 7 сирот.

Барышевский: из 115 – 3 без родителей.

У остальных детей отцы и матери лишены родительских прав за пьянство.

В этой же книге имеются следующие статистические данные. В 1970 г. в городе Тагиле в местной психбольнице было зарегистрировано 700 алкоголиков, из них 2 женщины. Прошло 10 лет, и в 1980 г. там же было поставлено на учет 9800 алкоголиков, в том числе свыше 800 женщин и 78 подростков до 18 лет. Каков рост! Что у них там делается теперь, еще спустя 15 лет, – страшно и представить.

Еще цифры: в «пьяной и лапотной», как нас учили, царской России в 1913 г. 43% мужчин и 90% женщин были абсолютно непьющими. В советской России при «развитом социализме» в 1979 г. непьющих мужчин осталось 0,6%, женщин – 2,4%.

В той же царской России в том же 1913 г. 95% юношей и девушек до 18 лет не пробовали алкоголя. В 1975 г., по сообщению журнала «Молодой коммунист» № 9, ситуация была прямо противоположная: 95% пробовали и только 5% не пробовали. Данных за последние годы у меня и здесь, к сожалению, нет, но, думаю, они еще более удручающи.

Зато имеются другие данные, касающиеся последних лет. Данные зловещие: в течение последних трех лет в нашей стране уверенно растет цифра, показывающая превышение смертности над рождаемостью. Уже в 1992 г. эта цифра составляла 200 тыс. россиян. В 1993 г. она подскочила до 740 тысяч. В 1994 г. – превысила миллион! В прошлом году у нас умерло людей больше, чем родилось – более чем на миллион! В этом 1995 году вымирание русских людей, судя по имеющимся уже данным, еще более возрастет. Нас не надо никому завоевывать и убивать – через несколько поколений мы сами тихонечко вымрем. Останется несколько «особей» для развода в музее этнографических диковинок… В одной резервации будут жить индейцы, в другой – ненцы, в третьей – чукчи с эскимосами и коряками, в четвертой – мы…

Русские люди! Ужели еще не понятно, что если мы в самое ближайшее время не протрезвеем, то вся наша историческая слава и все наши надежды на исторические перспективы России – все это будет навеки похоронено на дне стакана. В таком случае у нас только одна историческая перспектива – резервации…

Что же делать? Как помочь беде?

А никак невозможно помочь, если каждый из нас не примется помогать в первую голову самому себе.

Что нужно делать, чтоб не спиться? Самый простой и элементарный ответ: бросить надо пить-то. Вот и все! И больше ничего мудреного не требуется: только не покупать эту отраву и не пить. Все.

Мне скажут: ну, это рецепт для пьяниц. А зачем же расставаться со спиртным людям, умеренно выпивающим по праздникам?

Что же я могу сказать таким людям? Я могу лишь встать на колени – вот так (встать на колени), поклониться им в ноги – вот так (поклониться земно), и умолять их: милые мои, пожалейте Россию! (подняться с колен).

Я не отнимаю у вас вашего права на невинное и нечастое удовольствие, но я умоляю вас: ради немощных братьев ваших, которых это «удовольствие» косит, как траву, калечит и безвременно уносит в могилу, ради них, ради гибнущего от этого «удовольствия» Отечества, милые мои, поступитесь этим удовольствием! Я встал на колени, и я – если надо будет – еще тысячу раз встану на колени, только бы поднять с колен Россию. Люди русские, молю вас: откажитесь от этого удовольствия. Откажитесь от него ради будущего ваших же собственных деток! Откажитесь!

Вы лично не имеете проблем с алкоголем. Благодарение за это Богу! Но у вас ведь растут дети, внуки. Откуда у вас уверенность, что, наливая первую стопку сыну или дочери, вы не отправляете их в страну алкоголизма? Есть ли на свете такой доктор, такой психолог или нарколог, который бы мог осмотреть человека, взять анализы и вынести диагноз: вот этому можно пить – не сопьется, а вот этому нельзя прикасаться к рюмке – станет алкоголиком? Если бы существовал в мире хотя бы один такой доктор, способный ставить такие диагнозы, к нему бы выстраивались многокилометровые очереди… Но таких докторов нет.

Все люди, впервые берущиеся за рюмку, думают, что останутся на умеренных позициях. Поверьте – все! Ни один человек не думает, что через десять или двадцать лет после знакомства с первой рюмкой он будет валяться по канавам… Ни один! Ни один человек не думает об этом! И ни один человек не хочет этого! Но спиваются миллионами… Где у вас уверенность, что ряды этих миллионов не пополнят и ваши чада, познакомившиеся впервые с алкоголем за вашим умеренным праздничным столом?..

Вы умеете соблюдать меру. Но кто вам сказал, что и чадо ваше это сумеет?.. Не зря алкоголь называют «зеленым змием». Не зря… Что бы вы сказали, если бы вам предложили, в виде эксперимента, положить за пазуху змею? Ведь вы бы, наверное, сказали: зачем нужна такая «храбрость»? Хорошенький эксперимент: ужалит или не ужалит?! Да кто ж это предскажет?! Заливая в рот первую рюмку, начиная знакомство с алкоголем, вы делаете то же, как если бы запускали за пазуху змею. Зачем нужна такая «храбрость»? Ужалит или не ужалит, сопьетесь или не сопьетесь – никто не предскажет! Единственная гарантия не быть ужаленным – не класть за пазуху змею. Единственная гарантия не стать алкоголиком – не экспериментировать с алкоголем, не брать его в рот. Повторяю, я от вас этого не требую, я вас об этом умоляю: ужели это для вас такая великая жертва – отказаться от праздничной рюмки?! Слезно молю вас: ущемите себя немножко в этом удовольствии – ради многострадальной нашей Родины, ради будущего ваших любимых чад… Неужели все это не заслуживает такой жертвочки?..

Святой первоверховный апостол Павел, конечно же, не имел никаких личных проблем с алкоголем. Не был апостол пьяницей. Но все-таки советует: «Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого, от чего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Рим. 14, 21). «Мясо» здесь имеется в виду идоложертвенное.

Что же до вина, то посмотрите, как говорит апостол. Не говорит: «Нельзя пить вина», но: «Лучше не пить вина, если от этого брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает». Отчего же нам не послушаться апостола и не последовать этому лучшему в виду миллионов наших несчастных братьев и сестер – спотыкающихся, соблазняющихся, изнемогающих и погибающих?.. Неужели должно думать о себе только и нисколько – об этих несчастных?! Пусть спиваются, пусть погибают, пусть детей и внуков загонят в резервации – только бы не ущемлялось мое удовольствие… Нельзя же так, мои милые. Неужели вконец погибла в вас русская душа – такая открытая к добру, такая чуткая к чужой боли, к чужому страданию?.. Люди русские, или вы уже не русские?!..

Это я все говорил тем людям, которые личных проблем с алкоголем не имеют. Таким людям всего проще было бы ввести в своих семьях сухой закон. Что за горе – встретить Новый Год без бокала шампанского или день рождения – без бутылки коньяка? Будут нарушены традиции? Но если традиции содействуют вымиранию народа, зачем нам такие традиции? Не поймут родственники, друзья? Все поймут, они ведь такие же самые русские люди, как и вы! Если вы поймете и убедитесь всей душой, что надо расставаться с этой отравой – и чем скорее, тем лучше, – так и друзей, и родственников сумеете в этом убедить! А если кого и не убедите – не велика беда. Сначала не поймут, могут даже и посмеяться и пообижаться, но потом, если проявите твердость, только пуще вас зауважают.

Я это, милые мои, не из теорий надуманных взял и не в книжках вычитал – я в этом на собственном, подчас очень горьком, жизненном опыте убедился. У меня от первой выпитой рюмки в 15 лет до первой стадии алкоголизма прошло всего пять лет. Да, вот такой «скороход» был. В 15 лет выпил первую рюмку – а в 20 уже оказался на первой стадии алкоголизма. А в 24 года дал обет Богу до конца дней своих не притрагиваться к спиртному. И вот уже шестнадцатый год не притрагиваюсь: ни на каких застольях, ни в каких компаниях. А где только ни довелось за это время побывать.

Дорогие мои, я знаком с данным вопросом доскональнейшим образом, со всех сторон – знаю, какова жизнь со спиртным и какова совсем без него. Поэтому я имею право, зная и то, и другое, утверждать: жить без спиртного гораздо лучше, чем со спиртным. Проверьте – убедитесь. Гораздо лучше! Страшно вам решиться сразу на всю жизнь – дайте обет хотя бы на год. Проверьте, испытайте – плохо ли жить совершенно трезвым человеком?

Это я все – к людям, умеренно пьющим. Им, не имеющим тяги к алкоголю, не составило бы труда от него и отказаться. Всего-то и надо – чуточку любви к Родине и кроху ответственной заботы о своих же детях и внуках.

Но я совершенно уверен – больно мне об этом говорить, но я совершенно уверен в том, что среди стоящих здесь найдется немало людей, которым полный отказ от спиртного хотя бы и на год дастся совсем не так легко, как они, может быть, про себя думают. При общей численности населения Российской Федерации в 148 миллионов человек у нас имеется на сегодняшний день по разным данным от 80 до 100 миллионов алкоголезависимых людей. Да, у многих из вас змея эта зеленая уже обвилась вокруг шеи, и в несколько колец, и освободиться от нее вы сможете только с весьма и весьма серьезными усилиями сердца, ума и воли, то есть с полным напряжением всех сил вашей души.

А есть, возможно, среди вас и такие – об этом всего больнее говорить, но тоже сказать надо, – которые уже никакими своими усилиями не смогут освободиться от этой змеи, как бы ни напрягались. Попробуйте рыпнуться – сами убедитесь, как цепко она вас держит, как плотно свились кольца. Для таких людей спасение только в одном и совет один: если не хватает своих сил – просите сил у Бога. Вы уже попробовали и обнаружили, что безсильны, не можете. Что же вам еще и остается, как не молиться в покаянных слезах и не взывать всеусердно к Богу: «Господи, умилосердись надо мной грешным, безсильным и немощным. Ты видишь мое безсилие, но видишь и сердце мое: оно жаждет спасения, не хочет оно гибели, превозмочь хочет грех – да не хватает у меня на это сил, и ничего я не могу без Тебя, Господи. Все в Твоих руках – и моя жизнь, и моя гибель. Доверяюсь Тебе вполне – Ты всесильный и все можешь. Помоги же моему безсилию, не дай погибнуть окаянной, многогрешной душе моей. Дабы я мог жить, славя Тебя – жажду сего: жить, славя Тебя, всемогущего и человеколюбивого Бога, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Таким людям я напоминаю, что в нашем храме по средам служатся молебны перед иконой Божией Матери «Неупиваемая Чаша» о страждущих недугом пьянства. Это для тех, кто уже не может одолеть сей недуг своими только силами.

Когда своя воля уж пропита – помочь может только воля Божья, заступничество святых, милость Царицы Небесной. Но и Господь, и Матерь Божия, и святые – только помогают. А рта не зашивают. И я никому из дающих здесь обет тоже не зашиваю рот. Тяга к спиртному после обета ослабевает, часто совсем пропадает. Но если человек пренебрежет этой помощью Божией, дерзнет нарушить обет – мнение какого-нибудь приятеля или приятельницы сделается для него весомее, важнее воли Божией и его обещания Богу, – такому человеку «последнее бывает хуже первого». Обет – дело серьезное! И относиться к нему надо крайне ответственно. Если нецерковный человек идет на это, ему надо знать, что за обетом должно последовать обязательное воцерковление. Если же он надеется, что все его проблемы будут решены одним махом, «за один сеанс», как это рекламируют разные экстрасенсы, – в таком случае он еще не готов к обету и лучше ему его пока не давать… А еще бы лучше – все-таки собраться с духом и хоть на годик да попробовать пожить и трезво, и церковно. А?.. Посмотрите, много ли вы при этом потеряете, сильно ли обнесчастится ваша жизнь?.. Не понравится – через годик вернетесь опять к счастливой пьяной жизни…

Но давайте поговорим и о радостном, что было на съезде. Радостно мне было наблюдать, что очень многие практические деятели по борьбе за народную трезвость были сориентированы в этом своем благородном деле отрезвления народа на сотрудничество с Православной Церковью. Конечно, радостно это было для меня как православного священника. Я ведь тоже от всей души желаю видеть свой народ и трезвым, и православным.

Что хорошего в пьяном народе? Пьянство, по выражению Ф.М. Достоевского, «скотинит и зверит» людей. Приятно ли жить среди скотов и зверей? Хорошо ли жить в стране, превращающейся отчасти в грязный хлев, отчасти в опасный зверинец?

Но и про православие русского человека у Достоевского есть словцо. Федор Михайлович говорил: «русский человек – это самый прекрасный человек в мире. Если только это православный человек. А русский без православия – последняя дрянь».

Поэтому-то я и желаю видеть свой народ и трезвым, и православным. Без первого он вообще скоро окажется в резервациях, за колючей проволокой (где же еще содержать скотов и зверей?). И это – на носу! Если мы всерьез не возьмемся за свое самоотрезвление – наш народ как самобытная национальная единица уже в самом скором времени исчезнет со страниц мировой истории. С одним первым (трезвостью) без второго (православия) он останется на этих страницах, но наполнит их позорным и дрянным содержанием. Не хочу я ни уничтожения своего народа, ни его позора! И поэтому от всей души готов приветствовать соединение этих двух начал: трезвости и православия. Как же радостно мне было видеть, что и подавляющее большинство делегатов съезда разделяют это мое желание!

Но тут же надо сказать и о том, что меня встревожило и озадачило на съезде. Встревожило то, что у многих людей, даже искренне симпатизирующих Церкви и желающих, судя по всему, быть церковными людьми, отсутствует при этом церковное понимание проблемы пьянства.

Церковь никогда не видела причину греха пьянства в вине как таковом. И само по себе винопитие никогда не осуждала. «Не вино грех – а пьянство», – учил один из авторитетнейших отцов Церкви святой Иоанн Златоуст. Многие же делегаты съезда, как мне показалось, склонны видеть коренную причину пьянства именно в спиртном как таковом. Раздавались даже предложения повесить над всеми магазинами и ларьками, торгующими спиртными напитками, вывеску «ЯДОХИМИКАТЫ».

Да, теперешняя винно-водочная продукция во многом соответствует такому названию. Действительно, часто людям продают настоящую отраву. Даже и я тут неоднократно употреблял это слово. Но, дорогие мои, у меня при этом и в мыслях не было обижать виноделов Грузии, Молдавии или Азербайджана, прекрасный кагор которых мы используем для приготовления Святых Даров. У меня и в мыслях не было видеть корень греха пьянства в вине как таковом. Это было бы все равно как если бы я сказал, что корень греха чревоугодия в еде как таковой. Ведь и приохотившись к пирожным, можно создать себе проблемы со здоровьем. И тортами можно себя в гроб загнать. Что же, призывать людей на этом основании к совершенному отказу от еды? Говорить им: хоть умеренно вы едите, хоть много – все одно плохо, все одно грех?..

Вино, как и еда, – творение Божие. И гнушаться им как таковым значит гнушаться творением Божиим. Сложнее, правда, разобраться со спиртом, водкой и самогонкой – чье это творение? Сие, возможно, и от лукавого. Но если бы и вино само по себе было грехом, так разве могли бы его пить апостолы? Сам наш безгрешный Спаситель? Ведь не вода же стояла у них на столе за Тайной Вéчерей.

Стало быть, гнушаться вином как таковым и считать грешником всякого человека уже за то, что он употребляет вино – так, значит, надо и Спасителя считать грешником?! Но это ведь кощунство и грех почище пьянства!

Я бы очень советовал всякому человеку, желающему жить и трезво и церковно, серьезно разобраться в основаниях своего трезвления, занять четкую и вполне церковную позицию в этом вопросе: почему я не пью?

Почему? Не потому, что гнушаюсь вином – но дабы не соблазнить кого из малых сих; не по причине гнушения – но ради подвига воздержания.

Если такой четкой позиции у человека, переступающего церковный порог, не будет, такой человек столкнется в храме с массой вопросов, недоумений и будет мучиться душой, не умея себе многого объяснить. Зачем, например, священник на литии освящает вино – что же это он ядохимикат освящает? Отраву освящает батюшка? Собрался на утрене травить народ Божий? Или станет такой человек читать Евангелие и там обнаружит, что первое же чудо, которое сотворил Спаситель, было чудо превращения воды в вино. Что же это Спаситель испортил экологически чистый продукт (воду), превратив его в отраву? Зачем Он это сделал? Евангелист пишет, что Мать Его об этом попросила, когда обнаружилось, что на свадьбе недостает вина: «И недоставшу вину, глагола Мати Иисусова к Нему: вина не имут» (Ин. 2, 3). Что же это Матерь Божия содействует спаиванию гостей на свадьбе, а Спаситель слушается Ее и превращает чистую воду в ядохимикат? Как это понимать? Ведь с такой «безоглядной трезвостью» можно договориться до того, что и Спасителя, и Пречистую Его Матерь взяться обличать: мол, содействовали и потворствовали пьянству…

Или станет такой человек читать «Правила святых апостол», древнейший памятник христианской письменности, восходящий ко временам первохристианства. Доберется до правила пятьдесят первого и прочтет буквально следующее: «Аще кто епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина, удаляется от брака и мяс и вина, не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв, что вся добра зело, и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом хуля клевещет на создание: или да исправится, или да будет извержен от священного чина и отвержен от Церкви. Такожде и мирянин». А правило пятьдесят третье гласит: «Аще кто епископ, или пресвитер, или диакон, во дни праздников не вкушает мяс и вина, гнушаяся, а не ради подвига воздержания: да будет извержен, яко сожженный в собственнной совести, и бывающий виною соблазна многим».

Обратите внимание на эти последние слова: «бывающий виною соблазна многим». Оказывается, «соблазнять» ближних можно не только винопитием, но и необдуманной, нецерковной, еретической трезвостью. Тут бы мне стоило поговорить с вами о «гидропарастах» – были такие еретики, которые «гнушались» вином до такой степени, что даже Причастие, вопреки заповеди Господней, приготовляли на воде (отсюда и название их: «гидро» на греческом означает «вода»). Но от них пришлось бы перейти к дуализму – учению о двух вечных и самодостаточных началах в мироздании. Одно начало доброе – Бог; другое злое – материя. На это учение опирались эти, да и многие другие еретики. Но тут уже пришлось бы объяснять, почему Церковь такое учение не приемлет, не считает материю ни самодостаточным, ни злым началом, ссылаясь на слова Священного Писания: «И виде Бог вся, елика сотвори: и се добра зело» (Быт. 1, 31). То есть материясотворена Богом и сотворена весьма хорошей. Однако же это повлекло бы за собой следующие объяснения: если вся добра зело, то есть все, созданное Богомхорошо весьма – тогда откуда же в мире столько недоброго и нехорошего? Все эти вопросы интересные и к теме относящиеся, но если я сейчас в них углублюсь, то выйдет по времени еще такая же проповедь. А я вас, чувствую, и так уже сегодня утомил. А хочется в заключение сказать еще об одном. Вы уже потерпите меня, грешника многоглаголивого. Вот еще о чем хочется сказать.

По-человечески мне этот порыв понятен: чтоб уж совсем выбить у алкоголя почву из-под ног, давайте объявим его грехом в самом себе. Ясно, что людьми двигают благие побуждения. Но, дорогие мои, неправда, противоречие Слову Божию недопустимы даже из благих побуждений. Добром это не кончается.

Приведу тут один церковно-исторический пример. В VI веке по Рождестве Христовом в Испании была предпринята попытка присоединить к Православию вестготских ариан. Еретик Арий, как известно, считал Христа, Сына Божия не Богом, как считаем мы, православные, а только «творением Божиим». И вот, чтобы подчеркнуть равенство Бога-Отца и Бога-Сына, к Символу веры на Толедском Соборе в 589 году была добавлена одна маленькая добавочка. К словам «и в Духа Святаго… от Отца исходящаго» было добавлено: «…от Отца и Сына исходящаго». Всего-то одно словечко: «и Сына» («филиокве») – и из благих побуждений, но это одно словечко оказалось такой миной замедленного действия, которая, взорвавшись в начале XI века, расколола прежде единую Церковь Христову на западное католичество и восточное Православие. Римский патриарх откололся от единства с прочими патриархами Церкви Христовой, объявив их и всех православных христиан «схизматиками» (раскольниками). Прочие патриархи объявили римо-католическую веру «латинской ересью». Так это и до сего дня. А все началось с одного словечка. И с благих побуждений. Я не хочу, конечно, сказать, что «филиокве» явилось единственной причиной разделения, но, несомненно, одной из существенных.

Хотели добра, но «перегнули палку» – и вышло зло. Вот этим я был на съезде озабочен и встревожен – наблюдая, как очень многие вполне симпатичные и искренние люди хотят и здесь явно «перегнуть палку». Зачем же нам эта мина замедленного действия, когда можно замечательно жить и вполне трезво, и вполне церковно, не вступая из-за своей трезвости в противоречие с Библией, святыми отцами, церковными канонами и правилами? Каноны церковные нам поменять не удастся, да и ни к чему: с этими апостольскими правилами Церковь прожила почти два тысячелетия и до второго пришествия Христова будет жить. А вот свои мнения, если они ошибочны и противоречат канонам церковным, очень даже можно поменять.

Услыши нас, Господи, укрепи нас и в трезвости, и в Православии. Ах, если бы жизнь наша стала и трезвою, и православною, милые мои, вы даже представить себе не можете, какая бы это была прекрасная жизнь! Услыши нас, Господи, помоги нам, немощным, наладить такую жизнь.

Аминь.

Наверх>>>

Метки 2 1 394 На форум
Оставить комментарий » 2 комментария
  • yuricgor, 09.10.2015

    Замечательное слово замечательного пастыря! Спасибо! Побольше бы таких! Если бы подобные проповеди можно было периодически слышать в большинстве храмов, думаю у нас уже было бы намного больше трезвенников среди православных христиан.

    Ответить »
  • yuricgor, 09.10.2015

    … я имел ввиду, что было бы больше трезвенников по христианским соображениям, И СООТВЕТСТВЕННО, БЫЛО БЫ НАМНОГО МЕНЬШЕ ПЬЯНИЦ. Так как не только дурной пример заразителен, но и добрый тоже.

    Ответить »
Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики


Календарь беременности

Средняя продолжительность цикла:

Первый день последней менструации:

См. также тест на беременность

Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес:

Самое популярное (просмотров)

Обращаем ваше внимание, что информация, представленная на сайте, носит ознакомительный и просветительский характер и не предназначена для самодиагностики и самолечения. Выбор и назначение лекарственных препаратов, методов лечения, а также контроль за их применением может осуществлять только лечащий врач. Обязательно проконсультируйтесь со специалистом.