Химическая зависимость. Кто виноват и что делать
Распечатать

Химическая зависимость. Кто виноват и что делать

(1 голос5.0 из 5)

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму при Епархиальном социальном отделе протоиерей Максим Плетнев.

– Мы будем говорить сегодня о химической зависимости. В это понятие включено очень многое. Но самый главный вопрос сегодняшней передачи: кто виноват? И во второй части этой передачи мы попробуем ответить на вопрос, что делать.

Когда мы говорим о проблеме химической зависимости, то понятно, что здесь имеются в виду и алкоголизм, и наркозависимость. Но когда мы говорим, кто виноват, то можно, наверное, представить себе такую ситуацию. Человек, который пристрастился к рюмке, не ставит перед собой задачу стать алкоголиком. Но когда он начинает все чаще и чаще выпивать, то (если здравомыслящий) в какой-то момент поймет, что  уже зависит от спиртного. И потом он начинает размышлять, кто в этом виноват.

И здесь целый спектр: «в этом виновато государство, потому что оно не заботится о том, чтобы у меня была нормальная зарплата, хорошая работа»; «я родился в этом государстве, а в той стране жить гораздо лучше; и если бы я жил там, я бы не пил»; «жена, вместо того чтобы помочь мне, все время меня пилит и пилит». Можно бесконечно перечислять количество причин, которые могут оправдать пьянство человека, но все-таки он понимает, что, наверное, виноват сам.

Если обратиться к Вашему опыту противодействия алкоголизму, были ли в Вашей жизни примеры таких людей, которые так и оправдывают свое пьянство внешними причинами?

– Я бы хотел сначала поблагодарить телеканал «Союз» и Вас лично за эти передачи. Может быть, телезрители и не заметили, но у нас получается целый цикл передач. По сути, священники, которые занимаются делом трезвости в нашей епархии, противодействием наркомании, алкоголизму, помощью зависимым людям, их родственникам, теперь имеют возможность выступать. И через неделю по четвергам у нас происходят такие встречи. В Петербурге не так много батюшек, которые занимаются такой тематикой, но они есть. И слава Богу, это замечательно. У нас получается буквально целый цикл передач, это здорово. Я благодарен за такую возможность.

Что касается Вашего вопроса, к сожалению, больше таких людей, которые не винят кого-то, а не видят проблемы. Ситуация скорее такая: человек пытается не видеть этого и делает вид, что у него все нормально. Даже вроде бы уже совсем все плохо, но он все равно считает, что он не такой, как другие, у него все более-менее. Где-то кто-то уже действительно совсем наркоман или алкоголик, а у него еще вроде все хорошо.

И следующий момент: естественно, человеку трудно видеть свои проблемы и заниматься собой. Конечно, легче увидеть вину в ком-то другом. И Вы очень правы, здесь действительно порой так происходит: человек пытается кого-то обвинить. Хотя, на мой взгляд, тема вины здесь тоже не очень важна и не очень правильна, потому что не так важно, кто виноват; тут важнее второй вопрос: что делать?

Более того, в нашей парадигме мы все-таки стараемся рассматривать наркоманию, алкоголизм и вообще всю жизнь в четырех аспектах: физическом, психологическом, социальном и духовном. И в этой модели есть вина за духовные явления. Тут мы можем говорить о вине, потому что употребление психоактивных веществ есть грех, страсть. И здесь человек как образ Божий, обладающий свободой воли, естественно, несет ответственность за свои поступки.

А вот с точки зрения болезни уже немного другая история. Что значит «виноват в болезни»? Химическая зависимость, алкоголизм, наркомания – это болезнь. Ведь не ставят же вопрос, кто виноват, например, в гепатите или сахарном диабете. Конечно, можно говорить о том, что у человека сахарный диабет потому, что он не занимается спортом, у него мало движения в жизни, он много ест сладкого, мучного. Но тут тема вины уводит человека в другую сторону. Не так это важно. Важно, почему это произошло, а не кто виноват. Если идти к первоосновам, то важно, почему это произошло или происходит.

И я скажу такую крамольную вещь (в алкоголизме или употреблении наркотиков она схожа): мы можем говорить о том, что не каждый человек, употребляющий алкоголь, зависим (а таких гораздо больше, чем алкоголиков). Есть же люди, которые употребляют алкоголь не систематически, а чисто гастрономически (выпили бокал вина – и для них это совершенно неважное событие, они к этому очень спокойно относятся), и эти люди не становятся алкоголиками. Даже попробовав наркотики, человек тоже необязательно станет наркоманом. Почему? Потому что есть люди предрасположенные. Что это за предрасположенность? Это определенный психологический портрет. Есть такие люди, которые своим внутренним строем, своей природой направлены к зависимому поведению. Это действительно так. Другое дело, что в эту часть населения может попасть каждый.

В свое время мой духовник, протоиерей Константин Смирнов, дал такой образ, которым я часто делюсь. Алкоголь порой представляется людям милым и пушистым зверьком. Вместе собрались, добрая компания, друзья, все хорошо и радостно, приятная встреча. Но на самом деле люди, когда употребляют алкоголь, должны четко понимать, что рядом не пушистый зверек, а страшный зверь, человеконенавистник, который хочет человека уничтожить…

– … «аки лев рыкающий».

– Совершенно верно, слова апостола Петра. И это каждый человек должен осознавать. Если он делает попытки употреблять алкоголь, наркотики, надо четко понимать, что это настолько опасно, что лучше этого не делать.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Я считаю, что виноват сам человек. Курение, наркотики и алкоголь – это своего рода рабство. Как Вы считаете, если бы больше людей было обращено к православию, то такого рода пороков было бы меньше? Потому что среди верующих я таких людей встречаю гораздо реже».

– Я бы все-таки говорил не о том, кто виноват, а в чем основная причина. На сегодня (мне видится так) причина употребления разнообразных веществ – это неполнота бытия, проявляющаяся в тех самых аспектах жизни, о которых мы сказали: духовном, физическом, психологическом, социальном. Эту неполноту бытия мы видим в том, что, конечно, наш народ живет сегодня бездуховной жизнью, верующих людей очень мало, гораздо меньше, чем неверующих или непонятно во что верящих. И это огромная проблема. Соответственно, если человек не верует, то у него по отношению к жизни уже не очень стойкие нравственные критерии.

И если говорить об этой неполноте бытия, если ее концентрировать, в чем эта неполнота заключается? Неполнота бытия заключается в недостатке любви. Человек не любим и не любит. Неумение любить  – это основа беды, которую мы называем зависимостью. И дальше мы смотрим, что человек неверующий, конечно же, не любит Бога. Господь его любит, но он не умеет воспринимать эту любовь, он не умеет ее получать. Он не любит Бога, через это он не любит ближних, он не любит себя по-настоящему. Это основа основ.

И эта нелюбовь проявляется дальше уже и в социальной, и в психологической жизни. Часто она закладывается именно в детстве. Мы говорили о том, кто виноват. Занимаясь этой проблемой, сейчас мы видим, что основа – в семье, не в школе, не в социальном окружении. Это тоже важно. И что в семье происходило с ребенком, дальше происходит с ним и во взрослой жизни. Это настолько мощно закладывается! Соответственно, если родители закладывают в ребенка любовь, он живет в этой любви, он ею питается. А если еще и Бог присутствует в семье, то, конечно, это одна ситуация.

Но часто личностно не развиты порой и религиозные люди. Скажем, религиозная часть в них развита, а психологическая, трезвенная не развита. Человек, например, может быть религиозным, но деспотом в семье. И он доведет своих детей до отрицания веры, Бога; в конечном итоге до употребления алкоголя или наркотиков. Запросто, из лучших побуждений. Поэтому здесь даже и вера не является панацеей.

Если мы говорим о том, что видим целый ряд этих аспектов, то, конечно, хорошо бы, чтобы полнота бытия была во всех сферах жизни человека: и в духовной, и в физической (в материальном плане), и в психологической, и в социальной. Тогда будет гармония, идеальная жизнь, которая действительно может приводить человека к спасению. И вокруг уже могут спасаться тысячи, потому что такой человек действительно будет пребывать в мире.

–  Конечно, в этом случае сразу возникает вопрос: а как же сделать, чтобы все было именно так: чтобы и Бог был в семье, и любовь, и все было хорошо? Наверное, этим вопросом мучились все наши религиозные философы XX века. Но ведь мы встречаем эту жизнь не во всеоружии, а в безоружном состоянии, потому что мы иногда просто не способны ничему противостоять, мы не способны противостоять алко- и наркомаркетингу. Там работают люди, которые очень хорошо владеют ситуацией, которые сами не употребляют, но понимают, что это приносит большие деньги.

Вопрос телезрителя из Воронежа: «В Священном Писании сказано: пища не приближает к Богу и не удаляет от Бога. Как это отнести к алкоголизму и, в частности, к наркомании? Какие еще примеры есть относительно пищи в Евангелии? И второй вопрос: насколько кодирование помогает человеку избавиться от алкоголизма?»

– Я не знаю именно таких слов в Священном Писании, но наше святоотеческое Предание говорит, что пост не приближает человека к Богу и не удаляет от Него; смысл не в посте, а в полноте бытия. Когда человек находится в любви, он любит Бога, любит ближних, соответственно – учится любить и себя по-настоящему. И здесь еда – не беда, и алкоголь такого человека не смутит и не затронет. А если человек вне этой полноты, если он исковеркан жизнью, изуродован какими-то событиями, его внутренний мир разрушен, то, естественно, сюда войдет любой демон. Ведь есть и другие зависимости, страсти и грехи, необязательно это алкоголь и наркотики.

Деньги – какая «хорошая» страсть, многие ею сейчас увлечены. Это и потребление, и карьера, и власть. По сути, практически во многом наше общество имеет эту идеологию потребления. Это прямо ведет к страсти сребролюбия.

– Служение мамоне.

– Прямой путь. И это наша беда, это как раз то, о чем мы говорим: мы действительно не имеет твердой основы в обществе, потому что общество живет потреблением. А христианство противоречит этому, оно мешает потреблять, оно говорит о высшем. О том, что есть истины, которые не продаются. Для блудной страсти тоже широкие ворота раскрыты, и чего там только не происходит!..

Человек не был любим, он не умел любить, и он себя не любит. Поэтому уничтожает себя, может быть, даже этого не осознавая, или, скажем, пытается эту неполноту заполнить чем-то, опять-таки развратом. Много людей встречает, а с одним не может выстроить каких-то хороших, серьезных отношений. Это даже не столько уже духовное. Здесь переплетаются духовные и психологические проблемы. Или опять-таки деньги вместо благодати. Какая-то внутренняя неполнота – и человек деньгами пытается ее заполнить. А все равно мало; их может быть и много, но душа все равно неспокойна, ее не успокоить страстью. Страстями душу не насытить.

– Не насытить – это абсолютно точно. Более того, любая страсть имеет свою конечную стадию, потому что уже невозможно съесть больше, невозможно выпить больше, то есть эта страсть не приносит удовлетворения. Но я почему-то вдруг вспомнил сказку про неразменный рубль, когда страсть к деньгам привела к тому, что стоило только потратить рубль на себя – и он исчезал. Но если ты тратил на других людей, то он все время к тебе возвращался. Интересные наши сказки, могут многому научить.

Если мы действительно посмотрим средства массовой информации, то не увидим там прямой рекламы алкоголя или наркотиков, прямого внушения нет. Но все-таки как нам вести себя таким образом, чтобы противостоять этой целой системе мышления, которая призывает к тому, чтобы человека привести к состоянию животного?

– В нашей епархии (можно сказать, в митрополии) каждый месяц проходит «Братский совет». Это неформальное объединение общества,  братство трезвости нашей митрополии, Санкт-Петербургской епархии и еще трех епархий, которые входят в нашу Санкт-Петербургскую митрополию. Не так много, к сожалению, у нас обществ и братств трезвости (всего шестнадцать: восемь в городе и восемь в области). Но тем не менее там люди инициативные; тоже, к сожалению, их немного, но они есть, это наш костяк в городе. Мы с ними обсуждали тему противодействия распространению алкоголя. Понятно, что наркотики, слава Богу, в государстве запрещены к коммерческому распространению. Слава Богу, что наркотические вещества не легализованы. А алкоголь легализован, он продается в каждом магазине, где продаются продукты. Совместно мы пришли к такой мысли, что наши усилия как-то ограничить продажу в том или ином формате будут сталкиваться с теми огромными финансами, которые происходят в результате этой торговли.

Продажа алкоголя приносит мощный доход. И по сравнению с этим доходом наши усилия малы. Как можно этот доход чем-то заменить, ведь это же доход и в государство, и в казну, не только частных лиц? Мы видим, что с этой проблемой от этого дохода отказались и в царской России, там была воля государственная, ввели сухой закон. Но на сегодня это нереально. И действительно, мы становимся перед этой историей: деньги (как раз золотой телец, нажива) побеждают какие-то разумные понятия. Это явно вещи, приносящие вред и смерть, вред народу, народной жизни; они все равно существуют, и им не противодействуют.

Говоря о наркотиках, конечно, мы понимаем, что сама по себе наркоторговля невозможна без участия, к сожалению, в этом лиц, облеченных властью. Если б четко исполнялся закон, а борьба с наркоторговлей была четкая и жестокая, то, думаю, была бы другая ситуация. Здесь мы видим, к сожалению, слабость. И почему? Опять-таки это огромные деньги. Это серьезная проблема, она не только в России, она по всему миру. У нас, кстати, не так давно была реорганизована та структура государства, по сути, министерство, которое боролось с наркотиками, его снова отдали МВД… Увы, есть те оборотни в погонах, которые этим занимаются, это тоже сегодняшний факт. В Америке ведется мощная борьба, гораздо больше финансов туда вкладывается, но победы тоже нет. К сожалению, это такая боль, такая болячка современного общества в мировом масштабе.

– Сегодня в прямом эфире президент Владимир Путин отвечал на эти вопросы. В том числе он говорил о том, что необходимо контролировать те силовые органы, которые подбрасывают наркотики или распространяют их. И он сказал, что этим должна заниматься ФСБ. То есть он сказал сегодня об этом очень четко. И когда его спросили о том, нельзя ли декриминализировать статью за хранение наркотиков, он сказал: «Ни в коем случае». Он сегодня об этом много говорил. И сказал, что наркомания – это огромная беда и что с ней необходимо бороться. То есть ответ был очень позитивный в этом плане.

Мы сегодня буквально перед передачей с нашими ребятами, которые помогают, чтобы мы вышли в прямой эфир, говорили по поводу наркотиков, в том числе о легализации марихуаны, канабиса в Соединенных Штатах Америки. Я думал, что это можно у них только по медицинской справке как лечение, но, оказывается,  теперь уже эта справка не нужна. И анаша, канабис продаются спокойно, и любой человек может купить это не только в одном штате, но  практически во всех штатах, в том числе и в штате Вашингтон. Я себе представил: что, если бы вдруг у нас разрешили вместо, например, водки покупать анашу? Я подумал, что в этом случае стало бы с нашей страной, с автомобильными авариями и так далее…

Вопрос телезрительницы: «У меня пьющий сын. Я хотела бы узнать, как бороться с этим, что мне предпринять? В храм он, конечно, не ходит. Я хожу. Но он молится и знает многие молитвы».

– Слава Богу, на сегодня есть целый ряд церковных проектов, реабилитационные центры, разнообразные амбулаторные службы, группы взаимопомощи, телефон доверия и так далее, которые помогают людям, попавшим в такую трудную ситуацию. Я руковожу Координационным центром по противодействию наркомании и алкоголизму в Санкт-Петербурге, в Петербургской епархии, и надеюсь, что у нас появится телефон нашего центра. Конечно, мы занимаемся в основном помощью людям в нашем регионе. У нас амбулаторная служба, достаточно хорошо поставленная программа помощи зависимым «Фавор». Она очень интересная и мощная. На мой взгляд, хорошая получилась программа, основанная на любви. По-моему, это уникальная программа.

Можно обратиться и к нам, позвонить, и наши специалисты попробуют Вам помочь, что-то рассказать. А так надо искать те церковные проекты, которые есть рядом. Также могу посоветовать в том числе и группы взаимопомощи анонимных алкоголиков. Они как раз наверняка есть во многих регионах. Это не церковная программа, но тем не менее они могут тоже оказывать реальную помощь. В Белгороде есть все-таки такой  миссионерский отдел, и мне кажется, там должны быть хорошие, интересные проекты по этому направлению. Надо поинтересоваться и попробовать как-то в этом принять участие.

– У меня сразу возникает вопрос: человек должен понять, что с ним беда? Но я очень много раньше ездил по стране и видел много разных ситуаций. Одна из самых главных проблем – это как раз такая, как с нашей телезрительницей. Потому что сын пьет, она страдает и в результате тоже становится участником этой беды.

– К сожалению, мы не можем везде работать. В нашей епархии и в нашем Координационном центре мы прежде всего даже оказываем внимание родственникам зависимых людей. Потому что это группа, которая подвергается, по сути,  аддикции. Люди становятся созависимыми и тоже находятся в очень тяжелом состоянии, им необходима помощь. Более того, как раз это люди, которые стремятся эту помощь найти (в отличие от зависимых). Поэтому наша работа направлена во многом именно на родственников, созависимых. К сожалению, это пока не во всех регионах, но хочется отметить, что все-таки церковная помощь развивается – и достаточно хорошо и интересно. Думаю, постепенно будет все больше и больше разных проектов, разных церковных служб, которые будут помогать людям в этой беде. Поэтому тут надо, может быть, подождать. А так лично что делать? Молиться за этих людей, просить у Бога помощи, вразумления, опять-таки надеяться. Но есть еще и центры, которые принимают людей с разных регионов. Нужно узнать, какие это центры, куда можно поехать…

Но я хотел бы ответить на Ваш вопрос по поводу сегодняшнего прямого эфира нашего президента Владимира Владимировича. Меня очень порадовали его слова. К сожалению, после этой истории с журналистом Голуновым вдруг в Интернете пошла некая реакция и среди журналистского сообщества; даже пошли материалы, что в Госдуме готовится законопроект о декриминализации статей… И, конечно, меня – человека, который занимается этой проблемой, это очень расстроило и опечалило. Наркоман – во многом больной человек, но борьба с наркоманией одна из самых важных. Если мы говорим о помощи наркозависимому, то надо дать возможность ему лечиться. Ограничение доступа к наркотикам – это правоохранительные органы. Кто, как не они, должны ограничивать этот доступ? А декриминализация хранения – это, на мой взгляд, шаг к легализации наркотиков. Я глубоко убежден, что это совершенно бесчеловечное, нехристианское явление.

И сейчас мы это часто видим. Легализуется грех во всех его проявлениях. Мы видим легализацию эвтаназии, легализацию гомосексуализма. Прошла совершенно незаметно легализация разврата. Блудные отношения мужчины и женщины теперь считаются нормой. Это же практически легализация, и даже порой на государственном уровне говорят: «Давайте приравняем и тех, и тех». И эта тенденция к легализации всех греховных проявлений – беда. Потому что это открывает широкий простор для распространения наркотиков. Есть такие данные, что на сегодня в Германии двадцать пять процентов молодых людей употребляют марихуану. Что это значит? Это значит, что четверть молодого поколения находится постоянно в состоянии опьянения.

– Причем это в Германии, где не разрешено свободное употребление марихуаны.

– Там очень мягкие законы. А к чему это приводит? На мой взгляд, легализация этого – это социальный расизм. Есть верхи, которым надо управлять низами. Эти низы пусть употребляют наркотики, пусть они пьют алкоголь, лишь бы не занимались своей жизнью, жизнью государства и так далее. Это социальный расизм, и его, к сожалению, не так часто называют таким определением, но это именно так, это суть этого явления…

Поэтому, конечно, сегодняшние слова Владимира Владимировича меня порадовали. Слава Богу, что государственная линия неизменна, что эта строгость в законодательстве будет. По сути, мы с Вами говорили, что, к сожалению, во многих странах эта проблема не решена. А где решена проблема с наркозависимостью? Это Китай. Не знаю, как сегодня ситуация, но несколько лет назад у нас один батюшка туда ездил (он занимается помощью зависимым людям), чтобы обменяться опытом, но там не было центров для зависимых. Там, по-моему, один центр. Там были центры игроманов. А почему там очень мало наркозависимых? Потому что очень строгие законы; наркоторговля карается публичной смертной казнью, а за хранение там даются большие сроки. И при этом надо знать историю, что Китай – это государство, которое наиболее пострадало от наркоторговли и наркоэпидемии.

Это исторически печальное явление, и только в пятидесятые годы, по сути, коммунисты жестко начали борьбу и остановили этот порок в китайском обществе. Это единственный успешный результат. Но это очень жесткая борьба, буквально война. Но она жесткая, и тут надо взвешивать все «за» и «против», потому что одно дело всех посадить, а другое – все-таки помочь людям. Мы говорили, что зависимость имеет в себе основу, но беда не только в том, что наркотик доступен.

Жаль, что в сегодняшнем прямом эфире ничего не говорили об алкоголизме, распространении алкоголизма. Это тоже наша русская и российская беда. Беда заключается в том, что человек разрушен внутри. Как его восстанавливать? Это действительно огромный вопрос об оздоровлении жизни народа.

Мне видится здесь, конечно, христианизация на всех уровнях. Но мы видим, как порой наш народ не воспринимает этой идеи христианизации. Идет борьба против Церкви. Есть даже такой термин, как храмоборцы. Это очень для меня печально. Сами эти явления, когда наш народ борется против строительства храмов (неважно, кто строит; может, бизнесмены). Сам этот факт – боль сердца. Наш русский народ не хочет, чтобы строили храм Богу, дом Божий. Это больно и страшно, что народ отказывается от Бога снова. Мы вновь наступаем на те же самые грабли. Мы снова идем в состояние богоборчества, которое, естественно, кончится народной катастрофой. Не может быть по-другому.

– Да, вы абсолютно правы, потому что совсем недавно я столкнулся с этой проблемой при строительстве храма. Был крестный ход и молебен в Матвеевском саду.

– Это где?

– У нас на Петроградской стороне. Там я общался с местными жителями. И совершенно удивительно, что мама с коляской, которую я спросил по поводу того, не против ли она строительства храма, говорит: «Нет, не против, замечательно». Тем более что там храм был всегда (разрушенный в 1932 году, но был). Мама с коляской не против. А пожилые женщины, выгуливающие собак, не просто против, а резко против, вплоть до того, что сказали: «Мы сейчас вызовем милицию, потому что вы тут ходите крестными ходами, вы православная мафия…»

Мы с этим сталкиваемся постоянно, но если это все увязывать в один клубок, то получается, что все-таки в нашем сознании всегда должен быть выбор. Мы можем выбрать между строительством храма и его разрушением. Мы можем выбрать между рюмкой и…

– …милостыней другому человеку.

– Мы можем осудить алкоголика, просящего милостыню, но можем дать ему хлеб (не деньги, но хлеб). У нас всегда есть выбор. Выбор этот абсолютно очевиден.

Для того чтобы мы противодействовали нарко- и алкомаркетингу, если так можно сказать, нарко- и алкомафии, то нужно, чтобы все общество этому противостояло. Здесь не может быть разделения: вот клир, вот мир. В этом случае мы все на одном фронте; и все на передовой. Так?

– Совершенно верно. Как раз я произнес уже такой термин, как христианизация. Христианизация нашего общества на всех уровнях, потому что только священники ничего не сделают. Даже только наши прихожане, которых не так много. Если чиновники на местах начнут исповедовать Христа в своей жизни, соединять свою деятельность с волей Божией, а также  бизнесмены и все другие, то, конечно, жизнь будет меняться однозначно.

Есть опять-таки вопрос: что делать? На мой взгляд, прежде всего начинать с себя. Мы сейчас о многом говорили, о глобальных, мировых, государственных проблемах. А моя личная жизнь, моя духовная жизнь? Насколько я предан Богу? Насколько я создаю в семье мир и любовь? Насколько я эту любовь умею получать и отдавать? Начать со своего маленького мира, мне кажется, – это нормальный, хороший путь. Естественный путь созидания. Большие изменения невозможны без этих малых изменений. Мы не можем менять все, когда в семье разруха.  

Конечно, я хочу заступиться за зависимых. Часто к зависимым людям относятся очень отрицательно. Это и грех, конечно, но и болезнь. Ведь и грешников жалко. Я сам грешный, мне самого себя жалко. Но и других людей, совершающих грех, жалко. Человек страдает, он же не просто совершает грех. Поэтому пьющие люди – это страдающие люди. Мне очень важно подчеркнуть, что эти люди не отличаются от других. Часто к людям, употребляющим наркотики или алкоголь, относятся как к отребью. Да, у них есть свои проблемы на сегодня. Они такие. Но это наши братья, сестры, жены, мужья, дети, родители. Это часть нашего народа, часть меня, поэтому надо к ним относиться по-доброму, с любовью. Естественно, эту любовь являть и стараться им помочь, чем мы и занимаемся в нашем Координационном центре.

Поэтому, братья и сестры, не отчаивайтесь. Есть возможность спасения, есть возможность победы над этой страстью. Более того, мы уже подчеркнули, что порой для человека зависимость от алкоголя или наркотиков становится какой-то вселенской проблемой. Это не совсем так. Эта сбитая направленность взгляда на мир. Проблема есть, но она в другом, не в веществе. Она во внутреннем мире, который нужно восстанавливать, после чего есть возможность жить полноценной духовной жизнью.

– Если бы только можно было на нашем сайте разместить информацию о таких же службах в других епархиях, то можно было бы получить информацию не только по Петербургу, но и по другим городам. Было бы очень хорошо.

– Хорошая идея. Попробуйте ее воплотить. Я думаю, это есть в Москве; и там же есть сайт Синодального отдела по благотворительности и Координационного центра по наркомании. На этих сайтах отображаются церковные проекты.

– Тогда просто можно обращаться и туда.

– Надо постараться найти эту информацию. Нужно приложить труд. Не каждому человеку это легко. Мы эту мысль учтем. Спасибо за предложение.

– Спасибо, что приняли сегодня такое деятельное участие в разговоре. Спасибо большое за ту работу, которую вы делаете. Благословите наших телезрителей.

– Бог да благословит всех нас.

– У нас есть всегда возможность выбраться из любой беды, если в нашей жизни есть любовь – Бог. Бог есть любовь.

А вашу любовь мы всегда чувствуем благодаря вашей жертвенности на наш телеканал «Союз».

Автор и ведущий Глеб Ильинский

                                                                           Записали Елена Кузоро и Светлана Тодосейчук