Химическая зависимость. Кто виноват и что делать

Химическая зависимость. Кто виноват и что делать

(2 голоса5.0 из 5)

В петер­бург­ской сту­дии наше­го теле­ка­на­ла на вопро­сы теле­зри­те­лей отве­ча­ет пред­се­да­тель Коор­ди­на­ци­он­но­го цен­тра по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алко­го­лиз­му при Епар­хи­аль­ном соци­аль­ном отде­ле про­то­и­е­рей Мак­сим Плетнев.

– Мы будем гово­рить сего­дня о хими­че­ской зави­си­мо­сти. В это поня­тие вклю­че­но очень мно­гое. Но самый глав­ный вопрос сего­дняш­ней пере­да­чи: кто вино­ват? И во вто­рой части этой пере­да­чи мы попро­бу­ем отве­тить на вопрос, что делать.

Когда мы гово­рим о про­бле­ме хими­че­ской зави­си­мо­сти, то понят­но, что здесь име­ют­ся в виду и алко­го­лизм, и нар­ко­за­ви­си­мость. Но когда мы гово­рим, кто вино­ват, то мож­но, навер­ное, пред­ста­вить себе такую ситу­а­цию. Чело­век, кото­рый при­стра­стил­ся к рюм­ке, не ста­вит перед собой зада­чу стать алко­го­ли­ком. Но когда он начи­на­ет все чаще и чаще выпи­вать, то (если здра­во­мыс­ля­щий) в какой-то момент пой­мет, что  уже зави­сит от спирт­но­го. И потом он начи­на­ет раз­мыш­лять, кто в этом виноват.

И здесь целый спектр: «в этом вино­ва­то госу­дар­ство, пото­му что оно не забо­тит­ся о том, что­бы у меня была нор­маль­ная зар­пла­та, хоро­шая рабо­та»; «я родил­ся в этом госу­дар­стве, а в той стране жить гораз­до луч­ше; и если бы я жил там, я бы не пил»; «жена, вме­сто того что­бы помочь мне, все вре­мя меня пилит и пилит». Мож­но бес­ко­неч­но пере­чис­лять коли­че­ство при­чин, кото­рые могут оправ­дать пьян­ство чело­ве­ка, но все-таки он пони­ма­ет, что, навер­ное, вино­ват сам.

Если обра­тить­ся к Ваше­му опы­ту про­ти­во­дей­ствия алко­го­лиз­му, были ли в Вашей жиз­ни при­ме­ры таких людей, кото­рые так и оправ­ды­ва­ют свое пьян­ство внеш­ни­ми причинами?

– Я бы хотел сна­ча­ла побла­го­да­рить теле­ка­нал «Союз» и Вас лич­но за эти пере­да­чи. Может быть, теле­зри­те­ли и не заме­ти­ли, но у нас полу­ча­ет­ся целый цикл пере­дач. По сути, свя­щен­ни­ки, кото­рые зани­ма­ют­ся делом трез­во­сти в нашей епар­хии, про­ти­во­дей­стви­ем нар­ко­ма­нии, алко­го­лиз­му, помо­щью зави­си­мым людям, их род­ствен­ни­кам, теперь име­ют воз­мож­ность высту­пать. И через неде­лю по чет­вер­гам у нас про­ис­хо­дят такие встре­чи. В Петер­бур­ге не так мно­го батю­шек, кото­рые зани­ма­ют­ся такой тема­ти­кой, но они есть. И сла­ва Богу, это заме­ча­тель­но. У нас полу­ча­ет­ся бук­валь­но целый цикл пере­дач, это здо­ро­во. Я бла­го­да­рен за такую возможность.

Что каса­ет­ся Ваше­го вопро­са, к сожа­ле­нию, боль­ше таких людей, кото­рые не винят кого-то, а не видят про­бле­мы. Ситу­а­ция ско­рее такая: чело­век пыта­ет­ся не видеть это­го и дела­ет вид, что у него все нор­маль­но. Даже вро­де бы уже совсем все пло­хо, но он все рав­но счи­та­ет, что он не такой, как дру­гие, у него все более-менее. Где-то кто-то уже дей­стви­тель­но совсем нар­ко­ман или алко­го­лик, а у него еще вро­де все хорошо.

И сле­ду­ю­щий момент: есте­ствен­но, чело­ве­ку труд­но видеть свои про­бле­мы и зани­мать­ся собой. Конеч­но, лег­че уви­деть вину в ком-то дру­гом. И Вы очень пра­вы, здесь дей­стви­тель­но порой так про­ис­хо­дит: чело­век пыта­ет­ся кого-то обви­нить. Хотя, на мой взгляд, тема вины здесь тоже не очень важ­на и не очень пра­виль­на, пото­му что не так важ­но, кто вино­ват; тут важ­нее вто­рой вопрос: что делать?

Более того, в нашей пара­диг­ме мы все-таки ста­ра­ем­ся рас­смат­ри­вать нар­ко­ма­нию, алко­го­лизм и вооб­ще всю жизнь в четы­рех аспек­тах: физи­че­ском, пси­хо­ло­ги­че­ском, соци­аль­ном и духов­ном. И в этой моде­ли есть вина за духов­ные явле­ния. Тут мы можем гово­рить о вине, пото­му что упо­треб­ле­ние пси­хо­ак­тив­ных веществ есть грех, страсть. И здесь чело­век как образ Божий, обла­да­ю­щий сво­бо­дой воли, есте­ствен­но, несет ответ­ствен­ность за свои поступки.

А вот с точ­ки зре­ния болез­ни уже немно­го дру­гая исто­рия. Что зна­чит «вино­ват в болез­ни»? Хими­че­ская зави­си­мость, алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния – это болезнь. Ведь не ста­вят же вопрос, кто вино­ват, напри­мер, в гепа­ти­те или сахар­ном диа­бе­те. Конеч­но, мож­но гово­рить о том, что у чело­ве­ка сахар­ный диа­бет пото­му, что он не зани­ма­ет­ся спор­том, у него мало дви­же­ния в жиз­ни, он мно­го ест слад­ко­го, муч­но­го. Но тут тема вины уво­дит чело­ве­ка в дру­гую сто­ро­ну. Не так это важ­но. Важ­но, поче­му это про­изо­шло, а не кто вино­ват. Если идти к пер­во­ос­но­вам, то важ­но, поче­му это про­изо­шло или происходит.

И я ска­жу такую кра­моль­ную вещь (в алко­го­лиз­ме или упо­треб­ле­нии нар­ко­ти­ков она схо­жа): мы можем гово­рить о том, что не каж­дый чело­век, упо­треб­ля­ю­щий алко­голь, зави­сим (а таких гораз­до боль­ше, чем алко­го­ли­ков). Есть же люди, кото­рые упо­треб­ля­ют алко­голь не систе­ма­ти­че­ски, а чисто гастро­но­ми­че­ски (выпи­ли бокал вина – и для них это совер­шен­но неваж­ное собы­тие, они к это­му очень спо­кой­но отно­сят­ся), и эти люди не ста­но­вят­ся алко­го­ли­ка­ми. Даже попро­бо­вав нар­ко­ти­ки, чело­век тоже необя­за­тель­но ста­нет нар­ко­ма­ном. Поче­му? Пото­му что есть люди пред­рас­по­ло­жен­ные. Что это за пред­рас­по­ло­жен­ность? Это опре­де­лен­ный пси­хо­ло­ги­че­ский порт­рет. Есть такие люди, кото­рые сво­им внут­рен­ним стро­ем, сво­ей при­ро­дой направ­ле­ны к зави­си­мо­му пове­де­нию. Это дей­стви­тель­но так. Дру­гое дело, что в эту часть насе­ле­ния может попасть каждый.

В свое вре­мя мой духов­ник, про­то­и­е­рей Кон­стан­тин Смир­нов, дал такой образ, кото­рым я часто делюсь. Алко­голь порой пред­став­ля­ет­ся людям милым и пуши­стым зверь­ком. Вме­сте собра­лись, доб­рая ком­па­ния, дру­зья, все хоро­шо и радост­но, при­ят­ная встре­ча. Но на самом деле люди, когда упо­треб­ля­ют алко­голь, долж­ны чет­ко пони­мать, что рядом не пуши­стый зве­рек, а страш­ный зверь, чело­ве­ко­не­на­вист­ник, кото­рый хочет чело­ве­ка уничтожить…

– … «аки лев рыкающий».

– Совер­шен­но вер­но, сло­ва апо­сто­ла Пет­ра. И это каж­дый чело­век дол­жен осо­зна­вать. Если он дела­ет попыт­ки упо­треб­лять алко­голь, нар­ко­ти­ки, надо чет­ко пони­мать, что это настоль­ко опас­но, что луч­ше это­го не делать.

– Вопрос теле­зри­те­ля из Моск­вы: «Я счи­таю, что вино­ват сам чело­век. Куре­ние, нар­ко­ти­ки и алко­голь – это сво­е­го рода раб­ство. Как Вы счи­та­е­те, если бы боль­ше людей было обра­ще­но к пра­во­сла­вию, то тако­го рода поро­ков было бы мень­ше? Пото­му что сре­ди веру­ю­щих я таких людей встре­чаю гораз­до реже».

– Я бы все-таки гово­рил не о том, кто вино­ват, а в чем основ­ная при­чи­на. На сего­дня (мне видит­ся так) при­чи­на упо­треб­ле­ния раз­но­об­раз­ных веществ – это непол­но­та бытия, про­яв­ля­ю­ща­я­ся в тех самых аспек­тах жиз­ни, о кото­рых мы ска­за­ли: духов­ном, физи­че­ском, пси­хо­ло­ги­че­ском, соци­аль­ном. Эту непол­но­ту бытия мы видим в том, что, конеч­но, наш народ живет сего­дня без­ду­хов­ной жиз­нью, веру­ю­щих людей очень мало, гораз­до мень­ше, чем неве­ру­ю­щих или непо­нят­но во что веря­щих. И это огром­ная про­бле­ма. Соот­вет­ствен­но, если чело­век не веру­ет, то у него по отно­ше­нию к жиз­ни уже не очень стой­кие нрав­ствен­ные критерии.

И если гово­рить об этой непол­но­те бытия, если ее кон­цен­три­ро­вать, в чем эта непол­но­та заклю­ча­ет­ся? Непол­но­та бытия заклю­ча­ет­ся в недо­стат­ке люб­ви. Чело­век не любим и не любит. Неуме­ние любить  – это осно­ва беды, кото­рую мы назы­ва­ем зави­си­мо­стью. И даль­ше мы смот­рим, что чело­век неве­ру­ю­щий, конеч­но же, не любит Бога. Гос­подь его любит, но он не уме­ет вос­при­ни­мать эту любовь, он не уме­ет ее полу­чать. Он не любит Бога, через это он не любит ближ­них, он не любит себя по-насто­я­ще­му. Это осно­ва основ.

И эта нелю­бовь про­яв­ля­ет­ся даль­ше уже и в соци­аль­ной, и в пси­хо­ло­ги­че­ской жиз­ни. Часто она закла­ды­ва­ет­ся имен­но в дет­стве. Мы гово­ри­ли о том, кто вино­ват. Зани­ма­ясь этой про­бле­мой, сей­час мы видим, что осно­ва – в семье, не в шко­ле, не в соци­аль­ном окру­же­нии. Это тоже важ­но. И что в семье про­ис­хо­ди­ло с ребен­ком, даль­ше про­ис­хо­дит с ним и во взрос­лой жиз­ни. Это настоль­ко мощ­но закла­ды­ва­ет­ся! Соот­вет­ствен­но, если роди­те­ли закла­ды­ва­ют в ребен­ка любовь, он живет в этой люб­ви, он ею пита­ет­ся. А если еще и Бог при­сут­ству­ет в семье, то, конеч­но, это одна ситуация.

Но часто лич­ност­но не раз­ви­ты порой и рели­ги­оз­ные люди. Ска­жем, рели­ги­оз­ная часть в них раз­ви­та, а пси­хо­ло­ги­че­ская, трез­вен­ная не раз­ви­та. Чело­век, напри­мер, может быть рели­ги­оз­ным, но дес­по­том в семье. И он дове­дет сво­их детей до отри­ца­ния веры, Бога; в конеч­ном ито­ге до упо­треб­ле­ния алко­го­ля или нар­ко­ти­ков. Запро­сто, из луч­ших побуж­де­ний. Поэто­му здесь даже и вера не явля­ет­ся панацеей.

Если мы гово­рим о том, что видим целый ряд этих аспек­тов, то, конеч­но, хоро­шо бы, что­бы пол­но­та бытия была во всех сфе­рах жиз­ни чело­ве­ка: и в духов­ной, и в физи­че­ской (в мате­ри­аль­ном плане), и в пси­хо­ло­ги­че­ской, и в соци­аль­ной. Тогда будет гар­мо­ния, иде­аль­ная жизнь, кото­рая дей­стви­тель­но может при­во­дить чело­ве­ка к спа­се­нию. И вокруг уже могут спа­сать­ся тыся­чи, пото­му что такой чело­век дей­стви­тель­но будет пре­бы­вать в мире.

–  Конеч­но, в этом слу­чае сра­зу воз­ни­ка­ет вопрос: а как же сде­лать, что­бы все было имен­но так: что­бы и Бог был в семье, и любовь, и все было хоро­шо? Навер­ное, этим вопро­сом мучи­лись все наши рели­ги­оз­ные фило­со­фы XX века. Но ведь мы встре­ча­ем эту жизнь не во все­ору­жии, а в без­оруж­ном состо­я­нии, пото­му что мы ино­гда про­сто не спо­соб­ны ниче­му про­ти­во­сто­ять, мы не спо­соб­ны про­ти­во­сто­ять алко- и нар­ко­мар­ке­тин­гу. Там рабо­та­ют люди, кото­рые очень хоро­шо вла­де­ют ситу­а­ци­ей, кото­рые сами не упо­треб­ля­ют, но пони­ма­ют, что это при­но­сит боль­шие деньги.

Вопрос теле­зри­те­ля из Воро­не­жа: «В Свя­щен­ном Писа­нии ска­за­но: пища не при­бли­жа­ет к Богу и не уда­ля­ет от Бога. Как это отне­сти к алко­го­лиз­му и, в част­но­сти, к нар­ко­ма­нии? Какие еще при­ме­ры есть отно­си­тель­но пищи в Еван­ге­лии? И вто­рой вопрос: насколь­ко коди­ро­ва­ние помо­га­ет чело­ве­ку изба­вить­ся от алкоголизма?»

– Я не знаю имен­но таких слов в Свя­щен­ном Писа­нии, но наше свя­то­оте­че­ское Пре­да­ние гово­рит, что пост не при­бли­жа­ет чело­ве­ка к Богу и не уда­ля­ет от Него; смысл не в посте, а в пол­но­те бытия. Когда чело­век нахо­дит­ся в люб­ви, он любит Бога, любит ближ­них, соот­вет­ствен­но – учит­ся любить и себя по-насто­я­ще­му. И здесь еда – не беда, и алко­голь тако­го чело­ве­ка не сму­тит и не затро­нет. А если чело­век вне этой пол­но­ты, если он иско­вер­кан жиз­нью, изуро­до­ван каки­ми-то собы­ти­я­ми, его внут­рен­ний мир раз­ру­шен, то, есте­ствен­но, сюда вой­дет любой демон. Ведь есть и дру­гие зави­си­мо­сти, стра­сти и гре­хи, необя­за­тель­но это алко­голь и наркотики.

День­ги – какая «хоро­шая» страсть, мно­гие ею сей­час увле­че­ны. Это и потреб­ле­ние, и карье­ра, и власть. По сути, прак­ти­че­ски во мно­гом наше обще­ство име­ет эту идео­ло­гию потреб­ле­ния. Это пря­мо ведет к стра­сти сребролюбия.

– Слу­же­ние мамоне.

– Пря­мой путь. И это наша беда, это как раз то, о чем мы гово­рим: мы дей­стви­тель­но не име­ет твер­дой осно­вы в обще­стве, пото­му что обще­ство живет потреб­ле­ни­ем. А хри­сти­ан­ство про­ти­во­ре­чит это­му, оно меша­ет потреб­лять, оно гово­рит о выс­шем. О том, что есть исти­ны, кото­рые не про­да­ют­ся. Для блуд­ной стра­сти тоже широ­кие воро­та рас­кры­ты, и чего там толь­ко не происходит!..

Чело­век не был любим, он не умел любить, и он себя не любит. Поэто­му уни­что­жа­ет себя, может быть, даже это­го не осо­зна­вая, или, ска­жем, пыта­ет­ся эту непол­но­ту запол­нить чем-то, опять-таки раз­вра­том. Мно­го людей встре­ча­ет, а с одним не может выстро­ить каких-то хоро­ших, серьез­ных отно­ше­ний. Это даже не столь­ко уже духов­ное. Здесь пере­пле­та­ют­ся духов­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы. Или опять-таки день­ги вме­сто бла­го­да­ти. Какая-то внут­рен­няя непол­но­та – и чело­век день­га­ми пыта­ет­ся ее запол­нить. А все рав­но мало; их может быть и мно­го, но душа все рав­но неспо­кой­на, ее не успо­ко­ить стра­стью. Стра­стя­ми душу не насытить.

– Не насы­тить – это абсо­лют­но точ­но. Более того, любая страсть име­ет свою конеч­ную ста­дию, пото­му что уже невоз­мож­но съесть боль­ше, невоз­мож­но выпить боль­ше, то есть эта страсть не при­но­сит удо­вле­тво­ре­ния. Но я поче­му-то вдруг вспом­нил сказ­ку про нераз­мен­ный рубль, когда страсть к день­гам при­ве­ла к тому, что сто­и­ло толь­ко потра­тить рубль на себя – и он исче­зал. Но если ты тра­тил на дру­гих людей, то он все вре­мя к тебе воз­вра­щал­ся. Инте­рес­ные наши сказ­ки, могут мно­го­му научить.

Если мы дей­стви­тель­но посмот­рим сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, то не уви­дим там пря­мой рекла­мы алко­го­ля или нар­ко­ти­ков, пря­мо­го вну­ше­ния нет. Но все-таки как нам вести себя таким обра­зом, что­бы про­ти­во­сто­ять этой целой систе­ме мыш­ле­ния, кото­рая при­зы­ва­ет к тому, что­бы чело­ве­ка при­ве­сти к состо­я­нию животного?

– В нашей епар­хии (мож­но ска­зать, в мит­ро­по­лии) каж­дый месяц про­хо­дит «Брат­ский совет». Это нефор­маль­ное объ­еди­не­ние обще­ства,  брат­ство трез­во­сти нашей мит­ро­по­лии, Санкт-Петер­бург­ской епар­хии и еще трех епар­хий, кото­рые вхо­дят в нашу Санкт-Петер­бург­скую мит­ро­по­лию. Не так мно­го, к сожа­ле­нию, у нас обществ и братств трез­во­сти (все­го шест­на­дцать: восемь в горо­де и восемь в обла­сти). Но тем не менее там люди ини­ци­а­тив­ные; тоже, к сожа­ле­нию, их немно­го, но они есть, это наш костяк в горо­де. Мы с ними обсуж­да­ли тему про­ти­во­дей­ствия рас­про­стра­не­нию алко­го­ля. Понят­но, что нар­ко­ти­ки, сла­ва Богу, в госу­дар­стве запре­ще­ны к ком­мер­че­ско­му рас­про­стра­не­нию. Сла­ва Богу, что нар­ко­ти­че­ские веще­ства не лега­ли­зо­ва­ны. А алко­голь лега­ли­зо­ван, он про­да­ет­ся в каж­дом мага­зине, где про­да­ют­ся про­дук­ты. Сов­мест­но мы при­шли к такой мыс­ли, что наши уси­лия как-то огра­ни­чить про­да­жу в том или ином фор­ма­те будут стал­ки­вать­ся с теми огром­ны­ми финан­са­ми, кото­рые про­ис­хо­дят в резуль­та­те этой торговли.

Про­да­жа алко­го­ля при­но­сит мощ­ный доход. И по срав­не­нию с этим дохо­дом наши уси­лия малы. Как мож­но этот доход чем-то заме­нить, ведь это же доход и в госу­дар­ство, и в каз­ну, не толь­ко част­ных лиц? Мы видим, что с этой про­бле­мой от это­го дохо­да отка­за­лись и в цар­ской Рос­сии, там была воля госу­дар­ствен­ная, вве­ли сухой закон. Но на сего­дня это нере­аль­но. И дей­стви­тель­но, мы ста­но­вим­ся перед этой исто­ри­ей: день­ги (как раз золо­той телец, нажи­ва) побеж­да­ют какие-то разум­ные поня­тия. Это явно вещи, при­но­ся­щие вред и смерть, вред наро­ду, народ­ной жиз­ни; они все рав­но суще­ству­ют, и им не противодействуют.

Гово­ря о нар­ко­ти­ках, конеч­но, мы пони­ма­ем, что сама по себе нар­ко­тор­гов­ля невоз­мож­на без уча­стия, к сожа­ле­нию, в этом лиц, обле­чен­ных вла­стью. Если б чет­ко испол­нял­ся закон, а борь­ба с нар­ко­тор­гов­лей была чет­кая и жесто­кая, то, думаю, была бы дру­гая ситу­а­ция. Здесь мы видим, к сожа­ле­нию, сла­бость. И поче­му? Опять-таки это огром­ные день­ги. Это серьез­ная про­бле­ма, она не толь­ко в Рос­сии, она по все­му миру. У нас, кста­ти, не так дав­но была реор­га­ни­зо­ва­на та струк­ту­ра госу­дар­ства, по сути, мини­стер­ство, кото­рое боро­лось с нар­ко­ти­ка­ми, его сно­ва отда­ли МВД… Увы, есть те обо­рот­ни в пого­нах, кото­рые этим зани­ма­ют­ся, это тоже сего­дняш­ний факт. В Аме­ри­ке ведет­ся мощ­ная борь­ба, гораз­до боль­ше финан­сов туда вкла­ды­ва­ет­ся, но побе­ды тоже нет. К сожа­ле­нию, это такая боль, такая боляч­ка совре­мен­но­го обще­ства в миро­вом масштабе.

– Сего­дня в пря­мом эфи­ре пре­зи­дент Вла­ди­мир Путин отве­чал на эти вопро­сы. В том чис­ле он гово­рил о том, что необ­хо­ди­мо кон­тро­ли­ро­вать те сило­вые орга­ны, кото­рые под­бра­сы­ва­ют нар­ко­ти­ки или рас­про­стра­ня­ют их. И он ска­зал, что этим долж­на зани­мать­ся ФСБ. То есть он ска­зал сего­дня об этом очень чет­ко. И когда его спро­си­ли о том, нель­зя ли декри­ми­на­ли­зи­ро­вать ста­тью за хра­не­ние нар­ко­ти­ков, он ска­зал: «Ни в коем слу­чае». Он сего­дня об этом мно­го гово­рил. И ска­зал, что нар­ко­ма­ния – это огром­ная беда и что с ней необ­хо­ди­мо бороть­ся. То есть ответ был очень пози­тив­ный в этом плане.

Мы сего­дня бук­валь­но перед пере­да­чей с наши­ми ребя­та­ми, кото­рые помо­га­ют, что­бы мы вышли в пря­мой эфир, гово­ри­ли по пово­ду нар­ко­ти­ков, в том чис­ле о лега­ли­за­ции мари­ху­а­ны, кана­би­са в Соеди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки. Я думал, что это мож­но у них толь­ко по меди­цин­ской справ­ке как лече­ние, но, ока­зы­ва­ет­ся,  теперь уже эта справ­ка не нуж­на. И ана­ша, кана­бис про­да­ют­ся спо­кой­но, и любой чело­век может купить это не толь­ко в одном шта­те, но  прак­ти­че­ски во всех шта­тах, в том чис­ле и в шта­те Вашинг­тон. Я себе пред­ста­вил: что, если бы вдруг у нас раз­ре­ши­ли вме­сто, напри­мер, вод­ки поку­пать ана­шу? Я поду­мал, что в этом слу­чае ста­ло бы с нашей стра­ной, с авто­мо­биль­ны­ми ава­ри­я­ми и так далее…

Вопрос теле­зри­тель­ни­цы: «У меня пью­щий сын. Я хоте­ла бы узнать, как бороть­ся с этим, что мне пред­при­нять? В храм он, конеч­но, не ходит. Я хожу. Но он молит­ся и зна­ет мно­гие молитвы».

– Сла­ва Богу, на сего­дня есть целый ряд цер­ков­ных про­ек­тов, реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры, раз­но­об­раз­ные амбу­ла­тор­ные служ­бы, груп­пы вза­и­мо­по­мо­щи, теле­фон дове­рия и так далее, кото­рые помо­га­ют людям, попав­шим в такую труд­ную ситу­а­цию. Я руко­во­жу Коор­ди­на­ци­он­ным цен­тром по про­ти­во­дей­ствию нар­ко­ма­нии и алко­го­лиз­му в Санкт-Петер­бур­ге, в Петер­бург­ской епар­хии, и наде­юсь, что у нас появит­ся теле­фон наше­го цен­тра. Конеч­но, мы зани­ма­ем­ся в основ­ном помо­щью людям в нашем реги­оне. У нас амбу­ла­тор­ная служ­ба, доста­точ­но хоро­шо постав­лен­ная про­грам­ма помо­щи зави­си­мым «Фавор». Она очень инте­рес­ная и мощ­ная. На мой взгляд, хоро­шая полу­чи­лась про­грам­ма, осно­ван­ная на люб­ви. По-мое­му, это уни­каль­ная программа.

Мож­но обра­тить­ся и к нам, позво­нить, и наши спе­ци­а­ли­сты попро­бу­ют Вам помочь, что-то рас­ска­зать. А так надо искать те цер­ков­ные про­ек­ты, кото­рые есть рядом. Так­же могу посо­ве­то­вать в том чис­ле и груп­пы вза­и­мо­по­мо­щи ано­ним­ных алко­го­ли­ков. Они как раз навер­ня­ка есть во мно­гих реги­о­нах. Это не цер­ков­ная про­грам­ма, но тем не менее они могут тоже ока­зы­вать реаль­ную помощь. В Бел­го­ро­де есть все-таки такой  мис­си­о­нер­ский отдел, и мне кажет­ся, там долж­ны быть хоро­шие, инте­рес­ные про­ек­ты по это­му направ­ле­нию. Надо поин­те­ре­со­вать­ся и попро­бо­вать как-то в этом при­нять участие.

– У меня сра­зу воз­ни­ка­ет вопрос: чело­век дол­жен понять, что с ним беда? Но я очень мно­го рань­ше ездил по стране и видел мно­го раз­ных ситу­а­ций. Одна из самых глав­ных про­блем – это как раз такая, как с нашей теле­зри­тель­ни­цей. Пото­му что сын пьет, она стра­да­ет и в резуль­та­те тоже ста­но­вит­ся участ­ни­ком этой беды.

– К сожа­ле­нию, мы не можем вез­де рабо­тать. В нашей епар­хии и в нашем Коор­ди­на­ци­он­ном цен­тре мы преж­де все­го даже ока­зы­ва­ем вни­ма­ние род­ствен­ни­кам зави­си­мых людей. Пото­му что это груп­па, кото­рая под­вер­га­ет­ся, по сути,  аддик­ции. Люди ста­но­вят­ся соза­ви­си­мы­ми и тоже нахо­дят­ся в очень тяже­лом состо­я­нии, им необ­хо­ди­ма помощь. Более того, как раз это люди, кото­рые стре­мят­ся эту помощь най­ти (в отли­чие от зави­си­мых). Поэто­му наша рабо­та направ­ле­на во мно­гом имен­но на род­ствен­ни­ков, соза­ви­си­мых. К сожа­ле­нию, это пока не во всех реги­о­нах, но хочет­ся отме­тить, что все-таки цер­ков­ная помощь раз­ви­ва­ет­ся – и доста­точ­но хоро­шо и инте­рес­но. Думаю, посте­пен­но будет все боль­ше и боль­ше раз­ных про­ек­тов, раз­ных цер­ков­ных служб, кото­рые будут помо­гать людям в этой беде. Поэто­му тут надо, может быть, подо­ждать. А так лич­но что делать? Молить­ся за этих людей, про­сить у Бога помо­щи, вра­зум­ле­ния, опять-таки наде­ять­ся. Но есть еще и цен­тры, кото­рые при­ни­ма­ют людей с раз­ных реги­о­нов. Нуж­но узнать, какие это цен­тры, куда мож­но поехать…

Но я хотел бы отве­тить на Ваш вопрос по пово­ду сего­дняш­не­го пря­мо­го эфи­ра наше­го пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Меня очень пора­до­ва­ли его сло­ва. К сожа­ле­нию, после этой исто­рии с жур­на­ли­стом Голу­но­вым вдруг в Интер­не­те пошла некая реак­ция и сре­ди жур­на­лист­ско­го сооб­ще­ства; даже пошли мате­ри­а­лы, что в Гос­ду­ме гото­вит­ся зако­но­про­ект о декри­ми­на­ли­за­ции ста­тей… И, конеч­но, меня – чело­ве­ка, кото­рый зани­ма­ет­ся этой про­бле­мой, это очень рас­стро­и­ло и опе­ча­ли­ло. Нар­ко­ман – во мно­гом боль­ной чело­век, но борь­ба с нар­ко­ма­ни­ей одна из самых важ­ных. Если мы гово­рим о помо­щи нар­ко­за­ви­си­мо­му, то надо дать воз­мож­ность ему лечить­ся. Огра­ни­че­ние досту­па к нар­ко­ти­кам – это пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны. Кто, как не они, долж­ны огра­ни­чи­вать этот доступ? А декри­ми­на­ли­за­ция хра­не­ния – это, на мой взгляд, шаг к лега­ли­за­ции нар­ко­ти­ков. Я глу­бо­ко убеж­ден, что это совер­шен­но бес­че­ло­веч­ное, нехри­сти­ан­ское явление.

И сей­час мы это часто видим. Лега­ли­зу­ет­ся грех во всех его про­яв­ле­ни­ях. Мы видим лега­ли­за­цию эвта­на­зии, лега­ли­за­цию гомо­сек­су­а­лиз­ма. Про­шла совер­шен­но неза­мет­но лега­ли­за­ция раз­вра­та. Блуд­ные отно­ше­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны теперь счи­та­ют­ся нор­мой. Это же прак­ти­че­ски лега­ли­за­ция, и даже порой на госу­дар­ствен­ном уровне гово­рят: «Давай­те при­рав­ня­ем и тех, и тех». И эта тен­ден­ция к лега­ли­за­ции всех гре­хов­ных про­яв­ле­ний – беда. Пото­му что это откры­ва­ет широ­кий про­стор для рас­про­стра­не­ния нар­ко­ти­ков. Есть такие дан­ные, что на сего­дня в Гер­ма­нии два­дцать пять про­цен­тов моло­дых людей упо­треб­ля­ют мари­ху­а­ну. Что это зна­чит? Это зна­чит, что чет­верть моло­до­го поко­ле­ния нахо­дит­ся посто­ян­но в состо­я­нии опьянения.

– При­чем это в Гер­ма­нии, где не раз­ре­ше­но сво­бод­ное упо­треб­ле­ние марихуаны.

– Там очень мяг­кие зако­ны. А к чему это при­во­дит? На мой взгляд, лега­ли­за­ция это­го – это соци­аль­ный расизм. Есть вер­хи, кото­рым надо управ­лять низа­ми. Эти низы пусть упо­треб­ля­ют нар­ко­ти­ки, пусть они пьют алко­голь, лишь бы не зани­ма­лись сво­ей жиз­нью, жиз­нью госу­дар­ства и так далее. Это соци­аль­ный расизм, и его, к сожа­ле­нию, не так часто назы­ва­ют таким опре­де­ле­ни­ем, но это имен­но так, это суть это­го явления…

Поэто­му, конеч­но, сего­дняш­ние сло­ва Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча меня пора­до­ва­ли. Сла­ва Богу, что госу­дар­ствен­ная линия неиз­мен­на, что эта стро­гость в зако­но­да­тель­стве будет. По сути, мы с Вами гово­ри­ли, что, к сожа­ле­нию, во мно­гих стра­нах эта про­бле­ма не реше­на. А где реше­на про­бле­ма с нар­ко­за­ви­си­мо­стью? Это Китай. Не знаю, как сего­дня ситу­а­ция, но несколь­ко лет назад у нас один батюш­ка туда ездил (он зани­ма­ет­ся помо­щью зави­си­мым людям), что­бы обме­нять­ся опы­том, но там не было цен­тров для зави­си­мых. Там, по-мое­му, один центр. Там были цен­тры игро­ма­нов. А поче­му там очень мало нар­ко­за­ви­си­мых? Пото­му что очень стро­гие зако­ны; нар­ко­тор­гов­ля кара­ет­ся пуб­лич­ной смерт­ной каз­нью, а за хра­не­ние там дают­ся боль­шие сро­ки. И при этом надо знать исто­рию, что Китай – это госу­дар­ство, кото­рое наи­бо­лее постра­да­ло от нар­ко­тор­гов­ли и наркоэпидемии.

Это исто­ри­че­ски печаль­ное явле­ние, и толь­ко в пяти­де­ся­тые годы, по сути, ком­му­ни­сты жест­ко нача­ли борь­бу и оста­но­ви­ли этот порок в китай­ском обще­стве. Это един­ствен­ный успеш­ный резуль­тат. Но это очень жест­кая борь­ба, бук­валь­но вой­на. Но она жест­кая, и тут надо взве­ши­вать все «за» и «про­тив», пото­му что одно дело всех поса­дить, а дру­гое – все-таки помочь людям. Мы гово­ри­ли, что зави­си­мость име­ет в себе осно­ву, но беда не толь­ко в том, что нар­ко­тик доступен.

Жаль, что в сего­дняш­нем пря­мом эфи­ре ниче­го не гово­ри­ли об алко­го­лиз­ме, рас­про­стра­не­нии алко­го­лиз­ма. Это тоже наша рус­ская и рос­сий­ская беда. Беда заклю­ча­ет­ся в том, что чело­век раз­ру­шен внут­ри. Как его вос­ста­нав­ли­вать? Это дей­стви­тель­но огром­ный вопрос об оздо­ров­ле­нии жиз­ни народа.

Мне видит­ся здесь, конеч­но, хри­сти­а­ни­за­ция на всех уров­нях. Но мы видим, как порой наш народ не вос­при­ни­ма­ет этой идеи хри­сти­а­ни­за­ции. Идет борь­ба про­тив Церк­ви. Есть даже такой тер­мин, как хра­мо­бор­цы. Это очень для меня печаль­но. Сами эти явле­ния, когда наш народ борет­ся про­тив стро­и­тель­ства хра­мов (неваж­но, кто стро­ит; может, биз­не­сме­ны). Сам этот факт – боль серд­ца. Наш рус­ский народ не хочет, что­бы стро­и­ли храм Богу, дом Божий. Это боль­но и страш­но, что народ отка­зы­ва­ет­ся от Бога сно­ва. Мы вновь насту­па­ем на те же самые граб­ли. Мы сно­ва идем в состо­я­ние бого­бор­че­ства, кото­рое, есте­ствен­но, кон­чит­ся народ­ной ката­стро­фой. Не может быть по-другому.

– Да, вы абсо­лют­но пра­вы, пото­му что совсем недав­но я столк­нул­ся с этой про­бле­мой при стро­и­тель­стве хра­ма. Был крест­ный ход и моле­бен в Мат­ве­ев­ском саду.

– Это где?

– У нас на Пет­ро­град­ской сто­роне. Там я общал­ся с мест­ны­ми жите­ля­ми. И совер­шен­но уди­ви­тель­но, что мама с коляс­кой, кото­рую я спро­сил по пово­ду того, не про­тив ли она стро­и­тель­ства хра­ма, гово­рит: «Нет, не про­тив, заме­ча­тель­но». Тем более что там храм был все­гда (раз­ру­шен­ный в 1932 году, но был). Мама с коляс­кой не про­тив. А пожи­лые жен­щи­ны, выгу­ли­ва­ю­щие собак, не про­сто про­тив, а рез­ко про­тив, вплоть до того, что ска­за­ли: «Мы сей­час вызо­вем мили­цию, пото­му что вы тут ходи­те крест­ны­ми хода­ми, вы пра­во­слав­ная мафия…»

Мы с этим стал­ки­ва­ем­ся посто­ян­но, но если это все увя­зы­вать в один клу­бок, то полу­ча­ет­ся, что все-таки в нашем созна­нии все­гда дол­жен быть выбор. Мы можем выбрать меж­ду стро­и­тель­ством хра­ма и его раз­ру­ше­ни­ем. Мы можем выбрать меж­ду рюм­кой и…

– …мило­сты­ней дру­го­му человеку.

– Мы можем осу­дить алко­го­ли­ка, про­ся­ще­го мило­сты­ню, но можем дать ему хлеб (не день­ги, но хлеб). У нас все­гда есть выбор. Выбор этот абсо­лют­но очевиден.

Для того что­бы мы про­ти­во­дей­ство­ва­ли нар­ко- и алко­мар­ке­тин­гу, если так мож­но ска­зать, нар­ко- и алко­ма­фии, то нуж­но, что­бы все обще­ство это­му про­ти­во­сто­я­ло. Здесь не может быть раз­де­ле­ния: вот клир, вот мир. В этом слу­чае мы все на одном фрон­те; и все на пере­до­вой. Так?

– Совер­шен­но вер­но. Как раз я про­из­нес уже такой тер­мин, как хри­сти­а­ни­за­ция. Хри­сти­а­ни­за­ция наше­го обще­ства на всех уров­нях, пото­му что толь­ко свя­щен­ни­ки ниче­го не сде­ла­ют. Даже толь­ко наши при­хо­жане, кото­рых не так мно­го. Если чинов­ни­ки на местах нач­нут испо­ве­до­вать Хри­ста в сво­ей жиз­ни, соеди­нять свою дея­тель­ность с волей Божи­ей, а так­же  биз­не­сме­ны и все дру­гие, то, конеч­но, жизнь будет менять­ся однозначно.

Есть опять-таки вопрос: что делать? На мой взгляд, преж­де все­го начи­нать с себя. Мы сей­час о мно­гом гово­ри­ли, о гло­баль­ных, миро­вых, госу­дар­ствен­ных про­бле­мах. А моя лич­ная жизнь, моя духов­ная жизнь? Насколь­ко я пре­дан Богу? Насколь­ко я создаю в семье мир и любовь? Насколь­ко я эту любовь умею полу­чать и отда­вать? Начать со сво­е­го малень­ко­го мира, мне кажет­ся, – это нор­маль­ный, хоро­ший путь. Есте­ствен­ный путь сози­да­ния. Боль­шие изме­не­ния невоз­мож­ны без этих малых изме­не­ний. Мы не можем менять все, когда в семье разруха. 

Конеч­но, я хочу засту­пить­ся за зави­си­мых. Часто к зави­си­мым людям отно­сят­ся очень отри­ца­тель­но. Это и грех, конеч­но, но и болезнь. Ведь и греш­ни­ков жал­ко. Я сам греш­ный, мне само­го себя жал­ко. Но и дру­гих людей, совер­ша­ю­щих грех, жал­ко. Чело­век стра­да­ет, он же не про­сто совер­ша­ет грех. Поэто­му пью­щие люди – это стра­да­ю­щие люди. Мне очень важ­но под­черк­нуть, что эти люди не отли­ча­ют­ся от дру­гих. Часто к людям, упо­треб­ля­ю­щим нар­ко­ти­ки или алко­голь, отно­сят­ся как к отре­бью. Да, у них есть свои про­бле­мы на сего­дня. Они такие. Но это наши бра­тья, сест­ры, жены, мужья, дети, роди­те­ли. Это часть наше­го наро­да, часть меня, поэто­му надо к ним отно­сить­ся по-доб­ро­му, с любо­вью. Есте­ствен­но, эту любовь являть и ста­рать­ся им помочь, чем мы и зани­ма­ем­ся в нашем Коор­ди­на­ци­он­ном центре.

Поэто­му, бра­тья и сест­ры, не отча­и­вай­тесь. Есть воз­мож­ность спа­се­ния, есть воз­мож­ность побе­ды над этой стра­стью. Более того, мы уже под­черк­ну­ли, что порой для чело­ве­ка зави­си­мость от алко­го­ля или нар­ко­ти­ков ста­но­вит­ся какой-то все­лен­ской про­бле­мой. Это не совсем так. Эта сби­тая направ­лен­ность взгля­да на мир. Про­бле­ма есть, но она в дру­гом, не в веще­стве. Она во внут­рен­нем мире, кото­рый нуж­но вос­ста­нав­ли­вать, после чего есть воз­мож­ность жить пол­но­цен­ной духов­ной жизнью.

– Если бы толь­ко мож­но было на нашем сай­те раз­ме­стить инфор­ма­цию о таких же служ­бах в дру­гих епар­хи­ях, то мож­но было бы полу­чить инфор­ма­цию не толь­ко по Петер­бур­гу, но и по дру­гим горо­дам. Было бы очень хорошо.

– Хоро­шая идея. Попро­буй­те ее вопло­тить. Я думаю, это есть в Москве; и там же есть сайт Сино­даль­но­го отде­ла по бла­го­тво­ри­тель­но­сти и Коор­ди­на­ци­он­но­го цен­тра по нар­ко­ма­нии. На этих сай­тах отоб­ра­жа­ют­ся цер­ков­ные проекты.

– Тогда про­сто мож­но обра­щать­ся и туда.

– Надо поста­рать­ся най­ти эту инфор­ма­цию. Нуж­но при­ло­жить труд. Не каж­до­му чело­ве­ку это лег­ко. Мы эту мысль учтем. Спа­си­бо за предложение.

– Спа­си­бо, что при­ня­ли сего­дня такое дея­тель­ное уча­стие в раз­го­во­ре. Спа­си­бо боль­шое за ту рабо­ту, кото­рую вы дела­е­те. Бла­го­сло­ви­те наших телезрителей.

– Бог да бла­го­сло­вит всех нас.

– У нас есть все­гда воз­мож­ность выбрать­ся из любой беды, если в нашей жиз­ни есть любовь – Бог. Бог есть любовь.

А вашу любовь мы все­гда чув­ству­ем бла­го­да­ря вашей жерт­вен­но­сти на наш теле­ка­нал «Союз».

Автор и веду­щий Глеб Ильинский

Запи­са­ли Еле­на Кузо­ро и Свет­ла­на Тодосейчук

ТК “Союз

Обра­ща­ем ваше вни­ма­ние, что инфор­ма­ция, пред­став­лен­ная на сай­те, носит озна­ко­ми­тель­ный и про­све­ти­тель­ский харак­тер и не пред­на­зна­че­на для само­ди­а­гно­сти­ки и само­ле­че­ния. Выбор и назна­че­ние лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов, мето­дов лече­ния, а так­же кон­троль за их при­ме­не­ни­ем может осу­ществ­лять толь­ко леча­щий врач. Обя­за­тель­но про­кон­суль­ти­руй­тесь со специалистом.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки