Личное молитвенное правило в литургической практике Русской православной церкви

Марина Вер­хов­ская

Тема лич­ного молит­вен­ного пра­вила каса­ется повсе­днев­ной молит­вен­ной жизни членов церкви, кото­рая тесно свя­зана с прак­ти­кой обще­цер­ков­ной молитвы.

Воз­ник­но­ве­ние лич­ного молит­вен­ного пра­вила свя­зано с вопло­ще­нием слов апо­стола о непре­стан­ной молитве (1Фес. 5:17) и стрем­ле­нием устро­ить также и личную молитву хри­стиан «бла­го­об­разно и по чину» (1Кор. 14:40).

Однако до насто­я­щего вре­мени тема лич­ного молит­вен­ного пра­вила, а также исто­рия про­ис­хож­де­ния и ста­нов­ле­ния его чино­по­сле­до­ва­ний, не были иссле­до­ваны цер­ков­ными уче­ными – исто­ри­ками и литур­ги­стами, и до сих пор оста­ются неяс­ными.

О фор­ми­ро­ва­нии поня­тия лич­ного молит­вен­ного пра­вила как после­до­ва­ния утрен­них и вечер­них молитв, пред­став­лен­ного в молит­во­сло­вах, из лите­ра­туры было известно 4 клю­че­вых момента общего харак­тера без иссле­до­ва­ний и ссылок:

  • про­ис­хож­де­ние после­до­ва­ний свя­зано с именем Фран­циска Ско­рины и издан­ной им в 1522 г. «Малой подо­рож­ной книжки»;
  • после­до­ва­ния утрен­них и вечер­них молитв пред­став­ляют собой сокра­щен­ные пове­че­рие и полу­нощ­ницу с допол­ни­тель­ными молит­вами;
  • допол­ни­тель­ные молитвы начи­нают появ­ляться в сла­вян­ских руко­пи­сях с XVI века, а в XVII веке уже весьма рас­про­стра­нены;
  • молит­во­словы полу­чили широ­кое рас­про­стра­не­ние в Рус­ской церкви с XVIII в.

Обра­ще­ние к «Малой подо­рож­ной книжке» (экзем­пляр РГБ) пока­зало, что изда­ние Фран­циска Ско­рины не вклю­чает после­до­ва­ний молит­вен­ного пра­вила, часо­слов, вхо­дя­щий в нее, пред­став­ляет собой часо­слов для част­ного совер­ше­ния бого­слу­же­ний суточ­ного круга, что было для рус­ской церкви тра­ди­ци­он­ной прак­ти­кой, и это под­твер­жда­ется источ­ни­ками XVI века («Книга, назы­ва­е­мая «Домо­строй» про­то­попа Силь­ве­стра, руко­пис­ный сбор­ник XVI в. Троице-Сер­ги­е­вой Лавры); более ранние источ­ники XI века сви­де­тель­ствуют о еже­днев­ном совер­ше­нии утрени и вечерни как нормы молит­вен­ной жизни для мирян.

По сви­де­тель­ству свт. Афа­на­сия (Саха­рова) на Руси была широко рас­про­стра­нена тра­ди­ция само­сто­я­тель­ного совер­ше­ния миря­нами бого­слу­жеб­ных после­до­ва­ний.

В древ­ней Руси пра­во­слав­ные хорошо знали не только как должно совер­шать свое келей­ное домаш­нее пра­вило, но знали и то, что за отсут­ствием иерея каждый миря­нин может совер­шать все цер­ков­ные службы за исклю­че­нием таинств. Тогда знали, как при этом должен дей­ство­вать гра­мот­ный миря­нин. Знали и негра­мот­ные, что и как они могут совер­шать за каждую службу [Афа­на­сий (Саха­ров), 197].

Не только свя­щен­но­слу­жи­тели, но и миряне ста­ра­лись узна­вать все, что каса­ется молитвы, ста­ра­лись вни­кать в Устав Цер­ков­ный, и поэтому знали, а многие и хорошо знали, Устав и подроб­но­сти служб и после­до­ва­ний, доро­жили ими, любили их, берегли их, тща­тельно сле­дили за их точным испол­не­нием [Там же, 229–230].

Срав­ни­тель­ный анализ состава после­до­ва­ний утрен­него и вечер­него пра­вила пока­зал, что ряд эле­мен­тов были заим­ство­ваны из состава пове­че­рия и полу­нощ­ницы (в том числе Обыч­ное начало, 50‑й псалом, Символ веры и ряд пес­но­пе­ний), но в основ­ную часть после­до­ва­ния лич­ного молит­вен­ного пра­вила, а именно, 11 утрен­них и 10 вечер­них молитв, име­ю­щих особые над­пи­са­ния и автор­ство, вошли только две молитвы из состава полу­нощ­ницы, а именно 5‑я и 6‑я молитвы свт. Васи­лия Вели­кого — в утрен­ние молитвы.

Что каса­ется осталь­ных молитв, то было най­дено под­твер­жде­ние того, что они начи­нают появ­ляться в руко­пи­сях XVI в. Руко­пись РГАДА Син. тип. (ф. 381). 220, вклю­чает в себя Часо­слов, кото­рый содер­жит не только после­до­ва­ния обыч­ных суточ­ных служб, но и утрен­ние и вечер­ние молитвы для келей­ного чтения. В составе этих молитв нами были опре­де­лены три молитвы, кото­рые вошли в молит­во­словы и сохра­ни­лись в них до нынеш­него вре­мени.

Про­ве­ден­ное иссле­до­ва­ние поз­во­лило про­сле­дить про­цесс рас­хож­де­ния еже­днев­ной личной молитвы с обще­цер­ков­ным бого­слу­же­нием и сде­лать вывод о том, что личное молит­вен­ное пра­вило как после­до­ва­ние утрен­них и вечер­них молитв, пред­став­лен­ных в молит­во­сло­вах, сфор­ми­ро­ва­лось из двух частей. Первая часть пред­став­ляет собой остатки пове­че­рия и полу­нощ­ницы – бого­слу­же­ний суточ­ного круга, кото­рые испол­ня­лись келейно. Вторая часть вклю­чает в себя молитвы, кото­рые воз­никли как допол­не­ние к келей­ному мона­ше­скому пра­вилу (полу­нощ­нице и пове­че­рию). Это допол­не­ние со вре­ме­нем «ото­рва­лось» от пове­че­рия и полу­нощ­ницы, захва­тив из них часть, и послу­жило осно­вой для само­сто­я­тель­ного после­до­ва­ния, кото­рое заме­нило собою всё бого­слу­же­ние суточ­ного круга, неко­гда вклю­чав­шее в себя утреню, вечерню, часы, изоб­ра­зи­тель­ные, пове­че­рие и полу­нощ­ницу. Именно к утрен­нему и вечер­нему пра­вилу сво­дится в насто­я­щее время «суточ­ный круг» бого­слу­же­ния в оби­ходе пра­во­слав­ного веру­ю­щего, члена Рус­ской пра­во­слав­ной церкви.

Анализ самих молитв после­до­ва­ния пока­зал, что они инди­ви­ду­а­ли­стичны по своему содер­жа­нию, кото­рое огра­ни­чи­ва­ется про­си­тельно-пока­ян­ной тема­ти­кой; темы хвалы и бла­го­да­ре­ния, а также хода­тай­ства о нуждах церкви и мира оста­ются не выяв­лен­ными, что также отли­чает пра­вило от обще­ствен­ного бого­слу­же­ния.

Вечер­ние и утрен­ние молитвы… изло­жены так, — пишет свт. Афа­на­сий (Саха­ров), — что почти все явля­ются молит­вою одного моля­ще­гося о нем самом… По пра­ви­лам Святой Церкви и домаш­няя молитва каж­дого в отдель­но­сти не может быть только молит­вою о самом себе. Поэтому в допол­не­ние к вечер­ним и утрен­ним молит­вам Псал­тирь дает еще помян­ник [Афа­на­сий (Саха­ров), 195–196].

По мнению свт. Афа­на­сия, именно помян­ники при­дают этим чино­по­сле­до­ва­ниям цер­ков­ный харак­тер. Однако, П. Брэд­шоу, кото­рый явля­ется «веду­щим иссле­до­ва­те­лем в обла­сти еже­днев­ной молитвы в раннем хри­сти­ан­стве» [Frøyshov, 123], наи­бо­лее харак­тер­ной чертой еже­днев­ного хри­сти­ан­ского бого­слу­же­ния в первые века счи­тает «молитву (и осо­бенно хода­тай­ство) о нуждах церкви и мира. «Это может пред­став­ляться слиш­ком оче­вид­ным, — пишет он, — чтобы заслу­жи­вать упо­ми­на­ния, но именно этот эле­мент суточ­ных бого­слу­же­ний неуклонно сокра­ща­ется вплоть до пол­ного исчез­но­ве­ния» [Bradshaw, 151] (пер. автора. — М. В.).

В после­до­ва­ниях утрен­них и вечер­них молитв не пред­по­ла­га­ется лек­ци­о­нар­ных чтений из Свя­щен­ного писа­ния. В текстах отсут­ствует ново­за­вет­ный мате­риал, есть лишь немного цитат из Вет­хого завета. На кон­фе­рен­ции «Часо­слов и службы суточ­ного круга» свящ. Михаил Желтов заявил, что «с точки зрения содер­жа­ния совре­мен­ные вечер­нее и утрен­нее пра­вила из Молит­во­слова пора­жают почти полным отсут­ствием биб­лей­ского эле­мента (только Пс. 50 в утрен­нем пра­виле), тогда как Часо­слов состоит в основ­ном из псал­мов» [Сопова, Желтов]. Для многих молит­во­слов не просто не преду­смат­ри­вает чтение Еван­ге­лия, но заме­няет его: «Молит­во­слов — это самая чита­е­мая пра­во­слав­ная книга. Как свя­щен­ник знаю, что боль­шин­ство при­хо­жан читают молит­во­словы чаще, чем Еван­ге­лие», — сви­де­тель­ствует игумен Евфи­мий (Мои­сеев), заме­сти­тель пред­се­да­теля Изда­тель­ского Совета Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви [Евфи­мий (Мои­сеев)].

В ХХ в. уклад цер­ков­ной жизни конца XIX – начала XX вв., в том числе в обла­сти молит­вен­ного дела­ния, стал вос­при­ни­маться как обра­зец, «про­шед­ший про­верку цер­ков­ной жизнью», не тре­бу­ю­щий раз­мыш­ле­ний и рас­суж­де­ний и не пред­став­ля­ю­щий собой область ответ­ствен­но­сти самих членов церкви. После­до­ва­ния утрен­него и вечер­него пра­вила по молит­во­слову в насто­я­щее время рас­смат­ри­ва­ются, в основ­ном, как обще­при­ня­тая норма хри­сти­ан­ской жизни. Однако иссле­до­ва­ние пока­зы­вает, что при­ня­тое ныне пра­вило сфор­ми­ро­ва­лось как устой­чи­вое после­до­ва­ние не ранее XVIII в., его оче­вид­ные недо­статки как по харак­теру, так и по содер­жа­нию не поз­во­ляют счи­тать его опре­де­ля­ю­щим, фор­мо­об­ра­зу­ю­щим для молит­вен­ного дела­ния хри­сти­а­нина.

Важ­ней­шее иссле­до­ва­ние для даль­ней­шего осмыс­ле­ния бого­слу­же­ний суточ­ного круга — работа Пола Бред­шоу, в заклю­че­ние кото­рой он писал:

Фун­да­мен­таль­ным для пони­ма­ния еже­днев­ной молитвы явля­ется то, что ее цель — неру­ши­мое еди­не­ние с Богом, а выбор опре­де­лен­ного вре­мени (как и формы, и места. — Прим. автора. — М. В.) молитвы — это только сред­ство, веду­щее к цели. Это при­во­дит к мысли, что нет осо­бого нор­ма­тив­ного образца хри­сти­ан­ской еже­днев­ной молитвы, но что время и частота такой молитвы могут изме­няться в соот­вет­ствии с духов­ными потреб­но­стями хри­стиан, и опре­де­ляться куль­тур­ными и пас­тыр­скими сооб­ра­же­ни­ями. Опре­де­лен­ные часы (как и формы. — Прим. автора. — М. В.) молитвы — это не столько обя­за­тель­ство, воз­ло­жен­ное на нас, сколько води­тель­ство и помощь в прак­тике непре­рыв­ной молитвы; и если они не выпол­няют этой функ­ции, то есть серьез­ные осно­ва­ния поста­вить под вопрос их даль­ней­шее исполь­зо­ва­ние [Bradshaw, 151] (пер. автора. — М. В.).

Вопрос еже­днев­ной молитвы пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, осо­бенно в соот­не­се­нии с еже­днев­ной молит­вой церкви, тре­бует даль­ней­шего иссле­до­ва­ния и осмыс­ле­ния не только пас­тыр­ского, но и бого­слов­ского, исто­ри­че­ского и литур­ги­че­ского, оста­ва­ясь акту­аль­ным для совре­мен­ной прак­тики лич­ного бла­го­че­стия.

Источ­ники и лите­ра­тура

  1. Домо­строй = Домо­строй / Подгот. текста и пере­вод с древ­не­рус. Д. В. Коле­сова // Биб­лио­тека лите­ра­туры Древ­ней Руси: В 20 т / Под ред. Д. С. Лиха­чева и др. СПб.: Наука, 1998. Том 10. С. 116–215.
  2. Келей­ное пра­вило = Келей­ное пра­вило Сера­фимо-Зна­мен­ского скита. Шамор­дино Калуж­ской губер­нии: Типо­гра­фия Казан­ской Амвро­си­ев­ской жен­ской пустыни, 1913. 71 с.
  3. Лука Жидята = Лука Жидята, еп. Нов­го­род­ский. Поуче­ние к братии // Исто­ри­че­ская хре­сто­ма­тия для изу­че­ния исто­рии рус­ской цер­ков­ной про­по­веди с общей харак­те­ри­сти­кой пери­о­дов ее, с био­гра­фи­че­скими све­де­ни­ями о заме­ча­тель­ней­ших про­по­вед­ни­ках рус­ских (с XIXVIII в. вклю­чи­тельно) и с ука­за­нием отли­чи­тель­ных черт про­по­вед­ни­че­ства каж­дого из них / Сост. свящ. М. А. Потор­жин­ский, пре­по­да­ва­тель Киев­ской духов­ной Семи­на­рии. Киев: Тип. Г. Т. Корчак-Новиц­кого, 1879. С. 60–61.
  4. Молит­во­слов = Молит­во­слов. Полный кален­дар­ный меся­це­слов с кален­дар­ными све­де­ни­ями на 12 лет: Для народ­ного упо­треб­ле­ния / Сост. А. А. Николь­ский. М.: Типо­гра­фия С. Орлова у Боро­дин­ского моста, 1882. 346 c.
  5. Молит­во­слов с ака­фи­стами = Молит­во­слов с ака­фи­стами / Репр. вос­про­из­ве­де­ние изд. 1915 г. — М.: Ключ: Св.-Троицкая Сер­ги­ева Лавра, 1992. 334 с.
  6. Молитвы и пес­но­пе­ния = Молитвы и пес­но­пе­ния пра­во­слав­ного молит­во­слова (для мирян) / С пер. на рус. яз., объясн. и прим. Нико­лая Нахи­мова. Репр. воспр. изд. СПб.: Сино­даль­ная Типо­гра­фия, 1912. М.: Дон­ской мона­стырь, 1994. 236 c.
  7. Пра­во­слав­ный молит­во­слов = Пра­во­слав­ный молит­во­слов с объ­яс­не­ни­ями. М.: Пра­во­слав­ная Беседа, 1992. 84 с.
  8. Ска­за­ние = Ска­за­ние и стра­да­ние и похвала муче­ни­кам святым Борису и Глебу // Биб­лио­тека лите­ра­туры Древ­ней Руси: В 12 т. / Под ред. Д. С. Лиха­чева и др. Т. 1: XIXII века. URL: http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4871 (дата обра­ще­ния: 27.10.14).
  9. Ска­за­ния о святых Борисе и Глебе = Ска­за­ния о святых Борисе и Глебе: Силь­ве­ст­ров­ский список XIV века. СПб.: Типо­гра­фия Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук, 1860. [4], XXVI, 92 стб., 147 с. факс., 1 л. цв. ил.; 34.
  10. Часо­слов = Часо­слов. М.: Сибир­ская бла­го­звон­ница, 2007. 176 с.
  11. Часо­сло­вец = Часо­сло­вец. Вильна: Типо­гра­фия Фран­циска Ско­рины, [ок. 1522]. URL: http://dlib.rsl.ru/0100409043 (дата обра­ще­ния: 27.10.14).
  12. Афа­на­сий (Саха­ров) = Афа­на­сий (Саха­ров), еп. О поми­но­ве­нии усоп­ших по уставу Пра­во­слав­ной Церкви. СПб.: Сатис, 1995. 238 с.
  13. Дени­сов = Дени­сов Д. В. Прак­тика лич­ного бла­го­че­стия на Руси в XVI в.: Статьи, посвя­щен­ные евха­ри­сти­че­ской дис­ци­плине и келей­ному пра­вилу в руко­писи РГБ. ТСЛ. 793, XVI в. // Вест­ник ПСТГУ. 2005. № 14. С. 162–168. (Серия I. Бого­сло­вие. Фило­со­фия.).
  14. Евфи­мий (Мои­сеев) = Евфи­мий (Мои­сеев), игум. «Важно, чтобы каждая молитва прошла про­верку цер­ков­ной жизнью»: [Интер­вью]. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/2545640.html (дата обра­ще­ния: 27.10.14).
  15. Желтов = Желтов Михаил, диак. Каноны Божией Матери в еже­днев­ном молит­вен­ном пра­виле пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина // Бого­ро­дич­ник: Каноны Божией Матери на каждый день. М.: ПСТГУ, 2006. С. 188–191.
  16. Желтов, Прав­до­лю­бов = Желтов М. С., Прав­до­лю­бов Сергий, свящ. Бого­слу­же­ние Рус­ской Церкви, Х–XX вв. // Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. М.: Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия, 2000. [Ввод­ный том]: Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь. С. 485–517.
  17. Молит­во­слов = Молит­во­слов. URL: https://azbyka.ru/dictionary/12/molitvoslov.shtml (дата обра­ще­ния: 27.10.14).
  18. Сопова, Желтов = Сопова А., Желтов Михаил, свящ. Часо­слов: бого­сло­вие еже­днев­ной молитвы. URL: http://www.taday.ru/text/384810.html (дата обра­ще­ния: 27.10.14).
  19. Темчин = Темчин С. Ю. Про­ис­хож­де­ние назва­ния Малой подо­рож­ной книжки Фран­циска Ско­рины в свете описи Суп­расль­ского мона­стыря 1557 года // Amoenitates vel Lepores Philologiae. Krakow: LEXIS, 2007. Р. 463–471.
  20. Тури­лов = Тури­лов А. А. Ака­фист­ник. Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. М.: Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия, 2000. Т. 1. С. 383–384.
  21. Шишкин = Шишкин А. В. Утрен­нее келей­ное молит­вен­ное пра­вило по руко­писи РГАДА. Син. тип. (ф.381). 220, XVI в. // Вест­ник ПСТГУ. 2005. № 14. С. 158–161. (Серия I. Бого­сло­вие. Фило­со­фия.).
  22. Bradshaw = Bradshaw P. F. Daily Prayer in the Early Church: A study of the Origin and Early Development of the Divine Office. Eugene, OR: WIPF and STOCK, 2008. 206 p.

XXI Сре­тен­ские чтения, секция Свя­щен­ного писа­ния и литур­гики. 21 фев­раля 2015

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки