Про­ще­ние

***

Проще́ние – 1) дей­ствие Бога, направ­лен­ное на греш­ника, состо­я­щее в том, что Бог смяг­чает или не вме­няет ему ответ­ствен­ность (не нака­зы­вает) за грех; 2) дей­ствие чело­века по отно­ше­нию к ближ­нему как про­яв­ле­ние мило­сер­дия.

Про­ще­ние не тре­бует при­твор­ства, будто зла нико­гда не было, оно не тре­бует назы­вать зло добром. Когда мы про­щаем, мы осво­бож­да­емся, пере­стаём быть залож­ни­ками про­шлых обид. Хро­ни­че­ская душев­ная боль пере­стаёт власт­во­вать над нами, мы осво­бож­да­емся от раб­ства обиде.

Обра­зец про­ще­ния пре­по­дал нам Гос­подь, Он не только про­стил согре­шив­ших людей, но и был распят на Кресте за наши грехи. И мы, создан­ные по Его образу, должны учиться у Него про­ще­нию. Поэтому апо­стол Павел и гово­рит нам: «Про­щайте друг друга, как и Бог во Христе про­стил нас» (Еф.4:32). Обида не дает нам общаться не только с людьми, но и создает пре­граду между нами и Богом: «Ибо, если вы будете про­щать людям согре­ше­ния их, то про­стит и вам Отец ваш Небес­ный; а если не будете про­щать людям согре­ше­ния их, то и Отец ваш не про­стит вам согре­ше­ний ваших» (Мф.6:14–15).

***

Брат, оби­жен­ный кем-то, пришел к старцу в келию и гово­рит ему: “Отче, я скорблю.” Старец спра­ши­вает: “Отчего?” Он отве­чает: “Некий брат обидел меня, и меня мучит демон, доколе я не воздам ему.” Старец гово­рит ему: “Послу­шай меня, чадо, и Бог изба­вит тебя от этой стра­сти. Для при­ми­ре­ния с братом пойди в свою келию и молчи, уси­ленно молясь Богу об оби­жав­шем тебя брате.” Брат сделал как сказал ему старец. И через семь дней Бог отъял от него гнев ради того при­нуж­де­ния, кото­рое он делал, и ради послу­ша­ния старцу.
(Древ­ний пате­рик. 1874. С. 310).

***

Мы почему-то счи­таем, что если мы про­щаем, то совер­шаем вели­ко­душ­ный жест по отно­ше­нию к нашему обид­чику. Нам кажется, что если мы про­щаем, то тем самым при­но­сим неве­ро­ят­ную жертву. А на самом деле про­ще­ние – это не жертва и не вели­ко­душ­ный жест по отно­ше­нию к чело­веку, кото­рого мы нена­ви­дим. Про­ще­ние – это осво­бож­де­ние! Осво­бож­де­ние себя! И польза от про­ще­ния – в первую оче­редь нам самим.
Пред­ставьте, что мы соби­раем обиды своей жизни: боль­шая обида – боль­шой камень, малень­кая – малень­кий. Мы соби­раем обиды в огром­ный мешок. Эти камни нам нужны для того, чтобы, встре­тив чело­века, кото­рый нанес нам эту обиду, взять соот­вет­ству­ю­щий камень и кинуть в него, чем, нако­нец, ото­мстить, «вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость». Но мы не знаем, где и когда нам встре­тится тот чело­век, кото­рый нас обидел. Поэтому мы должны всегда и везде носить с собой этот напол­нен­ный кам­нями огром­ный мешок. Уже изне­мо­гаем под ним, теряем послед­ние силы, не можем ни думать, ни дви­гаться толком, поте­ряли все инте­ресы, не можем под такой тяже­стью радо­ваться жизни, но тащим, тащим…
М. И. Хась­мин­ский

***

Самые пра­виль­ные отно­ше­ния между людьми — отно­ше­ния асим­мет­рич­ные. Когда ты даешь окру­жа­ю­щим больше, чем они тебе, и не ждешь от них ответ­ной реак­ции. А когда ты ждешь сим­мет­рии: «вот я про­стил, а он меня не про­щает», «вот я сде­лала для него, а он что для меня сделал?» — это уже изна­чально иска­жен­ное пони­ма­ние отно­ше­ний.
Когда мы гово­рим: я такой плохой и нет мне про­ще­ния, мы тем самым не раз­ре­шаем Богу войти в нашу жизнь, мы пыта­емся Им мани­пу­ли­ро­вать, мы дер­заем не раз­ре­шать Спа­си­телю нас спа­сать. «Вот я себя не прощаю, и Ты, Гос­поди, не посме­ешь меня про­стить, потому что я‑то себя не прощаю!» Я в этом вижу очень тонкую гор­дыню — и лука­вый отказ от труда по пре­одо­ле­нию своей гре­хов­но­сти. В еван­гель­ской притче о званых и избран­ных есть один зага­доч­ный пер­со­наж — некто, ока­зав­шийся на пиру не в брач­ных одеж­дах и поэтому выбро­шен­ный вон. Мне кажется, это хоро­шая иллю­стра­ция к непро­ще­нию себя: чело­век по тонкой гор­дыне отка­зы­ва­ется при­крыть свое недо­сто­ин­ство празд­нич­ными одеж­дами, кото­рые даются вся­кому, кто пере­сту­пает порог цар­ского дворца. Бога­тые одежды для цар­ского пира — это, конечно же, образ Боже­ствен­ной мило­сти, «облек­шись» в кото­рую, чело­век только и может войти в Цар­ство Небес­ное.
Мне кажется, что пока мы не научимся про­щать себя, мы не сможем про­щать других. Пони­мая свою сла­бость, мы начи­наем пони­мать и других людей.
прот. П. Вели­ка­нов

***

Многие спра­ши­вают свя­щен­ника: «Вот я каюсь, а как узнать, про­стил меня Бог или нет?» Один из при­зна­ков остав­ле­ния греха – воз­не­на­ви­де­ние. До тех пор, пока у тебя есть сочув­ствие к своему греху или без­за­ко­нию, ты еще с ним не рас­стался, он живет в тебе, а когда душа воз­не­на­ви­дела какой-то грех, порок и кается в нем, Гос­подь начи­нает душу избав­лять, очи­щать, – это первая сту­пень пока­я­ния. Когда же окон­ча­тельно на сердце вос­си­я­вает радость сво­боды, чув­ству­ешь, как будто с тебя спало тяжкое бремя. Святые отцы гово­рят так: грех прощен, когда на сердце вос­си­яет радость, чув­ство, что душа обрела сво­боду.
прот. Геор­гий Бреев (+2020)

***

См. ПОКА­Я­НИЕ, ВСЕ­ПРО­ЩЕ­НИЕПРО­ЩЁ­НОЕ ВОС­КРЕ­СЕ­НЬЕ, ПРИ­МИ­РЕ­НИЕ, ОБИДА

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки