Рассказ бывшего экстрасенса (целительницы)

Рассказ бывшего экстрасенса (целительницы)

 Здравствуйте, в эфире передача «Мой путь к Богу». Cегодня у нас в гостях Татьяна Михайловна, в прошлом – экстрасенс, а ныне – староста храма. Путь, как уже я сказал в двух словах, путь необычный, непростой. Расскажите немножко о себе и, собственно говоря, о самой первой вашей предыстории на пути к Богу.

– Здравствуйте дорогие братья и сёстры. Да, путь мой к Богу был непрост. Ну, батюшка, конечно, сказал…Экстрасенс… круто для меня. Нет, конечно, этим я не занималась, только обучалась, но не занималась. До такой степени – нет конечно. Просто расскажу вкратце, что в девяностых годах был вал – буквально вся наша страна была этим как бы захламлена, этим мусором. И вот, мы жили на Крайнем Севере, в районах, приравненных крайнему северу, Иркутской области, город Усть-Кут, и в наш город приехали обучать экстрасенсы. И мы ради любопытства, знаете, любопытство – это большой грех, и вот мы, своей компанией (собралось несколько женщин); обучали в одном зале при «Мостострое», и мы пришли обучаться. Довольно-таки большая группа там набралось – человек, наверное, двадцать. Ходили на занятия, в толстой тетради писали, занимались по вечерам. Чем занимались – сами не знали. Ну, душа просила того, что мы хотели помогать… Люди все хотели помогать – помогать болящим, лечить болящих, но никто не знал насколько это губительно, этот путь… Губителен был для наших душ.

Как это как это выразилось?

– Как это выразилось…. По окончанию курсов (это продолжалось, может, в течение месяца – мы обучались) нам выдали дипломы. Сейчас даже помню такой красный диплом, там написано «Экстрасенсорика» и что-то ещё. Нам даже оценки там выставляли – у кого сильнее буллиты. Самое интересное, в чём заблуждение это было, что на сцене стояли иконы Божией Матери, Иисуса Христа, и все эти обучения сопровождались чтением молитв. Уже после этого, когда отошли мы все – действительно такое есть, всё это совмещают, оказывается. Это вот чисто показное.

Да, многих людей как раз на это ловят, что вроде здесь же икона, вроде здесь хорошо говорят про Богородицу, может быть про Христа, может быть молитвы какие-то употребляются. Но в действительности, сам смысл такого рода духовных практик – это обращение к совсем другим силам, к злым силам. Это вещи – это как рыбаки используют блесну, допустим, чтобы рыбу какую-то поймать. Рыбе кажется, что эта блесна – это рыбка, она на неё плывёт и думает, вроде всё должно быть хорошо, а заканчивается всё совсем по-другому.

– Да, Вы абсолютно правы, потому что нам казалось, что, ну, там инструменты какие-то применяли, маятники, конспекты учили. А на практике это оказалось совершенно не применимо. Многие стали болеть. В чём это стало проявляться. Вот у меня, например. Лично у меня, когда мы закончили эти курсы: у нас в конторе – стали ко мне люди приходить, (я работала экономистом на предприятии), и стали: «Голова болит». Я такая: «Я тут курсы закончила, приходите!» Ну, вот, вроде, одному голову полечила, просто руками, как нас учили. «Вот, помогло!», – думаю, надо же, какие у меня способности. Второму, третьему… и потом я начала замечать, что я начала болеть. Болеть – это одно, а второе – я стала плохо спать. И вот не могла заснуть, а когда засыпала, то я даже в реальности как бы и не спала, мне казалось. Потому что ко мне приходили какие-то синие пластилиновые люди, ну, и куда-то меня тянули постоянно. Вот это было настолько страшно и ужасно, что я уже не знала покой где найти, даже пряталась. Даже ночью один раз так соскочила, закричала и давай прятаться. Хотя у меня же уже была семья. Это было печально, это для меня было очень печально. Я, конечно, корень зла не видела еще в этом настолько. Болезнь так вот подступала понемножку и душила, душила… Оказалось, когда мы начали все встречаться (телефонов сотовых не было) – оказалось, не одна такая, у всех аналогичные признаки, понимаете.

У всех, кто эти курсы заканчивал, да?

– Да, это вообще абсолютно так страшно было на тот момент. Дело в том, что я была некрещеным человеком, у нас потому что на тысячи километров не было никаких храмов – ничего в нашем городе, на Крайнем Севере, те года – это конец 80-х, начало 90-х, 89, 88 года. Одна бабушка была среди нас, такая пожилая женщина, она была крещеная, она говорит: «Вы знаете, надо нам, наверное, идти к батюшке». Но у нас батюшки нет в городе. Ближайший город у нас 350 км, где тоже нету батюшки. И что мы решаем… Она разузнает, и оказывается, у нас есть молельный дом – в нашем Усть-Куте есть молельный дом. Мы – в этот молельный дом. Собралось нас 5 человек. Но вот что я хочу сказать: у всех разное было психическое состояние – это на психику действовало очень страшно. Это действительно силы бесовские, однозначно, потому что результат был налицо – люди болели, видно было по нашему угнетенному состоянию. И когда мы пришли в молельный дом, нам сказали: «А завтра приезжает к нам батюшка». Батюшки в нашем городе не было более 8 месяцев, вообще не посещали, приезжали редко – бабушки старенькие вызывали в молельный дом, чтобы причастились люди, молебны послужили, литургию и так далее. Он приезжает и остановится в гостинице. Мы с нетерпением таким… Это же надо! Ничего случайного в жизни не бывает. Действительно, кто верит в случай, тот не верит в Бога. Тут действительно какой-то промысл Божий. У меня даже, знаете, было такое, что даже душило что-то, душило во сне, какие-то силы душили, держали…

Да, такое бывает.

– Это было так страшно, это действительно было ужасно для меня. И мы, значит, узнали, что батюшка приезжает – и мы к нему гостиницу. Он еще не успел вещи даже поставить, а мы уже тут нарисовались, пятеро человек (нас пятеро женщин), и он с каждым индивидуально поговорил. Оказывается, этого батюшку к нам направили служить. Вот, понимаете, года-то 90-е, начала, и он конечно, однозначно, когда мы стали по очереди рассказывать, что происходит, сказал: кто крещен тому, естественно, принести покаяние надо, а кто не крещён – тому принять Крещение. Ну, и вот… Батюшка нам назначил день. Но, конечно, существование Бога – мы это знали, естественно. У меня был возраст Христа – 33 года мне на то время было. Наверное, вот такой путь… Было 33 года и, знаете, очень тоже не просто я к этому дню готовилась. Батюшка нам назначил крещение. Конечно это все в таких походных условиях – у нас молельный дом очень маленький, небольшой, такая оцинкованная ванна, простой кувшин. И батюшка был конечно… Он увидел какой непочатый край работы тут. Потому что мы не одни такие, ведь целые клубы, целые клубы людей, знаете, вот эти евангелисты тогда наезжали, и сейчас они там, конечно, бывают. Всё это было прямо как мусорное ведро – как мусорное ведро собирается, и всё туда, вся нечисть. Кстати, вот, в феврале я принимала Крещение, получается, уже 26 лет назад, да.

И как после этого, после крещения? Что-то изменилось?

– Да, очень, жизнь совершенно поменялась, потому что, видать, благодать и истина – это, наверное, самое главное, для чего пришел Иисус Христос на нашу Землю. Этим всё движется. У меня сразу произошли изменения, как бы, знаете… Я ещё, правда, болела очень долго. Я болела. Я болела: у меня то одно болело, то второе, то бессонница, то ещё что-то. Это всё очень долго не пускало. На литургиях, мы в этот молельный дом набивались, стоять было на Литургии очень тяжело. Я вот могла стоять первое время только до «Верую», только вот до «Верую», а с «Верую» – всё. Вот меня прямо выгоняет из храма – то у меня спина болит, то ещё что-то происходит. Это было в течение, наверное, лет двух – я не могла полностью службу. Вот насколько опасно наше вот такое, знаете, любопытство беспутное. Просто вот совершенно ради любопытства прийти и ради этого… Знаете, я, наверное, уже повторюсь, из той группы, которой мы приняли Крещение, у нас была крещёная женщина – она в итоге приняла монашество. Вот насколько у неё было истинное покаяние, настолько в конце своего пути она приняла постриг.

А у других как сложилось?

– Та группа, которая не пришла с нами уже на Крещение – очень печальные результаты. Я знаю даже результат, такой что одна женщина умерла от психического расстройства. Её сколько бы не спасали – ничем не могли вытянуть, потому что её постоянно это душило. Даже если человек этим уже не занимается, но видать не приносит покаяние – нету этой благодати на него, благодать не присутствует, потому что мы без этого ничего не можем, без благодати Божией. Естественно, все вот эти жизненные наши обстоятельства, без благодати – мы никуда. Мы же подпитываемся этим постоянно. Вот как бы мы все говорим: «Вот почему человек ходит в храм?». Господу Богу не нужны наши, допустим, славословия настолько, как мы славим. Господу Богу нужно – что? Наше Покаяние. И мы же подпитываемся благодатью, напитываемся.

Самое главное, чтобы, когда связь с Богом устанавливается, нас, конечно, через эту связь Господь даёт нам жизнь, оживляет нас, нашу душу. И, как я понял, всё-таки с течением времени Господь освободил вас от всех негативных последствий, которые были.

– Да, потому что я понимала – я вот очень сильно тогда понимала и, конечно, я очень сильно тогда печалилась Вы знаете, на человека нападает уныние, печаль – самые такие большие грехи. И ты понимаешь, что вот твое сердце – если это образное сказать – это, получается, как бы открыта пасть какого-то такого большого дракона, и там Всё горит, и тебя туда затаскивает. У меня вот было такое образное ощущение, что у меня просто прямо с ногами затаскивает. Но вот это Крещение и приход к тому, что я это не оставила, я как бы потихонечку-потихонечку оттуда выходила. И, однозначно, что все женщины со мной, которые пришли – они все стали прихожанками, до сих пор… Вот я буквально сейчас была – на родину ездила, вижусь с ними, встречаемся, и все считают, что Крещение – это второе наше рождение.

Вот, действительно, ведь человек – это Венец творения Господа Бога. Вот эти все оккультные науки и прочее – это творение ума и злых духов творение. И вот получается, что мы подпадаем под творение и даже жалко становится. И сейчас ведь тоже это сильно везде много распространено.

К сожалению, да, этот соблазн действительно есть. Поэтому, надеюсь, что, если кто-то из наших зрителей как раз имеет может быть знакомых или родственников, которые поддаются этому соблазну, – что он всё-таки сможет предупредить, в том числе, указав на ваш пример, и не только ваш, потому что у нас, в нашей передаче, уже были люди, которые более или менее глубокого пытались как-то взаимодействовать с этим оккультным миром и заканчивалось это всегда печально, до тех пор, пока люди не приходили с покаянием к Богу. Но здесь тоже, чтобы не было, скажем так, у кого-то мысли о том, что он может попробовать, а потом покаяться – и всё будет как ни в чём ни бывало. Тоже вот и ваш пример рассказывает, что при том, что всего там месяц, может быть, чуть больше, с этим соприкасались – вам потребовалось несколько лет жизни для того, чтобы от этого освободиться. А люди, которые более глубоко соприкасались, они, бывает, получают даже повреждения и на всю жизнь. Вот поэтому, конечно, шутить с этим ни в коем случае нельзя, потому что обращение к этим силам – это обращение к бесам, обращение к дьяволу. Даже если оно прикрывается и какими-то благородными целями, и так далее. А дьявол, он, конечно, вовсе не собирается помогать людям. Всё что он делает – он делает для того, чтобы людей повредить, для того чтобы их погубить.

Ну, вот, уже немножко, если мы перейдём к тому, к чему Вы в итоге пришли. Вы воцерковились с Божьей помощью и, собственно говоря, как уже случилось так, что вы оказались старостой храма?

– Ну, что, жизнь продолжалась, жили на севере, наш сын тоже вырос и поехал в Москве учиться, и мы за сыном. И здесь мы поселились под Москвой, в городе Пушкино. Я продолжала как бы активно воцерковляться и ездила каждый месяц в Троицкую лавру.

И, значит, нам показалась жизнь тут в четырёх стенах… Мы там жили на земле, и захотелось поближе к земле. И вот милостью Божьей мы приобрели дом. Мы три года его искали и нигде нам не нравилось. И вот, Господь так управил, что мы увидели объявление: продаётся дом под Суздалем. И приехали. Оказалось, что напротив этого дома, большого огромного дома, деревянного, старого-престарого, стоит разрушенный храм. И как-то так стало жалко, он в таком запустении находился – и мы без раздумий купили этот дом. Но конечно с приключениями его там покупали и прочее, долго не могли его оформить в собственность. Деньги отдали, просто бумажку взяли, и – ничего… Ну, зато был результат. Оказалось, что дом с очень непростой историей – этот дом оказался церковным домом в прошлом. И этому дому 150 лет, и он был построен с храмом в один год. Храм разрушен, а дом остался. Этот дом – церковный дом священника оказался, дом священника, который служил в этом храме. Вот здесь у нас всё и началось. Чудеса начали происходить.

Когда мы этот дом купили, мы не знали, как называется храм. И я не знаю почему, я подошла к батюшке (батюшка ещё у меня благословлял на покупку дома), и говорю: «Батюшка, я не знаю, как храм называется». Он мне как-то так сказал: «Ну, молись, Господь тебе откроет». Ну, я как по послушанию начала молиться каждый вечер. Молитвы читаю, говорю: «Господи, открой мне как называется храм». Три раза делала поклоны, как он мне сказал, и думала, что вот прямо результат завтра получу. Но почему он так сказал – это я потом только уже поняла, конечно, почему так произошло. Но вот в результате… Также в феврале месяце… Я вечерние молитвы произношу (мы сюда ещё наездами приезжали, ещё совсем не переехали, так, приедем на три дня, поживём – уедем)…

Да, и что случилось?

Случилось то, что, глядя в окно (храм прямо через дорогу), я вижу – храм начал светиться. Такой нетварный свет, неземной. А потом я стала слышать пение – Херувимскую поют. А муж уже как бы спать лёг, а я говорю: «Миш, что же ты там так сопишь? Слышишь, мужики деревенские Херувимскую поют!» А он сел и говорит: «Слушай, а откуда они ее знают, деревенские-то?» Эта Херувимская песнь наполнила весь наш дом. Она настолько наполнила… такие голоса были – как тысяча серебряных голосов раздавалось, но они были не мужские и не женские, они были какие-то, вот, голоса молодости и голоса, действительно, как говорят, ангелоподобные – они такие были. И вот весь дом наполнился запахом ладана – вот это всё благоухание… В это время наш храм старый осветился полностью светом неземным. Муж подошел к окну и увидел (пение он не услышал, но увидел свет), но постоял-постоял и отошел, лёг. А я в это время… Как бы получилось, раздвинулись стены нашего дома, и я вижу, что открывается небо с востока. С востока открылось небо и на землю упала золотая дорожка, тропинка такая, и по этой тропинке явно увидела, что идет Крестный ход – спускается Крестный ход. Впереди Крестного хода вот несут фонарь, несут хоругви, и впереди идет Николай Угодник и несет икону, большую икону, и я вижу Три ангела. Я ещё не понимаю, что это такое. Ну, вот я как бы, знаете, мысленно вроде стою рядом, я понимаю, что это Николай Угодник, что он несет эту икону, и как бы, вот, Три ангела… и запоминаю… Три ангела. Думаю, надо это запомнить. Как-то вот так… А потом идёт сонм святых всех. Сначала Дмитрий Ростовский, Преподобный Сергий… потом пошли все святые Владимирские и Суздальские, которых я вообще на напрочь не знала, прости меня Господи. Вот эти все святые по этой дороге спускались к нашему храму. Это было такой шествия… я даже потом уже это всё осмыслила, я по одеждам уже даже понимала, кто святители, кто апостолы, кто мученики – это было видно по одеждам. Даже видела, вот, по-моему, Василия Великого, эти первые шли… Вот так как история построена нашей церкви – вот так они все в такой очередности шли. Как бы даже вот, знаете, вот не мне они кланялись, а такое совершали представление, чтобы я узнавала, видать, имена. Я человек, конечно, не такой просвещённый, чтобы знать всех настолько. И вот они спустились к нашему храму. Крестным ходом они пошли не так как мы ходим – они пошли по солнцу… Говорят, что до четвертого века (это потом же выяснилось) ходили так. Мы бы стали так, а они пошли в обратную сторону, по Солнцу, как Солнце встаёт. Оказывается, так ходили, это потом уже мне наш владыка сказал – в обратную сторону. Также читали Евангелие. Вот эта Херувимская неслась песнь – всё это светилась ярким солнцем. Подошли они к входу в храм (но храм-то у нас он разрушен, там нет крыши, ничего нет, одни стены). Вошли в храм, это всё сияло, и с этой иконой прямо прошли, где должен быть алтарь. Эта иконка вроде бы там была поставлена. Пропели «Достойно есть», окончание, и вышли также. Поднялась опять эта дорога золотая, и все поднялись на небо.

И я конечно… это было наяву…вот, я стояла – я не спала и не лежала. Соответственно, я не могла ни спать, ни есть, утром я поехала в монастырь у нас в ближайший, рассказала там батюшке. Он мне говорит: «Ну, что, давай езжай в епархию, узнавай, как называется храм, по всей видимости – Свято-Троицкий раз три ангела на иконе». Ну, вот, мы поехали с мужем в епархию, там подняли свои фолианты – действительно, Свято-Троицкий храм с приделом Николая Угодника, Дмитрия Ростовского. Вот, вот такое вот было видение. А после этого…

А после этого Вы приняли решение как-то восстановить…

– Да, тут уже отступать было некуда. Потому что, во-первых, мы находились под таким вот, знаете, я не могу сказать… Это какая-то благодать. Или вот дом стоит на этой благодати, потому что не простой дом… Ну, вот, и мы решили заниматься этим делом – мы оформили документы на землю вокруг храма и занялись строительством храма. Но мы построили сейчас с Божьей помощью, с помощью народного радио, людей – всем миром строили, и вот уже два с половиной года у нас идут службы. Построили храм во имя Преподобного Сергия Радонежского, очень красивый храм деревянный…

– Слава Богу.

– Да, очень красивый… Жизнь у нас идёт. Конечно, строить было, наверное, проще чем молиться, как всегда.

– Дай Бог, чтобы в молитву Вы теперь возрастали. Спасибо большое за Ваше свидетельство, столь важное, конечно, что много у нас ещё храмов, которые нуждаются в возрождении, не всегда к этому люди с достаточным вниманием относятся, а вот на небе как вот тоже из вашего рассказа следует, что на небе об этих храмах не забывают.

Напоминаю нашим зрителям, что Вы можете прислать ваши вопросы, замечания на наш электронный адрес. Помощи Божьей Вам, Храни вас Господь!

 

Ведущий – диакон Георгий Максимов
Гость – Татьяна Басова, староста храма

Видео-источник: Телеканал СПАС

Print Friendly, PDF & Email

Добавить Gravatar Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*