Ложные представления о Боге как источник суеверий

о. Геор­гий Иоффе,
заме­сти­тель пред­се­да­теля Мис­си­о­нер­ского отдела Санкт-Петер­бург­ской Епар­хии

 

Пра­вильно гово­рить не «Цер­ков­ные суе­ве­рия», а «Око­ло­цер­ков­ные суе­ве­рия», потому что сама Цер­ковь Хри­стова суе­вер­ной быть не может.

Для серьёз­ного раз­го­вора о грехах и болез­нях нашей цер­ков­но­сти можно изби­рать разные инто­на­ции. Хоте­лось бы, чтобы те нотки само­иро­нии, неко­то­рого гро­теска и юмора, кото­рые неиз­бежно про­яв­ля­ются при раз­го­воре о суе­ве­риях, не стали пово­дом для обви­не­ния нас в небла­го­го­ве­нии перед свя­ты­ней.

Конечно, сто­рон­ники строго-пост­ного взгляда на хри­сти­ан­ство могут воз­ра­зить, что Хри­стос пре­ду­пре­ждал «сме­ю­щихся ныне», что они «возры­дают», однако вспом­ним, что Сам Гос­подь, обли­чая фари­сей­ские суе­ве­рия, при­бе­гал к юмору, когда гово­рил об отце­жи­ва­нии комара и погло­ще­нии вер­блюда (Мф. 23:24). Хри­сти­ане всегда умели шутить над собой, осо­бенно рас­ста­ва­ясь с гре­хами.

Поста­ра­юсь кратко сфор­му­ли­ро­вать те болезни нашего цер­ков­ного обще­ства, кото­рые не только явля­ются «прит­чей во языцех» для наших недру­гов, но и нам самим мешают жить по правде Хри­сто­вой, извра­щая самую суть хри­сти­ан­ства.

Мно­же­ство око­ло­цер­ков­ных суе­ве­рий порож­дены совер­шенно невер­ными пред­став­ле­ни­ями о Боге. Один из извест­ных тео­ло­гов нашего вре­мени Карл Ранер (1904–1984) заме­тил: «Слава Богу за то, что слова 60-ти или 80-ти про­цен­тов наших совре­мен­ни­ков о том, что такое Бог, не соот­вет­ствует дей­стви­тель­но­сти». То, что мы знаем о Боге, бес­ко­нечно меньше того, чего о Нем мы не знаем. Наше знание всегда неполно и фраг­мен­тарно. Но каким бы близ­ким к истине ни ста­но­ви­лось наше знание о Боге, Бог всегда будет его пре­вос­хо­дить и нико­гда не будет в нем уме­щаться. У вели­чай­ших бого­сло­вов пере­хва­ты­вало дыха­ние, когда они ста­ра­лись изречь слово о невы­ра­зи­мом Боге. По слову свя­того Васи­лия Вели­кого, «Неиз­ре­чен­ное да будет почтено мол­ча­нием».

Суще­ствуют пред­став­ле­ния, образы и мнения о Боге, диа­па­зон кото­рых – от ущерб­ных или недо­ста­точ­ных до про­бле­ма­тич­ных и непри­ем­ле­мых. Вот наи­бо­лее извест­ные из них:

1. Незло­би­вый седо­вла­сый старец, добрый дедушка с длин­ной боро­дой или пер­со­наж рисун­ков Жана Эффеля, кото­рый всё пони­мает, всё при­ни­мает и ни о чем не спра­ши­вает. Будучи очень удоб­ным, этот образ попу­ля­рен у многих, потому что вера в такого «боженьку» ни к чему не обя­зы­вает и не пред­по­ла­гает ника­кой личной ответ­ствен­но­сти. При нынеш­ней рели­ги­оз­ной индиф­фе­рент­но­сти это заблуж­де­ние, пожа­луй, самое рас­про­стра­нен­ное.

2. «Высшее суще­ство», «Высшая сила». Это вер­шина пира­миды, кото­рую выстра­и­вает наш рас­су­док, раз­мыш­ляя об устрой­стве миро­зда­ния. Бог — холод­ный, бес­страст­ный, без­лич­ный, без­раз­лич­ный, не име­ю­щий ника­кого отно­ше­ния к нам. К нему невоз­можно обра­титься, как невоз­можно и чего-либо ждать от него. Такое Боже­ство либо вовсе не при­частно нашему миру. Либо рас­тво­рено в нем. Все оккульт­ные и псевдо-мисти­че­ские учения от гно­сти­цизма до тео­со­фии, вклю­чая совре­мен­ное рери­хи­ан­ство и дви­же­ние Нью-Эйдж, бази­ру­ются на этом ложном пред­став­ле­нии. Да и у многих пра­во­слав­ных, увле­кав­шихся до своего обра­ще­ния оккуль­тиз­мом, йогой, экс­тра­сен­со­ри­кой, подоб­ные идеи изжи­ва­ются весьма нескоро.

3. Самый страш­ный образ Бога это согля­да­тай, шпион, кон­тро­лер и палач. Он над­зи­рает за нашей жизнью, его инте­ре­суют наши ошибки, Он выжи­дает, как бы застиг­нуть нас на месте пре­ступ­ле­ния. Это бог-стра­ши­лище для «непо­слуш­ных», им пугают смель­ча­ков, его боятся ново­на­чаль­ные, да и многие, на первый взгляд, воцер­ко­в­лен­ные при­хо­жане; он отпу­ги­вает колеб­лю­щихся, когда они пыта­ются при­бли­зиться к Пра­во­сла­вию. А, может быть, кто-нибудь встре­чал и пас­ты­рей, испо­ве­ду­ю­щих подоб­ные взгляды? Именно на этом образе сви­вает гнездо мла­до­стар­че­ство, в связи с этим обра­зом наблю­да­ются апо­ка­лип­ти­че­ские настро­е­ния, и воз­ни­кает псев­до­пра­во­слав­ное сек­тант­ство.

4. «Бог из машины» – «deus ex machinа» В древ­не­гре­че­ской тра­ге­дии появ­ле­ние бога в финале при­во­дило к ее раз­вязке. Это явле­ние бога про­ис­хо­дило с помо­щью осо­бого меха­низма. Отсюда пошло выра­же­ние «бог из машины», озна­ча­ю­щее искус­ствен­ное раз­ре­ше­ние про­блем. Это «под­порка», «скорой помощи» в труд­ную минуту. Мы при­зы­ваем его и ищем его помощи только тогда, когда что-нибудь не так, а когда все в порядке, мы забы­ваем о нем. Вот и многие наши рус­ские посло­вицы весьма харак­терны в этом отно­ше­нии, напри­мер: «Пока гром не грянет, мужик не пере­кре­стится», «Как тре­вога – так до Бога».

5. Близ­кий к этому образу — бог-гарант. Риту­аль­ными дей­стви­ями обе­тами и при­но­ше­ни­ями ему можно обес­пе­чить себе Его защиту. Он – воз­да­я­тель. «Разум­ные», «поря­доч­ные», «послуш­ные» могут быть уве­рены в его награ­дах. Его имеет в виду и тот, кто недо­уме­вает: «Что же я сделал пло­хого, что он меня так нака­зы­вает? Всегда у меня все было в порядке» Эти образы («гарант» и «под­порка») питают маги­че­ские пред­став­ле­ния о духов­ной жизни.

6. Бог порядка и богат­ства. По пре­иму­ще­ству – это бог власть имущих. Он на сто­роне пре­успе­ва­ю­щих, важных и зна­чи­тель­ных. Он – покро­ви­тель силь­ных мира сего. Тот, кто хочет изме­нить суще­ству­ю­щий поря­док вещей, попа­дает в его неми­лость. Осо­бенно любят при­бе­гать к нему дик­та­торы, дес­поты и тираны. Харак­тер­ный, пример, исполь­зо­ва­ние таких пред­став­ле­ний – совре­мен­ное неоха­риз­ма­ти­че­ское дви­же­ние, с их «тео­ло­гией про­цве­та­ния». Про­ни­кают подоб­ные взгляды и в цер­ков­ную среду.

7. Бог обря­дов — радост­ных или печаль­ных: свадеб, кре­стин, похо­рон, молеб­нов; бог пом­пез­ных, деше­вых, пустых и без­жиз­нен­ных речей. Бог как про­стое укра­ше­ние жизни. Вспом­ним так назы­ва­е­мых «под­свеч­ни­ков», едва скры­вая зевоту, отста­и­ва­ю­щих цер­ков­ные службы на Пасху и Рож­де­ство.

Бог в этих и подоб­ных слу­чаях ока­зы­ва­ется скро­ен­ным по чело­ве­че­ским меркам. Он мало похож на истин­ного Бога хри­стиан.

Истин­ный Бог — Бог любви и жизни, «везде сый и вся испол­няяй». Он на сто­роне стра­да­ю­щих и жертв, Бог всех без исклю­че­ния, он ни к кому не без­раз­ли­чен. Это не ужас­ный и непри­ступ­ный некто, живу­щий вдали от нас. Он не желает нам ни смерти, ни несча­стья, ни бед. Он не остав­ляет нас, в каком бы аду мы ни нахо­ди­лись.

Бог никому не мстит, никого не карает с целью погу­бить. Бог нака­зы­вает, т.е. научает, вра­зум­ляет заблуд­шего чело­века. Чтобы огра­ни­чить злую дея­тель­ность чело­века и напра­вить его на путь спа­се­ния, Бог может исполь­зо­вать и нака­за­ние, если все другие воз­мож­но­сти для вра­зум­ле­ния уже исчер­паны. Однако в Своем нака­зы­ва­ю­щем дей­ствии Бог являет Свою любовь к чело­веку, подобно врачу, кото­рый вынуж­ден при­чи­нить боль ради спа­се­ния жизни боль­ного.

И вот из ложных пред­став­ле­ний о Боге рож­да­ются все те ложные мнения, кото­рые при­ме­ни­тельно к нашей сего­дняш­ней теме можно уме­стить в два слова: магизм и обря­до­ве­рие.

Магия — стрем­ле­ние чело­века под­чи­нить себе духов­ный мир, быть как Бог (Быт. 3:5). Вот что об этом писал про­то­и­рей Алек­сандр Мень: «Для мага радо­сти мисти­че­ского бого­об­ще­ния – пустой звук. Он ищет только дости­же­ния могу­ще­ства в повсе­днев­ной жизни – на охоте, в зем­ле­де­лии, в борьбе с вра­гами этот анта­го­низм оста­вался даже тогда, когда магия стала пере­пле­таться с рели­гией. Магизм ждет от Неба только даров, при­роду он хочет пора­бо­тить, в чело­ве­че­ском обще­стве он воца­ряет наси­лие. Племя и власть ста­но­вятся над духом. Чело­век, сли­ва­ясь с родом, попа­дает под гипноз кол­лек­тив­ных пред­став­ле­ний».

Иными сло­вами, в основе магизма лежит прин­цип: «ты – мне, я – тебе».

Люди бегут в храм ста­вить самые тол­стые свечи, как будто Бог в них нуж­да­ется, в полной уве­рен­но­сти в том, что все про­блемы в жизни про­ис­хо­дят из-за того, что их кто-то «испор­тил» или «сгла­зил». С тем же успе­хом такие това­рищи обра­ща­ются ко все­воз­мож­ным «бабкам», кол­ду­нам, гада­те­лям и экс­тра­сен­сам.

Мате­ри­а­ли­сти­че­ская край­ность магизма – обря­до­ве­рие – это когда ритуал явля­ется не рели­ги­оз­ным, а чисто пси­хо­ло­ги­че­ским или ути­ли­тар­ным поня­тием без глу­бо­кой духов­ной состав­ля­ю­щей. Такие люди ходят в цер­ковь «потреб­лять» бла­го­дать, ничего не давая взамен. Напри­мер, рас­про­стра­нено мнение, что Таин­ство Собо­ро­ва­ния безо вся­кого пока­я­ния «очи­щает» от грехов, а Святое При­ча­стие «помо­гает» при низком гемо­гло­бине.

Перед тем, как чело­век при­ни­мает Таин­ство Свя­того Кре­ще­ния, он отре­ка­ется от сатаны. Мы отре­ка­емся тем самым от вся­кого идо­ло­по­клон­ства и язы­че­ства. Но про­ис­хо­дит ли дей­стви­тель­ная пере­мена в жизни чело­века?

Про­ве­ден­ные этой весной иссле­до­ва­ния социо­ло­гов из Ана­ли­ти­че­ского центра Юрия Левады пока­зы­вают, что более поло­вины рос­сиян (54%) верят в при­меты, а 42% — вещим снам. Только каждый шестой респон­дент (16%) сооб­щил, что верит в вечную жизнь, 72% не верят. В то, что на земле время от вре­мени появ­ля­ются ино­пла­не­тяне, верят (22%). Пред­ска­за­ниям аст­ро­ло­гов склонны дове­рять (29%) рос­сий­ских граж­дан.

Аст­ро­ло­ги­че­ские про­гнозы, горо­скопы, пред­ска­за­ния, про­ро­че­ства в наши дни полу­чили все­об­щее рас­про­стра­не­ние. Им при­да­ются раз­но­об­раз­ные при­вле­ка­тель­ные формы: от лако­нич­ной газет­ной памятки для биз­не­сме­нов до яркой теле­ви­зи­он­ной про­граммы; от изыс­канно-утон­чен­ных гада­ний по древ­не­ки­тай­ской «Книге Пере­мен» до псев­до­на­уч­ного ком­пью­тер­ного про­гноза; от тонень­кой бро­шюрки, из кото­рой можно узнать всю свою про­шлую и буду­щую жизнь, до каб­ба­ли­сти­че­ских рас­кла­док карт Таро, изу­че­нию кото­рых пред­ла­га­ется посвя­тить долгие годы.

Задача подоб­ного инфор­ма­ци­он­ного дав­ле­ния на чело­века состоит в том, чтобы, во-первых, при­учить его к мысли о пред­опре­де­лен­но­сти слепой судьбы, кар­ми­че­ской или гене­ти­че­ской задан­но­сти всей жизни; во-вторых, отвлечь чело­века от мыслей о Боге, от молитвы, от жела­ния узнать волю Бога о себе, ото­рвать от сыно­вьей при­вя­зан­но­сти к Богу, от стрем­ле­ния жить не по своей испор­чен­ной воле, но по воле Гос­пода.

Конечно, нам надо учи­ты­вать особую ситу­а­цию в России, свя­зан­ную с 70-летним рели­ги­озно-куль­тур­ным раз­ры­вом, когда сейчас кре­щены в Пра­во­сла­вие порядка 80% насе­ле­ния, а воцер­ко­в­лен­ных в разной сте­пени людей среди них при этом всего 5 – 15%. Все осталь­ные номи­наль­ные пра­во­слав­ные – это наше «мис­си­о­нер­ское поле», как об этом гово­рит Кон­цеп­ция мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти РПЦ.

Образ Христа Спа­си­теля, соеди­ня­ю­щий в себе истин­ную веру, истин­ную жизнь и спа­се­ние мира, хра­нился и хра­нится, при­сут­ствует и вечно дей­ствует в Церкви. Хри­стос — глава Церкви, а Цер­ковь — Его живой, бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм. И отпа­дают от нее те, кто иска­жает истин­ную веру, уро­дует непод­дель­ный све­то­нос­ный образ Христа Бого­че­ло­века, извра­щает Его святое учение.

Зада­чей пра­во­слав­ной миссии явля­ется сви­де­тель­ство об истин­ном Боге во Христе Иисусе, и суть, сердце Пра­во­сла­вия, его непо­бе­ди­мая сила, сокрыты именно в этом дивном и един­ствен­ном лике Христа, Сына Божия, с Кото­рым встре­ти­лись апо­столы и мно­же­ство других людей после них.

Глав­ная забота Пра­во­сла­вия была, есть и будет о том, чтобы через всю чело­ве­че­скую исто­рию про­не­сти и сохра­нить этот неизъ­яс­нимо пре­крас­ный Лик еван­гель­ского Христа и про­сла­вить Его в «духе и истине» (Ин. 4:23).

 

Совре­мен­ные суе­ве­рия:

  • Нельзя исполь­зо­вать спички при зажи­га­нии лам­падки или свечки. В спичке содер­жится сера, а сера — мате­риал дья­вола.
  • Нельзя пере­да­вать свечки левой рукой.
  • Молиться необ­хо­димо только вслух.
  • После похо­рон необ­хо­дим: заказ соро­ко­устов в трех мона­сты­рях; заказ сорока соро­ко­устов в сорока разных местах.
  • После собо­ро­ва­ния при­но­сить домой огарки свечей и зажи­гать их в случае болезни.
  • Вера в семи­свят­ную (взятую из семи источ­ни­ков и сме­шан­ную) и трех­звон­ную (взятую из трех разных церк­вей и сме­шан­ную) святую воду.
  • Необ­хо­ди­мость под­хо­дить к испо­веди со свечой.
  • Если во время испо­веди слу­чайно узнал о каком-либо чужом грехе, то этот грех перей­дет на тебя.
  • Когда ста­вишь свечку на канон, нельзя под­тап­ли­вать низ свечи, а то покой­нику ноги под­па­лишь.
  • Нельзя зажи­гать свечку от другой свечи, иначе перей­дут все болезни и беды того чело­века, что ее ставил.
  • При Кре­ще­нии нельзя брать имена муче­ни­ков, а то всю жизнь чело­век будет мучиться.
  • После Кре­ще­ния надо еще раз окре­ститься, чтобы полу­чить второе имя и сде­лать это имя тайным, тогда никто не сможет наве­сти порчу.
  • Кто первый вста­нет на поло­тенце при вен­ча­нии, тот будет хозя­и­ном в доме.
  • Во время ссор святую воду надо пря­тать в шкаф, а то она впи­тает отри­ца­тель­ную энер­ге­тику и испор­тится.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки