» Главная » Словарь – П
 
   
 
Распечатать Система Orphus

Падшие духи

Cм. также ОТЧИТКА, ДЬЯВОЛ, ЗЛО

 

Падшие духи – отпавшие ещё до сотворения видимого мира от Бога ангелы. По попущению Божию они могут искушать, испытывать свободное произволение людей до Страшного суда. Грехопадение злых духов было настолько глубоким, что они уже никогда не восстанут, не раскаются в своем зле и гордости.

священник Константин Пархоменко:
Психологически понятен тот скепсис, который испытывают некоторые люди при словах дьявол, сатана, бесы, демонические существа и проч. В наше время космических полетов и компьютеров современному человеку нелегко верить в то, что существуют некие таинственные и злые существа, оказывающие воздействие на человека. Дьявол демифологизируется современным сознанием, а все необъяснимое, темное и таинственное приписывается глубинам нашего подсознания или непознанным феноменам.
Тем не менее, Церковь всегда утверждала присутствие и активное действие в нашем мире злых демонических сил. Фактически Церковь никогда не формулировала этого систематически в виде ясного и четкого учения. Однако для нас имеет огромное значение то, что у Церкви всегда был опыт, подтверждающий наличие демонических сил. Попросту говоря у Церкви всегда было знание сатаны. Если это непосредственное знание сатаны не нашло своего выражения в четком и систематическом учении, то это объясняется трудностью, если не невозможностью рационально объяснить иррациональное. Однако если принятие церковного учения о злых силах трудно для рационального осмысления, для внешнего познания, то всякий ведущий внимательную духовную жизнь непременно заметит, что в его жизни действительно присутствует некоторая злая направленность, вдохновляемая как будто извне, кем-то посторонним. Зло, конечно, не имеет места среди сущностей, но оно не только недостаточность, в нем есть некая активность. Оно есть как бы болезнь, как бы паразит, существующий только за счет той природы, на которой паразитирует.
Св. Макарий Египетский писал: "Те, которые говорят, что зло является чем-то существующим в себе, ничего не знают. Для Бога нет никакого существующего в себе зла, но в нас оно действует со всей силой и ощутительно подсказывает нам все грязные желания". "Тем-то и бедственна и пагубна эта болезнь, – говорит св. Симеон Новый Богослов о людях, которые не понимают, что источником зла в их душе является дьявол, – что когда враг мой влачит туда и сюда мой собственный ум, я думаю, что все эти кружения моего ума – мои собственные." Дьявол, существующий рядом с человеком бдителен, как рыкающий лев (1Пет 5,8). И когда человек дает повод, дьявол проникает в человека и действует в нем. По словам св. Антония Великого, демоны сами не имеют тела, но мы становимся для них телами, принимая от них помышления.
Демоническая реальность существует, зло существует как темная сила, как присутствие, не только как отсутствие. Точно также как нет любви без любящего, т.е. личности, которая любит, так не может быть и ненависти без того, кто ненавидит. Если высшая тайна добра заключена в личности, в Боге, то и высшая тайна зла должна также иметь личный характер. Носителем темной, иррациональной силы зла должна быть личность или личности. Должен существовать личностный мир тех, кто выбрал ненависть к Богу, к свету, кто выбрал быть против Бога и против добра.

 

Владимир Старковский (из книги "Оправдание веры"):

Рациональное сознание не признаёт религиозно-нравственную модель мира, но охотно принимает на веру абсолютно нелепые воззрения неоязычников: разного рода пророков, экстрасенсов, астрологов, магов, колдунов, целителей, мистиков, и других «специалистов» по сверхъестественному.
Рациональное сознание убеждено в том, что знание всегда прогрессирует в сторону достоверности, а потому самые свежие взгляды, всегда представляются рациональному сознанию, самыми верными, особенно если их толкование сопровождается околонаучной терминологией.
И если какой-нибудь экстрасенс с дипломом заявит, что НЛО – это энергоинформационные сущности выпавшие из астрала, то рациональное сознание поверит ему безоговорочно, даже ничего не поняв из такого «объяснения».
А если священник скажет, что это бесы искушают человека технологическим спасением, то рационалист пошлёт его в другое место сказки о нечистой силе рассказывать, и это, не смотря на то, что за плечами священника многовековой опыт человечества в познании мира, а за плечами экстрасенса, в лучшем случае, лишь ускоренные курсы экстрасенсорики.

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил: "Упорное неверие в злых духов есть настоящее беснование, потому что идёт наперекор истине, Откровению Божию. Господь пришёл на землю для того, чтобы разрушить дела дьявола и спасти от насилия его человека. Если нет диавола, то нет христианства, тогда пришествие Сына Божьего было бы не нужно. Но это нелепо. И опыт каждого из нас, и здравый смысл, история жизни Святых и история всех народов удостоверяют нас в бытии злых духов..."

 

Клайв Льюис:

Чтобы совратиться, сила зла должна была существовать и обладать разумом и волей. Но существование, разум и воля сами по себе – добро. Таким образом, сила зла должна была получить все это от силы добра; даже для того, чтобы стать плохой, силе зла пришлось бы позаимствовать или украсть все необходимое у своего оппонента. Становится ли вам яснее, почему христианство всегда говорило, что дьявол – это падший ангел? Это не просто сказка для детей. Это глубокая истина, свидетельствующая о том, что зло – паразит, а не что-то изначальное и самостоятельное. Силы для своего существования зло черпает из добра. Все, что толкает плохого человека на активное зло, само по себе – не зло, а добро: решимость, ум, красота и, собственно, существование.
Кто-нибудь, возможно, спросит меня: "Не хотите ли вы в наше просвещенное время вновь представить нам старого приятеля, дьявола, с рогами, копытами и всем прочим?" Я не знаю, при чем тут просвещенное время, и меня не особенно интересует такая деталь, как рога и копыта. Но в остальном я ответил бы: "Да, именно это я собираюсь сделать". Я не утверждаю, что мне что-либо известно о его внешности. Если кто-то действительно желает узнать его получше, такому человеку я скажу: "Не беспокойтесь. Если вы в самом деле хотите познакомиться с ним поближе, то непременно познакомитесь. Понравится ли вам это – другой вопрос".

 

Диакон Андрей Кураев:

…хочу рассказать вам один профессиональный анекдот. Представьте, что православный миссионер выступает перед образованной, интеллигентной университетской аудиторией. И по ходу своей речи он приходит к необходимости употребить неприличное слово – «бес». Миссионер не первый раз общается с подобного рода аудиторией, знает ее привычки и вкусы, знает и немощи. Он понимает, что эта публика еще слово «Бог» как следует не научилась понимать.
В постсоветской «образованской» среде вместо этого непонятного слова принято использовать что-нибудь попроще, – скажем, «Биоэнергоинформационное поле Вселенной». И понятно, что если в этой аудитории слово «Бог» норовят подменить каким-нибудь якобы синонимом (то «ноосферой» назовут, то «Космосом», а то и вообще звучит так: «Мое высшее Я»), то уж слово «бес» тем более гарантированно вызовет возмущение просвещенной публики. Миссионер знает, насколько прав Д. Мережковский: «Черт хитер: он делает смешными тех, кто на него показывает».
И тогда миссионер решается выразиться попонятнее, т.е. на жаргоне своих слушателей. И говорит: «И вот в эту минуту к человеку обращается мировое трансцендентально-персональное онтологически-ипостазированное тоталитарное зло»… Тут бес высовывается из-под кафедры и переспрашивает: «Как-как ты меня назвал? Повтори, а то я не расслышал!»

Игумен Пётр (Мещеринов):

Бог открыл нам истины об аде, наказании грешников, о приходе антихриста перед концом истории и прочих вещах этого рода вовсе не для того, чтобы мы сделали это основным содержанием нашей жизни, а для того, чтобы мы имели трезвый и точный взгляд на человека и на историю.
Цель же нашей жизни – Христос, жизнь с Ним и Им; пребывание со Христом – всегда радость и мир. Вот с этого и нужно начинать проповедь. Любой человек стремится к счастью и боится смерти; Христос есть высшее счастье, Он есть Воскресение и Жизнь (Ин. 11, 25). Ад же, и бесы, и грех есть то, от чего нас Христос как раз избавил. Избавление это, правда, не безусловно; оно зависит от соблюдения нами заповедей Божиих, от противления греху и понуждения себя на добро, от нашей личной нравственной, духовной и церковной жизни.
Именно на это и нужно обращать главное внимание, подчеркивая дар Христовой свободы и связанную с ним нравственную ответственность человека за свое христианство, – а иначе наша религия сводится к очередной системе «колдовства – антиколдовства», при которой люди опять попадают в рамки магического взгляда на духовную жизнь.

 
   
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Как помочь