Анатолий Ким: «Креститься меня позвал Смоктуновский»<br><span class="bg_bpub_book_author">Анатолий Ким</span>

Анатолий Ким: «Креститься меня позвал Смоктуновский»
Анатолий Ким

Писа­тель Ана­то­лий Ким — о сво­ём пути к вере, о зна­ме­ни­том крёст­ном и о законе любви

«Выра­зить хотя бы малую части­цу сво­е­го вос­тор­га перед тем миром, кото­рый создал Бог, — это и есть зада­ча худож­ни­ка», — счи­та­ет извест­ный рос­сий­ский писа­тель Ана­то­лий Ким. Ему 80 лет, но он не заме­ча­ет воз­рас­та. Автор рома­нов «Бел­ка», «Онли­рия», «Отец-Лес», пове­стей и рас­ска­зов, мно­гие из кото­рых пере­ве­де­ны и изда­ны в 30 стра­нах мира, поде­лил­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми о сво­ём необыч­ном пути к пра­во­слав­ной вере.

Замёрзший Иордан

— В 1979 году я рабо­тал в малень­кой глу­хой дере­вуш­ке Немя­то­во под Ряза­нью, в избуш­ке, кото­рую сам отре­мон­ти­ро­вал, с рус­ской печ­кой, — рас­ска­зы­ва­ет писа­тель. — До самой зимы в уеди­не­нии писал кни­ги. И ко мне каж­дый день при­бе­га­ли дере­вен­ские детиш­ки — шесть дев­чо­нок от 7 до 12 лет, — они впер­вые виде­ли писа­те­ля. Ров­но в 16 часов — я им велел рань­ше не при­хо­дить, что­бы не меша­ли рабо­тать, — они топа­ли вален­ка­ми на крыль­це и захо­ди­ли в дом — пек­ли кар­тош­ку в рус­ской печ­ке, жари­ли бли­ны. Они при­но­си­ли с собой моло­ка, я варил кофе, и им очень нра­ви­лось соб­ствен­ные бли­ны запи­вать кофе с моло­ком: для них это было город­ское угощение.

В Немя­то­ве он пере­жил неве­ро­ят­ный мисти­че­ский опыт.

— Одна­жды я явствен­но услы­шал голос: «Ты дол­жен при­нять кре­ще­ние!» И уви­дел… как бы лицо и гла­за, кото­рые смот­ре­ли на меня с такой любо­вью, с кото­рой на меня ни один чело­век не смот­рел. Ну, может быть, мать в дет­стве… На сле­ду­ю­щий день я ска­зал дере­вен­ским дев­чон­кам: «Вы долж­ны меня кре­стить». В Иор­дане кре­стил Иоанн, а я поду­мал, что пусть меня кре­стит вот такой «кол­лек­тив­ный свя­щен­ник». Гово­рю им: «Пой­дём на реку, я из воды выско­чу, вы на меня кре­стик наде­не­те — и буду крещён!»

Но «кре­ще­ние» не состо­я­лось. На сле­ду­ю­щий день выпал пер­вый снег, и река нача­ла замерзать.

«Толя, вы не хотите креститься?»

Через месяц Ким вер­нул­ся в Москву.

— Захо­жу домой — я жил тогда в хру­щёв­ке на ули­це Ака­де­ми­ка Пав­ло­ва, — и теле­фон зазво­нил. Это был Инно­кен­тий Смок­ту­нов­ский, мы с ним дру­жи­ли уже мно­го лет. И он сра­зу спра­ши­ва­ет: «Толя, вы не хоти­те кре­стить­ся?» А я без вся­ко­го удив­ле­ния гово­рю, что да, хочу, а когда? «Зав­тра утром к 10 часам ко мне при­хо­ди­те. Я хотел кре­стить сына и поче­му-то поду­мал о вас». Ну как ему это при­шло на ум? Раз­ве не чудо?

Смок­ту­нов­ский при­го­то­вил для писа­те­ля свой дет­ский кре­стик — оло­вян­ный, на про­стом шну­роч­ке. Похо­же, что имен­но этот кре­стик обе­ре­гал Инно­кен­тия Михай­ло­ви­ча во вре­мя тяже­лей­ших испы­та­ний во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны.

Кре­ще­ние Ана­то­лия Кима вме­сте с сыном Смок­ту­нов­ско­го Филип­пом — ему было тогда 20 лет — состо­я­лось в хра­ме в честь ико­ны Божи­ей Мате­ри «Зна­ме­ние» у Риж­ско­го вок­за­ла. Таин­ство совер­шил насто­я­тель про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Рож­ков, тоже лич­ность выда­ю­ща­я­ся: док­тор пра­ва, автор науч­ных тру­дов. После кре­ще­ния отец Вла­ди­мир обра­тил­ся к Смоктуновскому:

— Я вижу, что в вопро­сах веры вы не очень про­све­ще­ны, Инно­кен­тий Михай­ло­вич. Вот и над­ле­жа­щих молитв не выучи­ли… Но воис­ти­ну Бог зна­ет, кого при­ве­сти ко кре­сту. Раз Гос­подь при­звал вас, зна­чит, так и надо было.

Воз­мож­но, эти сло­ва повли­я­ли на Смок­ту­нов­ско­го. Ана­то­лий Ким вспо­ми­на­ет, как поз­же Инно­кен­тий Михай­ло­вич при­гла­сил его на свою первую репе­ти­цию в каче­стве теат­раль­но­го режис­сё­ра — он ста­вил пье­су «Царь Фео­дор Иоан­но­вич». И пер­вое, что он спро­сил: все ли арти­сты зна­ют «Отче наш»? Отве­та не полу­чил. На этом репе­ти­ция закон­чи­лась. Смок­ту­нов­ский попро­сил актё­ров выучить молит­ву к сле­ду­ю­щей репе­ти­ции. Для него уже было невоз­мож­но играть «истин­но хри­сти­ан­скую» пье­су без зна­ния этой молитвы.

Закон вселенской любви

— Хри­стос дал нам уче­ние о люб­ви: гово­рил, что надо любить друг дру­га. Думая об этом, я при­шёл к пони­ма­нию, что Его запо­ведь свя­за­на с все­лен­ским зако­ном люб­ви, — гово­рит писа­тель. — Небес­ные тела под­чи­не­ны жесто­ко­му зако­ну при­тя­же­ния, и боль­шие пла­не­ты долж­ны бы при­тя­нуть к себе более сла­бые, погло­тить их, а оди­на­ко­вые — столк­нуть­ся и уни­что­жить друг дру­га. Но мир незыб­лем: небес­ные тела не стал­ки­ва­ют­ся, а вра­ща­ют­ся друг воз­ле дру­га. Под воз­дей­стви­ем какой силы? Силы люб­ви. Так и люди долж­ны не уни­что­жать друг дру­га, а помо­гать, любить. Все мои про­из­ве­де­ния посвя­ще­ны слу­же­нию это­му зако­ну. Для меня Бог все­гда со мной — нуж­но про­сто душой рас­крыть­ся навстречу.

Что это за сила, из-за кото­рой сто­ит все­лен­ная? Это сила люб­ви, то есть и звёз­ды любят друг дру­га. И Иисус при­шёл ска­зать людям дер­жать­ся этой силы! Дер­жать­ся зако­на люб­ви друг к дру­гу, обре­сти вза­им­ное орби­таль­ное дви­же­ние друг воз­ле друга.

Источ­ник: пра­во­слав­ная газе­та Кре­стов­ский Мост

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки