Тайные молитвы

Лишь немно­гие при­хо­жане, моля­щи­еся за Боже­ствен­ной литур­гией, знают, что далеко не все молитвы, возно­симые в эти минуты в храме, доступны их слуху. Кроме молит­во­сло­вий, совершае­мых воз­гласно, то есть вслух, чинопосле­дование вклю­чает еще тайные молитвы, про­из­но­си­мые свя­щен­ни­ком про себя.  О смысле и исто­рии появ­ле­ния этих молитв бесе­дует Марина Бирю­кова с  кан­ди­да­том бого­сло­вия, заве­ду­ю­щим библейской кафед­рой Сара­тов­ской пра­во­слав­ной духов­ной семи­на­рии, авто­ром учеб­ного посо­бия «Устав пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния» Алек­сеем Каш­ки­ным.

***

— Алек­сей Сер­ге­е­вич, прежде всего, давайте пояс­ним чита­те­лям, что «тайные» в данном случае не озна­чает «сек­рет­ные». У Пра­во­слав­ной Церкви, как известно, есть Таин­ства, но нет тайн. Любой при­хо­жа­нин при жела­нии может озна­ко­миться с тек­стами тайных свя­щен­ни­че­ских молитв и полу­чить, нако­нец, пред­став­ле­ние о том или ином бого­слу­же­нии в целом. Но почему все же при­нято про­из­но­сить эти молитвы про себя?

— Про­цесс ухода части молит­во­сло­вий из слы­ши­мых в неслы­ши­мые начался при­мерно в VI веке и закон­чился в VIII. Это объ­яс­ня­лось охла­жде­нием рели­ги­оз­ного чув­ства и евха­ри­сти­че­ского рвения в веру­ю­щих: люди пере­ста­вали со вни­ма­нием слу­шать длин­ные молитвы пре­сви­те­ров, поэтому молитвы ста­но­ви­лись тайными. VI веком дати­ру­ется новелла импе­ра­тора Юсти­ни­ана, в кото­рой он резко кри­ти­кует зарож­да­ю­щу­юся прак­тику тайного чтения молитв Литур­гии. Тем не менее тайное чтение молитв в Церкви закре­пи­лось и сохра­ня­ется.

— Значит, тайное про­из­не­се­ние молитв — своего рода ико­но­мия, снис­хож­де­ние к духов­ной немощи веру­ю­щих? Это непри­вычно: мы ведь уже имели доста­точно слу­чаев понять, что Цер­ковь, напро­тив, сшита нам на вырост.

— Да, это уступка. И не един­ствен­ная. Для при­мера: молитва Ефрема Сирина за вели­ко­пост­ными служ­бами когда-то совер­ша­лась с шест­на­дца­тью зем­ными покло­нами, а теперь лишь с четырьмя. Все каноны на утрене когда-то при­нято было петь, теперь же мы поем лишь ирмосы и ката­ва­сии. Цер­ковь идет навстречу людям, кото­рым не под силу слиш­ком напря­жен­ный и непре­рыв­ный духов­ный труд.

— Много ли теряют веру­ю­щие, кото­рым этот пласт бого­слу­же­ния — тайные молитвы — совер­шенно неиз­ве­стен?

— Конечно, и не имея пред­став­ле­ния о тайных молит­вах, можно быть добрым хри­сти­а­ни­ном и участ­во­вать в Таин­ствах. К тому же мно­го­зна­ние не гово­рит еще о высо­кой духов­но­сти. Но, если мы чув­ствуем потреб­ность по-насто­я­щему про­ник­нуть в содер­жа­ние Литур­гии, уто­лить свою жажду от ее неис­чер­па­е­мого источ­ника — тогда мы должны видеть ее цели­ком, а не отча­сти. И даже не только потому, что в этих молит­вах содер­жатся важнейшие бого­слов­ские смыслы. Дело еще и в том, что слы­ши­мое нами во время Евха­ри­сти­че­ского канона — это во многих слу­чаях обрывки фраз. Канон — это целост­ный текст, и лишь мень­шая часть этого текста про­из­но­сится иереем вслух. В резуль­тате мы зача­стую не пони­маем сути тех или иных слов. Напри­мер, когда из-за закры­тых Цар­ских врат раз­да­ется «…побед­ную песнь поюще, вопи­юще, взы­ва­юще и гла­го­люще…» — что это, к кому это отно­сится? Мы не ведаем, потому что не слы­шали пред­ше­ству­ю­щего текста первой молитвы Евха­ри­сти­че­ского канона, а в нем гово­рится об Ангель­ских Силах, пред­сто­я­щих Богу, а начи­на­ется фраза так: «Бла­го­да­рим Тя и о службе сей, юже от рук наших прияти изво­лил еси, аще и (хотя и) пред­стоят Тебе тысячи Архан­ге­лов и тмы Анге­лов, Херу­вими и Сера­фими… побед­ную песнь поюще, вопи­юще, взы­ва­юще и гла­го­люще: Свят, Свят, Свят Гос­подь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея…» — начи­ная со слова «побед­ную» мы уже слышим.

— Все ли бого­слу­же­ния сопро­вож­да­ются тайными молит­вами?

— Не все. Часо­вые службы (кроме соб­ственно часов, к этой кате­го­рии отно­сятся пове­че­рие и полу­нощ­ница) тайных молитв в своих после­до­ва­ниях не содер­жат. В вечерне и утрене их немного. Чино­по­сле­до­ва­ние вечерни содер­жит семь све­тиль­нич­ных молитв и одну молитву гла­во­пре­кло­не­ния. Све­тиль­нич­ные молитвы чита­ются свя­щен­ни­ком во время пред­на­чи­на­тель­ного 103-го псалма: свя­щен­ник сим­во­ли­че­ски изоб­ра­жает Адама, поте­ряв­шего Рай и испра­ши­ва­ю­щего теперь мило­сти и про­ще­ния Божи­его: «Гос­поди, да не яро­стию Твоею обли­чиши нас, ниже гневом Твоим нака­жеши нас, но сотвори с нами по мило­сти Твоей, врачу и исце­ли­телю душ наших…» На утрене, во время второй части шесто­псал­мия, свя­щен­ник, сто­я­щий лицом к Цар­ским вратам, читает две­на­дцать утрен­них молитв: если опре­де­лить их содер­жа­ние сжато, то это просто утрен­няя молитва любого хри­сти­а­нина. И свя­щен­ник в эти минуты молится как наш пред­ста­ви­тель, он за всех нас про­из­но­сит эти молитвы перед Цар­скими вра­тами.

А вот за Боже­ствен­ной литур­гией свя­щен­ник читает много тайных молитв. Вот почему внешне (без учета тайных молит­во­сло­вий) это цен­траль­ное бого­слу­же­ние Церкви выгля­дит гораздо проще, чем оно есть на самом деле.

Литур­гия огла­шен­ных содер­жит крат­кие молитвы анти­фо­нов: «Гос­поди Боже наш, Егоже дер­жава неска­занна и слава непо­сти­жима, Егоже милость без­мерна, чело­ве­ко­лю­бие неиз­ре­ченно, Сам, Вла­дыко, по бла­го­у­тро­бию Твоему призри на ны и на святый храм сей и сотвори с нами и моля­щи­мися с нами бога­тыя мило­сти…» Воз­глас «Яко благ и чело­ве­ко­лю­бец Бог еси…» — это про­дол­же­ние тайной молитвы тре­тьего анти­фона «Иже общия сия и соглас­ныя даро­ва­вый нам молитвы…».

Уже после малого входа, во время пения тро­па­рей и конда­ков свя­щен­ник тайно читает молитву, пред­ва­ря­ю­щую пение Три­свя­того (Святый Боже, Святый Креп­кий…»); это про­ше­ние ко Гос­поду, чтобы Он принял от нас «Три­свя­тую песнь» так же, как Он при­ни­мает ее от Анге­лов; мы дер­заем срав­ни­вать себя с Небес­ными Силами: «…прими и от уст нас греш­ных Три­свя­тую песнь и посети ны бла­го­стию Твоею…».

Тайная молитва чита­ется свя­щен­ни­ком и перед чте­нием Еван­ге­лия; он просит о том, чтоб про­чи­тан­ное в храме Еван­ге­лие оста­лось в серд­цах, чтобы чтение не было бес­плод­ным: «Воз­сияй в серд­цах наших, чело­ве­ко­любче Гос­поди, Твоего бого­ве­де­ния нетлен­ный свет…»

Во время про­ше­ния сугу­бой екте­нии «Поми­луй нас, Боже» чита­ется молитва при­леж­ного моле­ния: «Гос­поди Боже наш, при­леж­ное сие моле­ние прими от Твоих раб, и поми­луй нас по мно­же­ству мило­сти Твоея, и щед­роты Твоя нис­посли на ны и на все люди Твоя, чающия от Тебе бога­тыя мило­сти».

— А почему в тайных молит­вах везде «мы», «нам», «нас»? Свя­щен­ник ведь молится про себя, один, мы даже не слышим.

— Это напо­ми­нает нам о том, что когда-то все эти молитвы чита­лись вслух, и сейчас мы, цер­ков­ный народ, при­званы к соуча­стию в них. Тем важнее для нас их знать. Един­ствен­ная молитва, чита­е­мая от пер­вого лица в един­ствен­ном числе,— та, кото­рую свя­щен­ник читает до вели­кого входа — во время «Херу­вим­ской песни» — «Ник­тоже достоин…». Здесь свя­щен­ник молится только о себе. Слу­же­ние Богу, пред­сто­я­ние Ему настолько высоко, что иерей, греш­ный чело­век, недо­стоин совер­шать «вели­кое и страш­ное и самим Небес­ным Силам», и потому он просит Гос­пода: «Спо­доби при­не­сен­ным Тебе быти мною, греш­ным и недостойным рабом Твоим, Даром сим. Ты бо еси При­но­сяй и При­но­си­мый, и При­ем­ляй и Раз­да­ва­е­мый». Это очень кра­си­вая анти­но­мия, она гово­рит о том, что Гос­подь, давший нам все, Сам при­но­сит Себя в жертву.

— Есть ведь и тайная молитва об огла­шен­ных — как бы на гра­нице между Литур­гией огла­шен­ных и Литур­гией верных…

— Да, свя­щен­ник читает ее про себя, в то время как диакон про­воз­гла­шает «Огла­шен­ныя, главы ваши Гос­по­деви при­к­ло­нити…»: «Призри на рабы Твоя огла­шен­ныя, под­к­лонь­шия Тебе выи своя и спо­доби я (их) во время бла­го­по­луч­ной бани паки­бы­тия» (т. е. Кре­ще­ния).

Дальше — молитва во время про­си­тель­ной екте­нии перед «Сим­во­лом веры». Именно в ней начи­на­ется при­зы­ва­ние Свя­того Духа. В Литур­гии Васи­лия Вели­кого она длин­ней, чем в Литур­гии Иоанна Зла­то­уста, и изоби­лует ссыл­ками на вет­хо­за­вет­ные образы: свя­щен­ник просит Бога при­нять Бес­кров­ную Жертву, как Он при­ни­мал жертвы вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков: «якоже приял еси Аве­левы дары, Ноевы жертвы, Авра­амова все­пло­дия, Мои­се­ева и Ааро­нова свя­щен­ства, Саму­и­лова мирная».

— И, нако­нец, Евха­ри­сти­че­ский канон…

— Когда пре­сви­тер воз­гла­шает «Бла­го­да­рим Гос­пода», а хор поет «Достойно и пра­ведно есть…» — чита­ется первая, бла­го­дар­ствен­ная часть тайной молитвы Евха­ри­сти­че­ского канона «Достойно и пра­ведно Тя пети». В ней пере­чис­ля­ются все действия Бога, начи­ная с сотво­ре­ния мира и кончая нис­по­сла­нием Духа Свя­того. Далее, когда хор поет «Свят, Свят, Свят…», свя­щен­ник читает вторую часть этой молитвы — «С сими и мы бла­жен­ными силами», где про­ис­хо­дит пере­ход от бла­го­да­ре­ния к вос­по­ми­на­нию исто­рии Искуп­ле­ния: «Иже мир Твой так воз­лю­бил еси, якоже Сына Твоего Еди­но­род­ного дати, да всяк веруяй в Него не погиб­нет, но имать живот вечный». И завер­ша­ется эта молитва тем, что Гос­подь Иисус Хри­стос «прием хлеб во святыя Своя и пре­чи­стыя и непо­роч­ныя руки, бла­го­да­рив и бла­го­сло­вив, освя­тив, пре­ло­мив, даде святым Своим уче­ни­ком и апо­сто­лом, рек…». Это то, что мы не слышим, а дальше мы слышим: «При­и­мите, ядите. Сие есть Тело Мое…». Это уста­но­ви­тель­ные слова Евха­ри­стии.

После уста­но­ви­тель­ных слов и после «Твоя от Твоих…», когда хор поет «Тебе поем, Тебе бла­го­сло­вим, Тебе бла­го­да­рим…» — свя­щен­ник читает молитву, кото­рая назы­ва­ется «эпи­клеза» — при­зва­ние Свя­того Духа: «Еще при­но­сим Тебе сло­вес­ную сию и без­кров­ную службу, и просим, и молим, и мили ся деем (смяг­чаем свои сердца, делая себя “милыми”), нис­посли Духа Твоего Свя­таго на ны и на пред­ле­жа­щия Дары сия».

Дальше — две молитвы: о тех, кто будет при­ча­щаться Святых Даров («Якоже быти при­ча­ща­ю­щим- ся во трез­ве­ние души, во остав­ле­ние грехов, в при­об­ще­ние Свя­таго Твоего Духа…»), и о «иже в вере почив­ших пра­от­цех, отцех, пат­ри­ар­сех, про­ро­цех, апо­сто­лех, про­по­вед­ни­цех, еван­ге­ли­стех, муче­ни­цех, воз­держ­ни­цех и о всяком дусе пра­вед­нем в вере скон­чав­шемся». Эта молитва пере­хо­дит в воз­глас «…изрядно о Пре­свя­тей, Пре­чи­стей, Пре­бла­го­сло­вен­ней Слав­ной Вла­ды­чице нашей Бого­ро­дице и Прис­но­деве Марии».

— Тайное про­из­не­се­ние молитв — это ведь вопрос в Церкви чрезвычайно дис­кус­си­он­ный, он обсуж­да­ется…

— Да, многие бого­словы и литур­ги­сты гово­рят — было бы хорошо, если бы все молитвы чита­лись воз­гласно. Но здесь нужно, навер­ное, согла­ситься с мне­нием архи­манд­рита Кипри­ана (Керна) о том, что к воз­глас­ному про­из­но­ше­нию всех молит­во­сло­вий Литур­гии надо стре­миться, но это не может быть реше­нием только одного отдельно взя­того пре­сви­тера; поме­нять прак­тику совер­ше­ния Боже­ствен­ной литур­гии — это тре­бует реше­ния обще­цер­ков­ного, реше­ния высшей цер­ков­ной власти. Само­чи­ние в Церкви всегда опасно, даже если исхо­дит из благой идеи.

Отры­вок из книги «Бла­го­сло­венно Цар­ство», Кашкин А. С., Бирю­кова М. А. — Сара­тов: Изд-во Сара­тов­ской мит­ро­по­лии, 2015.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки