Чтения из Писания в чинопоследованиях таинств и священнодействий

про­то­и­рей Илия Шапиро

Можно наблю­дать, что в совер­ша­е­мых в Церкви свя­щен­но­дей­ствиях про­яв­ля­ется некий единый прин­цип. Условно опре­де­лим его сле­ду­ю­щей схемой: под­го­товка-дей­ствие-резуль­­тат. То есть через совер­ша­е­мое Цер­ко­вью, когда про­ис­хо­дит встреча (слав. сре­те­ние) с Богом Живым, рас­кры­ва­ется и таким обра­зом судится наша жизнь во всех вре­ме­нах — про­шлом, насто­я­щем и буду­щем: насколько про­шлое было при­уго­тов­ле­нием к совер­ша­е­мому, настолько вос­при­ни­ма­ется само свя­щен­но­дей­ствие, и от этого зави­сит, будут ли достой­ными духов­ные плоды, име­ю­щие про­из­расти от нис­по­слан­ных Божиих даров. Слово сре­те­ние и так име­ну­е­мый празд­ник мы упо­ми­наем не слу­чайно. В дивном этом собы­тии про­яв­ля­ется, во-первых, то, како­вой должна быть под­го­товка к встрече с Недо­ся­га­е­мым и одно­вре­менно Желан­ным (300 лет Симео­нова ожи­да­ния и неот­ход­ная от храма молит­вен­ная жизнь про­ро­чицы — образ тер­пе­ния без меры ради все­не­срав­нен­ного Сре­те­ния). И само вос­при­я­тие ветхим стар­цем на руки Боже­ствен­ного Мла­денца (подобно свя­щен­нику, гре­хами обвет­шав­шему, при­ни­ма­ю­щему руками же То же Тело, “наших пре­гре­ше­ний реши­тель­ное”) — оче­видно испол­нено литур­ги­че­ским содер­жа­нием (как не вспом­нить и Сре­тен­скую пари­мию о виде­нии Исаией славы Гос­пода Сава­офа, о слы­ша­нии про­ро­ком евха­ри­сти­че­ского сера­фим­ского пения: Свят, Свят, Свят… (Ис 6:1–7)). И после­ду­ю­щие слова этого вет­хо­за­вет­ного отрывка вошли в литур­ги­че­ское дыха­ние Церкви: “Вот, Это кос­ну­лось уст твоих…” — почти дословно вторит оси­ян­ному Божией славой про­року свя­щен­ник по при­ча­ще­нии Святою Кровию. И, нако­нец, бла­го­дар­ность наша изме­рится Симео­но­вым бес­стра­шием перед самой смер­тью, радост­ным и трез­вен­ным вхож­де­нием во Христе (из литур­гии — “с миром изыдем”) во тьму пад­шего мира, кото­рого и сами мы — плоть от плоти, но где уже вос­сиял вос­при­ня­тый и нашими серд­цами Прис­но­сущ­ный Свет.

В этом видится образ и нашего уча­стия в таин­ствах, и отдельно взятой чело­ве­че­ской жизни в её отно­ше­нии к спа­си­тель­ному Божию домо­стро­и­тель­ству, да и всей исто­рии чело­ве­че­ства, в центре кото­рой — земная жизнь Гос­пода Иисуса Христа. И в каждой части отме­чен­ной три­еди­ной схемы с необ­хо­ди­мо­стью при­сут­ствуют бла­го­сло­ве­ние Божие и соиз­во­ле­ние чело­ве­че­ское. То есть и под­го­товка к свя­щен­но­дей­ствию, и само его совер­ше­ние, и плоды вос­при­я­тия его как отдель­ным чело­ве­ком, так и общ­но­стью людей в целом — всё это есть дело Бого­че­ло­ве­че­ское.

“Еван­ге­лие чита­ется жизнью”, — сви­де­тель­ствует свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, и потому так важен бла­го­го­вей­ный, вни­ма­тель­ный, чуткий чело­ве­че­ский настрой, осно­ван­ный на лично вос­при­ня­том цер­ков­ном опыте, настрой на слу­ша­ние, слы­ша­ние и испол­не­ние слова Божия.

В самих чино­по­сле­до­ва­ниях раз­лич­ных таинств и свя­щен­но­дей­ствий упо­мя­ну­тая схема-прин­цип видится абсо­лютно ясно. Под­го­товка чаще всего выра­жа­ется в чтении тек­стов, напо­ми­на­ю­щих о вер­но­сти Божией, о нелож­но­сти Боже­ствен­ных обе­то­ва­ний веру­ю­щим в Него, точнее же ска­зать, веру­ю­щим Ему. Но надо отме­тить, что иногда смысл совер­шив­ше­гося откры­ва­ется в чте­ниях, постав­лен­ных уже после самого тай­но­дей­ствия, мало того, они живо­пи­суют нам образ доб­рого отклика бла­го­дар­ной души, вос­при­няв­шей милость Божию как призыв (ср. далее у Исаии в той же 6‑й главе: Кого Мне послать? <…> Вот я, пошли меня (Ис 6:8)). Ниже при­ве­дём несколько при­ме­ров, кото­рые, наде­емся, несколько кон­кре­ти­зи­руют ска­зан­ное.

В чине кре­ще­ния, как известно, чита­ются Апо­стол и Еван­ге­лие Вели­кой Суб­боты (Еван­ге­лие — в более крат­ком вари­анте). Сов­па­де­ние свя­зано с древним чином этого таин­ства, в Вели­кую Суб­боту же и совер­шав­ше­гося. Для нас, однако, важно само содер­жа­ние чита­е­мого. Таин­ство уже совер­ши­лось, и Апо­стол обра­ща­ется к кре­стив­шимся и потому — обле­чён­ным во Христа, чтобы в даль­ней­шей жизни они хра­нили полу­чен­ный вели­чай­ший дар, были бы мерт­выми для греха и живыми для Бога (Рим 6:3–11). Еван­ге­лие же напо­ми­нает о смысле совер­шив­ше­гося как о испол­не­нии воли Спа­си­теля: научите все народы, крестя их <…> уча их соблю­дать все, что Я пове­лел вам. Глав­ное же здесь — мис­си­о­нер­ское бла­го­сло­ве­ние, под­креп­лён­ное испол­нен­ным свя­щен­ной реаль­но­сти вдох­но­ве­нием на всю жизнь: Я с вами во все дни до скон­ча­ния века. Аминь (Мф 28:19–20).

И в чине вен­ча­ния ново­за­вет­ные чтения зани­мают такое же место. Сразу по трое­крат­ном воз­гла­ше­нии тай­но­со­вер­ши­тель­ной фор­мулы: “Гос­поди Боже наш, славою и честию венчай я!” — сле­дует апо­столь­ский отры­вок из Посла­ния к Ефе­ся­нам (Еф 5:20–33). Это чтение почти исклю­чи­тельно обра­щено в буду­щее новой хри­сти­ан­ской четы. В стро­и­тель­стве семьи как “малой церкви” (извест­ный термин свя­ти­теля Иоанна Зла­то­уста) Апо­стол как бы ука­зы­вает вен­чав­шимся на ори­ен­тиры во имя сози­да­ния новых о Гос­поде отно­ше­ний супру­гов по образу Христа и Церкви. Этим испол­ня­ется таин­ство брака, име­ю­щего обре­сти пол­ноту уже за гробом, в Цар­ствии Небес­ном. Еван­ге­лие же этого чина (Ин 2:1–11) обра­щено и к смыслу совер­шив­ше­гося (бла­го­сло­ве­ние Божие неви­ди­мым Хри­сто­вым при­сут­ствием, подобно види­мому на сва­дьбе в Кане Гали­лей­ской), и, что осо­бенно важно, ука­зы­вает на таин­ствен­ное все­жиз­нен­ное уча­стие супру­гов в первом Хри­сто­вом чуде — пре­тво­ре­нии воды чело­ве­че­ских отно­ше­ний в вино Любви Боже­ствен­ной при­об­ще­нием бла­го­дати Духа Свя­того, в Церкви пре­бы­ва­ю­щего.

Подоб­ный же подход мы видим и в зна­чи­тельно более скром­ном чине, хорошо, однако, зна­ко­мом при­ход­ским свя­щен­ни­кам. Речь идет о бла­го­сло­ве­нии дома, име­ну­е­мом в про­сто­ре­чии освя­ще­нием квар­тиры. Еван­ге­лие о Закхее чита­ется также после того, как само бла­го­сло­ве­ние (окроп­ле­нием жилища и крест­ным пома­за­нием стен) уже совер­ши­лось. А что совер­ши­лось и как отве­тить на дар Божий? Еван­ге­лие откры­вает и то, и другое. Совер­ши­лось спа­се­ние этому дому неви­ди­мым посе­ще­нием Хри­сто­вым по подо­бию Зак­хе­ева оби­та­лища. И пример доб­рого, пре­крас­ного ответа — налицо: пока­я­ние, исправ­ле­ние жизни делом: Поло­вину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчет­веро (Лк 19:8–9). Харак­терно, что для многих “непрак­ти­ку­ю­щих” путь в храм, в цер­ков­ную жизнь зача­стую и начи­на­ется с освя­ще­ния квар­тиры, с сопро­во­ди­тель­ной беседы со свя­щен­ни­ком о том, что совер­ша­ю­щимся Гос­подь зовёт к боль­шему и невоз­можно не отве­тить реаль­ным дви­же­нием навстречу: чте­нием слова Божия, испо­ве­дью, воз­можно, первой или более регу­ляр­ной и т. д. Еван­ге­лием и тут всё преду­смот­рено: Ибо Сын Чело­ве­че­ский пришел взыс­кать и спасти погиб­шее (Лк 19:10).

Два чина, вели­кого и малого освя­ще­ния воды, с точки зрения места и смысла ново­за­вет­ных фраг­мен­тов в их после­до­ва­ниях имеют, как нам кажется, несколько иную направ­лен­ность. Глав­ное здесь, по-види­мому, — рас­кры­тие тек­стами Писа­ния смысла освя­ще­ния как при­об­ще­ния вод­ного есте­ства бла­го­дати Божией ради освя­ще­ния (обла­го­дат­ство­ва­ния) всего мира (во-первых, “нас ради, чело­ве­ков”), — мира, про­ни­зан­ного водой как живо­нос­ной сти­хией. Таким обра­зом, чтение Апо­стола и Еван­ге­лия здесь — цен­траль­ный момент под­го­то­ви­тель­ной части свя­щен­но­дей­ствия.

В “чине погре­бе­ния мир­ских тел” пред­став­ля­ется затруд­ни­тель­ным ска­зать опре­де­лённо, какой момент сле­дует выде­лить как важ­ней­ший, ибо и канон напол­нен бога­тей­шим содер­жа­нием, и сти­хиры после него, да и чтения из Апо­стола и Еван­ге­лия зани­мают тут видное место. Всё же в кон­тек­сте нашего под­хода, выде­ля­ю­щего при­уго­тов­ле­ние, дей­ствие и итог, думаем, к дей­ствию можно отне­сти чтение раз­ре­ши­тель­ной молитвы, ибо после неё сле­дует про­ща­ние и затем, как итог, соб­ственно погре­бе­ние. Таким обра­зом, чтение тек­стов Писа­ния при­хо­дится на финал под­го­то­ви­тель­ной части. Это и заметно в содер­жа­нии Апо­стола и Еван­ге­лия дан­ного чина. Оба чтения сло­вами пер­во­вер­хов­ного апо­стола Павла и Самого Гос­пода откры­вают нам нелож­ные Божии обе­то­ва­ния о конеч­ном суде и вечной участи избрав­ших до конца путь Хри­стов или отверг­нув­ших его. И, пред­ва­ряя Божий суд, Цер­ковь не может явить боль­шей любви к усоп­шему, нежели дать ему со своей сто­роны всё посиль­ное про­ще­ние в раз­ре­ши­тель­ной молитве. Далее — тайна этой души и Еди­ного Серд­це­ведца… Оста­ётся про­ща­ние и пре­да­ние земле, от кото­рой все сотво­рены, и всем подо­бает отойти в неё.

Самое при­сталь­ное вни­ма­ние в кон­тек­сте иссле­до­ва­ния места и зна­че­ния Апо­столь­ских и Еван­гель­ских чтений сле­дует, конечно, уде­лить Боже­ствен­ной литур­гии. При­ча­ще­ние — печать всех таинств, поэтому попы­та­емся оста­но­виться на связи слы­ши­мого (литур­гии слова) и совер­ша­ю­ще­гося (соб­ственно Евха­ри­стии). Слово Божие живёт в литур­гии, рас­кры­ва­ется в пол­ноте все­ис­пол­ня­ю­щей Хри­сто­вой жертвы за мир. И часто можно видеть, как содер­жа­ние чтений из Свя­щен­ного Писа­ния отзы­ва­ется эхом в литур­ги­че­ских молит­вах. Тем самым в кон­тек­сте выбран­ной нами схемы слово Божие и несёт под­го­то­ви­тель­ную нагрузку к литур­ги­че­скому дей­ствию, и впле­та­ется в само это дей­ствие. Обра­тим вни­ма­ние хотя бы на то, что слова Еван­ге­лия от Иоанна: Так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Своего Еди­но­род­ного, дабы всякий веру­ю­щий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин 3:16), — вошли в текст ана­форы литур­гии Зла­то­уста, и, кроме того, в этих же словах — квинт­эс­сен­ция смысла вся­кого Еван­гель­ского текста. Таким обра­зом про­чи­тан­ный отры­вок Еван­ге­лия эхом отзы­ва­ется и в ана­форе, да и в других литур­ги­че­ских молит­вах. А то, что чита­е­мое слово Божие явля­ется для нас поучи­тель­ным при­ме­ром, бла­го­сло­ве­нием на избра­ние Хри­стова пути, — это само­оче­видно, потому что и про­по­ведь как про­дол­же­ние бла­го­ве­стия, как пра­вило, обра­ща­ется к тексту: чаще — Еван­гель­скому, Апо­столь­скому — реже.

Оста­но­вимся, нако­нец, подроб­нее на таин­стве, в чино­по­сле­до­ва­нии кото­рого пред­став­лено сразу мно­же­ство фраг­мен­тов Писа­ния — речь идет о еле­освя­ще­нии (собо­ро­ва­нии).

Доста­точно давно уста­но­ви­лась цер­ков­ная тра­ди­ция при­сту­пать к дан­ному таин­ству еже­годно — как пра­вило, Вели­ким постом. Поэтому наступ­ле­ние Святой Четы­ре­де­сят­ницы побуж­дает многих из нас не только к более частому посе­ще­нию бого­слу­же­ний, не только к актив­ной евха­ри­сти­че­ской жизни, но и к серьёз­ной под­го­товке к собо­ро­ва­нию, дабы укре­пить посред­ством этого таин­ства душев­ные и телес­ные силы и, что самое важное, — обре­сти совер­шен­ное избав­ле­ние от грехов забы­тых и неосо­знан­ных, кото­рых, конечно, у нас — абсо­лют­ное боль­шин­ство.

И неуди­ви­тельно: по невни­ма­нию, рас­слаб­лен­но­сти нашей и просто по огра­ни­чен­но­сти чело­ве­че­ской при­роды мы так часто упус­каем из вида гре­хов­ный груз, лежа­щий тяже­стью на душе и как след­ствие — рас­стра­и­ва­ю­щий наши телес­ные силы. Помо­щью в под­го­товке к таин­ству нам могут послу­жить как буд­нич­ные вели­ко­пост­ные службы, так и более ответ­ствен­ное отно­ше­ние к домаш­ней молитве, с вклю­че­нием в неё на время поста молитвы пре­по­доб­ного Ефрема Сирина. Мы при­зы­ва­емся “зреть свои пре­гре­ше­ния” и осво­бож­даться от них пока­я­нием по край­нему снис­хож­де­нию к нам Еди­ного Чело­ве­ко­любца. Конечно же, в наше время, когда при­ход­ские книж­ные лавки и биб­лио­теки изоби­луют пра­во­слав­ной лите­ра­ту­рой, совсем нетрудно будет, гото­вясь к собо­ро­ва­нию, зара­нее пере­чи­тать его чино­по­сле­до­ва­ние (оно есть прак­ти­че­ски во всех треб­ни­ках). Дей­стви­тельно, заду­ма­емся о смысле молитв и чтений из Свя­щен­ного Писа­ния, уста­нов­лен­ных к этому таин­ству.

До совер­ше­ния пер­вого пома­за­ния про­чи­ты­ва­ется весьма про­дол­жи­тель­ный под­го­то­ви­тель­ный чин, вклю­ча­ю­щий пока­ян­ные молитвы, канон и сти­хиры, рас­кры­ва­ю­щие суть совер­ша­е­мого. Затем бла­го­слов­ля­ется масло — веще­ство таин­ства, молит­венно при­зы­ва­ется Гос­подь, избав­ля­ю­щий “от неду­гов и горь­ких болез­ней”, взы­ваем мы о помощи и к святым — “ве­ликим побор­ни­кам в бедах” наших. Но на глав­ное место в чино­по­сле­до­ва­нии выво­дятся семь оди­на­ко­вых по струк­туре “бло­ков”. Каждый из них состоит из Апо­столь­ского чтения с про­ким­ном и алли­лу­а­рием, чтения Еван­гель­ского, сугу­бой екте­нии о душев­ном и телес­ном исце­ле­нии при­сту­па­ю­щих к таин­ству, особой, уси­лен­ной молитвы о них и соб­ственно самого пома­за­ния, совер­ша­е­мого при чтении молитвы “Отче Святый, Врачу душ и телес…”. В после­до­ва­тель­но­сти этих чтений и молитв слы­шится объ­яс­не­ние самой сути про­ис­хо­дя­щего, звучат более чем силь­ные при­зывы к пока­я­нию, даются глу­бо­кие уроки сми­ре­ния, тер­пе­ния, любви. Сосре­до­то­чим наше вни­ма­ние на зако­но­мер­ном порядке того, что мы слышим от пома­за­ния к пома­за­нию.

Сна­чала к нам обра­ща­ется апо­стол Иаков, брат Гос­по­день. Именно на его слова о при­зы­ва­нии в болезни пре­сви­те­ров цер­ков­ных опи­ра­ется тра­ди­ция таин­ства еле­освя­ще­ния. Апо­стол рас­кры­вает нам самую суть того, что имеет над нами совер­шиться: над боля­щим пре­сви­теры цер­ков­ныя… молитву сотво­рят… пома­завше его елеем во имя Гос­подне. И молитва веры спасет боля­щаго, и воз­двиг­нет его Гос­подь: и аще грехи сотво­рил есть, отпу­стятся ему (Иак 5:14–15). Далее, в Еван­гель­ской притче о мило­серд­ном сама­ря­нине рису­ется кар­тина про­ис­шед­шей с чело­ве­ком гре­хов­ной ката­строфы и чело­ве­ко­лю­би­вого снис­хож­де­ния Христа, елеем мило­сти и вином Боже­ствен­ной Крови исце­ля­ю­щего наши душев­ные и телес­ные язвы. В молитве перед первым пома­за­нием также даётся объ­яс­не­ние име­ю­щего совер­шиться над нами таин­ства: свя­щен­ник просит Гос­пода о совер­шен­ном избав­ле­нии нас от греха, да насле­дуем Цар­ство Небес­ное. Надо ска­зать, что все семь про­дол­жи­тель­ных молитв перед пома­за­ни­ями во многом похожи одна на другую про­ше­ни­ями об исце­ле­нии души и тела “боля­щих люте”. Мы же сейчас обра­тим вни­ма­ние на инто­на­ци­он­ное раз­ви­тие содер­жа­ния как этих молитв, так и ново­за­вет­ных чтений — так ска­зать, на дина­мику таин­ства.

Уже во втором Апо­столь­ском чтении мы слышим о святом долге ока­зать любовь к страж­ду­щим, поне­сти “немощи немощ­ных”, имея при­ме­ром Самого Христа. Таким обра­зом, обнов­ле­ние наше дей­ствием таин­ства должно явиться в сле­до­ва­нии Гос­поду, не Себе уго­ждав­шему, но немощ­ным во благое к сози­да­нию (Рим 15:1–2). Также и сле­ду­ю­щая затем Еван­гель­ская исто­рия о Закхее даёт пример истин­ного обнов­ле­ния Духа в сердце каю­ще­гося греш­ника, того, как истин­ное жела­ние изме­ниться воз­вра­ща­ется спа­се­нием по дару Христа (Лк 19:1–10). И далее в молитве сви­де­тель­ству­ется об ответе Гос­пода “Благопре­менителя”, и “блуд­ницы чест­неи… нозе сле­зами омо­чив­шия”, не возг­ну­шав­ше­гося, — ответе на жела­ние чело­века пере­ме­ниться во образ Христа, даю­щего силы “прочее лето живота” ходить “во оправ­да­ниих” Его. Третьи по счёту чтения и молитва обра­щают наше вни­ма­ние на то, какова она, Божия любовь, кото­рой имеем мы при­об­щиться. С особой силой звучит здесь зна­ме­ни­тый “гимн любви” свя­того апо­стола Павла, рису­ю­щего дей­ствия этой царицы доб­ро­де­те­лей, как на иконе — ярко, кон­кретно, во всех воз­мож­ных дета­лях (1Кор 12:27–13:8). И Еван­ге­лие о при­зва­нии Апо­сто­лов гово­рит о дарах любви, вос­при­ня­тых ими: боля­щих исце­лять, про­ка­жён­ных (грехом) очи­щать, мёрт­вых (поро­ками) вос­кре­шать (Мф 10:1,5–8). Молитва “Врачу душ и телес…” вдох­нов­ляет надеж­дою на все­мо­гу­щую помощь Гос­пода, “наво­дя­щаго милость на елей сей”, исце­ля­ю­щий болезни тела и души.

Посте­пенно, как мы видим, уроки, пре­по­да­ва­е­мые назван­ными чте­ни­ями, пере­хо­дят в сви­де­тель­ство о дей­ствии Божием, совер­ша­е­мом здесь и сейчас, — дей­ствии исце­ля­ю­щей любви. Нам пред­стоит теперь услы­шать всё более высо­кие слова о нашем хри­сти­ан­ском при­зва­нии, об ожи­да­е­мом Богом ответе нашем на Его бес­цен­ные дары. Чет­вёр­тое Апо­столь­ское чтение опре­де­ляет самый воз­вы­шен­ный смысл того, кто есть вообще чело­век. По замыслу Созда­теля, мы — церкви Бога Жива, Он, наш Отец, хочет при­нять нас как сынов и дщерей, нечи­стоте не при­ка­са­ю­щи­яся (см. 2Кор 6:16–17). Потому по при­зыву Апо­стола очи­стим себе от всякия скверны плоти и духа, тво­ряще свя­тыню во страсе Божии (2Кор 6:11–7:1). И сле­ду­ю­щее затем Еван­гель­ское повест­во­ва­ние сви­де­тель­ствует о скорби Христа, не име­ю­щего где главы под­к­ло­нити и при­зы­ва­ю­щего сле­до­вать за Ним (Мф 8:14–23) (сравни у Апо­стола: все­люся в них и похо­жду). Мы здесь в первый раз слышим о кон­крет­ном совер­шив­шемся исце­ле­нии и его плодах: тёща Пет­рова воста и слу­жаше Ему. Живым откли­ком чет­вёр­той свя­щен­ни­че­ской молитвы на Еван­гель­ское слово звучит надежда, что исце­ля­е­мый в таин­стве, вос­став, пора­бо­тает Христу.

Насту­пает время пятого чтения. Апо­стол повест­вует о край­ней скорби, яко не наде­я­тися нам и жити, кото­рую он с состра­даль­цами принял как закон­ную, осудив себя на спра­вед­ли­вую смерть, оста­вив надежду на соб­ствен­ные силы, не теряя при этом упо­ва­ния на Бога, воз­став­ля­ю­щаго мерт­выя (2Кор 1:8–11). Таким обра­зом, и при край­ней опас­но­сти для жизни, при­бли­зив­шейся смерти (а именно в таких слу­чаях зача­стую обра­ща­ются к дан­ному таин­ству), есть нам надежда на спа­се­ние (как во вре­мени, так и в веч­но­сти). Сви­де­тельств тому — “несть числа”.

Тема бли­зо­сти суда Божия, при­зыва к духов­ному бодр­ство­ва­нию звучит и в Еван­гель­ской притче о десяти девах, ибо не знаем дне ни часа, в оньже Сын Чело­ве­че­ский при­и­дет (Мф 25:1–13). Пятая молитва испол­няет край­ним стра­хом чита­ю­щего и слу­ша­ю­щего, ставит пред лицом Гос­пода, судя­щего дела и помыш­ле­ния сер­деч­ные: “Боже… мене, сми­рен­наго и греш­наго, и недо­стой­наго раба Твоего… страстьми сла­стей валя­ю­ща­гося, при­зва­вый во святый и пре­ве­ли­чай­ший сте­пень свя­щен­ства…”. И из этой глу­бины, ни во что ста­вя­щей свои “правды”, как бы откли­ком на апо­столь­ские слова звучит и наша надежда на спа­се­ние от Гос­пода — “Надежду нена­де­ю­щихся и Упо­ко­е­ние труж­да­ю­щихся”.

Совер­ша­ется пятое пома­за­ние, впе­реди — завер­ше­ние таин­ства. Время при­не­сти плоды пока­я­ния, плоды бла­го­дар­но­сти. Апо­стол гово­рит о духов­ных плодах — любви, радо­сти, мире, дол­го­тер­пе­нии, бла­го­сти, мило­сер­дии, вере, кро­то­сти, воз­дер­жа­нии (6‑е чтение — Гал 5:22–6:2). По завету его мы должны будем выйти в мир, друг друга тяготы нося, и далее, по слову 7 го чтения, всегда раду­ясь, непре­станно молясь, за все бла­го­даря, чтобы все­со­вер­шен наш дух и душа и тело непо­рочно в при­ше­ствие Гос­пода Иисуса Христа да сохра­ни­лись (см. 1Фес 5:14–23).

Также и пред­по­след­нее Еван­гель­ское чтение сви­де­тель­ствует о край­нем сми­ре­нии чело­ве­че­ском (хана­не­янка) и полу­ча­е­мом в ответ от Гос­пода край­нем даре (исце­ле­ние её дочери от бес­но­ва­ния) (6‑й отры­вок, Мф 15:21–28); 7‑е же чтение зовёт вслед за апо­сто­лом Мат­феем после­до­вать Христу в бла­го­дар­но­сти и полном дове­рии и вер­но­сти (Мф 9:9–13). “Бла­го­да­рим Тя, Гос­поди, Боже наш, благий Чело­ве­ко­любче…” — так начи­на­ется 6‑я молитва, когда пол­нота совер­ша­е­мого таин­ства уже совсем близко. И в этой же молитве даётся образ того (сравни Апо­столь­ское чтение), что в пол­ноте значит: “друг друга тяготы носить”. Свя­щен­ник просит: “Якоже услы­шал еси Езекию… в час смерти его, такожде и мене… услыши в час сей”. То есть молитва о боля­щем должна быть как бы молит­вой о себе — и в смерт­ный час. Далеко нам до такой молитвы — так что поис­тине сми­римся до земли.

Перед послед­ним пома­за­нием мы слышим, что всё совер­шил мило­сти­вый Гос­подь, “вре­мен­ныя стра­сти увра­че­ва­вый” — в меру нашей веры и вер­но­сти. Всем же семи чте­ниям и молит­вам печать — молитва пома­за­ния “Отче Святый…”. Будем вни­мать ей в бла­го­го­ве­нии, страхе и бла­го­дар­но­сти Гос­поду, “всякий недуг исце­ля­ю­щему и от смерти избав­ля­ю­щему”.

По совер­ше­нии семи пома­за­ний на головы при­сту­пив­ших к таин­ству воз­ла­га­ется Святое Еван­ге­лие, кото­рым все мы будем испы­таны на нели­це­при­ят­ном Божием суде. При­ло­жимся бла­го­дарно, испо­ве­дуя свою вер­ность Христу, к Слову Его и Кресту Его.

Заме­тим, это общее место многих таинств и свя­щен­но­дей­ствий. Это — печать совер­шив­ше­гося, далее ожи­да­ется от нас посиль­ный подвиг более глу­бо­кой, чем прежде, веры по про­стой бла­го­дар­но­сти Богу, совер­шив­шему с нами новое чудо, явив­шему милость к каю­щимся и на деле жела­ю­щим обно­вить свою жизнь по слову Хри­стову, по святым запо­ве­дям Его.

Вос­при­няв достой­ной, насколько воз­можно, под­го­тов­кой, вни­ма­нием ума и серд­цем чутким, бла­го­дат­ное дей­ствие Божие, выйдем в мир в мире души, в радо­сти духа, сви­де­тель­ствуя словом и жизнью своей о дивном нашем Боге, при­шед­шем в мир спасти греш­ни­ков.

Опуб­ли­ко­вано в аль­ма­нахе “Альфа и Омега”, № 55, 2009

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки