Библиотеке требуются волонтёры

Приподнявший завесу времени

Ека­те­рина Про­гни­мак

Оглав­ле­ние


“И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, – не давайте; и они отве­сят в уплату Мне трид­цать среб­ре­ни­ков”. Нет, это не цитата из доселе неиз­вест­ного еван­гель­ского текста, опи­сы­ва­ю­щая пре­да­тель­ство Иуды. Все это было пред­ска­зано про­ро­ком Заха­рией еще за 500 лет до Рож­де­ства Хри­стова. И слова о трид­цати среб­ре­ни­ках, и другие столь же точные пред­ска­за­ния Заха­рии без труда можно найти в любом изда­нии Вет­хого Завета.

Но откуда мог знать пророк Заха­рия о гото­вя­щемся пре­да­тель­стве, если жил задолго до опи­сы­ва­е­мых в Еван­ге­лии собы­тий?

“И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, – не давайте; и они отве­сят в уплату Мне трид­цать среб­ре­ни­ков”. Нет, это не цитата из доселе неиз­вест­ного еван­гель­ского текста, опи­сы­ва­ю­щая пре­да­тель­ство Иуды. Все это было пред­ска­зано про­ро­ком Заха­рией еще за 500 лет до Рож­де­ства Хри­стова. И слова о трид­цати среб­ре­ни­ках, и другие столь же точные пред­ска­за­ния Заха­рии без труда можно найти в любом изда­нии Вет­хого Завета.

Но откуда мог знать пророк Заха­рия о гото­вя­щемся пре­да­тель­стве, если жил задолго до опи­сы­ва­е­мых в Еван­ге­лии собы­тий?

Воз­вра­ще­ние домой

В VI веке до Р.Х. еврей­ский народ постигло одно из самых тяжких испы­та­ний за всю его исто­рию. Вави­лон­ский царь Наву­хо­до­но­сор II заво­е­вал Иудей­ское цар­ство, раз­ру­шил его сто­лицу – Иеру­са­лим и пере­се­лил тысячи евреев в Вави­лон. Там они вынуж­дены были жить несколько деся­ти­ле­тий, ожидая цар­ского указа, поз­во­лив­шего бы им вер­нуться домой, на землю Обе­то­ван­ную.

Когда такой указ нако­нец появился, радо­сти народа не было границ – “мы были как бы видя­щие во сне”, гово­рит об этом, ликуя, псал­мо­пе­вец. Евреи начали воз­вра­щаться в Иеру­са­лим целыми семьями. Но вся Иудея лежала в руинах и за годы, про­шед­шие со времен наше­ствия вави­ло­нян, почти обез­лю­дела. Иеру­са­лим­ский Храм был раз­ру­шен, а хра­нив­шийся в нем ковчег Завета, вели­чай­шая свя­тыня еврей­ского народа – утра­чен навсе­гда. И несмотря на то, что теперь можно было при­ни­маться за вос­ста­нов­ле­ние не только города и страны, но и Храма, народ не мог достойно отбла­го­да­рить Бога за чудес­ное спа­се­ние из плена. Уныние, охва­тив­шее иудеев при виде разо­рен­ной страны, было столь велико, что оста­но­вило работы по стро­и­тель­ству вто­рого Храма. И тогда Бог послал к Своему народу сразу двух про­ро­ков, при­зван­ных уте­шить и вдох­но­вить – Аггея и Заха­рию.

По пре­да­нию, Заха­рия был род­ствен­ни­ком Аггея и про­ис­хо­дил из весьма знат­ного рода. Книга его про­ро­честв полна слож­ных обра­зов. Она состоит из двух частей. Первая начи­на­ется с того, что Заха­рия видит анге­лов, кото­рых Бог посы­лает обойти землю; ангелы воз­вра­ща­ются и гово­рят о том, что “вся земля насе­лена и спо­койна” (Зах.1:11), и лишь один Иеру­са­лим в запу­сте­нии. Тогда Бог дает обе­ща­ние уте­шить Свой народ и явить ему мило­сер­дие. Города Иудеи будут вос­ста­нов­лены, и вскоре “Иеру­са­лим засе­лит окрест­но­сти по при­чине мно­же­ства людей и скота в нем” (Зах.2:4). Затем Заха­рия видит, как совре­мен­ный ему свя­щен­ник Иисус, сын Иосе­дека, пред­стает пред Богом в запят­нан­ных одеж­дах, кото­рые озна­чают грех всего народа. Но по воле Бога ангелы пере­об­ла­чают Иисуса, тем самым очищая весь народ от грехов и откры­вая новую, чистую стра­ницу его исто­рии. Далее пророк опи­сы­вает свое виде­ние о све­тиль­нике и двух мас­ли­нах, соеди­ня­ю­щее слово Божие к князю Зоро­ва­велю, совре­мен­нику Заха­рии, и про­ро­че­ство о вос­ста­нов­ле­нии обеих ветвей власти, бывших у иудеев до плена – цар­ской и свя­щен­ни­че­ской. Каза­лось бы, речь идет исклю­чи­тельно о совре­мен­ных Заха­рии собы­тиях, где же тут про­ро­че­ства о Мессии? Однако, не все так просто.

Первая часть книги про­рока Заха­рии завер­ша­ется виде­нием анге­лов, снова послан­ных в мир, и на этот раз нашед­ших повсюду мир и покой. Но на голову свя­щен­ника Иисуса, кото­рому пред­сто­яло вос­ста­но­вить Иеру­са­лим­ский Храм, почему-то воз­ла­га­ются сразу два венца, после чего Заха­рия видит уже будто бы совер­шенно иное по своему зна­че­нию виде­ние. Пророк начи­нает воз­ве­щать то, что трудно ожи­дать от исто­ри­че­ского про­ро­че­ства – он назы­вает Иисуса Отрас­лью (евр. Цем), и гово­рит, что “Он примет славу, и вос­ся­дет, и будет вла­ды­че­ство­вать на пре­столе Своем; будет и свя­щен­ни­ком на пре­столе Своем, и совет мира будет между тем и другим” (Зах.6:13). Но разве может один чело­век соеди­нить в себе и цар­скую и свя­щен­ни­че­скую власть? Такое было лишь во вре­мена Авра­ама и царя Мел­хи­се­дека, но в устах Заха­рии зву­чало, мягко говоря, странно, если отно­сить эти слова именно к сыну Иосе­дека Иисусу, да еще при живом Зоро­ва­веле. Скла­ды­ва­ется впе­чат­ле­ние, что пророк увидел нечто, настолько его пора­зив­шее, что уви­ден­ное тре­бо­вало дол­гого пере­осмыс­ле­ния.

Насту­пает день Гос­по­день

Вторая часть книги про­рока Заха­рии напи­сана спустя целых два года, и на этот раз в стихах, а не в прозе. Она настолько отли­ча­ется от первой как по форме, так и по содер­жа­нию (Заха­рия больше не пишет о совре­мен­ных ему собы­тиях), что неко­то­рые иссле­до­ва­тели даже счи­тают ее авто­ром так назы­ва­е­мого Вто­ро­за­ха­рию – неиз­вест­ного и более позд­него про­рока.

Серьез­ных дово­дов в пользу версии о суще­ство­ва­нии Вто­ро­за­ха­рии нет. В обеих частях книги про­рока Заха­рии сохра­ня­ется лек­си­че­ское един­ство; к тому же и там, и там встре­ча­ются харак­тер­ные для Заха­рии выра­же­ния и образы. Поэтому логич­нее всего пред­по­ло­жить, что раз­ница в форме изло­же­ния про­ро­честв может быть свя­зана с тем, что про­ро­че­ства во второй части – иные.

Вна­чале Заха­рия опи­сы­вает, как Бог уко­ряет иудеев – они не вняли Его запо­ве­дям, “и сердце свое ока­ме­нили, чтобы не слы­шать закона и слов, кото­рые посы­лал Гос­подь Саваоф Духом Своим через преж­них про­ро­ков” (Зах.7:12). И тогда Иудея была разо­рена и опу­стела. Но Бог сми­ло­сти­вился: “Я спасу народ Мой от страны востока и из страны захож­де­ния солнца; и при­веду их, и будут они жить в Иеру­са­лиме, и будут Моим наро­дом, и Я буду их Богом, в истине и правде”, – гово­рит Он через про­рока (Зах.8:8). Мало того, Заха­рия пред­ре­кает, что и языч­ники узнают истин­ного Бога: “Будет в те дни, возь­мутся десять чело­век из всех раз­но­языч­ных наро­дов, возь­мутся за полу иудея и будут гово­рить: мы пойдем с тобою, ибо мы слы­шали, что с вами Бог“ (Зах.8:23). Разве всё это не напо­ми­нает еван­гель­ские собы­тия, когда в бук­валь­ном смысле одно при­кос­но­ве­ние к одежде Христа исце­ляло, а языч­ники при­хо­дили, чтобы послу­шать Его уче­ни­ков или хотя бы дотро­нуться до них?

