Марина Верховская
Личное молитвенное правило в литургической практике Русской Православной Церкви

Тема личного молитвенного правила касается повседневной молитвенной жизни членов церкви, которая тесно связана с практикой общецерковной молитвы.

Возникновение личного молитвенного правила связано с воплощением слов апостола о непрестанной молитве (1Фес.5:17) и стремлением устроить также и личную молитву христиан «благообразно и по чину» (1Кор.14:40).

Однако до настоящего времени тема личного молитвенного правила, а также история происхождения и становления его чинопоследований, не были исследованы церковными учеными – историками и литургистами, и до сих пор остаются неясными.

О формировании понятия личного молитвенного правила как последования утренних и вечерних молитв, представленного в молитвословах, из литературы было известно 4 ключевых момента общего характера без исследований и ссылок:

  • происхождение последований связано с именем Франциска Скорины и изданной им в 1522 г. «Малой подорожной книжки»;
  • последования утренних и вечерних молитв представляют собой сокращенные повечерие и полунощницу с дополнительными молитвами;
  • дополнительные молитвы начинают появляться в славянских рукописях с XVI века, а в XVII веке уже весьма распространены;
  • молитвословы получили широкое распространение в Русской церкви с XVIII в.

Обращение к «Малой подорожной книжке» (экземпляр РГБ) показало, что издание Франциска Скорины не включает последований молитвенного правила, часослов, входящий в нее, представляет собой часослов для частного совершения богослужений суточного круга, что было для русской церкви традиционной практикой, и это подтверждается источниками XVI века («Книга, называемая «Домострой» протопопа Сильвестра, рукописный сборник XVI в. Троице-Сергиевой Лавры); более ранние источники XI века свидетельствуют о ежедневном совершении утрени и вечерни как нормы молитвенной жизни для мирян.

По свидетельству свт. Афанасия (Сахарова) на Руси была широко распространена традиция самостоятельного совершения мирянами богослужебных последований.

В древней Руси православные хорошо знали не только как должно совершать свое келейное домашнее правило, но знали и то, что за отсутствием иерея каждый мирянин может совершать все церковные службы за исключением таинств. Тогда знали, как при этом должен действовать грамотный мирянин. Знали и неграмотные, что и как они могут совершать за каждую службу [Афанасий (Сахаров), 197].

Не только священнослужители, но и миряне старались узнавать все, что касается молитвы, старались вникать в Устав Церковный, и поэтому знали, а многие и хорошо знали, Устав и подробности служб и последований, дорожили ими, любили их, берегли их, тщательно следили за их точным исполнением [Там же, 229–230].

Сравнительный анализ состава последований утреннего и вечернего правила показал, что ряд элементов были заимствованы из состава повечерия и полунощницы (в том числе Обычное начало, 50-й псалом, Символ веры и ряд песнопений), но в основную часть последования личного молитвенного правила, а именно, 11 утренних и 10 вечерних молитв, имеющих особые надписания и авторство, вошли только две молитвы из состава полунощницы, а именно 5-я и 6-я молитвы свт. Василия Великого — в утренние молитвы.

Что касается остальных молитв, то было найдено подтверждение того, что они начинают появляться в рукописях XVI в. Рукопись РГАДА Син. тип. (ф. 381). 220, включает в себя Часослов, который содержит не только последования обычных суточных служб, но и утренние и вечерние молитвы для келейного чтения. В составе этих молитв нами были определены три молитвы, которые вошли в молитвословы и сохранились в них до нынешнего времени.

Проведенное исследование позволило проследить процесс расхождения ежедневной личной молитвы с общецерковным богослужением и сделать вывод о том, что личное молитвенное правило как последование утренних и вечерних молитв, представленных в молитвословах, сформировалось из двух частей. Первая часть представляет собой остатки повечерия и полунощницы – богослужений суточного круга, которые исполнялись келейно. Вторая часть включает в себя молитвы, которые возникли как дополнение к келейному монашескому правилу (полунощнице и повечерию). Это дополнение со временем «оторвалось» от повечерия и полунощницы, захватив из них часть, и послужило основой для самостоятельного последования, которое заменило собою всё богослужение суточного круга, некогда включавшее в себя утреню, вечерню, часы, изобразительные, повечерие и полунощницу. Именно к утреннему и вечернему правилу сводится в настоящее время «суточный круг» богослужения в обиходе православного верующего, члена Русской православной церкви.

Анализ самих молитв последования показал, что они индивидуалистичны по своему содержанию, которое ограничивается просительно-покаянной тематикой; темы хвалы и благодарения, а также ходатайства о нуждах церкви и мира остаются не выявленными, что также отличает правило от общественного богослужения.

Вечерние и утренние молитвы… изложены так, — пишет свт. Афанасий (Сахаров), — что почти все являются молитвою одного молящегося о нем самом… По правилам Святой Церкви и домашняя молитва каждого в отдельности не может быть только молитвою о самом себе. Поэтому в дополнение к вечерним и утренним молитвам Псалтирь дает еще помянник [Афанасий (Сахаров), 195–196].

По мнению свт. Афанасия, именно помянники придают этим чинопоследованиям церковный характер. Однако, П. Брэдшоу, который является «ведущим исследователем в области ежедневной молитвы в раннем христианстве» [Frøyshov, 123], наиболее характерной чертой ежедневного христианского богослужения в первые века считает «молитву (и особенно ходатайство) о нуждах церкви и мира. «Это может представляться слишком очевидным, — пишет он, — чтобы заслуживать упоминания, но именно этот элемент суточных богослужений неуклонно сокращается вплоть до полного исчезновения» [Bradshaw, 151] (пер. автора. — М. В.).

В последованиях утренних и вечерних молитв не предполагается лекционарных чтений из Священного писания. В текстах отсутствует новозаветный материал, есть лишь немного цитат из Ветхого завета. На конференции «Часослов и службы суточного круга» свящ. Михаил Желтов заявил, что «с точки зрения содержания современные вечернее и утреннее правила из Молитвослова поражают почти полным отсутствием библейского элемента (только Пс. 50 в утреннем правиле), тогда как Часослов состоит в основном из псалмов» [Сопова, Желтов]. Для многих молитвослов не просто не предусматривает чтение Евангелия, но заменяет его: «Молитвослов — это самая читаемая православная книга. Как священник знаю, что большинство прихожан читают молитвословы чаще, чем Евангелие», — свидетельствует игумен Евфимий (Моисеев), заместитель председателя Издательского Совета Русской Православной Церкви [Евфимий (Моисеев)].

В ХХ в. уклад церковной жизни конца XIX – начала XX вв., в том числе в области молитвенного делания, стал восприниматься как образец, «прошедший проверку церковной жизнью», не требующий размышлений и рассуждений и не представляющий собой область ответственности самих членов церкви. Последования утреннего и вечернего правила по молитвослову в настоящее время рассматриваются, в основном, как общепринятая норма христианской жизни. Однако исследование показывает, что принятое ныне правило сформировалось как устойчивое последование не ранее XVIII в., его очевидные недостатки как по характеру, так и по содержанию не позволяют считать его определяющим, формообразующим для молитвенного делания христианина.

Важнейшее исследование для дальнейшего осмысления богослужений суточного круга — работа Пола Бредшоу, в заключение которой он писал:

Фундаментальным для понимания ежедневной молитвы является то, что ее цель — нерушимое единение с Богом, а выбор определенного времени (как и формы, и места. — Прим. автора. — М. В.) молитвы — это только средство, ведущее к цели. Это приводит к мысли, что нет особого нормативного образца христианской ежедневной молитвы, но что время и частота такой молитвы могут изменяться в соответствии с духовными потребностями христиан, и определяться культурными и пастырскими соображениями. Определенные часы (как и формы. — Прим. автора. — М. В.) молитвы — это не столько обязательство, возложенное на нас, сколько водительство и помощь в практике непрерывной молитвы; и если они не выполняют этой функции, то есть серьезные основания поставить под вопрос их дальнейшее использование [Bradshaw, 151] (пер. автора. — М. В.).

Вопрос ежедневной молитвы православного христианина, особенно в соотнесении с ежедневной молитвой церкви, требует дальнейшего исследования и осмысления не только пастырского, но и богословского, исторического и литургического, оставаясь актуальным для современной практики личного благочестия.

Источники и литература

  1. Домострой = Домострой / Подгот. текста и перевод с древнерус. Д. В. Колесова // Библиотека литературы Древней Руси: В 20 т / Под ред. Д. С. Лихачева и др. СПб.: Наука, 1998. Том 10. С. 116–215.
  2. Келейное правило = Келейное правило Серафимо-Знаменского скита. Шамордино Калужской губернии: Типография Казанской Амвросиевской женской пустыни, 1913. 71 с.
  3. Лука Жидята = Лука Жидята, еп. Новгородский. Поучение к братии // Историческая хрестоматия для изучения истории русской церковной проповеди с общей характеристикой периодов ее, с биографическими сведениями о замечательнейших проповедниках русских (с XI–XVIII в. включительно) и с указанием отличительных черт проповедничества каждого из них / Сост. свящ. М. А. Поторжинский, преподаватель Киевской духовной Семинарии. Киев: Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1879. С. 60–61.
  4. Молитвослов = Молитвослов. Полный календарный месяцеслов с календарными сведениями на 12 лет: Для народного употребления / Сост. А. А. Никольский. М.: Типография С. Орлова у Бородинского моста, 1882. 346 c.
  5. Молитвослов с акафистами = Молитвослов с акафистами / Репр. воспроизведение изд. 1915 г. — М.: Ключ: Св.-Троицкая Сергиева Лавра, 1992. 334 с.
  6. Молитвы и песнопения = Молитвы и песнопения православного молитвослова (для мирян) / С пер. на рус. яз., объясн. и прим. Николая Нахимова. Репр. воспр. изд. СПб.: Синодальная Типография, 1912. М.: Донской монастырь, 1994. 236 c.
  7. Православный молитвослов = Православный молитвослов с объяснениями. М.: Православная Беседа, 1992. 84 с.
  8. Сказание = Сказание и страдание и похвала мученикам святым Борису и Глебу // Библиотека литературы Древней Руси: В 12 т. / Под ред. Д. С. Лихачева и др. Т. 1: XI–XII века. URL: http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4871 (дата обращения: 27.10.14).
  9. Сказания о святых Борисе и Глебе = Сказания о святых Борисе и Глебе: Сильвестровский список XIV века. СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1860. [4], XXVI, 92 стб., 147 с. факс., 1 л. цв. ил.; 34.
  10. Часослов = Часослов. М.: Сибирская благозвонница, 2007. 176 с.
  11. Часословец = Часословец. Вильна: Типография Франциска Скорины, [ок. 1522]. URL: http://dlib.rsl.ru/0100409043 (дата обращения: 27.10.14).
  12. Афанасий (Сахаров) = Афанасий (Сахаров), еп. О поминовении усопших по уставу Православной Церкви. СПб.: Сатис, 1995. 238 с.
  13. Денисов = Денисов Д. В. Практика личного благочестия на Руси в XVI в.: Статьи, посвященные евхаристической дисциплине и келейному правилу в рукописи РГБ. ТСЛ. 793, XVI в. // Вестник ПСТГУ. 2005. № 14. С. 162–168. (Серия I. Богословие. Философия.).
  14. Евфимий (Моисеев) = Евфимий (Моисеев), игум. «Важно, чтобы каждая молитва прошла проверку церковной жизнью»: [Интервью]. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/2545640.html (дата обращения: 27.10.14).
  15. Желтов = Желтов Михаил, диак. Каноны Божией Матери в ежедневном молитвенном правиле православного христианина // Богородичник: Каноны Божией Матери на каждый день. М.: ПСТГУ, 2006. С. 188–191.
  16. Желтов, Правдолюбов = Желтов М. С., Правдолюбов Сергий, свящ. Богослужение Русской Церкви, Х–XX вв. // Православная энциклопедия. М.: Православная энциклопедия, 2000. [Вводный том]: Русская Православная Церковь. С. 485–517.
  17. Молитвослов = Молитвослов. URL: https://azbyka.ru/dictionary/12/molitvoslov.shtml (дата обращения: 27.10.14).
  18. Сопова, Желтов = Сопова А., Желтов Михаил, свящ. Часослов: богословие ежедневной молитвы. URL: http://www.taday.ru/text/384810.html (дата обращения: 27.10.14).
  19. Темчин = Темчин С. Ю. Происхождение названия Малой подорожной книжки Франциска Скорины в свете описи Супрасльского монастыря 1557 года // Amoenitates vel Lepores Philologiae. Krakow: LEXIS, 2007. Р. 463–471.
  20. Турилов = Турилов А. А. Акафистник. Православная энциклопедия. М.: Православная энциклопедия, 2000. Т. 1. С. 383–384.
  21. Шишкин = Шишкин А. В. Утреннее келейное молитвенное правило по рукописи РГАДА. Син. тип. (ф.381). 220, XVI в. // Вестник ПСТГУ. 2005. № 14. С. 158–161. (Серия I. Богословие. Философия.).
  22. Bradshaw = Bradshaw P. F. Daily Prayer in the Early Church: A study of the Origin and Early Development of the Divine Office. Eugene, OR: WIPF and STOCK, 2008. 206 p.

XXI Сретенские чтения, секция Священного писания и литургики. 21 февраля 2015

Каналы АВ
TG: t.me/azbyka
Viber: vb.me/azbyka