Свет и тьма<br><span class="bg_bpub_book_author">Дионисий</span>

Свет и тьма
Дионисий

Как я стал пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном? Поче­му я, вос­пи­тан­ный в ате­и­сти­че­ской семье, пошёл в Храм? Как я попал в истин­ную Цер­ковь Хри­сто­ву, когда вокруг столь­ко лжи­вых ими­та­ций под неё, ловя­щих в свои поги­бель­ные сети несчаст­ных людей? Кто же обра­тил меня ко Све­ту, кто открыл мне гла­за, мне, отвра­ти­тель­ной и гряз­ной сви­нье, погряз­шей в омер­зи­тель­ных и гнус­ных делах, кото­ры­ми иско­вер­кал, рас­тлил, изуро­до­вал свою несчаст­ную душу?

Вспо­ми­на­ет­ся мне одна, слу­чив­ша­я­ся в дей­стви­тель­но­сти, исто­рия про то, как один худож­ник хотел нари­со­вать Анге­ла и очень дол­го искал ребён­ка, с кото­ро­го он бы смог нари­со­вать образ это­го чисто­го небо­жи­те­ля, и вот, одна­жды, он уви­дел игра­ю­ще­го­ся в дет­ской песоч­ни­це совер­шен­но уди­ви­тель­но­го маль­чи­ка с пре­крас­ны­ми гла­за­ми, с кото­ро­го он и нари­со­вал этот порт­рет, назван­ный «Ангел». Про­шло мно­го лет. Не пом­нит­ся мне, по каким при­чи­нам, но в голо­ву это­го худож­ни­ка при­шла мысль нари­со­вать сата­ну… Он отпра­вил­ся в тюрь­му и там, в каме­ре смерт­ни­ков, он уви­дел чело­ве­ка, кото­рый и стал осно­вой его новой кар­ти­ны «Демон». Раз­го­во­рив­шись с этим чело­ве­ком, худож­ник вдруг понял, что то чистое и свет­лое дитя, кото­рое он изоб­ра­зил, и есть этот ужас­ный внешне чело­век, погряз­ший в омер­зи­тель­ных и гнус­ных делах, «король сво­бод­но­го сек­са» как он назы­вал сам себя… Эти кар­ти­ны и поныне висят в одном круп­ном запад­ном музее. Да… в этой исто­рии я узнаю само­го себя… Меня люби­ли роди­те­ли, я рос в бла­го­по­луч­ной обес­пе­чен­ной семье, я хоро­шо учил­ся, мно­го знал, инте­ре­со­вал­ся нау­ка­ми, искус­ством. Ответ я даю один и ответ для меня абсо­лют­но оче­ви­ден, осо­бен­но гля­дя на таких же чистых, доб­рых, мило­серд­ных детей, посте­пен­но пре­вра­ща­ю­щих­ся в страш­ное подо­бие демо­нов. Я жил без Гос­по­да, без Мате­ри Церк­ви, я ‒ созда­ние жил без испол­не­ния запо­ве­дей Созда­те­ля, жил как хочу, как хочет плоть, как хочет пад­ший ум, и я уже, впро­чем, не жил, я поти­хонь­ку уми­рал. Сна­ча­ла душой, а потом и телом, кото­рое нача­ло уже при­хо­дить в пол­ную негод­ность. Я ‒ доб­рый и чут­кий маль­чик, жале­ю­щий каж­дый сорван­ный листо­чек, пре­вра­щал­ся в урод­ли­вое, похот­ли­вое, любя­щее день­ги, нена­ви­дя­щее роди­те­лей существо.

КАКАЯ ЖЕ мне была ока­за­на МИЛОСТЬ. Толь­ко сей­час, спу­стя 6 лет, изму­чен­ный мно­ги­ми заслу­жен­ны­ми мною скор­бя­ми, я начал это пони­мать. Я не хри­сти­а­нин ещё… нет. Это высо­кое очень зва­ние, я не могу назы­вать­ся ещё пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном, видя в себе (и это тоже вели­кая милость) стра­сти, видя гре­хов­ные поже­ла­ния пло­ти, посто­ян­но падая в новые согре­ше­ния, когда уж сколь­ко, каза­лось, обе­щал Ему не гре­шить. Я ско­рее ещё жал­кое, боль­ное суще­ство, стре­мя­ще­е­ся и очень жела­ю­щее пере­ро­дить­ся, очи­стить­ся, истин­но пока­ять­ся и стать хри­сти­а­ни­ном истин­но, в серд­це, стать доб­рым, чут­ким, мило­серд­ным, цело­муд­рен­ным, крот­ким, смиренным.

Воз­вра­ща­ясь, к вопро­су темы и отве­чая на него, я ска­жу, что мне пока­за­лось, что во мне вспых­ну­ла какая-то искор­ка, что-то меня нача­ло вести, какой-то неви­ди­мый ого­нёк начал раз­го­рать­ся в моем серд­це, посте­пен­но, тихо, без при­нуж­де­ния. Мне захо­те­лось надеть пра­во­слав­ный Крест (всё же кре­щен был в 2 года), про­чтя пер­вый раз в жиз­ни Св. Еван­ге­лие, меня потя­ну­ло про­честь его сно­ва, более осмыс­лен­но. Полу­чив при­гла­ше­ние от про­те­стан­тов прий­ти к ним, я отка­зал­ся, серд­це мне ска­за­ло тогда ‒ нет… не там… что-то род­ное, далё­кое, свет­лое в серд­це при­шло имен­но в пра­во­слав­ном Хра­ме, и О, СЧАСТЬЕ! и МИЛОСТЬ, что я не стал про­те­стан­том, впро­чем, меня в тот момент нача­ли одо­ле­вать раз­лич­ные сек­тан­ты… умные, начи­тан­ные, но сер­деч­ко-то не обма­нешь. Оно ска­за­ло: «Иди в пра­во­слав­ный Храм». «Хва­ли душе моя Гос­по­да» (Пс. 145). У меня рань­ше была одна мама, а сей­час у меня ТРИ Мате­ри: мама, Цер­ковь, Матерь Божия. «Бла­го­сло­ви душе моя Гос­по­да» (Пс. 102). Я ‒ счаст­ли­вей­ший чело­век. Несмот­ря на то, что меня одо­ле­ва­ют мно­гие скор­би, болезнь, стра­сти пере­да­ют одна дру­гой и бесы муча­ют непре­стан­но, я ‒ счаст­ли­вей­ший чело­век. «Нака­зуя нака­за мя Гос­подь, смер­ти же не пре­да­де мя» (Пс. 117:18). Тяже­ло мне идти по этой доро­ге, но дру­гой нет. Есть, прав­да, дру­гая, но там власт­ву­ет и кура­жит­ся над несчаст­ны­ми, обма­ну­ты­ми людь­ми, он ‒ князь тьмы и его анге­лы. Виде­ли ли Вы его лицо? Убой­тесь люди! Надол­го я запом­ню, как в первую ночь в мона­сты­ре, они яви­лись ко мне, а потом каж­дый день уби­ва­ли меня, наг­лея с каж­дым днем. Кто там сме­ёт­ся и рису­ет «уро­дов с рож­ка­ми» и рас­суж­да­ет, бого­слов­ству­ет на эту тему, не пони­мая о ком гово­рит. Виде­ли ли Вы его глаза?

Зна­ем ли мы, как ска­зал покой­ный о. Фила­дельф, КАКОЙ (рас­тя­ги­вая это сло­во) это УМ?

Беги­те, беги­те бра­тья за спа­си­тель­ную огра­ду, беги­те в пра­во­слав­ный Храм, беги­те к Таин­ствам нашей Св. Церк­ви, беги­те в корабль, без кото­ро­го он сожрёт Вас как глу­по­го куренка.

И вот искор­ка раз­го­ра­лась. «Дух Твой Бла­гий наста­вит мя на зем­лю пра­ву» (Пс .142:10). Не буду рас­ска­зы­вать я, что было, что видел, каки­ми пора­зи­тель­ны­ми чуде­са­ми Гос­подь укре­пил мою сла­бень­кую веру. Да и сей­час сла­бень­кая, впро­чем. МИЛОСТЬ. «Щедр и мило­стив Гос­подь, дол­го­тер­пе­лив и мно­го­мило­стив» (Пс. 144:8). Эх, дотер­петь бы, братки.

Впро­чем, рас­ска­жу все же кое-что… хотя это тешит мою гор­ды­ню, и я тще­слав­люсь, я рас­ска­жу это для того бра­та, кото­рый, про­чтя это, может быть, заду­ма­ет­ся о чём-то, пой­дёт в пра­во­слав­ный (на коле­нях умо­ляю, ТОЛЬКО в пра­во­слав­ный) Храм… всё может быть. Я ОТВЕЧАЮ, что это было в дей­стви­тель­но­сти со мной.

Я поехал в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру. Я был совер­шен­но болен и, подъ­ез­жая на авто­бу­се к Сер­ги­е­ву Поса­ду, про­сто «накры­вал­ся». Я, кста­ти, пер­вый раз в жиз­ни ока­зал­ся в Лав­ре и, вой­дя в мона­стырь, пошел за веру­ю­щи­ми, кото­рые шли в один из Хра­мов. Уви­дел, что веру­ю­щие вста­ли в оче­редь, что­бы при­ло­жить­ся к неиз­вест­ной мне раке с моща­ми, ну и я тоже, конеч­но. Подой­дя к раке с моща­ми, я почув­ство­вал НЕЧТО необъ­яс­ни­мое. Я не могу это опи­сать, как-то слов не под­бе­ру. Я при­ло­жил­ся к мощам и мне пока­за­лось, что, ну, как бы это ска­зать… током как буд­то уда­ри­ло. Я спра­ши­ваю у ино­ки­ни, сто­яв­шей непо­да­лё­ку: «Это кто здесь похо­ро­нен»? Она так удив­лён­но посмот­ре­ла на меня и отве­ти­ла: «Пре­по­доб­ный Сер­гий Радо­неж­ский». И через 2 мину­ты болезнь как рукой сня­ло (а я вооб­ще еле шёл, высо­кая тем­пе­ра­ту­ра и т.д.) и я молил­ся со все­ми веру­ю­щи­ми в вели­ко­леп­ном само­чув­ствии. Что ж, малень­кое чудо. Впро­чем, у мощей прп. Сер­гия такие вещи про­ис­хо­дят очень часто (отно­си­тель­но, конеч­но, часто), как мне потом рас­ска­зы­ва­ли мно­гие веру­ю­щие. К сло­ву ска­зать, в Лав­ре со мной про­ис­хо­ди­ло мно­го все­го… Это осо­бое место… «Ты еси Бог тво­ряй чуде­са» (Пс .76:15).

Или, вот, вспо­ми­на­ет­ся мне, как одна­жды я гото­вил­ся к Таин­ству При­ча­стия. Дол­го молил­ся… лёг на кро­вать уже. Насту­па­ла послед­няя ночь перед При­ча­сти­ем. Не могу уснуть, чего-то меня мучит, тяж­ко как-то… про­чел, лёжа, молит­ву Св. Кре­сту «Да вос­крес­нет Бог». И вдруг у меня в ком­на­те, рядом где-то со мной, раз­да­лось ТАКОЕ рыча­ние… Я в ужа­се вско­чил, закри­чал на всю квар­ти­ру: «Кто здесь?». О. Миха­ил (Тру­ха­нов) ска­зал, что это был враг… «Бла­го­сло­вен Гос­подь, иже не даде нас в ловит­ву зубом их» (Пс. 123:6) («Бла­го­сло­вен Гос­подь, не пре­дав­ший нас в добы­чу зубам их»).

Хочет­ся напи­сать ещё об одном месте, кото­рое может и дол­жен посе­тить каж­дый пра­во­слав­ный. Это ост­ров Анзер. Это Соло­вец­кие ост­ро­ва. Это Соло­вец­кий муж­ской мона­стырь. Там рас­тёт уди­ви­тель­ное ДЕРЕВО. Это берё­за, но такой берё­зы Вы нико­гда и нигде боль­ше не уви­ди­те. Да и не берё­за это… это Крест. Крест вырос­ший на зем­ле, обаг­рён­ной кро­вью тысяч и тысяч наших бра­тьев и сестер. Я видел это дере­во по фото­гра­фии, кото­рую сде­ла­ли мои това­ри­щи, побы­вав­шие на этой мно­го­стра­даль­ной зем­ле. В 1712 году о. Иову под Гол­гоф­ской горой на Анзе­ре яви­лась Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца и ска­за­ла: «сия гора отсе­ле будет назы­вать­ся Гол­го­фою, и на ней устро­ит­ся цер­ковь и Рас­пят­ский Скит. И убе­лит­ся она стра­да­ни­я­ми неис­чис­ли­мы­ми». Так и назва­ли, а через 200 лет Солов­ки ста­ли рус­ской Гол­го­фой, местом послед­не­го зем­но­го при­ста­ни­ща мно­гих тысяч Ново­му­че­ни­ков и Испо­вед­ни­ков Рос­сий­ских. А Гол­го­фа без Кре­ста не бывает.

Про­шу помо­лить­ся обо мне братья.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки