прот. Константин Буфеев

Часть II. Учение о сотворении человека

Сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их (Быт.1:27). Создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою (Быт.2:7).

Единем человеком грех в мiр вниде, и грехом смерть (Рим.5:12).

Един есть Бог, и Един ходатай Бога и человеков, Человек Христос Иисус, давый Себе избавление за всех (1Тим.2:3–4).

Глава 5. Существовал ли Адам как историческое лицо

Люди, исповедующие эволюционную теорию происхождения человека, обычно затрудняются назвать какое-то одно лицо или имя, или номер урны с костными останками праха, или иной атрибут существа, которое можно было бы назвать «первым человеком». Так и молекулярно-биологический «Y-хромосомный Адам», и «митохондриальная Ева» являются все-таки не личностями, а статистической абстракцией (к ним на могилку венок не возложишь).

Многие ученые-эволюционисты предпочитают говорить не о субъектах, а о видовых или родовых сообществах: этот подвид – «еще не люди», а тот подвид – «уже почти люди». Очевидно, что критериев выделения градаций по разным физиологическим, генетическим, психологическим и культурным признакам может быть предложено неограниченное количество. Как писал Тейяр де Шарден,

«с точки зрения науки, «первым человеком» является и может быть только множество людей, и его юность насчитывает тысячи и тысячи лет» [186, с. 151–152]. Сам автор поясняет: «Вот почему от науки как таковой проблема моногенизма в строгом смысле… ускользает по самой своей природе. В глубинах времен, в которых происходила гоминизация, наличие и развитие единственной пары положительно неуловимы, их невозможно рассмотреть непосредственно при любом увеличении» [там же].

Один из эволюционистов пишет:

«Библейское понятие «Адам» не обозначает биологического индивидуума. Не обозначает слово «Адам» и группы людей. Своим содержанием «Адам» имеет «надысторическую человечность"» [149, с. 107].

Таким образом, тема «первого человека» для эволюционистов теряется в огромном временном (от миллионов до тысяч лет) и пространственом (Африка, Ява, Китай…) спектре.

Ясно лишь одно: никто из кандидатов на почетное звание «первого человека» не совершал первородного греха.

1. Свидетельства Священного Писания и Предания

Священное Писание утверждает, что первым человеком был общий предок всех людей Адам, или по-еврейски – אדם (адам).

Про жизнь Адама первозданного мы знаем из Книги Бытия, написанной пророком Моисеем. Православные христиане исповедуют веру в Духа Святаго, «глаголавшаго пророки», следовательно, члены Христовой Церкви должны признавать истинным библейское свидетельство об Адаме. Этот принцип Церковь у тверждает в Неделю Торжества Православия: «Неверующим, яко Дух Святый умудри пророков и апостолов и чрез них возвести нам истинный путь к вечному спасению и утверди сие чудесами… анафема» [6, с. 418].

Через боговидца Моисея Дух Божий сообщил нам главные вехи жизни праотца нашего Адама.

– Адам был сотворен Богом из праха земного и получил при своем создании дыхание жизни (Быт. 1:27; 2:7).

– Жену и помощницу Адаму Бог создал из его ребра (Быт.2:21), и Адам нарек ей имя Ева, или по-еврейски – חוה (хавва, «жизнь») (Быт.3:20).

– Адам был помещен Богом в месте, именуемом Райский сад, или по-еврейски – גנ עדן (ган эдэн) (Быт.2:15).

– Потеря райского достоинства случилась из-за грехопадения праотцев (Быт.3:6), в результате чего наказанием им стало жительство на проклятой Богом земле (Быт.3:23).

– Перед изгнанием из Рая Бог сделал Адаму и Еве кожаные ризы, в которые и одел их (Быт.3:21).

– Адам с Евой родили детей: Каина (Быт.4:1), Авеля (Быт.4:2), Сифа (Быт.5:3) и других (Быт.5:4).

– Адам прожил 930 лет и умер (Быт.5:5).

Так буквально, «как написано», восприняла реальное житие библейского Адама ветхозаветная пророческая традиция: Они же, подобно Адаму, нарушили завет и там изменили Мне (Ос.6:7).

Примечательной является в этом отношении первая глава Книги 1 Паралипоменон, начинающаяся с имени праотца Адама и содержащая родословие его потомков.

Евангелие, описывая родословие Господа Иисуса Христа, увенчивает его словами: …Адамов, Божий (Лк.3:38).

Как «нисходящая» ветхозаветная, так и «восходящая» новозаветная линии родословия называют родоначальником Адама.

Таким образом, Адам поставлен Священным Писанием в один ряд с другими упоминающимися историческими лицами – такими, как Иосиф Обручник, царь Соломон, пророк Давид, праотец Авраам и остальные.

Адама первозданного невозможно ни вычеркивать из библейского родословия, ни ставить прежде него кого-либо другого.

Не как к аллегориям или собирательным образам, а как к историческим лицам относились к Адаму и его потомству Христовы апостолы: Пророчествова же и о сих седмый от Адама Енох, глаголя: се приидет Господь во тьмах святых ангел Своих (Иуд.14).

Правнук Еноха Ной был десятым в родословии от Адама (Быт.5:1–32; 1Пар.1:1; Лк.3:36–38). О времени жизни Ноя как о конкретной и достоверной исторической эпохе говорит Сам Иисус Христос: И якоже бысть во дни Ноевы, тако будет и во дни Сына Человеческа: ядяху, пияху, женяхуся, посягаху, до негоже дне вниде Ное в ковчег; и прииде потоп и погуби вся (Лк.17:26).

Созвучно с евангелистом Лукой учил апостол Петр (1Пет.3:20; 2Пет.2:5).

Православный Катихизис: «Адам, Ной, Авраам, Моисей и другие пророки приняли и проповедали начатки Откровения Божия; в полноте же и совершенстве принес на землю Откровение Божие воплощенный Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, и распространил оное по вселенной через Своих учеников и апостолов» [174, с. 6].

«От Адама до Моисея не было Священных книг» [174, с. 9].

Адам – такая же (не менее!) реальная историческая личность, как и прочие, упоминающиеся, например, в службах недели Святых Отец и недели Святых Праотец [103] (декабрь).

41 Пра́ѻтцєвъ собо́ръ, празднолю́бцы прїиди́те, ѱало́мски да восхва́лимъ: а҆да́ма пра́ѻтца, є҆нѡ́ха, нѡ́ѧ, мелхїседе́ка, а҆враа́ма, і҆саа́ка, и҆ і҆а́кѡва: по зако́нѣ мѡѷсе́а и҆ а҆арѡ́на: і҆исꙋ́са, самꙋ́ила, и҆ дв҃да: съ ни́миже и҆са́їю, і҆еремі́ю, и҆ і҆езекі́илѧ, и҆ данїи́ла, и҆ двана́десѧть, кꙋ́пнѡ и҆лїю̀, є҆лїссе́а и҆ всѧ̑: заха́рїю, и҆ крⷭ҇ти́телѧ, и҆ проповѣ́давшыѧ хрⷭ҇та̀, жи́знь и҆ воскрⷭ҇нїе ро́да на́шегѡ. (неделя Праотец, славник на стиховне)

42 Ада́ма восхва́лимъ, а҆́велѧ, си́ѳа, и҆ є҆нѡ́са: є҆нѡ́ха, и҆ нѡ́ѧ: а҆враа́ма, і҆саа́ка и҆ і҆а́кѡва: мѡѷсе́а, і҆́ѡва, и҆ а҆арѡ́на: є҆леаза́ра, и҆ і҆исꙋ́са: вара́ка, самѱѡ́на, и҆ і҆ефѳа́ѧ: дв҃да, и҆ соломѡ́на. (неделя Праотец, славник на светильне)

43 Сла́вою оу҆краша́ютсѧ бж҃е́ственнагѡ прича́стїѧ, а҆да́мъ ра́дꙋѧсѧ дне́сь, ꙗ҆́кѡ ѡ҆снова́нїе и҆ ўтвержде́нїе пра́ѻтцєвъ мꙋ́дрыхъ: совзыгра́етъ же а҆́вель, и҆ є҆нѡ́хъ весели́тсѧ... тѣ́мже бж҃е́ственнꙋю па́мѧть хрⷭ҇то́выхъ пра́ѻтцєвъ и҆ мы̀ соверша́юще мо́лимъ, сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ. (неделя Отец, 2-я стихира Отцев на «Господи, воззвах»)

44 Пра́здникъ пра́зднꙋимъ вѣ́рнїи ѻ҆тцє́въ бж҃е́ственныхъ ра́достнѡ, а҆да́ма, а҆́велѧ чтꙋ́ще, си́ѳа, є҆нѡ́са бл҃жа́ще, є҆нѡ́ха, нѡ́ѧ, си́ма же и҆ і҆а́феѳа воспои́мъ, а҆враа́ма пре́жде зако́на вѣ́рою просїѧвша, и҆ бж҃е́ственнаго і҆саа́ка, і҆а́кѡва, и҆ і҆ꙋ́дꙋ, леѵі́ю, и҆ цѣломꙋ́дреннаго і҆ѡ́сифа восхва́лимъ, и҆ вѣ́рнѡ возопїи́мъ: бг҃но́снїи пра́ѻтцы, моли́те хрⷭ҇та̀ бг҃а, грѣхѡ́въ ѡ҆ставле́нїе дарова́ти пра́зднꙋющымъ любо́вїю ст҃ꙋ́ю па́мѧть ва́шꙋ. (неделя Отец, седален по 2-й кафисме)

Признание Церковью Адама историческим лицом можно подтвердить подобным отношением к его детям – Каину и Авелю.

Несомненность в действительном существовании Каина – Адамова первенца – утверждает преподобный Андрей Критский словами Великого покаянного канона:

45 Ꙗ҇́кѡ ка́їнъ и҆ мы̀, душѐ ѻ҆каѧ́ннаѧ, всѣ́хъ содѣ́телю дѣѧ́нїѧ сквє́рнаѧ (см.: Быт. 4, 8), и҆ же́ртвꙋ поро́чнꙋю (см.: Быт. 4, 3–5), и҆ непотре́бное житїѐ принесо́хомъ вкꙋ́пѣ: тѣ́мже и҆ ѡ҆сꙋди́хомсѧ. [159, ч. 1] (вторник 1-й седмицы Поста, канон на повечерии, песнь 1, тропарь 3)

Как о реальном человеке, а не о вымышленном персонаже писали о Каине апостолы Иоанн Богослов (1Иоан.3:12) и Павел (Евр.11:4).

Известно отношение Иисуса Христа ко второму сыну Адама Авелю. Господь обличает фарисеев: Да взыщется кровь всех пророк, проливаемая от сложения мiра, от рода сего, от крове Авеля даже до крове Захарии, погибшаго между олтарем и храмом; ей, глаголю вам, взыщется от рода сего (Лк.11:50–51).

В этом евангельском контексте «кровь Авеля» – никак не выдумка, не фикция и не аллегория. Созвучно воспевается в православном богослужении:

46 Дре́вле оу҆́бѡ проклѧта̀ бы́сть землѧ̀ а҆́велевою ѡчервлени́вшисѧ кро́вїю, братоꙋбі́йственною рꙋко́ю: бг҃ото́чною же твое́ю кро́вїю бл҃гослови́сѧ ѡ҆кропле́на (кровь Авеля, сына Адама, столь же реальна, как и кровь Христа), и҆ взыгра́ющи вопїе́тъ: ѻ҆тцєвъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ [107] (глас 1, канон крестовоскресен, песнь 7, тропарь 1)

Апостол Павел упоминает как о верующих благочестивых людях следующих потомков Адамовых: из допотопных – Авеля (Евр.11:4), Еноха (Евр.11:5), Ноя (Евр.11:7); из послепотопных – Авраама (Евр.11:8), Исаака (Евр.11:20), Иакова (Евр.11:21), Иосифа (Евр.11:22) и Моисея (Евр.11:24).

Как о праведниках, добродетелям которых следует подражать, говорит Церковь о допотопных потомках Адамовых:

47 Всѧ̑ пре́жде зако́на прете́кши, ѽ дꙋшѐ! си́ѳу не оу҆подо́биласѧ є҆сѝ, ни є҆нѡ́са подража́ла є҆сѝ, ни є҆нѡ́ха преложе́нїемъ, ни нѡ́ѧ: но ꙗ҆ви́ласѧ є҆сѝ оу҆бо́га пра́ведныхъ жи́зни. [159] (среда 1-й седмицы Поста, 2-й канон на повечерии, песнь 2, тропарь 3)

Адам и Ева – не менее реальные люди, чем библейский Иосиф Прекрасный:

48 Вторꙋ́ю є҆́ѵꙋ (значит – была и первая!) є҆гѵ́птѧныню ѡ҆брѣ́тъ ѕмі́й глаго́лы, тща́шесѧ ласка́ньми запѧ́ти і҆ѡ́сифа, но то́й ѡ҆ста́вивъ ри́зꙋ, бѣжа̀ грѣха̀ (см.: Быт.39:7–12): и҆ на́гъ не стыдѧ́шесѧ, ꙗ҆́коже первозда́нный (то есть Адам) пре́жде преслꙋша́нїѧ. тогѡ̀ мл҃твами хрⷭ҇тѐ поми́лꙋй на́съ. [159] (Великий Понедельник, стихира на «слава, и ныне» на стиховне на утрени)

Адам – столь же историческая личность, как, к примеру, израильский царь Давид:

49 ...бѧ́ше сїѐ чꙋ́дно: а҆да́мова внꙋ́ка и҆ дв҃дова по достоѧ́нїю, є҆ѧ́же несказа́нное ржⷭ҇тво̀ ѻ҆тцєвъ мно́жество предпра́зднствꙋетъ досто́йнѡ. [103] (неделя Отец, богородичен светильна)

Воскресению Христову радуются как его свидетели и современники апостолы, так и праотец Адам:

50 А̑пⷭ҇ли взыгра́йте, и҆ а҆́гг҃ли ликꙋ́йте, земноро́днїи всѝ возра́дꙋйтесѧ: Гдⷭ҇ь воскре́се, тлѧ̀ и҆спровѣ́ржесѧ, и҆ печа́ль преста̀, и҆ ликовствꙋ́етъ а҆да́мъ. [160] (неделя 5-я по Пасхе, канон Самаряныне, песнь 5, тропарь 3)

Мало кто из святых Отцов, писавших на богословскую или аскетическую темы, не говорил об Адаме как о реальной личности. Это убеждение является в Церкви всеобщим и распространенным во все века у всех верующих людей.

Преподобный Иоанн Лествичник: «Мы слышали от неистового объядения, что блудная брань в теле есть его исчадие; и это не удивительно. Сему научает нас древний наш праотец Адам; ибо если бы он не был побежден чревом, то конечно не познал бы, что такое жена. Посему соблюдающие первую заповедь (о воздержании) не впадают во второе преступление (нарушением целомудрия); и хотя пребывают сынами Адамовыми, однако не знают, что был Адам по падении» [68, Предисловие к 15 Слову, с. 112].

Преподобный Силуан Афонский: «Адам, отец вселенной, в Раю знал сладость любви Божией, и потому, когда был изгнан из Рая за грех и лишился любви Божией, горько страдал и с великим стоном рыдал на всю пустыню. Душа его терзалась от мысли: «Любимого Бога я оскорбил"» [146, с. 379].

Упоминание об Адаме как об историческом лице содержится во многих синаксарях Триоди – главных вероучительных текстах Церкви.

Синаксарь недели Всех Святых:

51 Трїѡ́дь оу҆́бѡ, вкра́тцѣ рещѝ, ѡ҆бдержи́тъ внꙋ́трь съ вели́кимъ прилѣжа́нїемъ, є҆лика бг҃ъ сотворѝ на́съ ра́ди неизрече́нными словесы̀. Паде́нїе дїа́воле съ нб҃сѐ, пе́рвою при́тчею и҆згна́нїе а҆да́мово, и҆ престꙋпле́нїе: є҆́же на́съ ра́ди бг҃а сло́ва смотре́нїе всѐ, и҆ ка́кѡ на небеса̀ ст҃ы́мъ дх҃омъ па́ки взыдо́хомъ, и҆ и҆спа́дшїй ѻ҆́ный чи́нъ и҆спо́лнихомъ, є҆́же ст҃ы́ми всѣ́ми познава́етсѧ. [160]

Синаксарь Великой Субботы:

52 ...въ пе́рвомъ мїротворе́нїи, всѧ́кое дѣ́ло содѣ́лавъ бг҃ъ, и҆ послѣдѝ Гдⷭ҇ьственнѣйшее въ шесты́й де́нь созда́въ человѣ́ка (а҆да́ма), въ седмы́й почѝ ѿ всѣ́хъ дѣ́лъ своѝхъ. [159, ч. 2]

Синаксарь недели О мытаре и фарисее:

53 ...Но и҆ родонача́льникꙋ а҆да́мꙋ си́хъ ра́ди ѿ пи́щи и҆згна́нїе. [159, ч.1]

Синаксарь субботы Мясопустной:

54 По є҆диномꙋ оу҆́бѡ ѡ҆́бразꙋ си́це бж҃їѧ цр҃ковь па́мѧть сотворѧ́етъ дꙋша́мъ... И̑́накѡ же, и҆ а҆да́мово и҆згна́нїе ст҃і́и хотѧ́ще въ прїидꙋ́щꙋю и҆зложи́ти недѣ́лю, ꙗ҆́коже нѣ́кое поко́ище пред̾ꙋмышлѧ́ютъ. [159, ч. 1]

Синаксарь недели Мясопустной:

55 Подоба́етъ бо смотри́ти, ꙗ҆́кѡ въ бꙋ́дꙋщꙋю недѣ́лю нача́ло мі́ра, и҆ са́мое ѿ раѧ̀ паде́нїе положа́тъ а҆да́мово. [159, ч. 1]

Синаксарь недели Сыропустной:

56 Въ се́й де́нь воспомина́нїе твори́мъ ѿ ра́йскїѧ пи́щи и҆спаде́нїѧ первозда́ннагѡ а҆да́ма, є҆же бж҃е́ственнїи ст҃і́и ѻ҆тцы̀ на́ши пре́жде ст҃ыѧ четыредесѧ́тницы вчини́ша. [159, ч. 1]

Синаксарь недели Крестопоклонной:

57 Прили́чнѡ и҆ бж҃е́ственнїи ѻ҆тцы̀ кре́стное дре́во посредѣ̀ ст҃ыѧ̀ четыредесѧ́тницы насади́ша, вкꙋ́пѣ оу҆́бѡ и҆ а҆да́мово ла́комство помина́юще, вкyпѣ же и҆ ѻ҆́нагѡ ѿѧ́тїѧ прописꙋ́юще настоѧ́щимъ дре́вомъ. [159, ч.1]

Синаксарь Великого Четверга:

58 Трикра́тное петро́во ѿверже́нїе, всѣ́хъ человѣ́кѡвъ грѣ́хъ къ бг҃ꙋ и҆зѡбразова́ше. Пе́рвое, за́повѣдь ю҆́же преступѝ а҆да́мъ. второ́е, пи́саннагѡ зако́на престꙋпле́нїе. тре́тїе же, са́мое воплоще́нїе сло́ва: є҆́же па́ки послѣдѝ сп҃съ трегꙋ́бымъ покаѧ́нїемъ и҆сцѣлѝ... [159, ч. 2]

Синаксарь Великого Пятка:

59 Глаго́летсѧ оу҆́бѡ а҆да́мовѣ главѣ̀ та́мѡ лежа́ти, и҆дѣ́же и҆ хрⷭ҇то́съ глава̀ всѣ́хъ распѧ́тсѧ: крⷭ҇ти́сѧ оу҆́бѡ хрⷭ҇то́вою кро́вію и҆сте́кшею. Ло́бное же мѣ́сто глаго́летсѧ, зане́же въ пото́пѣ восте́кшей внѣ̀ землѝ а҆да́мовѣ главѣ̀, ко́сти то́чїю носи́мѣ бы́ти, ꙗ҆́кѡ нѣ́коемꙋ чꙋ́ду зри́мому, ю̀же соломѡ́нъ че́стїю пра́ѻтца, со всѣ́мъ свои́мъ во́инствомъ, ка́менїемъ мно́жайшимъ покры̀. Тѣ́мже и҆ мѣ́сто то̀ ѿто́лѣ ліѳострѡто́нъ, сі́есть, каменопо́стланное и҆менова́сѧ: Глаго́лютъ оу҆́бѡ ст҃ыхъ и҆зѧ́щнїи, ѿ преда́нїѧ и҆мѣ́ти, и҆ самомꙋ́ а҆да́мꙋ та́мѡ ѿ а҆́гг҃ла погребе́нꙋ бы́ти. [159, ч. 2]

Последний текст, несмотря на то, что говорит о весьма таинственных вещах, свидетельствует об историчности не только земной жизни, но и погребения смертного тела праотца Адама.

* * *

Мы видим, что Священное Писание как Ветхого, так и Нового Заветов говорит о первом человеке Адаме как о реальной личности. Также точно родословие Адамово в православной традиции воспринимается вполне исторически. Церковное Предание в стихирах и синаксарных чтениях утверждает эту историчность праотца. Иначе невозможно было бы, к примеру, такое сопоставление в молитвенном тексте от первого лица:

60 Воздержа́нїѧ наслажде́нїе и҆ мнѣ̀ сло́ве да́рꙋй, ꙗ҆́коже а҆да́му ра́й и҆ногда̀... (вторник 1-й седмицы Поста, 3-я стихира на «Господи, воззвах»)

Очевидно, что отрицание исторического существования библейского Адама привело бы к непримиримому противоречию как со Словом Божиим, так и с церковным Преданием.

Представители эволюционистского мiровоззрения отрицают буквальное понимание слов бытописателя о создании Адама, его жизни в Раю и грехопадении, равно как считают мифом библейское повествование о Потопе и допотопных людях из рода Адама – Каине, Авеле, Сифе, Ное и других. Тем самым эволюционисты оказываются в неизбежной конфронтации со всем догматическом и литургическим Преданием Православной Церкви.

2. О молитвенной связи с Адамом и Евой

Иногда об Адаме и Еве православные богослужебные тексты говорят как о существующих личностях, с которыми можно вступать в духовные отношения и сегодня.

61 А̑да́мꙋ и҆звѣсти́ти хотѧ́й и҆дꙋ́, во а҆́дѣ живꙋ́щꙋ, и҆ є҆́ѵѣ принестѝ бл҃говѣ́стїе, сѷмеѡ́нъ вопїѧ́ше, со пр҇ⷪро́ки ликꙋ́ѧ: бл҃гослове́нъ бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ. [103] (Сретение, 1-й тропарь 7-й песни канона)

К Адаму и Еве Церковь обращается (в звательном падеже!) в молитвах – что было бы просто безсмысленно, если бы они были не реальными личностями, а являлись «собирательными образами» или обозначали родовое объединение разных индивидуумов (как это утверждают эволюционисты).

В Триоди [159, ч. 2]:

62 Весели́тесѧ а҆да́ме и҆ є҆́ѵо, съ пр҇ⷪро́ки, сѐ призва́ти ва́съ стрⷭ҇тїю, гдⷭ҇ь прихо́дитъ. (неделя Ваий, 2-я стихира на стиховне малой вечерни)

В Минее [103]:

63 Ѽложѝ а҆да́ме и҆ є҆́ѵо всѧ́кꙋ печа́ль: мт҃и бо ра́дости ѿ непло́дове пресла́внѡ прозѧба́етъ дне́сь. (Рождество Богородицы,

3-я стихира на «Господи, воззвах» малой вечерни)

В Октоихе [107]:

64 Слы́ши а҆да́ме, и҆ ра́дꙋйсѧ со є҆́ѵою: ꙗ҆́кѡ ѡ҆бнажи́вый пре́жде ѻ҆боѧ̑, и҆ пре́лестїю взе́мъ ва́съ плѣ́нники, крⷭ҇то́мъ хрⷭ҇то́вымъ оу҆́праздни́сѧ. (Глас 8, блаженна 2)

В следующей стихире к праотцам обращаются родители Пресвятой Богородицы:

65 Что̀ шꙋ́мъ пра́зднꙋющихъ быва́етъ; і҆ѡакі́мъ и҆ а҆́нна торжествꙋ́ютъ та́йнѡ, ра́дꙋйтесѧ съ на́ми, глаго́люще, а҆да́ме и҆ є҆́ѵо дне́сь: ꙗ҆́кѡ и҆̀мже дре́вле престꙋпле́нїемъ затвори́ша ра́й, пло́дъ бл҃госла́венъ на́мъ даде́сѧ, бг҃оѻтрокови́ца мр҃і́а, ѿверза́ющи є҆гѡ̀ всѣ̑мъ вхо́дъ. [103] (Рождество Богородицы, 3-я стихира на литии)

В этом тексте к Адаму и Еве мы обращаемся в молитве наряду с Давидом и Анной как к равно реальным (невыдуманным) личностям:

66 Ѡ̑бнови́сѧ а҆да́ме, ра́дꙋйсѧ, є҆́ѵо, весели́сѧ дв҃де, бл҃годꙋ́шствꙋй а҆́нно: и҆́бо мт҃и зижди́телѧ твоегѡ̀ ражда́етсѧ пресла́внѡ... [103] (Рождество Богородицы, седален по полиелее) Здесь они объединяются с пророками и апостолами:

67 А̑да́ме ѡ҆бнови́сѧ, и҆ є҆́ѵа возвели́чисѧ, прро́цы со а҆по́столы ликꙋйте и҆ првⷣными: ѻ҆́бщаѧ бо ра́дость возсїѧ̀, а҆́гг҃лѡвъ же и҆ человѣ́кѡвъ, ѿ првⷣныхъ дне́сь їѡакі́ма и҆ а҆́нны бцⷣа мр҃і́а. [103] (Рождество Богородицы, 2-й светилен)

В уста самих праотцев Церковь вкладывает молитвенные прошения, что было бы также невозможно, если бы они не были настоящими живыми людьми.

В Триоди [159, ч. 2]:

68 ...тогда̀ а҆да́мъ бл҃года́рственнѡ ра́дꙋѧсѧ вопїѧше тебѣ̀: сла́ва снизхожде́нїю твоемꙋ́, чл҃вѣколю́бче. (Великий Пяток, 2-я стихира на стиховне на вечерни)

В Минее [103]:

69 А̑да́мъ свободи́сѧ, и҆ є҆́ѵа ликꙋ́етъ, и҆ вопїю́тъ дх҃омъ къ тебѣ̀ бцⷣе: тобо́ю и҆зба́вихомсѧ перворо́дныѧ клѧ́твы, ꙗ҆́вльшꙋсѧ хрⷭ҇тꙋ́. (Рождество Богородицы, 2-й канон, песнь 7, тропарь 3)

В Октоихе [107]:

70 Плѣни́лъ є҆сѝ сме́рть, и҆ врата̀ а҆́дѡва сокрꙋши́лъ є҆сѝ, а҆да́мъ же свѧ́занный разрѣше́нъ бы́въ, вопїѧ́ше тебѣ̀: сп҃сѐ мѧ десни́ца твоѧ̀ гдⷭ҇и. (глас 5, канон крестовоскресен, песнь 6, тропарь 2)

Особо следует отметить плач Адама, молитвенно обращающий к Богу рыдание в раскаянии о содеянном грехе. Эти слова входят в богослужебные тексты недели Сыропустной, специально посвященной церковному воспоминанию об Адамовом изгнании из Рая [159, ч. 1].

71 Сѣ́де а҆да́мъ прѧ́мѡ раѧ̀, и҆ свою̀ наготꙋ́ рыда́ѧ пла́каше: оу҆́вы̀ мнѣ́, пре́лестїю лꙋка́вою оу҆́вѣща́нну бы̀вшу и҆ ѡ҆кра́дену и҆ сла́вы оу҆́дале́нꙋ! оу҆́вы̀ мнѣ́, простото́ю на́гу, ны́нѣ же недоумѣ́нну! но ѽ раю̀, ктомꙋ́ твоеѧ̀ сла́дости не наслаждꙋ́сѧ: ктомꙋ́ не оу҆́зрю̀ гдⷭ҇а и҆ бг҃а моегѡ̀ и҆ созда́телѧ: въ зе́млю бо пойдꙋ́, ѿ неѧ́же и҆ взѧ́тъ быхъ. млⷭ҇тиве ще́дрый, вопїю̀ тѝ: поми́лꙋй мѧ̀ па́дшаго. (славник на «Господи, воззвах»)

72 Со́лнце лучы̀ скры̀, луна́ со ѕвѣзда́ми въ кро́вь преложи́сѧ, го́ры оу҆́жасо́шасѧ, хо́лми вострепета́ша, є҆гда́ ра́й заключи́сѧ. и́сходѧ̀ а҆да́мъ рука́ма бїѧ̀ въ лицѣ̀, глаго́лаше: млⷭ҇тиве, поми́лꙋй мѧ̀ па́дшаго. (славник на литии)

73 Изгна́нъ бысть а҆да́мъ и҆з̾ раѧ̀ снѣ́дїю, тѣ́мже и҆ сѣдѧ̀ прѧ́мѡ сегѡ̀ рыда́ше, стенѧ̀ оу҆́мили́тельнымъ гла́сомъ, и҆ глаго́лаше: оу҆́вы̀ мнѣ́, что пострада́хъ ѻ҆каѧ́нный а҆́зъ: є҆ди́ну за́повѣдь престꙋпи́хъ влⷣчню, и҆ бл҃ги́хъ всѧ́ческихъ лиши́хсѧ! раю ст҃ѣ́йшїй, менѐ ра́ди насажде́нный бывъ, и҆ є҆́ѵы ра́ди затворе́нный, моли тебѐ сотво́ршаго, и҆ менѐ созда́вшаго, ꙗ҆́кѡ да твои́хъ цвѣтѡ́въ и҆спо́лнюсѧ!.. (славник на стиховне)

74 Сѣ́де а҆да́мъ тогда́ и҆ пла́касѧ, прѧ́мѡ сла́дости раѧ̀, рука́ма бїѧ̀ лицѣ̀, и҆ глаго́лаше: млⷭ҇тиве, поми́лꙋй мѧ̀ па́дшаго. (икос)

Эти песнопения, выражающие покаянный вопль праотца о потерянном Рае, не случайно включены в круг православного богослужения.

Преподобный Силуан Афонский в произведении «Адамов плач» помогает понять это: «Адам по изгнании из Рая болел душою и много слез проливал он от скорби. Так всякая душа, познавшая Господа, скучает по Нему и говорит:

– Где Ты, Господи? Где Ты, Свете мой? Почто скрыл лицо Твое от меня, и душа моя долго не видит Тебя, и скучает по Тебе, и слезно ищет Тебя» [146, с. 380].

3. Значение праотцев в свете вероучительного содержания православного богослужения

Упоминания об Адаме и Еве важны (и даже неизбежны) в контексте раскрытия догматических положений Православия о Сотворении, грехопадении, Боговоплощении, Искуплении и других. Ни один из христианских догматов, конечно, не ограничивается утверждением о «существовании первозданного Адама», но при этом большинство вероучительных положений Православной Церкви исходят из очевидной логической предпосылки: «библейский Адам существовал».

Это утверждение является вовсе не тайным или малозаметным фактом, который никак не влияет на исповедание нашей веры. Напротив, данное обстоятельство побуждало учителей Церкви при раскрытии догматических вопросов постоянно вспоминать первозданного Адама.

В этом вероучительном смысле имена праотцев весьма часто встречаются в церковных молитвословиях. Так, имя Адама звучит на воскресном литургическом богослужении как входящее в состав блаженных всех (кроме 5-го) гласов Октоиха [107]:

Глас 1

75 Снѣ́дїю и҆зведѐ и҆з̾ раѧ̀ вра́гъ а҆да́ма: крⷭ҇то́мъ же разбо́йника введѐ хрⷭ҇то́съ во́нь, помѧни́ мѧ, зовꙋ́ща, є҆гда́ прїи́деши во црⷭ҇твїи твое́мъ. (блаженна 1)

Глас 2

76 Дре́во и҆згна̀ а҆да́ма, крⷭ҇тъ введѐ разбо́йника въ црⷭ҇тво нбⷭ҇ное. (блаженна 2)14

Глас 3

77 Ѽвѣ́ргша хрⷭ҇тѐ за́повѣдь твою̀, пра́ѻтца а҆да́ма и҆з̾ раѧ̀ и҆згна́лъ є҆сѝ: разбо́йника же ще́дре и҆сповѣ́давша тѧ̀ на крⷭ҇тѣ̀, во́нь всели́лъ є҆сѝ, зовꙋ́ща: помѧни́ мѧ сп҃се, во црⷭ҇твїи твое́мъ. (блаженна 1)

Глас 4

78 Распны́йсѧ и҆ воскр҃сы́й ꙗ҆́кѡ си́ленъ и҆з̾ гро́ба тридне́венъ, и҆ первозда́ннаго а҆да́ма воскр҃си́вый є҆ди́не безсме́ртне: и҆ менѐ на покаѧ́нїе ѡ҆брати́тисѧ гдⷭ҇и, сподо́би ѿ всегѡ̀ се́рдца моегѡ̀, и҆ те́плою вѣ́рою при́снѡ взыва́ти тѝ: помѧни́ мѧ сп҃се во црⷭ҇твїи твое́мъ. (блаженна 4)

Глас 6

79 Дре́вомъ а҆да́ма прельсти́вшагосѧ, дре́вомъ крⷭ҇тнымъ па́ки сп҃слъ є҆сѝ и҆ разбо́йника, вопїю́ща: помѧни́ мѧ гдⷭ҇и во црⷭ҇твїи твое́мъ. (блаженна 2)

Глас 7

80 На крⷭ҇тъ возне́ссѧ ще́дре, а҆да́мово рꙋкописа́нїе дре́внѧгѡ грѣха̀ загла́дилъ є҆сѝ, и҆ сп҃слъ є҆сѝ ѿ пре́лести ве́сь ро́дъ челове́ческїй. тѣ́мже воспѣва́емъ тѧ̀ бл҃одѣ́телю гдⷭ҇и. (блаженна 2)

Глас 8

81 На дре́вѣ пригвожде́нъ бы́въ сп҃се на́шъ во́лею, ꙗ҆́же ѿ дре́ва клѧ́твы а҆да́ма и҆зба́вилъ є҆сѝ, воздаѧ̀ ꙗ҆́кѡ ще́дръ є҆́же по ѡ҆́бразꙋ, и҆ ра́йское селе́нїе. (блаженна 3)

Имена Адама и Евы звучат также практически во всех гласах Октоиха [107] (кроме 6-го) на воскресном богослужении – в кондаках и икосах: Кондак воскресен, глас 1

82 Воскрⷭ҇лъ є҆сѝ ꙗ҆́кѡ бг҃ъ и҆з̾ гро́ба во сла́вѣ, и҆ мі́ръ совоскр҃си́лъ є҆сѝ, и҆ є҆стество̀ человѣ́ческое ꙗ҆́кѡ бг҃а воспѣва́етъ тѧ̀, и҆ сме́рть и҆счезѐ: а҆да́мъ же ликꙋ́етъ влⷣко, є҆́ѵа ны́нѣ ѿ ќзъ и҆збавлѧ́ема ра́дꙋетсѧ зовꙋ́щи: ты̀ є҆сѝ, и҆́же всѣ̑мъ подаѧ̀ хрⷭ҇тѐ воскрⷭ҇нїе.

Кондак воскресен, глас 2

83 Воскрⷭ҇лъ є҆сѝ ѿ гро́ба всеси́льне сп҃се, и҆ а҆́дъ ви́дѣвъ чꙋ́до, оу҆́жасе́сѧ, и҆ ме́ртвїи воста́ша: тва́рь же ви́дѧщи сра́дꙋетсѧ тебѐ, и҆ а҆да́мъ свесели́тсѧ, и҆ мі́ръ сп҃се мо́й воспѣва́етъ тѧ̀ при́снѡ.

Кондак воскресен, глас 3

84 Воскрⷭ҇лъ є҆сѝ дне́сь и҆з̾ гро́ба ще́дре, и҆ на́съ возве́лъ є҆сѝ ѿ вра́тъ сме́ртныхъ: дне́сь а҆да́мъ ликꙋ́етъ, и҆ ра́дꙋетсѧ є҆́ѵа, вкꙋ́пѣ же и҆ прⷪ҇ро́цы съ патрїа́рхи воспѣва́ютъ непреста́ннѡ бж҃е́ственнꙋю держа́вꙋ вла́сти твоеѧ̀.

Икос воскресен, глас 4

85 Воскр҃сшаго и҆з̾ ме́ртвыхъ, хрⷭ҇та̀ жизнода́вца тридне́вна и҆з̾ гро́ба, и҆ врата̀ смє́ртнаѧ дне́сь сокрꙋ́шшаго си́лою свое́ю, и҆ а҆́да оу҆́мертви́вшаго, и҆ жа́ло сме́ртное сте́ршаго, и҆ а҆да́ма со є҆́ѵою свободи́вшаго, воспои́мъ всѝ земноро́днїи, вопїю́ще хвалꙋ́ прилѣ́жнѡ: то́й бо ꙗ҆́кѡ є҆ди́нъ крѣ́пкїй, бг҃ъ и҆ влⷣка, воскр҃се тридне́венъ.

Кондак воскресен, глас 5

86 Ко а҆́дꙋ сп҃се мо́й соше́лъ є҆сѝ, и҆ врата̀ сокрꙋши́вый ꙗ҆́кѡ всеси́ленъ, оу҆́ме́ршихъ ꙗ҆́кѡ созда́тель совоскр҃си́лъ є҆сѝ, и҆ сме́рти жа́ло сокрꙋши́лъ є҆сѝ, и҆ а҆да́мъ ѿ клѧ́твы и҆зба́вленъ бысть, чл҃вѣколю́бче. тѣ́мже всѝ зове́мъ: сп҃сѝ на́съ гдⷭ҇и.

Икос воскресен, глас 7

87 Вострепета́ша до́лѣ преиспѡ́днѧѧ дне́сь, а҆́дъ и҆ сме́рть є҆ди́нагѡ ѿ трⷪ҇цы: землѧ̀ поколеба́сѧ, вра́тницы же а҆́довы ви́дѣвше тѧ̀ оу҆́жасо́шасѧ: всѧ́ же тва́рь со прⷪ҇ро́ки ра́дꙋющисѧ пое́тъ тебѣ̀ побѣ́днꙋю пѣ́снь, и҆зба́вителю бг҃ꙋ на́шемꙋ, разрꙋши́вшемꙋ ны́нѣ сме́ртнꙋю си́лꙋ. да воскли́кнемъ и҆ возопїи́мъ ко а҆да́мꙋ, и҆ къ сꙋ́щымъ и҆з̾ а҆да́ма: дре́во сего̀ па́ки введѐ. и҆зыди́те вѣ́рнїи въ воскрⷭ҇нїе.

Кондак воскресен, глас 8

88 Воскр҃съ и҆з̾ гро́ба, оу҆́ме́ршыѧ воздви́глъ є҆сѝ, и҆ а҆да́ма воскр҃си́лъ є҆сѝ, и҆ є҆́ѵа ликꙋ́етъ во твое́мъ воскрⷭ҇нїи, мїрсті́и концы̀ торжествꙋ́ютъ, є҆́же и҆з̾ ме́ртвыхъ воста́нїемъ твои́мъ, многомлⷭ҇тиве.

В воскресных тропарях по непорочных на «и ныне» каждую неделю на утрени торжественно поются слова:

89 Жизнода́вца ро́ждши, грѣха̀ дв҃о а҆да́ма и҆зба́вила є҆сѝ, ра́дость же є҆́ѵѣ въ печа́ли мѣ́сто подала̀ є҆сѝ: па́дшыѧ же ѿ жи́зни къ се́й напра́ви, и҆з̾ тебѐ воплоти́выйсѧ бг҃ъ и҆ чл҃вѣ́къ. [107]

На всенощном бдении накануне каждого воскресного дня также поется стихира:

90 Пребл҃ослове́нна є҆сѝ бцⷣе дв҃о, вопло́щшимъ бо сѧ и҆з̾ тебѐ а҆́дъ плѣни́сѧ, а҆да́мъ воззва́сѧ, клѧ́тва потреби́сѧ, є҆́ѵа свободи́сѧ, сме́рть оу҆́мертви́сѧ, и҆ мы̀ ѡ҆жи́хомъ. тѣ́мъ воспѣва́юще вопїе́мъ: бл҃ослове́нъ хрⷭ҇то́съ бг҃ъ, бл҃оволи́вый та́кѡ, сла́ва тебѣ̀. (богородичен воскресен на хвалитех)

Так главный христианский догмат о Воскресении Христовом исповедуется Церковью с упоминанием имен праотца Адама и праматери Евы.

Имена прародителей встречаются также в главных песнопениях – кондаках и икосах – многих двунадесятых и великих праздников [103, 159]:

Кондак Рождества Богородицы

91 І̑ѡакі́мъ и҆ а҆́нна поноше́нїѧ безча́дства, и҆ а҆да́мъ и҆ є҆́ѵа ѿ тлѝ сме́ртныѧ свободи́стасѧ пречⷭ҇таѧ, во ст҃ѣ́мъ ржⷭ҇твѣ̀ твое́мъ. то̀ пра́зднуютъ и҆ лю́дїе твоѝ, вины̀ прегрѣше́нїй и҆зба́вльшесѧ, внегда̀ зва́ти тѝ: непло́ды ражда́етъ бцⷣꙋ, и҆ пита́тельницꙋ жи́зни на́шеѧ.

Икос Покрова Пресвятой Богородицы

92 Тоѧ̀ пресла́вныхъ чꙋде́съ прїиди́те лю́дїе наслади́мсѧ: се́ю бо а҆да́мъ ѿ тлѝ и҆зба́висѧ. та̀ бо и҆ ковче́гъ, не нѡ́емъ, но бг҃омъ сотворе́нъ бы́сть...

Икос Рождества Христова

93 ...та́мѡ дв҃а ро́ждши млⷣнца, жа́ждꙋ оу҆́ста́ви а҆́бїе а҆да́мовꙋ и҆ дв҃дову. сегѡ̀ ра́ди къ немꙋ́ и҆́демъ, гдѣ́ роди́сѧ ѻ҆троча́ мла́до, преве́чный бг҃ъ.

Кондак предпразднства Богоявления

94 Во стрꙋѧ́хъ дне́сь і́ѻрда́нскихъ бы́въ Гдⷭ҇ь, і҆ѡа́ннꙋ вопїе́тъ: не оу҆́бо́йсѧ крⷭ҇ти́ти мѧ̀, сп҃сти́ бо прїидо́хъ а҆да́ма первозда́ннаго.

Икос Богоявления

95 ...тѣ́мже и҆̀же ѿ а҆да́ма назі́и, прїиди́те всѝ ѡ҆блече́мсѧ въ него̀ (во Христа), да согрѣ́емсѧ: покрыва́етъ бо нагі̑ѧ, и҆ просвѣща́етъ тє́мныѧ. прише́лъ є҆сѝ, и҆ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ свѣ́тъ непристꙋ́пный.

Икос Сретения

96 ...чꙋ̑днаѧ зри́мъ ны́нѣ и҆ пресла̑внаѧ, непостижи̑маѧ, несказа̑ннаѧ. и҆́же бо а҆да́ма созда́вый, но́ситсѧ ꙗ҆́кѡ млⷣнецъ: невмѣсти́мый вмѣща́етсѧ на рꙋка́хъ ста́рчихъ...

Кондак Входа Господня в Иерусалим

97 На прⷭ҇то́лѣ на нб҃сѝ, на жребѧ́ти на землѝ носи́мый хрⷭ҇тѐ бж҃е, а҆́гг҃лѡвъ хвале́нїе, и҆ дѣте́й воспѣва́нїе прїѧ́лъ є҆сѝ зовꙋ́щихъ тѝ: бл҃ослове́нъ є҆сѝ грѧды́й а҆да́ма воззва́ти.

Икос Благовещения

98 ...ра́дꙋйсѧ, па́дшагѡ а҆да́ма воззва́нїе: ра́дꙋйсѧ, сле́зъ є҆́ѵиныхъ и҆збавле́нїе...

Последний (акафистный) мотив повторяется рефреном в ряде других благовещенских песнопений [103], в частности:

99 ...ра́дꙋйсѧ, а҆да́мово воззва́нїе, съ тобо́ю Гдⷭ҇ь. (1-я стихира на «Господи, воззвах» великой вечерни);

100 ...ра́дꙋйсѧ, чⷭ҇тно́е а҆да́мово воззва́нїе, и҆ є҆́ѵино и҆збавле́нїе, и҆ ра́дость мі́ра, и҆ весе́лїе ро́да на́шегѡ. (2-я стихира на литии);

101 Ра́дꙋйсѧ, влⷣчце дв҃о: ра́дꙋйсѧ, пречⷭ҇таѧ: ра́дꙋйсѧ, прїѧ́телище бж҃їе. ра́дꙋйсѧ, свѣ́щниче свѣ́та, а҆да́мово воззва́нїе, є҆́ѵы и҆збавле́нїе, горо̀ ст҃а́ѧ, преѧ́вственное сщ҃е́нїе, и҆ черто́гъ безсме́ртїѧ. (2-й тропарь 7-й песни канона)

Мы видим, что воспоминание о праотце Адаме и праматери Еве совершается в Церкви практически во все воскресные и праздничные дни. При этом упоминание их имен, как правило, имеет целью выразить догматическое значение чествуемых событий. Тем самым одновременно утверждается как историческая достоверность свидетельства Ветхозаветного Писания о сотворении Адама и его грехопадении, так и догматическое вероучительное значение деяний Христовых – Воплощения, Голгофской жертвы, Воскресения и других, описанных в Евангелии.

Наиболее часто упоминаются имена праотцев Адама и Евы в песнопениях праздника Рождества Пресвятой Богородицы [103]. К примеру:

102 Въ благознамени́тый де́нь пра́здника на́шегѡ, вострꙋ́бимъ дꙋхо́вною цѣвни́цею: ꙗ҆́же бо ѿ сѣ́мене дв҃дова, дне́сь ражда́етсѧ мт҃и живота́, тмꙋ́ разрѣша́ющи, а҆да́мово ѡ҆бновле́нїе, и҆ є҆́ѵино воззва́нїе, и нетлѣ́нїѧ и҆сто́чникъ, тли премѣне́нїе... (литийная стихира на Слава, и ныне)

103 Дне́сь є҆́ѵа разрѣша́етсѧ ѡ҆сужде́нїѧ, разрѣша́етсѧ же и҆ непло́дство, и҆ а҆да́мъ дре́внїѧ клѧ́твы, ѡ҆ рождествѣ́ твое́мъ: тобо́ю бо ѿ тлѝ и҆зба́вихомсѧ. (2-й канон, песнь 5, тропарь 3)

104 Неплѡ́ды и҆ ма́тєри ликꙋ́йте, дерза́йте, и҆ и҆гра́йте безча̑дныѧ: безча́дна бо непло́ды бцⷣꙋ прозѧба́етъ, ꙗ҆́же и҆зба́витъ ѿ болѣ́зней є҆́ѵꙋ, и҆ клѧ́твы а҆да́ма. (2-й канон, песнь 6, тропарь 2)

105 А҆да́мъ свободи́сѧ, и҆ є҆́ѵа ликꙋ́етъ, и҆ вопїю́тъ дꙋ́хомъ къ тебѣ̀ бцⷣе: тобо́ю и҆зба́вихомсѧ перворо́дныѧ клѧ́твы, ꙗ҆́вльшꙋсѧ хрⷭ҇тꙋ́. (2-й канон, песнь 7, тропарь 3)

Помимо перечисленных богослужебных текстов, об Адаме и Еве как о реально существующих личностях Церковь свидетельствует во многих других песнопениях.

Во всех богослужебных книгах воздается честь праматери нашей Еве.

Октоих [107]:

106 Оу҆праздни́ла є҆сѝ чⷭ҇таѧ пра́ѻтєцъ ѡ҆сꙋжде́нїе (Адама и Евы), всѣ́хъ ѡ҆правда́вшаго пло́тїю ро́ждши і҆и҃са є҆ди́наго гдⷭ҇а. (глас 8, канон субботний Всем Святым, песнь 3, богородичен)

Триодь [159, ч. 1]:

107 Оу҆вы̀ мнѣ́ ѡ҆каѧ́ннаѧ дꙋшѐ, что̀ оу҆́подо́биласѧ є҆сѝ пе́рвѣй є҆́ѵѣ; ви́дѣла бо є҆сѝ ѕлѣ̀, и҆ оу҆ѧзви́ласѧ є҆сѝ го́рцѣ, и҆ коснꙋ́ласѧ є҆сѝ дре́ва и҆ вкꙋси́ла є҆сѝ де́рзостнѡ безслове́сныѧ снѣ́ди. (понедельник 1-й седмицы Поста, канон повечерия, песнь 1, тропарь 4)

108 Е̑́ѵа плѣне́на бы́сть плодо́мъ: ви́ждь ты̀ дꙋшѐ моѧ̀, не прельща́йсѧ, а҆́ще приложи́тъ тебѣ̀ ѕмі́й когда̀ совѣща́ѧй, ꙗ҆́сти тебѣ̀ сла̑стныѧ плоды̀. (вторник 5-й седмицы Поста, 2-й трипеснец, песнь 2, тропарь 2)

Минея [103]:

109 Ра́дꙋйсѧ, ѡ҆бра́дованнаѧ невѣ́сто цр҃ѧ̀ вели́кагѡ, ꙗ҆́кѡ тобо́ю ѿ клѧ́твы є҆́ѵины всѝ, чⷭ҇таѧ, и҆зба́вихомсѧ, и҆ жи́знь ѡ҆брѣто́хомъ въ ржⷭ҇твѣ̀ твое́мъ, неневѣ́стнаѧ. (13 сентября, канон Обновления храма Воскресения, песнь 9, богородичен)

110 Благовѣствꙋ́етъ гаврїи́лъ благода́тнѣй дне́сь: ра́дꙋйсѧ, неневѣ́стнаѧ мт҃и, и҆ неискꙋсобра́чнаѧ. не оу҆дивлѧ́йсѧ стра́нномꙋ моемꙋ́ зра́кꙋ, ни оу҆жаса́йсѧ, а҆рха́гг҃лъ бо є҆́смь. ѕмі́й прельстѝ є҆́ѵꙋ и҆ногда̀ (некогда): ны́нѣ же благовѣствꙋ́ю тебѣ̀ ра́дость, и҆ пребꙋ́деши нетлѣ́нна, и҆ роди́ши гдⷭ҇а, пречⷭ҇таѧ. (Благовещение, стихира литийная на «и ныне»)

Православная церковная традиция не допускает возможности эволюционистского аллегорического прочтения священных текстов всех представленных выше песнопений. Совокупность приведенных молитвенных текстов убедительно показывает, что характерным в Православии является отношение к Адаму и Еве не как к «символам» или «мифологемам», или вымышленным «литературным персонажам», или «собирательным образам» – но исключительно как к реальным историческим личностям.

* * *

Не будет преувеличением сказать, что тезис о существовании библейского Адама как исторического лица имеет догматическое значение в Православной Церкви – не потому, что сам по себе этот вопрос является «догматом», но потому, что реальность Адама первозданного пронизывает все церковное догматическое учение и все литургическое предание.

Предположение большинства эволюционистов о том, что «библейского Адама не было», неприемлемо для Православия по двум причинам. Во-первых, принятие этого абсурдного предположения подорвало бы все стройное здание православной догматики. Во-вторых, подобное предположение, как вытекает из приведенных в данной главе примеров, обезценило бы значение большинства наших богослужебных праздничных песнопений.

Для эволюционистов же, напротив, в принципе неприемлемо буквальное отношение к содержанию повествования Священного Писания о Сотворении человека. Отсюда вытекает их отрицание реального исторического существования библейских Адама и Евы. В этом заключается одно из коренных отличий идеологии эволюционизма от традиции Святого Православия.

Глава 6. О сотворении Адама из праха земного

Современная (эволюционистская) наука в целом решила для себя вопрос о происхождении человека: вид Homo Sapiens является одной из доминирующих эволюционных ветвей приматов. Библейская версия происхождения Адама атеистической наукой всерьез просто не рассматривается.

Чарльз Дарвин утверждал:

«Тот, кто не смотрит подобно дикарю на явления Природы как на нечто безсвязное, не может больше думать, чтобы человек был плодом отдельного акта творения» [цит. по: 58, с. 55–56].

Тейяр де Шарден писал:

«Человек – не статистический центр мiра, как он долго полагал, а ось и вершина эволюции, что много прекраснее» [185, с. 40]. «Когда под исторически возрастающим переплетением форм и органов перед нами обнаруживается не только количественное, но и качественное необратимое увеличение мозга (и тем самым сознания), мы предупреждены, что неизбежно ожидается событие нового порядка, метаморфоза, которой в течение геологических периодов завершается этот долгий процесс синтеза… Пласт млекопитающих развернут. И, однако, эволюция не может быть остановлена… Что-то, где-то, наверное, накапливается и готово появиться для нового скачка вперед. Что и где?..» [там же, с. 127].

Это говорится о появлении человека, о долгом биологическом эволюционном процессе формирования его мозга. Данные рассуждения никак не связаны с библейским повествованием о создании Адама.

Один «православный эволюционист» так описал сотворение человека:

«Творческий акт потряс мiроздание тогда, когда высокоорганизованное существо стало носителем духовной личности и благодаря этому перестало быть животным. Среди диких человекоподобных существ с убегающими лбами и мрачно нависшими надбровными дугами появился Homo Sapiens – Человек Разумный» [98, с. 95].

«Христиане-эволюционисты», желающие сохранить и Священное Писание, и достижения передовой науки, обычно предлагают оригинальное аллегорическое прочтение библейских слов «прах земной» (Быт.2:7). Этим словосочетанием они пытаются охватить всех эволюционных предков, всю эволюционирующую материю (которую, как они говорят, «можно» назвать «землей»):

«Поскольку даже человеческое тело можно назвать землей, дозволительно думать, что словом земля библейского рассказа о творении человека было обозначено тело уже живое» [155, с. 74].

При этом эволюционисты считают, что

животные были непосредственными предками человека, и они, «как часть земли, то есть как из земли происходящие, могли даже послужить материалом для создания человека» [там же, с. 52].

«Человека Бог сотворил не из ничего, Он его создал «из праха земного» и из всего, что этот прах содержал. Значит, при творении человека Бог использовал всю природу и все, что в ней эволюционировало, не исключая ни обезьяны, ни рыбы, которые тоже созданы из земной материи. Ведь человек – венец творения» [45, с. 18].

К сожалению, эта версия толкования Библии никак не совместима со святоотеческим догматическим вероучением.

1. Церковное учение об Адаме перстном

Священное Писание открывает нам тайну создания первого человека Адама: И созда Бог человека (по-еврейски – האדם – гаадам), персть взем от земли (по-еврейски – עפר מן־האדמה – афар мин-га-адама, в синодальном переводе: из праха земного), и вдуну в лице его дыхание жизни, и бы́сть человек (האדם) в душу живу (Быт.2:7).

Слово עפר (афар) означает «прах», «пыль», «песок».

Здесь уместно будет сказать, что по-еврейски слова אדם (адам, человек) и אדמה (адама, земля) являются однокоренными и созвучными. Подобная связь наблюдается и в других языках, например: между латинскими словами homo (человек) и humus (почва), а также между китайскими ключевыми иероглифами (воин, по-японски – самурай) и (земля), весьма трудно различимыми для европейского глаза.

Святитель Григорий Нисский: «Адамом по этимологическому именованию называется земная тварь, как говорят сведущие в еврейском языке. Потому и Апостол, особенно хорошо обученный своему родному языку израильтянин, именует перстным человека из земли (1Кор.15:47), как бы переводя на греческий язык прозвание Адам» [26, с. 70].

Повторное указание на создание Адама из земли содержится в Книге Бытия в стихе, повествующем об изгнании Адама из Рая: И изгна его Господь Бог из Рая сладости делати землю (האדמה), от неяже взят бы́сть (в синодальном переводе: из которой он взят) (Быт.3:23).

Третье указание бытописателя на связь человека (אדם) и земли (אדמה) находим в библейском стихе, свидетельствующем о неисполнении человеком своего призвания и истреблении его за это водами потопа. И рече Бог: потреблю человека (אדם), егоже сотворих, от лица земли (האדמה), от человека даже до скота, и от гад даже до птиц небесных; зане размыслих, яко сотворих я (Быт.6:7).

Многие хотели бы видеть в библейском выражении о создании человека из праха земного аллегорию, иносказание. Однако Священное Писание подтверждает его буквальный смысл. Не следует считать лишь риторическими оборотами, но словами, исполненными глубокой веры в создание Творцом человека из земли, следующие выражения смиренномудренных праведников.

Праотец Авраам: Ныне начах глаголати ко Господу моему, аз же есмь земля и пепел (עפר ואפר – афар ва-эфер, в синодальном переводе: прах и пепел) (Быт.18:27).

Иов Многострадальный: Вменяеши же мя равна брению, в земли и пепеле (עפר ואפר – афар ва-эфер, син.: прах и пепел) часть моя (Иов30:19).

Псалмопевец Давид: Яко Той позна создание наше, помяну, яко персть (כי־ עפר, ки-афар) есмы (Пс.102:14).

Апостол Павел: Первый человек – от земли, перстен (1Кор.15:47).

Также и Предание Православной Церкви воспринимает слова о создании человека из земли вполне буквально. Устами вселенских учителей Церковь провозгласила принятие этого библейского учения.

Святитель Василий Великий: «Первый Адам получил бытие не от сочетания мужа и жены, но образован из земли» [цит. по: 156, с. 2].

Святитель Григорий Богослов: «Так рекло Слово, и взяв часть новосозданной земли, безсмертными руками составило мой образ» [цит. по: 135, с. 474].

Святитель Иоанн Златоуст: «Бог берет не просто землю, но персть, тончайшую так сказать часть земли, и эту самую персть от земли Своим повелением превращает в тело» [60, с. 103].

Подобным образом высказывались многие святые Отцы.

Святитель Афанасий Великий: «Хотя один Адам создан из земли, но в нем были основания к преемству целого рода» [8, т. 2, с. 325].

Святитель Григорий Нисский: «Авель явился в бытие через порождение... Адам это сделал без порождения» [27, т. 3, с. 299].

Блаженный Феодорит Киррский: «Когда мы в Моисеевой истории слышим, что Бог взял от земли персть и образовал человека, и отыскиваем смысл его изречения, мы находим в этом особенное благорасположение Божие к роду человеческому. Ибо, описывая творение, великий пророк замечает, что другие твари Бог всяческих создал словом, а человека образовал Своими руками» [цит. по: 134, с. 87].

Тертуллиан: «Благость рекла; Благость создала из праха субстанцию плоти, извлекла из единой материи столько свойств; Благость вдохнула душу – живую, не мертвую; Благость поставила человека пользоваться и править всеми вещами и дать им имена» [«Против Маркиона 2, 4», цит. по: 9, с. 80].

Святитель Кирилл Иерусалимский: «Хотя рождение тел от тел и чудесно, но, впрочем, возможно. А что персть земная сделалась человеком, это чудеснее; что безобразная грязь получает оболочки и свет глаз, это чудеснее, что из единообразной персти рождается и крепость костей, и нежное легкое, и прочие разновидные члены, это чудесно. Что одушевленная грязь обходит вселенную, сама двигается, устрояет, это чудесно, что грязь учит, и говорит, и строит, и царствует, это чудесно. Несмысленные иудеи! Откуда Адам родился? Не Бог ли, персть взем от земли, образовал сие чудное творение?» [79, с. 171].

Мученик Евпл диакон исповедовал веру в «Единого Истинного Бога, сотворившего небо и землю, создавшего человека из земли и нас, христиан, облекшего безценною и пресветлою одеждою безсмертия, которая есть святое крещение» [46, с. 186] (11 августа).

Преподобный Иустин (Попович): «Трисолнечный Господь сотворил первого человека по образу Своему как родоначальника человеческого рода – сотворил его немного меньшим ангелов, но намного большим твари. Тело его создал из земли – этим в человеке представлен материальный мiр; и вдохнул в него дух жизни – этим в нем представлен духовный мiр» [74, с. 29].

Так же высказывались и русские святые.

Святитель Филарет Московский: «И сотворил Бог тело первого человека – Адама – из земли» [174, с. 34].

Преподобный Серафим Саровский: «Все три сии части нашего естества (то есть дух, душа и тело) созданы были из персти земной, и Адам не мертвым был создан, но действующим животным существом, подобно другим живущим на Земле одушевленным Божиим созданиям» [137, с. 233].

Святитель Феофан Затворник: «Тело особо творится из персти. Это было не мертвое тело, а живое, с душою животною» [164, с. 108].

Выражения «животное существо» и «душа животная» в двух последних цитатах следует понимать в смысле «живое существо» и «душа живая». Слово «животное» происходит от славянского корня «живот» (или «жизнь») и, как обратил внимание диакон Георгий Максимов [186, сс. 130–131], является в приведенных текстах именем прилагательным.15

В православных богослужебных книгах многократно встречаются упоминания о создании человека из земли и праха. Цветная Триодь [160]:

111 Ꙗ̀̑же землѝ (то, что из земли) на землѝ ѡ҆ста́вившїи, ꙗ҆̀же пе́пєльнаѧ (то, что из праха, персти, пепла) пе́рсти оу҆стꙋпа́ющїи, прїиди́те воспрѧ́немъ... (икос Вознесения).

Постная Триодь [159]:

112 Рꙋко́ю твое́ю созда́вый а҆да́ма ѿ землѝ, тогѡ̀ ра́ди є҆стество́мъ былъ є҆сѝ человѣ́къ, и҆ распѧ́лсѧ є҆сѝ во́лею твое́ю. (Великая Суббота, похвалы на непорочных, стих 58)

113 Созда́тель мо́й гдⷭ҇ь, пе́рсть ѿ землѝ прїе́мъ мѧ̀, живоно́снымъ дꙋнове́нїемъ вдꙋши́въ ѡ҆живи... (неделя Сыропустная, 1-я стихира на Господи, воззвах)

114 ...ѿ землѝ оу҆́бѡ тѣ́ло созда́въ, да́лъ же мѝ є҆сѝ дꙋ́шꙋ, бж҃е́ственнымъ твои́мъ и҆ животворѧ́щимъ вдохнове́нїемъ... (суббота Мясопустная, вечерня, славник на стиховне)

115 Бре́нїе зда́тель живосозда́въ, вложи́лъ є҆сѝ мнѣ̀ пло́ть и҆ кѡ́сти, и҆ дыха́нїе и҆ жи́знь: но ѽ тво́рче мо́й, и҆зба́вителю мо́й, и҆ сꙋдїѐ ка́ющасѧ прїими́ мѧ. (вторник 1-й седмицы Поста, канон повечерия, песнь 1, стих 4)

116 Созда́вый наединѣ̀ сердца̀ на̑ша, помѧнѝ, ꙗ҆́кѡ пе́рсть є҆смы̀, не ѡ҆сꙋдѝ на́съ въ преиспо́днихъ землѝ безгрѣ́шне. (понедельник 2-й седмицы Поста, тропарь пророчества на 6-м часе) Октоих [107].

В качестве примера приведем несколько песнопений из 1-го гласа:

117 И̑́же рꙋка́ма пречи́стыма ѿ пе́рсти бг҃одѣ́тельнѣ и҆спе́рва созда́въ мѧ̀; рꙋ́цѣ распросте́рлъ є҆сѝ на крⷭ҇тѣ̀, ѿ землѝ взыва́ѧ тлѣ́нное моѐ тѣ́ло, є҆́же ѿ дв҃ы прїѧ́лъ є҆сѝ. (канон воскресен, песнь 1, тропарь 1)

118 И̑́же дре́вле а҆да́ма ѿ пе́рсти созда́вый, бре́нною рꙋко́ю заꙋше́нъ бы́въ ще́дре, и҆ распѧ́тїе претерпѣ́лъ є҆сѝ, порꙋга̑нїѧ же и҆ ра̑ны... (утреня пятка, 2-й седален, тропарь 2)

119 И̑сцѣлѧ́ющаго сокрꙋше́нїе а҆да́ма пе́рстнагѡ, сп҃са родила̀ є҆сѝ пречⷭ҇таѧ и҆ бг҃а... (утреня пятка, канон богородичен, песнь 8, тропарь 2)

Немало таких упоминаний содержится в Октоихе в славниках на утрени субботней, в каноне Всем Святым:

120 И̑́же ѿ землѝ хрⷭ҇тѐ, человѣ́ка рꙋко́ю твое́ю созда́въ во́лею... (песнь 3)

121 И̑́же созда́вый человѣ́ка ѿ землѝ бг҃одѣ́льнѡ... (песнь 8)

Иногда со стороны неверующих людей можно услышать критический и недоуменный вопрос: как смог Бог создать человека из мертвой земли?

Но, даже с точки зрения естественно-научной, состав тела человека (равно как и состав всех без исключения животных и растений) совпадает с физическим и биохимическим составом грунта. Пищевые цепочки все восходят к почве: микроорганизмы, растения, травоядные животные, хищники – в том числе, и вид Homo Sapiens – слагаются из веществ, содержащихся в земле. Вкушая растительную и животную пищу, мы ежедневно обновляем и восполняем состав своего тела. На уровне атомов, молекул и сложных белковых структур – это неоспоримый и очевидный факт.

Признавая это, не трудно принять на веру и следующее евангельское утверждение: Яко может Бог от камения сего воздвигнути чада Аврааму (Мф.3:9).

Следует помнить, что Бог создал человека не из ничего, а из земли, так что все необходимые компоненты для выполнения такой задачи у Всемогущего Творца уже имелись «под рукой».

При этом святые Отцы не сводили чудо создания Адама к натурфилософским рассуждениям. Создание Адама – сверхъестественное деяние Божие. Учение о Сотворении человека из земли, точнее из праха земного, представляет собой часть догматического вероучения и потому принимается христианами на веру. В этом смысле оно не является ни очевидным, ни «понятным», ни проверяемым, ни опровергаемым.

Святитель Иоанн Златоуст: «Сказано не просто: взял землю, но – персть, то, что, так сказать, в самой земле всего легче и ничтожнее. Это кажется тебе необычайным и странным? Но если помыслишь, кто – Творец, то уже не будешь не верить событию, а подивишься и преклонишься перед могуществом Создателя. Если же вздумаешь судить об этом по соображениям слабого ума своего, то, верно, придешь к такой мысли, что из земли никогда не может быть тела человеческого, но будет или кирпич, или черепица, только не такое тело» [60, с. 98].

Святитель Григорий Палама: «Если бы кто спросил Моисея: каким образом из земли стал человек? как из персти создались кости и жилы и плоть? каким образом из безчувственного произошли чувства?.. Итак, если бы кто поставил такие вопросы Моисею, он бы не более сказал того, что это был Бог, Кто взял прах земли и создал Адама» [28, с. 138].

Святые Отцы отмечали, что учение о сотворении человека из праха научает нас кротости и смирению, главным евангельским добродетелям (Мф.11:29).

Святитель Иоанн Златоуст: «И созда, говорит, Бог человека, персть взем от земли (Быт.2:7). Отсюда вытекает, если будем внимательны, немаловажный урок смирения. Когда подумаем, из чего первоначально образовано наше тело, то, сколько бы мы не насупливали бровей – должны принизиться, смириться; размышляя о природе своей, мы научаемся скромности» [60, с. 99].

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий:

«Смотри на заповеди Божии. Как ты, так и мы сотворены из земли, душа же от Бога. Посему, смотря на землю, человек, не гордись!» [46, с. 331] (11 мая).

Свидетельство пророка Моисея о творении Адама непосредственно из праха земного находит убедительное подтверждение в Евангелии: Господь Иисус Христос плюну на землю и сотвори брение от плюновения и помаза очи брением слепому (Ин.9:6), после чего тот прозрел.

Синаксарь недели 6-й по Пасхе (О слепом):

122 Хрⷭ҇то́съ, плю́нꙋвъ на зе́млю, бре́нїе сотворѝ, и҆ пома́за є҆мꙋ́ ѻ҆́чїю мѣста́, и҆ къ сїлѡа́мскомꙋ и҆сто́чнику и҆тѝ, и҆ оу҆́мы́тисѧ повелѣва́етъ, да пока́жетъ (для того, чтобы показать), ꙗ҆́кѡ то́й є҆́сть въ нача́лѣ пе́рсть прїе́мый (взявший) ѿ землѝ, и҆ созда́вый человѣ́ка... оу҆́мы́выйсѧ не ѿложѝ, є҆́же бѣ̀ ѿ плюнове́нїѧ бре́нїе, но то́е бре́нїе приложе́нїемъ мо́крагѡ ко ѻ҆́чїю зда́нїѧ преѡбразова́шесѧ. [160]

Святитель Фотий Константинопольский так поясняет это действие Спасителя: «Почему Владыка исцелил глаза слепого, воспользовавшись брением, а не иным способом? Чтобы привести к несомнительной вере разум тех, кто недоумевает, как первый человек был создан из праха, поскольку нет ни очевидца, ни свидетеля такого творения. Ведь сотворение самой драгоценной части человеческого тела, совершенное на виду у всех, дает великую силу и опору для того, чтобы не сомневаться также и относительно остального тела, при создании которого никакого зрителя не присутствовало… Одновременно же появляется и то, что Бог, ныне пребывающий в человеческом облике и превративший прах в естество глаза, есть Тот же, Кто некогда созидал человека из праха вместе с Отцом» [177, с. 95].

Священномученик Ириней Лионский писал созвучно: «Из какой земли Господь образовал брение, из той, очевидно, и в начале человека создал. Было бы несообразно, если бы глаза были созданы из одного, а остальное тело из другого, как несообразно то, чтобы один создал тело, а другой – глаза» [72, с. 479].

123 Ѻ̑́чи ѿвѣ́рзлъ неви́дѣвшагѡ свѣ́тъ чꙋ́вственный, дꙋшѝ просвѣти́лъ є҆сѝ зѣ̑ницы, и҆ сла́вити сотвори́лъ є҆сѝ сего̀, позна́вша тѧ̀ творца̀, за благоꙋтро́бїе ꙗ҆ви́вшасѧ чл҃вѣ́ка. [160] (неделя 6-я по Пасхе, канон, песнь 6, тропарь 4)

Созвучие слов персть (прах) и персты (пальцы) становится знаменательным в контексте действий Создателя, изначально сотворившего человека из праха земного и в Своем воплощении сотворившего из брения глаза слепорожденному:

124 ...сегѡ̀ зѣ́ницамъ пе́рстїю созда́тельными пе́рсты твои́ми прикоснꙋ́выйсѧ... [160] (неделя 6-я по Пасхе, стихира «слепаго» на хвалитех).

* * *

Иеромонах Серафим (Роуз) подытожил мнение святых Отцов: «Учение о том, что Адам был создан не из праха, а путем развития из какой-то другой твари, – это новое учение, совершенно чуждое Православию» [135, с. 479].

Этот честный и четкий диагноз представляется нам принципиально важным при определении духовного здоровья и веры современных христиан.

Таким новым учением, чуждым Православию и не совместимым со святоотеческим Преданием, является эволюционизм. Согласно эволюционистской концепции, человек (как биологический вид) есть плод долгого развития из более низких животных форм. Никакого мгновенного создания человека «за один день», да к тому же «из праха земного» теория эволюции допустить не может.

Пьер Тейяр де Шарден говорит о возможном быстром появлении человеческого рода «в один прекрасный день», но этому появлению предшествовало «долгое время» эволюционной подготовки:

«Откуда пришел этот новый человек?.. я охотно представляю себе нового пришельца возникшим из автономной, долгое время скрытой, хотя и втайне активной эволюционной линии, которая в один прекрасный день выступила победоносно среди всех других линий, несомненно, из самой сердцевины этих псевдонеандерталоидов16» [185, с. 162].

Это эволюционистское мiровоззрение под видом науки (хотя без всякой аргументации) с самого детства из школы и средств массовой информации внедряется в умы всех людей, заставляя их повторять, будто «человек произошел от обезьяны». Даже тот, кто хочет быть сегодня добрым христианином, невольно несет в себе следы такого антихристова воздействия. Но учение Церкви непреложно.

2. О «возвращении» в землю

Один из «православных эволюционистов» пишет:

«Из чего же Бог слепил человеческое тело? Что это за земля, о которой идет речь? В Библии мы не найдем определенного ответа, ведь на языке Библии землей называется все происшедшее из земли, и о человеческом теле также можно сказать, что это земля: земля еси и в землю отыдеши. Мы не можем однозначно ответить на вопрос о том, какова была степень внутренней организации той земли, материи, которой коснулся Господь, чтобы переоформить ее в человека» [85, с. 28–29].

Подобные мнения трудно признать справедливыми. Из того утверждения, что животные произошли «из земли», логически никак не вытекает эволюционистский вывод о том, будто «из животных», а не из земли был создан Адам. Более того, и в Библии, и в святоотеческом церковном учении имеется вполне определенный ответ на это вопрос – причем противоположный тому, который предлагают эволюционисты.

* * *

В контексте библейских слов о сотворении Адама из праха земного становятся понятны и слова Господа о наказании первого человека: В поте лица твоего снеси хлеб твой, дóндеже возвратишися в землю (אל־האדמה, аль-га-адама), от неяже взят еси: яко земля (עפר, афар, в синодальном переводе – прах) еси, и в землю (ואל־עפר, вэаль-афар, и в прах) отъидеши (Быт.3:19).

О возвращении в землю тела, созданного из праха земного, писали после Моисея другие пророки.

Царь Давид воспевал: Отвращшу же Тебе лице, возмятутся, отъимеши дух их, и изчезнут и в персть свою (ואל־עפרם, вэаль-афарам) возвратятся (Пс.103:29).

Изыдет дух его, и возвратится в землю свою (לאדמתו, лэадмато – от «адама», «земля»): в той день погибнут вся помышления его (Пс.145:4).

Так же писал премудрый царь Соломон: И возвратится персть (העפר, гэ-афар) в землю (אל־הארץ, аль-га-арэц), якоже бе, и дух возвратится к Богу, Иже даде его (Еккл.12:7).

И что излишше имать человек паче скота? Ничтоже, яко всяческая суета. Вся идут во едино место: вся быша от персти (מין־העפר, мин-гэ-афар) и вся в персть (אל־העפר, эль-га-афар) возвращаются (Еккл.3:19–20).

Созвучно учил Иисус, сын Сирахов: Господь созда от земли человека, и паки возврати его в ню (Сирах.17:1).

Теперь, после грехопадения праотцев, всякий человек по справедливости может сказать о конце своей бренной жизни словами псаломскими: В персть смерти (ולעפר־מות, вѣ-ла-афармавѣт) свел мя еси (Пс.21:16).

Тот, кто был создан из земли, в нее и возвратится.

Триодь [159, ч. 1]:

125 Ѿ землѝ со́зданъ бы́хъ рꙋко́ю бж҃їею, па́ки же возврати́тисѧ въ зе́млю а҆́зъ стра́стный слы́шахъ: кто̀ менѐ не воспла́четъ, ѿринове́ннагѡ ѿ бг҃а, и҆ є҆де́момъ а҆́дъ и҆змѣни́вшагѡ; (неделя Сыропустная, канон утрени, песнь 5, славник)

126 Ѿ землѝ созда́вый мѧ̀, и҆ ѡ҆живи́вый мѧ̀, и҆ въ зе́млю возврати́тисѧ мнѣ̀ па́ки рекі́й, ꙗ҆̀же прїѧ́лъ є҆сѝ рабы̑ твоѧ̑ оу҆́поко́й, и҆ ѿ тлѝ сме́ртныѧ возведѝ гдⷭ҇и. (суббота 4-я Поста, четверопеснец, песнь 6, 2-й дополнительный тропарь) Октоих [107]:

127 Ѿ пе́рсти по ѡ҆́бразꙋ мѧ̀ рꙋко́ю твое́ю созда́лъ є҆сѝ: и҆ сокрꙋше́нна па́ки въ пе́рсть сме́ртнꙋю за грѣ́хъ, хрⷭ҇тѐ соше́дъ во а҆́дъ, совоскр҃си́лъ є҆сѝ. (глас 2, канон воскресен, песнь 3, тропарь 2)

В заупокойном богослужении Церковь воспевает созвучно. Требник [158]:

128 Дре́вле оу҆́бѡ ѿ не сꙋ́щихъ созда́вый мѧ̀, и҆ ѡ҆́бразомъ твои́мъ бж҃е́ственнымъ почты́й, престꙋпле́нїемъ же за́повѣди па́ки мѧ̀ возврати́вый въ зе́млю, ѿ неѧ́же взѧ́тъ бы́хъ, на є҆́же по подо́бїю возведѝ дре́внею добро́тою воз̾ѡбрази́тисѧ. (тропари по непорочных, тропарь 5)

129 Са́мъ є҆ди́нъ є҆сѝ безсме́ртный, сотвори́вый и҆ созда́вый человѣ́ка: земні́и оу҆́бѡ ѿ землѝ созда́хомсѧ, и҆ въ зе́млю тꙋ́южде по́йдемъ, ꙗ҆́коже повелѣ́лъ є҆сѝ, созда́вый мѧ̀ и҆ рекі́й мѝ: ꙗ҆́кѡ землѧ̀ є҆сѝ, и҆ въ зе́млю ѿи́деши... (икос)

Преподобная Мария Египетская так завещала о своем погребении: «Погреби, авво Зосимо, на сем месте смиренныя Марии тело, отдаждь персть персти» [47] (1 апреля).

Приведенные примеры подтверждают, что истинным является святоотеческое толкование о буквальном сотворении Адама, первого человека, из праха земного.

Естественно-научным апологетическим аргументом в подтверждение правильности такого понимания Библии является широко известный факт: тело умершего человека после погребения истлевает и превращается в «прах земной». Следовательно, нет оснований не доверять богословской традиции Православной Церкви, утверждающей в согласии со Священным Писанием, что человек был сотворен из земной персти.

* * *

Приведенные свидетельства Священного Писания и Православного Предания никак невозможно интерпретировать по-эволюционистски.

Если предположить, как это делают эволюционисты, что человек имеет предков среди животных, от которых наш род, якобы, произошел, и при этом «по-библейски» называть этих предков «землей» – то придется и фразу «земля еси, и в землю отъидеши» (Быт.3:19) трактовать в смысле: «в прошлом ты был зверем и снова станешь зверем». Религиозно-философские учения, созвучные этой мысли, можно встретить на Востоке, где распространена теория переселения душ в новые тела (теория реинкарнации). Но все подобные учения, очевидно, не имеют никакого отношения к Божественному Откровению и к святоотеческому православному Преданию.

3. Адам как первый человек

Для научной методологии выделение первого звена в исторической цепочке сменяющихся поколений представляет собой весьма трудную, а часто и принципиально неразрешимую задачу. Эволюционные процессы иногда удается более или менее достоверно описывать методом экстраполяции. Но в граничных условиях при скачкообразных непредсказуемых изменениях состояния системы – при возникновении или переходе на новый качественный видовой уровень – подобные способы вычисления неприменимы. Предсказывать развитие вида как биологической системы в точках бифуркации современная наука не способна. Ни экспериментальные, ни теоретические, ни вероятностно-статистические способы прогноза здесь, очевидно, не могут быть достоверными. Слишком разнообразен и многолик мiр земной флоры и фауны.

Именно поэтому вопросы начала – начала жизни, начала растительного или животного вида, в том числе начала человеческого рода – лежат за пределами компетенции научного знания. Ни одна эволюционная теория не сможет никогда достоверно описать появление первого человека.

Это признают и сами эволюционисты:

«Если вопрос о единстве (монофилии) рода человеческого в настоящее время можно считать научно более или менее решенным, то вопросы о конкретных путях становления вида Homo Sapiens и о древности современного человека являются предметом ожесточенных дискуссий» [155, с. 50].

Совершенно не понятно, о каких «конкретных путях становления» говорят авторы подобных идей. Библия повествует не об эволюционном становлении человека, но однозначно – о сотворении его Богом: сотворим человека (Быт.1:26), и сотвори Бог человека (Быт.1:27), и благослови их Бог (Быт.1:28).

Еще одно существенное обстоятельство отличает учение эволюционистов от православного вероучения. Церковь говорит об Адаме как об отдельном определенном лице. Научные эволюционистские концепции, в противоположность этому, способны описывать лишь родовое или племенное «сообщество» первых людей. Антропология представляет первого человека как общественное животное. Библия же и все святые Отцы говорят об Адаме как о духовной личности. На это обращал внимание, со своей стороны, Тейяр де Шарден:

«С точки зрения науки, которая издали схватывает лишь целое, «первым человеком» является и может быть только множество людей, и его юность насчитывает тысячи и тысячи лет» [185, с. 151].

Один «православный эволюционист» так правдоподобно и живописно изобразил нашего праотца:

Адам «проснулся и снова увидел себя в темной пещере среди спящих, храпящих, переворачивающихся родичей... но он-то был один-единственный в роде, и его еще не выгнали из племени потому, что он был сообразительный и бегал, может быть, немного быстрее, чем остальные» [цит. по: 123, с. 371].

Эволюционисты могут употреблять выражение «первый человек» лишь в кавычках.

* * *

Господь Иисус Христос утверждает изначальность создания человека: Несте ли чли, яко Сотворивый искони мужеский пол и женский сотворил я есть (Мф.19:4)?

Адам был «первым», «первозданным» (по-еврейски – אדם הראשון адам га-ришон – «первый человек»), не имевшим ни родителей (отца и матери), ни далеких предков.

Священное Писание так говорит об этом: Сего первозданного отца мiру единаго созданнаго сохрани и изведе его от греха его (Прем.10:1).

Не было никого из людей древнее праотца Адама (кроме Христа – Предвечного Бога):

130 Чи́стаѧ, ка́кѡ дои́ши; ка́кѡ же родила̀ є҆сѝ млⷣнца, а҆да́ма дре́внѣйшаго [160] (неделя О расслабленном, канон, песнь 4, богородичен)

131 Взѧ́тсѧ ѿ землѝ землѧ́ неѡскверне́ннаѧ и҆ дѣ́вственнаѧ, из неѧ́же созда́сѧ но́вый а҆да́мъ, пра́отца а҆да́ма созда́тель. (Успение, похвала Богородицы, стих 121)

Святитель Афанасий Великий: «Один Адам получил бытие чрез Слово от единого Бога; но никто не скажет, что Адам имеет в этом еще какое-нибудь преимущество перед всеми людьми или отличается этим от людей, происшедших после него (хотя один сотворен и образован единым Богом, мы же все рождаемся от Адама и происходим по преемству рода), как скоро и он образован из земли, и не имея прежде бытия, получил бытие впоследствии» [8, т. 1, с. 410].

Церковь воспевает Адама как первого в роде человеческом. Минея [103]:

132 А҆да́ма пе́рваго почти́мъ, рꙋко́ю почте́ннаго зижди́телѧ, и҆ всѣ́хъ на́съ пра́ѻтца оу҆жѐ бы́вшаго, и҆ въ ски́нїѧхъ нбⷭ҇ныхъ со всѣ́ми и҆збра́нными почива́юща. (неделя Праотец, 2-й канон, песнь 1, тропарь 2)

133 Ѿ дре́ва вкꙋси́въ пе́рвый въ человѣ́цѣхъ (то есть Адам), въ тлѣ́нїе всели́сѧ: ѿверже́нїемъ бо жи́зни безче́стнѣйшимъ ѡ҆сꙋди́всѧ, всемꙋ́ ро́дꙋ тѣлотлѣ́ненъ нѣ́кїй, ꙗ҆́кѡ вре́дъ недꙋ́га преподадѐ... (Крестовоздвижение, канон, песнь 7, тропарь 1)

Нередко в церковном обиходе используется выражение «первозданный Адам».

Триодь Постная [159, ч. 1]:

134 Первозда́ннагѡ а҆да́ма престꙋпле́нїю поревнова́въ, позна́хъ себѐ ѡ҆бнаже́на ѿ бг҃а и҆ прⷭ҇носꙋ́щнагѡ црⷭ҇твїѧ и҆ сла́дости, грѣ̑хъ ра́ди мои́хъ. (понедельник 1-й седмицы Поста, канон повечерия, песнь 1, тропарь 3)

Октоих [107]:

135 Сло́во бж҃їе сн҃ъ тво́й дв҃о, содѣ́тель а҆да́ма первозда́ннагѡ, не созда́нїе, а҆́ще и҆ пло́ть ѡ҆душевле́нꙋ себѣ̀ и҆з̾ тебѣ̀ созда́лъ є҆́сть. (глас

3, канон богородичен, песнь 5, тропарь 1)

Есть примеры, когда выражение «первозданный» употребляется самостоятельно и отдельно, при этом оно означает «Адам»:

136 Го́рькѡ ѡ҆б̾е́мъ первозда́нный (то есть Адам), въ раѝ дре́вле снѣ́дь безслове́снѡ, ѿвѣ́ржесѧ и҆ ѡ҆сꙋжде́нъ, ѿ сла́дости и҆згна́нъ бы́сть... [159, ч. 1] (пяток Сырный, 1-й трипеснец, песнь 8, тропарь 4)

137 Е̑́же ѿ ве́ка оу҆тае́ное, и҆ а҆́гг҃лѡмъ несвѣ́домое та́инство: тобо́ю бцⷣе сꙋ́щымъ на землѝ ꙗ҆ви́сѧ бг҃ъ, въ несли́тномъ соедине́нїи воплоща́емь, и҆ крⷭ҇тъ во́лею на́съ ра́ди воспрїи́мъ, и҆́мже воскр҃си́въ первозда́ннаго (то есть Адама), сп҃сѐ ѿ сме́рти дꙋ́шы на́шѧ. [107] (богородичен воскресен 4-го гласа)

Происходящий от Адама человеческий род именуется в церковных песнопениях:

138 ...сꙋ́щыѧ ѿ а҆да́ма земноро́дныѧ... [159, ч. 1] (среда 3-й седмицы Поста, крестобогородичен на стиховне на утрени)

139 ...ꙗ҆̀же ѿ а҆да́ма земноро́дныѧ... [107] (глас 2, вторник вечера, крестобогородичен на стиховне)

140 ...сꙋ́щыѧ ѿ а҆да́ма... [159, ч. 1] (неделя Крестопоклонная, икос)

141 ...человѣ́ки, ꙗ҆̀же ѿ а҆да́ма... [159, ч. 2] (Великая Суббота, похвалы на непорочных, стих 29)

142 ...и҆̀же ѿ а҆да́ма покланѧ́ющїисѧ... [160] (неделя Жен Мироносиц, канон, песнь 4, тропарь 1)

143 ...сꙋ́щїи и҆з̾ а҆да́ма... [103] (Рождество Богородицы, 2-й канон, песнь 5, тропарь 2)

В этом смысле

144 ...всѣ̑мъ сꙋ́щымъ и҆з̾ а҆да́ма [159, ч. 2] (Великий Четверг, канон, песнь 4, тропарь 1)

Адам первозданный приходится «праотцем» – как первый, стоящий в родословии предков. Так зафиксировано в разных богослужебных книгах.

Триодь [159, ч. 1]:

145 А҆да́мꙋ пра́ѻтцꙋ престꙋпле́нїемъ поревнова́въ, и҆згна́нъ бы́хъ ѿ сла́дости ѡ҆каѧ́нный. тѣ́мже припа́даю тѝ въ покаѧ́нїи и҆ пла́чи: гдⷭ҇и, сп҃си́ мѧ. (понедельник Сырный, 1-й трипеснец, песнь 1, тропарь 2).

Минея [103]:

146 Съ тре́петомъ слꙋжѧ̀ їѡа́ннъ влⷣцѣ, ра́дꙋетсѧ дꙋше́ю, и҆ вопїе́тъ съ весе́лїемъ: сра́дꙋйтесѧ мнѣ̀ всѝ ро́ди пра́ѻтца (Адама), прїи́де бо ча́ѧнїе на́ше, прїи́де на і҆ѻрда́нъ хрⷭ҇то́съ, всѧ̑ ѿ грѣха̀ а҆да́мова ѡ҆чи́стити, ꙗ҆́кѡ бл҃оꙋтро́бенъ. (Предпразднство Богоявления, 5 января, славник на хвалитех).

Октоих [107]:

147 Веселѧ́тсѧ ѡ҆ тебѣ̀ дв҃о пречⷭ҇таѧ, ро́да на́шегѡ пра́ѻтцы (Адам и Ева), є҆де́мъ воспрїе́мше тобо́ю, є҆го́же престꙋпле́нїемъ погꙋби́ша... (глас 1, канон воскресен, песнь 6, богородичен).

Во многих церковных песнопениях Адам именуется «родоначальником», как являющийся главою всех человеческих родов [107]:

148 Тебѣ̀ терноно́сный є҆вре́йскїй со́нмъ, любвѐ бл҃одѣ́телю къ тебѣ̀ не сохра́нь мт҃рнїѧ, хрⷭ҇тѐ вѣнча́, родонача́льника (то есть Адама) разрѣша́юща терно́вное запреще́нїе. (глас 5, канон воскресен, песнь

1, тропарь 1)

149 Снѣ́дїю дре́ва во є҆де́мѣ прельсти́выйсѧ въ тлю̀ поползѐ родонача́льникъ (Адам), преслꙋ́шавый гдⷭ҇и за́пѡвѣди твоѧ̑ пребл҃гі́й...

(глас 6, канон крестовоскресен, песнь 5, тропарь 1)

150 Ро́дъ а҆да́мль, ко є҆́же па́че оу҆ма́ бл҃же́нствꙋ, тобо́ю возведе́нный бцⷣе, досто́йнѡ сла́витъ тѧ̀. (глас 8, канон богородичен, песнь 1, тропарь 3)

Церковное выражение «Адамов род» противополагается всем прочим родам сотворенных Богом существ. Если мы – дети Адама, то мы не имеем родства с прочими представителями фауны.

Адам не имел «родственников» среди зверей, потому что всех остальных животных произвела земля (Быт.1:24), в то время как первого человека создал Сам Бог по Своему образу (Быт.1:27). Праотец Адам имеет абсолютное первенство в родословной цепи.

* * *

В отличие от церковного учения, эволюционная концепция, напротив, предполагает выделение «первого человека» лишь условно, «по ряду признаков», согласно некоторой «научной договоренности». Во всяком случае, эволюционистский «Адам» обязательно имеет физических родителей – отца и мать, которых приходится считать «недочеловеками».

Как писал один «православный эволюционист»,

«надо где-то условно мать отнести к одному виду, а рожденную ею дочь к другому – новому и отнести двух единоутробных братьев, одновременно рожденных, к разным систематическим единицам» [155, с. 48–49], чтобы как-то, хотя бы условно, провести границу между старым и новым видами.

Теория эволюции, если и допускает в «первом Адаме» скачкообразное изменение по отношению к предшествующим поколениям, все равно подразумевает, что «Адам» не был абсолютным главою своего рода, но унаследовал природу предков и, следовательно, был в чем-то подобен своим пращурам.

Свидетельство о том, что Адам по своей природе не был подобен всем прочим животным, содержится в Библии: Адаму же не обретеся помощник подобный ему (Быт.2,:20). Никто из предшествовавших человеку творений не смог бы по справедливости сказать об Адаме, как тот сказал о Еве: Се ныне кость от костей моих и плоть от плоти моея (Быт.2:23).

Адам почитается первым человеком потому, что он был создан из земли, а не рожден. Если Иисуса Христа Церковь исповедует «рожденна, не сотворенна» (2-й член Символа веры), то про Адама справедливо будет сказать в точности противоположно: «не рожденна, сотворенна».

4. Святые Отцы – против эволюционной теории о происхождении человека от обезьяны

Сторонники теории эволюции считают, что человек имел предков животного происхождения.

Известная книга Чарльза Дарвина называется красноречиво: «Происхождение человека и половой отбор» [33].

Тейяр де Шарден безапелляционно развивает и утверждает эту мысль:

«Происхождение человека эволюционным путем…, его эволюционное происхождение, повторяю, для науки не представляет сегодня уже никаких сомнений (выделено автором. – Прот. К.Б.). Да будет это хорошенько усвоено: вопрос уже улажен, так прочно улажен, что продолжение его обсуждения означало бы такую же пустую трату времени, как продолжение дискуссии о невозможности вращения Земли» [184, с. 184].

Адам как первый человек имел, стало быть, прямых кровных родственников – начиная от высших обезьянообразных существ и кончая низшими, вплоть до простейших одноклеточных организмов.

Это тейярдистское мнение сегодня господствует в светском обществе и иногда даже проникает внутрь церковной ограды. Так, один священник-эволюционист считает, будто

«теория Дарвина отвечала общей тенденции искать естественное объяснение происхождения мiра и человека» [98, с. 88].

Другой прогрессивный священник, также «православный эволюционист», считает дарвинизм единственно «здравым» и научно обоснованным учением:

«В церковных кругах, представленных практически единообразной Церковью, как тогда, так и теперь, сама мысль о возможности наличия у человека обезьяноподобных предков представляется нечестивой и еретической. Здравое отношение к данным науки, как тогда, так и сейчас, встречается в православной среде лишь как исключение» [12, с. 140].

Однако, правда в приведенных словах заключается лишь в том, что в святоотеческой традиции действительно подобная мысль всегда считалась «нечестивой и еретической».

* * *

В Библии проводится четкое противопоставление происхождения животных, с одной стороны, и человека – с другой стороны. Животных произвела земля (Быт.1:24), а человека сотворил Бог (Быт.1:27).

Бог не случайно именуется «Творцом рода человеческого». Это учение исповедовали перед кончиной святые мученики.

Мученик Кодрат Никомидийский: «Когда был создан прекрасный мiр, предназначенный Творцом для определенной цели, Создатель благоволил, чтобы некто наслаждался созданными Им благами и славил Его в благодарности. Посему Он создал человеческий род, чтобы передать последнему все видимое» [46, с. 201–202] (10 марта).

Священномученик Патрикий: «Огонь и воду создал из ничего Своим Единородным Сыном Тот же всемогущий и вечный Бог, Который есть Творец рода человеческого» [46, с. 584] (19 мая).

В заупокойном тропаре Церковь воспевает:

151 ...На тѧ́ бо оу҆́пова́нїе возложи́ша, творца̀ и҆ зижди́телѧ и҆ бг҃а на́шего. [158]

Человек – создание рук Божьих:

152 И̑́же созда́вый мѧ̀ рꙋка́ма пречтⷭ҇ыми пе́рвѣе (Адам – особое творение Божие) и҆ дꙋ́хъ дарова́вый (Адам получил дар духа), и҆ къ землѝ низпа́дша ѕлѣ̀ (Адам пал), па́ки ѡ҆бнови́вый краснѣ́йше, ны́нѣ дꙋ́шы преста́вльшихсѧ са́мъ оу҆поко́й. [107] (глас 1, песнь 6, канон заупокойный, тропарь 3)

Таким образом, человек не является «родственником» никому из прочих Божьих творений.

Об этом писали святые Отцы.

Святитель Григорий Нисский: «Чтобы избежать такого включения человека в класс животных, слово Божие открывает искусство, использованное для тебя: Бог взял пыль от земли» [цит. по: 9, с. 65].

Помимо древних мучеников и учителей Церкви об этом говорили святые Отцы последних десятилетий, высказавшие нам свое отношение к дарвиновской «теории» происхождения человека от обезьяны.

Преподобный Варсонофий Оптинский: «Английский философ Дарвин создал целую систему, по которой жизнь – борьба за существование, борьба сильных со слабыми, где побежденные обрекаются на погибель, а победители торжествуют. Это уже начало звериной философии, а уверовавшие в нее люди не задумываются убить человека, оскорбить женщину, обокрасть самого близкого друга – и все это совершенно спокойно, с полным сознанием своего права на все эти преступления» [17, с. 57].

Святитель Игнатий (Брянчанинов): «По самому творению достоинство тела человеческого несравненно выше всех тел» [53, с. 294].

Святитель Феофан Затворник: «Когда мы характеристику человека перенесем в дух, тогда вся теория Дарвина падает сама собой. Ибо в происхождении человека надо объяснить не то одно, как происходит его животная жизнь, но то паче, как происходил он яко духовное лицо в животном теле с его животною жизнью и душою» [162, с. 261]. «Точно такова теория образования мiра из туманных пятен с подставками своими – теорией произвольного зарождения, дарвиновского происхождения родов и видов и с его же последним мечтанием о происхождении человека. Все как бред сонного» [163, с. 181].

Преподобный Иустин (Попович): «Потому предал их Бог срамным сластям и они удовлетворяются не небесным, а земным, и только тем, что вызывает смех диавола и плач ангелов Христовых. Сласти их в заботе о плоти… в отрицании Бога, в полностью биологической (скотоподобной) жизни, в назывании обезьяны своим предком, в растворении антропологии в зоологии» [76, с. 165].

Святитель Николай Сербский: «Должны были пройти миллионы лет, говорят безсловесные умы в наше время, чтобы позвоночник выпрямился и обезьяна стала человеком! Говорят так, не зная силу и могущество Бога Живаго» [104, с. 398].

Святитель Нектарий Пентапольский также выражал свой праведный гнев, обличая тех, кто желает «доказать, что человек – это обезьяна, от которой, как они хвалятся, они произошли» [цит. по: 135, с. 514].

Священномученик Фаддей (Успенский): «Жизнь, как они (эволюционисты) говорят, есть громадный сложный механический процесс, неизвестно когда, кем и для чего приведенный в действие… Но если жизнь есть механический процесс, тогда надо отречься от души, мысли, воли и свободы» [цит. по: 83, с. 352].

Священномученик Владимир Киевский из новомучеников и исповедников Российских дал наиболее глубокую и обличительную оценку эволюционизму: «Только в настоящее время нашла себе место такая дерзкая философия, которая ниспровергает человеческое достоинство и старается дать своему ложному учению широкое распространение… Не из Божиих рук, говорит оно, произошел человек; в безконечном и постепенном переходе от несовершенного к совершенному он развился из царства животных и, как мало имеет душу животное, также мало и человек… Как неизмеримо глубоко все это унижает и оскорбляет человека! С высшей ступени в ряду творений он низводится на одинаковую ступень с животными… Нет нужды опровергать такое учение на научных основаниях, хотя это сделать и нетрудно, так как неверие далеко не доказало своих положений… Но если такое учение находит для себя в настоящее время все более и более последователей, то это не потому … что будто бы учение неверия стало неоспоримо истинным, но потому, что оно не мешает развращенному и склонному ко греху сердцу предаваться своим страстям. Ибо если человек не безсмертен, если он не более как достигшее высшего развития животное, то ему нет никакого дела до Бога… Братие, не слушайте губительных ядоносных учений неверия, которое низводит вас на степень животных и, лишая человеческого достоинства, ничего не обещает вам, как только отчаяние и безутешную жизнь!» [23, сc. 6–18].

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий): «Дарвинизм, признающий, что человек посредством эволюции развился из низшего вида животных, а не является продуктом творческого акта Божества, оказался только предположением, гипотезой, уже устарелой и для науки. Эта гипотеза признана противоречащей не только Библии, но и самой природе, которая ревниво стремится сохранить чистоту каждого вида и не знает перехода даже от воробья к ласточке. Неизвестны факты перехода обезьяны в человека» [88, с. 41–42].

Святитель Николай Сербский: «Если бы историю XVIII–XX веков можно назвать одним-двумя словами, то, вероятно, самым подходящим было бы такое название: Протокол суда между Европой и Христом, ибо за последние 300 лет в Европе не происходило чего-нибудь, не имеющего связи со Христом… Христос:

– Как можете вы, люди, жить только плотской похотью? Я пришел сделать вас богами и сынами Божиими, а вы предаетесь суете и погибаете в борьбе сами с собой, уподобляясь безсловесным скотам.

Европа:

– Ты устарел, и вместо Твоего Евангелия мы нашли биологию. И сейчас мы знаем, что мы потомки не Твои и не Отца Твоего Небесного, а орангутангов и горилл. И сейчас мы заняты самосовершенствованием, чтобы стать богами, ибо мы не признаем других богов, кроме нас самих» [цит. по: 76, с. 174].

Мы привели ряд высказываний о дарвинизме церковных учителей, прославленных в лике святых в Русской, Сербской и Греческой поместных Церквах. Отметим, что выбранные нами святоотеческие мысли представляют собой не случайные высказывания по данному богословскому вопросу, но практически единогласное мнение Православной Церкви.

Из сказанного вытекает важный вывод о том, что принципиальное неприятие эволюционистских идей, и в частности критика дарвинизма, святыми, жившими после Чарльза Дарвина, является не нововведением в православном богословии, но последовательным и верным продолжением традиции святоотеческого духовного наследия.

Эволюционное мiровоззрение, утверждающее, что Человек Разумный имеет своими предками низших животных, справедливо назвать «научным тотемизмом». Оно мало чем отличается в духовном плане от тотемизма диких народов, верящих в свое происхождение от муравьев, рыб, драконов или обезьян.

Церковная же традиция, укорененная в Божественном Откровении, не допускает мысли, будто Адам имел обезьяноподобных предков. Адам вообще не имел никаких «родителей», но был сотворен непосредственно Богом из праха земного.

5. Об одновременности создания тела и души Адама

Согласно эволюционистским представлениям, появлению духовного облика человека предшествовала долгая история развития его тела. От эволюционистов часто можно слышать о том, что

существуют «конкретные пути генетического развития человека, эволюция тела от мельчайших существ в первобытном океане до совершенного человекоподобного тела, которое получило в вечный дар разум, – дух, сознание, – этот дар не от природы» [100, с. 33].

Один «православный эволюционист» пишет:

«Библия не говорит нам о временных интервалах, поэтому у нас есть некоторая свобода думать о том, был ли какой-нибудь промежуток времени между созданием Богом человеческого тела и его одухотворением, и если этот временной зазор был, то чем же тогда являлось это существо, которое имело тело человека, но не имело человеческого разума?» [цит. по: 125, с. 189].

«Не одновременно создаются тело и богообразная душа. Какой был промежуток между этими двумя креационными действиями, Библия не уточняет» [85, с. 34]. «Возможно, что именно такая безлогосная душа была у той «глины», в которую позднее Господь вложил Свое дыхание» [там же, с. 35].

Тейяр де Шарден признавался:

«Мгновенное сотворение первого Адама мне представляется по характеру своему делом непостижимым, если только речь идет не о слове, которым прикрывается отсутствие всякой попытки объяснения» [184, с. 225].

Как это ни странно, идеи Шардена были восприняты Ватиканом, так что они даже вошли в официальное учение католической церкви. В энциклике папы Пия XII «Humani generis» («О человеческом роде», 1950 г.) говорится, что западным христианам рекомендуется изучать эволюционную теорию

«в той мере, в какой исследования говорят о происхождении человеческого тела из уже существовавшей живой материи, но придерживаться того, что души непосредственно созданы Богом» [цит. по: 98, с. 201].

Один последователь Тейяра, «православный эволюционист» писал:

«Лишь в тот момент, когда в существе, обретшем форму человека, впервые вспыхнул свет сознания, когда он стал личностью, произошло соединение двух мiровых сфер: природы и духа» [98, с. 102].

Однако учение Православной Церкви приписывает создание человека не эволюционному процессу, а всемогущему Богу, Который сотворил и тело, и душу Адама. Для Вседержителя не было необходимости ни устраивать процесс длительного формирования тела нашего праотца, ни создавать душу прежде образования его тела. Тело и душа Адама были сотворены одновременно.

* * *

Священное Писание о создании тела и души человека говорит кратко: И созда Бог человека, персть взем от земли, и вдуну в лице его дыхание жизни; и бы́сть человек в душу живу (Быт.2:7).

Нет никаких разумных оснований предполагать наличие какого-то временного интервала между глаголами созда и вдуну. Последовательное изложение этих действий в одной фразе, скорее, необходимо для восприятия мысли человеком. Для Всемогущего Бога сказать, помыслить и сделать – одно мановение. Никто из святых Отцов подобных нелепых предположений не высказывал.

Святитель Григорий Богослов: «Слово рекло: «Пространное небо населяют уже чистые присноживущие служители, непорочные умы, добрые ангелы… Но земля украшается одними неразумными животными. Потому угодно Мне создать такой род тварей, в котором бы заключалось то и другое, род тварей, средних между смертными и безсмертными, разумного человека, который бы увеселился Моими делами, был мудрым таинником небесного, великим владыкою земли, новым ангелом из персти, песнопевцем Моего могущества и Моего ума». Так рекло Слово, и, взяв часть новосозданной земли, безсмертными руками составило мой образ и уделило ему Своей жизни; потому что послало в него дух, который есть струя невидимого Божества. Так из персти и дыхания создан человек – образ безсмертного; потому что в обоих царствует естество ума» [25, т. 2, с. 33].

Святитель Иоанн Златоуст: «Когда слышишь, что Бог вдунул в лице его дыхание жизни, разумей: как Он произвел безтелесные силы, так и благоволил, чтобы и тело человека, созданное из праха, имело разумную душу, которая могла бы пользоваться телесными членами» [цит. по: 9, с. 67].

Иеромонах Серафим (Роуз): «Само творение человека – и тела, и души его, вместе с благодатию, в которой человек был создан, – было мгновенным. Отцы считали необходимым изложить это учение вполне недвусмысленно, потому что об этом предмете в древности было два противоположных, но равно ложных учения: одно принадлежало оригенистам, утверждавшим, что души «предшествуют» телам и лишь входят в них, в чем состоит «падение» из высшего состояния; а другое говорило, что тело предсуществует душе и имеет, следовательно, более благородную природу» [134, сc. 90–91]

Человек создан как существо целокупное – с душой и телом. Основываясь на этом утверждении, святые Отцы указывали на одновременность создания души и тела Адама.

Святитель Григорий Нисский: «Поскольку человек, состоящий из души и тела, есть одно, то мы предполагаем одно общее начало его состава, так что он ни старше, ни моложе самого себя, и в нем не прежде телесное, а потом другое. Напротив, мы утверждаем, что предведущим Божиим могуществом… приведена в бытие вся полнота человеческого естества» [цит. по: 9, с. 66].

Тот же учитель Церкви разоблачает две еретические теории – предсуществования душ и предсуществования тел. Тем самым он, с одной стороны, не допускает возможности «эволюции» души Адама до его создания (равно как и души любого из нас до момента зачатия), а с другой стороны, святитель исключает возможность «эволюции» тела Адама (равно как и любого из нас) до обретения им души. «В обоих предположениях смысл предосудителен: у баснословящих, будто души преджительствуют в каком-то особом состоянии, и у полагающих, будто раньше были устроены тела… Мне не кажется, что выдвигающие первое предположение и учащие, что государство душ старше, чем жизнь в плоти, очистились от эллинских учений, наговоривших им басен о перевоплощении» [26, с. 90]. Относительно второго предположения святитель Григорий Нисский указывает, что нелепо утверждать «будто человек был предварительно создан Словом, как будто статуя из брения, и для этого изваяния появилась душа (ведь тогда умная природа окажется менее ценной, чем статуя из брения)» [26, сc. 92–93]

Преподобный Иоанн Дамаскин: «Тело и душа сотворены в одно время; а не так, как пустословил Ориген, что одна прежде, а другое после» [59, с. 79].

Таким образом, душа и тело Адама были сотворены одновременно. Поэтому и нечему было «эволюционировать» до сотворения человека. Эта мысль закреплена и в Деяниях V Вселенского Собора: «Церковь, наученная Божественными Писаниями, утверждает, что душа сотворена вместе с телом, а не так, что одно прежде, а другое после» [34, т. 3, с. 538].

«Бог одновременно создал и тело и душу, то есть полного человека» [там же, с. 516].

6. О несовместимости эволюционизма с церковным учением о сотворении человека из праха земного

Один «православный эволюционист» учит:

«Я, как священник, признаю, что идея создания Богом мiра наше кредо, наше убеждение. Господь творит мiр; Его Слово творит мiр. А то, как творится мiр, – это дело науки. То же показывает и бытописатель: от простейшего к сложному. Не сначала появился человек, а потом уже другие млекопитающие, а наоборот: от простейшего к сложному. Природа должна была пройти колоссальный путь развития, чтобы на земле появилась высокоорганизованная материя, появился предок человека в виде человекоподобного существа, способного выживать в любых условиях, вобравшего в себя все лучшее, что было на земле из живой природы. И лишь потом получившего дыхание жизни от Творца» [142, с. 31].

Другому «православному эволюционисту» принадлежит следующее высказывание:

«Человек оставался всегда человеком, независимо от того, какую стадию он проходил: червеобразную, рыбообразную, стадию амфибии или рептилии. Фантастической теорию эту ни в коем случае нельзя назвать» [56, с. 176–177].

Для эволюционистов естественно предположение о том, что

Адам первозданный «прошел в своем развитии через ряд животных форм» [175, с. 86] от простейших до приматов.

* * *

С точки зрения святоотеческого Православия, все подобные суждения должны быть оценены как прямое богохульство. Всех этих «предков» из числа низших животных придется приписать и Сыну Человеческому, Господу нашему Иисусу Христу. Но тогда вполне уместным окажется вопрос: искуплена ли вся эта «родня» кровью Христовой?

Вопрос этот, очевидно, имеет принципиальное догматическое и каноническое церковное значение. Если родословная цепь спасенных прерывается на неком «Адаме» – требуется ответить, почему спасительная жертва Христова не простирается на его «родителей» и более далеких «предков».

Утверждение о том, что кровь Христа Спасителя была пролита буквально за всех Адамовых «предков» означает кощунственный призыв к принятию таинства Крещения не только людьми, но и животными. А также – к причащению их во время Святой Евхаристии.

Иного выхода теория эволюции не дает: либо Адам за какие-то заслуги оказался таким «счастливчиком, купившим последний билет», что на него крайнего в безконечной цепи родословия распространилась спасительная благодать Христа – либо все предки Адама в равной степени с его потомками достойны участия в Крещении и прочих церковных Таинствах.

И то, и другое предположение абсурдно и богохульно. Первое, потому что ограничивает Божие милосердие и величие искупительной жертвы Христовой. Второе – потому что уравнивает людей, имеющих образ Божий, с тварями, чуждыми его.

Подобного противоречия не знает православная богословская традиция, согласно которой у Адама никаких предков не было, потому что он был сотворен Богом не из других видов, а из праха земного. Для церковных людей естественным является такое молитвенное обращение к Богу:

153 И̑́же созда́вый жизнода́вче хрⷭ҇тѐ человѣ́ка ѿ землѝ... [107] (глас 2, песнь 6).

Для благочестивых христиан совершенно невозможно допустить Крещение, Причащение или участие в иных церковных Таинствах не человека, а любого другого животного, кроме потомков Адама. Если подобное предложение будет кем-то всерьез высказано, то оно должно быть воспринято как кощунство и осквернение святыни. Евангелие впрямую запрещает давать святая псом (Мф.7:6).

За людей – потомков Адама – Сын Человеческий пролил на Голгофе Свою Божественную Кровь. Для всех нас Он сделался Спасителем и Искупителем. Всех людей Он призвал в Свою Церковь, чтобы насытить Своим Телом и напоить Своей спасительной Кровью. Все потомки Адамовы призваны Господом через святое Крещение стать членами Тела Его. И никому, кроме людей – ни ангелам, ни животным – такая честь от Бога не предоставлена.

Для теории эволюции признание возможности создания первого человека буквально «из праха земного» равнозначно полной капитуляции. В самом деле: для чего Всемогущему Богу было бы запускать весь эволюционный механизм во вселенной, если эволюция способна достигнуть лишь уровня человекообразных обезьян, но не Адама?

Эволюционистам пришлось бы сразу прекратить свой безплодный, но настойчивый поиск «переходных форм» от обезьяны к человеку. Согласно библейскому мiровоззрению, их нет и быть не может. Согласно эволюционистскому – еще чуть-чуть, и ученые что-нибудь все-таки, наконец, обнаружат…

Иеромонах Серафим (Роуз) писал: «Если Вы изучите объективно все ископаемые свидетельства в пользу «эволюции человека», то я думаю, Вы обнаружите, что убедительных или хоть сколько-нибудь разумных доказательств этой «эволюции» нет. Считается, что они есть, потому что люди хотят в это верить; они веруют в философию, которая требует, чтобы человек произошел от обезьяноподобных тварей» [135, с. 496].

Бог столь велик, что смог создать человека из праха. Творец столь всемогущ, что способен был создать мiр за шесть дней. Бог воскресит и мертвых, когда Сам этого пожелает. Но зачем тогда Ему нужен был механизм эволюции? Вера в сотворение Адама из земли подрывает основание эволюционизма. Вот почему эволюционисты до конца отстаивают антибиблейскую теорию о происхождении человека из низших биологических видов. Если же некоторые эволюционисты пытаются на словах признать библейское учение о творении человека, они неизменно вкладывают в него аллегорический, небуквальный смысл. Тем самым они вступают в непримиримое противоречие с традиционным церковным учением и всем Православным Преданием.

Глава 7. О сотворении Адама по образу и подобию Божию

Большинство ученых-эволюционистов никакого суждения о наличии в человеке образа и подобия Божьего не высказывают, поскольку круг их интересов ограничивается естественными вопросами, а данная тема ставит проблему как духовную.

К примеру, эволюционная психология (как атеистическая наука) вопрос об образе Божьем рассматривать не может в принципе (поскольку не пользуется понятиями ни души, ни Бога), и потому вынужденно игнорирует эту тему.

«Христианские эволюционисты», ученые и богословы, обычно сводят свои рассуждения к следующей компромиссной схеме: эволюция тела – это то, что было «до» обретения образа Божьего. А «после» того, как был получен от Бога «образ», собственно и появился человек:

«Самое большее человек живет на земле 40–50 тысяч лет. Раньше, может быть, был какой-то дочеловеческий образ, но это еще не человек. Природа же существует миллионы, миллиарды лет…» [142, с. 32].

У эволюционистов можно встретить такие своеобразные мысли:

«Во времена Адама одновременно существовали животные, которые были похожи на человека внешне и даже по разуму, но были лишены «некоего образа», который придает человеку, в отличие от других животных, специфическую уникальность, поскольку человек был создан по «образу» Бога» [187, с. 127]. «Однако человек и его предтечи, будучи близкими родственниками физически, не связаны между собой духовной эволюцией.

Homo sapiens населял Землю в течение трехсот тысяч лет, в нашей системе отсчета пространства-времени, до появления человечества» [там же].

Один «православный эволюционист» пишет:

«Нет ничего антирелигиозного в гипотезах происхождения человека от обезьяноподобного существа; для христианина подтверждение этих гипотез лишь раскрывает то, как создавался человек в биологическом процессе своего становления» [155, с. 52].

Но позиция Православной Церкви принципиально иная.

1. Образ и подобие

Никакое из сотворенных Богом существ, кроме человека, не почтено честью иметь образ и подобие Божие. Не естественная причина – зачатие и рождение – а сверхъестественная, именуемая Предвечным Божиим советом, послужила появлению Адама: И рече Бог: сотворим человека (אדם) по образу Нашему и по подобию (по-еврейски – בצלמנו כדמותנו, бэцальмэну кидмутэну; в синодальном переводе: по образу Нашему и по подобию Нашему) (Быт.1:26).

Не только перстный Адам, но и все последующие роды праотца унаследовали его природу (хотя и поврежденную грехопадением, но имеющую образ и подобие первозданного человека): Поживе же Адам лет двесте тридесять и роди сына по виду своему и по образу своему (по-еврейски – בדמותו כצלמו бидмуто кэцальмо; в синодальном переводе: по подобию своему, по образу своему), и нарече имя ему Сиф (Быт.5:3).

Так, образ Божий, воспринятый изначально Адамом при его сотворении, живет поныне во всех его потомках.

При заключении Завета с Ноем Бог дает обетование в том, что взыщет со всякого убийцы (зверя или человека) кровь человеческую, яко во образ Божий сотворих человека (в синодальном переводе: ибо человек создан по образу Божию) (Быт.9:6).

Так, образ Божий сохранился в сынах Адамовых и после Потопа. В Священном Писании эта мысль находит неоднократное подтверждение.

В Ветхом Завете: Яко Бог созда человека в неистление и во образ подобия Своего сотвори его (Прем.2:23).

В Новом Завете апостол упоминает человеки, бывшыя по подобию Божию (Иак.3:9).

Как отмечают некоторые комментаторы [188], еврейское слово דמות (дмут, «подобие») является однокоренным со словом אדם (адам). Это позволяет сделать вывод о том, что богоподобие является изначальным отличительным свойством, присущим человеку при его сотворении. Можно даже сказать, что наречение человека Адамом означает свидетельство о существовании у него подобия Божьего. Потеря подобия (דמות) приводит к уничтожению человека, истреблению в нем духовного начала.

Человек (אדם, адам) находится как бы в промежуточном положении между родственными ему состояниями: снизу – земля (אדמה, адама); сверху – образ Божий (דמות, дмут). Каждый человек тяготеет к одному из этих полюсов.

Евхаристический канон Литургии Василия Великого содержит слова: «…создав бо человека, персть взем от земли, и образом Твоим, Боже, почет, положил еси его в Раи сладости…» [141].

Православное богослужение в точности отражает библейское учение о создании человека по образу Творца.

Постная Триодь [159, ч. 1]:

154 Пла́чꙋ и҆ рыда́ю, є҆гда̀ помышлѧ́ю сме́рть, и҆ ви́ждꙋ во гробѣ́хъ лежа́щꙋю по ѡ҆́бразꙋ бж҃їю созда́ннꙋю на́шꙋ красотꙋ́, без̾ѡбра́знꙋ, и҆ безсла́внꙋ, не и҆мꙋ́щу ви́да... (суббота Мясопустная, славник на Господи, воззвах)

Цветная Триодь [160]:

155 ...прибѣга́етъ (слепорожденный) къ свѣтода́телю, ѿ негѡ́же прїе́млетъ свѣ́тъ зрѣ́ти, и҆ ѻ҆чи́ма свои́ма ви́дѣти творца̀, по подо́бїю твоемꙋ́, и҆ по ѻ҆́бразꙋ созда́вшаго є҆стество̀ человѣ́ческое ѿ землѝ пе́рвѣе... (понедельник 6-й седмицы по Пасхе, 2-я стихира стиховна на утрени)

Минея [103]:

156 По ѡ҆́бразꙋ и҆ по подо́бїю, и҆стлѣ́вша престꙋпле́нїемъ (то есть Адама) ви́дѣвъ і҆и҃съ, приклони́въ нб҃са́ сни́де, и҆ всели́сѧ во оу҆тро́бꙋ дѣ́вственнꙋю неизмѣ́ннѡ, да въ не́й и҆стлѣ́вшаго а҆да́ма ѡ҆бнови́тъ, зовꙋ́ща: сла́ва ꙗ҆вле́нїю твоемꙋ́, и҆зба́вителю мо́й и҆ бж҃е. (Рождество Христово, 4-я стихира на литии)

Октоих [107]:

157 Е̑гда̀ въ нача́лѣ а҆да́ма созда́лъ є҆сѝ гдⷭ҇и, тогда̀ сло́вꙋ твоемꙋ́ ѵ҆поста́сному возопи́лъ є҆сѝ бл҃оꙋтро́бне: сотвори́мъ по на́шемꙋ подо́бїю, дх҃ъ же ст҃ы́й соприсꙋ́тствоваше содѣ́тель. тѣ́мже вопїе́мъ тѝ: тво́рче бж҃е на́шъ, сла́ва тебѣ̀. (глас 2, седален на полунощнице)

158 Созда́вый по ѡ҆́бразꙋ твоемꙋ́ чл҃вѣколю́бче человѣ́ка, и҆ оу҆мерщвле́на грѣхо́мъ престꙋпле́нїѧ ра́ди, распе́нсѧ на ло́бнѣмъ, сп҃слъ є҆сѝ. (глас 3, канон крестовоскресен, песнь 4, тропарь 1)

Никакое другое создание, кроме человека, не получило от Творца дыхание жизни: И созда Бог человека, персть взем от земли, и вдуну в лице его дыхание жизни; и бы́сть человек в душу живу (Быт.2:7). Человек при Сотворении получил от Бога особый дар, которого не получил никто из иных созданий.

Святитель Иоанн Златоуст: «Человеколюбию Божию угодно было созданного из земли человека сделать обладателем разумной души, благодаря чему это живое существо оказалось превосходным и совершенным. И вдунул, говорит Моисей, в лице его дыхание жизни. То есть вдуновение сообщило созданному из земли жизненную силу, и так образовалось существо души. Потому Моисей и прибавил: и стал человек душею живою. Приняв вдуновение, дыхание жизни, созданный из праха стал душею живою. Что значит: душею живою? Душею действующей, для которой члены тела – как орудия ее действий, послушные ее воле» [цит. по: 9, с. 64].

Преподобный Иоанн Дамаскин: «Из видимого и невидимого естества Бог Своими руками сотворил человека по образу Своему и по подобию; из земли Он образовал тело, а душу словесную и разумную сообщил человеку Своим вдуновением» [цит. по: 92, с. 428].

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий: «Философия – есть разумение божеских и человеческих дел, которое учит человека чрез добродетель, насколько возможно, приближаться к Богу, сотворившему человека по Своему образу и подобию» [46, с. 330] (11 мая).

Преподобный Симеон Новый Богослов учил, что человека Бог «создал Собственными Своими невидимыми руками по образу и подобию Своему» [139, с. 73].

Церковное учение о создании человека по образу и подобию Божию было в христианстве изначальным и общераспространенным. В частности, его исповедовали многие мученики, страдавшие за веру.

Мученики Евстратий, Авксентий, Евгений, Мардарий и Орест: «Когда же Бог привел мiр в порядок и прекрасное бытие, создав его не из существовавшей уже ранее материи, но приведя к бытию из небытия, то Он сотворил человека по образу Своему и по подобию» [46, с. 373] (13 декабря).

Мученики Спевсипп, Елевсипп, Мелевсипп: «Он благоволил создать по образу Своему и подобию человека и украсил его особым даром премудрости, ведения и разума, чтобы он усердно искал Господа – Владыку всех тварей и не обнаруживал непочтения к Нему чрез пренебрежение познанием Его» [46, с. 35] (16 января).

Преподобномученица Евдокия услышала от ангела: «Великая радость бывает на небе в ангельском лике всякий раз, как какой-нибудь грешник обращается к чистому свету покаяния, ибо Бог, Отец всех, не хочет, чтобы погибла душа человеческая, которую Он издревле Своими пречистыми руками создал по подобию Своего образа» [46, с. 19] (1 марта).

Мученик Дула: «Сей Бог наш вначале создал человека и почтил его Своим образом, вдохнув в него дух жизни, и поселил его в Раю» [46, с. 331] (15 июня).

Мученик Иакинф исповедовал «Бога истинного, сотворившего небо, землю, море и все, что в них, даровавшего людям светила небесные и создавшего по Своему образу человека» [46, с. 42] (3 июля).

Большинство учителей Церкви считают, что разница между образом и подобием Божиим в человеке заключается в следующем.

Образ есть данность, полученная от Бога, дар, характерная и неотъемлемая часть адамовой природы. Человек, сотворенный по образу Божию, представляет собой как бы живую икону Бога. Наличие образа Божия в человеке отличает его от всех остальных тварей.

Подобие же Божие в человеке – это возможность развить свой имеющийся образ до преподобия, совершенства. К этому непрестанному усовершенствованию был призван Адам (и призваны все мы). Богоподобие – это цель жизни, итог подвижнической деятельности святых. К богоподобию призывает нас Творец, когда говорит: Яко Аз есмь Господь Бог ваш, и да освятитеся и будете святи яко свят есмь Аз Господь Бог ваш (Лев.11:44).

Церковнославянское слово преподобный означает «святой». Этим эпитетом издревле именовали людей богоугодной аскетической жизни, по преимуществу монахов, за которыми наименование «преподобный» закрепилось как форма святости. В этом смысле становится понятным призыв апостола: Подобни мне бывайте, якоже аз Христу (1Кор.4:16). Следует подражать святым в их стремлении к раскрытию в себе богоподобия, поскольку они стали преподобными, подражая (уподобляясь) Христу.

Человек – венец мiроздания; весь мiр сотворен ради него. И в этой мысли нет губительной гордости и самообольщения, ибо речь идет не о личных достоинствах и заслугах какого-либо человека, а о нашем великом предназначении – стать подобными Богу: Яко да будете сынове Отца вашего, иже есть на небесех (Мф.5:45).

В русском и славянском переводах Книги Бытия привычным стало выражение: Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему (Быт.1:26) – с предлогом «по» перед обоими словами. В еврейском же тексте Библии перед словами «образ» и «подобие» стоит не одинаковый предлог «по», но различные префиксы: перед «образом» – בּ (бэ, имеющий значение «в»), перед «подобием» – כּ (ки, имеющий значение «как», «как бы»). В итоге буквальный смысл выражения בצלמנו כדמותנו (бэцальмэну кидмутэну) может быть переведен так: «в образе Нашем и как бы по подобию Нашему». Так, слова «образ» и «подобие» здесь являются даже не однородными членами предложения.

О сравнении в человеке образа и подобия писали многие святые Отцы.

Святитель Григорий Нисский: «Первое (по образу) мы имеем по сотворению, а последнее (по подобию) мы сами совершаем по произволению. Быть по образу Божию свойственно нам по первому нашему сотворению; но сделаться по подобию Божию зависит от нашей воли. И это зависящее от нашей воли существует в нас только в возможности; приобретается же нами на самом деле посредством нашей деятельности» [цит. по: 92, с. 456].

Преподобный Иоанн Дамаскин: «Словом – по образу, означается сила ума и сила свободы, а словом – по подобию, уподобление Богу в добродетели, сколько это возможно» [цит. по: 92, с. 455].

Преподобный Диадох Фотикийский: «Все мы, люди, созданы по образу Божию. Быть же по подобию Божию есть принадлежность только тех, которые по великой любви свободу свою поработили Богу. Ибо когда мы не бываем своими самим себе, отвергаемся себя, тогда бываем подобны Тому, Кто по любви Своей примирил нас с собою – чего никто не может достигнуть, если не убедит душу свою не увлекаться прелестями жизни самодовольной и самоугодливой» [«Сто глав о духовном совершенстве», цит. по: 9, с. 40].

Святитель Димитрий Ростовский: «Образ Божий есть и в неверного человека душе, подобие же токмо в христианине добродетельном; и егда согрешает смертне христианин, тогда подобия токмо лишается Божия, а не образа. И аще в муку вечную осудится: образ Божий той же в нем вовеки, подобие же уже быти не может» [цит. по: 92, с. 457].

Следует уточнить: Священное Писание утверждает, что человек сотворен по образу, но не по подобию: И сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори Его (Быт.1:27). Подобие же Божие в нас раскрывается как благая возможность, как призыв к его достижению, как призвание человека и спасительная цель жизни.

* * *

Трудно представить себе, как с позиций эволюционизма можно трактовать наличие образа Божиего в человеке. Неужели образ Божий – некий достижимый уровень, и всякая обезьяна, стоит ей только постараться, имеет шанс достичь этого качества? Если образ Божий так легко доступен, что его можно достичь путем эволюционного развития, значит Бог – целиком принадлежит этому мiру, а не является его Создателем. Такой эволюционистский «Бог» и не способен даровать никому царское достоинство.

Архимандрит Платон (Игумнов) отмечает, что стремление личности к достижению полноты – основное предназначение человека. В основе его – процесс раскрытия им своей духовной и нравственной одаренности. При этом восхождение человека на новые ступени бытия есть не эволюция и не прогресс, а «метаморфоза» и «преображение».

2. О царственном достоинстве человека

Большинство святых Отцов понимает образ Божий в человеке, прежде всего как власть, полученную праотцем от Творца.

Еще прежде создания человека Бог определил ему цель и предназначение – владычество над всеми прочими тварями: Да владычествуют они (Быт.1:26)…

Сказав о сотворении созданного по образу Божию человека (Быт.1:27), Священное Писание свидетельствует о благословении мужа и жены: И благослови их Бог, глаголя: раститеся и множитеся, и наполните землю, и господствуйте ею, и обладайте рыбами морскими и зверьми, и птицами небесными, и всеми скотами, и всею землею, и всеми гадами пресмыкающимися по земли (Быт.1:28).

Вторично благословение на власть над всякой тварью было дано человечеству после Потопа: И благослови Бог Ноя и сыны его и рече им: раститеся и множитеся, и наполните землю и обладайте ею; и страх и трепет ваш будет на всех зверех земных и на всех скотех земных, на всех птицах небесных и на всех движущихся по земли и на всех рыбах морских: в руце вашы вдах я. И всякое движущееся, еже есть живо, вам будет в снедь (Быт.9:1–3).

Подобно писал псалмопевец Давид: Вся покорил еси под нозе его: овцы и волы еще же и скоты польския, птицы небесныя и рыбы морския (Пс.8:7–9).

Именно качество господства и власти (по-славянски «обладания») отличает человека от прочих созданий Божиих. На это указывали многие святые Отцы.

Святитель Григорий Нисский: «И все богатство твари, на земле и в море, уже было приготовлено, но еще не было того, кому владеть этим. Ибо не появилось еще в мiре существ это великое и досточестное существо, человек. Ведь не подобало начальствующему явиться раньше подначальных, но сперва приготовив царство, затем подобало принять царя. Поэтому Творец всего приготовил заранее как бы царский чертог будущему царю: им стала земля, и острова, и море, и небо, наподобие крыши утвержденное вокруг всего этого, и всяческое богатство было принесено в эти чертоги. Богатством же я называю всякую тварь, все растения и ростки, и все чувствующее, дышащее и одушевленное… Поэтому последним из творений введен был человек: не потому, что был как нестоящий отринут в последние, а потому, что был призван сразу стать царем подвластного ему» [26, сc. 12–13].

Святитель Иоанн Златоуст: «Человек есть превосходнейшее из всех видимых животных; для него-то и создано все это: небо, земля, море, солнце, луна, звезды, гады, скоты, все безсловесные животные… Бог сотворил человека властителем всего существующего на земле» [60, сс. 60, 62].

Святитель Амвросий Медиоланский, комментируя библейский стих: Да владычествуют они (люди) над рыбами морскими, и над птицами небесными… и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле (Быт.1:26), говорит: «Как видишь, Он дал тебе власть трезвым суждением различать роды и виды, ибо ты должен судить обо всем. Бог призвал к тебе все твари, чтобы ты узнал, что твой ум царит надо всем. Почему же ты пожелал допустить к себе и соединиться с тем, что, как видишь, наименее подобно тебе?» [цит. по: 9, с. 83].

Преподобный Максим Грек: «Изначала Он создал нас по Своему образу и подобию; ранее же того нас не было, и мы не просили Его об этом, но Сам Он, по неизреченной Своей благости привел все вообще из небытия в бытие и после всего благоволил создать человека по образу Своему и по подобию, поставил его над всем созданным, как бы князем и властелином» [94, ч. 1, с. 118].

Святитель Димитрий Ростовский: «Господь создал видимый мiр и владыку его – первого человека – Адама, для которого Он насадил рай на востоке. Сюда Господь ввел Адама, повелев ему господствовать над всею землею, – зверями, скотами, гадами, рыбами, плавающими в морях, и птицами, летающими под небесами» [46, с. 663] (март).

Учение о власти человека над Божьим творением исповедовали многие мученики.

Преподобномученик Епиктет: «Если дети должны почитать плотского своего родителя, то тем более должны они чтить Того, Кто создал нас по образу и подобию Своему, дал нам смысл и разум и поставил нас владычествовать над творениями рук Его» [46, с.145] (7 июля).

Мученик Понтий: «Он создал и небо, и землю, и море со всем, что находится в них; после всего Он сотворил по образу и подобию Своему безсмертного человека и подчинил его власти все, что на земле, в море и воздухе» [46, с. 74] (5 августа).

Слово Божие говорит: И созда Бог еще от земли вся звери селныя и вся птицы небесныя, и приведе я ко Адаму видети, что наречет я: и всяко еже аще нарече Адам душу живу, сие имя ему (Быт.2:19).

Святитель Иоанн Златоуст в толковании на этот стих отмечает: «И он, видя близ себя зверей, не побежал прочь, но как иной господин дает имена подчиненным ему рабам, так дал имена всем животным… Итак, этого уже довольно бы для доказательства, что звери вначале не страшны были человеку» [цит. по: 136, с. 482].

Святитель приводит и другой аргумент, доказывающий изначальную власть человека над творениями и отсутствие страха перед животными: «Разговор змия с женой. Если бы звери страшны были человеку, то, увидев змия, жена не остановилась бы, не приняла бы совета, не разговаривала бы с ним с такой безбоязненностью, но тотчас бы при виде его ужаснулась и удалилась. А вот она разговаривает, и не страшится; страха тогда еще не было» [там же, с. 483].

* * *

Царственное достоинство человека, выраженное в его власти над прочими творениями, невозможно рассматривать как результат борьбы за существование. Оно не есть этап эволюционного развития человека, но дар Божий. Для того чтобы победить зверей, полезнее было бы развивать силу и ловкость, а не ум. Положение человека в иерархии животного мiра определяется не его эволюционным восхождением по лестнице борьбы, а его изначальным статусом царя, полученным от Творца.

Конечно, после грехопадения праотцев все в человеческой природе, в том числе и царственное достоинство людей, весьма повредилось. Будучи низвержен из Рая, человек потерял свое царское достоинство:

159 ...и҆ногда̀ (некогда) ца̀рь сы́й земны́хъ всѣ́хъ созда́нїй бж҃їихъ, ны́нѣ плѣ́нникъ ꙗ҆ви́хсѧ ѿ є҆ди́нагѡ беззако́ннагѡ совѣ́та... [159, ч. 1] (неделя Сыропустная, 1-я стихира на хвалитех)

160 ѽ коли́кихъ бла̑гъ ѻ҆каѧ́нный себѐ лиши́хъ! ѽ какова́ ца̀рствїѧ ѿпадо́хъ стра́стный а҆́зъ! бога́тство и҆знꙋри́въ, є҆́же прїѧ́хъ за́повѣдь престꙋпи́хъ. оу҆вы̀ мнѣ̀, стра́стнаѧ дꙋшѐ! ѻ҆гню̀ ве́чномꙋ про́чее ѡ҆сꙋ́дишисѧ. тѣ́мже пре́жде конца̀ возопі́й хрⷭ҇тꙋ́ бг҃ꙋ ꙗ҆́кѡ блꙋ́днаго прїими́ мѧ сы́на, бж҃е, и҆ поми́лꙋй мѧ̀. [159, ч. 1] (неделя О блудном сыне, стихира на Господи, воззвах, славник)

Для того чтобы восстановить его, необходимо получить от Бога особую благодать. С этой целью в таинстве миропомазания Церковь испрашивает от Бога благодатную силу будущему государю.

Ни один человек не может сам себя провозгласить царем, но должен быть кем-то возведен в это достоинство. Пророк Самуил помазал на царство сначала Саула (1Цар.10:1), затем Давида (1Цар.16:13). Так и Адам не восхитил первенство власти на земле, но получил его как благословенный дар.

Между прочим, именно революционеры, среди которых практически все были эволюционисты (как в России, так и в других странах), оказались главными врагами монархии. Они отрицали царственное достоинство – дар, воспринимаемый помазанниками от Бога. В этой связи уместно вспомнить анафематизм из чина Торжества Православия:

Помышляющим, яко православнии государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению, и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великаго сего звания в них не изливается, и тако дерзающим противу их на бунт и измену, Анафема [6, с. 419].

3. О богоподобии человека

Часто образ Божий в человеке трактуется не в узком смысле – как власть над творениями, но в более широком понимании: Господь по образу Своему сотвори я́; и положи страх Его на всяцей плоти, еже властелствовати зверми и скоты и птицами. Помышление и язык, и очи, уши и сердце даде им размышляти; художеством разума исполни я́, и добрая и злая показа им. Положил есть око свое на сердцах их, показати им величество дел Своих, да имя святыни Его восхвалят и да поведают величества дел Его. Приложил им художество и закон живота даде в наследие им (Сир.17:3–9).

Православный Катихизис так отвечает на вопрос, в чем состоит образ Божий: «Он состоит, по объяснению апостола Павла, в правде и преподобии истины (Еф.4:24)» [159, с. 34].

Архиепископ Макарий (Булгаков) отмечал: «Образ Божий надобно полагать не в теле человека, а в его невещественной душе» [92, с. 453].

Преподобный Иоанн Дамаскин: «Если человек сотворен по образу блаженного и пресущественного Божества, а Божие естество свободно и имеет волю по естеству, то и человек, как образ Божества, естественно свободен, и имеет волю» [цит. по: 92, с. 453].

Преподобный Никита Стифат: «Не по органическому устроению тела человек есть образ Божий, но по мысленному составу ума, не описуемого телом, долу тяготеющим. Ибо как Божеское естество, вне всякой твари сущее, не описуется, как не определимое и не телесное, не качественное, не осязаемое, не количественное, невидимое, безсмертное, необъемлемое и отнюдь нами не разумеваемое: так и данное от Него нам мысленное естество как неописуемое, не телесное есть, невидимо, неосязаемо, необъемлемо и есть образ безсмертной и присносущной Его славы» [38, т. 5].

Глубже понять промыслительное значение наличия образа Божьего в человеке можно, если, как святые Отцы, рассуждать на эту тему в свете тайны Святой Троицы.

Преподобный Анастасий Синаит, излагая мнение священномученика Мефодия Патарского, учил: «Безпричинный и не рожденный Адам есть образ безпричинного и не рожденного Отца… Рожденный сын Адама предначертывает рожденного Сына и Слово Божие, а исшедшая Ева обозначает исшедшую ипостась Святого Духа» [5, с. 304].

Святитель Василий Великий: «У Сына и у Отца, по всей необходимости, тот же образ, если только разуметь образ боголепно, то есть состоящим не в телесном очертании, но в Божественном свойстве» [18, с. 93].

Святитель Потамий Лиссабонский: «Чтобы единство Троичного Величия и имени предстало в нашем разумении, так говорит само Величие: Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему (Быт.1:26). Так Бог научил нас тому, во что надлежит верить. Запечатлел Он в лице человека образ Свой и сказал: По образу Нашему. Знание Отца и Сына дано в лице человека; и каков Отец и Сын, таков образ лица Его, запечатленный в первом человеке, сотворенном из праха, дабы человек дивился Богу, глядя на человека» [цит. по: 9, с. 43].

Также Апостол говорит про Сына Божия, Иже Сый сияние славы и образ ипостаси Его (Евр.1:3).

Спасительное боговоплощение Христово заключалось в том непостижимом действии, когда Сын Божий стал Сыном Человеческим, зрак раба приим (Флп.2:7). Это оказалось возможным благодаря тому, что человек имеет подобие Божие. Не случайно в Символе веры говорится про Христа как про «воплотившагося», то есть принявшего плоть, и «вочеловечшася», то есть ставшего человеком. Никакой другой плотью, кроме человеческой, Бог не облекался – Он не был ни рыбой, ни зверем, ни гадом… Подобные представления можно встретить в языческой мифологии. К примеру, индийский бог Кришна, как сказывают, в одном из воплощений был рыбой. Но Творец неба и земли в Своей второй ипостаси воплотился именно в человека Иисуса Христа, потому что только Сын человеческий имеет образ и подобие Божие.

161 ...чл҃вѣ́къ быва́етъ бг҃ъ, да бг҃а а҆да́ма содѣ́лаетъ... (то есть Бог становится человеком, чтобы Адама сделать Богом) (пятница 5-й седмицы Поста, богородичен на Господи, воззвах)

Святитель Ириней Лионский: «Хотя в прежние времена было сказано, что человек создан по образу Божию, это не было показано, ибо еще было невидимо Слово, по образу Которого создан человек. Поэтому он и легко утратил подобие. Когда же Слово Божие сделалось плотию, Оно подтвердило то и другое, ибо и истинно показало образ, Само сделавшись тем, что было Его образом, и прочно восстановило подобие, делая человека чрез видимое Слово соподобным невидимому Отцу» [цит. по: 9, с. 41].

Таким образом, само спасение падшего человека стало возможно благодаря наличествующему в нас образу Божьему, воспринятому Сыном Человеческим и вознесенным Им до высоты Престола Небесного. Поистине обретеся погибшая драхма (Лк.15:9).

* * *

После всего сказанного в этой главе, становится очевидным, что учение эволюционизма ни в какой степени не совместимо с библейским учением об образе и подобии Божием.

Согласно точке зрения эволюционистов, созданию человека предшествовал период долгого развития тела и души праадамитов, а согласно христианскому вероучению, человек изначально создан Богом по образу Творца. Механизм «одухотворения» представляет собой не эволюцию «мозга» или «кисти руки», или «языка», или «социальных отношений» – но дыхание жизни, полученное от самого Бога (Быт.2:7).

Изначальное наличие образа Божия в человеке, может служить доказательством невозможности происхождения человека от нечеловека.

Совершенно невозможно себе представить эволюцию до божественного уровня (до образа Божия).

Власть, которую получил человек при своем сотворении, – также не «победа» или «заслуга», а дар, достоинство царя, воспринятое от Бога. Человек никогда не был ниже других тварей по уровню «развития».

Именно наличие в творении (в лице Адама) образа Божия, способного отражать славу Творца и духовно общаться со своим Создателем, позволило Богу увенчать творческую седмицу Своих трудов высшей оценкой: Вся добра зело (по-еврейски – תוב מאד, тов мэод – хорошо весьма) (Быт.1:31).

И заслуга в этом, конечно, не слепой эволюции, якобы достигшей своего «пика» на Адаме, но заслуга – Премудрого Святого Преблагого и Всемогущего в Троице единого Бога, увенчавшего Свое творение Своим образом и подобием.

4. О безсмертии первозданного Адама

Согласно воззрениям эволюционистов, первый человек Адам (или тот, кого можно было бы назвать «первым человеком») имел смертных «предков» животного происхождения. От своих смертных «родителей» Адам, естественно, унаследовал смертную природу, которую и передал своим потомкам.

У «православных эволюционистов» можно встретить рассуждения о том, что ко времени появления человека на земле, ее недра уже были «гигантской братской могилой», в которой упокоились представители многочисленных биологических видов. Таким образом, все эволюционисты с неизбежностью признают, что смерть вошла в мiр не после грехопадения наших прародителей, а существовала в мiре изначально, не делая исключений ни для кого из обитателей земли.

Подобные мысли среди эволюционистов встречаются постоянно. Например, можно встретить утверждение, будто

«человек до грехопадения был знаком с феноменом смерти» [180, с. 375].

Суждение Церкви по этому вопросу принципиально иное.

* * *

Священное Писание говорит о заповеди Божьей, данной Адаму первозданному, запрещающей вкушение от древа познания добра и зла. При этом Господь сказал: В оньже аще день снесте от него, смертию умрете (по-еврейски – מבֿת וֹמוּת – мот тамут) (Быт.2:17).

Человек, созданный по образу и подобию Божиему, не был сотворен тленным и смертным. Смертность не была естественной и неотвратимой частью его природы, но лишь возможностью, причем нежелательной возможностью, о которой Адам был предупрежден. Еврейское выражение מבֿת וֹמוּת, включающее двойное усиление корня מבֿת (мот, «смерть»), может быть прочитано не просто как «умрешь», но «станешь смертным», «введешь смерть», «умрешь смертью, к которой окажешься причастен».

Священное Писание утверждает: Яко Бог созда человека в неистление, и во образ подобия Своего сотвори его (Прем.2:23).

Таким образом, Бог никак не является виновником смертной природы человека. Ответственность за выбор смерти вместо жизни вечной лежит целиком на праотце Адаме: Оброцы бо греха смерть; дарование же Божие живот вечный о Христе Иисусе Господе нашем (Рим.6:23).

Мнение Православной Церкви по этому догматическому вопросу выражено в следующем каноническом определении 123-го правила Карфагенского Собора: «Аще кто речет, яко Адам, первозданный человек, сотворен смертным, так что хотя бы согрешил, хотя бы не согрешил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела не в наказание за грех, но по необходимости естества, да будет анафема» [81, с. 232].

«Учение Церкви решительно говорит о том, что смерть не естественна для человека, она – лишь результат греха» [2, с. 229].

На безсмертное состояние Адама до грехопадения неоднократно обращали внимание многие святые Отцы.

Преподобный авва Дорофей: «В начале, когда Бог сотворил человека, Он поместил его в Раю, как говорит божественное и святое Писание, и украсил его всякою добродетелью, дав ему заповедь не вкушать от древа, бывшего посреди Рая. И так он пребывал там в наслаждении райском, в молитве, в созерцании, во всякой славе и чести, имея чувства здравые и находясь в том естественном состоянии, в каком был создан. Ибо Бог сотворил человека по образу Своему, то есть, безсмертным, самовластным и украшенным всякою добродетелью. Но когда он преступил заповедь, вкусивши плод древа, от которого Бог заповедал ему не вкушать: тогда он был изгнан из Рая, отпал от естественного состояния и впал в противоестественное и пребывал уже в грехе, в славолюбии, в любви к наслаждениям века сего и в прочих страстях, и был обладаем ими, ибо сам сделался рабом их чрез преступление. Тогда, мало-помалу начало возрастать зло и воцарилась смерть» [40, сс. 24–25].

Святитель Иоанн Златоуст о прародителях в Райском саду пишет: «Человеколюбивый Бог, по великой попечительности, запретил вкушать для того, чтоб они не сделались смертными чрез преслушание» [60, с. 180].

Преподобный Максим Исповедник: «Человек, в начале сотворенный от Бога и помещенный в Раю, преступив заповедь, подвергся тлению и смерти» [38, т. 3, с. 134].

Преподобный Симеон Новый Богослов: «Надлежало доставлять и наслаждение нетленное оным телам первозданных, которые были нетленны. Почему и жизнь их в Раю была не обременена трудами и не отяжелена несчастиями. Адам был создан с телом нетленным, однако ж вещественным, а не духовным еще и был поставлен Творцом Богом, как царь безсмертный над нетленным мiром, не только над раем, но и над всем творением, сущим под небесами» [139, т. 1, с. 370].

Преподобный Григорий Синаит: «Человек создан нетленным, каковым и воскреснет, но ни непревратным, ни опять превратным, а имеющим силу по желательному расположению превратиться или нет ... Тление – плоти порождение» [38, с. 181].

Святитель Григорий Палама: «Бог не только не сотворил смерть, но и удерживал ея появление. И поскольку создал человека живым существом, обладающим самовластием, то и не мог бы Он воспрепятствовать ей без того, чтобы тем самым не нарушить Свое дело, тем что отнял бы данную Им нам свободу власти над собой. Но в Своей премудрости и благости Он нашел Способ: каким образом предостеречь человека от смерти и в то же время сохранить неприкосновенной свободу его воли. Как же Он это сделал? – Как только создал и оживотворил его, Он внушил ему совет, заключающий в себе безсмертие, и усиленно подкрепляя этот животворящий совет, Он дал ему форму заповеди и отчетливо предрек, что за нарушением этой живительной заповеди, последует смерть, и не так смерть по телу, как – смерть души, говоря оной паре наших прародителей: В оньже аще день снесте от древа, еже разумети доброе и лукавое, смертию умрете (Быт.2:16–17). Обратите внимание: не говорит им в форме повеления: в тот день, когда съедите, вы умрете; потому что веление Его является тем самым началом бытия для всего (того, что устанавливает Его повеление), и (как сказано): Той повеле, и создашася (Пс.32:9); смерти же Он не велел быть, но предсказал, что она будет на основании преступления, говоря: Да не снесте от древа; в оньже аще день снесте, умрете (Быт.2:17), дабы, сохраняя совет и бежа от преступления, мы не подверглись смерти» [28, «Омилия 31», с. 58].

Святоотеческая мысль о том, что смерть была присуща Адаму не изначально по природе, а вошла после преступления заповеди Божией и вкушения запретного «смертоносного» плода, отражена в церковных богослужебных песнопениях. В частности, в Октоихе [107]:

162 Пости́ти ѿвергі́йсѧ а҆да́мъ, вкꙋша́етъ смертоно́снагѡ дре́ва пе́рвый: но сегѡ̀ грѣ́хъ потреблѧ́етъ, распны́йсѧ вторы́й (то есть Христос) (глас 2, канон крестовоскресен, песнь 5, тропарь 1)

163 Вкꙋси́въ а҆да́мъ снѣ́дь примѣ́снꙋю сме́рти, ѿ дре́ва го́ресть ѡ҆б̾ѧ́тъ: на дре́вѣ же пригво́ждьсѧ сн҃ъ тво́й пречⷭ҇таѧ, сла́дость безсме́ртїѧ и҆сточѝ... (глас 2, четверток, канон на повечерии, песнь 9, тропарь 1)

164 Церковь всегда утверждала и утверждает, что не была изначальной ме́ртвость пра́ѻтца а҆да́ма (глас 2, утреня среды, канон богородичен, песнь 1, тропарь 4)

Если церковные учителя говорили о смертности Адама первозданного, то имели в виду не неизбежность, а лишь возможность смерти.

Святитель Феофил Антиохийский: «Бог сотворил человека средним, ни совершенно смертным, ни безсмертным, но способным и к тому, и другому» [цит. по: 129, с. 488].

Святитель Афанасий Великий: «Человек как сотворенный из ничего по природе смертен; но по причине подобия Сущему, если бы сохранил оное устремление к Нему ума своего, мог замедлять в себе естественное тление и пребыл бы нетленным»

[8, т. 1, с. 196–197].

Блаженный Августин: «Тело человека до греха могло называться и смертным в одном отношении, и безсмертным в другом; смертным: потому что могло умереть; безсмертным: потому что могло не умирать» [цит. по: 92, с. 472].

Архиепископ Макарий (Булгаков) отмечал: «Древние учители Церкви также разумели под безсмертием Адама даже по телу не то, будто он не мог умереть по самому свойству своей телесной природы, а то, что он предназначен был для безсмертия, что он мог не умирать по особенной благодати Божией, если бы оставался верным Богу, в награду за свою покорность, и что проводником этой благодатной силы Божией послужило в Раю древо жизни» [92, с. 472].

Владимир Лосский, подытоживая мнение святых Отцов, писал: «Можно ли сказать, что Адам в своем райском состоянии был истинно безсмертен? Бог не создавал смерти – говорит книга Премудрости. В древнем богословии, например, в понимании святого Иринея, Адам не был ни необходимо смертным, ни необходимо безсмертным; его восприимчивая богатая возможностями природа могла непрестанно питаться благодатью и настолько преображаться ею, чтобы оказаться в состоянии преодолеть все опасности старости и смерти. Возможности смертности существовали, но существовали для того, чтобы человек мог сделать их невозможными. Таково было испытание свободы Адама» [87, с. 248].

* * *

Таким образом, присущее эволюционистам представление о том, что первый человек Адам был смертным изначально – прежде совершения первородного греха – является серьезным догматическим искажением богооткровенной истины, исповедуемой Православной Церковью.

Противоречие между позицией эволюционистов и церковным вероученим заключается в неправильной интерпретации ими Священного Писания Ветхого и Нового Заветов, в игнорировании канонического соборного решения Церкви (123-го и 124-го правил Карфагенского Собора), в пренебрежении к согласному учению святых Отцов и фактическом отвержении литургического Предания Православной Церкви.

Если, как утверждают эволюционисты, первый человек Адам был изначально смертным, то ему нечего было терять в грехопадении – каким он был по своей природе смертным, таким и остался. Да и первого грехопадения по сути никакого не было (а если и было – то ни на что не повлияло).

Если первозданый Адам был сотворен смертным, то таковым его сделал Бог, и следовательно, согласно логике эволюционизма, Бог – творец смерти. Апостольское учение в корне противоположно: смерть сиречь диавол (Евр.2:14). Приписывать Пресвятой Троице создание смертного человека («по Своему образу»!!!), как и самой смерти, – означает действительно спутать Всеблагого Господа с диаволом, который есть человекоубийца искони (Ин.8:44). Не случайно именно змей-искуситель, соблазняя Еву на грех, приведший к смерти, говорил жене: не смертию умрете (в синодальном переводе: нет, не умрете) (Быт.3:4).

Объявление Адама изначально смертным содержит в себе диавольскую хитрость: с одной стороны, обвинить Бога в том, что Он таким плохим и несовершенным создал человека, и, с другой стороны, оправдать грех и смерть (вытекающую из него) как норму. Именно этот двойной обман вложил вселукавый диавол в учение эволюционизма, которое через своих приверженцев продолжает утверждать древнюю ложь о «смертном» Адаме и «безопасности» греха. Выходит, что грех не является путем к смерти, а смерть «естественна» и никак не зависит от греха.

Из коварного предположения об изначально смертной природе праотца Адама вытекает целый спектр догматических нелепостей и еретических выводов.

Если допустить, как это делают эволюционисты, что такова была природа Адама, то, следовательно, именно в смертную человеческую природу облекся в Своем воплощении Господь Иисус Христос. А это утверждение обезценивает и обезсмысливает Его Жертву. Смертный и так когда-нибудь умер бы. И много ли стоит жертва смертного человека? И чем тогда смерть Христа отличается от смерти любого другого человека? К примеру, чем страдания и крестная смерть Иисуса более значимы, чем страдания и смерть двух разбойников, сораспятых с Господом (Лк.23:32–33)?

При принятии эволюционного учения теряется всякое значение спасительной миссии Господа. А главное, неразрешимым остается вопрос – каким образом можно исправить изначально смертную природу Адама? В соответствии с православным догматическим учением, Христос безсмертную, но падшую природу Адама «восстановил»; в эволюционистской же концепции «восстанавливать» нечего.

Смерть, согласно представлениям эволюционистов, не связана с грехом. Следовательно, смерть вечна – как была до грехопадения Адамова, так будет всегда. Что тогда имел в виду апостол, говоря: Последний враг испразднися (упразднится) – смерть (1Кор.15:26)?

Между прочим, предположение о создании Богом Адама как смертного существа противоречит Никео-Цареградскому Символу веры. Церковь исповедует веру в «Духа Святаго, Господа животворящаго» (8-й член Символа веры).

Обилие нелепых догматических противоречий и нечестивых выводов начинают сыпаться, как из рога изобилия. Предположение о смертности первозданного Адама, которое делают эволюционисты, ставит их в догматически непримиримое противоречие с Православным вероучением.

Глава 8. О грехопадении

Обычно эволюционные теории совершенно не упоминают о грехопадении, обходя эту тему глухим молчанием. Для эволюционистов грехопадения как бы «не было».

Исключением является Тейяр де Шарден, который говорил о грехопадении, но не как об определенном событии, а воспринимая его в виде длительного исторического процесса:

«Сегодня уже не представляется возможным рассматривать первородный грех как простое звено в цепи исторических фактов. Будь то рассмотрение уже признанной наукой органической однородности физической вселенной, или размышления о заданных вероучением космических масштабов Искупления, – в обоих случаях напрашивается один и тот же вывод. Чтобы удовлетворять одновременно опытным данным и требованиям веры, грехопадение не может быть локализовано (выделено автором. – Прот. К.Б.) ни в определенном моменте времени, ни в определенном месте. Оно не вписано в наше прошлое как частное «событие"» [184, с. 193].

Признание Шарденом такого «нелокализованного» грехопадения фактически является отрицанием грехопадения в традиционном святоотеческом смысле.

Большинство же эволюционистов о грехопадении предпочитают не высказываться, поскольку оно является тем качественным рубежом, за который нельзя распространять их научные наблюдения, прогнозы, расчеты. Если предположить наличие эволюционных изменений в мiре, то их не представляется возможным рассматривать как единый процесс, на одном из «этапов» которого «случилось» грехопадение. Слишком глубоки и всеохватны изменения, происшедшие в мiре в результате преступления Адамом Божией Заповеди. Самое существенное из них – появление смерти. Наличие смерти – главный признак нового качественного состояния вселенной, который отсутствовал в первозданном мiре. Тление и болезни – явления, сопутствующие смерти.

Эпоха до грехопадения описывается райским состоянием вселенной. Утверждать наличие законов эволюции до появления в мiре смерти совершенно не допустимо в плане как научном, так и богословском.

Столь же несостоятельно говорить о начале действия закона эволюции лишь после грехопадения праотцев – тогда совсем мало времени остается для осуществления эволюционных преобразований при уже существующем человеке (и всех остальных уже созданных творениях Божиих)!

Таким образом, признание засвидетельствованного в Библии факта грехопадения является непреодолимым препятствием для принятия закона эволюции. Если грехопадения не было – ничто не мешает предполагать любые фантастические сроки существования мiра. Если же признается грехопадение Адама – то теория эволюции должна быть отвергнута из-за своей несостоятельности.

Вот почему эволюционисты избегают в своих гипотезах касаться темы о грехопадении. Но Православная Церковь учит об этом вполне определенно.

1. Связь греха и смерти

Если человек признает теорию эволюции, он непременно будет искажать церковное учение о появление в мiре смерти. Так, один «православный эволюционист» после заявления, будто «смерть в природе универсальна», риторически вопрошает:

«Можно ли после этого говорить о том, что смерть в природу внес человек?» [99, с. 571].

Другой автор-эволюционист утверждает:

«К моменту появления человека на земле (а это произошло около 150–160 тысяч лет назад) ее недра уже были гигантской братской могилой, в которой упокоились представители многочисленных биологических видов. Таким образом, мы неизбежно должны признать, что смерть вошла в мiр не после грехопадения наших прародителей, как порой приходится слышать, а существовала в мiре изначально, не делая исключений ни для кого из обитателей земли» [180, с. 364].

Но подобные мнения не имеют ничего общего ни со Священным Писанием, ни с учением Православной Церкви.

* * *

Согласно Библии, смерть постигла Адама как результат его грехопадения, которое заключалось в нарушении Божией заповеди: И заповеда Господь Бог Адаму, глаголя: от всякаго древа, еже в Раи, снедию снеси; от древа же, еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него; а в оньже аще день снесте от него, смертию умрете (Быт.2:16–17).

Прежде грехопадения, пока праотцы еще не обрели смертной природы, Ева засвидетельствовала знание об этой заповеди в беседе со змеем:

И рече жена змию: от всякаго древа райскаго ясти будем; от плода же древа, еже есть посреде Рая, рече Бог, да не ясте от него, ниже прикоснетеся ему, да не умрете (в синодальном переводе – чтобы вам не умереть) (Быт.3:2–3).

Тем не менее грехопадение случилось. Заключалось оно в том, что под действием диавольского обольщения заповедь Божия была праотцами нарушена: И виде жена, яко добро древо в снедь и яко угодно очима видети и красно есть, еже разумети; и вземши от плода его яде, и даде мужу своему с собою, и ядоста (Быт.3:6).

После этого установленное Богом наказание смертью, как справедливая кара за совершение первого греха, с неотвратимостью постигла Адама. Как ни долго он жил в сравнении с современными сроками человеческого века, итогом для него явилась смерть: И быша вси дние Адамовы, яже поживе, лет девять сот и тридесять, и умре (Быт.5:5).

Православный Катихизис так говорит об этом:

«– Как грех перешел от диавола к человекам?

– Диавол прельстил Еву и Адама и склонил их преступить заповедь Божию.

– Какую заповедь?

– Бог заповедал Адаму в Раю, чтобы он не вкушал плодов от древа познания добра и зла, и притом сказал ему, что как скоро он вкусит оных, то смертию умрет» [174, с. 42].

Таким образом, природа человеческая стала смертной именно по причине грехопадения праотца Адама. Если бы Адам первозданный не согрешил, смерть не имела бы над ним власти. Иначе говоря, не согрешивший Адам оставался бы безсмертным.

Святой апостол Павел оставил нам ключевое в Новом Завете положение о связи смерти с грехом: Единем человеком грех в мiр вниде, и грехом смерть (Рим.5:12).

165 Е̑ди́нѣмъ оу҆́бѡ чл҃вѣ́комъ, пе́рвымъ а҆да́момъ дре́вле въ мі́ръ вни́де сме́рть... [107] (глас 2, канон воскресен, песнь 6, тропарь 2)

166 Болѣ́знь а҆да́мꙋ бы́сть дре́ва вкꙋше́нїемъ дре́вле во є҆де́мѣ, є҆гда̀ ѕмі́й ꙗ҆́дъ и҆зблева̀: тѣ́мъ бо вни́де сме́рть всеро́днаѧ (оттого вошла смерть во все роды), снѣда́ющаѧ человѣ́ка... [159, ч. 1] (суббота Мясопустная, славник на стиховне на утрени)

Личную ответственность одного человека Адама за появление смерти в мiре отмечали многие святые Отцы.

Святитель Василий Великий (в чинопоследовании Божественной Литургии): «Понеже бо человеком грех вниде в мiр, и грехом смерть, благоволи Единородный Твой Сын, сый в недрех Тебе Бога и Отца, быв от жены Святыя Богородицы и Приснодевы Марии, быв под законом, осудити грех во плоти Своей, да во Адаме умирающе, оживотворятся в Самем Христе Твоем» [141].

Святитель Иоанн Златоуст пишет, что в приведенном стихе (Рим.5:12) апостол «говорит о смерти и о грехе, и исследует, как, каким путем и откуда явилась смерть и как она возобладала. Итак, как взошла и возобладала в мiре смерть? Чрез грех одного» [61, с. 592].

Святитель Амвросий Медиоланский: «Возникает вопрос: что стало причиной смерти Адама – природа дерева или Бог? Если мы припишем причину смерти дереву, тогда, видимо, плод этого дерева окажется сильнее животворного дуновения Бога, ибо способен умертвить того, кого оживило Божие дуновение. Если же мы посчитаем Бога виновником смерти, тогда нас обвинят в сходном нечестии: ведь если Бог мог простить и не простил, Он безжалостен, а если не мог простить, Он безсилен.

Посмотрим, как следует разрешить это затруднение. Если не ошибаюсь, причиной смерти стало непослушание, и потому человек сам для себя сделался причиной смерти, а вовсе не Бог был ее виновником. Ведь если врач предпишет больному остерегаться того, что считает для него вредным, а тот не пожелает воздерживаться от запретного и умрет, то не врач, но скорее он сам будет повинен в собственной смерти. Так и Бог, словно хороший врач, запретил Адаму вкушать от того, что окажется для него вредоносным» [«О Рае», цит. по: 9, с. 117].

Святитель Фотий Константинопольский: «Известно, что чрез одного человека и грех вошел в мiр и сама смерть. Если чрез одного человека произошло такое зло, то возможно и последовательно чрез одного же человека, Господа нашего Иисуса Христа, устранену быть этому привведенному злу и даровану быть высшему благу» [цит. по: 166, с. 309].

Блаженный Феофилакт Болгарский: «Грех и смерть вошли в мiр через одного человека Адама, и опять же одним человеком, Христом, устранены» [170, с. 34].

Преподобный Максим Грек: «Первый грех, как свидетельствует Священное Писание, есть преступление первозданного Адама, за которое он был изгнан из Рая, подпал смерти и тлению и был осужден в поте лица своего снедать хлеб свой. Таким образом, в естестве человеческом первый грех есть, и признается таковым, преступление Адама, через которое и смерть вошла в мiр завистью диавольскою» [94, ч. 2, с. 331].

Православный Катихизис так говорит о связи смерти с грехом:

«– Что произошло от греха Адама?

– Проклятие и смерть» [174, с. 43].

Этот важнейший догматический вопрос – о безсмертии первозданного Адама – был раскрыт в писаниях многих святых Отцов.

Святитель Василий Великий: «Он, как согрешил по причине худого произволения, так умер по причине греха. Оброцы бо греха, смерть (Рим.6:23). В какой мере удалился от жизни, в такой приблизился к смерти; потому что Бог – жизнь, а лишение жизни – смерть. Поэтому Адам сам себе уготовал смерть через удаление от Бога, по написанному: яко се удаляющие себе от Тебе, погибнут (Пс.72:27). Так не Бог сотворил смерть, но мы сами навлекли ее на себя лукавым соизволением» [19, «О том, что Бог не виновник зла», с. 155].

Святитель Григорий Богослов пишет об Адаме: «Чрез грех делается он изгнанником, удаляемым в одно время и от древа жизни, и из Рая, и от Бога; облекается в кожаные ризы – может быть, в грубейшую, смертную и противоборствующую плоть, в первый раз познает собственный стыд, и укрывается от Бога. Впрочем и здесь приобретает нечто, именно смерть – в пресечении греха, чтобы зло не стало безсмертным» [25, c. 528].

Святитель Иоанн Златоуст: «Что он сделался смертным за преступление, это видно и из самой заповеди, и из последующих событий… До вкушения они были безсмертны: иначе Бог и после вкушения не навел бы на них смерть в виде наказания» [60, с. 135].

Преподобный Макарий Великий: «По преступлении Адама благость Божия осудила его на смерть; сперва по душе подвергся он смерти, потому что умные чувства души стали в нем угашены и как бы умерщвлены лишением небесного и духовного услаждения, впоследствии же, через девятьсот тридцать лет, постигла Адама и смерть телесная» [93, с. 460].

Святитель Кирилл Иерусалимский: «Выслушай случившееся с Адамом. – Преслушал заповедь Божию Адам первосозданный; не мог ли Бог тогда же предать его смерти? Посмотри, что делает человеколюбивейший Господь! Правда, изгоняет его из Рая: (так как по причине греха своего он соделался недостойным сего местопребывания); впрочем, поселяет его прямо Рая, дабы видя, откуда ниспал, из какого и в какое состояние низвержен, мог он впоследствии спастися посредством покаяния» [79, с. 22].

Святитель Григорий Палама: «Если же Господь не сотворил смерть и не является виновником всех идущих вместе со смертью тягот, то откуда же у нас немощи и болезни и иныя виды зла, из которых и смерть раждается? Откуда же и сама смерть? – Вследствие нашего, бывшаго в начале, преслушания Богу; вследствие преступления данной нам Богом заповеди; вследствие нашего прародительского греха, бывшаго в раю Божием. Таким образом и болезни и немощи и многовидное бремя искушений происходит от греха» [28, Омилия 31, с. 57].

Святитель Игнатий (Брянчанинов): «Смерть – разлучение души с телом вследствие нашего падения, от которого тело перестало быть нетленным, каким первоначально создано Создателем. Смерть – казнь безсмертного человека, которою он поражен за преслушание Богу» [54, т. 3, с. 70].

Вероучительную истину о появлении смерти в результате грехопадения Адама, изложенную многими святыми отцами-богословами, отражают богослужебные церковные песнопения.

Постная Триодь [159]:

167 Человѣкоꙋбі́йственно, но не бг҃оꙋбі́йственно бы́сть прегрѣше́нїе а҆да́мово... (человекоубийственным оказалось прегрешение Адама) (Великая Суббота, канон на утрени, песнь 6, тропарь 2)

168 Дре́ва снѣ́дїю (по причине съедения плода от древа) оу҆́мре и҆ногда̀ (некогда) а҆да́мъ... (пятница 5-й седмицы Поста, 2-й трипеснец на утрени, песнь 5, тропарь 2)

169 Пре́жде вкꙋше́нїе го́рькое человѣ́ка первозда́ннаго (Адама) лю́тѣ и҆з̾ раѧ̀ и҆згна̀, и сме́рти сѣ́ти припрѧжѐ: пости́сѧ ѽ дꙋшѐ моѧ̀, бѣ́гай подража́нїѧ, бѣ́гай наслажде́нїѧ сла́сти многоболѣ́зненныѧ. (вторник седмицы Ваий, 1-й трипеснец на утрени, песнь 9, тропарь 1)

Цветная Триодь [160]:

170 Ме́ртва мѧ̀ показа̀ сада̀ вкꙋше́нїе... (то есть смерть появилась в результате вкушения от посаженного в Раю древа) (неделя 7-я

по Пасхе, богородичен канона Отцов)

Минея [103]:

171 Прⷪ҇ро́кѡвъ гла́си дре́во ст҃о́е предвозвѣсти́ша, и҆́мже дре́внїѧ свободи́сѧ клѧ́твы сме́ртныѧ (смертного проклятия) а҆да́мъ... (Крестовоздвижение, 5-я стихира на поклонение Кресту)

Октоих [107]:

172 Паде́нїе а҆да́мово є҆ди́нъ воздви́глъ є҆сѝ хрⷭ҇тѐ, но́въ бы́въ а҆да́мъ, на крⷭ҇тѣ̀ рꙋ́цѣ пригвожде́й, тро́стїю же бїе́нъ хотѧ̀, и҆ ѻ҆́цта и҆ же́лчи вкꙋша́ѧ, превозноша́емый высото́ю црⷭ҇твїѧ твоегѡ̀. (глас 3, утреня пятка, 1-й канон, песнь 4, тропарь 1)

173 Престꙋпи́въ пе́рвꙋю за́повѣдь дре́вле первозда́нный (Адам), ѿ сада̀ сме́рть ѡ҆б̾е́мъ... (глас 2, утреня среды, 1-й канон, песнь 1, тропарь 1)

174 Въ тлѣ́нїе попо́лзсѧ родонача́льникъ (Адам стал тленным), влⷣко хрⷭ҇тѐ, преслꙋ́шаннаго бра́шна вкꙋ́шъ... (из-за вкушения запретной пищи) (глас 5, канон воскресен, песнь 6, тропарь 1)

Можно было бы собрать еще немало цитат из Триоди, Октоиха и Минеи, подтверждающих церковное учение о том, что смерть не изначальна и не «естественна» в этом мiре, но является следствием грехопадения праотцев.

Приведенные суждения святых Отцов и содержание рассмотренных богослужебных текстов представляют собой церковное православное мнение, согласно которому первый созданный Богом человек Адам не был по природе свой смертным, но ввел смерть в мiр через преслушание воли Божьей, т.е. через грехопадение.

2. Последствия грехопадения

Между первозданным состоянием Адама в Раю и нынешним состоянием человечества пролегает пропасть – катастрофа мiрового масштаба, именуемая грехопадением. Оно повредило природу человека. Человек после грехопадения стал другим по своим физическим и психическим свойствам.

Блаженный Августин: «Обнажившись от своих первоначальных одежд невинности, Адам и Ева заслужили одежды смерти. Ибо истинная честь человека в том, чтобы быть образом и подобием Бога, а этот образ сохраняется лишь в отношении с Тем, от Кого напечатлевается. Поэтому тем больше зависимость от Бога, чем меньше забота о себе. Но человек, возжелав испытать собственную власть, как бы собственным тяготением устремился в самого себя, как в середину. Пожелав стать как Бог, неподвластным никому, он в наказание был исторгнут из своей середины и ввергнут в самый низ – в то, чем наслаждаются животные. Будучи в чести, человек того не разумел; и уподобился неразумным животным, став таким же, как они» [«О Троице», цит. по: 9, с. 89].

О грехопадении говорят многие богослужебные тексты. К примеру, в неделю Сыропустную [159]:

175 ...сатана̀ же льсти́вый, сосꙋ́дъ ѕмі́ѧ оу҆потреби́въ, снѣ́дїю прельстѝ, и҆ бж҃їѧ сла́вы разлꙋчѝ, и҆ преиспо́днѣйшей сме́рти предадѐ въ зе́млю: но ꙗ҆́кѡ влⷣка и҆ бл҃оꙋтро́бенъ, па́ки воззовѝ. (1-я стихира на Господи, воззвах)

176 Оу҆вы̀ мнѣ̀, а҆да́мъ рыда́нїемъ возопи, ꙗ҆́кѡ ѕмі́й и҆ жена̀ бж҃е́ственнагѡ дерзнове́нїѧ и҆зри́нꙋша мѧ̀: и҆ ра́йскїѧ сла́дости, дре́ва снѣ́дь ѿчꙋждѝ. оу҆вы̀ мнѣ̀, не терплю̀ про́чее поноше́нїѧ... и҆ногда̀ (некогда) сла́вою безсме́ртїѧ ѡ҆блече́нъ сы́й, оу҆мерщвле́нїѧ ко́жꙋ ꙗ҆́кѡ сме́ртный ѻ҆каѧ́ннѡ ѡ҆бношꙋ̀. оу҆́вы̀ мнѣ̀, кого̀ рыда́нїй содѣ́йственника сотворю̀; но ты̀ чл҃вѣколю́бче, ѿ землѝ созда́вый мѧ̀, во бл҃оꙋтро́бїе ѡ҆болкі́йсѧ, рабо́ты вра́жіѧ свободѝ, и҆ сп҃си́ мѧ. (1-я стихира на хвалитех)

2.1. Последствия грехопадения для Адама

Священное Писание указывает ряд изменений (помимо обретения смертности тела), происшедших в результате грехопадения с природой Адама.

– Появление стыда от наготы своего тела: И отверзошася очи обема, и разумеша, яко нази беша; и сшиста листвие смоковное, и сотвориста себе препоясания (Быт.3:7).

177 Ѡ҆бнаже́нїе стꙋ́дное покрыва́ѧ а҆да́ма пра́ѻтца, ѡ҆бнажа́ешисѧ во́льнѡ: и стрꙋѧ́ми і҆ѻрда́нскими тебѣ̀ сама́го покрыва́еши, вода́ми превы́спрєннѧѧ покрыва́ѧ, хрⷭ҇тѐ, є҆ди́не многомлⷭ҇тиве. [103] (Предпразднство Богоявления, 5 января, канон на утрени, песнь 3, тропарь 3)

178 Ѡ҆бнажѝ а҆да́ма пре́жде ѕмі́й, прельсти́въ дре́вомъ, ны́нѣ же оу҆до́бнѡ плѣнѝ дꙋ́шꙋ мою̀: молю́сѧ тѝ влⷣчце, оу҆ще́дри мѧ̀. [107] (глас 2, канон повечерия, песнь 3, тропарь 2)

– Лишение возможности вкушения плодов от древа жизни: И ныне да не когда прострет руку свою и возмет от древа жизни и снест, и жив будет во век (Быт.3:22).

179 Бра́шно а҆да́мъ ꙗ҆́дѐ, и҆ ѿ раѧ̀ того̀ невоздержа́нїе и҆зри́нꙋ: на́съ же, гдⷭ҇и по́стъ прїе́мый, досты́йны покаѧ́нїѧ покажѝ чл҃вѣколю́бче. [159] (понедельник 1-й седмицы Поста, 2-й трипеснец, песнь 1, 2-й дополнительный тропарь)

– Лишение возможности пребывания в райском саду: И изрину Адама, и всели его прямо (напротив) Рая сладости (Быт.3:24).

Евхаристический канон Литургии Василия Великого: «…Изгнал еси его (Адама) праведным Твоим судом, Боже, от Рая в мiр сей, и отвратил еси в землю от неяже взят бы́сть…» [141]. Синаксарь недели Сыропустной:

180 И́ взе́мъ за́повѣдь, а҆́бїе да́же до шеста́гѡ часа̀ въ раѝ поживе́: та́же престꙋпи́въ сїю̀, ѿтꙋ́дꙋ и҆згна́сѧ. [159, ч. 1]

181 А҆да́мъ и҆згна́нъ бы́сть и҆з̾ раѧ̀ преслꙋша́нїемъ, и҆ сла́дости и҆звѣ́рженъ, же́нскими глаго́лы прельще́нный, и҆ на́гъ сѣди́тъ, села̀, оу҆вы̀ мнѣ̀, прѧ́мѡ рыда́ѧ... [159, ч. 1] (неделя Сыропустная, 4-я стихира на «Господи, воззвах»)

182 Досто́йно и҆з̾ є҆де́ма и҆згна́нъ бы́сть, ꙗ҆́кѡ не сохрани́въ є҆ди́нꙋ твою̀, сп҃се, за́повѣдь а҆да́мъ... [159, ч. 1] (понедельник 1-й седмицы Поста, канон повечерия, песнь 1, тропарь 6)

– Преграждение ему обратного пути к древу жизни: и пристави херувима, и пламенное оружие обращаемое хранити путь древа жизни (Быт.3:24).

Триодь [159, ч.1]:

183 Ви́дѣвъ а҆да́мъ а҆́гг҃ла и҆зри́нꙋвша, и҆ затвори́вша бж҃е́ственнагѡ са́да двѣ́рь, воздохнꙋ́въ вельмѝ, и҆ глаго́ла: млⷭ҇тиве, поми́лꙋй мѧ̀ па́дшаго. (неделя Сыропустная, 2-й икос)

184 Рыда́ю, стеню̀ и҆ пла́чꙋ, херꙋві́мы съ пла́меннымъ ѻ҆рꙋ́жїемъ зрѧ́, є҆де́ма вхо́дъ стрещѝ повелѣ̑нныѧ, всѣ̑мъ престꙋ́пникѡмъ, оу҆́вы̀! непристꙋ́пный, а҆́ще не ты̀ невозбра́ненъ сп҃се то́й сотвори́ши мѝ. (неделя Сыропустная, канон утрени, песнь 9, тропарь 3)

Октоих [107]:

185 Блюсти́тели положи́лъ є҆сѝ па́дшемꙋ (то есть Адаму), херꙋві́мы дре́ва живо́тнагѡ, но ви́дѣвше тѧ̀, двє́ри ѿверзо́шасѧ: ꙗ҆ви́лсѧ бо є҆сѝ пꙋтетворѧ́ разбо́йникꙋ въ ра́й. (глас 2, канон крестовоскресен, песнь 6, тропарь 1)

– Потеря власти над Божиим творением. Раньше Адам нарекал имена приходивших к нему животных: И нарече Адам имена всем скотом, и всем птицам небесным, и всем зверем земным. Адаму же не обретеся помощник подобный ему (Быт.2:20).

Теперь сын Адама с испугом произносит: и будет всяк обретаяй мя убиет мя (в синодальном переводе: всякий убьет меня) (Быт.4:14).

Священномученик Вавила: «Для того чтобы человек понял свое высокое назначение и имел признак того, насколько он выше животных, Бог привел их к нему и повелел дать имена им» [46, с. 78] (4 сентября).

186 Гадѡ́мъ и҆ ѕвѣрє́мъ влⷣчица бы́вши, га́дꙋ дꙋшетлѣ́нному ка́кѡ собесѣ́довала є҆сѝ, совѣ́тника прїи́мши ꙗ҆́кѡ пра́ваго, льсти́ваго; ѽ твоегѡ̀ прельще́нїѧ, дꙋшѐ моѧ̀ всестра́стнаѧ! [159, ч.1] (неделя Сыропустная, канон утрени, песнь 8, славник)

Преподобный Максим Исповедник: Адам прежде грехопадения умел «войти в простейшую, лишенную любых образов сущность любого из сотворенных существ» [цит. по: 133, с. 503].

– Иначе, «в поте лица» стал человек добывать себе пропитание: В поте лица твоего снеси хлеб твой (Быт.3:19).

Новациан: «Если обратиться, как должно, к началу вещей, окажется, что первой пищей для людей были только древесные семена и плоды. Хлеб вошел в употребление только после грехопадения, причем само расположение человеческого тела указывало на состояние совести. Ибо если невинность людей, собиравших себе пищу с деревьев, побуждала их, еще имевших чистую совесть, тянуться ввысь, то после грехопадения люди добывали себе пищу, только склоняясь к земле. Еще позднее вошло в обыкновение есть мясо, ибо благодать Божия в надлежащее время доставляла человеческим потребностям соответствующий род пищи» [«О еврейской пище 2», цит. по: 9, с. 54].

187 И̑згна́нъ бы́сть а҆да́мъ ѿ ра́йскїѧ сла́дости, снѣ́дїю го́рькою въ невоздержа́нїи за́повѣди не сохранѝ влⷣчни, и҆ ѡ҆сꙋди́сѧ дѣ́лати зе́млю, ѿ неѧ́же взѧ́тъ бы́сть са́мъ: по́томъ же мно́гимъ ꙗ҆́сти хлѣ́бъ сво́й... [159] (неделя Сыропустная, седален канона утрени)

– Возвращение в землю: Возвратишися в землю, от неяже взят еси (Быт. 3, 19).

188 По ѡ҆́бразꙋ твоемꙋ́ и҆ по подо́бїю созда́вый гдⷭ҇и, и҆спе́рва человѣ́ка, и҆ въ раѝ поста́вилъ є҆сѝ владѣ́ти твои́ми творе́нїи: за́вистїю же дїа́волею прельще́нъ бы́въ, ꙗ҆́ди причасти́сѧ. за́повѣдей твои́хъ престꙋ́пникъ бы́въ. тѣ́мже па́ки въ зе́млю, ѿ неѧ́же взѧ́тъ бы́сть, ѡ҆сꙋдѝ є҆го̀ возврати́тисѧ гдⷭ҇и, и҆ и҆спроси́ти поко́й. [107] (глас 7, вечер пятка, стихира мертвенна на стиховне)

– Скотоподобным стало исполнение заповеди «Плодитесь и размножайтесь» (Быт.1:28).

Святитель Григорий Нисский: «Я говорю о рождении, способ которого по грехопадении стал тем же самым, что у безсловесных» [26, с. 59].

– Скорбь и боль в беременности и в родах определены Богом как наказание жене: умножая умножу печали твоя и воздыхания твоя; в болезнех родиши чада (Быт.3:16).

189 Разрѣши́шасѧ бѡлѣ́зни прама́тере є҆́ѵы: болѣ́зни бо и҆збѣжа́вше, неискꙋсомꙋ́жнѡ родила̀ є҆сѝ. ѿню́дꙋже ꙗ҆́вѣ бцⷣꙋ, пречⷭ҇таѧ, вѣ́дꙋще тѧ̀, всѝ сла́вимъ. [107] (глас 7, канон воскресен, песнь 1, богородичен)

190 ...оу҆́слы́ша є҆́ѵа, въ печа́лѣхъ роди́ши ча́да: ны́нѣ же оу҆слы́ша дв҃а: ра́дꙋйсѧ ѡ҆бра́дованнаѧ, Гдⷭ҇ь съ тобо́ю, и҆мѣ́ѧй ве́лїю млⷭ҇ть. [103]

(Предпразднство Богоявления, 5 января, стихира на слава и ныне на стиховне)

Наконец, назовем один признак, особо отмеченный в Священном Писании, в котором, как учат некоторые из святых Отцов, заключаются все прочие признаки грехопадения и наказания Божиего Адаму:

– Облачение в кожаные ризы: И сотвори Господь Бог Адаму и жене его ризы кожаны и облече их (Быт.3:21).

Святитель Григорий Нисский пишет о кожаных ризах: «Это то, что человек получил в придачу от неразумного естества: половое общение, зачатие, рождение, нечистота, кормление грудью, принятие и извержение пищи, постепенное взросление, старость, болезни и смерть» [9, с. 120].

191 Ѻ̑де́жды бг҃отка́нныѧ совлеко́хсѧ ѻ҆каѧ́нный, твоѐ бж҃е́ственное повелѣ́нїе преслꙋ́шавъ гдⷭ҇и, совѣ́томъ врага̀, и҆ смоко́внымъ ли́ствїемъ, и҆ ко́жными ри́зами ны́нѣ ѡ҆блеко́хсѧ... (неделя Сыропустная, 2-я стихира на Господи, воззвах)

Зонара и Вальсамон: «Хотя и тогда человек имел плоть, но не такую, какую имеет ныне; об этом так говорит Григорий Богослов: в кожаные ризы облекает, может быть, в грубейшую плоть, смертную и противообразную (ее прежнему состоянию); так как до преступления плоть у Адама была и не грубая и не смертная по естеству» [120, ч. 2, с. 703].

Преподобный Ефрем Сирин говорил, что первую смерть Адам с Евой увидели сразу после грехопадения и изгнания из Рая, когда Бог облек их в ризы кожаны: «Прародители, коснувшись руками препоясаний своих, нашли, что облечены они в ризы из кож животных, умерщвленных, быть может, пред их же глазами, чтобы питались они мясом их, прикрывали наготу свою кожами, и в самой их смерти увидели смерть собственного своего тела» [42, с. 249].

Святитель Иоанн Златоуст: «Тело и на самом деле тягостно, обременительно и грубо, не по собственному естеству, а от приставшей к нему позднее смертности; само же тело не есть тленно, но нетленно… Не говори мне о мокроте, желчи, поте, нечистоте и о прочем, на что указывают порицающие тело, потому что это принадлежало не естеству тела, а прившедшей после тленности» [цит. по: 183, с. 209].

Святитель Григорий Палама: «Вследствие греха мы оделись в кожаную ризу – сие болезненное и смертное и подверженное многим печалям тело, и перешли в этот подвластный времени и смерти мiр, и осуждены жить многострастной и весьма несчастной жизнью» [28, Омилия 31, с. 57].

В нашу задачу не входит подробное богословское осмысление каждого из указанных в Библии признаков изменения природы нашего праотца. Отметим лишь, что все эти изменения отражают резкое качественное падение из состояния совершенного и нетленного в состояние более грубое, дебелое, материальное. Здесь не может идти и речи о каком-либо подобии эволюционного процесса. Грехопадение и связанное с ним наказание – акт разрушительный, приведший человека к потере первозданной райской доброты, к деградации.

2.2. Последствия грехопадения для человеческого рода

Последствия грехопадения коснулись не только лично Адама с Евой, но и их потомства, то есть всех нас.

Православный Катихизис: «Все родились от Адама, зараженного грехом, и сами грешат. Как от зараженного источника естественно течет зараженный поток: так от родоначальника, зараженного грехом и потому смертного, происходит зараженное грехом и потому смертное потомство» [174, с. 44].

Святые Отцы в установлении смерти и распространении ее на весь человеческий род видели действие Премудрого и Человеколюбивого Бога, поскольку этим Господь ограничил зло и страдания людей в их земной жизни.

Блаженный Феодорит Киррский: «Когда Установитель законов (Господь) связал со смертью преступление, оказалось так, что он прекратил это наказание управив его во спасение. Смерть настигает всякое живое существо, прекращает действие болезни, избавляет от тягот, от пота освобождает, скорби и заботы изгоняет, завершает телесные страдания. Благодаря такого рода человеколюбию, Судия уничтожил наказание» [цит. по: 9, с. 117].

О первоначальном появлении смерти в дозаконные времена и ее распространении на всех людей апостол Павел учит: Царствова смерть от Адама даже до Моисеа и над несогрешившими по подобию преступления Адамова (Рим.5:14).

Следствием грехопадения праотцев явилось то, что весь человеческий род воспринял от них не изначально нетленную природу, но природу смертную. Священное Писание про всех живших до Потопа сынов Адамовых свидетельствует об этом словами: Поживе… и умре (Книга Бытия, гл. 5). Лишь про праведного Еноха, седьмого от Адама, сказано иначе: И угоди Енох Богу, и не обреташеся, зане преложи его Бог (Быт.5:24). Но это – исключение, которое лишь подтверждает правило.

Блаженный Феодорит Киррский: «Когда Адам согрешил и по причине греха сделался смертным, то и другое простерлось на весь род. Ибо во вся человеки вниде смерть, потому что все согрешили» [цит. по: 166, с. 308].

Святитель Феофан Затворник: «Смерть со грехом была сочетана первоначально определением Божиим. Дав заповедь, Бог сказал: как только согрешите, нарушив заповедь сию, так умрете, или подпадете закону смерти. После сего и дети их, раждавшиеся, в то время как они состояли под осуждением смертным, раждались подлежащими тому же закону смерти. И вошла, таким образом, смерть в мiр по причине первого греха прародителей» [166, с. 308].

Соделавшись смертным, Адам уже не мог оставаться в райском саду. Поэтому и весь род человеческий оказался после изгнания праотцев из Эдема обитающим вне Рая. Синаксарь недели Сыропустной:

192 Престꙋпи́въ оу҆́бѡ и҆ сме́ртною ѡ҆бле́ксѧ пло́тїю, и҆ клѧ́твꙋ взе́мъ (Адам) и҆згна́нъ бы́сть раѧ̀: и҆ пла́менному ѻ҆рꙋ́жїю сегѡ̀ врата̀ повелѣ́но бы́сть храни́ти. Се́й же прѧ́мѡ сѣдѧ̀ пла́каше, коли́кихъ бла̑гъ лиши́сѧ, за є҆́же не пости́тисѧ ко вре́мени: и҆ и҆з̾ ѻ҆́нагѡ ве́сь ро́дъ ѻ҆́номꙋ ра́вныхъ прїѡбщи́сѧ. [159, ч. 1]

193 По́стное завѣща́нїе ра́достнѡ воспрїи́мемъ: а҆́ще бо бы сїѐ пра́ѻтецъ (Адам) сохрани́лъ, є҆де́мскагѡ ѿпаде́нїѧ не прїѧ́ли быхомъ. [159, ч. 1] (пятница 1-й седмицы Поста, самогласен стиховный на утрени) – то есть вечно пребывали бы в Раю.

Поскольку весь человеческий род, а не только родоначальник Адам имеет греховную природу, то восстановление этой падшей природы необходимо получить каждому человеку лично.

Таким восстановлением и обновлением ветхой греховной природы является церковное таинство Крещения, по сказанному: Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал.3:27).

124-е правило Карфагенского Собора распространяет это вероучительное утверждение на всех потомках Адамовых (включая младенцев), нуждающихся в спасительном Крещении: «Определено такожде: кто отвергает нужду Крещения малых и новорожденных от матерней утробы детей, или говорит, что хотя они и крещаются во отпущение грехов, но от прародительского Адамового греха не заимствуют ничего, что надлежало бы омыти банею пакибытия (из чего следовало бы, что образ Крещения во отпущение грехов употребляется над ними не в истинном, но в ложном значении), тот да будет анафема» [81, с. 232].

194 И̑збавле́нїе грѧде́тъ хрⷭ҇то́съ кр҃ще́нїемъ пода́ти всѣ́мъ вѣ̑рнымъ: си́мъ бо а҆да́ма ѡ҆чища́етъ, па́дшаго возвыша́етъ, низло́жшаго мꙋчи́телѧ посрамлѧ́етъ, нб҃са̀ ѿверза́етъ, дх҃а бж҃е́ственнаго низво́дитъ, и҆ нетлѣ́нїѧ прича́стїе да́рꙋетъ. [103] (Предпразднство Богоявления, 5 января, канон на повечерии, песнь 8, тропарь 1)

2.3. Последствия грехопадения для мiра

По вине праотцев изменились физические законы во вселенной. Нам трудно вообразить, живя в мiре после грехопадения, какими они были прежде. Мы не можем даже представить себе, как текли реки в Райском саду. Библия сообщает: Река же исходит из Едема напаяти Рай, оттуду разлучается в четыри начала (в синодальном переводе: и потом разделялась на четыре реки) (Быт.2:10). Земные реки обычно не разделяются (не разлучаются), а соединяются в единый поток. Как правило, воды различных притоков вливаются в русло одной большой реки. Лишь иногда в устьях рек, в так называемых дельтах (как у Нила), один поток расходится на несколько рукавов. Но сопоставить это с библейским описанием райских рек никак невозможно – тем более что две из названных рек (Евфрат и Тигр) в нашей географической реальности не разделяются, а сливаются друг с другом. Это свидетельствует об изменении физико-географических условий на земле после грехопадения.

Некоторые существенные изменения, происшедшие в мiре в результате падения Адама, указаны в Священном Писании.

– Проклятие Господом Богом земли: Проклята земля в делех твоих (Быт.3:17).

Теперь не Бог как Творец и не человек как управляющий вверенным ему творением, но диавол как князь мiра сего (Ин.14:30) есть правитель на этой проклятой Богом земле.

Преподобный Симеон Новый Богослов: «Проклял (Бог) лишь всю прочую землю, которая тоже была нетленна и все произращала сама собою» [125, с. 371].

195 ...по́томъ бо ѡ҆сꙋжде́нъ бы́хъ хлѣ́бъ трꙋ́дный снѣ́сти: те́рнїе же и҆ волче́цъ мнѣ̀ принестѝ, землѧ̀ проклѧта̀ бы́сть... (неделя Сыропустная, 2-я стихира на Господи, воззвах)

– Появление на земле терния и волчцов: Терния и волчцы возрастит тебе (Быт. 3, 18).

Святитель Игнатий (Брянчанинов): «Никаких вредных произрастений не было на ней; растения не были подвержены ни тлению, ни болезням; и тление, и болезни, и самые плевелы явились после изменения земли вслед за падением человека, как должно заключить из слов Бога изгоняемому из рая Адаму: терния и волчцы израстит тебе земля (Быт.3:18)» [53, с. 19].

Блаженный Августин: «Из-за греха людей земля проклята и рождает колючки: не для того, чтобы она сама несла наказание, – это лишено смысла, – но чтобы она всегда являла взорам людей преступление человеческого греха, и они бы получали увещевание от этого, отвратившись от грехов и обратившись к заповедям Божиим. А ядовитые травы созданы для наказания или для наставления смертных, и все это – по вине греха, ибо смертными мы стали после греха» [«О Книге Бытия против манихеев», цит. по: 9, с. 23].

Земля теперь производит для нас не идеальные и совершенные райские плоды, но уродливые и вырождающиеся формы флоры, равно как и фауны. Действительно, под это библейское определение вполне подпадают не только растения, но все животные – хищники и их жертвы, а также паразиты, которых не было и не могло быть в первозданном райском мiре.

– Появление тления и смерти во всем видимом Божием творении.

Святой апостол Павел указывает на страдание твари, начавшееся после падения Адама, и на ожидание освобождения от этого страдания после окончательного освобождения человека: Чаяние бо твари: откровения сынов Божиих чает; суете бо тварь повинуся не волею (не по своей воле), но за повинувшаго ю, на уповании, яко и сама тварь свободится от работы истления в свободу славы чад Божиих. Вемы бо, яко вся тварь с нами совоздыхает и сболезнует даже доныне; не точию же, но и сами начаток Духа имуще, и мы сами в себе воздыхаем, всыновления чающе, избавления телу нашему (Рим.8:19–23).

Преподобный Макарий Великий: «Представьте себе царя, у которого есть достояние и подвластные ему служители, готовые к услугам; и случилось, что взяли и отвели его в плен враги. Коль скоро он взят и уведен – необходимо служителям и приспешникам его следовать за ним. Так и Адам чистым создан от Бога на служение Ему, и в услугу Адаму даны твари сии; потому что поставлен он господином и царем всех тварей. Но скоро нашло к нему доступ и побеседовало с ним лукавое слово – Адам сначала принял его внешним слухом, потом проникло оно в сердце его и объяло все его существо. А по его пленении пленена уже с ним вместе служащая и покорствующая ему тварь, потому что через него воцарилась смерть над всякою душею» [93, с. 85–86].

Святитель Феофил Антиохийский: «С преступлением человека и они (прочие твари) преступили» [168, с. 483]

Преподобный Григорий Синаит: «Текучая ныне тварь не создана первоначально тленною, но после подпала тлению, повинувшись суете, по Писанию, не волею, но нехотя, за повинувшаго ее, на уповании обновления подвергшегося тлению Адама (Рим.8:20). Обновивший Адама и освятивший обновил и тварь, но от тления еще не избавил их» [38, т. 5, сс. 181–182].

Преподобный Симеон Новый Богослов: «Тварь не хотела повиноваться и служить Адаму после того, как он преступил заповедь Божию, потому что видела, что он изгнан из божественной славы. Для сего-то Бог, прежде сотворения мiра, предопределил быть спасению человека чрез возрождение, какое имел он получить в силу воплощенного домостроительства Христова, и на сем основании подчинил ему тварь и покорил ее тлению, так как тленным сделался человек, для которого она создана, – чтоб она каждогодно доставляла ему тленную пищу, – положив, когда обновит человека и сделает его нетленным, безсмертным и духовным, тогда вместе с ним обновит и всю тварь и сделает ее вечною и нетленною. Вот что открыл Апостол приведенными словами: суете тварь повинуся не волею, но за повинувшаго ю на упование (Рим.8:20), т.е. тварь повинулась людям не сама по себе, и не по своей воле сделалась тленною, дает плоды тленные, и произращает терния и волчцы; но покорилась повелению Бога. Который определил сие для нея на уповании, что тварь свободится от работы истления в свободу славы чад Божиих. Видишь, что вся эта тварь вначале была нетленною и создана Богом в чине Рая? Но после Богом подчинена тлению, и покорилась суете человеков» [139, с. 381].

Святитель Иоанн Златоуст: «Что значит – суете тварь повинуся? Сделалась тленною. Для чего же и по какой причине? По твоей вине, человек. Так как ты получил смертное и подверженное страданиям тело, то и земля подверглась проклятию, произрастила терния и волчцы» [61, с. 664]. «Как тварь сделалась тленною, когда тело твое стало тленным, так и когда тело твое будет нетленным, и тварь последует за ним и сделается соответственною ему» [61, с. 665].

Святитель Феофан Затворник: «Сама тварь с нетерпением ожидает нашей будущей славы. Почему? – Потому, что быв создана нетленною, по причине грехов человеческих сделалась тленною, ибо и мы из нетленных сделались тленными» [166, с. 504].

* * *

Сторонники теории эволюции никогда не согласятся с подобными суждениями святых Отцов.

Один «православный эволюционист» высказал оригинальную мысль о последствии грехопадения:

«Теория эволюции может странным образом подтверждать правоту Православия. Смотрите: мiр до человека мог развиваться, а после человеческого греха утратил эту способность, и новые виды теперь в природе не образуются» [155, с. 81].

В этом редком для эволюционистов упоминании о грехопадении содержится не «подтверждение правоты» Православия, но лишь искажение библейской картины мiра. Вернее было бы сказать иначе: не мiр эволюционировал в своем развитии «до человека», а человек в грехопадении опустился до уровня животных, приложися скотом несмысленным, и уподобися им (Пс.48:21).

3. Причина подобия человека животным: грехопадение

В повседневной жизни мы обычно встречаем людей, далеких от святости и богоподобия. Мало кто желает прикладывать духовное усилие, нудить Царство Небесное (Мф.11:12). Где отыщешь сегодня человека, стремящегося к выполнению заповеди: Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш Небесный совершен есть (Мф.5:48)? Зато с примерами «звериного», «скотского», жестокого и бездуховного поведения мы встречаемся постоянно. Легко замечаем мы греховные проявления в окружающих. Люди, научившиеся испытывать свою совесть, находят множество диких страстей и в себе.

С точки зрения идеологии эволюционизма – это естественно и нормально. С каждым новым поколением человечество на один шаг отдаляется от своего «исходного» обезьянньего состояния. При этом человек, как развившееся животное, сохранил в своем психическом и физическом облике «старые» звериные пережитки. Так что все наши хищнические страсти даны нам от природы, а потому извинительны и даже неизбежны, и, следовательно, нет никакого греха в их проявлениях: «Это же неотъемлемая часть моей собственной природы! Каким зверем я появился на свет Божий, таким меня и должны терпеть окружающие…»

Сколь бы убедительным ни казался подобный эволюционистский взгляд, он абсолютно не совместим с христианской моралью и библейским учением об изначальном райском достоинстве человека.

* * *

По мнению святых Отцов, учителей Церкви, подобие человека животным свидетельствует не об эволюционном восхождении ветви Homo Sapiens, а напротив, говорит о падении с божественной высоты царского достоинства и чести, на которую Адам изначально был поставлен Создателем. Образ Божий в человеке состоит в том, что отличает человека от прочих тварей: безсмертие души, свободная воля, разум (словесная природа), творчество, власть и прочее. Ни одно из этих качеств человеческой природы не могло стать продуктом эволюции безсловесной твари.

Святоотеческому учению глубоко враждебна мысль о родстве (в смысле общего предка) человека с безсловесными зверями. Православному сознанию всегда были чужды языческие идеи тотемизма, в том числе и современной его разновидности – «научного эволюционизма», согласно которому человек имеет предком различных животных. Напротив, Отцы Церкви учат, что сами зверовидные страсти человек в себе обнаружил, когда обрел, вследствие грехопадения, вместо подобия Божия «сродство» с безсловесной тварью.

Засвидетельствуем это следующими высказываниями святых Отцов.

Святитель Григорий Нисский: «Поскольку пришла в мiр сей жизнь безсловесных, а человек по названной причине (грехопадение) и от такой природы взял нечто, я говорю о рождении (способ которого по грехопадении стал тем же самым, что у безсловесных), то из-за этого он стал сопричастником и остального, усматриваемого в той природе. Ведь подобие человека Божественному – не по гневу, и не удовольствием отличается преимуществующая природа, а трусость и наглость, желание большего и ненависть к умалению и все тому подобное далеки от боголепных черт. Так что все это человеческая природа добавила к себе от безсловесной части» [26, сс. 59–60].

Преподобный Максим Исповедник: «Удовольствие и скорбь, и следующие за ними пожелание и страх, не были первоначально созданы вместе с естеством человеческим; иначе они принадлежали бы к числу черт, определяющих сие естество; но, говоря согласно с учением великого Григория Нисского, они введены после потери свойственного нашей природе совершенства, быв привиты к неразумнейшей части нашего естества: и чрез них тотчас по преступлении заповеди обнаружилось явно и ясно наше подобие безсловесным животным, вместо блаженного образа Божия» [38, т. 3, с. 258].

Святитель Иоанн Златоуст: «Как на этой обширной и пространной земле одни животные более кротки, другие более свирепы, так и в душе нашей одни помыслы – неразумные и скотские, другие – зверские и дикие… Между тем в звере лютость – по природе, а кротость – против природы; а в тебе, напротив, кротость – по природе, а зверскость и лютость – против природы» [60, с. 69].

Для святоотеческой традиции характерно, как мы подробнее писали в главе 1, буквальное восприятие библейского свидетельства о Шестодневе, создании Богом Адама и поставлении его как царя и владыки над всеми творениями. Наряду с этим, многим святым Отцам было присуще не буквальное, а вполне аллегорическое сопоставление наших человеческих страстей с нравом диких животных.

Святитель Амвросий Медиоланский: «Животные полевые и птицы небесные, которые приведены к Адаму, – это наши неразумные порывы. Так что хищные или травоядные животные – это различные телесные страсти, более агрессивные или более умеренные; а птицы небесные – что это, если не пустые помыслы, которые, подобно птицам, облетают нашу душу и поворачивают ее туда или сюда?» [«О Рае», цит. по: 9, с. 82].

Святитель Василий Великий: «Ты обладаешь всяким родом диких зверей. Но, скажешь, нет ли диких зверей во мне? Есть, множество, это, точно, громадная толпа диких зверей, которых ты носишь в себе. Не принимай это за обиду. Не есть ли гнев маленький свирепый зверь, который лает в твоем сердце? Не более ли он дик, чем любая собака? И разве обман, пресмыкающийся в вероломной душе, не более жесток, чем пещерный медведь?.. Какого рода диких зверей нет в нас?.. Ты был сотворен, чтобы обладать; ты владыка страстей, владыка диких зверей, владыка змей, владыка птиц… Будь владыкой помышлений внутри себя, чтобы стать владыкой всех существ» [цит. по 134, сс. 81–82].

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий): «Особенно характерно в наше время моральное превращение человека в обезьяну. Отдаваясь низменным страстям, как, например, пьянству, человек сперва навеселе, становится туп и глуп, как овца, и каждый стрижет его, как хочет; а если выпьет еще, то уже мнит себя львом, становится высокомерным и буйным; а упиваясь все более и более, он уподобляется обезьяне – прыгает, кривляется, совершает различные глупости. Упившийся до потери сознания превращается в свинью и, как животное, валяется в грязи. Разве мы не наблюдаем в окружающем нас обществе это превращение человека в овцу, в свинью и обезьяну? Но ни одна обезьяна из всей истории земли не имела и не имеет здравого человеческого смысла и мышления» [88, с.42].

Святитель Николай (Велимирович): «Дикие звери в общем смысле олицетворяют страсти. Подобно тому, как дикие звери терзают тела, так страсти терзают души. Творец дал Адаму власть над всеми страстями. Вот почему Адам имел власть над дикими зверями как символами страсти. Те святые, кто через Нового Адама, Христа, укротили свои страсти, добились также и власти над дикими зверями» [105, с. 37].

Подобные мысли нашли отражение в богослужебных текстах, где страсти сравниваются с лютыми зверями:

196 Ѕвѣрє́мъ лю̑тымъ трѡ́стнымъ, бж҃е мо́й ще́дрый запретѝ, внꙋ́трь мѧ̀ ѡ҆скорблѧ́ющымъ, сп҃се, безче́стное досажде́нїе претерпѣ́вый, бїе́мь тро́стїю хрⷭ҇тѐ, почестѝ хотѧ̀ всѧ̑ безче́ствѡванныѧ престꙋпле́нїемъ дре́внимъ. [159, ч. 1] (пяток 4-й седмицы Поста, 1-й трипеснец, песнь 8, тропарь 2)

Наши звероподобные страсти – не рудиментарное наследие от животных предков (во что веруют «просвещенные» эволюционисты-тотемисты), но проявление греховности. Призвание же человека – царствовать над мiром. Предназначение всякой твари состоит в служении человеку. Изначально вся вселенная была создана для человека. Человек же утратил в значительной степени свою власть над мiром, оказавшись сам его недостойным. Подтверждение тому можно найти не только в писаниях святых мужей, но и в многочисленных житиях преподобных и мучеников, которых не трогали дикие львы, медведи, крокодилы и иные хищники.

197 Ва́шегѡ мꙋ́жества ѕвѣ́рїе оу҆боѧ̀шасѧ ѕѣлѡ̀, оу҆гасѐ ѻ҆́гнь, сокрꙋши́шасѧ лꙋ́цы, въ ва́съ страда́льцы ди́венъ бг҃ъ. [159, ч. 1] (3-я суббота Поста, 2-й четверопеснец, песнь 9, тропарь 2)

Дикие звери не только не причиняли вреда святым, но порой даже безпрекословно им служили и помогали. Многочисленные примеры такого служения диких зверей святым, засвидетельствованные в Священном Писании и в житиях святых, собраны в книге [14]. В ней представлены эпизоды, иллюстрирующие заботливое отношение святых к животным, когда благочестивые подвижники живут в соседстве с дикими зверями, кормят, спасают и лечат их. Так святые, исполненные любовью к Богу и ко всему Его творению, восстанавливают вокруг себя потерянный Адамом Рай и привносят благодатное преображение в мiр. В книге приведены также примеры ответного почтительного и благоговейного отношения животных к человеку. Дикие звери служат святым, заботятся о них, питают их, помогают в их трудах, защищают их и даже «работают» у них пастухами (как у преподобных Герасима Иорданского и Саввы Освященного – лев, у Шио Мгвимского – волк, у Флорентия – медведь) [14, сс. 124–128].

Преподобный Исаак Сирин: «Когда смиренный приближается к хищным зверям, и они обращают на него свой взор, укрощается их свирепость. Они подходят к нему как к своему владыке, опускают свои головы и лижут его руки и ноги. Ибо звери ощущают от него то благоухание, которое исходило от Адама до прегрешения, когда они были собраны к нему и он давал им имена в Раю. Это состояние отнято было у нас, но обновил и возвратил нам его Своим пришествием Иисус» [цит. по: 9, с. 82].

Святитель Димитрий Ростовский, описывая кончину льва на могиле преподобного Герасима Иорданского, делает следующее духовное заключение: «Лев ударялся головой о землю и страшно ревел. Сильно рыкнув, он умер над гробницей старца. Не мог ничего выразить лев словами, но все-таки, волею Божиею, прославил старца и при его жизни, и после смерти, показав нам, как послушны были звери Адаму до его грехопадения и изгнания из Рая» [46, сс. 82–83] (4 марта).

Путь, который указывает нам Церковь, – путь аскезы, молитвы, поста и покаяния, имеющий целью преодоление греховного корня в себе – при содействии Божией благодати. Иначе говоря, пример святых открывает каждому человеку возможность преодолеть последствия грехопадения и восстановить в себе образ и подобие Божие.

Именно преодоление личной греховности подвигом жертвенной аскетической жизни, стяжанием Святого Духа делает человека через смирение победителем над своими страстьми и похотьми (Гал.5:24) и властелином над всякой тварью. Как сказано в «Луге Духовном», «если бы мы соблюдали заповеди Господа нашего Иисуса Христа, то звери боялись бы нас. Но за грехи наши мы стали рабами, и теперь скорее – мы боимся их» [69, гл. 18, с. 118].

* * *

Согласно концепции эволюционизма, человек растворяется в своих звериных страстях и инстинктах. Чуждый духовной жизни и отвергающий в себе проявление духа, он теряет его окончательно и действительно во всем становится подобным зверю. Примечательно, что антихрист, человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею (2Сол.264), завоюет себе поклонение людей, по Откровению святого апостола Иоанна Богослова, в образе зверя: И чудися вся земля вслед зверя, и поклонишася змию, иже даде область зверю, и поклонишася зверю, глаголюще: кто подобен зверю и кто может ратоватися с ним? (Апок.13:3–4).

Культ зверя будет насажден не внезапно. Подготовка к нему уже происходит, и весьма заметно. Повсеместно в цивилизованных государствах набирает силу и широко распространяется движение в защиту «прав» домашних и диких животных. Общественное сознание, воспринявшее идеи гуманизма как новый идеал отношений между людьми, все дальше отходит от ценностей Христианства, в центре которых стоит Богочеловек. Безбожные гуманистические идеи все сильнее отвращают нашу цивилизацию от Бога к поклонению царству природы, подготавливая тем самым предреченное Священным Писанием принятие зверя-антихриста.

Теория эволюции, уподобляющая человека зверю, уже завоевала признание большинства людей и стала, таким образом, научной разновидностью языческого культа животного начала – тотема. Разница между тотемизмом диких племен и современной передовой «научной» идеологией заключается лишь в том, что дикари каждому племени приписывают свой тотем (предок, от которого это племя, якобы, произошло), а научное сознание эпохи глобализма определило единого предка – обезьяну – всему роду человеческому.

Этот псевдонаучный эволюционистский культ неуклонно ведет человечество к дальнейшему совокупному падению – к всеобщему принятию зверя-антихриста и поклонению ему. Это не удивительно, поскольку провозглашающий животное происхождение человека научный тотемизм не содержит в себе категории греха. Следовательно, он не может признавать Спасителя от греха – Христа, но неотвратимо подводит к принятию человека греха (2Сол.3:2), то есть антихриста.

4. Об искуплении греха Адама Христом Спасителем

Грех и смерть так бы и властвовали над родом человеческим, если бы не пришел в мiр Христос Спаситель и не спас Адама и весь его род.

Святитель Григорий Палама: «Но он (Адам), увы, добровольно предпочтя вместо цели сей заповеди и совета – началозлобного змия и, нарушив заповеданный ему пост, приял вместо вечной жизни – смерть, вместо удела чистого радования – многоболезненное и весьма соответствующее обиталище греха; более того – осуждается на ад и на тамошний мрак. И осталось бы наше естество в преисподней под гнетом прельстившего змия, если бы Христос, придя и начав с поста, не уничтожил полностью его тиранию, не освободил нас и не оживил, о чем и Моисей предрек» [28, с. 70].

Для того чтобы исправить падшую природу человека, необходимо было дать ему прощение грехов. Но кто может оставляти грехи? – токмо Един Бог (Мк.2:7). Поэтому должен был прийти Сам Бог как Искупитель. Таким Спасителем, как учит Церковь, явился Господь Иисус Христос, принесший Себя в жертву, яко власть имать Сын Человеческий на земли отпущати грехи (Мк.2:10).

Тема Искупления является одной из центральных в Новом Завете.

Не истленным сребром или златом избавистеся от суетнаго вашего жития отцы преданнаго, но честною кровию яко агнца непорочна и пречиста Христа (1Пет.1:18–19).

Един бо есть Бог, и Един ходатай Бога и человеков, Человек Христос Иисус, давый Себе избавление за всех (1Тим.2:3–4).

198 И̑скꙋпи́лъ ны̀ є҆сѝ ѿ клѧ́твы зако́нныѧ честно́ю твое́ю кро́вїю, на крⷭ҇тѣ̀ пригвозди́всѧ, и҆ копїе́мъ пробо́дсѧ, безсме́ртїе и҆сточи́лъ є҆сѝ человѣ́кѡмъ, сп҃се на́шъ, сла́ва тебѣ̀. [159] (тропарь утрени Великого Пятка)

Созвучные песнопения встречаются во многих богослужебных текстах.

Октоих [107]:

199 Ѡ҆сꙋжде́на бы́вша а҆да́ма вкꙋше́нїемъ грѣха̀, пло́ти твоеѧ̀ сп҃си́тельною стрⷭ҇тїю ѡ҆правда́лъ є҆сѝ хрⷭ҇тѐ: са́мъ бо непови́ненъ сме́ртнагѡ и҆скꙋ́са былъ є҆сѝ безгрѣ́шне. (глас 8, канон воскресен, песнь 3, тропарь 1)

200 Распныйсѧ воста̀, великовы́йный падѐ, пады́й и҆ сокрꙋше́нный и҆спра́висѧ, тлѧ̀ ѿвѣ́ржена бы́сть, и҆ нетлѣ́нїе процвѣтѐ: жи́знїю во ме́ртвенное поже́рто бы́сть... (глас 8, канон воскресен, песнь 8, тропарь 2)

Минея [103]:

201 ...не ктомꙋ́ а҆да́мъ ѡ҆сꙋжда́етсѧ, и҆ є҆́ѵа ѿ оу҆́зъ свободи́сѧ... (Рождество Богородицы, седален канона)

202 Дне́сь є҆́ѵа разрѣша́етсѧ ѡ҆сꙋжде́нїѧ, разрѣша́етсѧ же и҆ непло́дство, и҆ а҆да́мъ дре́внїѧ клѧ́твы, ѡ҆ ржⷭ҇твѣ̀ твое́мъ: тобо́ю бо ѿ тлѝ и҆зба́вихомсѧ. (Рождество Богородицы, 2-й канон, песнь 5, тропарь 3)

203 Бл҃оꙋкраси́сѧ виѳлее́ме, ѿвѣ́рзесѧ бо є҆де́мъ: гото́висѧ є҆ѵфра́ѳо, ѡ҆бновлѧ́етсѧ бо а҆да́мъ, и҆ є҆́ѵа съ ни́мъ: клѧ́тва бо разори́сѧ, сп҃се́нїе мі́ру процвѣтѐ, и҆ дꙋ́шы првⷣныхъ оу҆краша́ютсѧ... (неделя Отец, стихира литийная на и ныне)

Постная Триодь [159]:

204 На крⷭ҇тѣ̀ рꙋ́цѣ пригвозди́въ, копїе́мъ въ ре́бра прободе́нъ, писа́нїе чл҃вѣколю́бче па́дшагѡ а҆да́ма растерза́лъ є҆си́: тѣ́мже тѧ̀ жизнода́вче, пѣ́сньми сла́вимъ. (пяток Сырный, 1-й трипеснец, песнь 5, тропарь 1)

205 ...заꙋше́нїе прїѧ́тъ, и҆́же во і҆ѻрда́нѣ свободи́вый а҆да́ма... (Великий Пяток, тропарь на «и ныне» службы 9-го часа)

206 Дне́сь содержи́тъ гро́бъ содержа́щаго дла́нїю тва́рь, покрыва́етъ ка́мень покры́вшаго добродѣ́телїю нб҃са̀: спи́тъ живо́тъ, и а҆́дъ трепе́щетъ, и а҆да́мъ ѿ оу҆́зъ разрѣша́етсѧ. сла́ва твоемꙋ́ смотре́нїю, и҆́мже соверши́въ всѐ оу҆покое́нїе ве́чное, дарова́лъ є҆си́ на́мъ бж҃е, всест҃о́е и҆з̾ ме́ртвыхъ твоѐ воскрⷭ҇нїе. (Великая Суббота, 1-я стихира на хвалитех)

207 Дне́сь а҆́дъ стенѧ̀ вопїе́тъ: поже́рта моѧ̀ бы́сть держа́ва, па́стырь распѧ́тсѧ, и҆ а҆да́ма воскрⷭ҇ѝ... (Великая Суббота, 3-я стихира на Господи, воззвах)

Цветная Триодь [160]:

208 На крⷭ҇тѣ̀ пригвозди́лсѧ є҆сѝ животѐ всѣ́хъ, и҆ въ ме́ртвыхъ вмѣни́лсѧ є҆сѝ, безсме́ртный гдⷭ҇и: воскре́слъ є҆сѝ тридне́венъ сп҃се, совоздви́гъ а҆да́ма ѿ тлѣ́нїѧ. (четверток 2-й седмицы по Пасхе, 1-й седален на утрени)

Искупительное значение крови Христовой касается всех людей, живших от Адама: Вси бо согрешиша, и лишени суть славы Божия, оправдаеми туне благодатию Его, избавлением, еже о Христе Иисусе, егоже предположи Бог очищение верою в крови Его, в явление правды Своея, за отпущение прежде бывших грехов (Рим.3:23–25).

Яко заклался и искупил еси Богови нас кровию Своею от всякаго колена и языка и людий и племен (Апок.5:9).

В этом искупительном действии Иисуса нарушается (если предположить, что он когда-либо действовал) закон плавного эволюционного поступательного развития. Спасение приходит в мiр. Отступает всепоглощающая смерть, отходит тление. Отверзается Рай. Мiр продолжает существовать, но грех и смерть побеждены. Нарушается непрерывность и постепенность развития мiра. Христос, восприняв смерть и пролив Свою Кровь, сходит к Адаму и освобождает все человечество от державы адовой. Для эволюционного сознания – это полный крах, поскольку смерть Одного изменяет природу всех людей, и даже всего мiра, исправляя разрушенное первым Адамом.

Отметим одно качественное изменение, случившееся в мiре сразу после того, как Иисус Христос принес Свою искупительную жертву на Кресте: Господь вернул людям потерянный Рай.

Эдемский сад был изначальным местом пребывания Адама и Евы, но после преслушания праотцев они, как и все их потомство, лишились возможности находиться там. Однако Рай, некогда располагавшийся на земле, не был Богом проклят.

Преподобный Симеон Новый Богослов: «И не проклял Бог рая, так как он был образом будущей нескончаемой жизни Царства Небесного, … а проклял лишь всю прочую землю, которая тоже была нетленна и все произращала сама собою, чтобы Адаму не иметь более жизни свободной от утомительных трудов и потов» [125, с. 371].

Тема возвращения в Рай раскрывается во многих церковных песнопениях.

Октоих [107]:

209 Распе́ншꙋсѧ хрⷭ҇тѐ тебѣ̀ всецр҃ю̀ во́лею, ца̀рствꙋющїй грѣ́хъ потреби́сѧ: а҆да́мъ же и҆́же и҆ногда̀ дре́вле и҆з̾ раѧ̀ и҆згна́нный, въ то́й вселѧ́етсѧ па́ки, тебѣ̀ воспѣва́ѧ. (глас 2, утреня среды, канон Кресту, песнь 6, тропарь 2)

210 Но́въ на́мъ ра́й ꙗ҆ви́ласѧ є҆си́ жи́зни, чⷭ҇таѧ, посредѣ̀ дре́во и҆мꙋщїй, ѿ негѡ́же ꙗ҆́ды́й, пречтⷭ҇аѧ, оу҆мерщвле́нїѧ а҆да́мъ лꙋка́вагѡ ѿпꙋща́етсѧ. (глас 6, понедельник, 1-й канон утрени, песнь 3, богородичен)

Постная Триодь [159, ч. 1]:

211 Вознесы́йсѧ на крⷭ҇тъ всѣ́хъ влⷣко, а҆да́ма со є҆́ѵою па́ки воззва́лъ є҆сѝ, и҆ въ ра́й хрⷭ҇тѐ сп҃се вве́лъ є҆сѝ, тѧ̀ воспѣва́ющыѧ во всѧ̑ вѣ́ки. (среда Сырная, 2-й трипеснец, песнь 8, тропарь 1)

212 Болѣ́знь ѡ҆бра́вша ѿ сада̀, первосозда́ннаго (то есть Адама) ѿ раѧ̀ и҆згна́лъ є҆си́: пригвозди́всѧ же ꙗ҆́кѡ человѣ́къ сп҃се на дре́вѣ, сего вво́диши. (четверг 2-й седмицы Поста, 2-я стихира на «Господи, воззвах»)

213 ...пѣ́ти по достоѧ́нїю и҆ сла́вити держа́вꙋ твою̀, воспѣ́ти стрⷭ҇ти твоѧ̑, предвари́ти сла́вное чи́стѣ и҆ ст҃о́е воскрⷭ҇нїе, па́схꙋ та́йнꙋю, є҆́юже а҆да́мъ па́ки вни́де въ ра́й. (четверг 3-й седмицы Поста, 3-я стихира на «Господи, воззвах»)

Перед Своей кончиной Господь обещал распятому с ним разбойнику, что примет его в райские обители: Аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в Раи (Лк.23:43).

Это обещание было исполнено. Так Рай, прежде заключенный, после пролития животворящей крови Христовой стал открытым для сынов Адамовых, первым из которых вошел в него Разбойник благоразумный.

Октоих [107]:

214 Покла́нѧюсѧ стрⷭ҇те́мъ твои̑мъ, славосло́влю и҆ воскр҃се́нїе со а҆да́момъ и҆ разбо́йникомъ, со гла́сомъ свѣ́тлымъ вопїю́ ти: помѧни́ мѧ гдⷭ҇и, є҆гда̀ прїи́деши во црⷭ҇твїи твое́мъ. (глас 1, блаженна 2)

215 Оу҆стꙋпа́ютъ мнѣ̀ херꙋві́ми ны́нѣ, и҆ пла́менное ѻ҆рꙋ́жїе, влⷣко, плещы̀ мнѣ̀ дае́тъ, тѧ̀ ви́дѣвше сло́ве бж҃їй и҆́стиннаго бг҃а, разбо́йникꙋ пꙋ́ть сотво́ршаго въ ра́й. (глас 6, канон воскресен, песнь 5, тропарь 1)

Минея [103]

216 Тебѣ̀ приснопѣ́тое дре́во, на не́мже простре́сѧ хрⷭ҇то́съ, є҆де́мъ хранѧ̀щее ѡ҆браща́ющеесѧ ѻ҆рꙋ́жїе, крⷭ҇те оу҆́стыдѣ́сѧ: стра́шный же херꙋві́мъ оу҆стꙋпи, на тебѣ̀ пригвожде́нномꙋ хрⷭ҇тꙋ́, подаю́щемꙋ ми́ръ дꙋша́мъ на́шымъ. (Крестовоздвижение, канон утрени, песнь 5, тропарь 1)

Триодь Постная [159, ч. 2]:

217 Дре́вомъ а҆да́мъ раѧ̀ бы́сть и҆зселе́нъ, дре́вомъ же крⷭ҇тнымъ разбо́йникъ въ ра́й всели́сѧ. ѻ҆́въ оу҆́бѡ вкꙋ́шъ, за́повѣдь ѿвѣ́рже сотво́ршагѡ, ѻ҆́въ же сраспина́емь, бг҃а тѧ̀ и҆сповѣ́да таѧ́щагосѧ: помѧнѝ и҆ на́съ во црⷭ҇твїи твое́мъ. (1-я блаженна на утрени Святых Страстей Господних)

Триодь Цветная [160]:

218 Низше́дшее є҆стество̀ а҆да́мово, въ до́льнѣйшыѧ страны̑ землѝ, бж҃е новосотвори́вый собо́ю превы́ше всѧ́кагѡ нача́ла и҆ вла́сти, возве́лъ є҆сѝ дне́сь: (Вознесение, 5-я стихира на литии)

В празднике Вознесения Христова одним из главных мотивов является тема восстановления природы человека, прежде падшего во грехах, но прощенного Богом и удостоенного вышней небесной славы.

Преподобный Максим Исповедник: «Если Бог Слово, Сын Бога и Отца, для того и стал Человеком и Сыном Человеческим, чтобы соделать человеков богами и сынами Божьими, то мы веруем, что будем там, где ныне находится Сам Христос как Глава всего тела (Кол.1:18), Который, будучи подобным нам, предтечею за нас вошел к Отцу (Евр.6:20). Ведь Он как Бог ста в сонме богов (Пс.81:1), то есть в спасаемых и, стоя посреди них, раздаяет достойным дары будущего блаженства, не отделяясь от них никаким пространством» [95, кн. 2, с. 65].

В этой славе и чести, которую получил Адам и с ним все человечество, нет ничьей заслуги, кроме единого Господа Иисуса Христа. Прощение от Бога мы, искупленные Кровью Христовой, получили как дар. И, следовательно, никакого эволюционного восхождения, «дорастания», физического или душевного «созревания», завершенного «процесса подготовки» здесь не было и не могло быть.

Отметим, что Пресвятую Богородицу Марию Церковь вохваляет за ее многие и великие добродетели, но, прежде всего – за то, что Она родила нам Христа Искупителя:

Октоих [107]:

219 Оу҆стра́ншагосѧ дре́вле навѣ́томъ человѣкоꙋбі́йцы, а҆да́ма первозда́ннаго ра́йскїѧ бж҃е́ственныѧ сла́дости, неискꙋсобра́чнаѧ па́ки возвела̀ є҆сѝ, ро́ждши и҆́же ѿ престꙋпле́нїѧ на́съ и҆зба́вившаго. (глас 7, канон богородичен, песнь 6, тропарь 2)

220 Ра́дꙋйсѧ дщѝ а҆да́ма тлѣ́ннагѡ. ра́дꙋйсѧ є҆ди́на бг҃оневѣ́сто. ра́дꙋйсѧ, є҆́юже тлѧ̀ и҆згна́на бы́сть, ꙗ҆́же бг҃а ро́ждши: є҆го́же молѝ чⷭ҇таѧ, сп҃сти́сѧ всѣ̑мъ на́мъ. (глас 7, канон воскресен, песнь 7, богородичен)

Триодь Постная [159, ч. 1]:

221 Ви́дите ви́дите, ꙗ҆́кѡ а҆́зъ є҆́смь бг҃ъ ва́шъ, пре́жде вѣ̑къ рожде́нный ѿ ѻ҆ц҃а̀, и҆ ѿ дв҃ы въ послѣ̑днѧѧ без̾ мꙋ́жа заче́ншїйсѧ и҆ разрꙋши́вый грѣ́хъ пра́ѻтца а҆да́ма, ꙗ҆́кѡ чл҃вѣколю́бецъ. (суббота Мясопустная, ирмос 2-й песни канона)

Триодь Цветная [160]:

222 Во чре́вѣ твое́мъ пречⷭ҇таѧ, ка́кѡ вмѣсти́ла є҆сѝ млⷣнца, є҆гѡ́же трепе́щꙋтъ си̑лы а҆́гг҃льскіѧ ꙗ҆́кѡ бг҃а; ра́звѣ ꙗ҆́коже восхотѣ̀, ꙗ҆́коже вѣ́сть всели́сѧ, всѧ̑ спастѝ хотѧ̀й ѿ а҆да́ма земноро́дныѧ, разрѣши́вый а҆да́ма клѧ́твы ѻ҆́ныѧ, снѣ́дїю го́рькою. (неделя Жен Мироносиц, канон, песнь 7, богородичен)

223 Ѡ҆чище́нїе на́мъ хрⷭ҇тѐ и҆ сп҃се́нїе влⷣко, возсїѧ́лъ є҆сѝ ѿ дв҃ы, да ꙗ҆́кѡ проро́ка ѿ ѕвѣ́рѧ морска́гѡ пе́рсей їѡ́нꙋ, ѿ тлѝ и҆схити́ши всего̀ а҆да́ма всеро́дна па́дшаго. (Пятидесятница, ирмос 2-го канона, песнь 6)

Искупительное значение и действенная сила Жертвы Христовой не закончены с завершением земной жизни Спасителя. Свою власть вязать и решить Господь прежде Своего Вознесения передал Своей Церкви, юже стяжа кровию Своею (Деян.20:28). Он заповедал апостолам: Аминь глаголю вам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси; и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех. (Мф.18:18).

Воскресший Христос явился ученикам, дунул на них и сказал: Приимите Дух Свят; имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся (Ин.20:22–23).

Не самые выдающиеся, продвинутые и достигшие совершенства получают прощение грехов – но, напротив, смирившиеся и познавшие немощь и греховность своей падшей природы.

Христос создал не новую расу эволюционно продвинувшихся «белокурых бестий» или «духовных мутантов». Господь пришел призвати не праведники, но грешники на покаяние (Мф.9:13) и сказал: Приидите ко мне все труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф.11:28).

Предлагая высший божественный дар – прощение и небесное достоинство, Христос призывает к смирению и нищете духовной: Блаженнии нищие духом, яко тех есть Царствие Небесное (Мф.5:3).

Падение Адамово ввело в мiр смерть, жертва Иисусова вновь восстанавливает разрушенное грехом. В обоих случаях происходят качественные изменения в мiре, не поддающиеся описанию законами эволюционного развития. Никогда – ни прежде, ни после Голгофского Креста – смерть одного человека (ни тем более животного) не имела такого влияния и такого значения для жизни мiра, как жертва Единого от Троицы, Воплощенного Сына Божия.

Глава 9. Связь первозданного Адама со вторым Адамом – Христом

1. Христос – Сын Человеческий

Православная антропология, то есть учение о человеке, основана на отношении к Господу Иисусу Христу как к единственному совершенному Человеку, неложно называвшему Себя Сыном Человеческим. Постараемся яснее представить это важное библейское понятие.

Блаженный Августин: «Имя Сиф в переводе означает «воскресение» (по другим толкованиям, имя Сиф, по-еврейски שת (шет), означает «положенный», «утвержденный». – Прот. К.Б.), а имя его сына Еноса – «человек», но не в том смысле, в каком имя Адам. Ибо имя Адам в переводе тоже означает «человек», но на языке оригинала, то есть на еврейском языке, является общим и для мужчины, и для женщины. Ибо о нем было сказано так: мужчину и женщину сотворил их, и нарек им имя: человек (Быт.5:1–2)… Имя же «человек» Енос обозначает человека так, что, по уверению знатоков еврейского языка, оно неприменимо к женщине» [«О граде Божием», цит. по: 9, с. 140].

Здесь блаженный Августин затрагивает проблему толкования имен Адам (אדם, адам) и Енос (אנוש, энош). Верно то, что второе слово (אנוש) неприменимо к женскому роду и по значению соответствует русскому «муж» или украинскому «человiк». В древнееврейском языке оно близко к другому родственному ему слову איש (иш), «муж». Между прочим, множественное число от обоих слов одинаково – אנשים (анашим), «мужи».

В отношении слова אדם следует сказать, что оно в библейском тексте имеет два значения: во-первых, человек как существо, имеющее человеческую природу; и, во-вторых, Адам как личность. Конкретное значение в каждом случае следует выбирать по контексту и, разумеется, в согласии с церковной традицией.

По всей вероятности, блаженный Августин был не вполне прав, когда из приведенных слов сделал вывод о том, что «жена была названа Евою как именем собственным, имя же Адам, о значающее «человек», было общим именем их обоих» [там же]. Правильнее было бы сказать, что слово אדם (адам) в первом значении относится и к мужу, и к жене Еве, а во втором значении является именем собственным мужа.

Для того чтобы лучше понять выражение «Сын Человеческий», следует уточнить его применение в Ветхом и Новом Заветах. Рассмотрим несколько библейских стихов в синодальном русском переводе (как более соответствующем еврейскому первоисточнику, чем текст церковнославянский).

Бог не человек (איש, иш), чтобы Ему лгать, и не сын человеческий (בּן־אדם, бэн-адам), чтобы Ему изменяться (Числ.23:19).

Что есть человек (אנוש, энош), что Ты помнишь его, и сын человеческий (בּן־אדם), что Ты посещаешь его (Пс.8:5)?

Тем менее человек (אנוש, энош), который есть червь, и сын человеческий (בּן־אדם), который есть моль (Иов 25:6).

Блажен муж (אנוש, энош), который делает это, и сын человеческий (בּן־אדם), который крепко держится этого… (Ис.56:2).

Во всех приведенных случаях, как мы видим, в оригинале еврейской Библии используется выражение בּן־אדם (бэн-адам), которое на русский язык переводится «сын человеческий» и имеет значение «человек», «имеющий природу человека», а не буквальное: «сын Адама». В параллель с указанными словами на первом месте поставлено синонимическое выражение мужчеловек, по-еврейски איש или אנוש. Это же выражение (בּן־אדם), как обращение Бога к автору, используется несколько раз в Книге пророка Иеремии и многократно (десятки раз) – в Книге пророка Иезекииля.

Совершенно иное выражение, переведенное на русский и славянский языки как «Сын человеческий», употребляется в Книге пророка Даниила: Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий (כּבר אנש, кэ-вар энаш), дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему (Дан.7:13). Этот случай следует считать исключением. Здесь пророк использует для выражения понятия «сын» не слово בּן (бэн), а слово другого корня – בר (бар или вар, «старший сын», «первенец»).

Следует обратить внимание на то, что ни в одном месте еврейской Библии (Танаха) не встречается выражение «сын человеческий», которое писалось бы с определенным артиклем (или членом) ה перед словом אדם. Напротив, в переводах на иврит Нового Завета выражение «Сын Человеческий» применительно к Господу Иисусу Христу употребляется неизменно с членом ה: בן־האדם (бэн-га-адам).

Остановимся подробнее на этом выражении в отношении к евангельскому тексту. Иисус Христос называет себя Сыном Человеческим (בן־האדם) неоднократно.

Иногда – в обычном земном смысле.

Сын же Человеческий (בן־האדם) не имать где главы подклонити (Мф.8:20, также Лк.9:58).

Прииде Сын Человеческий (בן־האדם) ядый и пияй; и глаголют: се человек ядца и винопийца, мытарем друг и грешником (Мф.11:19, также Лк.7:34).

Сын Человеческий (בן־האדם) не прииде душ человеческих погубити, но спасти (Лк.9:56).

Сын Человеческий (בן־האדם) имать пострадати от них (Мф.17:12, также Мк.9:12).

Иногда – с указанием на Свою особую божественную власть.

Власть имать Сын Человеческий (בן־האדם) на земли отпущати грехи (Мф.9:6, также Мк.2:10 и Лк.5:24).

Господь бо есть и субботы Сын Человеческий (בן־האדם) (Мф.12:8, также Мк.2:28 и Лк.6:5).

Прииде бо Сын Человечь (בן־האדם) взыскати и спасти погибшаго (Лк.19:10).

Никомуже поведите видения, дóндеже Сын Человеческий (בן־האדם) из мертвых воскреснет (Мф.17:9, также Мк.9:9).

Обаче Сын Человеческий (בן־האדם) пришед убо обрящет ли Си веру на земли (Лк.18:8)?

Господь указывал на Себя как на грядущего Судию.

Область даде Ему и суд творити, яко Сын Человечь (בן־האדם) есть (Ин.5:27).

…И Сын Человеческий (בן־האדם) постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со ангелы святыми (Мк.8:38, также Лк.9:26).

Христос указывал на выполнение Им пророками предначертанного Своего спасительного служения.

Сын убо Человеческий (בן־האדם) идет, якоже есть писано о Нем; горе же человеку тому, имже Сын Человеческий (בן־האדם) предается (Мф.26:44).

Ныне прославися Сын Человеческий (בן־האדם), и Бог прославися о Нем (Ин.13:31).

Главный вопрос, который современники могли задать Спасителю, был такой: Кто есть сей Сын Человеческий (בן־האדם) (Ин.12:34)?

За называние Себя Сыном Человеческим Господь был осужден на смерть судом Синедриона, когда к Себе отнес исполнение слов пророка Даниила (глава 7, стих 13). Первосвященник спросил Иисуса: Ты ли еси Христос, Сын Благословеннаго? Иисус же рече: Аз есмь; и узрите Сына Человеческаго (בן־האדם) одесную седяща Силы и грядуща со облаки небесными (Мк.14:61–62; также Мф.26:64).

Выделим особо следующий евангельский стих, представляющий собой прямую речь Спасителя:

Якоже бо бе Иона во чреве китове три дни и три нощы, тако будет и Сын Человеческий (בן־האדם, бэн-га-адам) в сердцы земли (בלב האדמה, бэлэв га-адама) три дни и три нощы (Мф.12:40).

Последний пример примечателен тем, что в нем прослеживается параллель между однокоренными словами האדם (га-адам, «человек») и האדמה (га-адама, «земля»). Обычно комментаторы при толковании библейского текста обращают внимание на родственность этих корней применительно к повествованию Книги Бытия о Сотворении из земли первозданного Адама [22]. Здесь же Второй Адам Христос раскрывает Божественную тайну освящения земли (га-адама) Своим тридневным погребением.

* * *

«Православные эволюционисты» должны осознавать, что, признавая «естественное» происхождение Адама через цепь эволюционного восхождения от низших биологических видов, они тем самым объявляют об эволюционном происхождении Христа. Адам, первый человек, не может быть назван «сыном человеческим», поскольку его родители были «еще не люди». Получается, что и Христос, Сын Адама (בן־האדם) тоже не должен называться «Сыном Человеческим», поскольку в его эволюционном роду были те же «еще не люди».

Для людей, избравших эволюционизм своей мiровоззренческой позицией, такой вывод неизбежен. Он проявляется у них иногда сознательно, а чаще невольно, поскольку идеология эволюционизма распространена не только среди ученых, но и среди всех слоев населения. Так, известный поэт Иосиф Бродский в цикле Рождественских стихотворений (поэма «Лагуна», 1973 г.) писал:

Так и будем жить, заливая мертвой водой стеклянной графина мокрый пламень граппы, кромсая леща, а не птицу-гуся, чтобы нас насытил предок хордовый Твой, Спаситель, зимней ночью в сырой стране.

Здесь явным образом автором допущена хула на Господа Иисуса Христа, когда в Его родословии указывается «хордовый предок» – рыба лещ. Церковь, говоря о предках Спасителя, не допускает вульгарного эволюционистского натурализма, равно как сомнительных поэтических метафор, но пользуется высоким штилем евангельского языка: Книга родства Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамля (Мф.1:1).

2. Христос – Новый Адам

Для православных людей несомненность реального существования первого человека Адама вытекает из веры в историчность Иисуса Христа, именуемого Вторым Адамом.

В человеческую плоть Господь облекся в Рождестве Своем. Человеческая плоть Господа погружалась в воды Иордана при Его Крещении от Иоанна. Человеческая плоть Его преобразилась перед апостолами на Фаворе. Человеческая плоть пострадала до смерти на Кресте. Человеческая плоть была погребена и три дня находилась в недрах земли. Во плоти Иисус воскрес. Во плоти Он вознесся на сороковой день на небо и сел одесную Бога Отца.

Воплощение Христово было не призрачным, а вполне реальным. Это провозгласила Церковь, отвергнув ересь докетизма. В Символе веры мы исповедуем Иисуса Христа, «воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася».

Так же точно и первозданный Адам – не литературный образ, не мифологема, не аллегория, но реально существовавший человек. Если бы это было не так, то не имело бы смысла богословствовать о Втором Адаме – Христе. Поскольку историческим Лицом является Иисус из Назарета, то непременно историческим лицом должен быть и обитатель Эдема.

Православный Катихизис: «Дабы мы удобнее могли веровать сей тайне (тайне искупления нас смертью Иисуса Христа. – Прот. К.Б.), слово Божие вразумляет нас о ней, сколько вместить можем, через сравнение Иисуса Христа с Адамом. Адам естественно есть глава всего человечества, которое составляет одно с ним по естественному происхождению от него. Иисус Христос, в Котором Божество соединилось с человечеством, благодатно соделался новой, всемогущей Главой человеков, которых соединяет с Собою посредством веры. Посему как в Адаме мы подпали греху, проклятию и смерти, так избавляемся от греха, проклятия и смерти в Иисусе Христе» [174, с. 53].

Священномученик Серафим (Чичагов) спрашивает: «Можно ли веровать во Христа и сомневаться в грехопадении первых людей?» – и сам поясняет: «Если история грехопадения не что иное, как легенда, как измышленное начало последующих известных мiровых событий, то тогда не требовалось бы никакого искупления рода человеческого Сыном Божиим, и союз людей с Богом никогда бы не был нарушен» [138, с. 229].

Речь идет не о тонкостях толкования Библии, а о принципиальной несовместимости православного богословия и эволюционизма – несовместимости веры в необходимость нашего искупления и веры в отсутствие причины, по которой необходимо было бы искупление.

Святой апостол Павел соотносит привнесение в мiр смерти через грех первого человека Адама с попранием державы смерти и искуплением человеческого рода от греха последним Адамом – Господом нашим Иисусом Христом:

Бы́сть первый человек Адам – в душу живу, последний Адам – в дух животворящ (1Кор.15:45).

Понеже бо человеком смерть бы́сть, и Человеком воскресение мертвых; якоже бо о Адаме вси умирают, такожде и о Христе вси оживут (1Кор.15:21–22);

Первый человек – от земли, перстен, вторый Человек – Господь с небесе. Яков перстный, такови и перстнии, и яков Небесный, тацы же и небеснии; и якоже облекохомся во образ перстнаго, да облечемся и во образ Небеснаго (1Кор.15:47–49).

Синаксарь Великого Пятка:

224 И̑дѣ́же оу҆́бѡ трꙋ́пъ, та́мѡ и҆ ѻ҆ре́лъ прїи́де хрⷭ҇то́съ, вѣ́чный цр҃ь, но́вый а҆да́мъ, ве́тхаго и҆ дре́вомъ па́дшаго а҆да́ма, дре́вомъ и҆сцѣлѧ́ѧй. [159, ч. 2]

Преподобный Беда Достопочтенный: «Велико расстояние (между первым и вторым Адамом). Ибо первый Адам, введенный в соблазн нечистым духом в виде змея, утратил радость Небесного Царства; второй же Адам, прославленный Святым Духом в виде голубки, отомкнул границы Небесного Царства и явил, что пламя меча, коим едемский страж преградил изгнанному первому Адаму вход в Рай, ныне будет погашено вторым Адамом, залитое водой второго рождения» [цит. по: 9, с. 124]

В богослужебных текстах Христос также нередко называется «Новым Адамом» или «Вторым Адамом».

Минея [103]:

225 Возопі́й дв҃де, что̀ клѧ́тсѧ тебѣ̀ бг҃ъ: ꙗ҆̀же мнѣ̀ клѧ́тсѧ, речѐ, и҆ и҆спо́лни оу҆́же́: ѿ плода̀ чре́ва моегѡ̀ да́вый дв҃и́цꙋ, и҆зъ неѧ́же содѣ́тель хрⷭ҇то́съ, но́вый а҆да́мъ роди́сѧ, цр҃ь на прⷭ҇то́лѣ мое́мъ: и҆ црⷭ҇твуетъ дне́сь, и҆мѣ́ѧй црⷭ҇тво недви́жимо. непло́ды ражда́етъ бцⷣꙋ, и҆ пита́тельницꙋ жи́зни на́шеѧ. (Рождество Богородицы, 1-й седален на утрени)

226 Дне́сь вторы́й а҆да́мъ хрⷭ҇то́съ показа̀ ра́й мы́сленный, но́вꙋю сїю̀ ски́нїю, приносѧ́щꙋю вмѣ́стѡ дре́ва зна́нїѧ, живоно́сное крⷭ҇та̀ ѻ҆рꙋ́жїе, пою́щымъ: благослови́те, всѧ̑ дѣла̀ гдⷭ҇нѧ, гдⷭ҇а. (13 сентября, канон Обновления храма Воскресения, песнь 8, тропарь 2)

Октоих [107].

Таких выражений немало содержится в каждом из восьми гласов. Приведем несколько примеров из 1-го гласа Октоиха:

227 Е̑́ѵинъ дре́внїй до́лгъ и҆спроси́ла є҆сѝ всепѣ́таѧ оу҆ и҆́же на́съ ра́ди ꙗ҆́вльшагѡсѧ но́вагѡ а҆да́ма... (воскресная утреня, канон крестовоскресен, песнь 4, богородичен)

228 Но́вый а҆да́мъ ѿ чи́стыхъ крове́й твои́хъ превѣ́чный бг҃ъ бы́сть вои́стиннꙋ, є҆го́же ны́нѣ молѝ, ѡ҆бетша́вшаго мѧ̀ ѡ҆бнови́ти... (воскресная утреня, канон богородичен, песнь 7, тропарь 3)

229 Но́въ а҆да́мъ ѿ чи́стыхъ крове́й твои́хъ быти и҆зво́лилъ є҆́сть, и҆́же пре́жде вѣ̑къ бг҃ъ... (утреня среды, канон богородичен, песнь 7, тропарь 2)

230 Но́въ а҆да́мъ вои́стиннꙋ бы́въ, а҆да́мовъ содѣ́телю, и҆́же клѧ́твꙋ

бо а҆да́мовꙋ є҆ди́нъ потреби́лъ є҆сѝ... (утреня субботы, канон заупокойный, песнь 7, тропарь 2)

Триодь [159, ч. 2]:

231 ...бл҃ослове́нъ є҆сѝ сп҃се въ мі́ръ прише́дый, сп҃стѝ а҆да́ма ѿ дре́внїѧ клѧ́твы, дх҃о́внѡ бы́въ чл҃вѣколю́бче но́вый а҆да́мъ, ꙗ҆́коже бл҃оволи́лъ є҆сѝ... (неделя Ваий, седален по 1-й кафисме на утрени)

232 Оу҆мерщвле́на дре́вле а҆да́ма зави́стнѡ, возво́диши къ животꙋ́ оу҆́мерщвле́нїемъ твои́мъ, но́вый, сп҃се, во пло́ти ꙗ҆вле́йсѧ а҆да́мъ. (Великая Суббота, похвалы на непорочных, стих 33)

233 Разрꙋши́сѧ пречтⷭ҇ый хра́мъ, па́дшꙋю же совозставлѧ́етъ ски́нїю: а҆да́мꙋ бо пе́рвомꙋ вторы́й, и҆́же въ вы́шнихъ живы́й, сни́де да́же до а҆́довыхъ сокро́вищъ. є҆го́же ѻ҆́троцы бл҃ослови́те, сщ҃е́нницы воспо́йте, лю́дїе превозноси́те во всѧ̑ вѣ́ки. (Великая Суббота, канон, песнь 8, тропарь 1)

Святитель Иоанн Златоуст: «Адам захотел стать Богом, но захотел невозможного. Его желание исполнил Христос. Ты хотел сделаться тем, чем не мог быть; Я хочу сделаться человеком и могу это сделать; Бог сделал дело прямо противоположное заблуждению Адама. Ты захотел того, что выше тебя; Я принимаю то, что ниже Меня; ты хотел равенства с Богом, Я становлюсь равным человеку. Ты захотел стать Богом, и Я не гневаюсь на это, так как Я хочу, чтобы ты стремился к богоравенству, но Я негодую на то, что ты захотел восхитить достоинство вопреки воле Владыки. Ты захотел стать Богом, и не мог; Я делаюсь человеком, и невозможное делаю возможным» [62, с. 807].

* * *

Итак, Церковное Предание учит о несомненном историческом существовании, как первородного Адама, так и Иисуса Христа.

Среди эволюционистов известны люди, исповедавшие безбожный материализм. Воинствующие атеисты доходили до прямого отрицания как существования библейского Адама, так и исторического Христа. Обоих считали не личностями, но «собирательными образами»: некий абстрактный «Адам» и некий мифологический «Иисус», которого «выдумали» церковники, чтобы одурманивать простой народ. Существует обширная атеистическая литература (крывелевы и губельманы), в которой содержится немало подобной эволюционистской чепухи. Обычно подобные мнения выдаются под видом «научных достоверных фактов», «новейших исторических открытий».

Православное отношение к этой теме, вне зависимости от подобных безосновательных заявлений таково: Церковь исповедует историческое существование первого Адама, равно как реальность евангельского Христа, пострадавшего «при Понтийстем Пилате».

3. Адам как прообраз Христа

Церковь обнаруживает связь Адама первозданного со Христом Спасителем, когда предлагает, так называемое, прообразовательное толкование Священного Писания. Этот способ восприятия библейского текста является традиционным в Православии, несмотря на известную его аллегоричность и неочевидность для людей новоначальных.

Отношение к Адаму первозданному как к прообразу Мессии – Христа восходит к святому апостолу Павлу:

Якоже единаго (то есть Адама) погребением во вся человеки вниде осуждение, такожде и Единаго (то есть Христа) оправданием во вся человеки вниде оправдание жизни… Да якоже царствова грех во смерть, такожде и благодать воцарится, правдою в жизнь вечную Иисус Христом Господем нашим (Рим.5:18, 21).

Богословская святоотеческая мысль детально проработала и раскрыла тему предызобразительного значения событий, связанных с ветхим Адамом по отношению к крестному искуплению нас Иисусом Христом.

При использовании аллегорических толкований следует избегать двух крайностей. С одной стороны, не следует воспринимать все тексты лишь буквально, отрицая духовное прообразовательное содержание библейских стихов. К этой крайности тяготеют многие протестанты.

С другой стороны, опасно выдумывать свои собственные оригинальные трактовки Священного Писания, особенно в тех случаях, когда они отрицают буквальный смысл библейского текста, принятый Православной Церковью. Таким порочным «творчеством» занимаются многие «телеологические эволюционисты», аллегорически трактующие повествование бытописателя о библейских днях творения.

Следует подчеркнуть, что прообразовательное толкование Ветхого Завета не исключает буквального понимания исторических библейских стихов, но, напротив, утверждает его, обогащает и придает ему важное дополнительное символическое значение.

Приведем некоторые образцы пророческо-мессианских толкований Святых Отцов на Книгу Бытия пророка Моисея.

Создание человека из девственной земли (Быт.2:7) – прообраз рождения Христа от Девы

Апостол Андрей Первозванный: «Как первый человек, введший через древо преступления смерть, был создан из чистой земли, так надлежало, чтобы от чистой Девы родился Христос, совершенный человек, Который есть вместе и Сын Божий, создавший первого человека» [46, с. 813] (30 ноября).

Священномученик Ириней Лионский: «Как сам первозданный Адам получил состав свой из земли невозделанной и еще девственной и был создан рукою Божьею, т.е. Словом Божиим; так и Сам Он Слово, восстановляя в Себе Адама, справедливо получил рождение для восстановления Адама от Марии, которая была еще Девою» [цит. по: 156, с. 1].

Святитель Амвросий Медиоланский: «Адам произошел из девственной земли, Христос – от Девы; оба произошли не от семени мужеского. Тот произошел от девы (земли) неповрежденной, Сей – от неприкосновенной» [цит. по: 156, с. 1].

Святитель Василий Великий: «Первый Адам получил бытие не от сочетания мужа и жены, но образован из земли; и последний Адам, обновляющий поврежденное первым, приял тело, образовавшееся в девической утробе, чтобы чрез плоть быть в подобии плоти греха (Рим.8:3)» [цит. по: 156, с. 2].

234 Пе́рвѣе ѿ землѝ со́зданъ бы́сть а҆да́мъ, пречтⷭ҇ыма рꙋка́ма вседержи́телѧ: ѿ тебѣ̀ же бцⷣе дв҃о роди́сѧ без̾ сѣ́мене но́вый а҆да́мъ, зижди́тель человѣ́чества. [107] (глас 5, четверток, канон повечерия, песнь 1, славник)

Рай (Быт.2:8) – прообраз Церкви

235 Ра́й дрꙋгі́й позна́сѧ цр҃ковь, ꙗ҆́коже пре́жде дре́во и҆мꙋ́щаѧ живоно́сное, крⷭ҇тъ тво́й гдⷭ҇и, и҆з̾ негѡ́же прикоснове́нїемъ безсме́ртїю причасти́хомсѧ. [159, ч. 1] (неделя Крестопоклонная, канон, песнь 5, тропарь 4)

Священномученик Киприан Карфагенский: «Церковь, которая выражает образ Рая, заключает внутри своих стен смоковницы… Она орошает эти деревья четырьмя реками, то есть четырьмя Евангелиями, через которые спасительным и небесным наводнением доставляет благодать крещения. Но разве может орошаться церковными реками тот, кто не пребывает внутри Церкви? Разве может испить от целительных и спасительных райских вод нечестивый, и самим собой проклятый, и страждущий вдали от райских источников, и изнемогающий от вечной жажды?» [«Послания», цит. по: 9, с. 75].

Тертуллиан: «Благость и большие наслаждения дала человеку: чтобы он, овладев всей землей, пребывал в приятнейшем месте и был перенесен в Рай, то есть из мiра в Церковь» [«Против Маркиона», цит. по: 9, с. 80].

Вдуновение Божие в Адама (Быт.2:7) – прообраз боговоплощения от Святого Духа

Святитель Амвросий Медиоланский: «Первый человек получает жизнь от вдуновения в него жизни Божественной: Иисус Христос воплощается по наитию Святого Духа и осенению силы Вышняго; тако писано есть, – говорит Апостол, – бы́сть первый человек Адам в душу живу, последний Адам в дух животворящ (1Кор.15:45). Первый человек от земли и неба, Второй – от неба и земли. Сей от Бога и Марии земной; тот от земли и Духа небесного» [цит. по: 156, с.1].

Наречение Адамом имен животным (Быт.2:19) – прообраз господства Христа над всем мiром

Святитель Амвросий Медиоланский: «Владычество первого человека над животными, данное ему предварительным благословением Божиим и выразившееся в наречении имен животным, прообразовало духовное владычество Христа над всем мiром, власть над небом и землею» [цит. по: 156, с. 2].

Сон Адама (Быт.2:21) – прообраз крестной смерти Христа

Блаженный Августин: «Тот сон мужа (Адама) означал смерть Христа, ребра Которого, когда Он висел бездыханным на Кресте, были пронзены копьем, и из них излились кровь и вода» [«О граде Божием», цит. по: 9, с. 88].

Святитель Иоанн Златоуст: «Сон первого Адама, наведенный на него Самим Богом, был прообразом происшедшей по воле Отца смерти Иисуса Христа – последнего Адама, источившего из ребра воду и кровь» [цит. по: 156, с. 2].

«Бог взял у Адама ребро не прежде, чем навел на него сон. Почему? Потому, что от ребра имел произойти грех, который вошел через жену. Пришел Спаситель, источая из ребра воду и кровь, – воду, омывающую от грехов, кровь, дающую нам таинство. Смотри на образ. Когда Адам уснул, было взято ребро, когда наступил сон для тела Христова, отверзлось, чтобы новою историею разрешить древнее печальное событие, – говорю о сне на кресте» [62, с. 797].

Нагота Адама в раю (Быт.2:25) – прообраз наготы Христа

Святитель Амвросий Медиоланский: «Христос без одежды восходит на крест именно потому, что как первый человек наг обитал в Раю, так и Второй Человек вошел в Рай» [цит. по: 156, с. 3].

Святитель Иоанн Златоуст: «После воскресения Христа в Нем восстановляется древний образ Адама, Он пребывает без одежд, но не нагим, а одетым. Воскрес Христос, и слагает с Себя одежды, в которые облекся Адам, был наг и нагим не казался» [62, с. 797].

236 Пра́ѻтецъ (Адам) вкꙋ́шъ ѿ дре́ва, ꙗ҆́кѡ позна́сѧ на́гъ и посра́мленъ, ли́ствїе смоко́вное взе́мъ препоѧ̀сасѧ: собо́рище бо ѡ҆бнаже́нное хрⷭ҇та̀ проѡбража́шесѧ. [159, ч. 2] (неделя Ваий, трипеснец на повечерии, песнь 8, тропарь 4)

Глас Господа Бога в раю пополудни (Быт.3:8) – прообраз последних времен

Священномученик Ириней Лионский: «Писание, обозначая имевшее быть, говорит, что когда Адам скрылся вследствие непослушания, Бог пришел к нему вечером (слав. «пополудни», рус. пер. «во время прохлады дня»), воззвал его и сказал ему: где еси? Это значит, что в последние времена то же Слово Божие пришло воззвать человека, напоминая ему о деяниях, живя в которых, он скрылся от Господа. Ибо, как тогда Бог говорил Адаму вечером, ища его, так и в последние времена тем же голосом взыскал и посетил род его» [цит. по: 156, с. 4].

Преподобный Ефрем Сирин: «Глас стоп, предшествовавший Богу и возвещавший осуждение Адамово, изображал тот глас Иоаннов, который должен предшествовать Сыну Божию, Емуже лопата в руце Его: и отребит гумно Свое, плевелы сожжет огнем, пшеницу же очистит, чтобы положить в житницу Свою (Мф.3:12)» [42, сс. 243–244].

Время грехопадения Адама (Быт.3:8) – прообраз дня и часа распятия Иисуса Христа Синаксарь Великого Пятка:

237 Но и҆ въ шесты́й ча́съ днѐ на крⷭ҇тѣ̀ пове́шенъ бы́сть: занѐ въ то́й ча́съ, ꙗ҆́коже глаго́лютъ, и҆ а҆да́мъ на ѿрече́нное дре́во рꙋ́цѣ просте́ръ коснꙋ́сѧ, и҆ оу҆́мре: подоба́ше бо во́ньже ча́съ сокрꙋше́нꙋ, въ то́й па́ки возсозда́тисѧ. [159, ч. 2]

Святитель Афанасий Великий: «В 6-й час распят Христос, ибо около вечера пал Адам» [цит. по: 156, с. 4].

Святитель Иоанн Златоуст: «Спаситель потерпел страдания в те самые часы, которые провел Адам от вкушения до суда, – от шестого часа до девятого. В шестой час он вкусил, – потому что таково правило природы; после шестого – сокрылся от Бога. Вечером пришел к нему Бог» [62, с. 807].

238 На и҆сто́чникъ прише́лъ є҆сѝ, и҆сто́чниче чꙋде́съ, въ шесты́й ча́съ, є҆́ѵинъ оу҆лови́ти пло́дъ: є҆́ѵа бо въ то́й и҆зы́де и҆з̾ раѧ̀, пре́лестїю ѕмі́евою. прибли́жи бо сѧ самарѧны́нѧ почерпстѝ во́дꙋ... [160]

(неделя 5-я по Пасхе, стихира 1-я Самаряныне на Господи, воззвах)

Тропарь 6-го часа:

239 И̑́же въ шесты́й де́нь же и҆ ча́съ, на крⷭ҇тѣ̀ пригвожде́й въ раѝ дерзнове́нный а҆да́мовъ грѣ́хъ, и҆ согрѣше́нїй на́шихъ рꙋкописа́нїе раздерѝ хрⷭ҇тѐ бж҃е, и҆ сп҃сѝ на́съ. [141]

Установление вражды между семенем жены и семенем змия (Быт.3:15) – прообраз появления Семени от Девы Марии

Священномученик Ириней Лионский: «Вражда между семенем жены и змия будет до тех пор, пока не придет Семя, предопределенное попрать главу его, Которое и родилось от Марии, ибо эту вражду Господь сосредоточил в Себе Самом, сделавшись человеком от жены и поправ его (змея)» [цит. по: 156, с. 5].

Святитель Епифаний Кипрский: «Тогда Он впервые предвозвещен был, ибо семени жены нигде не оказывается, поэтому не иначе, как иносказательно, к Еве относится вражда между раждаемым от нее и змием и бывшим в змие диаволом и завистию. Но все в совершенстве не может быть исполнено в Еве, а истинно имело быть исполненным в Семене святом, избранном, единственнейшем, явленном только от Марии, а не от сопряжения с мужем. Ибо Сын Ея пришел сокрушить дракона и извивающегося змия, бегущаго и говорящаго, что он овладел всей вселенной» [цит. по: 156, с. 4–5].

Святитель Филарет Московский: «Благовестие спасительного для нас воплощения Сына Божия начато Самим Богом в Раю, ибо там провозглашено Божие определение о победоносном Семени Жены, т.е. о рождении Спасителя от Девы, т.к. самим необычайным наименованием «Семенем Жены» указывается на чудесное рождение сына от жены без мужа, на рождение Христа-Богочеловека от Девы» [цит. по: 156, с. 5].

240 Оу҆мерщвле́нїе пе́рвѣе насади́вый тва́ри, ѕвѣ́рѧ ѕлодѣ́йственнагѡ воѡбра́жьсѧ въ є҆стество̀, ѡ҆мрача́етсѧ плотски́мъ прише́ствїемъ: оу҆́тру ꙗ҆́вльшꙋсѧ прирази́всѧ влⷣцѣ, сокрꙋши́ти свою̀ вражде́бнꙋю главꙋ́, [103] то есть по-русски: «Тот, кто изначала насадил смертность в твари, облекшись в естество коварного зверя (змея), сам помрачается пришествием (Христа) во плоти, приразившись к явившемуся свету (утру) – Владыке, для сокрушения собственной враждебной головы» (Богоявление, 2-й канон, песнь 3, тропарь 1).

Брак Адама и Евы (Быт.2:24) – прообраз союза Христа и Церкви

Блаженный Августин: «По моему разумению, сказанное вдобавок: Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей, и будут одна плоть (Быт.2:24), имеет тот исторический смысл, что так и происходит во всем роде человеческом. Но здесь заключено и пророчество, о котором вспоминает апостол, говоря: Посему оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви (Еф.5:31–32)» [цит. по: 9, с. 89].

Святитель Амвросий Медиоланский: «Если брак Адама и Евы есть великое таинство во Христе и Церкви, то, как Ева была костью от костей и плотью от плоти мужа своего (Быт.2:23), так и мы, несомненно, суть члены тела Христова, кость от костей и плоть от плоти Его» [цит. по: 9, с. 89].

Преподобный Беда Достопочтенный: «Откуда первый Адам, побежденный врагом, был изгнан с супругой, туда второй Адам, победитель врага, вернется с Церковью святых, как со Своей невестой» [«Гомилии на Евангелия», цит. по: 9, с. 124].

Райский сад (Быт.2:15) – прообраз Гефсиманского сада

241 Синаксарь Великого Пятка указывает на место страдания Христа Спасителя: Въ вертогра́дѣ же – ꙗ҆́кѡ и҆ а҆да́мъ въ раѝ. [159, ч. 2]

Святитель Афанасий Великий: «В саду началось страдание Христово, ибо в Раю пал Адам» [цит. по: 156, с. 5].

Вкушение запретного плода (Быт.3:6) – прообраз горького пития

242 Синаксарь Великого Пꙗтка: Го́рькое питїѐ – вкꙋше́нїе ѡ҆бразова́ше. [159, ч. 2]

Святитель Афанасий Великий: «Христос вкушает желчь, дабы уврачевать сладость горького удовольствия Адамова» [цит. по: 156, с. 5].

243 Же́лчи оу҆́бѡ вкусѝ, дре́внее вкꙋше́нїе и҆сцѣлѧ́ѧ, ны́нѣ же съ со́томъ ме́да, просвѣще́нїе подаѧ̀ хрⷭ҇то́съ пра́ѻц҃ꙋ, и҆ своѐ сла́дкое прича́стїе. [160] (неделя Фомина, 4-я песнь канона, 1-й тропарь).

Древо в Раю (Быт.2:9) – прообраз Креста

Синаксарь недели Крестопоклонной:

244 Поне́же крⷭ҇тъ дре́во живота̀ глаго́летсѧ и҆ є҆́сть, ѻ҆́но же дре́во посредѣ̀ раѧ̀ є҆де́ма насажде́но бѧ́ше. [159, ч. 1]

Синаксарь Великого Пятка: Крⷭ҇тъ – дре́во є҆́же въ раѝ. [159, ч. 2]

245 ...а҆да́мъ дре́ва ра́ди и҆спадѐ, и҆ па́ки дре́вомъ де́мѡни вострепета́ша: всеси́льне гдⷭ҇и, сла́ва тебѣ̀. [103] (Крестовоздвижение, стиховная стихира на Слава и ныне на малой вечерни)

Созвучных песнопений немало содержится в Постной Триоди [159, ч. 1]:

246 Дре́ва снѣ́дїю и҆ногда̀ и҆згна́ни бы́вше и҆з̾ раѧ̀, крⷭ҇то́мъ твои́мъ во́нь всели́хомсѧ (вторник 1-й седмицы Поста, 2-я стихира на

Господи, воззвах)

247 Грѧдѝ первозда́ннаѧ дво́ице (Адам и Ева), ли́ка ѿпа́дшаѧ го́рнихъ, за́вистїю человѣкоꙋбі́йцы, го́рькою сла́стїю дре́ва, дре́вле вкꙋше́нїемъ. сѐ всечестно́е вои́стиннꙋ дре́во предгрѧде́тъ, къ немꙋ́же прите́кше ра́достїю ѡ҆блобыза́йте, и҆ возопі́йте къ немꙋ́ съ вѣ́рою: ты̀ на́ше воззва́нїе, крⷭ҇те всечестны́й, дре́во бг҃обл҃же́нное, са́де нбⷭ҇ный: є҆гѡ́же плода̀ причасти́вшесѧ, нетлѣ́нїе оу҆́лꙋчи́хомъ, є҆де́ма пе́рваго прїе́мше и҆звѣ́стнѡ, и҆ ве́лїю млⷭ҇ть. (неделя Крестопоклонная, 4-я стихира на Господи, воззвах великой вечерни)

248 Ны́нѣ крⷭ҇тꙋ́ покланѧ́ющесѧ, всѝ воззове́мъ: ра́дꙋйсѧ, дре́во жи́зни. (понедельник 4-й седмицы Поста, 3-я стихира, на Господи, воззвах)

249 Дре́ва вкꙋси́въ а҆да́мъ не въ лѣ́потꙋ, невоздержа́нїѧ го́рцѣ плоды̀ ѡ҆б̾ѧ́тъ: возне́съ же сѧ на дре́во, сего̀ и҆зба́вилъ є҆сѝ ще́дре ѡ҆сꙋжде́нїѧ лю́тагѡ... (среда 5-й седмицы Поста, седален по 2-й кафисме на утрени)

250 Дре́вомъ дре́вле сме́рть ѡ҆брѣто́хомъ, ны́нѣ же па́ки жи́знь дре́вомъ крⷭ҇тнымъ. (вторник 5-й седмицы Поста, 2-я стихира на Господи, воззвах)

Святитель Григорий Богослов: «Христос возносится на древо и пригвождается; но восстанавливает нас древом жизни, но спасает распятого с Ним разбойника, но омрачает все видимое» [цит. по: 9, с. 70].

Святитель Кирилл Иерусалимский: «Сказано было Адаму: в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь (Быт.2:17). Ты ныне покорился вере, ныне тебе и спасение. Он пал, вкусив от древа; и ты посредством древа вводишься в Рай. Не бойся змея, не сокрушит он тебя, ибо пал он с неба. Не говорю тебе: ныне отойдешь ты, но: Ныне же будешь со Мною (Лк.23:43)» [цит. по: 9, с. 78–79].

Святитель Амвросий Медиоланский: «Древом мы умерли, древом ожили. Древо открыло нашу наготу, древо же покрыло нас листвием всепрощения. Древо породило терния и волчцы, древо произвело упование и спасение» [цит. по: 156, с. 6].

Простертые к запретному древу руки Адама – прообраз пригвожденных ко Кресту рук Христа

Святитель Григорий Богослов: «Для сего и древо против древа и руки – против руки; руки, говорю, мужественно простертые, против руки, простертой невоздержанием. Для сего вознесение (на крест) против падения, желчь – против сладости, смерть – против смерти, воскресение – для воскресения» [цит. по: 156, сс. 5–6].

251 Просте́рлъ є҆сѝ на крⷭ҇тѣ̀ хрⷭ҇тѐ твоѝ дла̑ни, рꙋкѝ пра́ѻтца (Адама) невоздержа́нное потреблѧ́ѧ: дре́вомъ же дре́ва и҆сцѣли́лъ є҆сѝ клѧ́твꙋ. тѣ́мже тѧ̀ пое́мъ во всѧ̑ вѣ́ки. [159, ч. 1] (пяток 3-й седмицы

Поста, 1-й трипеснец, песнь 8, тропарь 1)

252 На крⷭ҇тѣ̀ дла̑ни распросте́рлъ є҆сѝ, просте́ртыѧ дре́вле рꙋкѝ а҆да́мовы къ разꙋ́мномуꙋ са́дꙋ, ѿе́млѧ грѣ́хъ, за милосе́рдїе щедро́тъ, сло́ве бж҃їй пребл҃гі́й. [159, ч. 1] (среда 2-й седмицы Поста, 1-й трипеснец, песнь 3, тропарь 1)

253 Дре́вомъ крⷭ҇тнымъ пла́мень оу҆́вѧди́лъ є҆сѝ грѣха̀ хрⷭ҇тѐ: рꙋ́цѣ же распросте́ръ, рꙋкѝ и҆зба́вилъ є҆сѝ борца̀, неꙋдержа́ннѡ просте́ршаго рꙋ́цѣ къ снѣ́ди плода̀, є҆гѡ́же є҆ди́нагѡ бѣжа́ти вкꙋше́нїѧ оу҆ста́вилъ є҆сѝ, хрⷭ҇тѐ многомлⷭ҇тиве. [159, ч. 1] (пяток 4-й седмицы Поста, 1-й трипеснец, песнь 9, тропарь 1)

254 На крⷭ҇тѣ̀ дла̑ни распросте́рлъ є҆сѝ, и҆ пе́рсты бж҃е́ственныѧ ѡ҆кровави́въ, дѣ́ло рукꙋ́ твоє́ю влⷣко, а҆да́ма оу҆бі́йственныѧ рꙋкѝ и҆збавлѧ́ѧ, ꙗ҆́кѡ є҆ди́нъ бл҃гъ и҆ чл҃вѣколю́бецъ. [107] (глас 1, пяток, канон утрени, песнь 3, тропарь 1)

255 Дла̑ни на крⷭ҇тѣ̀ распросте́рлъ є҆сѝ, и҆сцѣлѧ́ѧй неꙋдержа́ннѡ просте́ртꙋю во є҆де́мѣ рꙋ́кꙋ первозда́ннагѡ (то есть Адама): и҆ твое́ю во́лею же́лчи вкꙋси́въ, и҆ сп҃слъ є҆сѝ хрⷭ҇тѐ ꙗ҆́кѡ си́ленъ, сла́вѧщыѧ твоѧ̑ страда̑нїѧ. [107] (глас 8, канон крестовоскресен, песнь 6, тропарь 1)

Завершим перечень прообразов, устанавливающих символически значимую связь между ветхозаветными и евангельскими сюжетами, словами великого вселенского учителя.

Святитель Иоанн Златоуст: «Чем победил человека диавол, тем же преодолел его Христос; взяв его орудия, Он ими и победил его… Дева, древо и смерть были знаками нашего поражения: девою была Ева, так как тогда она еще не познала мужа; древом было древо рая; смертию было наказание Адама. Но вот, опять дева, древо и смерть; эти знаки поражения сделались знаками победы. Вместо Евы – Мария; вместо древа познания добра и зла – древо креста; вместо смерти Адама – смерть Христова. Чем победил диавол, тем и сам побеждается. Чрез древо поразил диавол Адама; чрез крест преодолел диавола Христос; то древо низвергло в ад, это же древо и отшедших извлекло оттуда. И опять, то древо укрыло пленника обнаженнаго; это же древо с высоты открыло всем Победителя обнаженнаго. Также и смерть: на ту смерть осуждались те, кто будут жить после нея, эта же смерть воскресила и тех, кто жил прежде нея» [цит. по: 156, с. 6].

В службе великомученика Димитрия Солунского (26 октября) приводится такое сравнение:

256 За а҆да́ма, Гдⷭ҇ь, за є҆́ѵꙋ, ты̀, всечи́стаѧ, гаврїи́лъ же, за льсти́внаго ѕмі́ѧ, крⷭ҇тъ же за дре́во, вертогра́дъ гро́ба, вмѣ́стѡ є҆де́ма, ра́дꙋйсѧ, вмѣ́стѡ печа́ли, копїѐ, вмѣ́стѡ пла́меннагѡ ѻ҆рꙋ́жїѧ, и҆ багрѧни́ца, вмѣ́стѡ смоко́внагѡ ли́ствїѧ. тѧ̀ оу҆́бѡ пое́мъ, ѻ҆трокови́це, ꙗ҆́кѡ всѣ́хъ вино́внꙋ. (2-й канон Святого, песнь 8, богородичен) [103]

* * *

Мы видим, что богословской и литургической традицией Православной Церкви первозданный Адам с многих позиций осмыслен как прообраз Христа. При этом несомненным оказывается то, что Адам воспринимается всеми святыми Отцами как реальная историческая личность, а не «собирательный образ» или обобщенное «родовое понятие». Учителя Церкви сумели найти в скупых лаконичных свидетельствах Священного Писания об Адаме значимые символы и прообразы.

Само это стремление говорит о том, что Адам первозданный является ключевой и знаковой фигурой в истории рода человеческого, и прежде всего – в спасительных промыслительных действиях Господа Иисуса Христа. Тот факт, что многие события из жизни нашего праотца осмыслены Церковью как символические и прообразовательные по отношению к Иисусу Христу, нисколько не подвергает сомнению веру в историчность Адама (но, напротив, укрепляет ее). Это так, во-первых – потому что символическими являются многие действия Самого Спасителя; и, во-вторых – потому что прообразом исторического Лица может быть только историческое лицо.

Отрицание эволюционистами библейского свидетельства об историческом реальном существовании первого Адама с неизбежностью приводит к отрицанию тех эпизодов из Книги Бытия, которые осмыслены Церковью как прообразовательные по отношению ко Второму Адаму. А это, в свою очередь, обедняет и искажает учение об Иисусе Христе, имеющего прообразом праотца Адама. Таким образом, ущербу подвергается не только учение о библейском ветхом Адаме (и связанная с ним антропология), но и православное учение о Христе Спасителе (то есть христология и сотериология).

Наносится удар эволюционистами, между прочим, и по богослужебному литургическому Преданию Церкви, которое в праздничных стихирах и тропарях обильно использует прообразовательное толкование и осмысление текстов Священного Писания.

Без ветхозаветного основания иногда теряет всякий смысл насыщенное символическим содержанием значение многих евангельских эпизодов, на которые Священное Писание акцентирует внимание. К примеру:

Да сбудется Писание: кость не сокрушится от него; и паки другое Писание глаголет: воззрят Нань, егоже прободоша (Ин.19:36–37).

И сбыстся Писание, еже глаголет: И со беззаконными вменися (Ин.15:25).

Данные евангельские стихи свидетельствуют, соответственно, о трех сбывшихся на Голгофе мессианских пророчествах: (Исх.24:46), (Зах.12:10) и (Ис.53:12). Эти «детали» – несокрушимость костей Агнца Христа, взирание на Пронзенного копьем, распятие Его вместе с разбойниками – конечно, значимы сами по себе. Но евангелист сообщает не столько о самих событиях, сколько о том, что через эти эпизоды «сбыстся Писание». Эти указания драгоценны для нас, читателей Библии, поскольку выявляют связь между ветхозаветным прообразом и его новозаветным исполнением.

Точно так же многие евангельские эпизоды становятся понятными и глубоко значимыми, если их воспринимать с учетом того, что Адам, как учит нас Православная Церковь, является прообразом Иисуса Христа.

При этом, принятие учения эволюционизма, напротив, равнозначно подрыву всего стройного здания православного догматического учения, и вместе с тем – отвержению литургического наследия Церкви, воспевающего Христа как Второго Адама.

4. Богослужебные тексты – о связи двух Адамов

Для того чтобы выразить словами величие миссии Господа Иисуса Христа, Церковь сравнивает Его с праотцем Адамом. Значение многих евангельских эпизодов земной жизни Спасителя становится понятным именно благодаря сопоставлению их с библейскими эпизодами жизни первозданного Адама. Без этого сравнения иногда бывает трудно осознать, что сделал для нас Воплотившийся Сын Божий.

Эту связь можно явно почувствовать, осмысляя богословское содержание господских праздников.

Пасха [160]:

257 Сп҃се мо́й, живо́е же и҆ неже́ртвенное заколе́нїе, ꙗ҆́кѡ бг҃ъ са́мъ себѐ во́лею приве́дъ ѻ҆́ц҃ꙋ́, совоскреси́лъ є҆сѝ всеро́днаго а҆да́ма, воскре́съ ѿ гро́ба. (канон, песнь 6, тропарь 2).

258 Пло́тїю оу҆снꙋ́въ, ꙗ҆́кѡ ме́ртвъ цр҃ю̀ и҆ гдⷭ҇и, тридне́венъ воскре́слъ є҆сѝ, а҆да́ма воздви́гъ ѿ тлѝ, и҆ оу҆праздни́въ сме́рть: па́сха нетлѣ́нїѧ, мі́ра спасе́нїе. (эксапостиларий)

Вознесение [160]:

259 Взы́де бг҃ъ въ воскликнове́нїи, Гдⷭ҇ь во гла́сѣ трꙋ́бнѣ, є҆́же вознестѝ па́дшїй ѻ҆́бразъ а҆да́мовъ, и҆ посла́ти дх҃а оу҆тѣ́шителѧ, є҆́же ѡ҆свѧти́ти дꙋ́шы на́шѧ. (стихира на слава и ныне на стиховне)

260 Соше́дый съ нб҃сѐ на земна̑ѧ, и҆ до́лꙋ лежа́щїй во а҆́довѣ стра́жи, совоскреси́вый ꙗ҆́кѡ бг҃ъ а҆да́мовъ зра́къ, вознесе́нїемъ твои́мъ хрⷭ҇тѐ на нб҃са̀ возве́дъ, престо́лꙋ ѻ҆те́ческомꙋ твоемꙋ́ сосѣди́телѧ содѣ́лалъ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ ми́лостивъ и҆ человѣколю́бецъ.

(седален по полиелее)

Рождество Христово [103]:

261 Дне́сь а҆да́мъ воззва́сѧ ѿ пре́лести, и҆ ѿ мра́чныѧ сопроти́вника ле́сти: хрⷭ҇то́съ бо и҆з̾ дв҃ы воплоща́етсѧ ꙗ҆́кѡ чл҃вѣ́къ, и҆́же а҆да́ма ѡ҆бнови́въ, ѿѧ́тъ клѧ́твꙋ дв҃ою. лю́дїе рце́мъ: бл҃ослове́нъ прише́дый, бж҃е на́шъ, сла́ва тебѣ̀. (служба предпразднства 24 декабря, 4-я стихира на хвалитех)

262 Весели́сѧ і҆ерⷭ҇ли́ме, торжествꙋ́йте вси лю́бѧщїи сїѡ́на: дне́сь вре́менный разрѣши́сѧ соꙋ́зъ ѡ҆сꙋжде́нїѧ а҆да́мова, ра́й на́мъ ѿвѣ́рзесѧ, ѕмі́й оу҆́праздни́сѧ... пленицы̑ грѣхѡ́вныѧ разрѣша́ѧ пелена́ми, и҆ млⷣнства ра́ди, є҆́ѵины врачꙋ́етъ ꙗ҆̀же въ печа́лехъ бѡлѣ́зни. да ликовствꙋ́етъ оу҆́бѡ всѧ̀ тва́рь, и҆ да и҆гра́етъ: ѡ҆бнови́ти бо ю҆̀ прїи́де хрⷭ҇то́съ, и сп҃стѝ дꙋ́шы на́шѧ. (славник на стиховне)

Богоявление [103]:

263 Кр҃ща́етсѧ хрⷭ҇то́съ, и҆ восхо́дитъ ѿ воды̀ совозво́дитъ бо съ собо́ю мі́ръ, и҆ зри́тъ разводѧ̑щаѧсѧ нб҃са̀, ꙗ҆̀же а҆да́мъ затворѝ себѣ̀ и҆ сꙋ́щымъ съ ни́мъ. и҆ дх҃ъ свидѣ́тельствꙋетъ бж҃ество̀... (4-я стихира на литии)

264 А҆да́ма и҆стлѣ́вшаго ѡ҆бновлѧ́етъ стрꙋѧ́ми і҆ѻрда́нскими: и҆ ѕмїє́въ главы̑ гнѣздѧ́щихсѧ сокрꙋша́етъ цр҃ь вѣкѡ́въ Гдⷭ҇ь, ꙗ҆́кѡ просла́висѧ. (2-й канон, песнь 1, тропарь 1)

Вход Господень в Иерусалим [159, ч. 2]:

265 Съ ве́твьми воспѣ́вше пре́жде, съ древесы̀ послѣдѝ ꙗ҆́ша хрⷭ҇та̀ бг҃а, небл҃ода́рнїи і҆ꙋде́є. мы́ же вѣ́рою непрело́жною при́снѡ почита́юще ꙗ҆́кѡ бл҃одѣ́телѧ, вы́нꙋ вопїе́мъ є҆мꙋ̀: бл҃ослове́нъ є҆сѝ грѧды́й а҆да́ма воззва́ти. (ипакои)

266 ...не ктомꙋ́ на на́съ вмѣсти́тсѧ ме́чь: твоѧ̑ бо ре́бра прободꙋ́тсѧ копїе́мъ. тѣ́мже ра́дꙋющесѧ глаго́лемъ: бл҃ослове́нъ грѧды́й а҆да́ма воззва́ти. (икос)

Преображение [103]:

267 Дне́сь хрⷭ҇то́съ на горѣ̀ ѳавѡ́рстѣй а҆да́мово премѣни́въ ѡ҆чернѣ́вшее є҆стество̀, просвѣти́въ бг҃осодѣ́ла. (1-я стихира на стиховне малой вечерни)

268 ...на сїю́ бо возше́дъ го́рꙋ сп҃се со оу҆́ч҃нкѝ твои́ми, ѡ҆чернѣ́вшее а҆да́мово є҆стество̀, преѡбра́жьсѧ ѡ҆блиста́ти па́ки сотвори́лъ є҆сѝ...

(2-я стихира на стиховне великой вечерни)

Крестовоздвижение [103]:

269 Прїиди́те всѝ ꙗ҆зы́цы, бл҃ослове́нномꙋ дре́вꙋ поклони́мсѧ, и҆́мже бы́сть вѣ́чнаѧ пра́вда: пра́ѻтца бо а҆да́ма прельсти́вый дре́вомъ...

(стихира на Слава и ныне на «Господи, воззвах» великой вечерни)

270 ...ра́дꙋйсѧ крⷭ҇те, па́дшагѡ а҆да́ма соверше́нное и҆збавле́нїе... (из 1-й стихиры на поклонение Кресту)

Связь Христа с Адамом раскрывается во многих богослужебных текстах.

Октоих [107]:

271 И̑́мже ѡ҆́бразомъ плѣни́лъ є҆́сть вра́гъ а҆да́ма дре́вомъ снѣ́днымъ: та́коже гдⷭ҇и, са́мъ плѣни́лъ є҆сѝ ты̀ врага̀ дре́вомъ крⷭ҇тнымъ, и҆ стрⷭ҇тїю твое́ю: на се́ бо прише́лъ є҆сѝ вторы́й а҆да́мъ (Христос), взыска́ти заблꙋ́ждшаго, и҆ ѡ҆живи́ти оу҆́ме́ршаго: бж҃е сла́ва тебѣ̀. (глас 2, среда утро, 1-й седален, тропарь 2)

272 А҆да́мово рꙋкописа́нїе копїе́мъ твои́мъ раздра́лъ є҆сѝ, того̀ написꙋ́ѧ въ кни́зѣ живы́хъ чл҃вѣколю́бче. (глас 2, среда, 3-я блаженна)

Постная Триодь [159, ч. 2]:

273 Стра́шное и҆ пресла́вное та́инство дне́сь дѣ́йствꙋемо зри́тсѧ: неѡсѧза́емый оу҆держава́етсѧ: вѧ́жетсѧ, разрѣша́ѧй а҆да́ма ѿ клѧ́твы: и҆спытꙋ́ѧй сердца̀ и҆ оу҆трѡ́бы, непра́веднѡ и҆спытꙋ́етсѧ... (Великий Пяток, стихира на «и ныне» на «Господи, воззвах»)

274 Да ра́дꙋетсѧ тва́рь, да веселѧ́тсѧ всѝ земноро́днїи, вра́гъ бо плѣни́сѧ а҆́дъ: съ мѵ́ры жєны̀ да срѣта́ютъ, а҆да́ма со є҆́ѵою и҆збавлѧ́ю всеро́дна, и҆ въ тре́тїй де́нь воскрⷭ҇нꙋ. (Великая Суббота, канон, песнь 9, тропарь 3)

275 На зе́млю сше́лъ є҆сѝ, да спасе́ши а҆да́ма, и҆ на землѝ не ѡ҆брѣ́тъ сегѡ̀ влⷣко, да́же до а҆́да снизше́лъ є҆сѝ и҆щѧ́й. (Великая Суббота, похвалы на непорочных, стих 25)

276 Оу҆боѧ̀сѧ а҆да́мъ, бг҃ꙋ ходѧ́щꙋ въ раѝ: ра́дꙋетсѧ же, ко а҆́ду соше́дшꙋ, пады́й пре́жде, и҆ ны́нѣ воздвиза́емь. (Великая Суббота, похвалы на непорочных, стих 88)

277 А҆да́ма и҆ є҆́ѵꙋ свободи́ти, мт҃и не рыда́й, сїѧ̑ страждꙋ̀. (Великая

Суббота, похвалы на непорочных, стих 161)

Цветная Триодь [160]:

278 Гдⷭ҇ь воскре́се плѣни́вый врага̀, и҆ оу҆́зники исто́ргнꙋвъ, возведѐ всѧ̑, и҆ первозда́ннаго а҆да́ма, того̀ возставлѧ́ѧ, ꙗ҆́кѡ бл҃оꙋтро́бенъ и҆ чл҃вѣколю́бецъ бг҃ъ. (неделя Жен Мироносиц, канон, песнь 6, тропарь 6)

279 Вои́стиннꙋ воскре́се хрⷭ҇то́съ, плѣне́нъ бы́сть а҆́дъ, оу҆́мертви́сѧ ѕмі́й, изба́висѧ а҆да́мъ, потрѧсо́шасѧ до́льнїи: что не вѣ́рꙋете про́чее, вразѝ и҆ престꙋ̑пницы; (неделя Жен Мироносиц, канон, песнь 8, тропарь 9)

Мы видим, что между Адамом первозданным и Иисусом Христом – Вторым Адамом – имеется глубокая и неразрывная связь. В сопоставлении двух Адамов просматриваются не случайные совпадения, но Промысл Божий, давший свободу Своему первому творению и исправивший его грех Своим умалением. В Символе веры Церковь исповедует Христа, «воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы».

280 Господь – па́стырь, и҆́же во а҆да́мовꙋ ко́жꙋ ѡ҆бо́лксѧ вои́стиннꙋ [107] (глас 1, канон богородичен, песнь 7, тропарь 2).

281 Да а҆да́мовꙋ потреби́ши клѧ́твꙋ, пло́ть на́шꙋ прїе́млеши кромѣ̀ сквѣ́рны... [159, ч. 1] (неделя Крестопоклонная, 2-я стихира на «Господи, воззвах» малой вечерни).

282 Хотѧ̀ рꙋкоположе́нїе а҆да́ма первозда́ннагѡ ѿѧ́ти до конца̀ всеболѣ́зненное чл҃вѣколю́бче, ꙗ҆́кѡ созда́тель а҆да́мовъ, гвоздьмѝ пригвозди́сѧ, безгрѣ́шне хрⷭ҇тѐ, и҆ копїе́мъ бж҃е́ствєннаѧ твоѧ̑ ре́бра оу҆́ѧзви́въ на́съ ра́ди, возбранѧ̀еши сло́ве ѻ҆рꙋ́жїю пла́менномꙋ, не бранити́ на́мъ вхо́да твои̑мъ рабѡ́мъ. тѣ́мъ же славосло́вѧще тѧ̀, пое́мъ держа́вꙋ твою̀, и҆ крⷭ҇тъ тво́й чти́мъ, и҆ воспѣва́емъ чл҃вѣколю́бче, и҆́мже всѧ́ко є҆стество̀ ѡ҆брѣ́те неболѣ́зненное достоѧ́нїе и҆ ве́лїю млⷭ҇ть. [107] (глас 5, вечерня вторника, 4-я стихира на «Господи, воззвах»).

Если бы не существовал первозданный Адам, но род человеческий вырастал как отрасль эволюционного древа из животного мiра, то была бы совершенно напрасна и безсмысленна искупительная Голгофская жертва Христа.

Если бы первый Адам не был создан безсмертным и не жил в Раю – как мог бы Христос вернуть ему то, чего он не имел: жизнь вечную и райское достоинство?

* * *

Богослужебная традиция Православной Церкви на страницах Октоиха, Минеи и Триоди изящно и глубоко раскрывает значимость связи Иисуса Христа, Сына Человеческого с Адамом первозданным – эту догматическую вероучительную тему. Эволюционистское же мiровоззрение несовместимо со святоотеческим прочтением Библии. Эволюционисты отрицают существование перстного Адама. Церковь, напротив, не только признает его историчность, но также исповедует реальную связь между ним и его Небесным Спасителем. Вера в эволюционное происхождение человека несовместима с литургическим наследием нашей Церкви.

Добавим к сказанному, что весьма значимым в православной иконографии является образ Воскресения Христова, именуемый «Сошествие во ад». На Пасху и во всякий воскресный день эта икона является в каждом храме центральной. На ней изображен Иисус Христос, изводящий из преисподней воскрешенных праотца нашего Адама и праматерь нашу Еву (и вместе с ними других ветхозаветных праведников и пророков). На этой иконе связь Адама и Христа выражена наиболее наглядно. Создатель Адама за руку выводит его из ада. Если бы не воскрес Христос, Адам бы навеки остался во мраке. Если бы не было Адама как реальной исторической личности – кого бы вывел из преисподней Иисус? Кому бы Он протянул Свою спасительную руку? Кому была бы польза от жертвы Богочеловека и чуда Его Воскресения? Адам спасен благодаря Христу. Господь является Спасителем потому, что, как сказано в Катихизисе, Он действительно спас потомков Адама «от греха, проклятия и смерти» [174, с. 42].

Из сказанного в данной главе вытекает, что отрицание существования библейского Адама или искажение его исторического облика приводит к неизбежному последствию: будет умален или искажен образ Христа как второго Адама. Для отвергающих существование Адама естественно ожидать отрицание исторического Спасителя. Равно как и обратно: для тех, кто не верует в евангельского Иисуса Христа, нет мотивов испытывать почтение к праотцу Адаму. Либо, как утверждает Церковь, оба Адама были реальными личностями (и второй есть Спаситель первого) – либо, как говорят атеисты, обоих не существовало.

Эволюционисты не представляют собой единого монолитного сообщества. Большинство из них причисляет себя к атеистическому мiровоззренческому лагерю. Естественно, что эволюционисты такого толка отрицают существование Адама первозданного, считая его мифологемой или выдумкой; а про Иисуса из Назарета могут иметь мнение, весьма отличное от того, что утверждается в православном Символе веры.

Сторонники так называемого «божественного» или «телеологического» эволюционизма также отрицают реальность создания Адама из праха земного. Но обычно они стараются обходить стороной вопросы о Христе и его связи с Адамом перстным. Эта тема – неудобная и нежелательная для «христианских эволюционистов». Такая позиция лишь подтверждает непоследовательность (в лучшем для них случае – «неполноту») и искаженное ущербное восприятие ими православного учения.

Во всяком случае, отрицание связи Христа с первозданным Адамом ставит безответный вопрос – ради кого Господь совершил свой подвиг? Если Адама не было, Христос не сделал ничего значимого (не спас Адама). Если Адам существовал, но был не таким, как он описал в Библии, Христос также должен быть не таким, как о Нем свидетельствует церковное догматическое вероучение. В обоих случаях выходит не православная, а еретическая позиция, и выхода из этого тупика для эволюционистов нет.

Единственным решением можно считать принятие, как учит Православная Апостольская Церковь, глубокой нерасторжимой связи двух реальных лиц – согрешившего первозданного Адама и его (равно как нашего общего) Спасителя Иисуса Христа – Второго Адама.

Глава 10. О праматери Еве и Пресвятой Богородице

1. О создании Евы из ребра Адама

Отрицание существования исторического Адама вполне логично приводит эволюционистов к отрицанию созданной из мужнего ребра праматери нашей Евы. Так, Тейяр де Шарден пишет:

«Единственная поправка состоит в замене чрева нашей общей матери Евы коллективной «матрицей» и наследственностью; а это попутно приводит нас к освобождению от обязанности, с каждым днем все более обременительной, производить весь род человеческий от одной пары» [184, с. 228].

Заметим, что Тейяр считает «обременительной обязанностью» производить человеческий род «от одной пары», в то время как апостольская традиция без смущения приняла «более сильное» логически утверждение, производя человеческий род от единыя крове (Деян.17:26), то есть «от одного человека».

Для эволюционистов, на самом деле, не является удовлетворительным указание на одну пару первых людей. Научные соображения требуют более широкого генетического спектра предшественников:

«Многие антропологи, и притом некоторые видные, полагают, что черешок нашей расы образовался из некоторых близких, но различных пучков. Как в человеческой интеллектуальной среде, достигшей определенной степени подготовленности и напряжения, одна и та же идея может возникнуть одновременно во многих местах; так, считают они, в «антропоидном слое» плиоцена человек должен был (и фактически это общий механизм всякой жизни) появиться одновременно в различных районах» [185, с. 152].

Следует сказать со всей определенностью, что к догматическому учению Православной Церкви приведенные эволюционистские суждения не имеют никакого отношения.

* * *

Священное Писание так повествует о создании жены из ребра Адама: И наложи Бог изступление на Адама, и успе: и взя едино от ребр его, и исполни плотию вместо его. И созда Господь Бог ребро (по-еврейски – צלע – цела, «ребро», «бок», «сторона»), еже взя от Адама, в жену, и приведе ю ко Адаму (Быт.2:21–22).

В книге «Православно-догматическое богословие» архиепископ Макарий отмечает: «Это повествование Моисеево надобно понимать в смысле истории, а не в качестве вымысла или мифа – как толкуют ныне богословы-рационалисты на западе» [92, с. 427].

В Православном Катихизисе об этом сказано так: Бог «взял у Адама во время сна ребро, из него создал первую жену – Еву» [174, с. 34].

В Требнике в Последовании венчания о создании жены из ребра говорится вполне буквально: «Боже Пречистый, и всея твари Содетелю, ребро праотца Адама за Твое человеколюбие в жену преобразивый, и благословивый я…» [158] (молитва 1-я).

«…и взем едино от ребр его (Адама), создал еси жену, юже видев Адам рече: сия ныне кость от костей моих и плоть от плоти моея» [там же] (молитва 2-я).

Блаженный Августин: «Женщина представляет собою такое же творение Божие, что и мужчина. То, что она произошла от мужа, указывало на их единство, а что произошла именно таким образом, это, как сказано, было образом Христа и Церкви» [«О граде Божием», цит. по: 9, с. 88].

В православной традиции никогда и никто не оспаривал укорененное в Священном Писании учение о создании Богом жены из ребра Адама. Напротив, многие святые Отцы высказывали свое согласие с ним.

Святитель Кирилл Иерусалимский: «Кем рождена вначале Ева? Какая матерь зачала ее безматернюю? Писание говорит, что произошла она из ребра Адамова. Итак, Ева из мужеского ребра рождается без матери» [79, с. 138].

Преподобный Ефрем Сирин: «Когда во мгновение ока Адамово извлечено ребро, и также мгновенно заняла место его плоть, и обнаженная кость прияла полный вид и всю красоту жены: тогда Бог приводит и представляет ее Адаму» [цит. по: 136, с. 469].

Святитель Севериан Габальский: «Благодаря чему Адам не испытал страдания? Почему не почувствовал боли? Достаточно вырвать один волос из тела, чтобы ощутить боль даже человеку, пребывающему в глубоком сне, поскольку спящий просыпается от боли. То же испытывает любая часть тела, а здесь вырывается небольшое ребро – так почему же спящий не просыпается? Он не лишается жизни, и ребро было вырвано не для того, чтобы он проснулся. Однако Писание, желая кратко объяснить действия Творца, говорит, что ребро «было взято"» [«О творении мiра», цит. по: 9, с. 85].

Святитель Феофил Антиохийский: «Жену для Адама Бог сотворил из ребра его» [цит. по: 92, с. 428].

Веру в сотворение Евы из ребра Адама исповедовали не только мужи-христиане, но также жены, среди которых были и вдохновленные этой верой на подвиг святые мученицы.

Мученица Руфина молилась: «Боже, создавый человека и из ребра его сотворивый жену, повели, да и я пойду тем же путем, которым пошел муж мой, и, разрешив меня от этого кратковременного жития, приими в вечные Твои обители!» [46, с. 46] (2 сентября).

Учение о сотворении жены из ребра Адама не является «естественным» и очевидным. Это – вопрос догматический и таинственный, находящийся выше человеческого разумения. Не случайно здесь действовали не силы природы, не ангелы, даже не Адам (который пребывал в крепком сне – см.: Быт.2:21), но Сам Бог.

Святитель Григорий Палама: «Из Адамова ребра каким образом стал опять человек? как эта кость вытянулась и разделилась и приладилась и сочеталась? каким образом из этой кости произошли внутренние органы и различные железные выделения и все прочее? Итак, если бы кто поставил такие вопросы Моисею, он бы не более сказал того, что это был Бог, Кто взял прах земли и создал Адама, и взял одно из ребер его и сотворил Еву; так что – Кто был создавший, он сказал; но каким образом это произошло, не сказал» [28, с. 138].

В Православном Катихизисе поясняется, для чего Ева создана из ребра Адамова: «Для того чтобы весь род человеческий, по своему происхождению, был бы одним телом и чтобы потому человеки естественно склонны были любить и беречь друг друга» [174, с. 35].

Действительно, согласно библейскому свидетельству, все люди являются потомками одного человека Адама, первоначально созданного Богом, ибо Он сотворил есть от единыя крове язык человечь жити по всему лицу земному (Деян.17:26).

При этом апостол Павел уточняет: Оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей, и будета два в плоть едину (Еф.5:31). Следовательно, жена несет в себе не какое-либо иное независимое духовное или физическое начало, но составляет одну плоть с мужем, подтверждая тем самым, что взята от мужа (Быт.2:23). Это дает основание апостолу говорить: Тако должни суть мужие любити своя жены, яко своя телеса; любяй бо свою жену, себе самаго любит (Еф.5:28). Таким образом, род человеческий имеет единую природу.

Святитель Амвросий Медиоланский: «Не напрасно жена создана не из той же персти, из которой образован Адам, но из ребра самого Адама: да ведаем, что в муже и жене одна телесная природа, и что один источник человеческого рода, и потому не двое от начала сотворены – муж и жена, и не две жены, но прежде муж, а потом от него жена» [цит. по: 92, с. 428].

Из этого вытекает важнейший вероучительный тезис о спасении во Христе всех сущих от Адама людей – и мужей, и жен: Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся. Несть иудей, ни еллин; несть раб ни свободь; несть мужеский пол, ни женский; вси бо вы едино есте о Христе Иисусе (Гал.3:27–28). Если бы Ева оказалась «иной породы», имела бы другую плоть и другую кровь, то она и ее потомки остались бы вне спасения.

Христос как Второй Адам есть, по слову апостольскому, Глава Церкви, и Той есть Спаситель тела (Еф.5:23), а тело Евы изначально было создано из тела Адама.

Святые Отцы краткому библейскому эпизоду о создании жены придали большое догматическое и символическое значение. Действительно, в Священном Писании слово «ребро» упоминается применительно лишь к двум сюжетам – сотворению жены и смерти Иисуса Христа на Крестном древе, когда един от воин копием ребра Ему прободе, и абие изыде кровь и вода (Ин.19:34).

Синаксарь Великого Пятка определяет символическую связь между этими двумя эпизодами – ветхозаветным и новозаветным:

283 Пронзє́наѧ рє́бра: а҆да́мово ѡ҆бразова́хꙋ ребро̀, ѿ негѡ́же – є҆́ѵа, ѿ неѧ́же – престꙋпле́нїе. [159, ч. 2]

Святитель Афанасий Великий: «Поражается копием в ребра, дабы исцелить ребро Адама» [цит. по: 156, с. 5].

Блаженный Августин: «А что в начале человеческого рода женщина была сотворена из кости, взятой из ребер спящего мужа, то это событие должно было служить пророчеством о Христе и Церкви. Ибо тот сон мужа означал смерть Христа, ребра Которого, когда Он висел бездыханным на Кресте, были пронзены копьем, и из них излились кровь и вода. Это мы и считаем таинствами, которыми созидается Церковь. Писание употребляет именно это выражение: в нем мы читаем не – «образовал» или «сотворил», но – создал из него жену. Поэтому и апостол говорит о созидании тела Христова (Еф.4:12), которое есть Церковь» [«О граде Божием», цит. по: 9, с. 88].

Блаженный Иероним Стридонский: «В Писании говорится: И взял Господь ребро из бока Адама, и воздвиг из него женщину. Уразумей, что означает это воздвиг. «Воздвижением"… обычно называют только сооружение большого дома; и сотворение женщины из ребра Адама означает, согласно авторитету апостола, Христа и Церковь. Поэтому и сказано, что Бог воздвиг из ребра женщину.

Мы выслушали сказанное о первом Адаме; теперь перейдем ко второму (Адаму) и посмотрим, каким образом из Его ребра воздвигается Церковь. Бок Господа Спасителя, висящего на Кресте, пронзило копье, и оттуда излились кровь и вода. Хотите знать, как из воды и крови воздвигается Церковь? Сначала, через крещение, водою смываются грехи, затем, кровью мучеников, венчается воздвижение Церкви» [«Трактат на псалмы», цит. по: 9, с. 88].

Тема связи ребра Адамова и ребра Христова является одной из центральных в богослужении Великой Субботы, где она встречается в различных стихах Похвалы на непорочных:

284 Въ ре́бра прободе́нъ былъ є҆сѝ, ребро̀ взе́мый а҆да́мле, ѿ негѡ́же є҆́ѵꙋ созда́лъ є҆сѝ, и҆ и҆сточи́лъ є҆сѝ то́ки чисти́тєльныѧ. (стих 39)

285 Оу҆снꙋ́ а҆да́мъ, но сме́рть и҆з̾ ре́бръ и҆зво́дитъ: ты́ же ны́нѣ оу҆́снꙋ́лъ є҆сѝ сло́ве бж҃їй, и҆сточа́еши ѿ ре́бръ твои́хъ мі́рови жи́знь. (стих 109)

286 Пробода́ешисѧ въ ре́бра, и҆ пригвожда́ешисѧ влⷣко рꙋка́ми, ꙗ҆́звꙋ ѿ ребра̀ ты̀ и҆сцѣлѧ́ѧ, и҆ невоздержа́нїе рꙋ́къ пра́ѻтєцъ. (стих 128)

Эта тема встречается и в других богослужебных текстах.

Триодь [159]:

287 ...Копїе́мъ твоѧ̑ ѿвѣ́рзлъ долготерпѣли́ве ре́бра, побѣжде́нїе ѿ ре́бръ прозѧ́бшее (то есть от Евы) и҆спра́вилъ є҆сѝ на́мъ. тѣ́мже бл҃одарѧ́ще пое́мъ бл҃оꙋтро́бїе твоѐ. (пяток Сырный, 1-й трипеснец, песнь 9, тропарь 4)

288 И̑з̾ небра́чныѧ проше́дъ, и҆ прободе́нъ въ ре́бра содѣ́телю мо́й, и҆з̾ неѧ̀ содѣ́лалъ є҆сѝ ѡ҆бновле́нїе є҆́ѵино, а҆да́мъ бы́въ, оу҆́снꙋ́въ па́че є҆стества̀ сно́мъ є҆сте́ственнымъ, и҆ жи́знь воздви́гнꙋвъ ѿ сна̀ и҆ тлѣ́нїѧ, ꙗ҆́кѡ всеси́ленъ. (Великая Суббота, канон утрени, песнь 5, тропарь 3)

Октоих [107]:

289 Въ ре́бра прободе́нъ былъ є҆сѝ копїе́мъ влⷣко, и҆справлѧ́ѧ ре́бренное поползнове́нїе (примечательно, что здесь Ева называется «ребром», а ее проступок – «ребренным поползновением»), на дре́во возне́слсѧ є҆сѝ, дре́вле бѣдꙋ́ прїе́мшаго дре́ва плодо́мъ, въ ра́й вводѧ̀ съ разбо́йникомъ бл҃оразꙋ́мнымъ. (глас 1, пяток, канон утрени, песнь 3, тропарь 2)

290 Копїе́мъ въ ребро̀ твоѐ, ѽ хрⷭ҇тѐ мо́й, прободе́нъ бы́въ, ѿ ребра̀ человѣ́ча созда́ннꙋю (то есть Еву), гꙋби́тельства всѣ̑мъ человѣ́кѡмъ бы́вшꙋю хода́таицꙋ, клѧ́твы свободи́лъ є҆сѝ. (глас 3, канон крестовоскресен, песнь 5, тропарь 1)

291 И̑́же ѿ ребра̀ созда́вый є҆́ѵꙋ пре́жде на́шꙋ прама́терь, и҆з̾ пречтⷭ҇агѡ твоегѡ̀ чре́ва въ пло́ть ѡ҆дѣва́етсѧ, є҆́юже сме́рти крѣ́пость, чⷭ҇таѧ, разрꙋшѝ. (глас 6, 2-й канон субботний, песнь 1, богородичен)

Заметим, что приведенное толкование, связывающее сюжеты Ветхого и Нового Заветов через ключевое понятие ребро, является вполне символическим. При этом Церковь говорит об обоих событиях – создании жены и пронзении ребра копьем – как о реальных, действительных, исторических. Символическое же прочтение дает глубину духовного осмысления и протягивает таинственные параллели между страницами Священного Писания.

* * *

Совершенно иное, негативное отношение к символическому прочтению библейского текста мы встречаем у неверующих людей, которыми часто оказываются скептики-эволюционисты. Они часто объявляют непонятный для них священный текст «аллегорией» для того, чтобы не принимать его прямой буквальный смысл. При этом они выкрадывают из библейского символа его реальное содержание, превращая его в фикцию.

Но такое отношение к священному тексту как к «аллегории» и безсодержательному «символизму» ставит критиков вне православной традиции и приводит их к противоречию с Преданием святых Отцов.

2. О вторичности Евы по отношению к Адаму

Прежде бурных достижений генетики во второй половине XX века ученые-эволюционисты не много могли сказать о приоритетах в соотношении полов у истока человеческого рода. Популярным было лишь умозрительное учение об эпохах «матриархата» и «патриархата».

После успешного развития молекулярной биологии выяснилось, что «митохондриальная Ева» примерно на 100 тысяч (эти цифры, видимо, еще не раз будут уточняться) лет древнее «Y-хромосомного Адама». Поэтому они составляли собой не счастливую супружескую пару, но пра-пра- (несколько тысяч раз) -пра-прабабушку и внука. Таким образом, теория «матриархата» получила убедительное «научное» подтверждение: «Ева» (хранительница очага) оказалась первичнее «Адама» (воина и добытчика-охотника).

* * *

Назовем еще одну параллель между ветхозаветным свидетельством о сотворении жены из ребра Адама и его новозаветном осмыслением.

Морально-этический вывод о жене, который делает Церковь из догматического утверждения о том, что от мужа своего взята бы́сть сия (Быт.2:23), заключается в подчиненном, вторичном положении ее в семье и в обществе. Жена изначально – помощница мужу: Сотворим ему помощника по нему (Быт.2:18).

В соответствии с библейским повествованием о порядке создания жены после мужа писал святой апостол Павел: Адам бо прежде создан бы́сть, потом же Ева; и Адам не прельстися, жена же прельстившися, в преступлении бы́сть (1Тим.2:13–14).

Эта мысль предельно четко раскрыта в Новом Завете: Несть бо муж от жены, но жена от мужа; ибо не создан бы́сть муж жены ради, но жена мужа ради (1Кор.11:8–9).

Тертуллиан: «Благость сотворила и помощника человеку, чтобы не было ничего неблагого. Ибо не хорошо быть человеку одному (Быт.2:18). Он знал, что пол Марии будет на благо человеку, а потом – и Церкви» [цит. по: 9, с. 80].

Подтверждение первичности Адама и того, что жена дана ему в помощницы, можно найти и в Ветхом Завете: Ты сотворил еси Адама и дал еси ему помощницу Еву, утверждение жену его; от тех родися человеческое семя (Тов.8:6).

В этом смысле Ева (по-еврейски – חוה – Хавва) называется «праматерью» – как первая из жен, давшая жизнь всем остальным людям (имя – חוה хавва, происходит от глагола – חיה хайя, «жить»).

Триодь [160]:

292 Ра́доватисѧ мѷроно́сицамъ повелѣ́лъ є҆сѝ, пла́чь прамт҃ре є҆́ѵы оу҆толи́лъ є҆сѝ воскрⷭ҇нїемъ твои́мъ хрⷭ҇тѐ бж҃е... (кондак недели Жен Мироносиц)

Октоих [107]:

293 И̑спра́вила є҆сѝ пречⷭ҇таѧ, прама́тернее (то есть Евино) паде́нїе, ро́ждши гдⷭ҇а сло́ва, сїю̀ воскр҃си́вшаго, и҆ сꙋ́щымъ во гробѣ́хъ вдохнꙋ́вша живо́тъ, вла́стїю бж҃е́ственною. (глас 7, канон заупокойный, песнь 1, богородичен).

294 Е̑́ѵѣ прама́тери ты̀ и҆справле́нїе была̀ є҆сѝ, нача́льника жи́зни мі́рови, хрⷭ҇та̀ бцⷣе ро́ждши. (глас 8, канон богородичен, песнь 3, тропарь 2).

Минея [103]:

295 Моѧ̀ прама́ти (Ева), прїе́мши ра́зумъ ѕмїи́нъ, пи́щи бж҃е́ственныѧ и҆згна́на бы́сть: тѣ́мже и҆ а҆́зъ бою́сѧ цѣлова́нїѧ стра́ннагѡ твоегѡ̀, стыдѧ̀щисѧ поползнове́нїѧ. (Благовещение, канон, песнь 3, тропарь 3)

Святитель Кирилл Иерусалимский: «Ибо Ева рождена Адамом, и не матерью зачата, но так, как бы произошла от единого мужа» [цит. по: 136, с. 466].

Преподобный Иоанн Дамаскин: «Подобно тому, как та (т.е. праматерь) была сотворена из ребра Адамова без совокупления, так и Эта произвела нового Адама, рождаемого согласно с законом ношения во чреве и превыше законов рождения» [там же].

Отрицание догматического учения о вторичности Евы по отношению к Адаму приводит неизбежно к идеям женской эмансипации, несовместимым с Православием.

С другой стороны, церковное осмысление Воскресения Христова объясняет, почему первыми благую весть о победе над смертью Божественного Учителя восприняли не мужи-апостолы, а жены-мироносицы.

Синаксарь Пасхи:

296 Подоба́ше бо пе́рвѣе слы́шавшемꙋ ро́дꙋ: въ печа́лехъ роди́ши ча̑да, томꙋ́ пре́жде и҆ ра́дость внꙋши́ти. [160] Или по-русски: Ибо подобало сперва роду, слышавшему: «В печалях будешь рожать детей», – тому (роду) прежде услышать и радость (о Воскресении Христовом).

Синаксарь недели Жен-мироносиц:

297 Подоба́ше бо пе́рвѣе па́дшемꙋ пле́мени под̾ грѣ́хъ, и҆ клѧ́твꙋ (проклятие) наслѣ́дствовавшемꙋ, томꙋ́ пе́рвѣе и҆ воскресе́нїе ви́дѣти, и҆ ра́дость внꙋши́ти, пе́рвѣе слы́шавшемꙋ: въ печа́лѣхъ роди́ши ча̑да. [160]

Так праматерь Ева, даже не названная по имени, незримо присутствует во многих богослужебных церковных праздничных воспоминаниях – от страстной темы Голгофского Креста до радости Христова Воскресения.

3. Пресвятая Богородица как Вторая Ева

В Священном Писании содержатся следующие слова, которые Сам Бог произнес при проклятии змия: И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между Семенем Тоя; Той твою блюсти будет главу, и ты блюсти будеши Его пяту (Быт.3:15). В синодальном переводе: Оно (семя ее) будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту.

Эти ветхозаветные слова о Семени Жены, поражающем главу змия, именуются в богословии «Первоевангелием». По единодушному мнению всех учителей Церкви эти пророческие слова указывают на Иисуса Христа, Сына Девы Марии. Господь был единственным из всех людей, рожденным без мужеского семени, и потому по справедливости называемым Семенем Жены.

Об этом писал апостол Павел: Для чего же Закон? Он был добавлен, чтобы сделать очевидными преступления, пока не придет Семя, которому дано обещание (по-славянски: дóндеже приидет Семя, емуже обетовася); и он был передан через ангелов рукой посредника (Гал.3:19).

Егда же прииде кончина лета, посла Бог Сына Своего Единороднаго, раждаемаго от Жены, бываема под законом (Гал.4:4).

Православный Катихизис:

«– Почему Иисус Христос назван семенем Жены?

– Потому что Он родился на земле без мужа от Пресвятой Девы Марии» [174, с. 45].

Священномученик Ириней Лионский: «С этого времени (т.е. со времени «Первоевангелия») проповедовалось об имевшем родиться от жены Девы по подобию Адамову как о блюдущем главу змея, т.е. о Семени, о Котором говорит Апостол» [цит. по: 156, с. 5].

Святые Отцы часто сравнивают непостижимость тайны воплощения Сына Божия от Девы с тайной создания Евы из ребра Адама. И первое, и второе – физическая реальность. Оба события духовно связаны между собой и раскрываются друг через друга. И то, и другое – неизреченное чудо Божие, поскольку непостижимым является рождение «из боку»:

298 Ꙗ̑́же пре́жде со́лнца свѣти́льника бг҃а возсїѧ́вшаго, пло́тски къ на́мъ прише́дшаго, и҆зъ бокꙋ́ дв҃и́чу, неизрече́ннѡ воплоти́вшаѧ, бл҃ослове́ннаѧ, всечⷭ҇таѧ, тѧ̀, бцⷣꙋ, велича́емъ. [103] (Рождество Богородицы, ирмос 9-й песни канона)

299 Ржⷭ҇тво̀ твоѐ нетлѣ́ннѡ ꙗ҆ви́сѧ: бг҃ъ и҆зъ бокꙋ́ твоє́ю про́йде, ꙗ҆́кѡ плотоно́сецъ ꙗ҆ви́сѧ на землѝ, и҆ съ человѣ́ки поживѐ. тѧ̀, бцⷣе, тѣ́мъ всѝ велича́емъ. (Преображение, ирмос 9-й песни канона)

Святитель Иоанн Златоуст: «Чудесное создание жены (Евы) из ребра Адамова как бы в образе предвозвещало имевшее быть рождение от Девы». «Как Адам без жены произвел жену, так и Дева без мужа родила Мужа. Как от Адама Бог взял ребро и через это нисколько не уменьшил Адама, так и в Деве Он образовал одушевленный храм и не лишил Ее девства; целым остался Адам и по взятии от него ребра; неповрежденною осталась Дева и по исшествии из Нея Младенца» [63, с. 696].

«Почему же Он рождается от Девы и сохраняет девство неповрежденным? Так как в древности диавол обольстил Еву, бывшую девою, то поэтому Гавриил благовествовал Марии – Деве. Но обольщенная Ева произнесла слово, послужившее причиною смерти, а получившая благовествование Мария родила Слово по плоти, приобретшее нам вечную жизнь» [там же, с. 699].

Преподобный Исидор Пелусиот: «Так как жена одолжена мужу тем, что безсеменно произошла из ребра его, долг сей уплатила Матерь Господа, воздав Его нам воплотившегося без семени» [цит. по: 156, с. 3].

Святитель Кирилл Иерусалимский: «Ева из мужеского ребра рождается без матери; а из девического чрева не может Младенца родиться без мужа? Женский род обязан был благодарностью мужем, потому что Ева получила бытие от Адама, не материю, будучи зачата, но как бы родившись от одного мужа» [79, с. 138].

Преподобный Симеон Новый Богослов: «Как из ребра Адамова создал Он жену, так из дщери Адамовой, Приснодевы и Богородицы Марии заимствовал девственную плоть, безсеменно в нее облекшись, стал человеком, подобным первозданному Адаму, чтобы совершить такое дело, именно: как Адам чрез преступление заповеди Божией был причиною того, что все люди стали тленны и смертны, так, чтоб и Христос, новый Адам, чрез исполнение всякой правды стал начатком возрождения нашего к нетлению и безсмертию» [139, т. 1, с. 375].

Святитель Филарет Московский: «Что Адам уразумел тайну изречения Господня о «Семени Жены», сие можно примечать из того, что вслед за сим он дал жене своей новое имя, которое было совсем неблаговременно и неуместно, если бы не относилось к сей самой тайне: мати всех живущих не сама по себе, но потому что некогда от Евы будет Дева и от Девы родится Тот, Который есть истина и живот и Который имеет силу и всех умирающих перерождать в присноживущих» [цит. по: 156, с. 5].

Эта тема – связь Пресвятой Богородицы Марии с Евой, созданной из ребра Адама – нашла отражение во многих богослужебных стихирах. Приведем несколько примеров.

Минея [103]:

300 ...да ра́дꙋетсѧ а҆да́мъ пра́ѻтецъ, и є҆́ѵа да весели́тсѧ ра́достїю: сѐ бо созда́ннаѧ ѿ ребра̀ а҆да́мова, дще́рь и внꙋ́кꙋ бл҃жи́тъ ꙗ҆́вственнѣ. роди́сѧ бо мнѣ̀, речѐ, избавле́нїе, є҆гѡ́же ра́ди ѿ оу҆́зъ а҆́довыхъ свобождꙋ́сѧ... (Рождество Богородицы, 1-я стихира на литии)

Октоих [107]:

301 Ѿ ре́бръ оу҆́бѡ а҆да́мовыхъ созида́етсѧ є҆́ѵа, дре́внимъ бг҃озда́нїемъ: ѿ оу҆́тро́бы же бцⷣы ꙗ҆ви́сѧ хрⷭ҇то́съ, сы́й бг҃ъ на́шъ, вочл҃вѣ́чсѧ непрело́жнѡ, вре́мененъ бы́сть превѣ́чный. (глас 3, канон субботний на повечерии, песнь 1, тропарь 2).

302 Ѿ ребра̀ а҆да́мова созда́вый тѧ̀, ѿ твоегѡ̀ дв҃ства воплоти́сѧ, и҆́же всѣ́хъ гдⷭ҇ь, є҆го́же пою́ще, вопїе́мъ: всѧ̑ дѣла̀ бл҃ослови́те, по́йте гдⷭ҇а, и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки. (глас 4, канон богородичен, песнь 8, тропарь 1)

303 Созда́вый въ нача́тцѣ є҆́ѵꙋ гдⷭ҇и, дв҃ы въ ложесна̀ вше́дъ, на́ше содѣ́ловаеши ѡ҆бновле́нїе въ ра́бїй ѡ҆́бразъ ѡ҆бо́лксѧ, и҆́же влⷣка всѧ́ческихъ. (глас 5, канон субботний Всем Святым, песнь 6, б огородичен)

То, что сокрушила первая Ева, введя грех через непослушание, исправляет Вторая Ева, отвечая на Архангельское благовестие смиренными словами: Се раба Господня (Лк.1:37). Так поет Церковь в праздничном богослужении.

Триодь [159, ч. 1]:

304 Ра́дꙋйсѧ є҆́ѵы ра́досте, и҆́бо ѻ҆́ныѧ печа́ль ржⷭ҇тво́мъ твои́мъ преста̀ чⷭ҇таѧ. ра́дꙋйсѧ, незаходи́магѡ свѣ́та свѣ́тлый ѻ҆́блаче, и҆з̾ негѡ́же возсїѧ́ хрⷭ҇то́съ бг҃ъ. (понедельник 3-й седмицы Поста, 2-й трипеснец, песнь 1, богородичен)

Минея [103]:

305 ...є҆́юже безстꙋ́дный а҆́дъ попра́сѧ, и҆ всеро́днаѧ є҆́ѵа въ твѣ́рдую жи́знь вво́дитсѧ. то́й досто́йнѡ возопїи́мъ: бл҃же́нна ты̀ въ жена́хъ, и҆ пло́дъ чре́ва твоегѡ̀ бл҃ослове́нъ. (Рождество Богородицы, 4-я стихира на литии)

306 Е̑́ѵы мно́ю ны́нѣ да оу҆праздни́тсѧ ѡ҆сꙋжде́нїе: да возда́стсѧ мно́ю до́лгъ дне́сь: мно́ю заи́мствованїе дре́внее да да́стсѧ преиспо́лнено. (Благовещение, канон, песнь 6, тропарь 3)

307 ...ѡ҆брѣла̀ бо є҆сѝ благода́ть, ю҆́же погꙋбѝ є҆́ѵа пре́жде прама́ти твоѧ̀ и҆ зачне́ши и҆ роди́ши ѻ҆ц҃ꙋ́ є҆диносꙋ́щнаго. (Благовещение, 1-я стихира на «Господи, воззвах» малой вечерни)

308 И̑з̾ неѧ́же (из Евы) престꙋпле́нїе произы́де дре́вле ро́дꙋ человѣ́ческомꙋ, и҆з̾ тоѧ̀ (из Девы Марии) и҆справле́нїе и҆ нетлѣ́нїе процвѣтѐ, бцⷣа дне́сь приводи́ма въ до́мъ бж҃їй. (Введение, 2-й канон, песнь 3, тропарь 3)

Октоих [107]:

309 Исцѣли́ла є҆си́ є҆́ѵино сокрꙋше́нїе, и҆ дре́внее ѻ҆каѧ́нство (имеется в виду наказание нашей праматери): зижди́телѧ бо родила̀ є҆си́, могꙋ́щаго испра́вити на́съ прегрѣше́ньми пове́рженыхъ, бг҃ороди́тельнице є҆ди́на мт҃и дв҃о. (глас 2, песнь 4, канон заупокойный, богородичен)

310 Прича́щшисѧ є҆́ѵа садꙋ́, преслꙋша́ннагѡ бра́шна, клѧ́твꙋ введѐ (согрешив причащением плоду запретного древа, Ева ввела в мiр проклятие от Бога): но сїю̀ разрѣ́шила є҆сѝ чⷭ҇таѧ, бл҃ослове́нїѧ нача́токъ хрⷭ҇та̀ ро́ждши. (глас 6, песнь 1, канон богородичен, тропарь 1)

311 Е̑́ѵы дре́внїѧ свобожде́нїе ро́ждшаѧ ѿ клѧ́твы, разрѣша́еши а҆да́ма дв҃о чⷭ҇таѧ. тѣ́мже со а҆́гг҃лы тѧ̀, съ сн҃омъ твои́мъ пое́мъ и҆ вопїе́мъ: и҆зба́вителю бж҃е, бл҃ослове́нъ є҆сѝ. (глас 6, песнь 7, канон крестовоскресен, богородичен)

312 Ꙗ̑́кѡ бг҃а безсѣ́меннѡ заче́нши, и҆ ѿ клѧ́твы є҆́ѵꙋ и҆зба́вльши, дв҃о мт҃и марїа́мъ, молѝ ѿ тебѣ̀ вопло́щшагосѧ бг҃а, сп҃стѝ ста́до твоѐ. (глас 7, канон крестовоскресен, песнь 3, богородичен)

313 Разрѣша́ѧ є҆́ѵину клѧ́твꙋ, въ пренепоро́чнꙋю всели́лсѧ є҆сѝ дв҃ꙋ, бл҃ослове́нїѧ и҆сто́чникъ и҆сточа́ѧ вопїю́щымъ: бл҃ослове́нъ пречⷭ҇таѧ пло́дъ твоегѡ̀ чре́ва. (глас 8, канон заупокойный, песнь 7, богородичен)

Святитель Амвросий Медиоланский: «Каково таинство закона: первый человек пал по совету жены: второй, рождшийся от Девы, возставил падшего. Зло от жены, и благо от жены. Евою преданы мы рабству, чрез Марию освобождены. Евою низведены до земли, Мариею возводимся к небу. Ева подвергла нас осуждению чрез плод древа: Мария избавила нас даром древа, ибо Христос повешен на древе как плод» [цит. по: 156, с. 6].

4. О «ключах девства»

4.1. Мистический аспект

Священное Писание сообщает нам о сотворении Адама и Евы и о первом Божием благословении их: Мужа и жену сотвори их. И благослови их Бог, глаголя: раститеся и множитеся, и наполните землю (Быт.1:27–28).

При этом лишь после грехопадения, облечения в кожаные ризы и изгнания из Рая Адам позна Еву жену свою (Быт.4:1). Святые Отцы неоднократно подчеркивали, что до грехопадения Адам и Ева не имели супружеских отношений и пребывали в целомудренном состоянии непорочности и девства.

Блаженный Августин: «Каким образом надлежит понимать соединение мужчины и женщины до грехопадения и это благословение: плодитесь и размножайтесь? Как это надо разуметь – телесно или духовно? Мы можем понять это как духовную плодовитость и считать, что после грехопадения она обратилась в плодовитость телесную. Ибо сначала соединение мужчины и женщины было чистым и сообразным тому, чтобы ему править, а ей – покорствовать; а духовный плод умопостигаемых и безсмертных радостей наполнял землю, животворя тело и господствуя над ним» [«О Книге Бытия против манихеев», цит. по: 9, с. 49].

Святитель Иоанн Златоуст: «После преслушания, после изгнания из Рая – тогда начинается супружеское житие. До преслушания первые люди жили как ангелы, и не было речи о сожитии» [60, с. 160].

Святитель Григорий Нисский: «Хотя нет между ними брака, воинства ангельские состоят из безконечных мириад, – ведь так рассказал в видениях Даниил (Дан.7:10). Следовательно, если бы из-за греха не произошло с нами никакого извращения и отпадения равночестия с ангелами, то таким же образом и мы для размножения не нуждались бы в браке… Ибо спрашивающему: как бы был человек без брака? – мы подобающим образом отвечаем, говоря: так же, как без брака суть ангелы» [26, с. 58].

Святитель Кирилл Иерусалимский: «Не осмелившись приступить к мужу по причине крепости его, он (диавол) приступил к жене, как слабейшей, которая тогда была еще девою. Ибо Адам позна Еву жену свою (Быт.4:1) уже после изгнания из Рая» [79, c. 155].

Преподобный Иоанн Дамаскин: «В Раю обитало девство. Действительно, Божественное Писание говорит, что Адам и Ева были наги и не стыдились (Быт.2:25). Когда же они преступили заповедь, то узнали, что были наги, и, устыдившись, сшили себе опоясания (Быт.3:7). И уже после преступления, когда Адам услышал: прах ты и в прах возвратишься (Быт.3:19), и когда через это преступление смерть вошла в мiр, тогда лишь Адам познал Еву, жену свою, и она зачала, и родила (Быт.4:1). Следовательно, брак был установлен для того, чтобы род человеческий не был истреблен и уничтожен смертью, но чтобы сохранялся через деторождение» [цит. по: 9, с. 114].

Знакомый всем животный способ воспроизведения человеческого рода появился после грехопадения. Иеромонах Серафим (Роуз) по этому поводу писал: «Отцы, конечно же, поднимают вопрос: как бы рождались дети, если бы Адам не пал? Они говорят, что дети бы рождались, и Бог знал, как это было бы, но не таким путем, как сейчас, который связан с нашей животной природой, как пишет об этом святитель Григорий Нисский. Этот половой путь размножения не будет принадлежать Царству Небесному, и не было его в первозданном Раю» [133, с. 225].

Святитель Григорий Нисский: «Перенеся на человека особенность (идиому) безсловесного устроения, Он даровал этому роду способ размножения не по возвышенности нашего творения… Это ведь особенность не божественной природы, а безсловесной, что показывает история, когда повествует сначала о том, как Бог говорит безсловесным то же самое» [цит. по: 133, с. 70].

Преподобный Максим Исповедник: «От нас и через нас Он воспринял все, что присуще нам, кроме греха, и для этого Ему не понадобилось естественное брачное слияние. Думаю, тем самым Он также показал, что был, наверное, и другой предузнанный Богом способ, каким люди могли бы плодиться и размножаться, если бы первый человек сохранил заповедь и не впал бы в скотство, злоупотребив собственными силами» [цит. по: 9, с. 50].

Супружеская жизнь, как мы ее знаем, не была первозданным состоянием Адама и Евы. Они находились в целомудренном райском состоянии, к которому мы вернемся в жизни будущего века и при котором, по слову евангельскому, ни женятся, ни выходят замуж (Мф.22:30), но все пребывают в девственной чистоте.

Слова святых Отцов отчетливо свидетельствуют, что девство представляет собой изначальное свойство человеческой природы, с той особенностью, что в мужском роде оно телесно сокрыто, а в женском – отражено и в телесном устроении. Особенность создания Евы заключалась в том, что она была создана из Адама с телесными знаками девственности – «ключами девства».

Это выражение использует Церковь в богослужебных песнопениях, по преимуществу относя его к чистейшей из всех дев – Пресвятой Приснодеве Богородице Марии:

Триодь Постная [159, ч. 1]

314 Двѣ́рь ты̀ є҆сѝ, ю҆́же є҆ди́нъ про́йде вше́дый и҆ и҆зше́дый, и҆ ключѝ не разрѣши́вый дѣ́вства чи́стаѧ, і҆и҃съ созда́вый а҆да́ма, и҆ сн҃ъ тво́й. (неделя Мясопустная, канон, песнь 6, богородичен)

Триодь Цветная [160]

315 Сохрани́въ цѣ́ла зна́мєнїѧ хрⷭ҇тѐ, воскре́слъ є҆сѝ ѿ гро́ба, ключѝ дв҃ы не вреди́вый въ ржⷭ҇твѣ̀ твое́мъ, и҆ ѿвѣ́рзлъ є҆сѝ на́мъ ра̑йскіѧ двє́ри. (канон Пасхи, песнь 6, тропарь 1).

Минея [103]

316 И̑з̾ тебѣ̀ жи́знь возсїѧ̀, ключѝ дѣ́вства не рꙋши́вши: ка́кѡ оу҆́бѡ пречтⷭ҇ое и҆ живонача́льное твоѐ тѣ́ло, и҆скꙋше́нїѧ сме́рти бы́сть прича́стно; (Успение, канон 2, песнь 6, тропарь 1) В службе Казанской иконе Божией Матери (22 октября):

317 Преклони́въ нб҃са̀ цр҃ь сла́вы, сни́де ѡ҆бнови́ти а҆да́ма, престꙋпле́нїемъ всего̀ и҆стлѣ́вшаго, всели́сѧ въ тѧ̀, чⷭ҇таѧ дв҃о, и҆ роди́сѧ, ключе́й дѣ́вства не рꙋши́въ, и҆ на рꙋка́хъ твои́хъ смире́нъ младе́нецъ, и҆́же а҆рха́гг҃лѡвъ цр҃ь ноша́шесѧ... (6-я стихира на «Господи, воззвах» великой вечерни).

Особо можно выделить в раскрытии темы Непорочного Зачатия и Нетленного Рождества жанр «догматика». Так называются особые богородичные песнопения, содержащиеся в каждом гласе Октоиха и специально посвященные этому чуду.

Приведем один из них:

Октоих [107]

318 Ѽ превє́лїѧ та̑инства! зрѧ̀ чудеса̀, проповѣ́дꙋю бж҃ество̀, є҆мманꙋ́илъ бо є҆стества̀ оу҆́бѡ врата̀ ѿвѣ́рзе ꙗ҆́кѡ чл҃вѣколю́бецъ, дѣ́вства же ключѝ не разрꙋшѝ ꙗ҆́кѡ бг҃ъ: но си́це ѿ оу҆́тро́бы про́йде, ꙗ҆́коже слꙋ́хомъ вни́де: та́кѡ воплоти́сѧ, ꙗ҆́коже зача́тсѧ: безстра́стнѡ вни́де, несказа́ннѡ и҆зы́де, по прⷪ҇ро́кꙋ глаго́лющемꙋ: сїѧ̑ врата̀ заключє́на бꙋ́дꙋтъ: никто́же про́йдетъ и҆́ми, то́кмѡ є҆ди́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ їи҃левъ, и҆мѣ́ѧй ве́лїю млⷭ҇ть. (догматик 2-го гласа малой вечерни)

Здесь догматик упоминает о пророке Иезекииле, таинственный текст которого о «заключенных вратах» читается на богослужении в качестве паремии во все богородичные праздники (Иез.43:27–44:4).

Из текста пророчества, между прочим, становится понятным само выражение «ключи девства»: Сия врата заключена будут и не отверзутся (Иез.44:2). Речь идет о том, что врата девства «заключены», затворены, «непроходимы» для всех людей – один лишь Господь Бог Исраилев внидет ими, и будут заключенна (Иез.44:2).

Тема Рождества Христова перекликается с темой Пасхи. Там воскресший Господь исходит из гроба, не нарушив печатей, здесь – рождающийся Богомладенец сохраняет Чистой Девой Свою нетленную Матерь:

319 Не развѣ́рзлъ є҆сѝ врата̀ дѣ́вства въ воплоще́нїи, гро́ба не разрꙋши́лъ є҆сѝ печа́тей цр҃ю̀ созда́нїѧ: ѿѻнꙋ́дꙋже воскре́сшаго тѧ̀ зрѧ́щи мт҃и, ра́довашесѧ. [160] (неделя Жен Мироносиц, канон богородичен, песнь 5, тропарь 2)

320 А҆́гг҃лъ оу҆́бѡ є҆́же ра́дꙋйсѧ, пре́жде твоегѡ̀ зача́тїѧ гдⷭ҇и, бл҃ода́тнѣй принесе́: а҆́гг҃лъ же ка́мень сла́внагѡ твоегѡ̀ гро́ба въ твоѐ воскрⷭ҇нїе ѿвали... [160] (суббота 3-й седмицы по Пасхе, 4-я стихира на хвалитех)

Именно Пресвятая Богородица отверзает нам заключенные врата Рая:

321 Жи́зни двѣ́ре непроходи́маѧ, оу҆́мнаѧ, дв҃о бцⷣе безневѣ́стнаѧ, ра̑йскаѧ врата̀ заключє́наѧ мѝ пре́жде ѿвѣ́рзи твои́ми мл҃твами... [159, ч. 1] (неделя Сыропустная, канон, песнь 9, богородичен)

И Сама Пречистая Дева именуется заключенной Божьей Дверью:

322 Двѣ́ре бж҃їѧ заключе́на, є҆́юже є҆ди́нъ про́йде гдⷭ҇ь, напра́ви мѧ̀ къ стезѧ́мъ бж҃е́ствєннымъ, и҆ ѿвѣ́рзи мѝ сп҃се́нїѧ двє́ри, бг҃обл҃ода́тнаѧ... [159, ч. 1] (пяток 2-й седмицы Поста, 1-й трипеснец, песнь 8, богородичен)

Иногда в богословских текстах используют термин «печать девства» [39, с. 36] или иные возвышенные понятия. Во всяком случае, Пречистая Дева Мария – единственная из всех жен, сохранившая Свое девство после того, как роди Сына Своего первенца (Мф.1:25). Ее чистота сравнивается в Церкви не с другими людьми, а с ангелами: «Честнейшую херувим и Славнейшую без сравнения серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем» [77].

4.2. Научно-апологетический аспект

Самой характерной физиологической особенностью человеческой природы является состояние девственной чистоты, выраженное в особом органе женского тела, именуемом «печатью девства» или «ключами девства».

Подчеркнем, что разговор идет не о головном мозге, не о речевом аппарате и не о строении руки, которые часто (со времен Фридриха Энгельса [189]) указываются как главные органы, отличающие человека от остальных животных.

Выдающийся физиолог И.И. Мечников в сочинении «Этюды о природе человека» [102] проанализировал системы различных органов в анатомическом устроении человека. В этой книге автор, в частности, исследует органы воспроизводства и отмечает, что их изучение обнаруживает сложную смесь элементов, имеющих различное происхождение. Родовой аппарат человека заключает разные зачаточные органы, существующие с незапамятных времен, но половая система человека заключает и «недавно приобретенные части». Последние Мечникову особенно интересны, так как в них, по его мнению, можно предполагать значительное «эволюционное приспособление» к родовой жизни.

Илья Ильич напоминает о спорах, возникших по поводу происхождения человека от обезьяны. Попытки доказательств наличия в человеческом мозге особых частей, отсутствующих у обезьян, не удались. При этом выяснилось, что человек более отличается от человекообразных обезьян анатомической организацией своих родовых органов, чем строением мозга.

Оказывается, с большим правом, чем малый гиппокамп, задняя доля или задний рог больших полушарий мозга, упоминавшиеся выше «ключи девства», как пишет лауреат Нобелевской премии, могли бы служить аргументом в глазах ученых, ищущих какой-либо орган, исключительно свойственный человеку и отсутствующий у всех других животных, не исключая человекообразных обезьян.

Мечников цитирует современных ему анатомов Бишоффа, Деникера, Видерсгейма, которые подтверждают факт, что «у обезьян девственная плева отсутствует» [цит. по: 102, с. 116].

Далее Мечников отмечает, что позднее появление этой анатомической структуры в роде человеческом соответствует позднему развитию ее у женского зародыша. По наблюдениям нескольких исследователей, она возникает только на 19-й неделе беременности, а иногда и позднее. Мечников и другие биологи признаются, что роль (в эволюционном понимании – «польза», «выгода») этой структуры совершенно не выяснена.

Протоиерей Валентин Жохов подробно изучил эту тему и изложил результаты своих научных и духовных исследований в докладе [49]. В частности, он ссылается на то, что в фундаментальном руководстве по биологии обезьян (приматологии), изданном коллективом зарубежных авторов в 14 томах в 1956–73 гг., полностью подтверждается упомянутая информация. Итак, имеется научный факт: один из анатомических органов – «ключи девства» или «печать девства» – имеется у человека, но отсутствует у животных, в том числе у высших приматов.

Попытаемся представить, как можно, исходя из эволюционной гипотезы, оценить эту информацию.

Сыграл ли свою органообразующую роль в формировании у человека «ключей девства» общественно-полезный труд (по Энгельсу)? Общественно-полезная трудовая деятельность вряд ли может сказаться на анатомии половых органов женщины, особенно в возникновении новой структуры; более вероятно исчезновение анатомической структуры, не несущей специальной физиологической или физической нагрузки.

Отец Валентин Жохов ставит следующие вопросы: «Имела ли значение борьба за существование видов? Если иметь в виду пользу как главный двигатель эволюции видов, то какие преимущества в формировании вида Homo sapiens давало возникновение ключей девства? Может быть, это предупреждало проникновение инфекции в брюшную полость? Вопрос исследован учеными, которые выявили, что для сохранения телесного здоровья печать девства не имеет значения. Очевидно, она не могла иметь никакого значения в естественном отборе, иначе таковая была бы и у современных высших обезьян, без которой в необходимой для эволюции борьбе они все-таки выжили!» [49, с.118].

Таким образом, человек в его женском роде (в эмбриональном и последующем развитии) имеет телесные особенности, не встречающиеся ни у приматов, ни вообще в животном мiре. Эти особенности нельзя отнести к рудиментам, атавизмам или к новообразованиям эволюционного процесса [190, сс. 82, 207]. Данные научные факты не нашли объяснения в рамках эволюционной теории происхождения видов – ни естественным отбором, ни прочими движущими силами эволюции.

Вывод: научная антропология не способна объяснить «приматоподобие» в человеке причинами, вытекающими из гипотезы эволюционного происхождения видов.

* * *

Мы слегка прикоснулись к великой мистической и непостижимой теме, хранимой Церковью в самом сокровенном и священном разделе ее богословия – тайне сотворения жены из ребра Адама, и тайне нетленного рождения Христа от Девы. Раскрыть эту двуединую тайну словами или образами не дано никому из людей, ни даже святым ангелам:

323 Вѣті̑ѧ многовѣща̑нныѧ, ꙗ҆́кѡ рыбы̑ безгла̑сныѧ, ви́димъ ѡ҆ тебѣ̀ бцⷣе: недоꙋмѣва́ютъ бо глаго́лати, є҆же ка́кѡ, и дв҃а пребыва́еши, и роди́ти возмогла̀ є҆сѝ; [77] (акафист Пресвятой Богородице, икос 9).

Это накладывает на саму тему духовное ограничение: Церковь никак не допускает возможности говорить об этих возвышенных предметах обычным мiрским языком – тем более специализированным научным жаргоном.

В самом деле, если лучшим ученым-эволюционистам, изучившим биологию, физиологию, биохимию и весь спектр смежных дисциплин, предложить высказаться на тему о непорочном зачатии Божьей Матери или на тему о создании жены из ребра человека – очевидно, что никакого научного разговора получиться не может: спираль развития биологических видов останавливается перед появлением первой жены (которая есть кость от костей и плоть от плоти своего мужа Быт.2:23). Эволюционное восхождение вида Homo Sapiens замирает в оцепенении и отступает перед тайной безсеменного Зачатия и нетленного Рождества Девы Марии:

324 Ра́зꙋмъ недоразꙋмѣва́емый, разꙋмѣ́ти дв҃а и҆́щꙋщи, возопѝ къ слꙋжа́щемꙋ: и҆з̾ бокꙋ́ чи̑стꙋ, сн҃ꙋ ка́кѡ є҆́сть роди́тисѧ мо́щно, рцы̀ ми; [77] (акафист Пресвятой Богородице, икос 2)

Нетленность Пресвятой Богородицы мы можем исповедовать, если верим в нетление изначального Божиего мiра при его создании. И обратно: отрицающим, как это делают эволюционисты, нетленность первоначального Божиего творения трудно признать высшую чистоту Девы Марии, которую Церковь воспевает как Приснодеву:

325 ꙗ҆́же пре́жде ржⷭ҇тва̀ дв҃а, и҆ въ ржⷭ҇твѣ̀ дв҃а, и҆ по ржⷭ҇твѣ̀ па́ки пребыва́еши дв҃а. (глас 7, богородичен воскресен)

Иеромонах Серафим (Роуз) пишет: «Современный православный христианин может понять, каким образом нетленность первозданного мiра находится вне компетенции научных исследований, если он рассмотрит факт нетленности, как он представляется через Божие действие даже в нашем нынешнем тленном мiре. Мы не можем найти более высокого проявления этой нетленности, чем у Пресвятой Божией Матери, о которой мы поем: «Без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем"» [136, с. 488]



Источник: Православное учение о Сотворении и теория эволюции / Протоиерей К. Буфеев. — М.: Русский издательский центр имени святого Василия Великого, 2014. — 438 с.

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс