В российских школах ведется пропаганда наркотической контркультуры

В российских школах ведется пропаганда наркотической контркультуры

(5 голосов4.6 из 5)

Мини­стер­ство обра­зо­ва­ния раз­ра­бо­та­ло «Кон­цеп­цию про­фи­лак­ти­ки зло­упо­треб­ле­ния пси­хо­ак­тив­ны­ми веще­ства­ми в обра­зо­ва­тель­ной сре­де», а спе­ци­а­ли­сты на местах поспе­ши­ли создать соот­вет­ству­ю­щие про­грам­мы, кото­рые все более уве­рен­но зани­ма­ют свое место в школь­ном обра­зо­ва­тель­ном процессе.

Кажет­ся, сего­дня в нашей стране не оста­лось роди­те­лей, кото­рые не были бы обес­по­ко­е­ны про­бле­мой нар­ко­ма­нии. И пото­му любые меры про­фи­лак­ти­ки встре­ча­ют без­ого­во­роч­ную под­держ­ку обще­ства. Созда­ет­ся даже впе­чат­ле­ние, что это есть некая точ­ка схо­да самых раз­ных обще­ствен­но-поли­ти­че­ских сил: всем жал­ко детей, никто не хочет, что­бы поги­ба­ла моло­дежь. Схо­дят­ся люди и на том, что вопро­са­ми про­фи­лак­ти­ки нар­ко­ма­нии долж­ны зани­мать­ся не толь­ко меди­ки, но и школа.

Одна­ко печаль­ный опыт послед­не­го деся­ти­ле­тия гово­рит о том, что не сто­ит слиш­ком довер­чи­во отно­сить­ся к ини­ци­а­ти­вам свер­ху. Даже если на пер­вый взгляд не воз­ни­ка­ет сомне­ний в их гуман­но­сти. Вот поче­му мы счи­та­ем необ­хо­ди­мым позна­ко­мить роди­те­лей с тем, каким обра­зом детей будут отва­жи­вать от нар­ко­ма­нии. В дан­ном слу­чае начать умест­но с исто­рии вопроса.

На орбите контркультуры

В XX веке пра­вя­щая англо­аме­ри­кан­ская эли­та взя­ла курс на «бар­хат­ный гено­цид», заявив, что пла­не­те гро­зит ката­стро­фи­че­ское пере­на­се­ле­ние и это­му нуж­но вос­пре­пят­ство­вать. Нар­ко­ти­за­ция моло­де­жи ста­ла одним из основ­ных спо­со­бов «выбра­ков­ки лиш­них». Не слу­чай­но имен­но в 60‑е годы, когда вли­я­тель­ней­шая масон­ская орга­ни­за­ция под назва­ни­ем «Рим­ский клуб» нача­ла транс­ли­ро­вать идею пере­на­се­ле­ния, запад­ное обще­ство под­верг­лось пер­во­му натис­ку нар­ко­ти­че­ской контркультуры.

Куль­ту­ра эта воз­ник­ла отнюдь не сти­хий­но, как дума­ют многие.

Она была тща­тель­но про­ду­ма­на, спла­ни­ро­ва­на или, как выра­жа­ют­ся социо­ло­ги, смоделирована.

Дела­лось это в основ­ном на госу­дар­ствен­ные сред­ства США, при актив­ней­шем уча­стии ЦРУ.

Нема­ло послу­жи­ли тако­му соци­аль­но­му моде­ли­ро­ва­нию очень извест­ные ныне люди, такие как фило­соф Гер­берт Мар­ку­зе, писа­те­ли Жан-Поль Сартр и Олдос Хакс­ли, ком­по­зи­тор и тео­ре­тик новой куль­ту­ры Тимо­ти Лири, поэт Аллен Гин­сберг, пси­хи­ат­ры Юнг, Каме­рон, этно­ло­ги Мар­га­рет Мид, Гре­го­ри Бейт­сон и мно­гие дру­гие. На Запа­де все это хоро­шо извест­но и мно­го­крат­но опи­са­но. Мы же, не имея в совет­ское вре­мя досту­па к боль­шин­ству запад­ных источ­ни­ков, толь­ко сей­час начи­на­ем делать эти горь­кие открытия.

Созда­те­ли кон­тр­куль­ту­ры очень точ­но назва­ли ее куль­ту­рой «рока-сек­са-нар­ко­ти­ков» (rocksexdrug culture). Имен­но в этой после­до­ва­тель­но­сти про­ис­хо­дит втя­ги­ва­ние под­рост­ков и моло­де­жи в ее орби­ту. Спер­ва они начи­на­ют слу­шать рок-пев­цов, от музы­ки и тек­стов кото­рых рас­тор­ма­жи­ва­ет­ся сфе­ра вле­че­ний. Потом, под­ра­жая сво­им куми­рам, пре­да­ют­ся «сво­бод­ной любви».

Но «сво­бод­ная любовь», если назы­вать вещи сво­и­ми име­на­ми, это раз­врат. Ста­ра­тель­но подав­ля­е­мое чув­ство сты­да при­во­дит к депрес­си­ям. Отсю­да воз­ни­ка­ет жаж­да «ото­рвать­ся», «уле­теть».

Подаль­ше от посты­лой жизни.

За послед­ние 40 лет Англия и Аме­ри­ка сде­ла­ли очень мно­го для рас­про­стра­не­ния куль­ту­ры «рока-сек­са-нар­ко­ти­ков». Мож­но про­смот­реть гру­ды под­рост­ко­во-моло­деж­ных жур­на­лов и тыся­чи моло­деж­ных теле­про­грамм и убе­дить­ся в том, что раз­ли­чия в них носят чисто фор­маль­ный харак­тер, а идео­ло­гия и тех­но­ло­гия абсо­лют­но иден­тич­ны: ребят уси­лен­но при­об­ща­ют к рок-секс-нар­ко­ти­че­ской куль­ту­ре. Как? Преж­де все­го, через моло­деж­ный жар­гон, кото­рый сей­час так или ина­че весь свя­зан с нар­ко­ти­че­ской стихией.

Огром­ную роль игра­ют и пер­со­на­жи, кото­рые пода­ют­ся в моло­деж­ных СМИ в каче­стве эта­ло­нов. В под­рост­ках, когда откро­вен­но, а когда более заву­а­ли­ро­ван­но, но с завид­ным упор­ством подо­гре­ва­ет­ся сек­су­аль­ность. Одно­вре­мен­но при­ви­ва­ет­ся лег­кое, «без­ба­шен­ное», нере­флек­сив­ное отно­ше­ние к жиз­ни, раз­ду­ва­ют­ся эго­изм и пре­тен­зии к дру­гим при рез­ком сни­же­нии само­кри­ти­ки. Все­ми спо­со­ба­ми дис­кре­ди­ти­ру­ют­ся роди­те­ли. И это понят­но, ведь имен­но роди­те­ли пере­да­ют детям тра­ди­ци­он­ные моде­ли пове­де­ния, тра­ди­ци­он­ную для дан­ной куль­ту­ры этику.

До сере­ди­ны 80‑х годов наше госу­дар­ство ста­ви­ло надеж­ный заслон на пути нар­ко­ти­че­ской кон­тр­куль­ту­ры. Если что-то вти­ха­ря и про­ни­ка­ло, то таки­ми кро­хот­ны­ми пор­ци­я­ми и в такие узкие кру­ги, что «не дела­ло пого­ды». Кро­ме того, мили­ция, суд, зако­но­да­те­ли, меди­ки выпол­ня­ли заказ госу­дар­ства на подав­ле­ние нар­ко­ма­нии и нар­ко­тор­гов­ли. Резуль­тат был нали­цо: нар­ко­ма­ны у нас встре­ча­лись настоль­ко ред­ко, что боль­шин­ство людей за целую жизнь ни разу с ними не стал­ки­ва­лись и даже не зна­ли, как они выглядят.

Как это по-русски?

Одна­ко с сере­ди­ны 80‑х архи­тек­то­ры и про­ра­бы пере­строй­ки ста­ли дей­ство­вать не в инте­ре­сах сво­ей стра­ны, а исхо­дя из сооб­ра­же­ний лич­но­го бла­го­по­лу­чия – боль­ших денег и стре­ми­тель­ной карье­ры. В резуль­та­те самым ради­каль­ным обра­зом поме­ня­лась рос­сий­ская госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка в обла­сти наркомании.

Фак­ти­че­ски были откры­ты все шлю­зы. Нар­ко­ти­че­ская кон­тр­куль­ту­ра хлы­ну­ла пото­ком, кото­рый не толь­ко не исся­ка­ет, но и обре­та­ет все боль­шую мощь.

А теперь давай­те поду­ма­ем, как будет дей­ство­вать нар­ко­ма­фия в таких усло­ви­ях? Когда, с одной сто­ро­ны, она вся­че­ски под­дер­жа­на неко­то­ры­ми власт­ны­ми ведом­ства­ми и «отдель­ны­ми их пред­ста­ви­те­ля­ми». С дру­гой – ощу­ща­ет нарас­та­ю­щий гнев общества.

Зна­чит, по пово­ду уже­сто­че­ния зако­нов мож­но не вол­но­вать­ся: чуть кто заик­нет­ся о необ­хо­ди­мо­сти более стро­гих норм, в «сво­бод­ной» прес­се момен­таль­но под­ни­ма­ет­ся крик о гру­бей­ших нару­ше­ни­ях прав человека.

Что же до недо­воль­но­го обще­ства, то это как раз проблема.

И про­бле­ма нелег­кая, ведь роди­те­ли, кото­рые столк­ну­лись с нар­ко­ма­ни­ей вжи­вую, вовсе не гото­вы сми­рить­ся с ней как с неким непо­бе­ди­мым роком. Надо их успо­ко­ить? Без­услов­но. Но как это­го достичь, ниче­го не теряя? Спо­соб есть, и он про­ве­рен века­ми: попы­тать­ся осед­лать вол­ну народ­но­го гне­ва и напра­вить ее по без­опас­но­му для себя рус­лу. А что в дан­ном слу­чае безопасно?

Пере­клю­чить вни­ма­ние с пре­ступ­ни­ка на жерт­ву. Мол, чего с нар­ко­ма­фи­ей бороть­ся, она все рав­но непо­бе­ди­ма, как жара летом и снег зимой. Это новая дан­ность, в кото­рой надо учить детей без­опас­но­му поведению.

И эта интел­лек­ту­аль­ная зада­ча была реше­на. Как? Пус­кай отве­тят сами про­грам­мы. Мы про­ана­ли­зи­ро­ва­ли несколь­ко мето­ди­че­ских мате­ри­а­лов: Камал­ди­нов Е. и др. «Я хочу про­ве­сти тре­нинг», Анти­рей­ки­на Л.И., Дума Е.А., Калаш­ни­ко­ва Ж.Ю. «Мето­ди­че­ское посо­бие по про­фи­лак­ти­ке нар­ко– и ток­си­ко­ма­нии в шко­ле», Дейв Бур­роу, Мур­до Байл, Франц Тра­у­ман, Юрий Саран­ков «Про­грам­ма обу­ча­ю­ще­го кур­са по про­фи­лак­ти­ке ВИЧ сре­ди потре­би­те­лей инъ­ек­ци­он­ных нар­ко­ти­ков в Рос­сий­ской Феде­ра­ции, «Про­грам­ма сни­же­ния вре­да» (гол­ланд­ская сек­ция «Вра­чей без гра­ниц»), «Чей это выбор?» (про­грам­ма «Пере­кре­сток», Рос­сий­ский бла­го­тво­ри­тель­ный фонд НАН), «Охо­та на тебя» (выпу­ще­но Ассо­ци­а­ци­ей по борь­бе с неза­кон­ным обо­ро­том нар­ко­ти­ков). Но на самом деле вполне мож­но было огра­ни­чить­ся какой-нибудь одной про­грам­мой, ибо утвер­жда­ет­ся в них фак­ти­че­ски одно и то же, сти­ли­сти­ка – и та сход­ная. Даже мол­чат они об одном и том же!

Пред­ла­га­е­мая ими модель «сни­же­ния вре­да» не дает ника­ких оце­нок и суж­де­ний, каса­ю­щих­ся упо­треб­ле­ния нар­ко­ти­ков, кото­рое она рас­смат­ри­ва­ет, как один из вари­ан­тов соци­аль­но­го пове­де­ния. Эта модель не рас­смат­ри­ва­ет потреб­ле­ние нар­ко­ти­ков как что-то пло­хое само по себе В про­грам­ме «Я хочу про­ве­сти тре­нинг» очень доход­чи­во объ­яс­ня­ет­ся, что же такое это пре­сло­ву­тое сни­же­ние вре­да: «Доста­точ­но труд­но сра­зу прий­ти к само­му без­опас­но­му пове­де­нию. А может, чело­век и не ста­вит перед собой такой цели… Начи­нать мож­но и с неболь­ших изменений.

Ниже при­во­дит­ся иерар­хия сни­же­ния риска:

1. Не начи­най упо­треб­лять нар­ко­ти­ки, если начал – прекрати.

2. Если упо­треб­ля­ешь нар­ко­ти­ки, не делай это инъ­ек­ци­он­ным путем.

3. Если все же вво­дишь нар­ко­тик внут­ри­вен­но, делай это толь­ко новым (сте­риль­ным) шприцем.

4. Если нет воз­мож­но­сти каж­дый раз поль­зо­вать­ся сте­риль­ным шпри­цем, по край­ней мере, нико­гда не поль­зуй­ся чужим.

5. Если поль­зу­ешь­ся чужим шпри­цем, все­гда дез­ин­фи­ци­руй его».

Такая модель «сни­же­ния вре­да» фак­ти­че­ски ори­ен­ти­ру­ет юных нар­ко­ма­нов на «без­опас­ное» само­убий­ство. Впро­чем, и заяв­лен­ная в про­грам­мах «меди­цин­ская модель» не менее «гуман­на». В соот­вет­ствии с ней «хими­че­ская зави­си­мость рас­смат­ри­ва­ет­ся как забо­ле­ва­ние, а под­вер­жен­ный зави­си­мо­сти – как чело­век, стра­да­ю­щий хро­ни­че­ской про­грес­си­ру­ю­щей болез­нью». Симп­то­ма­тич­но и то, как заяв­ле­на основ­ная цель рабо­ты по меди­цин­ской моде­ли: «Целью… явля­ет­ся нача­ло выздо­ров­ле­ния инди­ви­ду­у­ма – про­цес­са, кото­рый может длить­ся всю его жизнь».

Педа­ли­ро­ва­ние темы болез­ни, да еще тяже­лой, хро­ни­че­ской, для­щей­ся всю жизнь, выпол­ня­ет в «анти­нар­ко­ти­че­ских» про­грам­мах мно­го­це­ле­вую функцию.

Во-пер­вых, это сни­ма­ет ответ­ствен­ность с нар­ко­ма­на: с боль­но­го и взят­ки гладки.

Во-вто­рых, чело­век, кото­рый сме­ет пори­цать нар­ко­ма­на, авто­ма­ти­че­ски запи­сы­ва­ет­ся в раз­ряд зло­де­ев: раз­ве мож­но пори­цать и без того несчаст­но­го гор­бу­на за его горб? Таким обра­зом, созда­ет­ся пере­вер­ну­тая систе­ма цен­но­стей: осуж­да­ет­ся не порок, а люди, сме­ю­щие этот порок обличать.

В‑третьих, вну­ша­ет­ся, что стать нар­ко­ма­ном может каж­дый, ведь никто не застра­хо­ван от болезни.

Попро­буй, убе­ре­гись от грип­па во вре­мя зим­ней эпи­де­мии! В «Мето­ди­че­ском посо­бии…» пря­мо гово­рит­ся, что спе­ци­а­ли­сты реко­мен­ду­ют бороть­ся с убеж­де­ни­ем «Это не может слу­чить­ся со мной». Мол, ниче­го подоб­но­го, очень даже может!

В‑четвертых, пере­вод раз­го­во­ра о нар­ко­ма­нии в плос­кость болез­ни спо­соб­ству­ет вер­бов­ке новых «боль­ных» еще и пото­му, что о боль­ном забо­тят­ся, его жале­ют, ограж­да­ют от труд­но­стей. А мно­гим под­рост­кам это­го как раз и не хва­та­ет! По наблю­де­ни­ям нар­ко­ло­гов, почти у всех нар­ко­ма­нов в ана­мне­зе раз­ла­жен­ные отно­ше­ния с роди­те­ля­ми, чув­ство оди­но­че­ства, «недо­люб­лен­но­сти».

В‑пятых, кон­цеп­ция нар­ко­ма­нии как тяж­кой болез­ни пара­док­саль­ным обра­зом лас­ка­ет слух роди­те­лей. Каза­лось бы, они долж­ны испу­гать­ся, но это лишь верх­ний слой созна­ния. Под­спуд­но «меди­цин­ская модель» успо­ка­и­ва­ет совесть.

Ну и, нако­нец, в‑шестых, «меди­цин­ская модель» совер­шен­но исклю­ча­ет поиск и нака­за­ние преступников.

А меж­ду тем источ­ник рас­про­стра­не­ния нар­ко­ти­ков может нахо­дить­ся в сосед­нем с вами подъ­ез­де, о чем зна­ет как мини­мум пол­до­ма. Конеч­но, в госу­дар­стве, реаль­но заин­те­ре­со­ван­ном в борь­бе с нар­ко­ма­ни­ей, с таки­ми «источ­ни­ка­ми» преж­де все­го раз­би­ра­ют­ся орга­ны мили­ции. Но и в обста­нов­ке госу­дар­ствен­но­го попу­сти­тель­ства обще­ство все рав­но име­ет в сво­их руках вполне эффек­тив­ный рычаг воздействия.

Этот рычаг – обще­ствен­ное мне­ние. И школь­ные про­грам­мы мог­ли бы сори­ен­ти­ро­вать под­рост­ков на соот­вет­ству­ю­щее отно­ше­ние к наркоторговцам.

Скажи мне, кто твой друг

Вот, напри­мер, какую исто­рию пред­ла­га­ет­ся обсу­дить в неко­то­рых из выше­пе­ре­чис­лен­ных про­грамм: «Воло­дя и Катя дру­жат пол­го­да. Маль­чик хоро­шо учит­ся в шко­ле, зани­ма­ет­ся спор­том и очень нра­вит­ся Кате. Одна­жды во вре­мя школь­ной дис­ко­те­ки Воло­дя позвал Катю в пустой класс и при­знал­ся, что в послед­ние два меся­ца несколь­ко раз вво­дил себе опий, ему понра­ви­лось, и он не счи­та­ет себя нар­ко­ма­ном. Воло­дя пред­ло­жил Кате уко­лоть­ся и «испы­тать кайф». Катя, боясь поте­рять рас­по­ло­же­ние это­го дру­га, согла­си­лась вве­сти нар­ко­тик. Ощу­ще­ния были вели­ко­леп­ны­ми, но на сле­ду­ю­щий день девуш­ку ста­ло тре­во­жить чув­ство вины и страх, что она уже ста­ла наркоманкой.

Катя обра­ти­лась к сво­ей одно­класс­ни­це Све­те. Све­та сооб­щи­ла о слу­чив­шем­ся класс­но­му руко­во­ди­те­лю. Был собран пед­со­вет, вызва­ны роди­те­ли Воло­ди. От него отвер­ну­лись одно­класс­ни­ки, и толь­ко друг Дима оста­вал­ся рядом.

Воло­дя боль­ше не упо­треб­ля­ет нар­ко­ти­ки и не дру­жит с Катей».

За чит­кой рас­ска­за сле­ду­ет обсуж­де­ние и состав­ля­ет­ся рей­тинг пер­со­на­жей по двум кри­те­ри­ям: 1) Кто наи­бо­лее сим­па­ти­чен? 2) Чьи дей­ствия были наи­бо­лее правильны?

Толь­ко не взду­май­те отве­чать на постав­лен­ные вопро­сы, не про­чи­тав сле­ду­ю­ще­го пояснения:

«Клю­че­вые поня­тия в ходе дис­кус­сии – «ответ­ствен­ность» и «дис­кри­ми­на­ция». Так что Све­та, кото­рая пока­за­лась вам «ответ­ствен­ной», пове­ла себя непра­виль­но, пото­му что «дис­кри­ми­ни­ро­ва­ла» отлич­ни­ка и спортс­ме­на Володю.

И класс­ный руко­во­ди­тель, под­няв­шая в пере­по­лох, тоже долж­на быть осуж­де­на за «дис­кри­ми­ни­ру­ю­щую пози­цию». Ну, а про Катю и гово­рить нече­го. Впро­чем, эта ябе­да жесто­ко попла­ти­лась за свое пре­да­тель­ство и куку­ет теперь одна, без кавалера.

Как лег­ко дога­дать­ся, истин­но поло­жи­тель­ный герой неза­тей­ли­вой исто­рии – маль­чик Дима. Он один остал­ся вер­ным Воло­де, не бро­сил дру­га в беде.

Может, кто-то из роди­те­лей тоже рас­тро­ган и счи­та­ет, что нель­зя отва­жи­вать детей от друж­бы с нар­ко­ма­на­ми? Тем более, сей­час такая мода на пра­ва ребен­ка. Что ж, таким людям, пожа­луй, будет полез­но узнать мне­ние круп­ней­ше­го под­рост­ко­во­го нар­ко­ло­га Рос­сии, руко­во­ди­те­ля отде­ле­ния дет­ской и под­рост­ко­вой нар­ко­ло­гии НИИ нар­ко­ло­гии Алек­сея Вален­ти­но­ви­ча Надеж­ди­на. «Нар­ко­биз­нес совер­шен­но не нуж­да­ет­ся в плат­ной рекла­ме, – гово­рит он. – Каж­дый нар­ко­ман доб­ро­воль­но рас­про­стра­ня­ет этот яд. Систе­ма так устро­е­на, что он про­сто вынуж­ден втя­ги­вать в нар­ко­ма­нию сво­их дру­зей, ина­че ему не на что будет поку­пать наркотики».

Совер­ше­но в том же духе и игры, пред­ла­га­е­мые программами.

Сутью полу­ча­е­мых в игро­вой фор­ме зна­ний, на наш взгляд, сле­ду­ет заин­те­ре­со­вать­ся всем. Напри­мер, созда­те­ли про­грам­мы «Я хочу про­ве­сти тре­нинг» гор­дят­ся тем, что про­иг­ры­ва­ние ситу­а­ции «Во вре­мя вече­рин­ки с дачи вер­ну­лись роди­те­ли» поз­во­ля­ет усво­ить навык убор­ки тер­ри­то­рии в тече­ние 30 секунд. Хоро­ши настав­ни­ки! Учат детей обма­ны­вать родителей.

Во все вре­ме­на вос­пи­та­ние детей не мыс­ли­лось вне соли­дар­но­сти взрос­лых – учи­те­лей и роди­те­лей. Они были (и долж­ны быть!) заод­но в пори­ца­нии дет­ских поро­ков. Это осно­ва нор­маль­но­го вос­пи­та­ния. Кому выгод­но пота­кать детям в их жела­нии скрыть от папы с мамой дур­ное? Разу­ме­ет­ся, пре­ступ­ни­кам, ведь они таким обра­зом запо­лу­ча­ют как жертв, так и подручных.

Чита­тель может задать вполне умест­ный вопрос: а что на все это ска­жет Мини­стер­ство обра­зо­ва­ния? Мы зна­ем, что оно скажет.

Дескать, да, все это ужас­ное без­об­ра­зие, но обра­зо­ва­ние-то у нас нын­че вари­а­тив­ное, а пото­му неред­ки слу­чаи само­де­я­тель­но­сти, встре­ча­ют­ся недо­ра­бот­ки. Но мини­стер­ство здесь ни при чем. Мы, наобо­рот, раз­ра­бо­та­ли пре­крас­ную «Кон­цеп­цию про­фи­лак­ти­ки зло­упо­треб­ле­ния пси­хо­ак­тив­ны­ми веще­ства­ми в обра­зо­ва­тель­ной среде».

Как все­гда, в таких доку­мен­тах очень мно­го устра­ша­ю­щих цифр, общих слов и обте­ка­е­мых фраз.

А глав­ное, дана отлич­ная, чет­кая, жест­кая фор­му­ли­ров­ка: «избав­ле­ние от нар­ко­ма­нии абсо­лют­но нере­аль­но». После таких слов нар­ко­ма­фия может спать спокойно.

Мини­стер­ство даже не счи­та­ет нуж­ным скры­вать, что оно берет на воору­же­ние гол­ланд­скую стра­те­гию «сни­же­ния рис­ка», что соби­ра­ет­ся обес­пе­чить детям «сво­бо­ду выбо­ра» при «мак­си­маль­ной информированности».

В пере­во­де на рус­ский язык это зна­чит, что перед школь­ни­кам будут раз­вен­чи­вать «мифы» о нар­ко­ти­ках и подроб­но рас­ска­зы­вать об их воз­дей­ствии. Конеч­но, под пред­ло­гом пре­ду­пре­жде­ния о нега­тив­ных послед­стви­ях! Но уже мно­го­крат­но под­твер­жда­лось, что инфор­ма­ция о нар­ко­ти­ках ока­зы­ва­ет пара­док­саль­ное воз­дей­ствие: чем боль­ше зна­ешь, тем боль­ше хочется.

Эта пара­док­саль­ная зако­но­мер­ность осо­бен­но при­ме­ни­ма к под­рост­кам и моло­де­жи. Она была пре­крас­но извест­на совет­ским нар­ко­ло­гам, кото­рые пре­ду­пре­жда­ли, что ЛЮБАЯ инфор­ма­ция о нар­ко­ти­че­ских веще­ствах долж­на быть мак­си­маль­но закры­той для общества.

Деловые предложения

– Ну, хоро­шо. А что тогда нуж­но? – спро­сит чита­тель. А нуж­но преж­де все­го поду­мать, что поме­ша­ет нар­ко­дель­цам чув­ство­вать себя в нашей стране вольготно.

Глав­ное – уже­сто­чить зако­ны и стро­го сле­дить за их испол­не­ни­ем. Без это­го вооб­ще смеш­но о чем-либо говорить.

В самой «обще­че­ло­ве­че­ской» стране мира, Соеди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки, мно­го лет чита­ли про­фи­лак­ти­че­ские лек­ции о вре­де куре­ния. Резуль­тат был пря­мо про­ти­во­по­лож­ным, осо­бен­но в под­рост­ко­вой сре­де. Потом там зако­но­да­тель­но запре­ти­ли куре­ние в обще­ствен­ных местах, нача­ли штра­фо­вать, уволь­нять с рабо­ты – и про­бле­му реши­ли. Теперь аме­ри­кан­цы не курят.

Необ­хо­ди­мо вер­нуть преж­нее отно­ше­ние к нар­ко­ма­нам. Поче­му-то людей, забо­лев­ших чумой или холе­рой, изо­ли­ру­ют в лечеб­ные учре­жде­ния, и нико­му не при­хо­дит в голо­ву кри­чать о пра­вах чело­ве­ка. А ведь нар­ко­ма­ны энер­гич­но втя­ги­ва­ют окру­жа­ю­щих в свою орби­ту, то есть они в каком-то смыс­ле очень заразны.

Если выпол­нить эти два усло­вия, да еще не нашпи­го­вы­вать сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции нар­ко­ти­че­ской мас­скуль­ту­рой, воз­дух уже очи­стит­ся настоль­ко, что не потре­бу­ет­ся ника­кая про­фи­лак­ти­че­ская педа­го­ги­ка. Имен­но в эту сто­ро­ну долж­ны напра­вить свои уси­лия роди­те­ли, учи­те­ля и государство.

Сле­ду­ет играть на под­рост­ко­вом само­лю­бии, объ­яс­нять, что нар­ко­ма­ния – удел людей нераз­ви­тых, неда­ле­ких, не зна­ю­щих, куда себя деть. На под­рост­ков ока­зы­ва­ют боль­шое впе­чат­ле­ние сло­ва, что нар­ко­ма­ны не зна­ют сча­стья люб­ви. Что все самое инте­рес­ное в жиз­ни про­хо­дит мимо них, что люди отша­ты­ва­ют­ся от них, как от прокаженных.

Такие аргу­мен­ты дей­ству­ют на моло­дежь, а рас­ска­зы о том, как пошат­нет­ся здо­ро­вье, и даже про угро­зу смер­ти про­хо­дят мимо. Это осо­бен­ность воз­рас­та. Болез­ней и смер­ти боят­ся дети и ста­ри­ки-ате­и­сты. Моло­дые же, вхо­дя­щие в пери­од физи­че­ско­го рас­цве­та, чув­ству­ют себя неуязвимыми.

И уж если сооб­щать прав­ду о нар­ко­ти­ках, то нель­зя не ска­зать о самой глав­ной прав­де. Нар­ко­ма­ния – не толь­ко пре­ступ­ле­ние и не про­сто болезнь. Это болезнь в первую оче­редь духов­ная, фор­ма одер­жи­мо­сти. Чело­век уже не при­над­ле­жит себе, не вла­де­ет собой. Это им вла­де­ют, дер­жат душу в коль­це. Не пото­му ли так скром­ны резуль­та­ты уси­лий врачей-наркологов?

И, наобо­рот, пора­жа­ет коли­че­ство исце­лен­ных, про­шед­ших через пра­во­слав­ные цен­тры реа­би­ли­та­ции. Напри­мер, в Душе­по­пе­чи­тель­ском Цен­тре во имя св. пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го (Москва, Кру­тиц­кое Пат­ри­ар­шее подво­рье), кото­рый воз­глав­ля­ет иеро­мо­нах Ана­то­лий (Бере­стов), про­цент исце­лен­ных состав­ля­ет поряд­ка 70%. Более того, извест­но нема­ло слу­ча­ев, когда нар­ко­ма­ны обхо­ди­лись даже без реа­би­ли­та­ци­он­ных цен­тров – про­сто начи­на­ли посе­щать цер­ковь, регу­ляр­но испо­ве­до­вать­ся и причащаться.
Авто­ры – обще­ствен­ные дея­те­ли, пуб­ли­ци­сты и прак­ти­че­ские пси­хо­ло­ги. Руко­во­ди­те­ли Инсти­ту­та демо­гра­фи­че­ской без­опас­но­сти, соучре­ди­те­ли Меж­ре­ги­о­наль­но­го Фон­да соци­аль­но­пси­хо­ло­ги­че­ской помо­щи семье и ребен­ку. Созда­ли арт­те­ра­пев­ти­че­скую мето­ди­ку кор­рек­ции дет­ских нев­ро­зов. Их кни­ги “Раз­но­цвет­ные белые воро­ны” и “Кни­га для труд­ных роди­те­лей” ста­ли настоль­ны­ми для мно­гих педа­го­гов и пси­хо­ло­гов. В соав­тор­стве напи­са­ли попу­ляр­ные кни­ги: “Потом­ки Царя Иро­да. Пла­ни­ро­ва­ние семьи – пла­ни­ро­ва­ние небы­тия”, “Логи­ка гло­ба­лиз­ма”, “Гар­ри Пот­тер – стоп”, “Иван Царе­вич. Он же серый волк. Вли­я­ние СМИ на детей и моло­дежь” и другие.

Ири­на Мед­ве­де­ва, Татья­на Шишова

Источ­ник: Наше время

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки