Православные брак и семья — Щеголева Е.В.

Православные брак и семья — Щеголева Е.В.

(3 голоса3.7 из 5)

Кни­га состо­ит из выска­зы­ва­ний, мне­ний и поуче­ний свя­тых, отцов Церк­ви и духов­ных писа­те­лей по раз­лич­ным про­бле­мам семей­ной жизни.

Муж и жена

Как выбрать себе супруга (супругу)

Пер­вое: нуж­но обра­тить­ся к Гос­по­ду Богу, к Мате­ри Божи­ей и всем свя­тым от всех чувств души и серд­ца Ваше­го теп­лою молит­вою, да пока­жет Гос­подь Бог милость и свя­щен­ную волю Его; вто­рое: нуж­но спра­ши­вать людей опыт­ных — роди­те­лей Ваших и дру­гих, кото­рые зна­ют его жизнь, дела и пове­де­ние. Когда заве­рят о чест­но­сти его, тогда с бла­го­сло­ве­ния Божия и роди­те­лей Ваших мож­но совер­шить закон­ный свя­тый брак. Но не спе­ши­те, а разум­но и осто­рож­но; все нуж­но испы­ты­вать и усмат­ри­вать, а не как зря, ибо брак есть свят и супру­же­ство бла­го­че­сти­во есть жизнь свята.

Ста­рец Иона Киевский

Испра­ши­ва­ешь мое­го греш­но­го сове­та и бла­го­сло­ве­ния всту­пить в закон­ный брак с избран­ной тобой невестой.

Если ты здо­ров и она здо­ро­ва, друг дру­гу нра­ви­тесь и неве­ста бла­го­на­деж­но­го пове­де­ния, и мать име­ет хоро­ше­го, неро­пот­ли­во­го харак­те­ра, то и можешь всту­пить с нею в брак.

Если мать неве­сты сми­рен­на, то и неве­ста долж­на быть сми­рен­на, пото­му что по ста­рин­ной посло­ви­це: «яблоч­ко от яблонь­ки неда­ле­ко откатывается».

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Умо­ляю вас икать не денег и богат­ства, но доб­рых свойств в деви­це: скром­но­сти, бла­го­че­стия и набож­но­сти; это луч­шее из бес­чис­лен­ных сокро­вищ. Но кто-то ска­жет: от жены раз­бо­га­тел. Не стыд­но ли тебе при­во­дить такие при­ме­ры? Слы­хал я от мно­гих вот какие сло­ва: «Луч­ше желал бы я тер­петь край­нюю бед­ность, неже­ли полу­чить богат­ство от жены».

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

И ты, когда наме­ре­ва­ешь­ся взять жену, не при­бе­гай к людям, но при­бе­гай к Богу. Ска­жи Богу: «кого Ты хочешь, того и опре­де­ли мне Сво­им Про­мыс­лом»; пору­чи Богу это дело, и Он награ­дит тебя за то, что ты предо­ста­вишь Ему такую высо­кую честь».

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

Семей­ную жизнь нуж­но начи­нать с молит­вы о том, что­бы Гос­подь ука­зал того чело­ве­ка, кото­рый будет тебе и помощ­ни­ком и опо­рой. Так вот, молит­ва, конеч­но, долж­на пред­ва­рять этот выбор, но если серд­це выбра­ло рань­ше, надо про­сить, что­бы это было по воле Божи­ей. Одна жен­щи­на рас­ска­зы­ва­ла мне, что, когда она была моло­дой девуш­кой, ей понра­вил­ся один семи­на­рист. И так он был ей по серд­цу, что она моли­ла о нем Гос­по­да. Сто­ит она в церк­ви, он сто­ит впе­ре­ди, она видит его заты­лок, и так молит­ся: «Гос­по­ди, что бы ни было, толь­ко бы он был мой». Он обра­тил на нее вни­ма­ние, они позна­ко­ми­лись, ста­ли встре­чать­ся, он сде­лал девуш­ке пред­ло­же­ние. Они поже­ни­лись, потом он стал свя­щен­ни­ком, про­жи­ли два или три года, двое дети­шек роди­лось, все идет хоро­шо. Вдруг какая-то ава­рия с газом. Он гово­рит: «Сей­час я быст­ро раз­бе­русь и все сде­лаю». Нады­шал­ся газом, отра­вил­ся и умер. Она пла­ка­ла: «Зачем же я так про­си­ла: что бы ни было, толь­ко бы он был мой!» Гос­подь выпол­нил прось­бу, и вот теперь она вдо­ва. А через несколь­ко лет и сама она ско­ро­по­стиж­но скон­ча­лась, оста­вив дво­их детей. Вот что ино­гда полу­ча­ет­ся. Да, нуж­но молить­ся, но необ­хо­ди­мо, как учат свя­тые отцы, остав­лять хоть немнож­ко для воли Божи­ей. «Не моя воля, а Твоя да будет». Не «что бы ни было», а «Гос­по­ди, ты луч­ше зна­ешь, я очень хочу, но ты луч­ше знаешь».

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Молит­ва деви­цы о заму­же­стве Богу Отцу

О Все­б­ла­гий Гос­по­ди, я знаю, что вели­кое сча­стье мое зави­сит от того, что­бы я Тебя люби­ла всею душою и всем серд­цем моим и что­бы испол­ня­ла во всем свя­тую волю Твою. Управ­ляй же Сам, о Боже мой, душою моею и напол­няй серд­це мое: я хочу уго­ждать Тебе одно­му, ибо Ты Созда­тель и Бог мой. Сохра­ни меня от гор­до­сти и само­лю­бия: разум, скром­ность и цело­муд­рие пусть укра­ша­ют меня. Празд­ность про­тив­на Тебе и порож­да­ет поро­ки, подай же мне охо­ту к тру­до­лю­бию и бла­го­сло­ви тру­ды мои. Поели­ку же закон Твой пове­ле­ва­ет жить людям в чест­ном супру­же­стве, то при­ве­ди мя, Отче Свя­тый, к сему освя­щен­но­му Тобою зва­нию, не для уго­жде­ния вожде­ле­нию мое­му, но для испол­не­ния пред­на­зна­че­ния Тво­е­го, ибо Ты Сам ска­зал: нехо­ро­шо чело­ве­ку быть одно­му, и, создав ему жену в помощ­ни­цу, бла­го­сло­вил их рас­ти, мно­жи­ти­ся и насе­лять землю.

Услышь сми­рен­ную молит­ву мою, из глу­би­ны деви­чье­го серд­ца Тебе воз­сы­ла­е­мую; дай мне супру­га чест­на­го и бла­го­че­сти­ва­го, что­бы мы в люб­ви с ним и согла­сии про­слав­ля­ли Тебя, мило­серд­на­го Бога: Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Таинство Брака (венчание)

Вна­ча­ле умест­но вспом­нить заме­ча­тель­ное изре­че­ние: «Бра­ки совер­ша­ют­ся на небе­сах». Здесь крат­ко и бла­го­дат­но выра­же­на вера в то, что заду­ман­ное Богом соеди­не­ние двух людей в бра­ке не может быть пло­дом стра­стей. Оно долж­но иметь и име­ет свое сущ­ност­ное, бытий­ное содер­жа­ние, выхо­дя­щее за рам­ки мораль­ных, нрав­ствен­ных, социо­ло­ги­че­ских, юри­ди­че­ских про­блем. Брак не может быть понят и как есте­ствен­ное удо­вле­тво­ре­ние физио­ло­ги­че­ских или душев­ных потреб­но­стей чело­ве­ка. Пра­во­слав­ное уче­ние о бра­ке утвер­жда­ет, что насто­я­щий пра­во­слав­ный брак — есть Таин­ство, то есть собы­тие духов­ное, при­над­ле­жа­щее к духов­ной реаль­но­сти, к духов­но­му бытию.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

И пер­вые хри­сти­ане, и цер­ков­ное созна­ние наше­го вре­ме­ни не мыс­лят брак без того осо­бо­го дей­ствия Церк­ви, кото­рое назы­ва­ет­ся Таин­ством, кото­рое име­ет чудо­твор­ную, бла­го­дат­ную силу, даю­щую чело­ве­ку дар ново­го бытия.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Брак явля­ет­ся Таин­ством уже пото­му, что он пре­вы­ша­ет гра­ни­цы наше­го разу­ма, ибо в нем два ста­но­вят­ся одним.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Один из отцов Церк­ви в древ­но­сти ска­зал, что мир не может суще­ство­вать без Таинств, то есть без того, что­бы какие-то состо­я­ния, какие-то вза­и­мо­от­но­ше­ния были бы сверх­зем­ны­ми, небес­ны­ми, чудес­ны­ми; и, — про­дол­жа­ет он, — брак как един­ство дво­их в раз­роз­нен­ном мире явля­ет­ся таким Таин­ством, чудом, пре­вос­хо­дя­щим все есте­ствен­ные вза­им­ные отно­ше­ния, все есте­ствен­ные состояния.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Союз супру­же­ский, а отсю­да — и семей­ная жизнь, уста­нов­ле­ны и освя­ще­ны Самим Гос­по­дом Богом еще в раю. И сотво­ри Бог чело­ве­ка, — ска­за­но в Свя­щен­ном Писа­нии, — по обра­зу Божию сотво­ри его, мужа и жену сотво­ри их. И бла­го­сло­ви их Бог, гла­го­ля: рас­ти­те­ся и мно­жи­те­ся, и напол­ни­те зем­лю. Когда при­шел на зем­лю Сын Божий, Гос­подь наш Иисус Хри­стос, то и Он под­твер­дил закон супру­же­ства, повто­рив сло­ва, кото­рые ска­зал Бог в раю, когда создал жену пер­во­му чело­ве­ку и уста­но­вил закон супру­же­ства: оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут [два] одна плоть. Что­бы дать людям понять, как досто­ин почте­ния союз брач­ный, Он сам бла­го­во­лил быть с Пре­чи­стою Мате­рию Сво­ею и уче­ни­ка­ми на бра­ке в Кане Гали­лей­ской. Но, будучи уста­нов­лен Богом еще в раю, под­твер­жден­ный Хри­стом Спа­си­те­лем, брач­ный союз полу­чил в Хри­сто­вой Церк­ви еще осо­бен­ное, выс­шее освя­ще­ние, как то объ­яс­ни­ли свя­тые апо­сто­лы. Так, свя­той Павел, повто­рив сло­ва Спа­си­те­ля о брач­ном сою­зе, что в нем двое — муж и жена — будут одна плоть, при­бав­ля­ет: «тай­на сия вели­ка: я гово­рю по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви». Заметь­те, тай­на сия вели­ка! — учит Сло­во Божие. Вот поче­му брак и почи­та­ет­ся таин­ством в ряду семи Свя­тых Таинств, уста­нов­лен­ных в Церкви.

Свя­щен­ник А. Рож­де­ствен­ский

Брак не есть дого­вор, он есть Таин­ство, дар люб­ви, нераз­ру­ши­мый, Боже­ствен­ный. Этот дар нуж­но хра­нить и воз­гре­вать. Но он может быть уте­рян. Это не юри­ди­че­ская кате­го­рия и не юри­ди­че­ский акт. Это есть кате­го­рия духов­ная, собы­тие духов­ной жизни.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Брак есть Таин­ство, в кото­ром, при сво­бод­ном обе­ща­нии жени­хом и неве­стою вза­им­ной их супру­же­ской вер­но­сти перед свя­щен­ни­ком и цер­ко­вью, бла­го­слов­ля­ет­ся их супру­же­ский союз во образ духов­но­го сою­за Хри­ста с Цер­ко­вью, испра­ши­ва­ет­ся им бла­го­дать чисто­го еди­но­ду­шия к бла­го­сло­вен­но­му рож­де­нию и хри­сти­ан­ско­му вос­пи­та­нию детей.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Необ­хо­ди­мо при­звать свя­щен­ни­ков и молит­ва­ми и бла­го­сло­ве­ни­я­ми утвер­дить супру­гов в сов­мест­ной жиз­ни, что­бы и любовь жени­ха уси­ли­лась, и цело­муд­рие неве­сты укре­пи­лось, что­бы все спо­соб­ство­ва­ло водво­ре­нию доб­ро­де­те­ли в их доме, а диа­воль­ские коз­ни рас­се­я­лись, и супру­ги в радо­сти про­во­ди­ли жизнь, соеди­ня­е­мые помо­щью Божией.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Таин­ство Бра­ка, совер­ша­ю­ще­е­ся в обще­стве хри­сти­ан, — не рели­ги­оз­ная фор­ма «реги­стра­ции», а глу­бо­кий, поучи­тель­ный спо­соб, кото­рым Цер­ковь хочет нам открыть, что такое любовь и как глу­бо­ки чело­ве­че­ские отно­ше­ния. В этом смыс­ле вся­кое хри­сти­ан­ское бого­слу­же­ние, с одной сто­ро­ны, явля­ет­ся лири­че­ским, лич­ным выра­же­ни­ем чело­ве­че­ских чувств, но, с дру­гой сто­ро­ны, име­ет и сим­во­ли­че­ское значение.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Без бла­го­сло­ве­ния Бога, без освя­ще­ния Им бра­ка все поздрав­ле­ния и доб­рые поже­ла­ния дру­зей будут пустым зву­ком. Без Его еже­днев­но­го бла­го­сло­ве­ния семей­ной жиз­ни даже самая неж­ная и истин­ная любовь не суме­ет дать все, что нуж­но, жаж­ду­ще­му серд­цу. Без бла­го­сло­ве­ния Неба вся кра­со­та, радость, цен­ность семей­ной жиз­ни может быть в любой момент разрушена.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Дар люб­ви, кото­рый дает­ся в Таин­стве бра­ка Божи­им бла­го­сло­ве­ни­ем, — это дар веч­ный, и не может быть любовь упразд­не­на, она не может пре­кра­тить­ся со смер­тью. Это, конеч­но, явля­ет­ся гаран­ти­ей того, что хри­сти­ан­ский брак совер­ша­ет­ся в вечности.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Сер­деч­ное вза­им­ное сбли­же­ние жени­ха и неве­сты долж­но быть освя­ще­но бла­го­сло­ве­ни­ем роди­те­лей. Греш­но посту­па­ют дети, когда всту­па­ют в супру­же­ство без бла­го­сло­ве­ния роди­тель­ско­го: молит­вы роди­те­лей, по сви­де­тель­ству сло­ва Божия, скреп­ля­ют бла­го­по­лу­чие семей­ной жизни.

Свя­щен­ник А. Рож­де­ствен­ский

Доб­рые дети, отправ­ля­ясь в неве­до­мый для них путь, при­хо­дят к сво­ей мате­ри и про­сят ее напут­ствен­но­го бла­го­сло­ве­ния, и неж­ная мать бла­го­слов­ля­ет их. Так же посту­па­ет Цер­ковь Хри­сто­ва, когда покор­ные ее чада — наре­чен­ные жених и неве­ста — явля­ют­ся во храм Божий, про­ся ее мате­рин­ско­го бла­го­сло­ве­ния на без­вест­ный для них путь супру­же­ской жиз­ни. Чуж­дые дото­ле друг дру­гу, соеди­ня­ясь в одну чету, жених и неве­ста всту­па­ют в новую для них семей­ную жизнь и пото­му не зна­ют, что ожи­да­ет их: радость ли, спо­кой­ствие или душев­ные тре­во­ги, скор­би. В таком слу­чае им необ­хо­ди­мо вер­ное напут­ствие на пред­сто­я­щий жиз­нен­ный путь. И это бла­го­же­ла­ние Цер­ковь сопро­вож­да­ет тор­же­ствен­ны­ми и глу­бо­ко зна­ме­на­тель­ны­ми обрядами.

Свя­щен­ник А. Рождественский

В Таин­стве Вен­ча­ния совер­ша­ет­ся нечто, что ина­че, чело­ве­че­ски­ми сила­ми, не мог­ло бы совер­шить­ся. Это момент, когда вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся, насколь­ко это воз­мож­но в пре­де­лах пад­ше­го мира, то един­ство меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной, та целост­ность все­че­ло­ве­ка, о кото­рой гово­рит­ся в нача­ле кни­ги Бытия. Это момент колос­саль­ной важ­но­сти. Это момент, когда двое, пото­му что они полю­би­ли друг дру­га, могут стать одной пло­тью, то есть не толь­ко физи­че­ской пло­тью, но и одной телес­ной реаль­но­стью, кото­рая в себя вклю­ча­ет раз­ность и душев­но­сти, и духов­но­сти. В Вет­хом Заве­те мы чита­ем о том, как чело­век был создан все­че­ло­ве­ком, и в нем, по уче­нию неко­то­рых (дале­ко не всех) отцов заклю­ча­лось все и жен­ствен­ное, и муже­ское. Посте­пен­но чело­век начал воз­рас­тать, созре­вать; и при­шел момент, когда в одном чело­ве­ке уже не мог­ла сов­ме­щать­ся пол­но­та и жен­ско­го, и муж­ско­го суще­ства. Тогда Бог при­вел к чело­ве­ку всех живот­ных, что­бы он уви­дел, что в них есть два пола, и почув­ство­вал, как ска­за­но в Писа­нии, что един­ствен­но он оди­нок. И когда он вдруг ощу­тил свое оди­но­че­ство, Бог навел на него глу­бо­кий сон и раз­де­лил в нем муж­ское от жен­ско­го. Но раз­де­лил не так, что­бы не оста­лось ниче­го того или дру­го­го в каж­дом из них. В каж­дом оста­лось нечто от дру­го­го, что дава­ло ему воз­мож­ность узна­вать себя само­го в дру­гом суще­стве; он и она состав­ля­ли одно. И когда Адам уви­дел перед собой Еву, он вос­клик­нул: это кость от костей моих и плоть от пло­ти моей… Ина­че ска­зать: это я! — и вме­сте с тем: это я — перед соб­ствен­ны­ми гла­за­ми. Но это было настоль­ко «я», это настоль­ко было един­ство духа, что они себя наги­ми не виде­ли, они виде­ли себя как еди­ни­цу, как чело­ве­ка в двух осо­бях. Поз­же, когда совер­ши­лось паде­ние, они вдруг уви­де­ли себя наги­ми, то есть чужи­ми друг дру­гу. И вот с это­го момен­та нача­лась борь­ба о вос­со­еди­не­нии, вле­че­ние одно­го к дру­го­му, отча­ян­ное, сле­пое вле­че­ние, крик: вер­нись ко мне!.. И это совер­ша­лось в брач­ной люб­ви, в люб­ви двух, кото­рые, посмот­рев друг на дру­га, как бы узна­ва­ли себя в дру­гом и одно­вре­мен­но узна­ва­ли в дру­гом не его соб­ствен­ную огра­ни­чен­ность, а новую пол­но­ту, новую кра­со­ту, новый смысл. И тогда брак, то есть тай­на этой встре­чи, совер­шал­ся в том, что они друг дру­га виде­ли и узна­ва­ли себя самих, и вме­сте — не про­сто себя, а себя вос­пол­нен­ны­ми, с пол­но­той жиз­ни, кото­рую они могут иметь толь­ко друг с дру­гом. И, соеди­ня­ясь, они и телес­но, и душев­но, и духов­но дела­лись (опять-таки, сколь­ко было воз­мож­но и сколь­ко до сих пор быва­ет воз­мож­но в пад­шем мире) все­че­ло­ве­ком. Это изу­ми­тель­ная тай­на. Это пол­но­та чело­ве­ка, явля­е­мая в двух осо­бях. Пото­му-то это Таин­ство: теперь раз­де­ле­ние, кото­рое совер­ше­но гре­хом, пусть отча­сти, но в зна­чи­тель­ной мере, реша­ю­щей мере, сни­ма­ет­ся, они теперь едины».

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

По цер­ков­но­му Уста­ву, бра­ко­со­че­та­ние долж­но быть совер­ша­е­мо непо­сред­ствен­но после литур­гии, дабы жених и неве­ста бла­го­го­вей­ным моле­ни­ем за литур­ги­ей (а по при­ме­ру древ­них бла­го­че­сти­вых хри­сти­ан, очи­ще­ни­ем себя чрез Таин­ства Пока­я­ния и При­ча­ще­ния Свя­тей­ших Тела и Кро­ви Хри­сто­вых) достой­но при­го­то­ви­лись к при­ня­тию бла­го­да­ти Таин­ства Брака.

Жених в хра­ме ста­но­вит­ся по пра­вую, а неве­ста по левую сто­ро­ну — так соблю­да­ет­ся Богом уза­ко­нен­ный чин и бла­го­при­ли­чие: муж — гла­ва жены, и в поряд­ке сто­я­ния пер­вен­ству­ет пред сво­ею женою.

Два перст­ня для обру­ча­ю­щих­ся пола­га­ют­ся вбли­зи друг дру­га на свя­той пре­стол в зна­ме­но­ва­ние того, что бра­чу­ю­щи­е­ся пору­ча­ют свою судь­бу воле Про­мыс­ла Божия и от Гос­по­да испра­ши­ва­ют бла­го­сло­ве­ние на свое обру­че­ние. Жених и неве­ста дер­жат в руках горя­щие све­чи, чем сви­де­тель­ству­ют, что и побуж­де­ния к бра­ку у них свет­лые, чистые, сво­бод­ные от предо­су­ди­тель­ных рас­че­тов. Кре­сто­вид­ное каж­де­ние жени­ха и неве­сты, по вве­де­нии их внутрь хра­ма, зна­ме­ну­ет бла­го­дать Все­свя­то­го Духа, дей­стви­ем и наи­ти­ем кото­рой отго­ня­ет­ся от бра­чу­ю­щих­ся вся сила вражия.

Самые неж­ные роди­те­ли не могут поже­лать люби­мей­шим детям сво­им столь­ко благ, сколь­ко испра­ши­ва­ет им у Бога Свя­тая Цер­ковь при совер­ше­нии Таин­ства Бра­ка. Она вос­сы­ла­ет моле­ния ко Гос­по­ду, где про­сит Его нис­по­слать им «люб­ви совер­шен­ней, мир­ней и помо­щи; о еже сохра­ни­те­ся им в еди­но­мыс­лии и твер­дой вере; о еже бла­го­сло­ви­те­ся им в непо­роч­ном жительстве…»

Затем свя­щен­ник берет с пре­сто­ла перст­ни (коль­ца) и воз­ла­га­ет на безы­мян­ные паль­цы пра­вой руки. Пер­стень, по древ­не­му обык­но­ве­нию, слу­жит печа­тью и утвер­жде­ни­ем; трое­крат­ным обме­ном перст­ней утвер­жда­ет­ся пол­ное вза­им­ное дове­рие лиц бра­чу­ю­щих­ся. Жених, в сви­де­тель­ство сво­ей люб­ви и готов­но­сти пре­иму­ще­ством сил сво­их помо­гать немо­щи жен­ской, отда­ет свой пер­стень неве­сте, а та, в знак сво­ей пре­дан­но­сти мужу и готов­но­сти при­ни­мать помощь от него, свой пер­стень отда­ет жени­ху. Теперь обру­чен­ные при­бли­жа­ют­ся к ана­лою, на кото­ром лежат Свя­тое Еван­ге­лие и Крест Хри­стов. Этим Цер­ковь гово­рит, что­бы во всех путях сво­ей жиз­ни, при всех пред­при­я­ти­ях и начи­на­ни­ях, супру­ги име­ли пред взо­ром закон Хри­стов, начер­тан­ный в Еван­ге­лии. Обру­чен­ные жених и неве­ста ста­но­вят­ся на одно «под­но­жие» (на разо­стлан­ный кусок мате­рии) в знак того, что они долж­ны будут раз­де­лять оди­на­ко­вую участь во всем — как счаст­ли­вую, так и небла­го­по­луч­ную, — все­на­род­но пред Кре­стом и Еван­ге­ли­ем объ­яв­ля­ют свое бла­гое про­из­во­ле­ние на вступ­ле­ние в брак, после чего начи­на­ет­ся совер­ше­ние само­го венчания.

По изъ­яв­ле­нии жени­хом и неве­стою пред лицем Само­го Гос­по­да и пред всею Цер­ко­вью вза­им­но­го согла­сия на вступ­ле­ние в брак слу­жи­тель алта­ря Гос­под­ня при­сту­па­ет к совер­ше­нию вен­ча­ния. Уста­ми свя­щен­ни­ка в тро­га­тель­ных молит­вах Цер­ковь вспо­ми­на­ет Самим Богом бла­го­слов­лен­ные бра­ки свя­тых пра­от­цев наших и при­зы­ва­ет на бра­чу­ю­щих­ся бла­го­сло­ве­ние Гос­подне, кото­ро­го спо­до­би­лись они; молит Все­выш­не­го сохра­нить бра­чу­ю­щих­ся, как сохра­не­ны были Ной в ков­че­ге, Иона во чре­ве кита и три отро­ка в пещи Вави­лон­ской, про­сит даро­вать новым супру­гам еди­но­мыс­лие душ и телес. Вме­сте с тем пас­тырь Церк­ви умо­ля­ет Гос­по­да помя­нуть не толь­ко самих бра­чу­ю­щих­ся, а и роди­те­лей их, «зане молит­вы роди­те­лей утвер­жда­ют осно­ва­ния домов…»

Но вот наста­ла важ­ней­шая, тор­же­ствен­ней­шая, свя­тей­шая во всем чино­по­сле­до­ва­нии вен­ча­ния мину­та. На бла­го­сло­вен­ную чету воз­ла­га­ют­ся вен­цы — зна­ме­ния цар­ской вла­сти, и этим пре­по­да­ет­ся бра­чу­ю­щим­ся бла­го­сло­ве­ние соде­лать­ся родо­на­чаль­ни­ка­ми буду­ще­го потом­ства. Посколь­ку в древ­но­сти вен­ца­ми укра­ша­лись гла­вы побе­ди­те­лей, воз­ло­же­ние вен­цов на жени­ха и неве­сту слу­жит для них как бы награ­дой за их цело­муд­рен­ную жизнь до бра­ка. «Вен­цы, — объ­яс­ня­ет свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, — пола­га­ют­ся на гла­вах бра­чу­ю­щих­ся в зна­ме­ние побе­ды, для того, что­бы пока­зать, что они, непо­бе­ди­мые стра­стью до бра­ка, тако­вы­ми при­сту­па­ют и к брач­но­му ложу. А если кто был улов­лен сла­до­стра­сти­ем, отдал себя блуд­ни­цам, то для чего ему, побеж­ден­но­му, иметь венец на гла­ве своей?»

При воз­ло­же­нии вен­цов на жени­ха и неве­сту слу­жи­тель алта­ря Гос­под­ня про­из­но­сит тай­но­дей­ствен­ные сло­ва («Вен­ча­ет­ся раб Божий… вен­ча­ет­ся раба Божия…) и, в честь Свя­той Тро­и­цы три­жды бла­го­слов­ляя обо­их, три­жды же воз­гла­ша­ет: «Гос­по­ди Боже Наш, сла­вою и честию вен­чай я (их)!»

Гос­по­ди! — как бы гово­рит эти­ми молит­вен­ны­ми сло­ва­ми свя­щен­ник, — как эта чета укра­ше­на теперь вен­ца­ми, так укра­шай брач­ный союз этот сла­вою и честью. Так Цер­ковь низ­во­дит на бра­чу­ю­щих­ся бла­го­дать Все­свя­то­го Духа, освя­ща­ю­щую их супру­же­ство, рож­де­ние и вос­пи­та­ние детей. С этой мину­ты жених есть уже муж сво­ей неве­сты, неве­ста — жена сво­е­го жени­ха; с этой мину­ты они свя­за­ны нерас­тор­жи­мы­ми уза­ми бра­ка, по непре­лож­но­му сло­ву Хри­ста Спа­си­те­ля: что Бог соче­тал, того чело­век да не разлучает.

Свя­щен­ник А. Рождественский

Молит­ва о согла­сии и люб­ви меж­ду супругами

Свя­тым бла­го­вер­ным кня­зю Пет­ру (в ино­че­стве Дави­ду) и кня­гине Фев­ро­нии (в ино­че­стве Евфро­си­нии), Муром­ским чудотворцам.

Эти свя­тые явля­ют­ся образ­цом хри­сти­ан­ско­го супру­же­ства и покро­ви­тель­ству­ют всту­па­ю­щим в брак.

О вели­ции угод­ни­цы Божии и пре­див­нии чудо­твор­цы, бла­го­вер­нии кня­же Пет­ре и кня­гине Фев­ро­ние, гра­да Муро­ма пред­ста­те­лие и хра­ни­те­лие, и о всех нас усерд­нии ко Гос­по­ду молит­вен­ни­цы! К вам при­бе­га­ем и вам с упо­ва­ни­ем креп­ким молим­ся: воз­не­си­те о нас греш­ных свя­тыя молит­вы ваша ко Гос­по­ду Богу и испро­си­те у бла­го­сти Его вся бла­го­по­треб­ная душам и теле­сем нашим: веру пра­ву, надеж­ду бла­гу, любовь нели­це­мер­ну, бла­го­че­стие непо­ко­ле­би­мо, в доб­рых делех пре­успе­я­ние, мира уми­ре­ние, зем­ли пло­до­но­сие, воз­ду­ха бла­го­рас­тво­ре­ние, теле­сем здра­вие и душам спа­се­ние. Исхо­да­тай­ствуй­те у Царя Небес­на­го Церк­ви Свя­тей и всей дер­жа­ве Рос­сий­стей мир, тиши­ну и бла­го­устро­е­ние, и всем нам житие бла­го­по­луч­ное и доб­рую хри­сти­ан­скую кон­чи­ну. Огра­ди­те оте­че­ство ваше, град Муром, и вся гра­ды Рос­сий­ския от вся­ка­го зла; и вся пра­во­вер­ные люди, к вам при­хо­дя­щия и свя­тым мощем вашим покла­ня­ю­щи­я­ся, осе­ни­те бла­го­дат­ным дей­ством бого­при­ят­ных молитв ваших, и вся про­ше­ния их во бла­го исполните.

Ей, чудо­твор­цы свя­тии! Не пре­зри­те молитв наших, со уми­ле­ни­ем вам днесь воз­но­си­мых, но буди­те о нас при­снии пред­ста­те­лие ко Гос­по­ду и спо­до­би­те нас помо­щию вашею спа­се­ние веч­ное полу­чи­ти и Цар­ствие Небес­ное уна­сле­до­ва­ти; да сла­во­сло­вим неиз­ре­чен­ное чело­ве­ко­лю­бие Отца и Сына и Свя­та­го Духа, в Тро­и­це покла­ня­е­ма­го Бога, во веки веков. Аминь.

Права и обязанности мужа и жены

Неже­на­тый име­ет пра­ва и обя­зан­но­сти. Когда он женит­ся, тогда у него прав мень­ше, а гораз­до боль­ше обя­зан­но­стей. Но когда появят­ся дети, тогда у него совсем нет прав, а толь­ко обязанности.

Ста­рец Епифаний

После заклю­че­ния бра­ка пер­вые и глав­ней­шие обя­зан­но­сти мужа — по отно­ше­нию к его жене, а у жены — по отно­ше­нию к мужу. Они двое долж­ны жить друг для дру­га, отдать друг за дру­га жизнь. Преж­де каж­дый был несо­вер­ше­нен. Брак — это соеди­не­ние двух поло­ви­нок в еди­ное целое. Две жиз­ни свя­за­ны вме­сте в такой тес­ный союз, что это боль­ше уже не две жиз­ни, а одна. Каж­дый до кон­ца сво­ей жиз­ни несет свя­щен­ную ответ­ствен­ность за сча­стье и выс­шее бла­го другого.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В устрой­стве дома дол­жен при­ни­мать уча­стие каж­дый член семьи, и самое пол­ное семей­ное сча­стье может быть достиг­ну­то, когда все чест­но выпол­ня­ют свои обязанности.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Свя­той муче­ник Иустин, как зна­чит­ся в древ­них ска­за­ни­ях, гово­рит, что Гос­подь наш Иисус Хри­стос во вре­мя зем­ной Сво­ей жиз­ни зани­мал­ся деле­ни­ем плу­га и ярма, озна­чая этим, что люди долж­ны тру­дить­ся и спра­вед­ли­во и наравне с дру­ги­ми нести тяго­ту, как впря­жен­ные волы ров­но несут свое ярмо: если один из двух будет отста­вать, то дру­го­му быва­ет труд­нее. Если бы супру­ги ров­но, по-хри­сти­ан­ски раз­де­ля­ли тяго­ту жиз­ни сво­ей, тогда людям и на зем­ле было бы жить хоро­шо. Но как супру­ги часто быва­ют упру­ги, оба или один из двух, то наше бла­го­по­лу­чие зем­ное и не упрочивается.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Обя­зан­ность жены — сохра­нять при­об­ре­тен­ное, с береж­ли­во­стью упо­треб­лять дохо­ды мужа и ста­рать­ся о доме. Для сего Бог и дал жену, что­бы как в этом, так и во мно­гом дру­гом, она была помош­ни­цею для мужа.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Муж дол­жен думать о том, что­бы дела­ми и сло­ва­ми насаж­дать в доме бла­го­че­стие; и жена пусть наблю­да­ет за домом, но кро­ме это­го заня­тия она долж­на иметь дру­гую, более насто­я­тель­ную забо­ту о том, что­бы вся семья тру­ди­лась для Цар­ства Небесного.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Бог раз­де­лил дея­тель­ность нашей жиз­ни на заня­тия дво­я­ко­го рода: обще­ствен­ные и домаш­ние. Жене вве­рил управ­ле­ние домом, а мужьям предо­ста­вил все граж­дан­ские дела, про­из­во­ди­мые на тор­жи­ще, в суди­ли­щах, в сове­тах, на войне и дру­гие подоб­ные. Если жена не может бро­сать копья, метать стре­лы, зато уме­ет управ­лять вере­те­ном, ткать полот­но и с успе­хом про­из­во­дить дру­гие подоб­ные дела домаш­ние. Не может давать мне­ния в сове­те, зато может давать голос дома и часто, когда муж сове­ту­ет что каса­тель­но дома, ока­зы­ва­ет­ся, что совет жены гораз­до пре­вос­ход­нее. Не может она заве­до­вать народ­ною каз­ною, зато может вос­пи­ты­вать детей, может заме­чать худые наме­ре­ния слу­жа­нок, наблю­дать за чест­ным пове­де­ни­ем слуг, осво­бож­дая мужа от всех сих бес­по­койств, сама забо­тясь в доме о кла­до­вых, о руко­де­ли­ях, о при­го­тов­ле­нии пищи, о при­ли­чии одеж­ды и о всем дру­гом, чем непри­стой­но зани­мать­ся мужу, да и нелег­ко, хотя бы он тыся­чу раз при­ни­мал­ся за то. Ибо и это есть дело попе­чи­тель­но­сти и пре­муд­ро­сти Божи­ей, что спо­соб­ней­ший к важ­ней­шим делам менее спо­со­бен и поле­зен в делах не столь важ­ных, дабы тем более была ощу­ти­тель­на нуж­да в жене. Если бы Бог соде­лал мужа спо­соб­ным к заня­ти­ям обо­е­го рода, то жен­ский пол лег­ко бы мог прий­ти в пре­зре­ние. Опять, когда бы Он пре­по­ру­чил жене боль­шую и нуж­ней­шую часть, тогда бы жены сверх меры испол­ни­лись гордости.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Если в насто­я­щее вре­мя Сам Бог непо­сред­ствен­но не при­во­дит жену к мужу, то через Сво­их слу­жи­те­лей изре­ка­ет сло­ва бла­го­сло­ве­ния, при­да­ю­щие сою­зу их харак­тер таин­ствен­ный, в обра­зе сою­за Хри­ста с Цер­ко­вью. А при этом освя­ще­нии и вза­им­ные их обя­зан­но­сти ста­но­вят­ся обя­зан­но­стя­ми свя­щен­ны­ми, так что нару­ше­ние их одним лицом не дает дру­го­му пра­ва нару­шать их. Поэто­му испол­ня­ет ли муж свои обя­зан­но­сти или нет, жена долж­на испол­нить свои, пом­ня, что отчет ей при­дет­ся отдать не мужу, а Гос­по­ду. В чем же состо­ят ее обязанности?

Поло­же­ние жены — поло­же­ние суще­ства любя­ще­го и пре­дан­но­го. Такое поло­же­ние назна­че­но ей Самим Богом. Так сре­до­то­чи­ем всех стрем­ле­ний жиз­ни жены ста­но­вит­ся ее муж. Свое имя она пере­ме­ни­ла на его имя и вме­сте с тем его сла­ву — при­зна­ла сво­ей сла­вой. Но в то же вре­мя это поль­зо­ва­ние сла­вой дру­го­го не осво­бож­да­ет ее от дея­тель­но­сти. Она сама долж­на слу­жить сла­вою, вен­цом мужа своего.

В чем же состо­ит ее дея­тель­ность? Сво­им бла­го­ра­зу­ми­ем, сво­ей неж­но­стью, рас­по­ря­ди­тель­но­стью по хозяй­ству, попе­че­ни­ем о детях она долж­на сде­лать свой дом свя­ти­ли­щем поряд­ка, мира, сча­стья, где бы муж, после сво­их заня­тий вне дома, мог най­ти для себя покой и раз­вле­че­ние, где бы он нахо­дил столь­ко добра, что­бы ему и на мысль не при­хо­ди­ло искать в дру­гом месте успо­ко­е­ния от тру­дов, вос­ста­нов­ле­ния утом­лен­ных сил души, где бы он нахо­дил доб­рый совет, кото­рый сле­до­вал бы за ним и в обще­ствен­ной его дея­тель­но­сти и неза­мет­но для него само­го уме­рял его стра­сти и увле­че­ния, направ­лял его на доб­рое, свя­тое. Мало того, слу­жа вре­мен­но­му сча­стью мужа, жена долж­на послу­жить и веч­но­му его спа­се­нию, и в таком толь­ко слу­чае она будет истин­ной его помощницей.

Но как она может выпол­нить это свое назна­че­ние? Ее поло­же­ние помо­га­ет ей в этом слу­чае, и она мол­ча может про­из­ве­сти спа­си­тель­ную пере­ме­ну, кото­рой нель­зя бы достиг­нуть ника­ки­ми вра­зум­ле­ни­я­ми. Поло­жим, муж ее, то колеб­лет­ся меж­ду верой и неве­ри­ем, то рас­се­ян­но смот­рит на дело сво­е­го спа­се­ния, вслед­ствие уси­лен­ных заня­тий жиз­ни обще­ствен­ной, то увле­ка­ет­ся соблаз­на­ми и сомне­ни­ем, и вот воз­ле себя видит он чело­ве­ка, живу­ще­го по вере; он зна­ет это­го чело­ве­ка, уве­рен в искрен­но­сти его чув­ства и неволь­но, неза­мет­но для себя само­го, увле­ка­ет­ся при­ме­ром бла­го­че­стия, нахо­дя­щим­ся перед его гла­за­ми. Жена тор­же­ству­ет — она совер­ша­ет спа­се­ние сво­е­го мужа! Так, она не про­по­ве­ду­ет о Спа­си­те­ле, а вопло­ща­ет Его в сво­ей жиз­ни; не учит сво­е­го мужа исти­нам Еван­ге­лия, но сво­и­ми дела­ми, сло­ва­ми, поряд­ком всей сво­ей жиз­ни внед­ря­ет в него эти исти­ны. Не объ­яс­няя исти­ны, она застав­ля­ет мужа почув­ство­вать ее. Такая дея­тель­ность жены не замыш­ле­на нами. Апо­стол Петр ясно пред­пи­сы­ва­ет ее, и выпол­не­ние ее ста­вит в тес­ной свя­зи с зави­си­мо­стью жены от мужа: жены, пови­нуй­тесь мужьям сво­им. Но для чего? Дабы те мужья, кото­рые не поко­ря­ют­ся сло­ву, жити­ем жен сво­их без сло­ва при­об­ре­та­е­мы были, когда уви­дят ваше чистое, бого­бо­яз­нен­ное житие (1 Пет. 3, 1— 2). Вот где истин­ное вели­чие жены при види­мой ее под­чи­нен­но­сти! Нуж­но мужу быть сле­пым, или крайне оже­сто­чен­ным, что­бы не увлечь­ся зре­ли­щем живо­го истин­но­го бла­го­че­стия, про­яв­ля­ю­ще­го­ся в жиз­ни его жены, и пло­ды кото­ро­го так для него при­ят­ны, что он неволь­но спра­ши­ва­ет себя, кто боль­ше при­об­рел — он ли для жиз­ни насто­я­щей, или она для жиз­ни буду­щей, веч­ной? И какое бла­жен­ство для жены, когда она чита­ет в серд­це мужа эти сло­ва Божии: не доб­ро быти чело­ве­ку еди­но­му. И какое горе для нее, если толь­ко она в состо­я­нии понять это горе, когда она чита­ет в серд­це мужа дру­гие сло­ва: «доб­ро быти чело­ве­ку единому!»

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Пусть жена не ожи­да­ет напе­ред доб­ро­де­те­ли от мужа, что­бы потом уже пока­зать ему свою, пото­му что это будет неваж­ное дело. Рав­ным обра­зом и муж пусть не ожи­да­ет бла­го­нра­вия от жены преж­де, что­бы потом уже пещись о ней, пото­му что и с его сто­ро­ны это не будет уже доб­ро­де­те­лью. Но каж­дый, как я ска­зал, пусть напе­ред испол­ня­ет свои обязанности.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Для каж­дой жены глав­ная обя­зан­ность — это устрой­ство и веде­ние ее дома. Она долж­на быть вели­ко­душ­ной и доб­ро­сер­деч­ной. Жен­щи­на, чье серд­це не тро­га­ет вид горя, кото­рая не стре­мит­ся помочь, когда это в ее силах, лише­на одно­го из глав­ных жен­ских качеств, кото­рые состав­ля­ют осно­ву жен­ско­го есте­ства. Насто­я­щая жен­щи­на делит с мужем груз его забот. Что бы ни слу­чи­лось с мужем в тече­ние дня, когда он вхо­дит в свой дом, он дол­жен попасть в атмо­сфе­ру люб­ви. Дру­гие дру­зья могут ему изме­нить, но пре­дан­ность жены долж­на быть неиз­мен­ной. Когда насту­па­ет мрак и невзго­ды обсту­па­ют мужа, пре­дан­ные гла­за жены смот­рят на мужа, как звез­ды надеж­ды, сия­ю­щие в тем­но­те. Когда он сокру­шен, ее улыб­ка помо­га­ет ему сно­ва обре­сти силу, как сол­неч­ный луч рас­прям­ля­ет поник­ший цветок.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Если каж­дый из супру­гов будет ста­рать­ся испол­нять свои обя­зан­но­сти, то за сим ско­ро после­ду­ют и вза­им­ные для них выго­ды. Если, напри­мер, жена будет гото­ва тер­петь и раз­дра­жи­тель­но­го мужа, а муж не ста­нет раз­дра­жать жену гнев­ли­вую, то меж­ду ними водво­рит­ся совер­шен­ная тиши­на, и жизнь их будет подоб­на при­ста­ни, сво­бод­ной от волн.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

О трудностях семейной жизни

Супру­же­ство име­ет мно­го уте­ше­ний, — но и сопро­вож­да­ет­ся мно­ги­ми тре­во­га­ми и скор­бя­ми, ино­гда очень глу­бо­ки­ми. Имей­те это в мыс­ли, чтоб когда при­дет что подоб­ное, встре­чать то не как неожи­дан­ность. Теперь вы вдво­ем. И радо­сти силь­нее, — а скор­би лег­че, — попо­лам делят­ся. Помо­ги вам Гос­по­ди ни чем не делить­ся, а все иметь общее — и серд­це одно, путь один.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

По вине тех, кто поже­нил­ся, одно­го или обо­их, жизнь в бра­ке может стать несча­стьем. Воз­мож­ность в бра­ке быть счаст­ли­вы­ми очень вели­ка, но нель­зя забы­вать и о воз­мож­но­сти его кра­ха. Толь­ко пра­виль­ная и муд­рая жизнь в бра­ке помо­жет достичь иде­аль­ных супру­же­ских отношений.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В жизнь каж­до­го дома, рань­ше или поз­же, при­хо­дит горь­кий опыт — опыт стра­да­ний. Могут быть годы без­об­лач­но­го сча­стья, но навер­ня­ка будут и горе­сти. Поток, кото­рый так дол­го бежал, подоб­но весе­ло­му ручей­ку, бегу­ще­му при ярком сол­неч­ном све­те через зим­ние луга сре­ди цве­тов, углуб­ля­ет­ся, тем­не­ет, ныря­ет в мрач­ное уще­лье или низ­вер­га­ет­ся водопадом.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Семей­ные тяго­ты долж­но пере­но­сить, как доб­ро­воль­но избран­ную нами долю. Зад­ние мыс­ли тут, ско­рее, вред­ны, неже­ли полез­ны. Спа­си­тель­но лишь то, что­бы о себе и о семей­стве молить­ся Богу, да сотво­рит о нас полез­ное по воле Сво­ей святой.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Ты ожи­да­ла себе успо­ко­е­ния, а полу­чи­ла огор­че­ние. Что делать? Не уны­вай, а уте­шай себя мыс­лью, что ты не луч­ше свя­то­го царя Дави­да, кото­рый во всю свою жизнь пре­тер­пе­вал семей­ные рас­строй­ства и скор­би, боль­ше тво­е­го не во сто ли раз. Все­го опи­сы­вать не буду, а ска­жу толь­ко, что сын его Авес­са­лом решил­ся низ­верг­нуть отца с цар­ско­го пре­сто­ла и поку­шал­ся на… его жизнь. Но свя­той Давид искренне сми­рил­ся пред Гос­по­дом и пред людь­ми, не отверг­нув доса­ди­тель­ных уко­ризн от Семея, а созна­вая свои вины пред Богом, сми­рен­но гово­рил дру­гим, что Гос­подь пове­лел Семею клясть Дави­да. За такое сми­ре­ние Гос­подь не толь­ко явил ему поми­ло­ва­ние, но и воз­вра­тил царство.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Пер­вый урок, кото­рый нуж­но выучить и испол­нить, это тер­пе­ние. В нача­ле семей­ной жиз­ни обна­ру­жи­ва­ют­ся как досто­ин­ства харак­те­ра и нра­ва, так и недо­стат­ки и осо­бен­но­сти при­вы­чек, вку­са, тем­пе­ра­мен­та, о кото­рых вто­рая поло­ви­на и не подо­зре­ва­ла. Ино­гда кажет­ся, что невоз­мож­но при­те­реть­ся друг к дру­гу, что будут веч­ные и без­на­деж­ные кон­флик­ты, но тер­пе­ние и любовь пре­одо­ле­ва­ют все, и две жиз­ни сли­ва­ют­ся в одну, более бла­го­род­ную, силь­ную, пол­ную, бога­тую, и эта жизнь будет про­дол­жать­ся в мире и покое.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Тай­на бра­ка поис­ти­не вели­ка. Два чело­ве­ка, жив­шие до вступ­ле­ния в брак сво­ей осо­бой жиз­нью, имев­шие уже сло­жив­ши­е­ся при­выч­ки, взгля­ды, имев­шие каж­дый в отдель­но­сти сво­их дру­зей, при­я­те­лей, всту­пив в брак, начи­на­ют жить общей жиз­нью. Это, конеч­но, не может быть лег­ко сра­зу — нуж­но мно­го иду­щих от люб­ви уси­лий для вза­им­но­го при­спо­соб­ле­ния, для уступ­чи­во­сти и для уме­ния нахо­дить пути жиз­ни, не тягост­ные ни для одной стороны.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Хри­сти­ан­ский брак дол­жен быть совер­шен­ной отда­чей одно­го дру­го­му, готов­но­стью всей жиз­нью и всей смер­тью любить чело­ве­ка, забыть себя до кон­ца ради люби­мо­го чело­ве­ка, и это ред­ко встре­ча­ет­ся. На самом деле боль­шая часть тех, кто при­хо­дит вен­чать­ся, ищут радо­сти вза­им­ной встре­чи, но и не дума­ют о кре­сто­но­ше­нии. Поэто­му, когда они стал­ки­ва­ют­ся с труд­но­стя­ми во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, ока­зы­ва­ет­ся, что они не гото­вы к этим труд­но­стям сов­мест­ной жиз­ни, — и они расходятся.

О. Алек­сандр Ельчанинов

Очень мно­гие супру­ги часто жалу­ют­ся друг на дру­га, так как не могут сре­ди вели­ких семей­ных труд­но­стей раз­ли­чить доб­рый план Божий. Один, напри­мер, жалу­ет­ся, что жена его с при­хо­тя­ми, дру­гая, что муж гнев­ли­вый. Когда на это обра­ти­ли вни­ма­ние стар­ца, тот, улы­ба­ясь, сказал:

— Ну, дети, Бог зна­ет луч­ше нас, как делать Свою рабо­ту. Если, напри­мер, супруг «колю­чий», то Бог устра­и­ва­ет так, что­бы супру­га была мяг­кой по харак­те­ру, дабы «не уби­лись». Гос­подь все видит, видит Он и то, что не годят­ся для сов­мест­ной жиз­ни два мла­ден­че­ских харак­те­ра, пото­му что «уснут стоя»!

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Некий юно­ша спро­сил у старца:

— Батюш­ка, най­ду ли я хоро­шую девуш­ку, что­бы с уте­ше­ни­ем жениться?

Ста­рец, улы­ба­ясь, ответил:

— Если все най­дут себе хоро­ших деву­шек, тогда что с осталь­ны­ми будем делать? Солить?

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Если один из супругов неверующий

Поче­му Бог не устра­и­ва­ет, что­бы под­би­ра­лись такие супру­же­ские пары, кото­рые вели бы общую духов­ную жизнь?

— Еще луч­ше, если бы не было диа­во­ла. Тогда духов­ная жизнь была бы лег­кой. Но диа­вол суще­ству­ет. Любовь Божия, без­услов­но, устра­и­ва­ет все. Что­бы спа­сти пло­хо­го мужа, Бог дает ему пре­крас­ную жену. И наобо­рот. Тер­пе­ние, бра­тия, и все прой­дет. Теперь все пере­мен­чи­во и нет ниче­го надежного.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Если какой брат име­ет жену неве­ру­ю­щую, и она соглас­на жить с ним, то он не дол­жен остав­лять ее; и жена, кото­рая име­ет мужа неве­ру­ю­ще­го, и он согла­сен жить с нею, не долж­на остав­лять его. Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим. Ина­че дети ваши были бы нечи­сты, а теперь свя­ты (1 Кор. 7, 12— 14).

Апо­стол Павел

Апо­стол гово­рит женам мужей, не веру­ю­щих Еван­ге­лию, что­бы оне были самы­ми исправ­ны­ми жена­ми, в надеж­де, что, смот­ря на отлич­ное бла­го­нра­вие жен, вслед­ствие при­ня­то­го ими хри­сти­ан­ства, и мужья невер­ные убе­дят­ся в истине его и обратятся.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Нуж­но тер­пе­ние, а не зло­ба в серд­це. Один чело­век во Фра­кии стал хри­сти­а­ни­ном. Одна­ко его жена не толь­ко не после­до­ва­ла его при­ме­ру, но и силь­но пре­пят­ство­ва­ла ему и жесто­ко с ним обра­ща­лась. Но он тер­пел и отве­чал ей любо­вью. Со вре­ме­нем жена скло­ни­лась перед его тер­пе­ни­ем и любо­вью и ска­за­ла: «Долж­но быть, исти­нен и велик Бог, в Кото­ро­го он верит». И тоже ста­ла христианкой.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Семейные конфликты. Как их избежать

Сколь­ко благ про­ис­хо­дит из того, что нет раз­до­ров у жены с мужем, и сколь­ко зол быва­ет… когда они ссо­рят­ся. Ни богат­ство, ни хоро­шие дети, ни мно­же­ство детей, ни власть и могу­ще­ство, ни сла­ва и честь, ни изоби­лие и рос­кошь — ника­кое бла­го­ден­ствие не может радо­вать мужа и жену, если они в раз­до­ре друг с другом.

Будем выше все­го ценить еди­но­ду­шие в семье и все будем делать так и направ­лять к тому, что­бы в супру­же­стве посто­ян­но сохра­ня­лись мир и тиши­на… Тогда и дети будут под­ра­жать доб­ро­де­те­ли роди­те­лей, и во всем доме будет благополучие.

Где муж, жена и дети соеди­не­ны уза­ми доб­ро­де­те­ли, согла­сия и люб­ви, там сре­ди них Христос.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Дол­гом в семье явля­ет­ся бес­ко­рыст­ная любовь. Каж­дый дол­жен забыть свое «я», посвя­тив себя дру­го­му. Каж­дый дол­жен винить себя, а не дру­го­го, когда что-нибудь идет не так. Необ­хо­ди­мы выдерж­ка и тер­пе­ние, нетер­пе­ние же может все испор­тить. Рез­кое сло­во может на меся­цы замед­лить сли­я­ние душ. С обе­их сто­рон долж­но быть жела­ние сде­лать брак счаст­ли­вым и пре­одо­леть все, что это­му меша­ет. Самая силь­ная любовь боль­ше все­го нуж­да­ет­ся в еже­днев­ном ее укреп­ле­нии. Более все­го непро­сти­тель­на гру­бость имен­но в сво­ем доме, по отно­ше­нию к тем, кого мы любим.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Фило­со­фия семей­ных ссор: часто ссо­ры про­ис­хо­дят от упре­ков жены, кото­рые тяже­ло при­ни­ма­ют­ся мужем, даже если эти упре­ки пра­виль­ные (само­лю­бие). Надо разо­брать­ся, отку­да эти упре­ки: часто они от жела­ния жены видеть сво­е­го мужа луч­ше, чем он есть на самом деле, от повы­шен­ной тре­бо­ва­тель­но­сти к нему, то есть от сво­е­го рода иде­а­ли­за­ции. В этих слу­ча­ях жена явля­ет­ся сове­стью сво­е­го мужа и нуж­но так и при­ни­мать ее упре­ки. Муж­чи­на, осо­бен­но в бра­ке, скло­нен опу­стить­ся и успо­ко­ить­ся на эмпи­ри­че­ской дан­но­сти. Жена отры­ва­ет его от нее и ждет от мужа боль­ше­го. В этом смыс­ле нали­чие семей­ных столк­но­ве­ний, как это ни стран­но, — дока­за­тель­ство осу­ще­ствив­ше­го­ся бра­ка, и в этом новом чело­ве­ке, слив­шем­ся из двух, жена игра­ет роль совести.

Вот поче­му меж­ду близ­ки­ми людь­ми ссо­ры ино­гда даже полез­ны — в огне ссо­ры сго­ра­ет весь мусор обид, недо­ра­зу­ме­ний, нако­пив­ший­ся ино­гда задол­го. И после вза­им­но­го объ­яс­не­ния и испо­ве­ди насту­па­ет чув­ство пол­ной ясно­сти и спо­кой­ствия — все выяс­не­но, ничто не тяго­тит. Тогда раз­вя­зы­ва­ют­ся выс­шие спо­соб­но­сти души и, обща­ясь вза­им­но, дого­ва­ри­ва­ешь­ся до уди­ви­тель­ных вещей, дости­га­ет­ся пол­ное еди­но­ду­шие, единомыслие.

О. Алек­сандр Ельчанинов

Бой­тесь малей­ше­го нача­ла непо­ни­ма­ния или отчуж­де­ния. Вме­сто того, что­бы сдер­жать­ся, про­из­но­сит­ся неум­ное, неосто­рож­ное сло­во — и вот меж­ду дву­мя серд­ца­ми, кото­рые до это­го были одним целым, появи­лась малень­кая тре­щин­ка, она ширит­ся и ширит­ся до тех пор, пока они не ока­зы­ва­ют­ся наве­ки ото­рван­ны­ми друг от дру­га. Вы ска­за­ли что-то в спеш­ке? Немед­лен­но попро­си­те про­ще­ния. У вас воз­ник­ло какое-то непо­ни­ма­ние? Неваж­но, чья это вина, не поз­во­ляй­те ему ни на час оста­вать­ся меж­ду вами.

Удер­жи­вай­тесь от ссо­ры. Не ложи­тесь спать, зата­ив в душе чув­ство гне­ва. В семей­ной жиз­ни не долж­но быть места гор­до­сти. Нико­гда не нуж­но тешить свое чув­ство оскорб­лен­ной гор­до­сти и скру­пу­лез­но высчи­ты­вать, кто имен­но дол­жен про­сить про­ще­ния. Истин­но любя­щие такой казу­и­сти­кой не зани­ма­ют­ся, они все­гда гото­вы и усту­пить, и извиниться.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Пишешь мне о слу­чае, кото­рый про­из­вел на всех вас непри­ят­ное впе­чат­ле­ние. Что делать? Ста­рин­ные люди дав­но реши­ли, что век без прит­чи не про­жи­вешь, и при­ба­ви­ли, что и гор­шок с горш­ком стал­ки­ва­ет­ся, тем более людям, живу­щим вме­сте, невоз­мож­но про­быть без столк­но­ве­ния. И осо­бен­но это быва­ет от раз­лич­ных взгля­дов на вещи: один о ходе дел дума­ет так, а дру­гой ина­че, один убеж­ден в сво­их поня­ти­ях, кажу­щих­ся ему твер­ды­ми и осно­ва­тель­ны­ми, а дру­гой веру­ет в свои разу­ме­ния. Еже­ли в пер­во­на­чаль­ном пра­ви­ле ариф­ме­ти­ки сла­га­ет­ся один и один, то выхо­дит два, если же в тре­тьем пра­ви­ле помно­жить два на два, то вый­дет уже четы­ре; если же дело дой­дет до дро­бей, то ока­жут­ся циф­ры ввер­ху и вни­зу, а посре­ди них чер­та: так быва­ет и в делах чело­ве­че­ских. Если их очень раз­дроб­ля­ют, то ока­жет­ся неудоб­ство и ввер­ху и вни­зу, с какой-либо пре­гра­дой посредине.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Сто­и­ло бы толь­ко супру­гам при пер­вом воз­ник­шем несо­гла­сии воору­жить­ся тер­пе­ни­ем, сми­рить­ся в душе и подать друг дру­гу руку при­ми­ре­ния; тогда несча­стие было бы отвра­ще­но и про­жи­ли бы супру­ги весь век вме­сте, не испы­тав бед­ствен­но­го раз­до­ра. Но, к сожа­ле­нию, мало в людях сми­ре­ния и пре­дан­но­сти воле Божи­ей. Отто­го ни один из поссо­рив­ших­ся супру­гов не хочет усту­пать, и нача­ло враж­ды, таким обра­зом, креп­нет, искра раз­до­ра обра­ща­ет­ся в неудер­жи­мый пла­мень, погло­ща­ю­щий все бла­го­со­сто­я­ние человека.

Свя­щен­ник А. Рождественский

Зачем на авто­мо­би­ле поста­ви­ли рези­но­вые коле­са с каме­ра­ми? Что­бы они амор­ти­зи­ро­ва­ли и име­ли хоро­шее сцеп­ле­ние с доро­гой и тем самым устра­ня­ли опас­но­сти. Если бы коле­са были твер­дые и неупру­гие, то авто­мо­биль не смог бы дви­гать­ся. Про­ехав неболь­шое рас­сто­я­ние, они бы раз­ру­ши­лись из-за виб­ра­ции, вызван­ной малень­ки­ми неров­но­стя­ми грун­та. То же самое слу­ча­ет­ся и с уступ­чи­во­стью в семье. С ее помо­щью избе­га­ют мно­гих про­блем и обес­пе­чи­ва­ют посто­ян­ное духов­ное преуспеяние.

Ста­рец Епифаний

Когда гово­рят о неуря­ди­цах в семей­ной жиз­ни, о несо­от­вет­ствии харак­те­ров, спра­ши­ва­ешь: «А вы вен­ча­лись? Бла­го­сло­вив­шись, начи­на­ли семей­ную жизнь?» Отве­ча­ют: «Нет». Но если вы моли­лись, если полу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние, тогда все идет по-дру­го­му, хотя, конеч­но, быва­ют и исклю­че­ния. Враг ста­ра­ет­ся опо­ро­чить вся­кое доб­рое начи­на­ние, и по немо­щи мы под­да­ем­ся и даже пада­ем, но это под­чер­ки­ва­ет толь­ко то, что мы на пра­виль­ном пути.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Необ­хо­ди­мое усло­вие для обра­зо­ва­ния креп­кой хри­сти­ан­ской семьи — най­ти буду­щим супру­гам хоро­ше­го духов­ни­ка. Духов­ник будет играть роль тре­тей­ско­го судьи, сле­дя за тем, что­бы в семье не воз­ни­ка­ло ссор. Когда супру­ги не най­дут меж­ду собой согла­сия, то они пой­дут к духов­ни­ку, наде­ясь на Бога. Ина­че же семья раз­ру­ша­ет­ся: вме­ши­ва­ют­ся роди­те­ли жены, роди­те­ли мужа — и все вме­сте ста­ра­ют­ся насто­ять на сво­ем и губят семью. Когда же супру­ги согла­сят­ся иметь духов­но­го руко­во­ди­те­ля, тогда в семье не будет таких запу­тан­ных ситуаций.

Что­бы две дере­вяш­ки иде­аль­но под­хо­ди­ли друг к дру­гу, их нуж­но остру­гать одним рубан­ком. Супру­ги долж­ны иметь духов­ни­ка, пото­му что без арбит­ра не быва­ет состязаний.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Ты гово­ришь, что хоть изред­ка, на тебя нахо­дит силь­ное воз­му­ще­ние и раз­дра­же­ние. Это… иску­ше­ние от вра­га, кото­рый не тер­пит, если где водво­ря­ет­ся мир и вза­им­ная любовь.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Никто не дол­жен оправ­ды­вать свою раз­дра­жи­тель­ность какою-нибудь болез­нью — это про­ис­хо­дит от гор­до­сти. А гнев мужа, — по сло­ву свя­то­го апо­сто­ла Иако­ва, — прав­ды Божия не соде­ло­ва­ет.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Так вот, это я гово­рю тебе и всем: нико­гда не стре­ми­тесь исправ­лять друг дру­га гне­вом, ибо иску­ше­ние иску­ше­ния не устра­ня­ет, но сми­ре­ни­ем и искрен­ней любо­вью. Если видишь, что впе­ре­ди идет гнев, отло­жи на вре­мя исправ­ле­ние. И когда уви­дишь, что гнев про­шел, и при­шел мир, и бес­страст­но рабо­та­ет рас­суж­де­ние, тогда гово­ри полезное.

Ста­рец Иосиф Афонский

О целомудрии брака

Цело­муд­рие мы боль­шей частью мыс­лим в поряд­ке телес­ных отно­ше­ний. Но цело­муд­рие всту­па­ет гораз­до рань­ше, чем нач­нут­ся какие-нибудь телес­ные отно­ше­ния меж­ду мужем и женой. Цело­муд­рие заклю­ча­ет­ся в том, что­бы, посмот­рев на дру­го­го чело­ве­ка, уви­деть в нем ту кра­со­ту, кото­рую Бог в него вло­жил, уви­деть образ Божий, уви­деть такую кра­со­ту, кото­рую нель­зя зама­рать, уви­деть чело­ве­ка в этой кра­со­те и слу­жить тому, что­бы эта кра­со­та все рос­ла и ничем не была запят­на­на; цело­муд­рие заклю­ча­ет­ся в том, что­бы с муд­ро­стью хра­нить цель­ность сво­ей души и души дру­го­го чело­ве­ка. И в этом смыс­ле цело­муд­рие лежит в осно­ве бра­ка, не толь­ко душев­ных отно­ше­ний, но и телес­но­го вза­им­но­го отно­ше­ния, пото­му что оно исклю­ча­ет гру­бость, голод, жаж­ду телес­но­го обще­ния и пре­вра­ща­ет самое телес­ное обще­ние в бла­го­го­вей­ное соеди­не­ние двух людей, когда соеди­не­ние тел явля­ет­ся как бы завер­ше­ни­ем той люб­ви, того един­ства, кото­рое живет и горит в их серд­цах и в жиз­ни. Цело­муд­рие не толь­ко сов­ме­сти­мо с бра­ком, цело­муд­рие явля­ет­ся осно­вой бра­ка, когда два чело­ве­ка могут друг на дру­га смот­реть и видеть вза­им­ную кра­со­ту как свя­ты­ню, кото­рая им дове­ре­на и кото­рую они долж­ны не толь­ко сохра­нить, но дове­сти до пол­но­го совершенства.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Те, кто всту­па­ет в брак чистым, цело­муд­рен­ным, впер­вые в бра­ке пости­га­ет тай­ну телес­но­го един­ства, и от это­го в душе рож­да­ет­ся новое бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к телу дру­го­го, кото­рое ста­но­вит­ся как бы свя­щен­ным и свя­тым. Как пока­зы­ва­ет жизнь, имен­но от телес­но­го сбли­же­ния в бра­ке (в нор­маль­ных усло­ви­ях) рас­цве­та­ет в душе глу­бо­кое, свет­лое и радост­ное чув­ство люб­ви друг к дру­гу, неж­ное покло­не­ние и глу­бо­кое чув­ство нераз­рыв­но­сти. Имен­но здесь, в этой точ­ке, опыт­но позна­ет­ся прав­да моно­га­мии (еди­но­бра­чия), вся неправ­да раз­во­дов. Муж и жена могут при­над­ле­жать толь­ко друг дру­гу — и это вста­ет в созна­нии не толь­ко как тре­бо­ва­ние соци­аль­ной мора­ли, сохра­ня­ю­щей семей­ный очаг, но и как некая пове­ли­тель­ная и глу­бо­кая тай­на, пости­га­е­мая в бра­ке. Поло­вое сбли­же­ние не толь­ко не может быть отде­ле­но от дру­гих видов еди­не­ния, но оно само созда­ет и фор­ми­ру­ет закон­чен­ную цель­ность всех вза­им­ных отно­ше­ний. Когда меж­ду мужем и женой цве­тет любовь, она сия­ет во всем и овла­де­ва­ет всем. Малей­шая дис­гар­мо­ния в это вре­мя пере­жи­ва­ет­ся очень болез­нен­но: невни­ма­ние, небреж­ность, рав­но­ду­шие — даже в самых ничтож­ных пустя­ках — вызы­ва­ет скорбь, тре­во­гу, мучит и оби­жа­ет. А когда появ­ля­ют­ся при­зна­ки зача­тия ребен­ка, тогда отно­ше­ния мужа и жены еще более укреп­ля­ют­ся в люб­ви к буду­ще­му дитя­ти, в бла­го­го­вей­ном тре­пе­те перед тай­ной появ­ле­ния ново­го чело­ве­ка в свет через бли­зость мужа и жены. Тон­кость и чисто­та вза­им­ной люб­ви не толь­ко не сто­ят вне телес­но­го сбли­же­ния, но, наобо­рот, им пита­ют­ся, и нет ниче­го доб­рее той глу­бо­кой неж­но­сти, кото­рая рас­цве­та­ет лишь в бра­ке и смысл кото­рой заклю­ча­ет­ся в живом чув­стве вза­им­но­го вос­пол­не­ния друг дру­га. Исче­за­ет чув­ство сво­е­го «я» как отдель­но­го чело­ве­ка, и в боль­ших вещах, во внут­рен­нем мире и во внеш­них делах и муж, и жена чув­ству­ют себя лишь частью како­го-то обще­го цело­го — один без дру­го­го не хочет ниче­го пере­жи­вать, хочет­ся все вме­сте видеть, все вме­сте делать, быть во всем все­гда вме­сте. Вся­кая раз­лу­ка пере­жи­ва­ет­ся мучи­тель­но, как раз­рыв в этом целост­ном един­стве. Это вовсе не есть тор­же­ство сен­ти­мен­таль­но­сти, иро­ни­че­ски пред­став­лен­ной Гого­лем в обра­зах Афа­на­сия Ива­но­ви­ча и Пуль­хе­рии Ива­нов­ны («Ста­ро­свет­ские поме­щи­ки»); здо­ро­вая нор­маль­ная любовь мужа и жены не толь­ко не нуж­да­ет­ся в эго­и­сти­че­ском отде­ле­нии от дру­гих, но, наобо­рот, созда­ет осо­бую чут­кость к дру­гим людям. Неж­ная забо­та мужа и жены друг о дру­ге неволь­но и есте­ствен­но созда­ет такую же неж­ную забо­ту о дру­гих людях: сбро­сив в семье силу эго­из­ма, и муж, и жена, каж­дый сам по себе, ста­но­вит­ся откры­тым в сво­ем серд­це для всех людей.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Надо пом­нить, надо твер­до знать, что телес­ное един­ство двух любя­щих друг дру­га людей — не нача­ло, а пол­но­та и пре­дел их вза­им­ных отно­ше­ний, что лишь тогда, когда два чело­ве­ка ста­ли еди­ны серд­цем, умом, духом, их един­ство может вырас­ти, рас­крыть­ся в телес­ном соеди­не­нии, кото­рое ста­но­вит­ся тогда уже не жад­ным обла­да­ни­ем одно­го дру­гим, не пас­сив­ной отда­чей одно­го дру­го­му, а Таинством.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Хоро­шо обя­зать­ся супру­же­ством, толь­ко цело­муд­рен­но, уде­ляя боль­шую часть Богу, а не плот­ско­му союзу.

Свя­ти­тель Гри­го­рий Богослов

Как муж должен относиться к своей жене

Апо­стол Петр

Мужья, обра­щай­тесь бла­го­ра­зум­но с жена­ми, как с немощ­ней­шим сосу­дом, ока­зы­вая им честь, как сона­след­ни­цам бла­го­дат­ной жиз­ни (1 Пет. 3, 7).

Изре­че­ние апо­сто­ла: Тай­на сия вели­ка; я гово­рю по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви. Так каж­дый из вас да любит свою жену, как само­го себя; а жена да боит­ся сво­е­го мужа (Еф. 5, 32—33).

Это посла­ние, с одной сто­ро­ны, гово­рит об очень глу­бо­ких отно­ше­ни­ях меж­ду Цер­ко­вью и Хри­стом. Хри­стос при­шел на зем­лю спа­сти чело­ве­че­ство; Бог стал чело­ве­ком, и спа­се­ние это Он совер­ша­ет ценою Сво­ей жиз­ни и Сво­ей смер­ти. И это пер­вое, о чем долж­ны думать мужья, когда они всту­па­ют в брак: им вру­ча­ет­ся Богом хруп­кое суще­ство, кото­ро­му они ска­за­ли: «Я тебя люб­лю», — и эта любовь долж­на быть тако­ва, что муж готов всем пожерт­во­вать, всей сво­ей жиз­нью, из-за люб­ви к жене и по люб­ви к сво­им детям. Муж явля­ет­ся гла­вой семьи не пото­му, что он муж­чи­на, а пото­му, что он явля­ет­ся обра­зом Хри­ста, и жена его и дети могут видеть в нем этот образ, то есть образ люб­ви без­гра­нич­ной, люб­ви пре­дан­ной, люб­ви само­от­вер­жен­ной, люб­ви, кото­рая гото­ва на все, что­бы спа­сти, защи­тить, напи­тать, уте­шить, обра­до­вать, вос­пи­тать свою семью. Это каж­дый чело­век дол­жен пом­нить. Слиш­ком лег­ко муж­чине думать, что пото­му толь­ко, что он муж­чи­на, он име­ет пра­ва на свою жену, над сво­ей женой и над сво­и­ми детьми. Это — неправ­да. Если он не образ Хри­ста, то никто ему не обя­зан ника­ким ува­же­ни­ем, ника­ким стра­хом, ника­ким послушанием.

Вы види­те, что в этом Посла­нии гово­рит­ся не о вла­ды­че­стве мужа и под­чи­нен­но­сти жены, а о такой вза­им­ной люб­ви, кото­рая явля­ет­ся жерт­вен­ной, геро­и­че­ской любо­вью мужа и на кото­рую жена может отве­тить такой же жерт­вен­ной любо­вью. Это мы долж­ны все­гда пом­нить, пото­му что слиш­ком часто этот отры­вок Свя­щен­но­го Писа­ния тол­ку­ют лож­но: уни­жая жену и воз­ве­ли­чи­вая мужа, пред­став­ляя его гор­дым властителем.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Под­лин­ным муж­чи­ной, царем тво­ре­ния, муж­чи­на может стать, толь­ко если он не пре­тен­ду­ет быть соб­ствен­ни­ком тво­ре­ния, его неогра­ни­чен­ным хозя­и­ном, а в люб­ви и в послу­ша­нии при­ни­ма­ет волю Божию о себе. Так­же и жен­щи­на пере­ста­ет быть «толь­ко» жен­щи­ной, когда, пол­но­стью отда­вая себя дру­го­му, и сама ста­но­вит­ся вопло­ще­ни­ем радо­сти и пол­но­ты жиз­ни, ста­но­вит­ся той, кото­рую в Пес­ни Пес­ней царь вво­дит в брач­ный чер­тог со сло­ва­ми: Вся ты пре­крас­на, воз­люб­лен­ная моя, и пят­на нет на тебе! (Песнь пес­ней, 4,7).

Про­то­пре­сви­тер Алек­сандр Шмеман

Хочешь, что­бы жена пови­но­ва­лась тебе, как Хри­сту пови­ну­ет­ся Цер­ковь? Заботь­ся и сам о ней, как Хри­стос о Церкви.

Как во вре­мя болез­ни мы не отсе­ка­ем боль­но­го чле­на, а исце­ля­ем его, так будем посту­пать и с женой. Если есть в ней какой-нибудь порок, то не жену отвер­гай, но истреб­ляй порок.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Заботь­ся о сво­ей жене, как Хри­стос о Церк­ви. Хотя бы нуж­но было отдать за нее душу свою, хотя бы при­шлось испы­тать мно­го­крат­ные поте­ри, пре­тер­петь что-нибудь тяж­кое, ты не дол­жен отка­зы­вать­ся, ибо, пре­тер­пев все это, ты еще не сде­ла­ешь ниче­го, подоб­но­го тому, что сде­лал Хри­стос для Церкви.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Ста­рай­ся, насколь­ко воз­мож­но, отно­сить­ся к сво­ей супру­ге духов­но, что­бы меж­ду вами была любовь и вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Стре­мись к это­му и в отно­ше­ни­ях с детьми. Под­лин­но духов­ный чело­век име­ет обык­но­ве­ние усту­пать. Силь­ные долж­ны нести тяго­ты, что­бы немощ­ные мог­ли отды­хать, а не так, что­бы каж­дый — и силь­ный, и немощ­ный — нес толь­ко свою тяготу.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Нуж­но сове­то­вать­ся с женой о сво­их делах, сво­их пла­нах, дове­рять ей. Может быть, она и не так, как он, смыс­лит в делах, но, воз­мож­но, суме­ет пред­ло­жить мно­го цен­но­го, так как жен­ская инту­и­ция часто сра­ба­ты­ва­ет быст­рее, чем муж­ская логи­ка. Но даже если жена не может ока­зать мужу помощь в его делах, любовь к нему застав­ля­ет ее глу­бо­ко инте­ре­со­вать­ся его забо­та­ми. И она счаст­ли­ва, когда он про­сит у нее сове­та, и так они еще боль­ше сближаются.

Если день был бла­го­при­ят­ный, она вме­сте с мужем раз­де­ля­ет его радость, если неудач­ным, она помо­га­ет ему, как вер­ная жена, пере­жить непри­ят­но­сти, обод­ря­ет его.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Надо, что­бы руки мужа, вдох­нов­лен­ные любо­вью, уме­ли делать все. Надо, что­бы у каж­до­го любя­ще­го мужа было боль­шое серд­це. Мно­гие страж­ду­щие долж­ны най­ти помощь в насто­я­щей семье. Каж­дый муж жены-хри­сти­ан­ки дол­жен объ­еди­нить­ся с ней в люб­ви ко Хри­сту. Из люб­ви к ней он прой­дет через испы­та­ния в вере. Раз­де­ляя ее жизнь, напол­нен­ную верой и молит­ва­ми, он и свою жизнь свя­жет с Небом. Объ­еди­нен­ные на зем­ле общей верой во Хри­ста, пере­плав­ляя свою вза­им­ную любовь в любовь к Богу, они будут веч­но соеди­не­ны и на Небе. Зачем на зем­ле серд­ца тра­тят годы, срас­та­ясь в одно, спле­тая свои жиз­ни, сли­ва­ясь душа­ми в один союз, кото­ро­го мож­но достичь толь­ко за гро­бом? Поче­му сра­зу не стре­мить­ся к вечности?

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Каж­дой жене сле­ду­ет знать, что, когда она в рас­те­рян­но­сти или затруд­не­нии, в люб­ви сво­е­го мужа она все­гда най­дет без­опас­ный и тихий при­ют. Ей сле­ду­ет знать, что он ее пой­мет, будет обра­щать­ся с ней очень дели­кат­но, упо­тре­бит силу, что­бы ее защи­тить. Ей нико­гда не сле­ду­ет сомне­вать­ся в том, что во всех ее затруд­не­ни­ях он ей посо­чув­ству­ет. Надо, что­бы она нико­гда не боя­лась встре­тить холод­ность или укор, когда при­дет к нему искать защиту.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Как жена должна относиться к своему мужу

Есть нечто свя­тое и вызы­ва­ю­щее почти бла­го­го­вей­ный страх в том, что жена, всту­пая в брак, сосре­до­то­чи­ва­ет все свои инте­ре­сы на том, кого она берет себе в мужья. Она остав­ля­ет дом сво­е­го дет­ства, мать и отца, раз­ры­ва­ет все нити, кото­рые ее свя­зы­ва­ют с про­шлой жиз­нью. Она смот­рит в лицо того, кто попро­сил ее стать его женой, и с дро­жа­щим серд­цем, но и со спо­кой­ным дове­ри­ем вру­ча­ет ему свою жизнь. И муж с радо­стью чув­ству­ет это дове­рие. Это на всю жизнь состав­ля­ет сча­стье чело­ве­че­ско­го серд­ца, спо­соб­но­го и на неска­зан­ную радость, и на неиз­ме­ри­мые страдания.

Жена в пол­ном смыс­ле сло­ва все отда­ет сво­е­му мужу. Для любо­го муж­чи­ны это тор­же­ствен­ный момент — при­нять ответ­ствен­ность за моло­дую, хруп­кую, неж­ную жизнь, кото­рая дове­ри­лась ему, и леле­ять ее, защи­щать, обе­ре­гать, пока смерть не вырвет у него из рук его сокро­ви­ще или не пора­зит его самого.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Мужа Бог поста­вил быть блю­сти­те­лем жены. И неред­ко он, сам того не созна­вая, дает поз­во­ле­ния или запре­ще­ния жене такие, какие вну­ша­ет ему Бог.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Слу­шай сво­е­го мужа, ува­жай его и ставь выше себя.

Ста­рец Иероним

На тес­ную и нераз­рыв­ную любовь супру­гов, пови­но­ве­ние жены мужу ука­зы­ва­ет образ созда­ния пер­вой жены и ее назна­че­ние. Жена сози­да­ет­ся из реб­ра чело­ве­ка для того:

а) дабы жена все­гда была близ­ка к серд­цу мужа;

б) дабы она есте­ствен­но рас­по­ло­же­на была к послу­ша­нию и покор­но­сти ему, будучи его как бы частию;

в) дабы облег­чить вза­им­ное сооб­ще­ние мыс­лей, чув­ство­ва­ний, совер­шенств и соде­лать род чело­ве­че­ский еди­ным телом и что­бы пото­му чело­ве­ки есте­ствен­но склон­ны были любить и беречь друг друга.

Жена в Сове­те Божи­ем назы­ва­ет­ся помощ­ни­ком мужа (см. Быт. 2, 18), сим пока­зы­ва­ет­ся ее назна­че­ние вспо­мо­ще­ство­вать ему: а) в рож­де­нии и вос­пи­та­нии детей; б) во всех нуж­дах, отно­ся­щих­ся ко вре­мен­ной жиз­ни. Жена назы­ва­ет­ся помощ­ни­ком подоб­ным ему, то есть мужу, в ознаменование:

а) оди­на­ко­во­го с ним есте­ства, в про­ти­во­по­лож­но­сти с дру­ги­ми рода­ми животных;

б) бли­жай­ше­го ему слу­же­ния (см. 1 Кор. 11, 9);

в) все­гдаш­не­го с ним собе­се­до­ва­ния и нераз­луч­но­го сожития.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Назна­че­ние жен­щи­ны — быть для муж­чи­ны помощ­ни­цей ему. А пер­вая помощь, какой впра­ве ожи­дать муж­чи­на от жен­щи­ны, это помощь духов­ная. Жен­щи­на долж­на не толь­ко даро­вать муж­чине уте­ше­ние в жиз­ни насто­я­щей, но и помо­гать ему в дости­же­нии жиз­ни вечной.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Не толь­ко сча­стье жиз­ни мужа зави­сит от жены, но и раз­ви­тие и рост его харак­те­ра. Хоро­шая жена — это бла­го­сло­ве­ние Небес, луч­ший дар для мужа, его ангел и источ­ник неис­чис­ли­мых благ: ее голос для него — слад­чай­шая музы­ка, ее улыб­ка осве­ща­ет ему день, ее поце­луй — страж его вер­но­сти, ее руки — баль­зам его здо­ро­вья и всей его жиз­ни, ее тру­до­лю­бие — залог его бла­го­со­сто­я­ния, ее эко­ном­ность — его самый надеж­ный управ­ля­ю­щий, ее губы — луч­ший его совет­ник, ее грудь — самая мяг­кая подуш­ка, на кото­рой забы­ва­ют­ся все забо­ты, а ее молит­вы — его адво­кат перед Господом.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Едва ли кто-нибудь будет оспа­ри­вать ту мысль, что в руках жен­щи­ны нахо­дит­ся огром­ное вли­я­ние на дела чело­ве­че­ства, и доб­рые, и злые. Твор­цу не угод­но было даро­вать ей власть, кото­рая под­чи­ня­ет сла­бо­го силь­но­му и дей­ству­ет при­ну­ди­тель­но, но зато Он даро­вал ей вли­я­ние, кото­рое поко­ря­ет и силь­но­го сла­бо­му так, что силь­ный и не заме­ча­ет это­го и под­чи­ня­ет­ся сла­бо­му, не чув­ствуя стес­не­ния сво­ей свободы.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Не столь­ко сло­ва­ми, сколь­ко дела­ми нуж­но исправ­лять мужа. Каким же обра­зом? Когда он уви­дит, что ты сте­пен­на, нерас­то­чи­тель­на, непри­страст­на к укра­ше­ни­ям, не тре­бу­ешь мно­гих дохо­дов, но удо­воль­ству­ешь­ся насто­я­щи­ми, когда не будешь про­сить ни золо­та, ни жем­чу­га, ни дра­го­цен­ных одежд; но когда и сама будешь любить скром­ность, цело­муд­рие, лас­ко­вость, и того же будешь тре­бо­вать от сво­е­го мужа. Тогда он тер­пе­ли­во и даже с удо­воль­стви­ем выслу­ша­ет твои советы.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Пер­вым тре­бо­ва­ни­ем к жене явля­ет­ся вер­ность, вер­ность в самом широ­ком смыс­ле. Серд­це ее мужа долж­но ей дове­рять­ся без опас­ки. Абсо­лют­ное дове­рие — это осно­ва вер­ной люб­ви. Тень сомне­ния раз­ру­ша­ет гар­мо­нию семей­ной жиз­ни. Вер­ная жена сво­им харак­те­ром и пове­де­ни­ем дока­зы­ва­ет, что она достой­на дове­рия мужа. Он уве­рен в ее люб­ви, он зна­ет, что ее серд­це неиз­мен­но пре­дан­но ему. Он зна­ет, что она искренне под­дер­жи­ва­ет его инте­ре­сы. Очень важ­но, что муж может дове­рить сво­ей вер­ной жене веде­ние всех домаш­них дел, зная, что все будет в поряд­ке. Мотов­ство и экс­тра­ва­гант­ность жен раз­ру­ши­ли сча­стье мно­гих семей­ных пар.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Каж­дая вер­ная жена про­ни­ка­ет­ся инте­ре­са­ми сво­е­го мужа. Когда ему тяже­ло, она ста­ра­ет­ся под­бод­рить его сво­им сочув­стви­ем, про­яв­ле­ни­я­ми сво­ей люб­ви. Она с энту­зи­аз­мом под­дер­жи­ва­ет все его пла­ны. Она не груз на его ногах. Она — сила в его серд­це, кото­рая помо­га­ет ему делать­ся все луч­ше. Не все жены явля­ют­ся бла­го­сло­ве­ни­ем для сво­их мужей. Ино­гда жен­щи­ну срав­ни­ва­ют с пол­зу­чим рас­те­ни­ем, обви­ва­ю­щим могу­чий дуб — сво­е­го мужа.

Вер­ная жена дела­ет жизнь сво­е­го мужа бла­го­род­нее, зна­чи­тель­нее, обра­щая его могу­ще­ством сво­ей люб­ви к воз­вы­шен­ным целям. Когда, довер­чи­вая и любя­щая, она при­па­да­ет к нему, она про­буж­да­ет в нем самые бла­го­род­ные и бога­тые чер­ты его нату­ры. Она поощ­ря­ет в нем муже­ство и ответ­ствен­ность. Она дела­ет его жизнь пре­крас­ной, смяг­ча­ет рез­кие и гру­бые его при­выч­ки, если такие были.

Но есть и такие жены, кото­рые подоб­ны рас­те­ни­ям-пара­зи­там. Они обви­ва­ют­ся, но сами не делят­ся ничем. Они не про­тя­ги­ва­ют руку помо­щи. Они нежат­ся на дива­нах, про­гу­ли­ва­ют­ся по ули­цам, гре­зят над сен­ти­мен­таль­ны­ми рома­на­ми и сплет­ни­ча­ют в гости­ных. Они абсо­лют­но бес­по­лез­ны и, будучи тако­вы­ми, ста­но­вят­ся обу­зой для самой неж­ной люб­ви. Вме­сто того, что­бы сде­лать жизнь мужа силь­нее, бога­че, счаст­ли­вее, они толь­ко меша­ют его успе­хам. Резуль­тат для них самих тоже ока­зы­ва­ет­ся пла­чев­ным. Вер­ная жена при­ни­ка­ет и обви­ва­ет мужа, но так­же и помо­га­ет, и вдох­нов­ля­ет. Ее муж во всех сфе­рах сво­ей жиз­ни чув­ству­ет, как помо­га­ет ему ее любовь. Хоро­шая жена — хра­ни­тель­ни­ца семей­но­го очага.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Если зна­ние — это сила муж­чи­ны, то мяг­кость — это сила жен­щи­ны. Небо все­гда бла­го­слов­ля­ет дом той, кото­рая живет для добра. Пре­дан­ная жена ока­зы­ва­ет мужу самое пол­ное дове­рие. Она от него ниче­го не скры­ва­ет. Она не слу­ша­ет сло­ва вос­хи­ще­ния дру­гих, кото­рые не может пере­ска­зать ему. Она делит­ся с ним каж­дым сво­им чув­ством, надеж­дой, жела­ни­ем, каж­дой радо­стью или огор­че­ни­ем. Когда она чув­ству­ет себя разо­ча­ро­ван­ной или оскорб­лен­ной, она может испы­тать иску­ше­ние най­ти сочув­ствие, рас­ска­зав о сво­их пере­жи­ва­ни­ях близ­ким дру­зьям. Более губи­тель­но­го ниче­го не может быть как для соб­ствен­ных ее инте­ре­сов, так и для вос­ста­нов­ле­ния мира и сча­стья в ее доме. Горе­сти, о кото­рых жалу­ют­ся посто­рон­ним, оста­ют­ся неза­жи­ва­ю­щи­ми рана­ми. Муд­рая жена ни с кем не поде­лит­ся сво­им тай­ным несча­стьем, кро­ме сво­е­го вла­ды­ки, так как толь­ко он может сгла­дить тер­пе­ни­ем и любо­вью все раз­молв­ки и несогласия.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Если ты хочешь уго­дить мужу, то долж­на укра­шать и наря­жать душу, а не тело. Не столь­ко золо­тые укра­ше­ния дела­ют тебя любез­ною и при­ят­ною для мужа, сколь­ко уме­рен­ность, вни­ма­ние к нему и готов­ность даже уме­реть за него. Это более все­го побеж­да­ет мужей, а те укра­ше­ния колют им гла­за, так как нано­сят ущерб каз­но­хра­ни­ли­щу их, при­чи­няя им мно­гие издерж­ки и забо­ты… Таким обра­зом, и дела домаш­ние и дохо­ды нахо­дят­ся в луч­шем устрой­стве, когда золо­то упо­треб­ля­ет­ся не на оде­я­ние тела, не на пере­вяз­ки рук, но на необ­хо­ди­мые потребности.

Знай и будь уве­ре­на, что хотя бы ты была кра­си­вей­шею из всех жен, не можешь нра­вить­ся тому, чью душу огор­ча­ешь; для сего потреб­но весе­лое и спо­кой­ное состо­я­ние духа. Но когда все золо­то рас­хо­ду­ет­ся на укра­ше­ние жены и вме­сте с сим появ­ля­ют­ся в доме недо­стат­ки, тогда нет ника­кой при­ят­но­сти для супру­га. Посе­му, если хоти­те быть люби­мы­ми от сво­их мужей, достав­ляй­те им удо­воль­ствие, а это сде­ла­е­те тогда, когда пере­ста­не­те укра­шать­ся и уби­рать­ся более над­ле­жа­ще­го. Все сии укра­ше­ния и убо­ры име­ют неко­то­рую при­ят­ность в пер­вые дни бра­ка, но впо­след­ствии вре­мя умень­ша­ет их цену. Ибо если на небо, столь пре­крас­ное, и на солн­це, столь све­то­зар­ное, по при­выч­ке мы не все­гда смот­рим с рав­ным удив­ле­ни­ем, то будем ли удив­лять­ся телу, укра­шен­но­му искус­ством? Гово­рю сие для того, что­бы вы воз­лю­би­ли кра­со­ту неувя­да­ю­щую, кото­рою укра­шать­ся запо­ве­ду­ет апо­стол Павел, то есть не зла­том, или бисе­ром, или риза­ми мно­го­цен­ны­ми, но, еже подо­ба­ет женам, обе­ща­ва­ю­щым­ся бла­го­че­стию, делы бла­ги­ми. Ты хочешь нра­вить­ся посто­рон­ним людям и при­об­ре­тать от них похва­лу? Нет, цело­муд­рен­ная жена не может иметь тако­го жела­ния. Да и никто сте­пен­ный и скром­ный не похва­лит ее за то, раз­ве одни невоз­дер­жан­ные и сла­сто­лю­би­вые; да и эти не ска­жут о ней доб­ро­го, а еще осу­дят ее за то, что сама дает повод устрем­лять на нее нечи­стые взо­ры. Но жену воз­дер­жан­ную и те, и дру­гие, и все похва­лят, так как, смот­ря на нее, не толь­ко не чув­ству­ют ника­ко­го вре­да, но еще заим­ству­ют от нее урок доб­ро­де­те­ли. Вели­ка ей похва­ла и от людей, вели­ка награ­да и от Бога.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

По мере того как со вре­ме­нем, в тру­дах и забо­тах, исче­за­ет оба­я­ние физи­че­ской кра­со­ты, все более и более долж­на сиять кра­со­та души, заме­няя поте­рян­ную при­вле­ка­тель­ность. Жена все­гда долж­на боль­ше все­го забо­тить­ся о том, что­бы нра­вить­ся мужу, а не кому-нибудь еще. Когда они толь­ко вдво­ем, она долж­на выгля­деть еще луч­ше, а не махать рукой на свою внеш­ность, раз боль­ше никто ее не видит. Вме­сто того, что­бы быть ожив­лен­ной и при­вле­ка­тель­ной в ком­па­нии, а остав­шись одна, впа­дать в мелан­хо­лию и мол­чать, жена долж­на оста­вать­ся весе­лой и при­вле­ка­тель­ной, и когда она оста­ет­ся вдво­ем с мужем в сво­ем тихом доме. И муж, и жена долж­ны отда­вать друг дру­гу все луч­шее в себе. Ее горя­чий инте­рес ко всем его делам и ее муд­рый совет по любо­му вопро­су укреп­ля­ют его для выпол­не­ния сво­их еже­днев­ных обя­зан­но­стей и дела­ют храб­рым для любой бит­вы. А муд­рость и силу, кото­рые нуж­ны ей для выпол­не­ния свя­тых обя­зан­но­стей жены, жен­щи­на может най­ти, обра­ща­ясь толь­ко к Богу.

Свя­тая Цари­ца-Муче­ни­ца Александра

Любовь мужа и жены

Любовь супру­же­ская — есть любовь, Богом благословенная.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Един­ствен­ная цен­ность жиз­ни — это семья. Как толь­ко погиб­нет семья, погиб­нет и мир. Пока­жи свою любовь преж­де все­го в сво­ей семье.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Апо­стол Павел (1 Кор. 13, 4–8)

Любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет, любовь не зави­ду­ет, любовь не пре­воз­но­сит­ся, не гор­дит­ся, не бес­чин­ству­ет, не ищет сво­е­го, не раз­дра­жа­ет­ся, не мыс­лит зла, не раду­ет­ся неправ­де, а сора­ду­ет­ся истине; все покры­ва­ет, все­му верит, на все наде­ет­ся, все пере­но­сит. Любовь нико­гда не перестает…

Бере­ги­те с женой вза­им­ную любовь. В этом источ­ник счаст­ли­вой семей­ной жиз­ни. Но надо блю­сти его, что­бы не засорился.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Брач­ная любовь есть силь­ней­ший тип люб­ви. Силь­ны и дру­гие вле­че­ния, но это вле­че­ние име­ет такую силу, кото­рая нико­гда не осла­бе­ва­ет. И в буду­щем веке вер­ные супру­ги без­бо­яз­нен­но встре­тят­ся и будут пре­бы­вать веч­но со Хри­стом и друг с дру­гом в вели­кой радости.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Есть веч­ное изме­ре­ние в бра­ке, кото­рое, может быть, луч­ше все­го выра­зил фран­цуз­ский писа­тель Габ­ри­ель Мар­сель. Он пишет: «Ска­зать чело­ве­ку: «Я тебя люб­лю» — то же самое, что ска­зать ему: «Ты будешь жить веч­но, ты нико­гда не умрешь…»

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Доб­ре, что вас муж любит. Вы люби­те мужа… И се — ваш рай. Огра­да сего рая — вза­им­ная друг в дру­ге уве­рен­ность. Ее хра­ни­те как зени­цу ока, — и сча­стие ваше не поколеблется.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

В люб­ви нуж­на осо­бая дели­кат­ность. Мож­но быть искрен­ним и пре­дан­ным, и все же в речах и поступ­ках может не хва­тать той неж­но­сти, кото­рая так поко­ря­ет серд­ца. Вот совет: не демон­стри­руй­те пло­хое настро­е­ние и оскорб­лен­ные чув­ства, не гово­ри­те гнев­но, не посту­пай­те дур­но. Ни одна жен­щи­на в мире не будет так пере­жи­вать из-за рез­ких или необ­ду­ман­ных слов, сле­тев­ших с ваших губ, как ваша соб­ствен­ная жена. И боль­ше все­го в мире бой­тесь огор­чить имен­но ее. Любовь не дает пра­ва вести себя гру­бо по отно­ше­нию к тому, кого любишь. Чем бли­же отно­ше­ния, тем боль­нее серд­цу от взгля­да, тона, жеста или сло­ва, кото­рые гово­рят о раз­дра­жи­тель­но­сти или про­сто необдуманны.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Нет ниче­го дра­го­цен­нее того, как быть люби­му женою и любить ее. Когда муж и жена меж­ду собою соглас­ны — это муд­рый пола­га­ет в чис­ле бла­женств. Где есть это, там есть вся­кое богат­ство, вся­кое сча­стье; а, напро­тив, если нет сего, то дру­гое ничто не помо­га­ет, но все пре­вра­ща­ет­ся, все пол­но непри­ят­но­сти и рас­строй­ства. Итак, сего ста­нем искать пре­иму­ще­ствен­но пред всем.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Не может быть глу­бо­кой и искрен­ней люб­ви там, где пра­вит эго­изм. Совер­шен­ная любовь — это совер­шен­ное самоотречение.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В хри­сти­ан­ском бра­ке любовь очи­ща­ет­ся, воз­вы­ша­ет­ся, укреп­ля­ет­ся, оду­хо­тво­ря­ет­ся. В помощь чело­ве­че­ской немо­щи бла­го­дать Божия пода­ет силы к посте­пен­но­му дости­же­нию тако­го иде­аль­но­го союза.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Наша любовь друг к дру­гу может быть искрен­ней и глу­бо­кой в сол­неч­ные дни, но нико­гда она не быва­ет настоль­ко силь­ной, как в дни стра­да­ний и горя, когда рас­кры­ва­ют­ся все ее скры­тые до это­го богатства.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Счастливый брак. Как сохранить семейное счастье

Основ­ной смысл бра­ка … в люб­ви и веч­ном един­стве супругов.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Брак — чудо на зем­ле. В мире, где все и все идет враз­брод, брак — место, где два чело­ве­ка, бла­го­да­ря тому что они друг дру­га полю­би­ли, ста­но­вят­ся еди­ны­ми, место, где рознь кон­ча­ет­ся, где начи­на­ет­ся осу­ществ­ле­ние еди­ной жиз­ни. И в этом самое боль­шое чудо чело­ве­че­ских отно­ше­ний: двое вдруг дела­ют­ся одной лич­но­стью, два лица вдруг, пото­му что они полю­би­ли и при­ня­ли друг дру­га до кон­ца, совер­шен­но, ока­зы­ва­ют­ся чем-то боль­шим, чем дво­и­ца, чем про­сто два чело­ве­ка,— ока­зы­ва­ют­ся единством.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Свя­зан­ные уза­ми супру­же­ства, заме­ня­ем мы друг для дру­га и руки, и ноги, и слух. Супру­же­ство и сла­бо­го дела­ет вдвое силь­нее… Общие забо­ты супру­гов облег­ча­ют для них скор­би, и общие радо­сти вос­хи­ща­ют обо­их. Для еди­но­душ­ных супру­гов и богат­ство дела­ет­ся при­ят­нее, а в бед­но­сти само еди­но­ду­шие при­ят­нее богат­ства. Для них супру­же­ские узы слу­жат клю­чом цело­муд­рия и поже­ла­ний, печа­тью необ­хо­ди­мой привязанности.

Свя­ти­тель Гри­го­рий Богослов

Истин­ное богат­ство и вели­кое сча­стье, когда муж и жена живут в согла­сии и соеди­не­ны друг с дру­гом как одна плоть… Такие супру­ги, хотя бы и жили бед­но и были незнат­ны, могут быть всех счаст­ли­вее, пото­му что они насла­жда­ют­ся истин­ным сча­стьем и все­гда живут в спокойствии.

Живу­щих в таком супру­же­ском сою­зе ничто не может слиш­ком опе­ча­лить, нару­шить их мир­но­го сча­стья. Если есть меж­ду мужем и женой еди­но­ду­шие, мир и союз люб­ви, к ним сте­ка­ют­ся все бла­га. И злые наве­ты не опас­ны супру­гам, ограж­ден­ным, как вели­кой сте­ной, еди­но­ду­ши­ем в Боге… Это умно­жа­ет их богат­ство и вся­кое оби­лие; это при­вле­ка­ет на них и вели­кое Божие благоволение.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Смысл бра­ка в том, что­бы при­но­сить радость. Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что супру­же­ская жизнь — жизнь самая счаст­ли­вая, пол­ная, чистая, бога­тая. Это уста­нов­ле­ние Гос­по­да о совершенстве.

Боже­ствен­ный замы­сел поэто­му в том, что­бы брак при­но­сил сча­стье, что­бы он делал жизнь и мужа, и жены более пол­ной, что­бы ни один из них не про­иг­рал, а оба выиг­ра­ли. Если все же брак не ста­но­вит­ся сча­стьем и не дела­ет жизнь бога­че и пол­нее, то вина не в самих брач­ных узах; вина в людях, кото­рые ими соединены.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Брак есть при­ста­ни­ще, но вме­сте и кораб­ле­кру­ше­ние — не сам по себе, а по рас­по­ло­же­нию тех, кои худо поль­зу­ют­ся им. Ибо тот, кто наблю­да­ет в нем зако­ны, нахо­дит в доме и жене сво­ей уте­ше­ние, и облег­че­ние от всех непри­ят­но­стей, встре­ча­е­мых в дру­гих местах. А тот, кто небла­го­ра­зум­но и слу­чай­но при­сту­па­ет к сему делу, хотя и насла­жда­ет­ся спо­кой­стви­ем в судах или дру­гих местах, встре­ча­ет непри­ят­но­сти и огор­че­ния в сво­ем доме.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Худо, когда кто в семье сво­ей не нахо­дит себе сча­стия. Если нахо­дишь, бла­го­да­ри Гос­по­да. Но поста­рай­ся, чтоб и все­гда так было. Искус­ство одно: вся­кий день начи­нать так, как бы он был пер­вый после свадьбы.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

День сва­дьбы нуж­но пом­нить все­гда и выде­лять его осо­бо сре­ди дру­гих важ­ных дат жиз­ни. Это день, свет кото­ро­го до кон­ца жиз­ни будет осве­щать все дру­гие дни. Радость от заклю­че­ния бра­ка не бур­ная, а глу­бо­кая и спо­кой­ная. Над брач­ным алта­рем, когда соеди­ня­ют­ся руки и про­из­но­сят­ся свя­тые обе­ты, скло­ня­ют­ся анге­лы и тихо поют свои пес­ни, а потом они осе­ня­ют счаст­ли­вую пару сво­и­ми кры­лья­ми, когда начи­на­ет­ся их сов­мест­ный жиз­нен­ный путь.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В бра­ке празд­нич­ная радость пер­во­го дня долж­на про­длить­ся на всю жизнь; каж­дый день дол­жен быть празд­ни­ком, каж­дый день муж и жена долж­ны быть новы и необык­но­вен­ны друг для дру­га. Един­ствен­ный путь для это­го — углуб­ле­ние духов­ной жиз­ни каж­до­го, рабо­та над собой.

Так доро­га в бра­ке любовь, так страш­но ее поте­рять и от таких пустя­ков она ино­гда исче­за­ет, что надо все мыс­ли и уси­лия напра­вить сюда (и еще на «боже­ствен­ное») — все осталь­ное при­дет само.

О. Алек­сандр Ельчанинов

Сча­стье может быть, но тре­бу­ет­ся одно усло­вие: супру­ги долж­ны при­об­ре­сти духов­ное богат­ство, любя Хри­ста и хра­ня Его запо­ве­ди. Так они достиг­нут истин­ной друг к дру­гу люб­ви и будут счаст­ли­вы. Ина­че они будут духов­но нищи­ми, не смо­гут ока­зать люб­ви, демо­ны будут ввер­гать их в иску­ше­ния, кото­рые сде­ла­ют их несчастными.

Ста­рец Порфирий

Дове­рие друг к дру­гу поте­рять или поко­ле­бать как-нибудь паче все­го бой­тесь. Тут осно­ва счаст­ли­вой супру­же­ской жизни.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Не может быть истин­ных, под­лин­ных вза­им­ных отно­ше­ний, если нет меж­ду мужем и женой, меж­ду неве­стой и жени­хом вза­им­ной веры, то есть, с одной сто­ро­ны, насто­я­ще­го дове­рия, с дру­гой сто­ро­ны, верности.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Еще один сек­рет сча­стья в семей­ной жиз­ни — это вни­ма­ние друг к дру­гу. Муж и жена долж­ны посто­ян­но ока­зы­вать друг дру­гу зна­ки само­го неж­но­го вни­ма­ния и люб­ви. Сча­стье жиз­ни состав­ля­ет­ся из отдель­ных минут, из малень­ких, быст­ро забы­ва­ю­щих­ся удо­воль­ствий от поце­луя, улыб­ки, доб­ро­го взгля­да, сер­деч­но­го ком­пли­мен­та и бес­чис­лен­ных малень­ких, но доб­рых мыс­лей и искрен­них чувств. Люб­ви тоже нужен ее еже­днев­ный хлеб.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Еще один важ­ный эле­мент в семей­ной жиз­ни — это един­ство инте­ре­сов. Ничто из забот жены не долж­но казать­ся слиш­ком мел­ким, даже для гигант­ско­го интел­лек­та само­го вели­ко­го из мужей. С дру­гой сто­ро­ны, каж­дая муд­рая и вер­ная жена будет охот­но инте­ре­со­вать­ся дела­ми ее мужа. Она захо­чет узнать о каж­дом его новом про­ек­те, плане, затруд­не­нии, сомне­нии. Она захо­чет узнать, какое из его начи­на­ний пре­успе­ло, а какое нет, и быть в кур­се всех его еже­днев­ных дел. Пусть оба серд­ца раз­де­ля­ют и радость, и стра­да­ние. Пусть они делят попо­лам груз забот. Пусть все в жиз­ни у них будет общим. Им сле­ду­ет вме­сте ходить в цер­ковь, молить­ся рядом, вме­сте при­но­сить к сто­пам Бога груз забот о сво­их детях и обо всем доро­гом для них. Поче­му бы им не гово­рить друг с дру­гом о сво­их иску­ше­ни­ях, сомне­ни­ях, тай­ных жела­ни­ях и не помочь друг дру­гу сочув­стви­ем, сло­ва­ми обод­ре­ния? Так они и будут жить одной жиз­нью, а не дву­мя. Каж­дый в сво­их пла­нах и надеж­дах дол­жен обя­за­тель­но поду­мать и о дру­гом. Друг от дру­га не долж­но быть ника­ких сек­ре­тов. Дру­зья у них долж­ны быть толь­ко общие. Таким обра­зом, две жиз­ни сольют­ся в одну жизнь, и они раз­де­лят и мыс­ли, и жела­ния, и чув­ства, и радость, и горе, и удо­воль­ствие, и боль друг друга.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В иде­а­ле отно­ше­ния мужа и жены — это не жад­ность, это не жела­ние обла­дать, это не хищ­ни­че­ство, а бла­го­го­вей­ное зре­ние и отда­ча себя дру­го­му, и при­я­тие дру­го­го в себя само­го в люб­ви, в созер­ца­тель­ной тайне люб­ви. Это иде­ал брака.

Конеч­но, в бра­ке в пад­шем мире дей­ству­ют и дру­гие силы. Быва­ет поло­вое жела­ние, быва­ет жад­ность, но быва­ет, что двое соеди­ня­ют­ся такой любо­вью, кото­рая сни­ма­ет все гра­ни. Они теперь ста­ли еди­ны. Когда рож­да­ет­ся ребе­нок, он как бы явля­ет­ся не пло­дом хищ­ни­че­ства, а пло­дом отда­чи одно­го чело­ве­ка дру­го­му, одной поло­ви­ны дру­го­му или другой.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Пре­бы­ва­ю­щий же в супру­же­стве, и обе­ре­га­ю­щий честь семей­ной, обо­юд­ной жиз­ни, и остав­ший­ся до гро­ба в нена­ру­ши­мой огра­де, хра­ня­щий тай­ну и свя­ты­ню этой супру­же­ской жиз­ни и соблю­да­ю­щий запо­ве­ди Божии пра­ве­ден пред Господом.

Ста­рец Иона Киевский

В каж­дом доме быва­ют свои испы­та­ния, но в истин­ном доме царит мир, кото­рый не нару­шить зем­ным бурям. Дом — это место теп­ла и неж­но­сти. Гово­рить в доме надо с любовью.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Я думаю, что в первую оче­редь хри­сти­ан­ская семья долж­на быть счаст­ли­вой. Это не зна­чит, что надо пота­кать друг дру­гу во всем. Но если хри­сти­ан­ская семья пред­став­ля­ет собой кар­ти­ну несчаст­ли­во­го соче­та­ния двух или четы­рех людей, то вся­кий неве­ру­ю­щий или полу­ве­рок, гля­дя на нее, ска­жет: ну, если это — всё, что Бог может сде­лать!.. Или еще хуже: если втор­же­ние Бога в отно­ше­ния двух людей при­но­сит такие пло­ды, то луч­ше без Него… И мне кажет­ся (я гово­рю не о вся­ком сча­стье, не о гар­мо­нии во зле, а о серьез­ном отно­ше­нии), что в цен­тре семьи долж­на быть любовь, долж­на быть радость, а не посто­ян­ная мука во имя како­го-то иде­а­ла, часто выду­ман­но­го. Часто хри­сти­ан­ская семья мог­ла бы быть самым убе­ди­тель­ным дово­дом того, что, если Бог вхо­дит в какую-то обста­нов­ку, при­хо­дит к какой-то груп­пе людей, Он вно­сит что-то, чего нигде нет, и что это мож­но назвать сча­стьем, а не раз­би­то­стью. Я поэто­му гово­рю о сча­стье как о пер­вом и очень важ­ном усло­вии. Сча­стье, конеч­но, долж­но быть нрав­ствен­но-выдер­жан­ное, то есть долж­на быть под­лин­но хри­сти­ан­ская любовь меж­ду мужем и женой; и когда я гово­рю «хри­сти­ан­ская», я не гово­рю — что-то экзо­ти­че­ское и стран­ное, а про­сто то отно­ше­ние, в кото­ром чело­век почи­та­ет, любит дру­го­го, счи­та­ет­ся с ним, счи­та­ет, что он или она (это отно­сит­ся к тому и дру­го­му) с радо­стью пожерт­ву­ет чем-то желан­ным ради дру­го­го; что дети тоже вос­пи­ты­ва­ют­ся в прав­де, в люб­ви, что им ста­ра­ют­ся вну­шить, что доб­ро при­но­сит радость, а не толь­ко нату­гу, и т. д. Мне кажет­ся, что счаст­ли­вая семья — убе­ди­тель­ное дока­за­тель­ство того, что, при­ди Бог в чело­ве­че­скую обста­нов­ку, она может рас­цве­сти так, как ника­кая дру­гая не может.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Сове­ты, веду­щие к счаст­ли­во­му браку:

1) нико­гда не бывай­те одно­вре­мен­но оба сердитыми;

2) нико­гда не кри­чи­те друг на дру­га (за исклю­че­ни­ем, когда пожар в доме);

3) если кому-то из дво­их необ­хо­ди­мо одер­жать побе­ду в спо­ре, то усту­пи побе­ду другому;

4) если нуж­но выска­зать пори­ца­ние, то сде­лай это с любовью;

5) нико­гда не вспо­ми­най оши­бок прошлого;

6) не иди­те спать, не примирившись;

7) ста­рай­тесь, по край­ней мере, раз в день, ска­зать дру­го­му лас­ко­вое слово;

8) когда ты сде­лал что-либо непра­виль­но, поспе­ши при­знать свою ошиб­ку и попро­сить прощения;

9) двое участ­ву­ют в спо­ре, но кто неправ, тот все­гда гово­рит больше.

В сущ­но­сти, эти и подоб­ные им сове­ты явля­ют­ся пере­ска­зом того, чему нас учит хри­сти­ан­ская вера. Поэто­му, если оба супру­га будут ста­рать­ся стать луч­ши­ми хри­сти­а­на­ми, то все недо­ра­зу­ме­ния будут сгла­жи­вать­ся и вза­им­ное пони­ма­ние и любовь меж­ду супру­га­ми будут расти.

Епи­скоп Алек­сандр (Миле­ант)

О женской красоте

Жены, свя­тя­щи­е­ся душев­ной кра­со­той, со вре­ме­нем все более обна­ру­жи­ва­ют свое бла­го­род­ство, и тем силь­нее ста­но­вит­ся при­вя­зан­ность и любовь их мужей.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Кра­со­ту тела сти­ра­ет вре­мя и поеда­ет болезнь; но кра­со­та душев­ная выше всех пере­мен. Та и зависть воз­буж­да­ет, и рев­ность про­из­во­дит, а сия не под­вер­же­на подоб­ным стра­стям и не зна­ет ника­ко­го тщеславия.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Кра­со­та телес­ная, не соеди­нен­ная с душев­ной доб­ро­де­те­лью, может увле­кать супру­гов два­дцать или трид­цать дней, а далее не будет иметь силы, но, обна­ру­жив дур­ные свой­ства супру­гов, уни­что­жит любовь.

Если надо что-нибудь сде­лать для удо­воль­ствия друг дру­га, нуж­но укра­шать душу, а не тело наря­жать и губить. Не столь­ко (внеш­нее)… дела­ет супру­гов любя­щи­ми, сколь­ко цело­муд­рие, (доб­ро­та), лас­ко­вость и готов­ность уме­реть друг за друга.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Вер­ной жене не нуж­но быть ни меч­той поэта, ни кра­си­вой кар­тин­кой, ни эфе­мер­ным созда­ни­ем, до кото­ро­го страш­но дотро­нуть­ся, а нуж­но быть здо­ро­вой, силь­ной, прак­тич­ной, тру­до­лю­би­вой жен­щи­ной, спо­соб­ной выпол­нять семей­ные обя­зан­но­сти и отме­чен­ной все-таки той кра­со­той, кото­рую дает душе высо­кая и бла­го­род­ная цель.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Когда увя­да­ет кра­со­та лица, поту­ха­ет блеск глаз, а со ста­ро­стью при­хо­дят мор­щин­ки или остав­ля­ют свои сле­ды и руб­цы болез­ни, горе, забо­ты, любовь вер­но­го мужа долж­на оста­вать­ся такой же глу­бо­кой и искрен­ней, как и рань­ше. Нет на зем­ле мерок, спо­соб­ных изме­рить глу­би­ну люб­ви Хри­ста к Его Церк­ви, и ни один смерт­ный не может любить с такой же глу­би­ной, но все же каж­дый муж обя­зан это сде­лать в той сте­пе­ни, в какой эту любовь мож­но повто­рить на зем­ле. Ни одна жерт­ва не пока­жет­ся ему слиш­ком боль­шой ради его любимой.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Семья или карьера?

Роди­те­ли долж­ны отда­вать как мож­но боль­ше вре­ме­ни сво­им детям, даже в ущерб сво­им заня­ти­ям и сво­ей рабо­те. А жен­щи­нам сле­ду­ет вести про­стую жизнь, что­бы они мог­ли боль­ше зани­мать­ся сво­и­ми детьми, когда дети в этом нуждаются.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Нуж­но доволь­ство­вать­ся малым и толь­ко необ­хо­ди­мым и не зама­хи­вать­ся на мно­гое, ибо тогда у чело­ве­ка будет боль­ше вре­ме­ни для того, что­бы про­сто поси­деть дома вме­сте с женой и детиш­ка­ми, что­бы занять­ся доб­ры­ми дела­ми, что­бы молить­ся и вооб­ще пре­бы­вать в семей­ном теп­ле и уюте, а не быть в посто­ян­ном напря­же­нии в попыт­ках зара­бо­тать все боль­ше и боль­ше. Пола­гаю, что пра­виль­ное реше­ние не в зара­ба­ты­ва­нии огром­ных денег, а в хри­сти­ан­ском устро­е­нии нашей жиз­ни, ибо было ска­за­но чело­ве­ку, что не сто­ит забо­тить­ся и суе­тить­ся о мно­гом, а одно толь­ко нуж­но (см. Лк. 10,41–42).

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Если муж пьет

О пья­ни­це-муже молись Богу.

Муж твой чрез­мер­но пре­дан вино­пи­тию, а ты с ним жесто­ко обра­ща­ешь­ся, бьешь его, когда он быва­ет в нетрез­вом виде. Боем ниче­го не выбьешь, а хуже в доса­ду его при­ве­дешь. А ты луч­ше с верой и усер­ди­ем молись за него свя­то­му Иоан­ну, Кре­сти­те­лю Гос­под­ню, и муче­ни­ку Вони­фа­тию, что­бы Все­б­ла­гий Гос­подь, за молит­вы сво­их угод­ни­ков, отвра­тил его от пути поги­бель­но­го… и воз­вра­тил его на путь трез­вой, воз­дер­жан­ной жизни.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Об исце­ле­нии одер­жи­мых неду­гом пьян­ства молят­ся и перед ико­ной Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы «Неупи­ва­е­мая Чаша».

Молит­ва перед ико­ной Божи­ей Мате­ри «Неупи­ва­е­мая Чаша»

О Пре­ми­ло­сер­дая Вла­ды­чи­це! К Тво­е­му заступ­ле­нию ныне при­бе­га­ем, моле­ний наших не пре­зри, но мило­стив­но услы­ши нас: жен, детей, мате­рей и тяж­ким неду­гом пиан­ства одер­жи­мых, и того ради от мате­ре сво­ея — Церк­ви Хри­сто­вой и спа­се­ния отпа­да­ю­щих, бра­тьев и сестер, и срод­ник наших исце­ли. О Мило­сти­вая Мати Божия, кос­ни­ся сер­дец их и ско­ро воз­ста­ви от паде­ний гре­хов­ных, ко спа­си­тель­но­му воз­дер­жа­нию при­ве­ди их. Умо­ли Сына Сво­е­го, Хри­ста Бога наше­го, да про­стит нам согре­ше­ния наша и не отвра­тит мило­сти Сво­ея от людей Сво­их, но да укре­пит нас в трез­ве­нии и цело­муд­рии. При­и­ми, Пре­свя­тая Бого­ро­ди­це, молит­вы мате­рей, о чадех сво­их сле­зы про­ли­ва­ю­щих, жен, о мужех сво­их рыда­ю­щих, чад, сирых и убо­гих, заблуд­ши­ми остав­лен­ных, и всех нас, к иконе Тво­ей при­па­да­ю­щих. И да при­и­дет сей вопль наш, молит­ва­ми Тво­и­ми, ко Пре­сто­лу Все­выш­ня­го. Покрый и соблю­ди нас от лука­ва­го лов­ле­ния и всех коз­ней вра­жи­их, в страш­ный же час исхо­да наше­го помо­ги прой­ти непре­ткно­вен­но воз­душ­ныя мытар­ства, молит­ва­ми Тво­и­ми изба­ви нас веч­на­го осуж­де­ния, да покры­ет нас милость Божия в нескон­ча­е­мые веки веков. Аминь.

Если муж бьет жену

Мужу бить свою жену — это край­нее бес­че­стие не толь­ко для того, кого бьют, но и для того, кто бьет. И вам жены, и вам мужья, гово­рю: сохра­ни вас Бог от тако­го гре­ха, кото­рый бы дово­дил мужа до необ­хо­ди­мо­сти бить жену. Но что я гово­рю о жене? Для чело­ве­ка бла­го­род­но­го долж­но казать­ся про­тив­ным бить и даже под­нять руку на рабы­ню… Тем более бес­чест­но поды­мать руку на сво­бод­ную. Это вся­ко­му извест­но даже из язы­че­ских зако­нов, кото­рые жену, пре­тер­пев­шую от мужа побои, не обя­зы­ва­ют жить вме­сте с ним, как недо­стой­ным ее сожи­тель­ства. И бес­че­стить, как рабы­ню, подру­гу сво­ей жиз­ни, дав­но уже помо­га­ю­щую тебе в необ­хо­ди­мых делах, не есть ли знак край­не­го без­за­ко­ния? Тако­го мужа, если толь­ко мож­но назвать его мужем, а не зве­рем, я став­лю наравне с отце­убий­цею и мате­ре­убий­цею. Ибо, если нам запо­ве­да­но ради жены остав­лять отца и матерь, не с тем, что­бы оби­деть их сим, но что­бы испол­нить закон Боже­ствен­ный, столь вожде­лен­ный для самих роди­те­лей, что они, будучи остав­ля­е­мы, бла­го­да­рят Бога и согла­ша­ют­ся на то с вели­ким усер­ди­ем, — то не край­нее ли бес­че­стие оскорб­лять ту, для кото­рой Бог пове­лел остав­лять даже роди­те­лей? Не безу­мие ли это? А бес­сла­вие, про­ис­хо­дя­щее отсе­ле? Какое сло­во в состо­я­нии даже выра­зить то, когда вопли и сте­на­ния жены раз­но­сят­ся по ули­цам, когда сосе­ди и про­хо­дя­щие сте­ка­ют­ся как бы к жили­щу неко­е­го зве­ря, внут­ри лого­ви­ща пожи­ра­ю­ще­го свою добы­чу, к дому того, кто про­из­во­дит такое бес­че­стие? Луч­ше было бы, когда бы зем­ля погло­ти­ла тако­го нече­стив­ца; луч­ше, неже­ли опять ему пока­зы­вать­ся в обще­стве. «Но жена, — ска­жешь ты, — обна­ру­жи­ва­ет дер­зость». Пусть и так, но ты не забы­вай, что она — жена, сосуд сла­бый, а ты — муж. Ты для того постав­лен началь­ни­ком и гла­вою, дабы сно­сить сла­бость жены, кото­рая долж­на пови­но­вать­ся тебе. Посе­му посту­пай так, что­бы власть твоя была почтен­на; а она будет такою толь­ко тогда, когда ты не ста­нешь бес­че­стить под­чи­нен­ную тебе. Как царь тем досто­чти­мее быва­ет, чем почтен­нее дела­ет под­чи­нен­но­го ему началь­ни­ка. Напро­тив, если бес­че­стит и посрам­ля­ет вели­чие его досто­ин­ства, то и его соб­ствен­ная сла­ва нема­ло от сего стра­да­ет. Так и ты нема­ло повре­дишь чести сво­е­го началь­ства, если будешь бес­че­стить жену, кото­рой досто­ин­ство под­чи­не­но тебе.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Если не повезло с женой

Вот вме­сто жены, пол­ной люб­ви, сми­ре­ния и бла­го­че­стия, сто­ит дру­гая жена — без жела­ния быть полез­ной мужу, кото­рая, вме­сто того что­бы быть сла­вою сво­е­го мужа в брач­ном с ним сою­зе, ищет для себя толь­ко средств, как бы самой про­сла­вить­ся и даже затмить мужа; жена — без люб­ви, кото­рая в наем­ные руки отда­ет глав­ные инте­ре­сы сво­е­го соб­ствен­но­го дома и самую забо­ту о детях, кото­рая сво­е­му мужу пода­ет при­мер искать раз­вле­че­ния вне дома, кото­рая про­ти­во­ре­чит ему с горе­чью, с кол­ко­стью откры­ва­ет его ошиб­ки, мни­мые ли то или дей­стви­тель­ные; раз­дра­жи­тель­на и непри­ят­на дома, мила и пре­ду­пре­ди­тель­на, лишь толь­ко вый­дет за порог соб­ствен­но­го жили­ща; жена — без бла­го­че­стия, кото­рая гото­ва ска­зать о сво­ем муже, как Каин об Аве­ле: «раз­ве я страж его»; кото­рая дове­ри­ем его поль­зу­ет­ся для того толь­ко, что­бы как-нибудь уда­лить его от Гос­по­да, подоб­но супру­ге Иора­ма, гибель­ное вли­я­ние кото­рой Свя­той Дух выра­зил в этих сло­вах: и ходил он [Иорам] путем царей Изра­иль­ских, как посту­пал дом Аха­вов, пото­му что дщерь Аха­ва была женой его [Иора­ма] (2 Пар. 21, 6). Может ли такая жена встать высо­ко при всех сво­их бле­стя­щих досто­ин­ствах? Нет, она в состо­я­нии толь­ко заста­вить сво­е­го мужа втайне опла­ки­вать тот день, в кото­рый он был ослеп­лен до того, что решил­ся искать ее руки.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Про­тив тебя под­ни­ма­ет вой­ну жена, тебя вхо­дя­ще­го встре­ча­ет она как зверь, изощ­ря­ет язык свой как меч. Горест­ное обсто­я­тель­ство, что помощ­ни­ца ста­ла вра­гом! Но испы­тай само­го себя. Не сде­лал ли ты сам чего-либо в моло­до­сти про­тив жен­щи­ны? И вот рана, нане­сен­ная тобою жен­щине, вра­чу­ет­ся жен­щи­ною, и язву чужой жен­щи­ны, как хирург, выжи­га­ет соб­ствен­ная жена. А что худая жена есть зау­ше­ние греш­но­му, об этом сви­де­тель­ству­ет Писа­ние. Жена злая будет дана мужу греш­но­му, и дана будет, как горь­кое про­ти­во­ядие, кото­рое иссу­ша­ет худые соки грешника.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Хотя бы и мно­го погре­ши­ла про­тив тебя жена, все ей про­сти. Если ты взял зло­нрав­ную — научи ее доб­ро­те и кро­то­сти; если в жене есть порок — изго­няй его, а не ее. Если после мно­гих опы­тов узна­ешь, что жена твоя неис­пра­ви­ма и упор­но дер­жит­ся сво­их обы­ча­ев — и тогда не изго­няй ее, ибо она — часть тво­е­го тела, как ска­за­но: буде­та два в плоть еди­ну. Пусть поро­ки жены оста­нут­ся неис­це­лен­ны­ми, тебе и за то уже уго­то­ва­на вели­кая награ­да, что ты учишь и вра­зум­ля­ешь ее… и ради стра­ха Божия пере­но­сишь столь­ко непри­ят­но­стей и тер­пишь недоб­рую жену как свою плоть.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Когда в доме слу­чит­ся что-либо непри­ят­ное отто­го, что жена твоя погре­ша­ет, тогда ты уте­шай ее, а не уве­ли­чи­вай печа­ли. Хотя бы ты все поте­рял. Но нет ниче­го при­скорб­нее, как иметь в доме жену, кото­рая живет с мужем без доб­ро­го к нему рас­по­ло­же­ния. На какой бы про­сту­пок со сто­ро­ны жены ты ни ука­зал, ты ниче­го не можешь пред­ста­вить тако­го, что бы более при­чи­ня­ло скор­би, чем раз­дор с женою. Посе­му-то любовь к ней долж­на для тебя быть дра­го­цен­нее все­го. Если каж­дый из нас дол­жен носить тяго­ты друг дру­га, то тем более муж обя­зан посту­пать так по отно­ше­нию к сво­ей жене. Хотя бы она была бед­на, не уни­жай ее за то; хотя бы она была глу­па, не напа­дай на нее, но луч­ше исправ­ляй ее; она — часть тебя, и ты состав­ля­ешь с нею одно тело. «Но она свар­ли­ва, пья­ни­ца, склон­на ко гне­ву!» Если и так, то надоб­но скор­беть о сем, а не гне­вать­ся; молить Бога, что­бы Он испра­вил ее; надоб­но уве­ща­вать ее, уго­ва­ри­вать и упо­треб­лять все меры к тому, что­бы истре­бить в ней эти поро­ки. Если же ты ста­нешь бить и угне­тать жену, то болезнь сим не изле­чит­ся, пото­му что жесто­кость усми­ря­ет­ся кро­то­стью, а не дру­гою жесто­ко­стью. Вме­сте с сим помыш­ляй еще и о том, что за крот­кое обхож­де­ние твое с женою тебя ожи­да­ет награ­да от Бога. Гово­рят, что некто из язы­че­ских фило­со­фов имел жену свар­ли­вую, злую и дерз­кую. Когда его спро­си­ли, для чего он, имея такую жену, тер­пит ее, муд­рец отве­тил, что в ней он име­ет в сво­ем доме, как бы шко­лу и учи­ли­ще любо­муд­рия. «Я буду, — гово­рил он, — тер­пе­ли­вее дру­гих, если еже­днев­но ста­ну учить­ся в сем учи­ли­ще». Вас удив­ля­ет это? А я тяж­ко взды­хаю, когда вижу, что языч­ни­ки посту­па­ют муд­рее нас, коим запо­ве­да­но под­ра­жать Анге­лам, или луч­ше, коим пове­ле­ва­ет­ся под­ра­жать Само­му Богу в рас­суж­де­нии кро­то­сти. Гово­рят, что фило­соф пото­му сам и не изго­нял злой жены сво­ей, что она име­ла дур­ной харак­тер, а неко­то­рые утвер­жда­ют, что он даже и взял ее по при­чине тако­го ее харак­те­ра. Если оши­бешь­ся в выбо­ре неве­сты и вве­дешь в дом жену недоб­рую, неснос­ную — в таком слу­чае, по край­ней мере, под­ра­жай язы­че­ско­му фило­со­фу, и вся­че­ски исправ­ляй свою жену, а худо­го ниче­го ей не делай. А когда ста­нешь пере­но­сить супру­же­ское иго в согла­сии с нею, то через сие при­об­ре­тешь по сво­е­му жела­нию и дру­гие выго­ды, и в духов­ных делах весь­ма лег­ко успеешь.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Измена супругов

Пре­лю­бо­дей­ство… нару­ша­ет усло­вие бра­ка, уни­жа­ет бла­го­род­ство детей, рас­тор­га­ет род­ствен­ные свя­зи и рас­стра­и­ва­ет всю чело­ве­че­скую жизнь.

Пре­по­доб­ный Иси­дор Пелусиот

Когда муж обра­ща­ет­ся серд­цем к дру­гой, то, раз­де­ля­ясь в душе и управ­ля­е­мый уже самим диа­во­лом, напол­ня­ет свой дом вся­кой скор­бью. А если и жена увле­чет­ся подоб­ной же стра­стью, то все пере­во­ра­чи­ва­ет­ся до само­го дна.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Избе­гай пре­лю­бо­де­я­ния, помни, что, впа­дая в него, ты одно­вре­мен­но ста­но­вишь­ся и нару­ши­те­лем зако­на, и уби­ва­ешь свое тело, и позо­ришь себя, и душу свою под­вер­га­ешь муче­ни­ям, и бес­че­стишь свой род, и про­гнев­ля­ешь Бога.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Давид имел силь­ную веру в истин­но­го Бога, рев­ност­но дей­ство­вал для рас­про­стра­не­ния ее в наро­де; но и при таких, мож­но ска­зать, заслу­гах перед Богом, когда поз­во­лил себе нару­ше­ние зако­на супру­же­ства, даже и после пока­я­ния под­вер­жен был тяж­ким бед­стви­ям не толь­ко семей­ствен­ным, но и государственным.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Но, может быть, кто-нибудь ска­жет: какая оби­да Хри­сту Богу отто­го, что кто-либо осквер­ня­ет свое тело блуд­ным гре­хом? Воис­ти­ну, в этом ему вели­кая оби­да, ибо тело каж­до­го хри­сти­а­ни­на — не его, а Хри­сто­во, соглас­но сло­вам Писа­ния: вы — тело Хри­сто­во, а порознь — чле­ны (1 Кор.12, 27). И не подо­ба­ет тебе загряз­нять тело Хри­сто­во дела­ми плот­ски­ми, сла­до­страст­ны­ми, кро­ме закон­но­го супру­же­ства. Ибо ты дом Хри­стов, по сло­вам апо­сто­ла: храм Божий свят; а этот храм — вы (1 Кор. 3, 17); и раз­ве тот, кто захо­тел бы выгнать хозя­и­на из его соб­ствен­но­го дома, не нанес бы ему вели­чай­шей оби­ды? Да, нанес бы. И изгнан­ный из дома сво­е­го хозя­ин взял бы меч или что-либо дру­гое и воз­двиг бы брань на изгнав­ше­го его. Так и Хри­стос Гос­подь, изго­ня­е­мый нами из нас самих, из соб­ствен­но­го дома Его, наши­ми сквер­ны­ми плот­ски­ми дела­ми, тер­пит от нас оби­ду и берет меч в руки, что­бы воз­дать нам за свою оби­ду. Посмот­рим, как неуго­ден Гос­по­ду вся­кий, кто не борет­ся со стра­стя­ми сво­е­го тела, не побеж­да­ет, а любит их, кто не уга­ша­ет в себе огня похо­ти, но еще боль­ше раз­жи­га­ет его, вле­ко­мый сла­сто­лю­би­ем, как гово­рит­ся в Писа­нии: каж­дый иску­ша­ет­ся, увле­ка­ясь и обо­льща­ясь соб­ствен­ною похо­тью (Иак. 1, 14).

Свя­ти­тель Димит­рий Ростовский

Грех блу­да име­ет то свой­ство, что соеди­ня­ет два тела, хотя и неза­кон­но, в одно тело. По этой при­чине хотя он про­ща­ет­ся немед­лен­но после рас­ка­я­ния в нем и испо­ве­ди, при непре­мен­ном усло­вии, что­бы пока­яв­ший­ся оста­вил его, но очи­ще­ние и отрезв­ле­ние тела и души от блуд­но­го гре­ха тре­бу­ет про­дол­жи­тель­но­го вре­ме­ни, что­бы связь и еди­не­ние, уста­но­вив­ши­е­ся меж­ду тела­ми… и зара­зив­шие душу, обвет­ша­ли и уничтожились.

В Новом Заве­те (грех любо­де­я­ния) полу­чил новую тяжесть, пото­му что тела чело­ве­че­ские полу­чи­ли новое досто­ин­ство. Они сде­ла­лись чле­на­ми Тела Хри­сто­ва, и нару­ши­тель чисто­ты нано­сит уже бес­че­стие Хри­сту, рас­тор­га­ет еди­не­ние с Ним… Любо­дей каз­нит­ся смер­тью душев­ной, (от него) отсту­па­ет Свя­той Дух, согре­шив­ший при­зна­ет­ся впав­шим в смерт­ный грех… — залог неми­ну­е­мой гибе­ли… если этот грех не увра­чу­ет­ся бла­го­вре­мен­но покаянием.

Свя­ти­тель Игна­тий Брянчанинов

Смот­ри на пре­лю­бо­дея, и ты уви­дешь, что он в тыся­чу раз несчаст­нее одер­жи­мых цепя­ми. Он всех боит­ся, всех подо­зре­ва­ет: и свою жену, и мужа пре­лю­бо­дей­ни­цы, и самую пре­лю­бо­дей­ни­цу, домаш­них, дру­зей, зна­ко­мых, бра­тьев, самые сте­ны, свою тень, себя само­го. И что все­го бед­ствен­нее — совесть его вопи­ет и тер­за­ет его еже­днев­но. Если же пред­ста­вит суд Божий, то не может сто­ять от стра­ха. И удо­воль­ствие отсю­да крат­ко, а печаль про­дол­жи­тель­на, ибо вече­ром и ночью, в пустыне и в горо­де — повсю­ду сле­ду­ет за ним обви­ни­тель, пока­зы­ва­ю­щий не ост­рый меч, а нестер­пи­мые муче­ния, пора­жа­ю­щий и уби­ва­ю­щий страхом.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Чем изви­нит­ся он? Не гово­ри мне о стра­сти при­ро­ды. Пото­му и уста­нов­лен брак, что­бы ты не пре­сту­пал гра­ниц. Ибо Бог, про­мыш­ляя о тво­ем спо­кой­ствии и чести, для того и дал тебе жену, что­бы ты удо­вле­тво­рял раз­жже­нию при­ро­ды чрез свою супру­гу и осво­бо­дил­ся от вся­кой похо­ти. А ты небла­го­дар­ною душою нано­сишь Ему бес­че­стие, отвер­га­ешь вся­кий стыд, пре­сту­па­ешь назна­чен­ные тебе гра­ни­цы, бес­че­стишь свою соб­ствен­ную сла­ву. Зачем обра­ща­ешь взо­ры на чужую кра­со­ту? Зачем рас­смат­ри­ва­ешь лицо, не при­над­ле­жа­щее тебе? Зачем нару­ша­ешь брак — бес­че­стишь свое ложе? Не затем при­шла к тебе жена, оста­вив отца, и мать, и весь дом, что­бы тер­петь от тебя бес­че­стие, что­бы ты пред­по­чи­тал ей гнус­ную рабы­ню, воз­буж­дал бес­чис­лен­ные рас­при. Ты взял сопут­ни­цу жиз­ни, рав­ную в чести, сво­бод­ную. Не без­рас­суд­но ли, что ты, взяв при­дан­ное, бере­жешь его и не рас­то­ча­ешь, а меж­ду тем повре­жда­ешь и осквер­ня­ешь то, что дра­го­цен­нее при­дан­но­го — чисто­ту цело­муд­рия и твое тело, при­над­ле­жа­щее жене?

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Семей­ная жизнь име­ет в себе три сто­ро­ны: био­ло­ги­че­скую («супру­же­ские отно­ше­ния»), соци­аль­ную и духов­ную. Если «устро­е­на» какая-либо одна сто­ро­на, а дру­гие сто­ро­ны либо пря­мо отсут­ству­ют, либо нахо­дят­ся в запу­щен­но­сти, то кри­зис семьи будет неиз­бе­жен. Оста­вим в сто­роне слу­чаи, где женят­ся или выхо­дят замуж ради денеж­ной выго­ды, где на пер­вый план выдви­га­ет­ся соци­аль­ная сто­ро­на, — нече­го удив­лять­ся, что такие бра­ки «по рас­че­ту» (кро­ме тех ред­ких слу­ча­ев, когда через общую жизнь все же разо­вьют­ся здо­ро­вые, семей­ные отно­ше­ния), увы, посто­ян­но ведут к супру­же­ской невер­но­сти. Брак не есть и не может быть толь­ко соци­аль­ным сожи­тель­ством — он есть и поло­вое и духов­ное сожи­тель­ство. К сожа­ле­нию, и рань­ше, и ныне при заклю­че­нии бра­ка соци­аль­ный момент игра­ет руко­во­дя­щую роль; уте­ша­ют себя и всту­па­ю­щие в брак, и их род­ные тем, что «стерпится—слюбится». Да, ино­гда это оправ­ды­ва­ет­ся, но до какой сте­пе­ни ныне это ред­ко! В пье­се Ост­ров­ско­го «Гро­за» очень ярко изоб­ра­же­на та тра­ги­че­ская запад­ня, кото­рая созда­ет­ся сами­ми усло­ви­я­ми тако­го бра­ка и кото­рая бес­по­щад­но посту­па­ет с теми, кто в нее попал. Что­бы нести крест сов­мест­ной жиз­ни с нелю­би­мым чело­ве­ком, что­бы не под­дать­ся иску­ше­нию сой­тись с кем-нибудь тай­но и тем нару­шить долг вер­но­сти, нуж­но мно­го силы. Вер­ность есть вели­кая сила, скреп­ля­ю­щая семей­ные отно­ше­ния, но она не может питать­ся толь­ко одним чув­ством дол­га, одной иде­ей вер­но­сти: она долж­на иметь опо­ру в живой люб­ви. Еще в Вет­хом Заве­те была выстав­ле­на запо­ведь: не поже­лай жены ближ­ня­го тво­е­го, и эта запо­ведь долж­на ограж­дать брак. Меж­ду тем люди поз­во­ля­ют себе увле­кать­ся чужи­ми жена­ми, чужи­ми мужья­ми — и здесь запо­ведь вер­но­сти при­хо­дит слиш­ком позд­но, зву­чит отвле­чен­но и бес­силь­но. Если даже супру­же­ская вер­ность оста­ет­ся нена­ру­шен­ной, то все рав­но семей­ная жизнь уже раз­би­та. Ино­гда муж и жена блю­дут вер­ность (хотя их серд­це уже ушло из семьи и при­ле­пи­лось к кому-то вне ее) «ради детей»; отча­сти их жерт­ва в таких слу­ча­ях оправ­да­на (пока дети не узна­ют прав­ды), но все рав­но семей­ная жизнь здесь уже, по суще­ству, раз­ру­ше­на, ее живи­тель­ный огонь потух, в семье холод­но, пусто, мучи­тель­но. Дети все­гда очень стра­да­ют в таком слу­чае — им не хва­та­ет необ­хо­ди­мо­го теп­ла, не хва­та­ет того, чего бес­со­зна­тель­но они ждут от семьи, от роди­те­лей. Посколь­ку кри­зис семьи воз­ни­ка­ет здесь на поч­ве того, что люди сошлись в брак, не чув­ствуя друг к дру­гу люб­ви, постоль­ку выхо­да нор­маль­но­го здесь быть не может. Рас­пад семьи есть тра­ге­дия для детей, глу­бо­кая рана в мораль­ной и осо­бен­но рели­ги­оз­ной сфе­ре в их душе, сохра­не­ние же цело­сти в такой семье, где все пото­му пусто, что и цве­сти нече­му было, тоже тра­ге­дия и для детей, и для родителей.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Зачем засмат­ри­ва­ешь­ся на чужое лицо? Зачем стре­мишь­ся в про­пасть? Зачем ввер­га­ешь себя в сети? Ограж­дай свои гла­за, при­кры­вай свое зре­ние, поло­жи закон очам сво­им, послу­шай Хри­ста, Кото­рый, угро­жая, при­рав­ни­ва­ет бес­стыд­ный взгляд к прелюбодеянию.

Что поль­зы в удо­воль­ствии, если оно… под­вер­га­ет непре­стан­но­му стра­ху, веч­но­му муче­нию? Не гораз­до ли луч­ше, немно­го воз­дер­жав силу сво­их помыс­лов, удо­сто­ить­ся веч­ной радо­сти, чем за малое удо­воль­ствие от пороч­ных поже­ла­ний мучить­ся бесконечно?

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Если хочешь смот­реть и услаж­дать­ся взо­ром, то смот­ри посто­ян­но на свою жену и люби ее; это­го не вос­пре­ща­ет ника­кой закон. Если же будешь взи­рать на чужую кра­со­ту, то оскор­бишь и свою жену, отвра­щая от нее взгляд, и ту, на кото­рую смот­ришь, так как каса­ешь­ся ее вопре­ки закону.

Не гово­ри: что в том, если я при­сталь­но посмот­рел на кра­си­вую жен­щи­ну? Если ты пре­лю­бо­дей­ству­ешь в серд­це, то ско­ро осме­лишь­ся совер­шить это и плотью.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

О ревности

Избе­гай не толь­ко пре­лю­бо­де­я­ния, но и малей­ших подо­зре­ний рев­но­сти. Если жена напрас­но подо­зре­ва­ет тебя, успо­ка­и­вай ее и уго­ва­ри­вай. Не с нена­ви­стью и над­ме­ни­ем обра­щай­ся к ней; она дела­ет сие по чрез­мер­ной забот­ли­во­сти сво­ей о тебе, она опа­са­ет­ся за пра­во сво­е­го обла­да­ния, ибо ее вла­де­ние — тело твое, и это вла­де­ние дра­го­цен­нее всего.

Но муж да не посту­па­ет так, что­бы на него достой­но пада­ло подо­зре­ние. Ска­жи мне, зачем ты на целый день отда­ешь себя дру­зьям, а жене толь­ко на вечер? Посту­пая так, ты не можешь откло­нить подо­зре­ния. И если жена обви­ня­ет тебя, не оби­жай­ся — это дело друж­бы, а не дер­зо­сти, это обви­не­ния пла­мен­ной люб­ви, горя­че­го рас­по­ло­же­ния и опа­се­ния. Она боит­ся, что­бы кто не окрал ее ложа, что­бы кто не отнял у нее ее выс­ше­го бла­га, не лишил ее главы.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Порой быва­ет так меж­ду мужем и женой: они друг дру­га любят силь­но, креп­ко, лас­ко­во, радост­но. И один из них рев­ну­ет мужа или жену — не по отно­ше­нию к кому-нибудь, кото­рый вот тут, теперь может поста­вить под вопрос их любовь, а по отно­ше­нию к про­шло­му. Напри­мер, отстра­ня­ют­ся дру­зья или подру­ги дет­ства; оттал­ки­ва­ют­ся куда-то в глубь вос­по­ми­на­ний пере­жи­ва­ния про­шло­го. Тому, кто так безум­но, неум­но любит, хоте­лось бы, что­бы жизнь нача­лась толь­ко с момен­та их встре­чи. А все то, что пред­ше­ству­ет это­му, все богат­ство жиз­ни, души, отно­ше­ний кажет­ся ему опас­но­стью; это что-то, что живет в душе люби­мо­го чело­ве­ка поми­мо него. Это одна из самых опас­ных вещей. Пото­му что чело­век не может начать жить с како­го-то, даже само­го свет­ло­го дня встре­чи с люби­мым, доро­гим чело­ве­ком. Он дол­жен жить с само­го нача­ла сво­ей жиз­ни. И любя­щий дол­жен при­нять тай­ну про­шло­го как тай­ну и ее убе­речь, ее сохра­нить, дол­жен допу­стить, что в про­шлом были такие отно­ше­ния люби­мо­го чело­ве­ка с роди­те­ля­ми, с дру­зья­ми, с подру­га­ми, такие собы­тия жиз­ни, к кото­рым он не будет при­ча­стен, ина­че как обе­ре­га­ю­щей, лас­ко­вой, почти­тель­ной любо­вью. И здесь начи­на­ет­ся область, кото­рую мож­но назвать обла­стью веры: веры не толь­ко в Бога, а вза­им­ной веры одно­го чело­ве­ка в другого.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

О разводе

Иисус Хри­стос о разводе:

…Не чита­ли ли вы, что Сотво­рив­ший вна­ча­ле муж­чи­ну и жен­щи­ну сотво­рил их?

И ска­зал: посе­му оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут два одною пло­тью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог соче­тал, того чело­век да не разлучает. <…>

Мои­сей по жесто­ко­сер­дию ваше­му поз­во­лил вам раз­во­дить­ся с жена­ми ваши­ми, а сна­ча­ла не было так; но Я гово­рю вам: кто раз­ве­дет­ся с женою сво­ею не за пре­лю­бо­де­я­ние и женит­ся на дру­гой, тот пре­лю­бо­дей­ству­ет (Мф. 19, 6. 8–9).

Что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет (Мф. 19, 6). Эти­ми сло­ва­ми Гос­подь утвер­жда­ет нераз­рыв­ность хри­сти­ан­ско­го бра­ка. Ука­зан толь­ко один закон­ный повод к раз­во­ду — невер­ность супру­гов. Но как быть, если откро­ет­ся что-либо подоб­ное? Потер­пи. У нас есть все­об­щая запо­ведь друг дру­га тяго­ты носить; тем охот­нее долж­ны вза­им­но испол­нять ее такие близ­кие люди, как супру­ги. Неже­ла­ние потер­петь раз­ду­ва­ет непри­ят­но­сти, и пустя­ки нагро­мож­да­ют­ся в раз­де­ля­ю­щую сте­ну. Зачем ум-то дан? Сгла­жи­вать жиз­нен­ный путь. Бла­го­ра­зу­мие рас­се­ет встре­тив­ши­е­ся про­ти­во­ре­чия. Не рас­се­и­ва­ют­ся они от недо­стат­ка житей­ско­го бла­го­ра­зу­мия, а боль­ше от неже­ла­ния хоро­шень­ко обду­мать поло­же­ние и еще боль­ше — от отсут­ствия дру­гой цели в жиз­ни, кро­ме удо­воль­ствий. Пре­кра­ща­ют­ся насла­жде­ния — пре­кра­ща­ет­ся и доволь­ство друг дру­гом; даль­ше — боль­ше, вот и развод.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Из это­го каж­дый может видеть, что раз­вод запре­щен Гос­по­дом не без­услов­но. Если супру­ги соблю­да­ют вер­ность друг к дру­гу, то не долж­но им раз­во­дить­ся; а в про­тив­ном слу­чае свя­зы­вать супру­гов неудоб­но. Это­му пра­ви­лу сле­ду­ет и Свя­тая Церковь.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Наше вре­мя есть страш­ное вре­мя рас­па­да семьи, все умно­жа­ю­щих­ся раз­во­дов, все более частых ухо­дов детей из семьи. И это пото­му, что от бра­ка, так ска­зать, тре­бу­ют «сча­стья» и при малей­шей труд­но­сти бегут в раз­вод, забы­вая, что брак, если пони­мать его по-хри­сти­ан­ски, есть все­гда подвиг, все­гда борь­ба, все­гда уси­лие. И толь­ко Крест Хри­стов может пре­одо­леть нашу сла­бость и наше мало­ду­шие, но «кре­стом при­и­де радость все­му миру», и тот, кто испы­тал это, зна­ет, что супру­же­ский обет дает­ся не «поку­да раз­лу­чит нас смерть», а поку­да смерть и пере­ход в веч­ность не соеди­нит навеки.

Про­то­пре­сви­тер Алек­сандр Шмеман

В наше вре­мя раз­вод стал повсе­днев­ным фак­том, люди отно­сят­ся к это­му вопро­су очень лег­ко. Цер­ковь смот­рит иначе…

Раз­вод — одна из самых боль­ших тра­ге­дий, какая может настиг­нуть чело­ве­ка. Он пред­став­ля­ет собой конец не толь­ко той люб­ви, кото­рая обу­сло­ви­ла брак, но конец надеж­ды на целую жизнь, пол­ную радо­сти и глу­би­ны. И вот в этом отно­ше­нии раз­вод надо рас­смат­ри­вать очень, очень вни­ма­тель­но. Поче­му люди рас­хо­дят­ся? Как может слу­чить­ся, что два чело­ве­ка, кото­рые друг дру­га полю­би­ли, вдруг обна­ру­жи­ва­ют, что люб­ви меж­ду ними нет и что им оста­ет­ся толь­ко разой­тись? Пер­вая при­чи­на, мне кажет­ся, в том, что очень мно­гие бра­ки совер­ша­ют­ся меж­ду людь­ми не пол­но­стью зре­лы­ми, людь­ми, кото­рые вооб­ра­жа­ют, что та радость, кото­рая меж­ду ними суще­ству­ет, когда они встре­ча­ют­ся, когда они обща­ют­ся, когда они вме­сте что-то дела­ют, будет про­дол­жать­ся без кон­ца и что ее не надо ни защи­щать, ни воз­де­лы­вать. Вто­рая при­чи­на в том, что порой любовь, кото­рая вна­ча­ле каза­лось насто­я­щей, ока­зы­ва­ет­ся более поверх­ност­ной, чем мы ожи­да­ли, и обсто­я­тель­ства жиз­ни быва­ют настоль­ко тяже­лые, что эти неожи­дан­ные обсто­я­тель­ства кру­шат то един­ство, кото­рое мог­ло бы усто­ять при очень боль­шой, очень креп­кой любви.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Мы зна­ем, как бес­чув­ствен­но, как узко, как холод­но быва­ет чело­ве­че­ское серд­це, и как лег­ко, когда чело­век дума­ет, что он дру­го­го любит, вдруг ему охла­деть из-за того, что люби­мый чело­век чем-нибудь ока­зал­ся (как ему кажет­ся) недо­стой­ным этой люб­ви или ранил его в обла­сти, кото­рая для него уж слиш­ком болез­нен­на и доро­га. Вот поэто­му мы, при­ни­мая в учет, что чело­ве­че­ское серд­це быва­ет жест­кое, неустой­чи­вое, счи­та­ем раз­вод воз­мож­ным, хотя и счи­та­ем его вели­чай­шей тра­ге­ди­ей жиз­ни. Боль­ше того: мы это при­ни­ма­ем на себя, пото­му что ответ­ствен­ны за раз­вод не толь­ко муж и жена — ответ­ствен­на за раз­вод вся Церковь.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Мы не при­ни­ма­ем раз­во­да для свя­щен­ни­ка, пото­му что свя­щен­ник при­зван быть при­ме­ром, обра­зом для сво­их пасо­мых, но мы с мило­сер­ди­ем, с любо­вью и с глу­бо­кой болью допус­ка­ем раз­вод сре­ди мирян. Но это не нор­ма, это не одна из воз­мож­но­стей, сто­я­щая перед людь­ми, когда они реша­ют вен­чать­ся, — это ката­стро­фа. Поэто­му Цер­ковь в древ­но­сти после раз­во­да в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни, порой до семи лет, не допус­ка­ла до бра­ка раз­вед­ших­ся, счи­тая их незре­лы­ми, для того что­бы всту­пить в новый брак. Они долж­ны были прой­ти целую шко­лу духов­но­го вос­пи­та­ния — не обра­зо­ва­ния, а имен­но вос­пи­та­ния, взра­щи­ва­ния, что­бы мож­но было вой­ти в брак совер­шен­но по-ино­му, зре­лы­ми людьми.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Семей­ная жизнь име­ет в себе три сто­ро­ны: био­ло­ги­че­скую («супру­же­ские отно­ше­ния»), соци­аль­ную и духов­ную. Если «устро­е­на» какая-либо одна сто­ро­на, а дру­гие сто­ро­ны либо пря­мо отсут­ству­ют, либо нахо­дят­ся в запу­щен­но­сти, то кри­зис семьи будет неиз­бе­жен. Оста­вим в сто­роне слу­чаи, где женят­ся или выхо­дят замуж ради денеж­ной выго­ды, где на пер­вый план выдви­га­ет­ся соци­аль­ная сто­ро­на — нече­го удив­лять­ся, что такие бра­ки «по рас­че­ту» (кро­ме тех ред­ких слу­ча­ев, когда через общую жизнь все же разо­вьют­ся здо­ро­вые, семей­ные отно­ше­ния), увы, посто­ян­но ведут к супру­же­ской невер­но­сти. Брак не есть и не может быть толь­ко соци­аль­ным сожи­тель­ством — он есть и поло­вое, и духов­ное сожи­тель­ство. К сожа­ле­нию, и рань­ше, и ныне при заклю­че­нии бра­ка соци­аль­ный момент игра­ет руко­во­дя­щую роль; уте­ша­ют себя и всту­па­ю­щие в брак, и их род­ные тем, что «стер­пит­ся, слю­бит­ся». Да, ино­гда это оправ­ды­ва­ет­ся, но до какой сте­пе­ни ныне это ред­ко! В пье­се Ост­ров­ско­го «Гро­за» очень ярко изоб­ра­же­на та тра­ги­че­ская запад­ня, кото­рая созда­ет­ся сами­ми усло­ви­я­ми тако­го бра­ка и кото­рая бес­по­щад­но посту­па­ет с теми, кто в нее попал. Что­бы нести крест сов­мест­ной жиз­ни с нелю­би­мым чело­ве­ком, что­бы не под­дать­ся иску­ше­нию сой­тись с кем-нибудь тай­но и тем нару­шить долг вер­но­сти, нуж­но мно­го силы. Вер­ность есть вели­кая сила, скреп­ля­ю­щая семей­ные отно­ше­ния, но она не может питать­ся толь­ко одним чув­ством дол­га, одной иде­ей вер­но­сти: она долж­на иметь опо­ру в живой люб­ви. Еще в Вет­хом Заве­те была выстав­ле­на запо­ведь: Не поже­лай жены ближ­ня­го тво­е­го, и эта запо­ведь долж­на ограж­дать брак. Меж­ду тем люди поз­во­ля­ют себе увле­кать­ся чужи­ми жена­ми, чужи­ми мужья­ми — и здесь запо­ведь вер­но­сти при­хо­дит слиш­ком позд­но, зву­чит отвле­чен­но и бес­силь­но. Если даже супру­же­ская вер­ность оста­ет­ся нена­ру­шен­ной, то все рав­но семей­ная жизнь уже раз­би­та. Ино­гда муж и жена блю­дут вер­ность (хотя их серд­це уже ушло из семьи и при­ле­пи­лось к кому-то вне ее) «ради детей»; отча­сти их жерт­ва в таких слу­ча­ях оправ­да­на (пока дети не узна­ют прав­ды), но все рав­но семей­ная жизнь здесь уже, по суще­ству, раз­ру­ше­на, ее живи­тель­ный огонь потух, в семье холод­но, пусто, мучи­тель­но. Дети все­гда очень стра­да­ют в таком слу­чае — им не хва­та­ет необ­хо­ди­мо­го теп­ла, не хва­та­ет того, чего бес­со­зна­тель­но они ждут от семьи, от роди­те­лей. Посколь­ку кри­зис семьи воз­ни­ка­ет здесь на поч­ве того, что люди сошлись в бра­ке, не чув­ствуя друг к дру­гу люб­ви, постоль­ку выхо­да нор­маль­но­го здесь быть не может. Рас­пад семьи есть тра­ге­дия для детей, глу­бо­кая рана в мораль­ной и осо­бен­но рели­ги­оз­ной сфе­ре в их душе, сохра­не­ние же цело­сти в такой семье, где все пото­му пусто, что и цве­сти нече­му было, тоже тра­ге­дия и для детей, и для родителей.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Лег­ко­мыс­лие при заклю­че­нии бра­ка пере­хо­дит в лег­ко­мыс­лие при раз­во­де, и в таких слу­ча­ях надо радо­вать­ся, если нет детей. Но если есть дитя или дети — на какие стра­да­ния обре­че­ны они! В семье, где меж­ду роди­те­ля­ми не толь­ко все опу­сте­ло, не толь­ко царит холод, но под­час раз­ви­ва­ют­ся крайне враж­деб­ные отно­ше­ния, пере­хо­дя­щие в ссо­ры, руга­тель­ства и оскорб­ле­ния, дети либо душев­но сжи­ма­ют­ся, ста­но­вят­ся тупы­ми, ко все­му без­раз­лич­ны­ми, либо рано впа­да­ют в цинизм, не при­зна­ют ниче­го свя­то­го, не верят нико­му и ничему…

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Брошенная жена

Жен­щи­на, остав­лен­ная мужем, кото­рый этим самым отнял пре­лесть, цель жиз­ни тво­ей, самую жизнь; ты ста­ла вдо­ва живо­го, твой муж после немно­гих дней радо­сти отра­вил жизнь твою сво­ей холод­но­стью, что­бы не ска­зать — невер­но­стью; как неж­ный цве­ток, вырвал он тебя из род­ной поч­вы, что­бы бро­сить на доро­гу под жгу­чие лучи солн­ца. Несча­стье твое вели­ко. Сам Гос­подь избрал его в обра­зец вели­чай­шей скор­би (см.: Ис. 54, 6 и др.). Но и для тебя есть уте­ше­ние в самом несча­стии тво­ем. Ты лиши­лась сча­стья быть люби­мой, но у тебя оста­лось пра­во любить, любить пер­вой, любить все­гда. Сле­дуй по сто­пам Хри­ста: и Он так­же был не при­знан, и к Нему были холод­ны и неспра­вед­ли­вы. Про­дол­жай быть помощ­ни­цей того, кто оскорб­ля­ет тебя. Пей без ропо­та чашу, под­но­си­мую тебе каж­дый день его жесто­кой рукой. За его небла­го­дар­ность пла­ти ему двой­ной любо­вью, сугу­бой пре­дан­но­стью, сугу­бы­ми жерт­ва­ми. Мол­чи, сми­ряй­ся… Его серд­це будет воз­вра­ще­но тебе, будет поко­ре­но тво­ей любо­вью! Но, поло­жим, он до кон­ца будет неспра­вед­лив, пере­тер­пи и ты до кон­ца, имея пред гла­за­ми Хри­ста рас­пя­то­го; в тер­пе­нии — источ­ник тво­е­го спа­се­ния; выпол­ни до кон­ца свое назна­че­ние; упо­вай на Гос­по­да, Кото­ро­го ты любишь, Кото­рый воз­лю­бил тебя, что­бы, неся на себе крест Его, вме­сте с Ним вос­крес­нуть во славу!

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Надеж­дою, что он охла­де­ет к той, она надо­ест ему и он ее про­го­нит, пусть вооду­шев­ля­ют­ся страж­ду­щие, при­со­еди­няя к ней уси­лен­ную молит­ву. Тут, конеч­но, враг вме­шал­ся. А его ничем не отго­нишь, как молитвою.

Уте­ше­ние себе чер­пать научи­те из той мыс­ли, что они, тер­пя, дела­ют­ся при­част­ни­ца­ми вен­ца муче­ни­че­ско­го. Лот был муче­ник, пото­му что, как уве­ря­ет апо­стол, мучил­ся душою, смот­ря на без­за­кон­ные дела граж­дан сво­их. Тако­во и этих страж­ду­щих положение.

Пусть и на это горе смот­рят, как на вся­кое дру­гое несча­стие, — смер­ти, болез­ни, гоне­ния, пожа­ры. Бог попу­ща­ет, иску­шая их тер­пе­ние. А «того» сми­ря­ет Гос­подь, теперь он гор­ды­нею обу­ян; но когда прой­дет туман и он огля­нет­ся на то, что наго­ро­дил, будет видеть себя самым уни­чи­жен­ным. Вер­но, он горд… и потре­бо­ва­лось такое срам­ное врачество.

Вну­шай­те так­же им… что глав­ная наша забо­та — спа­се­ние души сво­ей. Меша­ет ли без­об­ра­зие того соде­ва­нию сего спа­се­ния? Никак. Если взгля­нут с разу­мом на дело, уви­дят, что его мож­но обра­тить в посо­бие ко спа­се­нию. Пусть отчу­ждят­ся на вре­мя от чув­ства непри­ят­но­сти тако­го пове­де­ния, — и оста­но­вят­ся на том, что это их делу может не мешать, пусть дела­ют его, сми­рен­но молясь о «том».

Труд­но! Что есть без тру­да?! Труд­нее всех жене. Но и за то награ­да будет ей боль­ше, если бла­го­душ­но пере­не­сет сие горе.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Второй брак

Как дев­ство луч­ше бра­ка, так пер­вый брак луч­ше второго.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Муд­рость Пра­во­слав­ной Церк­ви заклю­ча­ет­ся в том, что она для всех хри­сти­ан совер­шен­ным при­зна­ет один брак. Вто­рой брак допус­ка­ет она по снис­хож­де­нию к немо­щи чело­ве­че­ской, а тре­тий допус­ка­ет неохот­но, с епи­ти­ми­ей, как не сво­бод­ный от гре­ха, отвра­щая сим несо­вер­шен­ным делом боль­шее зло, любо­де­я­ние вне брака.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Чрез­вы­чай­но важ­ным для пони­ма­ния бра­ка явля­ет­ся вопрос о вто­ро­бра­чии. У апо­сто­ла Пав­ла есть сло­ва, где он пове­ле­ва­ет вдо­вам выхо­дить замуж. Явля­ет­ся ли это ука­за­ние про­ти­во­ре­чи­ем тем сло­вам Хри­ста, где Гос­подь гово­рит, что от нача­ла не бысть тако? Бог сотво­рил мужа и жену, и что Бог соче­тал, того чело­век да не разлучает.

В древ­но­сти вто­ро­бра­чие пони­ма­лось как нару­ше­ние дан­но­го Богом зако­на об абсо­лют­ной вер­но­сти мужу или жене. Пото­му что Таин­ство Бра­ка пони­ма­лось как соеди­не­ние веч­ное. Если у като­ли­ков при юри­ди­че­ском пони­ма­нии бра­ка брак теря­ет свою силу при смер­ти одно­го из чле­нов семьи, то при пра­во­слав­ном взгля­де на брак это не может быть так, пото­му что брак соеди­ня­ет людей навеч­но и смерть не име­ет силы раз­ру­шить этот союз. Если пони­мать брак ина­че, тогда что такое таин­ство, кото­рое про­дол­жа­ет­ся и в Цар­ствии Божи­ем? Тогда весь взгляд на Таин­ство Бра­ка дол­жен быть совер­шен­но иным, таким, как у като­ли­ков, или еще каким-то, но не таким, каким он был в Пра­во­сла­вии изна­ча­ла. Если же мы смот­рим на брак как на веч­ный союз, тогда тре­бу­ет­ся и веч­ная вер­ность друг дру­гу, кото­рая не может быть отме­не­на и смер­тью. Таким обра­зом, вто­ро­бра­чие в древ­ней Церк­ви счи­та­лось в иде­а­ле невозможным.

Но Цер­ковь все­гда обра­ще­на к налич­ной реаль­но­сти и не заблуж­да­ет­ся на тот счет, что в реаль­ной жиз­ни иде­ал не все­гда дости­жим. Цер­ковь при­хо­дит к живым и греш­ным людям для того, что­бы греш­ных спа­сти и сде­лать их пра­вед­ны­ми. Нель­зя не счи­тать­ся с тем, что толь­ко немно­гие люди могут при­нять такую пол­но­ту уче­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви о бра­ке. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство людей так жить не может. Апо­стол Павел пове­ле­ва­ет вдо­вам выхо­дить замуж, пото­му что ина­че про­ис­хо­дят гораз­до худ­шие нару­ше­ния. Гораз­до хуже, если эти вдо­вы нач­нут жить блуд­ной жиз­нью. Пусть луч­ше они сно­ва выхо­дят замуж, рожа­ют и вос­пи­ты­ва­ют детей и живут жиз­нью семейной.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

В поряд­ке цер­ков­но­го послаб­ле­ния, пас­тыр­ской забо­ты о спа­се­нии людей идет на уступ­ки чело­ве­че­ской немо­щи и поз­во­ля­ет ино­гда вто­рой брак, отнюдь не счи­тая его рав­но­цен­ным пер­во­му бра­ку. Такой вто­рой брак не дол­жен быть повен­чан так, как первый.

Стро­го гово­ря, Пра­во­слав­ная Цер­ковь нико­гда не счи­та­ла вто­рой брак пол­но­цен­ным бра­ком, рав­ным с пер­вым, с тем един­ствен­ным бра­ком, кото­рый дол­жен быть, с тем иде­а­лом бра­ка, кото­рый она утвер­жда­ла. Тем более стро­го отно­си­лась Цер­ковь к тре­тье­му бра­ку. Одна­ко в поряд­ке цер­ков­ной ико­но­мии и тре­тий брак допус­кал­ся как послаб­ле­ние, нару­ше­ние и как брак непол­но­цен­ный. Но чет­вер­тый брак запре­щал­ся кате­го­ри­че­ски, он счи­тал­ся уже несов­ме­сти­мым с пре­бы­ва­ни­ем в Церкви.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Чин вен­ча­ния вто­ро­брач­ных силь­но отли­ча­ет­ся от пер­во­го чина, что очень харак­тер­но. Во-пер­вых, вто­ро­брач­ные не допус­ка­ют­ся к чаше. Во-вто­рых, молит­вы о вто­ро­брач­ных носят совер­шен­но иной харак­тер. Если вен­чаль­ные молит­вы очень тор­же­ствен­ные, радост­ные, то молит­вы о вто­ро­брач­ных име­ют все­гда пока­ян­ный смысл.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Каким святым в каких нуждах молиться

О хоро­ших женихах

Апо­сто­лу Андрею Первозванному

Вели­ко­му­че­ни­це Екатерине

Муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятнице

О сча­стии брака

Апо­сто­лу Симо­ну Зилоту

Муче­ни­ку Трифону

Бла­го­вер­но­му кня­зю Пет­ру (в ино­че­стве Дави­ду) и кня­гине Фев­ро­нии (в ино­че­стве Евфро­си­нии), Муром­ским чудотворцам

Бес­среб­ре­ни­кам и чудо­твор­цам Кос­ме и Дами­а­ну Асийским

О сове­те и люб­ви меж­ду мужем и женой, о доб­рых отно­ше­ни­ях в семье

Свя­тым еван­ге­ли­стам: Иоан­ну Бого­сло­ву, Мар­ку, Луке и Матфею

Муче­ни­кам и испо­вед­ни­кам Гурию, Само­ну и Авиву

Муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятнице

Свя­ти­те­лю Нико­лаю, архи­епи­ско­пу Мир Ликий­ских, чудотворцу

Муче­ни­кам Адри­а­ну и Наталии

Об избав­ле­нии от стра­сти пьян­ства и запоя

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Неупи­ва­е­мая Чаша»

Муче­ни­ку Вонифатию

Пре­по­доб­но­му Мои­сею Мурину

Муче­ни­кам Фло­ру и Лавру

Пра­вед­но­му Иоан­ну Кронштадтскому

При супру­же­ском неплод­стве и бесчадии

Пра­вед­ным Бого­от­цам Иоаки­му и Анне, роди­те­лям Пре­свя­той Девы Марии

Про­ро­ку Заха­рии и пра­вед­ной Ели­са­ве­те, роди­те­лям свя­то­го Иоан­на Предтечи

Пре­по­доб­но­му­че­ни­це Евдокии

Муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятнице

Пре­по­доб­но­му Евфи­мию Великому

В прось­бе родить здо­ро­вых детей

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Ско­ро­по­слуш­ни­ца»

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Цели­тель­ни­ца»

За умер­ших мла­ден­цев, не спо­до­бив­ших­ся при­ня­тия Свя­то­го Крещения

Муче­ни­ку Уару

В прось­бе вскор­мить гру­дью младенцев

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Мле­ко­пи­та­тель­ни­ца»

При болез­нях младенцев

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Тих­вин­ская»

Пра­вед­но­му Симео­ну Богоприимцу

Муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятнице

За детей

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Взыс­ка­ние погибших»

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Неча­ян­ная Радость»

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Ско­ро­по­слуш­ни­ца»

Пред­те­че и Кре­сти­те­лю Гос­под­ню Иоанну

Свя­ти­те­лю Нико­лаю, архи­епи­ско­пу Мир Ликий­ских, чудотворцу

Вели­ко­му­че­ни­це Варваре

Для спо­ро­сти в нау­ке, о про­све­ще­нии разу­ма к уче­нию, в сла­бом уче­нии детей, о про­све­ще­нии и вос­пи­та­нии детей

Пре­по­доб­но­му Сер­гию, игу­ме­ну Радо­неж­ско­му, всея Рос­сии чудотворцу

Пра­вед­но­му Иоан­ну Кронштадтскому

Рав­ноап­о­столь­ным Кирил­лу и Мефо­дию, учи­те­лям Словенским

Бес­среб­ре­ни­кам и чудо­твор­цам Кос­ме и Дами­а­ну Асийским

Бла­жен­ной Ксе­нии Петербургской

Свя­ти­те­лю Иоан­ну Златоусту

Вели­ко­му­че­ни­це Екатерине

О заму­же­стве дочерей

Свя­ти­те­лю Нико­лаю, архи­епи­ско­пу Мир Ликий­ских, чудотворцу

Пра­вед­но­му Фила­ре­ту Милостивому

Дети

Аборт

Страш­ный грех — абор­ты!.. Аборт явля­ет­ся убий­ством. Пусть авто­ри­тет­ней­шие хри­сти­ан­ские вра­чи не уста­ют изве­щать жен­щин, что око­ло 95% несчаст­ных, делав­ших абор­ты, стра­да­ют тяже­лы­ми фор­ма­ми рака. Ведь орга­низм, когда в жен­щине зарож­да­ет­ся малыш, настра­и­ва­ет­ся для раз­ви­тия мла­ден­ца: напри­мер, грудь при­уго­тов­ля­ет­ся про­из­во­дить моло­ко и т. д. Но когда жен­щи­на дела­ет аборт, все эти про­цес­сы рез­ко обры­ва­ют­ся и воз­ни­ка­ют опре­де­лен­ные физио­ло­ги­че­ские послед­ствия, напри­мер, такие, как рак.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Сра­зу слыш­ны воз­ра­же­ния: «Аборт, искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти — лич­ное дело мате­ри». Пред­ста­вим кар­ти­ну: суд, ска­мья под­су­ди­мых, убий­ца. Судья спра­ши­ва­ет: «Как ты смел?» Под­су­ди­мый: «А что тут осо­бен­но­го? Одно­му потер­пев­ше­му я искус­ствен­но пре­кра­тил дея­тель­ность серд­ца, дру­го­му — голов­но­го моз­га, тре­тье­му — лег­ких». — «Но они от это­го погиб­ли!» — «Да, но что делать, так уж полу­чи­лось, они мог­ли поме­шать мне жить так, как я хочу». Абсурд? А то, что мы дела­ем, уби­вая дитя, как назвать?

…Часто гово­рят, что ребе­нок ниче­го не чув­ству­ет. Это ложь. Если даже рас­те­ния чув­стви­тель­ны к боли, неуже­ли малень­кий ребе­нок в утро­бе мате­ри более при­ми­ти­вен? Но даже смерть в бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии не дела­ет ее чем-то иным. И если допу­стить, что ребе­нок ниче­го не ощу­ща­ет, убий­ство его все рав­но ничем не оправ­да­но. Рас­суж­де­ния же о том, что чув­ству­ет уби­ва­е­мый, очень напо­ми­на­ют рас­суж­де­ния о гуман­ной смер­ти в газо­вой каме­ре: она, дескать, сла­ще, чем в петле.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Смирнов

Око­ло сто­ле­тия тому назад Федор Михай­ло­вич Досто­ев­ский писал о сле­зин­ке невин­но­го мла­ден­ца, из-за кото­рой он и его герой гото­вы были отка­зать­ся от миро­вой гар­мо­нии. Если вду­мать­ся, ста­но­вит­ся оче­вид­ным: то, что сей­час на нашей зем­ле еже­днев­но свер­ша­ет­ся по несколь­ку тысяч уби­е­ний утроб­ных мла­ден­цев и рас­чле­ня­ет­ся под ножом убийц мла­ден­че­ское тель­це, еще не успев­шее явить­ся на свет Божий, уби­ва­ет­ся мла­ден­че­ская душа, и явля­ет­ся глав­ной при­чи­ной всех и вся­че­ских внеш­них рас­па­дов, тра­ге­дий и того смут­но­го вре­ме­ни, кото­рое мы пере­жи­ва­ем. Без­молв­ный крик каж­до­го тако­го мла­ден­чи­ка вос­хо­дит на небе­са и вопи­ет об отмще­нии за зло­де­я­ние. Поис­ти­не, толь­ко лишь вырвав­шись на свет Божий, усво­ив уму и серд­цу исти­ны веры и нрав­ствен­но­сти хри­сти­ан­ской, мы можем уви­деть ту страш­ную непро­ни­ца­е­мую тьму гре­ха, кото­рой ныне оку­та­на вся зем­ля, и наше Оте­че­ство в част­но­сти. И можем ужас­нуть­ся той мере без­мер­но­го зло­де­я­ния, кото­рое ныне свер­ша­ет­ся и не вызы­ва­ет ни у кого ни чув­ства отвра­ще­ния, ни сты­да, ни покаяния.

Про­то­и­е­рей Арте­мий Владимиров

Воз­ра­же­ние: «Там еще ниче­го нет… Это еще не чело­век», — это ложь. Ника­кой уче­ный не ска­жет о чело­ве­че­ском заро­ды­ше: это рыба, дере­во, злак. И росток, толь­ко недав­но появив­ший­ся из желу­дя, и четы­рех­сот­лет­нее, коря­вое дере­во — в рав­ной сте­пе­ни дубы. Очень жаль, что такие про­стые, понят­ные вещи при­хо­дит­ся раз­же­вы­вать взрос­лым людям. Поче­му-то, когда речь захо­дит о рас­те­ни­ях, все согла­ша­ют­ся, а когда гово­ришь о людях, начи­на­ют оправ­ды­вать пре­ступ­ле­ния. Ведь ново­рож­ден­ный мла­де­нец тоже еще не вполне чело­век, он не уме­ет ниче­го из того, что уме­ет взрос­лый; любое живот­ное умнее его. Но за убий­ство рож­ден­но­го ребен­ка — тюрь­ма, а нерож­ден­но­го — бюл­ле­тень, хотя и заро­дыш, и мла­де­нец явля­ют­ся людь­ми толь­ко потен­ци­аль­но. Видеть раз­ни­цу меж­ду убий­ством одно­го и дру­го­го рав­но­силь­но тому, если бы за убий­ство пяти­лет­не­го ребен­ка пола­га­лось боль­шее нака­за­ние, чем за убий­ство четы­рех­лет­не­го. Это ли не лицемерие?

Про­то­и­е­рей Димит­рий Смирнов

Когда зачи­на­ет­ся телес­ный состав буду­ще­го чело­ве­ка, Гос­подь непо­сти­жи­мо сози­да­ет из небы­тия в бытие бес­смерт­ную, по обра­зу и подо­бию Божию создан­ную чело­ве­че­скую душу. Поэто­му зача­тие — это под­лин­ное таин­ство. И Цер­ковь осо­бы­ми празд­не­ства­ми име­ну­ет зача­тие Иоан­на Пред­те­чи, Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы Бого­ро­ди­цы. Рас­кры­вая Биб­лию, мы нахо­дим в ней такие сло­ва: Ты, Гос­по­ди, хра­нишь мла­ден­цев. Гос­подь не толь­ко сози­да­ет мла­ден­че­скую душу и тело, но и пре­муд­ро взра­щи­ва­ет плод во чре­ве мате­ри, гото­вя его к исхож­де­нию на свет Божий. В самое есте­ство чело­ве­че­ское, душу и серд­це мате­ри вло­жен инстинкт, без­от­чет­ное стрем­ле­ние делать все, что толь­ко спо­соб­ству­ет сохра­не­нию, воз­рас­та­нию дитя. И, сле­дуя это­му инстинк­ту, она при­бли­жа­ет­ся к рас­кры­тию сво­их сил в слу­же­нии материнства.

Про­то­и­е­рей Арте­мий Владимиров

Когда аборт совер­ша­ет­ся четой или жен­щи­ной, допу­стив­шей себя до того, что­бы зачать ребен­ка, кото­ро­го она не хоте­ла иметь и от кото­ро­го хочет отде­лать­ся, это про­сто преступление.

Гово­рить о том, что мож­но совер­шать аборт в какой-то момент, до того как заро­дыш уже види­мо при­ни­ма­ет образ ребен­ка, тоже не выход из поло­же­ния, во вся­ком слу­чае, для веру­ю­ще­го. Можем ли мы ска­зать, что когда Божия Матерь зача­ла Спа­си­те­ля Хри­ста, то до како­го-то момен­та — до 14‑й, 18‑й, до 28‑й неде­ли — Он был не чело­ве­ком и не рож­да­ю­щим­ся Богом? Нет, в момент зача­тия заро­дыш ребен­ка уже явля­ет­ся чело­ве­ком, его уни­что­же­ние явля­ет­ся убий­ством чело­ве­ка. На это надо смот­реть пря­мо и серьез­но, ника­ко­го изви­не­ния в этом отно­ше­нии нет. Аборт явля­ет­ся резуль­та­том или рас­пу­щен­но­сти людей, кото­рые не при­ни­ма­ют ника­ких мер для того, что­бы не зачать ребен­ка, или гово­рит о совер­шен­ном бес­чув­ствии к чело­ве­че­ской жиз­ни. С точ­ки зре­ния Церк­ви, с точ­ки зре­ния Еван­ге­лия, да про­сто с точ­ки зре­ния здра­во­го чело­ве­че­ства, это пре­ступ­ле­ние. Вот един­ствен­ное, что мож­но об этом сказать.

Те жен­щи­ны, кото­рые совер­ша­ют аборт, не зна­ют, какие будут послед­ствия, и пси­хо­ло­ги­че­ские, и физио­ло­ги­че­ские. Быва­ет не так мало слу­ча­ев, когда жен­щи­на, совер­шив­шая аборт, впо­след­ствии боль­ше ребен­ка не может иметь; и тогда дей­стви­тель­но она впа­да­ет в отча­я­ние, она ока­зы­ва­ет­ся лишен­ной той радо­сти мате­рин­ства, от кото­рой она отка­за­лась в какой-то момент и о кото­рой она теперь меч­та­ет совер­шен­но напрасно.

Но, кро­ме того, и пси­хо­ло­ги­че­ски рано или позд­но быва­ет, что чета или отдель­ный чело­век вдруг опом­нит­ся; они вдруг пой­мут, что они сде­ла­ли, пой­мут, что то, что они совер­ши­ли, непо­пра­ви­мо; живое суще­ство было ими уни­что­же­но, лише­но жиз­ни, кото­рую они сами так ценят и так любят.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Встре­ча­ясь с раз­лич­ны­ми людь­ми и затра­ги­вая про­бле­му абор­тов, при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с типич­ной ситу­а­ци­ей: собе­сед­ник выслу­шал ваши дово­ды и согла­сил­ся с тем, что аборт дей­стви­тель­но убий­ство. Но тут же ему на память при­хо­дят обсто­я­тель­ства, при кото­рых это убий­ство кажет­ся допу­сти­мым или даже един­ствен­но воз­мож­ным реше­ни­ем ситу­а­ции. Набор вопро­сов, кото­рые зада­ют­ся в таких слу­ча­ях, как пра­ви­ло, неизменен.

Все эти вопро­сы для чело­ве­ка со здо­ро­вой пси­хи­кой и уме­ю­ще­го логич­но раз­мыш­лять, соб­ствен­но гово­ря, абсурд­ны, и отве­тить на боль­шин­ство из них мож­но, выявив этот зака­му­фли­ро­ван­ный абсурд. Как в мате­ма­ти­ке, для того что­бы дока­зать невер­ность неко­е­го утвер­жде­ния, ино­гда исполь­зу­ет­ся метод при­ве­де­ния к абсур­ду. Кажет­ся, что это самый ради­каль­ный спо­соб отве­та на подоб­ные вопросы.

Нач­нем с само­го рас­про­стра­нен­но­го: зачем пло­дить нище­ту? То есть зачем рожать детей, когда мы не смо­жем дать им достой­ное, как мы счи­та­ем, вос­пи­та­ние в силу того, что у нас нет доста­точ­ных средств?

Пред­ста­вим себе такую ситу­а­цию: чело­век, плот­но пообе­дав, встал из-за сто­ла, а ему гово­рят: «Давай пообе­да­ем». Если он каким-то меха­ни­че­ским спо­со­бом уда­лит все из желуд­ка и поест опять, мы ска­жем, что это абсурд. Пото­му что хотя и все люди пере­еда­ют или едят лиш­нее, но таким обра­зом услаж­дать­ся пищей неле­по. Так же и с этим вопро­сом. Тело чело­ве­ка, муж­чи­ны и жен­щи­ны, все орга­ны спе­ци­аль­но устро­е­ны для того, что­бы осу­ществ­лял­ся про­цесс дето­рож­де­ния. Если люди соеди­ня­ют­ся в бра­ке, то пред­по­ла­га­ет­ся, что есте­ствен­ным, абсо­лют­но нор­маль­ным след­стви­ем это­го будет рож­де­ние детей. Зна­чит, если чело­век не хочет пло­дить нище­ту, он не дол­жен всту­пать в брак. Тогда ника­кой нище­ты не будет. А чело­век жела­ет во что бы то ни ста­ло осу­ществ­лять все чисто физио­ло­ги­че­ские отправ­ле­ния бра­ка и полу­чать от это­го есте­ствен­ную радость, — как, напри­мер, он полу­ча­ет удо­воль­ствие от пищи или от теп­лой воды, стоя под душем, — но не хочет нести подвиг роди­тель­ский, кото­рый явля­ет­ся след­стви­ем брач­ной жиз­ни. Если чело­век не хочет пло­дить нище­ту — не надо. Он дол­жен пре­кра­тить родо­вую жизнь. Тогда посту­пок будет логичным.

Как про­кор­мить детей в наше вре­мя? Как быть бед­ным супру­гам, име­ю­щим мно­го детей?

Ответ напра­ши­ва­ет­ся сам собой: супру­гу надо рабо­тать на трех рабо­тах или жене начать шить, пото­му что тогда будет дешев­ле одеть детей, и так далее. При этом необ­хо­ди­мо во мно­гом себя огра­ни­чи­вать (ибо если люди не могут огра­ни­чи­вать себя в родо­вой жиз­ни, то им при­дет­ся тер­петь недо­ста­ток в дру­гом: в досу­ге, сред­ствах), а не пытать­ся устро­ить все иным, про­ти­во­есте­ствен­ным путем, уби­вая соб­ствен­ных детей, посколь­ку от это­го они сами будут несчаст­ны, будут болеть или стра­дать из-за сво­их остав­лен­ных живы­ми детей, ибо какие у убийц могут родить­ся дети? Как они могут их вос­пи­тать? Ведь, уби­вая соб­ствен­ное дитя, роди­те­ли пре­сту­па­ют опре­де­лен­ный порог нрав­ствен­но­сти. Как любить одно­го ребен­ка, когда дру­го­го ты убил? Даже если чело­век не пони­ма­ет это­го, в его под­со­зна­нии это все рав­но при­сут­ству­ет. Если чело­век не согла­сен на доб­ро­воль­ные огра­ни­че­ния, он будет тер­петь лише­ния про­тив сво­ей воли. Он хочет быть мате­ри­аль­но более обес­пе­чен­ным за счет убий­ства соб­ствен­но­го дитя? Но ведь сум­ма его сча­стья от это­го не уве­ли­чит­ся. Нель­зя достичь сча­стья, уби­вая сво­их детей!

Что делать, если бере­мен­ность насту­пи­ла в резуль­та­те изнасилования?

При изна­си­ло­ва­нии бере­мен­ность обыч­но не насту­па­ет. Это слу­чаи еди­нич­ные, уни­каль­ные. Но допу­стим, что мы рас­смат­ри­ва­ем такую ситу­а­цию. Во-пер­вых, дитя все рав­но не вино­ва­то в том, что оно никем не пред­по­ла­га­лось. Во-вто­рых, часто в изна­си­ло­ва­нии быва­ет вино­ва­та сама потер­пев­шая из-за нескром­ной одеж­ды, пове­де­ния, неосто­рож­но­сти, непо­слу­ша­ния стар­шим и так далее. Мно­го вся­ких пред­по­сы­лок сли­ва­ют­ся в одну, тра­ги­че­скую ситу­а­цию, и полу­ча­ет­ся такой резуль­тат. Так поче­му же за про­сту­пок взрос­ло­го дол­жен стра­дать невин­ный ребе­нок? Если ребе­нок неже­ла­нен, мож­но родить и сдать его в дет­ский дом. Госу­дар­ство вос­пи­та­ет, най­дут­ся люди, кото­рые захо­тят это­го мла­ден­чи­ка усы­но­вить. Таких жела­ю­щих мас­са, огром­ные оче­ре­ди. Сле­до­ва­тель­но, нет ника­кой при­чи­ны ребен­ка убивать.

Девуш­ка не заму­жем, а роди­те­ли про­тив ребен­ка. Или муж гово­рит, что уйдет, если ребен­ка оста­вят. Что делать?

Что ж, рас­смот­рим… Напри­мер: я жен­щи­на, у меня двое детей, и один из этих детей так довел мою маму, свою бабуш­ку, что она гово­рит: «Ты долж­на выбрать, либо я, либо он. Либо ты сей­час же сбра­сы­ва­ешь его с бал­ко­на, либо ты мне уже не дочь». Поче­му сбра­сы­вать с бал­ко­на родив­ше­го­ся непо­слуш­но­го ребен­ка нель­зя, хотя в гне­ве кажет­ся, что он вполне это­го заслу­жил, а ни в чем не повин­но­го, может быть, очень хоро­ше­го, умно­го, буду­ще­го Ломо­но­со­ва, мож­но убить в силу того, что он вре­мен­но нахо­дит­ся в утро­бе мате­ри? Может быть, луч­ше подо­ждать, родить и посмот­реть, каков будет? Если будет пло­хой и непо­слуш­ный, то убить. Все сра­зу в ужа­се вос­кли­ца­ют: «Ах, как же мож­но!» Но если мож­но ТОГО, поче­му нель­зя ЭТОГО? Мы опять при­во­дим утвер­жде­ние к абсур­ду. И что зна­чит — роди­те­ли про­тив? А если кто-то будет про­тив нас самих? Что ж нам теперь, уми­рать? Мало ли кто про­тив чего воз­ра­жа­ет. Это не явля­ет­ся аргу­мен­том. Чело­век, заяв­ля­ю­щий, что он про­тив жиз­ни дру­го­го чело­ве­ка, — убийца.

Как быть, если бере­мен­на две­на­дца­ти­лет­няя девочка?

Если девоч­ка так рас­пу­ще­на и так себя ведет, она, есте­ствен­но, долж­на нести свой крест, как послед­ствие сво­е­го пове­де­ния. Допу­стим, мы узна­ем, что две­на­дца­ти­лет­ний маль­чик совер­шил какое-то жут­кое пре­ступ­ле­ние. Совсем недав­но (неда­ле­ко от наше­го хра­ма) про­изо­шел такой слу­чай: прав­да, не две­на­дца­ти­лет­ние, а три­на­дца­ти­лет­ние маль­чи­ки во дво­ре заби­ли пал­кой насмерть девя­ти­лет­не­го маль­чи­ка. Ведь наше чув­ство спра­вед­ли­во­сти гово­рит нам, что к ним надо при­ме­нить какие-то меры, надо как-то пре­сечь это зло. То же и здесь. Девоч­ка наша­ли­ла, посту­пи­ла неосто­рож­но, глу­по, посту­пи­ла как девоч­ка улич­ная. Поче­му за это дол­жен быть убит ни в чем не повин­ный ребенок?

Если замуж­няя жен­щи­на боль­на и ей нель­зя рожать?

Если ей нель­зя рожать, зна­чит, когда она соеди­ня­ет­ся со сво­им супру­гом, она совер­ша­ет пре­ступ­ле­ние. Суще­ству­ет поня­тие недее­спо­соб­ный чело­век. Тако­му чело­ве­ку запре­ще­но реги­стри­ро­вать брак. Если по каким-то при­чи­нам, не умствен­ным, а чисто физио­ло­ги­че­ским, жен­щине нель­зя рожать — зна­чит, ей нель­зя выхо­дить замуж, пото­му что в бра­ке есте­ствен­но пред­по­ла­га­ет­ся рож­де­ние детей. Если нель­зя рожать, надо нести это как крест. Хочет­ся ребе­ноч­ка — пожа­луй­ста, есть дет­ские дома, мно­го­дет­ные семьи. Мож­но взять на вос­пи­та­ние, помочь. Так быва­ло все­гда: напри­мер, в семье три доче­ри выхо­ди­ли замуж, а одна нет — и она явля­лась нянь­кой для дру­гих. Не всем же нести крест заму­же­ства и рожать детей. Кто-то и иным путем идет. А если мать может уме­реть рода­ми? Из тех слу­ча­ев, о кото­рых мне извест­но, — а в храм часто при­хо­дят жен­щи­ны от вра­чей и гово­рят: «Мне рожать нель­зя, пото­му что я умру», — я не знаю ни одно­го дей­стви­тель­но окон­чив­ше­го­ся смер­тью. Вра­чи обыч­но про­сто пред­по­ла­га­ют, но жиз­нью и смер­тью рас­по­ря­жа­ет­ся не врач, а Бог. И Гос­подь все­гда может дать силы про­ся­ще­му. Но допу­стим, что жен­щине дей­стви­тель­но гро­зит смерть. Хоро­шо и бла­го­род­но, когда взрос­лый чело­век, защи­щая жизнь дру­го­го, отда­ет свою. Мы обыч­но про­слав­ля­ем таких людей как геро­ев, во вре­мя вой­ны тако­вым дают орде­на. Это, соб­ствен­но, и есть чело­ве­че­ский посту­пок. Ведь про­длить себе жизнь ценой убий­ства соб­ствен­но­го ребен­ка рав­но­силь­но тому, что­бы мате­ри съесть сво­е­го мла­ден­ца, — такие слу­чаи были, напри­мер, в оса­жден­ном Ленин­гра­де. Когда мать хочет сохра­нить свою жизнь за счет дитя — это кан­ни­ба­лизм. Луч­ше ей поло­жить­ся на Бога и наде­ять­ся остать­ся в живых. Кро­ме того, воз­ни­ка­ет такой вопрос: если жен­щине угро­жа­ет смер­тель­ная опас­ность при родах, зна­чит, родо­вая жизнь ей про­ти­во­по­ка­за­на? Нель­зя ведь уби­вать соб­ствен­ных детей и такой ценой достав­лять себе радость поло­во­го обще­ния. Это пре­ступ­но так же, как ради того, что­бы доста­вить себе радость обла­да­ния иму­ще­ством, начать грабить.

Если извест­но, что родит­ся боль­ной ребенок?

Логич­нее в этом слу­чае родить и посмот­реть. Если родит­ся боль­ной — тогда его убить, соб­ствен­но­руч­но, не при­бе­гая к каким-то пре­па­ра­там, не зани­мая боль­нич­ную кой­ку. Чем это хуже убий­ства нерож­ден­но­го ребен­ка? И что это вооб­ще за про­бле­ма: родит­ся боль­ной? Боль­ные люди нуж­ны обще­ству. Они вызы­ва­ют у нас мило­сер­дие, состра­да­ние, учат люб­ви. Если не будет боль­ных, ста­ри­ков, ущерб­ных, мы ста­нем гораз­до более жесто­ки. При­сут­ствие таких людей необ­хо­ди­мо. И Гос­подь изби­ра­ет, кому дать этот крест — боль­ное дитя. А ведь может быть и так: родил­ся здо­ро­вый ребе­нок и потом забо­лел. Что же, и его убить? Нет, мы его спа­са­ем, выха­жи­ва­ем, под­ни­ма­ем на ноги вра­чей, пла­тим день­ги, ищем лекар­ства. Какая же тут прин­ци­пи­аль­ная раз­ни­ца? Поче­му мы долж­ны уби­вать боль­ное дитя, нахо­дя­ще­е­ся во чре­ве матери?

Роди­те­ли-алко­го­ли­ки — зачем рожать боль­ных, нико­му не нуж­ных детей?

Здесь под­ме­ня­ет­ся одно поня­тие дру­гим. Роди­те­ли-алко­го­ли­ки — соци­аль­но опас­ные люди. Они при­но­сят обще­ству вред. Поче­му за них долж­ны стра­дать дети? Мож­но издать закон, нала­гать штра­фы, мож­но этих людей каким-то обра­зом пытать­ся лечить. Хотя, конеч­но, луч­ше бы было самим алко­го­ли­кам бро­сить пить и жить нор­маль­ной жиз­нью, что было бы пре­крас­но. На деле же поче­му-то выби­ра­ет­ся зло наи­боль­шее. Роди­те­ли пьют, а уби­ва­ют детей. Госу­дар­ство долж­но най­ти какой-то иной спо­соб, чем про­сто убий­ство ребен­ка. Теперь о ненуж­ных детях. Это у нас они нико­му не нуж­ны. Но в бога­тых стра­нах есть тыся­чи и тыся­чи людей, кото­рые гото­вы усы­но­вить даже боль­но­го ребен­ка. И если этим реаль­но занять­ся, то вполне мож­но все орга­ни­зо­вать на госу­дар­ствен­ном уровне.

Как же рожать всех детей, если уче­ные под­счи­та­ли, что ско­ро Зем­ля не смо­жет про­кор­мить свое население?

Да, совер­шен­но вер­но, Зем­ля не смо­жет про­кор­мить насе­ле­ние. Но тогда давай­те уби­вать тех, кто мно­го ест. Убив одно­го тако­го, мы дадим воз­мож­ность жить дру­гим. Или давай­те уби­вать тол­стых. Опять, как види­те, вопрос совер­шен­но абсурден.

Про­то­и­е­рей Дмит­рий Смирнов

В гре­хе абор­та в такой же мере повин­ны и муж­чи­ны, от кото­рых были зача­ты нерож­ден­ные дети. Поэто­му вся­кий хри­сти­а­нин, чья супру­га или, так ска­зать, зна­ко­мая чет­вер­то­ва­ли соб­ствен­ное дитя, дол­жен счи­тать себя при­част­ным это­му гре­ху, если толь­ко он не при­ла­гал все­воз­мож­ных уси­лий и сло­вом и делом, дабы предот­вра­тить непоправимое.

Про­то­и­е­рей Арте­мий Владимиров

Сре­ди нас, уже уве­ро­вав­ших в Бога людей, мно­гие в про­шлом по нера­зу­мию совер­ша­ли такой грех или соучаст­во­ва­ли в нем сво­им попу­сти­тель­ством, а неко­то­рые и неод­но­крат­но. По древним кано­нам Церк­ви за подоб­ное дея­ние отлу­ча­ли, как за убий­ство, от обще­ния цер­ков­но­го на два­дцать лет. Совре­мен­ная жизнь тако­ва, что теперь Цер­ковь нико­го не отлу­ча­ет, но зовет к пока­я­нию. Надо каять­ся и при­не­сти пло­ды пока­я­ния. Уби­тых детей не вос­кре­сишь, вину не загла­дишь, даже если вос­пи­та­ешь десять сирот. О, если бы мы, вме­сто того что­бы силой при­во­дить в храм наших неве­ру­ю­щих дочек-убийц за раз­ре­ши­тель­ной молит­вой (что­бы в даль­ней­шем они со спо­кой­ной сове­стью мог­ли повто­рять то же пре­ступ­ле­ние), все силы сво­ей души и ума, все свое крас­но­ре­чие, весь свой роди­тель­ский авто­ри­тет упо­тре­би­ли на то, что­бы предот­вра­тить без­за­ко­ние! И так бы вос­пи­ты­ва­ли детей и вну­ков! Сколь­ких зем­ле­паш­цев, рабо­чих, вои­нов, уче­ных, арти­стов, свя­щен­ни­ков мы сохра­ни­ли бы.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Смирнов

Быва­ет, что чело­век совер­шит грех, и этот грех дол­жен быть так или ина­че исправ­лен. С чело­ве­ком, с кото­ром мы поссо­ри­лись, мож­но при­ми­рить­ся. Зло, кото­рое мы сде­ла­ли чело­ве­ку, мож­но ино­гда испра­вить. Но отнять жизнь у живо­го суще­ства — непо­пра­ви­мая поте­ря. Един­ствен­ное, что мож­но сде­лать, это молить­ся Богу о том, что­бы Он дал веч­ный покой этой душе, кото­рой мы не дали воз­мож­но­сти вопло­тить­ся и стать живым чело­ве­ком. Я думаю, что здесь есть какой-то зача­ток надеж­ды, что дей­стви­тель­но, перед Богом вся­кое зачав­ше­е­ся суще­ство явля­ет­ся живым суще­ством; ему надо дать имя, надо о нем молить­ся и надо до кон­ца жиз­ни каять­ся в том, что это живое суще­ство было — по лег­ко­мыс­лию, по неце­ло­муд­рию, по какой-то жад­но­сти телес­ной или душев­ной — лише­но жиз­ни. Это дело пока­я­ния. Но пока­я­ние бес­смыс­лен­но, если оно не при­но­сит пло­да; и когда гово­рят о том, что быва­ют повтор­ные абор­ты, это зна­чит, что чело­век не про­ду­мал и не понял еще, что совер­шил. Пло­дом, резуль­та­том пока­я­ния долж­но бы быть созна­ние, что это­го нико­гда боль­ше сде­лать чело­век не сможет.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

По-чело­ве­че­ски гово­ря, сей грех про­стить невоз­мож­но. И лишь Гос­подь, Кото­ро­го мы при­гвоз­ди­ли ко Кре­сту наши­ми гре­ха­ми, мно­же­ствен­ны­ми и страш­ны­ми, лишь Еди­ный Гос­подь, будучи не толь­ко чело­ве­ком, но и Все­мо­гу­щим Богом, силен Сво­ею соб­ствен­ной живо­нос­ной кро­вью омыть этот страш­ный — пожа­луй, самый страш­ный — грех чело­ве­че­ский. Вся­кая жен­щи­на, кото­рая нача­ла каять­ся в том, что соде­я­ла по моло­до­сти, по сла­бо­сти сво­ей, по неве­де­нию, по наси­лию срод­ни­ков, по помра­че­нию души, долж­на знать, как имен­но ей каять­ся в этом гре­хе, дабы Бог про­стил его и изгла­дил, дабы затя­ну­лась страш­ная рва­ная рана в душе, дабы исхо­да­тай­ство­ва­на была нами милость и для уби­ен­ных нами детей.

Преж­де все­го, восчув­ство­вав всю дикость и без­бо­жие соде­ян­но­го, нуж­но в мыс­лях впредь отка­зать­ся от подоб­но­го гре­ха, от воз­мож­но­сти его совер­ше­ния. При­том подо­ба­ет осу­дить имен­но самое себя, а не обсто­я­тель­ства, не при­го­вор вра­чей, не соеди­нен­ные уси­лия срод­ни­ков, тол­кав­ших нас на убий­ство наше­го ребен­ка. Во-вто­рых, долж­но пол­но, с глу­бо­ким сокру­ше­ни­ем испо­ве­до­вать соде­ян­ный грех, назвав свя­щен­ни­ку, сколь­ко же нерож­ден­ных детей у нас на сче­ту, и каять­ся даже в выки­ды­шах — этих несча­сти­ях супру­же­ской жиз­ни, кото­рые быва­ют часто обу­слов­ле­ны либо пред­ше­ству­ю­щи­ми абор­та­ми, либо неже­ла­ни­ем сохра­нять ребен­ка во чре­ве. Ибо еди­ный душев­ный импульс может пове­сти к извер­же­нию пло­да из чре­ва мате­ри. Пока­яв­шись в этом гре­хе у кре­ста и Еван­ге­лия в пра­во­слав­ном хра­ме, мы долж­ны полу­чить у свя­щен­ни­ка епи­ти­мью, пока­ян­ное пра­ви­ло, кото­рое необ­хо­ди­мо совер­шать со всею тща­тель­но­стию, дабы душа, изра­нен­ная без­за­ко­ни­я­ми, обре­ла воз­мож­ную цель­ность и чистоту.

Общие сло­ва об этом пра­ви­ле могут быть ска­за­ны сле­ду­ю­щие: по чис­лу соде­ян­ных абор­тов хри­сти­ан­ке подо­ба­ет пола­гать утром и вече­ром в тече­ние соро­ка дней зем­ные покло­ны, осе­няя себя кре­стом, опус­ка­ясь на коле­на и затем скло­ня­ясь челом долу. С каж­дым зем­ным покло­ном хоро­шо соче­тать и пока­ян­ную молит­ву. Молит­ва может быть про­из­не­се­на такая: «Про­сти меня, Гос­по­ди, чад моих в утро­бе убив­шую. Да будет с ними милость Твоя». Или: «Про­сти меня, Гос­по­ди, за соде­ян­ные утроб­ные убий­ства. Да будет со чада­ми мои­ми свя­тая воля Твоя». В пока­ян­ном дерз­но­ве­нии мать может молить­ся и так: «Про­сти меня, Гос­по­ди, за чад моих нерож­ден­ных и мною уби­ен­ных. Кре­сти их в море щед­рот Тво­их». Эти­ми сло­ва­ми мы вве­ря­ем Богу мла­ден­цев, твер­до веруя, что если Он, все­щед­рый, нахо­дит милость для дето­убий­цы, то не лишит Сво­ей мило­сти и све­та Сво­е­го тех, кто был уби­ен, не спо­до­бив­шись Свя­то­го Кре­ще­ния. К это­му долж­но при­со­во­ку­пить соблю­де­ние поста в сре­ду и пят­ни­цу: как запо­ве­ду­ет нам Цер­ковь, воз­дер­жи­вать­ся от мяс­ной и молоч­ной пищи. По усер­дию каю­щей­ся хри­сти­ан­ки епи­ти­мья может быть продлена.

Хоро­шо выде­лить поне­дель­ник, сре­ду и пят­ни­цу к про­чте­нию осо­бых молитв. Ска­жем, в поне­дель­ник читать канон Анге­лу-хра­ни­те­лю, поме­щен­ный в кни­ге «Молит­во­слов» или «Молит­вен­ник» Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви; в сре­ду читать канон молеб­ный Бого­ро­ди­це, а в пят­ни­цу — пока­ян­ный канон Гос­по­ду наше­му Иису­су Хри­сту. Осо­бо я реко­мен­до­вал бы молит­ву Иису­со­ву: «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, поми­луй мя греш­ную». Ее нуж­но читать неспеш­но, со вни­ма­ни­ем, созна­вая себя пред­сто­я­щей живо­му Богу, взор Кото­ро­го про­ни­ка­ет в сер­деч­ные наши глу­би­ны. По достат­ку вре­ме­ни такую молит­ву нуж­но читать сорок, пять­де­сят, сто раз на дню, но непре­мен­но с пока­я­ни­ем и созна­ни­ем того, Кто слу­ша­ет нас и кто молит­ся Все­свя­то­му Богу. Молит­ву эту по нуж­де мож­но читать и вне дома, ибо у мно­гих хри­сти­а­нок жизнь сей­час обре­ме­не­на мно­же­ством дел и обя­зан­но­стей. И конеч­но же, каясь в этих смерт­ных гре­хах, мы не долж­ны допус­кать уны­ния и отча­я­ния до наше­го серд­ца, пото­му что верен Бог, обе­щав­ший про­стить вся­ко­го искренне каю­ще­го­ся пред Ним чело­ве­ка. Нам остав­ле­на надеж­да, что вос­крес­ший из мерт­вых Гос­подь, побе­див­ший диа­во­ла и поправ­ший смерть, силен поми­ло­вать душу, осуж­да­ю­щую себя здесь, и вве­сти ее в веч­ную жизнь. Силен не лишить мило­сти Сво­ей и тех, за кого мы молим­ся, чью жизнь не сбе­рег­ли по жесто­ко­сер­дию и помра­че­нию души.

Про­то­и­е­рей Арте­мий Владимиров

Так называемое планирование семьи

Сло­во Божие при­зна­ет детей не столь­ко досто­я­ни­ем роди­те­лей, сколь­ко соб­ствен­но­стью Божи­ей: Се досто­я­ние Гос­подне сыно­ве, мзда пло­да чрев­ня­го (Пс. 126, 3). Какая мать мог­ла когда-либо ска­зать: буду иметь плод? Какой отец мог ска­зать: буду иметь сына?.. Зача­тие и рож­де­ние совер­ша­ют­ся не без Про­мыс­ла Божия; то и дру­гое есть Божие дело, Божий дар.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Нуж­но иметь абсо­лют­ное дове­рие к Про­мыс­лу Божию и, так ска­зать, не пла­ни­ро­вать детей, ибо детей дает Бог. И Он один зна­ет, сколь­ко детей дать, — Он один, и никто иной. Неко­то­рые, прав­да, реша­ют­ся, посколь­ку жизнь ста­ла труд­ной, иметь толь­ко одно­го ребен­ка, поэто­му они и предо­хра­ня­ют­ся. Одна­ко это вели­кий грех, посколь­ку эти хри­сти­ане пока­зы­ва­ют, что сами устра­и­ва­ют свои дела луч­ше, чем Бог.

Будучи гор­ды­ми, они недо­оце­ни­ва­ют Про­мысл Божий. А ведь Бог видит и душев­ное состо­я­ние, и эко­но­ми­че­ское поло­же­ние таких хри­сти­ан, видит и мно­гое дру­гое, чего мы не видим и не зна­ем. И если семья бед­ная и у нее едва хва­та­ет средств на содер­жа­ние одно­го ребен­ка, то Тот, Кто зна­ет все, может поза­бо­тить­ся и об эко­но­ми­че­ском укреп­ле­нии семьи.

Тем, кто ста­ра­ет­ся при­об­ре­сти детей или искус­ствен­ным опло­до­тво­ре­ни­ем, или усы­нов­ле­ни­ем чужих детей, ста­рец объ­яс­нял, что Бог лишил их детей, конеч­но, для их же бла­га. И им не сле­ду­ет доби­вать­ся жела­е­мо­го сво­и­ми чело­ве­че­ски­ми спо­со­ба­ми, ибо впо­след­ствии они убе­дят­ся, что Бог не давал им ребен­ка, забо­тясь об их бла­ге. И надо хоро­шо пом­нить, что доб­рым быва­ет толь­ко то дело, кото­рое согла­су­ет­ся с волей Божи­ей, а не с нашим упрям­ством и с наши­ми чело­ве­че­ски­ми поползновениями.

Мно­гим людям Бог не дал детей спе­ци­аль­но, что­бы вслед­ствие это­го они полю­би­ли детей все­го мира как сво­их. Бог лишил их малой семьи, но даро­вал пра­во, кото­рое дает толь­ко немно­гим, — при­над­ле­жать вели­кой семье Христа.

Напом­ним так­же и о пра­вед­ных Иоаки­ме и Анне, до глу­бо­кой ста­ро­сти оста­вав­ших­ся без­дет­ны­ми, что в то вре­мя счи­та­лось боль­шим злом, и народ их оскорб­лял. Бог, одна­ко, знал, что от них родит­ся Бого­ро­ди­ца, Кото­рая, в Свою оче­редь, родит Спа­си­те­ля всех чело­ве­ков, Гос­по­да наше­го Иису­са Христа!

Иные роди­те­ли ста­вят целью иметь мно­го детей, и Бог, конеч­но, попус­ка­ет им, — пото­му что ува­жа­ет само­власт­ную волю чело­ве­ка, а так­же и пото­му, что иной раз «не выдер­жи­ва­ет» наше­го брюз­жа­ния и остав­ля­ет быть по нашей воле. Но потом мно­го­дет­ные роди­те­ли стал­ки­ва­ют­ся с мас­сой про­блем: пере­оце­ни­вая свои силы, они дали жизнь, напри­мер, вось­ме­рым, а в резуль­та­те не могут спра­вить­ся со мно­же­ством хло­пот, свя­зан­ных с вос­пи­та­ни­ем тако­го коли­че­ства детей.

Бог Сам опре­де­ля­ет чис­ло детей в семье: едва Он уви­дит, что роди­те­лям не под­нять еще одно­го ребен­ка, тут же пре­кра­тит рож­де­ние детей.

Те, кто стре­мит­ся с при­нуж­де­ни­ем при­об­ре­сти детей, предо­ставь­те сие Богу, ибо Он Сам зна­ет нуж­ное вре­мя. Неко­то­рые, даже будучи духов­но неустро­ен­ны, «давят» на Бога, дабы дал им ребен­ка в тот момент, когда они это­го жела­ют. Бог по люб­ви Сво­ей даст им дитя, одна­ко они ско­ро уви­дят, что ребе­нок, вырас­тая, ста­но­вит­ся нерв­ным, ибо уна­сле­до­вал стра­сти сво­их роди­те­лей, и они сами вхо­дят в новую, еще боль­шую тре­во­гу, так как при­об­ре­ли ребен­ка, без его вины, — наслед­ни­ка их стра­стей, от кото­рых не поза­бо­ти­лись очи­стить­ся, преж­де чем с уси­ли­ем про­сить ребен­ка у Бога.

Итак, супру­ги долж­ны пол­но­стью пре­дать­ся в руки Божии и не пре­пят­ство­вать Его изво­ле­нию. Пусть супру­ги предо­ста­вят Богу дей­ство­вать соглас­но Сво­ей воле, ибо так все­лит­ся в души их и будет покры­вать семью их бла­го­дать Его, бла­го­сло­ве­ние Его.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Молит­ва Богу Отцу о даро­ва­нии детей без­дет­ным супругам 

Услышь нас, Мило­серд­ный и Все­мо­гу­щий Боже, да моле­ни­ем нашим нис­по­сла­на будет бла­го­дать Твоя. Будь мило­стив, Гос­по­ди, к молит­ве нашей, вспом­ни закон Твой об умно­же­нии рода чело­ве­че­ско­го и будь мило­сти­вым Покро­ви­те­лем, да Тво­ею помо­щью сохра­нит­ся Тобою же уста­нов­лен­ное. Ты власт­ною силою Тво­ею из нече­го все сотво­рил и поло­жил нача­ло все­го в мире суще­ству­ю­ще­го: сотво­рил и чело­ве­ка по обра­зу Сво­е­му, и высо­кою тай­ною освя­тил союз супру­же­ства в пре­ду­ка­за­ние тай­ны еди­не­ния Хри­ста с Цер­ко­вью. При­з­ри, Мило­серд­ный, на рабов Тво­их сих (име­на), сою­зом супру­же­ским соеди­нен­ных и умо­ля­ю­щих о Тво­ей помо­щи, да будет на них милость Твоя, да будут пло­до­ви­ты, и да уви­дят они сыны сынов сво­их даже до тре­тья­го и чет­вер­та­го рода, и до жела­е­мой ста­ро­сти дожи­вут, и вой­дут в Цар­ство Небес­ное через Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, Кото­ро­му вся­кая сла­ва, честь и покло­не­ние подо­ба­ет со Свя­тым Духам во веки. Аминь.

Время беременности

Совре­мен­ная нау­ка посте­пен­но под­твер­жда­ет то, во что Цер­ковь вери­ла изна­чаль­но. В тот момент, когда зарож­да­ет­ся живое чело­ве­че­ское суще­ство, вся пол­но­та чело­ве­че­ства, в нем уже есть. Он уже чело­век. Мож­но ска­зать, что вопло­ще­ние совер­ши­лось в тот момент, когда архан­гел Гав­ри­ил воз­ве­стил Деве Марии вопло­ще­ние Хри­ста. И Она ему отве­ти­ла: се, Раба Гос­под­ня; да будет Мне по сло­ву тво­е­му. Уже тогда была осу­ществ­ле­на вся пол­но­та вопло­ще­ния. То же быва­ет и в бра­ке. В про­цес­се фор­ми­ро­ва­ния ребен­ка в утро­бе мате­ри он может вос­при­ни­мать то, что совер­ша­ет­ся не толь­ко с нею, но и вокруг нее. До него дохо­дят зву­ки, дро­жа­ние воз­ду­ха, он дела­ет­ся через свою мать частью окру­жа­ю­щей сре­ды. Поэто­му настав­ни­ки цер­ков­ные сове­ту­ют мате­ри молить­ся, но молить­ся не фор­маль­но, не про­сто про­из­но­сить молит­вы, не молит­во­сло­вить, а общать­ся с Богом, делить­ся с Ним всей сво­ей радо­стью, всем сво­им тре­пе­том, дать Богу дей­ство­вать в ней. Мож­но молить­ся вслух, пото­му что звук этой молит­вы непо­нят­ным обра­зом дохо­дит до заро­ды­ша, до посте­пен­но фор­ми­ру­ю­ще­го­ся ребен­ка. Если молит­ва про­из­но­сит­ся бла­го­го­вей­но, тихо, вдум­чи­во, этот ребе­нок уже при­об­ща­ет­ся к тайне мате­рин­ской молит­вы. Это изу­ми­тель­но! А когда ребе­нок родит­ся, то необ­хо­ди­мо про­дол­жать молить­ся над ним, над колы­бе­лью: петь ему пес­ни цер­ков­ные; молить­ся цер­ков­ны­ми сло­ва­ми, когда он еще слов не пони­ма­ет, но через звук голо­са может вос­при­нять молит­вен­ную настро­ен­ность и через нее ожить к обла­сти молит­вы, к обла­сти при­об­щен­но­сти к Богу. Когда ребе­нок ста­но­вит­ся боль­ше и может участ­во­вать в вещах, с ним тогда совер­ша­ет­ся то, что может играть колос­саль­ную роль. Если же в семье раз­дор, крик, вза­им­ная враж­да, то это раз­би­ва­ет цель­ность его души, пото­му что каж­дый окрик сотря­са­ет его душу и порой вдре­без­ги раз­би­ва­ет ее, как стек­ло может раз­бить­ся от гром­ко­го шума.

Но по мере того как ребе­нок слы­шит эти молит­вен­ные сло­ва, при­об­ща­ет­ся к их звуч­но­сти, они дела­ют­ся часто пло­тью и кро­вью его.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Еще луч­ше, когда ребе­нок еще не родил­ся, когда мать в поло­же­нии, ей нуж­но чаще при­ча­щать­ся, если есть воз­мож­ность, собо­ро­вать­ся и читать бла­го­че­сти­вые кни­ги. Пото­му что все откла­ды­ва­ет­ся у ребен­ка еще в утро­бе мате­ри, уже там закла­ды­ва­ет­ся его буду­щий харак­тер. Теперь уже хва­ти­лись, ста­ли гово­рить о том, что, ока­зы­ва­ет­ся, у мла­ден­ца до трех лет усва­и­ва­ет­ся поло­ви­на жиз­нен­ной инфор­ма­ции. Все это часто упус­ка­ет­ся, вооб­ще не дума­ет­ся об этом, а потом при­хо­дит­ся мно­гое исправлять.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Я толь­ко одно знаю: над ребен­ком надо молить­ся. Бере­мен­ная жен­щи­на долж­на молить­ся, долж­на испо­ве­дать­ся, при­ча­щать­ся, пото­му что все, что с ней слу­ча­ет­ся, слу­ча­ет­ся с ребен­ком, кото­ро­го она ожидает.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Бог дает вам иметь плод чре­ва… Поздрав­ляю! Гос­подь, дав­ший его, да даст ему и доб­рый исход на свет Божий. Без труд­но­стей, конеч­но, не быва­ет. Так поло­жил Бог в нача­ле в ука­за­ние на то, что сде­ла­ла пер­вая жена — мать всех нас. Но и в труд­но­стях есть сте­пе­ни. Гос­подь да сми­лу­ет­ся над вами и да сотво­рит сии труд­но­сти, сколь­ко мож­но, менее чувствительными.

Хоти­те вы заслу­жить сию льго­ту?! Облег­чи­те себя от всех гре­хов. Теперь по необ­хо­ди­мо­сти вы часто быва­е­те в покое, недви­жи­мы… И боль­ше име­е­те вре­ме­ни занять­ся собою и себя осмот­реть. Осмот­ри­те хоро­шень­ко, как самый стро­гий след­ствен­ный судья, — все неис­прав­но­сти затем осу­ди­те, рас­кай­тесь в том и пожа­лей­те, что оно запу­ще­но, потом испо­ве­дуй­тесь, полу­чи­те раз­ре­ше­ние и нако­нец при­ча­сти­тесь Свя­тых Хри­сто­вых Таин. Всем этим вы заслу­жи­те встре­тить ожи­да­е­мую и желан­ную льготу.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Вас забо­тит вре­мя труд­но­го рож­де­ния: и забо­тит и стра­шит так, что эта пре­об­ла­да­ю­щая мысль меша­ет вам поль­зо­вать­ся вся­ким бла­гом жиз­ни, и поэто­му жела­е­те иметь какую-либо молит­ву себе в под­креп­ле­ние. Есть пра­во­слав­ное пре­да­ние, что в этих слу­ча­ях при­бе­га­ют к Божи­ей Мате­ри, по назва­нию ико­ны, Фео­до­ров­ской. Выме­няй­те или напи­ши­те себе эту ико­ну, празд­но­ва­ние кото­рой быва­ет два­жды в год: 14 мар­та и 16 авгу­ста (27 мар­та и 29 авгу­ста по ново­му сти­лю — Сост.).

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Молит­ва бере­мен­ной жен­щи­ны о бла­го­по­луч­ном раз­ре­ше­нии Пре­свя­той Богородице

О Пре­слав­ная Матерь Божия, поми­луй меня, рабу Твою, и при­и­ди ко мне на помощь во вре­мя моих болез­ней и опас­но­стей, с кото­ры­ми рож­да­ют чад все бед­ные дще­ри Евы. Вспом­ни, о Бла­го­сло­вен­ная в женах, с какою радо­стию и любо­вию Ты шла поспеш­но в гор­нюю стра­ну посе­тить срод­ни­цу Твою Ели­са­ве­ту во вре­мя ея бере­мен­но­сти и какое чудес­ное дей­ствие про­из­ве­ло бла­го­дат­ное посе­ще­ние Твое и в мате­ри, и в мла­ден­це. И по неис­чер­па­е­мо­му бла­го­сер­дию Тво­е­му даруй и мне, уни­чи­жен­ной рабе Тво­ей, раз­ре­ши­ти­ся от бре­ме­ни бла­го­по­луч­но; даруй мне сию бла­го­дать, что­бы дитя, поко­я­ще­е­ся теперь под моим серд­цем, при­шед­ши в чув­ство, с радост­ным взыг­ра­ни­ем, подоб­но свя­то­му мла­ден­цу Иоан­ну, покло­ня­лось Боже­ствен­но­му Гос­по­ду Спа­си­те­лю, Кото­рый из люб­ви к нам, греш­ным, не возг­ну­шал­ся и Сам стать Мла­ден­цем. Неиз­гла­го­лан­ная радость, кото­рою пре­ис­пол­ни­лось дев­ствен­ное Твое серд­це при воз­зре­нии на ново­рож­ден­но­го Тво­е­го Сына и Гос­по­да, да усла­дит скорбь, пред­сто­я­щую мне сре­ди болез­ней рож­де­ния. Жизнь мира, мой Спа­си­тель, рож­ден­ный Тобою, да спа­сет меня от смер­ти, пре­се­ка­ю­щей жизнь мно­гих мате­рей в час раз­ре­ше­ния, и да при­чтет плод чре­ва мое­го к чис­лу избран­ных Божи­их. Услы­ши, Пре­свя­тая Цари­це Небес­ная, сми­рен­ную моль­бу мою и при­з­ри на меня, бед­ную греш­ни­цу, оком Тво­ея бла­го­да­ти; не посты­ди мое­го упо­ва­ния на Твое вели­кое мило­сер­дие и осе­ни меня. Помощ­ни­ца хри­сти­ан, Исце­ли­тель­ни­ца болез­ней, да спо­доб­люсь и я испы­тать на себе, что Ты — Матерь мило­сер­дия, и да про­слав­ляю все­гда Твою бла­го­дать, не отверг­шую нико­гда молит­вы бед­ных и избав­ля­ю­щую всех при­зы­ва­ю­щих Тебя во вре­мя скор­би и болез­ней. Аминь.

Молит­ва о помо­щи в труд­ных родах и о рож­де­нии здо­ро­вых детей Пре­свя­той Бого­ро­ди­це пред ико­ной Ее «Фео­до­ров­ская»

О Пре­ми­ло­сер­дая Гос­по­же, Цари­це Бого­ро­ди­це! При­и­ми сми­рен­ное моле­ние наше, и не отри­ни нас, заступ­ле­ние и при­бе­жи­ще наше, и не возг­ну­шай­ся нас недо­стой­ных, но, яко мило­сер­дая Мати, не пре­ста­ни моля­щи, Его­же роди­ла еси, да дару­ет нам про­ще­ние мно­гих согре­ше­ний наших, да спа­сет нас ими­же весть судьбами.

Поми­луй нас, Вла­ды­чи­це, поми­луй нас, несмь бо нам спа­се­ния от дел. Тем­же вер­но вопи­ем Ти: поми­луй рабы Твоя и неплод­ное серд­це наше пока­жи пло­до­нос­но бла­гих дел. При­з­ри на нас недо­стой­ных, Ты бо упо­ва­ние и покров наш, жизнь и свет серд­цу наше­му, яко Неве­чер­ний Свет от чре­ва Тво­е­го воз­двиг­шая, оза­ри душу нашу, Чистая, и отже­ни вся­ку мглу серд­ца наше­го. Даруй нам уми­ле­ние, пока­я­ние и сокру­ше­ние сер­деч­ное. Спо­до­би нас во вся дни живо­та наше­го тво­ри­ти волю Сына Тво­е­го и Бога наше­го и во всем бла­го­уго­жда­ти Ему Единому.

О Бого­ма­ти! Непре­ста­ни моля­щи Рожд­ша­го­ся от Тебе за вся при­те­ка­ю­щия с верою к сему чудо­твор­но­му обра­зу Тво­е­му, и пода­вая им ско­рую помощь и уте­ше­ние в скор­бех и напа­стех и зло­стра­да­ни­ях, изба­ви их от кле­ве­ты и зло­бы чело­ве­че­ския, от враг види­мых и неви­ди­мых и вся­кия нуж­ды и печа­ли. Спа­си Оте­че­ство наше, град сей и вся гра­ды и стра­ны от вся­ких бед и нужд и сотво­ри мило­сти­ва нам быти Бога наше­го, отвра­ти вся­кий гнев Его, на ны дви­жи­мый, и изба­ви ны от нале­жа­ще­го и пра­вед­на­го Его прещения.

О Бого­лю­би­вая Вла­ды­чи­це, Анге­лов укра­ше­ние, муче­ни­ков сла­ва и всех свя­тых радо­сте! С ними моли Гос­по­да, да спо­до­бит нас в пока­я­нии скон­ча­ти живо­та наше­го тече­ние. В смер­ти же час, Пре­свя­тая Дево, изба­ви нас от вла­сти бесов­ския, и осуж­де­ния, и отве­та, и страш­на­го испы­та­ния, и мытарств горь­ких, и огня веч­на­го, да спо­добль­ше­ся слав­на­го Цар­ствия Божия, вели­ча­ем Тя и сла­вим вопло­щ­ша­го­ся от Тебе Хри­ста Бога наше­го, Ему­же сла­ва со Отцем и Свя­тым Духом, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

О рождении детей

Иисус Хри­стос о рождении:

Жен­щи­на, когда рож­да­ет, тер­пит скорбь, пото­му что при­шел час ее; но когда родит мла­ден­ца, уже не пом­нит скор­би от радо­сти, пото­му что родил­ся чело­век в мир (Ин. 16, 21)/

Рож­де­ние детей сде­ла­лось вели­чай­шим уте­ше­ни­ем для людей, когда они ста­ли смерт­ны­ми. Поэто­му-то чело­ве­ко­лю­би­вый Бог, что­бы сра­зу смяг­чить нака­за­ние пра­ро­ди­те­лей и осла­бить страх смер­ти, даро­вал рож­де­ние детей, являя в нем… образ Воскресения.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Нет ниче­го силь­нее того чув­ства, кото­рое при­хо­дит к нам, когда мы дер­жим на руках сво­их детей. Их бес­по­мощ­ность затра­ги­ва­ет в наших серд­цах бла­го­род­ные стру­ны. Для нас их невин­ность — очи­ща­ю­щая сила. Когда в доме ново­рож­ден­ный, брак как бы рож­да­ет­ся зано­во. Ребе­нок сбли­жа­ет семей­ную пару так, как нико­гда преж­де. В серд­цах ожи­ва­ют мол­чав­шие до это­го стру­ны. Перед моло­ды­ми роди­те­ля­ми вста­ют новые цели, появ­ля­ют­ся новые жела­ния. Жизнь при­об­ре­та­ет сра­зу новый и более глу­бо­кий смысл.

На их руки воз­ло­же­на свя­тая ноша, бес­смерт­ная жизнь, кото­рую им надо сохра­нить, и это все­ля­ет в роди­те­лей чув­ство ответ­ствен­но­сти, застав­ля­ет их заду­мать­ся. «Я» — боль­ше не центр миро­зда­ния. У них есть новая цель, для кото­рой надо жить, цель доста­точ­но вели­кая, что­бы запол­нить всю их жизнь.

Конеч­но, с детьми у нас появ­ля­ет­ся мас­са забот и хло­пот, и поэто­му есть люди, кото­рые смот­рят на появ­ле­ние детей как на несча­стье. Но так смот­рят на детей толь­ко холод­ные эгоисты.

Вели­кое дело — взять на себя ответ­ствен­ность за эти неж­ные юные жиз­ни, кото­рые могут обо­га­тить мир кра­со­той, радо­стью, силой, но кото­рые так­же лег­ко могут погиб­нуть; вели­кое дело — песто­вать их, фор­ми­ро­вать их харак­тер — вот о чем нуж­но думать, когда устра­и­ва­ешь свой дом. Это дол­жен быть дом, в кото­ром дети будут рас­ти для истин­ной и бла­го­род­ной жиз­ни, для Бога.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Конеч­но, глу­бо­чай­шее зна­че­ние име­ет рож­де­ние детей, кото­рое не толь­ко несет с собой радость, но и реа­ли­зу­ет чув­ство «пол­но­ты», кото­рое так ярко высту­па­ет тогда, когда муж и жена ста­но­вят­ся «роди­те­ля­ми»: появ­ле­ние в семье детей есть дей­стви­тель­но реаль­ное вхож­де­ние в сфе­ру бес­ко­неч­но­го бытия. От поко­ле­ния к поко­ле­нию, от роди­те­лей к детям, кото­рым пред­сто­ит в свое вре­мя тоже стать роди­те­ля­ми, тянет­ся непре­рыв­ное един­ство человечества.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Дети в семье не про­сто пред­мет забот и тре­во­ги, но они дают семье новый смысл суще­ство­ва­ния, явля­ют­ся источ­ни­ком радо­сти и сил. Любовь к детям дает силы роди­те­лям пере­но­сить все невзго­ды жиз­ни, любовь к роди­те­лям све­тит детям всю их жизнь. Что может быть бли­же для каж­до­го чело­ве­ка его мате­ри, его отца?

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Молит­ва при корм­ле­нии мла­ден­ца гру­дью Пре­свя­той Бого­ро­ди­це пред ико­ной Ее «Мле­ко­пи­та­тель­ни­ца»

При­и­ми, Гос­по­же Бого­ро­ди­тель­ни­це, слез­ная моле­ния рабов Тво­их, к Тебе при­те­ка­ю­щих. Зрим Тя на свя­тей иконе, на руках нося­щую и мле­ком пита­ю­щую Сына Тво­е­го и Бога наше­го, Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Аще и без­бо­лез­нен­но роди­ла еси Его, оба­че матер­ния скор­би веси и немо­щи сынов и дще­рей чело­ве­че­ских зри­ши. Тем­же теп­ле при­па­да­ю­ще к цель­бо­нос­но­му обра­зу Тво­е­му и уми­лен­но сей лобы­за­ю­ще, молим Тя, Все­ми­ло­сти­вая Вла­ды­чи­це: нас греш­ных, осуж­ден­ных в болез­нех роди­ти и в печа­лех пита­ти чада наша, мило­стив­но поща­ди и состра­да­тель­но засту­пи, мла­ден­цы же наша, також­де и родив­шия их, от тяж­ка­го неду­га и горь­кия скор­би изба­ви. Даруй им здра­вие и бла­го­мо­щие, да и пита­е­мии от силы в силу воз­рас­та­ти будут, и пита­ю­щия их испол­нят­ся радо­стию и уте­ше­ни­ем, яко да и ныне пред­ста­тель­ством Тво­им из уст мла­ден­цев и ссу­щих Гос­подь совер­шит хва­лу Свою.

О Мати Сына Божия! Уми­ло­сер­ди­ся на мате­ри сынов чело­ве­че­ских и на немощ­ныя люди Твоя: пости­га­ю­щия нас болез­ни ско­ро исце­ли, нале­жа­щия на нас скор­би и печа­ли уто­ли, и не пре­зри слез и воз­ды­ха­ний рабов Тво­их. Услы­ши нас, в день скор­би пред ико­ною Тво­ею при­па­да­ю­щих, и в день радо­сти и избав­ле­ния при­и­ми бла­го­дар­ная хва­ле­ния сер­дец наших. Воз­не­си моль­бы наша ко Пре­сто­лу Сына Тво­е­го и Бога наше­го, да мило­стив будет ко гре­хом и немо­щем нашим и про­ба­вит милость Свою веду­щим имя Его, яко да и мы, и чада наша про­сла­вим Тя, мило­сер­дую Заступ­ни­цу и вер­ную надеж­ду рода наше­го, во веки веков. Аминь.

Как давать детям имена

На вось­мой день от рож­де­ния ребен­ку наре­ка­ют имя, на соро­ко­вой день мать при­хо­дит в храм, что­бы выслу­шать очи­сти­тель­ные молит­вы и воцер­ко­вить кре­щен­но­го младенца.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Наре­че­ние имен не такое мало­важ­ное дело, как дума­ют люди, кото­рые луч­ше пом­нят име­на, неже­ли зна­ют суще­ство и отно­ше­ния пред­ме­тов. Муд­рость пер­во­здан­но­го чело­ве­ка испы­та­на и про­яв­ле­на была наре­че­ни­ем имен вся­кой душе живой. В наре­че­нии имен пат­ри­ар­ха­ми не раз про­яв­лял­ся дар про­зор­ли­во­сти и про­ро­че­ства. Сам Бог, когда бла­го­во­лил дать Авра­аму новое, мно­го­зна­ме­на­тель­ное, потом­ствен­ное бла­го­сло­ве­ние, как залог, как печать, как таин­ствен­ное зна­ме­ние сего бла­го­сло­ве­ния, дал ему новое имя. Свя­тая Цер­ковь, зная, что немно­гие спо­соб­ны от себя наре­кать име­на, при­но­ся­щие с собой бла­го­сло­ве­ние, учре­ди­ла пре­крас­ный обы­чай от свя­тых заим­ство­вать име­на, кото­рые по бла­го­да­ти свя­тых все­гда бла­го­зна­ме­на­тель­ны и спо­соб­ны при­не­сти с собой бла­го­сло­ве­ние. Но при­том осо­бен­но бла­го мла­ден­цу, кото­ро­му дают имя свя­то­го не по обы­чаю толь­ко, но по вере и люб­ви к святому.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Име­на у нас ста­ли выби­рать не по-Божье­му. По-Божье­му вот как надо. Выби­рай­те имя по свят­цам, или в какой день родит­ся дитя, или в какой кре­стит­ся, или в про­ме­жут­ке и дня в три по кре­ще­нии. Тут дело будет без вся­ких чело­ве­че­ских сооб­ра­же­ний, а как Бог даст: ибо дни рож­де­ния в руках Божиих.

И пируш­ки на радо­стях о рож­де­нии так­же кри­во пошли. Если сдю­жа­ешь, пере­вер­ни на дру­гой лад и это. Бед­ным и нуж­да­ю­щим­ся раз­дай, что­бы сле­до­ва­ло потра­тить на пируш­ку. И это без вся­ких сооб­ра­же­ний. Каких бед­ных Бог пошлет, тем и раз­дай. Бог все видит…

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Рож­де­ние детей надо встре­чать не толь­ко с радост­ны­ми чув­ство­ва­ни­я­ми, но и с помыш­ле­ни­я­ми бла­го­че­сти­вы­ми, — искать для них счаст­ли­вой будущ­но­сти не толь­ко в бла­го­при­ят­ных видах зем­ных, но и в сою­зе их зем­но­го бытия с небес­ным, — давать име­на детям не без раз­бо­ра, либо с поверх­ност­ным раз­бо­ром при­ят­ных или непри­ят­ных зву­ков и тому подоб­но­го, но с мыс­лию о бла­го­че­сти­вых пред­ках, кото­рых души спо­соб­ны пре­по­дать дей­ствен­ное бла­го­сло­ве­ние потом­кам, а еще луч­ше — с верою к свя­тым, кото­рых молит­вы и бла­го­сло­ве­ния, без сомне­ния, благотворны.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Таинство Крещения

Когда кре­ща­ем­ся, тогда душа, очи­ща­е­мая Духом, сия­ет свет­лее солн­ца, и не толь­ко зрим Сла­ву Божию, но и из нее заим­ству­ем неко­то­рое сия­ние. Как чистое сереб­ро, поло­жен­ное про­тив сол­неч­ных лучей, само так­же испус­ка­ет лучи, не толь­ко по сво­е­му есте­ству, но и от сия­ния сол­неч­но­го, таким же обра­зом душа, будучи очи­ще­на и сде­ла­на свет­лее сереб­ра, при­ем­лет от Духа луч сла­вы и вза­им­но испус­ка­ет его.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Душа мла­ден­ца, кре­ще­ни­ем очи­щен­ная, про­из­воль­ны­ми гре­ха­ми не осквер­нен­ная, сво­ей невин­но­стью, про­сто­той, незло­би­ем пред­став­ля­ет неко­то­рую содруж­ность есте­ству ангель­ско­му, и пото­му не толь­ко не постав­ля­ет пре­град при­бли­же­нию Анге­ла-хра­ни­те­ля, но, может быть, и при­вле­ка­ет его.

Ребе­нок одет телом тон­ко и сла­бо, может быть, частью посе­му уже ско­рее, неже­ли дру­гих, видит его духов­ный мир, и он вза­им­но. И кто же посы­ла­ет Анге­лов к мла­ден­цам чело­ве­че­ским? Кто, как не Сам Тво­рец Анге­лов и чело­ве­ков? Поду­май­те же: небо при­хо­дит в дви­же­ние, что­бы сбе­речь на зем­ле жизнь или непо­роч­ность мла­ден­ца, а меж­ду тем — нет ли таких, кото­рые без состра­да­ния слы­шат вопль мла­ден­ца на коле­нях нище­ты, кото­рые смот­рят на воз­рас­та­ние соб­ствен­ных детей не с боль­шим вни­ма­ни­ем, как на тра­ву, рас­ту­щую в поле?

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Мило­сер­дие Божие живо­пис­но изоб­ра­зи­ло в види­мой при­ро­де мно­гие таин­ствен­ные уче­ния хри­сти­ан­ства. Пой­дем в сад и посмот­рим там, что дела­ет садов­ник с ябло­ня­ми, что­бы доста­вить им спо­соб­ность при­но­сить вкус­ные пло­ды. Вся­кая ябло­ня, вырос­шая из семе­ни, взя­то­го хотя бы из луч­ше­го ябло­ка, может при­но­сить толь­ко кис­лые, горь­кие и вред­ные пло­ды, негод­ные для упо­треб­ле­ния: по этой при­чине вся­кая ябло­ня, вырос­шая из семе­ни, назы­ва­ет­ся дикой. Наше пад­шее есте­ство подоб­но дикой яблоне. Оно может при­но­сить толь­ко горь­кий, зло­вред­ный плод: доб­ро, сме­шан­ное со злом и отрав­лен­ное злом, погуб­ля­ет того, кто это доб­ро, сде­лав­ше­е­ся злом от при­ме­си зла, при­зна­ет доб­ром, достой­ным Бога и чело­ве­ка. Садов­ник, что­бы пре­вра­тить дикую ябло­ню в бла­го­род­ную, без поща­ды отсе­ка­ет все ее вет­ви, остав­ля­ет один ствол. К остав­ше­му­ся ство­лу он при­ви­ва­ет сучок с бла­го­род­ной ябло­ни; этот сучок срас­та­ет­ся со ство­лом и кор­нем, начи­на­ет пус­кать от себя вет­ки во все сто­ро­ны, вет­ка­ми заме­ня­ют­ся отсе­чен­ные вет­ви; при­род­ное дере­во заме­ня­ет­ся дре­вом искус­ствен­ным, при­ви­тым; при­ви­тое дере­во дер­жит­ся, одна­ко, на при­род­ном ство­ле, тянет соки из зем­ли посред­ством при­род­ных кор­ней — сло­вом, жизнь свою нераз­рыв­но соеди­ня­ет с жиз­нью при­род­но­го дере­ва. Такое дере­во начи­на­ет при­но­сить пре­вос­ход­ные пло­ды, кото­рые при­над­ле­жат при­род­но­му дере­ву, и вме­сте вполне отли­ча­ют­ся от пло­дов, при­но­си­мых при­род­ным дере­вом в его диком состо­я­нии. Потом, во все вре­мя суще­ство­ва­ния дере­ва в саду, садов­ник тща­тель­но наблю­да­ет, что­бы из ство­ла и от кор­ня не пошли отрас­ли, при­над­ле­жа­щие при­род­но­му дере­ву, пото­му что они опять будут при­но­сить свой негод­ный плод, и, при­вле­кая в себя соки, отни­мут их у при­ви­тых вет­вей, отни­мут у этих вет­вей силу при­но­сить свой пре­крас­ный плод, высу­шат, погу­бят их. Для сохра­не­ния досто­ин­ства, здра­вия и силы в яблоне необ­хо­ди­мо, что­бы все ее вет­ви про­из­рас­та­ли един­ствен­но из при­ви­то­го суч­ка. Подоб­ное обря­ду при­ви­ва­ния бла­го­род­но­го суч­ка к дикой яблоне совер­ша­ет­ся в Таин­стве Кре­ще­ния с кре­ща­е­мым чело­ве­ком; подоб­ное пове­де­нию садов­ни­ка отно­си­тель­но при­ви­той ябло­ни долж­но совер­шать­ся отно­си­тель­но кре­ще­но­го чело­ве­ка. В кре­ще­нии не отсе­ка­ет­ся наше бытие, име­ю­щее нача­лом зача­тие в без­за­ко­ни­ях и рож­де­ние во гре­хах: отсе­ка­ет­ся тело гре­ха, отсе­ка­ет­ся плот­ское и душев­ное состо­я­ние есте­ства, могу­щее про­из­во­дить доб­ро лишь в сме­ше­нии со злом, к бытию, к жиз­ни, к суще­ству чело­ве­ка при­ви­ва­ет­ся обнов­лен­ное Бого­че­ло­ве­ком есте­ство чело­ве­че­ское. Все помыс­лы, чув­ство­ва­ния, сло­ва, дела кре­ще­но­го долж­ны при­над­ле­жать обнов­лен­но­му есте­ству, как пре­по­доб­ный Марк подвиж­ник ска­зал: «Бла­гое не может быть веру­е­мо или дей­ству­е­мо, как толь­ко во Хри­сте Иису­се и Свя­том Духе». Кре­ще­ный никак не дол­жен допус­кать в себе дей­ствие пад­ше­го есте­ства, дол­жен немед­лен­но отвер­гать вся­кое его вле­че­ние и побуж­де­ние, хотя бы они и каза­лись по наруж­но­сти доб­ры­ми, он дол­жен испол­нять един­ствен­но запо­ве­ди еван­гель­ские и помыш­ле­ни­я­ми, и чув­ства­ми, и сло­ва­ми, и делами.

Свя­той Игна­тий Брянчанинов

— Чего тре­бо­вать при кре­ще­нии мла­ден­цев, и быва­ют ли слу­чаи, когда не надо крестить?

— Есть такие семьи, кото­рые хотят кре­стить ребен­ка, но нико­гда не быва­ют в церк­ви, так назы­ва­е­мые молеб­но-пани­хид­ные хри­сти­ане, или такие, кото­рые при­хо­дят на кре­сти­ны, на вен­ча­ние, на похо­ро­ны, и то на свои боль­ше, чем на чужие.

В иде­а­ле надо бы кре­стить при усло­вии, что роди­те­ли обя­зу­ют­ся дать воз­мож­ность крёст­ным вос­пи­тать ребен­ка в вере. На самом деле мы (и вы, веро­ят­но) кре­стим детей, упо­вая, что они полу­чат какое-то рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние и обра­зо­ва­ние, но без осо­бой надеж­ды, что оно будет очень выдержано.

Мож­но при­ве­сти дово­ды и «за», и «про­тив». Я знаю людей, кото­рых не кре­сти­ли, кото­рые пере­жи­ли гро­мад­ный рели­ги­оз­ный опыт в какой-то момент, при­шли в цер­ковь и гово­рят: «Мне надо поис­по­ве­дать­ся и при­ча­стить­ся…» Он не кре­щен, — что с ним делать? А вме­сте с этим, начать с огла­ше­ния и кре­ще­ния, а не с испо­ве­ди и при­ча­ще­ния — это так все рас­тя­ги­ва­ет и дела­ет труд­ным и дале­ким. Гово­ришь взрос­ло­му, зре­ло­му чело­ве­ку: «Вас сна­ча­ла кре­стить надо, я вам объ­яс­ню…». А он, как апо­стол Павел на пути в Дамаск, встре­тил Хри­ста, ему как-то «не до это­го». И тогда видишь, что, может быть, сча­стье было бы, если бы он мог ска­зать: меня мла­ден­цем кре­сти­ли, я нико­гда не был в церк­ви, нико­гда ни во что не верил, но теперь вдруг что-то слу­чи­лось… — и тогда его мож­но бы поис­по­ве­дать и при­ча­стить, и он включится.

С дру­гой сто­ро­ны, мож­но ска­зать, что если бы мы не кре­сти­ли каж­до­го мла­ден­ца, у него был бы шанс реаль­но пере­жить обра­ще­ние вме­сто того, что­бы не толь­ко само­те­ком про­дол­жать — это бы еще ниче­го, — а про­сто само­те­ком утечь и появить­ся в день сво­ей сва­дьбы, ска­зать: «Я имею пра­во вен­чать­ся в церк­ви: вот мое сви­де­тель­ство о кре­ще­нии…». В каком-то смыс­ле надо было бы ска­зать: «Нет, ника­ко­го пра­ва не име­ешь, пото­му что ты не член Церк­ви: недо­ста­точ­но того, что тебя когда-то кре­сти­ли…». Фор­маль­но мы не име­ем пра­ва это сде­лать, кано­ни­че­ски он — хри­сти­а­нин пра­во­слав­ный и может при­нять любые таинства.

Конеч­но, в иде­а­ле надо бы кре­стить и затем обес­пе­чить воз­мож­ность вос­при­ем­ни­кам вос­пи­ты­вать детей в вере; но это зави­сит от очень мно­го­го, в первую оче­редь — от тех отно­ше­ний, кото­рые сохра­ня­ют­ся меж­ду роди­те­ля­ми и крест­ны­ми; если они поссо­рят­ся, досту­па не будет; если крест­ные будут так настой­чи­вы, что роди­те­ли пере­ста­нут одоб­рять их при­сут­ствие, нач­нет­ся раз­рыв. Так что мы кре­стим, но этот вопрос у нас не решен.

У меня был слу­чай, когда я посту­пил рез­ко: одна моло­дая жен­щи­на, сама в цер­ковь не ходив­шая, кре­сти­ла пер­во­го ребен­ка и обе­ща­ла водить его в цер­ковь — и не при­во­ди­ла; при­вез­ла кре­стить вто­ро­го — я ска­зал: я его кре­щу, но если ты не будешь ходить в цер­ковь с эти­ми дву­мя, сле­ду­ю­ще­го я кре­стить отка­жусь… И она ста­ла ходить, пото­му что почув­ство­ва­ла, что это будет отлу­че­ние. Так мож­но посту­пить с людь­ми в каком-то смыс­ле цер­ков­ны­ми и созна­тель­ны­ми, с кото­ры­ми у вас есть какие-то чело­ве­че­ские отно­ше­ния. Если вы это ска­же­те пер­во­му попав­ше­му­ся чело­ве­ку, он это при­мет за поще­чи­ну и пой­дет искать кого-то дру­го­го. В дан­ном слу­чае это была дочь роди­те­лей, кото­рых я хоро­шо знал; я ее девоч­кой знал и мог посту­пить рез­ко. Но часто быва­ет чув­ство: зачем люди кре­стят ребен­ка, когда сами не участ­ву­ют в жиз­ни Церкви?

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Когда мы при­хо­дим кре­стить­ся, мы долж­ны пом­нить, что погру­жа­ем­ся в воды, явля­ю­щи­е­ся сим­во­лом смер­ти и вос­кре­се­ния. Это очень про­сто себе пред­ста­вить: если чело­ве­ка погру­зить с голо­вой в воду, это смерть ему. И когда нас погру­жа­ют с голо­вой в кре­стиль­ные воды, мы долж­ны это ощу­тить как момент, когда смерть при­шла к нам, если толь­ко мы не будем вызва­ны из этой сти­хии смер­ти голо­сом Божи­им. И вто­рое дей­ствие: мы вос­хо­дим, выхо­дим из этих вод, и это — сим­вол наше­го вос­кре­се­ния. Мы выхо­дим — и дышим по-ново­му. Мы очи­ще­ны от наше­го пер­во­род­но­го гре­ха отре­че­ния от Бога, чуж­до­сти Ему, и выхо­дим в область новой жиз­ни. Мы дела­ем­ся теперь Хри­сто­вы­ми, мы на себе как бы несем чисто­ту, свя­тость Хри­ста вме­сте с Его веч­ной жиз­нью, кото­рая нам дана. Но — Боже мой! — что это зна­чит? Это зна­чит, как апо­стол Павел гово­рит, что рань­ше, до кре­ще­ния, мы осквер­ня­ли толь­ко себя самих, а если мы осквер­ня­ем нашу плоть и душу после кре­ще­ния, мы осквер­ня­ем Само­го Хри­ста. Апо­стол очень тра­ги­че­ски это выра­жа­ет, когда взы­ва­ет к веру­ю­щим и гово­рит: неуже­ли мы возь­мем чле­ны тела Хри­сто­ва — то есть наши чле­ны, руки, ноги, все тело — и сде­ла­ем их чле­на­ми блуд­ни­цы? И не обя­за­тель­но в блуд­ном гре­хе, а во всем том, что явля­ет­ся «блу­дом» по отно­ше­нию к Богу: дей­стви­ем, мыс­ля­ми, чув­ства­ми, жела­ни­я­ми, поступ­ка­ми, кото­рые никак не сов­ме­сти­мы с нашим един­ством со Хри­стом… Это очень боль­шая ответственность…

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Кре­ще­ный чело­век, делая доб­ро, при­над­ле­жа­щее есте­ству обнов­лен­но­му, раз­ви­ва­ет в себе бла­го­дать Все­свя­то­го Духа, полу­чен­ную при кре­ще­нии, кото­рая, будучи неиз­ме­ня­е­ма сама по себе, свет­лее сия­ет в чело­ве­ке по мере дела­е­мо­го им Хри­сто­ва добра: так свет­лее сия­ет не изме­ня­ю­щий­ся сам по себе сол­неч­ный луч по мере того, как сво­бод­ное небо от обла­ков. Напро­тив того, делая по кре­ще­нии зло, достав­ляя дея­тель­ность пад­ше­му есте­ству, ожив­ляя его, чело­век теря­ет более или менее духов­ную сво­бо­ду: грех сно­ва полу­ча­ет насиль­ствен­ную власть над чело­ве­ком; диа­вол сно­ва вхо­дить в чело­ве­ка, соде­лы­ва­ет­ся его вла­ды­кой и руко­во­ди­те­лем. Избав­лен­ный от горест­но­го и тяж­ко­го пле­на все­мо­гу­щей дес­ни­цей Божи­ей, опять явля­ет­ся в цепях, в пле­ну, в тем­ни­це, во аде, по соб­ствен­но­му про­из­во­лу. Тако­му бед­ствию под­вер­га­ет­ся чело­век, в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни, соот­вет­ствен­но тем гре­хам, кото­рые он поз­во­ля­ет себе, и соот­вет­ствен­но навы­ку, кото­рый он стя­жал к гре­хов­ной жизни.

Свя­той Игна­тий Брянчанинов

Мать и дети

Настав­ле­ния дру­гих дей­ству­ют на ум, а настав­ле­ния мате­ри — на сердце.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

«Не доб­ро быти дитя­ти одно­му», — и Бог даро­вал ребен­ку любовь мате­ри. Доро­ги серд­цу ее забо­ты о физи­че­ском здо­ро­вье дитя, с рев­но­стью, само­по­жерт­во­ва­ни­ем она пита­ет его соб­ствен­ной сво­ей жиз­нью и тем про­дол­жа­ет свое вели­кое пра­во даро­вать ему жизнь, исклю­чая самые край­ние обсто­я­тель­ства, она не реша­ет­ся лишить сво­е­го ребен­ка тех сокро­вищ, кото­ры­ми при­ро­да обо­га­ти­ла ее через это­го малют­ку, и, имен­но для него, она и сама не лишит себя сча­стья быть без­раз­дель­но его матерью.

Еще более доро­ги ее серд­цу забо­ты о нрав­ствен­ном его вос­пи­та­нии, пра­ва на кото­рые никто не может отнять у нее.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Вос­пи­та­ние — вели­кое дело, когда им зани­ма­ет­ся мать-хри­сти­ан­ка, в кото­рой дей­ству­ют духов­но-нрав­ствен­ные силы, даю­щие ей и мла­ден­цу пере­жи­ва­ние под­лин­но­го добра, под­лин­ной кра­со­ты, све­та, люб­ви. Если они истин­ные, а не внешне-сен­ти­мен­таль­ные, они вхо­дят в плоть и кровь мла­ден­ца. Пото­му-то жен­щи­на и спа­са­ет­ся чадо­ро­ди­ем: ею пере­да­ет­ся в эту жизнь то суще­ство, кото­ро­му она суме­ла — если созна­тель­но, то еще луч­ше — пере­дать те духов­ные устрем­ле­ния, кото­рые дела­ют чело­ве­ка человеком.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свешников

Быть мате­рью — это слу­же­ние, а пер­вое усло­вие вер­но­го слу­же­ния есть бес­ко­ры­стие. Истин­ная, вер­ная сво­е­му при­зва­нию мать не гово­рит: «Вот мой сын, кото­ро­го я роди­ла для себя»; она дума­ет: «Вот чело­век, родив­ший­ся в мир, для бла­га мира». Что будет отро­ча сие? (Лк. 1, 66), — спра­ши­ва­ют зем­ля, небо и ад, скло­нив­шись над колы­бе­лью это­го сла­бо­го тво­ре­ния. Ответ на это во мно­гом зави­сит от вос­пи­та­ния, а вос­пи­та­ние — от матери.

От нача­ла вос­пи­та­ния зави­сит мно­гое: в направ­ле­нии, дан­ном ребен­ку в пер­вые годы его жиз­ни, скры­ва­ет­ся заро­дыш буду­щей его дея­тель­но­сти. Но пер­вые года дитя­ти — в руках мате­ри. И дей­стви­тель­но, в эти года кто может для ребен­ка заме­нить мать? Отец? Но у отца не хва­тит ни спо­соб­но­стей, ни вре­ме­ни, ни тер­пе­ния, кото­рых так мно­го у мате­ри. Никто так вер­но, как она, не опре­де­лит при­ро­ды ребен­ка, сипы и сла­бо­сти его харак­те­ра, того, что мож­но сде­лать из его тем­пе­ра­мен­та; никто луч­ше мате­ри не опре­де­лит меры стро­го­сти и поблаж­ки; никто не вла­де­ет боль­ше нее искус­ством воз­буж­дать любо­зна­тель­ность в ребен­ке, при­вле­кать его вни­ма­ние, руко­во­дить нагляд­ным обу­че­ни­ем. Никто, кро­ме мате­ри, не спо­со­бен дать пра­виль­ный рост это­му моло­до­му рас­те­нию. Самое боль­шое вли­я­ние, суще­ству­ю­щее в отно­ше­ни­ях меж­ду людь­ми, это — вли­я­ние мате­ри. Не тре­буй­те от нее систе­ма­ти­че­ских дей­ствий, она дей­ству­ет, ско­рее, по вдох­но­ве­нию, чем по рас­че­ту. Может пока­зать­ся, что она дей­ству­ет наугад; предо­ставь­те ей это дело, чув­ство мате­ри вер­нее при­ве­дет к цели, чем все сооб­ра­же­ния отца. И какие чуд­ные пере­ме­ны совер­ша­ют­ся ино­гда в детях при мате­рин­ском влиянии!

Вот чело­век: твер­дый, бес­тре­пет­ный, не зна­ю­щий пре­пят­ствий и утом­ле­ний, как буд­то взяв­ший себе за пра­ви­ло изре­че­ние: «чело­век может сде­лать все, что захо­чет». Его харак­тер при­пи­сы­ва­ют при­род­ной энер­гии. Знай­те, что он был таким нераз­ви­тым и вет­ре­ным маль­чи­ком, что вся­кий, посмот­рев­ши на него, гово­рил: «едва ли вый­дет из него чело­век». Одна мать мог­ла сде­лать его чело­ве­ком, она одна нико­гда в нем не отча­и­ва­лась. Под­дер­жи­ва­е­мая любо­вью, руко­во­ди­мая чув­ством, она сквозь его сла­бость виде­ла скры­тую силу и со всей неж­но­стью, с пол­ным тер­пе­ни­ем тру­ди­лась до тех пор, пока не вышло нару­жу скры­тое в душе. Она вос­пи­та­ла его, выво­дя на борь­бу, в кото­рой все дели­ла с ним, не раз­де­лив толь­ко чести побе­ды. Она откры­ла его ему же само­му, воз­вра­ти­ла его обще­ству. И этот сын на смерт­ном одре, вос­про­из­во­дя в памя­ти доб­ро, какое ему уда­лось совер­шить на поль­зу наро­да, более все­го после Бога бла­го­да­рил за то свою мать. Послед­нее сло­во, про­из­не­сен­ное им в пред­смерт­ном бре­ду — было имя его матери.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Отец и дети

В наших семьях, утра­тив­ших осно­вы духов­но­сти, отцы дав­но пере­ста­ли быть теми, кем долж­ны. Одно­вре­мен­но утра­че­но и пони­ма­ние истин­но­го сыновства.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свешников

Сей­час смысл отцов­ства сво­дит­ся к чисто физио­ло­ги­че­ской функ­ции: отец — это тот, с помо­щью кото­ро­го мать рож­да­ет ребен­ка… Отец сам ста­вит себя в такое поло­же­ние. При­чи­ной это­го серьез­ней­ше­го симп­то­ма духов­но­го нездо­ро­вья мно­гих семей явля­ет­ся демо­ни­че­ская рабо­та, направ­лен­ная на ослаб­ле­ние и раз­ру­ше­ние у совре­мен­ных людей пред­став­ле­ния об отце как о чело­ве­ке под­лин­но ответ­ствен­ном. Отец созна­тель­но или несо­зна­тель­но спо­соб­ству­ет тому, что­бы эта ответ­ствен­ность была с него сня­та, когда живет по извест­ной фор­му­ле: «тах­та, тапоч­ки, телевизор».

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свешников

Гос­подь создал сна­ча­ла Ада­ма, потом Еву, то есть иерар­хия долж­на суще­ство­вать, глав­ный в семье — отец, потом идет мать. И нель­зя, нель­зя от это­го отсту­пать, пото­му что это от Бога, а не от нас. При том, что роди­те­ли не все­гда достой­ны назы­вать­ся роди­те­ля­ми, запо­ведь «чти отца сво­е­го и мать свою» оста­ет­ся на все вре­ме­на. Послед­нее сло­во — за отцом. Это очень важно.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Полез­но учить нау­кам и худо­же­ствам, но необ­хо­ди­мо учить жить по-хри­сти­ан­ски. Вни­май­те это­му, роди­те­ли, что­бы не быть убий­ца­ми тех детей, кото­рых вы роди­ли на свет. Истин­ный отец — не тот, кото­рый родил, но тот, кото­рый хоро­шо вос­пи­тал и научил. Родив­ший дал толь­ко жизнь, а хоро­шо вос­пи­тав­ший и научив­ший дал доб­рую жизнь. Мы в дол­гу у отцов, родив­ших нас, но у отцов, хоро­шо вос­пи­тав­ших и наста­вив­ших нас в бла­го­че­стии, мы в гораз­до боль­шем дол­гу. Ибо родив­шие нас — роди­ли ко вре­мен­ной жиз­ни; а отцы, вос­пи­тав­шие нас в бла­го­че­стии, рож­да­ют к Веч­ной Жиз­ни. Кто сотво­рит и научит, тот вели­ким наре­чет­ся в Цар­стве Небес­ном (Мф. 5, 19). Бла­жен отец, кото­рый родил и к вре­мен­ной, и к Веч­ной Жиз­ни. Недо­сто­ин роди­тель, кото­рый к вре­мен­ной жиз­ни родил детей, но к Веч­ной Жиз­ни затво­рил им две­ри или дур­ным вос­пи­та­ни­ем, или соблаз­на­ми сво­и­ми! Луч­ше чело­ве­ку не родить­ся, чем родить­ся и быть в веч­ной гибели.

Свя­ти­тель Тихон Задон­ский

Если ты пре­крас­но вос­пи­тал сво­е­го сына, то он — сво­е­го, а тот — сво­е­го, и как бы некая поло­са луч­ших жиз­ней пой­дет впе­ред, полу­чив нача­ло и корень от тебя и при­но­ся тебе пло­ды попе­че­ния о потомках.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Об ответственности родителей за детей

Если бы роди­те­ли пред­став­ля­ли мета­фи­зи­че­ский смысл поня­тия «отец и мать»! Увы, чаще все­го наша семей­ная жизнь лише­на каких-либо высо­ких целей и чет­ко осо­зна­ва­е­мых твор­че­ских задач, — мы про­сто живем. И семей­ная жизнь, и самое высо­кое, бла­го­род­ней­шее и утон­чен­ней­шее искус­ство на зем­ле — искус­ство вос­пи­та­ния детей — почти все­гда недо­оце­ни­ва­ет­ся и про­де­шев­ля­ет­ся. К нему отно­сят­ся так, как если бы оно было доступ­но каж­до­му, кто может физи­че­ски родить ребен­ка. Духов­ная ответ­ствен­ность перед Богом или вовсе не при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние, или при­об­ре­та­ет пате­ти­че­ски-кар­тон­ный оттенок.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свешников

Бог дал тебе детей-анге­лоч­ков. Посмот­рим, каки­ми ты их сде­ла­ешь. Роди­те­ли несут боль­шую ответ­ствен­ность за сво­их детей. Я знаю одну жен­щи­ну, у кото­рой сын непо­слуш­ный. День и ночь она молит­ся за него. Я ей ска­зал: «Богу ты пока­жешь либо спа­сен­ное дитя, либо раны на сво­их коленях!»

Ста­рец Иероним

Если роди­те­ли не ока­зы­ва­ют долж­но­го попе­че­ния о детях, не учат их разу­му, не вну­ша­ют им доб­рых пра­вил, то души детей будут взыс­ка­ны от рук их.

Пре­по­доб­ный Симе­он Новый Богослов

Хотя бы вся наша жизнь была бла­го­по­луч­на, мы под­верг­нем­ся стро­го­му нака­за­нию, если не раде­ем о спа­се­нии детей. Дети не слу­чай­ное при­об­ре­те­ние, мы отве­ча­ем за их спасение.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Чем ты в кон­це кон­цов оправ­да­ешь­ся? Не предо­ста­вил ли Я, ска­за­но будет тебе (Богом), дитя­ти жить с тобою с само­го нача­ла? Я поста­вил тебя над ним (дитя­тей) в каче­стве учи­те­ля, настав­ни­ка, опе­ку­на и началь­ни­ка — всю власть над ним не отдал ли Я в твои руки? Не пове­лел ли Я его, тако­го неж­но­го, обра­ба­ты­вать и упо­ря­до­чи­вать? Какое же ты полу­чишь оправ­да­ние, если с бес­печ­но­стью смот­рел на его прыж­ки? Что ты ска­жешь? Что он раз­нуз­дан и неукро­тим? Но тебе нуж­но было гля­деть на все это сна­ча­ла — обуз­ды­вать его, когда он был молод и досту­пен узде; тща­тель­но его при­учать, направ­лять к долж­но­му, укро­щать его душев­ные поры­вы, когда он был вос­при­им­чи­вее к воз­дей­ствию; сор­ную тра­ву тогда нуж­но было истор­гать, когда воз­раст был неж­нее и исторг­нуть мож­но было лег­че, — вот тогда бы остав­лен­ные без вни­ма­ния стра­сти не уси­ли­лись и не сде­ла­лись неисправимыми.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Кто вино­ват в дур­ном вос­пи­та­нии наше­го совре­мен­но­го юно­ше­ства? Отве­чая на постав­лен­ный вопрос крат­ко и пря­мо, необ­хо­ди­мо ска­зать: роди­те­ли вино­ва­ты более все­го в том, что их дети дур­но вос­пи­та­ны. Неко­то­рые из роди­те­лей, без сомне­ния, будут в этом вполне соглас­ны со мною: но мно­гие и очень мно­гие из них дума­ют и гово­рят, что они без­уко­риз­нен­но испол­ни­ли свои роди­тель­ские обязанности.

Так кому же вы, хри­сти­ан­ские роди­те­ли, гово­ря­щие таким обра­зом, хоти­те при­пи­сать при­чи­ну того, что ваши дети ока­зы­ва­ют­ся вос­пи­тан­ны­ми не так, как бы сле­до­ва­ло? Может быть, вы хоте­ли бы в дан­ном слу­чае сва­лить все на Бога и Ему при­пи­сать эту вину? Но раз­ве не для того Бог Отец еще в раю уза­ко­нил нерас­тор­жи­мость бра­ка, что­бы дать воз­мож­ность роди­те­лям луч­ше испол­нить свою обя­зан­ность по отно­ше­нию к вос­пи­та­нию сво­их детей? Не для того ли Сын Божий Иисус Хри­стос воз­вы­сил брак на сте­пень таин­ства и запе­чат­лел его бла­го­сло­ве­ни­ем Сво­ей Церк­ви, дабы у всту­па­ю­щих в брак не было недо­стат­ка в необ­хо­ди­мой бла­го­да­ти и помо­щи свы­ше при выпол­не­нии ими обя­зан­но­стей брач­но­го состо­я­ния, меж­ду кото­ры­ми самая важ­ная — имен­но вос­пи­та­ние детей? А Дух Свя­тый не для того ли очи­стил и освя­тил души ваших детей еще во Свя­том Кре­ще­нии, дабы осла­бить дур­ные вле­че­ния их серд­ца и сде­лать его спо­соб­ным ко все­му доб­ро­му и бла­го­му, так что вам оста­ет­ся толь­ко про­дол­жать то, для чего Он Сам уже поло­жил осно­ва­ние и при­го­то­вил поч­ву, сде­лав се доста­точ­но вос­при­им­чи­вою? Сле­до­ва­тель­но, вы не може­те роп­тать на Бога, если ваши дети не тако­вы, каки­ми они долж­ны быть. Напро­тив, вам ока­за­ны высо­чай­шая помощь и все­воз­мож­ное содей­ствие, что­бы облег­чить вам вос­пи­та­ние ваших детей.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

Как никто не может рас­счи­ты­вать на оправ­да­ние и снис­хож­де­ние в соб­ствен­ных гре­хах, так нет оправ­да­ния роди­те­лям в гре­хах детей.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Роди­те­ли будут нака­за­ны не толь­ко за свои гре­хи, но и за пагуб­ное вли­я­ние на детей, успе­ют ли они дове­сти их до паде­ния или нет.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

С того момен­та, как зарож­да­ет­ся ребе­нок, роди­те­ли дают ему тело, Бог же дает душу; как толь­ко рож­да­ет­ся ребе­нок, как толь­ко полу­ча­ет кре­ще­ние, Бог при­став­ля­ет Анге­ла, и дитя защи­ща­ет­ся Богом, Анге­лом-хра­ни­те­лем и роди­те­ля­ми. По мере воз­рас­та­ния детей роди­те­ли осво­бож­да­ют­ся — в какой-то мере — от ответ­ствен­но­сти. И когда роди­те­лей заби­ра­ет Бог, Ангел-хра­ни­тель, есте­ствен­но, про­дол­жа­ет защи­щать чело­ве­ка так же, как и Бог.

Одна­ко мы видим, что мно­гие роди­те­ли все­го это­го слов­но не зна­ют (или забы­ва­ют поче­му-то, что есть защи­ща­ю­щий Бог, что Ангел-хра­ни­тель рядом) и посто­ян­но бес­по­ко­ят­ся с такой тре­во­гой… с такой тре­во­гой о детях сво­их, что даже забо­ле­ва­ют! Но мы, веру­ю­щие, тем, что силь­но тре­во­жим­ся, пре­пят­ству­ем Боже­ствен­но­му вме­ша­тель­ству. Поэто­му пусть роди­те­ли дела­ют для сво­их детей все, что толь­ко мож­но, но с той поры, как они отда­дут их Богу, то есть сми­рят­ся, пусть сло­жат свое чело­ве­че­ское ору­жие, ибо тогда уже Бог обя­зан помочь их детям.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Каким должен быть домашний очаг

Глав­ным цен­тром жиз­ни любо­го чело­ве­ка дол­жен быть его дом. Это место, где рас­тут дети — рас­тут физи­че­ски, укреп­ля­ют свое здо­ро­вье и впи­ты­ва­ют в себя все, что сде­ла­ет их истин­ны­ми и бла­го­род­ны­ми муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми. В доме, где рас­тут дети, все их окру­же­ние и все, что про­ис­хо­дит, вли­я­ет на них, и даже самая малень­кая деталь может ока­зать пре­крас­ное или вред­ное воз­дей­ствие. Даже при­ро­да вокруг них фор­ми­ру­ет буду­щий харак­тер. Все пре­крас­ное, что видят дет­ские гла­за, отпе­ча­ты­ва­ет­ся в их чув­стви­тель­ных серд­цах. Где бы ни вос­пи­ты­вал­ся ребе­нок, на его харак­те­ре ска­зы­ва­ют­ся впе­чат­ле­ния от места, где он рос. Ком­на­ты, в кото­рых наши дети будут спать, играть, жить, мы долж­ны сде­лать настоль­ко кра­си­вы­ми, насколь­ко поз­во­ля­ют сред­ства. Дети любят кар­ти­ны, и если кар­ти­ны в доме чистые и хоро­шие, то чудес­но на них вли­я­ют, дела­ют их утон­чен­нее. Но и сам дом, чистый, со вку­сом убран­ный, с про­сты­ми укра­ше­ни­я­ми и с при­ят­ным окру­жа­ю­щим видом, ока­зы­ва­ет бес­цен­ное вли­я­ние на вос­пи­та­ние детей.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Когда ребе­нок свя­жет­ся с дур­ны­ми ком­па­ни­я­ми и поки­нет свой дом, есть ли надеж­да на его возвращение?

— А вынес ли он отту­да любовь? Когда в доме любовь и само­го ребен­ка мы окру­жа­ем любо­вью, то если он и уйдет и свя­жет­ся с дур­ны­ми ком­па­ни­я­ми, в один пре­крас­ный момент уви­дит, что там нет люб­ви. Он уви­дит, что повсю­ду лице­ме­рие, и вер­нет­ся домой. Но если он будет пом­нить о враж­деб­но­сти и нена­ви­сти в доме, то его серд­це не заста­вит его напра­вить свои сто­пы обратно.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Еще один важ­ный эле­мент семей­ной жиз­ни — это отно­ше­ния люб­ви друг к дру­гу; не про­сто любовь, а куль­ти­ви­ро­ван­ная любовь в повсе­днев­ной жиз­ни семьи, выра­же­ние люб­ви в сло­вах и поступ­ках. Любез­ность в доме не фор­маль­ная, а искрен­няя и есте­ствен­ная. Радость и сча­стье нуж­ны детям не мень­ше, чем рас­те­ни­ям нужен воз­дух и сол­неч­ный свет.

Самое бога­тое наслед­ство, кото­рое роди­те­ли могут оста­вить детям, — это счаст­ли­вое дет­ство, с неж­ны­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми об отце и мате­ри. Оно осве­тит гря­ду­щие дни, будет хра­нить их от иску­ше­ний и помо­жет в суро­вых буд­нях жиз­ни, когда дети поки­нут роди­тель­ский кров.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В насто­я­щем доме даже малень­кий ребе­нок име­ет свой голос. А появ­ле­ние мла­ден­ца вли­я­ет на весь семей­ный уклад. Дом, каким бы он ни был скром­ным, малень­ким, для любо­го чле­на семьи дол­жен быть самым доро­гим местом на зем­ле. Он дол­жен быть напол­нен такой любо­вью, таким сча­стьем, что, в каких бы кра­ях чело­век потом ни стран­ство­вал, сколь­ко бы лет ни про­шло, серд­це его долж­но все рав­но тянуть­ся к род­но­му дому. Во всех испы­та­ни­ях и бедах род­ной дом — убе­жи­ще для души.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Братья и сестры

Будь осто­ро­жен, когда выка­зы­ва­ешь — даже и неза­мет­но для себя — осо­бую любовь к одно­му из детей тво­их и посто­ян­но зани­ма­ешь­ся с ним из-за его, напри­мер, немо­щи. Одна­ко таким отно­ше­ни­ем ты вызо­вешь серьез­ную трав­му в душе дру­го­го ребен­ка тво­е­го — и он будет рев­но­вать. И вот у тебя уже боль­шие пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы в отно­ше­ни­ях с детьми, и если ты не обра­тишь на это вни­ма­ние, то при­не­сешь боль­шой вред и детям, и себе. Вино­ват будешь ты. Итак, будь внимателен!

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Меж­ду бра­тья­ми и сест­ра­ми долж­на быть креп­кая и неж­ная друж­ба. В наших серд­цах и нашей жиз­ни мы долж­ны беречь и рас­тить все кра­си­вое, истин­ное, свя­тое. Дру­же­ские свя­зи в нашем соб­ствен­ном доме, что­бы они были глу­бо­ки­ми, искрен­ни­ми и сер­деч­ны­ми, долж­ны фор­ми­ро­вать роди­те­ли, помо­гая сбли­зить­ся душам. Нет в мире друж­бы чище, бога­че и пло­до­твор­нее, чем в семье, если толь­ко направ­лять раз­ви­тие этой друж­бы. Моло­дой чело­век дол­жен быть более веж­ли­вым со сво­ей сест­рой, чем с любой дру­гой моло­дой жен­щи­ной в мире, а моло­дая жен­щи­на, пока у нее нет мужа, долж­на счи­тать бра­та самым близ­ким в мире для нее чело­ве­ком. Они долж­ны в этом мире охра­нять друг дру­га от опас­но­стей и обман­ных и гибель­ных путей.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Каж­дая пре­дан­ная сест­ра может ока­зать такое силь­ное вли­я­ние на сво­е­го бра­та, кото­рое будет вести его, как перст Гос­по­да, по вер­ной жиз­нен­ной доро­ге. В сво­ем соб­ствен­ном доме, на соб­ствен­ном при­ме­ре пока­жи­те им всю воз­вы­шен­ную кра­со­ту истин­ной бла­го­род­ной жен­ствен­но­сти. Стре­мясь ко все­му неж­но­му, чисто­му, свя­то­му в Боже­ствен­ном иде­а­ле жен­щи­ны, будь­те вопло­ще­ни­ем доб­ро­де­те­ли и сде­лай­те доб­ро­де­тель для всех настоль­ко при­вле­ка­тель­ной, что­бы порок у них все­гда вызы­вал толь­ко отвра­ще­ние. Пусть они видят в вас такую чисто­ту души, такое бла­го­род­ство духа, такую Боже­ствен­ную свя­тость, что­бы ваше сия­ние все­гда охра­ня­ло их, куда бы они ни пошли, как защит­ная обо­лоч­ка или как ангел, паря­щий над их голо­ва­ми в веч­ном бла­го­сло­ве­нии. Пусть каж­дая жен­щи­на с помо­щью Божи­ей стре­мит­ся к совер­шен­ству. Когда у ваше­го бра­та появят­ся иску­ше­ния, тогда перед его гла­за­ми воз­ник­нут виде­ния такой люб­ви и чисто­ты, что он с отвра­ще­ни­ем отвер­нет­ся от иску­си­тель­ни­цы. Жен­щи­на для него — объ­ект или ува­же­ния, или пре­зре­ния, и зави­сит это от того, что он видит в душе сво­ей сест­ры. Поэто­му сест­ре надо ста­рать­ся заво­е­вы­вать любовь и ува­же­ние бра­та. Она не смо­жет при­чи­нить боль­ше­го вре­да, если вну­шит ему мысль, что все жен­щи­ны бес­сер­деч­ны и лег­ко­мыс­лен­ны, жаж­дут толь­ко удо­воль­ствий и жела­ют, что­бы ими вос­хи­ща­лись. А бра­тьям, в свою оче­редь, сле­ду­ет охра­нять сестер.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Пишешь о неожи­дан­ном столк­но­ве­нии с сест­рой… В Писа­нии ска­за­но: и ближ­нии отда­ле­че мене ста­ша. Да и без Писа­ния опыт пока­зы­ва­ет, что оскорб­лен­ное само­лю­бие и самих близ­ких дале­ко друг от дру­га поставляет.

Что делать? У всех нас немощь одна — жела­ние быть все­гда пра­вы­ми; и жела­ние этой пра­во­сти и дру­гим доса­жда­ет, и людей дела­ет вино­ва­ты­ми пред судом Божи­им; пото­му что, как гово­рит свя­той Иса­ак Сирин, само­оправ­да­ние в законе еван­гель­ском… не допу­ще­но; а ска­за­но пря­мо и ясно: аще тя кто уда­рит в дес­ную твою лани­ту, обра­ти ему и другую.

Осно­вы­ва­ясь на еван­гель­ском законе, все свя­тые и духо­нос­ные отцы еди­но­глас­но утвер­жда­ют, что на вся­кое иску­ше­ние побе­да — сми­ре­ние с терпением.

Сми­рим­ся и пону­дим­ся потер­петь и мы, и обря­щем покой душам нашим, по настав­ле­нию Само­го Гос­по­да, гла­го­лю­ще­го: научи­те­ся от Мене, яко кро­ток есмь и сми­рен серд­цем, и обря­ще­те покой душам вашым. К тому же помя­ни сло­ва бла­жен­ной памя­ти О. Иг. А., им неко­гда тебе сказанные:

«Пока мы нахо­дим­ся на зем­ле, нигде без скор­би пре­быть не можем; хотя бы залез­ли на обла­ка, и там от скор­бей не уйдем, по сви­де­тель­ству Само­го Гос­по­да: в мире скорб­ни буде­те; но дер­зай­те, рек Гос­подь: Аз побе­дих мир.

Сло­ва эти пока­зы­ва­ют, что­бы мы не отча­и­ва­лись в скор­бях, но наде­я­лись на помощь Божию, кото­рую все­гда и долж­ны при­зы­вать, или, вер­нее ска­зать, испра­ши­вать от Господа.

При­дер­жись так­же сове­та Вар­со­но­фия Вели­ко­го: «аще сми­ри­ши­ся и оста­ви­ши волю свою соза­ди, то на вся­ком месте обря­ще­ши покой».

Скорб­ные иску­ше­ния понуж­дай­ся пере­но­сить по воз­мож­но­сти бла­го­душ­нее… при­зы­вая Божию помощь…

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Отно­ше­ние к жен­щи­нам — вот луч­ший спо­соб про­ве­рить бла­го­род­ство муж­чи­ны. Он дол­жен к каж­дой жен­щине отно­сить­ся с почте­ни­ем, неза­ви­си­мо от того, бога­тая она или бед­ная, высо­кое или низ­кое зани­ма­ет обще­ствен­ное поло­же­ние, и ока­зы­вать ей вся­че­ские зна­ки ува­же­ния. Брат дол­жен защи­щать свою сест­ру от любо­го зла и неже­ла­тель­но­го вли­я­ния. Он дол­жен ради нее вести себя без­упреч­но, быть вели­ко­душ­ным, прав­ди­вым, бес­ко­рыст­ным, любить Бога. Каж­дый, у кого есть сест­ра, дол­жен ее леле­ять и любить. Власть, кото­рой она обла­да­ет, это власть истин­ной жен­ствен­но­сти, кото­рая поко­ря­ет чисто­той сво­ей души, и сила ее в мягкости.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Без чисто­ты невоз­мож­но пред­ста­вить истин­ную жен­ствен­ность. Даже сре­ди это­го мира, погряз­ше­го в гре­хах и поро­ках, воз­мож­но сохра­нить эту свя­тую чисто­ту. «Я видел лилию, пла­ва­ю­щую в чер­ной болот­ной воде. Все вокруг про­гни­ло, а лилия оста­ва­лась чистой, как ангель­ские одеж­ды. В тем­ном пру­ду появи­лась рябь, она пока­чи­ва­ла лилию, но ни пят­ныш­ка не появи­лось на ней». Так что даже в нашем без­нрав­ствен­ном мире моло­дой жен­щине мож­но сохра­нить неза­пят­нан­ной свою душу, излу­чая свя­тую бес­ко­рыст­ную любовь. Серд­це моло­до­го чело­ве­ка долж­но лико­вать, если у него есть пре­крас­ная бла­го­род­ная сест­ра, дове­ря­ю­щая ему и счи­та­ю­щая его сво­им защит­ни­ком, совет­чи­ком и дру­гом. А сест­ре сле­ду­ет радо­вать­ся, если ее брат пре­вра­тил­ся в силь­но­го муж­чи­ну, спо­соб­но­го защи­тить ее от жиз­нен­ных бурь. Меж­ду бра­том и сест­рой долж­на быть глу­бо­кая, креп­кая и близ­кая друж­ба, и они долж­ны дове­рять друг дру­гу. Пусть меж­ду ними лягут моря и кон­ти­нен­ты, их любовь навсе­гда оста­нет­ся пре­дан­ной, силь­ной и вер­ной. Жизнь слиш­ком корот­ка, что­бы тра­тить ее на борь­бу и ссо­ры, осо­бен­но в свя­щен­ном кру­гу семьи.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Как воспитывать детей

Не одно рож­де­ние дела­ет отцом, но хоро­шее обра­зо­ва­ние; не ноше­ние во чре­ве дела­ет мате­рью, но доб­рое воспитание.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Если рож­да­е­мые тобою дети полу­чат над­ле­жа­щее вос­пи­та­ние и тво­и­ми забо­та­ми настав­ле­ны будут в доб­ро­де­те­ли, это будет нача­лом и осно­ва­ни­ем тво­е­му спа­се­нию, и, кро­ме награ­ды за соб­ствен­ные доб­рые дела, ты полу­чишь вели­кую награ­ду и за их воспитание.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Видим, что моло­дое дерев­це в любую сто­ро­ну лег­ко скло­ня­ет­ся и куда скло­нит­ся, в ту сто­ро­ну и рас­тет. Так и ребе­нок: чему научит­ся, к тому и при­вы­ка­ет, чему научит­ся, то и будет тво­рить. Научит­ся ли в юно­сти доб­ру — доб­рым будет всю жизнь. Научит­ся ли злу — злым будет на всю жизнь. Ребе­нок может стать и Анге­лом, и диа­во­лом. Какое вос­пи­та­ние и настав­ле­ние полу­чит, таким и будет: от вос­пи­та­ния, как от семе­ни, все про­чее вре­мя жиз­ни зави­сит. Поэто­му уве­ще­ва­ет Божие сло­во роди­те­лей: Вос­пи­ты­вай­те их в уче­нии и настав­ле­нии Гос­под­нем (Еф. 6, 4)

Свя­ти­тель Тихон Задон­ский

Мы — пло­хие роди­те­ли, нера­ди­вые. И жен­щи­ны упус­ка­ют вре­мя чре­во­но­ше­ния для нача­ла вос­пи­та­ния не толь­ко духов­но­го, но и про­сто нрав­ствен­но­го. А потом мы удив­ля­ем­ся, отку­да у нас такие дети. А ведь их пове­де­ние, устрем­ле­ния — это, поми­мо все­го про­че­го, еще и след­ствие наше­го вос­пи­та­ния. Ведь не нота­ци­я­ми и мора­ли­за­тор­ством мы вос­пи­ты­ва­ем. Если в семье мир и согла­сие, тиши­на и любовь, то от одно­го это­го дитя при­об­ре­та­ет нор­маль­ный духов­ный опыт. Если в доме раз­но­гла­сия, ссо­ры, сопер­ни­че­ство роди­те­лей — сло­вом, какое бы то ни было про­яв­ле­ние нелюб­ви, то ребе­нок полу­ча­ет такие душев­ные раны, кото­рые потом при­дет­ся зале­чи­вать всю жизнь. И неиз­вест­но, полу­чит­ся ли. Так, не думая, мож­но кале­чить, уро­до­вать соб­ствен­ных детей.

Гос­подь, конеч­но, может осо­бым обра­зом вырвать из бездн без­об­раз­но­го вос­пи­та­ния, но каж­дый раз это осо­бое чудо Божие. Поэто­му те мате­ри, кото­рые упу­сти­ли вре­мя для истин­но­го вос­пи­та­ния детей и вырас­ти­ли не насто­я­щих, а фаль­ши­вых людей, не долж­ны теперь упу­стить вре­мя для пока­я­ния и молит­вы, что­бы Гос­подь сно­ва сотво­рил чудо и воз­двиг из этих кам­ней детей Аврааму.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свешников

Если дитя предо­ста­вить само­му себе, то в нем ста­нет раз­ви­вать­ся не доб­рое, более сла­бое нача­ло, но более силь­ное, злое, подоб­но тому как и во внеш­ней физи­че­ской при­ро­де, коль ско­ро она предо­став­ля­ет­ся самой себе, про­из­рас­та­ет не пше­ни­ца, а пле­ве­лы, тер­ния и волчцы.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

Юность, сама по себе склон­ная ко вся­ко­му злу, тре­бу­ет при­леж­но­го наблю­де­ния, доб­ро­го вос­пи­та­ния и настав­ле­ния, но вме­сто это­го встре­ча­ет ее вели­кое зло — ядо­ви­тый соблазн роди­тель­ских нра­вов… Соблазн же, как пожар уси­лив­ший­ся, далее и далее рас­про­стра­ня­ет­ся и поеда­ет оду­шев­лен­ные хра­мы. Горе детям от это­го соблаз­на; но сугу­бое горе роди­те­лям, кото­рые вме­сто полез­но­го уче­ния злым при­ме­ром, как ядом, зара­жа­ют юные сердца.

Свя­ти­тель Тихон Задонский

В вос­пи­та­нии детей преж­де все­го нуж­но вос­пи­тать самих себя. Оче­вид­но, что теп­ло семей­но­го бытия, конеч­но, вос­пи­ты­ва­ет куда боль­ше, чем любые сло­ва. И наобо­рот, нуд­ны­ми сло­ва­ми роди­те­ли дости­га­ют отри­ца­тель­но­го эффекта.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свешников

Каж­дая пре­крас­ная мысль, кото­рая при­хо­дит на ум ребен­ку, впо­след­ствии укреп­ля­ет и обла­го­ра­жи­ва­ет его харак­тер. Наши тела, вопре­ки наше­му жела­нию, ста­рят­ся, но поче­му бы нашим душам не оста­вать­ся все­гда моло­ды­ми? Про­сто пре­ступ­ле­ние — подав­лять дет­скую радость и застав­лять детей быть мрач­ны­ми и важ­ны­ми. Очень ско­ро на их пле­чи лягут жиз­нен­ные про­бле­мы. Очень ско­ро жизнь при­не­сет им и тре­во­ги, и забо­ты, и труд­но­сти, и тяжесть ответ­ствен­но­сти. Так пусть же как мож­но доль­ше оста­ют­ся они юны­ми и без­за­бот­ны­ми. Их дет­ство нуж­но, по мере воз­мож­но­сти, напол­нить радо­стью, све­том, весе­лы­ми играми.

Роди­те­лям не сле­ду­ет сты­дить­ся того, что они игра­ют и шалят вме­сте с детьми. Может, имен­но тогда они бли­же к Богу, чем когда выпол­ня­ют самую важ­ную, по их мне­нию, работу.

Нико­гда не забы­ва­ют­ся пес­ни дет­ства. Вос­по­ми­на­ния о них лежат под гру­зом запол­нен­ных забо­та­ми лет, как зимой под сне­гом — неж­ные цветы.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Что-то Бог дает часто, а что-то толь­ко один раз. Про­хо­дят и сно­ва воз­вра­ща­ют­ся вре­ме­на года, рас­цве­та­ют новые цве­ты, но нико­гда не при­хо­дит два­жды юность. Толь­ко один раз дает­ся дет­ство со все­ми его воз­мож­но­стя­ми. То, что вы може­те сде­лать, что­бы укра­сить его, делай­те быстро.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Я когда вен­чаю, гово­рю мужу и жене: «Ваши вза­им­ные семей­ные отно­ше­ния — ува­же­ние, любовь, лас­ка и теп­ло — это 90% вос­пи­та­ния детей. Осталь­ное нуж­но лишь под­чер­ки­вать и даже мно­го гово­рить не нужно».

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Сей­час, когда ваши дети еще малень­кие, вы долж­ны им помочь понять, что такое доб­ро. А это и есть глу­бо­чай­ший смысл жизни.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Пока душа еще спо­соб­на к обра­зо­ва­нию, неж­на и, подоб­но вос­ку, уступ­чи­ва, удоб­но напе­чат­ле­ва­ет в себе нала­га­е­мые обра­зы, надоб­но немед­лен­но и с само­го нача­ла воз­буж­дать ее ко вся­ким упраж­не­ни­ям в доб­ре, что­бы, когда рас­кро­ет­ся разум и при­дет в дей­ствие рас­су­док, начать тече­ние с поло­жен­ных пер­во­на­чаль­ных осно­ва­ний и пре­по­дан­ных обра­зов бла­го­че­стия, меж­ду тем как будет вну­шать полез­ное, а навык облег­чит преуспеяние.

Свя­ти­тель Васи­лий Великий

Воз­раст неж­ный — ребе­нок быст­ро усва­и­ва­ет то, что ему гово­рят, и, как печать на вос­ке, запе­чат­ле­ва­ет­ся в душе детей то, что они слы­шат. Тем самым и жизнь их уже начи­на­ет скло­нять­ся или к поро­ку, или к доб­ро­де­те­ли. Пото­му если в самом нача­ле и, так ска­зать, в пред­две­рии откло­нить их от поро­ка и напра­вить на луч­ший путь, то в буду­щем это уже обра­тит­ся в навык и как бы в при­ро­ду, и они не так лег­ко будут по сво­ей воле укло­нять­ся к худ­ше­му, пото­му что навык будет при­вле­кать их к доб­рым делам.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Малое дерев­цо, куда накло­нить его, туда и будет рас­ти, новый сосуд будет изда­вать тот запах, каким напи­та­е­те вы его, вли­вая в него или смрад­ную жид­кость, или аро­мат­ную и чистую.

Садов­ник при­вя­зы­ва­ет сажен­цы к колу, укреп­лен­но­му к зем­ле, что­бы ветер и буря не пова­ли­ли их. И суч­ки или негод­ные побе­ги отсе­ка­ет, что­бы они не повре­ди­ли дере­ву и не иссу­ши­ли его. Посту­пай­те так и вы с малы­ми и моло­ды­ми ваши­ми детьми; при­вя­зы­вай­те серд­ца их к стра­ху Божию, что­бы не поко­ле­ба­лись они от сата­нин­ских коз­ней и не оста­ви­ли бла­го­че­стия. Отсе­кай­те рас­ту­щие в них стра­сти, что­бы не вырос­ли, и не завла­де­ли ими, и не умерт­ви­ли внут­рен­не­го ново­го чело­ве­ка, рож­ден­но­го в Свя­том Кре­ще­нии. Ибо видим, что когда дети рас­тут, то явля­ют­ся и рас­тут вме­сте с ними и гре­хов­ные стра­сти, как дикие побе­ги на дереве.

Свя­ти­тель Тихон Задонский

Роди­те­ли пусть вос­пи­ты­ва­ют сво­их детей с колы­бе­ли. Пусть они учат их стра­ху Божию, пре­се­ка­ют их злые стрем­ле­ния и поры­вы, пусть не заис­ки­ва­ют перед ними и не удо­вле­тво­ря­ют их дур­ных поже­ла­ний и вку­сов. Как мяг­кий воск, кото­рый ты лепишь, как хочешь, при­ни­ма­ет любую печать, так и из малень­ко­го ребен­ка ты можешь выле­пить все, что поже­ла­ешь. Бук­вы, напи­сан­ные на чистой бума­ге, оста­нут­ся неиз­гла­ди­мы­ми. И то, что узна­ет малень­кий ребе­нок, неиз­гла­ди­мо оста­нет­ся с ним до старости.

Если на дере­во, когда оно мало, поду­ет ветер и согнет его, а мы под­ста­вим стол­бик, то оно ста­нет пря­мым, если же мы не под­ста­вим стол­бик, то оно навсе­гда оста­нет­ся кри­вым. Если оно вырас­тет и хоро­шо уко­ре­нит­ся, а мы захо­тим его выров­нять, тогда оно трес­ка­ет­ся и лома­ет­ся. Так и наши дети. Когда они малы, будем укреп­лять их в вере и стра­хе Божи­ем. Соору­дим для них огра­ду и воз­двиг­нем для них сте­ну из поуче­ний и доб­рых при­ме­ров, доко­ле они не уко­ре­нять­ся в доб­ро­де­те­ли, когда им не будет страш­на ника­кая опасность.

Ста­рец Филофей

Итак, бла­го­че­стие детям нам нуж­но давать, так ска­зать, с моло­ком мате­ри, а не с твер­дой пищей, пото­му что, когда дети еще малы, они под­ра­жа­ют роди­те­лям, они «спи­сы­ва­ют» с роди­те­лей, как на неза­пи­сан­ную кас­се­ту. Имен­но тогда нуж­но поза­бо­тить­ся, дабы дети «запол­ни­ли» кас­се­ту доб­ро­той и любо­вью. А когда дети под­рас­тут, нуж­но быть вни­ма­тель­ны­ми и дей­ство­вать с рас­суж­де­ни­ем и осто­рож­но­стью, как, напри­мер, когда мы заво­дим часы. Если осла­бе­ва­ет пру­жи­на, мы заво­дим часы посте­пен­но, так как есть опас­ность сло­мать их, и часы тогда ста­нут бес­по­лез­ны­ми. Мы обя­за­ны осто­рож­но, по-доб­ро­му объ­яс­нять ребен­ку, по какой при­чине нель­зя делать так-то и поче­му надо делать так-то. Не сле­ду­ет посто­ян­но твер­дить ребен­ку: «Не это», «Не то», «Не так», «Не ина­че». После того как мы сде­ла­ем основ­ное, сле­ду­ет пере­дать «отверт­ку» Хри­сту для «регу­ли­ров­ки», дабы Он уже Сам «довер­нул» какой-нибудь там «винт». Нель­зя слиш­ком наде­ять­ся на себя и пытать­ся все делать самим.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Если в не окреп­шей еще душе запе­чат­ле­ны будут бла­гие уче­ния, никто не смо­жет их изгла­дить, когда она затвер­де­ет подоб­но тому, что быва­ет с вос­ко­вой печа­тью. Ты име­ешь в нем суще­ство еще роб­кое, дро­жа­щее, боя­ще­е­ся и взгля­да, и сло­ва, все­го, чего угод­но: исполь­зуй власть над ним для того, что долж­но. Ты пер­вый вос­поль­зу­ешь­ся бла­ги­ми пло­да­ми, если будешь иметь хоро­ше­го сына, а затем — Бог. Для себя ты трудишься.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Сор­ную тра­ву лег­че вырвать, когда воз­раст неж­нее, тогда и надо сле­дить, что­бы остав­лен­ные без вни­ма­ния стра­сти не уси­ли­лись и не ста­ли неисправимыми.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Нема­ло есть роди­те­лей, кото­рые нисколь­ко не забо­тят­ся о подав­ле­нии неко­то­рых недо­стат­ков и дур­ных качеств в сво­их малют­ках, кото­рые ино­гда даже раду­ют­ся и забав­ля­ют­ся, когда ребе­нок каприз­ни­ча­ет, обна­ру­жи­ва­ет само­лю­бие, упор­ство, когда доз­во­ля­ет он себе какую-нибудь ложь, обман и т. п. Они дума­ют, что тако­вы быва­ют и все дети, с кото­рых ниче­го еще нель­зя взыс­ки­вать по их глу­по­сти, но с года­ми, когда они под­рас­тут и ста­нут смыш­лен­нее, тогда-де они сво­бод­ны будут от этих недо­стат­ков, тогда-де мож­но будет и отно­сить­ся к ним с боль­шею стро­го­стью и тре­бо­ва­тель­но­стью. Вели­кая это ошиб­ка и непо­пра­ви­мое заблуж­де­ние! Нет, эти шало­сти и неду­ги нико­гда не про­хо­дят сами собой. Напро­тив, они рас­тут вме­сте с самим ребен­ком и уко­ре­ня­ют­ся все более и более, если им не про­ти­во­дей­ству­ют с само­го нача­ла, подоб­но тому как и сор­ная тра­ва на поле, если не выпа­лы­ва­ет­ся на пер­вых порах, раз­рас­та­ет­ся и пус­ка­ет все более и более глу­бо­кие корни.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

Хоро­шее вос­пи­та­ние не в том, что­бы сна­ча­ла дать раз­вить­ся поро­кам, а потом ста­рать­ся изгнать их. Надо при­ни­мать все меры, что­бы сде­лать нашу при­ро­ду недо­ступ­ной для пороков.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Сей­час с мла­ден­че­ства с совре­мен­ным ребен­ком обра­ща­ют­ся как с семей­ным бож­ком: его при­хо­ти удо­вле­тво­ря­ют­ся, жела­ния испол­ня­ют­ся, он окру­жен игруш­ка­ми, раз­вле­че­ни­я­ми, удоб­ства­ми, его не учат и не вос­пи­ты­ва­ют в соот­вет­ствии со стро­ги­ми прин­ци­па­ми хри­сти­ан­ско­го пове­де­ния, а дают раз­ви­вать­ся в том направ­ле­нии, куда кло­нят­ся его жела­ния… Воз­мож­но, это слу­ча­ет­ся не во всех семьях и не все вре­мя, но это слу­ча­ет­ся доста­точ­но часто для того, что­бы стать пра­ви­лом совре­мен­но­го вос­пи­та­ния детей, и даже роди­те­ли, име­ю­щие самые бла­гие наме­ре­ния, не могут цели­ком это­го избе­жать. Если роди­те­ли и ста­ра­ют­ся рас­тить ребен­ка в стро­го­сти, то род­ствен­ни­ки, сосе­ди пыта­ют­ся сде­лать что-то иное. Это надо учи­ты­вать при вос­пи­та­нии ребенка.

Став взрос­лым, такой чело­век, есте­ствен­но, окру­жит себя тем же, к чему при­вык с дет­ства: удоб­ства­ми, раз­вле­че­ни­я­ми, игруш­ка­ми для взрос­лых. Жизнь ста­но­вит­ся напол­нен­ной посто­ян­ным поис­ком развлечений…

Что же могут сде­лать роди­те­ли, что­бы помочь детям усто­ять про­тив иску­ше­ния мира?.. Еже­днев­но мы долж­ны быть гото­вы пре­одо­ле­вать вли­я­ние мира здо­ро­вым хри­сти­ан­ским вос­пи­та­ни­ем. Все, что ребе­нок узна­ёт в шко­ле, долж­но про­ве­рять­ся и исправ­лять­ся дома. Не надо думать, что то, что дают ему учи­те­ля, про­сто полез­но или ней­траль­но: ведь даже если он и при­об­ре­та­ет полез­ные зна­ния или уме­ния (а боль­шин­ство совре­мен­ных школ позор­но про­ва­ли­ва­ет­ся и в этом), его научат мно­гим непра­виль­ным точ­кам зре­ния и иде­ям. Оцен­ка ребен­ком лите­ра­ту­ры, музы­ки, исто­рии, искус­ства, фило­со­фии, нау­ки и, конеч­но, жиз­ни и рели­гии долж­ны в первую оче­редь идти не от шко­лы, а от дома и Церк­ви, ина­че ребе­нок полу­чит невер­ное образование.

Роди­те­ли долж­ны сле­дить, чему учат их детей, и исправ­лять это дома, при­дер­жи­ва­ясь откро­вен­ной пози­ции и чет­ко выде­ляя мораль­ный аспект, совер­шен­но отсут­ству­ю­щий в обще­ствен­ном образовании.

Роди­те­ли долж­ны знать, какую музы­ку слу­ша­ют их дети, какие они смот­рят филь­мы (слу­шая или смот­ря с ними вме­сте, если необ­хо­ди­мо), какой язык они слы­шат и каким язы­ком гово­рят сами, — и все­му это­му давать хри­сти­ан­скую оценку.

В тех домах, где недо­ста­ет муже­ства выбро­сить теле­ви­зор в окно, его надо кон­тро­ли­ро­вать стро­го, стре­мясь избе­жать отрав­ля­ю­ще­го воз­дей­ствия, кото­рое ока­зы­ва­ет в самом доме на моло­дых людей этот глав­ный про­вод­ник анти­хри­сти­ан­ских идей и оценок.

Иеро­мо­нах Сера­фим (Роуз)

Теле­ви­де­ние — это одно из страш­ных изоб­ре­те­ний для раз­вра­ще­ния детей, преж­де все­го пото­му, что дети впи­ты­ва­ют все, что там пре­по­да­ет­ся. Для взрос­лых это не так опас­но, они могут и про­пу­стить что-то.

Разум и душа ребен­ка рабо­та­ют с такой интен­сив­но­стью, что и пред­ста­вить себе невоз­мож­но. До трех лет ребе­нок вос­при­ни­ма­ет поло­ви­ну всей инфор­ма­ции о жиз­ни. Об этом гово­рит духов­ная лите­ра­ту­ра, и поэто­му Матерь Божия трех­лет­ней была вве­де­на в храм. Дети игра­ют, но при этом впи­ты­ва­ют всё. И это очень важ­но пони­мать, пото­му что мы часто гово­рим: «Ну, они не слы­шат». Нет, они всё слы­шат и видят. Иной раз ребе­нок ска­жет: «А это вот там у тебя лежит». Он все видел, он зани­мал­ся дру­гим, но он видел, куда что кла­ли. И если глав­ным усло­ви­ем для вос­пи­та­ния нор­маль­ной пра­во­слав­ной семьи явля­ет­ся цер­ков­ное вос­пи­та­ние, то теле­ви­зи­он­ная инфор­ма­ция есть то, что ему про­ти­во­сто­ит и отво­дит от него.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Не остав­ляй­те детей без вни­ма­ния отно­си­тель­но иско­ре­не­ния из серд­ца их пле­вел гре­хов, сквер­ных, лука­вых и хуль­ных помыш­ле­ний, гре­хов­ных при­вы­чек, наклон­но­стей и стра­стей; враг и плоть греш­ная не щадят и детей, семе­на всех гре­хов есть и в детях; пред­ставь­те детям все опас­но­сти гре­хов на пути жиз­ни, не скры­вай­те от них гре­хов, что­бы они, по неве­де­нию и невра­зум­ле­нию не утвер­ди­лись в гре­хов­ных навы­ках и при­стра­сти­ях, кото­рые рас­тут и при­но­сят соот­вет­ству­ю­щие пло­ды по при­хо­де детей в возраст.

Свя­той пра­вед­ный Иоанн Кронштадтский

Луч­шее наслед­ство, кото­рое могут роди­те­ли дать сво­им детям, есть доб­рое вос­пи­та­ние. Оно име­ет гораз­до боль­шую цен­ность, чем все богат­ства и бла­га зем­ные. Эту исти­ну хоро­шо созна­вал еще древ­ний муд­рец Плу­тарх и в сво­ей кни­ге о вос­пи­та­нии выска­зал ее сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Ниче­го нет выше доб­ро­го вос­пи­та­ния детей: оно долж­но быть нача­лом, сре­ди­ною и кон­цом всех роди­тель­ских забот. Все бла­га этой зем­ли обман­чи­вы и слу­чай­ны, а доб­рое вос­пи­та­ние есть посто­ян­ное, проч­ное боже­ствен­ное благо».

Каким же обра­зом воз­мож­но доста­вить детям это выс­шее бла­го и достичь цели хоро­ше­го вос­пи­та­ния? Мы уже зна­ем, что роди­те­ли глав­ным обра­зом ответ­ствен­ны за вос­пи­та­ние сво­их детей и вину за дур­ное вос­пи­та­ние их нико­му не могут при­пи­сы­вать, кро­ме себя..

В поло­вине восем­на­дца­то­го сто­ле­тия во Фран­ции явил­ся уче­ный име­нем Рус­со, кото­рый измыс­лил такое уче­ние о вос­пи­та­нии детей, кото­рое при­чи­ни­ло очень мно­го суще­ствен­но­го вре­да целым тыся­чам несчаст­ных детей. Он учил имен­но, что дитя появ­ля­ет­ся на свет совер­шен­но доб­рым и ничуть не испор­чен­ным. Поэто­му сто­ит толь­ко дитя предо­ста­вить само­му себе, и оно непре­мен­но оста­нет­ся цель­ным, непо­вре­жден­ным, доб­рым. Вос­пи­та­ние не толь­ко не необ­хо­ди­мо, но даже вред­но. Когда дитя под­вер­га­ет­ся воз­дей­ствию на него вос­пи­та­те­лей, роди­те­лей и учи­те­лей, то оно чрез это ста­но­вит­ся хуже, пор­тит­ся. Толь­ко чрез вос­пи­та­ние, гово­рит Рус­со, при­вхо­дят все дур­ные наклон­но­сти и стра­сти в совер­шен­но невин­ную и неис­пор­чен­ную нату­ру дитя­ти. Как лож­но и пре­врат­но такое уче­ние, в этом убеж­да­ет нас и опыт, и боже­ствен­ное Откро­ве­ние. Рус­со, а с ним и мно­гие дру­гие воль­но­дум­ные, неве­ру­ю­щие педа­го­ги гово­рят, что дитя от при­ро­ды неис­пор­чен­но. Но еже­днев­ный опыт реши­тель­но нис­про­вер­га­ет такой взгляд и учит нас совер­шен­но про­тив­но­му. Из это­го опы­та мы видим, что совер­шен­но малень­кие, еще груд­ные дети, кото­рые никем не мог­ли еще быть испор­че­ны, име­ют уже свои зна­чи­тель­ные недо­стат­ки и дур­ные каче­ства. И они уже быва­ют ино­гда и само­лю­би­вы, и упор­ны, и каприз­ны. и вспыль­чи­вы, и раз­дра­жи­тель­ны. Есть дети, кото­рые от при­ро­ды име­ют наклон­но­сти к лено­сти, дру­гие ко лжи и обма­ну, одни к изне­жен­но­сти и чув­ствен­но­сти, а дру­гие к лаком­ству и воров­ству. Но что мож­но усмат­ри­вать таким обра­зом из еже­днев­но­го опы­та, это под­твер­жда­ет и боже­ствен­ное Откро­ве­ние. Имен­но послед­нее учит нас, что дитя появ­ля­ет­ся на свет зара­жен­ным наслед­ствен­ным гре­хом и что чрез этот наслед­ствен­ный грех при­ро­да дитя­ти испор­че­на и склон­на более ко злу, чем к доб­ру. Сле­до­ва­тель­но, эту наклон­ность ко гре­ху и злу дитя име­ет в себе самом, а не извне полу­ча­ет ее. Прав­да, то же хри­сти­ан­ское Откро­ве­ние учит нас и тому, что душа дитя­ти очи­ща­ет­ся от пер­во­род­но­го, наслед­ствен­но­го гре­ха и освя­ща­ет­ся во Свя­том Кре­ще­нии; но ослаб­ля­е­мая в этом кре­ще­нии наклон­ность ко гре­ху отнюдь, одна­ко, не уни­что­жа­ет­ся и не иско­ре­ня­ет­ся совер­шен­но. Итак, и опыт, и Откро­ве­ние учат нас, что дитя появ­ля­ет­ся на свет не с совсем доб­рою и непо­вре­жден­ною при­ро­дою, но с испор­чен­ною, пред­рас­по­ло­жен­ною ко злу. А отсю­да сле­ду­ет, что дитя не долж­но оста­вать­ся без вос­пи­та­ния: напро­тив, что­бы из него вышло нрав­ствен­ное и доб­ро­де­тель­ное суще­ство, оно непре­мен­но долж­но под­вер­гать­ся доб­ро­му воз­дей­ствию на него со сто­ро­ны вос­пи­та­те­лей. Гре­хов­ную наклон­ность дитя­ти необ­хо­ди­мо подав­лять и направ­лять к добру.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

Кто хочет хоро­шо вос­пи­тать детей, вос­пи­ты­ва­ет их в стро­го­сти и тру­дах, что­бы, отли­чив­шись в позна­нии и пове­де­нии, мог­ли они со вре­ме­нем полу­чить пло­ды тру­дов своих.

Во вся­ком воз­расте о детях раз­ные забо­ты, и стра­хи, и мно­гие труды.

Пре­по­доб­ный Нил Синай­ский

Дети долж­ны учить­ся само­от­ре­че­нию. Они не смо­гут иметь все, что им хочет­ся. Они долж­ны учить­ся отка­зы­вать­ся от соб­ствен­ных жела­ний ради дру­гих людей. Им сле­ду­ет так­же учить­ся быть забот­ли­вы­ми. Без­за­бот­ный чело­век все­гда при­чи­ня­ет вред и боль, не наме­рен­но, а про­сто по небреж­но­сти. Для того, что­бы про­явить забо­ту, не так уж и мно­го нуж­но — сло­во обод­ре­ния, когда у кого-то непри­ят­но­сти, немно­го неж­но­сти, когда дру­гой выгля­дит печаль­ным, вовре­мя прий­ти на помощь тому, кто устал. Дети долж­ны учить­ся при­но­сить поль­зу роди­те­лям и друг дру­гу. Они могут это сде­лать, не тре­буя излиш­не­го вни­ма­ния, не при­чи­няя дру­гим забот и бес­по­кой­ства из-за себя. Как толь­ко они немно­го под­рас­тут, детям сле­ду­ет учить­ся пола­гать­ся на себя, учить­ся обхо­дить­ся без помо­щи дру­гих, что­бы стать силь­ны­ми и независимыми.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Рань­ше, чем вырас­ти в меру хри­сти­а­ни­на, чело­век дол­жен быть про­сто чело­ве­ком. Если вы про­чте­те в 25‑й гла­ве Еван­ге­лия от Мат­фея прит­чу о коз­ли­щах и овцах, там вопрос ясно ста­вит­ся: были ли вы чело­веч­ны, вырос­ли ли вы в меру насто­я­ще­го чело­ве­ка? Толь­ко тогда вы може­те вырас­ти в меру при­об­щен­но­сти Богу… Поэто­му надо учить ребен­ка прав­ди­во­сти, вер­но­сти, муже­ству — таким свой­ствам, кото­рые из него дела­ют под­лин­но чело­ве­ка; и, конеч­но, надо учить состра­да­нию и любви.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

По мере воз­рас­та и обра­зо­ва­ния долж­но давать сво­бо­ду детям. Кото­рое из двух направ­ле­ний пра­виль­нее, при­ят­нее и удо­вле­тво­ри­тель­нее для чело­ве­ка, поступ­ле­ние от рас­ши­ре­ния сво­бо­ды к ее огра­ни­че­нию или, напро­тив, от ее огра­ни­че­ния к рас­ши­ре­нию? Оче­вид­но, послед­нее. Итак, надоб­но вести детей от огра­ни­че­ния сво­бо­ды к рас­ши­ре­нию ее. Ина­че сде­лав­ший­ся слиш­ком сво­бод­ным слиш­ком рано, куда напра­вит­ся далее с сво­им жела­ни­ем поступ­ле­ния впе­ред и воз­рас­та­ю­ще­го удо­вле­тво­ре­ния? Не будет ли он в иску­ше­нии поко­ле­бать спра­вед­ли­вые пре­де­лы разум­ной и закон­ной свободы?

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Каж­дый из вас — отцов и мате­рей — подоб­но худож­ни­кам, с вели­кой тща­тель­но­стью укра­ша­ю­щим изоб­ра­же­ния и ста­туи, пусть забо­тит­ся и о сво­их уди­ви­тель­ных про­из­ве­де­ни­ях. Ибо живо­пис­цы, каж­дый день ста­вя кар­ти­ну перед собой, покры­ва­ют ее крас­ка­ми, стре­мясь к тому, что долж­но. Так же посту­па­ют и каме­но­те­сы, уби­рая лиш­нее и добав­ляя недо­ста­ю­щее. Так и вы, подоб­но дела­ю­щим ста­туи, исполь­зуй­те для это­го все име­ю­ще­е­ся у вас вре­мя, делая для Бога ста­туи, достой­ные вос­хи­ще­ния: лиш­нее уби­рай­те, а то, чего недо­ста­ет, добав­ляй­те и вни­ма­тель­но наблю­дай­те их вся­кий день, какое от при­ро­ды есть у них даро­ва­ние — что­бы его умно­жить, какой недо­ста­ток — что­бы его устра­нить. И с осо­бен­ным тща­ни­ем изго­няй­те от них вся­кий повод к рас­пу­щен­но­сти, ибо склон­ность к это­му более все­го вред­на душам юных. Луч­ше все­го, преж­де чем он успе­ет изве­дать это­го, при­учи его быть трез­вым, побеж­дать сон, бодр­ство­вать на молит­ве, все сло­ва и дела свои отме­чать зна­ком Креста.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Пише­те: «Жела­ла бы я, что­бы мы избег­ли с мужем того пагуб­но­го раз­но­гла­сия в деле вос­пи­та­ния, кото­рое почти во всех супру­же­ствах вижу я». Да, вещь эта дей­стви­тель­но пре­муд­ре­ная! Но спо­рить об этом при детях вы и сами заме­ти­ли, что непо­лез­но. Поэто­му в слу­чае раз­но­гла­сия луч­ше или укло­няй­тесь и ухо­ди­те, или пока­зы­вай­те, как буд­то не вслу­ша­лись; но никак не спорь­те о сво­их раз­ных взгля­дах при детях. Совет об этом и рас­суж­де­ние долж­ны быть наедине, и как мож­но похлад­но­кров­нее, — что­бы было дей­стви­тель­нее. Впро­чем, если вы успе­е­те наса­дить в серд­цах детей ваших страх Божий, тогда на них раз­ные чело­ве­че­ские при­чу­ды не могут так зло­вред­но действовать.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Образование наших детей

Хри­сти­ане пер­вых веков забо­ти­лись не толь­ко об общем обра­зо­ва­нии детей сво­их, не толь­ко о при­об­ре­те­нии ими муд­ро­сти язы­че­ской, об обу­че­нии фило­со­фии, музы­ке, искус­ствам. Нет, научая детей сво­их, они руко­вод­ство­ва­лись глу­бо­ким, свя­тым пра­ви­лом: того почи­та­ли несчаст­ным, кто зна­ет все и не зна­ет Бога. Того бла­жен­ным, кто зна­ет Бога, хотя бы и не знал ниче­го другого.

Не думай­те, что этим запре­ща­ет­ся вам учить детей ваших всем свет­ским нау­кам. Нисколь­ко. Вели­чай­шие отцы наши и учи­те­ли Церк­ви сами в моло­до­сти очень усерд­но пре­да­ва­лись изу­че­нию всей муд­ро­сти науч­ной, фило­соф­ской. Свя­тые Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов, Иоанн Зла­то­уст были высо­ко­об­ра­зо­ван­ны­ми людь­ми сво­е­го вре­ме­ни. И вашим детям над­ле­жит быть обра­зо­ван­ны­ми, уче­ны­ми. Но толь­ко важ­но, что­бы их обу­че­ние и вос­пи­та­ние не огра­ни­чи­ва­лось одной муд­ро­стью свет­ской, муд­ро­стью мира сего, что­бы наря­ду с этим они позна­ва­ли выс­шую прав­ду и исти­ну, науча­лись зако­ну Божию и запо­ве­дям Хри­сто­вым, при­уча­лись к посто­ян­но­му бла­го­че­стию, все­гда пом­ни­ли о Боге, о запо­ве­дях Божи­их, о пути Хри­сто­вом. Тогда и толь­ко тогда они не заблу­дят­ся на пути муд­ро­сти чело­ве­че­ской, толь­ко тогда будут ста­вить выше все­го муд­рость хри­сти­ан­скую, позна­ние Бога. Так над­ле­жит вам учить детей ваших.

Свя­ти­тель Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий), архи­епи­скоп Крым­ский и Симферопольский

Отда­дим долг ува­же­ния зна­нию и уче­но­сти. Ска­жем, если угод­но, что люди, обла­да­ю­щие глу­бо­ки­ми позна­ни­я­ми о пред­ме­тах при­ро­ды, чело­ве­че­ства и обще­ства чело­ве­че­ско­го, суть очи народа.

Одна­ко, как не вся­ко­му чле­ну тела надоб­но быть оком, так не вся­ко­му чле­ну обще­ства надоб­но быть уче­ным. Но уси­лен­ные уко­ры неве­же­ству и похва­лы неопре­де­ли­тель­но поня­то­му про­све­ще­нию посе­я­ли в неко­то­рых людях одно­сто­рон­ние мыс­ли, что вос­пи­та­ние, достой­ное сво­е­го име­ни, есть толь­ко уче­ное, что вос­пи­ты­вать — зна­чит пре­по­да­вать нау­ки, что вос­пи­тан­ным надоб­но почи­тать того, кто про­шел несколь­ко поприщ уроков.

Это зна­чит — вос­пи­ты­вать более голо­ву, неже­ли серд­це и все­го человека.

Счаст­лив вос­пи­ты­ва­е­мый, если настав­ник в уче­нии веры успе­ет глуб­же посе­ять в нем семя духов­но­го уче­ния, неже­ли дру­гие настав­ни­ки семе­на мир­ских уче­ний, и если духов­ное семя будет пита­е­мо домаш­ни­ми и цер­ков­ны­ми упраж­не­ни­я­ми бла­го­че­стия под вли­я­ни­ем доб­ро­го руко­вод­ства и при­ме­ра. Уче­ние Боже­ствен­ное очи­стит, утвер­дит и освя­тит уче­ния чело­ве­че­ские и сде­ла­ет их упо­тре­би­тель­ны­ми на поль­зу част­ную и обще­ствен­ную, пото­му что бла­го­че­стие, как гово­рит апо­стол, на все полез­но есть, обе­то­ва­ние име­ю­щее живо­та нынеш­ня­го и гря­ду­ща­го (1 Тим. 4, 8). Но если бла­го­че­стие, хотя и гово­рят о нем поста­нов­ле­ния, в самой душе вос­пи­ты­ва­е­мо­го не поло­жит­ся в осно­ва­ние мир­ских уче­ний, то они не будут истин­но осно­ва­тель­ны; уче­ния неосно­ва­тель­ные не бла­го­устро­я­ют жиз­ни, а меж­ду тем обык­но­вен­но над­ме­ва­ют; над­мен­ный мни­мым зна­ни­ем и обра­зо­ван­но­стью все­го чаще ста­вит себя выше сво­е­го состояния.

Так про­ис­хо­дят люди, кото­рые не мирят­ся с бед­но­стью, не ужи­ва­ют­ся с посред­ствен­но­стью, не сохра­ня­ют уме­рен­но­сти в изоби­лии; алчут воз­вы­ше­ния, блес­ка, насла­жде­ний; разо­ча­ро­вы­ва­ют­ся пре­сы­ще­ни­ем так же, как нена­хож­де­ни­ем пищи сво­им стра­стям; все­гда недо­воль­ны, любят пере­ме­ны, а не посто­ян­ство и, пре­сле­дуя меч­ты, рас­стра­и­ва­ют дей­стви­тель­ность насто­я­щую и будущую.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

…Сын Божий да помо­жет ему не толь­ко хоро­шо учить­ся, но и хоро­шо сми­рять­ся. Если же толь­ко хоро­шо учить­ся, да и при этом нерас­суд­но гор­дить­ся, — дело нику­да не годит­ся. Одно хоро­шее уче­ние без сми­ре­ния, точ­но на одной ноге хож­де­ние. Хотя хро­мые ходят и на одной ноге с помо­щью косты­ля, да такое уж и хож­де­ние; мало того, что с боль­шой нуж­дой ходят, но часто и пре­ты­ка­ют­ся, и вос­при­ем­лют неред­ко болез­нен­ны язвы.

Кто жела­ет быть все­гда мирен и спо­ко­ен душой, тот вся­че­ски дол­жен сми­рять­ся. Без сми­ре­нья невоз­мож­но иметь успокоенья.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Обра­зо­ва­нию ума все­гда долж­но пред­ше­ство­вать вос­пи­та­ние серд­ца. Напол­не­ние ума толь­ко одни­ми зна­ни­я­ми без долж­но­го раз­ви­тия нрав­ствен­но-духов­ной сто­ро­ны чело­ве­че­ской лич­но­сти, как это и дела­ет боль­шин­ство совре­мен­ных свет­ских учеб­ных заве­де­ний, созда­ет опас­ность соблаз­нов увле­че­ния моло­дых людей пагуб­ны­ми умство­ва­ни­я­ми «циви­ли­за­то­ров», веду­щи­ми к пор­че нра­вов наро­да и, как след­ствие это­го, к его духов­ной гибели.

Свя­ти­тель Инно­кен­тий (Вени­а­ми­нов)

Небре­гут о детях, если ста­ра­тель­нее учат их полез­но­му для жиз­ни вре­мен­ной, неже­ли спа­си­тель­но­му для души без­смерт­ной; если тща­тель­нее меб­ли­ру­ют их голо­ву набо­ром слов и поня­тий, неже­ли воз­де­лы­ва­ют вер­то­град их серд­ца, истор­гая из него дикие тра­вы непра­виль­ных склон­но­стей и при­вы­чек, насаж­дая в нем бла­гие чув­ство­ва­ния к доб­ро­де­те­ли, ограж­дая его от вет­ров лег­ко­мыс­лия и от бурь страстей.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Ребе­нок, с дет­ства при­учен­ный к клас­си­че­ской музы­ке, раз­вив­ший­ся под ее вли­я­ни­ем, не под­вер­га­ет­ся иску­ше­ни­ям гру­бо­го рит­ма рока, совре­мен­ной псев­до­му­зы­ки в той мере, в какой под­вер­га­ют­ся им те, кто вырос без музы­каль­но­го вос­пи­та­ния. Хоро­шее музы­каль­ное вос­пи­та­ние, по сло­вам Оптин­ских стар­цев, очи­ща­ет душу и при­го­тов­ля­ет ее к при­ня­тию духов­ных впечатлений.

Ребе­нок, при­учен­ный к хоро­шей лите­ра­ту­ре, дра­ме, поэ­зии, ощу­тив­ший ее воз­дей­ствие на душу, полу­чив­ший истин­ное насла­жде­ние, не ста­нет без­дум­ным при­вер­жен­цем совре­мен­но­го теле­ви­де­ния и деше­вых рома­нов, кото­рые опу­сто­ша­ют душу и уво­дят ее от хри­сти­ан­ско­го пути.

Ребе­нок, кото­рый научил­ся видеть кра­со­ту клас­си­че­ской живо­пи­си и скульп­ту­ры, не соблаз­нит­ся лег­ко извра­щен­ным совре­мен­ным искус­ством, не будет тянуть­ся к без­вкус­ным изде­ли­ям рекла­мы и тем более порнографии.

Ребе­нок, кото­рый зна­ет кое-что о миро­вой исто­рии, и осо­бен­но о хри­сти­ан­ской, о том, как люди жили и мыс­ли­ли, в какие запад­ни они попа­да­ли, укло­ня­ясь от Бога и Его запо­ве­дей, и какую слав­ную и достой­ную жизнь они вели, когда были Ему вер­ны, смо­жет пра­виль­но судить о жиз­ни и фило­со­фии наше­го вре­ме­ни и не ста­нет сле­по сле­до­вать за «учи­те­ля­ми» века сего.

Одна из про­блем, сто­я­щих ныне перед школь­ным обра­зо­ва­ни­ем, состо­ит в том, что детям не при­ви­ва­ют боль­ше чув­ства исто­рии. Это опас­ная и роко­вая вещь — лишить ребен­ка исто­ри­че­ской памя­ти. Это озна­ча­ет, что его лиша­ют воз­мож­но­сти брать при­мер с людей, жив­ших в про­шлом. А исто­рия, в сущ­но­сти, посто­ян­но повто­ря­ет­ся. Когда вы это заме­ча­е­те, вам хочет­ся знать, как люди реша­ли свои про­бле­мы, что ста­лось с теми, кто вос­стал на Бога, и с теми, кто изме­нял свою жизнь, пода­вая нам яркий пример.

Чув­ство исто­рии очень важ­но, и его надо при­ви­вать детям.

В общем, чело­век, хоро­шо зна­ко­мый с луч­ши­ми пло­да­ми свет­ской куль­ту­ры, кото­рая в Рос­сии почти все­гда име­ет опре­де­лен­ное рели­ги­оз­ное, хри­сти­ан­ское зву­ча­ние, полу­ча­ет намно­го боль­ше воз­мож­но­стей вести нор­маль­ную пло­до­твор­ную жизнь пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на, чем тот, кто обра­тил­ся в Пра­во­сла­вие, будучи зна­ком лишь с совре­мен­ной попу­ляр­ной культурой.

Иеро­мо­нах Сера­фим (Роуз)

Часто слы­шат­ся жало­бы, что вос­пи­та­ние обще­ствен­ное, при мно­же­стве средств, кото­рые предо­став­ля­ют­ся ему все­ми клас­са­ми обще­ства, име­ет зна­чи­тель­ные недо­стат­ки: и по отно­ше­нию к серд­цу ребен­ка, о кото­ром забо­тят­ся очень мало, и по отно­ше­нию к уму его, кото­рым, по-види­мо­му, столь силь­но заня­ты. Раз­ви­тие в детях само­лю­бия неуме­рен­ным подо­гре­ва­ни­ем прин­ци­па сорев­но­ва­ния, не вну­ша­ет ему ува­же­ния к дол­гу. Но и тру­ды его для раз­ви­тия ума ока­зы­ва­ют­ся часто недо­ста­точ­ны­ми. Спо­соб­но­сти, зави­ся­щие от памя­ти, выра­ба­ты­ва­ют­ся посто­ян­ны­ми упраж­не­ни­я­ми, меж­ду тем как, срав­ни­тель­но, спо­соб­но­сти мыш­ле­ния оста­ют­ся почти без вся­ко­го воз­дей­ствия. Упо­треб­ляя весь жар души вос­пи­тан­ни­ка на при­го­тов­ле­ние уро­ков без пере­ры­ва и отды­ха, обще­ствен­ное вос­пи­та­ние отни­ма­ет у его души досуг, силу, жела­ние сде­лать соб­ствен­но­стью все полу­чен­ное, и при­уча­ет его доволь­ство­вать­ся зна­ни­ем, заим­ство­ван­ным, не делая это­го зна­ния лич­ным сво­им зна­ни­ем, досто­я­ни­ем души сво­ей. При этом почти не обра­зу­ет­ся в нем ни само­де­я­тель­ной мыс­ли, ни само­сто­я­тель­но­сти харак­те­ра, ни цве­та само­быт­но­сти (ори­ги­наль­но­сти), в кото­ром при­ро­да нико­му не отка­за­ла, и «цве­ток засы­ха­ет преж­де, чем даст плод». Без­жа­лост­ное урав­не­ние про­хо­дит над все­ми ума­ми, сгла­жи­ва­ет все раз­ли­чия лич­но­стей, и вот чело­век исче­за­ет в дитя­ти, пото­му что дитя исчез­ло в школьнике.

Дитя роди­лось для того, что­бы дей­ство­вать по зачат­кам сво­е­го соб­ствен­но­го духа; что­бы само­му раз­ли­чать доб­ро и зло, исти­ну и ложь; что­бы при­го­то­вить­ся к борь­бе, выра­бо­тать таким обра­зом само­му себе соб­ствен­ный харак­тер; что­бы быть сво­бод­ным в сво­их реше­ни­ях на буду­щее. Посе­му глав­ная цель вос­пи­та­ния не в том, что­бы сде­лать уче­ни­ка, так ска­зать, отпе­чат­ком учи­те­ля, но в том, что­бы воз­бу­дить и раз­вить скры­тое в нем. Не учить детей смот­реть на все чужи­ми гла­за­ми, а при­учать пра­виль­но смот­реть сво­и­ми; не навя­зы­вать им извест­ной доли позна­ний, но вну­шить любовь к истине; не обре­ме­нять память, а ожив­лять и уси­ли­вать мысль; не изла­гать ее в фор­ме зако­нов, для кото­рых осно­ва­ния — сло­во и воля учи­те­ля, а раз­вить созна­ние и рас­су­док их, нрав­ствен­ный их вкус так, что­бы они уме­ли отли­чить и выбрать из все­го пред­став­ля­ю­ще­го­ся их усмот­ре­нию, одно: спра­вед­ли­вое и доб­рое. Сло­вом, вели­кая зада­ча вос­пи­та­ния состо­ит в уме­нии вызвать в ребен­ке силу разум­ную и нрав­ствен­ную, кото­рая нахо­дит­ся во вся­ком суще­стве, создан­ном по обра­зу Божию.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Молит­ва Гос­по­ду Иису­су Хри­сту о детях, кото­рым труд­но в учении 

Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Боже наш, все­ли­вый­ся в серд­ца дву­на­де­ся­ти апо­сто­лов нели­це­мер­но, бла­го­да­тию Все­свя­та­го Духа, сшед­ша­го в виде огнен­ных язык, и сих устне отвер­зый, и нача­ша гла­го­ла­ти ины­ми язы­ки: Сам, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Боже наш, нис­посли Того Духа Тво­е­го Свя­та­го на отро­ча сие (имя), и наса­ди во уше­са серд­ца его Свя­щен­ныя Писа­ния, яже рука Твоя Пре­чи­стая на скри­жа­лех начер­та зако­но­по­лож­ни­ку Мои­сею, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

(Мож­но обра­тить­ся к свя­щен­ни­ку и совер­шить спе­ци­аль­ный молебен.)

Почему необходимо религиозное воспитание детей

Вы обра­ба­ты­ва­е­те в детях буду­щих граж­дан, вои­нов, сло­вес­ни­ков, пись­мо­вод­цев, худож­ни­ков, про­мыш­лен­ни­ков; хоро­шо, но не пре­не­бре­ги­те того, что еще луч­ше, и— не пре­не­бре­ги­те обра­зо­ва­ния в них сынов Церк­ви, при­го­тов­ле­ния буду­щих граж­дан неба.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Бла­жен, кто вос­пи­ты­ва­ет детей богоугодно.

Пре­по­доб­ный Ефрем Сирин

Вос­пи­та­ние долж­но быть преж­де все­го цер­ков­ное: в бого­слу­же­нии, в таин­ствах, в молит­ве. Пер­вое, что необ­хо­ди­мо все­гда, — это вера. А что­бы укреп­лять в детях веру, нуж­на хри­сти­ан­ская жизнь родительская.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Бла­го­ра­зум­ны и долж­ны быть счаст­ли­вы те роди­те­ли хри­сти­ан­ские, а так­же и руко­во­ди­те­ли детей хри­сти­ан­ских, кото­рые ста­ра­ют­ся сколь мож­но рано пре­по­дать детям про­стые, но чистые и свет­лые поня­тия о Боге и о Хри­сте, и воз­бу­дить в серд­цах их чув­ство бла­го­го­ве­ния, веры и люб­ви к Богу и Хри­сту. Спе­ши­те сеять семя Сло­ва Божия на зем­ле серд­ца, оро­шен­ной живой водой Свя­то­го Кре­ще­ния и еще не зарос­шей пле­ве­ла­ми гре­хов про­из­воль­ных и тер­ни­ем лож­ных и сует­ных помыс­лов. Не оче­вид­на ли здесь надеж­да доб­ро­го роста посе­ян­но­го и обиль­но­го пло­да? Как упре­див­шие ростом пле­ве­лы и тер­ние подав­ля­ли бы пше­ни­цу, так упре­див­шая ростом и силой пше­ни­ца будет пре­пят­ство­вать воз­ник­нуть и уси­лить­ся пле­ве­лам и тернию.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Учи­те вы, мате­ри, ваших малю­ток изоб­ра­жать рукою крест­ное зна­ме­ние преж­де, чем они сами в состо­я­нии будут это делать; напе­чат­ле­вай­те это зна­ме­ние на челе их ваши­ми соб­ствен­ны­ми руками.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Века­ми утвер­жден­ный опыт пока­зы­ва­ет, что крест­ное зна­ме­ние име­ет вели­кую силу на все дей­ствия чело­ве­ка во все про­дол­же­ние его жиз­ни. Поэто­му необ­хо­ди­мо поза­бо­тить­ся вко­ре­нить в детях обы­чай поча­ще ограж­дать себя крест­ным зна­ме­ни­ем, и осо­бен­но пред при­ня­ти­ем пищи и пития, ложась спать и вста­вая, пред выез­дом, пред выхо­дом и пред вхо­дом куда-либо, и что­бы дети пола­га­ли крест­ное зна­ме­ние не небреж­но или по- мод­но­му, а с точ­но­стью, начи­ная с чела до пер­сей, и на оба пле­ча, что­бы крест выхо­дил правильный.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

В хри­сти­ан­ской семье обя­за­тель­но долж­ны быть бого­слу­же­ния, уста­вы, посты, пото­му что это силь­ней­шие сто­ро­ны вос­пи­та­ния. Соб­ствен­но, пост для ребен­ка — это колос­саль­ная тре­ни­ров­ка воли, ему хочет­ся то, это, а нель­зя, и он учит­ся сдер­жи­вать себя. Те, кто про­тив того, что­бы дети пости­лись, выбра­сы­ва­ют зна­чи­тель­ную часть вос­пи­та­ния воли, не гово­ря о том, что если чело­век к чему-либо при­вык с дет­ства, к тому он при­вык на всю жизнь.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

В ран­нем дет­стве не суще­ству­ет осо­бых труд­но­стей в вопро­се о посе­ще­нии хра­ма: дети сами охот­но пой­дут в храм, если идут роди­те­ли. В эту пору здесь про­сто не нуж­но при­нуж­де­ние — настоль­ко охот­но дети посе­ща­ют храм. Очень углуб­ля­ет рели­ги­оз­ные дет­ские пере­жи­ва­ния забо­та об икон­ках в дет­ской ком­на­те, зажже­ние лам­пад­ки, укра­ше­ние цве­та­ми к празд­ни­ку и т. д. Если все это дела­ет­ся не про­сто в вос­пи­та­тель­ных целях (дети рано или позд­но это раз­бе­рут, и тогда это может вызвать сра­зу упа­док в рели­ги­оз­ной жиз­ни), а отве­ча­ет все­му быту семьи, тогда это очень помо­га­ет детям. Вели­ко так­же зна­че­ние быто­вых сто­рон при празд­но­ва­нии вели­ких празд­ни­ков, кото­рые тоже очень мно­го дают детям.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Пер­вым делом обра­зо­ва­ния дитя­ти долж­но быть обра­зо­ва­ние в вере, пре­по­да­ние ему началь­ных истин ее в таком виде, как они для него могут быть понят­ны. В сем воз­расте (до вступ­ле­ния в шко­лу) над­ле­жит раз­вить в нем чистое, про­стое веро­ва­ние в могу­ще­ство, свя­тость и бла­гость Бога, создав­ше­го все, любя­ще­го все доб­рое, осуж­да­ю­ще­го грех, но милу­ю­ще­го и спа­са­ю­ще­го греш­ни­ков, рас­ка­и­ва­ю­щих­ся и жела­ю­щих исправ­ле­ния. Дово­ди­те ребен­ка до мыс­ли о Боже­стве посте­пен­но, ска­жи­те ему язы­ком понят­ным: «Ты видишь вокруг себя раз­ные вещи и зна­ешь, что каж­дая из них кем-нибудь сде­ла­на: дом постро­ен архи­тек­то­ром, кар­ти­ну напи­сал живо­пи­сец, цве­ты поса­дил и вырас­тил садов­ник. Итак, надоб­но тебе знать, кто сде­лал свет­лое солн­це, небо, звез­ды, — все сие сотво­рил Бог, общий Отец наш, Отец всех людей. Он вез­де, хотя мы Его и не видим, Он зна­ет все, что мы дела­ем, слы­шит все, что мы гово­рим, даже все, что мы дума­ем. Без Него ни тра­ва, ни хлеб­ный колос, ни цве­ты не мог­ли бы вырас­ти, живот­ные бы не жили, ничто не суще­ству­ет без Его воли. Твоя мать добра, любит тебя, но Бог бес­ко­неч­но боль­ше благ и боль­ше любит тебя. Твой отец тру­дит­ся, что­бы про­пи­тать тебя, но Бог бес­ко­неч­но боль­ше дела­ет для всех людей, неже­ли все люди вме­сте могут сделать.

При­мер ваш все­го более может дей­ство­вать на ребен­ка в сем отно­ше­нии; не про­из­но­си­те нико­гда име­ни Бога пона­прас­ну, в речи шуточ­ной. Во вре­мя молит­вы надоб­но, что­бы бла­го­го­ве­ние выра­жа­лось во всех ваших сло­вах и дви­же­ни­ях. При­учай­те и ребен­ка под­ра­жать вам, при­учай­те слу­шать или читать молит­вы с бла­го­го­ве­ни­ем и в почти­тель­ном поло­же­нии. Он не пой­мет еще всех слов молит­вы, но пой­мет чув­ство, выра­жа­е­мое поник­но­ве­ни­ем голо­вы, крест­ным зна­ме­ни­ем, коле­но­пре­кло­не­ни­ем; наруж­ное дви­же­ние воз­дей­ству­ет на его внут­рен­ность. Но вну­шай­те ему, что грех, моля­ся Богу, думать о дру­гом и что без­молв­ное чув­ство сми­ре­ния пред Богом, крат­кая, но сер­деч­ная молит­ва выше молит­вы, про­из­не­сен­ной сло­ва­ми без уча­стия серд­ца. Так мало-пома­лу он постиг­нет сла­дость люб­ви к Богу преж­де, неже­ли разум его позна­ет всю необ­хо­ди­мость веры для человека.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Вос­пи­ты­вать в духов­ном отно­ше­нии детей надо даже еще до шести-семи лет. Они не долж­ны до поступ­ле­ния в шко­лу оста­вать­ся в том поло­же­нии, в кото­ром нахо­ди­лись и нахо­дят­ся ныне — без вся­ко­го уче­ния и обра­зо­ва­ния, так как этот воз­раст и есть самое золо­тое вре­мя для сея­ния и для уко­ре­не­ния в них все­го доб­ро­го, а так­же и все­го худо­го. Само собою разу­ме­ет­ся, что серд­це чело­ве­ка, как и поле, не может оста­вать­ся навсе­гда без рас­те­ний. Если на нем не будут сеять доб­рых рас­те­ний, то непре­мен­но вырас­тут худые…

Так вот, цель духов­но­го обра­зо­ва­ния — взра­щи­ва­ние в юных душах доб­рых рас­те­ний пра­во­слав­ной веры. И дело это, за нера­де­ни­ем роди­те­лей и обще­ства, — нашей Свя­той Церк­ви, кото­рая как люб­ве­обиль­ней­шая мать при­ем­лет на свои руки всех детей от само­го рож­де­ния. Начать сле­ду­ет с самых про­стых, эле­мен­тар­ных вещей: как изоб­ра­жать на себе крест­ное зна­ме­ние, как сто­ять на молит­ве, как вхо­дить в цер­ковь, как в ней себя вести, как класть покло­ны и про­чее. В пре­по­да­ва­нии сле­ду­ет соблю­дать посте­пен­ность, не про­пус­кая и самых малых пред­ме­тов. Ибо и самые огром­ней­шие зда­ния состо­ят из пес­чи­нок. Полез­ны для детей чте­ния или рас­ска­зы о жити­ях свя­тых или из свя­щен­ной исто­рии с объ­яс­не­ни­я­ми и нравоучениями.

Наше дело толь­ко насаж­дать и поли­вать, а взра­щи­вать — дело Божие. И невоз­мож­но, что­бы бесе­ды не при­нес­ли ника­кой поль­зы, если уча­щие и уча­щи­е­ся будут начи­нать с бла­го­сло­ве­ния Божия.

Свя­ти­тель Инно­кен­тий (Вени­а­ми­нов)

Боль­шин­ство оши­бок в рели­ги­оз­ном вос­пи­та­нии отно­сит­ся к тре­тьей сто­роне рели­ги­оз­ной жиз­ни — к сфе­ре ее «выра­же­ний». Роди­те­ли и вос­пи­та­те­ли торо­пят­ся усво­ить детям ряд внеш­них навы­ков, не толь­ко не свя­зы­вая их с внут­рен­ним миром ребен­ка, но часто пря­мо игно­ри­руя его. Для при­ме­ра возь­мем молит­ву. Дети в ран­нем воз­расте очень охот­но повто­ря­ют за стар­ши­ми сло­ва молит­вы, кре­стят­ся, целу­ют икон­ки; за эти­ми внеш­ни­ми дей­стви­я­ми лег­ко вста­ют в дет­ской душе, духов­но не зату­ма­нен­ной и чистой, отве­ча­ю­щие все­му это­му внут­рен­ние дви­же­ния. Но надо еще открыть душу ребен­ка для молит­вы, а не толь­ко уста; то пси­хи­че­ское допол­не­ние, кото­рое обыч­но рож­да­ет­ся в душе ребен­ка при молит­ве, крест­ном зна­ме­нии, еще не свя­зы­ва­ет молит­вы, крест­но­го зна­ме­ния с внут­рен­ним миром.

Наи­луч­ший спо­соб оду­ше­вить дитя тем, что отве­ча­ет сло­вам молит­вы, смыс­лу крест­но­го зна­ме­ния, — это молить­ся вме­сте с ребен­ком, то есть не про­сто при­сут­ство­вать при молит­ве ребен­ка, но само­му молить­ся вме­сте с ним, вкла­ды­вая всю силу, весь огонь сво­ей души в молит­ву эту. Молит­ва роди­те­лей так глу­бо­ко запа­да­ет в душу ребен­ка, что она ста­но­вит­ся насто­я­щим про­вод­ни­ком рели­ги­оз­но­го опы­та для ребенка.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Мы умуд­ря­ем­ся пре­вра­тить в непри­ят­ную обя­зан­ность то, что мог­ло бы быть чистой радо­стью. Пом­ню, я как-то, по доро­ге в цер­ковь, зашел за Лос­ски­ми (мы жили в Пари­же на одной ули­це). Они соби­ра­ют­ся, оде­ли тро­их детей, а чет­вер­тый сто­ит и ждет, но его не оде­ва­ют. Он спро­сил: «А я что?» И отец отве­тил: «Ты себя так вел на этой неде­ле, что тебе в церк­ви нече­го делать! В цер­ковь ходить — это честь, это при­ви­ле­гия; если ты всю неде­лю вел себя не как хри­сти­а­нин, а как бесе­нок, то сиди во тьме кро­меш­ной, сиди дома…»

А мы дела­ем наобо­рот; мы гово­рим: ну пой­ди, пой­ди покай­ся, ска­жи батюш­ке… Или что-нибудь в этом роде. И в резуль­та­те встре­ча с Богом все боль­ше дела­ет­ся дол­гом, необ­хо­ди­мо­стью, а то и про­сто очень непри­ят­ной кари­ка­ту­рой Страш­но­го суда. Сна­ча­ла вну­ша­ют ребен­ку, как ему будет ужас­но и страш­но при­зна­вать­ся в гре­хах, а потом его насиль­но туда гонят; и это, я думаю, плохо.

Испо­ве­ду­ют­ся у нас дети с семи лет, ино­гда немнож­ко моло­же или немнож­ко стар­ше, в зави­си­мо­сти от того, дошли ли они до воз­рас­та, когда могут иметь суж­де­ние о сво­их поступ­ках. Ино­гда ребе­нок при­хо­дит и дает длин­ный спи­сок сво­их пре­гре­ше­ний; и вы зна­е­те, что пре­гре­ше­ния-то запи­са­ла мама­ша, пото­му что ее эти раз­ные про­ступ­ки чем-нибудь коро­бят. А если спро­сишь ребен­ка: «А ты дей­стви­тель­но чув­ству­ешь, что это очень пло­хо? — он часто смот­рит, гово­рит: «Нет…» — «А поче­му же ты это испо­ве­ду­ешь?» — «Мама сказала…»

Вот это­го, по-мое­му, не надо делать. Надо ждать момен­та, когда ребе­нок уже име­ет какие-то нрав­ствен­ные пред­став­ле­ния. На пер­вой испо­ве­ди я не став­лю вопрос о том, сколь­ко он согре­шил, и чем, и как (я вам себя не даю в при­мер, я про­сто рас­ска­зы­ваю, что я делаю). Я гово­рю при­мер­но так: «Вот, ты теперь стал боль­шим маль­чи­ком (или: боль­шой девоч­кой). Хри­стос тебе все­гда был вер­ным дру­гом; рань­ше ты это про­сто вос­при­ни­мал как есте­ствен­ное и долж­ное. Теперь ты дошел до тако­го воз­рас­та, когда ты можешь, в свою оче­редь, стать вер­ным дру­гом. Что ты зна­ешь о Хри­сте, что тебя в Нем при­вле­ка­ет?..» Боль­шей частью ребе­нок гово­рит о том или о сем, что ему нра­вит­ся или что его тро­га­ет во Хри­сте. Я отве­чаю: «Зна­чит, ты Его пони­ма­ешь в этом, ты любишь Его в этом и можешь быть Ему вер­ным и лояль­ным, так же как ты можешь быть вер­ным и лояль­ным сво­им това­ри­щам в шко­ле или сво­им роди­те­лям. Ты можешь, напри­мер, поста­вить себе пра­ви­лом най­ти спо­соб Его радо­вать. Как ты можешь Его пора­до­вать? Есть вещи, кото­рые ты гово­ришь или дела­ешь, от кото­рых Ему может быть боль­но…» Ино­гда дети сами гово­рят что-нибудь, ино­гда нет. Ну, порой можешь под­ска­зать: «Ты, напри­мер, лжешь? Ты в играх обма­ны­ва­ешь?..» Я нико­гда не гово­рю о послу­ша­нии роди­те­лям на этой ста­дии, пото­му что этот спо­соб роди­те­ли часто упо­треб­ля­ют, что­бы пора­бо­тить ребен­ка, исполь­зуя Бога в виде пре­дель­ной силы, кото­рая на него будет воз­дей­ство­вать. Я ста­ра­юсь, что­бы дети не пута­ли тре­бо­ва­ния роди­те­лей и свои отно­ше­ния с Богом. В зави­си­мо­сти от того, кто этот ребе­нок, мож­но ему пред­ло­жить раз­ные вопро­сы (о лжи, о том или дру­гом) и ска­зать: «Вот хоро­шо; обра­дуй Бога тем, что то или се ты не будешь боль­ше делать, или хоть будешь ста­рать­ся не делать. А если сде­ла­ешь, тогда кай­ся, то есть оста­но­вись, ска­жи: «Гос­по­ди! Ты меня про­сти! Я Тебе ока­зал­ся не доб­рот­ным дру­гом. Давай, поми­рим­ся!..» И при­хо­ди на испо­ведь, что­бы свя­щен­ник тебе мог ска­зать: «Да, раз ты каешь­ся и жале­ешь, я тебе от име­ни Бога могу ска­зать: «Он тебе это про­ща­ет. Но поду­май, как жал­ко, что такая кра­си­вая друж­ба была разбита…»

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Часто слу­ча­ет­ся, что в деле при­ве­де­ния ребен­ка к Спа­си­те­лю мать не име­ет на сво­ей сто­роне почти нико­го, и сча­стье, если толь­ко не все про­тив нее. Но пусть никто не сочув­ству­ет ей; с ней Бог — и это­го для нее доволь­но. Сын ее еще дитя. И вот она каж­дый день молит­ся вме­сте с ним, направ­ляя к Гос­по­ду и пер­вые мыс­ли его, и пер­вый его лепет. Она одна толь­ко зна­ет путь к душе его, что­бы посе­ять в ней семе­на спа­си­тель­ной исти­ны; она насаж­да­ет эти семе­на с такой любо­вью, внед­ря­ет их так глу­бо­ко, что ника­кая буря, ни внеш­няя, ни внут­рен­няя, не истре­бит их.

Кто не зна­ет, как силь­ны пер­вые впе­чат­ле­ния? Кого не оча­ро­вы­ва­ли вос­по­ми­на­ния дет­ства? И кто с эти­ми впе­чат­ле­ни­я­ми и вос­по­ми­на­ни­я­ми не соеди­нял име­ни мате­ри, если толь­ко мог пом­нить ее? Поверь­те, каж­дый сын ско­рей два­жды усо­мнит­ся в уме отца, чем один раз в серд­це мате­ри… Сын ее под­рос и мало-пома­лу начал выхо­дить из-под над­зо­ра мате­ри. И вот новая забо­та! В силу сво­е­го преж­не­го вли­я­ния, мать поль­зу­ет­ся пол­ной дове­рен­но­стью, и эта дове­рен­ность вру­ча­ет­ся ей за буду­щее вли­я­ние. Во вре­мя заду­шев­ных раз­го­во­ров, к кото­рым сын уже при­вык, кото­рые сде­ла­лись для него необ­хо­ди­мо­стью, мать чита­ет в глу­бине его серд­ца. А кто чита­ет в глу­бине серд­ца у дру­го­го, тот вла­де­ет этим серд­цем. Так, напри­мер, в сыне зажи­га­ет­ся страсть и гро­зит ему паде­ни­ем. Ска­зать об этом мате­ри? Это невоз­мож­но. Скрыть от нее — еще мень­ше воз­мож­но­сти. И иску­ше­ние побеждено…

Вот при­хо­дит нако­нец мину­та дол­гой, может быть, веч­ной раз­лу­ки с сыном. Не отча­и­ва­ет­ся мать-хри­сти­ан­ка. Корабль, кото­рый она стро­и­ла в тече­ние столь­ких лет, дол­жен быть спу­щен, и она спус­ка­ет его на воды бур­но­го, мятеж­но­го моря. Гла­за­ми, пол­ны­ми слез, она про­во­жа­ет его до послед­ней точ­ки гори­зон­та; вот он готов исчез­нуть из глаз ее… он исче­за­ет уже… он исчез… И жар­кая молит­ва мате­ри несет­ся к небу: Гос­по­ду, управ­ля­ю­ще­му вет­ром и бурей; Гос­по­ду, любя­ще­му более, чем она сама, она вру­ча­ет свое сокровище.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Стоит ли наказывать детей

При вос­пи­та­нии детей, как все­гда учи­ла хри­сти­ан­ская педа­го­ги­ка, не все­гда мож­но огра­ни­чи­вать­ся толь­ко лас­кою и доб­ро­тою, но вме­сте с любо­вью необ­хо­ди­мо упо­треб­лять при этом, как полез­ное сред­ство, и стро­гость вме­сте с награ­дою — и наказание.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

Мно­гие роди­те­ли, имея сле­пую любовь к детям, жале­ют нака­зы­вать их за про­ступ­ки; но после, когда дети вырас­тут и будут без­нрав­ствен­ны, такие роди­те­ли сами пой­мут свою погреш­ность в том, что не нака­зы­ва­ли детей, пока они были малы. Сам Бог избран­ных чад Сво­их нака­зы­ва­ет, как видим в Писа­нии, так раз­ве Он не любит их? Гос­подь, кого любит, того нака­зы­ва­ет; бьет же вся­ко­го сына, кото­ро­го при­ни­ма­ет (Евр. 12, 6). В этом деле и хри­сти­ане долж­ны под­ра­жать Небес­но­му Отцу и детей сво­их любить и нака­зы­вать. Не нака­зан­ные в юно­сти, в зре­ло­сти оста­ют­ся, как кони необъ­ез­жен­ные и дикие, ни к како­му делу не при­год­ные. Поэто­му, хри­сти­а­нин, люби детей сво­их по-хри­сти­ан­ски, что­бы ста­ли исправ­ны­ми и добрыми.

Свя­ти­тель Тихон Задонский

Нака­зы­вать сле­ду­ет толь­ко за то, что состав­ля­ет грех пред Богом.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

А еще вы долж­ны не забы­вать о том, что нель­зя вос­пи­тать мало­го ребен­ка, нико­гда его не нака­зы­вая. Долж­ны вы пом­нить о том, что вели­чай­шую ошиб­ку дела­ют те роди­те­ли, кото­рые влюб­ле­ны в сво­их малень­ких детей, любу­ют­ся ими, все про­ща­ют, нико­гда не нака­зы­ва­ют. О таких ска­зал пре­муд­рый Сирах: Лелей дитя, и оно устра­шит тебя.

Нуж­на уме­рен­ность в нака­за­нии. Нель­зя нака­зы­вать детей с раз­дра­же­ни­ем, со зло­бой, с нена­ви­стью. Нуж­но нака­зы­вать спо­кой­но, любя. Тогда дети почув­ству­ют эту любовь, они почув­ству­ют, что заслу­жи­ва­ют нака­за­ния, и тогда нака­за­ние будет с поль­зой и их испра­вит. О таком нака­за­нии детей мно­гие из вас не дума­ют и остав­ля­ют нена­ка­зан­ны­ми не толь­ко малень­кие, но и тяж­кие про­ступ­ки — даже воров­ство, хули­ган­ство, даже рас­пут­ную жизнь моло­дых девушек.

Види­те, какие огром­ные зада­чи перед вами сто­ят в деле вос­пи­та­ния детей. Види­те, как свя­ты обя­зан­но­сти мате­рей. Нет более важ­ной обя­зан­но­сти, нет более высо­кой ответ­ствен­но­сти перед Богом для мате­ри, чем доб­рое вос­пи­та­ние детей. Перед Богом буде­те дер­жать ответ и на все потом­ство навле­че­те гнев Божий, если не буде­те радеть о вос­пи­та­нии детей сво­их. И буде­те еще здесь, на зем­ле, мучить­ся и пла­кать, гля­дя на них.

Свя­ти­тель Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий), архи­епи­скоп Крым­ский и Симферопольский

Те отцы, кото­рые не забо­тят­ся о бла­го­при­стой­но­сти и скром­но­сти детей, быва­ют дето­убий­ца­ми, и жесто­че дето­убийц, посколь­ку здесь дело идет о поги­бе­ли и смер­ти души. Поэто­му, подоб­но тому как ты видишь лошадь, несу­щу­ю­ся к про­па­сти, ты набра­сы­ва­ешь на уста ее узду, с силою под­ни­ма­ешь ее на дыбы, неред­ко и бьешь — что, прав­да, состав­ля­ет нака­за­ние, но ведь нака­за­ние — это мать спа­се­ния, — так точ­но посту­пай и с детьми тво­и­ми, если они погре­ша­ют: свя­зы­вай греш­ни­ка, пока не уми­ло­сти­вишь Бога; не остав­ляй его раз­вя­зан­ным, что­бы ему еще более не быть свя­за­ну гне­вом Божи­им. Если ты свя­жешь, Бог затем не свя­жет; если же не свя­жешь, то его ожи­да­ют невы­ра­зи­мые цепи.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Соло­мон учит: Нака­зуй сына тво­е­го, тако бо будет бла­го­на­де­жен; в доса­жде­ние же не взем­ли­ся душею тво­ею (Притч. 19, 18). Нака­зуй — зна­чит: учи; давай полез­ные настав­ле­ния; но так­же и соб­ствен­но нака­зы­вай за про­ступ­ки. Но пре­муд­рый постав­ля­ет пре­дел суро­во­сти настав­ле­ния и стро­го­сти нака­за­ния: не дей­ствуй с доса­дой и раз­дра­же­ни­ем и не воз­буж­дай доса­ды и раз­дра­же­ния. Раз­дра­жен­ный настав­ник не настав­ля­ет, а раз­дра­жа­ет. Шумом раз­дра­же­ния заглу­ша­ет­ся голос исти­ны. Настав­ляй доб­ро­душ­но; обли­чай крот­ко и мир­но; нака­зы­вай уме­рен­но и с сожалением.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Дети не долж­ны быть нака­зы­ва­е­мы за про­ступ­ки, в кото­рые они были вовле­че­ны каким-нибудь несчаст­ным слу­ча­ем. Рав­ным обра­зом не долж­ны они быть стро­го нака­зы­ва­е­мы за такие шало­сти и про­ступ­ки, кото­рые более зави­сят от юно­ше­ско­го лег­ко­мыс­лия и при­род­ной вет­ре­но­сти, чем обна­ру­жи­ва­ют в них злую волю. Поис­ти­не неспра­вед­ли­во и жесто­ко, напри­мер, нака­зы­вать уче­ни­ка, мало­спо­соб­но­го от при­ро­ды, но тру­до­лю­би­во­го и при­леж­но­го, за то, что он не так ско­ро и не так хоро­шо при­го­тов­ля­ет уро­ки и испол­ня­ет свои рабо­ты, как дру­гие, более даро­ви­тые, дети. Еще более было бы гру­бым вар­вар­ством, до дико­сти стран­ным, обхо­дить­ся суро­во и нано­сить побои детям сла­бым, боль­ным и увеч­ным по при­чине этих толь­ко при­род­ных недо­стат­ков, в кото­рых они нисколь­ко не вино­ва­ты. На дур­ные при­выч­ки детей при вку­ше­нии пищи, сиде­нии, поход­ке и т. п., а так­же на отступ­ле­ние от пра­вил при­ли­чия и нару­ше­нии, так назы­ва­е­мо­го хоро­ше­го тона, хотя и долж­но обра­щать вни­ма­ние и исправ­лять их, но нака­зы­вать за них так же стро­го, как за явные гре­хи и поро­ки (напри­мер, за ложь, обман, кле­ве­ту и кра­жу и т. п.), было бы совер­шен­но неспра­вед­ли­во и небла­го­ра­зум­но. И, одна­ко, как часто слу­ча­ет­ся это в наших, так назы­ва­е­мых обра­зо­ван­ных, клас­сах! Рав­ным обра­зом в вели­кое заблуж­де­ние впа­да­ют роди­те­ли, когда стро­гость нака­за­ния изме­ря­ют тем вре­дом или убыт­ком, кото­рый нанес­ло дитя сво­им про­ступ­ком. Если, напри­мер, дитя по неосто­рож­но­сти или по дет­ской рас­се­ян­но­сти разо­бьет окно, ста­кан, тарел­ку и т. п., то мно­гие роди­те­ли из ску­по­сти за этот про­сту­пок нака­зы­ва­ют гораз­до стро­же, чем за совер­ше­ние како­го-нибудь тяж­ко­го гре­ха, напри­мер, за кра­жу, за лож­ную бож­бу и т. п. Как это ни стран­но, а меж­ду тем ска­зан­ное быва­ет очень и очень нередко.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

— В слу­чае пло­хих поступ­ков при­но­сит ли поль­зу телес­ное наказание?

— Будем, насколь­ко воз­мож­но, избе­гать это­го. Если же и допус­ка­ем его, то это ни в коем слу­чае не долж­но быть посто­ян­ным. Телес­но нака­зы­вать нуж­но так, что­бы ребе­нок понял, за что мы его нака­зы­ва­ем. Толь­ко тогда это при­не­сет пользу.

Ста­рец Паи­сий Афонский

Телес­ное нака­за­ние есть как пер­вое, так и послед­нее, то есть самое стро­гое и чув­стви­тель­ное сред­ство нака­за­ния и пото­му долж­но быть упо­треб­ля­е­мо как мож­но реже и толь­ко при самых серьез­ных и важ­ных про­ступ­ках дитя­ти, и при­том тогда толь­ко, когда все дру­гие сред­ства ока­за­лись бес­плод­ны­ми. Но если оно упо­треб­ле­но, то оно долж­но быть тако­во, что­бы дитя почув­ство­ва­ло его и надол­го запомнило.

Глав­ней­шее и необ­хо­ди­мое усло­вие для допу­ще­ния это­го сред­ства, это — его ред­кое и, так ска­зать, вынуж­ден­ное упо­треб­ле­ние, ибо от частых телес­ных нака­за­ний дети дела­ют­ся, как спра­вед­ли­во заме­че­но, жестокосердными.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

Нака­за­ния, дей­ству­ю­щие на чув­ство сты­да, сле­ду­ет упо­треб­лять с боль­шою осто­рож­но­стью и толь­ко в ред­ких слу­ча­ях, что­бы не при­ту­пить или совсем не убить в детях чув­ства чести и досто­ин­ства. Для бла­го­вос­пи­тан­ных детей доста­точ­но чув­стви­тель­ным нака­за­ни­ем быва­ет уже то одно, если роди­те­ли по совер­ше­нии ими про­ступ­ка дол­гое вре­мя обхо­дят­ся с ними холод­но, не гово­рят с ними, пока­зы­ва­ют им серьез­ное выра­же­ние лица и т. п. Выго­во­ры и вну­ше­ния долж­ны быть преж­де все­го крат­ки, точ­ны и чуж­ды мно­го­сло­вия. Длин­ные рацеи и вну­ше­ния дела­ют детей глу­хи­ми и малочувствительными.

Об упо­треб­ле­нии угроз, нако­нец, сле­ду­ет заме­тить, что они в извест­ных слу­ча­ях долж­ны быть и дей­стви­тель­но при­во­ди­мы в испол­не­ние. Поэто­му нере­зон­но и небла­го­ра­зум­но — гро­зить таким нака­за­ни­ем, кото­рое не может быть при­ве­де­но в испол­не­ние, пото­му что чрез это роди­те­ли теря­ют дове­рие в гла­зах детей своих.

Нако­нец, отве­тим, поче­му и для чего сле­ду­ет нака­зы­вать детей. Глав­ным осно­ва­ни­ем нака­за­ния долж­на быть любовь, а един­ствен­ною целью его — исправ­ле­ние дитя­ти. Отсю­да сле­ду­ет, что нака­за­ние долж­но быть оте­че­ским и нико­гда не долж­но пере­хо­дить в жесто­кость; осо­бен­но оно не долж­но совер­шать­ся во гне­ве, ибо гнев чело­ве­ка, по выра­же­нию сло­ва Божия, прав­ды Божия не соде­ло­ва­ет (Иак. 1, 20).

Все­гда нуж­но давать детям заме­чать, что вы неохот­но при­бе­га­е­те к нака­за­нию, что вам боль­но брать­ся за тело ребен­ка и, если бере­тесь, то пото­му, что вас вынуж­да­ет к тому роди­тель­ская любовь, жела­ю­щая их исправ­ле­ния. Раз­дра­жен­ный нака­зы­ва­ет, что­бы ото­мстить, но хри­сти­ан­ские роди­те­ли долж­ны нака­зы­вать не из мести за при­чи­нен­ное им оскорб­ле­ние, а пото­му что дитя совер­ши­ло грех, оскор­би­ло Бога и под­верг­ло бы себя вре­мен­ной и веч­ной поги­бе­ли, если бы не при­ни­мать ника­ких мер к его исправ­ле­нию. Если ребе­нок рас­сер­дит тебя каким-нибудь про­ступ­ком, то отло­жи нака­за­ние, пока осты­нет пер­вый гнев, но при этом ты не дол­жен забы­вать посло­ви­цу, что отло­жен­ное не есть отме­нен­ное. Я ска­зал, что нака­за­ние долж­но быть оте­че­ским, а пото­му не долж­но пере­хо­дить в жесто­кость и тиран­ство, а это неред­ко слу­ча­ет­ся, когда при­сту­па­ют к нака­за­нию в пылу гне­ва. Вот поче­му ты не дол­жен брать­ся за первую попав­шу­ю­ся тебе пал­ку и нано­сить ею уда­ры, ибо это лег­ко может иметь дур­ные послед­ствия и есть вар­вар­ская жесто­кость. Так как нака­за­ние все­гда долж­но про­ис­хо­дить из люб­ви и иметь целью исправ­ле­ние нака­зы­ва­е­мо­го, то не сле­ду­ет дру­гим поз­во­лять осме­и­вать нака­зы­ва­е­мо­го, ибо это уве­ли­чи­ва­ет скорбь его и вре­дит цели нака­за­ния. Рав­ным обра­зом непра­виль­но и небла­го­ра­зум­но посту­па­ют роди­те­ли, когда, нака­зав дитя, тот­час же начи­на­ют лас­кать его, дают ему понять, что они жале­ют и как бы рас­ка­и­ва­ют­ся в том, что под­верг­ли его нака­за­нию. Напро­тив, нака­зан­но­му ребен­ку тогда толь­ко сле­ду­ет ока­зать лас­ку, когда он обна­ру­жит рас­ка­я­ние в сво­ем про­ступ­ке и искрен­нее жела­ние исправиться.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галицкий

Как общаться с детьми

От лас­ки у людей быва­ют совсем иные глазки.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Не дави на сво­их детей. То, что хочешь им ска­зать, гово­ри с молит­вой. Дети не слы­шат уша­ми. Толь­ко когда при­хо­дит Боже­ствен­ная бла­го­дать и про­све­ща­ет их, они слы­шат то, что мы хотим им ска­зать. Когда хочешь что-нибудь ска­зать сво­им детям, ска­жи это Бого­ро­ди­це, и Она все устро­ит. Эта молит­ва твоя будет как духов­ная лас­ка, кото­рая обни­мет и при­вле­чет детей. Ино­гда мы их лас­ка­ем, а они сопро­тив­ля­ют­ся, в то вре­мя как духов­ной лас­ке они не про­ти­вят­ся никогда.

Ста­рец Порфирий

Боль­ше гово­ри­те Богу о ваших детях, чем детям о Боге.

Душа юно­го жаж­дет сво­бо­ды, поэто­му он с тру­дом при­ни­ма­ет раз­но­об­раз­ные сове­ты. Вме­сто того что­бы посто­ян­но давать ему сове­ты и пори­цать за любую мелочь, воз­ло­жи это на Хри­ста, Бого­ро­ди­цу и свя­тых и про­си Их обра­зу­мить его.

С детьми обра­щай­тесь, как с жере­бя­та­ми, то под­тя­ги­вая, то ослаб­ляя уздеч­ку. Когда жере­бе­нок бры­ка­ет­ся, не отпус­кая уздеч­ку, осла­бим ее, ина­че же он ее порвет. Но когда он спо­ко­ен, тогда потя­нем за уздеч­ку и пове­дем его, куда пожелаем.

Ста­рец Епифаний

Отно­си­тель­но ваше­го ребен­ка, о кото­ром мне пише­те, я тако­го мне­ния, что суро­вое к нему отно­ше­ние сде­ла­ет его еще хуже. Гово­ри­те с ним о доб­ром и по-доб­ро­му и потом не дави­те, но пока­зы­вай­те ему, как вы огор­ча­е­тесь, что он идет по тако­му пути. Пусть явят­ся дела, и толь­ко дела, пото­му что ни радость не оста­ет­ся неза­ме­чен­ной, ни печаль. Вы испол­няй­те свои обя­зан­но­сти, давая сове­ты, а потом доверь­те ваше­го ребен­ка Богу.

Я думаю, что труд ваш будет иметь боль­шие резуль­та­ты, если будет сопря­жен с молит­вой. Когда вы стра­да­е­те от бес­чинств ребен­ка и дави­те на него, резуль­та­тов не будет, ибо ребе­нок взбу­до­ра­жен пло­тью и напа­де­ни­я­ми лука­во­го, кото­ро­му пла­тит дань…

Ста­рай­тесь, насколь­ко може­те, не оттал­ки­вать от себя ребен­ка, как я уже ска­зал, что­бы он не порвал при­вя­зи и не убе­жал из семьи, пото­му что потом может вый­ти так, что он не захо­чет при­бли­зить­ся из-за эго­из­ма и вы его совсем потеряете…

Моли­тесь, и я буду молить­ся, и бла­гой Бог помо­жет и ваше­му ребен­ку, и всем детям наше­го мира.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Детей враз­му­лять есть долг роди­те­лей — ста­ло, и ваш. И боять­ся чего? Сло­во любов­ное нико­гда не раз­дра­жа­ет. Коман­дир­ское толь­ко ника­ко­го пло­да не про­из­во­дит. Что­бы детям бла­го­сло­вил Гос­подь избе­жать опас­но­стей, надо молить­ся и день и ночь. Бог мило­стив! Он име­ет мно­го средств предот­вра­щать, какие нам и в голо­ву не при­дут. Бог всем пра­вит. Он муд­рый, все­б­ла­гий и все­мощ­ный Пра­ви­тель. И мы при­над­ле­жим к Цар­ству Его. Чего же уны­вать? Он не даст Сво­их в оби­ду. Об одном надо забо­тить­ся — как бы не оскор­бить Его и Он не вычерк­нул вас из чис­ла Своих.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Не все­гда штраф… Поча­ще — уго­ва­ри­ва­ние. Это мяг­че и проч­нее. Стро­гость непре­стан­ная жест­ка и без­от­рад­на. Поблаж­ки, конеч­но, не сле­ду­ет допус­кать, но и стро­гость надо рас­тво­рять теп­ло­тою любви…

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Роди­те­лям, кото­рые спра­ши­ва­ли, что им делать с детьми, когда они не слу­ша­ют­ся, гово­рил: «Моли­тесь с верою, вра­зум­ляй­те, сколь­ко може­те, с любо­вью, по-доб­ро­му. Пото­му что, про­сти­те меня, по стро­го­сти не пой­дет. Так как тебе ска­жет: под­ни­ма­юсь и иду — и идет… и быва­ет день Содо­ма и Гомор­ры и нечто худшее».

Ста­рец Иаков Эвбей­ский (и о его поучениях)

Хоро­шо, если бы наши дети были луч­ше нас. Но тут нуж­но быть осто­рож­ным, как бы не пере­гнуть пал­ку. Я пом­ню, как ко мне обра­тил­ся сын: «Папа, я хочу сло­на». Я гово­рю сыну, что слон ведь мно­го ест, его надо кор­мить. Ты для тре­ни­ров­ки поста­рай­ся для всех накры­вать на стол. Через два дня сын ска­зал: «Нет, пап, сло­на не нуж­но, он очень мно­го ест». Он сам при­шел к выво­ду, что сло­на хоро­шо бы иметь, но он очень мно­го ест. Ста­рай­тесь не созда­вать осо­бых кон­флик­тов, что­бы не раз­ру­шить сер­деч­ных отно­ше­ний с детьми. Когда мои дети были еще малень­кие, мне один монах, архи­манд­рит, ска­зал: «Ста­рай­ся, что­бы дети тебя люби­ли, тогда ты смо­жешь все с ними сде­лать». Как вы буде­те это­го доби­вать­ся, это ваше дело. Боль­ше того, это отно­сит­ся не толь­ко к детям. Вы смо­же­те с любым чело­ве­ком сде­лать что угод­но (я имею в виду толь­ко хоро­шее, конеч­но), если меж­ду вами будет любовь. Всем изве­стен при­мер наше­го сооте­че­ствен­ни­ка Алек­сандра Васи­лье­ви­ча Суво­ро­ва. Его сол­да­ты люби­ли и дела­ли невоз­мож­ное на поле боя. Если в осно­ве семей­ных отно­ше­ний лежит любовь, то все воз­мож­но, и это нуж­но пом­нить все­гда. Что бы вы ни дела­ли в вос­пи­та­нии, ста­рай­тесь не поте­рять чув­ство люб­ви. Был такой батюш­ка, к нему при­шел один чело­век и гово­рит: «Батюш­ка, ну что делать, когда чело­век при­ста­ет к тебе?» Он гово­рит: «Не обра­щай вни­ма­ния». «А он еще при­ста­ет и при­ста­ет». — «Ну про­сти ему». — «Но он еще при­ста­ет». — «Ну тогда с боль­шой любо­вью задай ему».

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Какой пример мы подаем нашим детям

Тяж­кий ответ дади­те вы перед Богом за вся­кий соблазн, кото­рый видят в вас дети ваши, за все ссо­ры, руга­тель­ства, пусто­сло­вия, дра­ки, кото­рые про­ис­хо­дят на их гла­зах. Если сами так посту­па­е­те, то чему научи­те детей ваших?

Свя­ти­тель Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий), архи­епи­скоп Крым­ский и Симферопольский

Нико­гда нель­зя давить на них или при­ка­зы­вать им, но преж­де все­го — быть самим при­ме­ром для детей.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Роди­те­ли долж­ны быть таки­ми, каки­ми они хотят видеть сво­их детей, — не на сло­вах, а на деле. Они долж­ны учить сво­их детей при­ме­ром сво­ей жизни.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

При­мер доб­рых дел нуж­но являть им в самих себе. Юные, да и люди вся­ко­го воз­рас­та, луч­ше настав­ля­ют­ся доб­рой жиз­нью, чем сло­вом. Ибо дети осо­бен­но под­ра­жа­ют жиз­ни роди­те­лей: что заме­ча­ют в них, то и сами дела­ют, доб­рое будет или дур­ное, что видят. Поэто­му роди­те­лям нуж­но самим беречь­ся от соблаз­нов и при­мер доб­ро­де­тель­ной жиз­ни пода­вать сво­им детям, если хотят их наста­вить в доб­ро­де­те­ли. Ина­че ни в чем не пре­успе­ют. Ибо дети боль­ше смот­рят на жизнь роди­те­лей и отра­жа­ют ее в сво­их юных душах, чем слу­ша­ют их сло­ва. Сло­во вся­ко­го настав­ни­ка, соеди­нен­ное с жиз­нью, — достой­ное и силь­ное настав­ле­ние, тем более настав­ле­ние родителей.

Свя­ти­тель Тихон Задонский

Первую духов­ную про­сту­ду дети схва­ты­ва­ют бла­го­да­ря откры­тым две­рям чувств роди­те­лей. Боль­ше все­го их про­сту­жа­ет мать, когда она не оде­та в скром­ность и опу­сто­ша­ет сво­им пове­де­ни­ем детей. Свя­тая жизнь роди­те­лей изве­ща­ет души детей, и они, есте­ствен­но, вырас­та­ют послуш­ны­ми и бла­го­го­вей­ны­ми, без душев­ных повре­жде­ний, и дети раду­ют роди­те­лей, раду­ют и роди­те­ли детей, и в сей жиз­ни, и в дру­гой, веч­ной, где они сно­ва вме­сте возрадуются.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Роди­те­ли долж­ны и жить по-хри­сти­ан­ски, и сле­дить за сво­им пове­де­ни­ем, пото­му что дети с мало­го воз­рас­та, когда они еще даже не гово­рят, начи­на­ют, как ком­пью­тер, «запи­сы­вать» все, что видят и слы­шат в доме. И если дети видят отца и мать сво­их деру­щи­ми­ся, ссо­ря­щи­ми­ся, оскорб­ля­ю­щи­ми друг дру­га, веду­щи­ми пло­хие раз­го­во­ры, то они, как чистые кас­се­ты, «запи­сы­ва­ют» все это в себе и, когда при­дут в воз­раст, сами того не желая — насле­до­вав от роди­те­лей все страст­ные состо­я­ния, — начи­на­ют и бра­нить­ся, и оскорб­лять ближ­них сво­их теми же реча­ми, кото­рые слы­ша­ли от родителей.

Наи­боль­шая помощь и наи­луч­шее насле­дие, кото­рое толь­ко могут предо­ста­вить роди­те­ли сво­им детям, — сде­лать их пре­ем­ни­ка­ми сво­ей доб­ро­ты, и для это­го не нуж­но осо­бо­го ста­ра­ния, ибо если малыш видит, что роди­те­ли име­ют любовь меж­ду собой, бла­го­род­но раз­го­ва­ри­ва­ют, разум­ны, радост­ны, сми­рен­но молят­ся и т. п., то тогда, как копир­ка, он отпе­ча­ты­ва­ет это в сво­ей душе.

Очень мно­гие роди­те­ли, весь­ма любя­щие сво­их детей, неко­то­рым обра­зом их пор­тят, не пони­мая, к сожа­ле­нию, какой вред нано­сят им, напри­мер, тогда, когда мать, по чрез­вы­чай­ной плот­ской люб­ви, обни­мая и целуя ребен­ка, гово­рит ему: «Какой хоро­ший у меня ребе­нок, самый луч­ший в мире ребе­нок» — и т. п. Малыш, одна­ко, весь­ма рано (в воз­расте, когда не может еще это­го осо­зна­вать) при­об­ре­та­ет, про­тив жела­ния, высо­кое мне­ние о себе и, есте­ствен­но, пере­ста­ет испы­ты­вать нуж­ду в бла­гой силе Божи­ей и не уме­ет ее про­сить. Так сози­да­ет­ся в душе ребен­ка высо­ко­ме­рие, и весь­ма мно­гие уно­сят его с собою в гроб, пото­му что не могут от него отделаться.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Почему дети часто огорчают нас

Раз­ве мало у вас сыно­вей, доче­рей, о кото­рых вы лье­те горь­кие слезы?

Раз­ве мало раз­врат­ных доче­рей и сыно­вей — воров и хулиганов?

Мно­го, мно­го лье­те вы слез над ними. Отче­го же это?

Отто­го, что преж­де не вспо­ми­на­ли эти сло­ва Хри­сто­вы: Блю­ди­те, да не пре­зри­те еди­но­го (от) малых сих. Когда тяж­ко вам ста­но­вит­ся от того, что тво­рят ваши дети, тогда вы пла­че­те, тогда вы Богу моли­тесь, что­бы Он помог вам. А молит­ва ваша оста­ет­ся бес­плод­ной, пото­му что нель­зя на Бога воз­ла­гать свои соб­ствен­ные обя­зан­но­сти, пото­му что вы сами долж­ны были забо­тить­ся о детях ваших и вос­пи­ты­вать их, а не ждать, что за вас испол­нит это Бог.

Свя­ти­тель Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий), архи­епи­скоп Крым­ский и Симферопольский

А что мно­гие из роди­те­лей мно­гое тер­пят из-за детей, так это отто­го, что не хотят посечь, обра­зу­мить сло­ва­ми и огор­чить сво­их бес­пут­но и про­ти­во­за­кон­но живу­щих сыно­вей, поче­му их и при­хо­дит­ся неред­ко видеть, как те попа­да­ют в край­ние беды… Раз­вра­ще­ние детей про­ис­хо­дит не от чего дру­го­го, как от безум­ной при­вя­зан­но­сти (роди­те­лей) к житей­ско­му. Обра­щая вни­ма­ние толь­ко на это одно и ниче­го не желая счи­тать выше это­го, они необ­хо­ди­мо уже нера­дят о детях с их душою. О таких роди­те­лях я ска­зал бы, что они хуже даже дето­убийц: те отде­ля­ют тело от души, а эти то и дру­гое вме­сте ввер­га­ют в огонь геенский.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Не сам ли ты при­чи­ня­ешь себе скорбь необуз­дан­но­стью тво­е­го сына? Ты дол­жен бы тща­тель­но обуз­ды­вать его, при­учать его к поряд­ку, к акку­рат­но­му испол­не­нию сво­их обя­зан­но­стей и вра­че­вать болез­ни его души, когда он был еще молод и когда это сде­лать было гораз­до лег­че. Когда поле его серд­ца еще лег­ко было обра­ба­ты­вать, тогда еще нуж­но было тебе выдер­ги­вать эти пле­ве­лы, тогда, когда они не успе­ли еще пустить глу­бо­ко­го кор­ня; в таком слу­чае и стра­сти детей не уси­ли­лись бы настоль­ко, что нель­зя уже пога­сить их.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Роди­те­ли, у кото­рых труд­ные и гру­бые дети, пусть не обви­ня­ют самих детей, но того, кто сто­ит за их спи­на­ми, — дья­во­ла. С дья­во­лом же мы можем вое­вать толь­ко тогда, когда ста­но­вим­ся святыми.

Ста­рец Порфирий

Кому “достаются” хорошие дети

Супру­же­ство и зва­ние роди­те­лей не суть такие пред­ме­ты, кото­рые бы мож­но нена­ка­зан­но пре­да­вать в жерт­ву стра­стям и в игра­ли­ще лег­ко­мыс­лию, и что жела­ю­щие иметь достой­ных детей бла­го­ра­зум­но посту­пят, если пред­ва­ри­тель­но самих себя сде­ла­ют достой­ны­ми родителями.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Кто из жела­ю­щих сде­лать­ся или уже сде­лав­ших­ся роди­те­ля­ми не поже­лал бы иметь детей доб­рых, бла­го­сло­вен­ных? Но как не все дети соот­вет­ству­ют жела­ни­ям роди­те­лей, то, есте­ствен­но, рож­да­ет­ся вопрос: как доста­ют­ся дети доб­рые, благословенные?

То, что доб­рые дети быва­ют не толь­ко у доб­рых, но ино­гда и у худых роди­те­лей и, напро­тив, у доб­рых роди­те­лей быва­ют не толь­ко доб­рые, но ино­гда и худые дети, нель­зя объ­яс­нить про­стым изре­че­ни­ем: «Так случается».

Когда пше­ни­ца родит­ся на поле, где пше­ни­ца посе­я­на, мы не гово­рим, что это так слу­ча­ет­ся. Но когда видим пше­нич­ный колос, вырос­ший на лугу, где пше­ни­ца не сея­на, гово­рим, что это так слу­чи­лось, чем хотим ска­зать, без сомне­ния, не то, что колос родил­ся без семен­но­го зер­на, или что семен­ное зер­но само собой сде­ла­лось из зем­ли, или что-нибудь подоб­ное, но то, что нам неиз­вест­но, как семен­ное зер­но зане­се­но сюда — вет­ром или уро­не­но здесь про­хо­жим. След­ствен­но, мысль, что доб­рые или худые дети доста­ют­ся роди­те­лям как слу­чит­ся, — мысль, кото­рая мог­ла бы при­во­дить в уны­ние осо­бен­но доб­рых роди­те­лей и даже выра­жа­ла бы некую неспра­вед­ли­вость судь­бы про­тив них, по сча­стью, неосно­ва­тель­на и совсем ничтож­на; это сло­ва, кото­рые выра­жа­ют не более как отсут­ствие мыс­ли, спо­соб­ной изъ­яс­нить событие.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Как же доста­ют­ся доб­рые дети? — Недол­го искать на сие зако­на, если видим доб­рых детей у роди­те­лей так­же доб­рых, бла­го­ра­зум­ных и попе­чи­тель­ных о воспитании.

Вра­чи не при­зна­ют ли за несо­мнен­ное, что неко­то­рые болез­ни пере­хо­дят от роди­те­лей к детям? Еще менее может под­ле­жать спо­ру, что здо­ро­вье роди­те­лей насле­ду­ют дети, если осо­бен­ные при­чи­ны не похи­тят у них сего есте­ствен­но­го насле­дия. Так­же смот­ря на лица детей, не ищем ли мы обык­но­вен­но сход­ства с лицом роди­те­лей? Итак, если мы нахо­дим, что роди­те­ли самим себе обя­за­ны за неко­то­рые телес­ные совер­шен­ства или недо­стат­ки сво­их детей, что пре­пят­ству­ет то же в неко­то­рой сте­пе­ни заклю­чить и о выс­ших свой­ствах душев­ных, о пред­ва­ри­тель­ных склон­но­стях и расположениях?

Не есть ли даже удо­бо­по­нят­нее откры­тие чего-нибудь наслед­ствен­но­го в душе, кото­рая, как суще­ство неслож­ное, все свои спо­соб­но­сти и силы рас­кры­ва­ет из себя самой, из внут­рен­не­го духов­но­го кор­ня бытия, полу­чен­но­го с рож­де­ни­ем, неже­ли в теле, кото­ро­го устро­е­ние так мно­го зави­сит от внеш­ней, сти­хий­ной природы?

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Что­бы (понять, поче­му) от доб­рых роди­те­лей родят­ся дети, их недо­стой­ные, или доб­рые дети — от роди­те­лей недо­стой­ных, или от роди­те­лей обык­но­вен­ных — дети необык­но­вен­ные, для это­го над­ле­жит вспом­нить, что Бог есть сколь все­мо­гу­щий и неиз­мен­ный в судь­бах Сво­их Зако­но­да­тель мира, столь же пре­муд­рый и все­сво­бод­ный Пра­ви­тель оно­го, и все­пра­вед­ный Судия не толь­ко види­мых дел, но и сокро­вен­ней­ших рас­по­ло­же­ний человеческих.

Объ­яс­ним­ся при­ме­ра­ми. Один и тот же Адам каких раз­но­об­раз­ных рож­да­ет детей — Каи­на, Аве­ля, Сифа! Но и здесь долж­но при­ме­чать один общий закон рож­де­ния. Адам, све­жим, так ска­зать, ядом недав­но соде­лан­но­го гре­ха напо­ен­ный и недав­ним обе­то­ва­ни­ем избав­ле­ния поста­вив­ший себя в некую еще незре­ло обду­ман­ную дер­зость надеж­ды, рож­да­ет Каи­на — дерз­ко­го греш­ни­ка. Адам, в несчаст­ном рож­де­нии Каи­на испы­тав­ший тягость про­кля­тья, при­вле­чен­но­го гре­хом, обма­ну­тый надеж­дой, уни­чи­жен­ный суе­той, рож­да­ет Аве­ля — крот­ко­го, но непроч­но­го. Каин был сын надеж­ды, Авель — сын сокру­ше­ния: сии раз­лич­ные чув­ство­ва­ния мог­ли иметь вли­я­ние на рож­де­ние, вос­пи­та­ние и обра­зо­ва­ние детей. Нако­нец, Адам, про­дол­же­ни­ем скор­бей глуб­же уко­ре­нив­ший­ся в сми­ре­нии, тер­пе­ни­ем утвер­жден­ный в надеж­де и надеж­дой в тер­пе­нии, рож­да­ет Сифа — надеж­ное осно­ва­ние сво­е­го потомства.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Как влияет на наших детей их окружение

Малень­ких детей роди­те­ли долж­ны часто при­ча­щать, что­бы они освя­ща­лись, посколь­ку, к несча­стью, они рас­тут в пло­хой, духов­но нездо­ро­вой среде.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Детям ста­рец сове­то­вал не иметь ком­па­ний и не отлу­чать­ся от роди­те­лей сво­их, и пусть харак­те­ри­зу­ют их дру­гие как необ­щи­тель­ных. Сове­то­вал ниче­го не брать от чужо­го, ни одной кон­фе­ты, напри­мер, ни осве­жа­ю­ще­го напит­ка, пото­му что вели­ка опас­ность нар­ко­ти­ков, кото­рая губит моло­дежь. Гово­рил ста­рец: «От чело­ве­ка, кото­ро­го не знаю, и анти­до­ра не при­му, пото­му что может тебе ска­зать, что анти­дор, а на самом деле нет, но вещь от диавола».

Ста­рец Иаков Эвбей­ский (и о его поучениях)

Мир — чрез­вы­чай­но мощ­ный инстру­мент воз­дей­ствия на души детей. Целе­на­прав­лен­ное, раз­врат­ное вли­я­ние средств мас­со­вой инфор­ма­ции ока­зы­ва­ет­ся гораз­до более ярким и дей­ствен­ным, чем все наши вос­пи­та­тель­ные усилия.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свешников

Когда люди, а осо­бен­но дети, побы­ва­ют в церк­ви, они успо­ка­и­ва­ют­ся, ста­но­вят­ся уми­ро­тво­рен­нее, а вот после неко­то­рых совре­мен­ных кино или видео­се­ан­сов, где кровь льет­ся, где два­дцать тру­пов на экране пока­за­ли, а потом они все это обсуж­да­ют, кри­чат, рука­ми раз­ма­хи­ва­ют, воз­буж­да­ют­ся. И неуди­ви­тель­но, что потом дерут­ся, бьют друг дру­га, пото­му что у них эти инстинк­ты выхо­дят нару­жу, они неволь­но все виден­ное повто­ря­ют. И вот это неволь­ное копи­ро­ва­ние — вещь очень серьез­ная, ведь «с кем пове­дешь­ся, от того и набе­решь­ся». «С пре­по­доб­ным пре­по­до­бен будешь, с избран­ным избран будешь, с непо­вин­ным непо­ви­нен будешь, со строп­ти­вым раз­вра­тишь­ся». И один из аспек­тов вос­пи­та­ния — это под­бор соот­вет­ству­ю­щей атмо­сфе­ры, соот­вет­ству­ю­щих дру­зей, това­ри­щей и так далее. Мы очень под­би­ра­ли обще­ние для наших детей, не пус­ка­ли туда, куда бы они сами, без нас, пошли, а шли в гости и с собой их бра­ли, туда, где дети есть.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Ясно, что ника­ки­ми разо­вы­ми, даже очень горя­чи­ми, роди­тель­ски­ми поры­ва­ми ниче­го не добить­ся, пото­му что боль­шую часть вре­ме­ни ребе­нок нахо­дит­ся вне поля вни­ма­ния роди­те­лей, даже когда они не рабо­та­ют. Есть домаш­ние дела, дру­гие обя­зан­но­сти, но самое важ­ное — невоз­мож­но усле­дить за мисти­че­ским вли­я­ни­ем мира, кото­рое в неко­то­рых слу­ча­ях про­яв­ля­ет­ся доволь­но откры­то, а в неко­то­рых — гораз­до тоньше.

Вли­я­ния мира раз­ру­ша­ет духов­ное и нрав­ствен­ное созна­ние. Вполне воз­мож­но, что уже в сле­ду­ю­щем поко­ле­нии или через одно-два поко­ле­ния вырас­тет новое обще­ство, абсо­лют­но непо­нят­ное тем, кто дожи­вет до того вре­ме­ни. И если наши дети не суме­ют начать жить в Церк­ви, воз­дей­ствия мира возь­мут свое, неиз­беж­но побе­дит либо цер­ков­ность, либо все крас­ки мира, пре­иму­ще­ствен­но — гре­хов­но­го, но очень вле­ку­ще­го сво­ей греховностью.

Толь­ко про­ти­во­сто­я­ние раз­ру­ши­тель­ной силе зла, толь­ко одно из глав­ных направ­ле­ний про­ти­во­сто­я­ния — укреп­ле­ние семей­ной жиз­ни — помо­жет и каж­до­му отдель­но, и общей ситу­а­ции в пра­во­слав­ном мире.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свешников

Осо­бен­но важ­но в деле вос­пи­та­ния охра­нять детей от дур­но­го окру­же­ния. Как бла­го­твор­но для них иметь пред собою нази­да­тель­ные при­ме­ры, так вред­но им быть сре­ди обще­ства людей испор­чен­ных: Худые сооб­ще­ства, — по сло­ву апо­сто­ла, — раз­вра­ща­ют доб­рые нравы.

Свя­щен­ник А. Рождественский

Как важно молиться за детей

Роди­те­лям нуж­но молить­ся Богу о сво­их детях, что­бы Сам Он научил стра­ху Сво­е­му и умуд­рил во спасение.

Свя­ти­тель Тихон Задонский

Ска­за­но: «молит­ва мате­ри со дна моря доста­нет», имен­но молит­ва мате­ри. Бла­жен­ная Мони­ка вымо­ли­ла сво­е­го сына, Бла­жен­но­го Авгу­сти­на, свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст — плод молитв его свя­той мате­ри, вели­ко­му­че­ник Пан­те­ле­и­мон — тоже плод молитв сво­ей свя­той мате­ри, кото­рая при муже-языч­ни­ке вос­пи­та­ла буду­ще­го вели­чай­ше­го свя­то­го. То есть здесь Про­мысл Божий; как ска­за­ла свя­тая Кас­сия: «через жен­щи­ну пошел грех, через жен­щи­ну и спасение».

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Горю­е­те о детях. На то вы мать, чтоб о детях горе­вать. Но при­ло­жи­те к горе­ва­нию молит­ву… И Гос­подь убла­го­устро­ит детей. Поми­най­те матерь Бла­жен­но­го Авгу­сти­на. Пла­ка­ла-пла­ка­ла, моли­лась-моли­лась! И вымо­ли­ла, и выпла­ка­ла, что Авгу­стин опом­нил­ся — и стал как сле­ду­ет быть.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Когда ребе­нок рож­ден, надо над ним и о нем молить­ся, даже если поче­му-либо не молишь­ся вме­сте с ним. А что­бы молить­ся вме­сте, мне кажет­ся, надо искать молит­вы (допу­сти­мо их и сочи­нять), кото­рые могут дой­ти до ребен­ка, — не вооб­ще до ребен­ка, а имен­но до это­го ребен­ка. Чем он живет, кто он такой, как, будучи собой, он может гово­рить с Богом — это зна­ют толь­ко роди­те­ли, пото­му что они зна­ют, как их ребе­нок гово­рит с ними.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

— Если мы позна­ли Хри­ста позд­но, когда дети наши уже вырос­ли, что нам делать, что­бы наста­вить их на путь Божий?

— Здесь толь­ко молит­ва при­но­сит пло­ды. Мы долж­ны со мно­гой верой про­сить у Бога мило­сти для этих детей, кото­рые неви­нов­ны в сво­ем неве­рии. При­зна­ем, что ответ­ствен­ность лежит толь­ко на нас, сми­рим­ся и пока­ем­ся искрен­но, и Бог им помо­жет. Он все же бро­сит им какой-нибудь спа­са­тель­ный круг, что­бы спас­лись и они.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Батюш­ка, несмот­ря на то, что мы все это испол­ня­ем, дети наши ста­но­вят­ся необуз­дан­ны­ми. Ино­гда они пере­хо­дят все гра­ни­цы. Мы не зна­ем, что нам делать.

— Будем давать ино­гда отверт­ку в руки Хри­ста, что­бы Он Сам навел поря­док, под­кру­тив неко­то­рые вин­ти­ки. Не будем думать, что со всем мы можем спра­вить­ся сами.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Толь­ко молись, да дей­ству­ет бла­го­дать Хри­сто­ва. Ты теперь, когда твой ребе­нок уже взрос­лый, толь­ко одно можешь сде­лать: пока­зать любовь и молить­ся Богу, дабы Он дей­ство­вал для поль­зы тво­е­го ребен­ка, пото­му что если ты, роди­тель, питал его доб­ро­той и любо­вью, то он, куда бы ни пошел, с кем бы ни свя­зал­ся, в какой-то момент уви­дит, что вне семьи кли­мат нездо­ро­вый и что всю­ду — выго­да и лице­ме­рие. Так твой ребе­нок вер­нет­ся домой есте­ствен­ным обра­зом. Но если в доме — грыз­ня, ругань, ссо­ры, тогда серд­це его и не поду­ма­ет, и не захо­чет вер­нуть­ся. О, как нам нуж­но быть вни­ма­тель­ны­ми, ибо этот воз­раст толь­ко люб­ви и молит­вы хочет.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Если дети болеют

Гос­подь луч­ше нас зна­ет, что для нас полез­нее, а пото­му-то и посы­ла­ет кому здо­ро­вье, а кому и нездо­ро­вье. За все же сла­ва и бла­го­да­ре­ние Мило­серд­но­му Гос­по­ду, Кото­рый не по без­за­ко­ни­ям нашим тво­рит с нами и не по гре­хам нашим воз­да­ет нам; но если и нака­зы­ва­ет нас, то с пощадением.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Как-то ко мне при­шел скорб­ный отец, сын кото­ро­го болел бело­кро­ви­ем, и про­сил помо­лить­ся. Я ска­зал ему: «Я буду что-нибудь делать, но дол­жен и ты помочь. Конеч­но, ты не опы­тен в духов­ном, но брось хотя бы курить». Он с готов­но­стью при­нял мой совет и, ухо­дя, бла­го­да­рил меня. Здо­ро­вье ребен­ка ста­ло улуч­шать­ся день ото дня. Отец уви­дел чудо, но со вре­ме­нем забыл­ся и сно­ва начал курить. В резуль­та­те воз­об­но­ви­лась болезнь ребен­ка. Через два года отец его сно­ва при­е­хал и рас­ска­зал мне о слу­чив­шем­ся. Я спро­сил, поче­му он оста­вил свой духов­ный подвиг, и ска­зал, что Бог жела­ет видеть неко­то­рое ста­ра­ние и с нашей сто­ро­ны. Вот так. Недо­ста­точ­но молит­вы дру­го­го чело­ве­ка Нуж­но, что­бы и мы сами про­яв­ля­ли ста­ра­ние и молились.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Болез­ни и непри­ят­ные слу­чаи посы­ла­ют­ся нам к поль­зе нашей душев­ной и преж­де все­го к сми­ре­нию наше­му и к тому, что­бы вели жизнь свою осмот­ри­тель­нее и рассудительнее.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Пре­мно­го жалею о горе вашем и молю Гос­по­да устра­нить при­чи­ну оно­го — болез­нен­ные при­пад­ки юной доче­ри вашей…

Но молит­ва молит­вою, а док­то­ра док­то­ра­ми. И док­то­ров Бог дал и к ним обра­щать­ся Божия есть воля. Гос­подь с Сво­ею помо­щию при­хо­дит, когда есте­ствен­ных средств, Им же нам устро­ен­ных, ока­зы­ва­ет­ся недо­ста­точ­но. Пото­му молить­ся — будем молить­ся, а есте­ствен­ных средств все же пре­не­бре­гать не следует.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Дей­стви­тель­но, по-чело­ве­че­ски нель­зя не скор­беть мате­ри, видя дочь свою малют­ку в таких стра­да­ни­ях и страж­ду­щую день и ночь. Несмот­ря на это, вы долж­ны пом­нить, что вы хри­сти­ан­ка, веру­ю­щая в буду­щую жизнь и буду­щее бла­жен­ное воз­да­я­ние не толь­ко за тру­ды, но и за стра­да­ния про­из­воль­ные и неволь­ные, и пото­му не долж­ны нерас­суд­но мало­ду­ше­ство­вать и скор­беть сверх меры подоб­но языч­ни­кам или людям неве­ру­ю­щим, кото­рые не при­зна­ют ни буду­ще­го веч­но­го бла­жен­ства, ни буду­ще­го веч­но­го мучения.

Как ни вели­ки неволь­ные стра­да­ния доче­ри вашей, малют­ки С., но все-таки они не могут срав­нить­ся с про­из­воль­ны­ми стра­да­ни­я­ми муче­ни­ков; если же рав­ня­ют­ся, то она и рав­ное с ними полу­чит бла­жен­ное состо­я­ние в рай­ских селениях.

Впро­чем, не долж­но забы­вать и муд­ре­но­го насто­я­ще­го вре­ме­ни, в кото­рое и малые дети полу­ча­ют душев­ное повре­жде­ние от того, что видят, и от того, что слы­шат; и пото­му тре­бу­ет­ся очи­ще­ние, кото­рое без стра­да­ний не быва­ет; очи­ще­ние же душев­ное по боль­шей части быва­ет через стра­да­ния телес­ные. Поло­жим, что и не было ника­ко­го душев­но­го повре­жде­ния. Но все-таки долж­но знать, что рай­ское бла­жен­ство нико­му не дару­ет­ся без стра­да­ний. Посмот­ри­те: и груд­ные мла­ден­цы без болез­ни ли и стра­да­ний пере­хо­дят в буду­щую жизнь?

Пишу так не пото­му, что желал бы я смер­ти страж­ду­щей малют­ки С.; но… соб­ствен­но для уте­ше­ния вас и для пра­виль­но­го вра­зум­ле­ния, и дей­стви­тель­но­го убеж­де­ния, что­бы вы нерас­суд­но и без меры не скор­бе­ли. Как ни люби­те вы дочь свою, но знай­те, что более вас любит ее Все­б­ла­гий Гос­подь наш, вся­ким обра­зом про­мыш­ля­ю­щий о спа­се­нии нашем. О люб­ви Сво­ей к каж­до­му из веру­ю­щих Сам Он сви­де­тель­ству­ет в Писа­нии, гла­го­ля: Аще и жена забу­дет исча­дие свое, Аз же не забу­ду тебе. Поэто­му поста­рай­тесь уме­рить скорбь вашу о боля­щей доче­ри, воз­вер­гая печаль эту на Гос­по­да: как хочет и бла­го­из­во­лит, так и сотво­рит с нами по бла­го­сти Своей.

Сове­тую вам при­об­щать боля­щую дочь с пред­ва­ри­тель­ной испо­ве­дью. Попро­си­те духов­ни­ка, что­бы побла­го­ра­зум­нее рас­спро­сил ее при исповеди.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Скорбящим о кончине ребенка

Никто не зна­ет, какое Свя­тое Таин­ство про­ис­хо­дит в мла­ден­це, кото­ро­му все­го лишь час суж­де­но про­жить на этой зем­ле. Он не напрас­но его про­жи­ва­ет. За этот корот­кий час он может совер­шить боль­ше, оста­вить более глу­бо­кий след, чем иные, про­жи­вая дол­гие годы. Мно­гие дети, уми­рая, при­во­дят сво­их роди­те­лей к свя­щен­ным сто­пам Христа.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Слы­шу, кня­ги­ня, что вы про­дол­жа­е­те скор­беть о поте­ре люби­мой вашей доче­ри. Я как вам мно­го гово­рил, так и теперь повто­ряю, что, по немо­щи чело­ве­че­ской, невоз­мож­но, что­бы совсем не скор­беть мате­ри о лише­нии детей. Но как хри­сти­ан­ке вам долж­но уме­рять скорбь эту хри­сти­ан­ской надеж­дой, что дочь ваша полу­чит вели­кую милость у Царя Небес­но­го, в гор­нем и нескон­ча­е­мом Его Цар­ствии; так как она вос­хи­ще­на от жиз­ни в самом юном воз­расте, не испы­тав ника­ких соблаз­нов мира.

В житии свя­тых Анд­ро­ни­ка и Афа­на­сии ска­за­но, что никто с таким дерз­но­ве­ни­ем не про­сит от Гос­по­да воз­да­я­ния, как дети, гово­ря так: «Гос­по­ди, Ты лишил нас благ зем­ных, не лиши небес­ных». Зани­май­те, кня­ги­ня, поча­ще ум свой таки­ми раз­мыш­ле­ни­я­ми, и тогда скорб­ный дух ваш будет полу­чать через это отра­ду душевную.

P.S. О живых же детях ваших усерд­но моли­тесь, что­бы Гос­подь устро­ил о них полез­ное и спа­си­тель­ное, ими же весть судьбами.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Слы­шу о вели­ком горе вашем — о неожи­дан­ной кон­чине сына ваше­го М. Н. и весь­ма сожа­лею о вас. Есть совет свя­той — при­хо­дить в дом пла­чу­щих. Но так как я немо­щен и слаб и не могу вас по этой при­чине наве­стить лич­но, то решил­ся, хотя заоч­но, побе­се­до­вать с вами через пись­мо, что­бы уто­лить, сколь­ко воз­мож­но, вели­кую печаль вашу.

По немо­щи чело­ве­че­ской невоз­мож­но не скор­беть роди­те­лям, кото­рые лиши­лись един­ствен­но­го сына так преж­де­вре­мен­но, в таких летах, в таком цве­ту­щем воз­расте. Но ведь мы не языч­ни­ки, кото­рые не име­ют ника­кой надеж­ды каса­тель­но буду­щей жиз­ни, а хри­сти­ане, име­ю­щие отрад­ное уте­ше­ние и за гро­бом каса­тель­но полу­че­ния буду­ще­го бла­жен­ства вечного.

Этой отрад­ной мыс­лью долж­но вам уме­рять скорбь вашу, уто­лять вели­кую печаль вашу, что вы хотя на вре­мя и лиши­лись сына сво­е­го, но опять в буду­щей жиз­ни може­те видеть его, може­те соеди­нить­ся с ним так, что нико­гда уже не буде­те рас­ста­вать­ся с ним. Толь­ко долж­но при­нять при­лич­ные к тому меры: [во-пер­вых], поми­нать душу М. на бес­кров­ной жерт­ве, на чте­нии Псал­ти­ри и в домаш­них ваших молит­вах; во-вто­рых, о душе его тво­рить и посиль­ную милостыню.

Все это полез­но будет не толь­ко покой­но­му сыну ваше­му М., но и вам самим. Хотя смерть его нанес­ла вам вели­кую скорбь и огор­че­ние, но эта скорбь еще более может утвер­дить вас в хри­сти­ан­ской жиз­ни, в хри­сти­ан­ском бла­го­тво­ре­нии, в хри­сти­ан­ском настро­е­нии духа. Что Гос­подь тво­рит с нами, быва­ет не толь­ко бла­го, но и доб­ро зело.

Прав­да, все мы жела­ем полу­чить спа­се­ние и насле­до­вать Цар­ствие Небес­ное; но часто забы­ва­ем, что мно­ги­ми скор­бь­ми подо­ба­ет нам вни­ти в Цар­ствие Божие, и пото­му неред­ко ищем сча­стья зем­но­го и отра­ды вре­мен­ной в забо­тах житей­ских и в при­вя­зан­но­сти к мир­ским вещам. Пото­му Все­б­ла­гий Гос­подь все­пре­муд­рым Сво­им Про­мыс­лом и раз­ре­ша­ет узел сей, наво­дя неожи­дан­ные лише­ния и неожи­дан­ную скорбь, что­бы мы осмот­ре­лись и обра­ти­ли душев­ный взор свой к при­об­ре­те­нию благ не вре­мен­ных, а веч­ных, кото­рые проч­ны и нико­гда неиз­ме­ня­е­мы. И дела­ет это Гос­подь с нами по без­мер­ной люб­ви Сво­ей к чело­ве­кам, как гово­рит апо­стол: его­же бо любит Гос­подь, нака­зу­ет; биет же вся­ка­го сына, его­же при­ем­лет. <…>Аще же без нака­за­ния есте… пре­лю­бо­дей­чи­щи есте, а не сынове.

Вели­ка вам посла­на скорбь, но уте­шай­те себя тем, что через эту скорбь вы вклю­че­ны в чис­ло сынов Божи­их, по без­мер­ной люб­ви Божи­ей к вам. Поэто­му хра­ни­те вели­кое досто­ин­ство хри­сти­ан­ское, поко­ря­ясь воле Божи­ей не толь­ко без­ро­пот­но, но и с бла­го­да­ре­ни­ем. Вы хоте­ли толь­ко уте­шать­ся сыном вашим в этой жиз­ни вре­мен­но; Гос­подь же устро­я­ет так, что­бы вы уте­ша­лись им в буду­щей жиз­ни веч­но, в бес­ко­неч­ные веки.

Нако­нец, вы може­те иметь отрад­ные чув­ства и в том, что у покой­но­го М. ваше­го оста­лись дети, кото­рых вы може­те вос­пи­ты­вать и уте­шать­ся ими, как детьми. Они будут для вас вме­сте и вну­ки, и близ­кие дети.

Все­ми мера­ми ста­рай­тесь уто­лять скорбь вашу, что­бы она не пере­хо­ди­ла пре­де­лов хри­сти­ан­ских; и Все­б­ла­гий Гос­подь явит вам милость Свою и пошлет вам уте­ше­ние духовное.

Кто зна­ет, каков бы был ваш М., если бы про­дли­лась жизнь его. Теперь же вполне може­те быть уве­ре­ны, что он навсе­гда оста­нет­ся хорош.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Гос­по­ду угод­но было посе­тить вас сер­деч­ною скор­бию — вы лиши­лись един­ствен­но­го на зем­ле уте­ше­ния, в сыне вашем N. Гос­подь пред­по­чел его веч­ное бла­жен­ство ваше­му вре­мен­но­му огор­че­нию, кото­рое Он не умед­лит уто­лить по Сво­е­му чело­ве­ко­лю­бию. Пере­но­ся пости­га­ю­щие нас в жиз­ни лише­ния и скор­би с пре­дан­но­стью воле Божи­ей, устро­я­ю­щей веч­ное бла­го наше, мы чрез то спо­доб­ля­ем­ся люб­ви Божи­ей и насле­дия небес­ных бла­женств. И вам открыт путь туда, где сын ваш. Про­вож­дая жизнь бого­угод­ную, вы нераз­луч­ны буде­те с сыном вашим в веч­но­сти. N ваш взят Богом к Себе в столь юных летах по люб­ви Божи­ей к нему, как ска­за­но в Свя­щен­ном Писа­нии, да не изме­нит зло­ба его разум, что неред­ко видим мы, как моло­дые люди увле­ка­ют­ся совре­мен­ным направ­ле­ни­ем. Гос­подь по мило­сер­дию Сво­е­му устро­ил пре­крас­но его будущ­ность. Очень мог­ло быть, если бы он остал­ся долее жить, то не спо­до­бил­ся бы того бла­жен­ства, каким теперь будет веч­но наслаждаться.

Ста­рец Арсе­ний Афонский

Как должно относиться к своим родителям

5‑я запо­ведь.

Чти отца тво­е­го и матерь… да бла­го ти будет, и буде­ши дол­го­ле­тен на зем­ли. (Почи­тай отца тво­е­го и мать, [и будешь дол­го­ле­тен] на земле.)

Когда стра­да­ния крест­ные раз­ди­ра­ли душу и тело Спа­си­те­ля, когда прон­зен­ны­ми чле­на­ми так тяж­ко висел Он на гвоз­дях меж­ду жиз­нью и смер­тью, а на Нем целый мир висел над поги­бе­лью в ожи­да­нии спа­се­ния, ни муки все­го ада, ни попе­че­ния все­го мира, всех вре­мен и веч­но­сти не заглу­ши­ли в Нем чув­ства закон­ной обя­зан­но­сти к Мате­ри. Сию обя­зан­ность, испол­не­ние кото­рой пре­се­ка­лось для Него вме­сте с зем­ной жиз­нью, Он пере­дал тогда Иоан­ну, кото­ро­го дев­ство и любовь соде­ла­ли достой­ным слу­жи­те­лем Девы Мате­ри; а через то и в этой части зако­на, подоб­но как во всех дру­гих, пока­зал нам совер­шен­ство, состо­я­щее в том, что­бы почте­ние к роди­те­лям и попе­че­ние о них про­сти­ра­лось на все обсто­я­тель­ства жиз­ни, до гро­ба и далее гроба.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Итак, пятая запо­ведь пред­пи­сы­ва­ет сле­ду­ю­щие осо­бен­ные долж­но­сти в отно­ше­нии к родителям:

1) почти­тель­но обхо­дить­ся с ними;

2) пови­но­вать­ся им.

Когда роди­те­ли, срод­ни­ки, настав­ни­ки, началь­ни­ки тре­бу­ют от вас того, что про­тив­но муд­ро­ва­нию ваше­му, вашей склон­но­сти, ваше­му вку­су, но что нуж­но, или полез­но, или, по край­ней мере, без­вред­но, пожерт­вуй­те муд­ро­ва­ни­ем вашим, вашей склон­но­стью, вашим вку­сом обя­зан­но­сти повиновения…

3) Дети долж­ны питать и поко­ить роди­те­лей во вре­мя болез­ни и ста­ро­сти. Когда ваши роди­те­ли тре­бу­ют помо­щи, уте­ше­ния, слу­же­ния, меж­ду тем как вы сами в нуж­де, в скор­би, в немо­щи, собе­ри­те послед­ние силы ваши, забудь­те свою скорбь для облег­че­ния их скор­би; раз­де­ли­те с ними послед­нюю кру­пи­цу и послед­нюю кап­лю. Вспом­ни­те Иису­са, сре­ди муче­ний крест­ных пеку­ще­го­ся о спо­кой­ствии Сво­ей Матери.

4) После их смер­ти, так же как и при жиз­ни, молить­ся о спа­се­нии душ их и вер­но испол­нять их заве­ща­ния, не про­тив­ные зако­ну Божию и граж­дан­ско­му. Бог по пре­муд­ро­му и пра­вед­но­му Сво­е­му про­ви­де­нию осо­бен­но хра­нит жизнь и устра­и­ва­ет бла­го­по­лу­чие почи­та­ю­щих роди­те­лей на зем­ле; к совер­шен­но­му же награж­де­нию совер­шен­ной доб­ро­де­те­ли дару­ет без­смерт­ную и бла­жен­ную жизнь в Оте­че­стве Небес­ном. Сколь лег­ко и есте­ствен­но любить и почи­тать роди­те­лей, кото­рым мы обя­за­ны жиз­нью, столь­ко тяжек грех непо­чте­ния к ним. Посе­му в законе Мои­се­е­вом за зло­сло­вие про­тив отца и мате­ри поло­же­на была смерт­ная казнь.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Чада, вслу­шай­тесь в запо­ве­ди Гос­под­ни, люби­те отца сво­е­го и мать свою, и слу­шай­те их, и пови­нуй­тесь им в Боге во всем, и ста­рость их чти­те, и немощь их и вся­кую скорбь от всей души на себе понесите…

Если же кто осуж­да­ет, или оскорб­ля­ет сво­их роди­те­лей, или кля­нет их, или руга­ет, тот перед Богом гре­шен и про­клят людь­ми; того, кто бьет отца и мать, пусть отлу­чат от Церк­ви… и пусть он умрет лютою смер­тью… Сын или дочь, непо­слуш­ные отцу или мате­ри, сами себя погу­бят и не дожи­вут до кон­ца дней сво­их, если про­гне­ва­ют отца или доса­дят матери.

Из «Домо­строя»

Роди­те­ли ино­гда гре­шат чрез­мер­ным бес­по­кой­ством или неум­ны­ми и посто­ян­но раз­дра­жа­ю­щи­ми уве­ще­ва­ни­я­ми, но сыно­вья и доче­ри долж­ны согла­сить­ся с тем, что в осно­ве всей этой чрез­мер­ной забот­ли­во­сти лежит глу­бо­кая тре­во­га за них.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Еже­ли жела­ешь в жиз­ни тво­ей быть бла­го­по­луч­ной, то ста­рай­ся жить соглас­но запо­ве­дям Божи­им, а не по про­стым обы­ча­ям чело­ве­че­ским. Глав­ная же запо­ведь в обе­то­ва­нии: Чти отца тво­е­го и матерь… да бла­го тебе будет, и буде­ши дол­го­ле­тен на зем­ли. Неумест­ные выход­ки или вспыш­ки перед роди­те­ля­ми ни в каком слу­чае неиз­ви­ни­тель­ны. Обно­сит­ся меж­ду людь­ми муд­рое сло­во: яйца кури­цу не учат.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Дети долж­ны быть очень вни­ма­тель­ны в деле ува­же­ния роди­те­лей. Когда дети дер­зят роди­те­лям и не ока­зы­ва­ют им ува­же­ния, быва­ет, что, во-пер­вых, ухо­дит от детей бла­го­дать и, во-вто­рых, ста­но­вят­ся они при­ем­ни­ка­ми демон­ских вли­я­ний и энергий.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

При­чи­на вашей сла­бо­сти — ваша рез­кость в раз­го­во­ре с матуш­кой сво­ей. Рез­кость пред­по­ла­га­ет ослаб­ле­ние ува­же­ния или и пря­мо неува­же­ние… Нет гре­ха боль­ше неува­же­ния и оскорб­ле­ния мате­ри. Бла­го обе­ща­но чту­щим роди­те­лей. А для неч­ту­щих — лише­ние благ.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Дети долж­ны про­яв­лять вся­кую бла­го­дар­ность роди­те­лям, от кото­рых жизнь, настав­ле­ние и все, что име­ют, полу­чи­ли. Бла­го­дар­ность эта состо­ит в сле­ду­ю­щем: во вся­ких нуж­дах им помо­гать; когда не име­ют средств, кор­мить и оде­вать их; в ста­ро­сти, в болез­ни или в дру­гом слу­чае при­кры­вать или изви­нять их немо­щи, как сде­ла­ли Сим и Иафет, сыно­вья Ноя (см.: Быт. 9, 23), кото­рые при­кры­ли наго­ту сво­е­го отца. Так гово­рит­ся и в Прит­чах: Слу­шай­ся отца тво­е­го: он родил тебя; и не пре­не­бре­гай мате­ри тво­ей, когда она и соста­рит­ся (Притч. 23, 22). Хам, сын того же Ноя, пока­зав­ший наго­ту отца сво­е­го, был наказан.

За непо­чи­та­ние роди­те­лей Бог вели­кие нака­за­ния опре­де­лил детям.

Свя­ти­тель Тихон Задонский

Бла­го­род­ная жизнь, силь­ный, чест­ный, серьез­ный, бого­угод­ный харак­тер — это луч­шая награ­да для роди­те­лей за уто­ми­тель­ные годы само­заб­вен­ной люб­ви. Пусть дети живут так, что­бы роди­те­ли в ста­ро­сти мог­ли ими гор­дить­ся. Пусть дети напол­ня­ют неж­но­стью и лас­кой их годы угасания.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Один миря­нин жало­вал­ся стар­цу на труд­но­сти, с кото­ры­ми он столк­нул­ся в сво­ей семье из-за вор­ча­ния роди­те­лей, из-за стран­но­стей жены и без­об­раз­но­го пове­де­ния детей.

Ста­рец уви­дел вещи несколь­ко иначе:

— Бог попус­ка­ет труд­но­сти как рас­пла­ту за наши без­об­ра­зия в дет­стве. <…> Мы уже и не пом­ним, как из-за нас (отцу и мате­ри) не оста­ва­лось вре­ме­ни ни поспать, ни отдох­нуть, так как они жили в посто­ян­ных хло­по­тах, забо­тясь о нас. Теперь же мы, в свою оче­редь, долж­ны тер­петь стар­че­ское брюз­жа­ние и забо­тить­ся о роди­те­лях с такой же любо­вью, какой они окру­жа­ли нас в нашем мла­ден­че­стве. Бог нако­нец-то предо­став­ля­ет нам воз­мож­ность «пога­сить» наше дет­ское брюз­жа­ние. И это спра­вед­ли­во. Если мы не согла­сим­ся с этим, то ока­жем­ся вели­ки­ми долж­ни­ка­ми. Кста­ти, и от жены, и от детей стра­да­ем, дабы рас­пла­тить­ся за соб­ствен­ные безобразия.

Не огор­чай­тесь, если вы име­е­те наслед­ствен­ные недо­стат­ки, но и не гор­ди­тесь наслед­ствен­ны­ми доб­ро­де­те­ля­ми, пото­му что Бог будет про­ве­рять тот труд, кото­рый упо­тре­бил чело­век на исправ­ле­ние сво­е­го вет­хо­го человека.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Нет на зем­ле более под­хо­дя­ще­го для муж­чи­ны поступ­ка, чем тако­го, когда муж­чи­на в рас­цве­те сво­их сил, как малый ребе­нок, с любо­вью скло­ня­ет­ся перед сво­им немощ­ным роди­те­лем, ока­зы­вая ему почи­та­ние и уважение.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Делай­те как мож­но боль­ше добра для ваших деду­шек и бабу­шек! А более все­го помо­га­ет… самое боль­шое поми­но­ве­ние, по мое­му мне­нию, — духов­ное наше пре­успе­я­ние. Когда мы пре­успе­ва­ем духов­но, то помо­га­ем близ­ким чрез­вы­чай­но. Во-пер­вых, пото­му, что они полу­ча­ют пра­во на Боже­ствен­ную помощь. Когда чело­век явит­ся дей­стви­тель­но доб­ро­де­тель­ным чело­ве­ком, — оправ­ды­ва­ют­ся и дедуш­ки, и пра­де­душ­ки. Потом, и молит­ва под­лин­но­го хри­сти­а­ни­на будет иметь дерз­но­ве­ние: пред­кам нашим помо­га­ет и это.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Я при­ве­ду еще один при­мер из вели­ко­го свя­ти­те­ля Мос­ков­ско­го Мака­рия, кото­рый был один из пер­вых кан­ди­да­тов на пост Пат­ри­ар­ха. В сво­ей заме­ча­тель­ной про­по­ве­ди на Новый год он гово­рил, что все жела­ют сча­стья друг дру­гу, но мало кто заду­мы­ва­ет­ся над тем, в чем состо­ит ключ к это­му сча­стью. Ключ к это­му сча­стью заклю­ча­ет­ся преж­де все­го в испол­не­нии одной запо­ве­ди — чти отца тво­е­го и матерь… да бла­го ти будет, и дол­го­ле­тен буде­ши на зем­ли. Когда-то во вре­ме­на Иере­мии про­ро­ка Гос­подь ска­зал ему: «Позо­ви сынов». Про­рок при­гла­сил их и налил им по чаше вина. Они ска­за­ли: «Мы не будем пить», хотя им гово­рил про­рок. «Поче­му?» — спро­сил Иере­мия. «Пото­му что заве­ща­но отцом нашим не пить ни вина, ни хмель­но­го ни нам, ни детям нашим, ни вну­кам. И мы сохра­ня­ем эту запо­ведь». И тогда Гос­подь ска­зал Иере­мии про­ро­ку: «Ска­жи­те Изра­и­лю, пусть они поучат­ся у них. Я Гос­подь Бог ваш, и вы так меня не слу­ша­е­те, как они слу­ша­ют запо­ведь отца сво­е­го. А им ска­жи: за то, что они так испол­ня­ют запо­ведь отца сво­е­го, то бла­го­сло­ве­ние Мое да будет на них во веки». И мит­ро­по­лит Мака­рий гово­рит, что ключ к бла­го­ден­ствию семей, к бла­го­ден­ствию наро­да — в испол­не­нии запо­ве­ди о почи­та­нии родителей.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Всегда ли нужно слушаться родителей

Свя­той апо­стол учит: Дети, будь­те послуш­ны роди­те­лям вашим во всем (Кол. 3, 20). Послу­ша­ние же это тогда нуж­но, когда роди­те­ли учат детей тому, что соглас­но сло­ву Божию, а не про­ти­во­ре­чит ему. Пото­му и свя­той апо­стол нака­зы­ва­ет детям слу­шать роди­те­лей сво­их о Гос­по­де, то есть слу­шать в том, что угод­но Гос­по­ду: Дети, пови­нуй­тесь сво­им роди­те­лям в Гос­поде (Еф. 6,1). Если же пове­ле­ва­ют про­тив­ное сло­ву Божию, того ни в коем слу­чае нель­зя слу­шать, посколь­ку несрав­нен­но более долж­но быть почи­та­е­мо Божие пове­ле­ние, чем роди­тель­ское. Об этом Хри­стос, Сын Божий, учил в Свя­том Еван­ге­лии: Кто любит отца или мать более, неже­ли Меня, не досто­ин Меня (Мф. 10, 37).

Свя­ти­тель Тихон Задонский

Но когда несчаст­ный при­мер и жела­ния роди­те­лей отвле­ка­ют (детей) от испол­не­ния свя­щен­ных обя­зан­но­стей к Богу, вовле­ка­ют в дела, про­тив­ные зако­ну, нару­ша­ю­щие мир сове­сти, про­тив­ные истин­но­му бла­гу и спа­се­нию бес­смерт­ной души; когда роди­те­ли или началь­ни­ки тре­бу­ют чего-либо про­тив­но­го вере или зако­ну Божию, тогда долж­но ска­зать им, как ска­за­ли Апо­сто­лы началь­ни­кам иудей­ским: аще пра­вед­но есть пред Богом вас послу­ша­ти паче, неже­ли Бога, суди­те (Деян. 4, 19). И долж­но пре­тер­петь за веру и закон Божий все, что бы ни последовало.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Молитвы о детях

Анге­лу-хра­ни­те­лю

Свя­тый Анге­ле, хра­ни­те­лю моих чад (име­на), покрый их Тво­им покро­вом от стрел демо­на, от глаз обо­льсти­те­ля и сохра­ни их серд­це в ангель­ской чисто­те. Аминь.

Молит­вы о сча­стье и бла­го­по­лу­чии детей Пре­свя­той Троице

Молит­ва отца или матери

Отче Свя­тый, Пре­веч­ный Боже, от Тебя исхо­дит вся­кий дар или вся­кое бла­го. Тебе при­леж­но молюсь о детях, кото­рых бла­го­дать Твоя мне даро­ва­ла. Ты дал им жизнь, ожи­во­тво­рил их душею без­смерт­ною, воз­ро­дил Свя­тым Кре­ще­ни­ем, дабы они сооб­раз­но с волею Тво­ею уна­сле­до­ва­ли Цар­ство Небес­ное. Сохра­ни их по Тво­ей бла­го­сти до кон­ца их жиз­ни. Освя­ти их Тво­ею исти­ною, да свя­тит­ся в них имя Твое. Содей­ствуй мне бла­го­да­тию Тво­ею вос­пи­тать их во сла­ву Тво­е­го име­ни и на поль­зу ближ­ним, дай мне для это­го потреб­ные сред­ства: тер­пе­ние и силу.

Гос­по­ди, про­све­ти их све­том Тво­ея Пре­муд­ро­сти, да любят Тебя всею душею, всем помыш­ле­ни­ем, наса­ди в серд­цах их страх и отвра­ще­ние от вся­ко­го без­за­ко­ния, да ходят в запо­ве­дях Тво­их, укра­си души их цело­муд­ри­ем, тру­до­лю­би­ем, дол­го­тер­пе­ни­ем, чест­но­стию; огра­ди их прав­дою от кле­ве­ты, тще­сла­вия, мер­зо­сти; окро­пи росою бла­го­да­ти Тво­ея, да пре­успе­ва­ют в доб­ро­де­те­лях и свя­то­сти и да воз­рас­та­ют в бла­го­во­ле­нии Тво­ем, в люб­ви и бла­го­че­стии. Ангел-хра­ни­тель да пре­бы­ва­ет с ними все­гда и соблю­да­ет их юность от сует­ных мыс­лей, от пре­льще­ния соблаз­нов мира сего и от вся­ких лука­вых наветов.

Если же когда согре­шат пред Тобою, Гос­по­ди, не отвра­ти лица Тво­е­го от них, но буди к ним мило­стив, воз­бу­ди в их серд­цах пока­я­ние по мно­же­ству щед­рот Тво­их, очи­сти согре­ше­ния и не лиши их Тво­их благ, но подай им все угод­ное для их спа­се­ния, сохра­няя их от вся­кой болез­ни, опас­но­сти, бед и скор­бей, осе­няя их Тво­ею мило­стию во вся дни жиз­ни сей.

Боже, Тебе молю­ся, дай мне весе­лие и радость о моих детях и спо­до­би мне пред­ста­ти с ними на Страш­ном суде Тво­ем, с непо­стыд­ным дерз­но­ве­ни­ем ска­зать: «Вот я и дети, кото­рых Ты мне дал, Гос­по­ди». Да про­сла­вим Все­свя­тое имя Твое, Отца и Сына и Свя­та­го Духа. Аминь.

Богу Отцу

Молит­ва матери

Боже! Созда­тель всех тва­рей, при­ла­гая милость к мило­сти, Ты соде­лал меня достой­ной быть мате­рью семей­ства, бла­гость Твоя даро­ва­ла мне детей, и я дер­заю ска­зать: они Твои дети! Пото­му что Ты даро­вал им бытие, ожи­во­тво­рил их душой без­смерт­ною, воз­ро­дил их кре­ще­ни­ем для жиз­ни, сооб­раз­ной с Тво­ей волей, усы­но­вил их и при­нял в нед­ра Церк­ви Своей.

Гос­по­ди! Сохра­ни их в бла­го­дат­ном состо­я­нии до кон­ца жиз­ни, спо­до­би их быть при­част­ни­ка­ми Таинств Тво­е­го заве­та, освя­щай Тво­ею исти­ною, да свя­тит­ся в них и через них свя­тое имя Твое! Нис­посли мне Твою бла­го­дат­ную помощь в их вос­пи­та­нии для сла­вы име­ни Тво­е­го и поль­зы ближ­не­го! Подаждь мне для сей цели спо­со­бы, тер­пе­ние и силы! Научи меня наса­дить в их серд­це корень истин­ной муд­ро­сти — страх Твой! Оза­ри их све­том управ­ля­ю­щей все­лен­ною Тво­ей Пре­муд­ро­сти! Да воз­лю­бят Тебя всею душою и помыш­ле­ни­ем сво­им, да при­ле­пят­ся к Тебе всем серд­цем и во всю жизнь свою да тре­пе­щут сло­вес Тво­их! Даруй мне разум убе­дить их, что истин­ная жизнь состо­ит в соблю­де­нии запо­ве­дей Тво­их, что труд, укреп­ля­е­мый бла­го­че­сти­ем, достав­ля­ет в сей жиз­ни без­мя­теж­ное доволь­ствие, а в веч­но­сти — неиз­ре­чен­ное блаженство.

Открой им разу­ме­ние Тво­е­го зако­на, да до кон­ца дней сво­их дей­ству­ют в чув­стве вез­де­при­сут­ствия Тво­е­го! Наса­ди в их серд­це страх и отвра­ще­ние от вся­ко­го без­за­ко­ния, да будут непо­роч­ны­ми в путях сво­их, да памя­ту­ют все­гда, что Ты, Все­б­ла­гий Боже, — рев­ни­тель зако­на и прав­ды Тво­ей! Соблю­ди их в цело­муд­рии и бла­го­го­ве­нии к име­ни Тво­е­му! Да не поро­чат Церк­ви Тво­ей сво­им пове­де­ни­ем, но да живут по ее пред­пи­са­ни­ям! Оду­ше­ви их охо­тою к полез­но­му уче­нию и соде­лай спо­соб­ны­ми на вся­кое доб­рое дело! Да при­об­ре­тут истин­ное поня­тие о тех пред­ме­тах, коих све­де­ния необ­хо­ди­мы в их состо­я­нии, да про­све­тят­ся позна­ни­я­ми, бла­го­де­тель­ны­ми для человечества.

Гос­по­ди! Умуд­ри меня напе­чат­леть неиз­гла­ди­мы­ми чер­та­ми в уме и серд­це детей моих опа­се­ние содру­жеств с не зна­ю­щи­ми стра­ха Тво­е­го, вну­шить им все­мер­ное уда­ле­ние от вся­ко­го сою­за с без­за­кон­ны­ми, да не вни­ма­ют они гни­лым бесе­дам, да не совра­тят их с пути Тво­е­го дур­ные при­ме­ры, да не соблаз­нят­ся они тем, что ино­гда путь без­за­кон­ных бла­го­успе­шен в сем мире!

Отче Небес­ный! Даруй мне бла­го­дать все­мер­но беречь­ся пода­вать детям моим соблазн мои­ми поступ­ка­ми, но, посто­ян­но имея в виду их пове­де­ние, отвле­кать их от заблуж­де­ний, исправ­лять их погреш­но­сти, обуз­ды­вать упор­ство и строп­ти­вость их, воз­дер­жи­вать от стрем­ле­ния к суе­те и лег­ко­мыс­лию. Да не увле­ка­ют­ся они безум­ны­ми помыс­ла­ми, да не ходят вслед серд­ца сво­е­го. Да не воз­гор­дят­ся в помыш­ле­нии сво­ем, да не забу­дут Тебя и зако­на Тво­е­го. Да не погу­бит без­зко­ние ума и здо­ро­вья их, да не рас­сла­бят гре­хи душев­ных и телес­ных сил их. Судия Пра­вед­ный, нака­зы­ва­ю­щий детей за гре­хи роди­те­лей до тре­тье­го и чет­вер­то­го рода, отвра­ти такую кару от детей моих, не нака­зы­вай их за гре­хи мои, но окро­пи их росою бла­го­да­ти Тво­ей, да пре­успе­ва­ют в доб­ро­де­те­ли и свя­то­сти, да воз­рас­та­ют в бла­го­во­ле­нии Тво­ем и в люб­ви людей благочестивых.

Отче щед­рот и вся­ко­го мило­сер­дия! По чув­ству роди­тель­ско­му я жела­ла бы детям сво­им вся­ко­го оби­лия благ зем­ных, жела­ла бы им бла­го­сло­ве­ния от росы небес­ной и от тука зем­но­го, но да будет с ними свя­тая воля Твоя! Устрой судь­бу их по Тво­е­му бла­го­во­ле­нию, не лиши их в жиз­ни насущ­но­го хле­ба, нис­по­сы­лай им все необ­хо­ди­мое во вре­ме­ни для при­об­ре­те­ния бла­жен­ной веч­но­сти; будь мило­стив к ним, когда согре­шат перед Тобою; не вме­няй им гре­хов юно­сти и неве­де­ния их, при­ве­ди в сокру­ше­ние их серд­ца, когда будут про­ти­вить­ся руко­вод­ству бла­го­сти Тво­ей; карай их и милуй, направ­ляя на путь, бла­го­угод­ный Тебе, но не отвер­гай их от лица Тво­е­го! При­ни­май с бла­го­во­ле­ни­ем молит­вы их, даруй им успех во вся­ком доб­ром деле, не отвра­ти лица Тво­е­го от них во дни скор­би их, да не постиг­нут их иску­ше­ния выше сил их. Осе­няй их Тво­ей мило­стью, да ходит Ангел Твой с ними и сохра­нит их от вся­ко­го несча­стия и зло­го пути.

Все­б­ла­гий Боже! Соде­лай меня мате­рью, весе­ля­щей­ся о детях сво­их, да будут они отра­дой моей в дни жиз­ни моей и опо­рою мне в ста­ро­сти моей. Удо­стой меня, с упо­ва­ни­ем на Твое мило­сер­дие, пред­стать с ними на Страш­ном суде Тво­ем и с недо­стой­ным дерз­но­ве­ни­ем ска­зать: «Вот я и дети мои, кото­рых ты дал мне, Гос­по­ди!» Да сово­куп­но с ними про­слав­ляя неиз­ре­чен­ную бла­гость и веч­ную любовь Твою, пре­воз­но­шу пре­свя­тое имя Твое, Отче, Сыне и Душе Свя­тый, во веки веков. Аминь.

Гос­по­ду Иису­су Христу

Пер­вая молит­ва матери

Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, молитв ради Пре­чи­стыя Тво­ея Мате­ри, услы­ши мя, недо­стой­ную рабу (имя). Гос­по­ди, в мило­сти­вой вла­сти Тво­ей чада мои, рабы Твои (име­на), поми­луй и спа­си их, име­ни Тво­е­го ради. Гос­по­ди, про­сти им все согре­ше­ния воль­ные и неволь­ные, совер­шен­ные ими перед Тобою. Гос­по­ди, наста­ви их на истин­ный путь Тво­их запо­ве­дей и разум про­све­ти све­том Хри­сто­вым во спа­се­ние души и исце­ле­ние тела. Гос­по­ди, бла­го­сло­ви их в доме, в шко­ле, в пути и на каж­дом месте Тво­е­го вла­ды­че­ства. Гос­по­ди, сохра­ни их под кро­вом Тво­им свя­тым от летя­щей пули, стре­лы, меча, яда, огня, от смер­то­нос­ной язвы и напрас­ной смер­ти. Гос­по­ди, огра­ди их от вся­ких види­мых и неви­ди­мых вра­гов, от вся­кой беды, зол, несча­стий. Гос­по­ди, исце­ли их от вся­кия болез­ни, очи­сти от вся­кия сквер­ны и облег­чи их душев­ные стра­да­ния. Гос­по­ди, даруй им бла­го­дать Духа Тво­е­го Свя­та­го на мно­гие лета жиз­ни, здра­вия и цело­муд­рия во вся­ком бла­го­че­стии и люб­ви в мире с окру­жа­ю­щи­ми их ближ­ни­ми и даль­ни­ми людь­ми. Гос­по­ди, умножь и укре­пи умствен­ные спо­соб­но­сти и телес­ные силы, Тобою даро­ван­ные им, Твое бла­го­сло­ве­ние на бла­го­че­сти­вую и, если Тебе угод­но, семей­ную жизнь и непо­стыд­ное дето­рож­де­ние. Гос­по­ди, даруй мне, недо­стой­ной и греш­ной рабе Тво­ей (имя), роди­тель­ское бла­го­сло­ве­ние на чад моих и раб Тво­их в насто­я­щее вре­мя утра, дня, ночи име­ни Тво­е­го ради, ибо Цар­ствие Твое веч­но, все­силь­но и все­мо­гу­ще­ствен­но. Аминь.

Вто­рая молит­ва матери

Слад­чай­ший Иису­се, Боже серд­ца мое­го! Ты даро­вал мне детей по пло­ти, они Твои по душе. И мою и их души иску­пил Ты Сво­ею неоце­нен­ною Кро­вию. Ради Кро­ви Тво­ея Боже­ствен­ныя умо­ляю Тебя, Слад­чай­ший мой Спа­си­тель: бла­го­да­тию Тво­ею при­кос­нись серд­ца детей моих (име­на) и крест­ни­ков моих (име­на), огра­ди их стра­хом Тво­им Боже­ствен­ным, удер­жи их от дур­ных наклон­но­стей и при­вы­чек, направь их на свет­лый путь жиз­ни, исти­ны и добра, укрась жизнь их всем доб­рым и спа­си­тель­ным, устрой судь­бу их, яко же Ты Сам хоще­ши, и спа­си души их ими­же веси судьбами.

Гос­по­де Боже отцев наших! Детям моим (име­на) и крест­ни­кам моим (име­на) дай серд­це пра­вое, что­бы соблю­дать запо­ве­ди Твои, откро­ве­ния Твои и уста­вы Твои и испол­нять все это. Аминь.

Молит­ва отца или матери

Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, буди милость Твоя на детях моих (име­на), сохра­ни их под кро­вом Тво­им, покрый от вся­ка­го лука­ва­го похо­те­ния, отже­ни от них вся­ка­го вра­га и супо­ста­та, отвер­зи им уши и очи сер­деч­ныя, даруй уми­ле­ние и сми­ре­ние серд­цам их. Гос­по­ди, все мы созда­ние Твое, пожа­лей детей моих (име­на) и обра­ти их на пока­я­ние. Спа­си, Гос­по­ди, и поми­луй детей моих (име­на), и про­све­ти им ум све­том разу­ма Еван­ге­лия Тво­е­го, и наста­ви их на сте­зю запо­ве­дей Тво­их, и научи их, Спа­се, тво­ри­ти волю Твою, яко Ты есть Бог наш.

Пре­свя­той Богородице

О Пре­свя­тая Вла­ды­чи­це Дево Бого­ро­ди­це, спа­си и сохра­ни под кро­вом Тво­им моих чад (име­на), всех отро­ков, отро­ко­виц и мла­ден­цев кре­ще­ных и безы­мян­ных и во чре­ве мате­ри носи­мых. Укрой их ризою Тво­е­го мате­рин­ства, соблю­ди их в стра­хе Божи­ем и послу­ша­нии роди­те­лям, умо­ли Гос­по­да мое­го и Сына Тво­е­го, да дару­ет им полез­ное ко спа­се­нию их. Вру­чаю их Мате­рин­ско­му смот­ре­нию Тво­е­му, яко Ты еси Боже­ствен­ный Покров рабом Твоим.

Пре­свя­той Богородице

Матерь Божия, вве­ди меня во образ Тво­е­го небес­но­го мате­рин­ства. Увра­чуй душев­ные и телес­ные раны чад моих (име­на), мои­ми гре­ха­ми нане­сен­ные. Вру­чаю дитя мое все­це­ло Гос­по­ду мое­му Иису­су Хри­сту и Тво­е­му, Пре­чи­стая, небес­но­му покро­ви­тель­ству. Аминь.

Молит­вы о здо­ро­вье детей

Пре­свя­той Бого­ро­ди­це пред ико­ной Ее «Цели­тель­ни­ца»

При­и­ми, о Все­бла­го­сло­вен­ная и Все­мощ­ная Гос­по­же Вла­ды­чи­це Бого­ро­ди­це Дево, сия молит­вы, со сле­за­ми Тебе ныне при­но­си­мыя от нас, недо­стой­ных раб Тво­их, ко Тво­е­му цель­бо­нос­но­му обра­зу пение воз­сы­ла­ю­щих со уми­ле­ни­ем, яко Тебе Самой зде сущей и внем­лю­щей моле­нию наше­му. По кое­муж­до бо про­ше­нию испол­не­ние тво­ри­ши, скор­би облег­ча­е­ши, немощ­ным здра­вие дару­е­ши, раз­слаб­лен­ныя и недуж­ныя исце­ля­е­ши, от бес­ных бесы про­го­ня­е­ши, оби­ди­мыя от обид избав­ля­е­ши, про­ка­жен­ныя очи­ща­е­ши и малыя дети милу­е­ши; еще же, Гос­по­же Вла­ды­чи­це Бого­ро­ди­це, и от уз и тем­ниц сво­бож­да­е­ши и вся­кия мно­го­раз­лич­ныя стра­сти вра­чу­е­ши, вся бо суть воз­мож­на хода­тай­ством Тво­им к Сыну Тво­е­му, Хри­сту Богу нашему.

О Все­пе­тая Мати, Пре­свя­тая Бого­ро­ди­це! Не пре­стай моли­ти­ся о нас, недо­стой­ных рабех Тво­их, сла­вя­щих Тя и почи­та­ю­щих Тя, и покла­ня­ю­щих­ся со уми­ле­ни­ем Пре­чи­сто­му обра­зу Тво­е­му, и надеж­ду иму­щих невоз­врат­ну и веру несум­нен­ну к Тебе, Прис­но­де­ве Пре­слав­ней и Непо­роч­ней, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Пре­свя­той Бого­ро­ди­це пред ико­ной Ее «Ско­ро­по­слуш­ни­ца»

Пре­бла­го­сло­вен­ная Вла­ды­чи­це, Прис­но­де­во Бого­ро­ди­це, Бога Сло­ва паче вся­ка­го сло­ва на спа­се­ние наше рожд­шая и бла­го­дать Его пре­и­зобиль­но паче всех при­яв­шая! Море явль­ша­я­ся Боже­ствен­ных даро­ва­ний и чудес прис­но­те­ку­щая река, изли­ва­ю­щая бла­гость всем, с верою к Тебе при­бе­га­ю­щим! Чудо­твор­но­му Тво­е­му обра­зу при­па­да­ю­ще, молим­ся Тебе, все­щед­рей Мате­ри Чело­ве­ко­лю­би­ва­го Вла­ды­ки: уди­ви на нас пре­бо­га­тыя мило­сти Твоя, и про­ше­ния наша, при­но­си­мая Тебе, Ско­ро­по­слуш­ни­це, уско­ри испол­ни­ти, все, еже на поль­зу, во уте­ше­ние и спа­се­ние кое­муж­до устро­я­ю­щи. Посе­ти, Пре­б­ла­гая, рабы Твоя бла­го­да­тию Тво­ею, подаждь неду­гу­ю­щим цель­бу и совер­шен­ное здра­вие, обу­ре­ва­е­мым тиши­ну, пле­нен­ным сво­бо­ду и раз­лич­ны­ми обра­зы страж­ду­щия уте­ши. Изба­ви, Все­ми­ло­сти­вая Гос­по­же, всяк град и стра­ну от гла­да, язвы, тру­са, пото­па, огня, меча и иныя каз­ни вре­мен­ныя и веч­ныя, Матер­ним Тво­им дерз­но­ве­ни­ем отвра­ща­ю­щи гнев Божий, и душев­на­го раз­слаб­ле­ния, обу­ре­ва­ния стра­стей и гре­хо­па­де­ний сво­бо­ди рабы Твоя, яко да непре­ткно­вен­но во вся­ком бла­го­че­стии пожив­ше в сем веце, и в буду­щем веч­ных благ спо­до­бим­ся бла­го­да­тию и чело­ве­ко­лю­би­ем Сына Тво­е­го и Бога, Ему­же подо­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и покло­не­ние со Без­на­чаль­ным Его Отцем и Пре­свя­тым Духом, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Пре­свя­той Бого­ро­ди­це пред ико­ной Ее «Взыс­ка­ние погибших

О Пре­свя­тая и Пре­бла­го­сло­вен­ная Дево, Вла­ды­чи­це Бого­ро­ди­це, Спо­руч­ни­це греш­ных и Взыс­ка­ние погиб­ших! При­з­ри мило­стив­ным Тво­им оком на нас, пред­сто­я­щих пред свя­тою ико­ною Тво­ею и со уми­ле­ни­ем моля­щих­ся Тебе: воз­двиг­ни нас из глу­би­ны гре­хов­ныя, про­све­ти ум наш, омра­чен­ный страстьми, и увра­чуй язвы душ и телес наших. Не има­мы иныя помо­щи, не има­мы иныя надеж­ды, раз­ве Тебе, Вла­ды­чи­це. Ты веси вся немо­щи и согре­ше­ния наша, к Тебе при­бе­га­ем и вопи­ем: не оста­ви нас Тво­ею Небес­ною помо­щию, но пред­ста­ни нам прис­но и Тво­им неиз­ре­чен­ным мило­сер­ди­ем и щед­ро­та­ми спа­си и поми­луй нас, поги­ба­ю­щих. Даруй нам исправ­ле­ние гре­хов­ныя жиз­ни нашея и изба­ви нас от скор­бей, бед и болез­ней, от вне­зап­ныя смер­ти, ада и веч­ныя муки. Ты бо, Цари­це и Вла­ды­чи­це, Ско­рая Помощ­ни­ца и Заступ­ни­ца еси всем при­те­ка­ю­щим к Тебе и креп­кое при­бе­жи­ще греш­ни­ков каю­щих­ся. Подаждь убо нам, Пре­б­ла­гая и Все­не­по­роч­ная Дево, хри­сти­ан­ский конец жития наше­го мирен и непо­сты­ден и спо­до­би нас Тво­им хода­тай­ством все­ли­ти­ся в Оби­те­лех Небес­ных, иде­же непре­стан­ный глас празд­ну­ю­щих радо­стию сла­вит Пре­свя­тую Тро­и­цу, Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Об авто­рах

Свя­той Апо­стол Павел – быв­ший гони­те­лем хри­сти­ан, после чудес­но­го обра­ще­ния Иису­сом Хри­стом, он стал самым рев­ност­ным Его про­по­вед­ни­ком. Павел – автор четыр­на­дца­ти посла­ний, в кото­рых выра­жа­ют­ся основ­ные хри­сти­ан­ские исти­ны. После четы­рех Еван­ге­лий посла­ния апо­сто­ла Пав­ла состав­ля­ют боль­шую часть ново­за­вет­ных тек­стов. По при­ка­зу импе­ра­то­ра Неро­на при­нял муче­ни­че­скую кон­чи­ну при­мер­но в 67 году.

Свя­ти­тель Кли­мент – епи­скоп Алек­сан­дрий­ский, зна­ме­ни­тый учи­тель и писа­тель алек­сан­дрий­ской Церк­ви кон­ца II – нача­ла III веков. Осно­ва­тель бого­слов­ской шко­лы в Александрии.

Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий – архи­епи­скоп Кеса­рий­ский, один из трех «Все­лен­ских» учи­те­лей Пра­во­слав­ной Церк­ви (Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов и Иоанн Зла­то­уст). В непре­стан­ных подви­гах поста и молит­вы свя­ти­тель Васи­лий стя­жал у Гос­по­да дар про­зор­ли­во­сти и чудо­тво­ре­ний. За свою корот­кую жизнь оста­вил мно­же­ство бого­слов­ских тру­дов. (329–379).

Свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов – архи­епи­скоп Кон­стан­ти­но­поль­ский, один из трех «Все­лен­ских» учи­те­лей Пра­во­слав­ной Церк­ви (Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов и Иоанн Зла­то­уст). Выда­ю­щий­ся про­по­вед­ник. В пес­но­пе­ни­ях совре­мен­ных бого­слу­же­ний содер­жат­ся дослов­ные цита­ты из его про­по­ве­дей. Основ­ной темой его бого­слов­ских тру­дов было уче­ние о Пре­свя­той Тро­и­це. (329–389).

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст – архи­епи­скоп Кон­стан­ти­но­поль­ский, вели­кий подвиж­ник веры и один из вели­чай­ших учи­те­лей Церк­ви. Один из трех «Все­лен­ских» учи­те­лей Пра­во­слав­ной Церк­ви (Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов и Иоанн Зла­то­уст). Извест­но 804 про­по­ве­ди (исто­ри­ки зна­ли их более 1000), они состав­ля­ют око­ло 12 объ­ем­ных томов. Про­по­ве­ди свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста – насто­я­щая энцик­ло­пе­дия хри­сти­ан­ско­го веро­уче­ния. (347– 407).

Пре­по­доб­ный Ефрем Сирин – один из вели­ких учи­те­лей Церк­ви IV века. Извест­но до тыся­чи его сочи­не­ний. Пре­по­доб­ный Ефрем – автор мно­гих молитв, вошед­ших в бого­слу­же­ние. Был назван сво­и­ми совре­мен­ни­ка­ми «сирий­ским пророком».

Пре­по­доб­ный Нил Синай­ский – уче­ник свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­сто­уста. Извест­но до 1060 его писем к раз­ным лицам. Око­ло 390 года вме­сте с сыном он уда­лил­ся в Синай­скую пусты­ню, где жил крайне стро­го: сво­и­ми рука­ми они выко­па­ли себе пеще­ру и, живя в ней, пита­лись даже не хле­бом, а дики­ми рас­те­ни­я­ми. Жизнь их про­хо­ди­ла в молит­ве, изу­че­нии Писа­ния, бого­мыс­лии и тру­дах. Пре­по­доб­ный Нил скон­чал­ся око­ло 450-го года, про­жив в пустыне око­ло 60-ти лет.

Пре­по­доб­ный Симе­он Новый Бого­слов – выда­ю­щий­ся духов­ный писа­тель и подвиж­ник. Будучи при­бли­жен­ным импе­ра­то­ра Васи­лия II, зани­мал высо­кое поло­же­ние при визан­тий­ском дво­ре, но вско­ре его оста­вил. В сво­их бого­слов­ских гим­нах и тру­дах вос­пе­вал глу­бо­чай­шие тай­ны, дан­ные ему в Боже­ствен­ных созер­ца­ни­ях, за что удо­сто­ил­ся от совре­мен­ни­ков име­но­ва­ния «Новый Бого­слов» (по ана­ло­гии с апо­сто­лом и еван­ге­ли­стом Иоан­ном Бого­сло­вом и свя­ти­те­лем Гри­го­ри­ем Бого­сло­вом). (949‑1032).

Свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский – мит­ро­по­лит Ростов­ский. Свя­той, про­по­вед­ник и бого­слов, извест­ный состав­ле­ни­ем Чети­их-Миней – это 12 томов (по чис­лу меся­цев в году) – сбор­ни­ков житий свя­тых, память кото­рых празд­ну­ет­ся в тот или иной день года. (1651–1709).

Свя­ти­тель Тихон Задон­ский – епи­скоп Воро­неж­ский и Елец­кий. Зна­ме­ни­тый духов­ный писа­тель – автор бого­слов­ских раз­мыш­ле­ний и настав­ле­ний. Сво­и­ми крас­но­ре­чи­вы­ми про­по­ве­дя­ми свя­ти­тель Тихон вер­нул в лоно Пра­во­слав­ной Церк­ви не одну тыся­чу ста­ро­об­ряд­цев. (1724–1783).

Пла­тон, Мит­ро­по­лит Мос­ков­ский – извест­ный про­по­вед­ник и один из самых высо­ко­об­ра­зо­ван­ных людей сво­е­го вре­ме­ни. Извест­но до 500 его про­по­ве­дей. (1737–1812).

Свя­ти­тель Фила­рет – мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, извест­ный про­по­вед­ник и духов­ный писа­тель, вели­кий пра­во­слав­ный бого­слов. Пере­вел на рус­ский язык Еван­ге­лие от Иоан­на. Его назы­ва­ли «Мос­ков­ским Зла­то­устом». Извест­на его сти­хо­твор­ная поле­ми­ка-пере­пис­ка с Пуш­ки­ным. (1783 –1867).

Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов – епи­скоп Кав­каз­ский и Чер­но­мор­ский. Выда­ю­щий­ся подвиж­ник и аскет, изве­стен все­му миру как тво­рец бес­смерт­ных духов­ных про­из­ве­де­ний, кото­рые и сей­час явля­ют­ся «учеб­ни­ка­ми» подвиж­ни­че­ской жиз­ни. Рев­ност­ный хра­ни­тель пра­во­слав­ных тра­ди­ций и куль­ту­ры. (1807–1867).

Свя­ти­тель Инно­кен­тий (Вени­а­ми­нов) – мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, чудо­тво­рец. Заме­ча­тель­ный цер­ков­ный дея­тель и мис­си­о­нер. Про­шел путь от сель­ско­го при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка Иркут­ской епар­хии до кафед­ры Мос­ков­ских Свя­ти­те­лей. Рас­про­стра­нял хри­сти­ан­ство на Кам­чат­ке и Але­ут­ских ост­ро­вах, про­по­ве­до­вал яку­там, чук­чам, эски­мо­сам и але­утам. Осно­вал Пра­во­слав­ное Мис­си­о­нер­ское обще­ство. (1797–1879).

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский – вели­кий оптин­ский ста­рец, иерос­хи­мо­нах. Несмот­ря на сла­бость здо­ро­вья, мно­го потру­дил­ся над пере­во­да­ми и изда­ни­ем аске­ти­че­ских тво­ре­ний свя­тых отцов. Обла­дал даром про­зор­ли­во­сти и исце­ле­ний. Тол­пы наро­да со всей Рос­сии изо дня в день и с утра до вече­ра оса­жда­ли пустын­ную келью стар­ца, ища его бла­го­сло­ве­ния, помо­щи и сове­та. (1812–1891).

Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник – епи­скоп Там­бов­ский и Шац­кий, извест­ный духов­ный писа­тель, док­тор бого­сло­вия, рек­тор Санкт Петер­бург­ской духов­ной ака­де­мии. Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник зани­ма­ет осо­бое место сре­ди выда­ю­щих­ся уче­ных бого­сло­вов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХIХ века и сре­ди хри­сти­ан­ских педа­го­гов. В уеди­не­нии в Вышен­ском мона­сты­ре пись­мен­но окорм­лял мно­же­ство людей. Пере­вел на рус­ский язык тру­ды мно­гих гре­че­ских подвиж­ни­ков-аске­тов. В 1988 году Собо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви при­чис­лен к лику свя­тых. (1815–1894).

Пре­по­доб­ный ста­рец Иона Киев­ский – уче­ник пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма Саров­ско­го, осно­ва­тель Свя­то-Тро­иц­кой муж­ской оби­те­ли. Сам Спа­си­тель и Пре­чи­стая Бого­ро­ди­ца, неод­но­крат­но явля­ясь свя­то­му Ионе в виде­ни­ях, пове­ле­ли создать в Кие­ве стро­го-подвиж­ни­че­скую оби­тель и откры­ли, что это дело – осо­бая помощь, послан­ная Богом страж­ду­щим людям послед­них времен.

Пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский – про­то­и­е­рей, духов­ный писа­тель – автор мно­же­ства поуче­ний, про­по­ве­дей, слов. Осо­бен­но извест­ны его днев­ни­ки, кото­рые соста­ви­ли кни­гу «Моя жизнь во Хри­сте». Вели­кий молит­вен­ник Рос­сии: по молит­ве отца Иоан­на совер­ша­лось мно­же­ство чудес. Мно­гие чуде­са про­дол­жа­ют совер­шать­ся и по его бла­жен­ной кон­чине. (1829–1909).

Свя­тая муче­ни­ца цари­ца Алек­сандра. В кни­ге при­во­дят­ся отрыв­ки из днев­ни­ка Импе­ра­три­цы Алек­сан­дры Фео­до­ров­ны, кото­рый она вела в 1899 году, через 5 лет после сва­дьбы, и куда зано­си­ла выдерж­ки из про­из­ве­де­ний раз­ных духов­ных авто­ров. Ко вре­ме­ни созда­ния это­го днев­ни­ка Импе­ра­три­ца име­ла уже тро­их дочерей.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир, мит­ро­по­лит Киев­ский и Галиц­кий – выда­ю­щий­ся про­по­вед­ник сво­е­го вре­ме­ни. Родил­ся в семье свя­щен­ни­ка в Там­бов­ской губер­нии. Окон­чив семи­на­рию и Киев­скую Духов­ную Ака­де­мию, полу­чил зва­ние кан­ди­да­та бого­сло­вия. После тяже­лей­ше­го горя – поте­ри жены и ребен­ка – при­нял ино­че­ство под име­нем Вла­ди­мир. Рево­лю­ция заста­ла мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра в Кие­ве. 25 янва­ря (7 фев­ра­ля) 1918 мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра схва­ти­ли и рас­стре­ля­ли у стен Лав­ры. (1848–1918).

Свя­ти­тель Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий) – архи­епи­скоп Крым­ский и Сим­фе­ро­поль­ский, один из круп­ней­ших хирур­гов сво­е­го вре­ме­ни. Начав бле­стя­щую карье­ру уче­но­го-меди­ка в нача­ле 20 века, он при­нял мона­ше­ский постриг в 1923 году и за это был сослан в Сибирь, где не пре­кра­щал науч­ной рабо­ты. В 1943 году его назна­чи­ли архи­епи­ско­пом Там­бов­ским и Мичу­рин­ским, одно­вре­мен­но пору­чив инспек­ти­ро­вать 150 гос­пи­та­лей в при­фрон­то­вом Там­бо­ве. Подвиг свя­ти­те­ля Луки состо­ял в том, что в годы вой­ны он пер­вым осме­лил­ся лечить не толь­ко телес­ные раны, но и сло­вом Божи­им – души вое­вав­ших зем­ля­ков. За тру­ды по фрон­то­вой хирур­гии он был награж­ден Ста­лин­ской пре­ми­ей, кото­рую пожерт­во­вал на нуж­ды обо­ро­ны и семей погиб­ших фронтовиков.

Ста­рец Епи­фа­ний (Фео­до­ро­пу­лос) – ста­рец из Афин, извест­ный писа­тель. Отка­зал­ся стать епи­ско­пом. Духов­ный отец мно­гих извест­ных людей и осно­ва­тель мона­сты­ря Бла­го­дат­ной Бого­ро­ди­цы в Три­зине. (1930–1989).

Ста­рец Иеро­ним (Апо­сто­ли­дис) – ста­рец с ост­ро­ва Эги­на. Имел дар сло­ва. Под­дер­жи­вал очень мно­гих людей сво­и­ми высо­ко­ду­хов­ны­ми сове­та­ми. (1883–1966).

Ста­рец Паи­сий Свя­то­го­рец (Эзне­пи­дис) – самый извест­ный афон­ский ста­рец. На про­тя­же­нии четы­рех деся­ти­ле­тий уте­шал и под­дер­жи­вал мно­же­ство людей, помо­гал им в реше­нии их про­блем. (1924–1994).

Ста­рец Пор­фи­рий (Бай­рак­та­рис) – ста­рец из Атти­ки. На про­тя­же­нии 33 лет слу­жил как при­ход­ской свя­щен­ник в часовне свя­то­го Гера­си­ма в афин­ской Поли­кли­ни­ке. Был изве­стен сво­ей свя­той жиз­нью и, в осо­бен­но­сти, даром про­зор­ли­во­сти. (1906–1991).

Ста­рец Фило­фей (Зер­ва­кос) – опыт­ный духов­ник, духов­ный писа­тель. На его сче­ту мно­же­ство мис­си­о­нер­ских поез­док. (1884–1980).

Ста­рец Иосиф Афон­ский (изве­стен как Иосиф Исих­аст или Иосиф Пещер­ник) – выда­ю­щий­ся аскет и подвиж­ник наше­го вре­ме­ни. Он и его уче­ни­ки воз­ро­ди­ли духов­ную жизнь на свя­той горе Афон. По его пись­мам и настав­ле­ни­ям мно­гие при­об­ща­ют­ся мона­ше­ско­му опыту.

Свя­щен­ник Алек­сандр Ель­ча­ни­нов – извест­ный пра­во­слав­ный педа­гог и писа­тель. Родил­ся в Нико­ла­е­ве в семье офи­це­ра. Пре­по­да­вал в гим­на­зии в Тифли­се, затем стал ее дирек­то­ром. В 1921 году с семьей эми­гри­ро­вал во Фран­цию, где был руко­по­ло­жен в свя­щен­ни­че­ский сан. (1881–1934).

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зень­ков­ский – один из извест­ней­ших пра­во­слав­ных педа­го­гов. Родил­ся под Кие­вом. В эми­гра­ции был дирек­то­ром педа­го­ги­че­ско­го инсти­ту­та в Пра­ге. Про­фес­сор пси­хо­ло­гии, док­тор цер­ков­ных наук. Скон­чал­ся в Пари­же. (1881–1962).

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Шме­ман – извест­ный про­по­вед­ник, док­тор бого­сло­вия. Родил­ся в Тал­лине. Окон­чил Свя­то-Сер­ги­ев­ский пра­во­слав­ный бого­слов­ский инсти­тут в Пари­же. В 1951 с женой и тре­мя детьми пере­се­лил­ся в Нью-Йорк. Мно­го высту­пал с про­по­ве­дя­ми в радио­пе­ре­да­чах для Рос­сии. (1921–1983).

Иеро­мо­нах Сера­фим (Роуз) – пустын­но­жи­тель-отшель­ник (жил в горах Север­ной Кали­фор­нии), извест­ный аме­ри­кан­ский подвиж­ник и духов­ный писа­тель. Пере­шел из про­те­стант­ства в пра­во­сла­вие, изу­чил рус­ский язык и постиг глу­би­ну истин­но­го пра­во­слав­но­го миро­воз­зре­ния. Открыл путь к Богу мно­гим рус­ским и аме­ри­кан­цам (1934–1982).

Ныне­жи­ву­щие авторы

Мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний (Блум) – окорм­ля­ет пра­во­слав­ных Вели­ко­бри­та­нии. Родил­ся в 1914 году в Лозанне, в семье сотруд­ни­ка рос­сий­ской дипло­ма­ти­че­ской служ­бы. За годы слу­же­ния стал широ­ко изве­стен не толь­ко в Вели­ко­бри­та­нии, но и по все­му миру как пас­тырь-про­по­вед­ник. В Рос­сии сло­во Вла­ды­ки зву­ча­ло мно­гие деся­ти­ле­тия в рели­ги­оз­ных пере­да­чах рус­ской служ­бы Би-би-си. Мит­ро­по­лит Анто­ний награж­ден зва­ни­я­ми почет­но­го док­то­ра бого­сло­вия «за про­по­ведь сло­ва Божия и обнов­ле­ние духов­ной жиз­ни в стране» и «за науч­но-бого­слов­ские про­по­вед­ни­че­ские труды».

Епи­скоп Алек­сандр (Миле­ант)епи­скоп Буэнос-Айрес­ский и Арген­ти­но-Южно-Аме­ри­кан­ский. Родил­ся в 1938 в Одес­се, эми­гри­ро­вал из Рос­сии в шести­лет­нем воз­расте. Магистр бого­сло­вия, один из самых извест­ных совре­мен­ных мис­си­о­не­ров. Соста­вил более 100 пра­во­слав­ных мис­си­о­нер­ских листков.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воро­бьев – рек­тор Пра­во­слав­но­го Свя­то-Тихо­нов­ско­го Бого­слов­ско­го института.

Про­то­и­е­рей Дмит­рий Смир­нов – про­рек­тор Пра­во­слав­но­го Свя­то-Тихо­нов­ско­го Бого­слов­ско­го инсти­ту­та, один из наи­бо­лее авто­ри­тет­ных совре­мен­ных свя­щен­ни­ков Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кре­че­тов – насто­я­тель хра­ма во имя Покро­ва Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы в под­мос­ков­ном селе Аку­ло­ве. Отец Вале­ри­ан – стар­ший духов­ник Мос­ков­ской епар­хии. Еже­год­но он испо­ве­ду­ет более семи­сот сто­лич­ных и под­мос­ков­ных свя­щен­ни­ков. Один из самых авто­ри­тет­ных совре­мен­ных свя­щен­ни­ков Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви

Про­то­и­е­рей Вла­ди­слав Свеш­ни­ков – док­тор бого­сло­вия, про­фес­сор, один из наи­бо­лее авто­ри­тет­ных совре­мен­ных свя­щен­ни­ков Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

Про­то­и­е­рей Арте­мий Вла­ди­ми­ров – насто­я­тель хра­ма Всех Свя­тых быв­ше­го Новоалек­се­ев­ско­го мона­сты­ря в Крас­ном Селе, один из извест­ней­ших совре­мен­ных про­по­вед­ни­ков Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки