За порогом смерти — Мориц Роолингз

За порогом смерти — Мориц Роолингз

(55 голосов4.1 из 5)

В кни­ге при­во­дят­ся реаль­ные дока­за­тель­ства суще­ство­ва­ния Рая и ада, зафик­си­ро­ван­ные извест­ным аме­ри­кан­ским кар­дио­ло­гом, док­то­ром меди­цин­ских наук Мори­цем Роолинг­зом. В отли­чие от иных подоб­ных иссле­до­ва­ний, где при­во­ди­лись лишь поло­жи­тель­ные вос­при­я­тия посмерт­ной жиз­ни, в дан­ной кни­ге рас­ска­зы­ва­ет­ся и об отри­ца­тель­ном «посмерт­ном опыте».

От автора

Мне хоте­лось бы побла­го­да­рить каж­до­го, кто при­ни­мал уча­стие в созда­нии этой кни­ги. Пред­став­лен­ные здесь сви­де­тель­ства о посмерт­ных пере­жи­ва­ни­ях не под­би­ра­лись с той целью, что­бы «подо­гнать» их для под­твер­жде­ния какой-либо рели­гии или фило­соф­ской систе­мы. Одна­ко вполне есте­ствен­но, что, когда обна­ру­жи­ва­лось соот­вет­ствие опи­сы­ва­е­мых собы­тий и сви­де­тельств с биб­лей­ски­ми исто­ри­че­ски­ми источ­ни­ка­ми, мы иска­ли в этих обла­стях мне­ния специалистов.

Более все­го я хотел бы побла­го­да­рить его пре­по­до­бие о. Мат­вея Мак-Гау­на, пас­то­ра Цен­траль­ной пре­сви­те­ри­ан­ской церк­ви в Чат­та­ну­ге, за его вдох­но­вен­ные про­по­ве­ди и посто­ян­ную под­держ­ку для завер­ше­ния этой кни­ги. Не менее вдох­нов­ля­ло меня и вни­ма­ние к мое­му тру­ду пас­то­ра Бена Хаде­на из Пер­вой пре­сви­те­ри­ан­ской церк­ви, кри­ти­че­ские заме­ча­ния и лич­ное настав­ни­че­ство кото­ро­го спо­соб­ство­ва­ли пись­мен­но­му изло­же­нию доку­мен­таль­но­го мате­ри­а­ла. Точ­ным упо­треб­ле­ни­ем смыс­ла, содер­жа­ния и при­ме­не­ния соот­вет­ству­ю­щих мест из Биб­лии я обя­зан Кей Арту­ре и ее кол­ле­гам на Рич Аут, кор­по­ра­ции из Чат­та­ну­ги. Упо­ря­до­че­ние и после­до­ва­тель­ность тек­ста были тер­пе­ли­во выве­ре­ны Пите­ром Джил­кви­стом по изда­нию Тома­са Нельсона.

Свою искрен­нюю бла­го­дар­ность я при­но­шу Бер­ту Баху, дека­ну искус­ство­ве­де­ния, за его грам­ма­ти­че­ские и сти­ли­сти­че­ские поправ­ки, а так­же за исто­ри­че­ские све­де­ния. Под­держ­ку и высо­кий про­фес­си­о­на­лизм мое­го сек­ре­та­ря в Диа­гно­сти­че­ском цен­тре мис­сис Эллы Мак-Мин, бес­спор­но, труд­но пере­оце­нить, рав­но как и под­держ­ку ее юной вос­тор­жен­ной кол­ле­ги мис­сис Тони Чеппелъ.

Биб­лио­гра­фи­че­ская помощь была мне ока­за­на спра­воч­ным, отде­лом Чат­та­нуг­ской двух­сот­лет­ней библиотеки.

Без помо­щи этих людей и без тер­пе­ния моей семьи выход в свет этой кни­ги ока­зал­ся бы невозможным.

Диа­гно­сти­че­ский центр Чаттануги,
штат Тен­не­си, март 1979.
Мориц С. Роолингз, док­тор меди­цин­ских наук.

Введение

Есть ли у нас что-либо более цен­ное, чем жизнь? Озна­ча­ет ли смерть пре­кра­ще­ние наше­го бытия вооб­ще или явля­ет собой нача­ло иной, новой жиз­ни? Суще­ству­ют ли такие люди, кото­рые воз­вра­ти­лись из поту­сто­рон­ней жиз­ни, и зна­ют ли они, что про­ис­хо­дит там, за поро­гом смер­ти? С чем мож­но срав­нить то состояние?

Заин­те­ре­со­ван­ность обще­ства подоб­ны­ми вопро­са­ми начи­на­ет быст­ро воз­рас­тать, так как бла­го­да­ря име­ю­щей­ся ныне тех­ни­ке ожив­ле­ния, ина­че назы­ва­е­мой тех­ни­кой реани­ма­ции, спо­соб­ству­ю­щей вос­ста­нов­ле­нию дыха­тель­ной функ­ции и сер­деч­ной дея­тель­но­сти орга­низ­ма, все боль­шее чис­ло людей ока­зы­ва­ет­ся в состо­я­нии рас­ска­зы­вать о пере­жи­тых ими состо­я­ни­ях смер­ти. Неко­то­рые из них и поде­ли­лись с нами эти­ми пора­жа­ю­щи­ми сво­ей непо­сред­ствен­но­стью впе­чат­ле­ни­я­ми, выне­сен­ны­ми из «поту­сто­рон­ней жиз­ни». И если такие впе­чат­ле­ния были при­ят­ны и радост­ны, то зача­стую люди пере­ста­ва­ли испы­ты­вать страх перед смертью.

Мно­гие удив­ля­ют­ся сооб­ще­ни­ям, появив­шим­ся в послед­нее вре­мя, об исклю­чи­тель­но поло­жи­тель­ных пере­жи­ва­ни­ях, опи­сы­ва­е­мых вер­нув­ши­ми­ся к жиз­ни людь­ми. Спра­ши­ва­ет­ся, поче­му же никто не гово­рит о суще­ство­ва­нии непри­ят­ных, то есть отри­ца­тель­ных посмерт­ных переживаний?

Как кар­дио­лог, име­ю­щий обшир­ную кли­ни­че­скую прак­ти­ку реани­ма­ции боль­ных с коро­нар­ной недо­ста­точ­но­стью, я обна­ру­жил, что, если паци­ен­та рас­спра­ши­вать сра­зу после реани­ма­ции, ока­зы­ва­ет­ся ничуть нема­ло и непри­ят­ных впе­чат­ле­ний, полу­чен­ных в поту­сто­рон­ней жизни.

Имен­но эти наблю­де­ния и поро­ди­ли замы­сел дан­ной кни­ги, в кото­рой пред­став­лен как поло­жи­тель­ный, так и отри­ца­тель­ный «посмерт­ный опыт», выне­сен­ный на суд чита­те­ля. Наря­ду с этим на осно­ва­нии лич­но­го опы­та и иссле­до­ва­тель­ских раз­ра­бо­ток Аме­ри­кан­ской кар­дио­ло­ги­че­ской ассо­ци­а­ции (АКА), я рас­ска­жу и о новых мето­дах реани­ма­ции. Ока­зав­шись в чис­ле реко­мен­до­ван­ных АКА в 1976 году в Наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский отдел, я полу­чил пре­крас­ную воз­мож­ность обще­ния с тера­пев­та­ми, меди­цин­ски­ми сест­ра­ми и сидел­ка­ми, а так­же с пер­со­на­лом Ско­рой помо­щи мно­гих стран, в том чис­ле Нидер­лан­дов, Фин­лян­дии, Рос­сии, а так­же Цен­траль­ной и Южной Аме­ри­ки. К тому же я поль­зо­вал­ся при­ви­ле­ги­ей лек­то­ра в неко­то­рых меди­цин­ских шко­лах Соеди­нен­ных Шта­тов и мно­же­стве ассо­ци­а­ций вра­чей раз­лич­ных спе­ци­аль­но­стей. Мно­гие из них предо­ста­ви­ли мне зна­чи­тель­ный мате­ри­ал для срав­ни­тель­но­го ана­ли­за соб­ствен­ных наблю­де­ний над паци­ен­та­ми, кото­рые, по всей види­мо­сти, сра­зу же по воз­вра­ще­нии из состо­я­ния кли­ни­че­ской смер­ти, пере­ска­зы­ва­ли нахо­дя­щим­ся рядом вра­чам, сест­рам и сидел­кам то, что пере­жи­ли «там». Подоб­ная пере­да­ча инфор­ма­ции ока­за­лась воз­мож­ной бла­го­да­ря совре­мен­ной тех­ни­ке реани­ма­ции, и сред­ствам жиз­не­под­дер­жа­ния, кото­рые нахо­дят­ся на доволь­но высо­ком уровне и в экс­трен­ных слу­ча­ях исполь­зу­ют­ся меди­цин­ским персоналом.

Воз­об­но­вив­ший­ся инте­рес к фено­ме­ну смер­ти и явле­ни­ям, с ним свя­зан­ным, име­ет, что оче­вид­но, меж­ду­на­род­ное рас­про­стра­не­ние сре­ди меди­ков. Теперь эта про­бле­ма полу­чи­ла обще­ствен­ное зна­че­ние и завла­де­ла ума­ми аме­ри­кан­цев. Вопро­сам иссле­до­ва­ния смер­ти, уми­ра­ния и, поту­сто­рон­ней жиз­ни в насто­я­щее вре­мя посвя­ще­на уже мас­са семи­на­ров и публикаций.

Рань­ше, когда я еще не зани­мал­ся сбо­ром и ана­ли­зом мате­ри­а­ла для этой кни­ги, я смот­рел на боль­шин­ство сооб­ще­ний о посмерт­ных ощу­ще­ни­ях либо как на фан­та­сти­че­ский бред, либо как на пред­по­ло­же­ние или вооб­ра­же­ние. Боль­шин­ство извест­ных до той поры слу­ча­ев пред­став­ля­лось мне не более как зафик­си­ро­ван­ны­ми эйфо­ри­че­ски­ми блуж­да­ни­я­ми моз­га в состо­я­нии кли­ни­че­ской анок­сии [1]. Но вот одна­жды утром 1977 года я воз­вра­щал к жиз­ни одно­го боль­но­го, объ­ято­го ужа­сом, кото­рый вдруг сооб­щил, что нахо­дит­ся в самом насто­я­щем аду. Он умо­лял меня спа­сти его и не давать ему уми­рать. Когда я, нако­нец, пове­рил ему и про­ник­ся его пере­жи­ва­ни­я­ми, страх охва­тил и меня само­го. Подоб­ные ситу­а­ции убе­ди­ли меня в необ­хо­ди­мо­сти напи­сать эту кни­гу. Теперь во мне живет уве­рен­ность, что там, после смер­ти, дей­стви­тель­но есть жизнь, и жизнь эта дале­ко не все­гда при­но­сит радость.

В после­ду­ю­щих гла­вах я подроб­но рас­ска­жу о резуль­та­тах, полу­чен­ных во вре­мя реани­ма­ции. Я поста­ра­юсь дать чита­те­лям доста­точ­но точ­ные пред­став­ле­ния о дру­гом мире, с суще­ство­ва­ни­ем кото­ро­го мне при­шлось столк­нуть­ся лицом к лицу. По ходу дела я вновь попы­та­юсь про­ник­нуть в «посмерт­ный опыт» паци­ен­тов и, вме­сте с тем, рас­ска­зать о неко­то­рых видах смер­ти, а имен­но: обра­ти­мой и необратимой.

Все дан­ные, пред­став­лен­ные здесь на суд чита­те­ля, будут допол­не­ны изло­же­ни­ем неко­то­рых взгля­дов на посмерт­ную жизнь древ­не­го чело­ве­ка и для срав­не­ния будут сопро­вож­дать­ся иллю­стри­ро­ва­ни­ем ана­ло­гич­ных совре­мен­ных откры­тий. Пора­зи­тель­ная схо­жесть посмерт­ных ощу­ще­ний и ана­ло­гич­ность опы­та в слу­ча­ях, абсо­лют­но меж­ду собою не свя­зан­ных, исклю­ча­ют воз­мож­ность какой-либо согла­со­ван­но­сти или слу­чай­но­го сте­че­ния обсто­я­тельств в ходе полу­че­ния этих вне­те­лес­ных ощущений.

Сооб­ще­ния, став­шие дока­за­тель­ством, явля­ют собой доволь­но обес­ку­ра­жи­ва­ю­щие при­ме­ры вос­по­ми­на­ний об осо­бых, не извест­ных досе­ле явле­ни­ях, кото­рые дей­стви­тель­но име­ли место в момент кли­ни­че­ской смер­ти и пол­ной поте­ри созна­ния. Вся­кий раз такие явле­ния настоль­ко тща­тель­но вос­про­из­во­дят­ся паци­ен­та­ми, что неволь­но натал­ки­ва­ют на мысль о духов­ном суще­ство­ва­нии вне тела в пери­од кли­ни­че­ской смер­ти. Такие же ощу­ще­ния опи­сы­ва­ли и неко­то­рые выда­ю­щи­е­ся люди про­шло­го, кото­рые испы­та­ли их сами, хотя при­ме­ров такой опи­са­тель­ной лите­ра­ту­ры немного.

Пред­ме­том осо­бо­го раз­го­во­ра будет слу­жить фено­мен пред­чув­ствия смер­ти; важ­но лишь не путать его с самим пере­жи­ва­ни­ем смер­ти. У неко­то­рых людей, когда они узна­ют о при­бли­же­нии смер­ти, могут воз­ни­кать раз­лич­но­го рода виде­ния, пред­став­ле­ния или пере­жи­ва­ния, кото­рые порой труд­но оце­нить объ­ек­тив­но, хотя веро­ят­ность их суще­ство­ва­ния неод­но­крат­но под­твер­жда­лась. С дру­гой сто­ро­ны, зафик­си­ро­ван­ный «посмерт­ный опыт» име­ет боль­шое сход­ство в после­до­ва­тель­но­сти опи­сы­ва­е­мых собы­тий и, ста­ло быть, лег­ко и есте­ствен­но под­вер­га­ет­ся срав­ни­тель­но­му анализу.

Таким обра­зом, цель этой кни­ги состо­ит в подроб­ном опи­са­нии пере­жи­ва­ний отдель­ных людей, вер­нув­ших­ся из состо­я­ния кли­ни­че­ской смер­ти, что­бы рас­ска­зать о сво­ем опы­те нам. Из чис­ла всех реани­ми­ро­ван­ных, кото­рые вос­ста­но­ви­ли нор­маль­ную жиз­не­де­я­тель­ность, лишь око­ло 20% вызва­лись доб­ро­воль­но пове­дать о сво­их впе­чат­ле­ни­ях, выне­сен­ных из поту­сто­рон­ней жиз­ни. Они утвер­жда­ют, что смерть, мысль о кото­рой пуга­ет обыч­но­го чело­ве­ка, явля­ет­ся не пре­кра­ще­ни­ем жиз­ни или забы­тьём, а есть пере­ход от одной фор­мы жиз­ни к дру­гой — ино­гда при­ят­ной и радост­ной, а ино­гда мрач­ной и ужа­са­ю­щей. Люди, полу­чив­шие при­ят­ные впе­чат­ле­ния, уве­ря­ют, что про­цесс смер­ти сам по себе без­бо­лез­нен и напо­ми­на­ет обыч­ный обмо­рок с оста­нов­кой серд­ца — подоб­но отхо­ду ко сну.

Несмот­ря на то, что смерть ожи­да­ет каж­до­го из нас, чело­век все же не хочет при­знать ее неиз­беж­ность. Его воз­му­ща­ет этот дамо­клов меч, ибо сам он хотел бы жить веч­но — к чему и стре­мит­ся. И это еще раз под­твер­жда­ет тот факт, что чело­ве­ку и в самом деле не доста­ет иной жизни.

Через всю писан­ную исто­рию пред­ска­зы­ва­лось суще­ство­ва­ние жиз­ни после смер­ти, но толь­ко теперь, бла­го­да­ря совре­мен­ной тех­ни­ке реани­ма­ции, мы начи­на­ем про­ни­кать в тай­ны, кото­рые скрываются.

Глава 1. В ад и обратно

Все боль­шее чис­ло моих паци­ен­тов, пере­нес­ших состо­я­ние кли­ни­че­ской смер­ти, гово­рят мне, что после смер­ти суще­ству­ет жизнь и что там есть Рай и ад. Сам я все­гда пола­гал, что смерть это не более как физи­че­ское уга­са­ние, и под­твер­жде­ни­ем того была моя соб­ствен­ная жизнь. Одна­ко, теперь я был вынуж­ден изме­нить свои взгля­ды в корне, и таким обра­зом пере­смот­реть всю свою жизнь, и мало что нашел в ней уте­ши­тель­но­го. Я уви­дел, что это и в самом деле небез­опас­но — умирать!

Пере­во­рот в моих убеж­де­ни­ях явил­ся след­стви­ем про­ис­ше­ствия уже упо­мя­ну­то­го мною, и вот с чего все это для меня нача­лось. Одна­жды я попро­сил одно­го из моих паци­ен­тов пой­ти на про­це­ду­ру, кото­рую мы назы­ва­ем «про­вер­кой на стресс» и кото­рая поз­во­ля­ет опре­де­лить состо­я­ние груд­ной клет­ки боль­но­го. Во вре­мя этой про­це­ду­ры мы даем паци­ен­ту опре­де­лен­ную нагруз­ку и одно­вре­мен­но реги­стри­ру­ем уда­ры серд­ца. Посред­ством тре­на­же­ра [2] уда­ет­ся сти­му­ли­ро­вать дви­же­ния боль­но­го так, что от ходь­бы он посте­пен­но пере­хо­дит к бегу. Если сим­мет­рия на элек­тро­кар­дио­грам­ме [3] в про­цес­се таких упраж­не­ний нару­ша­ет­ся, то это озна­ча­ет, что груд­ные боли у паци­ен­та навер­ня­ка воз­ни­ка­ют вслед­ствие сер­деч­ных нару­ше­ний, что явля­ет­ся началь­ной ста­ди­ей стенокардии.

Этот паци­ент — блед­ный соро­ка­во­сь­ми­лет­ний муж­чи­на — слу­жил дере­вен­ским поч­та­льо­ном. Сред­не­го тело­сло­же­ния, тем­но­во­ло­сый и с при­ят­ной наруж­но­стью. К несча­стью, в нача­той про­це­ду­ре ЭКГ не толь­ко «сби­лась», но и пока­за­ла пол­ную оста­нов­ку серд­ца. Он упал на пол у меня в каби­не­те и начал мед­лен­но умирать.

Это не была даже мер­ца­тель­ная арит­мия [4], а имен­но оста­нов­ка серд­ца. Желу­доч­ки сокра­ти­лись, и серд­це без­жиз­нен­но остановилось.

При­ло­жив к его гру­ди ухо, я не мог ниче­го услы­шать. Не про­щу­пы­вал­ся пульс и сле­ва от ада­мо­ва ябло­ка. Он раз или два вздох­нул и замер окон­ча­тель­но. Мыш­цы сжа­лись в без­воль­ных кон­вуль­си­ях. Тело начи­на­ло при­об­ре­тать синюш­ный цвет.

Это слу­чи­лось око­ло полу­дня, но, хотя в кли­ни­ке кро­ме меня рабо­та­ло еще шесть док­то­ров, всё они ушли в дру­гой гос­пи­таль на вечер­ний обход. Оста­ва­лись толь­ко мед­сест­ры — одна­ко они не рас­те­ря­лись и пове­де­ние их заслу­жи­ва­ет похвалы.

Пока я про­из­во­дил закры­тый мас­саж серд­ца, надав­ли­вая на груд­ную клет­ку паци­ен­та, одна из мед­се­стер нача­ла искус­ствен­ное дыха­ние изо рта в рот. Дру­гая сест­ра при­нес­ла облег­чав­шую эту про­це­ду­ру дыха­тель­ную мас­ку. Тре­тья под­ка­ти­ла запас­ную коляс­ку с обо­ру­до­ва­ни­ем элек­тро­кар­дио­сти­му­ля­то­ра [5]. Но, ко все­об­ще­му огор­че­нию, серд­це не пода­ва­ло ника­ких при­зна­ков жиз­ни. Насту­пи­ло пол­ное бло­ки­ро­ва­ние [6] сер­деч­ной мыш­цы. ЭКС дол­жен был устра­нить эту бло­ка­ду и уве­ли­чить коли­че­ство уда­ров серд­ца от 35 до 80 ‑100 в минуту.

Я ввел про­во­да сти­му­ля­то­ра в круп­ную вену ниже клю­чи­цы — ту, что непо­сред­ствен­но идет в серд­це. Один конец про­во­да был вве­ден в веноз­ную систе­му и остав­лен сво­бод­ным внут­ри сер­деч­ной мыш­цы. Дру­гой его конец соеди­нял­ся с малень­кой энер­го­ба­та­ре­ей — при­спо­соб­ле­ни­ем, регу­ли­ру­ю­щим дея­тель­ность серд­ца и не даю­щим ему остановиться.

Паци­ент начал при­хо­дить в себя. Одна­ко сто­и­ло мне по какой-либо при­чине пре­рвать руч­ной мас­саж груд­ной клет­ки, боль­ной вновь терял созна­ние и его дыха­тель­ная дея­тель­ность пре­кра­ща­лась — смерть насту­па­ла вновь.

Вся­кий раз, когда его жиз­не­де­я­тель­ные функ­ции вос­ста­нав­ли­ва­лись, этот чело­век прон­зи­тель­но кри­чал: «Я в аду!» Он был донель­зя пере­пу­ган и умо­лял меня о помо­щи. Я очень боял­ся, что он умрет, но еще боль­ше меня испу­га­ло упо­ми­на­ние об аде, о кото­ром кри­чал он, и где само­го меня не было. Этот слу­чай стал для меня при­чи­ной напи­са­ния дан­ной книги.

В этот момент я услы­шал от него доволь­но стран­ную прось­бу: «Не оста­нав­ли­вай­тесь!» Дело в том, что паци­ен­ты, кото­рых мне до сих пор при­хо­ди­лось реани­ми­ро­вать, пер­вым делом обыч­но гово­ри­ли мне, как толь­ко к ним воз­вра­ща­лось созна­ние: «Пре­кра­ти­те тер­зать мою грудь, вы дела­е­те мне боль­но!» И это вполне понят­но — у меня доста­точ­но силы, так что при закры­том мас­са­же серд­ца я ино­гда ломаю реб­ра. И все же этот паци­ент гово­рил мне: «Не переставайте!»

Лишь в тот момент, когда я гля­нул на его лицо, меня охва­ти­ла насто­я­щая тре­во­га. Выра­же­ние его лица было гораз­до хуже, чем в момент смер­ти. Лицо иска­жа­ла жут­кая гри­ма­са, оли­це­тво­ряв­шая ужас, зрач­ки рас­ши­ре­ны, и сам он дро­жал и обли­вал­ся потом,- сло­вом, все это не под­да­ва­лось описанию.

Далее про­изо­шло сле­ду­ю­щее — он широ­ко открыл гла­за и ска­зал: «Вы не пони­ма­е­те? я в аду! Когда вы пере­ста­е­те делать мас­саж, я ока­зы­ва­юсь в аду. Не давай­те мне туда возвращаться!»

При­вык­нув к паци­ен­там, нахо­див­шим­ся в подоб­ных эмо­ци­о­наль­ных стрес­сах, я не обра­тил на его сло­ва ника­ко­го вни­ма­ния и пом­ню, как ска­зал ему: «Я занят, не мешай­те мне с вашим адом, пока я не убе­ру на место стимулятор».

Но чело­век гово­рил это серьез­но, и до меня нако­нец дошло, что бес­по­кой­ство его было непод­дель­но. Он нахо­дил­ся в такой сте­пе­ни пани­че­ско­го ужа­са, подоб­ной кото­рой мне нико­гда не при­хо­ди­лось видеть ранее. В резуль­та­те я начал дей­ство­вать с лихо­ра­доч­ной быст­ро­той. Меж­ду тем, за это вре­мя паци­ент еще три или четы­ре раза терял созна­ние и вновь впа­дал в состо­я­ние кли­ни­че­ской смерти.

Нако­нец, после несколь­ких таких эпи­зо­дов он спро­сил меня: «Как сде­лать, что­бы мне выбрать­ся из ада?» И я, вспом­нив, что когда-то при­хо­ди­лось учить в Вос­крес­ной шко­ле, ска­зал ему, что Един­ствен­ный, Кто может засту­пить­ся за него, это Иисус Христос.

Тогда он ска­зал: «Я не знаю, как это пра­виль­но сде­лать. Помо­ли­тесь за меня».

Помо­лить­ся за него! Сколь­ко нер­вов! Я отве­тил, что я врач, а не проповедник.

Но он повто­рил: «Помо­ли­тесь за меня!»

Я понял, что выбо­ра у меня нет — это была пред­смерт­ная прось­ба. И вот, пока мы рабо­та­ли,- пря­мо на полу — он повто­рял за мной мои сло­ва. Это была очень про­стень­кая молит­ва, посколь­ку до сих пор в этом отно­ше­нии у меня не было ника­ко­го опы­та. Вышло что-то при­мер­но следующее:

Гос­подь мой Иисус Христос!
Про­шу Тебя спа­сти меня из ада.
Про­сти мои прегрешенья.
Я всю жизнь буду сле­до­вать Тебе.
Если я умру, то хочу пре­бы­вать па Небесах.
Если оста­нусь жить, то навсе­гда буду верен Тебе.

Нако­нец, состо­я­ние боль­но­го ста­би­ли­зи­ро­ва­лось, и его отвез­ли в пала­ту. Я при­шел домой, сду­нул пыль с Биб­лии и при­нял­ся за чте­ние, желая най­ти там точ­ное опи­са­ние ада.

В моей меди­цин­ской прак­ти­ке смерть все­гда явля­лась делом обы­ден­ным, и я счи­тал ее про­стым пре­кра­ще­ни­ем жиз­не­де­я­тель­но­сти, кото­рое не вле­чет за собой какой-либо после­ду­ю­щей опас­но­сти или угры­зе­ний сове­сти. Одна­ко теперь я был убеж­ден, что за всем этим кро­ет­ся что-то еще. В Биб­лии о смер­ти гово­ри­лось как о конеч­ном уде­ле каж­до­го. Все мои взгля­ды тре­бо­ва­ли пере­смот­ра, и мне необ­хо­ди­мо было рас­ши­рить свои позна­ния. Ина­че гово­ря, я искал ответ на вопрос, кото­рый под­твер­дил бы истин­ность Писа­ния. Я обна­ру­жил, что Биб­лия — это не про­сто исто­ри­че­ская книга.

Каж­дое сло­во про­хо­ди­ло в самое серд­це и ока­зы­ва­лось вер­ным. Я решил, что мне необ­хо­ди­мо начать луч­ше и вни­ма­тель­нее изу­чать ее.

Пару дней спу­стя, я подо­шел к сво­е­му паци­ен­ту, желая рас­спро­сить его. Под­сев к изго­ло­вью, я попро­сил его при­пом­нить, что он на самом деле видел в том аду. Был ли там огонь? Какой из себя дья­вол, и были ли у него вилы? Что все это напо­ми­на­ет, и с чем ад мож­но сравнить?

Паци­ент при­шел в изум­ле­ние: «О чем вы гово­ри­те, что за ад? Я не пом­ню ниче­го подоб­но­го». Мне при­шлось подроб­но объ­яс­нять ему, напо­ми­ная каж­дую деталь, опи­сан­ную им два дня назад: и то, как он лежал на полу, и сти­му­ля­тор, и реани­ма­цию. Но несмот­ря на все мои уси­лия, ниче­го пло­хо­го о сво­их ощу­ще­ни­ях паци­ент при­пом­нить не мог. По всей види­мо­сти, пере­жи­ва­ния, кото­рые ему при­шлось испы­тать, были столь ужас­ны, столь отвра­ти­тель­ны и болез­нен­ны, что мозг его был не в состо­я­нии спра­вить­ся с ними, так что впо­след­ствии они были вытес­не­ны в подсознание.

Меж­ду тем, этот чело­век неожи­дан­но стал веру­ю­щим. Теперь он — рев­ност­ный хри­сти­а­нин, хотя до это­го в цер­ковь захо­дил лишь слу­чай­но. Будучи крайне скрыт­ным и застен­чи­вым, все же он стал непо­сред­ствен­ным сви­де­те­лем Иису­са Хри­ста. Он так­же не забыл нашу молит­ву и то, как он раз или два «терял созна­ние». Пере­жи­то­го в аду он по-преж­не­му не пом­нит, но гово­рит, что видел как бы свер­ху, с потол­ка, тех, кто нахо­дил­ся вни­зу, наблю­дая, как они рабо­та­ли над его телом.

Кро­ме того, он пом­нит встре­чу со сво­ей покой­ной мате­рью и покой­ной маче­хой в один из таких эпи­зо­дов уми­ра­ния. Местом встре­чи было узкое уще­лье, пол­ное пре­крас­ных цве­тов. Он видел и дру­гих покой­ных род­ствен­ни­ков. Ему было очень хоро­шо в той долине с яркой зеле­нью и цве­та­ми, и он добав­ля­ет, что вся она была осве­ще­на очень силь­ным лучом све­та. Свою покой­ную мать он «уви­дел» впер­вые, так как умер­ла она два­дца­ти одно­го года, когда ему было все­го пят­на­дцать меся­цев, и отец его вско­ре женил­ся вто­рич­но, а ему нико­гда не пока­зы­ва­ли даже фото­гра­фии его мате­ри. Одна­ко, несмот­ря на это он сумел выбрать ее порт­рет из мно­же­ства дру­гих, когда его тет­ка, узнав о слу­чив­шем­ся, при­нес­ла для про­вер­ки несколь­ко семей­ных фото­гра­фий. Ошиб­ки не было — те же каш­та­но­вые воло­сы, те же гла­за и губы — лицо на порт­ре­те было копи­ей виден­но­го им. И там ей все еще был два­дцать один год. Что виден­ная им жен­щи­на была его мате­рью, не оста­ва­лось ника­ких сомне­ний. Он был пора­жен — не менее пора­зи­тель­ным это собы­тие ока­за­лось и для его отца.

Таким обра­зом, все это может слу­жить объ­яс­не­ни­ем того пара­док­са, что в лите­ра­ту­ре опи­сы­ва­ют­ся толь­ко «хоро­шие впе­чат­ле­ния». Дело в том, что если паци­ен­та опро­сить не сра­зу после реани­ма­ции, то пло­хие впе­чат­ле­ния изгла­жи­ва­ют­ся из памя­ти, и оста­ют­ся толь­ко хорошие.

Даль­ней­шие наблю­де­ния долж­ны будут под­твер­дить это откры­тие, сде­лан­ное вра­ча­ми в пала­тах интен­сив­ной тера­пии, а самим вра­чам сле­ду­ет най­ти в себе муже­ство обра­тить вни­ма­ние на иссле­до­ва­ние духов­ных фено­ме­нов, что они могут сде­лать опро­сив паци­ен­тов сра­зу же после их реани­ма­ции. Так как лишь одна пятая вер­нув­ших­ся к жиз­ни боль­ных рас­ска­зы­ва­ет о пере­жи­том, то мно­гие такие интер­вью могут ока­зать­ся бес­плод­ны­ми. Если же поис­ки нако­нец увен­ча­ют­ся успе­хом, то их резуль­та­ты мож­но будет срав­нить с жем­чу­жи­ной, кото­рую счи­та­ли без­де­луш­кой, най­ден­ной в гру­де мусо­ра. Имен­но такие «жем­чу­жи­ны» изба­ви­ли меня от мра­ка неве­де­ния и скеп­ти­циз­ма и при­ве­ли к убеж­де­нию, что там, за пре­де­ла­ми смер­ти, есть жизнь, и жизнь эта — не все­гда сплош­ная радость.

Рас­сказ дан­но­го паци­ен­та мож­но было бы допол­нить. Неваж­ное состо­я­ние серд­ца при­ве­ло к его оста­нов­ке во вре­мя про­це­ду­ры. Неко­то­рое вре­мя спу­стя, после того, как он выздо­ро­вел, груд­ные боли все же оста­лись; но они были след­стви­ем мас­са­жа груд­ной клет­ки и с его болез­нью не име­ли ниче­го общего.

При помо­щи коро­нар­ной кате­те­ри­за­ции [7] (про­це­ду­ра для иссле­до­ва­ния сер­деч­ных сосу­дов) уда­лось обна­ру­жить пато­ло­ги­че­ские изме­не­ния в коро­нар­ных арте­ри­ях, явив­ши­е­ся при­чи­ной его болез­ни. Посколь­ку коро­нар­ные арте­рии слиш­ком малы, что­бы мож­но было устра­нить обра­зо­вав­ши­е­ся в них пре­пят­ствия, то кро­ве­нос­ные сосу­ды необ­хо­ди­мо брать из ноги и пере­са­жи­вать так, что­бы обве­сти пора­жен­ный уча­сток арте­рии, кото­рый в этом слу­чае иссе­ка­ет­ся. Для про­ве­де­ния одной из таких опе­ра­ций и была вызва­на наша хирур­ги­че­ская группа.

В мои обя­зан­но­сти кар­дио­ло­га вхо­дят кате­те­ри­за­ция, диа­гноз и лече­ние, но не хирур­гия. Одна­ко на тот осо­бен­ный слу­чай в груп­пу хирур­гов, состо­я­щую из несколь­ких док­то­ров и опе­ра­ци­он­ных тех­ни­ков, вклю­чи­ли и меня. Общее содер­жа­ние бесе­ды за опе­ра­ци­он­ным сто­лом и ранее, при кате­те­ри­за­ции, носи­ло при­мер­но сле­ду­ю­щий характер.

«Неправ­да ли, инте­рес­но, — обра­тил­ся к сто­я­щим один из док­то­ров,- этот паци­ент гово­рил, что пока его реани­ми­ро­ва­ли, он побы­вал в аду! Одна­ко меня это мало вол­ну­ет. Если ад и в самом деле суще­ству­ет, то все-таки мне нече­го опа­сать­ся. Я чест­ный чело­век и посто­ян­но пекусь о сво­ей семье. Дру­гие док­то­ра погу­ли­ва­ли от сво­их жен, я же нико­гда это­го не делал. К тому же, я сле­жу за сво­и­ми детьми и забо­чусь об их обра­зо­ва­нии. Так что, я не вижу пово­да рас­стра­и­вать­ся. Если есть Небе­са, то местеч­ко там для меня приготовлено».

Я был убеж­ден в его неправо­те, но тогда я не мог еще обос­но­вать свои мыс­ли ссыл­кой на Писа­ние. Позд­нее я отыс­кал мно­же­ство таких мест (1). Я был уве­рен, что за одно толь­ко хоро­шее пове­де­ние нель­зя наде­ять­ся на то, что­бы попасть на Небеса.

Бесе­ду у сто­ла про­дол­жил дру­гой док­тор: «Я лич­но не верю, что после смер­ти может суще­ство­вать еще какая-то жизнь. Ско­рее все­го, боль­ной про­сто наво­об­ра­жал себе этот ад, тогда как на самом деле ниче­го подоб­но­го и не было». Когда я спро­сил, какие у него име­ют­ся осно­ва­ния для таких утвер­жде­ний, он сооб­щил, что «до поступ­ле­ния в меди­цин­скую шко­лу я три года про­учил­ся в Семи­на­рии и оста­вил ее, пото­му что не смог пове­рить в загроб­ную жизнь».

- Что же, по-Ваше­му, про­ис­хо­дит с чело­ве­ком после смер­ти? — спро­сил я.

- После смер­ти чело­век ста­но­вит­ся удоб­ре­ни­ем для цве­тов, — был его ответ. Это не было шут­кой с его сто­ро­ны, и он до сих пор при­дер­жи­ва­ет­ся подоб­ных убеж­де­ний. Стыд­но при­знать­ся, но до недав­ней поры тако­го взгля­да при­дер­жи­вал­ся и я. Один из док­то­ров, у кото­ро­го воз­ник­ло жела­ние уко­лоть меня, попы­тал­ся сво­им вопро­сом поза­ба­вить дру­гих: «Роолингз, кто-то ска­зал мне, что Вы были кре­ще­ны в Иор­дане. Прав­да ли это?»

Я поста­рал­ся укло­нить­ся от отве­та, пере­ме­нив тему. Вме­сто того, что­бы ска­зать что-то вро­де: «Да, это был один из счаст­ли­вей­ших дней в моей жиз­ни»,- я ушел от вопро­са, так что мож­но было бы ска­зать, что я постес­нял­ся. До сих пор я сожа­лею об этом, и часто мне при­хо­дит на память то место из Еван­ге­лия, где Иисус гово­рит, что если мы посты­дим­ся Его перед люди века сего, то и Он так­же посты­дит­ся нас перед Сво­им Отцом на Небе­сах (см. Мф. 10:33). Наде­юсь, что теперь моя при­вер­жен­ность Хри­сту более ясна для окружающих.

Этим при­ме­ром я хочу заост­рить вни­ма­ние на необ­хо­ди­мо­сти мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти у нас на Родине. Вме­сто того, что­бы отправ­лять мис­си­о­не­ров за море, нам, воз­мож­но, сто­и­ло бы направ­лять их в пала­ты наших же госпиталей.

Хоте­лось бы под­черк­нуть, что в про­ти­во­по­лож­ность боль­шин­ству опуб­ли­ко­ван­ных сооб­ще­ний о жиз­ни после смер­ти, не все посмерт­ные ощу­ще­ния радост­ны, — кро­ме Рая суще­ству­ет так­же и ад! После того, как я сам нако­нец осо­знал всю реаль­ность это­го явле­ния, я при­сту­пил к ана­ли­зу мате­ри­а­ла, каса­ю­ще­го­ся непри­ят­ных посмерт­ных ощу­ще­ний,- мате­ри­а­ла, кото­рый, по всей види­мо­сти, от дру­гих иссле­до­ва­те­лей усколь­зал. Думаю, что про­ис­хо­ди­ло это по той при­чине, что таки­ми иссле­до­ва­те­ля­ми зача­стую явля­лись пси­хи­ат­ры — то есть люди, лич­но не зани­ма­ю­щи­е­ся реани­ма­ци­ей боль­ных. У них отсут­ство­ва­ла воз­мож­ность нахо­дить­ся рядом с боль­ным в тот момент, когда он пере­жи­вал это состо­я­ние. Непри­ят­ные впе­чат­ле­ния испы­ты­ва­лись паци­ен­та­ми у меня в каби­не­те во вре­мя реани­ма­ции по мень­шей мере не реже чем при­ят­ные. Пра­ва ли в таком слу­чае Биб­лия? Лич­но для меня этот вопрос одно­зна­чен, а како­во Ваше мне­ние, читатель?

Глава 2. Верните их к жизни

Мы, меди­ки, часто име­ем дело со смер­тью — предот­вра­щая ее наступ­ле­ние, если это в наших силах, и по воз­мож­но­сти воз­вра­щая людей из состо­я­ния кли­ни­че­ской смер­ти. Метод ожив­ле­ния мы назы­ва­ем реани­ма­ци­ей.

Итак, мы уже при­бли­зи­лись к име­ю­щим­ся у нас фак­ти­че­ским сооб­ще­ни­ям о «посмерт­ном опы­те», ана­ли­зу кото­рых я и соби­ра­юсь посвя­тить эту и после­ду­ю­щие части кни­ги. Цель дан­но­го ана­ли­за заклю­ча­ет­ся в том, что­бы помочь Вам самим луч­ше вник­нуть в дета­ли «посмерт­но­го опы­та», для чего я и рас­смот­рю подроб­но обе сто­ро­ны этой про­бле­мы. В пред­ла­га­е­мой части будет рас­смот­рен сам про­цесс реани­ма­ции: то, как она выпол­ня­ет­ся и то, какое дей­ствие ока­зы­ва­ет она на уми­ра­ю­ще­го боль­но­го. Далее, в тре­тьей гла­ве, я хочу оста­но­вить­ся на выяв­ле­нии при­чин смер­ти и пред­ло­жить несколь­ко спе­ци­аль­ных сове­тов, выпол­нить кото­рые не соста­вит боль­шой труд­но­сти и кото­рые в то же вре­мя поз­во­лят сохра­нить Ваше физи­че­ское тело здоровым.

Пре­по­да­ва­ни­ем мето­дов реани­ма­ции я зани­мал­ся око­ло пят­на­дца­ти лет и на осно­ва­нии это­го опы­та хочу ска­зать, что пред­став­лен­ная здесь тех­ни­ка реани­ма­ции помо­жет Вам успеш­но дей­ство­вать в слу­чае чьей-либо неожи­дан­ной смер­ти. Извест­ные ранее мето­ды реани­ма­ции ред­ко при­во­ди­ли к жела­е­мо­му резуль­та­ту, но бла­го­да­ря новым уточ­не­ни­ям, Вы смо­же­те вер­нуть к жиз­ни людей, с кото­ры­ми стряс­лась беда, намно­го эффек­тив­нее. Теперь уда­ет­ся безо вся­ко­го вре­да достичь ожив­ле­ния более чем в 50% всех слу­ча­ев вне­зап­ной смер­ти. Безо вся­ко­го обо­ру­до­ва­ния, при помо­щи одно­го толь­ко уме­ло­го дей­ствия рук каж­дый, имея лишь неболь­шую тре­ни­ров­ку, смо­жет с успе­хом выпол­нять такую тех­ни­ку реани­ма­ции. Реани­ма­ция состо­ит из искус­ствен­но­го нагне­та­ния воз­ду­ха в лег­кие постра­дав­ше­го и искус­ствен­но­го же вос­про­из­ве­де­ния рабо­ты серд­ца при помо­щи рук. Реани­ма­ция — это наи­бо­лее про­стой и ост­ро­ум­ный спо­соб воз­вра­ще­ния к жиз­ни из состо­я­ния кли­ни­че­ской смерти.

«Посмерт­ный опыт», испы­ты­ва­е­мый до нача­ла реани­ма­ции, нелег­ко и понять, и оха­рак­те­ри­зо­вать. В этот момент люди встре­ча­ют­ся со сво­и­ми ранее скон­чав­ши­ми­ся дру­зья­ми и близ­ки­ми, кото­рые выска­зы­ва­ют им сло­ва обод­ре­ния. Обра­ти­мая, или кли­ни­че­ская, смерть еще остав­ля­ет воз­мож­ность вос­ста­нов­ле­ния дея­тель­но­сти серд­ца и лег­ких. В это вре­мя мозг и все осталь­ные живые тка­ни еще не успе­ва­ют уме­реть. Но когда они все-таки нако­нец уми­ра­ют, насту­па­ет необ­ра­ти­мая, или био­ло­ги­че­ская, смерть. Вос­кре­ше­ние из состо­я­ния кли­ни­че­ской смер­ти ни в коем слу­чае не сле­ду­ет путать с вос­кре­ше­ни­ем из состо­я­ния био­ло­ги­че­ской смер­ти. Пер­вое тре­бу­ет уме­ния, вто­рое — чуда!

На про­тя­же­нии жиз­ни почти каж­до­му из нас при­дет­ся встре­тить­ся со слу­ча­ем вне­зап­ной смер­ти, и поэто­му сле­до­ва­ло бы знать, каким спо­со­бом постра­дав­ше­го мож­но вер­нуть к жиз­ни. Вре­ме­ни наде­ять­ся на чужую помощь может не оказаться.

Основная техника реанимации

Реани­ма­ция состо­ит из искус­ствен­ной сти­му­ля­ции дыха­ния и воз­об­нов­ле­ния цир­ку­ля­ции крови.

Когда про­из­во­дит­ся дыха­ние изо рта в рот, то для это­го преж­де все­го паль­ца­ми зажи­ма­ют нозд­ри постра­дав­ше­го в то вре­мя, как вы выды­ха­е­те воз­дух из сво­е­го рта в его. Когда воз­ду­ха ста­но­вит­ся доста­точ­но, некон­тро­ли­ру­е­мая постра­дав­шим груд­ная клет­ка рас­ши­ря­ет­ся, запол­нен­ная при­то­ком воз­ду­ха. Выдох про­ис­хо­дит авто­ма­ти­че­ски вслед­ствие упру­го­сти груд­ной клет­ки — сто­ит лишь отнять рот для сле­ду­ю­ще­го вдоха.

Цир­ку­ля­ция кро­ви под­дер­жи­ва­ет­ся наруж­ным мас­са­жем серд­ца. Для это­го одна рука кла­дет­ся ладо­нью вниз на ниж­нюю часть гру­ди, а дру­гая — поверх ее. Нажи­мая, Вы сдав­ли­ва­е­те серд­це меж­ду гру­ди­ной спе­ре­ди и позво­ноч­ни­ком сза­ди, сти­му­ли­руя его дея­тель­ность. После каж­дых пят­на­дца­ти сжа­тий мас­саж пре­ры­ва­ет­ся для двух быст­рых вдо­хов в рот постра­дав­ше­го (если Вы рабо­та­е­те один). В мину­ту сле­ду­ет про­из­во­дить до 60–80 нажа­тий, при­чем на каж­дое рас­слаб­ле­ние клет­ки и нажа­тие долж­но затра­чи­вать­ся оди­на­ко­вое время.

Как толь­ко кла­па­ны про­пу­стят кровь в один отдел серд­ца, то кровь из него выбра­сы­ва­ет­ся в арте­рии, и серд­це меж­ду сжа­ти­я­ми вновь пас­сив­но запол­ня­ет­ся кро­вью. Если все это выпол­ня­ет­ся пра­виль­но, то мож­но будет про­щу­пать пульс на сон­ной арте­рии, что воз­ле ада­мо­ва ябло­ка, когда уве­ли­чит­ся шей­ный сосуд. Эта пуль­са­ция и будет слу­жить при­зна­ком пра­виль­но­сти выпол­нен­ных вами дей­ствий, неза­ви­си­мо от того, выжи­вет или нет пострадавший.

Не боль­шее вре­мя зани­ма­ет и пря­мой мас­саж, вклю­ча­ю­щий в себя вскры­тие груд­ной клет­ки. Он так­же не менее эффективен..

Не сле­ду­ет забы­вать, что ожив­ле­ние в слу­чае вне­зап­ной смер­ти зави­сит от быст­ро­ты дей­ствий реани­ми­ру­ю­ще­го. Если пульс и дыха­ние будут вос­ста­нов­ле­ны в тече­ние пер­вой мину­ты, то веро­ят­ность ожив­ле­ния рав­на 99%; если в тече­ние двух минут ~ 92%; трех — 72%; и, если про­хо­дят четы­ре мину­ты, то веро­ят­ность ожив­ле­ния рав­на уже 50%, а после шести минут выжи­ва­ние воз­мож­но лишь в 11 слу­ча­ях из ста.

Обструкция дыхательного пути

Пре­кра­ще­ние дыха­тель­ной дея­тель­но­сти про­ис­хо­дит так­же вслед­ствие уду­ше­ния или запа­да­ния язы­ка, что может про­изой­ти в бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии — напри­мер, во вре­мя обмо­ро­ка. Это явля­ет­ся при­чи­ной 50% всех смер­тей. Если постра­дав­ший без­успеш­но пыта­ет­ся вдох­нуть, то мож­но пред­по­ло­жить нали­чие поме­хи в дыха­тель­ном пути. Ино­гда, если дыха­ние затруд­не­но частич­но, мож­но услы­шать шум, напо­ми­на­ю­щий пету­ши­ный крик. Когда попыт­ка вдох­нуть не сопро­вож­да­ет­ся шумом, то это гово­рит о серьез­но­сти кри­ти­че­ской ситу­а­ции. Если помо­щи не будет ока­за­но, смерть не замед­лит насту­пить. Ино­гда пред­при­ня­тые меры реани­ма­ции не спо­соб­ны устра­нить поме­ху в дыха­тель­ном пути, и вдох про­дол­жа­ет оста­вать­ся затруд­нен­ным, зна­чит пре­гра­да креп­ко застря­ла в дыха­тель­ном про­хо­де. В бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии пре­гра­да в дыха­тель­ном пути, как пра­ви­ло обу­слов­ле­на запа­да­ни­ем рас­слаб­лен­но­го язы­ка к зад­ней стен­ке гор­ла. Паци­ент «не загла­ты­ва­ет свой язык», хотя и стре­мит­ся сде­лать это бес­со­зна­тель­но. Надо быст­ро под­нять квер­ху под­бо­ро­док, а голо­ву накло­нить к полу,- когда паци­ент лежит на спине,- обыч­но это сра­зу же поз­во­ля­ет делать дыха­ние бес­пре­пят­ствен­ным и рав­но­мер­ным. Имен­но от уду­шья уми­ра­ют мно­гие постра­дав­шие, когда ока­зы­ва­ют­ся в бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии, и их язык запа­да­ет в дыха­тель­ное гор­ло, что лег­ко мож­но устра­нить и предотвратить.

В зада­чи Аме­ри­кан­ской кар­дио­ло­ги­че­ской ассо­ци­а­ции вхо­дит озна­ком­ле­ние все­го насе­ле­ния, вклю­чая и началь­ные дет­ские шко­лы, как с мето­да­ми уста­нов­ле­ния нали­чия пре­гра­ды в дыха­тель­ных путях, так и с мето­да­ми ее устра­не­ния. В авто­ка­та­стро­фе, напри­мер, если ребе­нок оста­ет­ся невре­дим, в то вре­мя, как чле­ны его семьи постра­да­ли, он может ока­зать первую помощь, пока не при­бу­дет каре­та «ско­рой помо­щи», предот­вра­тив таким обра­зом смерть от удушья.

Пре­гра­ды в дыха­тель­ных путях могут воз­ник­нуть и в резуль­та­те непра­виль­но про­гло­чен­но­го кус­ка пищи, попав­шей в дыха­тель­ное гор­ло, вслед­ствие выпав­ше­го встав­но­го зуба или чего-либо еще, что может повлечь за собой пере­кры­тие голо­со­вых свя­зок (спазм гор­ла). Вооб­ще же поме­хи, кото­рые сам паци­ент при помо­щи силь­но­го выдо­ха или каш­ля не в состо­я­нии уда­лить, часто мож­но устра­нить рез­ким груд­ным или брюш­ным толч­ком. Дела­ет­ся это рез­ким втя­ги­ва­ни­ем груд­ной клет­ки или живо­та. При таком меха­ни­че­ском выбро­се воз­ду­ха из лег­ких дела­ет­ся попыт­ка вытолк­нуть поме­ху из дыха­тель­но­го гор­ла в ту его часть, отку­да впо­след­ствии она может быть извлечена.

Пре­гра­ду так­же мож­но про­толк­нуть, при­ме­нив искус­ствен­ное дыха­ние спо­со­бом изо рта в рот. Несмот­ря на то, что ино­род­ное тело попа­да­ет из дыха­тель­но­го гор­ла в одно из лег­ких, постра­дав­ший часто ока­зы­ва­ет­ся в состо­я­нии под­дер­жи­вать дыха­ние дру­гим лег­ким. Позд­нее ино­род­ное тело мож­но будет извлечь из лег­ко­го в более удоб­ное вре­мя с помо­щью инстру­мен­та, назы­ва­е­мо­го брон­хо­скоп [8]. Он пред­став­ля­ет собой полую труб­ку, вво­ди­мую через дыха­тель­ное гор­ло в лег­кое — с его помо­щью мож­но захва­тить ино­род­ное тело щип­ца­ми и удалить.

Мне вспо­ми­на­ет­ся печаль­ная исто­рия, про­изо­шед­шая с одной из доче­рей пол­ков­ни­ка Анто­нио А. Батре­са, коман­ду­ю­ще­го Воз­душ­ны­ми сила­ми Гва­те­ма­лы. Я летал туда для ока­за­ния помо­щи с пар­ти­ей про­ти­во­ти­фоз­ной вак­ци­ны, пода­рен­ной вра­ча­ми из Чат­та­ну­ги постра­дав­шим там от зем­ле­тря­се­ния. Как раз за неде­лю до зем­ле­тря­се­ния дочь пол­ков­ни­ка Батре­са, кото­рой в этот день испол­ни­лось два­дцать лет, отпра­ви­лась к сво­е­му дан­ти­сту, прак­ти­ко­вав­ше­му в при­го­ро­де. Во вре­мя про­це­ду­ры — это была не то чист­ка, не то плом­би­ро­ва­ние или уда­ле­ние — она неожи­дан­но заси­пе­ла носом, пре­кра­ти­ла дыха­ние, тут же поси­не­ла и лиши­лась созна­ния. Нико­гда ранее не стал­ки­вав­ший­ся с обструк­ци­ей дыха­тель­но­го пути за всю свою мно­го­лет­нюю прак­ти­ку, дан­тист не знал, что сле­ду­ет пред­при­нять. С кри­ком «помо­ги­те» он выско­чил на ули­цу. За это вре­мя девуш­ка уже умер­ла. Знай он опи­сан­ные выше мето­ды и при­ме­ни их, смерть мож­но было бы предотвратить.

Время, когда оживление еще возможно

В горо­де Сиэт­ле, при иссле­до­ва­нии более тыся­чи вызо­вов каре­ты «ско­рой помо­щи» по пово­ду вне­зап­ной смер­ти вслед­ствие оста­нов­ки серд­ца, было уста­нов­ле­но, что вер­нуть постра­дав­шим жизнь ока­зы­ва­лось воз­мож­ным лишь в 18 % слу­ча­ев, если вызы­вав­шие бри­га­ду реани­ма­то­ров сами не пыта­лись что-либо пред­при­нять, ведь док­тор при­хо­дил лишь спу­стя неко­то­рое вре­мя. С дру­гой сто­ро­ны, если при­сут­ство­вав­шие начи­на­ли немед­лен­ную реани­ма­цию, — до при­хо­да вра­ча — то веро­ят­ность выжи­ва­ния уве­ли­чи­ва­лась более чем вдвое — до 46 %. Бла­го­да­ря немед­лен­ной реани­ма­ции сокра­ща­ет­ся вре­мя пре­бы­ва­ния постра­дав­ше­го без дея­тель­но­сти серд­ца или без кис­ло­род­но­го обме­на. Имен­но поэто­му необ­хо­ди­мо обу­че­ние при­е­мам реани­ма­ции всех сло­ев населения.

Толь­ко четы­ре мину­ты может суще­ство­вать без дея­тель­но­сти серд­ца и кро­во­снаб­же­ния наш мозг. Если с момен­та оста­нов­ки серд­ца про­шло более четы­рех минут, то постра­дав­ше­му не в силах помочь ни врач, живу­щий хоть на сосед­ней пло­щад­ке, ни позд­нее подо­спев­шая каре­та «ско­рой помо­щи». Сер­деч­ный при­ступ может насту­пить вслед­ствие утоп­ле­ния, элек­тро­по­ра­же­ния, отрав­ле­ния, уду­ше­ния или вслед­ствие чрез­мер­ной эмо­ци­о­наль­ной нагруз­ки, и поэто­му к реани­ма­ции сле­ду­ет при­сту­пать немед­лен­но. Ста­ло быть, важ­но, что­бы каж­дый был озна­ком­лен с мето­да­ми сер­деч­но-легоч­ной реани­ма­ции (СЛР). Изу­чить эти мето­ды мож­но в мест­ных фили­а­лах бри­гад Ско­рой помо­щи Свя­то­го Иоан­на или Крас­но­го Кре­ста, име­ю­щих­ся почти в каж­дом горо­де. Я насто­я­тель­но при­зы­ваю Вас про­явить в этом заинтересованность.

Бри­га­ды служб Ско­рой помо­щи долж­ны при­нять экс­трен­ные меры для под­дер­жа­ния жиз­ни постра­дав­ше­го уже на месте про­ис­ше­ствия до отправ­ки боль­но­го в гос­пи­таль. Сюда вхо­дят полу­че­ние ЭКГ и устра­не­ние арит­мии серд­ца [9], при­ме­не­ние в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти элек­тро­кар­дио­сти­му­ля­то­ра или элек­тро­де­фи­брил­ля­то­ра [10], внут­ри­вен­ное вли­ва­ние лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов, вве­де­ние в дыха­тель­ные пути при­спо­соб­ле­ний для кон­тро­ли­ро­ва­ния дыха­ния и спе­ци­аль­ные спо­со­бы транспортировки.

По-види­мо­му, боль­шин­ство из нас явля­лось сви­де­те­ля­ми неожи­дан­ной смер­ти. Тем не менее, это не обыч­ное явле­ние. Я не могу забыть вне­зап­ную кон­чи­ну одно­го мое­го дру­га, кото­рая слу­чи­лась несколь­ко лет назад в пре­крас­ном местеч­ке Кэл­ло­вей­ско­го Сада в шта­те Джор­джия. Во вре­мя вело­си­пед­ной про­гул­ки, кото­рую мы с ним пред­при­ня­ли вме­сте со сво­и­ми жена­ми, мой друг, кото­ро­му было око­ло соро­ка лет, начал вдруг жало­вать­ся, что ему рас­пи­ра­ет грудь, что было неожи­дан­но для него, посколь­ку ранее подоб­но­го ощу­ще­ния у него не воз­ни­ка­ло. (Мы хоте­ли, было, поиг­рать в гольф — я брал у него уро­ки. Но, как все­гда, играл я весь­ма сквер­но, и поэто­му воз­мож­ность про­ка­тить­ся на вело­си­пе­дах была для меня при­ят­ной пере­ме­ной.) Сна­ча­ла он сослал­ся на свой желу­док, одна­ко, это «несва­ре­ние желуд­ка» ста­ло чрез­вы­чай­но болез­нен­ным и рас­про­стра­ни­лось на ску­лы и руки. От сла­бо­сти он лег на газон. Боль уси­ли­ва­лась, он стал зады­хать­ся и блед­неть — вокруг нача­ли соби­рать­ся люди. Неожи­дан­но он выгнул спи­ну и застыл в кон­вуль­сии — после это­го у него пошла пена, он зака­тил гла­за, пре­кра­тил дыха­ние, его кожа ста­ла зем­ли­сто­го цве­та. Я начал делать искус­ствен­ное дыха­ние изо рта в рот с четырь­мя быст­ры­ми выдо­ха­ми, отве­дя для луч­ше­го про­хо­да воз­ду­ха его голо­ву вниз и зажи­мая его нос паль­ца­ми. При­жав­шись ухом к его гру­ди, я не услы­шал уда­ров серд­ца и при­нял­ся за непря­мой массаж.

В резуль­та­те он открыл гла­за и пытал­ся заго­во­рить, но сто­и­ло мне на миг пре­рвать реани­ма­цию, как он вновь впа­дал в глу­бо­кую кому [11]. Затем он вновь несколь­ко ожи­вил­ся, попы­тал­ся улыб­нуть­ся, про­тя­нуть руку и хотел что-то ска­зать. Я убеж­ден, что это было нечто важ­ное, одна­ко у меня не было вре­ме­ни выслу­ши­вать его. В тот момент я ско­рее был заин­те­ре­со­ван в нали­чии каких-либо меди­ка­мен­тов. На про­тя­же­нии про­дол­жи­тель­но­го вре­ме­ни мне не уда­ва­лось вос­ста­но­вить сер­деч­ную дея­тель­ность, и я был уве­рен, что желу­доч­ки серд­ца нахо­ди­лись в арит­мии (сла­бое тре­пе­та­ние). Я знал, что реани­ма­цию при­дет­ся про­дол­жать безо вся­ко­го обо­ру­до­ва­ния до при­бы­тия каре­ты «ско­рой помо­щи» и отправ­ки его в гос­пи­таль, где мож­но было бы под­клю­чить дефибриллятор.

При­бы­ла маши­на, и мы поеха­ли. Так вышло, что выезд­ная бри­га­да при­вез­ла неза­ря­жен­ный дефи­брил­ля­тор и негде было про­из­ве­сти его заряд­ку. Мы сде­ла­ли оста­нов­ку у фер­мер­ско­го доми­ка и под­клю­чи­ли, было, дефи­брил­ля­тор, одна­ко там ока­за­лась в неис­прав­но­сти розет­ка. При­бор сде­лал­ся бес­по­лез­ным. В гос­пи­таль Ля Гранд мы при­бы­ли лишь через два часа, так что при­ме­нять лече­ние элек­тро­шо­ком не было ника­ко­го резону.

Мне, конеч­но, и теперь не понят­но, что же все-таки про­изо­шло тогда? Что он пытал­ся ска­зать? В тот экс­трен­ный момент я упу­стил воз­мож­ность выслу­шать его и не спро­сил, что он видел, что ощу­щал и где нахо­дил­ся, или сколь­ко это про­дол­жа­лось. Мно­го подоб­ных момен­тов я упу­стил на про­тя­же­нии сво­ей прак­ти­ки, и теперь они кану­ли в Лету. Так было рань­ше, но не теперь!

Из полу­мил­ли­о­на аме­ри­кан­цев, кото­рым угро­жа­ет сер­деч­ный при­ступ, более 360 000 уми­ра­ет еще до при­бы­тия в кли­ни­ку. Нуж­ной экс­трен­ной меди­цин­ской помо­щи не полу­ча­ют 60% боль­ных с ост­рым инфарк­том, поэто­му боль­шин­ство их уми­ра­ет в пер­вые два часа. Основ­ная часть таких вне­зап­ных или преж­де­вре­мен­ных смер­тей насту­па­ет, по-види­мо­му, вслед­ствие фиб­рил­ля­ции [12] желу­доч­ков серд­ца — подер­ги­ва­ния несо­кра­ща­ю­щей­ся сер­деч­ной мышцы.

Если мы хотим замет­но­го сокра­ще­ния смерт­но­сти, то необ­хо­ди­мо не про­сто инфор­ми­ро­вать насе­ле­ние о серьез­ной опас­но­сти воз­ник­но­ве­ния давя­щих болей в гру­ди, но доби­вать­ся так­же быст­ро­го реа­ги­ро­ва­ния и немед­лен­ной гос­пи­та­ли­за­ции. Послед­ние ста­ти­сти­че­ские дан­ные пока­за­ли, что вре­мя, кото­рое про­хо­дит с момен­та воз­ник­но­ве­ния сер­деч­но­го при­сту­па и до ока­за­ния необ­хо­ди­мой помо­щи, ужа­са­ю­ще вели­ко — в сред­нем, око­ло девя­ти часов!

Если вне­зап­ная смерть насту­па­ет дома или на служ­бе, то нахо­дя­щи­е­ся рядом люди, как пра­ви­ло, не вла­де­ют мето­да­ми реани­ма­ции или — что то же самое — боят­ся при­ме­нять их. Но пока будет ока­за­на соот­вет­ству­ю­щая ква­ли­фи­ци­ро­ван­ная помощь, четы­рех­ми­нут­ный лимит вре­ме­ни жиз­ни моз­га уже исчер­пан. Оче­вид­но, мы долж­ны боль­ше вни­ма­ния уде­лять этой догос­пи­таль­ной фазе и поста­рать­ся более совер­шен­ным спо­со­бом обу­чить насе­ле­ние дей­стви­ям, необ­хо­ди­мым в такие минуты.

Жизнь после смерти

Лишь к насто­я­ще­му вре­ме­ни нако­пи­лось доста­точ­ное для про­ве­де­ния срав­ни­тель­но­го ана­ли­за чис­ло доку­мен­таль­но заре­ги­стри­ро­ван­ных сооб­ще­ний о поту­сто­рон­ней жиз­ни, испы­тан­ной людь­ми, пере­нес­ши­ми состо­я­ние обра­ти­мой, или кли­ни­че­ской, смер­ти. Эти послед­ние откро­ве­ния сти­му­ли­ро­ва­ли теку­щий инте­рес к фено­ме­ну жиз­ни после смерти.

К сожа­ле­нию, толь­ко 20% выжив­ших доб­ро­воль­но сооб­ща­ли о вне­те­лес­ных ощу­ще­ни­ях. Дру­гие, осо­бен­но побы­вав­шие в аду, отка­зы­ва­лись рас­ска­зать о таком опы­те. Мно­гие так­же могут ута­и­вать свой опыт из-за бояз­ни про­слыть «ненор­маль­ны­ми» или «чуда­ка­ми» и из-за стра­ха поте­рять сво­их друзей.

Един­ствен­ное усло­вие для сво­бод­но­го обсуж­де­ния дан­но­го явле­ния заклю­ча­ет­ся в сочув­ствен­ном отно­ше­нии и дове­рии со сто­ро­ны дру­гих людей, име­ю­щих подоб­ный опыт, а не в отвер­же­нии их, как это обыч­но име­ет место. При созда­нии бла­го­при­ят­ных усло­вий для обсуж­де­ния это­го пред­ме­та, мож­но ожи­дать уве­ли­че­ния мате­ри­а­ла о «посмерт­ном опы­те». Уме­ние воз­вра­щать людям жизнь при­от­кры­ло дверь в кори­дор, кото­рый мы назы­ва­ем смер­тью, и это предо­став­ля­ет нам воз­мож­ность посмот­реть гла­за­ми дру­гих на то, что ожи­да­ет нас впереди.

В заклю­че­ние давай­те отме­тим те момен­ты, кото­рые необ­хо­ди­мы для пра­виль­но­го осу­ществ­ле­ния реани­ма­ции до под­хо­да ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной помощи:

  1. Преж­де все­го надо убе­дить­ся в том, что чело­век нахо­дит­ся в бес­со­зна­тель­ном состоянии.
  2. Открой­те дыха­тель­ное гор­ло, отки­нув голо­ву постра­дав­ше­го назад, и про­верь­те нали­чие дыхания.
  3. Если дыха­ние пре­кра­ти­лось, то сде­лай­те четы­ре быст­рых глу­бо­ких вдоха.
  4. Нащу­пай­те пульс на шее сле­ва от ада­мо­ва яблока.
  5. При отсут­ствии пуль­са нач­ни­те закры­тый мас­саж серд­ца, рит­мич­но надав­ли­вая на мече­вид­ный отро­сток гру­ди на глу­би­ну 3–5 см.

Про­дол­жай­те непре­рыв­ную сер­деч­но-легоч­ную реани­ма­цию (два выдо­ха после каж­дых пят­на­дца­ти нажа­тий на грудь) до вос­ста­нов­ле­ния само­сто­я­тель­ных функ­ций организма.

Поз­воль­те еще раз напом­нить Вам о том, что для пол­ной уве­рен­но­сти в пра­виль­но­сти сво­их дей­ствий при сер­деч­но-легоч­ной реани­ма­ции Вам жела­тель­но посе­тить кур­сы (как пра­ви­ло, состо­я­щие из одно­го-двух заня­тий), орга­ни­зу­е­мые Инсти­ту­том Крас­но­го Кре­ста или бри­га­да­ми Ско­рой помо­щи свя­то­го Иоанна.

Глава 3. Как вы будете умирать

Помочь паци­ен­ту понять наи­бо­лее веро­ят­ную при­чи­ну его смер­ти — это одна из основ­ных задач доктора.

Болезнь, от кото­рой стра­дал Чарльз (соро­ка­во­сь­ми­лет­ний поч­та­льон, ока­зав­ший­ся на неко­то­рое вре­мя в аду), в любой момент может при­клю­чить­ся с каж­дым из нас. Мы часто стал­ки­ва­ем­ся со мно­же­ством непред­ви­ден­ных обсто­я­тельств, так что нет ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что одна­жды насту­пит и наш черед уме­реть. Поэто­му давай­те осве­тим вкрат­це эту сто­ро­ну про­бле­мы, уде­ляя боль­шее вни­ма­ние болез­ням серд­ца, так как они явля­ют­ся наши­ми глав­ны­ми убийцами.

Причина номер один

Како­ва же наи­бо­лее веро­ят­ная из всех при­чи­на смер­ти, кото­рая дамо­кло­вым мечом висит над чело­ве­ком? Болезнь, вызван­ная обы­з­вест­в­ле­ни­ем арте­рий, уно­сит боль­ше жиз­ней, неже­ли все осталь­ные болез­ни вме­сте взя­тые! Веро­ят­ность нашей с Вами смер­ти от обы­з­вест­в­ле­ния арте­рий, сер­деч­но­го при­сту­па, пара­ли­ча, ган­гре­ны ноги или любо­го дру­го­го пора­же­ния кро­ве­нос­ных сосу­дов выше, неже­ли веро­ят­ность смер­ти от рака, авто­ка­та­стро­фы, инфек­ци­он­ных забо­ле­ва­ний или чего-либо еще.

Сер­деч­ный при­ступ угро­жа­ет фак­ти­че­ски каж­до­му тре­тье­му англи­ча­ни­ну, и вер­но гово­рят, что «воз­раст чело­ве­ка опре­де­ля­ет­ся состо­я­ни­ем его арте­рий», так как срок чело­ве­че­ской жиз­ни зача­стую огра­ни­чен воз­рас­том и состо­я­ни­ем этих каналов.

Если бы скле­ро­ти­че­ские арте­рии на про­тя­же­нии жиз­ни очи­ща­пись, то про­дол­жи­тель­ность жиз­ни чело­ве­ка достиг­ла бы про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни Мафу­са­ла [13]. К сожа­ле­нию, про­дол­жи­тель­ность нашей жиз­ни здесь, на Зем­ле, огра­ни­че­на вслед­ствие этой болез­ни, как и мно­гих дру­гих, и для предот­вра­ще­ния их кое-что уже сде­ла­но, хотя и не так уж мно­го. Меж­ду тем, пер­спек­ти­вы про­дле­ния жиз­ни за счет лече­ния дру­гих болез­ней — не гово­ря о сер­деч­ных — замет­но растут.

Обы­з­вест­в­ле­ние арте­рий, назы­ва­е­мое так­же — арте­рио­скле­ро­зом [14] или ате­ро­скле­ро­зом [15], вызы­ва­ет­ся про­грес­си­ру­ю­щим суже­ни­ем про­све­та (или диа­мет­ра) внут­ри этих арте­рий, что обу­слов­ле­но отло­же­ни­ем орга­ни­че­ских жиро­вых эле­мен­тов и солей каль­ция на их внут­рен­них стен­ках. Если эти хими­че­ские эле­мен­ты нахо­дят­ся в кро­ви в избы­точ­ном коли­че­стве, то они откла­ды­ва­ют­ся наи­бо­лее актив­но. Хими­че­ски они тож­де­ствен­ны веще­ствам, содер­жа­щим­ся в жир­ной пище. Мы погло­ща­ем чрез­мер­ное коли­че­ство жира и мине­раль­ных солей, кото­рые с током кро­ви про­ни­ка­ют в сосу­ды, где могут откла­ды­вать­ся и явить­ся при­чи­ной обы­з­вест­в­ле­ния артерий.

Некоторые важные понятия

Веще­ства могут до тех пор откла­ды­вать­ся в арте­ри­ях, пока пол­но­стью не закро­ют полость сосу­да или не сде­ла­ют глад­кую внут­рен­нюю поверх­ность арте­рий шеро­хо­ва­той, что вызы­ва­ет фор­ми­ро­ва­ние сгуст­ков или помех в изги­бе сосу­да. Суже­ние сосу­да при­во­дит к умень­ше­нию кро­во­снаб­же­ния орга­низ­ма пора­жен­ной арте­ри­ей, а пол­ная бло­ки­ров­ка или заку­пор­ка при­во­дит к омерт­ве­нию той части орга­на, куда пре­кра­тил­ся доступ кро­ви, осо­бен­но если в этом месте не суще­ству­ет допол­ни­тель­ных арте­рий, кото­рые мог­ли бы взять на себя функ­ции погиб­шей артерии.

Чаще все­го про­ис­хо­дит заку­пор­ка сосу­дов серд­ца или моз­га. Заку­пор­ка, вызван­ная сгуст­ком кро­ви, назы­ва­ет­ся тром­бо­зом. Если это вле­чет за собой раз­ру­ше­ние тка­ни, то упо­треб­ля­ют сло­во инфаркт. Такой про­цесс обы­з­вест­в­ле­ния арте­рий может про­изой­ти в любой части тела, вызвав глаз­ной инфаркт (локаль­ная сле­по­та), почеч­ный инфаркт (кровь в моче), инфаркт мио­кар­да (сер­деч­ный при­ступ), инфаркт моз­га (пара­лич) и прочее.

Часть орга­на, пора­жен­ная инфарк­том, мерт­ве­ет и ста­но­вит­ся «исси­ня-чер­ной», как бы отшиб­лен­ной. Омерт­вев­шая ткань ста­но­вит­ся мяг­кой и каши­це­об­раз­ной, но в конеч­ном ито­ге, когда эта область зажи­ва­ет, она проч­но заруб­цо­вы­ва­ет­ся или, что реже, заме­ня­ет­ся волок­ни­стой тка­нью. В свя­зи с этим до заруб­це­ва­ния тка­ни мы пере­во­дим боль­ных с сер­деч­ным при­сту­пом на постель­ный режим.

При боль­шой актив­но­сти серд­це может чрез­мер­но пере­гру­зить­ся, что ино­гда вле­чет за собой пато­ло­ги­че­ское истон-чание его сте­нок и их выпук­лость (ане­вриз­ма) [16] или, что гораз­до серьез­нее, «про­рыв», обра­зу­ю­щий­ся в обла­сти раз­мяг­чен­ной тка­ни, подоб­но про­ко­лу сла­бо­го места в авто­мо­биль­ной шине. Имен­но через эту про­бод­ную стен­ку и про­ис­хо­дит мас­сив­ное кро­во­из­ли­я­ние в полость груд­ной клет­ки, что, как пра­ви­ло, окан­чи­ва­ет­ся смер­тью боль­но­го. При сер­деч­ном при­сту­пе так­же воз­мож­но и пери­о­ди­че­ское воз­буж­де­ние, и шок, и сер­деч­ная недостаточность.

Так как стен­ки сосу­дов серд­ца явля­ют­ся доволь­но плот­ны­ми мыш­ца­ми, то пита­ние их от одной аор­ты недо­ста­точ­но. Как и боль­шин­ство дру­гих орга­нов тела, серд­це так­же име­ет соб­ствен­ную систе­му кро­во­снаб­же­ния малень­ки­ми арте­ри­я­ми, раз­ме­ром не более каран­да­ша. Они, эти малень­кие арте­рии, подоб­но вен­цу или «короне», опус­ка­ют­ся над его поверх­но­стью, отку­да и про­ис­хо­дит назва­ние «коро­нар­ные арте­рии». Как уже упо­ми­на­лось, любая ветвь этих коро­нар­ных арте­рий может отвер­деть и сузить­ся из-за жиро­вых отло­же­ний и солей каль­ция; чем боль­ше этих веществ откла­ды­ва­ет­ся в арте­рии, тем она тонь­ше и тем боль­ше шеро­хо­ва­тость ее внут­рен­ней поверх­но­сти. Пере­гру­жен­ное серд­це при уско­ре­нии сво­е­го рит­ма уве­ли­чи­ва­ет и транс­пор­ти­ров­ку кро­ви, одна­ко воз­мож­но­сти сужен­ных арте­рий огра­ни­че­ны, и это созда­ет ощу­ще­ние тес­но­ты в сере­дине гру­ди, что назы­ва­ет­ся сте­но­кар­ди­ей («груд­ной жабой»). И если такая пора­жен­ная арте­рия будет бло­ки­ро­ва­на, то воз­ни­ка­ет сер­деч­ный при­ступ, вызы­ва­ю­щий дли­тель­ное стес­не­ние или непри­ят­ное «сжи­ма­ние» в сере­дине гру­ди, кото­рое паци­ент скло­нен более харак­те­ри­зо­вать как «несва­ре­ние желуд­ка», неже­ли как сер­деч­ный при­ступ. Боль почти нико­гда не лока­ли­зу­ет­ся в левой части гру­ди или над самим серд­цем, она так­же нико­гда не быва­ет «острой», вопре­ки широ­ко рас­про­стра­нен­но­му сре­ди насе­ле­ния мне­нию. Тем не менее, досто­ин удив­ле­ния тот факт, что боль­шин­ство сер­деч­ных при­сту­пов насту­па­ет во вре­мя покоя.

Сте­пень обы­з­вест­в­ле­ния арте­рий мож­но опре­де­лить срав­ни­тель­но без­бо­лез­нен­ным мето­дом — коро­нар­ной кате­те­ри­за­ци­ей. Это осу­ществ­ля­ет­ся вве­де­ни­ем кате­те­ра (неболь­шой полой труб­ки) в нож­ную (бед­рен­ную) арте­рию над коле­ном или в арте­рию руки (пле­че­вую) над лок­тем. С помо­щью вве­ден­ной в арте­рию иглы вво­дит­ся и без­бо­лез­нен­но про­тал­ки­ва­ет­ся труб­ка до само­го места пита­ния стен­ки серд­ца спе­ци­аль­ны­ми артериями.

Посколь­ку при рент­ге­но­ско­пи­че­ском обсле­до­ва­нии арте­рии обыч­но не види­мы, то для того, что­бы сде­лать их замет­ны­ми, через кате­тер в коро­нар­ные арте­рии вво­дит­ся спе­ци­аль­ный кон­траст­ный рас­твор. После это­го они видят­ся как круп­ная и глад­кая черве­об­раз­ная струк­ту­ра. Если они пора­же­ны или отвер­де­ли, то вокруг таких мест про­сле­жи­ва­ют­ся взду­тия, напо­ми­на­ю­щие рези­но­вые узлы. Таким обра­зом мож­но обсле­до­вать кро­ве­нос­ные сосу­ды почти в любом участ­ке организма.

Неко­то­рые паци­ен­ты как раз и под­вер­га­ют­ся такой коро­нар­ной кате­те­ри­за­ции, для выяс­не­ния при­чи­ны их груд­ной боли. Этот метод при­ме­ня­ет­ся так­же и для обсле­до­ва­ния боль­ных с ослож­не­ни­я­ми болез­ней серд­ца, что­бы опре­де­лить целе­со­об­раз­ность обвод­ной хирур­гии, кото­рая состо­ит в том, что во вре­мя опе­ра­ции из какой-либо обла­сти иссе­ка­ет­ся «лиш­няя» вена и под­ши­ва­ет­ся выше и ниже сужен­ной части коро­нар­ной арте­рии. Отсю­да и назва­ние — коро­нар­ная обвод­ная хирургия.

Следите за своей диетой

В резуль­та­те мас­со­вых иссле­до­ва­ний было обна­ру­же­но, что осо­бен­но­сти мест­ной кух­ни име­ют тес­ную связь с про­бле­ма­ми отвер­де­ния арте­рий в каж­дой стране. В Соеди­нен­ных Шта­тах, напри­мер, наблю­да­ет­ся высо­кий про­цент сер­деч­ных при­сту­пов, пара­ли­чей и диа­бе­ти­че­ской ган­гре­ны. Одна­ко, по этим пока­за­те­лям, пер­вое в мире место зани­ма­ют Нидер­лан­ды и Фин­лян­дия, кото­рые, таким обра­зом, пре­вос­хо­дят в этом отно­ше­нии США.

Любо­пыт­но, что во вре­мя вто­рой миро­вой вой­ны, когда нацист­ская Гер­ма­ния окку­пи­ро­ва­ла Нидер­лан­ды и выво­зи­ла отту­да кон­фис­ко­ван­ные молоч­ные про­дук­ты, заме­нив их сур­ро­га­том, Нидер­лан­ды поте­ря­ли пер­вен­ство по забо­ле­ва­нию отвер­де­ни­ем арте­рий, оста­вив его Соеди­нен­ным Шта­там. Затем, как Вы може­те дога­ды­вать­ся, в кон­це вой­ны, после осво­бож­де­ния, Нидер­лан­ды посте­пен­но вос­ста­но­ви­ли утра­чен­ное лидер­ство в сфе­ре сер­деч­ных при­сту­пов, пара­ли­чей и болез­ней, вызван­ных отвер­де­ни­ем артерий.

Недав­но, во вре­мя лек­ци­он­но­го турне по Фин­лян­дии вме­сте с Аме­ри­кан­ской кол­ле­ги­ей, меня, в свя­зи со вспыш­ка­ми вне­зап­ной смерт­но­сти в одном из отда­лен­ных город­ков Фин­лян­дии, назы­ва­е­мом Йоэн­суу, что пере­во­дит­ся как «устье реки», кос­вен­но при­влек­ли к сотруд­ни­че­ству с Аме­ри­кан­ской ассо­ци­а­ци­ей кар­дио­ло­гов. Как пожи­лые, так и моло­дые люди вне­зап­но, пря­мо на ули­цах, или дома уми­ра­ли из-за оста­нов­ки серд­ца, кото­рая пре­иму­ще­ствен­но при­ни­ма­ла фор­му вен­три­ку­ляр­ной фиб­рил­ля­ции. Явной при­чи­ны смер­ти, кото­рая бук­валь­но коси­ла их, так и не уда­лось обна­ру­жить. Посколь­ку основ­ная часть насе­ле­ния не была озна­ком­ле­на с мето­дом экс­трен­ной реани­ма­ции, то ни один из тех, с кем слу­чал­ся при­ступ вне стен гос­пи­та­ля, не остал­ся в живых.

Мы дого­во­ри­лись о сов­мест­ной рабо­те с иссле­до­ва­тель­ским кол­лек­ти­вом Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния, оста­вив попыт­ки опре­де­лить, отно­сит­ся ли эта эпи­де­мия болез­ни серд­ца к осо­бен­но­стям их наци­о­наль­ной кух­ни, куре­нию сига­рет или к напря­жен­но­му состо­я­нию в свя­зи с бли­зо­стью к рус­ской гра­ни­це, к спе­ци­фи­че­ско­му жиз­нен­но­му укла­ду, или вызва­на каким-либо дру­гим фак­то­ром. Этот вопрос еще ожи­да­ет сво­е­го решения.

Тем не менее, нам извест­но, что когда серд­ца постра­дав­ших извле­ка­лись из груд­ной клет­ки для пре­па­ри­ро­ва­ния, они име­ли обыч­ный раз­мер, но были покры­ты сло­ем жира. Мно­го­крат­ные попе­реч­ные над­ре­зы коро­нар­ных арте­рий дела­лись сквозь этот жир. Мяг­кие жиро­вые отло­же­ния сужа­ли и внут­рен­ние отвер­стия арте­рий. Отло­же­ния в арте­ри­ях име­ли вид обыч­ной зуб­ной пас­ты, и их мож­но было снять ног­тем боль­шо­го паль­ца. Эта пер­вая ста­дия ран­не­го ате­ро­скле­ро­за совсем не похо­жа на про­грес­си­ру­ю­щий ате­ро­скле­роз, наблю­да­е­мый у пожи­лых людей, у кото­рых уже про­изо­шло обы­з­вест­в­ле­ние арте­рий. Пре­вра­ще­ние мяг­кой «зуб­ной пас­ты» в твер­дую и нерас­тво­ри­мую «яич­ную скор­лу­пу» и есть то самое забо­ле­ва­ние, кото­рое вызы­ва­ет отвер­де­ние артерий.

«Мяг­кую» фазу отвер­де­ния арте­рий мож­но, по всей веро­ят­но­сти, рас­смат­ри­вать как ран­нюю и ресорб­ци­он­ную ста­дию забо­ле­ва­ния. Сте­пень ее рас­про­стра­не­ния у моло­де­жи ста­но­вит­ся неве­ро­ят­но высо­кой. И это не явля­ет­ся осо­бен­но­стью Нидер­лан­дов или Фин­лян­дии. Подоб­ные явле­ния обна­ру­же­ны так­же у моло­дых людей в Америке.

Напри­мер, было сде­ла­но кон­троль­ное иссле­до­ва­ние в пери­од корей­ской вой­ны, повлек­шей за собой воен­ный набор мно­гих физи­че­ски здо­ро­вых маль­чи­ков. Из трех­сот пар­ней, погиб­ших на поле сра­же­ния, кото­рым в сред­нем было года но два­дцать два, арте­рии, как пока­за­ли вскры­тия, у семи­де­ся­ти семи про­цен­тов нахо­ди­лись в фазе «зуб­ной пасты»!

Если же боль­шин­ство было под­вер­же­но это­му забо­ле­ва­нию, то мож­но толь­ко дога­ды­вать­ся о состо­я­нии арте­рий у осталь­ных моло­дых людей, не при­зван­ных в армию.

Это зна­чит, что боль­шин­ство аме­ри­кан­цев так­же под­вер­же­ны это­му забо­ле­ва­нию. Не вдруг ста­но­вит­ся чело­век в сорок пять лет одним из тех трех, кото­ро­го ожи­да­ет сер­деч­ный при­ступ. Он не пред­по­ла­га­ет, что воз­ник­но­ве­ние давя­щей боли в сере­дине гру­ди, кото­рую мы назы­ва­ем сте­но­кар­ди­ей, часто пред­ве­ща­ет нача­ло сер­деч­но­го при­сту­па, если это не обна­ру­жи­ва­ет­ся задол­го до наступ­ле­ния болез­ни. Жен­щи­ны не явля­ют­ся исклю­че­ни­ем. С наступ­ле­ни­ем кли­мак­са, они теря­ют свой имму­ни­тет, так как начи­на­ют­ся воз­раст­ные изме­не­ния, и яич­ни­ки пере­ста­ют функ­ци­о­ни­ро­вать, поэто­му преж­нее соот­но­ше­ние сер­деч­ных при­сту­пов семи к одно­му по срав­не­нию с муж­чи­на­ми уравнивается.

Обсле­до­ва­ния насе­ле­ния в дру­гих стра­нах так­же под­твер­жда­ют эти дан­ные. Несколь­ко лет тому назад, во вре­мя пре­бы­ва­ния на Восто­ке с груп­пой док­то­ров из Аме­ри­кан­ской кар­дио­ло­ги­че­ской кол­ле­гии, мы попро­си­ли пока­зать нам слу­чаи коро­на­ро­тром­бо­за [17]. Там их не суще­ство­ва­ло. Вме­сто сер­деч­но­го забо­ле­ва­ния основ­ной при­чи­ной их смер­ти был рак желуд­ка. Сер­деч­ные при­сту­пы и ате­ро­скле­роз были ред­ки. Мы не были уве­ре­ны в том, что это свя­за­но с их рисо­вой дие­той или восточ­ным про­ис­хож­де­ни­ем. Ответ был най­ден дру­гой груп­пой док­то­ров, про­во­див­ших иссле­до­ва­ния в обла­сти китай­ско­го город­ка Сан-Фран­цис­ко. Была про­из­ве­де­на точ­ная реги­стра­ция сер­деч­ных при­сту­пов сре­ди пер­во­го поко­ле­ния китай­ских эми­гран­тов, затем вто­ро­го и тре­тье­го поко­ле­ний чисто­кров­ных китай­цев. Срав­не­ние дан­ных пока­за­ло, что чис­ло сер­деч­ных при­сту­пов быст­ро воз­рос­ло, начи­ная с тре­тье­го поко­ле­ния, до уров­ня Соеди­нен­ных Штатов.

Веще­ство, откла­ды­ва­ю­ще­е­ся в пора­жен­ных арте­ри­ях, иден­тич­но по хими­че­ско­му соста­ву жирам и мине­ра­лам, из кото­рых состо­ит наша «рос­кош­ная пища». Осо­бен­но вер­но это в отно­ше­нии жир­ных блюд: мор­ская пища и молоч­ные про­дук­ты, такие как сли­воч­ное мас­ло, крем, жир­ное мясо, жар­кое, сдоб­ные изде­лия, яич­ные желт­ки, кре­вет­ки и омары.

Люди с боль­шим достат­ком, поз­во­ля­ю­щим вести «хоро­шую жизнь», — если она дей­стви­тель­но тако­ва — более уяз­ви­мы. В прин­ци­пе мож­но быть уве­рен­ным, что рабо­чий с белым ворот­нич­ком более под­вер­жен сер­деч­ным при­сту­пам и пара­ли­чам, неже­ли зем­ле­коп. Явля­ет­ся ли здесь при­чи­ной раз­ни­ца в физи­че­ской актив­но­сти или в пита­нии, пока не извест­но, хотя и то и дру­гое в оди­на­ко­вой сте­пе­ни существенно.

Ред­ко под­вер­га­ют­ся сер­деч­ным при­сту­пам цып­ля­та, если их еже­днев­ный корм не состо­ит из мас­ла и дру­гих про­дук­тов, бога­тых холе­сте­ри­ном. Даже их соб­ствен­ный кури­ный жел­ток может стать при­чи­ной забо­ле­ва­ния. Рано или позд­но сер­деч­но­го при­сту­па не мино­вать. Одна­ко, если вызы­ва­ю­щие забо­ле­ва­ние жир­ные веще­ства (холе­сте­рин и триг­ли­це­ри­ды) уда­лить из кури­ной пищи преж­де, чем сер­деч­ный при­ступ даст о себе знать, то отло­же­ния мяг­ко­го пас­то­об­раз­но­го мате­ри­а­ла в коро­нар­ных арте­ри­ях рас­тво­рят­ся и будут выве­де­ны из орга­низ­ма, а сер­деч­ных при­сту­пов не насту­пит. С дру­гой сто­ро­ны, раз­ви­тая фаза «яич­ной скор­лу­пы» в отвер­дев­ших арте­ри­ях най­де­на у боль­шин­ства тех, кто после наступ­ле­ния соро­ка­пя­ти­лет­не­го воз­рас­та не пре­кра­тил или не сокра­тил упо­треб­ле­ние жир­ных про­дук­тов в сво­ем рационе.

Сле­до­ва­тель­но, отвер­дев­шие арте­рии, по-види­мо­му, явля­ют­ся глав­ным фак­то­ром, сокра­ща­ю­щим нашу жизнь. Это наи­бо­лее веро­ят­ная при­чи­на нашей смер­ти. Вы слы­ша­ли об этом уже мил­ли­он раз, но если вы дей­стви­тель­но жела­е­те про­жить все отпу­щен­ное вам вре­мя, остерегайтесь:

КУРЕНИЯ СИГАРЕТ,

БЛЮД С ВЫСОКИМ СОДЕРЖАНИЕМ ЖИВОТНЫХ ЖИРОВ И ХОЛЕСТЕРИНА,

ИЗЛИШНЕГО ВЕСА, МАЛОПОДВИЖНОСТИ,

ДИАБЕТА, ВЫСОКОГО ДАВЛЕНИЯ И БОЛИ В ГРУДИ.

Ска­зан­ное слиш­ком хоро­шо извест­но — выбор за Вами. Вы може­те попла­тить­ся либо теперь, либо позднее.

Глава 4. Концепции смерти

На про­тя­же­нии всей исто­рии чело­ве­че­ства пред­ска­зы­ва­лась жизнь после смер­ти, и все же до недав­не­го вре­ме­ни какие-либо осо­бен­но­сти той жиз­ни оста­ва­лись тай­ной. Загля­нуть в буду­щее все­гда было меч­той чело­ве­ка. И вот теперь появи­лись нако­нец доста­точ­ные, что­бы убе­дить всех, опи­са­ния посмерт­ной жизни.

Одна­ко, даже с помо­щью этих опи­са­ний нелег­ко пред­ста­вить себе пере­ход после смер­ти к жиз­ни, кото­рый, к тому же, не ощу­ща­ет­ся. Как анти­те­за рож­де­ния, как явная дис­со-люция нечто в ничто, смерть не под­да­ет­ся обыч­но­му определению.

Что же такое смерть? Что это за тай­на, кото­рую все мы рано или позд­но встре­ча­ем и кото­рая все еще оста­ет­ся без отве­та, не поня­тая вели­чай­ши­ми умами?

Оба эти явле­ния — как посмерт­ная жизнь, так и сам момент смер­ти все еще иссле­ду­ют­ся. Не решен вопрос и о вре­ме­ни пре­кра­ще­ния попы­ток реани­ма­ции. Обра­ти­мая, или, как при­ня­то гово­рить, кли­ни­че­ская смерть, насту­па­ет в момент оста­нов­ки серд­ца и пре­кра­ще­ния дыха­ния; био­ло­ги­че­ская же (необ­ра­ти­мая) смерть насту­па­ет тогда, когда все живые тка­ни вырож­да­ют­ся и пре­кра­ща­ют вся­кую дея­тель­ность; юри­ди­че­ская смерть насту­па­ет, когда тело не реа­ги­ру­ет на реани­ма­цию. Хотя био­ло­ги­че­ская смерть и может казать­ся абсо­лют­ным кон­цом суще­ство­ва­ния, чело­век тем не менее от века наде­лен исклю­чи­тель­ной надеж­дой бес­смер­тия. Оче­вид­но, поэто­му сле­до­ва­ло бы рас­смот­реть опре­де­ле­ние смер­ти, кото­рое дает нам Биб­лия. Одно такое опре­де­ле­ние заклю­ча­ет­ся в утвер­жде­нии, что тело уми­ра­ет, когда дух остав­ля­ет его:

«Ибо как тело без духа мерт­во…» (Иак. 2:26).

Конеч­но, науч­ное дока­за­тель­ство под­твер­жде­ния суще­ство­ва­ния жиз­ни после смер­ти невоз­мож­но до тех пор, пока мы не смо­жем предъ­явить слу­чаи ожив­ших после био­ло­ги­че­ской смер­ти, когда тка­ни раз­ла­га­ют­ся. Насколь­ко мне извест­но, это не про­ис­хо­ди­ло с тех самых биб­лей­ских вре­мен, когда Илия вер­нул вдо­ве ее сына (3 Цар. 17:17–24) и позд­нее в слу­чае с сыном сона­ми­тян­ки (4 Цар. 4:32), а затем, когда моави­тя­нин кос­нул­ся костей про­ро­ка Ели­сея (4 Цар. 13:21). В Новом Заве­те Иисус Сам вос­кре­сил трех чело­век: дочь Иаи­ра (Мк. 5:21–24), сына Наин­ской вдо­вы (Лк. 7:11–15) и Лаза­ря (Ин. 11:1 ‑44), и вос­крес Сам через три дня после смерти.

Име­ет­ся мно­го опи­са­ний, кото­рые натал­ки­ва­ют на мысль об отде­ле­нии духа от тела в самом нача­ле смер­ти, позд­нее воз­вра­ща­ю­ще­го­ся в тело в слу­чае отступ­ле­ния смер­ти. Конеч­но, в тех слу­ча­ях, когда смерть необ­ра­ти­ма, исклю­чая биб­лей­ские слу­чаи вос­кре­ше­ния, нико­гда не было извест­но о воз­вра­ще­нии духа обрат­но в тело; и пред­по­ла­га­ет­ся, что Св. Писа­ние гово­рит о био­ло­ги­че­ской смер­ти, обра­ща­ясь к людям со сло­ва­ми: «одна­жды уме­реть, а потом суд» (Евр. 9:27). Веро­ят­но, это так­же объ­яс­ня­ет, по какой при­чине пере­жи­ва­ние исклю­чи­тель­но­сти суда не опи­сы­ва­лось в исто­ри­ях слу­ча­ев тех, кто пере­жил кли­ни­че­скую смерть. Те, кто вер­ну­лись к жиз­ни веря­щи­ми, что конеч­но­го суда там нет, могут быть обма­ну­ты­ми. «И неуди­ви­тель­но: пото­му что сам сата­на при­ни­ма­ет вид Анге­ла све­та [18]» (2 Кор. 11:14). Так или ина­че, ожи­да­ние дру­гой жиз­ни за поро­гом той две­ри, кото­рую мы назы­ва­ем смер­тью, теперь явля­ет­ся типич­ным в таких сооб­ще­ни­ях как это:

Я пом­ню, как вышел из тела голо­вой впе­ред и как бы парил над углом ком­на­ты. Моя жена пла­ка­ла, и я пытал­ся ска­зать ей, что­бы она взгля­ну­ла выше, что со мной всё в поряд­ке. Но она не смот­ре­ла на меня. Никто на меня не обра­щал вни­ма­ния. Я дви­нул­ся назад к двум док­то­рам и посмот­рел вниз, на свое тело. Одеж­да была сго­рев­шей, и мое лицо пред­став­ля­ло собой меси­во обо­дран­ной и обго­рев­шей кожи. Док­тор ска­зал: «Потя­нет ли маши­на четы­ре сот­ни?»- и затем поло­жил на мою грудь два метал­ли­че­ских дис­ка, от кото­рых отхо­ди­ли про­во­да к машине. Я видел, как тело мое вздрог­ну­ло. Это было в тот момент, когда, как я знал, я воз­вра­тил­ся в тело. Я ощу­тил боль, как если бы меня в грудь ляг­ну­ла лошадь. Эта жизнь, конеч­но же, была хуже, чем та, дру­гая. Я все пом­ню, каж­дую подроб­ность [19].

Вера в загроб­ную жизнь извест­на почти каж­дой куль­ту­ре. Тот, кто изу­ча­ет исто­рию чело­ве­че­ства, убеж­да­ет­ся, что почти невоз­мож­но най­ти народ, кото­рый не имел бы веры в какую-либо фор­му суще­ство­ва­ния после смерти.

Когда чело­век был сотво­рен, то, как пока­зы­ва­ет Св. Писа­ние, Бог вло­жил в серд­ца людей чув­ство веч­но­сти: «…и вло­жил мир в серд­це их…» (Еккл. 3:11). Эта надеж­да бес­смер­тия дей­ству­ет как инстинк­тив­ное «чув­ство дома», кото­рое так глу­бо­ко коре­нит­ся в созна­нии, что застав­ля­ет чело­ве­ка искать сво­е­го Созда­те­ля на про­тя­же­нии веков, как инстинк­тив­ное «чув­ство дома» застав­ля­ет пере­лет­ных птиц, китов и дру­гих живот­ных тща­тель­но искать свои пристанища.

Дохристианская эра

Вера в жизнь после смер­ти на про­тя­же­нии тыся­че­ле­тий выра­жа­лась в раз­лич­ных фор­мах. Издав­на умер­ших погре­ба­ли с цве­та­ми — обы­чай, пока­зы­ва­ю­щий, что смерть рас­смат­ри­ва­ли как празд­нич­ное собы­тие — веро­ят­но, как пере­ход из это­го мира в сле­ду­ю­щий. Мерт­вых погре­ба­ли с ору­жи­ем, пищей или дру­ги­ми пред­ме­та­ми, счи­тая, что они пона­до­бят­ся им в буду­щей жизни.

Еги­пет­ская кни­га мерт­вых — веро­ят­но, самое древ­нее про­из­ве­де­ние миро­вой лите­ра­ту­ры,- пред­став­ля­ет собой необыч­ное собра­ние молитв и пред­пи­са­ний отно­си­тель­но пове­де­ния в ином мире. Древ­не­еги­пет­ская куль­ту­ра была, по-види­мо­му, пер­вой, кото­рая учи­ла о бес­смер­тии души. Тела забот­ли­во под­го­тов­ля­лись, их оде­ва­ли и баль­за­ми­ро­ва­ли; лич­ные укра­ше­ния умер­ше­го, убран­ство, ору­жие, инстру­мен­ты, посу­да с пищей и питьем укла­ды­ва­лись в гроб­ни­цу. Егип­тяне пола­га­ли, что в буду­щей жиз­ни так­же потре­бу­ют­ся пища и питье в при­выч­ной для зем­ной жиз­ни форме.

Гроб­ни­цы пред­став­ля­лись им буду­щи­ми жили­ща­ми. Чем выше зани­мал чело­век поло­же­ние на Зем­ле, тем гран­ди­оз­нее стро­и­лась гроб­ни­ца. Одно из семи чудес све­та — пира­ми­ды фара­о­нов — все еще суще­ству­ют, вну­шая бла­го­го­ве­ние как памят­ни­ки древ­них веро­ва­ний в жизнь после смер­ти. Древ­не­еги­пет­ские захо­ро­не­ния более чем на тыся­чу лет стар­ше тех запи­сей, кото­рые нахо­дят­ся в Еги­пет­ской кни­ге мерт­вых. Сама же кни­га созда­на при­мер­но за 2500 лет до Рож­де­ства Хри­сто­ва. Егип­тяне, подоб­но подав­ля­ю­ще­му боль­шин­ству людей, на про­тя­же­нии всей исто­рии, рас­смат­ри­ва­ли смерть как пере­рыв жиз­ни, но не конец ее.

Тибет­ская кни­га мерт­вых изоб­ра­жа­ет жизнь после смер­ти как пред­мет веро­ва­ния восточ­ных наро­дов мно­го веков назад. Эти веро­ва­ния, оче­вид­но, не были запи­са­ны в фор­ме кни­ги до VIII в. от Р. X. Кни­га рису­ет искус­ство уми­ра­ния и содер­жит длин­ные опи­са­ния раз­лич­ных состо­я­ний души после физи­че­ской смер­ти. Соглас­но это­му памят­ни­ку Тибе­та, после смер­ти лич­ность обна­ру­жи­ва­ет, что ее умер­шее тело остав­ле­но поза­ди и заме­не­но «сия­ю­щим» телом, спо­соб­ным бес­пре­пят­ствен­но про­хо­дить сквозь пред­ме­ты и сте­ны. Пере­дви­же­ние мгно­вен­но. Преж­де все­го лич­ность заме­ча­ет сво­их дру­зей и род­ствен­ни­ков, опла­ки­ва­ю­щих его смерть и под­го­тав­ли­ва­ю­щих тело для погре­бе­ния. В этом новом состо­я­нии осво­бож­ден­ной души чув­ства обостре­ны и уси­ле­ны, и лич­ность может встре­тить дру­гих духов­ных существ или же «ясный свет», кото­рый созда­ет чув­ство глу­бо­ко­го покоя и удо­вле­тво­ре­ния. Тем не менее, его судят и выно­сят при­го­вор, соглас­но дея­ни­ям, совер­шен­ным в тече­ние физи­че­ско­го суще­ство­ва­ния. В этой кни­ге так­же опи­са­ны ста­дии смер­ти и дру­гие стран­ство­ва­ния души.

Вави­ло­няне так­же име­ли пред­став­ле­ние о загроб­ном суще­ство­ва­нии. Они вери­ли в вос­кре­се­ние мерт­вых, в суд и воз­да­я­ние, поэто­му захо­ра­ни­ва­ли сво­их умер­ших с сосу­да­ми, напол­нен­ны­ми пищей и питьем. Муж­чин хоро­ни­ли с ору­ди­я­ми их ремес­ла, а жен­щин — с греб­ня­ми и косметикой.

Пер­сы вери­ли, что, когда душа остав­ля­ет тело, она про­хо­дит над Местом Собра­ния, где в про­дол­же­ние трех дней духи добра и зла борют­ся за обла­да­ние душой. Если побеж­да­ют духи добра, душа с пес­ня­ми про­хо­дит в корабль, если побеж­да­ют духи зла, ее низ­вер­га­ют в без­дну «Мрач­но­го царства».

Боль­ше чем дру­гие древ­ние куль­ту­ры в область этих веро­ва­ний внес­ли гре­ки. Они счи­та­ли, что смерть была толь­ко физи­че­ским кон­цом чело­ве­ка, душа же оста­ва­лась бес­смерт­ной. Пин­дар (Findas), гре­че­ский поэт, верил, что неко­то­рые души воз­вра­ща­ют­ся на Зем­лю в обра­зе муд­рых мужей. Гре­че­ский фило­соф Пла­тон учил, что в момент смер­ти душа отде­ля­ет­ся и суще­ству­ет неза­ви­си­мо от умер­ше­го тела, что она встре­ча­ет­ся и раз­го­ва­ри­ва­ет с дру­ги­ми ушед­ши­ми душа­ми, обыч­но род­ствен­ни­ков и дру­зей. Он верил, что, как пра­ви­ло, это про­ис­хо­дит в обста­нов­ке вели­ко­ле­пия, кото­рую душа затем поки­да­ет, что­бы пред­стать перед «судом». На нем дела­ет­ся явным все, что чело­век совер­шил в сво­ей про­шлой жизни.

Ана­ло­гич­ные мыс­ли были изло­же­ны Сокра­том, зна­ме­ни­тым афин­ским фило­со­фом. Встре­чая свою соб­ствен­ную смерть, он был убеж­ден, что его душа «отой­дет к тому месту, кото­рое, подоб­но ей самой, незри­мо, боже­ствен­но, бес­смерт­но и муд­ро… и где… она дей­стви­тель­но про­ве­дет остав­ше­е­ся вре­мя с Богом» (2). Когда его спро­си­ли, где он хочет быть похо­ро­нен, Сократ про­из­нес свои бес­смерт­ные сло­ва: «Похо­ро­ни­те меня, если смо­же­те пой­мать меня»,- под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что он не будет более пре­бы­вать в сво­ем теле.

В «Госу­дар­стве» Пла­тон опи­сал, как Эр, гре­че­ский сол­дат, погиб­ший в сра­же­нии, видел свое соб­ствен­ное тело, при­го­тов­лен­ное к сожже­нию на погре­баль­ном кост­ре. Он отчет­ли­во осо­зна­вал свою душу, когда она уже вышла из тела. Затем он обна­ру­жил себя в месте, где нахо­ди­лись две рас­се­ли­ны, веду­щие от зем­ли к буду­щей жиз­ни. Меж­ду эти­ми рас­се­ли­на­ми души под­вер­га­лись допро­су и суду боже­ствен­ны­ми суще­ства­ми после пер­во­го про­смат­ри­ва­ния зем­ных дел, совер­шен­ных в тече­ние жиз­ни. Одни из них обыч­но встре­ча­ли луч све­та, осве­ща­ю­щий путь на небе­са, тогда как дру­гие ввер­га­лись в ад. Эр, одна­ко, не был осуж­ден на этот раз, а был воз­вра­щен в свое физи­че­ское тело. Он вне­зап­но про­бу­дил­ся на погре­баль­ной пира­ми­де и смог пере­дать этот уди­ви­тель­ный рас­сказ. Затем Пла­тон предо­сте­рег сво­их читателей:

«Вот поче­му я сове­тую проч­но дер­жать­ся выш­не­го пути даже до послед­них сил и сле­до­вать за спра­вед­ли­во­стью и доб­ро­де­те­лью, нико­гда не забы­вая того, что душа бес­смерт­на и спо­соб­на пере­но­сить как доб­ро, так и зло».

Фуки­дид, сооте­че­ствен­ник и совре­мен­ник Пла­то­на, напи­сал исто­рию Пело­по­нес­ской вой­ны. В нее он вклю­чил речь Перик­ла,- про­из­не­сен­ный им пане­ги­рик афин­ским сол­да­там, погиб­шим в пер­вых сра­же­ни­ях вой­ны. Не было ника­ко­го упо­ми­на­ния о бес­смер­тии. Наобо­рот, под­чер­ки­ва­лось, что лич­ное само­по­жерт­во­ва­ние во имя госу­дар­ства дава­ло сол­да­ту нечто вро­де веч­но­сти. Целью суще­ство­ва­ния было бла­го государства.

Подоб­ная док­три­на пре­по­да­ет­ся сего­дня и в ком­му­ни­сти­че­ских стра­нах. Еже­днев­но мож­но видеть совет­ских людей, кото­рые, выстро­ив­шись в длин­ную вере­ни­цу, сто­ят у мав­зо­лея Лени­на, что за крем­лев­ской сте­ной, желая уви­деть сво­е­го вождя,- бога, кото­ро­му они, что оче­вид­но, покло­ня­ют­ся. Тело его так хоро­шо сохра­не­но, что Ленин дей­стви­тель­но выгля­дит как живой, вот-вот гото­вый зады­шать. Это зре­ли­ще захва­ты­ва­ет. Как сооб­ща­лось, тело Мао Цзе-дуна в Китае так­же хотят сде­лать пред­ме­том куль­та для китай­ско­го народа.

Другие взгляды

Пред­став­ле­ния дру­гих куль­тур о жиз­ни после смер­ти име­ют мно­же­ство сходств. Неко­то­рые пле­ме­на в Цен­траль­ной Афри­ке верят в духов­ное суще­ство­ва­ние после смер­ти. Вдо­ва часто посе­ля­ет­ся рядом с гроб­ни­цей сво­е­го мужа для «наблю­де­ния за ото­шед­шим духом». Аме­ри­кан­ские индей­цы неко­гда напо­ми­на­ли егип­тян с их верой в буду­щую жизнь. Они хоро­ни­ли сво­их умер­ших в спе­ци­аль­ных хол­ми­ках с луком и стре­ла­ми, кото­ры­ми мож­но было бы поль­зо­вать­ся в «счаст­ли­вой зем­ле охот­ни­ков» в загроб­ной жиз­ни. Инду­сы верят в некий род небес, где все укра­ше­но жем­чу­га­ми и дра­го­цен­ны­ми каме­ни­я­ми, а по бере­гам реки — цве­ты, музы­ка, смех и сча­стье в избыт­ке. Буд­дизм в боль­шин­стве сво­их сект опи­сы­ва­ет пре­крас­ный рай в момент смер­ти. Бла­жен­ство абсо­лют­ное. Про­дол­жи­тель­ность жиз­ни неиз­ме­ри­ма и назва­ние «ад» неиз­вест­но [20].

Пол­ная само­за­ви­си­мость, пола­га­ют они, ведет к спа­се­нию, дости­га­е­мо­му через серию реин­кар­на­ций. Маго­ме­тане верят в буду­щую жизнь, где рай пре­вос­хо­дит все зем­ные бла­га. Они верят, что это место рос­ко­ши и богат­ства уго­то­ва­но лишь после­до­ва­те­лям Алла­ха. Резю­ми­руя эту почти все­об­щую веру в бес­смер­тие, хоте­лось бы про­ци­ти­ро­вать Мар­ка Пор­ция Като­на, рим­ско­го фило­со­фа, жив­ше­го до Христа.

Это долж­но быть так. Твои дово­ды вели­ко­леп­ны, Пла­тон: Отку­да же еще эта бла­жен­ная надеж­да, Это страст­ное жела­ние и Тос­ка по бес­смер­тию? Отку­да же еще этот зага­доч­ный страх и внут­рен­ний ужас Паде­ния в ничто?

Если же обра­тить­ся к пер­вым пись­мен­ным памят­ни­кам этой рели­гии, в част­но­сти к кано­ни­че­ской Дхам­ма­па­де, то даже и здесь мы най­дем недву­смыс­лен­но выра­жен­ное представление:

«Одни воз­вра­ща­ют­ся в мате­рин­ское лоно,
Дела­ю­щие зло попа­да­ют в пре­ис­под­нюю (кур­сив перев.),
Пра­вед­ни­ки — на небо,
Лишен­ные жела­ний дости­га­ют Нирваны».

(Гла­ва о зле, № 126).

Иное дело, что пре­бы­ва­ние в аду (как и в раю) по убеж­де­нию буд­ди­стов обу­слов­ле­но (и даже огра­ни­че­но во вре­мен­ном отно­ше­нии) зем­ной жиз­нью, хотя меха­ни­че­ски неиз­беж­ное стрем­ле­ние всех существ и даже пред­ме­тов в гило­зо­и­сти­че­ском смыс­ле в их обре­чен­но­сти на про­грес­си­ру­ю­щие реин­кар­на­ции к Нир­ване поз­во­ля­ет гово­рить об отсут­ствии на этом ито­го­вом уровне како­го бы то ни было ада или рая (уни­вер­са­ли­зи­ру­ю­щая и без­лич­ност­но-деструк­ци­о­ни­зи­ру­ю­щая Нир­ва­на). Это фун­да­мент буд­диз­ма. Попут­но мож­но ука­зать на суще­ство­ва­ние даже такой сек­ты, кото­рая и вовсе отвер­га­ет конеч­ное спа­се­ние всех тех, кто не сле­ду­ет ее док­трине, про­ро­ча им веч­ные муче­ния. Это — сек­та Нити­ран. Вот, одна­ко, тра­ди­ци­он­ная схе­ма тран­сбы­тия по уче­нию буд­диз­ма: 1. Вимук­ти (Нир­ва­на), 2 Атма, 3. Ад Восто­ка, А. Акшоб­хья, 5. Ами­да, 6. Ад Запа­да, 7. Аст­рал, 8. Мен­тал, 9. Сансара.

Инте­рес­но отмстить, что в то вре­мя как в этой клас­си­че­ской схе­ме дано два ада (ад для людей и ад для богов, демо­нов, духов и т. д.), орто-док­са­лыю-хина­я­пи­сти­че­ский памят­ник «Дза­н­лун­до» упо­ми­на­ет в сво­ей XII гла­ве о суще­ство­ва­нии «восем­на­дца­ти адов Все­лен­ной». (Прим. перев.)

И отче­го душа опять
Обра­ща­ет­ся к себе и не изме­ня­ет­ся при разрушении?
Это боже­ство, пре­бы­ва­ю­щее в нас:
Это само небо, ука­зы­ва­ю­щее нам в запредельное
И при­бли­жа­ю­щее чело­ве­ка к веч­но­сти (3).

Христианская эпоха

Спо­ры фило­со­фов и исто­рия раз­де­ли­лись имен­но в тот момент, когда раз­де­лил­ся Рож­де­ством Спа­си­те­ля наш кален­дарь. И все же воз­зре­ние хри­сти­ан­ской куль­ту­ры на смерть встре­ча­ет парал­ле­ли и в антич­но­сти, добав­ляя, одна­ко, недо­ста­ю­щее зве­но — Откро­ве­ние Само­го Созда­те­ля к Сво­е­му тво­ре­нию через упо­доб­ле­ние человеку.

Ири­ней, епи­скоп Лион­ский, око­ло 177 года в Гал­лии про­по­ве­до­вал, что душа суще­ству­ет после отде­ле­ния от тела в момент смер­ти. Ссы­ла­ясь на Новый Завет, он учил, что весь чело­век состо­ит «из духа, души и тела».

В «Феник­се», поэ­ме Лак­тан­ция, жив­ше­го в IV сто­ле­тии, утвер­жда­ет­ся, что чело­век оста­вил Рай вслед­ствие гре­ха, но через обе­то­ва­ние вос­кре­се­ния он может при­об­ре­сти утра­чен­ное. Смерть трак­ту­ет­ся как раз­лу­че­ние тела и души, кото­рые при вос­кре­се­нии соеди­нят­ся. Бог, Созда­тель души, уго­то­вил лишь один путь спа­се­ния: через Иису­са Христа.

Боль­шин­ство совре­мен­ных хри­сти­ан пред­по­ла­га­ет бес­смер­тие души в каче­стве фун­да­мен­таль­ной док­три­ны. Во 2 Кор. 5:6–9 мы читаем:

«Итак мы все­гда бла­го­ду­ше­ству­ем; и как зна­ем, что водво­ря­ясь в теле, мы устра­не­ны от Гос­по­да,- ибо мы ходим верою, а не виде­ни­ем,- то мы бла­го­ду­ше­ству­ем и жела­ем луч­ше вый­ти из тела и водво­рить­ся у Гос­по­да» [21].

Подоб­ные заве­ре­ния Павел шлет и филипийцам:

«Если же жизнь во пло­ти достав­ля­ет плод мое­му делу, то не знаю, что избрать. Вле­чет меня и то и дру­гое: имею жела­ние раз­ре­шить­ся и быть со Хри­стом, пото­му что это несрав­нен­но луч­ше…» (Фил. 1:22–23) [22].

Любо­пыт­но, что все мои паци­ен­ты, гово­рив­шие о пере­хо­де от одной жиз­ни к дру­гой, неза­ви­си­мо от того, како­ва была эта зем­ная жизнь, обыч­но встре­ча­ли люби­мых преж­де людей в том месте, где про­ис­хо­ди­ло как бы рас­пре­де­ле­ние. Зача­стую они гово­ри­ли о нахо­дя­щем­ся там барье­ре, пре­пят­ству­ю­щем пере­хо­ду к более посто­ян­но­му типу суще­ство­ва­ния. Виден­ный ими «свет» часто пред­став­лял собою яркий фон или казал­ся ангель­ским суще­ством. Демо­но­по­доб­ные суще­ства, как пра­ви­ло, опи­сы­ва­лись не как свет, но как тьма. Бес­спор­но, необ­хо­ди­мо пом­нить, что все опи­са­ния дела­ли сами паци­ен­ты, и, сле­до­ва­тель­но, эти опи­са­ния обу­слов­ле­ны их куль­тур­ным уров­нем. Одна­ко наше пони­ма­ние зави­сит от наше­го отно­ше­ния к биб­лей­ской истине.

Лучше один раз увидеть

Апо­стол Павел ясно пока­зал в Писа­нии, что хри­сти­ане осво­бож­де­ны от гре­ха и смер­ти через Иису­са Христа:

«Ибо по внут­рен­не­му чело­ве­ку нахо­жу удо­воль­ствие в законе Божи­ем; но в чле­нах моих вижу иной закон, про­ти­во­бор­ству­ю­щий зако­ну ума мое­го и дела­ю­щий меня плен­ни­ком зако­на гре­хов­но­го, нахо­дя­ще­го­ся в чле­нах моих. Бед­ный я чело­век! кто изба­вит меня от сего тела смер­ти? Бла­го­да­рю Бога мое­го через Иису­са Хри­ста, Гос­по­да наше­го». (Рим. 7:23–25)

Если же, будучи хри­сти­а­на­ми, мы осво­бож­де­ны от гре­ха Иису­сом Хри­стом, то поче­му же для боль­шин­ства из нас смерть столь отвра­ти­тель­на? Воз­мож­но имен­но пото­му, что нам извест­на эта сей­час­ная жизнь, кото­рую мы реаль­но пере­жи­ва­ем, а при­сут­ствие иной, сверхъ­есте­ствен­ной, оста­ет­ся неви­ди­мым и неис­пы­тан­ным, непе­ре­жи­тым нами. Это необ­хо­ди­мо при­ни­мать на веру, веру в обе­щан­ное Богом в Св. Писа­нии. Но если мы не рож­де­ны от Бога, то эта вера недостижима.

Одна­ко, подоб­но най­ден­ным остан­кам Ное­ва ков­че­га, помо­га­ю­щим под­твер­дить биб­лей­ский рас­сказ о пото­пе, в нашем рас­по­ря­же­нии име­ет­ся несколь­ко лич­ных сви­де­тельств людей, кото­рые уми­ра­ли и попа­да­ли в ту жизнь и затем воз­вра­ща­лись,- воз­вра­ща­лись для того, что­бы мы услы­ша­ли их рас­сказ. То, что мы узна­ли бла­го­да­ря им, яви­лось для нас пора­зи­тель­ным откро­ве­ни­ем. Соглас­но их опи­са­ни­ям, тот мир раз­де­лен на Рай и ад. Итак, зна­чит то, что напи­са­но в Св. Писа­нии, прав­да? Поло­жим, Биб­лия не явля­ет­ся про­стой исто­ри­че­ской кни­гой. И если при­знать право­ту Биб­лии, то мы можем уви­деть, что пер­вым из людей, сопри­кос­нув­шим­ся с реаль­но­стью буду­щей жиз­ни, явля­ет­ся сам Иисус Хри­стос: Он вер­нул­ся к жиз­ни вос­крес­шим. Вер­нул­ся из абсо­лют­но необ­ра­ти­мой био­ло­ги­че­ской смерти!

И все же боль­шин­ство из нас не пове­рит, если не убе­дит­ся в этом на соб­ствен­ном опы­те. Как пра­ви­ло, мы не жела­ем при­об­ре­тать вещь, пред­ва­ри­тель­но не осмот­рев ее. Одна­ко если кто-либо из наших дру­зей уже поль­зо­вал­ся ею, то мы с удо­воль­стви­ем при­об­ре­та­ем ее.

Поэто­му, когда меня спра­ши­ва­ют, отче­го я так убеж­ден в суще­ство­ва­нии поту­сто­рон­ней жиз­ни, если сам там нико­гда не бывал, то я отве­чаю сло­ва­ми док­то­ра Рос­са X. Стау­э­ра из Фила­дель­фии: «Да, я нико­гда не бывал там. Но у меня есть Самый доро­гой Друг, Кото­рый там нахо­дил­ся, — Иисус Хри­стос. И я лишь повто­ряю Его слова».

Две неразрешимые дилеммы

До сих пор чело­век стре­мит­ся най­ти окон­ча­тель­ное реше­ние двух нере­шен­ных нау­кой про­блем: рож­де­ния и смер­ти, этих двух тайн. Чело­век, огра­ни­чен­ный в сво­ем пони­ма­нии и вос­при­я­тии пятью физи­че­ски­ми чув­ства­ми, перед Богом пред­став­ля­ет собой мень­шее, чем для нас — насе­ко­мое. Мир чело­ве­ка до смеш­но­го мал, в любом отно­ше­нии, а он еще счи­та­ет себя про­све­щен­ным во всех областях.

Сле­ду­ю­щий при­мер не отно­сит­ся к моей прак­ти­ке — это про­изо­шло с чело­ве­ком, кото­ро­го сумел на неко­то­рое вре­мя ожи­вить врач из Калифорнии:

«Нико­гда я не видел, что­бы на вер­шине сво­е­го успе­ха чело­век мог быть настоль­ко подав­лен­ным. Он гово­рил мне, что пере­жил сей­час более, чем за всю про­шед­шую жизнь. Я не пони­мал его. Мне сле­до­ва­ло бы выслу­шать его, посколь­ку той ночью меня вызы­ва­ли к нему домой на Бай­вер­ли Хиллс, и я нашел его там рас­про­стер­тым на полу с пуле­вым ране­ни­ем через рот. Он при­шел в созна­ние и за неко­то­рое вре­мя до смер­ти реа­ги­ро­вал на реани­ма­цию. Я спро­сил, боль­но ли ему. Он отри­ца­тель­но пока­чал голо­вой. Я ска­зал, что попы­та­юсь спа­сти его. Он одоб­ри­тель­но кив­нул. Его послед­ние сло­ва были: „Я вне себя от стра­ха. Не дай­те мне сно­ва попасть в ад. Я могу видеть его сей­час”. Не знаю, что же такое он тогда видел».

Посколь­ку мы не можем видеть бес­смерт­но­го духа, выхо­дя­ще­го из тела, то мы счи­та­ем, что духа не суще­ству­ет, ибо наше вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти огра­ни­че­но пятью телес­ны­ми чув­ства­ми, с помо­щью кото­рых мы можем видеть, ося­зать, слы­шать, обо­нять и ощу­щать вкус.

Царство духовного: некоторые наблюдения

Посколь­ку мы не видим духа, то гово­рим, что его не суще­ству­ет. Но если мы и можем видеть, мы не все­гда можем понять: «пото­му что они видя не видят, и слы­ша не слы­шат, и не разу­ме­ют» (Мф. 13:13). Это был один из моих недостатков.

Одна­ко мно­гие из пере­жив­ших кли­ни­че­скую смерть рас­ска­зы­ва­ют нам, что виде­ли самих себя дей­стви­тель­но и вполне явствен­но отде­лен­ны­ми от сво­е­го умер­ше­го тела, суще­ствуя в духов­ном обра­зе, и затем удив­ля­лись, отче­го мы не можем их слы­шать, когда они обра­ща­лись к нам. Как уже гово­ри­лось выше, их сму­ща­ло то, что все нахо­дя­щи­е­ся в ком­на­те рас­смат­ри­ва­ли умер­шее тело и не мог­ли видеть соб­ствен­но их. «Отде­лив­ши­е­ся» души мог­ли видеть и слы­шать людей в ком­на­те, но не могут в свою оче­редь быть види­мы и слы­ши­мы сами. Оче­вид­но, что все мы «сле­пы» к духов­но­му миру, если пре­бы­ва­ем в этой жизни.

Воз­мож­но, это про­ис­хо­дит вслед­ствие того, что когда мы обо­зре­ва­ем умер­шее тело, то пола­га­ем, что умер­ла и обла­дав­шая им лич­ность, тогда как в дей­стви­тель­но­сти лич­ность имен­но оста­ви­ла тело, кото­рое в этом слу­чае ста­ло безжизненным.

Соло­мон, по-види­мо­му, вер­но опи­сал свое пред­став­ле­ние о смер­ти для веру­ю­ще­го, когда тело обра­ща­ет­ся в прах, «и дух воз­вра­тит­ся к Богу, Кото­рый и дал его» (Еккл. 12:7). Пре­вра­ще­ние гусе­ни­цы в бабоч­ку мог­ло бы быть сле­ду­ю­щей парал­ле­лью завер­шен­но­го пере­хо­да из одной фор­мы жиз­ни в дру­гую, из чего-то обы­ден­но­го в более пре­крас­ное, из чего-то зем­но­го в нечто неза­ви­си­мое от нее.

Кни­га Бытия сви­де­тель­ству­ет, что чело­век создан из пра­ха: «И создал Гос­подь Бог чело­ве­ка из пра­ха зем­но­го и вду­нул в лице его дыха­ние жиз­ни, и стал чело­век душою живою» (Быт. 2:7). Отсю­да, ста­ло быть, взя­ты и погре­баль­ные сло­ва: «Из пыли в пыль, из пра­ха в прах».

В Биб­лии мно­го гово­рит­ся о про­ис­хож­де­нии чело­ве­ка и его уде­ле — про­бле­мы, до сих пор нераз­ре­ши­мые. Тело ста­ре­ет и раз­ла­га­ет­ся, обра­ща­ясь в пыль. Но дух, создан­ный Богом, про­дол­жа­ет жить. В кни­ге Дани­и­ла упо­ми­на­ет­ся, что «и мно­гие спя­щие про­бу­дят­ся, одни для жиз­ни веч­ной, дру­гие на веч­ное пору­га­ние и посрам­ле­ние. И разум­ные будут сиять как све­ти­ла на твер­ди, и обра­тив­шие мно­гих к прав­де ‑как звез­ды, вове­ки, навсе­гда» (Дан. 12:2,3).

Подоб­ное откро­ве­ние о про­ис­хож­де­нии чело­ве­ка и о буду­щей жиз­ни есть и у Исайи. Создан­ные из пыли, мы воз­вра­тим­ся в пыль, но с уве­рен­но­стью, что «ожи­вут мерт­ве­цы Твои, вос­ста­нут мерт­вые тела! Вос­пря­ни­те и тор­же­ствуй­те, повер­жен­ные во пра­хе: ибо роса Твоя — роса рас­те­ний, и зем­ля изверг­нет мерт­ве­цов» (Ис. 26:19).

Как вид­но, эти тек­сты гово­рят о раз­лу­че­нии тела и духа в момент смер­ти и о после­ду­ю­щем вос­кре­се­нии чело­ве­ка в новой фор­ме вос­со­еди­не­ния духа и ново­го тела. В Вет­хом Заве­те боль­ше вни­ма­ния уде­ле­но вос­кре­се­нию, тогда как в Новом Заве­те — жиз­ни веч­ной. Апо­стол Павел гово­рит о месте посе­ле­ния духа хри­сти­а­ни­на после наступ­ле­ния смер­ти, осо­бо под­чер­ки­вая: отсут­ство­вать в теле — зна­чит при­сут­ство­вать у Гос­по­да (см. 2 Кор. 6:8). Рас­ка­яв­ше­му­ся на кре­сте пре­ступ­ни­ку Хри­стос ска­зал, что тот будет с Ним в Раю не на сле­ду­ю­щей неде­ле, и не на буду­щий год, но «ныне же» (см. Лк. 23:43).

И все же смерть в сво­ей гру­бой реаль­но­сти не вызы­ва­ет энту­зи­аз­ма. Ника­кое самое феше­не­бель­ное похо­рон­ное бюро не может сде­лать ее при­вле­ка­тель­ной. В момент смер­ти тело ста­но­вит­ся про­сто тру­пом, поки­ну­той про­то­плаз­мой, в кото­рой неко­гда кто-то оби­тал; холод­ным, без­жиз­нен­ным кар­ка­сом, кото­ро­му пред­сто­ит воз­вра­тить­ся в пыль, из кото­рой оно и воз­ник­ло. Этот атри­бут смер­ти — потря­са­ю­щая реаль­ность. Это вели­кий урав­ни­тель, ни во что не ста­вя­щий чело­ве­ка. Отсроч­ку нель­зя ни купить, ни заслу­жить. Все мы в свое вре­мя ока­жем­ся под ее пятой. Отсю­да пред­став­ля­ет­ся пара­док­саль­ным, что те, кто живет дея­тель­ной жиз­нью, менее стра­шат­ся смер­ти, неже­ли люди лег­ко­мыс­лен­ные. Если послед­ние не смог­ли отыс­кать насто­я­ще­го смыс­ла жиз­ни, то каза­лось бы и смерть для них долж­на пред­став­лять­ся лег­кой и незна­чи­тель­ной, посколь­ку они не будут в боль­шом про­иг­ры­ше от перестановки.

Нико­му не дано знать назна­чен­но­го ему часа. Годы летят неза­мет­но, и когда мы огля­ды­ва­ем­ся на про­жи­тое, то наше пре­бы­ва­ние здесь и в самом деле пред­став­ля­ет­ся крат­ким. Павел предо­сте­ре­га­ет нас: «насту­пил уже час про­бу­дить­ся нам от сна. Ибо ныне бли­же к нам спа­се­ние, неже­ли когда мы уве­ро­ва­ли. Ночь про­шла, а день при­бли­зил­ся…» (Рим. 13:11–12). Дру­гие тек­сты Писа­ния под­чер­ки­ва­ют, что вре­мя этой жиз­ни огра­ни­че­но, и воз­ве­ща­ют о необ­хо­ди­мо­сти наших рас­ка­я­ний, если жизнь про­жи­та дурно:

В Псал­ме 89 читаем:

Все дни наши про­шли во гне­ве Твоем;
Мы теря­ем лета наши, как звук.
Дней наших — семь­де­сят лет;
А при боль­шей кре­по­сти — восемь­де­сят лет;
И самая луч­шая пора их — труд и болезнь.
Ибо про­хо­дят быст­ро, и мы уле­та­ем (стт. 9–10).

Иов изла­га­ет это более впечатляюще:

Чело­век, рож­ден­ный женою,
Крат­код­не­вен и пре­сы­щен печалями,
Как цве­ток он выхо­дит и опадает;
Убе­га­ет как тень и не оста­нав­ли­ва­ет­ся (14:1–2).

И еще сильнее:

…он как гниль распадается,
Как одеж­да, изъ­еден­ная молью.

Все­ля­ет надеж­ду то, что Хри­сти­ан­ство более про­по­ве­ду­ет жизнь, неже­ли смерть. Для лич­но­сти нет ниче­го более зна­чи­тель­но­го, чем ее смерть. Поэто­му тот, кто ожи­да­ет смерть, созна­ет, насколь­ко пре­крас­на жизнь. Шекс­пи­ров­ский Гам­лет в одной фра­зе взве­ши­ва­ет плю­сы и мину­сы зем­но­го бытия: «быть или не быть?» О том же самом спра­ши­ва­ет и Иов в сво­ей кни­ге, кото­рая, оче­вид­но, явля­ет­ся самой древ­ней кни­гой Биб­лии: «Когда умрет чело­век, то будет ли он опять жить?» Этот вопрос Иов раз­ре­ша­ет позд­нее так:

А я знаю, Иску­пи­тель мой жив,
И Он в послед­ний день вос­ста­вит из праха
Рас­па­да­ю­щу­ю­ся кожу мою сию,
И я во пло­ти моей узрю Бога.
Мои гла­за, не гла­за дру­го­го, уви­дят Его.

(Иов. 18:25–27)

У хри­сти­а­ни­на, даже если он, подоб­но любо­му из нас, и пред­став­ля­ет смерть со сверху­жас­ной физио­но­ми­ей, эту мысль мож­но пре­воз­мочь уве­рен­но­стью в побе­де буду­щей жиз­ни. Ибо Хри­стос побеж­да­ет вся­кую смерть и за гро­бом обе­ща­ет нам новую жизнь: «…ибо Я живу, и вы буде­те жить» (Иов. 14:19).

Глава 5. Необычные встречи на грани смерти

Воз­мож­но, жизнь после смер­ти явля­ет­ся не толь­ко загад­кой, но и надеж­дой чело­ве­че­ства. Интер­вью, взя­тые сра­зу же после реани­ма­ции у паци­ен­тов, испы­тав­ших пере­ход в иную жизнь, пока­зы­ва­ют, что соот­но­ше­ние меж­ду эмо­ци­о­наль­ны­ми вос­при­я­ти­я­ми как поло­жи­тель­но­го, так и отри­ца­тель­но­го харак­те­ра почти рав­но. Один паци­ент может вспом­нить о смер­ти как о чем-то чудес­ном и поучи­тель­ном, в то вре­мя как дру­гой, в силу сво­ей застен­чи­во­сти или недоб­ро­же­ла­тель­но­сти, может скрыть свои переживания.

В несколь­ких после­ду­ю­щих гла­вах нами будут пред­став­ле­ны «хоро­шие», «пло­хие» и «необыч­ные» посмерт­ные ощу­ще­ния. Но преж­де чем мы при­сту­пим к обсуж­де­нию этих необыч­ных встреч про­шло­го и насто­я­ще­го, давай­те рас­смот­рим харак­тер­ное вне­те­лес­ное состояние.

Типичное внетелесное ощущение

Сле­ду­ю­щее опи­са­ние явля­ет­ся общим, но оно может иметь неко­то­рые разновидности.

Уми­ра­ю­щий обыч­но сла­бе­ет или теря­ет созна­ние в момент смер­ти, и тем не менее, он спо­со­бен неко­то­рое вре­мя слы­шать, как врач кон­ста­ти­ру­ет его смерть. Потом он обна­ру­жи­ва­ет, что нахо­дит­ся вне сво­е­го тела, но все еще в той же ком­на­те, наблю­дая как сви­де­тель за про­ис­хо­дя­щим. Он видит, как его реани­ми­ру­ют, и часто вынуж­ден обхо­дить дру­гих людей, кото­рые могут поме­шать его наблю­де­нию. Или же он может смот­реть вниз на место дей­ствия в паря­щем поло­же­нии, нахо­дясь под потол­ком. Часто он оста­нав­ли­ва­ет­ся, как бы пла­вая, поза­ди док­то­ра или обслу­жи­ва­ю­ще­го пер­со­на­ла, смот­рит вниз на их затыл­ки, когда они заня­ты ожив­ле­ни­ем его тела. Он заме­ча­ет тех, кто нахо­дит­ся в ком­на­те, и зна­ет, что они гово­рят. Он с тру­дом верит в соб­ствен­ную смерть, в то, что его тело, кото­рое ему преж­де слу­жи­ло, теперь без­жиз­нен­но. Чув­ству­ет он себя пре­вос­ход­но! Тело остав­ле­но, слов­но какая-то ненуж­ная вещь. Посте­пен­но при­вык­нув к это­му необыч­но­му состо­я­нию, он заме­ча­ет, что у него теперь новое тело, кото­рое кажет­ся реаль­ным и наде­лен­ным более луч­ши­ми спо­соб­но­стя­ми к вос­при­я­тию. Он может видеть, чув­ство­вать, думать и гово­рить как и преж­де. Но теперь при­об­ре­те­ны новые пре­иму­ще­ства. Он заме­ча­ет, что его тело обла­да­ет мас­сой воз­мож­но­стей: пере­ме­ще­ния, чте­ния чужих мыс­лей; спо­соб­но­сти его едва ли не без­гра­нич­ны. Затем он может услы­шать необыч­ный шум, после чего видит себя про­но­ся­щим­ся по длин­но­му чер­но­му кори­до­ру. Его ско­рость может быть и быст­рой, и мед­лен­ной, но он не заде­ва­ет стен и не боит­ся паде­ния. По выхо­де из кори­до­ра он видит ярко осве­щен­ную, изыс­кан­но пре­крас­ную мест­ность, где встре­ча­ет­ся и раз­го­ва­ри­ва­ет с умер­ши­ми ранее дру­зья­ми и род­ствен­ни­ка­ми. После это­го он может быть опро­шен суще­ством из све­та или суще­ством из тьмы. Эта мест­ность может быть невы­ра­зи­мо чудес­ной, часто хол­ми­стым лугом или пре­крас­ным горо­дом; или же невы­ра­зи­мо оттал­ки­ва­ю­щей, часто под­зем­ной тюрь­мой или гигант­ской пеще­рой. Вся жизнь чело­ве­ка может быть про­кру­че­на назад как мгно­вен­ный обзор всех глав­ных собы­тий, слов­но бы в ожи­да­нии суда. Когда он про­гу­ли­ва­ет­ся вме­сте со сво­и­ми дру­зья­ми или род­ствен­ни­ка­ми (часто его роди­те­ли пре­бы­ва­ют в хоро­шем состо­я­нии), обыч­но встре­ча­ет­ся барьер, кото­рый он не может пере­сту­пить. В этот момент он обыч­но воз­вра­ща­ет­ся и вне­зап­но сно­ва нахо­дит себя в сво­ем теле, и может чув­ство­вать тол­чок при­ме­ня­е­мо­го элек­тро­то­ка или боли в гру­ди из-за надав­ли­ва­ния на нее.

Эти пере­жи­ва­ния, как пра­ви­ло, силь­но воз­дей­ству­ют на жизнь и пове­де­ние лич­но­сти после ожив­ле­ния. Если ощу­ще­ние при­ят­ное, то чело­век не боит­ся уме­реть еще раз. Он может ожи­дать воз­об­нов­ле­ния это­го ощу­ще­ния, осо­бен­но с того момен­та, когда познал, что смерть сама по себе без­бо­лез­нен­на и не вну­ша­ет стра­ха. Но если он пыта­ет­ся пове­дать об этих ощу­ще­ни­ях сво­им дру­зьям, то его рас­сказ может быть вос­при­нят или с насмеш­кой, или с шут­ка­ми. Най­ти сло­ва, что­бы опи­сать эти сверхъ­есте­ствен­ные собы­тия, доста­точ­но труд­но; но если он будет осме­ян, то впо­след­ствии сохра­нит слу­чив­ше­е­ся в тайне и боль­ше не ста­нет упо­ми­нать об этом. Если же про­ис­шед­шее непри­ят­но, если он пере­жил осуж­де­ние или про­кля­тие, то ско­рее все­го он пред­по­чтет оста­вить это вос­по­ми­на­ние в тайне.

Страш­ные пере­жи­ва­ния могут встре­чать­ся столь же часто, сколь и при­ят­ные. Испы­тав­шие непри­ят­ные ощу­ще­ния, так­же как и испы­тав­шие при­ят­ные, могут не быть обес­по­ко­е­ны созна­ни­ем того, что они мерт­вы, когда наблю­да­ют за теми, кто хло­по­чет над их мерт­вы­ми тела­ми. Они так­же вхо­дят в тем­ный кори­дор после того, как поки­нут ком­на­ту, но вме­сто того, что­бы попасть в область све­та, они ока­зы­ва­ют­ся в тем­ной, туман­ной обста­нов­ке, где стал­ки­ва­ют­ся со стран­ны­ми людь­ми, кото­рые могут скры­вать­ся в тенях или вдоль пыла­ю­ще­го огнен­но­го озе­ра. Ужа­сы не под­да­ют­ся опи­са­нию, так что вспо­ми­нать их чрез­вы­чай­но труд­но. В отли­чие от при­ят­ных ощу­ще­ний здесь труд­но узнать точ­ные подробности.

Важ­но про­из­ве­сти опрос паци­ен­тов сра­зу после реани­ма­ции, пока они еще нахо­дят­ся под впе­чат­ле­ни­ем пере­жи­тых собы­тий, то есть преж­де, чем они могут забыть или скрыть свои пере­жи­ва­ния. Эти необыч­ные, тягост­ные встре­чи име­ют самое глу­бо­кое воз­дей­ствие на их отно­ше­ние к жиз­ни и смер­ти. Яне встре­чал еще ни одно­го чело­ве­ка, кото­рый, пере­жив такое, оста­вал­ся агно­сти­ком или атеистом.

Личные наблюдения

Я хотел бы рас­ска­зать о том, что побу­ди­ло меня занять­ся изу­че­ни­ем «посмерт­но­го опы­та». Я стал сле­дить за пуб­ли­ка­ци­я­ми Эли­за­бет Кюб­лер-Росс (нако­нец-таки издан­ных в ее кни­ге «О смер­ти и уми­ра­нии» (4) и док­то­ра Рай­мон­да Моуди в кни­ге «Жизнь после жиз­ни» (5). Если не гово­рить об опи­са­нии попы­ток само­убий­ства, опуб­ли­ко­ван­ные ими мате­ри­а­лы сви­де­тель­ству­ют лишь о крайне радост­ных ощу­ще­ни­ях. Мне невоз­мож­но пове­рить в это! Опи­сан­ные ими ощу­ще­ния слиш­ком радост­ны, слиш­ком экзаль­ти­ро­ва­ны, что­бы быть вер­ны­ми, на мой взгляд. В пору моей юно­сти меня учи­ли, что за гро­бом име­ют­ся «место печа­ли» и «место бла­жен­ства», ад и Рай. К тому же тот раз­го­вор с муж­чи­ной во вре­мя его реани­ма­ции, кото­рый уве­рял, что нахо­дит­ся в аду, и вера в непре­лож­ность Писа­ния убе­ди­ли меня, что неко­то­рые долж­ны попа­дать и в ад. Одна­ко почти все в сво­их опи­са­ни­ях гово­ри­ли о Рае. Тогда я нако­нец понял, что неко­то­рые из «хоро­ших» ощу­ще­ний мог­ли быть лож­ны­ми, воз­мож­но, под­стро­ен­ны­ми сата­ной, при­ни­ма­ю­щим образ «Анге­ла све­та» (см. 2 Кор. 11:14). Или, может быть, место встре­чи в при­ят­ной обста­нов­ке, пред­став­ля­ю­щей собой «зем­лю раз­де­ле­ния» или область выне­се­ния реше­ния до рас­смот­ре­ния на суде, посколь­ку в боль­шин­стве слу­ча­ев сооб­ща­ет­ся о барье­ре, кото­рый пре­пят­ству­ет про­дви­же­нию на ту сто­ро­ну. Паци­ент воз­вра­ща­ет­ся в свое тело преж­де, чем барьер может быть пре­одо­лен. Одна­ко сооб­ща­ет­ся и о таких слу­ча­ях, когда умер­шим паци­ен­там было раз­ре­ше­но пере­сечь тот «барьер», за кото­рым откры­ва­лись Небе­са или ад. Такие слу­чаи будут опи­са­ны ниже.

Как резуль­тат этих наблю­де­ний, во мне созре­ло убеж­де­ние, что все фак­ты, опуб­ли­ко­ван­ные док­то­ром Рай­мон­дом Муди и док­то­ром Кюб­лер-Росс и впо­след­ствии док­то­ра­ми Кар­лис Озис и Эрлен­дью Гаральд­сон в их пре­вос­ход­ном сбор­ни­ке «В час смер­ти», точ­но изло­же­ны авто­ра­ми, но не все­гда доста­точ­но подроб­но сооб­ще­ны паци­ен­та­ми. Я обна­ру­жил, что боль­шая часть непри­ят­ных ощу­ще­ний вско­ре отхо­дит глу­бо­ко в под­со­зна­ние паци­ен­та, или в под­со­зна­тель­ный разум. Эти пло­хие ощу­ще­ния кажут­ся настоль­ко тягост­ны­ми и тре­вож­ны­ми, что изго­ня­ют­ся из созна­тель­ной памя­ти, и оста­ют­ся либо толь­ко при­ят­ные ощу­ще­ния, либо ниче­го не оста­ет­ся вооб­ще. Были слу­чаи, когда паци­ен­ты «уми­ра­ли» несколь­ко раз от оста­нов­ки серд­ца, как толь­ко реани­ми­ро­ва­ние пре­кра­ща­лось, и, когда дыха­ние и дея­тель­ность серд­ца воз­об­нов­ля­лись, к ним воз­вра­ща­лось созна­ние. В таких слу­ча­ях паци­ент неод­но­крат­но имел вне­те­лес­ный опыт. Тем не менее, обыч­но он запо­ми­нал толь­ко при­ят­ные подробности.

Затем я нако­нец понял, что и док­тор Кюб­лер-Росс, и док­тор Муди, и дру­гие пси­хи­ат­ры, и пси­хо­ло­ги спра­ши­ва­ли тех паци­ен­тов, кото­рых реани­ми­ро­ва­ли дру­гие вра­чи, при­чем реани­ми­ро­ва­ние име­ло место за несколь­ко дней или даже недель до опро­са. Насколь­ко мне извест­но, ни Кюб­лер-Росс, ни Муди нико­гда не зани­ма­лись реани­ма­ци­ей паци­ен­та и даже не име­ли воз­мож­но­сти опро­сить его сра­зу на месте про­ис­ше­ствия. После мно­го­крат­ных рас­спро­сов реани­ми­ро­ван­ных мною паци­ен­тов, меня изу­ми­ло то откры­тие, что непри­ят­ные ощу­ще­ния име­ют мно­гие. Если бы паци­ен­тов мож­но было опро­сить немед­лен­но после реани­ма­ции, то я уве­рен, иссле­до­ва­те­ли слы­ша­ли бы о пло­хих ощу­ще­ни­ях столь же часто, сколь­ко и о хоро­ших. Одна­ко боль­шин­ство док­то­ров, не жела­ю­щих пока­зать­ся веру­ю­щи­ми, опа­са­ют­ся опра­ши­вать паци­ен­тов об их «посмерт­ном опыте».

Эту идею немед­лен­но­го опро­са еще мно­го лет назад выдви­нул зна­ме­ни­тый пси­хо­лог, док­тор У. Г. Май­ерс, кото­рый утверждал:

«Воз­мож­но, что мы мог­ли бы мно­гое узнать, рас­спра­ши­вая уми­ра­ю­щих в момент их выхо­да из неко­то­рых кома­тоз­ных состо­я­ний, так как их память хра­нит некие гре­зы или виде­ния, явив­ши­е­ся в этом состо­я­нии. Если в этот момент дей­стви­тель­но испы­ты­ва­ют­ся какие-либо ощу­ще­ния, то их необ­хо­ди­мо тот­час же запи­сать, посколь­ку, веро­ят­но, они будут быст­ро сти­рать­ся из супра­ли­ми­наль­ной [23] памя­ти боль­но­го, даже если сра­зу после это­го он не умирает».

При­сту­пая к изу­че­нию это­го явле­ния, я всту­пил в кон­так­ты с дру­ги­ми док­то­ра­ми, кото­рым так­же сооб­ща­лись ана­ло­гич­ные све­де­ния о при­ят­ных и непри­ят­ных ощу­ще­ни­ях, так что доста­точ­но сход­ные слу­чаи мож­но было срав­нить. Одно­вре­мен­но меня нача­ла зани­мать про­бле­ма ранее сде­лан­ных подоб­ных сооб­ще­ний раз­лич­ны­ми авторами.

Необычные происшествия в прошлом

Про­смат­ри­вая лите­ра­ту­ру, я обна­ру­жил, что в Биб­лии опи­сы­ва­ет­ся слу­чай, до неко­то­рой сте­пе­ни напо­ми­на­ю­щий искус­ствен­ное дыха­ние спо­со­бом «изо рта в рот», опи­сан­ный в 4 Цар. 4:34. И хотя сто­ле­тия спу­стя в Тибет­ску­юк­ни­гу мерт­вых, в ее пер­вой извест­ной запи­си в VIII в. по Р. X., вошло опи­са­ние это­го мето­да, все же чару­ю­щее сход­ство древ­них пред­став­ле­ний с совре­мен­ны­ми дан­ны­ми поис­ти­не при­ме­ча­тель­но. И те и дру­гие изла­га­ют сход­ные пред­став­ле­ния о
пре­бы­ва­нии души вне физи­че­ско­го тела и о том, что душа обла­да­ет теми же физи­че­ски­ми чув­ства­ми, толь­ко гораз­до более силь­ны­ми и обострен­ны­ми. Ана­ло­гич­ны опи­са­ния стран­ство­ва­ний души как мгно­вен­ных пере­ме­ще­ний по ее жела­нию в любое место, а так­же пред­став­ле­ния о ее спо­соб­но­сти бес­пре­пят­ствен­но про­ни­кать сквозь сте­ны, ска­лы и дру­гие объ­ек­ты. В сия­ю­щем орео­ле чисто­го све­та души, как счи­та­ет­ся, встре­тят ранее умер­ших род­ствен­ни­ков. Затем души обыч­но под­вер­га­ют­ся суду, после чего отбы­ва­ют срок нака­за­ния, или им опре­де­ля­ет­ся соот­вет­ству­ю­щая судьба.

Далее я иссле­до­вал рас­ска­зы Эма­ну­э­ля Све­ден­бор­га, пло­до­ви­то­го швед­ско­го писа­те­ля, жив­ше­го в XVII- XVIII сто­ле­ти­ях. В сво­их ори­ги­наль­ных сооб­ще­ни­ях Све­ден­борг, посколь­ку он испы­тал состо­я­ния, ана­ло­гич­ные смер­ти, опи­сал лич­ные пере­жи­ва­ния в то вре­мя, как нахо­дил­ся вне сво­е­го тела. Во вре­мя одно­го из таких обмо­роч­ных состо­я­ний он «осо­знал и запом­нил собы­тия, кото­рые про­ис­хо­ди­ли и про­ис­хо­дят с теми, кто уми­ра­ет, то есть про­цесс духов­но­го бытия, сво­бод­но­го от тела» . Сна­ча­ла он встре­тил осве­дом­ля­ю­щих­ся анге­лов и духов, кото­рые бесе­до­ва­ли на обще­по­нят­ном язы­ке, и «речь анге­ла или духа плав­но вли­ва­лась пря­мо в разум чело­ве­ка». Он заме­тил, что его тело было, одна­ко, узна­но его дру­зья­ми и зна­ко­мы­ми, после чего дру­зья и зна­ко­мые нача­ли объ­яс­нять ему то, что он дол­жен был знать о веч­ной жиз­ни…» Все, что он «гово­рил и делал, ста­но­ви­лось извест­ным анге­лам, в све­те ясном как день… и …не было ниче­го настоль­ко скры­то­го в мире, что­бы не стать извест­ным после смерти».

Одна­ко более зна­чи­тель­ный для меня инте­рес пред­став­ля­ют ощу­ще­ния, опи­сан­ные вра­чом, кото­рый в 1889 г. в состо­я­нии комы, вызван­ной тифоз­ным жаром, в тече­ние четы­рех часов оста­вал­ся без пуль­са и трид­цать минут без при­зна­ков дыха­ния. Этот слу­чай был заре­ги­стри­ро­ван в ноябрь­ском выпус­ке «Меди­цин­ско­го хирур­ги­че­ско­го жур­на­ла Св. Людо­ви­ка» за 1889 г., в ста­тье, рас­ска­зы­ва­ю­щей о док­то­ре Уилт­се Сиди, штат Кан­зас, лечив­шем­ся у док­то­ра С. X. Рай-неса. После того, как док­тор Рай­нес заме­тил, что затруд­нен­ное в тече­ние несколь­ких часов дыха­ние пол­но­стью пре­кра­ти­лось на 30 минут, и на про­тя­же­нии 4‑х часов не про­щу­пы­вал­ся пульс, боль­ной был объ­яв­лен умер­шим; коло­кол сель­ской церк­ви зазво­нил по покой­ни­ку. Вспо­ми­ная свою соб­ствен­ную смерть, док­тор Уилтс сообщал:

«Я вновь при­шел в состо­я­ние созна­тель­но­го суще­ство­ва­ния и обна­ру­жил себя без дви­же­ния в сво­ем теле, но меж­ду мной и телом более не име­лось ниче­го обще­го. В пер­вые мину­ты я с радост­ным изум­ле­ни­ем раз­гля­ды­вал само­го себя… со всем инте­ре­сом вра­ча я созер­цал чуде­са соб­ствен­ной ана­то­мии, ясно отда­вая себе пол­ный отчет в том, что был живой душой того мерт­во­го тела. Я рас­суж­дал, что хотя я и умер, как пред­на­зна­че­но чело­ве­ку, но тем не менее я такой же чело­век, как и все­гда. Я соби­рал­ся вый­ти из тела и наблю­дал этот инте­рес­ный про­цесс раз­де­ле­ния души и тела. Что каса­ет­ся цве­та и фор­мы, то я отчет­ли­во пом­ню, что на себя само­го про­из­во­дил впе­чат­ле­ние меду­зы. (Его дух затем всплыл.) Я качал­ся там и сям, подоб­но мыль­но­му пузы­рю, при­став­ше­му к труб­ке, до тех пор, пока нако­нец не ото­рвал­ся от тела и мед­лен­но под­нял­ся туда, где я рос и рас­ши­рял­ся. Мне каза­лось, что я стал полу­про­зрач­ным, голу­бо­ва­тым слеп­ком. И так как я решил оста­вить свою ком­на­ту, то задел лок­тем руку одно­го или двух джентль­ме­нов, сто­яв­ших в две­рях. К мое­му удив­ле­нию, рука про­шла сквозь меня без види­мо­го сопро­тив­ле­ния, а разъ­еди­нен­ные части сли­лись сно­ва, подоб­но воз­душ­ным соеди­не­ни­ям. Я быст­ро гля­нул ему в лицо, что­бы узнать, заме­тил ли он при­кос­но­ве­ние, но он не подал мне ника­ко­го зна­ка, толь­ко встал и при­сталь­но посмот­рел в направ­ле­нии кушет­ки, кото­рую я толь­ко что оста­вил. Я напра­вил свой взор туда же и уви­дел свое умер­шее тело. Оно лежа­ло все в той же позе, кото­рая при­чи­ня­ла мне столь­ко стра­да­ний; ноги были соеди­не­ны вме­сте, и руки при­жа­ты попе­рек гру­ди. Я был удив­лен блед­но­стью сво­е­го лица… Я видел несколь­ко людей, сидев­ших и сто­яв­ших вокруг тела и осо­бен­но обра­тил вни­ма­ние на двух жен­щин, по-види­мо­му, сто­яв­ших на коле­нях сле­ва от меня, и понял, что они пла­ка­ли. Я узнал их: это были моя жена и моя сестра…

Тогда я попы­тал­ся при­влечь вни­ма­ние людей, что­бы уте­шить их и уве­рить в моем бес­смер­тии. Я дураш­ли­во покло­нил­ся им и попри­вет­ство­вал пра­вой рукой. Затем про­шел­ся меж­ду ними, но уви­дел, что они не обра­ти­ли на меня вни­ма­ния. Эта ситу­а­ция пора­зи­ла меня сво­им комиз­мом, и я рас­сме­ял­ся откры­то… Я понял, что про­ис­хо­дит, и ска­зал сам себе: „они обла­да­ют все­го лишь телес­ным зре­ни­ем. Они не могут видеть духов и пола­га­ют, что то, что сей­час наблю­да­ют на кушет­ке, есть я, но они оши­ба­ют­ся. Там не я. Я ‑вот, и я такой же живой, как и всегда”.

“…Какое пре­крас­ное у меня само­чув­ствие”,- поду­мал я. Все­го несколь­ко минут назад меня мучи­ли ужас­ная болезнь и сла­бость. Так про­изо­шла та пере­ме­на, кото­рая назы­ва­ет­ся смер­тью и кото­рой я так силь­но боял­ся. Вот сей­час она насту­пи­ла, и я нахо­жусь здесь, такой же чело­век, живой и дума­ю­щий, да, дума­ю­щий все так же ясно, как и все­гда, и как хоро­шо я себя чув­ствую, и я нико­гда не забо­лею вновь. Мне более не при­дет­ся уми­рать. И я с явным неудер­жи­мым буй­ством духов про­тан­це­вал «па», затем повер­нул­ся кру­гом и посмот­рел в откры­тую дверь, где уви­дел голо­ву сво­е­го тела рядом с собой».

Затем он опи­сал, как его само­го под­ни­ма­ли и лег­ко про­но­си­ли в воз­ду­хе чьи-то руки, поста­вив на доро­гу, веду­щую в небо, где он натолк­нул­ся на три

«…гро­мад­ных кам­ня, пре­граж­дав­ших доро­гу. Здесь я оста­но­вил­ся, удив­ля­ясь, поче­му такая пре­крас­ная доро­га пере­го­ро­же­на таким обра­зом. И пока я решал, что делать, огром­ное и тем­ное обла­ко, по объ­е­му рав­ное куби­че­ско­му акру, оста­но­ви­лось над моей голо­вой. Я почув­ство­вал, что в южной части это­го обла­ка при­сут­ству­ет Некто незри­мый. Эта некая духов­ная сила, по-мое­му, не име­ла фор­мы, так как она напол­ня­ла собою обла­ко, подоб­но како­му-то обшир­но­му разу­му… слов­но туман, тихо поко­и­лась вокруг моей голо­вы… мыс­ли — но мыс­ли не мои соб­ствен­ные — про­ни­ка­ли в мой мозг.

Эти, как я ска­зал, мыс­ли были его, но не мои: они, воз­мож­но, были на гре­че­ском или древ­не­ев­рей­ском язы­ке, и, про­тив соб­ствен­ной воли, я нахо­дил­ся под их воз­дей­стви­ем, но как если бы ко мне обра­ща­лись на моем род­ном язы­ке, я понял: „все хоро­шо”. И это Суще­ство объ­яс­ни­ло мне: “Перед тобой доро­га в Веч­ный мир. Вон те глы­бы — гра­ни­ца меж­ду дву­мя мира­ми и дву­мя жиз­ня­ми. Когда ты их пере­сту­пишь, ты боль­ше не смо­жешь вер­нуть­ся в тело. Если твое дело на зем­ле завер­ше­но, ты можешь прой­ти за пре­гра­ду. Одна­ко, если пораз­мыс­лив, ты уви­дишь, что… оно не сде­ла­но, ты можешь воз­вра­тить­ся в тело”. Меня соблаз­ня­ло жела­ние пере­сечь погра­нич­ную линию… теперь, когда я ока­зал­ся так близ­ко, я хотел пере­сечь эту линию и остать­ся… и занес левую ногу за чер­ту. Но сто­и­ло мне это сде­лать, как малень­кое, густое, чер­ное обла­ко воз­ник­ло пере­до мною и напра­ви­лось к мое­му лицу. Я понял, что меня оста­но­ви­ли. Я почув­ство­вал необ­хо­ди­мость дви­нуть­ся даль­ше или поду­мать о сво­ем воз­вра­ще­нии. Мои руки бес­силь­но повис­ли по бокам, голо­ва опу­сти­лась, обла­ко кос­ну­лось мое­го лица, и ниче­го далее я не пом­ню. Рань­ше, чем я успел что-либо поду­мать, и без види­мо­го уси­лия с моей сто­ро­ны, мои гла­за откры­лись. Я взгля­нул на свои руки и затем на белую кушет­ку, на кото­рой лежал и, пони­мая, что уже вер­нул­ся в тело, в изум­ле­нии и разо­ча­ро­ва­нии вос­клик­нул: “Что такое про­изо­шло со мной? Я опять дол­жен уме­реть?” Я был крайне слаб, но все же нашел силы, что­бы рас­ска­зать о сво­их ощу­ще­ни­ях, вопре­ки всем при­ка­зам соблю­дать покой… Я ско­ро и бла­го­по­луч­но выздоровел.

Есть мно­го сви­де­тельств, под­твер­жда­ю­щих истин­ность выше­из­ло­жен­но­го рас­ска­за, посколь­ку вопрос идет о моем физи­че­ском состо­я­нии. Мое состо­я­ние, как я его опи­сал, а так­же все, что ска­за­но о про­ис­хо­дя­щем в ком­на­те, дей­стви­тель­но было. Я дол­жен был, сле­до­ва­тель­но, все это так или ина­че видеть».

Каким обра­зом он выжил без про­яв­ле­ния жиз­нен­ных функ­ций на про­тя­же­нии почти трид­ца­ти минут, оста­ет­ся сверх мое­го понимания.

Все­го лишь в несколь­ких слу­ча­ях опи­са­ны ожи­да­ние смер­ти и ощу­ще­ние самой смер­ти. Один из них отно­сит­ся к Дуай­ту Муди, тор­гов­цу обу­вью из Чика­го, кото­рый стал одним из вели­чай­ших мис­си­о­не­ров в исто­рии Хри­сти­ан­ства. В жар­кий вос­крес­ный день в Нью-Йор­ке в авгу­сте 1899 г. он ска­зал: «Одна­жды вы про­чи­та­е­те в газе­тах о том, что Муди умер. Не верь­те ни сло­ву из того. В тот момент я буду более живым, чем теперь… Я был рож­ден пло­тью в 1837 г. В 1855 г. я был рож­ден Духом. Рож­ден­ные пло­тью могут уме­реть. Рож­ден­ные Духом будут жить вечно» .

Поз­же, в том же году, Муди ока­зал­ся при смер­ти. Зим­ним утром, в пят­ни­цу 22 декаб­ря 1899 г. его сын Уилл ска­зал, что слы­шал, как Муди гово­рил через зал из сво­ей ком­на­ты: «Зем­ля отхо­дит, небе­са рас­кры­ва­ют­ся пре­до мною!» Уилл поспе­шил в ком­на­ту сво­е­го отца. Муди ска­зал: «Это не сон, Уилл. Это нечто пре­крас­ное, подоб­ное экс­та­зу. Если тако­ва смерть, то она сла­дост­на. Бог зовет меня, и я дол­жен идти.

Не зови меня обрат­но!» Потом он начал усколь­зать в бес­со­зна­тель­ное состо­я­ние, не жалу­ясь на боль, но назы­вая это блаженством.

После уси­лий вра­ча Муди при­шел в себя и поже­лал узнать, где все нахо­ди­лись. Он ска­зал, что был вне это­го мира. «Я шел к небес­ным вра­там. Надо же, это было так чудес­но, и я видел ребят». Когда спро­си­ли, кого, он отве­тил: «Я видел Ирен и Дуай­та». Затем он отчет­ли­во понял, что был на гра­ни кон­чи­ны, и ска­зал: «Я оста­нусь, пока смо­гу, но если мое вре­мя при­шло, то я готов… Если Богу угод­но, Он может сотво­рить чудо. Я под­ни­мусь. Док­тор, могу ли я уме­реть на кафед­ре точ­но так же, как и на постели?»

В то вре­мя Муди полу­чил пред­зна­ме­но­ва­ние веч­но­сти. Ничто не мог­ло удер­жать его, по его сло­вам. Таким обра­зом, Дуайт Муди сна­ча­ла созер­цал смерть, а затем вре­мен­ное ощу­ще­ние смер­ти и воз­вра­тил­ся к зем­ной жиз­ни после виде­ния сво­их покой­ных детей и небес­ных зре­лищ. Он умер впо­след­ствии с оче­вид­ной безмятежностью.

Дру­гой исто­ри­че­ский при­мер о жиз­ни после смер­ти каса­ет­ся пио­не­ра пси­хо­ана­ли­за, док­то­ра Кар­ла Юнга. Он опи­сал свое пре­бы­ва­ние в полу­бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии после сер­деч­но­го при­сту­па. Опи­са­ние это­го слу­чая наво­дит на мысль об оста­нов­ке серд­ца. Вый­дя из сво­е­го тела, он нашел себя уплы­ва­ю­щим с Зем­ли в при­ят­ный голу­бой свет и затем оста­но­вил­ся перед хра­мом, две­ри кото­ро­го были окру­же­ны огнен­ны­ми гир­лян­да­ми. Он писал: «Невоз­мож­но пере­дать кра­со­ту и силу эмо­ций во вре­мя этих виде­ний. Они были самы­ми потря­са­ю­щи­ми из тех, кото­рые я когда-либо испы­ты­вал,- я могу опи­сать это ощу­ще­ние не ина­че, как толь­ко экс­таз состо­я­ния, в кото­ром насто­я­щее, про­шлое и буду­щее сли­ты воеди­но» Ц Он не опи­сал ни барье­ра, ни суда. Воз­мож­но, пото­му, что не оста­вал­ся там доста­точ­но долго.

Дру­гие заре­ги­стри­ро­ван­ные ощу­ще­ния смер­ти или пред­смерт­но­го состо­я­ния опи­са­ны в про­шлом Тома­сом Эди­со­ном, Бен­джа­ми­ном Фран­кли­ном, Эли­за­бет Бра­у­нинг, Эдди Рикен­бей­кер а так­же при­сут­ству­ют в выска­зы­ва­ни­ях таких писа­те­лей, как Луи­за Мэй Аль­котт и Эрнест Хемингуэй.

Необычные происшествия в наше время

Вос­по­ми­на­ния мно­гих моих паци­ен­тов пора­жа­ют тща­тель­ным вос­про­из­ве­де­ни­ем реа­лий, кото­рые сопут­ство­ва­ли их реани­ма­ции: точ­ным пере­чис­ле­ни­ем при­ме­няв­ших­ся про­це­дур, изло­же­ни­ем раз­го­во­ра меж­ду при­сут­ство­вав­ши­ми в ком­на­те, опи­са­ни­ем фасо­на и цве­та одеж­ды на каж­дом. Подоб­ные собы­тия наво­дят на мысль о духов­ном суще­ство­ва­нии вне тела во вре­мя затя­нув­ше­го­ся бес­со­зна­тель­но­го состо­я­ния. Такие кома­тоз­ные состо­я­ния ино­гда про­дол­жа­ют­ся в тече­ние несколь­ких дней.

Одна такая боль­ная была меди­цин­ской сест­рой. Одна­жды в гос­пи­та­ле меня попро­си­ли осмот­реть ее, что­бы про­кон­суль­ти­ро­вать серд­це из-за жалоб на пери­о­ди­че­ские груд­ные боли. В пала­те была толь­ко ее сосед­ка, кото­рая сооб­щи­ла мне, что боль­ная либо в рент­ген­от­де­ле­нии, либо все еще нахо­дит­ся в ван­ной ком­на­те. Я посту­чал в дверь ван­ной ком­на­ты и, не слы­ша отве­та, повер­нул руч­ку, откры­вая дверь очень мед­лен­но, что­бы не сму­тить того, кто мог бы там оказаться.

Когда дверь откры­лась, я уви­дел мед­сест­ру, повис­шую на крюч­ке для одеж­ды с дру­гой сто­ро­ны две­ри ван­ной ком­на­ты. Она была не слиш­ком высо­кой, поэто­му лег­ко повер­ну­лась вме­сте с откры­той две­рью. Жен­щи­на висе­ла на крюч­ке, под­цеп­лен­ная за мяг­кий ворот­ни­чок, кото­рым поль­зу­ют­ся для рас­тя­же­ния шей­ных позвон­ков. Оче­вид­но, она обвя­за­ла этот ворот­ни­чок вокруг шеи и затем конец его при­кре­пи­ла к крюч­ку и ста­ла посте­пен­но сги­бать коле­ни, пока не насту­пи­ло бес­со­зна­тель­ное состо­я­ние. Не уду­ше­ние или шок — имен­но посте­пен­ная поте­ря созна­ния. Чем более глу­бо­ким ста­но­вил­ся обмо­рок, тем боль­ше она опус­ка­лась. В момент смер­ти ее лицо, язык и гла­за выда­лись впе­ред. Лицо при­об­ре­ло тем­ный, голу­бо­ва­тый отте­нок. Осталь­ные части ее тела были смер­тель­но блед­ны. Из-за оста­нов­ки дыха­ния она вся вытянулась.

Я быст­ро снял ее с крюч­ка и поло­жил во весь рост на пол. Ее зрач­ки были рас­ши­ре­ны, пульс у шеи не про­щу­пы­вал­ся, и уда­ров серд­ца не чув­ство­ва­лось. Я при­сту­пил к закры­то­му мас­са­жу серд­ца в то вре­мя, как ее сосед­ка побе­жа­ла вниз звать на помощь обслу­жи­ва­ю­щий персонал.

Кис­ло­род и дыха­тель­ная мас­ка были заме­не­ны искус­ствен­ным дыха­ни­ем изо рта в рот. ЭКГ пока­зы­ва­ла пря­мую линию, «мерт­вую точ­ку». Элек­тро­шок уже не помо­жет. Доза бикар­бо­на­та натрия и эпи­неф­ри­на для внут­ри­вен­но­го вли­ва­ния была сра­зу же удво­е­на, тогда как ко фла­ко­ну для внут­ри­вен­ных вли­ва­ний были достав­ле­ны дру­гие меди­ка­мен­ты. Была уста­нов­ле­на капель­ни­ца для под­дер­жа­ния кро­вя­но­го дав­ле­ния и устра­не­ния шока.

Затем она была отправ­ле­на на носил­ках в блок интен­сив­ной тера­пии, где четы­ре дня про­бы­ла в кома­тоз­ном состо­я­нии. Рас­ши­ре­ние зрач­ков ука­зы­ва­ло на повре­жде­ние моз­га из-за недо­ста­точ­но­го кро­во­об­ра­ще­ния во вре­мя оста­нов­ки серд­ца. Одна­ко неожи­дан­но, через несколь­ко часов, ее кро­вя­ное дав­ле­ние нача­ло нор­ма­ли­зо­вать­ся. Вме­сте с вос­ста­нов­ле­ни­ем кро­во­об­ра­ще­ния нача­лось моче­вы­де­ле­ние. Одна­ко гово­рить она смог­ла толь­ко через несколь­ко дней. В кон­це кон­цов все функ­ции орга­низ­ма вос­ста­но­ви­лись, и несколь­ки­ми меся­ца­ми поз­же боль­ная вер­ну­лась к работе.

До сего вре­ме­ни она верит, что при­чи­ной пато­ло­ги­че­ско­го удли­не­ния ее шеи было нечто вро­де авто­мо­биль­ной ката­стро­фы. Несмот­ря на то, что она посту­пи­ла в гос­пи­таль в депрес­сив­ном состо­я­нии, теперь она выздо­ро­ве­ла без оста­точ­ных явле­ний подав­лен­но­сти или тяги к само­убий­ству, веро­ят­но, сгла­жен­ных дли­тель­ным нару­ше­ни­ем кро­во­снаб­же­ния мозга.

При­мер­но на вто­рой день после выхо­да из комы я спро­сил ее, пом­нит ли она из все­го хотя бы что-нибудь. Она ска­за­ла: «О да, я пом­ню, как вы зани­ма­лись со мной. Вы сбро­си­ли ваш корич­не­вый пиджак в клет­ку, затем осла­би­ли гал­стук, я пом­ню, что он был бело­го цве­та и на нем корич­не­вые поло­сы. Сест­ра, кото­рая при­шла помочь вам, каза­лась такой встре­во­жен­ной! Я про­бо­ва­ла ска­зать ей, что со мной все в поряд­ке. Вы попро­си­ли ее при­не­сти амбу­ла­тор­ную сум­ку, а так­же кате­тер для внут­ри­вен­ных инъ­ек­ций. Затем вошли двое муж­чин с носил­ка­ми. Все это я помню».

Она запом­ни­ла меня — а ведь была в глу­бо­кой коме как раз в это вре­мя и оста­ва­лась в этом состо­я­нии четы­ре сле­ду­ю­щих дня! В то вре­мя, как я сни­мал свой корич­не­вый пиджак, в ком­на­те были толь­ко я и она. И она была кли­ни­че­ски мертва.

Неко­то­рые из тех, кто пере­жил обра­ти­мую смерть, иде­аль­но запом­ни­ли раз­го­вор, кото­рый про­ис­хо­дил во вре­мя реани­ма­ции. Может быть, пото­му, что слух — одно из тех чувств, кото­ро­го тело после смер­ти лиша­ет­ся в послед­нюю оче­редь? Я не знаю. Но в сле­ду­ю­щий раз я буду уже более внимательным.

Один семи­де­ся­ти­трех­лет­ний джентль­мен вошел в отде­ле­ние боль­ни­цы, жалу­ясь на давя­щую боль в сере­дине гру­ди. Пока шел к мое­му каби­не­ту, он дер­жал­ся за грудь. Но на пол­до­ро­ге, вни­зу, упал и падая уда­рил­ся голо­вой о стен­ку. У него высту­пи­ла пена, он вздох­нул раз или два, и его дыха­ние пре­кра­ти­лось. Серд­це остановилось.

Мы под­ня­ли его руба­ху, и про­слу­ша­ли груд­ную клет­ку, желая убе­дить­ся в этом. Были нача­ты искус­ствен­ное дыха­ние и мас­саж серд­ца. Была сде­ла­на ЭКГ, кото­рая пока­зы­ва­ла мер­ца­тель­ную арит­мию желу­доч­ков серд­ца. Каж­дый раз, как толь­ко мы при­ме­ня­ли элек­тро­шок через пла­сти­ны, тело в ответ под­ска­ки­ва­ло. Впо­след­ствии он вре­мя от вре­ме­ни при­хо­дил в созна­ние, отби­ва­ясь от нас и пыта­ясь встать на ноги. Затем неожи­дан­но согнув­шись, опять падал, вновь и вновь уда­ря­ясь голо­вой об пол. Это повто­ря­лось око­ло шести раз.

Как это ни стран­но, на шестой раз, после ряда внут­ри­вен­ных вли­ва­ний, под­дер­жи­ва­ю­щих рабо­ту серд­ца, шоко­вые про­це­ду­ры возы­ме­ли дей­ствие и пульс стал про­щу­пы­вать­ся, кро­вя­ное дав­ле­ние вос­ста­но­ви­лось, созна­ние вер­ну­лось, и паци­ент жив и по сей день. Ему уже восемь­де­сят один год. Он еще раз женил­ся после это­го про­ис­ше­ствия и впо­след­ствии ухит­рил­ся полу­чить раз­вод, лишив­шись после это­го сво­ей выгод­ной тор­гов­ли фрук­та­ми, кото­рая была основ­ным сред­ством его существования.

Из шести воз­вра­ще­ний из состо­я­ния кли­ни­че­ской смер­ти, кото­рые он пере­жил в тот день у меня в каби­не­те, он пом­нит толь­ко одно. Он пом­нит, как я ска­зал дру­го­му док­то­ру, рабо­тав­ше­му со мной: «Попро­бу­ем еще один раз. Если же элек­тро­шок не помо­жет, давай пре­кра­тим!» Я бы с удо­воль­стви­ем отка­зал­ся от сво­их слов, посколь­ку он слы­шал меня, хотя и был тогда совер­шен­но без созна­ния. Поз­же он ска­зал мне: «Что Вы име­ли в виду, гово­ря: „Мы пре­кра­тим”? Это отно­си­лось ко мне, когда Вы про­дол­жа­ли работать?»

Галлюцинации

Очень часто люди спра­ши­ва­ли меня, не мог­ли ли те хоро­шие и непри­ят­ные ощу­ще­ния быть гал­лю­ци­на­ци­я­ми, вызван­ны­ми тяже­стью болез­ни паци­ен­та или нар­ко­ти­ка­ми, назна­чен­ны­ми во вре­мя это­го забо­ле­ва­ния? Не явля­ет­ся ли более веро­ят­ным то, что в их виде­ни­ях осу­ществ­ля­ют­ся скры­тые жела­ния? Может быть, они обу­слов­ле­ны куль­тур­ным или рели­ги­оз­ным вос­пи­та­ни­ем? Дей­стви­тель­но ли их ощу­ще­ния уни­вер­саль­ны, или это толь­ко их виде­ния? Люди с раз­лич­ны­ми рели­ги­оз­ны­ми убеж­де­ни­я­ми, напри­мер, име­ют оди­на­ко­вые или неоди­на­ко­вые ощущения?

Для раз­ре­ше­ния этой про­бле­мы док­тор Кар­лис Озис со сво­и­ми кол­ле­га­ми про­вел два иссле­до­ва­ния в Аме­ри­ке и Индии. Более тыся­чи чело­век, осо­бен­но часто имев­ших дело с уми­ра­ю­щи­ми — док­то­ра и дру­гой мед­пер­со­нал — запол­ни­ли анке­ты. Были заре­ги­стри­ро­ва­ны сле­ду­ю­щие результаты:

  1. Те паци­ен­ты, кото­рые при­ни­ма­ли боле­уто­ля­ю­щие или нар­ко­ти­че­ские меди­ка­мен­ты, извест­ные спо­соб­но­стью вызы­вать гал­лю­ци­на­ции, име­ли менее прав­до­по­доб­ные посмерт­ные ощу­ще­ния, чем те, кото­рые совсем не упо­треб­ля­ли нар­ко­ти­ки. Кро­ме того, гал­лю­ци­на­ции, вызван­ные нар­ко­ти­ка­ми, име­ют явное отно­ше­ние к насто­я­ще­му миру, но не к потустороннему.
  2. Гал­лю­ци­на­ции, вызван­ные таки­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, как уре­мия, хими­че­ское отрав­ле­ние или повре­жде­ние моз­га, мень­ше сопри­ка­са­ют­ся с неожи­дан­ны­ми встре­ча­ми из буду­щей жиз­ни или ее состав­ля­ю­щи­ми, чем гал­лю­ци­на­ции, сопут­ству­ю­щие дру­гим заболеваниям.
  3. Паци­ен­ты, полу­чив­шие ощу­ще­ния в буду­щей жиз­ни, не виде­ли Небес или ада в той фор­ме, в кото­рой они преж­де их себе пред­став­ля­ли. То, что они виде­ли, было, как пра­ви­ло, неожи­дан­ным для них.
  4. Эти виде­ния не явля­ют­ся при­ня­ти­ем жела­е­мо­го за дей­стви­тель­ное и, по-види­мо­му, не уста­нав­ли­ва­ли, какие паци­ен­ты име­ют «посмерт­ный опыт». Такие виде­ния, или ощу­ще­ния быва­ют так­же часто как у паци­ен­тов, кото­рые име­ли шан­сы ско­ро попра­вить­ся, так и у умирающих.
  5. После­до­ва­тель­ность ощу­ще­ний не зави­сит от раз­ли­чий в куль­ту­ре или рели­гии. Как в Аме­ри­ке, так и в Индии уми­ра­ю­щие боль­ные утвер­жда­ют, что виде­ли тем­ный кори­дор, осле­пи­тель­ный свет и род­ствен­ни­ков, кото­рые умер­ли раньше.
  6. Было заме­че­но, одна­ко, что рели­ги­оз­ные пред­по­сыл­ки ока­зы­ва­ли опре­де­лен­ное воз­дей­ствие на отож­деств­ле­ние неко­е­го «Суще­ства», кото­рое мог­ло встре­тить­ся. Ни один хри­сти­а­нин не видел индус­ско­го боже­ства, и ни один индус не видел Хри­ста. Это Суще­ство, кажет­ся, не откры­ва­ет себя, но вме­сто это­го опре­де­ля­ет­ся наблюдателем.

Док­тор Чарльз Гэр­фильд, асси­стент про­фес­со­ра пси­хо­ло­гии в Уни­вер­си­те­те меди­цин­ско­го цен­тра в Кали­фор­нии, на осно­ве сво­их наблю­де­ний заклю­чил, что, по всем при­зна­кам, виде­ния жиз­ни после смер­ти совер­шен­но отлич­ны от гал­лю­ци­на­ций, вызван­ных нар­ко­ти­ка­ми, или раз­дво­е­ни­ем чувств, кото­рое паци­ент может испы­тать в пери­од обостре­ния болез­ни. Мои соб­ствен­ные наблю­де­ния под­твер­жда­ют это. Нар­ко­ти­че­ские эффек­ты, белая горяч­ка, нар­коз дву­оки­си угле­ро­да и пси­хи­че­ские реак­ции ско­рее быва­ют свя­за­ны с жиз­нью это­го мира, но не с собы­ти­я­ми мира будущего.

Глава 6. Восхождение к «небесам»

Неожи­дан­ные встре­чи в поту­сто­рон­нем мире опи­са­ны по-раз­но­му как небес­ные, при­ят­ные, при­ят­но воз­буж­да­ю­щие или невы­ра­зи­мые. Боль­шин­ство из этих опи­са­ний, конеч­но, пред­став­ля­ют собой интер­вью, взя­тые дале­ко от места реани­ма­ции и, как пра­ви­ло, спу­стя несколь­ко дней. Мно­гие из тех, кто испы­тал эти ощу­ще­ния, уве­ре­ны, что они направ­ля­лись в без­мя­теж­ную буду­щую жизнь. Для неко­то­рых это мог­ло быть исти­ной; дру­гие мог­ли полу­чить невер­ное впе­чат­ле­ние. Те, кто име­ли непри­ят­ные ощу­ще­ния, не пом­нят себя после уда­ле­ния с места реани­ма­ции, как сви­де­тель­ству­ют слу­чаи, опуб­ли­ко­ван­ные до сих пор. Мы обсу­дим эти эпи­зо­ды позд­нее, а пока зай­мем­ся приятными.

Поче­му мы часто пуб­ли­ку­ем все доб­ро­воль­но сде­лан­ные сооб­ще­ния, хотя неко­то­рые не могут быть типич­ны­ми? И что, если они не все­гда явля­ют­ся «биб­лей­ски­ми»?

Во-пер­вых, мы долж­ны фик­си­ро­вать сооб­ще­ния, как толь­ко они посту­па­ют, пока у нас нет воз­мож­но­сти полу­чать про­стран­ные тща­тель­ные отче­ты от тех, кто бы реги­стри­ро­вал их на месте. Во-вто­рых, нас забо­тит в первую оче­редь не то, нра­вят­ся ли они кому-либо, сов­па­да­ют ли они с чьи­ми-либо лич­ны­ми фило­соф­ски­ми или рели­ги­оз­ны­ми убеж­де­ни­я­ми. Мы преж­де все­го изла­га­ем их таки­ми, како­вы они есть. Я дам вам свои наблю­де­ния и свои выво­ды по отно­ше­нию их к Биб­лии. Наши с вами выво­ды могут быть совер­шен­но разными.

Непостоянные ощущения

При­ят­ные ощу­ще­ния быва­ют очень неоди­на­ко­вы­ми. Хотя после­до­ва­тель­ность собы­тий почти одна и та же, неко­то­рые дета­ли все же могут отсут­ство­вать или видо­из­ме­нять­ся от опы­та к опы­ту. Ниже­сле­ду­ю­щее сооб­ще­ние сде­ла­но два­дца­ти­лет­ней леди, как она виде­ла себя в про­цес­се уми­ра­ния, затем ожи­ла, но ни разу так и не пре­одо­ле­ла «тун­нель» до конца:

Я поте­ря­ла мас­су кро­ви. Это про­изо­шло при­бли­зи­тель­но через час после того, как я роди­ла сво­е­го един­ствен­но­го ребен­ка. Когда меня пере­но­си­ли с носи­лок на кой­ку в хирур­гию, я виде­ла кровь, лью­щу­ю­ся меж­ду кой­кой и носил­ка­ми. Она била фон­та­ном с каж­дым уда­ром серд­ца. Это была огром­ная поте­ря кро­ви. Я была уве­ре­на, что мое­му суще­ство­ва­нию при­шел конец.

Меня быст­ро доста­ви­ли вниз в опе­ра­ци­он­ную с лью­щей­ся на пол кро­вью. Когда я там ока­за­лась, то неожи­дан­но пере­ста­ла нахо­дить­ся в сво­ем теле. Я не пом­ню, как это про­изо­шло. По край­ней мере, про­цесс не при­чи­нил мне боли. Я пла­ва­ла в левом углу потол­ка, гля­дя вниз на док­то­ра. Он мне не понра­вил­ся, пото­му что кри­чал и ругал­ся на мед­се­стер. Мне кажет­ся, он наво­дил пани­ку из-за мое­го состо­я­ния. Теперь я не сомне­ва­лась, что долж­на буду умереть.

Они гото­ви­лись вве­сти мне лекар­ство, что­бы уло­жить меня спать, но я была уве­ре­на, что умру преж­де, чем они смо­гут оста­но­вить кро­во­те­че­ние. Я уви­де­ла лица моей мамы, мужа и малень­ко­го маль­чи­ка, они все были живы­ми. Они бы опе­ча­ли­лись моей смер­ти, но я не чув­ство­ва­ла уны­ния. Фак­ти­че­ски, для меня не было боль­шой раз­ни­цы! Я не была бы несчаст­на, не могу понять, почему.

Потом я пре­одо­ле­ва­ла вни­зу этой ком­на­ты тем­ный тун­нель на боль­шой ско­ро­сти, не заде­вая стен. Это дви­же­ние про­из­во­ди­ло звук, подоб­ный сви­сту рас­се­ка­е­мо­го воз­ду­ха. В кон­це тун­не­ля вид­нел­ся блед­но-жел­тый свет. И затем я ска­за­ла: «Это, веро­ят­но, ощу­ще­ние смер­ти. Я совсем не чув­ствую боли». И была рада тому. Но преж­де, чем я смог­ла при­бли­зить­ся к све­ту и выбрать­ся из тун­не­ля, я нашла себя опять в пала­те, где сто­я­ли четы­ре кой­ки. На одной из них была я.

Мне нико­гда не забыть того покоя, кото­рый я тогда испы­та­ла. Поче­му-то я не боя­лась уго­то­ван­ной мне смер­ти, но все же было при­ят­но опять уви­деть мое­го малень­ко­го мальчика.

У мно­гих паци­ен­тов быва­ют «неопи­су­е­мые» ощу­ще­ния: «Я имен­но не могу подо­брать слов, что­бы выра­зить то, что хочу рас­ска­зать». Очень при­ят­ные ощу­ще­ния могут быть испы­та­ны несмот­ря на нали­чие таких отри­ца­тель­ных момен­тов, как раны голо­вы, повре­жде­ния при ката­стро­фе, или огне­стрель­ные раны. Напри­мер, в момент ране­ния боль может вспых­нуть и затем ино­гда пол­но­стью исчезнуть:

Боль про­па­ла после того, как в меня уго­ди­ла пер­вая пуля. Вто­рой или тре­тьей я не чув­ство­вал. Я ощу­щал себя пла­ва­ю­щим в тем­ном про­стран­стве. Во всей этой тем­но­те я чув­ство­вал теп­ло и пре­дель­ный ком­форт, хотя моя кожа была крайне холод­на. Я поду­мал про себя: «Я, долж­но быть, мертв».

У чело­ве­ка может про­изой­ти пере­во­рот в созна­нии и сло­жить­ся новый взгляд на жизнь, как это про­изо­шло в сле­ду­ю­щем слу­чае. Мис­сис С. была пора­же­на уда­ром мол­нии, в то вре­мя как она отды­ха­ла в поход­ном лагере:

В тот момент, когда в меня уда­ри­ло, я зна­ла совер­шен­но точ­но, что со мной про­изо­шло. Мой разум был абсо­лют­но ясен. Я нико­гда не чув­ство­ва­ла себя настоль­ко живой, как в этот момент уми­ра­ния. (Сожа­ле­ния о про­шлом вме­сте с поступ­ка­ми, кото­рые она наме­ре­ва­лась осу­ще­ствить в сво­ей жиз­ни, напол­ня­ли ее созна­ние.) В это мгно­ве­ние я нашла, как я назы­ваю, ответ на вопрос, кото­рый я нико­гда нико­му не выска­зы­ва­ла и даже не нахо­ди­ла сме­ло­сти задать самой себе: есть ли на самом деле Бог? Я не могу это­го опи­сать, но я почув­ство­ва­ла оза­рив­ше­го­ся внут­ри мое­го суще­ства абсо­лют­но и дей­ствен­но пре­бы­ва­ю­ще­го Бога. Он ощу­щал­ся каж­дым ато­мом мое­го тела. Сво­им вели­чи­ем. Но в сле­ду­ю­щий момент к мое­му ужа­су я обна­ру­жи­ла, что не при­бли­жа­лась к Богу, а отда­ля­лась от Него. Это было подоб­но виде­нию, кото­рое мог­ло воз­ник­нуть и уда­лить­ся прочь. В пани­ке я нача­ла пытать­ся соеди­нить­ся с Богом, Кото­рый, я зна­ла, был там.

Она про­си­ла жиз­ни себе и пред­ла­га­ла ее Богу, пусть толь­ко Он поща­дит ее. Через три меся­ца она пол­но­стью поправилась.

«Пла­ва­ние» после отде­ле­ния от тела и ощу­ще­ние пере­хо­да в новое изме­ре­ние, по-види­мо­му, явля­ют­ся оди­на­ко­вы­ми почти в каж­дом сооб­щен­ном случае:

У меня было вос­па­ле­ние лег­ких, кото­рое сопро­вож­да­лось инток­си­ка­ци­ей. Тем­пе­ра­ту­ра дости­га­ла 41,5 ° С. Мне потом ска­за­ли, что я был в коме почти несколь­ко дней, и уже не было надеж­ды, что я оста­нусь жить. Меня обкла­ды­ва­ли льдом и дела­ли спир­то­вое обти­ра­ние губ­кой. Моей семье гово­ри­ли, что сде­лать ниче­го нель­зя, и, веро­ят­но, у меня будут зна­чи­тель­ные умствен­ные пора­же­ния, если толь­ко я выжи­ву. Во вре­мя этой комы я ощу­тил себя пла­ва­ю­щим в долине, где, на неко­то­ром рас­сто­я­нии от горы, исхо­дил свет. Когда я при­бли­зил­ся к ней, то заме­тил пре­крас­ные орхи­деи и дру­гие цве­ты, рас­ту­щие на ее ска­ли­стом склоне. Посре­ди валу­нов я уви­дел сво­е­го дедуш­ку, кото­рый сто­ял там. Он умер несколь­ко лет назад. Я не раз­го­ва­ри­вал с ним, но знал, что хочу остать­ся и боль­ше не воз­вра­щать­ся назад. Так­же я видел Крест, кото­рый был у края горы, и живую фигу­ру, рас­пя­тую на этом кре­сте. Я знал, это был Иисус. Я понял, что это было нача­ло и конец мира. После того я вне­зап­но сно­ва обна­ру­жил себя в сво­ем теле. Око­ло трех лет тому назад у меня было подоб­ное же ощу­ще­ние, когда мне при­шлось опе­ри­ро­вать­ся по пово­ду пере­рож­де­ния бед­рен­но­го суста­ва. Пере­рож­де­ние суста­ва про­грес­си­ро­ва­ло, по-види­мо­му, из-за лече­ния кор­ти­зо­ном. Меня гото­ви­ли к ане­сте­зии, когда неожи­дан­но пред­по­ло­жи­ли, что я умер. Я не чув­ство­вал ника­ко­го отде­ле­ния сво­ей души от тела и не пом­ню ника­ко­го тун­не­ля. Я вдруг поплыл в той же самой долине, кото­рую знал с про­шло­го раза. Толь­ко на этот раз на ска­ли­стом гор­ном отко­се сто­я­ли и бабуш­ка, и дедуш­ка вме­сте. Бабуш­ка ска­за­ла мне: «Ты не можешь пой­ти с нами, тебе необ­хо­ди­мо вер­нуть­ся». Она пла­ка­ла [24], что я не мог остать­ся. Было ли это место суда или же что-то дру­гое — я не уве­рен. Я знаю (толь­ко), что это пере­вер­ну­ло всю мою жизнь. Я теперь боль­ше насла­жда­юсь жиз­нью, пото­му что я не боюсь будущего.

Выход из тела, подоб­но отде­ле­нию сту­пе­ни уско­ри­те­ля кос­ми­че­ско­го кораб­ля, может про­ис­хо­дить фазами:

Я нахо­дил­ся в гос­пи­та­ле несколь­ко дней, и моя груд­ная боль уже пере­ста­ла меня бес­по­ко­ить. Мне было сорок шесть лет, при­чи­ны болез­ни вра­чи не нахо­ди­ли. Я начал соби­рать­ся домой, как вдруг воз­об­но­ви­лись ост­рые боли. Я успел нажать кноп­ку вызо­ва мед­сест­ры и упал от сла­бо­сти. К сча­стью, кноп­ка сра­бо­та­ла. Кто-то вошел в ком­на­ту и позвал на помощь. Вско­ре при­шли несколь­ко чело­век и нача­ли зани­мать­ся мною. Один из них давил на мою грудь, а дру­гой пода­вал кис­ло­род. При­мер­но тогда же я начал устрем­лять­ся вверх, остав­ляя тело вни­зу, и стал вхо­дить в какой-то незем­ной, уми­ро­тво­ря­ю­щий, ярко сия­ю­щий свет. Мне не было страш­но и захо­те­лось остать­ся. Затем неожи­дан­но и без объ­яс­не­ния я пере­нес­ся в свое тело. Одно­вре­мен­но вер­ну­лось и ощу­ще­ние боли в гру­ди. Когда боль утих­ла, я вновь устре­мил­ся вверх из сво­е­го тела, сво­бод­ный от боли, и тогда поду­мал: «Теперь я на самом деле ухо­жу». И все же я чув­ство­вал уди­ви­тель­ное спо­кой­ствие. Стра­ха смер­ти не воз­ни­ка­ло. Я не видел дру­гих людей, и «тун­не­ля» или ретро­спек­ции про­шлой жиз­ни, о кото­рых я слы­шал от других.

Одна­ко, пано­рам­ное вос­по­ми­на­ние, или мгно­вен­ное «про­иг­ры­ва­ние» чело­ве­че­ской жиз­ни объ­еди­ня­ет име­ю­щи­е­ся сооб­ще­ния. Обыч­но это похо­же на обрат­ное про­кру­чи­ва­ние теле­кад­ров. Одна­ко не совсем ясно, явля­ет­ся ли пря­мое вос­про­из­ве­де­ние пре­лю­ди­ей к суду или к чему-то еще, но это чуточ­ку досадно.

Я вспо­ми­наю осо­бен­но печаль­ный слу­чай с муж­чи­ной, кото­рый умер, не рас­ска­зав пол­но­стью о сво­ем ощу­ще­нии. У это­го боль­но­го была обык­но­вен­ная про­сту­да. Хотя я и гово­рил, что пени­цил­лин не помо­га­ет при про­сту­де и дру­гих вирус­ных забо­ле­ва­ни­ях, он настой­чи­во повто­рял, что ему при про­сту­де пени­цил­лин помо­гал. Затем он уве­рял меня, что у него нико­гда не было реак­ции на пени­цил­лин, и, по его насто­я­нию, я сде­лал ему инъекцию.

Затем это все-таки про­изо­шло. С ним слу­чи­лось то, что мы назы­ва­ем ана­фи­лак­ти­че­ской реак­ци­ей. В тече­ние пяти минут дей­ствия инъ­ек­ции он рух­нул на пол в глу­бо­ком шоке со сни­зив­шим­ся дав­ле­ни­ем кро­ви. Мы нача­ли под­дер­жи­вать дав­ле­ние закры­тым мас­са­жем серд­ца, пока не были достав­ле­ны сти­му­ли­ру­ю­щие сред­ства. Была под­го­тов­ле­на каре­та «ско­рой помо­щи» для транс­пор­ти­ров­ки его в дру­гую кли­ни­ку. В то вре­мя, пока мы ожи­да­ли каре­ту, у него вос­ста­но­ви­лись сер­деч­ная дея­тель­ность и кро­вя­ное дав­ле­ние, послед­нее — бла­го­да­ря очень актив­но­му пре­па­ра­ту, кото­рый мы вво­ди­ли ему внут­ри­вен­ным капель­ным спо­со­бом. (Это лекар­ство сузи­ло мел­кие арте­рии, немно­го под­дер­жав дав­ле­ние.) Он при­шел в созна­ние и взгля­нул пря­мо мне в лицо, ска­зав, что толь­ко что перед ним про­мельк­ну­ла его про­шед­шая жизнь. Было пока­за­но каж­дое зна­чи­тель­ное событие.

Мне было слиш­ком неко­гда, что­бы уде­лить ему боль­ше вни­ма­ния. Года­ми мне было «слиш­ком неко­гда», что­бы выслу­ши­вать сво­их паци­ен­тов. Но этот слу­чай уже не вернешь.

Он умер от кро­во­из­ли­я­ния в мозг, кото­рое яви­лось след­стви­ем реак­ции на пени­цил­лин. На этот раз я поте­рял само­об­ла­да­ние и заплакал.

Бла­жен­ство, покой и эйфо­рия, сопро­вож­да­ю­щие встре­чи на Небе­сах, опи­сы­ва­ют­ся охот­но, по срав­не­нию с осуж­де­ни­ем, о кото­ром мы слы­шим ред­ко. Как вы уже мог­ли заме­тить, в поту­сто­рон­них ощу­ще­ни­ях не обя­за­тель­но при­сут­ству­ет «свет». Один паци­ент, кото­рый был ожив­лен, когда у него исчез­ли пульс и дыха­ние и были рас­ши­ре­ны зрач­ки, неожи­дан­но осо­знал «новое пони­ма­ние» сво­их вза­и­мо­от­но­ше­ний с близ­ки­ми людь­ми и с миром. Пере­ход от жиз­ни к смер­ти был настоль­ко есте­ствен­ным, что не воз­ни­ка­ло пово­да для стра­ха. Он не уви­дел сво­ей про­шлой жиз­ни. Дви­га­ясь на боль­шой ско­ро­сти через сеть све­та огром­ной ярко­сти, он опи­сал, как про­хо­дил через нечто, казав­ше­е­ся решет­кой из све­тя­щих­ся нитей. После того, как он оста­но­вил­ся, этот яркий пуль­си­ру­ю­щий свет стал осле­пи­тель­ным и лишил его силы. Это не было болез­нен­ным или непри­ят­ным чув­ством. Эта решет­ка при­да­ла ему ощу­ще­ние состо­я­ния вне вре­ме­ни и про­стран­ства. Он стал новым суще­ством. Лич­ные опа­се­ния, надеж­ды и жела­ния были устра­не­ны. Он почув­ство­вал, что стал неуни­что­жи­мым духом. Когда же он стал ожи­дать, что долж­но про­изой­ти что-то важ­ное, вдруг вер­нул­ся в свое тело на опе­ра­ци­он­ный стол.

Дру­гой боль­ной опи­сал подоб­ные ощу­ще­ния без­бо­лез­нен­но­го бла­жен­ства в момент смерти:

Я поте­рял так мно­го кро­ви, что лишил­ся созна­ния и почув­ство­вал себя отде­лен­ным от тела. Я лежал рядом со сво­им соб­ствен­ным телом, смот­рел поверх и наблю­дал за сест­ра­ми и док­то­ра­ми, хло­по­тав­ши­ми над ним. Я чув­ство­вал себя очень спо­кой­ным и удо­вле­тво­рен­ным, у меня ниче­го не боле­ло, и я был очень счаст­лив. Мне при­шло в голо­ву, что если это смерть, то она пре­крас­на. Но мысль о моей семье помо­га­ла мне уце­пить­ся за жизнь, хотя я и пони­мал, что все забо­ты для меня теперь исчез­ли. Я не мог ощу­щать ниче­го, кро­ме спо­кой­ствия, непри­нуж­ден­но­сти и тишины.

Ощу­ще­ние каза­лось одно­род­ным: дей­стви­тель­ная смерть не име­ла ни жала, ни муки, хотя состо­я­ние, пред­ва­ря­ю­щее смерть, может быть более или менее мучи­тель­ным, напри­мер, гибель в авто­ка­та­стро­фе. Сама по себе смерть напо­ми­на­ет обыч­ный обмо­рок, а пре­кра­ще­ние дея­тель­но­сти серд­ца подоб­но отхо­ду ко сну. Эти люди, пере­жив­шие при­ят­ные ощу­ще­ния, не боят­ся вто­рич­ной смерти.

Ангел Света

В неко­то­рых слу­ча­ях, как при­ят­ных, так и непри­ят­ных, чело­век не пом­нит, как он оста­вил тело и пере­ме­стил­ся через тун­нель или какой-нибудь дру­гой про­ход. Тем не менее, мно­гие из них пом­нят встре­чу с небес­ным (или в дру­гом слу­чае гро­теск­ным) Суще­ством, либо некую фор­му уда­ля­ю­щей­ся фигу­ры. Неко­то­рые иден­ти­фи­ци­ру­ют лич­ность уда­ля­ю­щей­ся фигу­ры с Хри­стом или пред­по­ла­га­ют, что это или Ангел Све­та, или свя­тое Суще­ство. Я не слы­шал, что­бы кто-нибудь утвер­ждал, что видел дья­во­ла. Инте­рес­но, что с каким бы Суще­ством они не встре­ча­лись, оно, как пра­ви­ло, не назы­ва­ло себя. Обыч­но чело­век, полу­чив­ший это ощу­ще­ние, про­из­во­дит иден­ти­фи­ка­цию. Так, инду­сы, мусуль­мане или буд­ди­сты могут ска­зать, что виде­ли свои боже­ства, в то вре­мя как хри­сти­ане отож­деств­ля­ют его со Хри­стом. Сле­ду­ю­щий при­мер отно­сит­ся к послед­не­му случаю:

Вдруг мои страш­ные груд­ные боли облег­чи­лись. Затем у меня появи­лось радост­ное настро­е­ние. Я не могу как сле­ду­ет выра­зить это. Я пла­вал внут­ри про­стран­ства, похо­же­го на небе­са. Здесь было уди­ви­тель­но ярко сре­ди улиц и стро­е­ний из золо­та. Затем я уви­дел фигу­ру с длин­ны­ми воло­са­ми, в свер­ка­ю­щей белой ман­тии. Все вокруг Него было в необык­но­вен­ном сия­нии. Я не мог гово­рить с Ним. Я уве­рен, что это был Иисус. Когда Он взял меня за руку, я пом­ню, как после это­го рыв­ка­ми стал воз­вра­щать­ся в свое тело. Вы сотря­са­ли во мне все. Боль воз­об­но­ви­лась. Но я опять очу­тил­ся на Зем­ле! Я нико­гда не забу­ду тех секунд сча­стья. Я хочу вновь воз­вра­тить тот момент. Я не боюсь смер­ти. Я в самом деле не боюсь! Я ожи­даю буду­ще­го, что­бы уви­деть Иису­са опять.

Дру­гие встре­чи с Анге­лом Све­та подоб­ны этой:

Я пони­мал, что уми­раю. Меня как раз доста­ви­ли в кли­ни­ку, и затем я почув­ство­вал эту боль в голо­ве и уви­дел силь­ный свет. Все вокруг про­но­си­лось со сви­стом. Затем я ощу­тил сво­бо­ду, покой и сверхъ­есте­ствен­ное пре­крас­ное само­чув­ствие. Я посмот­рел вниз на меди­ков, ста­ра­тель­но зани­мав­ших­ся мною, и это ничуть не потре­во­жи­ло меня. Я уди­вил­ся, почему.

После это­го меня вдруг объ­яло чер­ное обла­ко и понес­ло в тун­нель. Я выплыл из его дру­го­го кон­ца на свет, излу­чав­ший­ся ров­но и мяг­ко. Там был мой брат, умер­ший три года назад. Я попы­тал­ся прой­ти через двер­ной про­ем, но брат пре­гра­дил доступ и не дал раз­гля­деть, что же нахо­дит­ся за ним.

В сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние я уви­дел, что было за ним. Это был луче­зар­ный Ангел Све­та. Я почув­ство­вал, что окру­жен силой люб­ви того Анге­ла, кото­рый про­ни­кал в самые мои сокро­вен­ные мыс­ли. Меня тща­тель­но осмот­ре­ли, и затем я, кажет­ся, ощу­тил при­сут­ствие духов дру­гих, преж­де умер­ших люби­мых людей. После это­го все мое тело под­бро­си­ло вверх от элек­тро­толч­ка, и я понял, что опять нахо­жусь на Земле.

Так я вер­нул­ся после этой необыч­ной встре­чи со смер­тью, и более не боюсь ее. Я уже был там. И знаю, как она выглядит.

Пере­жи­ва­ния при встре­че с «любя­щим» или «испы­ты­ва­ю­щим» Суще­ством Све­та в пре­крас­ном орео­ле объ­еди­ня­ют все сооб­ще­ния. Ате­и­сты утвер­жда­ют, что нет ника­ко­го ада, и что Бог, если Он суще­ству­ет, любит каж­до­го чело­ве­ка и, сле­до­ва­тель­но, нико­го не дол­жен наказывать.

В каж­дом слу­чае, одна­ко, чело­век воз­вра­ща­ет­ся в тело преж­де, чем выне­се­но какое-либо реше­ние или назна­че­ние рас­пла­ты. Эта пред­ва­ри­тель­ная встре­ча, воз­мож­но, мог­ла выпол­нять роль все­го лишь зем­ли раз­де­ле­ния. Это разо­ча­ро­ва­ние в при­ят­но­сти ситу­а­ции мог­ло так­же являть собой гаран­тию непри­кос­но­вен­но­сти и пре­пят­ствие жела­нию или стрем­ле­нию пере­ме­нить фор­мы бытия. Это мог­ло быть улов­кой сата­ны, соглас­но Чарль­зу Рай­ри, Бил­лу Грэй­а­му, Сте­фа­ну Бооду и дру­гим после­до­ва­те­лям Хри­сти­ан­ства, кото­рые ссы­ла­ют­ся на Вто­рое Посла­ние к Корин­фя­нам ап. Пав­ла (11:14). Сле­ду­ю­щий слу­чай про­изо­шел с паци­ен­том нехристианином:

Это была тре­тья ночь с тех пор, как я нахо­дил­ся в кар­дио­ло­ги­че­ском отде­ле­нии с сер­деч­ным при­сту­пом. Я был раз­бу­жен мед­сест­ра­ми и одним из муж­чин в белом. Они дер­жа­ли при­го­тов­лен­ный для меня шприц. Я спро­сил: «Что за хло­по­ты?» Одна из сестер ска­за­ла, что мой мотор совсем оста­но­вил­ся. Мне пом­нит­ся, что я про­сил их не вызы­вать нико­го из моих род­ствен­ни­ков, посколь­ку по вре­ме­ни под­хо­ди­ла вто­рая сме­на и было уже позд­но. Я подал руку муж­чине для уко­ла, кото­рый мне сде­ла­ли из дюй­мо­во­го шпри­ца. Неожи­дан­но я начал быст­ро под­ни­мать­ся вверх по гигант­ско­му тун­не­лю, кру­жась и не заде­вая сто­рон. Я гово­рил себе: «Уди­ви­тель­но, поче­му я не каса­юсь стен тун­не­ля?» Затем я был оста­нов­лен ярко све­тя­щей­ся фигу­рой. Он узнал мои мыс­ли и про­смот­рел мою жизнь. Он ска­зал мне, что­бы я ухо­дил обрат­но: мое вре­мя при­дет поз­же. Я чув­ство­вал доб­рое отно­ше­ние к себе. Я не пом­ню воз­вра­ще­ния в тело, но пом­ню, как меня буди­ли и гово­ри­ли, что мое серд­це оста­нав­ли­ва­лось, и они опять заста­ви­ли его сокра­щать­ся. Я с неохо­той рас­ска­зал сво­ей семье, посколь­ку не хотел этим стран­ным собы­ти­ем выво­дить их из состо­я­ния душев­но­го равновесия.

Ино­гда кажет­ся, что этот свет осве­ща­ет все про­стран­ство, нахо­дя­ще­е­ся вокруг него. Он обыч­но харак­те­ри­зу­ет­ся как осле­пи­тель­ный, но не сле­пя­щий. Неко­то­рые опи­сы­ва­ют Суще­ство в све­те, дру­гие нет. В любом слу­чае они, оче­вид­но, чув­ству­ют, что вся эта све­то­вая суб­стан­ция спо­соб­на к пере­да­че мыс­лей. Те, кто тверд в сво­ей вере, не сомне­ва­лись, что свет оли­це­тво­ря­ет собой Иису­са Хри­ста. Неко­то­рые гово­рят, что Он точ­но так и назы­ва­ет Себя. Ука­за­ние на свет про­из­во­дит­ся в мно­го­чис­лен­ных местах Биб­лии. Иисус, напри­мер, сказал:

«…еще на малое вре­мя свет есть с вами; ходи­те пока есть свет, что­бы не объ­яла вас тьма: а ходя­щий во тьме не зна­ет, куда идет. Доко­ле свет с вами, веруй­те в свет, да буде­те сына­ми све­та». (Ин.12:35–36)

Свет так­же упо­ми­на­ет­ся и в Вет­хом Завете:

«Народ, ходя­щий во тьме, уви­дит свет вели­кий; на живу­щих в стране тени смерт­ной свет вос­си­я­ет. Ты умно­жишь народ [25], уве­ли­чишь радость его. Он будет весе­лить­ся пред Тобою, как весе­лят­ся во вре­мя жат­вы…». (Ис. 9:2,3)

Фак­ти­че­ски, я насчи­тал 52 ссыл­ки в Сим­фо­нии под руб­ри­кой «свет». Там есть инте­рес­ная деталь. Ап. Павел в сво­ей бесе­де упо­ми­на­ет свет «ярче солн­ца», кото­рый осле­пил его на три дня. Его спут­ни­ки так­же слы­ша­ли голос и виде­ли свет, но что пора­жа­ет, сами не ослеп­ли. Ни один из тех, кто в наши дни видел во вре­мя сво­е­го вне­те­лес­но­го бытия осле­пи­тель­ный свет, не был им ослеп­лен, несмот­ря на его оче­вид­ную яркость. Свет, виден­ный Пав­лом, опи­сан в гла­вах 9 и 26. Послед­няя гла­ва содер­жит рас­сказ Павла:

«…сре­ди дня на доро­ге я уви­дел, госу­дарь, с неба свет, пре­вос­хо­дя­щий сол­неч­ное сия­ние, оси­яв­ший меня и шед­ших со мною. Все мы упа­ли на зем­лю, и я услы­шал голос, гово­рив­ший мне на еврей­ском язы­ке: „Савл, Савл, что ты гонишь Меня? Труд­но тебе идти про­тив рож­на” [26]. Я ска­зал: Кто Ты, Гос­по­ди? Он ска­зал: Я Иисус, Кото­ро­го ты гонишь. Но встань и стань на ноги твои. Ибо Я для того и явил­ся тебе, что­бы поста­вить тебя слу­жи­те­лем и сви­де­те­лем того, что ты видел и что Я открою тебе». (Деян. Апостол.)

Перемена образа жизни

Как след­ствие впе­чат­ле­ний жиз­ни после смер­ти, кото­рые глу­бо­ко воз­дей­ству­ют на буду­щие стрем­ле­ния людей и их убеж­де­ния, меня­ет­ся и образ их жизни:

Я все­гда пола­гал, что поло­же­ние в обще­стве и при­зна­ки бла­го­по­лу­чия — самое важ­ное в жиз­ни, пока эта самая жизнь не была вдруг отня­та от меня. Тогда я понял, что ни один из преж­них моих иде­а­лов не име­ет реаль­ной цен­но­сти. Толь­ко любовь, кото­рую испы­ты­ва­ют к ближ­ним, выдер­жит испы­та­ние и вре­мя, и память. Мате­ри­аль­ные бла­га в счет не идут. Наша насто­я­щая жизнь — ничто по срав­не­нию с той, кото­рая вас ожи­да­ет, вы уви­ди­те потом. Мне теперь не страш­но уме­реть сно­ва. Те, кто боят­ся уме­реть, долж­ны иметь при­чи­ну для опа­се­ния или еще не зна­ют, что она из себя представляет.

Неко­то­рые люди сооб­ща­ют, что во вре­мя духов­но­го суще­ство­ва­ния они име­ли обострен­ное вос­при­я­тие. Они, напри­мер, мог­ли чув­ство­вать при­ят­ный аро­мат в воз­ду­хе, или кра­си­вое музы­каль­ное сопро­вож­де­ние, или состо­я­ние экзаль­ти­ро­ван­ной радости.

Несколь­ко лет тому назад, на сле­ду­ю­щий день после силь­но­го ура­ган­но­го вет­ра в нашем горо­де, бри­га­да рабо­чих из элек­тро-энер­ге­ти­че­ской ком­па­нии про­из­во­ди­ла заме­ну цепи на неко­то­рых сорван­ных элек­тро­ли­ни­ях. Один из них имел неосто­рож­ность не отклю­чить ток, и уча­сток цепи обвил­ся вокруг ноги одно­го из чле­нов бри­га­ды. Он скор­чил­ся на зем­ле, и напря­же­ние в несколь­ко тысяч вольт, про­шед­ших через его тело, созда­ло вспыш­ки. Под ним вспых­ну­ла даже тра­ва. Его това­рищ по рабо­те пере­ру­бил цепь, отклю­чив ее от линии, и уста­но­вив, что у того нет ни серд­це­би­е­ния, ни дыха­ния, при­сту­пил к реани­ма­ции. Это­му их обу­чи­ли на прак­ти­ке на слу­чай кри­ти­че­ской ситуации.

Когда я уви­дел его в кли­ни­ке в при­ем­ном отде­ле­нии, он был жив, хотя и без созна­ния. Зрач­ки были нор­маль­ны­ми, но нару­ше­ния рит­ма серд­це­би­е­ния тре­бо­ва­ли лечения.

Тре­бо­ва­лась пере­сад­ка живой тка­ни для заме­ны обшир­но­го участ­ка кожи у лодыжки.

На дру­гой день после того, как он при­шел в себя, то вспом­нил, что слы­шал пре­крас­ную музы­ку и ощу­щал при­сут­ствие спо­кой­но­го и тихо­го Суще­ства, длив­ше­е­ся до тех пор, пока он не при­шел в созна­ние. Стран­ная вещь про­ис­хо­ди­ла; он слы­шал музы­ку и после сво­е­го про­буж­де­ния. Это заин­те­ре­со­ва­ло его настоль­ко, что он попро­сил при­шед­ше­го к нему посе­ти­те­ля най­ти, отку­да исхо­ди­ла эта музы­ка. Но наве­щав­ший не мог слы­шать музыки!

Были и неко­то­рые дру­гие дета­ли, кото­рые он не мог при­пом­нить, но это ощу­ще­ние глу­бо­ко повли­я­ло на всю его жизнь. Поче­му музы­ка ока­зы­ва­ет такое воз­дей­ствие, для меня оста­ет­ся загад­кой; одна­ко испы­тав это ощу­ще­ние, он рас­ска­зы­ва­ет о нем почти в любом обще­стве или каж­до­му, кто поже­ла­ет слушать.

Неожиданные встречи за барьером

Про­ник­но­ве­ние в ад (или то, что кажет­ся адом) может про­изой­ти непо­сред­ствен­но сра­зу, минуя мно­гое из обыч­но­го хода собы­тий. Точ­но так же люди могут рас­ска­зы­вать о пря­мом вос­хож­де­нии на Небе­са или туда, что пред­став­ля­ет­ся Небе­са­ми, хотя более веро­ят­ным было бы вна­ча­ле им прой­ти через зем­лю раз­де­ле­ния или какое-нибудь пре­пят­ствие. Обыч­но зем­ля раз­де­ле­ния пред­став­ля­ет собой место встре­чи, неза­ви­си­мо от каче­ства ощу­ще­ния, а барьер — обыч­но изго­родь, сте­на или что-либо подоб­ное этому.

Муж­чи­на сред­них лет с излиш­ним весом, кото­рый неод­но­крат­но нахо­дил­ся в состо­я­нии кли­ни­че­ской смер­ти, имел бога­тый опыт ощу­ще­ний до сво­ей конеч­ной смер­ти, пере­ска­зал, как несколь­ко раз его воз­но­си­ли к небес­ным местам. Его высо­кое кро­вя­ное дав­ле­ние вызы­ва­ло реци­ди­вы сер­деч­ных при­сту­пов, кото­рые в свою оче­редь обу­слов­ли­ва­ли слу­чаи мер­ца­тель­ной арит­мии и вне­зап­ной кли­ни­че­ской смер­ти. Обыч­но им овла­де­ва­ла кон­вуль­сия и затем насту­па­ла пол­ная поте­ря созна­ния. Дыха­тель­ная дея­тель­ность пре­кра­ща­лась в две-три мину­ты, если ниче­го не пред­при­ни­ма­лось, но каж­дый раз элек­тро­шок и реани­ма­ция воз­вра­ща­ли его к жиз­ни. Если хотя бы одна из этих оста­но­вок серд­ца про­изо­шла дома, конеч­но, насту­пи­ла бы необ­ра­ти­мая смерть. Эпи­зо­ды смер­ти повто­ря­лись каж­дые несколь­ко дней, и он, быва­ло, вся­кий раз рас­ска­зы­вал о сво­их вне­те­лес­ных ощу­ще­ни­ях. Здесь будут при­ве­де­ны два его рас­ска­за. В пер­вом необык­но­вен­ное реа­ги­ро­ва­ние непо­сред­ствен­но на месте реани­ма­ции, а во вто­ром пред­по­ла­га­ет­ся пере­ход в поту­сто­рон­ний мир:

Я повер­нул­ся, что­бы отве­тить по теле­фо­ну, когда в гру­ди вдруг воз­ник­ла рез­кая боль. Я нажал кноп­ку вызо­ва мед­сест­ры. Они при­шли и нача­ли зани­мать­ся мною. Они вли­ли лекар­ства во фла­кон, под­ве­шен­ный на шта­ти­ве рядом с кро­ва­тью, вво­дя лекар­ство в руку. Я был жалок, когда лежал там. Это чув­ство подоб­но тому, как если бы мне на грудь насту­пил слон. Я вспо­тел и почув­ство­вал, что теряю созна­ние. Все заво­лок­ло чер­но­той. Серд­це пере­ста­ло бить­ся! Я слы­шал, как мед­сест­ры кри­ча­ли: «Код 99, код 99!» Одна из них набра­ла номер теле­фо­на гос­пи­таль­но­го репродуктора.

Когда они дела­ли это, я почув­ство­вал, что поки­даю тело через область голо­вы, отры­ва­ясь и паря в воз­ду­хе, без ощу­ще­ния паде­ния. Затем я лег­ко встал на ноги, наблю­дая мед­се­стер, надав­ли­ва­ю­щих на мою грудь. Вошли еще две сест­ры, и я заме­тил, что уни­фор­му одной из них укра­ша­ла роза. Потом вошли еще две сест­ры и один сани­тар. Затем я заме­тил, что они при­ве­ли мое­го док­то­ра с обхо­да в гос­пи­та­ле. Я уви­дел его рань­ше, чем он вошел в ком­на­ту, и я уди­вил­ся, поче­му он нахо­дил­ся здесь, ведь я чув­ство­вал себя прекрасно!

Затем мой док­тор сбро­сил с себя халат, что­бы сме­нить сест­ру, делав­шую мне мас­саж серд­ца. Я заме­тил его гал­стук с голу­бы­ми поло­са­ми. Ком­на­та нача­ла тем­неть, и я почув­ство­вал, что быст­ро дви­га­юсь в низ тем­но­го кори­до­ра. Вдруг я почув­ство­вал невы­но­си­мый удар в грудь. Мое тело сдви­ну­лось, спи­на изо­гну­лась, и в гру­ди воз­ник­ло страш­ное жже­ние, буд­то кто-то пнул меня. В тот момент я при­шел в созна­ние и ока­зал­ся опять в посте­ли. Толь­ко две сест­ры и сани­та­ры сто­я­ли рядом со мной, осталь­ные ушли.

Все подроб­но­сти, кото­рые видел паци­ент, вклю­чая чис­ло людей, их дей­ствия, их одеж­ду, были позд­нее про­ве­ре­ны. Рекон­струк­ция после­до­ва­тель­но­сти собы­тий по вре­ме­ни пока­за­ла, что он пре­бы­вал без созна­ния и дея­тель­но­сти серд­ца в тече­ние все­го эпи­зо­да, кото­рый потом вспомнил.

В про­ти­во­по­лож­ность боль­шин­ству воз­вра­щен­ных из состо­я­ния смер­ти людей, он при­об­ре­тал посмерт­ные ощу­ще­ния вся­кий раз в момент реани­ма­ции. И каж­дое из них отли­ча­лось от преды­ду­щих. Все ощу­ще­ния были при­ят­ны­ми. Вот одно из них:

Уже в кото­рый раз в мою грудь воз­вра­ти­лась та изма­ты­ва­ю­щая боль. Я знал, чем это может гро­зить. Мог насту­пить обмо­рок, как преж­де. Но мне так хоро­шо спа­лось! Я при­нял под язык свою обыч­ную «дина­мит­ную» таб­лет­ку и позвал мед­сест­ру. Затем нада­вил на лам­поч­ки. Сест­ра быст­ро появи­лась. Боль уси­ли­лась. В этот момент ком­на­та вне­зап­но вновь почер­не­ла. Потом я не чув­ство­вал ника­кой боли.

Сле­ду­ю­щее, что я пом­ню, это, что я парил в про­ти­во­по­лож­ном кон­це ком­на­ты у потол­ка и осмат­ри­вал свое тело с голо­вы до ног. Я пом­ню это отто­го, что ска­зал себе: «Я и не знал, что у меня такие боль­шие ноги. Неуже­ли это дей­стви­тель­но я? Надо мной опять хло­по­чут. И надо же мне было уме­реть!» Я видел, как вка­ти­ли аппа­рат ЭКГ и уста­но­ви­ли рядом то, что назы­ва­ли шоко­вой маши­ной. В нее, кажет­ся, со всех сто­рон были вве­де­ны труб­ки, одна из них была под­ве­де­на к мое­му носу, види­мо, из кис­ло­род­но­го бал­ло­на, а дру­гая — к руке. Меж­ду тем, я пла­вал навер­ху не боясь, что упа­ду. Затем я услы­шал, как ска­за­ли: «Я не уве­рен, что он теперь уже вернется!»

Я пом­ню все, что про­ис­хо­ди­ло в ком­на­те, и затем меня ста­ло быст­ро уно­сить в чер­ный тун­нель, при­чем я не заде­вал сте­нок это­го тун­не­ля. И вско­ре мне было радост­но уви­деть опять свет, но теперь меня оста­но­ви­ла сте­на. Я в пря­мом смыс­ле про­ле­тел спра­ва над ней. Я пре­одо­ле­вал про­стран­ство с высо­кой ско­ро­стью. Подо мной была река, зани­ма­лась заря. Вокруг ста­но­ви­лось свет­лее. Я заме­тил, что пере­се­каю пре­крас­ный город, рас­ки­нув­ший­ся подо мной, после того, как про­ле­тел реку, подоб­но взмы­ва­ю­щей ввысь пти­це. Ули­цы каза­лись вымо­щен­ны­ми золо­том и были уди­ви­тель­но кра­си­вы. Я не в силах сде­лать опи­са­ние, достой­ное зре­ли­ща. Я опу­стил­ся на одну из улиц, и меня окру­жи­ли счаст­ли­вые люди, кото­рые были рады видеть меня! Каза­лось, на них были яркие, раз­но­цвет­ные, сия­ю­щие одеж­ды. Никто нику­да не торо­пил­ся. Неко­то­рые при­бли­зи­лись ко мне. Я думаю, это были мои пра­от­цы. Но имен­но в тот момент я очнул­ся опять в пала­те гос­пи­та­ля. Я сно­ва нахо­дил­ся в теле. В тот момент я по-насто­я­ще­му желал, что­бы они меня не воз­вра­ща­ли. Я устал от все­го это­го. Дали бы мне остаться.

У это­го боль­но­го все­гда были при­ят­ные ощу­ще­ния, и ни разу не было непри­ят­ных. Он ска­зал, что он хри­сти­а­нин и что он уже видел, где будет нахо­дить­ся. Он не хотел более воз­вра­щать­ся. Он стра­дал силь­ной одыш­кой и груд­ны­ми боля­ми. От слу­чая к слу­чаю он пытал­ся рас­ска­зы­вать каж­до­му, кто его слу­шал, о сво­их ощу­ще­ни­ях и буду­щей жиз­ни — будь то слу­жа­щий гос­пи­та­ля или посе­ти­тель. Поз­же его жела­ние испол­ни­лось. Он не отре­а­ги­ро­вал на реанимацию.

Поня­тие погра­нич­ных барье­ров извест­но Биб­лии. В насто­я­щее вре­мя есть сви­де­тель­ства, кото­рые напо­ми­на­ют опи­са­ния небес­ных обра­зов, виден­ных Сте­фа­ном, Пав­лом и Иоан­ном. Один свя­щен­ник сооб­щил следующее:

Сре­ди ночи я был вызван в кли­ни­ку мед­сест­рой, кото­рая сооб­щи­ла, что мис­сис Д., одна из при­хо­жа­нок мое­го неболь­шо­го хра­ма, уми­ра­ет. Я быст­ро одел­ся и поспе­шил к боль­ни­це. Когда я сошел с эска­ла­то­ра, сест­ра, вышед­шая мне навстре­чу, ска­за­ла: «Про­шу про­ще­ния, что под­ня­ла вас с посте­ли. Мис­сис Д. скон­ча­лась». Затем она вве­ла меня в ком­на­ту, где нахо­ди­лась мис­сис Д., малень­кая, болез­нен­ная, седо­вла­сая леди, она умер­ла в послед­ней ста­дии рака. Мне ска­за­ли, что нет ника­ких при­зна­ков жиз­ни. Я про­сто, отчет­ли­во и гром­ко помо­лил­ся Богу, гово­ря, что мис­сис Д. пло­до­твор­но под­ви­за­лась на моем при­хо­де, и я про­сил Гос­по­да, если на то будет Его воля, то пусть жела­ние, с кото­рым она позва­ла меня, испол­нит­ся. В эту же секун­ду я уви­дел, как веки мис­сис Д. дрог­ну­ли, потом что-то про­ше­ле­сте­ло, и в ком­на­те насту­пи­ло смя­те­ние. Мис­сис Д. широ­ко откры­ла гла­за и сра­зу же предо­ста­ви­ла мне глав­ную роль. Она шепо­том гово­ри­ла: «Бла­го­да­рю вас, пас­тор Гра­ген, за Вашу молит­ву. Я бесе­до­ва­ла с Самим Иису­сом, и Он велел мне вер­нуть­ся и сде­лать что-нибудь для Него. Я так­же виде­ла Джим­ми (ее муж, умер­ший неза­дол­го до это­го)». Она повер­ну­лась на бок, подо­гну­ла почти к под­бо­род­ку колен­ки, неглу­бо­ко вздох­ну­ла и уснула.

Когда я спу­стил­ся вниз по эска­ла­то­ру, до меня донес­лись зву­ки быст­рых шагов. Сест­ра, кото­рая была сви­де­тель­ни­цей это­го эпи­зо­да с само­го нача­ла, догна­ла меня и ска­за­ла: «Я боюсь! Что Вы сде­ла­ли? Эта жен­щи­на была мерт­ва, а теперь ожи­ла! Я уже мно­гие годы рабо­таю сест­рой и нико­гда не виде­ла преж­де ниче­го подоб­но­го. Я все­гда была атеисткой».

Мис­сис Д. после того, как ожи­ла, часто в бесе­дах опи­сы­ва­ла дру­гим то, что виде­ла во вре­мя смер­ти: Иису­са в сия­ю­щем орео­ле и ее покой­но­го мужа — Джим­ми. Она хоте­ла остать­ся на Небе­сах, но Иисус пове­лел ей воз­вра­тить­ся, что­бы все рас­ска­зать дру­гим. Затем как-то она при­гла­си­ла меня к себе домой, что­бы сооб­щить мне, что она опять соби­ра­лась в кли­ни­ку в этот день — теперь уже отой­ти на Небе­са и там остать­ся. «Не про­си­те за меня на сей раз, что­бы я осталась».

Дру­гой нагляд­ный при­мер отно­сит­ся к чело­ве­ку, кото­рый посе­тил Небес­ный город с помо­щью сопро­вож­дав­ше­го его Ангела:

Пер­вый элек­тро­кар­дио­сти­му­ля­тор был вжив­лен мне в мар­те, но он пло­хо рабо­тал. Я лег в боль­ни­цу, что­бы мне поста­ви­ли новый пеис­ме­кер и вве­ли его в дей­ствие. Но с моим серд­цем повто­ри­лось что-то нелад­ное, и я попро­сил жену и шури­на нанять мне сидел­ку. Я, воз­мож­но, пред­чув­ство­вал это. Даль­ше я пом­ню, как кто-то закри­чал: «Код 99! Код 99!» Но в это вре­мя в ком­на­те я уже не нахо­дил­ся. Кто-то,- сна­ча­ла я поду­мал, что это сидел­ка,- под­хва­тил меня сза­ди и, обви­вая рука­ми мою талию, вынес меня отту­да. Мы нача­ли выле­тать за пре­де­лы горо­да, уда­ля­ясь все даль­ше. Я сра­зу же понял, что это была не сидел­ка, когда взгля­нул вниз. Я уви­дел свои ноги и кон­чи­ки белых кры­льев, взма­хи­ва­ю­щих поза­ди меня. Сей­час я уве­рен, что это был Ангел.

Через неко­то­рое вре­мя после того, как мы взмы­ли вверх, он [27] (Ангел) опу­стил меня на ули­цу в ска­зоч­ном горо­де со стро­е­ни­я­ми, сде­лан­ны­ми из сия­ю­ще­го золо­та, сереб­ра и кра­си­во­го дере­ва. Ото­всю­ду исхо­дил чудес­ный свет, яркий, но не застав­ля­ю­щий меня при­щу­ри­вать гла­за. На этой ули­це я повстре­чал свою мать, отца и бра­та, кото­рые все умер­ли преж­де. «Сюда идет Поль»,- услы­шал я сло­ва сво­ей мате­ри. Но когда я дви­нул­ся им навстре­чу, тот же Ангел сно­ва под­хва­тил меня за талию и унес ввысь. Я не узнал, поче­му мне не поз­во­ли­ли остаться.

Вда­ли пока­зал­ся гори­зонт. Я уже узнал зда­ния и уви­дел гос­пи­таль, куда был направ­лен, когда забо­лел. Ангел опу­стил­ся и оста­вил меня в той самой ком­на­те, где я рас­по­ла­гал­ся. Я взгля­нул вверх и уви­дел лица док­то­ров, зани­ма­ю­щих­ся мною. Я опять вер­нул­ся в тело. Мне нико­гда не забыть это­го ощу­ще­ния. Я не думаю, что­бы кто-нибудь остал­ся ате­и­стом, если бы испы­тал подобное.

Сле­ду­ю­щий рас­сказ, пове­дан­ный семи­де­ся­ти­лет­ним бух­гал­те­ром вско­ре после того, как он обрел дар речи, я смог запи­сать на маг­ни­то­фон­ную лен­ту. Боль­шая часть его опи­са­ний Небес, хотя и не пол­но­стью при­ве­ден­ных здесь, име­ет боль­шое сход­ство с Откро­ве­ни­ем, дан­ным в послед­них двух гла­вах Биб­лии. Изред­ка такие опи­са­ния дела­ли люди, кото­рые нико­гда преж­де не были зна­ко­мы с биб­лей­ски­ми опи­са­ни­я­ми Ново­го Иерусалима:

Из-за боли в гру­ди меня сроч­но доста­ви­ли из дежур­ной пала­ты в блок реани­ма­ции. Мне ска­за­ли, что это сер­деч­ный при­ступ. На эска­ла­то­ре я почув­ство­вал, что мое серд­це оста­но­ви­лось и пре­кра­ти­лось дыха­ние. Я поду­мал: «Все кончено».

Далее я пом­ню, как смот­рел вниз на свое тело в бло­ке интен­сив­ной тера­пии. Я не знаю, как попал туда, но там уже зани­ма­лись мною. Там нахо­ди­лись моло­день­кий док­тор в белом хала­те, две мед­сест­ры и чер­ный парень в белой фор­ме, кото­рый в основ­ном и зани­мал­ся мною. Он надав­ли­вал мне на грудь, а кто-то еще дышал в меня, и они кри­ча­ли: «сде­лай то и сде­лай это!» Поз­же я узнал, что этот чер­ный парень был мед­бра­том в отде­ле­нии. Преж­де я не видел его. Я пом­ню даже его чер­ный гал­стук-бабоч­ку. Далее я пом­ню, как ухо­дил через тем­ный кори­дор и не заде­вал ни одной стен­ки. Я ока­зал­ся в чистом поле и пошел по направ­ле­нию к длин­ной белой стене. Она име­ла три сту­пе­ни, веду­щие вверх к про­ему в стене. На пло­щад­ке око­ло сту­пе­ней сидел чело­век, оде­тый в белую ман­тию, пора­жав­шую вели­ко­ле­пи­ем и сия­ни­ем. Его лицо так­же излу­ча­ло яркий свет. Он читал боль­шую кни­гу. Как толь­ко я при­бли­зил­ся к нему, то почув­ство­вал высо­кое бла­го­го­ве­ние и спро­сил его: «Ты ли Иисус?» Он отве­тил: «Нет, ты уви­дишь Иису­са и тех, кого жела­ешь видеть, за этой две­рью». После того, как он взгля­нул в свою кни­гу, он ска­зал: «Ты можешь про­дол­жать свой путь через эту дверь». Тогда я, открыв дверь, вошел и уви­дел пре­крас­ный, ярко осве­щен­ный город, отра­жа­ю­щий, как каза­лось, сол­неч­ные лучи. Он весь был создан из золо­та или како­го-то бле­стя­ще­го метал­ла, с купо­ла­ми и шпи­ля­ми в вели­ко­леп­ном пыш­ном убран­стве. Ули­цы сия­ли. Они были сде­ла­ны из чего-то тако­го, что мне не при­хо­ди­лось видеть преж­де. Там было мно­го наро­да. На всех — свер­ка­ю­щие белые ман­тии, и все с радост­ны­ми лица­ми. Они выгля­де­ли пре­крас­но. Воз­дух бла­го­ухал такой све­же­стью! Я нико­гда не вды­хал ниче­го подоб­но­го это­му. Пре­крас­ная небес­ная музы­ка созда­ва­ла фон, и я уви­дел две фигу­ры, направ­ля­ю­щи­е­ся ко мне ‑я немед­лен­но узнал их. Это были мои отец и мать, оба умер­ли несколь­ко лет тому назад. У моей мате­ри ампу­ти­ро­ва­ли ногу, но теперь она была на месте! Моя мать шла на обе­их ногах!

Я ска­зал сво­ей мате­ри: «Ты и отец такие кра­си­вые!» И они отве­ти­ли мне: «И у тебя такое же сия­ние, и ты выгля­дишь про­сто прекрасно!»

Когда мы вме­сте про­гу­ли­ва­лись, что­бы най­ти Иису­са, я заме­тил, что одно стро­е­ние было боль­ше осталь­ных. Оно похо­ди­ло на сфе­ри­че­ский амфи­те­атр с откры­той поло­ви­ной к стро­е­нию, отку­да исхо­дил осле­пи­тель­ный свет. Я попро­бо­вал посмот­реть вверх на этот свет, но не мог это­го сде­лать. Свет был слиш­ком ярким. Мно­гие, было вид­но, бла­го­дар­но скло­ня­лись перед этим стро­е­ни­ем с обо­жа­ни­ем и молит­вой. Я спро­сил у сво­их роди­те­лей: «Что это такое?» Они отве­ти­ли: «Там пре­бы­ва­ет Бог». Я нико­гда не забу­ду это­го. Ниче­го подоб­но­го мне преж­де не дово­ди­лось видеть. Мы про­дол­жа­ли идти, и они взя­ли меня уви­деть Иису­са. Мы встре­ти­ли мно­го людей. Все они были счаст­ли­вы. Я не испы­ты­вал преж­де тако­го хоро­ше­го само­чув­ствия. Когда же мы при­бли­зи­лись к тому месту, где пре­бы­вал Иисус, я вне­зап­но ощу­тил, как силь­ный импульс элек­три­че­ско­го тока про­шел через мое тело, как если бы кто-нибудь уда­рил меня в грудь. Мое тело под­бро­си­ло вверх, когда вос­ста­нав­ли­ва­ли дея­тель­ность мое­го серд­ца. Я был воз­вра­щен к преж­ней фор­ме суще­ство­ва­ния! Но это меня не слиш­ком радо­ва­ло. Одна­ко я понял, что меня посла­ли обрат­но, что­бы пове­дать дру­гим о пере­жи­том мною. Я решил посвя­тить оста­ток сво­их дней рас­ска­зу об этом ощу­ще­нии каж­до­му, кто захо­чет выслушать!

Меня же раду­ет, что у людей, стал­ки­ва­ю­щих­ся с поту­сто­рон­ним миром, воз­ни­ка­ет такое воз­буж­де­ние. В созна­нии этих людей не было места вопро­су о реаль­но­сти их ощу­ще­ний или их важ­но­сти, но они тем не менее жела­ют, что­бы дру­гие узна­ли о том, что про­изо­шло с ними. Они стре­мят­ся посвя­тить жизнь тому, что­бы рас­ска­зы­вать об этом каж­до­му, кто поже­ла­ет слушать.

Собы­тия, пред­ше­ству­ю­щие вхо­ду туда, где мог совер­шать­ся пред­ва­ри­тель­ный суд, не явля­ют­ся необыч­ны­ми. Без­услов­но, общим для всех и радост­ным ощу­ще­ни­ем явля­ет­ся, оче­вид­но, встре­ча с преж­де умер­ши­ми дру­зья­ми и род­ствен­ни­ка­ми. Их суще­ство­ва­ние в духов­ном мире может быть опре­де­ле­но как пре­бы­ва­ние за пре­де­ла­ми той пре­гра­ды, кото­рая суще­ству­ет для мно­гих из тех, с кем, кажет­ся, они встречались.

По-види­мо­му, лишь неко­то­рые пере­сту­па­ют этот барьер и воз­вра­ща­ют­ся, что­бы рас­ска­зать нам об этом. Зафик­си­ро­ван, напри­мер, слу­чай с Бет­ти Мальтц, нахо­див­шей­ся сорок четы­ре дня в коме, вызван­ной раз­ры­вом аппен­дик­са. Одна­ко, в тече­ние все­го это­го вре­ме­ни она слы­ша­ла каж­до­го, кто был в ком­на­те. Хотя ее физи­че­ские чув­ства каза­лись ослаб­лен­ны­ми, чув­ства духов­ные, по-види­мо­му, обострились.

Пока она нахо­ди­лась в коме, у нее было ощу­ще­ние вос­хож­де­ния на гору сре­ди яркой мест­но­сти. У нее не было уста­ло­сти, но, напро­тив, чув­ство небы­ва­ло­го по силе вос­тор­га. С нею шел Ангел, но она виде­ла толь­ко его ноги. Вдво­ем они подо­шли к воро­там в боль­шой мра­мор­ной стене, и ее при­гла­си­ли вой­ти и там при­со­еди­нить­ся к пою­щим пре­крас­ные гим­ны. Впро­чем ей предо­ста­ви­ли выбрать, хочет она вер­нуть­ся назад или про­дол­жать путь через ворота.

Затем она пом­нит, как кто-то неожи­дан­но отки­нул про­сты­ню, кото­рая уже покры­ва­ла ее лицо К

Каж­дый изло­жен­ный здесь мною слу­чай ука­зы­ва­ет, что выход духа из тела есть самый основ­ной закон смер­ти. Послу­шай­те, как Св. Писа­ние рас­кры­ва­ет при­чи­ну того, поче­му наши насто­я­щие тела из пло­ти и кро­ви не могут вой­ти в Цар­ство Божие:

Так и при вос­кре­се­нии мерт­вых: сеет­ся в тле­нии, вос­ста­ет в нетле­нии; сеет­ся в уни­чи­же­нии, вос­ста­ет в сла­ве; сеет­ся в немо­щи, вос­ста­ет в силе; сеет­ся тело душев­ное, вос­ста­ет тело духов­ное. Есть тело душев­ное, есть тело и духов­ное. Но то ска­жу вам, бра­тия, что плоть и кровь не могут насле­до­вать Цар­ствия Божия и тле­ние не насле­ду­ет нетле­ния. Гово­рю вам тай­ну: не все мы умрем, но все изме­ним­ся вдруг, во мгно­ве­ние ока, при послед­ней трубе…

Когда же тлен­ное сие обле­чет­ся в нетле­ние и смерт­ное сие обле­чет­ся в бес­смер­тие, тогда сбу­дет­ся сло­во напи­сан­ное: погло­ще­на смерть побе­дою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя побе­да? Жало же смер­ти — грех, а сила гре­ха — закон. Бла­го­да­ре­ние Богу, даро­вав­ше­му нам побе­ду Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом! (1 Кор. 15:42–44, 50–52, 54–57) [28].

Глава 7. Нисхождение в «ад»

Нако­нец мы обра­тим­ся к тем сооб­ще­ни­ям, кото­рые пуб­ли­ке вооб­ще мало извест­ны. Есть люди, кото­рые после того, как были воз­вра­ще­ны из состо­я­ния кли­ни­че­ской смер­ти, рас­ска­за­ли, что они нахо­ди­лись в аду. Неко­то­рые из слу­ча­ев опи­са­ны людь­ми, кото­рые, оче­вид­но, про­ни­ка­ли за барьер или ска­ли­стые горы, отде­ля­ю­щие места рас­пре­де­ле­ния от тех мест, где мог вер­шить­ся суд. Те, кто не встре­ти­ли барье­ра, воз­мож­но, остав­ля­ют место смер­ти для того, что­бы толь­ко прой­ти раз­но­го рода места рас­пре­де­ле­ния — одно такое место было мрач­ным и тем­ным, подоб­но дому с при­ви­де­ни­я­ми на кар­на­ва­ле. В боль­шин­стве слу­ча­ев это место пред­став­ля­ет­ся под­зе­ме­льем или под­зем­ной дорогой.

Ад

Томас Уэлч в сво­ей бро­шю­ре «Уди­ви­тель­ное чудо в Оре­гоне» опи­сы­ва­ет самое необык­но­вен­ное ощу­ще­ние, охва­тив­шее его, когда он видел потря­са­ю­щее по вели­чине «озе­ро из огня, зре­ли­ще более ужас­ное, чем чело­век мог когда-либо пред­ста­вить себе, эту послед­нюю сто­ро­ну суда».

Они — обык­но­вен­ные смерт­ные чело­ве­че­ские тела, но когда они воз­вра­тят­ся в нор­маль­ное состо­я­ние жиз­ни, они будут сверх­че­ло­ве­че­ски­ми тела­ми. Ибо как есть есте­ствен­ные чело­ве­че­ские тела, есть так­же и сверхъ­есте­ствен­ные, духов­ные тела…

Но то гово­рю вам, бра­тья мои, что зем­ные теле­са, создан­ные из пло­ти и кро­ви, не могут вой­ти в Цар­ство Божие. Эти тлен­ные теле­са наши по при­ро­де не назна­че­ны жить веч­но. Но гово­рю вам эту необыч­ную и чудес­ную тай­ну: не все мы умрем, но всем нам будут даны новые теле­са! Это про­изой­дет момен­таль­но, в мгно­ве­ние ока, когда затру­бит послед­няя тру­ба… Когда это про­изой­дет, то испол­нят­ся эти посла­ния: «Смерть погло­ще­на побе­дою. О смерть, где теперь твоя побе­да? Где твое жало?» Ибо грех — сила, кото­рою жалит смерть — будет изгнан совсем; и закон, кото­рый дела­ет явны­ми наши гре­хи, более не будет нашим судьей. Как же мы бла­го­да­рим Бога за все это! Ибо это Он дела­ет нас побе­до­нос­ны­ми через Иису­са Хри­ста, наше­го Гос­по­да! (1 Кор. 15: 42–57) (Прим. перев.)

Во вре­мя рабо­ты помощ­ни­ком инже­не­ра в «Брай­дл Уэйл Лам­бер Ком­па­ни», что в трид­ца­ти милях восточ­нее Порт­лан-да, в Оре­гоне, Уэл­чу было пору­че­но наблю­дать с под­мо­стей, про­ве­ден­ных через дам­бу на высо­те пяти­де­ся­ти пяти футов над водой, за про­из­ве­де­ни­ем зем­ле­мер­ной съем­ки для опре­де­ле­ния гра­ниц буду­щей лесо­пиль­ни. Затем он пред­став­ля­ет вот этот рассказ:

Я вышел на под­мост­ки, что­бы выров­нять брев­на, кото­рые лег­ли попе­рек и не под­ни­ма­лись по кон­вей­е­ру. Неожи­дан­но я осту­пил­ся на под­мост­ках и поле­тел вниз меж­ду балок в водо­ем глу­би­ной око­ло деся­ти футов. Инже­нер, сидев­ший в кабине локо­мо­ти­ва, сгру­жав­ше­го брев­на в водо­ем, уви­дел, как я упал. Я уго­дил голо­вой в первую пере­кла­ди­ну на глу­бине трид­ца­ти футов, а затем в дру­гую, пока не упал в воду и не скрыл­ся из виду.

В это вре­мя на самой фаб­ри­ке и око­ло нее рабо­та­ло семь­де­сят чело­век. Фаб­ри­ка была оста­нов­ле­на, и все имев­ши­е­ся в нали­чии люди, соглас­но их пока­за­ни­ям, были направ­ле­ны на поис­ки мое­го тела. На поис­ки было затра­че­но от соро­ка пяти минут до часу, пока меня нако­нец не отыс­кал М. Дж. ( X. Ган­дер­сон, кото­рый пись­мен­но под­твер­дил эти показа‑I ния.

Я был мертв, насколь­ко это спра­вед­ли­во для это­го мира. Но я был живым в дру­гом мире. Там не суще­ство­ва­ло вре­ме­ни. За тот час жиз­ни вне тела я узнал боль­ше, чем за такой же срок в сво­ем теле. Все, что я мог вспом­нить, это паде­ние с мост­ков. Инже­нер, нахо­див­ший­ся в локо­мо­ти­ве, видел мое паде­ние в воду.

Даль­ше я понял, что стою у бере­га огром­но­го огнен­но­го оке­а­на. Это ока­за­лось тем самым, о чем гово­рит Биб­лия в кни­ге Откро­ве­ния, 21:8 «…озе­ро горя­щее огнем и серой». Это зре­ли­ще более ужас­ное, чем чело­век в силах пред­ста­вить себе, это сто­ро­на послед­не­го суда.

Я пом­ню это более ясно, чем любое дру­гое собы­тие, когда-либо про­ис­хо­див­шее со мной за всю мою жизнь, каж­дую деталь каж­до­го собы­тия, кото­рые я наблю­дал, и кото­рые про­изо­шли за этот час, когда меня не было в этом мире. Я сто­ял на неко­то­ром рас­сто­я­нии от горя­щей, бур­ля­щей и гро­хо­чу­щей мас­сы голу­бо­го пла­ме­ни. Всю­ду, насколь­ко я мог оки­нуть взо­ром, нахо­ди­лось это озе­ро. В нем нико­го не было. Я тоже не нахо­дил­ся в нем. Я уви­дел людей, о кото­рых мне было извест­но, что они умер­ли, когда мне было еще три­на­дцать лет. Один из них был маль­чик, с кото­рым я ходил в шко­лу и кото­рый умер от рака рта, начав­ше­го­ся с инфек­ции зуба, когда он был еще совсем моло­дым пар­нем. Он был дву­мя года­ми стар­ше меня. Мы узна­ли друг дру­га, хотя и не раз­го­ва­ри­ва­ли. Те люди так­же выгля­де­ли как буд­то сби­ты­ми с тол­ку и пре­бы­ва­ли в глу­бо­кой задум­чи­во­сти, как буд­то они не мог­ли пове­рить тому, что виде­ли. Выра­же­ния их лиц были чем-то сред­ним меж­ду недо­уме­ни­ем и смущением.

Место, где все это про­ис­хо­ди­ло, было настоль­ко потря­са­ю­щим, что сло­ва про­сто бес­силь­ны. Нет спо­со­ба опи­сать это, кро­ме как лишь ска­зать, что мы были тогда «гла­за­ми» сви­де­те­лей послед­не­го суда. Отту­да невоз­мож­но ни убе­жать, ни выбрать­ся. Даже нече­го рас­счи­ты­вать на это. Это тюрь­ма, изба­вить­ся от кото­рой не может им один, кро­ме как толь­ко с помо­щью Боже­ствен­но­го вме­ша­тель­ства. Я чет­ко ска­зал себе: «Если бы я знал об этом рань­ше, то сде­лал бы что угод­но, что бы ни потре­бо­ва­лось от меня, лишь бы избег­нуть пре­бы­ва­ния в подоб­ном месте». Но я и не помыш­лял об этом. Когда эти мыс­ли про­мельк­ну­ли в моем созна­нии, я уви­дел дру­го­го Чело­ве­ка, про­хо­дя­ще­го перед нами. Я немед­лен­но узнал Его. У Него было власт­ное, доб­рое, выра­жа­ю­щее сочув­ствие лицо; спо­кой­ный и бес­страш­ный, Вла­ды­ка все­го, что Он видел. Это был Сам Иисус. Вели­кая надеж­да заго­ре­лась во мне, и я понял, что это вели­кий и уди­ви­тель­ный Чело­век, кото­рый идет за мной в эту тюрь­му гибе­ли, за сму­щен­ной при­го­во­ром суда душой, решить мою про­бле­му. Я не делал ниче­го, что­бы при­влечь Его вни­ма­ние, но лишь опять ска­зал про себя: «Если бы Он толь­ко взгля­нул в мою сто­ро­ну и уви­дел меня, Он смог бы уве­сти меня от это­го места, пото­му что Он дол­жен Знать, как быть». Он про­шел мимо, и мне пока­за­лось, буд­то Он и не обра­тил вни­ма­ния на меня, но перед тем, как Он скрыл­ся из виду, Он повер­нул голо­ву и посмот­рел пря­мо на меня. Толь­ко это и все. Его взгля­да было достаточно.

В счи­тан­ные секун­ды я сно­ва ока­зал­ся в сво­ем теле. Это было похо­же на то, как если бы я вошел через дверь дома. Я услы­шал голо­са Бро­ков (люди, с кото­ры­ми я жил), как они моли­лись — за несколь­ко минут до того, как я открыл гла­за и смог ска­зать что-нибудь. Я мог слы­шать и пони­мал, что про­ис­хо­ди­ло. Затем неожи­дан­но жизнь вошла в мое тело, и я открыл гла­за и заго­во­рил с ними. Лег­ко гово­рить и опи­сы­вать то, что вы виде­ли. Я знаю, что суще­ству­ет огнен­ное озе­ро, пото­му что я видел его. Я знаю, что Иисус Хри­стос веч­но живой. Я видел Его. Биб­лия утвер­жда­ет в Откро­ве­нии (1:9–11): «Я Иоанн… был в духе в день вос­крес­ный, я слы­шал поза­ди себя гром­кий голос, как бы труб­ный, кото­рый гово­рил: Я есмь Аль­фа и Оме­га, Пер­вый и Послед­ний; то, что видишь, напи­ши в книгу…»

В чис­ле мно­гих дру­гих собы­тий Иоанн видел суд, и он опи­сы­ва­ет его в Откро­ве­нии, в 20‑й гла­ве так, как видел сам. В сти­хе 10 он гово­рит: «а диа­вол, пре­льщав­ший их, ввер­жен в озе­ро огнен­ное…» И сно­ва в 21:8 Иоанн гово­рит об «…озе­ре, горя­щем огнем и серою». Это то озе­ро, кото­рое видел я, и я уве­рен в том, что, когда испол­нит­ся этот срок, на суде каж­дое испор­чен­ное в этом мире созда­ние будет ввер­же­но в это озе­ро и навсе­гда будет истреблено.

Я бла­го­да­рен Богу за то, что есть люди, кото­рые могут молить­ся. Это была мис­сис Брок, кото­рая, я слы­шал, моли­лась за меня. Она гово­ри­ла: «О Гос­по­ди, не заби­рай Тома; он не спас сво­ей души». Вско­ре я открыл гла­за и спро­сил их: «Что про­изо­шло?» Я не про­иг­рал во вре­ме­ни; меня куда-то уво­ди­ли, и теперь я был опять на месте. Вско­ре после это­го при­бы­ла каре­та «ско­рой помо­щи», и я был достав­лен в гос­пи­таль Мило­серд­но­го Сама­ря­ни­на в Порт­л­эн­де. Меня доста­ви­ли туда как раз око­ло шести часов вече­ра, в хирур­ги­че­ское отде­ле­ние, где мне сши­ли скальп, нало­жив мно­го швов. Меня оста­ви­ли в бло­ке интен­сив­ной тера­пии. На деле там было немно­го док­то­ров, кото­рые мог­ли чем-нибудь помочь. Нуж­но было про­сто ждать и наблю­дать. В тече­ние этих четы­рех дней и ночей у меня было ощу­ще­ние посто­ян­но­го обще­ния со Свя­тым Духом. Я вновь пере­жил собы­тия сво­ей преж­ней жиз­ни и то, что уви­дал: озе­ро из огня, Иису­са, при­шед­ше­го ко мне туда, сво­е­го дядю и того маль­чи­ка, с кото­рым вме­сте я ходил в шко­лу, и свое воз­вра­ще­ние к жиз­ни. При­сут­ствие Духа Божия ощу­ща­лось мной посто­ян­но, и я мно­го раз гром­ко взы­вал к Гос­по­ду. Затем я начал про­сить Бога, что­бы он все­це­ло рас­по­ла­гал моей жиз­нью и что­бы Его воля была моей… Через неко­то­рое вре­мя после это­го, око­ло девя­ти часов, Бог явил мне Свой голос. Голос Духа может быть вполне явствен­ным. Он ска­зал мне: «Я хочу, что­бы ты рас­ска­зал миру то, что ты видел, и как ты вер­нул­ся к жизни».

Дру­гой при­мер каса­ет­ся паци­ент­ки, кото­рая уми­ра­ла от сер­деч­но­го при­сту­па. Она посе­ща­ла цер­ковь каж­дое вос­кре­се­нье и счи­та­ла себя обыч­ной христианкой.

Я пом­ню, как нача­лась одыш­ка, а потом — вне­зап­ный про­вал в памя­ти. Затем я поня­ла, что нахо­жусь вне сво­е­го тела. Даль­ше я пом­ню, что попа­ла в мрач­ную ком­на­ту, где в одном из окон я уви­да­ла огром­но­го гиган­та с ужас­ным лицом, он наблю­дал за мной. У под­окон­ни­ка сно­ва­ли малень­кие бесе­ня­та или кар­ли­ки, кото­рые, оче­вид­но, были заод­но с гиган­том. Тот гигант пома­нил меня, что­бы я после­до­ва­ла за ним. Я не хоте­ла идти, но подо­шла. Вокруг были тьма и мрак, я мог­ла слы­шать людей, сто­ну­щих повсю­ду рядом со мной. Я чув­ство­ва­ла дви­га­ю­щих­ся существ у сво­их ног. Как толь­ко мы про­шли тун­нель или пеще­ру, суще­ства ста­ли еще отвра­ти­тель­нее. Я пом­ню, что пла­ка­ла. Потом, по какой-то при­чине гигант небреж­но повер­нул­ся ко мне и ото­слал назад. Я поня­ла, что меня поща­ди­ли. Я не знаю, поче­му. Затем я пом­ню, как уви­де­ла себя опять на кой­ке в гос­пи­та­ле. Док­тор спро­сил меня, упо­треб­ля­ла ли я нар­ко­ти­ки. Мой рас­сказ, веро­ят­но, зву­чал, как горя­чеч­ный бред. Я ска­за­ла ему, что у меня не было ни одной из этих при­вы­чек и что рас­сказ был под­лин­ным. Это изме­ни­ло всю мою жизнь.

Опи­са­ния того, как уво­дят или отсы­ла­ют назад из духов­но­го мира, оче­вид­но, зна­чи­тель­но рас­хо­дят­ся в слу­ча­ях непри­ят­ных ощу­ще­ний, тогда как в слу­чае хоро­ших эти изоб­ра­же­ния про­из­во­дят впе­чат­ле­ние одно­тип­ных повествований.

У меня появи­лись рез­кие боли в живо­те из-за вос­па­ле­ния под­же­лу­доч­ной желе­зы. Мне дава­ли лекар­ства для повы­ше­ния дав­ле­ния, кото­рое все вре­мя сни­жа­лось, и в резуль­та­те это­го я посте­пен­но терял созна­ние. Я пом­ню, как меня реани­ми­ро­ва­ли. Я ухо­дил через длин­ный тун­нель и удив­лял­ся, поче­му я не каса­юсь его нога­ми. У меня было впе­чат­ле­ние, слов­но я пла­вал и уда­лял­ся очень быст­ро. По-мое­му, это было под­зе­ме­лье. Это мог­ло быть и пеще­рой, но очень ужас­ной. Жут­кие зву­ки раз­да­ва­лись в ней. Там был запах гни­е­ния, при­мер­но такой же, как у боль­ных раком. Все про­ис­хо­ди­ло как бы в замед­лен­ном дви­же­нии. Мне не при­пом­нить все­го, что я там видел, но неко­то­рые зло­деи были людь­ми лишь напо­ло­ви­ну. Они пере­драз­ни­ва­ли друг дру­га и гово­ри­ли на язы­ке, кото­рый я не мог понять. Вы спра­ши­ва­е­те меня, встре­чал ли я кого-нибудь из сво­их зна­ко­мых, или видел ли я сия­ние све­та, но ниче­го это­го не было. Там был вели­ко­душ­ный Чело­век в сия­ю­щих белых ризах, кото­рый появил­ся, когда я позвал: «Иису­се, спа­си меня!» Он взгля­нул на меня, и я почув­ство­вал ука­за­ние: «Живи ина­че!». Я не пом­ню, как оста­вил то место и как добрал­ся обрат­но. Может быть, было и что-то еще, я не пом­ню. Может быть, я боюсь вспоминать!

В послед­нем выпус­ке «Чарльз-Дикинз», рас­ска­зы­ва­ю­щем о путе­ше­ствии к раз­лич­ным мирам, Джордж Рит­чай, док­тор меди­ци­ны, опи­сы­ва­ет свою смерть от кру­поз­ной пнев­мо­нии в 1943 году в рай­оне лаге­ря Бар клей, штат Техас, в воз­расте два­дца­ти лет. В сво­ей пре­вос­ход­ной кни­ге «Воз­вра­ще­ние из Зав­тра» он опи­сы­ва­ет, как необъ­яс­ни­мо вер­нул­ся к жиз­ни через девять минут, но за это вре­мя он пере­жил целую жизнь, насы­щен­ную собы­ти­я­ми и печаль­ны­ми, и радост­ны­ми. Он опи­сы­ва­ет путе­ше­ствие со свет­лым Суще­ством, испол­нен­ным сия­ния и могу­ще­ства, и отож­деств­лен­ным им со Хри­стом, кото­рый про­вел его через ряд «миров». В этом рас­ска­зе мир про­кля­тый нахо­дил­ся на необо­зри­мой рав­нине, кото­рая про­сти­ра­лась на поверх­но­сти зем­ли, где пороч­ные духи пре­бы­ва­ли в непре­стан­ной борь­бе меж­ду собой. Схва­тив­шись в лич­ном поедин­ке, они изби­ва­ли друг дру­га кула­ка­ми. Всю­ду — поло­вые извра­ще­ния и безыс­ход­ные вопли, и вызы­ва­ю­щие отвра­ще­ние мыс­ли, исхо­дя­щие от кого-либо, дела­лись общим досто­я­ни­ем. Они не мог­ли видеть док­то­ра Рит­чая и фигу­ру Хри­ста с ним. Внеш­ний облик этих существ не вызы­вал ниче­го, кро­ме состра­да­ния к несча­стью, на кото­рое эти люди обрек­ли сами себя.

Прп. Кен­нет Е. Хагин в сво­ей бро­шю­ре «Мое сви­де­тель­ство» подроб­но опи­сал ощу­ще­ния, кото­рые пол­но­стью изме­ни­ли его жизнь. Они заста­ви­ли его при­нять сан свя­щен­ни­ка, что­бы рас­ска­зы­вать об этом дру­гим. Он сооб­ща­ет следующее:

В суб­бо­ту 21 апре­ля 1933 г., в поло­вине вось­мо­го вече­ра, в Мак-Кин­ней, штат Техас, что в трид­ца­ти двух милях от Дал­ла­са, мое серд­це пере­ста­ло бить­ся, и духов­ный чело­век, кото­рый живет в моем теле, отде­лил­ся от него… Я спус­кал­ся ниже, ниже и ниже, пока свет зем­ли не угас… Чем глуб­же я опус­кал­ся, тем тем­нее он ста­но­вил­ся, пока не насту­пи­ла абсо­лют­ная чер­но­та. Я не мог уви­деть соб­ствен­ной руки, даже если от глаз ее отде­лял бы все­го один дюйм. Чем глуб­же я ухо­дил вниз, тем более душ­но и жар­ко там было.

Нако­нец подо мной ока­зал­ся путь в пре­ис­под­нюю, и я смог раз­ли­чить огонь­ки, мер­ца­ю­щие на стен­ках пеще­ры обре­чен­ных. Это были отблес­ки огней ада.

Гигант­ская пла­мен­ная сфе­ра с белы­ми греб­ня­ми надви­га­лась на меня, увле­ка­ла меня, слов­но маг­нит, при­тя­ги­ва­ю­щий к себе металл. Я не хотел идти! Я и не шел, но, имен­но как металл под­ска­ки­ва­ет к маг­ни­ту, мой дух при­тя­ги­вал­ся к тому месту. Я не мог ото­рвать от него сво­их глаз. Меня обда­ло жаром. С тех пор про­шли мно­гие годы, но это виде­ние все еще сто­ит перед мои­ми гла­за­ми, точ­но так, как я наблю­дал это тогда. Все так же све­жо в моей памя­ти, как если бы это слу­чи­лось прошедшей

После того, как я достиг дна ямы, я почув­ство­вал рядом с собой некое духов­ное Суще­ство. Я не взгля­нул на него, пото­му что не мог ото­рвать при­сталь­но­го взгля­да от пла­ме­ни ада, но когда я оста­но­вил­ся, то Суще­ство поло­жи­ло свою руку на мою меж­ду лок­тем и пле­чом, что­бы про­во­дить меня туда. И в тот же самый момент раз­дал­ся Голос с дале­ко­го вер­ха, выше этой тем­но­ты, выше зем­ли, выше небес. Это был голос Бога, хотя я и не видел Его, и не знаю, что Он ска­зал, пото­му что Он гово­рил не на англий­ском язы­ке. Он гово­рил на каком-то дру­гом язы­ке, и, когда Он гово­рил, Его голос раз­но­сил­ся по все­му это­му про­кля­то­му месту, потря­сая его, подоб­но тому, как ветер колеб­лет лист­ву. Это заста­ви­ло дер­жав­ше­го меня осла­бить свою хват­ку. Я не дви­нул­ся сам, но какая-то Сила отта­щи­ла меня, и я вер­нул­ся прочь из огня и жара, под сень тем­но­ты. Я начал под­ни­мать­ся, пока не достиг верх­не­го края ямы и не уви­дел зем­но­го све­та. Я вер­нул­ся в ту же ком­на­ту, настоль­ко же реаль­ную, как все­гда. Я попал в нее через дверь, хотя мой дух и не нуж­дал­ся в две­рях. Я соскольз­нул пря­мо в свое тело, точ­но так же, как чело­век утром ныря­ет в брю­ки, тем же путем, что и вышел ‑через рот. Я заго­во­рил со сво­ей бабуш­кой. Она ска­за­ла: «Сынок, я дума­ла, что ты умер, я дума­ла, что ты скончался».

…Мне бы хоте­лось най­ти сло­ва, что­бы опи­сать то место. Люди про­во­дят эту жизнь так бес­печ­но, слов­но они не долж­ны столк­нуть­ся с адом, но Сло­во Божие и мой лич­ный опыт гово­рят мне иное. Я испы­тал бес­со­зна­тель­ное состо­я­ние, оно тоже дает ощу­ще­ние тем­но­ты, но я хочу ска­зать, что нет тем­но­ты, подоб­ной Тьме Внешней.

Чис­ло слу­ча­ев зна­ком­ства с адом быст­ро уве­ли­чи­ва­ет­ся, но они не будут при­ве­де­ны здесь. Един­ствен­но, одна­ко, мне хоте­лось бы упо­мя­нуть здесь слу­чай, кото­рый отно­сит­ся к пре­дан­но­му чле­ну Церк­ви. Он был удив­лен, что после сво­ей смер­ти почув­ство­вал, как пада­ет в тун­нель, кото­рый закан­чи­ва­ет­ся у пла­ме­ни, откры­вая гигант­ский, огне­ды­ша­щий мир ужа­са. Он уви­дел неко­то­рых из сво­их дру­зей «доб­ро­го ста­ро­го вре­ме­ни», их лица не выра­жа­ли ниче­го, кро­ме пусто­ты и апа­тии. Их обре­ме­ня­ли бес­по­лез­ные тяго­ты. Они посто­ян­но ходи­ли, но нику­да кон­крет­но не направ­ля­лись и нико­гда не оста­нав­ли­ва­лись из стра­ха перед «над­смотр­щи­ка­ми», кото­рых, по его сло­вам, невоз­мож­но было опи­сать. Абсо­лют­ная тем­но­та лежа­ла за пре­де­ла­ми этой зоны бес­цель­ной дея­тель­но­сти. Он избе­жал уча­сти остать­ся там навсе­гда, когда Бог при­звал его сту­пить на какую-то незри­мую чудес­ную доро­гу. С тех пор он чув­ству­ет себя при­зван­ным пре­ду­пре­ждать дру­гих об опас­но­сти само­до­воль­ства и необ­хо­ди­мо­сти занять опре­де­лен­ную пози­цию в сво­ей вере.

Самоубийство

Само­убий­ством мно­гие пыта­ют­ся «покон­чить со всем разом». Одна­ко, исхо­дя из того, что я слы­шал от дру­гих док­то­ров или видел сам, это может быть толь­ко «нача­лом все­го». Мне неиз­вест­но ни об одном вне­те­лес­ном «хоро­шем» ощу­ще­нии, вызван­ном само­убий­ством. Одна­ко, лишь неко­то­рые из них име­ли ощу­ще­ния, о кото­рых они хоте­ли бы пове­дать. Вот рас­сказ, пред­став­лен­ный одним из моих коллег:

Четыр­на­дца­ти­лет­няя девоч­ка рас­стро­и­лась из-за школь­но­го табе­ля успе­ва­е­мо­сти. Обще­ние с роди­те­ля­ми обыч­но огра­ни­чи­ва­лось тем, что они ука­зы­ва­ли на ее недо­стат­ки и ста­ви­ли в при­мер сест­ру, кото­рая была на пару лет стар­ше, но про­из­во­ди­ла впе­чат­ле­ние хоро­шо и доволь­но все­сто­ронне обра­зо­ван­ной. Срав­ни­ва­лась даже внеш­ность. Она, по-види­мо­му, нико­гда не слы­ша­ла ника­ких похвал, а теперь еще была в ссо­ре со сво­и­ми роди­те­ля­ми из-за табе­ля успе­ва­е­мо­сти. Она взя­ла из ван­ной упа­ков­ку аспи­ри­на и, ожи­дая луч­ше­го реше­ния про­блем, под­ня­лась к себе в ком­на­ту. В пузырь­ке было, веро­ят­но, око­ло вось­ми­де­ся­ти таб­ле­ток, и она захва­ти­ла боль­шое коли­че­ство воды, что­бы при­нять их. Дву­мя часа­ми поз­же роди­те­ли нашли ее в кома­тоз­ном состо­я­нии. Ее тош­ни­ло; рвот­ные мас­сы изли­ва­лись пря­мо на лицо и подуш­ку. К сча­стью, мно­го аспи­ри­на было еще не погло­ще­но, и через два часа в дежур­ной пала­те гос­пи­та­ля она при­шла в себя, после того как мы сде­ла­ли ей про­мы­ва­ние желуд­ка с содой, что­бы ней­тра­ли­зо­вать адидоз, след­стви­ем кото­ро­го было необыч­но затруд­нен­ное дыха­ние, харак­тер­ное для аспи­ри­но­вой комы. (Ее сча­стье, что она взя­ла аспи­рин, а не тиле­нол, так как он вызы­ва­ет мень­шую рвот­ную реак­цию и, как резуль­тат, мед­лен­ное отрав­ле­ние пече­ни, часто роковое.)

Во вре­мя одно­го из при­сту­пов рво­ты она вдох­ну­ла рвот­ные мас­сы, про­изо­шел спазм голо­со­вых свя­зок, пре­кра­ти­лось дыха­ние, и затем про­изо­шла оста­нов­ка серд­ца. Она тут же ожи­ла, когда ей нача­ли делать закры­тый мас­саж серд­ца, вве­дя в дыха­тель­ное гор­ло дыха­тель­ную труб­ку. Ее вос­по­ми­на­ния в пери­од воз­вра­ще­ния созна­ния были скуд­ны­ми, но в это вре­мя она не пере­ста­ва­ла гово­рить: «Мама, помо­ги мне! Заставь их отой­ти от меня! Они хотят сде­лать мне боль­но!» Док­то­ра попы­та­лись изви­нить­ся за при­чи­нен­ную ей боль, но она ска­за­ла, что она име­ет в виду не док­то­ров, а «их, тех демо­нов в аду… Они не хоте­ли ухо­дить от меня… Они хоте­ли меня… Я не мог­ла вер­нуть­ся… Это было так ужасно!»

Она про­спа­ла весь сле­ду­ю­щий день, и мать не выпус­ка­ла ее из объ­я­тий почти все это вре­мя. После того раз­ные труб­ки были сня­ты, я попро­сил ее при­пом­нить что же про­изо­шло. Она пом­ни­ла, как при­ни­ма­ла аспи­рин, но кро­ме это­го — ниче­го. Где-нибудь в ее созна­нии эти собы­тия мог­ли удер­жать­ся и до сего вре­ме­ни. Воз­мож­но, что они могут всплыть при помо­щи опро­са под гип­но­зом. Но, откро­вен­но гово­ря, я удер­жи­ва­юсь под­сту­пать­ся к этой обла­сти — она напо­ми­на­ет мне демо­но­ло­гию. Я хоро­шо отно­шусь к гип­но­зу, но пред­по­чи­таю оста­вить его другим.

Впо­след­ствии, несколь­ко лет спу­стя, она ста­ла мис­си­о­не­ром. Отча­я­ние ушло. Мне рас­ска­зы­ва­ли, что всю­ду, куда бы она ни шла, она при­но­сит огром­ную радость — зара­зи­тель­ное возбуждение.

Широ­кое рас­про­стра­не­ние депрес­сив­но­го состо­я­ния ‑пре­лю­дии к само­убий­ству — вызы­ва­ет рас­ту­щую тре­во­гу. Само­убий­ство состав­ля­ет одну один­на­дца­тую от обще­го коли­че­ства при­чин смерт­но­сти в Соеди­нен­ных Шта­тах, то есть почти 25 000 смер­тей еже­год­но, или немно­гим мень­ше, чем 1,5% всех смер­тей. Наи­бо­лее рас­про­стра­не­на смерт­ность сре­ди под­рост­ков, затем в авто­ка­та­стро­фах. В эту циф­ру вошли толь­ко те слу­чаи, кото­рые кон­ча­лись смер­тью, но, оче­вид­но, она воз­рас­та­ет, если учесть неудач­ные попыт­ки само­убий­ства. Это широ­кое рас­про­стра­не­ние мыс­лей о само­убий­стве, подоб­но непри­ят­ным ощу­ще­ни­ям после смер­ти, обыч­но не дела­ет­ся досто­я­ни­ем глас­но­сти и еще мень­ше обсуж­да­ет­ся. Это счи­та­ет­ся обна­же­ни­ем в чело­ве­че­ской жиз­ни сокро­вен­но­го — нечто вро­де сры­ва­ния одежд и обще­ствен­но­го уни­же­ния. И до сих пор лече­ние этой болез­нен­ной, этой иска­жен­ной душев­ной жиз­ни кон­цен­три­ру­ет­ся вокруг обна­ро­до­ва­ния и обсуждения.

Из-за душев­но­го нездо­ро­вья обще­ства фар­ма­цев­ти­че­ское про­из­вод­ство успо­ко­и­тель­ных и анти­де­прес­сив­ных средств рез­ко воз­рос­ло. Я вижу, на что похо­же боль­шин­ство людей. Вали­ум теперь самый при­быль­ный биз­нес и наи­бо­лее попу­ляр­ный меди­ка­мент после аспи­ри­но­вых продуктов.

Сле­ду­ю­щий слу­чай про­изо­шел с пяти­де­ся­ти­трех­лет­ней домо­хо­зяй­кой с реци­див­ной депрессией.

Никто не любил меня. Муж и дети обхо­ди­лись со мной как с при­слу­гой. Я все­гда при­би­ра­ла за ними, но они вели себя так, слов­но я даже не существовала.

Одна­жды ночью я рас­пла­ка­лась, но никто не услы­шал. Я взя­ла вали­ум и ска­за­ла им, что совсем не хочу жить. Но они все рав­но не слу­ша­ли, тогда я выпи­ла пол­ную бутыль ‑там было пять­де­сят таблеток.

Тогда это было дей­стви­тель­но послед­ним выхо­дом. Я пони­ма­ла, что дела­ла с собой. Я соби­ра­лась уме­реть! Это грех — но како­во существование!

Когда я ста­ла засы­пать, я пом­ню, как кру­жась, спус­ка­лась вниз в чер­ную яму. Потом я уви­де­ла яркое, огнен­но-крас­ное пят­ныш­ко, с каж­дой секун­дой посто­ян­но уве­ли­чи­ва­ю­ще­е­ся и уве­ли­чи­ва­ю­ще­е­ся, пока, нако­нец, я не поте­ря­ла спо­соб­ность сто­ять. Все было крас­ным и рас­ка­лен­ным от огня. На дне было что-то напо­до­бие вяз­кой тины, она заса­сы­ва­ла ноги и меша­ла дви­гать­ся. Жар сде­лал­ся невы­но­си­мым, так что я с тру­дом мог­ла дышать. Я закри­ча­ла: «Гос­по­ди! дай мне дру­гую воз­мож­ность». Я умо­ля­ла и умо­ля­ла. Каким обра­зом я вер­ну­лась, мне нико­гда не понять.

Мне ска­за­ли, что я была без созна­ния почти два дня и что мне про­мы­ли желу­док. Мне так­же ска­за­ли, что мое пере­жи­ва­ние в аду, долж­но быть, явля­ет­ся гал­лю­ци­на­ци­ей, воз­ник­шей под вли­я­ни­ем нар­ко­ти­ка. Но они в дей­стви­тель­но­сти ниче­го не пони­ма­ют. Я при­ни­ма­ла вали-ум очень часто и рань­ше, но нико­гда не про­ис­хо­ди­ло ниче­го подобного.

Еще одна рас­стро­ен­ная жен­щи­на, мать два­дца­ти­лет­ней доче­ри, покон­чив­шей само­убий­ством из-за бес­печ­но­го воз­люб­лен­но­го, в отча­я­нии попы­та­лась под­верг­нуть себя тако­му же испы­та­нию при помо­щи супер­до­зы натрия ами­тол бар­би­ту­ра­та сра­зу же после похо­рон сво­ей доче­ри. Она наде­я­лась встре­тить­ся со сво­ей доче­рью. Но вме­сто того, что­бы уви­деть ее, она обна­ру­жи­ла, что нахо­дит­ся в каком-то месте, пока­зав­шем­ся ей адом, со всех сто­рон оку­тан­ном тума­ном, и стис­ну­тая меж­ду дву­мя сата­нин­ски­ми суще­ства­ми. Местом все­го про­ис­хо­дя­ще­го была гигант­ская, пред­ве­ща­ю­щая что-то дур­ное пеще­ра. У тех существ были хво­сты, косые гла­за и, по ее сло­вам, свер­хот­вра­ти­тель­ный вид. После реани­ма­ции и про­мы­ва­ния желуд­ка, она попра­ви­лась, и ей ска­за­ли, что ее ощу­ще­ние, веро­ят­но, было вызва­но при­ня­ти­ем нар­ко­ти­ков. Одна­ко она убеж­де­на, что это не так. Она испы­та­ла новое пони­ма­ние и оза­ре­ние бла­го­да­ря это­му ощу­ще­нию. Сей­час она орга­ни­зу­ет клу­бы для духов­ной това­ри­ще­ской под­держ­ки тех, кто остал­ся в живых после неудав­шей­ся попыт­ки самоубийства.

Како­вы же прак­ти­че­ские резуль­та­ты само­убий­ства? Дости­га­ет ли само­убий­ца той цели, кото­рую он имел в виду? Без­бо­лез­нен­но ли на деле само­убий­ство? Недав­но про­изо­шел сле­ду­ю­щий слу­чай. Извест­ная, ушед­шая на пен­сию супру­же­ская чета, всю жизнь посвя­тив­шая искус­ству и не име­ю­щая детей, реши­ла с помо­щью само­убий­ства изба­вить­ся от всех тягот. Жен­щи­на попа­ла в гос­пи­таль с хро­ни­че­ской болез­нью лег­ких, кото­рая при­ве­ла к экс­тре­маль­ной кис­ло­род­ной недо­ста­точ­но­сти и умствен­но­му рас­строй­ству. Когда ее мужу ска­за­ла о том, что это состо­я­ние будет посто­ян­ным, он решил забрать ее домой на несколь­ко дней, что­бы посмот­реть, может быть, ее отча­я­ние и сму­ще­ние исчез­нут в семей­ной обста­нов­ке. Он ска­зал, что жела­ет «поза­бо­тить­ся о ней дома». Он так и сделал.

Види­мо, будучи не в состо­я­ния видеть свою жену посто­ян­но стра­да­ю­щей, от отча­я­ния он несколь­ко раз выстре­лил ей в голо­ву. Позво­нив дру­гу и рас­ска­зав ему поло­же­ние дел, он тут же про­стре­лил голо­ву и себе. К несча­стью, он умер. Жен­щи­на оста­лась живой. Дело в том, что его попыт­ка попра­вить неудач­ные обсто­я­тель­ства потер­пе­ла про­вал, посколь­ку его реше­ние было ошибочным.

После это­го инци­ден­та мне ста­ло ясно, что я был вве­ден в заблуж­де­ние этим паци­ен­том. Я лечил не того, кого бы сле­до­ва­ло. Он вовсе не обра­щал­ся к Богу, даже за помо­щью. Пораз­мыс­лив, я заме­тил, что это было одной и из моих про­блем. В ост­рых ситу­а­ци­ях я про­сил помо­щи чисто меха­ни­че­ски. Во вре­мя же затя­нув­шей­ся депрес­сии я искал соб­ствен­ных средств.

Свет, который есть тьма

Веро­ят­но, нам сле­до­ва­ло бы вновь обра­тить­ся к поле­ми­ке об истин­ном смыс­ле «луча све­та», с кото­рым стал­ки­ва­лись мно­гие, кто имел посмерт­ные ощу­ще­ния. Свет имел место в «хоро­ших» ощу­ще­ни­ях и, по-види­мо­му, являл собой бла­го­рас­по­ло­же­ние ко всем людям. Воз­ни­ка­ло чув­ство все­об­ще­го про­ще­ния, а по утвер­жде­нию неко­то­рых — ощу­ще­ния абсо­лют­но­го сча­стья и экс­та­за, неопи­су­е­мо­го покоя и блаженства.

Док­тор Муди в кни­ге «Жизнь после Жиз­ни» упо­ми­на­ет, что не мог отыс­кать ни малей­ше­го наме­ка на Небе­са или ад. Там, кажет­ся, не было и суда, где обли­ча­лись бы гре­хов­ные поступ­ки. Там не было воз­да­я­ния за зло от это­го Суще­ства све­та, но лишь «чут­кое взаимопонимание».

Сте­фан Боод оспа­ри­ва­ет это заме­ча­ние. В сво­ей ста­тье «Свет в кон­це тун­не­ля» он выра­жа­ет мне­ние, что бла­го­же­ла­тель­ный свет, опи­сан­ный Муди, явля­ет собой атмо­сфе­ру мораль­ной тер­пи­мо­сти и фило­соф­ско­го «Я одоб­ряю все, что одоб­ря­е­те вы сами». Что­бы пока­зать, что не во всех слу­ча­ях про­ис­хо­дят встре­чи с Анге­лом све­та, Боод сооб­ща­ет о встре­че с «Анге­лом смер­ти», как заре­ги­стри­ро­вал ее док­тор Филипп Свей­харт, пси­хо­лог кли­ни­ки и дирек­тор Коло­рад­ско­го сред­не­за­пад­но­го пси­хо­дис­пан­сер­но­го цен­тра в Мон­т­ро­усе, штат Колорадо:

Это про­изо­шло в пят­ни­цу, ночью, в кон­це янва­ря 1967 г., когда на меня совер­ши­ли напа­де­ние, изби­ли и бро­си­ли почти при смер­ти. В гос­пи­та­ле за оста­ток ночи док­тор решил обсле­до­вать меня, а утром сде­лать хирур­ги­че­ское исследование…

За вре­мя ожи­да­ния в опе­ра­ци­он­ной я ощу­тил при­сут­ствие неко­е­го Суще­ства или какой-то энер­гии и поду­мал: «Это то самое». Даль­ше тем­но­та. Вре­мя поте­ря­ло свое значение.

У меня не воз­ни­ка­ло мыс­ли о том, сколь­ко вре­ме­ни я нахо­дил­ся без чувств в той тем­но­те. Потом появил­ся свет. Я не спал и пото­му знал, что это про­ис­хо­дит на самом деле. Пере­до мной раз­вер­ты­ва­лась кар­ти­на быст­ро сме­ня­ю­щих­ся собы­тий, людей преды­ду­щей жиз­ни, каж­дая мысль, сло­во и каж­дое дви­же­ние, кото­рое я совер­шал с того момен­та, как я узнал о Хри­сте. Мне было совсем мало лет, когда я при­знал Хри­ста моим Спа­си­те­лем. Пре­до мною про­хо­ди­ло то, о чем я уже забыл, но вспом­нил сра­зу же, как толь­ко это про­хо­ди­ло пере­до мной. Ощу­ще­ние было, по мень­шей мере, неве­ро­ят­ным. Каж­дая деталь, вплоть до насто­я­ще­го вре­ме­ни. Все это про­изо­шло, как пока­за­лось, имен­но за долю секун­ды. И тем не менее, все было очень четким.

На про­тя­же­нии все­го это­го вре­ме­ни, пока я наблю­дал про­хо­дя­щую пере­до мной кар­ти­ну собы­тий моей жиз­ни, я чув­ство­вал при­сут­ствие неко­е­го рода энер­гии, но не видел ее. Потом меня увлек­ло в пол­ную тем­но­ту и оста­но­ви­ло. Это чув­ство похо­ди­ло на то, какое испы­ты­ва­ешь в боль­шой пустой ком­на­те. Каза­лось, вокруг меня были огром­ное про­стран­ство и абсо­лют­ная тем­но­та. Я не мог ниче­го видеть, но чув­ство­вал при­сут­ствие той силы.

Я обра­тил­ся к нему, спра­ши­вая, кто я и кто он или оно. Обще­ние осу­ществ­ля­лось не сло­ва­ми, а пото­ком энер­гии. Он отве­тил, что он Ангел смер­ти. Я пове­рил ему. Он ска­зал, что моя жизнь была не такой, какой она долж­на бы быть, и он мог бы забрать меня, но мне дадут еще один шанс, и я дол­жен идти обрат­но. Он уве­рил меня, что я не умру в 1967г. Даль­ней­шее, что я вспо­ми­наю, было мое пре­бы­ва­ние в после­опе­ра­ци­он­ной пала­те, сно­ва в моем теле. Я был настоль­ко захва­чен пере­жи­тым, что не заме­тил ни то, какое тело у меня было, ни сколь­ко про­шло вре­ме­ни. Слу­чив­ше­е­ся было настоль­ко реаль­ным, что я верю этому.

Поз­же, в 1967 г., по моей шее и пле­чам про­ехал­ся авто­мо­биль. Еще позд­нее, в том же году, я попал в авто­ка­та­стро­фу, в кото­рой были вдре­без­ги раз­би­ты оба авто­мо­би­ля. И в том и в дру­гом слу­ча­ях я остал­ся почти невре­ди­мым. Ни в одном про­ис­ше­ствии я не пострадал.

Я почти не рас­ска­зы­вал о пере­жи­тых ощу­ще­ни­ях. Меня мог­ли бы при­нять за сума­сшед­ше­го. Но неожи­дан­ная встре­ча была для меня очень реаль­ной. Я до сих пор верю, что встре­тил­ся с Анге­лом смерти.

Мно­гие бого­сло­вы так­же оспа­ри­ва­ют идею все­про­ще­ния, пре­тен­ци­оз­но декла­ми­ру­е­мую «Анге­лом све­та», явив­шим­ся мно­гим паци­ен­там, у кото­рых были «хоро­шие» ощу­ще­ния, неза­ви­си­мо от того, была ли их жизнь вели­ко­леп­ной, ни от того, были ли они веру­ю­щи­ми. Сата­на, ред­ко пока­зы­ва­ю­щий себя в дур­ном све­те, спо­со­бен явить­ся как Ангел (см. 2 Кор. 11:14,15).

Бил­ли Грей­ам напо­ми­на­ет нам, что жизнь после смер­ти суще­ству­ет для всех людей. Одна­ко те, кто нико­гда не при­зна­вал Хри­ста как Гос­по­да и Спа­си­те­ля, «пой­дут сии в муку веч­ную, а пра­вед­ни­ки в жизнь веч­ную» (Мф. 25, 46). Посколь­ку не все будут спа­се­ны, неко­то­рые бого­сло­вы при­зы­ва­ют нас пом­нить, что сата­на не все­гда появ­ля­ет­ся злым, но как гос­по­дин лжи, спо­соб­ный на самый изощ­рен­ный обман, он может видо­из­ме­нять­ся в Анге­ла све­та, что­бы убеж­дать неспа­сен­ных, что они уже спа­се­ны, или ней­тра­ли­зо­вать потреб­ность Хри­сти­ан­ской веры.

Многократные ощущения

Неко­то­рые из паци­ен­тов, кото­рых я опра­ши­вал, рас­ска­зы­ва­ют о мно­го­крат­ных ощу­ще­ни­ях, полу­чен­ных вслед­ствие мно­го­крат­ных смер­тей. Сна­ча­ла эти ощу­ще­ния мог­ли быть отри­ца­тель­ны­ми, а затем поло­жи­тель­ны­ми; пока еще ни разу не слу­ча­лось наобо­рот. Неко­то­рые из них ана­ло­гич­ны уже опи­сан­но­му мною слу­чаю с муж­чи­ной, кото­рый утвер­ждал, что он нахо­дит­ся в аду, но, воз­звав затем к Боже­ствен­но­му спа­се­нию, впо­след­ствии испы­ты­вал поло­жи­тель­ные ощущения.

Я при­по­ми­наю слу­чай, кото­ро­му мне труд­но най­ти объ­яс­не­ние. Это каса­ет­ся одно­го непо­ко­ле­би­мо­го хри­сти­а­ни­на, учре­ди­те­ля Вос­крес­ной шко­лы и пожиз­нен­но­го при­вер­жен­ца Церк­ви. Он пере­жил три сер­деч­ных при­сту­па, три слу­чая мер­ца­тель­ной арит­мии, три удач­ные реани­ма­ции и три раз­ных посмерт­ных ощу­ще­ния. Пер­вый эпи­зод был устра­ша­ю­щим; сле­ду­ю­щие два пол­но­стью были при­ят­ны­ми и даже эйфорическими.

Я не пом­ню обсто­я­тельств, пред­ше­ство­вав­ших пер­во­му слу­чаю, так как поте­рял созна­ние. Я слы­шал, как гово­ри­ли, что я умер, и когда я очнул­ся, то обна­ру­жил две крас­ные сфе­ры, раз­ме­ром с малень­кие блюд­ца: одна и дру­гая повы­ше, над обла­стью груд­ной клет­ки. Как я потом узнал, это было как раз там, где нахо­ди­лись удар­ные пла­сти­ны. Я не пом­ню ни того, ни дру­го­го. Я пом­ню, как толь­ко я при­шел в созна­ние, что про­изо­шло. Я пом­ню лишь, как погру­жал­ся в тем­но­ту, а затем уви­дел этих крас­ных змей, обви­ва­ю­щих все­го меня. Я был не в состо­я­нии изба­вить­ся от них. Лишь толь­ко я отбра­сы­вал прочь одну из них, как на меня набра­сы­ва­лась дру­гая змея. Это было ужас­но. Затем кто-то опро­ки­нул меня вниз, на зем­лю, и тогда дру­гие изви­ва­ю­щи­е­ся тва­ри нача­ли набра­сы­вать­ся на меня. Неко­то­рые были похо­жи на крас­ное жало. Я прон­зи­тель­но кри­чал. И нако­нец запла­кал, но никто не обра­тил на меня ника­ко­го вни­ма­ния. У меня созда­лось впе­чат­ле­ние, буд­то мно­го дру­гих людей вокруг меня нахо­дят­ся в таком же поло­же­нии. Слы­ша­лись какие-то подо­бия чело­ве­че­ских голо­сов, и неко­то­рые из них гром­ко кри­ча­ли. Вокруг была крас­но­ва­тая тем­но­та и туман, сквозь кото­рый труд­но что-либо рас­смот­реть, но я ни разу не уви­дел ника­ко­го пла­ме­ни. Там не было ника­ко­го дья­во­ла, одни толь­ко эти изви­ва­ю­щи­е­ся тва­ри. Хоть боль в гру­ди и была дей­стви­тель­но силь­ной, я пом­ню, как рад был очнуть­ся и уйти из того места. Я был, без­услов­но, рад видеть свою семью. Я ни за что не хочу вер­нуть­ся туда еще раз. Я убеж­ден, что это было пред­две­рие ада.

Без какой-либо види­мой при­чи­ны, если толь­ко не было какой-либо пере­ме­ны или посвя­ще­ния, о кото­рых я не подо­зре­ваю, посмерт­ные ощу­ще­ния, полу­чен­ные в двух после­ду­ю­щих состо­я­ни­ях смер­ти, были пре­крас­ны­ми. Он попы­тал­ся опи­сать одно из них по порядку:

Я пом­ню мед­сест­ру, вошед­шую в пала­ту, что­бы подать кис­ло­род в труб­ку, вве­ден­ную в мой нос, пото­му что у меня воз­об­но­ви­лись груд­ные боли. Она хоте­ла вый­ти, что­бы при­го­то­вить инъ­ек­цию. Я пом­ню, как она уста­но­ви­ла, что я лишил­ся чувств, так как она выкрик­ну­ла в дверь дру­гой сест­ре, дежу­рив­шей в ту ночь на пуль­те диа­гно­сти­че­ско­го цен­тра: «Ско­рее иди­те сюда! У м‑ра Л едфор­да оста­но­ви­лось серд­це». Все это я пом­ню. Кру­гом было тем­но, и затем я пом­ню, что видел, как зани­ма­лись мною, и это пока­за­лось мне настоль­ко стран­ным — ведь я чув­ство­вал себя вполне пре­крас­но. Я подви­нул­ся в сто­ро­ну, что­бы рас­смот­реть лицо и убе­дить­ся, что это было моим телом. Сра­зу после это­го вошли еще люди — трое или чет­ве­ро. Один из них был парень, нагру­жен­ный кис­ло­ро­дом, а осталь­ные, как мне пока­за­лось, были обслу­жи­ва­ю­щим пер­со­на­лом из дру­го­го бло­ка. Потом все поблек­ло и вновь потем­не­ло. Я про­дви­гал­ся через длин­ный кори­дор и по исте­че­нии неко­то­ро­го вре­ме­ни заме­тил кро­хот­ную точ­ку све­та, кото­рая похо­ди­ла на птич­ку. Она мед­лен­но уве­ли­чи­ва­лась, пока не ста­ла казать­ся летев­шим белым голу­бем, и он про­дол­жал рас­ти и рас­ти, ста­но­вить­ся ярче и ярче, пока не осве­тил целое про­стран­ство свер­ка­ю­щим изу­ми­тель­ным све­том. Я нико­гда преж­де не видел ниче­го подоб­но­го. Я уви­дел, что нахо­жусь на хол­ми­стом зеле­ном лугу, он был слег­ка пока­тым. Я встре­тил сво­е­го бра­та, и он был живым, но я все же пом­нил, что он умер. Он был так рад уви­деть меня. Мы обня­лись на поляне. На мои гла­за навер­ну­лись сле­зы. После мы бро­ди­ли по лугу, взяв­шись за руки. Я пом­ню луг, кото­рый шел несколь­ко в гору. Там мы дошли до бело­го заграж­де­ния, напо­ми­на­ю­ще­го желез­но­до­рож­ный пере­езд, но мне не уда­лось прой­ти за него. Какая-то сила, каза­лось, не пус­ка­ла меня за ту пре­гра­ду. Я не видел нико­го на дру­гой сто­роне, и каза­лось, что там не было ниче­го, что мог­ло бы поме­шать мне про­ник­нуть туда! Сле­ду­ю­щее, что я пом­ню, это глу­хой стук не моей гру­ди. Кто-то коло­тил по мне и давил на меня. Я думал, мои реб­ра сло­ма­ют­ся и, очнув­шись, уви­дел перед собой ваше лицо! Я пом­ню, что мне не хоте­лось воз­вра­щать­ся. То, что я видел, было невы­ра­зи­мо прекрасно!

Это было его вто­рое ощу­ще­ние. Он смог при­пом­нить яркие подроб­но­сти это­го чудес­но­го суще­ство­ва­ния, но подроб­но­стей пер­во­го болез­нен­но-непри­ят­но­го ощу­ще­ния не сумел ни вспом­нить, ни доб­ро­воль­но объ­яс­нить при­чин, по кото­рым оно было полу­че­но им, чело­ве­ком, испо­ве­ду­ю­щим Христианство.

Тре­тье его ощу­ще­ние так­же было при­ят­ным и лег­ко им вспоминалось.

Я парил над пре­крас­ным горо­дом, гля­дя вниз. Это был самый чудес­ный город, какой я когда-либо видел. Там были люди. Все в белом. Все небо было ярко осве­ще­но. Ярче, чем све­том солн­ца. Рядом был вход в город, и я уже спус­кал­ся, как вдруг обна­ру­жил, что опять нахо­жусь в сво­ем теле и испы­ты­ваю самый жесто­кий удар вся­кий раз, как толь­ко на меня накла­ды­ва­ют пла­сти­ны, что­бы зара­бо­та­ло мое серд­це. Если бы не моя жена, я хотел бы, что­бы меня не воз­вра­ща­ли назад.

Этот паци­ент, нако­нец, полу­чил то, чего желал. Он умер несколь­ко меся­цев спу­стя от рака пря­мой киш­ки. Смерть не была свя­за­на с воз­об­нов­ле­ни­ем сер­деч­ных при­сту­пов, кото­рые, как я был абсо­лют­но уве­рен, ста­нут основ­ной при­чи­ной его смер­ти. Я часто думаю, что с ним сейчас.

Глава 8. Отношение к умирающему

Целью наше­го иссле­до­ва­ния явля­ет­ся ожи­да­ние смер­ти чело­ве­ком, кото­рый зна­ет или верит, что уми­ра­ет — как пра­ви­ло от тяже­лой болез­ни. Когда всем ста­но­вит­ся извест­но о пред­сто­я­щей его кон­чине, то сосе­ди по пала­те обыч­но начи­на­ют его игно­ри­ро­вать, и он уеди­ня­ет­ся. Веро­ят­но, он о мно­гом хотел бы спро­сить, но его либо никто не слу­ша­ет, либо про­сто не отвечают.

Боль­шин­ство без­на­деж­но боль­ных инту­и­тив­но чув­ству­ют вре­мя сво­ей кон­чи­ны, даже если им это­го и не сооб­ща­ют. И вот в пала­те у посте­ли боль­но­го разыг­ры­ва­ют­ся уди­ви­тель­ные теат­раль­ные пред­став­ле­ния. Боль­ной и тот, кто наве­ща­ет его, дела­ют друг перед дру­гом вид, что нахо­дят­ся в пол­ном неве­де­нии и в очень осто­рож­ной бесе­де пыта­ют­ся вве­сти один дру­го­го в заблуж­де­ние. Одна­ко уми­ра­ю­щий нуж­да­ет­ся в откро­вен­но­сти и вза­и­мо­по­ни­ма­нии со сто­ро­ны чело­ве­ка, кото­ро­му извест­но о его поло­же­нии и кото­рый мог бы пооб­щать­ся с ним. Осталь­ным паци­ен­там не сле­ду­ет тре­ти­ро­вать уми­ра­ю­ще­го. Смерть физи­че­ская — это жиз­нен­ный факт, одна­ко сле­пое отри­ца­ние поту­сто­рон­ней жиз­ни и утвер­жде­ние духов­ной смер­ти могут ока­зать­ся чело­ве­че­ству доро­го сто­я­щим капри­зом и недо­мыс­ли­ем, за кото­рые рано или позд­но при­шлось бы расплачиваться.

Боль­шин­ство избе­га­ет думать о смер­ти. Этот вопрос уже самой сво­ей поста­нов­кой может выве­сти из душев­но­го рав­но­ве­сия. Мы, док­то­ра, часто лечим смер­тель­но боль­ных так, слов­но у них самая обыч­ная болезнь. Мы закры­ва­ем их в гос­пи­та­ли и тем самым лиша­ем людей всех тех благ, кото­рые одни и дела­ют мно­го­зна­чи­тель­ной и насы­щен­ной нашу жизнь: дети, дру­зья, музы­ка, хоро­шая пища, семей­ный уют, любовь и откро­вен­ная бесе­да. Одна­ко мы забы­ва­ем, что насту­пит и наша оче­редь занять такую же кой­ку, встре­тить самим то же самое горе в жиз­ни — ожи­да­ние смерти.

Пред­ставь­те, что вдруг ваш врач сооб­ща­ет вам, что вы неиз­ле­чи­мо боль­ны и жить вам оста­лось недол­го,- как вы на это отре­а­ги­ру­е­те? Не пове­ри­те? Буде­те отри­цать? Сре­ди обшир­ной лите­ра­ту­ры отно­си­тель­но про­бле­мы уми­ра­ния зна­чи­тель­ное место в меж­ду­на­род­ном плане зани­ма­ют дан­ные, собран­ные и про­ана­ли­зи­ро­ван­ные док­то­ра­ми Кар­ли­сом Ози­сом и Эрлен­дью Гаральд­со­ном в их кни­ге «В час смер­ти», где пред­став­ле­ны самые обшир­ные дан­ные. Док­тор Филипп Суай­хорт при­вел допол­ни­тель­ные дово­ды в сво­ей рабо­те «Грань смер­ти». Док­тор Эли­за­бет Кюб­лер-Росс, пси­хи­атр, заслу­жи­ва­ет осо­бен­но­го одоб­ре­ния как пер­вый иссле­до­ва­тель, обра­тив­ший­ся к про­бле­мам изу­че­ния уми­ра­ю­ще­го. Таким обра­зом, мы при­во­дим те резуль­та­ты, к кото­рым в насто­я­щий момент и обращаемся.

Пять стадий

Кюб­лер-Росс, кото­рая опро­си­ла более двух­сот боль­ных, в сво­ей кни­ге «О смер­ти и уми­ра­нии» пред­став­ля­ет нам струк­ту­ру из пяти после­до­ва­тель­ных фаз, кото­рые насту­па­ют в эмо­ци­ях рядо­во­го боль­но­го, кото­рый ожи­да­ет наступ­ле­ния смер­ти: отри­ца­ние, воз­му­ще­ние, тор­го­ва­ние — попыт­ка совер­шить сдел­ку, депрес­сия и признание.

1. Отри­ца­ние. Неве­рие тому, о чем ему сооб­щи­ли — это почти все­гда появ­ля­ю­ща­я­ся у уми­ра­ю­ще­го реак­ция. Смерть для него — это ката­стро­фи­че­ский глас рока. Через отри­ца­ние боль­ной может замкнуть­ся, стра­шась угро­жа­ю­ще­го ему небы­тия. «Со мной это­го не долж­но слу­чить­ся!» «Диа­гноз оши­бо­чен!» «Тут какая-то неточ­ность!» Что­бы уве­рить себя в этом отри­ца­нии, паци­ент может кон­суль­ти­ро­вать­ся у мно­гих докторов.

Такое отри­ца­ние явля­ет­ся как бы защит­ной реак­ци­ей на неожи­дан­ное сооб­ще­ние. Это дает боль­но­му воз­мож­ность и вре­мя успо­ко­ить­ся и, быть может, най­ти дру­гие, менее ради­каль­ные меры защи­ты. Это не озна­ча­ет, одна­ко, что паци­ент не поже­ла­ет в даль­ней­шем гово­рить о сво­ей бли­зя­щей­ся кон­чине,- наобо­рот, он может про­явить твер­дость духа и таким обра­зом осво­бо­дить­ся от душев­ной тяже­сти, бесе­дуя с кем-то, кто дей­стви­тель­но заин­те­ре­со­ван в его судь­бе. С дру­гой сто­ро­ны, неко­то­рые паци­ен­ты неза­ви­си­мо ни от кого могут понять, что уми­ра­ют, и даже преж­де, неже­ли док­тор изве­стит их об этом. У них может воз­ник­нуть жела­ние пого­во­рить об этом, но они не могут най­ти слу­ша­те­ля. В прин­ци­пе ясно, что о смер­ти не хочет­ся гово­рить нико­му. По-види­мо­му, это либо слиш­ком тягост­ный вопрос, либо счи­та­ет­ся дур­ным пред­зна­ме­но­ва­ни­ем для соб­ствен­но­го существования.

Угро­жа­ю­щая пере­ме­на в куль­тур­ном насле­дии Аме­ри­ки, оче­вид­но, про­яв­ля­ет­ся в отсут­ствии вни­ма­ния к пожи­лым граж­да­нам. Еже­год­но уми­ра­ет два мил­ли­о­на аме­ри­кан­цев, и, так как свы­ше 18 000 000 нахо­дят­ся сей­час в воз­расте свы­ше 65-ти лет, то око­ло 80 % этих смер­тей име­ет место в гос­пи­та­лях или част­ных лечеб­ни­цах вме­сто того, что­бы нахо­дить­ся в момент смер­ти в окру­же­нии сво­ей семьи. Сле­до­ва­тель­но, факт смер­ти, само это собы­тие пере­но­сит­ся из семьи в гос­пи­таль и в извест­ной сте­пе­ни пре­не­бре­жи­тель­но реша­ет­ся все­ми, кого этот вопрос каса­ет­ся. Нам как вра­чам не дава­ли воз­мож­но­сти прой­ти соот­вет­ству­ю­щее обу­че­ние, кото­рое поз­во­ли­ло бы ока­зы­вать нрав­ствен­ную под­держ­ку ста­ре­ю­щим или уми­ра­ю­щим. Нас учи­ли помо­гать толь­ко больным.

Более того, обста­нов­ка гос­пи­та­ля ока­зы­ва­ет глу­бо­кое воз­дей­ствие на уми­ра­ю­ще­го, а пото­му почти пол­но­стью обез­ли­чи­ва­ет. В обыч­ный блок интен­сив­ной тера­пии, напри­мер, семья допус­ка­ет­ся лишь на пять минут, тогда как все осталь­ное вре­мя боль­ной нахо­дит­ся на попе­че­нии чужих людей.

Чем серьез­нее у него болезнь, тем боль­шее чис­ло меха­ни­че­ских без­де­лу­шек при­ме­ня­ет­ся. Чем хуже его состо­я­ние, тем боль­шее коли­че­ство инъ­ек­ций ему вво­дит­ся, тем мень­ше у него воз­мож­но­сти лич­но­го кон­так­та, тем более чуж­дой кажет­ся ему окру­жа­ю­щая его обста­нов­ка — и он уми­ра­ет без дру­зей и близ­ких — совер­шен­но одиноким.

Если в юном и зре­лом воз­расте болез­ни изле­чи­мы или предот­вра­ща­ют­ся, то у пожи­лых людей их чис­ло уве­ли­чи­ва­ет­ся. Уве­ли­чи­ва­ет­ся в свя­зи с этим и часто­та зло­ка­че­ствен­ных и хро­ни­че­ских забо­ле­ва­ний. Если ука­зан­ные тен­ден­ции будут про­дол­жать воз­рас­тать, то появят­ся эко­но­ми­че­ские про­бле­мы, так как чис­ло ста­ре­ю­щих уве­ли­чи­ва­ет­ся по срав­не­нию с теми, кто спо­со­бен физи­че­ски их под­дер­жать. Даже в наши дни в семье сред­не­го достат­ка вме­сто того, что­бы забо­тить­ся о нахо­дя­щих­ся у нее на попе­че­нии пре­ста­ре­лых чле­нах, есть склон­ность избав­лять­ся от такой забо­ты, поме­щая их в част­ные лечеб­ни­цы,- то есть во мрак какой-то чело­ве­че­ской помой­ной ямы.

Мне запом­нил­ся один пре­клон­но­го воз­рас­та боль­ной, кото­рый пре­бы­вал в угне­та­ю­щем окру­же­нии в доволь­но отвра­ти­тель­ной лечеб­ни­це. Он был зате­рян сре­ди раз­вра­щен­ных людей, и с ним совер­шен­но не счи­та­лись. Одна­жды он забо­лел острой пнев­мо­ни­ей и был транс­пор­ти­ро­ван в бли­жай­ший гос­пи­таль. Анти­био­ти­ки, кис­ло­род и внут­ри­вен­ные вли­ва­ния не име­ли эффек­та. Хотя в меди­цин­ском отно­ше­нии его лече­ние было на хоро­шем уровне, он скон­чал­ся. Все совер­шен­но забы­ли, что лече­ние необ­хо­ди­мо и его душе. Он не имел дру­зей, был запу­ган, оди­нок и забит. У него не было воз­мож­но­сти пого­во­рить с кем-либо о финан­сах, семье, рели­гии или о смер­ти. И никто не спро­сил его, готов ли он к веч­ной жизни.

Подоб­ная бесе­да мог­ла бы, разу­ме­ет­ся, прой­ти в уеди­не­нии, в удоб­ное для боль­но­го вре­мя и, конеч­но же, толь­ко с его согла­сия. Диа­лог дол­жен быть пре­кра­щен сра­зу же, как толь­ко паци­ент поте­ря­ет инте­рес к пред­ме­ту раз­го­во­ра или же вер­нет­ся к сво­е­му преж­не­му отри­ца­нию. Такой раз­го­вор сле­ду­ет начать рань­ше, чем болезнь успе­ет затем­нить спо­соб­но­сти и созна­ние (рас­су­док) боль­но­го. Если каун­сел­лер (собе­сед­ник) сде­ла­ет­ся досту­пен боль­но­му, то даже при отсут­ствии стрем­ле­ния к раз­го­во­ру при пер­вой и вто­рой встре­чах, вско­ре он нач­нет обя­за­тель­но выка­зы­вать доб­рое рас­по­ло­же­ние, дове­рие, если уви­дит, что каун­сел­лер дей­стви­тель­но жела­ет понять его. Как пра­ви­ло, боль­ной стре­мит­ся раз­ве­ять свое оди­но­че­ство и часто дела­ет­ся доступ­ным и искрен­ним, допус­кая раз­ви­тие проч­ных и искрен­них взаимоотношений.

2. Воз­му­ще­ние обыч­но явля­ет­ся вто­рой ста­ди­ей. Оно насту­па­ет после того, как боль­ной поба­ры­ва­ет сокру­ша­ю­щий удар пер­во­го изве­стия реак­ци­ей отри­ца­ний. Отри­ца­ние сме няет­ся чув­ством зави­сти, гне­ва, оби­ды и вопро­сом: «Поче­му имен­но я?» или «Как любя­щий Бог мог допу­стить такое?» Эта фаза воз­му­ще­ния в отли­чие от ста­дии отри­ца­ния, весь ма труд­но­управ­ля­е­ма. Паци­ен­ты, напри­мер, могут думать и выска­зы­вать такие суждения:

«Вра­чи ниче­го не пони­ма­ют. Они не зна­ют даже, как помочь мне». Эти боль­ные нуж­да­ют­ся в осо­бен­ном ухо­де со сто­ро­ны обслу­жи­ва­ю­ще­го пер­со­на­ла и помощ­ни­ков, тре­буя к себе посто­ян­но­го вни­ма­ния. Но уго­дить им невозможно.

Одна из моих сер­деч­ниц, шести­де­ся­ти­вось­ми­лет­няя дама, как раз заня­ла имен­но такую раз­дра­жен­но-осуж­да­ю­щую пози­цию. Она ста­ла крайне нер­воз­ной и лег­ко­воз­бу­ди­мой. Ей не нра­ви­лись ни пища, ни обслу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал, и как-то обра­ща­ясь ко мне во вре­мя одно­го из моих обхо­дов, она ска­за­ла: «Вы столь­ко полу­ча­е­те, а тол­ку от вас ника­ко­го». Она была крайне несдер­жа­на и при­ди­ра­лась абсо­лют­но ко все­му, и осо­бен­но к сво­е­му мужу. Нако­нец, он оста­вил ее. Но воз­му­ще­ние ее на том не пре­кра­ти­лось, несмот­ря на ее оди­но­че­ство. Хотя гро­зив­шая было ей смерть от болез­ни серд­ца уже отсту­па­ла, рез­кость свою она не оста­ви­ла. Она, каза­лось, рас­сер­же­на и на мир, и на Бога.

3. Сдел­ка — как пра­ви­ло, тре­тья ста­дия, кото­рая до сих пор явля­ет­ся пред­ме­том спо­ра сре­ди вра­чей, кото­рые либо согла­ша­ют­ся, либо не согла­ша­ют­ся с Кюб­лер-Росс. Эта ста дия име­ет воз­му­ще­ние и выра­жа­ет­ся в попыт­ке «хоро­шо себя вести» в надеж­де уго­дить или стор­го­вать­ся с Богом, так как воз­му­ще­ние не помог­ло. Пери­од этот, по-види­мо­му, ско­ро проходит.

Я вспо­ми­наю одно­го паци­ен­та, кото­рый обе­щал всю свою жизнь посвя­тить Богу, а день­ги пожерт­во­вать Церк­ви, если толь­ко Бог поща­дит его. Бог его поща­дил, но обе­ща­ние свое этот чело­век вско­ре забыл.

Эта ста­дия напо­ми­на­ет мне те ситу­а­ции, когда чело­век неожи­дан­но тер­пит какие-то бед­ствия и вспо­ми­на­ет о Боге толь­ко в стра­да­нии, горя­чо при­зы­вая Его. Боль­ные, нахо­дясь в кри­ти­че­ском состо­я­нии, как пра­ви­ло, кри­чат «Мама» или «Иисус!» В этот пери­од боль­ной в ито­ге при­зна­ет Бога, даже если нико­гда не делал это­го ранее.

4. Депрес­сия - обыч­но чет­вер­тая ста­дия. Когда неиз лечи­мо боль­ной чело­век не в силах доль­ше отри­цать фак­та сво­е­го состо­я­ния пред­смерт­ной ситу­а­ции, его воз­му­ще­ние и гнев быст­ро сме­ня­ют­ся чув­ством непо­пра­ви­мой утра­ты. Хотя такое чув­ство и может являть­ся след­стви­ем поте­ри места под Солн­цем, резуль­та­том опе­ра­ции, сожа­ле­ни­ем об остав­лен­ных при­ят­ных явле­ни­ях жиз­ни, все же самая неот­вра­ти­мая и гроз ная поте­ря, кото­рая его пуга­ет, это поте­ря само­го себя. По теря надеж­ды, если это име­ет место, пред­став­ля­ет­ся в ито­ге раз­ру­ше­ни­ем сво­ей лич­но­сти. Сре­ди паци­ен­тов док­то­ра Кюб­лер-Росс ате­и­сты и люди непре­клон­ной веры при­ни­ма ли смерть с гораз­до боль­шим спо­кой­стви­ем, неже­ли те, кто не имел твер­до­го мировоззрения.

У моих паци­ен­тов депрес­сия при­ни­ма­ла раз­лич­ные фор­мы. Мне, напри­мер, вспо­ми­на­ет­ся один боль­ной раком — настоль­ко подав­лен­ный, что был не в состо­я­нии ни с кем раз­го­ва­ри­вать — ни с мед­сест­ра­ми, ни с семьей, ни с дру­зья­ми ‑толь­ко кивал голо­вой, выра­жая свое согла­сие или несо­гла­сие. В допол­не­ние к сво­ей неиз­ле­чи­мой болез­ни его состо­я­ние усу­губ­ля­лось еще и тем, что он чув­ство­вал себя винов­ным в чьей-то смер­ти. Позд­нее он понял, что при­чи­на смер­ти того чело­ве­ка дей­стви­тель­но состо­я­ла в его забо­ле­ва­нии. И толь­ко после это­го он сумел спра­вить­ся с мыс­лью о соб­ствен­ной смер­ти. У него начал про­буж­дать­ся инте­рес к жиз­ни, и вско­ре он стал сво­бод­но общать­ся со сво­и­ми близкими.

5. При­зна­ние. Счи­та­ет­ся пятой ста­ди­ей. После депрес­сии и раз­ду­мы­ва­ния о неми­ну­е­мой утра­те близ­ких, и сти­ра­ния памя­ти о себе сре­ди живых, боль­ной в ито­ге встре­ча­ет свой конец с опре­де­лен­ной сте­пе­нью одоб­ре­ния и даже тай­но­го пред­вку­ше­ния. Одна­ко склон­ность к уеди­не­нию и апа­тия оста­ют­ся по-преж­не­му. Нако­нец, может появить­ся отно­ше­ние к миру как к бес­смыс­лен­но­му явле­нию, гипер­бо­ли­за­ция нега­тив­ных момен­тов жизни.

Хотя боль­ной и может сми­рить­ся с угро­жа­ю­щей ему смер­тью, семья его может упор­ство­вать в сво­ем неве­рии в такую воз­мож­ность. Чле­ны семьи начи­на­ют избе­гать с ним обсуж­де­ния как раз тех вопро­сов, кото­рые ему необ­хо­ди­мо как мож­но глуб­же понять и к обсуж­де­нию кото­рых он стре­мит­ся: болез­нен­ная ли смерть? Есть ли жизнь после смер­ти? Как мне сле­ду­ет при­го­то­вить­ся к ней? Могу ли я быть спокоен?

Ожидание и предчувствие

Не мно­гие обре­чен­ные паци­ен­ты уми­ра­ют с уве­рен­но­стью в суще­ство­ва­нии иной жиз­ни. Лев Тол­стой, напри­мер, в рас­ска­зе «Смерть Ива­на Ильи­ча» опи­сы­ва­ет ужа­са­ю­щее выра­же­ние, застыв­шее на мерт­вом чело­ве­че­ском лице, когда тот лежал в гро­бу. Это выра­же­ние было напи­са­но на его лице в послед­ней ста­дии про­цес­са уми­ра­ния — тра­ги­че­ско­го наблю­де­ния за соб­ствен­ным уми­ра­ни­ем. Лев Тол­стой опе­ре­дил Кюб­лер-Росс в опи­са­нии точ­но таких же ста­дий во вре­мя ожи­да­ния смер­ти. Герой рас­ска­за Тол­сто­го упал с лест­ни­цы и ушиб бок. Эта трав­ма ста­ла при­чи­ной неза­ди­а­гно-сти­ро­ван­но­го забо­ле­ва­ния, кото­рое при­ве­ло его к мед­лен­ной и мучи­тель­ной смер­ти. Реаль­ность при­бли­жа­ю­ще­го­ся кон­ца застав­ля­ет Ива­на Ильи­ча начать ана­ли­зи­ро­вать свою жизнь.

Ему вспом­ни­лись неко­то­рые свет­лые момен­ты дет­ства и юно­сти, но зре­лость всплы­ла в его памя­ти как нечто «сквер­ное и бес­смыс­лен­ное». Ожи­дая сво­ей кон­чи­ны, он уви­дел, что его жизнь ока­за­лась «обрат­но про­пор­ци­о­наль­на квад­ра­ту рас­сто­я­ния смер­ти». Три дня про­тек­ли в прон­зи­тель­ных страш­ных сто­нах, — он слов­но бы сопро­тив­лял­ся смер­ти сво­и­ми кри­ка­ми. Нако­нец он при­знал свою жизнь пустой и ник­чем­ной. Затем насту­пил покой. На сме­ну стра­ху при­шла некая радость «спа­си­тель­но­го» знания.

Эта мета­мор­фо­за пред­став­ля­ет­ся неожи­дан­ной, посколь­ку ника­ко­го наме­ка на веру в буду­щую жизнь в «Смер­ти Ива­на Ильи­ча» нет. Герой был убеж­ден толь­ко в суще­ство­ва­нии этой жиз­ни. Исправ­лен­ная жизнь Ива­на Ильи­ча про­дол­жа­лась толь­ко неболь­шой момент, и смерть пред­став­ля­лась ему забве­ни­ем. Тол­стой, оче­вид­но, верил, что это­го было вполне доста­точ­но. Реаль­ность для Тол­сто­го суще­ство­ва­ла толь­ко в насто­я­щем, и это так­же про­дол­жа­ет являть­ся харак­тер­ным момен­том в нынеш­ней совет­ской идео­ло­гии. Я пом­ню, как пред­чув­ство­вал смерть один необыч­ный паци­ент, и как он посто­ян­но пытал­ся заго­во­рить об этом со сво­и­ми домаш­ни­ми. Он слов­но знал, что зав­тра уже будет позд­но. Так и слу­чи­лось. Воз­мож­но, нам сле­до­ва­ло бы более вни­ма­тель­но при­слу­ши­вать­ся к пред­чув­стви­ям уми­ра­ю­щих боль­ных. По каким-то сверхъ­есте­ствен­ным зако­нам их пред­чув­ствия часто оправ­ды­ва­ют­ся. Нам так­же сле­до­ва­ло бы мень­ше боять­ся откро­вен­но­го раз­го­во­ра с уми­ра­ю­щи­ми. Если им хочет­ся пого­во­рить с нами о сво­ей болез­ни, то нам необ­хо­ди­мо при­нять такое при­гла­ше­ние и начать бесе­ду, при­ни­мая усло­вия, постав­лен­ные боль­ным и пыта­ясь раз­ре­шить его про­бле­мы. Любо­пыт­но, что сре­ди более чем двух­сот боль­ных, опро­шен­ных Кюб­лер-Росс, она отме­ча­ет толь­ко трех, кото­рые были непри­год­ны к бесе­де. Дру­гие док­то­ра так­же нахо­дят, что боль­ные про­яв­ля­ют горя­чее жела­ние пого­во­рить о себе, о сво­ем состо­я­нии, о пред­по­ло­же­ни­ях отно­си­тель­но даль­ней­ше­го тече­ния сво­ей болез­ни и даже о соб­ствен­ной смерти.

Мое пред­по­ло­же­ние под­твер­жда­ет­ся: уми­ра­ю­щий дей­стви­тель­но ста­но­вит­ся наи­бо­лее оди­но­ким и остав­лен­ным сре­ди про­чих паци­ен­тов, если не гово­рить об инфек­ци­он­ных боль­ных. Оче­вид­но, что ни свя­щен­ни­ки, ни вра­чи — ни в Семи­на­рии, ни в Меди­цин­ской шко­ле — не про­хо­дят необ­хо­ди­мо­го в таких слу­ча­ях спе­ци­аль­но­го кур­са, где рас­кры­ва­лись бы про­бле­мы под­хо­да и вза­и­мо­от­но­ше­ния с уми­ра­ю­щи­ми. Смерть, вме­сте с тем, может напом­нить о соб­ствен­ной недолговечности.

Чле­ны семьи, как пра­ви­ло, нелов­ко чув­ству­ют себя у посте­ли уми­ра­ю­ще­го. Смерть оста­ет­ся обще­ствен­но непри­ем­ле­мой пато­ло­ги­ей, кото­рой все осте­ре­га­ют­ся, избе­га­ют и про­ти­вят­ся. Кон­фрон­та­ция часто отсро­чи­ва­ет­ся в надеж­де, что опас­ность исчез­нет, слов­но по мано­ве­нию вол­шеб­ной палочки.

Кро­ме ста­дии отри­ца­ния, когда никто не жела­ет гово­рить о смер­ти, паци­ент стре­мит­ся полу­чить све­де­ния об инте­ре­су­ю­щих его вопро­сах, нуж­да­ет­ся в лекар­стве и уте­ше­нии. Если это­го уте­ше­ния у него нет, он ищет его, если есть — жела­ет еще боль­ше­го. Если, допу­стим, рань­ше он отвер­гал Еван­ге­лие, то теперь он про­яв­ля­ет к нему самый живой инте­рес. Он может поже­лать узнать о том, как воз­мож­но изме­нить свою жизнь. Будь вы его док­тор или близ­кий ему чело­век, вам необ­хо­ди­мо стать вни­ма­тель­ным его слушателем.

Одна­ко уми­ра­ю­щий с гораз­до боль­шей охо­той выслу­ша­ет тако­го же про­сто­го чело­ве­ка, как и он сам, неже­ли про­по­вед­ни­ка. Боль­ной счи­та­ет нас таки­ми же про­сты­ми смерт­ны­ми, то есть греш­ни­ка­ми, с кото­ры­ми он может отож­де­ствить и себя. Его инте­ре­су­ет наше миро­воз­зре­ние. И если он узна­ет, что вы, обыч­ный чело­век, може­те верить Биб­лии, то он рас­су­дит, что и сам так­же может верить этой Книге.

К тому же мно­гие паци­ен­ты не счи­та­ют пас­то­ра греш­ным — «нет, он про­по­вед­ник, не греш­ник». Они могут рас­суж­дать! «Отку­да ему понять мои про­бле­мы?» Если же мы ‑вы и я — такие же люди, как и сам боль­ной, верим, что Иисус Хри­стос ЖИВ и побеж­да­ет днесь, вче­ра и во веки, то это­му может пове­рить и сам боль­ной! Об этом он хочет услы­шать от нас! Одна­ко имен­но это­го-то — само­го важ­но­го, что может быть для чело­ве­ка — мы и избегаем…

Мы, вра­чи, быст­ро запол­нив кар­ту паци­ен­та и корот­ко его опро­сив, лов­ко тушу­ем­ся, что­бы укло­нить­ся от рас­спро­сов боль­но­го о его шан­сах на выздо­ров­ле­ние и что будет с ним в момент смер­ти. Точ­но так же и свя­щен­ник может вой­ти к боль­но­му, открыть Биб­лию, про­честь стих или два, про­го­во­рить молит­ву и затем быст­ро исчез­нуть, что­бы уйти от неже­ла­тель­ных вопро­сов,- вопро­сов, отве­ты на кото­рые боль­но­му необ­хо­ди­мы более, неже­ли когда-либо прежде.

Если мы будем счи­тать, что кате­хи­за­ция явля­ет­ся делом свя­щен­ни­ка, вме­сто того что­бы самим раз­ре­шить подоб­ные вопро­сы, то про­бле­ма тем самым не сни­мет­ся. Когда бы, одна­ко, духо­вен­ство мог­ло, в част­но­сти, обу­чать сво­их мирян для тако­го рода кон­так­тов, то такие лиде­ры сами были бы в состо­я­нии умно­жать Хри­сто­во ста­до. Подоб­ное сбли­же­ние «греш­ни­ка» с «греш­ни­ком», наедине, смог­ло бы при­не­сти боль­шие и дей­ствен­ные пло­ды, кото­рые послу­жи­ли бы к уте шению пациента.

Я пом­ню одно­го судью, у кото­ро­го обна­ру­жи­лось лим-фоз­ное забо­ле­ва­ние,- опу­холь, пора­жа­ю­щая кро­ве­твор­ные орга­ны. Он знал, что эта болезнь раз­ви­ва­ет­ся подоб­но бело­кро­вию и в ито­ге при­во­дит к смер­ти. Подроб­но рас­спра­ши­вая о сво­ей болез­ни, он спро­сил, мучи­тель­на ли будет его смерть. Я отве­тил отри­ца­тель­но; я смо­гу при­нять необ­хо­ди­мые для это­го меры, дав ему неза­дол­го до смер­ти доста­точ­ную дозу лекарств, так что ника­кой боли он не почув­ству­ет. Я уве­рил его, что ему совсем не будет страш­но, так как он совсем не будет это­го и подо­зре­вать, и бес­по­ко­ить­ся. Подоб­но дру­гим паци­ен­там, этот судья про­явил силь­ное жела­ние услы­шать об исти­нах Биб­лии, кото­рую преж­де, одна­ко, игно­ри­ро­вал. Я был самым непод­дель­ным обра­зом изум­лен, когда услы­шал от него, что ему хоте­лось бы полу­чить уве­рен­ность в спа­се­нии. Неза­ви­си­мо от того, оста­нет­ся ли он жить или умрет, он желал посвя­тить свою жизнь Иису­су Хри­сту и попро­сил меня помо­лить­ся за него. Я воз­ра­зил ему, что вовсе не являл­ся свя­щен­ни­ком, но это для него не пред­став­ля­ло боль­шой важ­но­сти. Его состо­я­ние было состо­я­ни­ем крайне счаст­ли­во­го чело­ве­ка. Моя молит­ва пока­за­лась мне чрез­вы­чай­но неуме­лой, одна­ко дей­ствие ее при­ве­ло меня в удив­ле­ние — ведь я был совсем нович­ком этой области.

Вско­ре он стал про­сто ждать и более не боял­ся раз­го­во­ров о смер­ти. Это был стро­гий пожи­лой джентль­мен, уче­ный и спортс­мен, к тому же не стра­дав­ший предубеж­де­ни­я­ми. Теперь же он уве­ро­вал во Хри­ста. Рядом с ним был не свя­щен­ник, но про­стой миря­нин, и он при­нял сви­де­тель­ство это­го миря­ни­на. И вот, Бог может дей­ство­вать через любо­го, тако­го же как и я человека.

Ана­ло­гич­ное это­му слу­чи­лось и с одним жур­на­ли­стом, кото­ро­го я преж­де лечил от болез­ни серд­ца, но теперь у него был най­ден рак под­же­лу­доч­ной желе­зы — орга­на в брюш­ной поло­сти, кото­рый участ­ву­ет в про­цес­се пище­ва­ре­ния. Имев­ша­я­ся у него ста­дия рака была неопе­ра­бель­на и вско­ре долж­на была окон­чить­ся тра­ги­че­ски. Боль­ной знал об этом.

Я посто­ян­но видел его на обхо­де в гос­пи­та­ле, но нико­гда не гово­рил с ним о его близ­кой кончине.

Но вот одна­жды он сам в одной из част­ных бесед спро­сил меня, верю ли я в Бога. Какое вступ­ле­ние! Он инте­ре­со­вал­ся мои­ми рели­ги­оз­ны­ми убеж­де­ни­я­ми. Этот чело­век был хоро­шо обра­зо­ван и имел позна­ния в фило­со­фии, одна­ко он до сих пор не отыс­кал смыс­ла жиз­ни и все еще игно­ри­ро­вал рели­ги­оз­ные темы. Завя­зав­ший­ся спор про­шел в искрен­ней, теп­лой и дру­же­ствен­ной для нас обо­их обста­нов­ке. Сло­ва Свя­щен­но­го Писа­ния, кото­рым ранее он не счи­тал нуж­ным уде­лять какое-либо вни­ма­ние, неожи­дан­но пред­ста­ли перед ним в новом све­те и полу­чи­ли у него столь глу­бо­кое тол­ко­ва­ние, како­го ранее мне не при­хо­ди­лось и встре­чать! У него как буд­то завя­за­лись лич­ные отно­ше­ния с Иису­сом Хри­стом. Одна­ко не было лите­ра­ту­ры, кото­рая смог­ла бы ста­би­ли­зи­ро­вать его позна­ния и поз­во­ли­ла бы под­дер­жать его. Тем не менее, в его лич­но­сти про­ис­хо­ди­ла пере­ме­на. С каж­дым днем он ста­но­вил­ся все более и более вни­ма­тель­ным к мед­пер­со­на­лу, его чув­ства к семье ста­ли более неж­ны­ми, и он посто­ян­но осве­дом­лял­ся о бла­го­по­лу­чии тех, кто нахо­дил­ся рядом, ни сло­вом не обмолв­ли­ва­ясь о себе самом. «Как у вас про­шел день?» — быва­ло спра­ши­вал он. «Сядь­те и рас­ска­жи­те мне о себе». И он нико­гда не при­да­вал зна­че­ния тому, был ли этот чело­век ниже его в каком-либо отношении.

И таким он умер — веря в Хри­ста и снис­хо­дя к недо­стат­кам других.

Хад­ли Риид подроб­но рас­ска­зал о сво­ей люб­ви к уми­ра­ю­ще­му сыну в одной из ста­тей. Его сын Филипп нахо­дил­ся в сту­ден­че­ском воз­расте, когда у него обна­ру­жи­ли рако­вое пора­же­ние с широ­ко рас­про­стра­нен­ны­ми мета­ста­за­ми. В этом рас­ска­зе тай­ное умал­чи­ва­ние, кото­рое, как пра­ви­ло, окру­жа­ет боль­но­го, посте­пен­но сме­ни­лось пря­мо­той и искрен­но­стью в обсуж­де­нии его болез­ни. Осто­рож­ность, нере­ши­тель­ность, попыт­ки уйти от пря­мо­го отве­та, кото­ры­ми обыч­но стра­да­ют род­ствен­ни­ки, были нако­нец рас­се­я­ны. Посте­пен­но появи­лась воз­мож­ность раз­го­ва­ри­вать сво­бод­но, выра­жая состра­да­ние и любовь, готов­ность к пони­ма­нию и участ­ли­вое отно­ше­ние во вре­мя дежур­ства у посте­ли боль­но­го перед смертью.

Гос­по­дин Риид гово­рит, что посколь­ку он сам не раз слы­шал, как это быва­ет труд­но, то это побу­ди­ло его писать сво­е­му сыну запис­ки. В них он про­сил сво­е­го сына, что­бы он вме­сте с ним раз­де­лил все свои невзго­ды, неудоб­ства и даже саму болезнь. Он хотел бы быть рядом с сыном. С обо­юд­но­го согла­сия они раз­го­ва­ри­ва­ли о смер­ти, о том, что не надо пасо­вать перед ней, а пря­мо смот­реть в гла­за этой реаль­но­сти. Филипп ска­зал сво­е­му отцу, где ему хоте­лось бы быть похо­ро­нен­ным и пере­дал свою осо­бую прось­бу: «Обе­щай, что ты нико­гда не поз­во­лишь сохра­нить мне жизнь толь­ко ради самой жиз­ни. Я не хочу жить, не созна­вая того, что живу. Мне очень важ­но жить толь­ко в том слу­чае, если я смо­гу насла­ждать­ся всей пол­но­той бытия» .

Отец выра­зил ему пол­ное пони­ма­ние и согла­сие, ска­зав, что сам бы хотел того же. После смер­ти Филип­па он напи­сал несколь­ко строк, в кото­рых попы­тал­ся выра­зить свою любовь к сыну:

Ты поки­нул эту чудес­ную землю
И все оста­вил; взле­тев слов­но на вол­шеб­ном ковре,
Ты исчез. Куда? Где ты сейчас?
Я знаю, куда и где — и мне кажет­ся, я не ошибаюсь.

Какая бла­го­при­ят­ная воз­мож­ность нам предо­став­ля­ет­ся — зна­ко­мить чело­ве­ка с Иису­сом Хри­стом и само­му, само­му верить в Него! Вуди Аллен — коме­дий­ный актер ‑стра­дал тана­то­фо­би­ей [29]. И когда его собе­сед­ник одна­жды заме­тил ему, что Аллен уже снис­кал себе бес­смер­тие сво­им успе­хом, Вуди отве­тил: «Кого инте­ре­су­ет бес­смер­тие успе­ха? Я бы пред­по­чел собственное».

Бил­ли Грэй­ам, с дру­гой сто­ро­ны, в сво­ей кни­ге «Анге­лы» при­во­дит свое поня­тие буду­ще­го и ожи­да­ния смер­ти. Он наде­ет­ся, что будет пре­бы­вать с Иису­сом Хри­стом и встре­тит­ся с Ним лицом к лицу. Он рас­счи­ты­ва­ет так­же встре­тить в буду­щей жиз­ни сво­их умер­ших род­ствен­ни­ков и дру­зей. Неко­то­рые, узнав, что суще­ству­ет иная жизнь, начи­на­ют крайне боять­ся смер­ти. Одна­ко такой страх исчез­нет, ему не оста­нет­ся места — если вы толь­ко пове­ри­те во Хри­ста и во всем буде­те сле­до­вать Ему.

Само раз­мыш­ле­ние о смер­ти в то вре­мя, как мы нахо­дим­ся пока еще в доб­ром здра­вии, поз­во­ля­ет нам луч­ше исполь­зо­вать свои воз­мож­но­сти, свое вре­мя и силы,- ведь наше стран­ствие по зем­ле столь недол­го. Мы в любой момент можем под­верг­нуть­ся смер­тель­ной опас­но­сти, и нам сле­ду­ет посто­ян­но пом­нить, что за все при­дет­ся дать свой ответ. Без веры най­ти разум­ное объ­яс­не­ние фено­ме­ну смер­ти невоз­мож­но, и имен­но поэто­му ате­изм смот­рит на смерть как на обыч­ное забве­ние и деструк­цию. Одна­ко, если пра­вы люди, утвер­жда­ю­щие, что они виде­ли жизнь после смер­ти, то в этом слу­чае мы ста­вим свою жизнь на про­иг­рыш­ную кар­ту. Полу­ча­ет­ся, что это вовсе не без­опас­но — умирать.

Глава 9. Что же это такое!

Если после смер­ти и в самом деле суще­ству­ет жизнь, то отче­го же тогда в сооб­ще­ни­ях ред­ко упо­ми­на­ет­ся о суде? Воз­мож­но, вре­мен­ные пре­бы­ва­ния отдель­ных людей черес­чур корот­ки, а может быть, этим людям не поз­во­ля­ет­ся вер­нуть­ся к жиз­ни, если они про­шли через окон­ча­тель­ный суд. Хотя сооб­ще­ния ука­зы­ва­ют на то, что каж­дый из затро­ну­тых лиц столк­нул­ся с чем-то осо­бен­ным в буду­щей жиз­ни, окон­ча­тель­ное место­на­хож­де­ние чело­ве­ка не все­гда быва­ет ясно. В слу­чае непри­ят­но­го место­на­хож­де­ния окон­ча­тель­ное реше­ние, под­ра­зу­ме­ва­е­мое полу­чен­ным ощу­ще­ни­ем, оста­нет­ся, по всей веро­ят­но­сти, невы­яс­нен­ным вслед­ствие необыч­но­го харак­те­ра обви­ни­тель­но­го акта. И мы наде­ем­ся, что после­ду­ю­щая дирек­ти­ва чело­ве­че­ской жиз­ни заме­нит осуж­де­ние спасением.

Если после смер­ти есть жизнь, если про­ис­хо­дит пре­об­ра­же­ние, в кото­ром про­дол­жа­ет­ся духов­ное суще­ство­ва­ние вне тела, то мы в этом слу­чае гово­рим о жиз­ни без смерти.

Эта кон­цеп­ция бес­смер­тия духа пре­тит неко­то­рым про­те­стант­ским верам. Они пред­по­чи­та­ют верить тому, что душа уми­ра­ет в то же самое вре­мя, что и тело, и оба впо­след­ствии ожи­ва­ют в День Вос­кре­се­ния. В ответ я могу им толь­ко сооб­щить то, что рас­ска­зы­ва­ют мне паци­ен­ты. Они убеж­де­ны, что им пред­ста­вил­ся удоб­ный слу­чай непо­сред­ствен­но­го лице­зре­ния, и они хотят посвя­тить жизнь рас­ска­зам об этом дру­гим людям. Я не могу най­ти при­чи­ны, что­бы сомне­вать­ся в сооб­ще­ни­ях о том, что жизнь после смер­ти насту­па­ет немед­лен­но и что тело мерт­во, когда дух остав­ля­ет его. Соб­ствен­но гово­ря, Иисус Сам учил, что созна­тель­ное суще­ство­ва­ние про­дол­жа­ет­ся и после смер­ти, что име­ет­ся «хоро­шее место» и «пло­хое место» перед послед­ним судом и, меж­ду про­чим, что мерт­вым не поз­во­ле­но общать­ся с мерт­вы­ми (см. Лк. 16).

Одна­ко, глав­ное раз­но­гла­сие сре­ди хри­сти­ан уже устра­не­но все­об­щим при­зна­ни­ем того, что есть Тво­рец жиз­ни, и чело­век в дру­гом изме­ре­нии — как хоро­ший, так и пло­хой ‑вновь ожи­вет. Но не все люди еди­но­душ­ны. Не все верят в Твор­ца. И при­чи­ны тому различны.

Космический взрыв!

Есть ли и в самом деле Бог? Или же дей­стви­тель­но Все­лен­ная воз­ник­ла в резуль­та­те «Боль­шо­го взры­ва», вспыш­ки огром­ной мас­сы пер­во­ма­те­рии, обра­зо­вав­шей мно­же­ство мел­ких звезд? И отку­да взя­лась эта мас­са пер­во­ма­те­рии? Или же был Созда­тель? И отку­да взял­ся Он Сам? И создал ли Он так­же жизнь? Мог­ли суще­ство­вать Выс­ший Ум, направ­ляв­ший и кон­тро­ли­ро­вав­ший поря­док раз­вер­ты­ва­ю­щей­ся Все­лен­ной, кото­рая и сего­дня про­дол­жа­ет пови­но­вать­ся чет­ким физи­че­ским законам?

Совре­мен­ный уче­ный Эдвин Кон­клин, про­фес­сор био­ло­гии, срав­нил веро­ят­ность спон­тан­но­го воз­ник­но­ве­ния жиз­ни с веро­ят­но­стью воз­ник­но­ве­ния пол­но­го сло­ва­ря в резуль­та­те взры­ва в типо­гра­фии. Тем не менее, мно­гие высо­ко­об­ра­зо­ван­ные люди пола­га­ют, что отри­ца­ние суще­ство­ва­ния Бога под­лин­но науч­но. Они забы­ва­ют, как мы уже упо­ми­на­ли, что Бог нау­ки непре­стан­но меня­ет­ся, тре­бу­ет уточ­не­ния, тогда как Бог Биб­лии пре­бы­ва­ет неиз­мен­ным вче­ра, сего­дня и веч­но. Неко­то­рые, веро­ят­но, пыта­ют­ся при­крыть­ся ате­из­мом или агно­сти­циз­мом, посколь­ку вера в Бога тре­бо­ва­ла бы ответ­ствен­но­сти перед Ним. Дру­гие же раз­гля­ды­ва­ют Бога бли­зо­ру­ким взо­ром, когда они про­сто вынуж­де­ны быва­ют под­нять гла­за, ото­рвав­шись от само­со­зер­ца­ния, и видят Его тво­ре­ние, кото­рое гово­рит о Нем всю­ду. Конеч­но, хаос слу­чай­но­сти не мог раз­вить­ся в насто­я­щую гар­мо­нию порядка.

Каков Бог в вашем соб­ствен­ном пони­ма­нии? Есть ли у вас ответ или нет, Бог необ­хо­дим. Если вы отно­си­тесь к это­му серьез­но, то это самый зна­чи­тель­ный вопрос в жиз­ни. Он опре­де­ля­ет не толь­ко ваше буду­щее, но так­же и образ вашей нынеш­ней жиз­ни. Поэто­му одна из самых слож­ных кон­цеп­ций, кото­рые я встре­чал когда-либо преж­де, пред­став­ле­на в пер­вых трех сло­вах Библии:

«В нача­ле Бог…» Толь­ко с помо­щью веры пре­одо­лел я это пре­пят­ствие, кото­рое исчез­ло еще не совсем. Я все еще не могу постичь вели­чие могу­ще­ства Божия или непо­роч­ность Его свя­то­сти. Как воз­мож­но столь гроз­но­му в пра­во­су­дии одно­вре­мен­но быть и столь любя­щим, и столь мило­серд­ным? Его спра­вед­ли­вость устра­ша­ет меня. И еще боль­ше потря­са­ет меня Его любовь. Она сокру­ша­ет мою гор­дость. Позна­ние мною Бога огра­ни­чи­ва­ет­ся моим смерт­ным разу­мом, кото­рый не в состо­я­нии даже при­бли­зить­ся к тому, что­бы понять или опре­де­лить Его. И все же я знаю Его лич­но — через Иису­са Хри­ста. Он есть мой Небес­ный Отец.

Есть неболь­шой рас­сказ о чело­ве­ке, кото­рый одна­жды устро­ил в саду вече­рин­ку. Внут­рен­ний двор был укра­шен ярко горя­щи­ми япон­ски­ми фона­ри­ка­ми. Один из гостей, кото­рый был изве­стен сво­им агно­сти­циз­мом, поин­те­ре­со­вал­ся, кто раз­ве­сил эти фона­ри­ки. Хозя­ин посмот­рел вверх на пре­крас­ное ноч­ное небо, заме­тил ярко горя­щие звез­ды и спро­сил сво­е­го гостя, как, по его мне­нию, попа­ли туда звез­ды. После неболь­шо­го раз­мыш­ле­ния гость отве­тил: «Я не знаю ‑пола­гаю, что они раз­ве­си­лись там сами собой». Хозя­ин же ска­зал: «Точ­но так же и мои япон­ские фона­ри­ки очу­ти­лись там сами собой».

Такой бесконечный поиск

Почти во всех рели­ги­ях мира люди устрем­ле­ны к Богу. Каким-то врож­ден­ным чув­ством чело­век ищет Бога или, по край­ней мере, смыс­ла жиз­ни. Лишь Хри­сти­ан­ство утвер­жда­ет, что Бог Сам ищет чело­ве­ка, откры­ва­ет Себя в Вет­хом Заве­те и явля­ет Себя в Новом Заве­те. Тем не менее, Бог оста­ет­ся непо­сти­жи­мым. Нет спо­со­ба постиг­нуть Его при­ро­ду или узнать Его оби­тель. Нет ни кон­ца, ни нача­ла. Одна­ко с помо­щью веры он может стать для нас бли­же, чем руки и ноги. Сокро­вен­ность Твор­ца упро­щен­но пока­за­на Мои­се­ем в Псал­ме 89:3 «Преж­де, неже­ли роди­лись горы и Ты обра­зо­вал зем­лю и Все­лен­ную, от века и до века Ты — Бог».

Завет Бога людям оста­ет­ся непре­лож­ным, пока чело­век сам не отвер­га­ет его. Упо­ми­на­ние, напри­мер, име­ни Божия без надоб­но­сти ста­ло обще­при­ня­тым. Мало кто воз­му­ща­ет­ся, когда кто-то «Богом руга­ет­ся» на кого-нибудь. Фак­ти­че­ски же неве­ру­ю­щие, похо­же, упо­треб­ля­ют имя Иису­са чаще, чем хри­сти­ане. Вдо­ба­вок, когда такие неве­ру­ю­щие люди встре­ча­ют­ся лицом к лицу с беда­ми, то более часто, чем веру­ю­щие, при­зы­ва­ют на помощь Гос­по­да Иисуса.

Одна­жды, мно­го лет тому назад, я пом­ню, как на вече­рин­ке выпил слиш­ком мно­го кок­тей­лей. У меня нача­лось ужас­ное голо­во­кру­же­ние, и когда я попы­тал­ся пой­ти лечь спать, то мне каза­лось, что кро­вать не сто­я­ла на месте. Меня нача­ло рвать. Я стал молить­ся вслух: «Гос­по­ди, помо­ги мне прий­ти в себя, и я нико­гда не повто­рю это­го». Спу­стя неко­то­рое вре­мя я опять был на вече­рин­ках и выпи­вал эль и кока-колу. Я не забыл сво­е­го обе­ща­ния, и все же я не захо­тел выпол­нить того, что обе­щал Ему. Одно отступ­ле­ние ста­ло оправ­да­ни­ем дру­го­го. Завет был нарушен.

Точ­но так же мно­гие люди в кри­ти­че­ских ситу­а­ци­ях взы­ва­ют к Богу, что­бы Он помог им. С какой же это ста­ти? Чего ради Он дол­жен при­зна­вать нас, если мы не при­зна­ем Его? И зачем же Ему выпол­нять наши прось­бы, если мы не выпол­ня­ем Его?

Одна­жды я летел домой из Нашвил­ла сле­пым поле­том по пла­ну в сво­ем вер­ном ста­ром «Ацте­ке». Я удач­но то вхо­дил в тучи, то выхо­дил из них, как вдруг неосто­рож­но зале­тел в гро­зо­вое обла­ко. Свет дня обер­нул­ся чер­ной, как смоль, тем­но­той. Вне­зап­но из ниче­го пошел дождь стре­ми­тель­ны­ми пото­ка­ми, и с такой силой бил по лобо­во­му стек­лу, что кап­ли воды про­ни­ка­ли сквозь его швы. Мои пас­са­жи­ры, при­стег­ну­тые рем­ня­ми к сиде­ньям, ста­ли в яро­сти выры­вать­ся. Голо­вой я уда­рял­ся об обшив­ку. В эти мину­ты я был по-насто­я­ще­му испуган.

Дро­жа­щим голо­сом я вызвал бли­жай­ший дис­пет­чер­ский центр, что­бы мне дали радар­ный курс направ­ле­ния для выхо­да из гро­зы. Но они отве­ти­ли, что не могут заре­ги­стри­ро­вать по пока­за­ни­ям сво­их при­бо­ров гро­зо­вой центр в пре­де­лах их рада­ра. Дис­пет­че­ры направ­ля­ли на меня радар, но гро­зы так и не обна­ру­жи­ли. «Бра­во»,- поду­мал я о них, но это не дало мне ниче­го хоро­ше­го. Я ска­зал им, что, может быть, они и не могут уви­деть эту тучу, но все же это не плод мое­го вооб­ра­же­ния. «Помо­ги­те мне выбрать­ся из нее!» — про­сил я.

Тем вре­ме­нем град начал бом­бар­ди­ро­вать мой само­лет, а сле­ва надо мной засвер­ка­ла мол­ния. Мне пока­за­лось, что в этом поло­же­нии мы про­бы­ли почти час, хотя теперь я уве­рен, что про­шло все­го лишь несколь­ко минут. Затем, точ­но так же неожи­дан­но, как это и нача­лось, глу­хая пол­ночь пре­вра­ти­лась в яркий пол­день. Дождь рез­ко пре­кра­тил­ся. Как и рань­ше в кри­ти­че­ские момен­ты, в это вре­мя я начал молить­ся: «Иисус, помо­ги мне!», и тучи сме­ни­лись пре­крас­ным сол­неч­ным светом.

Подоб­ные про­ис­ше­ствия про­ис­хо­ди­ли и в про­шлом, когда я взы­вал к Иису­су о помо­щи без вся­ко­го раз­мыш­ле­ния ‑раз, когда на само­ле­те отка­зал один из мото­ров; дру­гой, когда на кры­льях ско­пил­ся плот­ный лед; несколь­ко раз в едва не тра­ги­че­ских авто­ка­та­стро­фах; и часто в сво­ей меди­цин­ской прак­ти­ке в кри­зис­ные момен­ты болез­ни паци­ен­тов. Мы все, оче­вид­но, авто­ма­ти­че­ски воз­вра­ща­ем­ся к это­му при­род­но­му под­со­зна­тель­но­му сиг­на­лу от Бога, когда слу­ча­ет­ся несчастье.

Глэй­дис Хант в кни­ге «Не бой­тесь уми­рать» доволь­но хоро­шо опре­де­ля­ет этот сиг­нал, когда пишет:

«Мы огра­ни­че­ны поня­ти­я­ми вре­ме­ни и про­стран­ства; нам необ­хо­ди­ма точ­ка зре­ния, незыб­ле­мая века­ми. Ваше отно­ше­ние к смер­ти будет обу­слов­ле­но вашим отно­ше­ни­ем к Богу. Те, кто боят­ся Бога, боль­ше боят­ся смер­ти. Те, кто хоро­шо зна­ют Его, по всей види­мо­сти, раду­ют­ся воз­мож­но­сти пре­бы­вать с Ним. В этом зна­че­ние того, что пре­об­ра­зу­ет смерть — зна­ние Бога».

Несмот­ря на наши огром­ные науч­ные дости­же­ния, мы до сих пор ниче­го не можем ска­зать о Боге. Необ­хо­ди­мость при­нять на веру пер­вые три сло­ва Биб­лии ока­зы­ва­ет­ся для мно­гих кам­нем пре­ткно­ве­ния. Одна­ко чело­век знал о Боге даже преж­де Биб­лей­ских откро­ве­ний. Бог оста­вил печать Сво­е­го тож­де­ства на чело­ве­ке, когда созда­вал его по Сво­е­му подо­бию, и Небе­са все­гда огла­ша­лись сла­вой Божи­ей, как заклю­ча­ет Пса­лом 18:1–4 [30] (TLB):

«Небе­са про­по­ве­ду­ют сла­ву Божию, и о делах рук Его веща­ет твердь. День дню пере­да­ет речь, и ночь ночи откры­ва­ет зна­ние. По всей зем­ле про­хо­дит звук их, и до пре­де­лов Все­лен­ной сло­ва их. Он поста­вил в них жили­ще солнцу…»

Статистика

Апо­стол Павел пока­зал, что чело­век все­гда знал о Боге бла­го­да­ря врож­ден­но­му зна­нию и инту­и­ции и что неве­ру­ю­щие не будут иметь оправ­да­ния в суд­ный день:

Ибо, что мож­но знать о Боге, явно для них, пото­му что Бог явил им. Ибо неви­ди­мое Его, веч­ная сила Его и Боже­ство, от созда­ния мира через рас­смат­ри­ва­ние тво­ре­ний види­мы, так что они без­от­вет­ны (на Суде) (Рим. 1:19,20) [31].

Несмот­ря на это изна­чаль­но зало­жен­ное зна­ние, при­зна­ние Бога людь­ми при­ни­ма­ет раз­лич­ные фор­мы в раз­ных стра­нах. В резуль­та­те опро­са шести­де­ся­ти наций про­цент испо­ве­ду­ю­щих веру в Бога или «уни­вер­саль­но­го духа» был сооб­щен Меж­ду­на­род­ным цен­тром обще­ствен­но­го мне­ния Гал­ла­па. Как ока­за­лось, в суще­ство­ва­ние Бога вери­ли: 94 % насе­ле­ния в Соеди­нен­ных Шта­тах, 89 % - в Кана­де, 88 % - в Ита­лии, 80 % — в Австра­лии, 78 % - в Бене­лук­ских стра­нах (Бель­гия, Нидер­лан­ды, Люк­сем­бург), 76 % — в Соеди­нен­ном Коро­лев­стве Вели­ко­бри­та­нии, 72 % — во Фран­ции и Запад­ной Гер­ма­нии, и 65 % в Скан­ди­нав­ских странах.

Вера в буду­щую жизнь была заяв­ле­на 69 % насе­ле­ния в Соеди­нен­ных Шта­тах, 54 % — в Кана­де, 48 % — в Австра­лии и Бене­лук­ских стра­нах, 36 % — в Ита­лии, 43 % — в Соеди­нен­ном Коро­лев­стве Вели­ко­бри­та­нии, 39 % - во Фран­ции, 35 % — в Скан­ди­на­вии и 33 % — в Запад­ной Германии .

Индия пре­взо­шла боль­шин­ство стран в рели­ги­оз­но­сти: 98 % насе­ле­ния выра­зи­ли веру в несколь­ких богов или в уни­вер­саль­но­го духа, и 72 % — в жизнь после смерти .

Меж­ду­на­род­ный центр обще­ствен­но­го мне­ния Гал­ла­па сооб­ща­ет, что коли­че­ство веру­ю­щих сре­ди наро­дов Запад­ной Евро­пы зна­чи­тель­но сокра­ти­лось. Рели­гия, соглас­но про­ве­ден­но­му обсле­до­ва­нию, рас­смат­ри­ва­лась как самое основ­ное в жиз­ни 55 % насе­ле­ния в Бене­лук­ских стра­нах, 25 % — в Австра­лии, 23 % — в Соеди­нен­ных Шта­тах, Коро­лев­стве Вели­ко­бри­та­нии, 22 % — во Фран­ции и 17 % — в Запад­ной Гер­ма­нии и Скан­ди­нав­ски­ми наро­да­ми. Боль­шин­ство людей сво­бод­но­го мира верят в жизнь после смер­ти. С дру­гой сто­ро­ны, офи­ци­аль­ная фило­со­фия в ком­му­ни­сти­че­ских стра­нах рас­про­стра­ня­ет ате­изм во вре­мя жиз­ни и выдви­га­ет идею забве­ния после смерти.

Выбор веры

Как и поче­му чело­век выби­ра­ет себе веру, и в самом деле стран­ный фено­мен. Он ста­вит веру на пер­вое место в сво­ей жиз­ни, хотя иная вера может пока­зать­ся абсурд­но неле­пой со сво­ей внеш­ней сто­ро­ны, как и вся­кая дру­гая. Для ясно­сти, пред­ставь­те себе, что ваш обще­ствен­ный клуб при­гла­ша­ет в гости лек­то­ра про­ве­сти бесе­ду. Ваш инте­рес и дове­рие к изло­жен­но­му могут зна­чи­тель­но менять­ся, с поз­во­ле­ния ска­зать, в зави­си­мо­сти от лич­но­сти рас­сказ­чи­ка: будет ли это жур­на­лист, или аст­ро­фи­зик, или свя­щен­ник. Пред­мет, став­ший темой докла­да, и лич­ность, пред­став­ля­ю­щая его, так­же могут вли­ять на про­цесс ваше­го вос­при­я­тия и на убеждение.

Давай­те, напри­мер, пред­по­ло­жим, что сей­час жур­на­лист рас­ска­зы­ва­ет вам о путе­ше­ствии чело­ве­ка на Луну. Дума­е­те, вы не пове­ри­ли бы ему, если бы он пока­зал вам фото­гра­фии аст­ро­нав­тов, укреп­ля­ю­щих аме­ри­кан­ский флаг на поверх­но­сти Луны? Пове­ри­те ли вы, что Луна состо­ит из без­жиз­нен­ной пыли и кам­ня, и что кро­ме это­го на ней ниче­го нет? Или вы поду­ма­е­те, что все это было жур­на­лист­ской мисти­фи­ка­ци­ей? Вы, веро­ят­но, пове­ри­ли бы тако­му рас­ска­зу, если вы живе­те в Аме­ри­ке и смот­ре­ли теле­ви­зи­он­ные репор­та­жи о путе­ше­ствии на Луну. Но вот вы не под­дер­жи­ва­е­те свя­зи с миром через теле­ви­де­ние и газе­ты и живе­те в заху­да­лом рай­оне Индии. Пове­ри­те ли вы, несмот­ря на это, сказанному?

Теперь давай­те пред­ста­вим аст­ро­фи­зи­ка, спе­ци­а­ли­ста в обла­сти кос­ми­че­ских иссле­до­ва­ний, у вас в гостях с лек­ци­ей. Давай­те пред­по­ло­жим, что он рас­ска­зы­ва­ет вам, что Все­лен­ная состо­ит из бил­ли­о­нов звезд, сгруп­пи­ро­ван­ных в бес­чис­лен­ные галак­ти­ки. Имен­но одна из таких галак­тик,- гово­рит он,- Млеч­ный Путь — содер­жит в себе нашу Сол­неч­ную систе­му, как ничтож­ную часть; так же ничтож­на хлеб­ная крош­ка по срав­не­нию с нашей Зем­лей. Допу­стим, он гово­рит, что наша соб­ствен­ная галак­ти­ка — Млеч­ный Путь — настоль­ко пере­на­сы­ще­на звез­да­ми, что на каж­до­го чело­ве­ка, живу­ще­го на Зем­ле, при­хо­дит­ся по трид­цать три звез­ды. Допу­стим, он гово­рит, что если бы чело­век даже и смог открыть, как путе­ше­ство­вать со ско­ро­стью, рав­ной ско­ро­сти све­та, 298000 км/сек (как извест­но, чело­век достиг толь­ко ско­ро­сти, кото­рая поз­во­ля­ет пре­одо­леть лишь гра­ви­та­ци­он­ную силу Зем­ли — око­ло 11 км/сек), то все-таки на то, что­бы добрать­ся с одно­го кон­ца Млеч­но­го Пути до дру­го­го, пона­до­би­лось бы 100000 лет. Пове­ри­ли бы вы чему-нибудь из этого?

Допу­стим, что этот аст­ро­фи­зик рас­ска­зы­ва­ет вам даль­ше, что в нашем Млеч­ном Пути суще­ству­ет «чер­ная дыра» (или чер­ная звез­да) и что точ­но такие же есть и во мно­гих дру­гих галак­ти­ках, где гра­ви­та­ци­он­ное при­тя­же­ние настоль­ко силь­но, что око­ло нее исче­за­ет вре­мя, и даже не может излу­чать­ся свет. Вме­сто све­та испус­ка­ют­ся смер­тель­ные икс-лучи. Более того, про­дол­жа­ет он, эта чер­ная дыра име­ет такую потря­са­ю­щую гра­ви­та­ци­он­ную мощь, что втя­ги­ва­ет дру­гие звез­ды, слов­но пыле­сос, и поэто­му уве­ли­чи­ва­ет­ся в раз­ме­ре и мас­се, пока нако­нец не взры­ва­ет­ся. Эта колос­саль­ная вспыш­ка поло­жит нача­ло про­ни­зы­ва­ю­ще­му пото­ку необыч­ных мель­чай­ших частиц мате­рии, извест­ных под назва­ни­ем «ней­три­но». Пове­ри­ли бы вы чему-нибудь из это­го? Вам сле­до­ва­ло бы пове­рить все­му! Это общее мне­ние послед­них науч­ных тео­рий и исследований.

Давай­те теперь пред­по­ло­жим, это наш послед­ний при­мер, что ваш гость-лек­тор — свя­щен­ник. Отвра­тит ли вас это сра­зу от него? Пред­по­ло­жим так­же, что он гово­рит вам, что Небе­са и Зем­ля созда­ны Богом. Нет ниче­го, что не сотво­ре­но Им. Выгля­де­ло бы это более неле­пым, чем «чер­ная дыра», или тео­рии «Боль­шо­го взры­ва», или чем-то более смеш­ным, чем сказ­ка о том, как все вещи яко­бы воз­ник­ли сами собой? Если же Бог создал все эти бил­ли­о­ны звезд и пла­нет, то поче­му же Он воз­лю­бил этот мир, эту незна­чи­тель­ную пылин­ку во Все­лен­ной настоль­ко, что избрал его из всех для появ­ле­ния жиз­ни? Более того, поче­му же Бог дает Зем­ле все необ­хо­ди­мое для под­дер­жа­ния жиз­ни — кис­ло­род, хло­ро­филл и воду — так что жизнь до сих пор явля­ет­ся уни­каль­но­стью на нашей пла­не­те? Еще уди­ви­тель­нее то, что Бог пошел мно­го далее это­го: «Ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Сво­е­го Еди­но­род­но­го, дабы вся­кий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь веч­ную» (Ин. 3:16). Вери­те­ли вы это­му? Раз­ве нет како­го-то разум­но­го осно­ва­ния в том, что жизнь веч­ная доступ­на нам?

Как вы дума­е­те, поче­му в этих трех при­ме­рах с лек­то­ра­ми, кото­рые я при­вел, неко­то­рые пове­рят в ска­зан­ное пер­вы­ми дву­мя и пол­но­стью игно­ри­ру­ют тре­тье­го? Не отто­го ли, что вера в Иису­са Хри­ста непри­ем­ле­ма в обще­стве? Почув­ству­е­те ли вы сму­ще­ние, если кто-нибудь узна­ет, что вы веру­ю­щий? Если вы неве­ру­ю­щий, то поче­му вы не ста­ви­те целью сво­ей жиз­ни узнать поос­но­ва­тель­нее об этом? Что вы теря­е­те? Если вы дей­стви­тель­но хоти­те раз­уз­нать, то вот зву­чит при­зыв к упор­ству: «Про­си­те, и дано будет вам; ищи­те и най­де­те, сту­чи­те и отво­рят вам…» (Мф. 7:7).

Откуда же именно

Про­ни­кая в необы­чай­ную и чудес­ную тай­ну воз­ник­но­ве­ния жиз­ни на Зем­ле, нам так­же сле­до­ва­ло бы пом­нить, что Бог все еще занят во Все­лен­ной созда­ни­ем новых звезд и устра­не­ни­ем ста­рых, как под­ска­за­но Псал­мом 101:26–27, и к Евре­ям 1:10–12. Он явно не без­дей­ству­ет, но бес­пре­рыв­но сози­да­ет и тво­рит, хотя подроб­но­сти Его твор­че­ской дея­тель­но­сти не ясны. Писа­ния под­ска­зы­ва­ют, одна­ко, что Иисус сей­час сози­да­ет небес­ные оби­те­ли для сво­е­го «избран­но­го обще­ства» веру­ю­щих, и когда Он окон­чит, то спе­ци­аль­но вер­нет­ся забрать этих людей с Собой (см. Ин. 14:2). Если Небе­са дей­стви­тель­но суще­ству­ют как ком­по­зи­ция мате­рии где-либо во Все­лен­ной,- но я не уве­рен, что мы смог­ли бы дога­дать­ся, где имен­но, — тогда мы можем допу­стить, что на какой-то дру­гой пла­не­те или небес­ном теле есть жизнь.

Те воз­вра­щен­ные к жиз­ни люди, кото­рые, по всей веро­ят­но­сти, про­бра­лись через «барьер», заяв­ля­ют, что полу­чи­ли неко­то­рое мгно­вен­ное впе­чат­ле­ние о Небе­сах; их самое кате­го­ри­че­ское утвер­жде­ние состо­ит в том, что это реаль­ное место, создан­ное из проч­но­го мате­ри­а­ла, с ули­ца­ми из золо­та. Все это живо напо­ми­на­ет опи­са­ние Ново­го Иеру­са­ли­ма в Откро­ве­нии 21:18–23 (хотя неко­то­рые из них до того нико­гда не чита­ли этих текстов):

Сте­на его постро­е­на из яспи­са, а город был чистое золо­то, подо­бен чисто­му стек­лу. Осно­ва­ния сте­ны горо­да укра­ше­ны вся­ки­ми дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми… А две­на­дцать ворот — две­на­дцать жем­чу­жин: каж­дые воро­та были из одной жем­чу­жи­ны. Ули­ца горо­да — чистое золо­то, как про­зрач­ное стек­ло. Хра­ма же я не видел в нем, ибо Гос­подь Бог Все­дер­жи­тель — храм его, и Агнец. И город не име­ет нуж­ды ни в солн­це, ни в луне для осве­ще­ния сво­е­го, ибо сла­ва Божия осве­ти­ла его, и све­тиль­ник его — Агнец.

Если Небе­са суще­ству­ют уже сей­час, то инте­рес­но, какой вид транс­пор­та мог бы каж­дый раз достав­лять нас туда. Даже при ско­ро­сти све­та это навер­ня­ка было бы черес­чур дол­го. Может быть, при ско­ро­сти мыс­ли? Писа­ния умал­чи­ва­ют об этом. Одна­ко инте­рес­но, что люди, име­ю­щие опыт жиз­ни после смер­ти, рас­ска­зы­ва­ют нам, что путе­ше­ствие, кото­рое осу­ществ­ля­ет­ся мгно­вен­но, часто совер­ша­ет­ся имен­но со ско­ро­стью све­та. Воз­мож­но, в Биб­лии при­ме­ром тако­го мгно­вен­но­го пере­ме­ще­ния может быть пре­бы­ва­ние Филип­па. При­пом­ни­те тот момент, когда он кре­стил евну­ха из Эфи­о­пии в воде где-то близ пусты­ни Газа, и в сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние был «вос­хи­щен», или пере­ме­щен, и ока­зал­ся в горо­де Азот у побе­ре­жья (см. Деян. 8:26–40).

Рас­про­стра­нен­ное мне­ние, что мир при­над­ле­жит нам и обя­зан предо­став­лять нам сред­ства к суще­ство­ва­нию, при­во­дит к посто­ян­но­му опу­сто­ше­нию наших жиз­ней стрем­ле­ни­ем к минут­ным удо­воль­стви­ям. Мы пола­га­ем, что пища, горю­чее, кры­ша и одеж­да явля­ют­ся нашей «при­ви­ле­ги­ей». Мы ред­ко оста­нав­ли­ва­ем­ся, что­бы пораз­мыс­лить, отку­да они все берут­ся и как ста­но­вят­ся гото­вы­ми. Мы даже не бла­го­да­рим за них. Обра­тим­ся, напри­мер, к обык­но­вен­ной тра­ве. Как она вырос­ла и поче­му зеле­ная, а не крас­ная, или жел­тая, или како­го-либо дру­го­го цве­та? Мы утвер­жда­ем, что вся рас­ти­тель­ность зеле­ная отто­го, что содер­жит хло­ро­филл, зеле­ный хими­кат. Тогда отку­да взял­ся хло­ро­филл? Был ли он наход­чи­во создан или эво­лю­ци­о­ни­ро­вал из ниче­го? Обра­зо­вал­ся ли он слу­чай­но из пер­во­быт­но­го «ила»? Если это так, то чело­век, суще­ство более интел­лек­ту­аль­ное, чем «ил», был бы спо­со­бен про­из­ве­сти его. Но он не может. Несмот­ря ни на что, мы зна­ем, что хло­ро­филл, это хими­че­ское веще­ство, кото­рое дела­ет тра­ву зеле­ной, до сих пор оста­ет­ся загад­кой. Если бы мы смог­ли про­из­во­дить точ­но такой же состав, то миро­вая про­бле­ма пита­ния была бы реше­на! Хло­ро­филл состав­ля­ет основ­ное содер­жа­ние нашей пищи. При воз­дей­ствии сол­неч­но­го све­та он пре­об­ра­зу­ет воду и дву­окись угле­ро­да, кото­рую мы выды­ха­ем, в крах­мал и сахар. Этот крах­мал из хло­ро­фил­ла, содер­жа­щий­ся в зеле­ном цве­те всей рас­ти­тель­но­сти и боль­шин­стве про­дук­тов, явля­ет­ся пищей и чело­ве­ка, и животного.

Под­счи­та­но, что хло­ро­фил­ло­вая фаб­ри­ка раз­ме­ром в поло­ви­ну фут­боль­но­го поля смог­ла бы про­из­во­дить коли­че­ство пищи доста­точ­ное, что­бы посто­ян­но снаб­жать все насе­ле­ние Зем­ли. Если бы мы толь­ко зна­ли, как сего­дня син­те­зи­ро­вать хло­ро­филл! Эво­лю­ци­о­ни­сты пола­га­ют, что «ил» знал, как сде­лать его. Биб­лия вну­ша­ет, что толь­ко Бог может делать его. Чело­век при­зна­ет, что не зна­ет, как про­из­ве­сти хло­ро­филл. Так неуже­ли же мы пустим­ся искать муд­ро­сти у без­лич­но­го «ила», неже­ли у лич­но­го Бога?

Занят… но не слишком занят!

Несмот­ря на то, что Бог все еще занят во Все­лен­ной, Он,-что пора­зи­тель­но,- одна­ко занят не настоль­ко, что­бы не знать меня! Знать меня, что назы­ва­ет­ся, лич­но!

В пери­од одно­го из напря­жен­ных момен­тов моих иссле­до­ва­ний про­бле­мы жиз­ни после смер­ти, как-то ночью я был раз­бу­жен самым необыч­ным виде­ни­ем. Ниче­го подоб­но­го преж­де со мною не про­ис­хо­ди­ло. Пере­до мной пред­ста­ло стран­ное, похо­жее на калей­до­скоп, зре­ли­ще: я уви­дел себя само­го кро­хот­ной фигур­кой, зате­рян­ной сре­ди тысяч болель­щи­ков, запол­нив­ших фут­боль­ное поле. Это заста­ви­ло меня ясно пред­ста­вить себе, кто я в дей­стви­тель­но­сти есть в этом мире — пустое место! Затем про­изо­шло вот что: я рез­ко взмыл и уви­дел себя так, как дол­жен меня видеть Бог. Я ста­но­вил­ся боль­ше и боль­ше и начал созна­вать, что Он реаль­но мог меня видеть. Он был спо­со­бен знать меня лич­но и знать, что я делал. «Ого,- поду­мал я,- все-таки я дей­стви­тель­но имею зна­че­ние!» По отно­ше­нию к себе я выгля­дел малень­ким, и для Него был видим как на ладони.

Посколь­ку Он создал меня, то Он зна­ет и меня, и каж­дый мой посту­пок, и каж­дую мою мысль. Ему извест­но даже коли­че­ство волос на моей голо­ве — и сколь­ко их долж­но упасть. Иисус ска­зал: «Не две ли малые пти­цы про­да­ют­ся за асса­рий? И ни одна из них не упа­дет на зем­лю без воли Отца ваше­го; у вас же и воло­сы на голо­ве все сочте­ны; не бой­тесь же: вы луч­ше мно­гих малых птиц» (Мф. 10:29–31). Бла­го­да­рю Бога за то, что Он не настоль­ко занят, что­бы не пом­нить обо мне!

Но слиш­ком ли занят я, что­бы не пом­нить о Нем? Я не имею в виду знать его умом. Я имею в виду знать Его лич­но! Боль­шую часть сво­ей жиз­ни я про­вел, как и девя­но­сто про­цен­тов веру­ю­щих, кото­рые верят умом, но не зна­ют Гос­по­да Иису­са лич­но. Вы — не один ли из таких?

Глава 10. Утверждение

С того момен­та, как я начал интен­сив­но изу­чать жизнь после смер­ти и пытать­ся сопо­ста­вить то, что сооб­ща­ют мне мои паци­ен­ты, с тем, что Бог открыл нам в Биб­лии, кажет­ся, боль­шин­ство из тех, с кем я встре­чал­ся, утра­чи­ва­ли свой скеп­ти­цизм и зани­ма­ли опре­де­лен­ную пози­цию как по отно­ше­нию к кон­цеп­ции жиз­ни после смер­ти, так и в вопро­се при­зна­ния или непри­зна­ния Хри­ста Сыном Божи­им. Когда я ста­вил вопрос об Иису­се Хри­сте откры­то, воз­ни­ка­ли бур­ные споры.

Поз­воль­те мне выска­зать свой взгляд на поло­же­ние дел, сло­жив­ший­ся у меня в моем насто­я­щем стран­ство­ва­нии «Ново­го тво­ре­ния во Хри­сте» и име­ю­щий широ­кое рас­про­стра­не­ние сре­ди раз­лич­ных цер­ков­ных и нецер­ков­ных обществ отно­си­тель­но воз­вра­ще­ния из состо­я­ния смер­ти, что они рас­ска­зы­ва­ют мне о поту­сто­рон­ней жиз­ни. Инте­рес потря­са­ю­щий. Но, чест­но гово­ря, состо­я­ние спло­чен­но­сти Церк­вей остав­ля­ет желать лучшего.

Три наблюдения

Пер­вое. Преж­де все­го я обра­тил вни­ма­ние на то, что мно­гие хри­сти­ане вме­сто того, что­бы стать после­до­ва­те­ля­ми Иису­са Хри­ста, посте­пен­но ста­но­вят­ся после­до­ва­те­ля­ми док­три­ны Церк­ви, кото­рой они при­над­ле­жат. Если я не оши­ба­юсь, Хри­стос осно­вал Цер­ковь и дру­же­ское вза­и­мо­от­но­ше­ние меж­ду веру­ю­щи­ми, вовсе не про­из­воль­но. Но отно­ше­ния ста­ли стро­ить­ся по прин­ци­пу: «Если вы не вери­те тому, во что верю я, то вы не насто­я­щий хри­сти­а­нин», или «Моя Цер­ковь — един­ствен­ная истин­ная Церковь»,

Мне, как и мно­гим дру­гим, это кажет­ся заблуж­де­ни­ем: полу­ча­ет­ся, что мы почи­та­ем Цер­ковь, а не ее Спа­си­те­ля. Лега­ли­сти­че­ски, мы пыта­ем­ся сле­до­вать бук­ве зако­на, но зада­ча состо­ит не в том.

Инте­рес­но, что из всех реани­ми­ро­ван­ных паци­ен­тов, с кото­ры­ми я бесе­до­вал, ни один не сооб­щил, что его спра­ши­ва­ли во вре­мя посмерт­но­го бытия, какой Церк­ви он при­над­ле­жал или како­му веро­ис­по­ве­да­нию сле­до­вал. Не име­ло зна­че­ния, вери­ли ли они, что душа суще­ству­ет, уми­ра­ет, засы­па­ет или все­гда жива — это, кажет­ся, не опре­де­ля­ло их ответ­ствен­но­сти и бла­го­ден­ствия. Не име­ло зна­че­ния ни то, что они ели, ни то, как оде­ва­лись, ни где моли­лись. Хотя опи­са­ния, кото­рые я собрал, непол­ны, тем не менее, в любом слу­чае пред­ва­ри­тель­ный суд осно­вы­вал­ся, види­мо, на лич­ном отно­ше­нии чело­ве­ка к Гос­по­ду Иису­су Хри­сту и ни на чем более.

Вто­рое. Дума­ет­ся, черес­чур усерд­ные тол­ко­ва­те­ли Биб­лии утра­чи­ва­ют пре­лесть сво­их работ, ста­ра­ясь вда­вать­ся в излиш­ние тон­ко­сти чисто­ты Сло­ва. Они сор­ти­ру­ют то, что при­над­ле­жит Богу. Может быть, их сле­до­ва­ло бы назвать «ана­то­ма­ми Сло­ва». Они исполь­зу­ют Биб­лию как труп, всмат­ри­ва­ясь в ее текст для уяс­не­ния сущ­но­сти слов, часто с ножа­ми орди­нар­ной чело­ве­че­ской муд­ро­сти, пыта­ясь извлечь Духа Свя­та­го пря­мо из содер­жа­ния. После это­го их док­три­на ста­но­вит­ся подоб­ной цвет­ку без лепест­ков, бабоч­ке без кры­льев или брил­ли­ан­ту без опра­вы. Свя­тость без серд­ца подоб­на кре­сту без Хри­ста. Глав­ное назна­че­ние наше, как хри­сти­ан, — сла­вить Бога в духе и истине, но без люб­ви это нику­да не годится.

Тре­тье. Я заме­тил, что все мы склон­ны хра­нить Хри­ста для самих себя. В то вре­мя как мы лома­ем пере­го­род­ки в истин­ной Церк­ви и с укло­ном в бук­ву ухо­дим от глав­но­го, мил­ли­о­ны наших дру­зей путе­ше­ству­ют по жиз­ни без дорож­ной кар­ты и без успе­ха. Неко­то­рые из них ищут облег­че­ния от хро­ни­че­ско­го уны­ния в тран­кви­ли­за­то­рах. Того уны­ния, кото­рое зало­же­но уже в осно­ва­нии всех крат­ко­вре­мен­ных удо­воль­ствий. За вре­мя недол­го­го жиз­нен­но­го пре­бы­ва­ния повсе­мест­но раз­ли­тая радуж­ность сча­стья про­дол­жа­ет усколь­зать от них. Они не ищут преж­де все­го Бога. Они ищут пре­хо­дя­щих удо­воль­ствий и вину за свои несча­стья взва­ли­ва­ют на обсто­я­тель­ства и дру­гих людей, кото­рые им встре­ча­ют­ся. Насто­я­щая же радость, как ука­зы­ва­ет Писа­ние, есть дар Божий и не нахо­дит­ся в зави­си­мо­сти от людей или обсто­я­тельств. Это прав­да, что люди могут быть несчаст­ны толь­ко тогда, когда Бог не руко­во­дит их жизнью.

Зеркало, зеркало…

За всю свою жизнь я могу вспом­нить мно­го слу­ча­ев, когда изме­нял сво­им прин­ци­пам, что­бы удо­вле­тво­рить вле­че­нию стра­стей. И вот, я мог удо­вле­тво­рять свои жела­ния без вся­ких угры­зе­ний сове­сти. Я направ­лял свои мыс­ли так, что­бы оправ­дать свои дей­ствия. Быва­ло, что я выис­ки­вал и выби­рал места в Св. Писа­нии, стре­мясь под­кре­пить ими свои убеж­де­ния, вме­сто того, что­бы заме­чать кон­текст этих сти­хов. Интел­лек­ту­аль­но я был и в самом деле хри­сти­а­ни­ном, тогда как в серд­це сво­ем я пре­бы­вал хан­жой. И так я мог, обма­ны­вая само­го себя, про­дол­жать нахо­дить удо­воль­ствия в грехе.

Я пом­ню, как одна­жды утром несколь­ко лет тому назад меня вызва­ли в амбу­ла­тор­ный пункт Пен­та­го­на, что­бы уда­лить несколь­ко пуль из спи­ны гене­ра­ла Жор­жа С. Мар­шал­ла. Так как я был лич­ным вра­чом Объ­еди­нен­но­го коми­те­та началь­ни­ков шта­ба и лечил всю иерар­хию, я счи­тал себя круп­ным спе­ци­а­ли­стом и не мог оши­бать­ся. К несча­стью, три дня спу­стя после того как я уда­лил пули, рана загно­и­лась. Капи­тан армии, я видел себя уже раз­жа­ло­ван­ным до рядо­во­го и послан­ным за гра­ни­цу. «Вооб­ра­зи­те себе док­то­ра, слу­жа­ще­го как рядо­вой сол­дат»,- думал я про себя.

Затем я начал при­ду­мы­вать при­чи­ну, кото­рые мог­ли бы оправ­дать инфек­цию. Напри­мер: «Поче­му эту опе­ра­цию назна­чен был делать я, ведь я же кар­дио­лог?» Потом я стал под­ла­жи­вать свои прин­ци­пы так, что­бы выго­ро­дить себя, оправ­дав затруд­не­ния. «Любой паци­ент,- уве­рял я сам себя,-посчитал бы любез­но­стью с моей сто­ро­ны, если бы такой спе­ци­а­лист как я занял­ся лече­ни­ем тех его болез­ней, кото­рые даже и не нахо­дят­ся в моей ком­пе­тен­ции. В кон­це кон­цов, я столь­ко сде­лал для дру­гих гене­ра­лов (один из кото­рых стал пре­зи­ден­том Соеди­нен­ных Штатов)».

По сча­стью, одна­ко, у меня не воз­ник­ло надоб­но­сти в отго­вор­ках. Истин­ный джентль­мен, гене­рал Мар­шалл сво­ей доб­ро­же­ла­тель­но­стью рас­се­ял мои оправ­да­ния. Он дал мне понять, что я по-преж­не­му оста­нусь его вра­чом. Он пре­под­нес мне урок прин­ци­пи­аль­но­сти, когда я сбил­ся с курса.

Кни­га Исайи гово­рит нам, что есть боль­шой путь свя­то­сти и что «нечи­стый не будет ходить по нему; но он будет для них одних; иду­щие этим путем, даже и неопыт­ные, не заблу­дят­ся» (Ис. 35:3). Бог гово­рит, что если я не иду по это­му пути жиз­ни — пути, кото­рый ведет к веч­но­сти,- то я глу­пец. Все­го несколь­ко раз в Писа­нии Бог назы­ва­ет чело­ве­ка глуп­цом. Нам бы сле­до­ва­ло вни­ма­тель­нее вслу­шать­ся! Но как же смо­жем мы отыс­кать глав­ный путь, кото­рый ведет к веч­ной жиз­ни? Бил­ли Грей­ам говорит:

Этот глав­ный путь Божий был про­ло­жен кре­стом. Вет­хий Завет смот­рит в буду­щее — на Крест, а Новый Завет обра­ща­ет­ся к про­шло­му — ко Кре­сту. Смерть, погре­бе­ние и вос­кре­се­ние Хри­ста — это Еван­ге­лие; Бла­гая Весть, через кото­рую Бог при­го­то­вил глав­ный путь. Он про­то­рил доро­гу. Доро­гу из это­го отча­ян­но­го поло­же­ния. Но вы долж­ны не толь­ко при­знать Иису­са Хри­ста Гос­по­дом и Спа­си­те­лем; вы долж­ны быть гото­вы осо­знать свои гре­хи и отверг­нуть их. Пото­му что любовь Хри­ста не предо­став­ля­ет нам выбо­ра, коль ско­ро мы уже доби­лись того, что Один Чело­век умер за всех, и смерть всех была низ­ло­же­на. С того вре­ме­ни нами руко­во­дит любовь Хри­сто­ва. И так как мы верим, что Хри­стос умер за всех нас, нам сле­ду­ет верить и тому, что мы сами умер­ли для преж­ней жиз­ни. Он умер за всех, так что все, кто живет, полу­ча­ют веч­ную жизнь от Него, и не могут более жить для себя, уго­ждать себе, но долж­ны напра­вить свою жизнь так, что­бы уго­ждать Хри­сту, Кото­рый умер и вос­стал для них “.

Утверждение

Зна­е­те ли вы, какая участь ожи­да­ет вашу душу, когда она осво­бо­дит­ся от тела в момент смер­ти? Вы бы хоте­ли жить все­гда? Бог пове­дал, что жить веч­но будет каж­дый из нас, но толь­ко неко­то­рые будут пре­бы­вать с Ним. Вы може­те быть осво­бож­де­ны от суд­но­го дня, если того поже­ла­ет Сын Божий Иисус Хри­стос, как Вла­ды­ка вашей жиз­ни и Спа­си­тель вашей души. Это — Бла­гая Весть.

Бог настоль­ко воз­лю­бил нас, что послал Сына Сво­е­го един­ствен­но­го, Иису­са Хри­ста, дабы вы смог­ли познать Бога как Чело­ве­ка; дабы вы уви­де­ли, что Писа­ния свя­ты и истин­ны, и что­бы вы смог­ли насле­до­вать жизнь веч­ную. Так как Бог свят, гово­рит нам Биб­лия, то Он не может при­нять нас в нашем не свя­том состо­я­нии. Мы все согре­ши­ли про­тив Него сво­им непри­зна­ни­ем Его как Твор­ца и Бога.

Но Бог преду­го­то­вил необыч­ное раз­ре­ше­ние этой про­бле­мы. Он научил Свой избран­ный народ видеть серьез­ность гре­ха и необ­хо­ди­мость очи­ще­ния — кровь совер­шен­ной жерт­вы ради того, кто несо­вер­ше­нен. В Вет­хом Заве­те иудеи учи­лись это­му поня­тию посред­ством Жерт­во­при­но­ше­ния живот­ных. Затем, когда Бог нашел это нуж­ным, Он предо­ста­вил совер­шен­ное и послед­нее жерт­во­при­но­ше­ние. Он поз­во­лил Сво­е­му Сыну вме­сто нас стать жерт­вен­ной кро­вью. Это стер­жень мис­сии Ново­го Заве­та и точ­ное испол­не­ние пред­ска­за­ния Ветхого.

Нам доста­точ­но толь­ко упо­вать на кровь Спа­си­те­ля, что­бы обре­сти спа­се­ние и с Ним веч­ную жизнь. Это дар, сво­бод­но предо­став­лен­ный тем, кто жела­ет при­ясть его. Это так­же под­ра­зу­ме­ва­ет и пови­но­ве­ние Богу. Он же гово­рит нам, что хочет обно­вить нас через пре­бы­ва­ние Духа Свя­та­го и напи­сан­ное Слово.

Писа­ния гово­рят нам, что все вме­сте мы насле­ду­ем всё со Хри­стом и что мы можем духов­но общать­ся с Ним. Пре­крас­ное напо­ми­на­ние об этом зву­чит в устах Петра:

Но вы — род избран­ный, цар­ствен­ное свя­щен­ство, народ свя­тый, люди взя­тые в удел, дабы воз­ве­щать совер­шен­ства При­звав­ше­го вас из тьмы в чуд­ный Свой свет; неко­гда не народ, а ныне народ Божий; неко­гда непо­ми-лован­ные, а ныне поми­ло­ва­ны. Воз­люб­лен­ные! Про­шу вас, как при­шель­цев и стран­ни­ков, уда­лять­ся от плот­ских похо­тей, вос­ста­ю­щих на душу (1Пет.2:9–11, ТЛБ).

Не луч­ше ли при­знать Бога теперь, когда для нас это более выгод­но, неже­ли потом, когда будет уже черес­чур позд­но? Ведь все мы потом при­зна­ем Его: «живу Я, гово­рит Гос­подь, пре­до Мною пре­кло­нит­ся вся­кое коле­но, и вся­кий язык будет испо­ве­ды­вать Бога. Итак, каж­дый из нас за себя даст отчет Богу» (Рим. 14:11, 12). Тогда как сей­час это Бла­гая Весть, позд­нее она ста­нет Горь­кой Вестью, и то, что теперь дей­стви­тель­но бла­го, позд­нее пред­ста­вит­ся бед­стви­ем, когда у нас уже не будет сво­бод­но­го выбора.

В Аме­ри­ке сего­дня появ­ля­ют­ся сво­е­го рода рав­но­ду­шие и нрав­ствен­ное раз­ло­же­ние, что име­ет тес­ное сход­ство с той ситу­а­ци­ей, кото­рая воз­ник­ла в Риме перед зака­том и паде­ни­ем вели­кой импе­рии, как это клас­си­че­ски было опи­са­но Эдвар­дом Гиб­бо­ном. Хотя аме­ри­кан­ская демо­кра­тия суще­ству­ет лишь одну пятую часть от про­дол­жи­тель­но­сти тыся­че­лет­не­го цар­ство­ва­ния Рим­ской импе­рии, все же те самые пять при­зна­ков, назван­ных Гиб­бо­ном как при­чи­на паде­ния, зло­ве­ще выде­ля­ют­ся в Соеди­нен­ных Шта­тах уже сего­дня: 1) бога­тое изоби­лие и рос­кошь; 2) уни­зи­тель­ное раз­де­ле­ние на очень бога­тых и очень бед­ных, что под­дер­жи­ва­ет граж­дан­ские рас­при; 3) навяз­чи­вая одер­жи­мость сек­сом до сте­пе­ни край­не­го извра­ще­ния; 4) утра­та све­же­сти и сози­да­ния в лич­ной жиз­ни и искус­стве; 5) кри­зис бла­го­со­сто­я­ния госу­дар­ства, рас­то­че­ние богат­ства и ста­биль­но­сти правительством.

В то вре­мя как аме­ри­кан­цы насла­жда­ют­ся сво­им изоби­ли­ем, восемь мил­ли­о­нов людей в мире нуж­да­ют­ся в пище. Одна вось­мая миро­во­го насе­ле­ния поль­зу­ет­ся все­ми бла­га­ми мира, а нищие уми­ра­ют голод­ной смер­тью. Такая неспра­вед­ли­вость рож­да­ет рево­лю­ци­он­ный класс Север­ной Аме­ри­ки, Индии и в Афри­ке. Смерть от недо­стат­ка пита­ния уно­сит пять­де­сят про­цен­тов жиз­ней тех, кто не достиг еще четыр­на­дца­ти лет, и все-таки ожи­да­ет­ся бас­но­слов­ная вспыш­ка пере­на­се­ле­ния. Раз­ви­тие, куль­тур­ное вос­пи­та­ние и без­от­вет­ствен­ность про­дол­жа­ют раз­де­лять иму­щих и неиму­щих. Ни день­ги, ни рево­лю­ция не могут сами собой испра­вить ситуации.

Широ­ко рас­про­стра­не­но непо­ви­но­ве­ние нор­мам мора­ли и эти­ки. 1 300 000 чело­век сожи­тель­ству­ет, но заре­ги­стри­ро­ва­ны как не состо­я­щие в бра­ке. Теле­ви­де­ние и кино­про­мыш­лен­ность пред­ла­га­ют все воз­рас­та­ю­щее коли­че­ство филь­мов, пока­зы­ва­ю­щих сек­су­аль­ные извра­ще­ния, и теперь, кажет­ся, одоб­ря­ют­ся филь­мы, кото­рые осквер­ня­ют жизнь Иису­са Хри­ста. Мно­гие свя­щен­ни­ки цвет­ных церк­вей отхо­дят от Биб­лей­ско­го уче­ния, содей­ствуя порож­де­нию мас­со­во­го отпа­де­ния и отступничества.

По-види­мо­му, прин­цип «как все, так и я» ста­но­вит­ся шаб­ло­ном. Сата­на, вели­чай­ший лжец, явля­ет себя во мно­гих обла­стях жиз­ни или как фаль­ши­вый луч све­та, или как про­рок, или через новый стиль жиз­ни, сби­ва­ю­щий с пути мно­гих. Но мы долж­ны бы не забы­вать, как напи­са­но в преды­ду­щей гла­ве, — Бог побеждает!

А вы не тако­вы ли, каков был и я — хри­сти­а­нин по рас­че­ту? В годы, когда я нахо­дил это выгод­ным для себя, я был хри­сти­а­ни­ном. Я при­вел себя само­го к рели­ги­оз­ной индиф­фе­рент­но­сти и само­до­воль­ству. Я дей­стви­тель­но посту­пал как хри­сти­а­нин «по сов­ме­сти­тель­ству». Огром­ное боль­шин­ство при­хо­жан, с кото­ры­ми я стал­ки­вал­ся, по-види­мо­му, тако­вы же, каков был и я. То есть им извест­но все об Иису­се, но в дей­стви­тель­но­сти они вовсе не зна­ют Его лично.

Важный вопрос

После одной из моих лек­ций по реани­ма­ции одна мед­сест­ра спро­си­ла меня, что я думаю отно­си­тель­но кур­са «Как уме­реть», кото­рый она про­слу­ша­ла. Его целью было помочь слу­ша­те­лю встре­тить свою соб­ствен­ную смерть доб­лест­но и хлад­но­кров­но. Она и в самом деле хоте­ла покон­чить с собой из-за недав­ней смер­ти сво­ей юной сест­ры и хоте­ла узнать, как это жела­ние может быть соот­не­се­но с ее соб­ствен­ной жизнью.

Я не мог в то вре­мя дать ответ на ее вопрос. Но в дей­стви­тель­но­сти ответ очень прост и все­гда эффек­ти­вен: «Поло­жи­тесь во всем на Бога, и вы не испу­га­е­тесь смер­ти. Вам не нуж­но про­хо­дить кур­сы. Иисус уже побе­дил ради вас смерть. Вы про­сто с помо­щью смер­ти перей­де­те в дру­гую жизнь. Абсо­лют­ная смерть для вас, реаль­ной лич­но­сти, не насту­пит нико­гда. Вы все­го лишь оста­ви­те ваше тело, пока не насту­пит вос­кре­се­ние. Вы ниче­го не про­иг­ра­е­те, если поста­ви­те вашу жизнь на Иису­са Хри­ста! Вы побе­ди­тель, кото­ро­му без­раз­лич­но, живет ли его тело или уми­ра­ет! Не делай­те став­ку на ваши огра­ни­чен­ные взгля­ды, пото­му что вы дей­стви­тель­но не види­те далее соб­ствен­но­го носа».

Бесе­дуя с раз­лич­ны­ми груп­па­ми док­то­ров, я попро­сил выра­зить их свои мне­ния по двум вопро­сам (каж­дый из них счи­та­ет себя авто­ри­те­том в вопро­се жиз­ни после смер­ти): пер­вый — име­ет­ся ли жизнь после смер­ти; вто­рой — есть ли Бог? С неболь­ши­ми ого­вор­ка­ми, две тре­ти отве­ти­ли «да» на оба вопро­са, и одна треть отве­ти­ла «нет». Ино­гда кто-то отве­ча­ет «да» на один вопрос, и «нет» — на другой.

Точ­но так же я неофи­ци­аль­но под­счи­тал голо­са неко­то­рых цер­ков­ных дея­те­лей. Я про­сил каж­до­го напи­сать искренне, как, по его мне­нию, мож­но было бы сфор­му­ли­ро­вать чет­кое опре­де­ле­ние Хри­сти­ан­ства. Боль­шин­ство опре­де­ле­ний на этих диа­грам­мах сво­ди­лось к харак­те­ру пред­по­ла­га­е­мо­го хри­сти­а­ни­на — его семей­ной жиз­ни, вер­но­сти, надеж­но­сти и доб­ро­де­тель­но­сти. И толь­ко сорок про­цен­тов опра­ши­ва­е­мых опре­де­ли­ли хри­сти­а­ни­на сло­ва­ми «после­до­ва­тель» или «веру­ю­щий» во Хри­ста. Без­услов­но, «хоро­ший» — зна­чит кра­си­вый посту­пок, но он не дела­ет чело­ве­ка хри­сти­а­ни­ном, и не дей­ствия явля­ют­ся гаран­ти­ей веч­ной жиз­ни. Павел писал: «Ибо бла­го­да­тию вы спа­се­ны через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, что­бы никто не хва­лил­ся» (Еф. 2:8–9). И Иисус Хри­стос гово­рил: «…никто не при­хо­дит к Отцу, как толь­ко через Меня» (Ин. 14:6). Пора­зи­тель­но, опрос пока­зал, что мно­гие цер­ков­ные дея­те­ли явно невни­ма­тель­ны к тре­бо­ва­нию Иису­са для христианина.

Реальное действие

Поста­вить Хри­ста на пер­вое место в сво­ей жиз­ни было для меня тем, чего я нико­гда не делал, хотя я ходил в цер­ковь всю жизнь. Я счи­тал цер­ковь чем-то вро­де обще­ствен­но­го клу­ба. Быва­ло, я наде­вал свой луч­ший вос­крес­ный костюм и наде­ял­ся, что люди не пой­мут, каким гряз­ным я был в буд­ни. Поль­зу­ясь мас­кой рели­ги­оз­но­го лице­ме­ра, я пытал­ся скрыть свое под­лин­ное содер­жа­ние. Мно­гие счи­та­ли меня уче­ным, но я был невеж­дой в духов­ных исти­нах. Неко­то­рое вре­мя я был учи­те­лем в Вос­крес­ной шко­ле, но это было похо­же на то, как сле­пой ведет за собой сле­по­го, пото­му что я не был новым тво­ре­ни­ем во Хри­сте. Я был выше­упо­мя­ну­тым вет­хим чело­ве­ком. Моя жизнь была пуста, подоб­но бес­плод­ной смо­ков­ни­це, кото­рая будет посечена.

Вы утвер­жда­е­те, что не име­е­те ниче­го обще­го с ней? Може­те ли вы с уве­рен­но­стью ска­зать, что нико­гда не нару­ша­ли ваш завет с Богом с того момен­та, как ста­ли хри­сти­а­ни­ном? Тому не верю! У нас есть все недо­стат­ки пад­ших. «Если гово­рим, что не име­ем гре­ха,- обма­ны­ва­ем самих себя, и исти­ны нет в нас» (I Ин. 1:8). Веде­ни­ем или неве­де­ни­ем, пло­тью или разу­мом, я скло­нен про­дол­жать лгать и мошен­ни­чать, и воро­вать, и испы­ты­вать вожде­ле­ние, и зави­до­вать, и совер­шать пре­лю­бо­де­я­ния! Писа­ния учат, что мы не спа­са­ем­ся от гре­ха про­стым зна­ни­ем Боже­ствен­ных запо­ве­дей, но спа­са­ем­ся исклю­чи­тель­но через Хри­ста, и Он дает нам воз­мож­ность тво­рить волю Бога (см. Рим. 8:3).

И вы, и я долж­ны воз­рож­дать нашу пре­дан­ность еже­днев­но. Еще ли вы греш­ник? Да, конеч­но; мы гре­шим все. Я был греш­ни­ком, когда стал хри­сти­а­ни­ном, и греш­ни­ком оста­юсь до сего вре­ме­ни. Раз­ни­ца же в том, что я уже спа­сен мило­сер­ди­ем Бога. Теперь во Хри­сте я имею силу избе­жать согре­ше­ния пред­на­ме­рен­но или созна­тель­но. Я могу испо­ве­дать­ся и отвра­тить­ся от мое­го гре­ха, как толь­ко я осо­знаю его. Биб­лия учит: «Если испо­ве­ду­ем гре­хи наши, то Он, будучи верен и пра­ве­ден, про­стит нам гре­хи наши и очи­стит нас от вся­кой неправ­ды» (I Ин. 1:9).

Каж­дое утро я воз­об­нов­ляю свою бит­ву с сата­ной и пыта­юсь взять на воору­же­ние Бога, пото­му что я не могу побе­дить сво­и­ми соб­ствен­ны­ми сила­ми. Я гово­рю: «Гос­по­ди, Ты зна­ешь, какой я греш­ник. Я нуж­да­юсь в Тво­ей помо­щи и Тво­ем прощении».

Плот­ские жела­ния все еще упор­но заяв­ля­ют о себе. В этой духов­ной схват­ке могут про­явить­ся преж­ние при­выч­ки, похоть, жад­ность, уны­ние или даже нена­висть. Вре­ме­на­ми сра­же­ние быва­ет лютым .Ноя спо­со­бен стать мно­го луч­ше, если пер­вым делом с утра посвя­щаю каж­дый день Богу. Я гово­рю: «Боже, это Твой день. Я посы­лаю его вслед Тебе. Ука­жи мне, что Ты жела­ешь, что­бы я сде­лал. Я перед Тобой; я в Тво­ем рас­по­ря­же­нии». Обыч­но мне что-нибудь уда­ет­ся сде­лать в этот день. Может быть, нала­дить с кем-нибудь отно­ше­ния, может быть, уте­шить разу­ве­ро­вав­ше­го­ся в чем-то, или обод­рить боль­но­го име­нем Иису­са Христа.

* * *

Если вы согла­си­лись со ска­зан­ным в этой кни­ге и при­ня­ли ее, если вы пони­ма­е­те, что вам необ­хо­ди­мо с это­го же момен­та пре­дать свою жизнь Спа­си­те­лю, то вы може­те пря­мо теперь пре­кло­нить голо­ву и помо­лить­ся при­мер­но таким образом:

«Гос­подь мой Иисус Хри­стос, я откры­ваю Тебе две­ри в мою жизнь и встре­чаю Тебя как мое­го Спа­си­те­ля и Гос­по­да. Я верю, что Ты есть Сын Божий и что Ты умер за мои гре­хи. Я согла­ша­юсь с Тобой, что я греш­ник и нуж­да­юсь в Тво­ем про­ще­нии. Бла­го­да­рю Тебя, что Ты про­ща­ешь мои гре­хи. Бла­го­да­рю Тебя за зна­ние о буду­щей жиз­ни. Бла­го­да­рю Тебя за то, что Ты пове­лел мне знать, какое зна­че­ние я имею для Тебя. Возь­ми на Себя руко­вод­ство моей жиз­нью и сде­лай меня таким, каким хочешь это­го Сам. Я посвя­щаю Тебе остав­шу­ю­ся мне жизнь. Аминь».

Если вы искренне про­из­нес­ли эту молит­ву, то вам уте­ши­тель­но будет знать, что Бог про­ща­ет ваши гре­хи пря­мо сей­час, и Св. Писа­ния ука­зы­ва­ют, что Он нико­гда не поки­нет вас. Не изме­няй­те же и вы, что­бы когда-нибудь не оста­вить Его.

Если вы уже хри­сти­а­нин, не охла­де­ли в сво­ей вере, то поче­му не про­си­те Бога испол­нить вас Духом Свя­тым? Если вы испол­ни­лись Духа Свя­та­го, то може­те сле­до­вать лич­но за Иису­сом Хри­стом; вы може­те гово­рить с Ним в любое вре­мя, в любом месте, как дела­ли и пророки.

Это пре­по­ру­че­ние себя в руки Божий будет самым вели­чай­шим поступ­ком, кото­рый вы когда-либо совер­ши­ли. Может ли быть что-нибудь луч­ше того пути, кото­рый даст вам уве­рен­ность в буду­щей вашей жизни.

Помни­те ли вы уми­ра­ю­ще­го паци­ен­та? Кото­рый побы­вал в аду? Когда-нибудь вы сами може­те быть реани­ми­ро­ва­ны вашим док­то­ром. Но если вы при­зна­ли Иису­са Гос­по­дом, то вам извест­но, где вы буде­те пре­бы­вать в жиз­ни веч­ной. Та новая жизнь не доступ­на смер­ти. Веру­ю­щий во Иису­са Хри­ста не может про­иг­рать по любую сто­ро­ну смер­ти. Как хри­сти­а­нин вы под защи­той, и теперь для вас не суще­ству­ет опас­но­сти и в самой смерти.

Библиография

1 Albrecht, Mark and Brooks Alexander «Thanatology: Death and Dying» Journal of the Spiritual Counterfeits Project. April 1977.

2 Alden, R. Earl. The Hereafter. Old Tappanx, N. J.: Revell, 1977.

3 Board, Stephen, ed. «Light at the End of the Tunnel». Eternity. July 1977.

4 Budge, E. A. The Book of the Dead. London: Routledge & Kegan Paul, I960.

5 Coombs, Peter. Life after Death. London: Falcon Books, 1962.

6 Evans — Wentz, W. E ., ed. The Tibetan Book of the Dead. New York. Oxford University Press, 1957.

7 Ford, Marvin. On the Other Side. Plainfield, N. J.: Logos International, 1978.

8 Gatch M. M. Death: Meaning and Immortality in Christian Thought and Contemporary Culture. New York: Scabury Press, 1969.

9 Graham, Billy. „Highway to Holiness”. Decision. Sept. 1917.

10 Gothard, Bill. Institute of Basic Youth. Conflicts. Oak Broak, Illinois.

11 Hamilton, Edith and H. Cairns, eds. The Collected Dialogue of Plato. Oxford University Press, 1975.

12 Hunt. Gladys, Don’t Be Afraid to Die: The Christian Way of Death. London: Pickering & Inglis, 1976.

13 Jonson, С D. The Morning After Death. Nashville: Broadmar Press, 1978.

14 Jung, С G. Memories, Dreams, Reflectiones. London: Fontana, 1967.

15 Kubler-Ross, Elisabeth. On Death and Dyingro London: Tavistock Publications, 1973.

16 Ktibler-Ross, Elisabeth. Questions and Answers On Death and Dying. New-York: MacMillan, 1974.

17 Lewis, Gordon R. «Criteria for the Discerning of Spirits»K> Demon Possession: A Medical, Historical, Anthropological and Theological Symposium. Ed. John Warwick Montgomery. Minneapolis: Bethany Fellowship, 1976.

18 Lockyer, Herbert. The Gospel of the Life Beyond. Worthing: H. E. Walter, 1967.

19 Maltz, Carl Mrs. The Texas Herald. Austin, Septra 1977

20 Matson, Arohie. Afterlife: Reports from the Threshold of Death. New York: Harper and Row, 1975.

21 Monroe, Robert A. Journeys Out the Body. New York: Doubleday, 1973

22 Moody, Raymond. Life After Life. London: Corgi Books, 1977.

23 Moody, Raymond. Rcflectiorcs on Life After Life. San Francisco: Cameron and Co., Inc., 1977.

24 Myers, John. Voice from the Edgo of Eternity. Old Tappan, N.J.: Revell, 1976.

25 Myers F. W. H. Human Personality and Its Survival of Bodily Death. New Hyde Park, N.J. University Books, 1961.

26 Nietzke, Ann. «The Miracle of Kubler-Ross». Human Behavior. September 1977.

27 Noyes, Russel and Roy Kletti. «Depersanalisation in the Face of Life ‑Threaning Danger: A Description». Psychiatry. Feb. 1976.

28 O’ Roark, M. A. «I’ve Never Again Been Afraid of Deatch». Mac Call’s August 1977

29 Osis, Karlis and Erlendur Haraldsson. „Deathbed Observations by Physicians and Nurses: A Cross — Cultural Survey». The Journal of the American Society for Psychical Research. July 1977.

30 Osis, Karlis and Erlendur Haraldsson. At the Hour of Death. New York: Avon Books, 1977.

31 Panati, Charles. „Is There Life After Death?» Family Circle. Nov., 1976.

32 Pollock.J. С«Moody». New York: MacMillan Co., 1963.

33 Rawlings, M. S. «Acute Myocardial Infarction». Current Therapy, Philadelphia: W. B. Saunders Co., 1976.

34 Raynes, S. H. «Post Humous Experience». St. Louis Medical and Surgical Juornal. Nov. 1889.

35 Read, Hadley. «Conversations with a Dying Son». Farm Journal. Mid — February 1976.

36 Ritchie, Georgy G. Return From Tomorrow, Waco, Texas: Chosen Books, 1978.

37 Rogo, D. Scott. Man Does Survive Death: The Welcoming Silence. Secaucus N.J.: The Citadel Press, 1977.

38 Ryrie, Charles С. «То be Absent From the Body». Kindred Spirit. Summer 1977.

39 Sabom, M.B. and S. Kreutziger. «Near Death Experiences». The Journal of the Florida Medical Association. Sept. 1977.

40 Sibley, Mulford. Life After Death? Minneapolis: Dillon Press, 1975.

41 Swedenborg, Emmanuel. Compendium of the Theological and Spiritual Writings of Emmanuel Swedenborg. London: The Swedenborg Society, 1954.

42 Swihart, Phillip. The Edge of Death. Downers Grove, III: Inter Varsity Press, 1978.

43 Varughese, K. V. Life After Death, Makerbag, Cuttack, India: Ebenezer Publizhers.

44 Watson, Lyall. The Romeo Error: A Meditation on Life and Death. London: Coronet Books, 1976.

45 Welch, Thomas. Oregon’s Amazing Miracle. Dallas: Christ for the Nations, Inc., 1976.

46 Weldon, John and Zola Levitt. Is There Life after Death? Irvine Calif.: Harvest House, 1977.

47 Wheeler, David. R. Journey to the Other Side. New York: Ace Books, 1977.

48 Wilkerson, Ralph. Beyond and Back: Those Who Died and Lived to Tell It. Anaheim, Calif.: Melodyhand Productions, 1977.

49 Zodhiates, Spiros. Life after Death? Richfield, N. J.: AMG Publishers, 1977.

Примечания

[1] Анок­сия — состо­я­ние, воз­ни­ка­ю­щее при недо­ста­точ­ном снаб­же­нии орга­низ­ма кис­ло­ро­дом или при нару­ше­нии его усво­е­ния в про­цес­се био­ло­ги­че­ско­го окис­ле­ния. (Прим. перев.)

[2] Тре­на­жер — уста­нов­ка, ими­ти­ру­ю­щая важ­ней­шие эле­мен­ты како­го-либо вида дея­тель­но­сти. (Прим. перев.)

[3] Элек­тро­кар­дио­грам­ма (сокра­щен­но ЭКГ) — кри­вая, отра­жа­ю­щая изме­не­ния во вре­ме­ни раз­но­сти потен­ци­а­лов элек­три­че­ско­го ноля серд­ца при его сокра­ще­ни­ях. (Прим. перев.)

[4] Мер­ца­тель­ная арит­мия — пре­кра­ще­ние выпол­не­ния пред­сер­ди­я­ми насос­ных функ­ций с пол­ной нере­гу­ляр­но­стью интер­ва­лов меж­ду сер­деч­ны­ми сокра­ще­ни­я­ми и силой сокра­ще­ний желу­доч­ков серд­ца. (Прим. перев.)

[5] Элек­тро­кар­дио­сти­му­ля­тор (сокра­щен­но ЭКС) — аппа­рат для искус­ствен­но­го рит­мич­но­го воз­буж­де­ния дея­тель­но­сти серд­ца гене­ри­ру­е­мы­ми элек­тро­им­пуль­са­ми. (Прим. перев.)

[6] Пол­ная бло­ка­да серд­ца — пол­ная утра­та спо­соб­но­сти всех про­во­дя­щих отде­лов мио­кар­да (стен­ки серд­ца, обра­зо­ван­ные сокра­ти­тель­ны­ми мышеч­ны­ми волок­на­ми) про­во­дить воз­буж­де­ние. (Прим. перев.)

[7] Кате­те­ри­за­ция — вве­де­ние кате­те­ра в кро­ве­нос­ный или лим­фа­ти­че­ский сосуд с диа­гно­сти­че­ской или лечеб­ной целью. Кате­тер — инстру­мент труб­ко­об­раз­ной фор­мы, пред­на­зна­чен­ный для вве­де­ния лекар­ствен­ных средств и рент­ге­но­кон­траст­ных веществ в кро­ве­нос­ные и лим­фа­ти­че­ские сосу­ды, а так­же для извле­че­ния их содер­жи­мо­го с диа­гно­сти­че­ской или лечеб­ной целью. (Прим. перев.)

[8] Брон­хо­скоп — меди­цин­ский труб­ча­тый опти­че­ский при­бор с осве­ти­тель­ным устрой­ством, пред­на­зна­чен­ный для визу­аль­но­го иссле­до­ва­ния тра­хеи и брон­хов. Снаб­жен кла­па­ном для под­клю­че­ния аппа­ра­та искус­ствен­но­го дыха­ния. (Прим. перев.)

[9] Арит­мия серд­ца — общее назва­ние нару­ше­ний фор­ми­ро­ва­ния импуль­са воз­буж­де­ния или его про­ве­де­ния по мио­кар­ду; про­яв­ля­ет­ся, как пра­ви­ло, нару­ше­ни­ем рит­ма сер­деч­ных сокра­ще­ний. (Прим. перев.)

[10] Элек­тро­де­фи­брил­ля­тор — при­бор для воз­дей­ствия на серд­це крат­ко­вре­мен­ным мощ­ным импуль­сом элек­тро­то­ка высо­ко­го напря­же­ния с целью пре­кра­ще­ния нару­ше­ний сер­деч­но­го рит­ма. (Прим. перев.)

[11] Кома — состо­я­ние глу­бо­ко­го угне­те­ния функ­ций цен­траль­ной нерв­ной систе­мы, харак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся пол­ной поте­рей созна­ния, утра­той реак­ций на внеш­ние раз­дра­жи­те­ли и рас­строй­ством регу­ля­ции жиз­нен­но важ­ных функ­ций орга­низ­ма. (Прим. перев.)

[12] Фиб­рил­ля­ция желу­доч­ков — арит­мия серд­ца, харак­те­ри­зу­ю­ща­я­ся пол­ной асин­хрон­но­стыо сокра­ще­ния мио­фиб­рилл (сокра­ти­тель­ных струк­тур) желу­доч­ков, что ведет к пре­кра­ще­нию насос­ной функ­ции серд­ца. (Прим. перев.)

[13] «Всех же дней жиз­ни Мафу­са­ла было девять­сот шесть­де­сят девять лет; и он умер». (Быт. 5:27).
[14] Арте­рио­скле­роз — уплот­не­ние и утол­ще­ние сте­нок арте­рий с утра­той ими эла­стич­но­сти в резуль­та­те раз­рас­та­ния волок­ни­стой соеди­ни­тель­ной (фиб­роз­ной) тка­ни; наблю­да­ет­ся при ста­ре­нии, инфек­ци­он­но-аллер­ги­че­ских забо­ле­ва­ни­ях и проч. (Прим. перев.)

[15] Ате­ро­скле­роз — хро­ни­че­ская болезнь, харак­те­ри­зу­ю­ща­я­ся про­ник­но­ве­ни­ем в кровь несвой­ствен­ных ей орга­ни­че­ских жиро­вых и проч. эле­мен­тов (липо­ид­ной инфиль­тра­ци­ей), откла­ды­ва­ю­щих­ся на внут­рен­ней обо­лоч­ке арте­рий эла­сти­че­ско­го и сме­шан­но­го типа с после­ду­ю­щим раз­ви­ти­ем в их стен­ках соеди­ни­тель­ной тка­ни. (Прим. перев.)

[16] Ане­вриз­ма — рас­ши­ре­ние про­све­та кро­ве­нос­но­го сосу­да или поло­сти серд­ца вслед­ствие пато­ло­ги­че­ских изме­не­ний их сте­нок или ано­ма­лии раз­ви­тия. (Прим. перев.)

[17] Коро­на­ро­тром­боз — тром­боз венеч­ных арте­рий серд­ца. (Прим. перев.)

[18] Подроб­но об этом см. ста­тью о. Сера­фи­ма Роуза «Жизнь после Жиз­ни», «Москва», № 8, 1991 г. (Прим. перев.)

[19] Здесь и далее во всей кни­ге, осо­бен­но в частях 6 и 7, кото­рые не сопро­вож­да­ют­ся снос­ка­ми, интер­вью с ожив­ши­ми паци­ен­та­ми сде­ла­ны мною или одним из моих коллег.

[20] Это не так. Спе­ци­а­ли­стам извест­но, что в Маха­яне — вто­ром направ­ле­нии после Хина­я­ны (тхе­ра­ва­ды) — пред­став­ле­ние об аде явля­ет­ся харак­тер­ной чер­той. Сам «Буд­да, в соот­вет­ствии с брах­ман­ской тео­ри­ей, гово­рит о суще­ство­ва­нии ада для злых…» (Проф. С. Радха­к­ри­ши­ан. Индий­ская фило­со­фия, М., 1956, т. 2, с. 377.)

[21] У Роолинг­за: «…каж­дый момент, кото­рый мы про­во­дим в этих зем­ных телах, есть вре­мя, про­ве­ден­ное вда­ли от наше­го веч­но­го жили­ща, на Небе­сах с Иису­сом. Мы истин­но зна­ем это верою, а не виде­ни­ем. И мы не стра­шим­ся, по поис­ти­не жела­ем уме­реть, пото­му что затем мы будем дома, с Гос­по­дом. Отто­го мы стре­мим­ся уго­ждать Ему все­гда и во всем, что­бы мы пи дела­ли, здесь ли, в этом теле, или вда­ли от это­го тела и с Ним на Небе­сах». (Прим. перев.)

[22] У Роолинг­за: «Но если жизнь достав­ля­ет мне боль­ше воз­мож­но­сти при­об­ре­тать людей для Хри­ста, то я воис­ти­ну не знаю, что луч­ше, жить или уме­реть! Ино­гда я желаю жить, а ино­гда нет, ибо страст­но хочу уйти и быть со Хри­стом. Насколь­ко это счаст­ли­вее для меня, чем быть здесь!» (Прим. перев.)

[23] Супра­ли­ми­наль­ный — (в пси­хо­ло­гии) созна­тель­ный, здра­вый. (Прим. перев.)

[24] Срав­ни: «…иде­же несть болезнь, ни печаль, ни воз­ды­ха­ние, но жизнь бес­ко­неч­ная» — Кондак после малой заупо­кой­ной екте­ний… (Прим. перев.)

[25] У Роолинг­за: «Ибо Изра­иль будет опять велик…» (Ис.9:2). (Прим. перев.)

[26] У Роолинг­за: «ты толь­ко вре­дишь само­му себе». (Прим. перев.)

[27] У Роолинг­за: «…она (ангел)» (Прим. перев.)

[28] У Роолинг­за: Так и наши зем­ные теле­са, кото­рые уми­ра­ют и раз­ру­ша­ют­ся, не похо­жи на те, что будут у нас по вос­кре­се­нии, когда мы обре­тем нашу преж­нюю фор­му жиз­ни, пото­му что они нико­гда не умрут. Тела, кото­рые мы име­ем теперь, обре­ме­ня­ют нас, ибо они сла­бе­ют и уми­ра­ют; но они будут пол­ны сла­вы, когда мы ожи­вем опять. Да, они болез­нен­ны и смерт­ны теперь, но когда мы ожи­вем сно­ва, они испол­нят­ся крепости.

[29] Тана­то­фо­бия — страх смер­ти. (Прим. перев.)

[30] В нашем Сино­даль­ном изда­нии этот текст сле­ду­ет под сти­ха­ми: 2–3, 5. (Прим. перев.)

[31] У Роолинг­за: «Ибо исти­на о Боге извест­на им под­со­зна­тель­но; Бог вло­жил это в их серд­ца. Посколь­ку с пер­вых вре­мен люди виде­ли зем­лю и небо, и все, сотво­рен­ное Богом, и зна­ют о Его бытии и вели­кой веч­ной силе. Поэто­му они не име­ют оправ­да­ния (когда ста­нут перед Богом в Суд­ный День)» Рим. 19, 20. (Прим. перев.)

(1) «Иисус ска­зал ему в ответ: истин­но, истин­но гово­рю тебе, если кто не родит­ся свы­ше, не может уви­деть Цар­ствия Божия».- Ин. 3:3
«Ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Сво­е­го еди­но­род­но­го, дабы вся­кий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь веч­ную».- Ин. 3:16
«Кто не пре­бу­дет во Мне, изверг­нет­ся вон, как ветвь, и засох­нет; а такие вет­ви соби­ра­ют и бро­са­ют в огонь, и они сго­ра­ют».- Ин. 14:6
«Есть пути, кото­рые кажут­ся чело­ве­ку пря­мы­ми, но конец их — путь к смер­ти». — Притч. 14:12
«Все мы сде­ла­лись — как нечи­стый, и вся пра­вед­ность наша — как запач­кан­ная одеж­да; и все мы поблек­ли, как лист, и без­за­ко­ния наши, как ветер, уно­сят нас. И нет при­зы­ва­ю­ще­го Имя Твое, кото­рый поло­жил бы креп­ко дер­жать­ся за Тебя; поэто­му Ты сокрыл от нас лице Свое и оста­вил нас поги­бать от без­за­ко­ний наших».- Ис. 64 ; 6–7
«Ибо если уста­ми тво­и­ми будешь испо­ве­ды­вать Иису­са Гос­по­дом и серд­цем тво­им веро­вать, что Бог вос­кре­сил Его из мерт­вых, то спа­сешь­ся, пото­му что серд­цем веру­ют к пра­вед­но­сти, а уста­ми испо­ве­ду­ют ко спа­се­нию».- Рим. 10:9–10

(2) Edith Hamilton and H. Carins, eds., «The Collected Dialogues of Plato» (Oxford University Press, 1975).

(3) Joseph Addison, «Cato», Act V. Scene I. Drury Lane, 1713 5 (Reprinted 1976 by Scholarly Publishers).

(4) Elisabeth Kubler — Dr. Ross. «On Death and Dying» (London: Tavistock Publications, 1973).

(5) Dr. Raymond Moody, «Life afte Life» (London: Corgi Books, 1971).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки