Исповедь, или почему я православный

Исповедь, или почему я православный

Андрей О.

Я решил напи­сать это сооб­ще­ние по двум причинам:

  1. Во-пер­вых, мне само­му было бы инте­рес­но послу­шать подоб­ные рас­ска­зы от дру­гих участников;
  2. Во-вто­рых, меня часто на фору­ме спра­ши­ва­ли, поче­му я православный?

Итак, все сна­ча­ла. Мои роди­те­ли не были людь­ми рели­ги­оз­ны­ми, но моя бабуш­ка и мама вери­ли в Бога. Хотя вера эта была почти язы­че­ская: не слу­ша­ет­ся ребе­нок, упал, уда­рил­ся ‒ Бог нака­зал… Вот такое было пред­став­ле­ние о Боге. Но зато меня очень серьез­но запу­га­ли рас­ска­за­ми о вся­кой нечи­сти: лешие, домо­вые, ведь­мы… Я боял­ся сам остать­ся в ком­на­те. Хотя я знал, что «магия ‒ это не от Бога». И вот лет в 14 я про­чел в Боль­шой совет­ской энцик­ло­пе­дии, что есть магия белая, направ­лен­ная на доб­ро, а есть чер­ная ‒ на зло. Но этим пока все и огра­ни­чи­лось. Затем нача­лись теле­се­ан­сы, от кото­рых меня чуть не стош­ни­ло. Но я это­му не при­дал осо­бо­го зна­че­ния, а про­бо­вал сам «лечить» рука­ми. Затем, зани­ма­ясь восточ­ны­ми еди­но­бор­ства­ми, я стал изу­чать цигун. И вот одна­жды в мага­зине я слу­чай­но открыл какую-то буль­вар­ную кни­жи­цу «Белая магия», и что я там обна­ру­жил? Молит­вы, рецеп­ты, как помочь людям…

Вот тогда я и решил: «Поче­му же мне гово­ри­ли, что это пло­хо? Молит­вы ‒ к Богу, обра­ще­ние к свет­лым силам…» Вот тогда меня и понес­ло. Я стал ску­пать всю лите­ра­ту­ру по магии, бро­сил­ся прак­ти­ко­вать выка­ты­ва­ния, выли­ва­ния и проч. Но при­шел момент, когда я понял: «Не все так про­сто. Нуж­но дви­гать­ся вверх, а для это­го нуж­на тео­рия». Пер­вое что попа­лось ‒ каб­ба­ла, вер­нее ее оккульт­ная пере­дел­ка. Далее меди­та­ции, транс­фор­ма­ции. Клас­си­че­ский оккуль­тизм, розен­крей­цер­ство, гер­ме­тизм, духов­ная алхи­мия, каб­ба­ла Лайт­ма­на, гип­но­тизм, парапсихология.

Меня уже не инте­ре­со­ва­ла про­стая магия чудес, я жаж­дал най­ти исти­ну, постичь дей­стви­тель­ность. Дол­жен заме­тить, что к Пра­во­сла­вию я отно­сил­ся ува­жи­тель­но (какое коли­че­ство свя­тых), но счи­тал, что этот путь не для меня: «Кто одна­жды ощу­тил аро­мат розы, тот не смо­жет ото­рвать­ся от нее, несмот­ря на ее шипы» (у розен­крей­це­ров крест озна­ча­ет веру, а роза зна­ние). Я даже захо­дил в пра­во­слав­ную биб­лио­те­ку, но там, когда я спро­сил Зла­то­уста, мне дали жур­наль­чик с одно­имен­ным назва­ни­ем, а тво­ре­ний отцов у них в то вре­мя не было. Но более того, я читал Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва «Сло­во о смер­ти» и «Отеч­ник», и что? В Отеч­ни­ке я «нашел» толь­ко под­твер­жде­ние сво­их воз­зре­ний (напр. у аввы Исайи о тай­нах), а «Сло­во о смер­ти» я вос­при­нял не более как предо­сте­ре­же­ние, мол, нуж­но быть в обще­ни­ях с мира­ми неви­ди­мы­ми осторожным.

И так было до опре­де­лен­но­го вре­ме­ни. У меня вне­зап­но очень стран­но забо­лел отец. Я «опре­де­лил»: пор­ча. Само­сто­я­тель­ные обря­ды при­но­си­ли лишь вре­мен­ное облег­че­ние, но болезнь про­грес­си­ро­ва­ла. Иска­ли помо­щи где угод­но, толь­ко не в Церк­ви. Нашел­ся один доволь­но опыт­ный маг. Он рас­ска­зал, как мож­но опре­де­лить того, кто наслал пор­чу. Конеч­но же я отка­зал­ся, что­бы не воз­буж­дать нега­тив­ных эмо­ций. Но ни маг, ни мои зна­ния так и не помог­ли ‒ отец умер. Но вот чудо: он узнал, что не кре­щен. За пол­го­да до смер­ти кре­стил­ся. В послед­ний день (за 12 часов до смер­ти) при­ча­стил­ся, испо­ве­дав гре­хи… Сла­ва Богу!

Бла­го­да­ря смер­ти отца, я позна­ко­мил­ся с одним инте­рес­ным свя­щен­ни­ком. Семи­де­ся­ти­лет­ний отец Миха­ил отли­ча­ет­ся часто смеш­ным незна­ни­ем уче­ния Церк­ви и при этом осо­бой молит­вен­но­стью (часто он молит­ся ноча­ми вплоть до самой служ­бы). Одна­жды был слу­чай, когда его попро­си­ли освя­тить квар­ти­ру, а сосед­ка тех, кто его при­гла­сил, откро­вен­но гово­ря, была ведь­мой. И вот, еле под­няв­шись по лест­ни­це, о. Миха­ил встре­тил­ся на пло­щад­ке с этой ведь­моч­кой, кото­рая тут же поте­ря­ла созна­ние. Но об о. Миха­и­ле ‒ отдель­ный рас­сказ. Так я начал ходить в храм. У нас появи­лись нор­маль­ные пра­во­слав­ные книж­ки в биб­лио­те­ке, и я стал читать все об умной молит­ве, т.к. счи­тал это «про­дви­ну­той» прак­ти­кой пра­во­слав­ной меди­та­ции. После несколь­ких сбор­ни­ков про­чел «Стран­ни­ка» и бро­сил­ся с голо­вой в прак­ти­ку. Через неко­то­рое вре­мя «опу­стил» ум в серд­це, т.е. пере­вел созна­ние в область «сер­деч­ной чак­ры». Но вовре­мя оста­но­вил­ся, про­чи­тав свт. Игна­тия о молит­ве. Год я ходил в храм, испо­ве­до­вал­ся и про­дол­жал зани­мать­ся оккуль­тиз­мом, счи­тая это «тай­ным зна­ни­ем», недо­ступ­ным для про­фа­нов. Но вот нача­ли появ­лять­ся такие малень­кие слу­чаи: то про­чту св. Гри­го­рия Пала­му о Логос­ах и энер­ги­ях (после это­го мно­гие оккульт­ные кни­ги по это­му вопро­су мне пока­за­лись не более чем фан­та­зи­ей), то с кем-то пого­во­рю о чуде­сах в Пра­во­сла­вии… И, нако­нец, после появив­ших­ся сомне­ний я «слу­чай­но» про­чел св. Игна­тия Бого­нос­ца: «При­шел Хри­стос, и с тех пор ста­ла исче­зать вся­кая магия». До это­го я нигде не читал в свя­то­оте­че­ской лите­ра­ту­ре о запре­те или анти­бо­же­ствен­но­сти магии.

Но до это­го я совер­шил обряд розен­крей­це­ров­ско­го посвящения…

А даль­ше… Если кто-нибудь читал роман Соло­вье­ва «Волх­вы» и «Вели­кий Розен­крей­цер», то пой­мет, какие у меня были чув­ства и мыс­ли. Я при­шел в Цер­ковь, но при­нес еще свои оккульт­ные дог­мы. Да, я не прак­ти­ко­вал магию, но я не знал Пра­во­сла­вия. Для меня было откры­ти­ем дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие… Но, когда я узнал тай­ну При­ча­стия, смысл Вопло­ще­ния Сло­ва, мисти­ку Церк­ви, я полю­бил Пра­во­сла­вие всей душой. Сей­час я мно­гое понял, в чем я заблуж­дал­ся, что делал неправильно.

Но даль­ше было мно­го инте­рес­но­го. Наш храм состо­ял на 70% из бабу­шек. Есте­ствен­но сказ­ки и книж­ки о стар­цах меня очень взвол­но­ва­ли. И вот, кто-то гово­рит о духо­нос­ном стар­це: вот он есть, с ним мож­но пого­во­рить… И я отпра­вил­ся к нему. До это­го я уже, прав­да, про­чел о лже­стар­че­стве и наме­рен был испы­тать батюшку.

Дол­гая доро­га по рас­та­яв­ше­му сне­гу меня не испу­га­ла (хотя я с дет­ства очень часто болел про­сту­дой). Когда я подо­шел к келии стар­ца я стал тихо и начал, как меня научи­ли, про себя молить­ся. Через 2 ‒ 3 мину­ты вышел монах с длин­ной седой боро­дой и, бла­го­сло­вив нас (я был не один), при­гла­сил на тра­пе­зу. После это­го мы подо­шли к нему. Я сто­ял поодаль, пока дру­гие с ним гово­ри­ли. И вот при­шла моя оче­редь. Бесе­да с о. Иоан­ном меня про­сто пора­зи­ла: он открыл мне всю мер­зость моих гре­хов, начи­ная с дет­ства, открыл не мое­му рас­суд­ку, а серд­цу, ‒ я пла­кал, как ребе­нок. Это дей­стви­тель­но ока­зал­ся насто­я­щий ста­рец, чело­век духов­ный, име­ю­щий дары Духа.

В оккуль­тиз­ме я пытал­ся познать себя, я искал Исти­ну. Все это я нашел в Православии.

«Хри­стос при­шел про­све­тить чело­ве­че­ство. Суще­ству­ют раз­лич­ные рели­гии вне Его Откро­ве­ния, их после­до­ва­те­ли искрен­ни, но толь­ко где не дья­во­ло­по­клон­ство, а где душа дей­стви­тель­но пыта­ет­ся обре­сти Гос­по­да. Я хочу ска­зать, что до того, как люди услы­шат о Хри­сте, эти рели­гии хоро­ши, но они не при­во­дят вас к цели. Целью же явля­ет­ся веч­ная жизнь и Цар­ство Небес­ное, и Гос­подь вопло­тил­ся, что­бы открыть его нам. То есть, Хри­сти­ан­ство ‒ есть исти­на. Вы може­те стре­мить­ся к раз­лич­ным отно­си­тель­ным эле­мен­там исти­ны в дру­гих рели­ги­ях. И часто они очень глу­бо­ки, но они не откры­ва­ют Небе­са. Толь­ко когда Хри­стос при­шел на зем­лю и ска­зал раз­бой­ни­ку: «будешь со Мною в раю» (Лк.23:43), небе­са дей­стви­тель­но откры­лись людям». (о. Сера­фим (Роуз). Бесе­да с аме­ри­кан­ски­ми сту­ден­та­ми, из кни­ги «Божие откро­ве­ние чело­ве­че­ско­му серд­цу»).

Меня очень инте­ре­со­вал вопрос Иису­со­вой молит­вы. Нача­лось это еще с увле­че­ния оккульт­ны­ми мето­да­ми, а потом я, уви­дев высо­ту Пра­во­сла­вия, понял, что и мисти­че­ская прак­ти­ка выше всех оккульт­ных. Но попы­тал­ся я сна­ча­ла подой­ти к этой прак­ти­ке имен­но с оккульт­ных пози­ций, ‒ ну кто на что учил­ся :). Так вот. Затем я уже понял, что Иису­со­ва молит­ва ‒ это не меди­та­ция. Когда же я при­шел к о. Иоан­ну, то меня инте­ре­со­ва­ли мно­гие вопро­сы, свя­зан­ные имен­но с прак­ти­кой умно-сер­деч­ной молит­вы, в част­но­сти, как это соеди­ня­ет­ся ум с серд­цем. И вот, сижу я в хра­ме, читаю. Под­хо­дит ко мне послуш­ник о. Иоан­на и гово­рит: «Батюш­ка зовет на послу­ша­ние». Я собрал­ся и пошел. Под­хо­жу к стро­я­щей­ся тра­пез­ной, батюш­ка и гово­рит: «Помо­лим­ся. Читай­те Иису­со­ву молит­ву». Сам он стал за нами и начал так­же усерд­но молить­ся. Я начи­наю молить­ся, и вдруг, чув­ствую, что сле­зы начи­на­ют сами собой лить­ся от уми­ле­ния в серд­це. Само серд­це ста­но­вит­ся каким-то вме­ща­ю­щим любовь, мир, и ум спус­ка­ет­ся в него (соеди­ня­ет­ся с ним). При этом ум и серд­це, по моим ощу­ще­ни­ям, ста­ли одним. Я толь­ко пла­кал от уми­ли­тель­ных чувств, от дей­ствия Духа. Зна­е­те, слов­но Дух Сам молит­ся. «Научи же, что ми подо­ба­ет тво­ри­ти и гла­го­ла­ти» (преп. Симе­он Новый Бого­слов). Так пока­зал мне ста­рец как нуж­но молить­ся. Боль­ше у меня это­го состо­я­ния не было. Пока­зал, види­мо он, к чему нуж­но стре­мить­ся. Вот после таких чувств ни в какой оккуль­тизм не захо­чет­ся идти.

Я писал, что когда поехал к о. Иоан­ну, то уже понял, в чем ошиб­ки оккуль­тиз­ма. Хотя, не все я пони­мал. Гово­рю: «Батюш­ка, я чаро­дей­ством зани­мал­ся». Он кив­нул голо­вой печаль­но. Я про­дол­жаю: «Так оста­лись ведь послед­ствия» (у меня в то вре­мя оста­лись неко­то­рые экс­тра­сен­сор­ные вос­при­я­тия). Он посмот­рел с такой любо­вью, и гово­рит: «Ниче­го, пройдет».

 

Источ­ник: «Сибир­ская Пра­во­слав­ная газета»

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки