Иисус Христос и дети

мит­ро­по­лит Смо­лен­ский и Ка­ли­нин­град­ский Ки­рилл

По­сле чу­дес­но­го вос­кре­ше­ния Ла­за­ря Чет­ве­ро­днев­но­го Спа­си­тель не мо­жет на­дол­го за­дер­жи­вать­ся в Иеру­са­ли­ме и во­об­ще в Иудее по при­чине стре­ми­тель­но на­рас­та­ю­ще­го на­пря­же­ния в от­но­ше­ни­ях со ста­рей­ши­на­ми иудей­ски­ми, ко­то­рые «по­ло­жи­ли убить Его» (Ин. 11. 53). Гос­подь по­ки­да­ет Иеру­са­лим. В этот раз Он IMG_2317 ps_hfна­прав­ля­ет­ся в до­ста­точ­но от­да­лен­ный го­род Эфра­им к се­ве­ро-во­сто­ку от Иеру­са­ли­ма. Из Эфраи­ма, пе­рей­дя Иор­дан, Гос­подь сно­ва на­прав­ля­ет­ся в За­и­ор­да­нье. Там Он со­вер­ша­ет мно­гие слав­ные Свои де­я­ния и про­из­но­сит важ­ные по­уче­ния. Об од­ном из та­ких эпи­зо­дов по­вест­ву­ет еван­ге­лист Марк:
«При­но­си­ли к Нему де­тей, чтобы Он при­кос­нул­ся к ним; уче­ни­ки же не до­пус­ка­ли при­но­ся­щих. Уви­дев то, Иисус воз­не­го­до­вал и ска­зал им: пу­сти­те де­тей при­хо­дить ко Мне и не пре­пят­ствуй­те им; ибо та­ко­вых есть Цар­ствие Бо­жие. Ис­тин­но го­во­рю вам: кто не при­мет Цар­ствия Бо­жия, как ди­тя, тот не вой­дет в него. И, об­няв их, воз­ло­жил ру­ки на них и бла­го­сло­вил их» (Мк. 10. 13-16).

Рас­суж­дая о пу­тях Бо­го­по­зна­ния, мы уяс­ни­ли, что хо­тя ве­ра на­чи­на­ет­ся в уме, но при­над­ле­жит она серд­цу и Бог вос­при­ни­ма­ет­ся и по­зна­ет­ся не столь­ко ра­зу­мом, сколь­ко на­ши­ми ду­шев­ны­ми си­ла­ми.

В За­по­ве­дях Бла­женств Спа­си­тель име­ну­ет бла­жен­ны­ми «чи­стых серд­цем», по­то­му что они уви­дят Бо­га. Дру­ги­ми сло­ва­ми, для то­го, чтобы узреть Бо­га, чтобы по­чув­ство­вать Его в сво­ем серд­це и ощу­тить Его бли­зость, нуж­но иметь со­от­вет­ству­ю­щее со­сто­я­ние ду­ши. Кто из лю­дей в наи­боль­шей сте­пе­ни об­ла­да­ет чи­сто­той серд­ца? Преж­де все­го де­ти. Их нрав­ствен­ная при­ро­да близ­ка Бо­гу тем, что не отяг­че­на удру­ча­ю­щи­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми и угры­зе­ни­я­ми со­ве­сти о со­де­ян­ных злых де­лах, горь­ки­ми со­жа­ле­ни­я­ми об ошиб­ках и по­ро­ках.

Чув­ство­ва­ния ре­бен­ка чи­сты и не по­дав­ля­ют­ся мо­гу­ще­ством ин­стинк­тив­но­го на­ча­ла, а по­то­му и вос­при­я­тие сверх­чув­ствен­но­го ми­ра про­ис­хо­дит в про­сто­те и невин­но­сти серд­ца, без по­мех со сто­ро­ны ка­ких-ли­бо ви­ди­мых и неви­ди­мых пре­град и сре­до­сте­ний, ко­то­рые во мно­же­стве при­сут­ству­ют в со­зна­нии взрос­лых лю­дей. Имен­но бла­го­да­ря этой чи­сто­те серд­ца ре­ли­ги­оз­ное пе­ре­жи­ва­ние ре­бен­ка от­ли­ча­ет­ся осо­бен­ной яр­ко­стью и зна­чи­тель­но­стью. Тот, кто сыз­маль­ства вос­пи­ты­вал­ся в ве­ре, хо­ро­шо зна­ет, что опыт мо­лит­вы, об­ще­ния с Бо­гом в дет­ские го­ды бы­ва­ет на­столь­ко впе­чат­ля­ю­щим, что не из­гла­жи­ва­ет­ся во всю по­сле­ду­ю­щую жизнь. Имен­но по­это­му ре­ли­ги­оз­ное вос­пи­та­ние долж­но на­чи­нать­ся от мла­дых ног­тей, и го­ни­те­ли Церк­ви Хри­сто­вой во вре­ме­на бо­го­бор­че­ства, ка­те­го­ри­че­ски за­пре­щав­шие вся­кое ре­ли­ги­оз­ное вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние, это учи­ты­ва­ли. Не раз­ре­ша­лось не толь­ко обу­че­ние де­тей ос­но­вам ре­ли­гии, но да­же уча­стие их в бо­го­слу­же­нии до до­сти­же­ния во­сем­на­дца­ти­лет­не­го воз­рас­та.

Как се­го­дня в на­шей стране от­но­сят­ся к ре­ли­ги­оз­но­му вос­пи­та­нию и об­ра­зо­ва­нию де­тей? Всем оче­вид­но, что на­род и об­ще­ство ныне пре­бы­ва­ют в глу­бо­ком нрав­ствен­ном кри­зи­се. В про­грам­мах прак­ти­че­ски всех пар­тий и об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ских дви­же­ний, пре­тен­ду­ю­щих на власть в го­су­дар­стве, мы обя­за­тель­но най­дем те­зи­сы о необ­хо­ди­мо­сти воз­рож­де­ния нрав­ствен­но­сти и ду­хов­но­сти. И дей­стви­тель­но, кри­зис, охва­тив­ший на­ше об­ще­ство, име­ет осо­бый ха­рак­тер. Это кри­зис не ка­ких-то от­дель­ных сфер жиз­ни: по­ли­ти­че­ской, эко­но­ми­че­ской, со­ци­аль­ной, на­уч­ной, куль­тур­ной — но кри­зис все­объ­ем­лю­щий, си­стем­ный. Его то­таль­ность по­ра­жа­ет во­об­ра­же­ние, и имен­но она ука­зы­ва­ет на то, что при опре­де­ле­нии ис­то­ков и при­чин ны­неш­ней си­ту­а­ции речь долж­на ид­ти в первую оче­редь о кри­зи­се че­ло­ве­че­ской лич­но­сти — нрав­ствен­ном кри­зи­се ин­ди­ви­ду­у­ма и мо­раль­ном кри­зи­се об­ще­ства, ибо утра­че­на спо­соб­ность раз­ли­чать меж­ду доб­ром и злом, де­лая вы­бор ис­клю­чи­тель­но в поль­зу добра.

Мно­гие со­глас­ны с тем, что меж­ду нрав­ствен­но­стью и ре­ли­ги­ей су­ще­ству­ет глу­бо­кая и проч­ная внут­рен­няя связь, при­ро­ду ко­то­рой за­ме­ча­тель­но вы­ра­зил Ф.М. До­сто­ев­ский: «Ес­ли Бо­га нет, то все доз­во­ле­но». Лю­ди не столь­ко осо­знан­но, сколь­ко ин­ту­и­тив­но чув­ству­ют и ис­по­ве­ду­ют это жи­вое вза­и­мо­дей­ствие меж­ду ре­ли­ги­оз­ны­ми убеж­де­ни­я­ми, стра­хом Бо­жи­им и нрав­ствен­ным со­сто­я­ни­ем лич­но­сти и об­ще­ства. Ка­за­лось бы, в ка­че­стве пер­во­оче­ред­ной ме­ры мо­раль­но­го оздо­ров­ле­ния об­ще­ства сле­до­ва­ло бы преж­де все­го от­крыть ши­ро­кие воз­мож­но­сти для ре­ли­ги­оз­но­го вос­пи­та­ния де­тей, чтобы выз­во­лить под­рас­та­ю­щее по­ко­ле­ние из тря­си­ны ду­хов­но-нрав­ствен­ной де­гра­да­ции. На сло­вах все с этим со­глас­ны, да и дей­ству­ю­щее за­ко­но­да­тель­ство поз­во­ля­ет фа­куль­та­тив­но пре­по­да­вать ос­но­вы ре­ли­гии в учеб­ных за­ве­де­ни­ях. Но во мно­гих ли шко­лах мы об­на­ру­жим в учеб­ном рас­пи­са­нии уро­ки хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти и куль­ту­ры? В боль­шин­стве школ по­ка, к со­жа­ле­нию, ни­че­го по­доб­но­го нет.

Это вы­зва­но тем, что мно­гие чи­нов­ни­ки весь­ма свое­об­раз­но тол­ку­ют упо­мя­ну­тое по­ло­же­ние За­ко­на о сво­бо­де со­ве­сти: фа­куль­та­тив­ные за­ня­тия по­ни­ма­ют­ся ими как необя­за­тель­ные. Ис­хо­дя из это­го ре­ли­ги­оз­ное об­ра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние ока­зы­ва­ет­ся вне сет­ки учеб­ных ча­сов, за рам­ка­ми рас­пи­са­ния уро­ков. Есте­ствен­но ожи­дать, что ма­ло кто из де­тей, утом­лен­ных дол­ги­ми ча­са­ми пре­бы­ва­ния в шко­ле, при­дет на та­кие фа­куль­та­тив­ные за­ня­тия.

На са­мом же де­ле фа­куль­та­тив озна­ча­ет, что уча­щий­ся име­ет пра­во на вы­бор тех или иных дис­ци­плин по соб­ствен­но­му усмот­ре­нию. Как ви­дим, из это­го во­все не сле­ду­ет, что фа­куль­та­тив­ные за­ня­тия долж­ны быть вы­не­се­ны за пре­де­лы ста­ци­о­нар­но­го рас­пи­са­ния уро­ков. На­при­мер, в си­сте­ме об­ра­зо­ва­ния, при­ня­той во мно­гих стра­нах ми­ра, боль­шин­ство пред­ме­тов яв­ля­ет­ся как раз фа­куль­та­ти­ва­ми, но, вы­би­рая те или иные из них, уче­ник изу­ча­ет фа­куль­та­тив­ные пред­ме­ты на­равне с обя­за­тель­ны­ми и в рам­ках об­ще­го для тех и дру­гих рас­пи­са­ния уро­ков.

Су­ще­ству­ет так­же по­верх­ност­ное, но рас­про­стра­нен­ное мне­ние, со­глас­но ко­то­ро­му свя­щен­но­слу­жи­те­лей не сле­ду­ет до­пус­кать в шко­лу, ибо это яко­бы про­ти­во­ре­чит прин­ци­пу сво­бо­ды со­ве­сти. Сто­рон­ни­ки этой точ­ки зре­ния вы­дви­га­ют ар­гу­мент не без при­вку­са де­ма­го­гии: ес­ли до­пу­стить в шко­лу пра­во­слав­ных свя­щен­ни­ков, то то­гда нуж­но сде­лать то же са­мое в от­но­ше­нии дру­гих ре­ли­гий, кон­фес­сий, де­но­ми­на­ций и сект, ина­че бу­дут на­ру­ше­ны их кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва. Это лу­ка­вая по­зи­ция и ли­це­мер­ный ар­гу­мент.

Дей­стви­тель­но, прин­цип сво­бо­ды со­ве­сти яв­ля­ет­ся фун­да­мен­таль­ным кон­сти­ту­ци­он­ным по­ло­же­ни­ем, ко­то­рое ни­как нель­зя на­ру­шать хо­тя бы по той про­стой при­чине, что со­глас­но на­шей пра­во­слав­ной по­го­вор­ке «неволь­ник — не бо­го­моль­ник». Ни­ко­го си­лой при­нуж­де­ния ве­рить в Бо­га не за­ста­вишь. Од­на­ко ес­ли в клас­се пять­де­сят, семь­де­сят, во­семь­де­сят про­цен­тов де­тей кре­ще­ны в Пра­во­слав­ной ве­ре, то по­че­му же к ним не мо­жет прий­ти пра­во­слав­ный свя­щен­ник? Ес­ли же в клас­се име­ет­ся до­ста­точ­ное чис­ло му­суль­ман или лиц, при­над­ле­жа­щих к дру­гим ре­ли­ги­ям и кон­фес­си­ям, то они так­же име­ют пра­во на ре­ли­ги­оз­ное об­ра­зо­ва­ние. К ним долж­ны об­ра­щать­ся их пас­ты­ри. При этом недо­пу­сти­мо, чтобы к клас­су или к груп­пе уча­щих­ся об­ра­щал­ся про­по­вед­ник, при­над­ле­жа­щий к кон­фес­сии, по­сле­до­ва­те­ли ко­то­рой сре­ди уча­щих­ся от­сут­ству­ют или со­став­ля­ют незна­чи­тель­ное мень­шин­ство. Шко­ла не мо­жет и не долж­на пре­вра­тить­ся в аре­ну со­рев­но­ва­тель­ной мис­сии и про­зе­ли­тиз­ма.

Де­лом огром­ной важ­но­сти яв­ля­ет­ся со­пря­же­ние в ин­те­ре­сах го­су­дар­ства, об­ще­ства и че­ло­ве­ка прин­ци­па сво­бо­ды со­ве­сти с необ­хо­ди­мо­стью ре­ли­ги­оз­но­го вос­пи­та­ния де­тей и мо­ло­де­жи но­вой Рос­сии.

При­шла по­ра по­нять, что вре­ме­на про­из­воль­ной идео­ло­ги­за­ции и по­ли­ти­за­ции юри­ди­че­ских норм оста­лись в про­шлом. Мы, как на­род и как об­ще­ство, при­зва­ны к осо­зна­нию той ис­ти­ны, что вы­ход из пе­ре­жи­ва­е­мо­го на­ми кри­зи­са воз­мо­жен толь­ко на пу­тях воз­рож­де­ния че­ло­ве­че­ской лич­но­сти, ис­це­ле­ния и вос­ста­нов­ле­ния ее нрав­ствен­но­го на­ча­ла.

И очень важ­но, чтобы каж­дый из нас не толь­ко на сло­вах де­кла­ри­ро­вал та­кое по­ни­ма­ние про­бле­мы, но и де­лал то, что от него за­ви­сит, для ее ре­ше­ния. «Пу­сти­те де­тей при­хо­дить ко Мне и не пре­пят­ствуй­те им, ибо та­ко­вых есть Цар­ствие Бо­жие», — го­во­рит Хри­стос, слов­но об­ра­ща­ясь се­го­дня имен­но к тем, кто, при­бе­гая к лу­ка­вым и на­ду­ман­ным пред­ло­гам, пы­та­ет­ся по­ме­шать на­шим де­тям прий­ти к Бо­гу и об­ре­сти ве­ру.

Гре­че­ское сло­во «пе­да­гог» по-рус­ски озна­ча­ет «че­ло­век, ве­ду­щий де­тей», «де­то­во­ди­тель». Быть де­то­во­ди­те­лем ко Хри­сту — ве­ли­кое при­зва­ние пра­во­слав­но­го пе­да­го­га в совре­мен­ной рос­сий­ской шко­ле.

Случайный тест