М.В. Корогодина

Исповедь в России в XIV-XIX вв.

См. также [Рец:] М.В. Корогодина. Исповедь в России в XIV-XIX веках. Исследование и тексты В.М. Живов

Содержание

От автора

Введение

Часть I. Эволюция покаянной дисциплины Глава 1. Изучение исповеди: историография, источники, методы 1. Историография 2. История исповеди 3. Методы совершения исповеди в православной церкви 4. Структура исповедных вопросников 5. Функции поновлений 6. Методика изучения исповедных вопросников и поновлений Глава 2. Исповедь на Руси в XIV в. Глава 3. Исповедь на Руси в XV в. 1. Рукописи XV в. с исповедными текстами 2. Методы составления исповедных текстов в XV в. Глава 4. Исповедь на Руси в XVI в. 1. Рукописи XVI в. с исповедными текстами 2. Вопросники, известные в нескольких списках, и методы редактирования 3. Группы текстов 4. Эволюция покаянной дисциплины Глава 5. Исповедь в России в ХVІІ–ХІХ вв. 1. Составление печатного требника 2. Православные рукописные исповедные тексты ХVІІ–ХІХ вв. 3. Старообрядческие рукописные исповедные тексты ХVІІІ–ХІХ вв. Часть II. Содержание исповедных текстов Глава 1. Брак и половые отношения 1. Вступление в брак, обручение, венчание и внебрачные связи 2. Поступки, ведущие к блуду, и насилие 3. Кровосмешение 4. Единичные статьи Глава 2. Сводничество 1. Сводничество 2. Проституция и содержание публичных домов 3. Разлучение супругов Глава 3. Убийство 1. Убийство взрослых людей 1.1. Убийство 1.2. Разбой и убийство на рати 1.3. Отравление 1.4. Научение убийству 1.5. Убийство женщинами 1. 6. Единичные статьи 2. Убийство детей 2.1. Гибель некрещёных детей 2.2. Удушение и утопление детей 2.3. Заспанные в родительской постели дети 2.4. Повеление женщине убить ребенка 3. Уничтожение плода 3.1. Извержение плода 3.2. «Растворение» плода зельем 3.3. Умение убить плод 3.4. Оскопление 3.5. Выкидыш из-за неосторожного поведения мужчины Глава 4. Кража 1. Кража, «татьба» и грабеж 2. Грабёж во время пожара 3. Ограбление мёртвых 4. Ограбление церквей и монастырей 5. «Запрение» чужого и повеление украсть 6. Единичные статьи Глава 5. Клевета и принесение клятвы 1. Ложь 2. Клевета и взяточничество 3. Крестное целование 4. Измена крестному целованию 5. Рота 6. Ложное послушество Глава 6. Порча чужого имущества 1. Поджог 2. Битье скота 3. Порча нив и скота Глава 7. Драки и ссоры 1. Драки и побои 2. Проклятия и ругань 3. Насилие над беззащитными людьми 4. Ссора с другом 5. Препирательства с учащими добру Глава 8. Неправедные доходы 1. Содержание корчмы, гостиницы или публичного дома 2. Ростовщичество 3. Взяточничество 4. Торговля и перепродажа краденого 5. Продажа людей 6. Невыплата денег по найму, нежелание кормить и одевать челядь 7. «Неправое собрание» Глава 9. Колдовство 1. Обращение к «волхвам» 2. Умение «волховать» 3. «Бабы» 4. Рождение детей и колдовство 5. «Недобрый промысел» и ворожба 6. «Наузы» 7. Отрава 8. Умывание молоком и мёдом и любовные снадобья 9. Кража «очей» у икон 10. «Потворы» 11. Вера во встречу, чиханье, сны и другие приметы и гадания 12. Вила, род, роженицы, мокошь и другие демонические существа 13. Святочные, богоявленские, великопостные гадания и обряды 14. Единичные статьи Глава 10. Развлечения 1. Пляски, песни, хороводы и игры 2. Смех до слез 3. Скоморохи, музыканты и другие профессиональные актёры 4. Охота 5. Насмешки над убогими 6. Издевательства 7. Насмешки над книгами Глава 11. Бесстыдное поведение 1. Физическая нечистота и омовение 2. Мочеиспускание 3. Плевки после целования покойника 4. Стрижка волос женщинами 5. Единичные статьи Глава 12. Семейные отношения 1. Ссоры с родителями и другими родственниками 2. Ссоры между супругами 3. Плохое обращение с детьми Глава 13. Чревоугодие 1. Несоблюдение постов 1.1. Употребление скоромного в пост 1.2. Употребление пищи до окончания обедни 1.3. Единичные статьи 2. Пищевые запреты и излишества 2.1. Употребление «скверной» пищи 2.2. Пьянство 2.3. Рвота 2.4. Лакомство тайком Глава 14. Грехи духа 1. Осуждение, зависть и гордость 2. Злость 3. Проклятие себя 4. Оплакивание покойников Глава 15. Грехи против церкви 1. Посещение церкви и нечистота 2. Употребление просвиры нечистым 3. Осквернение причастия 4. Посещение богослужений 5. Смех и разговоры в церкви 6. Посты и праздники 7. Исповедь и духовничество Глава 16. Грехи против веры 1. Вера в Троицу, Богородицу и святых 2. Почитание икон и креста 3. Отношение к тварному миру: поклонение и хула 4. Ересь 5. Общение с инославными 6. Обереги: пояс и крест 7. «Отреченные книги» 8. Язычество Глава 17. Исповедь клириков 1. Обязанности священника 2. Обращение к волхвам и общение с иноверными 3. Развлечения 4. Доходы 5. Украинские исповедные тексты Глава 18. Исповедь монашествующих 1. Обязанности монаха 2. Развлечения 3. Доходы Глава 19. Исповедь вельмож 1. Служба государю 2. Отправление суда 3. Обращение с челядью 4. Воинская служба 5. Причащение перед боем 6. Отношение к монастырям и клирикам 7. Доходы 8. Грехи «жен властельских» Глава 20. Исповедные тексты XVII–XIX вв. 1. Исповедь «торговых людей» 2. Исповедь «поселян» 3. Исповедь православных мирян в ХѴІII в. 4. Исповедь самоедов 5. Исповедь старообрядцев Заключение Приложения. Описание использованных рукописных материалов Рукописи Библиотеки Российской Академии наук Рукописи Владимиро-Суздальского объединённого историкоархитектурного и художественного музея-заповедника Рукописи Государственного Исторического музея Рукописи Института рукописи Национальной библиотеки Украины им. В. И. Вернадского Рукописи Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН Рукописи Российского государственного исторического архива Рукописи Российской государственной библиотеки Тексты Правила издания Вопросники мужчинам Список сокращений Рукописные собрания Хранилища рукописей и редких книг Литература  

 

Монография представляет собой опыт изучения одного из важнейших компонентов исторической реальности – нравственного мира человека. Исследование посвящено исповедным текстам русского средневековья, руководствуясь которыми кающийся открывал духовнику свои грехи, как обыденные, так и самые затаённые. Исследование исповедных вопросников позволяет проникнуть в частную жизнь и внутренний мир человека и проследить формирование и изменение представлений о грехе и добродетели. В книге привлекается широкий круг покаянных текстов XIV–XIX вв. извлечённых из русских, южнославянских и украинских рукописных книг, значительная часть этого материала вводится в научный оборот и публикуется впервые

Книга рассчитана на историков, филологов и всех, интересующихся историей русской церкви и древнерусской культурой.

Рецензенты: доктор исторических наук, профессор Ю. Г. Алексеев, доктор исторических наук, профессор Н. Л. Пушкарева.

От автора

Предлагаемая читателю книга посвящена истории исповеди и покаянных текстов в России. Исповедь – одно из таинств, в котором человек раскрывает душу перед Богом через посредничество священника-духовника. Богослужебные рукописи сохранили покаянные тексты, помогавшие духовнику и кающемуся охватить все возможные грехи, совершенные человеком, ничего не пропустив. Современному исследователю такие тексты позволяют познакомиться с подробностями жизни людей давно прошедших времён. Исповедь затрагивала все стороны жизни человека, день за днём перебирая события, обращаясь и к повседневному быту, и к отдельным происшествиям, и к отношениям с другими людьми: членами семьи и соседями, подчинёнными и вышестоящими. Поэтому изучение покаянных текстов интересно не только для узких специалистов-археографов, но и для широкого круга читателей.

Однако исповедь – это не автобиография. Покаяние в грехах показывает лишь нелицеприятные поступки человека, оставляя в стороне его искренние устремления, способность к самопожертвованию, добродетели. Сложно избавиться от чувства разочарования и отвращения, когда впервые вчитываешься в длинные перечни грехов: «Как, неужели наши предки были такими?.. Неужели они все это делали?..». Конечно, не все и не всё. Цель исповедных текстов – представить наиболее полный список грехов, которые могут быть совершены, но не обязательно присущи каждому человеку. Изучая быт и нравы русских людей по исповедным текстам, не следует забывать, что повседневная жизнь не исчерпывалась перечисленными грехами, были в ней и радости и горести, оставалось место для благородства и честности. И наконец, средневековые исповедные тексты и сейчас продолжают выполнять свою роль, обращая внимание читателя на самого себя, подводя его к мысли: «Таковы были мерки допустимого и недозволенного у наших предков. А как живу я?»

Исследование истории исповеди на Руси – обширная тема, которую невозможно охватить полностью в одной книге. Поэтому оговорим сразу круг тем, рассматривающихся в представленном читателю труде. Книга построена преимущественно на материале покаянных

текстов (так называемых вопросниках и поновлениях), говорящих о грехах и использовавшихся духовниками во время исповеди. В Части I разбирается история создания и редактирования исповедных текстов на русской почве. Хотя русские покаянные тексты во многом продолжают византийскую и южнославянскую традицию, нам пришлось, за редкими исключениями, отказаться от рассмотрения греческих и южнославянских текстов в рамках данного исследования.

Часть II посвящена содержанию вопросников, описывающих мельчайшие подробности жизни людей: их быта, верований, социальных отношений, сексуальных запретов, взаимоотношений в семье, развлечений и многого другого. Основное внимание уделено текстам, отражающим средневековые реалии, – значение исповедных текстов для изучения повседневной жизни русских людей XIV–XVII вв. вряд ли можно переоценить, ведь сведения других источников об этом крайне скудны. Между тем в распоряжении исследователя немало других источников, говорящих о повседневной жизни и быте людей в XVIII–XIX вв. Поэтому, сделав упор на средневековую историю, мы выделили в особую главу анализ содержания православных и старообрядческих исповедных текстов XVIII–XIX вв. При анализе содержания покаянных текстов цитируются в основном исповедные вопросники, в то время как поновления и епитимийные правила используются лишь как дополнительный материал. Обилие цитат объясняется нашим желанием показать живую речь духовников, но обширные цитаты из поновлений и епитимийных правил значительно увеличили бы объем исследования, мало что прибавив к нему по существу.

Пролистав оглавление, читатель сразу заметит, что примерно половину книги занимают Приложения. Значительная доля в них приходится на тексты исповедных вопросников и других памятников покаянной дисциплины; сюда вошли практически все вопросники, известные автору. Некоторые из них были опубликованы в конце XIX в А. И. Алмазовым, однако мы сочли необходимым переопубликовать их, во-первых, потому, что труд Алмазова сейчас не всегда доступен; во-вторых, многие из текстов, приведённых у Алмазова, публикуются нами по другим, более ранним спискам; и наконец, в-третьих, – чтобы представить в одном томе полную подборку исповедных вопросников. Кроме того, в Приложениях опубликовано описание рукописных источников, на основе которых было проведено исследование. Наше описание, охватывающее преимущественно покаянные тексты, может служить дополнением к более полным (и более общим) описаниям, в которых, как правило, не фиксируются небольшие исповедные тексты, входящие в чин исповеди.

Прежде чем переходить к рассмотрению конкретных текстов, необходимо сказать несколько слов об их названиях. Нескольким десяткам текстов, сходным по самоназванию, структуре и содержанию, не удалось дать самостоятельные названия, которые позволяли бы без ошибочно узнавать каждый текст. Для удобства восприятия вопросникам были присвоены условные названия, первые буква или две в которых указывают на адресата или на типологию вопросника, а остальные буквы и цифры – на шифр одного из списков данного вопросника, обычно наиболее древнего. По данному списку приводится текст вопросника в Приложениях. Для обозначения адресата исповедного текста используются следующие буквы: «М» – мужчинам, «Ж» – женщинам, «Св» – священникам, «Вдов» – вдовам, «Дьяк» – дьяконам, «Ч» – чернецам мужчинам, «ЧЖ» – черницам женщинам, «В» вельможам, «ВЖ» – женам вельмож, «Пос» – поселянам, «Торг» – торговым людям, «Нищ» – нищим, «Кр» – краткий вопросник, «ВВ» – вопросник о вере, «Старообр» – старообрядческий вопросник, «Серб» – сербский вопросник, «Укр» – украинский вопросник. Так, вопросник может обозначаться следующим образом: Ж-Свир. 91вопросник женщинам по списку БАН Ал. Св 91; В-Петр. 94 вопросник вельможам по списку БАН П.І.А 94; М Погод. 314 вопросник мужчинам по списку РНБ Погод. 314 и т. д. Исключение составляют вопросники, вошедшие в состав печатного требника 1623 г., в названии которых вместо шифра рукописи стоят литеры Печ. тр., покаянный текст Наставление-вопросник, а также тексты, уже получившие название в историографии: Покаянье – исповедный вопросник, опубликованный С. И. Смирновым, и Вопрошание исповеданию епитимийное правило, изданное А. И. Алмазовым.

При ссылках на рукописи хранилище указывается только для синодальных собраний – Синод. (ГИМ) и Синод (РГИА) – во избежание путаницы Синодального собрания ГИМ и Синодального собрания РГИА; для собрания Софийского собора из Института рукописи НБУ – Соф. (Киев), которое не следует смешивать с Софийским собранием РНБ; для Соловецкого собрания БАН – Солов. (БАН), в отличие от Соловецкого собрания РНБ; а также для рукописей Владимиро-Суздальского музея-заповедника (ВСМЗ). Для всех остальных рукописей хранилища указаны в Приложении в разделе «Описание использованных рукописных материалов» и в «Указателе шифров рукописей и старопечатных книг». Хранилища также указываются при ссылках на старопечатные книги БАН и РНБ.

Автор приносит искреннюю благодарность д-ру ист. наук, проф. Юрию Георгиевичу Алексееву (СПбГУ), руководившему исследованием ещё в университете и при подготовке кандидатской диссертации и неизменно помогавшему советом и поддержкой. Большую благодарность автор испытывает к д-ру ист. наук, проф. Н. Л. Пушкарёвой (Институт этнологии и антропологии РАН), взявшей на себя труд составить отзыв на книгу. Автор сердечно благодарен своим коллегам – сотрудникам Отдела рукописей Библиотеки Академии наук, всегда готовым поделиться знаниями: А. Г. Сергееву, Л. Б. Беловой, Н. Ю. Бубнову, Ф. В. Панченко, В. Г. Подковыровой. Особую благодарность автор приносит О. Л. Новиковой (PHБ), помогавшей на пути к изданию книги, а также А. В. Сиренову (СПбГУ), оказавшему неоценимую помощь в работе над исследованием и его материальным воплощением – книгой.

Введение

Исповедь играла немаловажную роль в жизни средневекового человека, знавшего, что за все совершенные им поступки – добрые или злые предстоит ответить на Страшном суде. Покаяние, снимавшее тяжесть греха, было необходимым. Исповедь охватывала все стороны жизни, и именно поэтому изучение её настолько актуально для историка, стремящегося проникнуть во внутренний мир и повседневную жизнь средневекового человека.

В средние века на исповедь ходили, как правило, раз в год, во время Великого поста перед Пасхой,1 хотя некоторые исповедовались чаще. На исповеди духовник объяснял кающемуся, что в его интересах рассказать обо всех грехах, поскольку любой нераскаянный грех может привести в ад. Однако человек по забывчивости или из стыда мог не упомянуть о чём-то, если начинал вспоминать прошедшие события. Между тем в рукописях присутствуют тексты, говорящие о том, что за нераскаянные грехи наказание понесёт не только сам грешник, но и духовник, на исповеди у которого кающийся скрыл прегрешения. Например, встречается такое обращение к принимающему исповедь духовнику: «Не стыдися, да не осужен будеши сам от Бога и оному муку исходатаиши».2 Поэтому духовник был заинтересован в том, чтобы пришедший на исповедь грешник рассказал обо всем.

Представление об ответственности духовника за полноту исповеди кающегося мы находим также в правилах, касающихся епитимий. Епитимья (греч. επιτίμια – наказание) обычно заключалась в посте и молитвах. Смысл её состоял в том, что, соглашаясь выполнять её, кающийся делом подтверждал свою готовность искупить совершенные грехи. В некоторых поучениях и епитимийных правилах, имевших хождение на Руси, читается статья о том, что духовник принимает участие в несении епитимьи: «достоит духовному отцу на 3 части разделити грехи: 1-ю часть на премилостиваго Бога, 2-ю часть на себе, 3-ю часть на исповедника».3 Это правило не было по происхождению русским, а пришло из западнославянских стран. Чаще всего оно встречается вместе с еще двумя статьями, говорящими о покаянии со слезами и о замене епитимьи литургиями: «Иже хощет грехи своя споведати со слезами, яко слезы смерение приносят и покоряющися; достоит попы молити, да поют литоргию. Слезы бо суть греси главный, яже достоит прежде омыти слезами, милостынями, литоргия пети. Избавит бо 10 литоргии за 4 месяца, а 20 за 8, а 30 за 12 месяца. Такоже паки другая 30 за другии год, и тако расчести могут бо молитвеници, аще хотят кающаяся добре со слезами прилежаньи».4 Н.K. Никольский считал, что эти статьи являются чешским переводом Постановления святого Бонифация, апостола Германии.5 Таким образом, можно предположить, что представления об ответственности духовника за полноту покаяния исповедующегося и участие духовника в несении епитимьи имеют западнославянское или даже католическое происхождение. Эти представления были в достаточной мере распространены на Руси уже с начала XIV в., оказывая влияние на весь строй воззрений средневековых русских людей. Именно поэтому духовники предпочитали не просто выслушивать самостоятельный рассказ кающегося, но задавать вопросы.

В целом исповедь происходила тремя способами. Во-первых, кающийся мог сам рассказывать о своих грехах, что оставалось наиболее традиционным способом исповеди. В этом случае духовник задавал несколько наводящих вопросов самого общего плана, завершая свою речь словами: «Много ти бых глаголах, по не вем твоих грехов, ты же сам в себе веси, что еси съгрешил к створшему тя Богу и ведущему грехы наши, сътвореныя словом и делом и помышлением. Несть бо того греха, котораго не деет человек, но человеколюбец Бог кающимся от всего сердца отдает. Тако и ты, чядо, исповеждь грехи своя себе на спасение»6 предоставляя дальше кающемуся исповедоваться самому. Во-вторых, кающийся мог отвечать на вопросы духовника, что должно было помочь ему не упустить ни одного важного происшествия. Такой метод совершения исповеди был известен в Византии и на Балканах, но не получил там распространения; однако на Руси исповедные вопросы стали пользоваться популярностью. Чтобы сам духовник не забыл какого-либо греха, в чинах исповеди в требниках и служебниках записывались перечни вопросов, задаваемых кающемуся. Такие списки не имеют специального названия в рукописях, надписываясь «Вопрос мужам» или «Вопрос женам» или подобным образом, поэтому можно условно назвать их «исповедными вопросниками».

Наконец, третьим способом исповедоваться было чтение кающимся так называемых поновлений – текстов, произносившихся от лица грешника и представлявших собой списки всевозможных грехов. Как и вопросники, они писались в чинах исповеди в требниках и служебниках. Поновления (так называются данные тексты в рукописях, и в историографии сохраняется оригинальное название) кающийся читал вслух сам на исповеди, если он был грамотен. Если же грешник не умел читать, то поновление зачитывал духовник, а кающийся после каждого греха произносил «согреших, отче» и «прости мя, отче», показывая, что текст говорится от его имени. Чтение поновлений редко понималось как альтернатива самостоятельной исповеди или ответам на вопросы духовника. Обычно поновления рассматривались как дополнительный покаянный текст, произносимый на исповеди.

Эта схема исповеди, конечно, весьма приблизительна: как правило, реальная исповедь сочетала в себе элементы всех трёх методов. Духовник по своему усмотрению мог отдать предпочтение какому-либо одному методу, но мог в равной мере привлечь исповедные вопросники, поновления и самостоятельную исповедь.

Взгляды, которые духовники передавали своим духовным детям, формировались под влиянием разных, порой противоречивых тенденций. И вопросники, и епитимийные правила составлялись на основе книжной культуры, творений отцов церкви. Однако византийские правила IV–VIII вв., читающиеся в Кормчих книгах, были архаичны и часто не соответствовали реалиям русского средневековья XIV–XVII вв. С другой стороны, духовники сами происходили из народной среды и продолжали в этой среде жить, поэтому им были присущи все те народные полуязыческие представления, которые бытовали на Руси в средние века. Часто такие представления воспринимались современниками как исконно христианские верования. Они не сознавались как языческие или еретические даже служителями церкви (особенно если эти служители были не очень высоко образованы), не говоря уже о простых прихожанах. В результате возникла форма народного христианства,7 которая полностью отражена в исповедных вопросниках и поновлениях. Через эти памятники мы можем взглянуть на общепринятые воззрения той эпохи, не завуалированные личными взглядами какого-либо просвещённого книжника. В этом вопросники и поновления приближаются к фольклорным памятникам.

Наконец, ещё одним фактором, формировавшим взгляды людей и их отношение к различным ситуациям, являлись социальные и политические изменения в жизни общества. Ниже будет показано, насколько быстро церковная мысль реагировала на малейшие колебания или новшества в светской жизни общества. Демографические изменения, социальные неурядицы и войны, развитие законодательной мысли – всё влияло на мировоззрение людей, на общую социальную концепцию, меняя отношение к разным ситуациям и требуя от человека нового поведения. На материале исповедных вопросников и поновлений видно, как в период социальных перемен общественное сознание в течение двух поколений полностью изменяло свои стереотипы, осуждая внуков за то, перед чем преклонялись деды. На исповеди начинали предъявляться новые требования, воспитывалась манера поведения, отвечающая новым идеалам.

Итак, можно выделить три основных фактора, влиявших на взгляды духовников: книжная культура, народные верования и социальные изменения, отражавшиеся в светской мысли и в политических концепциях. Необходимо отметить, что влияние было взаимным. Церковная мысль не только была подвержена воздействиям извне, она сама в ответ также оказывала влияние на внешнюю среду. Представления средневековых духовников во многом формировались под воздействием византийской книжной культуры, но они же в свою очередь формировали русскую книжную культуру. Будучи носителями народных верований, духовники подспудно оказывали влияние на сложившиеся представления, заставляя их постепенно изменяться так, чтобы больше соответствовать меркам христианства. И наконец, попадая под воздействие меняющейся светской мысли, духовники сами эту мысль формировали, определяя таким образом характер дальнейших перемен.

* * *

1

Смирнов С. И. Древнерусский духовник: Исследование по истории церковного быта М.. 1913 С. 167

2

Эти слова встречаются в чинах исповеди по разным рукописям, например, в Солов. 1099/1208, л. 164 об.–165.

3

Смирнов. Материалы. С. 165; см. также 0.1.469, л. 219

4

Смирнов. Материалы. С. 31.

5

Никольский Н. К . Мораво-чешская литература и письменность // ПФА РАН, ф. 274, оп. 4, д. 79, л. 120–121.

6

Алмазов Т. 3 С. 107

7

La religion populaire dans l’Occident Chretien: approches historiques / Sous la dir de В Plongeron Paris. 1976 P. 16–17; Venard N. Popular Religion in the Eighteenth Century Cambridge. 1979. P. 139; Покровский Н. H. Документы ХѴІII в. об отношении Синода к народным календарным обрядам // Советская этнография. 1981. № 5 С. 96–108; Чернецов А. В. Двоеверие мираж или реальность? // Живая старина. 1991 № 4. С. 16–19; Толстой И. И. Язычество древних славян // Очерки истории культуры славян М., 1996 С. 146; Смилянская Е. Б. Волшебники, богохульники, еретики Народная религиозность и «духовные преступления» в России ХѴІII в. М., 2003. С. 1–12; Левин И. Двоеверие и народная религия // Двоеверие и народная религия в истории России. М., 2004 С. 11–37.


Источник: Корогодина, М. В. Исповедь в России в XIV-XIX веках : исслед. и тексты / М. В. Корогодина ; Рос. акад. наук, Ин-т рус. лит. (Пушкин. дом). - Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2006. - 579 с. : ил. ; 23 см. - Указ.: с. 554-574. - 800 экз. - ISBN 5-86007-468-9 (в пер.) : 270 р.

Комментарии для сайта Cackle