Да, пророк Заха­рия и вправду уже гово­рит о дале­ком буду­щем. Уви­ден­ное потря­сает его, и он вос­кли­цает: “Ликуй от радо­сти, дщерь Сиона, тор­же­ствуй, дщерь Иеру­са­лима: се Царь твой грядет к тебе, пра­вед­ный и спа­са­ю­щий, крот­кий, сидя­щий на ослице и на моло­дом осле, сыне подъ­ярем­ной” (Зах. 9:9). Странно, но не на боевом коне, а на скром­ном осле въез­жает дол­го­ждан­ный Царь в Свой город. Любой, кто читал Еван­ге­лие от Матфея, помнит, что уче­ники Христа перед Его тор­же­ствен­ным входом в Иеру­са­лим пошли в ука­зан­ное Учи­те­лем место, и дей­стви­тельно “при­вели ослицу и моло­дого осла и поло­жили на них одежды свои, и Он сел поверх их” (Мф.21:7). Оста­ется только удив­ляться тому, с какой точ­но­стью Заха­рия пред­ска­зал это собы­тие.

У нас нет осно­ва­ний подо­зре­вать, что въезд Иисуса в Иеру­са­лим на осле был под­строен спе­ци­ально, чтобы вызвать ассо­ци­а­цию с про­ро­че­ством Заха­рии. Опро­вер­гая подоб­ные обви­не­ния, апо­стол Иоанн пишет: “Уче­ники Его сперва не поняли этого [сов­па­де­ния – Е.П.]; но когда про­сла­вился Иисус, тогда вспом­нили, что так было о Нем напи­сано, и это сде­лали Ему” (Ин.12:16).

Время, в кото­рое все это должно про­изойти, сам пророк назы­вает “днем Гос­под­ним”. Он гово­рит о евреях: “И спасет их Гос­подь Бог их в тот день, как овец, народ Свой” (Зах.9:16). Как изу­ми­тельно пере­кли­ка­ется эта фраза с прит­чей Христа о Добром Пас­тыре и заблуд­шей овце! Но далее собы­тия раз­ви­ва­ются очень странно – вместо радост­ной встречи Мессии насту­пает день гнева, а “истин­ные овцы” обре­чены на закла­ние… И, нако­нец, звучат страш­ные слова о трид­цати среб­ре­ни­ках, ска­зан­ные будто от лица Иуды. Причем пророк про­дол­жает: “И сказал мне Гос­подь: брось их в цер­ков­ное хра­ни­лище, – высо­кая цена, в какую они оце­нили Меня! И взял Я трид­цать среб­ре­ни­ков и бросил их в дом Гос­по­день для гор­шеч­ника”. Срав­ните с еван­гель­ским тек­стом, повест­ву­ю­щим об Иуде: “Бросив среб­ре­ники в храме, он вышел, пошел и уда­вился. Пер­во­свя­щен­ники, взяв среб­ре­ники, ска­зали: непоз­во­ли­тельно поло­жить их в сокро­вищ­ницу цер­ков­ную, потому что это цена крови. Сделав же сове­ща­ние, купили на них землю гор­шеч­ника” (Мф.27:5-7). Заха­рия сим­во­ли­че­ски пишет от своего лица, но не может быть сомне­ний, что про­ро­че­ство его сбы­лось именно во вре­мена Христа.

Затем Заха­рия пишет о том, что в буду­щем народ рас­ка­ется в своих грехах, но непо­пра­ви­мое уже совер­шится: “и они воз­зрят на Него, Кото­рого прон­зили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об еди­но­род­ном сыне, и скор­беть, как скор­бят о пер­венце” (Зах.12:10). Это про­ро­че­ство все иссле­до­ва­тели еди­но­гласно отно­сят ко Христу, грудь Кото­рого прон­зили на Кресте копьем, чтобы удо­сто­ве­риться в Его смерти.

Конечно, для тех, кто пока­ется, еще воз­можно спа­се­ние. Но послед­ние главы книги про­рока Заха­рии гово­рят уже о совсем страш­ных вещах. Раньше он воз­ве­щал, что Иеру­са­лим будет отстроен и станет вели­ким горо­дом, но лишь только это про­ро­че­ство начи­нает сбы­ваться, пишет: “Вот насту­пает день Гос­по­день, и раз­де­лят награб­лен­ное у тебя среди тебя. И соберу все народы на войну против Иеру­са­лима, и взят будет город, и раз­граб­лены будут домы, и обес­че­щены будут жены, и поло­вина города пойдет в плен” (Зах.14:1,2).

Как и про­ро­че­ство о раз­ру­ше­нии Иеру­са­лима, изре­чен­ное Самим Хри­стом, пред­ска­за­ние Заха­рии явно имеет два уровня тол­ко­ва­ния: один из них отно­сится к теперь уже свер­шив­шимся исто­ри­че­ским собы­тиям, другой – к ожи­да­ю­щим нас судь­бам мира. Фак­ти­че­ски, здесь мы чуть ли не впер­вые встре­ча­емся с апо­ка­лип­ти­че­скими про­ро­че­ствами.

Однако, “день Гос­по­день” – это не только день гнева, но и день дол­го­ждан­ного осво­бож­де­ния и радо­сти, потому что когда сбу­дется все, чему пред­стоит сбыться, Сам “Гос­подь будет Царем над всею землею” (Зах.14:9).

Да сбу­дется Писа­ние

Книга, будто остав­лен­ная про­ро­ком Заха­рией на полных надежды словах “в тот день”, была сразу же вклю­чена в канон Вет­хого Завета, окон­ча­тельно оформ­лен­ный свя­щен­ни­ком Ездрой бук­вально через несколько деся­ти­ле­тий. Дове­рие к про­ро­че­скому дару и слу­же­нию Заха­рии уже при его жизни было непо­ко­ле­би­мым. Сбы­лось все, о чем гово­ри­лось в первой части его книги: Иеру­са­лим был отстроен заново, Храм был вос­ста­нов­лен. Мило­сер­дие Божие по отно­ше­нию к еврей­скому народу про­яв­ля­лось во всем: и в том, как быстро воз­рож­да­лись раз­ру­шен­ные города, и в том, как росли насе­ле­ние и богат­ство страны, под­ни­ма­е­мой почти из руин. И книга Заха­рии стала для иудей­ского народа про­ро­че­ством о дне Гос­под­нем, дне при­хода Мессии.

Спустя пять веков после смерти про­рока иудеи все еще ждали Спа­си­теля. Но слова Заха­рии о том, что Он соеди­нит в Себе и цар­ское, и свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние, транс­фор­ми­ро­ва­лись в созна­нии угне­тен­ных рим­ля­нами иудеев в образ вели­кого Вождя, Царя, кото­рый осво­бо­дит Свой народ не столько от грехов, сколько от окку­пан­тов. Поэтому, когда одна­жды весной на пыль­ной дороге, веду­щей в Иеру­са­лим, появился Чело­век верхом на моло­дом осле, Ему кри­чали “Осанна!” в надежде, что рим­скому вла­ды­че­ству пришел конец. Но Он почему-то сове­то­вал по-преж­нему пла­тить подати кесарю, да и ника­кого войска с ним не было – только горстка уче­ни­ков… И иудеи не смогли про­стить Ему своих несбыв­шихся надежд. Мало кого люди могут нена­ви­деть, если ранее не любили, и вот настал момент, когда Иуда, думая, что ошибся в Учи­теле, пришел в Храм, постро­ен­ный в том числе и руками Заха­рии, и сказал пер­во­свя­щен­ни­кам: “Если угодно вам, то дайте мне плату мою”… Впро­чем, мы не знаем, что дей­стви­тельно гово­рил Иуда, может быть, и это. Если он и мог цити­ро­вать Заха­рию наизусть в момент пре­да­тель­ства, то чуть позже, опи­сы­вая данные собы­тия, еван­ге­лист Матфей – вполне воз­можно, от вол­не­ния – оши­ба­ется, и при­пи­сы­вает эти слова Иере­мии. Однако, то, что все мес­си­ан­ские про­ро­че­ства Заха­рии испол­ни­лись на Иисусе из Наза­рета, апо­стол Матфей в своем повест­во­ва­нии неод­но­кратно под­чер­ки­вает.

Тот, кто не при­ни­мает Христа, потому что не совсем согла­сен с ново­за­вет­ным уче­нием, может при­нять Его, скло­нив­шись под тяже­стью авто­ри­тета многих про­ро­ков, на про­тя­же­нии сто­ле­тий пред­ска­зы­вав­ших в подроб­но­стях жиз­нен­ный путь и стра­да­ния Пома­зан­ника Божия. На Иисусе из Наза­рета испол­ни­лись вообще все про­ро­че­ства – и Заха­рии, и Исайи, и Моисея, и мно­же­ства других про­ро­ков. Поэтому Матфею, писав­шему Еван­ге­лие для иудеев (то есть для людей, зна­ко­мых с тек­стами Вет­хого Завета), каза­лось совер­шенно есте­ствен­ным апел­ли­ро­вать к авто­ри­тету про­ро­ков, чтобы помочь людям при­нять дол­го­ждан­ного Спа­си­теля – не воен­ного вождя, а Доб­рого Пас­тыря, за жизнь кото­рого запла­тили всего трид­цать среб­ре­ни­ков, кото­рые Сам Бог еще устами Заха­рии назвал “высо­кой ценой”.

Во вре­мена Моисея столько пла­тили за погиб­шего слу­чайно раба.

Автор бла­го­да­рит иерея Димит­рия Юре­вича
за помощь в напи­са­нии статьи.

журнал «Фома»

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки