Сталинский опыт государственной политики повышения рождаемости: современное осмысление

Сталинский опыт государственной политики повышения рождаемости: современное осмысление

(6 голосов3.7 из 5)

Баг­да­са­рян В.Э., док­тор исто­ри­че­ских наук, про­фес­сор, г. Москва. «Ста­лин­ский опыт госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки повы­ше­ния рож­да­е­мо­сти: совре­мен­ное осмысление».

Выступ­ле­ние на кон­фе­рен­ции «Исто­рия и пер­спек­ти­вы оте­че­ствен­ной поли­ти­ки повы­ше­ния рож­да­е­мо­сти», про­шед­шей 15.08.2016 г. в рам­ках фести­ва­ля «За жизнь — 2016».

0 - Сталинский опыт государственной политики повышения рождаемости: современное осмысление

 

Ссыл­ка на презентацию

Я хотел бы, что­бы это выступ­ле­ние не рас­смат­ри­ва­лось, как это часто быва­ет, когда гово­рят о поста­нов­ле­нии 1936 года, в спо­ре о Ста­лине и о ста­ли­низ­ме. Вопрос здесь о дру­гом: о том, насколь­ко эффек­тив­ной была пред­ло­жен­ная мера огра­ни­че­ния абор­тов, насколь­ко этот опыт, кото­рый исполь­зо­вал­ся в тот пери­од в СССР, может быть вос­тре­бо­ван в даль­ней­шем. Понят­но, что исто­ри­че­ский ана­лиз пред­по­ла­га­ет, что если явле­ние исто­ри­че­ское, то рас­смот­ре­ние любо­го явле­ния дво­я­кое. Рас­смот­ре­ние в кон­тек­сте теку­ще-поли­ти­че­ском: поче­му в 1936 году было это поста­нов­ле­ние. И рас­смот­ре­ние в кон­тек­сте таком мега-исто­ри­че­ском: а что дало это поста­нов­ле­ние, и как оно впи­сы­ва­ет­ся в исто­ри­че­ское развитие.

И нач­ну я с вызо­вов внешне-поли­ти­че­ских. Мы недав­но отме­ча­ли 70-летие Вели­кой Побе­ды. Вот выска­зы­ва­ния в отно­ше­нии поли­ти­ки на окку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях вид­ных пред­ста­ви­те­лей нацизма.

Итак, Мар­тин Борман:

«Вви­ду мно­го­чис­лен­но­сти семей мест­но­го насе­ле­ния нас устро­ит толь­ко, если девуш­ки и жен­щи­ны там будут делать как мож­но боль­ше абортов».

Он же:

«В слу­чае абор­тов на восточ­ных окку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях мы можем толь­ко при­вет­ство­вать это; в любом слу­чае мы не будем пре­пят­ство­вать. Фюрер наде­ет­ся, что мы раз­вер­нем широ­кую тор­гов­лю про­ти­во­за­ча­точ­ны­ми сред­ства­ми. Мы не заин­те­ре­со­ва­ны в росте негер­ман­ско­го населения».

Это Бор­ман. Вот госу­дар­ствен­ная комис­сия по управ­ле­нию в Поль­ше на окку­пи­ро­ван­ной территории:

«Все меры, име­ю­щие тен­ден­цию к огра­ни­че­нию рож­да­е­мо­сти, сле­ду­ет допус­кать и под­дер­жи­вать. Абор­ты на оста­ю­щей­ся пло­ща­ди (Поль­ши) долж­ны быть сво­бод­ны от запре­та. Сред­ства к абор­там и кон­тра­цеп­ции сле­ду­ет пред­ла­гать пуб­лич­но без поли­ти­че­ских огра­ни­че­ний. Гомо­сек­су­а­лизм все­гда надо объ­яв­лять легаль­ным. Учре­жде­ни­ям и лицам, про­фес­си­о­наль­но зани­ма­ю­щи­ми­ся абор­та­ми, поли­ти­ка не долж­на мешать».

Вот это Вет­цель, экс­перт Мини­стер­ства окку­пи­ро­ван­ных восточ­ных тер­ри­то­рий, один из глав­ных пред­ста­ви­те­лей вот это­го нацист­ско­го мест­но­го пула:

«Любое сред­ство про­па­ган­ды — осо­бен­но через прес­су, радио, кино, а так­же фелье­то­ны, крат­кие бро­шю­ры и лек­ции надо исполь­зо­вать для вну­ше­ния рус­ско­му насе­ле­нию идеи, что вред­но иметь несколь­ко детей… Мы долж­ны под­чер­ки­вать затра­ты кото­рые они вызы­ва­ют, хоро­шие вещи, кото­рые мож­но при­об­ре­сти на день­ги затра­чен­ные на детей. Надо так­же наме­кать на опас­ное вли­я­ние дето­рож­де­ния на здо­ро­вье женщины».

Это гово­рят нацист­ские идео­ло­ги. Оче­вид­ные про­тив­ни­ки Рос­сии дела­ют став­ку на абор­ты как на сред­ство борь­бы с Рос­си­ей и рус­ским наро­дом. Воз­ни­ка­ет вопрос: что дума­ли наши зако­но­да­те­ли, когда лега­ли­зо­вы­ва­ли аборт­ную прак­ти­ку? Каким-то уди­ви­тель­ным обра­зом рецеп­ту­ра гео­по­ли­ти­че­ских про­тив­ни­ков Рос­сии и рецеп­ту­ра наше­го зако­но­да­тель­ства в этом отно­ше­нии сов­па­ла. И понят­но, что кон­текст демо­гра­фи­че­ской вой­ны тут более чем оче­ви­ден. В преды­ду­щем выступ­ле­нии Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич уже апел­ли­ро­вал к выска­зы­ва­нию М. Арба­то­вой (Мария Арба­то­ва, феми­нист­ка, писа­тель­ни­ца, пере­да­ча «Пра­во голо­са», «Тре­тий канал», 8 апре­ля 2011 г.) — я его про­ци­ти­рую, посколь­ку оно поз­во­лит далее посмот­реть на вот эту мифо­ло­гию в отно­ше­нии ста­лин­ско­го поста­нов­ле­ния 1936 года (слайд “Миф о ста­лин­ском тер­ро­ре за абор­ты” — прим. ред.):

«В пери­од, не пом­ню, с како­го года (тоже само по себе харак­тер­но — В.Э.), за деся­ти­ле­тие, кажет­ся, при Ста­лине в момент запре­та абор­тов за это было рас­стре­ля­но 500 тысяч жен­щин и вра­чей-гине­ко­ло­гов. Я не хочу воз­вра­щать­ся в то же самое время».

Понят­но, как уже было ска­за­но, не рас­стре­ли­ва­ли и не сажа­ли — обще­ствен­ное пори­ца­ние и штраф пред­по­ла­гал­ся. Если мы срав­ним это со мно­ги­ми запад­ны­ми стра­на­ми в тот же самый пери­од вре­ме­ни, там зако­но­да­тель­ство было зна­чи­тель­но более жест­кое. А отку­да все это взя­лось? Кор­ни выяв­ля­ют­ся, кор­ни рекон­стру­и­ру­ют­ся, они очень чет­ко, в част­но­сти, иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся с пози­ци­ей Л. Д. Троц­ко­го. Троц­кий был прин­ци­пи­аль­ным сто­рон­ни­ком лега­ли­за­ции абор­тов и в резо­нанс­ной рабо­те «Пре­дан­ная рево­лю­ция», где он гово­рил о ста­лин­ском тер­ми­до­ре, о пере­рож­де­нии рево­лю­ции в Рос­сии, про­бле­ме семей­ной поли­ти­ки и абор­тов было уде­ле­но очень боль­шое вни­ма­ние в струк­ту­ре этой рабо­ты. Про­ци­ти­рую неко­то­рые выска­зы­ва­ния, что­бы обо­зна­чить дан­ную пози­цию — что гово­ри­ли противники:

«Рево­лю­ция сде­ла­ла геро­и­че­скую попыт­ку раз­ру­шить так назы­ва­е­мый “семей­ный очаг”, т.е. то арха­и­че­ское, затх­лое и кос­ное учре­жде­ние, в кото­ром жен­щи­на тру­дя­щих­ся клас­сов отбы­ва­ет каторж­ные рабо­ты с дет­ских лет и до смер­ти… Взять ста­рую семью штур­мом не уда­лось. Даже опти­ми­сти­че­ская «Прав­да» вынуж­де­на под­час делать горь­кие при­зна­ния. “Рож­де­ние ребен­ка явля­ет­ся для мно­гих жен­щин серьез­ной угро­зой их поло­же­нию”… Имен­но поэто­му рево­лю­ци­он­ная власть при­нес­ла жен­щине пра­во на аборт, кото­рое в усло­ви­ях нуж­ды и семей­но­го гне­та есть одно из ее важ­ней­ших граж­дан­ских, поли­ти­че­ских и куль­тур­ных прав…»

И тут он пере­хо­дит к осуж­де­нию уже ста­лин­ской поли­ти­ки огра­ни­че­ния на абор­ты. Эту поли­ти­ку он назы­ва­ет «фило­со­фи­ей попа, кото­рый обла­да­ет в при­да­чу вла­стью жан­дар­ма. “Высо­кий совет­ский судья воз­ве­ща­ет нам, что в стране, где “весе­ло жить”, абор­ты долж­ны карать­ся тюрь­мой…» — это еще было до М. Арба­то­вой. Л. Троц­кий гово­рит о тюрь­ме, яко­бы суще­ство­вав­шей, и исто­ки мифа мож­но обна­ру­жить здесь: “…точь-в-точь, как и в капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах, где жить груст­но». И завершает:

«Брач­но-семей­ное зако­но­да­тель­ство Октябрь­ской рево­лю­ции, неко­гда пред­мет ее закон­ной гор­до­сти, пере­де­лы­ва­ет­ся и кале­чит­ся путем широ­ких заим­ство­ва­ний из зако­но­да­тель­ной сокро­вищ­ни­цы бур­жу­аз­ных стран. Как бы для того, чтоб запе­чат­леть изме­ну изде­ва­тель­ством, те самые дово­ды, какие при­во­ди­лись рань­ше в поль­зу без­услов­ной сво­бо­ды раз­во­дов и абор­тов — “осво­бож­де­ние жен­щи­ны”, “защи­та прав лич­но­сти”, “охра­на мате­рин­ства”, — повто­ря­ют­ся ныне в поль­зу их огра­ни­че­ния или пол­но­го запрета».

Троц­кий гово­рит, что это инди­ка­тив­ный пово­рот, он гово­рит о том, что систе­ма меня­ет­ся и отно­ше­ние к абор­там это, в общем, инди­ка­тор идео­ло­ги­че­ско­го изме­не­ния систе­мы и внеш­ний вызов. С нача­ла 20‑х годов сре­ди демо­гра­фов рас­про­стра­ни­лась так назы­ва­е­мая тео­рия демо­гра­фи­че­ско­го пере­хо­да. Оно заклю­ча­лась в том, что тен­ден­ция к упад­ку дет­но­сти — это зако­но­мер­но для чело­ве­че­ства. Чело­ве­че­ство будет идти в том направ­ле­нии, что будет рас­ти про­дол­жи­тель­ность жиз­ни, и будет сни­жать­ся дет­ность, нику­да от это­го не уйти, это есть фаталь­ный при­го­вор. И вот это в нача­ле 20‑х годов было выдви­ну­то, этот тезис сей­час, кста­ти гово­ря, счи­та­ет­ся хрестоматийным.

По-раз­но­му мож­но и нуж­но – нега­тив­но, конеч­но, отно­сить­ся к Гер­ма­нии фашист­ской. Но они пока­за­ли, что воз­мож­но вли­ять на демо­гра­фи­че­скую поли­ти­ку. Вот мы видим чет­ко: общий коэф­фи­ци­ент рож­да­е­мо­сти в Гер­ма­нии при акцен­ти­ров­ке на семей­ные ценности.

rozhd_germ

Вме­сто феми­нист­кой поли­ти­ки в отно­ше­нии жен­щи­ны в Вей­мар­ской рес­пуб­ли­ке было про­воз­гла­ше­но в тот пери­од, что муж­ское вос­пи­та­ние и жен­ское вос­пи­та­ние — это вос­пи­та­ние раз­ное, и соот­вет­ствен­но с этим образ муж­чи­ны и жен­щи­ны раз­ли­чен. Мно­гое в этом отно­ше­нии было про­воз­гла­ше­но и моти­ви­ро­ва­но. Пово­рот, дей­стви­тель­но, был достиг­нут. Это был вызов. Не толь­ко Гер­ма­ния, мно­гие дру­гие стра­ны в этот пери­од обра­ща­лись к демо­гра­фи­че­ской поли­ти­ке. Это была под­сказ­ка, что демо­гра­фи­че­ской поли­ти­кой воз­мож­но управ­лять репро­дук­тив­ны­ми потен­ци­а­ла­ми населения.

Еще один вызов — вызов идео­ло­ги­че­ский. Ста­лин, с одной сто­ро­ны, Троц­кий, с дру­гой сто­ро­ны, вышли из одной идео­ло­ги­че­ской систе­мы. Но в рабо­те Лени­на 1913 года, на кото­рую мы уже ссы­ла­лись сего­дня, он гово­рил об отно­ше­ние к абор­там. Ленин был сто­рон­ни­ком абор­тов, но был про­тив­ни­ком нео­маль­ту­зи­ан­ства, то есть регу­ли­ро­ва­ния рож­да­е­мо­сти. Внут­ри изна­чаль­но ленин­ской боль­ше­вист­ской плат­фор­мы содер­жа­лось некое внут­рен­нее про­ти­во­ре­чие. И по боль­шо­му счё­ту то, что про­изо­шло в сере­дине 30‑х годов, как раз и обо­зна­ча­ло это раз­ме­же­ва­ние внут­ри боль­ше­виз­ма по двум идео­ло­ги­че­ским век­то­рам, и конеч­но, вызов нео­маль­ту­зи­ан­ства — здесь при­во­дит­ся, с одной сто­ро­ны Гит­лер, с дру­гой сто­ро­ны, М. Зан­гер — это та самая феми­нист­ка, кото­рая одна из пер­вых за управ­ле­ние рож­да­е­мо­стью высту­па­ла. Либе­ра­лизм и фашизм в вопро­се нео­маль­ту­зи­анст­ской прак­ти­ки ока­за­лись очень близ­ки. Либе­ра­лизм гово­рил о том, что­бы предо­ста­вить воз­мож­ность вве­де­ния абор­тов неогра­ни­чен­ных; фашист­ский под­ход: для выс­шей расы ника­ких абор­тов, для поко­рен­ных наро­дов – пожа­луй­ста, абор­тив­ная прак­ти­ка и регу­ли­ро­ва­ние рож­да­е­мо­сти этих поко­рен­ных наро­дов. Это вызов нео­маль­ту­зи­ан­ства, на кото­рый идео­ло­ги­че­ски дол­жен был отве­тить Совет­ский Союз.

Был еще, конеч­но, и поли­ти­че­ский кон­текст — я гово­рю вот об этом раз­ме­же­ва­нии: с одной сто­ро­ны — пози­ция Троц­ко­го, с дру­гой сто­ро­ны — пози­ция Ста­ли­на. Ведь когда при­ни­ма­лось это поста­нов­ле­ние? 27 июня 1936 года. Что это за вре­мя? С 5 янва­ря по 10 авгу­ста шло след­ствие по делу «Анти­со­вет­ско­го объ­еди­нён­но­го зино­вьев­ско-троц­кист­ско­го цен­тра». Это левое кры­ло (услов­но) боль­ше­виз­ма, апел­ля­ция к уни­вер­саль­ным, как бы мы сего­дня ска­за­ли, обще­че­ло­ве­че­ским цен­но­стям, и в этом под­хо­де семья высту­па­ет как инсти­тут экс­плу­а­та­ции чело­ве­ка, как бур­жу­аз­ный инсти­тут. Это левое направ­ле­ние. В боль­ше­виз­ме ему про­ти­во­по­став­ля­лось, по логи­ке, пра­вое направ­ле­ние. В боль­ше­виз­ме, и имен­но в эти годы было про­воз­гла­ше­но, что семья явля­ет­ся ячей­кой соци­а­ли­сти­че­ско­го обще­ства. Стал­ки­ва­лись две плат­фор­мы. И это важ­но под­черк­нуть, что внут­ри боль­ше­вист­ской пар­тии было два идео­ло­ги­че­ских век­то­ра, кото­рые боро­лись друг с дру­гом. Нель­зя мазать Совет­ский Союз одной крас­кой, были раз­лич­ные пово­ро­ты в раз­лич­ные пери­о­ды его истории.

Теперь обра­тим­ся к тому, насколь­ко эффек­ти­вен был опыт вве­де­ния огра­ни­че­ния в отно­ше­нии абор­тов. Здесь пока­за­ны на гра­фи­ке общие коэф­фи­ци­ен­ты рож­да­е­мо­сти в Совет­ском Сою­зе, и здесь вид­но, что с 1920 года зако­но­да­тель­но были лега­ли­зо­ва­ны абор­ты, после­до­ва­тель­но общий коэф­фи­ци­ент рож­да­е­мо­сти снижался.

rozhdsssr

Было это свя­за­но с лега­ли­за­ци­ей абор­тов, с общей уста­нов­кой. Мы видим: 1936 год — вве­де­ние огра­ни­че­ния абор­тов — ситу­а­ция была несколь­ко поправ­ле­на. Ска­зать, что она была прин­ци­пи­аль­но поправ­ле­на, нель­зя, но все-таки есть опре­де­лен­ный пово­рот, сме­на век­то­ра. Этот опыт пока­зал, что пово­рот воз­мо­жен. Даль­ше Вто­рая миро­вая вой­на, кото­рая вооб­ще изме­ни­ла демо­гра­фи­че­ские харак­те­ри­сти­ки. Но далее мы видим, что после Вто­рой Миро­вой вой­ны вышли на ста­биль­ные пока­за­те­ли в отно­ше­нии обще­го коэф­фи­ци­ен­та рож­да­е­мо­сти до 1955 года, когда Хру­щев отме­ня­ет ста­лин­ские огра­ни­че­ния в отно­ше­нии абор­тов. Пока­за­тель рож­да­е­мо­сти пошел чет­ко вниз и соот­но­сят­ся с этой дати­ров­кой. Раз­вен­чи­ва­ет­ся миф, о кото­ром уже сего­дня гово­ри­ли, что при запре­те на абор­ты уве­ли­чи­ва­ет­ся прин­ци­пи­аль­но чис­ло умер­ших жен­щин. Мы видим: вот пока­за­те­ли, когда было поста­нов­ле­ние 1936 года — неко­то­рое уве­ли­че­ние чис­ла смерт­но­сти было, но даль­ше вышли на опре­де­лен­ный пока­за­тель, и даль­ней­ше­го уве­ли­че­ния не про­изо­шло, в после­во­ен­ные годы мы видим устой­чи­вое сни­же­ние чис­ла смерт­но­сти. Конеч­но, издерж­ки были. Но воз­мож­но было управ­ле­ние, воз­дей­ствие на эту ситу­а­цию — при уме­лой политике.

Коэф­фи­ци­ент мла­ден­че­ской смерт­но­сти — что мы здесь наблю­да­ем. Тоже был тезис такой, что при запре­те на абор­ты появят­ся неже­ла­тель­ные дети в бед­ных семьях, и соот­вет­ствен­но, они не выжи­вут. Гра­фи­ки пока­зы­ва­ют, что это тоже миф — прин­ци­пи­аль­но­го уве­ли­че­ния мла­ден­че­ской смерт­но­сти после 1936 года не про­изо­шло; и мы видим этот всплеск – это 1941–1942 год, а даль­ше при этой систе­ме (при дей­ствии запре­та на абор­ты) мла­ден­че­ская смерт­ность сни­жа­ет­ся, и это было свя­за­но с успе­ха­ми меди­ци­ны в том числе.

mladsmert

Ведь это поста­нов­ле­ние содер­жа­ло не толь­ко вопрос об абор­тах. Это поста­нов­ле­ние, в том чис­ле, содер­жа­ло вопрос об уже­сто­че­нии бра­ко­раз­вод­ной прак­ти­ки. Гово­ри­ли, что на это в прин­ци­пе воз­дей­ство­вать невоз­мож­но, пер­во­на­чаль­но при вве­де­нии это­го поста­нов­ле­ния, дей­стви­тель­но, изме­ни­лась ситу­а­ция, мы видим — чис­ло раз­во­дов сокра­ща­ет­ся; но в после­во­ен­ные годы здесь как бы упу­сти­ли из рук эту ситу­а­цию, и мы видим опять-таки в хру­щев­ский пери­од — 1955–1965 год, когда эти огра­ни­чи­тель­ные меры ста­лин­ско­го пери­о­да были сня­ты, как рез­ко вверх скак­ну­ли раз­во­ды, и по пока­за­те­лям раз­во­дов Совет­ский Союз вышел на пер­вое место в мире.

razvodrsfsr

Мы можем так­же в целом про­ана­ли­зи­ро­вать есте­ствен­ный при­рост насе­ле­ния (рож­да­е­мость минус смерт­ность) и вот эти пово­ро­ты совет­ской поли­ти­ки. В совет­ской поли­ти­ке были пози­ция Троц­ко­го и пози­ция Ста­ли­на, боро­лись раз­лич­ные идео­ло­ги­че­ские век­то­ры. Век­тор дет­ра­ди­ци­о­на­ли­за­ции — то есть отступ­ле­ние от тра­ди­ци­он­ных цен­но­стей, век­тор уме­рен­ной ретра­ди­ци­о­на­ли­за­ции, кото­рый отча­сти сов­па­дал с сере­ди­ной 30‑х годов-нача­лом 50‑х годов.

prirost

20‑е годы, век­тор дет­ра­ди­ци­о­на­ли­за­ции: пока­за­те­ли есте­ствен­но­го при­ро­ста насе­ле­ния пада­ют, в пери­од сер.30-х-нач.50‑х ретра­ди­ци­о­на­ли­за­ция, мы видим имен­но в этот пери­од пока­за­те­ли рас­тут. Даль­ше –хру­щев­ская дет­ра­ди­ци­о­на­ли­за­ция — рез­ко пада­ют; даль­ше –дет­ра­ди­ци­о­на­ли­за­ция, кото­рая нача­лась с кон­ца 80‑х и про­дол­жи­лась в 90‑е годы — про­дол­жа­ет­ся рез­кое паде­ние вниз. То есть мы видим не толь­ко сам по себе вопрос об абор­тах, он шире. Обра­ще­ние к тра­ди­ци­он­ным цен­но­стям свя­за­но с демо­гра­фи­че­ским потен­ци­а­лом, обра­ще­ние к тра­ди­ци­он­ным цен­но­стям — подъ­ем пока­за­те­ля рож­да­е­мо­сти, и в целом, есте­ствен­но­го при­ро­ста насе­ле­ния. Отступ­ле­ние от этих цен­но­стей – соот­вет­ствен­но, мы видим далее упадок.

Ста­лин­ская поли­ти­ка была кон­текст­на тому, что про­ис­хо­ди­ло в мире. Обна­ру­жи­ли такой фено­мен (о нем не любят гово­рить тра­ди­ци­он­ные сто­рон­ни­ки демо­гра­фи­че­ско­го пере­хо­да) – это фено­мен пред­во­ен­ной или воен­ной моби­ли­за­ции. Когда соци­ум моби­ли­зо­ван (уди­ви­тель­ное дело)- но не в тех стра­нах, кото­рые ока­зы­ва­лись в гуще вот этой воен­ной моло­тил­ки, но всту­па­ю­щие в вой­ну стра­ны, этот образ моби­ли­за­ции, и мы видим: пока­за­те­ли рож­да­е­мо­сти в этих стра­нах уве­ли­чи­ва­ют­ся. То есть моби­ли­за­ци­он­ный эффект — это фак­тор циви­ли­за­ци­он­ной иден­тич­но­сти, ска­зы­ва­ет­ся не толь­ко мате­ри­аль­ный фак­тор в дан­ном случае.

Как было в дру­гих стра­нах? Была прак­ти­ка, где вво­ди­ли запре­ты на абор­ты, была прак­ти­ка, когда абор­ты лега­ли­зо­вы­ва­ли. Наи­бо­лее извест­ный при­мер — Румы­ния. 1966 год, запрет на абор­ты. В прин­ци­пе они рез­ко испра­ви­ли ситу­а­цию, но далее ста­ли не столь жест­ко соблю­дать, моби­ли­за­ция на соблю­де­ние это­го реше­ния Чау­шеску была ото­дви­ну­та даль­ше, но мы видим, что само по себе воз­дей­ствие на демо­гра­фи­че­ские про­цес­сы, уве­ли­че­ние пока­за­те­ля рож­да­е­мо­сти — румын­ский опыт пока­зы­ва­ет, что это возможно.

А вот опыт дру­гих соци­а­ли­сти­че­ских стран. 1956 год — Бол­га­рия и Поль­ша вве­ли лега­ли­за­цию абор­тов. В 1957 году — Юго­сла­вия и Чехо­сло­ва­кия. И мы видим, как чет­ко: вве­де­ние легализации=падение пока­за­те­ля рож­да­е­мо­сти идет по всем стра­нам, и по тем стра­нам, кото­рые услов­но назы­ва­лись капи­та­ли­сти­че­ски­ми стра­на­ми. Ведь в запад­ных стра­нах срав­ни­тель­но позд­но вве­ли раз­ре­ше­ние на абор­ты. В Англии это сере­ди­на 60‑х годов, и мы видим лега­ли­за­цию абор­тов Англия-Уэльс и жест­кое паде­ние рож­да­е­мо­сти. Это явля­ет­ся как мини­мум фак­то­ром демо­гра­фи­че­ско­го показателя.

 

Конеч­но, нель­зя думать, что одна эта мера испра­вит ситу­а­цию — не испра­вит. Конеч­но, эта мера долж­на быть ком­плекс­ной, и опыт сам по себе уже про­зву­чал: доста­точ­но длин­ное назва­ние  ста­лин­ско­го поста­нов­ле­ния содер­жа­ло поми­мо запре­ще­ния абор­тов мно­го чего еще, а именно:

  • борь­ба с лег­ко­мыс­лен­ным отно­ше­ни­ем в семье;
  • услож­не­ние про­це­ду­ры развода;
  • уве­ли­че­ние мате­ри­аль­ной помо­щи роженицам;
  • уста­нов­ле­ние госу­дар­ствен­ной помо­щи многосемейным;
  • рас­ши­ре­ние сети родиль­ных домов, дет­ских яслей и дет­ских садов;
  • уси­ле­ние уго­лов­но­го нака­за­ния за непла­теж алиментов.

Это была ком­плекс­ная поли­ти­ка. Запрет абор­тов мог иметь успех, толь­ко будучи мерой ком­плекс­ной. Здесь не толь­ко мате­ри­аль­ная состав­ля­ю­щая: если мы посмот­рим, вооб­ще все это ложи­лось на такую идео­ло­ги­че­скую инвер­сию, кото­рая про­во­ди­лась в сере­дине 30‑х годов. А что про­во­ди­лось — ведь без это­го кон­тек­ста ниче­го не будет понят­но. Поми­мо запре­та абор­тов в идео­ло­ги­че­ском поле:

  • реа­би­ли­та­ция геро­ев доре­во­лю­ци­он­ной России;
  • вос­ста­нов­ле­ние пре­по­да­ва­ния истории;
  • реа­би­ли­та­ция рус­ской темы, начав­ша­я­ся с сере­ди­ны 30‑х годов;
  • воз­вра­ще­ние к тра­ди­ци­ям рус­ской лите­ра­ту­ры и искус­ства, огра­ни­че­ние всех этих аван­гард­но-фор­ма­лист­ских течений;
  • то, что неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли назы­ва­ют «цер­ков­ная оттепель»;
  • кад­ро­вая рота­ция, раз­гром кос­мо­по­ли­ти­че­ско­го кры­ла внут­ри партии;
  • реа­би­ли­та­ция семьи;
  • уста­нов­ле­ние уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за мужеложество;
  • частич­ная реа­би­ли­та­ция казачества;
  • вос­ста­нов­ле­ние офи­цер­ских чинов.

И здесь запрет на абор­ты очень кон­текст­но ложит­ся. Это был систем­ный пово­рот — это была не еди­нич­ная мера. Если вве­дем запрет на аборт, испра­вит­ся ли потен­ци­аль­ная ситу­а­ция, если толь­ко эта одна мера при­ня­та? Нужен ком­плекс мер, и долж­на быть опре­де­лен­ная цен­ност­ная плат­фор­ма под эти­ми мера­ми быть проведена.

Нель­зя не ска­зать здесь ещё об одной состав­ля­ю­щей — конеч­но, о боль­шин­стве насе­ле­ния. Каж­дое госу­дар­ство опре­де­ля­ет­ся в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни бла­го­по­лу­чи­ем и цен­ност­ны­ми ори­ен­ти­ра­ми того наро­да, кото­рый состав­ля­ет боль­шин­ство в дан­ном обще­стве. Понятно,что по отно­ше­нию к Рос­сии и СССР речь шла о рус­ском наро­де. На кого был ори­ен­ти­ро­ван закон о запре­те на абор­ты? На Кав­ка­зе его не надо было вво­дить, и так эта мера не дей­ство­ва­ла. Мы видим по пере­пи­си насе­ле­ния — доля рус­ских в струк­ту­ре совет­ско­го обще­ства. Что мы здесь наблю­да­ем? В 20‑е годы этот пока­за­тель сни­жал­ся, в 30‑е годы, по изме­не­нию век­то­ра поли­ти­ки пока­за­те­ли уве­ли­чи­ва­ют­ся, мак­си­мум был достиг­нут имен­но по пере­пи­си 1939 года — 58%; далее, начи­ная с хру­щев­ско­го вре­ме­ни — пере­пись 1959, 1970, 1979, 1989 и т.д. — идут пока­за­те­ли сни­же­ния. Насколь­ко это сего­дня акту­аль­но, мы можем посмот­реть пото­му, как дей­ству­ет демо­гра­фи­че­ский кри­зис в Рос­сии. А он дей­ству­ет, на самом деле, изби­ра­тель­но. Вот коэф­фи­ци­ент рож­да­е­мо­сти по субъ­ек­там Рос­сий­ской Феде­ра­ции: крас­ным выде­ле­ны наци­о­наль­ные рес­пуб­ли­ки, синим — обла­сти в соста­ве Рос­сий­ской Феде­ра­ции. 50,6% было рус­ских в СССР по пере­пи­си 1989 года, 44% — на ситу­а­цию 2015 года.

subekt

 

Поче­му все это про­изо­шло? Здесь опять не можем обой­тись без идео­ло­ги­че­ско­го век­то­ра. Я сошлюсь на мно­гие сви­де­тель­ства: Кага­но­вич, Э.Ходжа — албан­ский лидер, Мао Цзе­дун… — гово­ря­щие о троц­киз­ме Хру­ще­ва. Он вхо­дил в троц­кист­скую орга­ни­за­цию, потом вро­де бы яко­бы рас­ка­ял­ся, но весь его ком­плекс дей­ствий в идео­ло­ги­че­ском плане чет­ко ложил­ся под троц­кист­скую плат­фор­му, и в том чис­ле, поче­му запрет на абор­ты был отме­нён, поче­му про­изо­шло поощ­ре­ние бра­ко­раз­вод­ной про­це­ду­ры и мно­го чего дру­го­го? Мы при­ме­ним эту троц­кист­скую плат­фор­му Хру­ще­ва, и все ста­но­вит­ся понят­ным. Мы уви­дим, что внут­ри СССР была внут­рен­няя борь­ба таких двух идео­ло­ги­че­ских платформ.

Конеч­но, Совет­ский Союз пред­став­лял аль­тер­на­ти­ву Запа­ду, но в раз­ные пери­о­ды исто­рии это была раз­ная аль­тер­на­ти­ва. Если в 20‑е годы Совет­ский Союз — это такая левая аль­тер­на­ти­ва: мы одно из немно­гих госу­дарств, кото­рые раз­ре­ша­ет аборты,так было пози­ци­о­ни­ро­ва­но — левое про­ти­во­по­став­ле­ние СССР; то в сере­дине 30‑х годов, наобо­рот, про­ис­хо­дит обра­ще­ние к тра­ди­ци­он­ным цен­но­стям. И опыт Совет­ско­го Сою­за в раз­ные пери­о­ды исто­рии, конеч­но, нуж­да­ет­ся в уточ­не­нии, как и образ совре­мен­ной Рос­сии — а она с какой повест­кой сего­дня идет.

Воз­мож­но ли сего­дня вооб­ще вли­ять через запре­ты на абор­ты на демо­гра­фи­че­ские пока­за­те­ли? Вот дан­ные по Евро­пе: при­мер­но оди­на­ко­вый уро­вень жиз­ни, крас­ным выде­ле­ны стра­ны, где вве­де­ны зако­но­да­тель­ные огра­ни­че­ния в отно­ше­нии абор­тов, зеле­ным — все осталь­ные стра­ны. И мы видим —  это дей­ству­ет. Там, где вве­де­ны запре­ты или огра­ни­че­ния на абор­ты, пока­за­те­ли рож­да­е­мо­сти выше.

evrop

Конеч­но, обще­ство когда-то исто­ри­че­ски воз­ник­ло, и социо­ло­ги гово­рят, что оно воз­ник­ло с уста­нов­ле­ния пер­во­го табу: чего делать нель­зя. Тогда-то были уста­нов­ле­ны эти запре­ты, в том чис­ле и на абор­ты. Были уста­нов­ле­ны пра­ви­ла, регу­ли­ру­ю­щие семей­ные отно­ше­ния. Но вот с опре­де­лен­но­го исто­ри­че­ско­го эта­па про­ис­хо­дит то, что назы­ва­ет­ся про­цесс дета­бу­и­за­ции — сня­тие этих огра­ни­че­ний. И очень вид­но, к чему это сего­дня при­во­дит. Ведь повсе­мест­но в запад­ном мире абор­ты ста­ли вво­дить­ся в 70‑е годы. С кон­ца 80‑х годов начи­на­ет вво­дить­ся лега­ли­за­ция одно­по­лых бра­ков. И про­цесс этот фак­ти­че­ски охва­тил уже весь запад­ный мир. Таким обра­зом, этап за эта­пом про­ис­хо­дит то, что назы­ва­ет­ся рас­че­ло­ве­чи­ва­ни­ем чело­ве­ка. Даль­ше — смерть чело­ве­ка как исто­ри­че­ско­го и не толь­ко исто­ри­че­ско­го фено­ме­на; и конеч­но, вопрос об абор­тах, о запре­те абор­тов — это не толь­ко вопрос сего­дняш­не­го дня, не толь­ко даже вопрос о демо­гра­фи­че­ской без­опас­но­сти Рос­сии. Это вопрос тако­го транс­цен­дент­но­го, вопрос цен­ност­но­го вызо­ва, кото­рый про­сти­ра­ет­ся на тыся­че­ле­тия вглубь исто­рии, и на тыся­че­ле­тия — в исто­ри­че­скую перспективу.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки