Православные брак и семья — Щеголева Е.В.<br><span class="bg_bpub_book_author">Е.В. Щеголева</span>

Православные брак и семья — Щеголева Е.В.
Е.В. Щеголева

(7 голосов3.3 из 5)
Оглав­ле­ние

Кни­га состо­ит из выска­зы­ва­ний, мне­ний и поуче­ний свя­тых, отцов Церк­ви и духов­ных писа­те­лей по раз­лич­ным про­бле­мам семей­ной жизни.

Муж и жена

Как выбрать себе супруга (супругу)

Пер­вое: нуж­но обра­тить­ся к Гос­по­ду Богу, к Мате­ри Божи­ей и всем свя­тым от всех чувств души и серд­ца Ваше­го теп­лою молит­вою, да пока­жет Гос­подь Бог милость и свя­щен­ную волю Его; вто­рое: нуж­но спра­ши­вать людей опыт­ных — роди­те­лей Ваших и дру­гих, кото­рые зна­ют его жизнь, дела и пове­де­ние. Когда заве­рят о чест­но­сти его, тогда с бла­го­сло­ве­ния Божия и роди­те­лей Ваших мож­но совер­шить закон­ный свя­тый брак. Но не спе­ши­те, а разум­но и осто­рож­но; все нуж­но испы­ты­вать и усмат­ри­вать, а не как зря, ибо брак есть свят и супру­же­ство бла­го­че­сти­во есть жизнь свята.

Ста­рец Иона Киевский

Испра­ши­ва­ешь мое­го греш­но­го сове­та и бла­го­сло­ве­ния всту­пить в закон­ный брак с избран­ной тобой невестой.

Если ты здо­ров и она здо­ро­ва, друг дру­гу нра­ви­тесь и неве­ста бла­го­на­деж­но­го пове­де­ния, и мать име­ет хоро­ше­го, неро­пот­ли­во­го харак­те­ра, то и можешь всту­пить с нею в брак.

Если мать неве­сты сми­рен­на, то и неве­ста долж­на быть сми­рен­на, пото­му что по ста­рин­ной посло­ви­це: «яблоч­ко от яблонь­ки неда­ле­ко откатывается».

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Умо­ляю вас икать не денег и богат­ства, но доб­рых свойств в деви­це: скром­но­сти, бла­го­че­стия и набож­но­сти; это луч­шее из бес­чис­лен­ных сокро­вищ. Но кто-то ска­жет: от жены раз­бо­га­тел. Не стыд­но ли тебе при­во­дить такие при­ме­ры? Слы­хал я от мно­гих вот какие сло­ва: «Луч­ше желал бы я тер­петь край­нюю бед­ность, неже­ли полу­чить богат­ство от жены».

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

И ты, когда наме­ре­ва­ешь­ся взять жену, не при­бе­гай к людям, но при­бе­гай к Богу. Ска­жи Богу: «кого Ты хочешь, того и опре­де­ли мне Сво­им Про­мыс­лом»; пору­чи Богу это дело, и Он награ­дит тебя за то, что ты предо­ста­вишь Ему такую высо­кую честь».

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

Семей­ную жизнь нуж­но начи­нать с молит­вы о том, что­бы Гос­подь ука­зал того чело­ве­ка, кото­рый будет тебе и помощ­ни­ком и опо­рой. Так вот, молит­ва, конеч­но, долж­на пред­ва­рять этот выбор, но если серд­це выбра­ло рань­ше, надо про­сить, что­бы это было по воле Божи­ей. Одна жен­щи­на рас­ска­зы­ва­ла мне, что, когда она была моло­дой девуш­кой, ей понра­вил­ся один семи­на­рист. И так он был ей по серд­цу, что она моли­ла о нем Гос­по­да. Сто­ит она в церк­ви, он сто­ит впе­ре­ди, она видит его заты­лок, и так молит­ся: «Гос­по­ди, что бы ни было, толь­ко бы он был мой». Он обра­тил на нее вни­ма­ние, они позна­ко­ми­лись, ста­ли встре­чать­ся, он сде­лал девуш­ке пред­ло­же­ние. Они поже­ни­лись, потом он стал свя­щен­ни­ком, про­жи­ли два или три года, двое дети­шек роди­лось, все идет хоро­шо. Вдруг какая-то ава­рия с газом. Он гово­рит: «Сей­час я быст­ро раз­бе­русь и все сде­лаю». Нады­шал­ся газом, отра­вил­ся и умер. Она пла­ка­ла: «Зачем же я так про­си­ла: что бы ни было, толь­ко бы он был мой!» Гос­подь выпол­нил прось­бу, и вот теперь она вдо­ва. А через несколь­ко лет и сама она ско­ро­по­стиж­но скон­ча­лась, оста­вив дво­их детей. Вот что ино­гда полу­ча­ет­ся. Да, нуж­но молить­ся, но необ­хо­ди­мо, как учат свя­тые отцы, остав­лять хоть немнож­ко для воли Божи­ей. «Не моя воля, а Твоя да будет». Не «что бы ни было», а «Гос­по­ди, ты луч­ше зна­ешь, я очень хочу, но ты луч­ше знаешь».

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Молит­ва деви­цы о заму­же­стве Богу Отцу

О Все­б­ла­гий Гос­по­ди, я знаю, что вели­кое сча­стье мое зави­сит от того, что­бы я Тебя люби­ла всею душою и всем серд­цем моим и что­бы испол­ня­ла во всем свя­тую волю Твою. Управ­ляй же Сам, о Боже мой, душою моею и напол­няй серд­це мое: я хочу уго­ждать Тебе одно­му, ибо Ты Созда­тель и Бог мой. Сохра­ни меня от гор­до­сти и само­лю­бия: разум, скром­ность и цело­муд­рие пусть укра­ша­ют меня. Празд­ность про­тив­на Тебе и порож­да­ет поро­ки, подай же мне охо­ту к тру­до­лю­бию и бла­го­сло­ви тру­ды мои. Поели­ку же закон Твой пове­ле­ва­ет жить людям в чест­ном супру­же­стве, то при­ве­ди мя, Отче Свя­тый, к сему освя­щен­но­му Тобою зва­нию, не для уго­жде­ния вожде­ле­нию мое­му, но для испол­не­ния пред­на­зна­че­ния Тво­е­го, ибо Ты Сам ска­зал: нехо­ро­шо чело­ве­ку быть одно­му, и, создав ему жену в помощ­ни­цу, бла­го­сло­вил их рас­ти, мно­жи­ти­ся и насе­лять землю.

Услышь сми­рен­ную молит­ву мою, из глу­би­ны деви­чье­го серд­ца Тебе воз­сы­ла­е­мую; дай мне супру­га чест­на­го и бла­го­че­сти­ва­го, что­бы мы в люб­ви с ним и согла­сии про­слав­ля­ли Тебя, мило­серд­на­го Бога: Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Таинство Брака (венчание)

Вна­ча­ле умест­но вспом­нить заме­ча­тель­ное изре­че­ние: «Бра­ки совер­ша­ют­ся на небе­сах». Здесь крат­ко и бла­го­дат­но выра­же­на вера в то, что заду­ман­ное Богом соеди­не­ние двух людей в бра­ке не может быть пло­дом стра­стей. Оно долж­но иметь и име­ет свое сущ­ност­ное, бытий­ное содер­жа­ние, выхо­дя­щее за рам­ки мораль­ных, нрав­ствен­ных, социо­ло­ги­че­ских, юри­ди­че­ских про­блем. Брак не может быть понят и как есте­ствен­ное удо­вле­тво­ре­ние физио­ло­ги­че­ских или душев­ных потреб­но­стей чело­ве­ка. Пра­во­слав­ное уче­ние о бра­ке утвер­жда­ет, что насто­я­щий пра­во­слав­ный брак — есть Таин­ство, то есть собы­тие духов­ное, при­над­ле­жа­щее к духов­ной реаль­но­сти, к духов­но­му бытию.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

И пер­вые хри­сти­ане, и цер­ков­ное созна­ние наше­го вре­ме­ни не мыс­лят брак без того осо­бо­го дей­ствия Церк­ви, кото­рое назы­ва­ет­ся Таин­ством, кото­рое име­ет чудо­твор­ную, бла­го­дат­ную силу, даю­щую чело­ве­ку дар ново­го бытия.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Брак явля­ет­ся Таин­ством уже пото­му, что он пре­вы­ша­ет гра­ни­цы наше­го разу­ма, ибо в нем два ста­но­вят­ся одним.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Один из отцов Церк­ви в древ­но­сти ска­зал, что мир не может суще­ство­вать без Таинств, то есть без того, что­бы какие-то состо­я­ния, какие-то вза­и­мо­от­но­ше­ния были бы сверх­зем­ны­ми, небес­ны­ми, чудес­ны­ми; и, — про­дол­жа­ет он, — брак как един­ство дво­их в раз­роз­нен­ном мире явля­ет­ся таким Таин­ством, чудом, пре­вос­хо­дя­щим все есте­ствен­ные вза­им­ные отно­ше­ния, все есте­ствен­ные состояния.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Союз супру­же­ский, а отсю­да — и семей­ная жизнь, уста­нов­ле­ны и освя­ще­ны Самим Гос­по­дом Богом еще в раю. И сотво­ри Бог чело­ве­ка, — ска­за­но в Свя­щен­ном Писа­нии, — по обра­зу Божию сотво­ри его, мужа и жену сотво­ри их. И бла­го­сло­ви их Бог, гла­го­ля: рас­ти­те­ся и мно­жи­те­ся, и напол­ни­те зем­лю. Когда при­шел на зем­лю Сын Божий, Гос­подь наш Иисус Хри­стос, то и Он под­твер­дил закон супру­же­ства, повто­рив сло­ва, кото­рые ска­зал Бог в раю, когда создал жену пер­во­му чело­ве­ку и уста­но­вил закон супру­же­ства: оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут [два] одна плоть. Что­бы дать людям понять, как досто­ин почте­ния союз брач­ный, Он сам бла­го­во­лил быть с Пре­чи­стою Мате­рию Сво­ею и уче­ни­ка­ми на бра­ке в Кане Гали­лей­ской. Но, будучи уста­нов­лен Богом еще в раю, под­твер­жден­ный Хри­стом Спа­си­те­лем, брач­ный союз полу­чил в Хри­сто­вой Церк­ви еще осо­бен­ное, выс­шее освя­ще­ние, как то объ­яс­ни­ли свя­тые апо­сто­лы. Так, свя­той Павел, повто­рив сло­ва Спа­си­те­ля о брач­ном сою­зе, что в нем двое — муж и жена — будут одна плоть, при­бав­ля­ет: «тай­на сия вели­ка: я гово­рю по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви». Заметь­те, тай­на сия вели­ка! — учит Сло­во Божие. Вот поче­му брак и почи­та­ет­ся таин­ством в ряду семи Свя­тых Таинств, уста­нов­лен­ных в Церкви.

Свя­щен­ник А. Рождественский

Брак не есть дого­вор, он есть Таин­ство, дар люб­ви, нераз­ру­ши­мый, Боже­ствен­ный. Этот дар нуж­но хра­нить и воз­гре­вать. Но он может быть уте­рян. Это не юри­ди­че­ская кате­го­рия и не юри­ди­че­ский акт. Это есть кате­го­рия духов­ная, собы­тие духов­ной жизни.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Брак есть Таин­ство, в кото­ром, при сво­бод­ном обе­ща­нии жени­хом и неве­стою вза­им­ной их супру­же­ской вер­но­сти перед свя­щен­ни­ком и цер­ко­вью, бла­го­слов­ля­ет­ся их супру­же­ский союз во образ духов­но­го сою­за Хри­ста с Цер­ко­вью, испра­ши­ва­ет­ся им бла­го­дать чисто­го еди­но­ду­шия к бла­го­сло­вен­но­му рож­де­нию и хри­сти­ан­ско­му вос­пи­та­нию детей.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Необ­хо­ди­мо при­звать свя­щен­ни­ков и молит­ва­ми и бла­го­сло­ве­ни­я­ми утвер­дить супру­гов в сов­мест­ной жиз­ни, что­бы и любовь жени­ха уси­ли­лась, и цело­муд­рие неве­сты укре­пи­лось, что­бы все спо­соб­ство­ва­ло водво­ре­нию доб­ро­де­те­ли в их доме, а диа­воль­ские коз­ни рас­се­я­лись, и супру­ги в радо­сти про­во­ди­ли жизнь, соеди­ня­е­мые помо­щью Божией.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Таин­ство Бра­ка, совер­ша­ю­ще­е­ся в обще­стве хри­сти­ан, — не рели­ги­оз­ная фор­ма «реги­стра­ции», а глу­бо­кий, поучи­тель­ный спо­соб, кото­рым Цер­ковь хочет нам открыть, что такое любовь и как глу­бо­ки чело­ве­че­ские отно­ше­ния. В этом смыс­ле вся­кое хри­сти­ан­ское бого­слу­же­ние, с одной сто­ро­ны, явля­ет­ся лири­че­ским, лич­ным выра­же­ни­ем чело­ве­че­ских чувств, но, с дру­гой сто­ро­ны, име­ет и сим­во­ли­че­ское значение.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Без бла­го­сло­ве­ния Бога, без освя­ще­ния Им бра­ка все поздрав­ле­ния и доб­рые поже­ла­ния дру­зей будут пустым зву­ком. Без Его еже­днев­но­го бла­го­сло­ве­ния семей­ной жиз­ни даже самая неж­ная и истин­ная любовь не суме­ет дать все, что нуж­но, жаж­ду­ще­му серд­цу. Без бла­го­сло­ве­ния Неба вся кра­со­та, радость, цен­ность семей­ной жиз­ни может быть в любой момент разрушена.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Дар люб­ви, кото­рый дает­ся в Таин­стве бра­ка Божи­им бла­го­сло­ве­ни­ем, — это дар веч­ный, и не может быть любовь упразд­не­на, она не может пре­кра­тить­ся со смер­тью. Это, конеч­но, явля­ет­ся гаран­ти­ей того, что хри­сти­ан­ский брак совер­ша­ет­ся в вечности.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Сер­деч­ное вза­им­ное сбли­же­ние жени­ха и неве­сты долж­но быть освя­ще­но бла­го­сло­ве­ни­ем роди­те­лей. Греш­но посту­па­ют дети, когда всту­па­ют в супру­же­ство без бла­го­сло­ве­ния роди­тель­ско­го: молит­вы роди­те­лей, по сви­де­тель­ству сло­ва Божия, скреп­ля­ют бла­го­по­лу­чие семей­ной жизни.

Свя­щен­ник А. Рождественский

Доб­рые дети, отправ­ля­ясь в неве­до­мый для них путь, при­хо­дят к сво­ей мате­ри и про­сят ее напут­ствен­но­го бла­го­сло­ве­ния, и неж­ная мать бла­го­слов­ля­ет их. Так же посту­па­ет Цер­ковь Хри­сто­ва, когда покор­ные ее чада — наре­чен­ные жених и неве­ста — явля­ют­ся во храм Божий, про­ся ее мате­рин­ско­го бла­го­сло­ве­ния на без­вест­ный для них путь супру­же­ской жиз­ни. Чуж­дые дото­ле друг дру­гу, соеди­ня­ясь в одну чету, жених и неве­ста всту­па­ют в новую для них семей­ную жизнь и пото­му не зна­ют, что ожи­да­ет их: радость ли, спо­кой­ствие или душев­ные тре­во­ги, скор­би. В таком слу­чае им необ­хо­ди­мо вер­ное напут­ствие на пред­сто­я­щий жиз­нен­ный путь. И это бла­го­же­ла­ние Цер­ковь сопро­вож­да­ет тор­же­ствен­ны­ми и глу­бо­ко зна­ме­на­тель­ны­ми обрядами.

Свя­щен­ник А. Рождественский

В Таин­стве Вен­ча­ния совер­ша­ет­ся нечто, что ина­че, чело­ве­че­ски­ми сила­ми, не мог­ло бы совер­шить­ся. Это момент, когда вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся, насколь­ко это воз­мож­но в пре­де­лах пад­ше­го мира, то един­ство меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной, та целост­ность все­че­ло­ве­ка, о кото­рой гово­рит­ся в нача­ле кни­ги Бытия. Это момент колос­саль­ной важ­но­сти. Это момент, когда двое, пото­му что они полю­би­ли друг дру­га, могут стать одной пло­тью, то есть не толь­ко физи­че­ской пло­тью, но и одной телес­ной реаль­но­стью, кото­рая в себя вклю­ча­ет раз­ность и душев­но­сти, и духов­но­сти. В Вет­хом Заве­те мы чита­ем о том, как чело­век был создан все­че­ло­ве­ком, и в нем, по уче­нию неко­то­рых (дале­ко не всех) отцов заклю­ча­лось все и жен­ствен­ное, и муже­ское. Посте­пен­но чело­век начал воз­рас­тать, созре­вать; и при­шел момент, когда в одном чело­ве­ке уже не мог­ла сов­ме­щать­ся пол­но­та и жен­ско­го, и муж­ско­го суще­ства. Тогда Бог при­вел к чело­ве­ку всех живот­ных, что­бы он уви­дел, что в них есть два пола, и почув­ство­вал, как ска­за­но в Писа­нии, что един­ствен­но он оди­нок. И когда он вдруг ощу­тил свое оди­но­че­ство, Бог навел на него глу­бо­кий сон и раз­де­лил в нем муж­ское от жен­ско­го. Но раз­де­лил не так, что­бы не оста­лось ниче­го того или дру­го­го в каж­дом из них. В каж­дом оста­лось нечто от дру­го­го, что дава­ло ему воз­мож­ность узна­вать себя само­го в дру­гом суще­стве; он и она состав­ля­ли одно. И когда Адам уви­дел перед собой Еву, он вос­клик­нул: это кость от костей моих и плоть от пло­ти моей… Ина­че ска­зать: это я! — и вме­сте с тем: это я — перед соб­ствен­ны­ми гла­за­ми. Но это было настоль­ко «я», это настоль­ко было един­ство духа, что они себя наги­ми не виде­ли, они виде­ли себя как еди­ни­цу, как чело­ве­ка в двух осо­бях. Поз­же, когда совер­ши­лось паде­ние, они вдруг уви­де­ли себя наги­ми, то есть чужи­ми друг дру­гу. И вот с это­го момен­та нача­лась борь­ба о вос­со­еди­не­нии, вле­че­ние одно­го к дру­го­му, отча­ян­ное, сле­пое вле­че­ние, крик: вер­нись ко мне!.. И это совер­ша­лось в брач­ной люб­ви, в люб­ви двух, кото­рые, посмот­рев друг на дру­га, как бы узна­ва­ли себя в дру­гом и одно­вре­мен­но узна­ва­ли в дру­гом не его соб­ствен­ную огра­ни­чен­ность, а новую пол­но­ту, новую кра­со­ту, новый смысл. И тогда брак, то есть тай­на этой встре­чи, совер­шал­ся в том, что они друг дру­га виде­ли и узна­ва­ли себя самих, и вме­сте — не про­сто себя, а себя вос­пол­нен­ны­ми, с пол­но­той жиз­ни, кото­рую они могут иметь толь­ко друг с дру­гом. И, соеди­ня­ясь, они и телес­но, и душев­но, и духов­но дела­лись (опять-таки, сколь­ко было воз­мож­но и сколь­ко до сих пор быва­ет воз­мож­но в пад­шем мире) все­че­ло­ве­ком. Это изу­ми­тель­ная тай­на. Это пол­но­та чело­ве­ка, явля­е­мая в двух осо­бях. Пото­му-то это Таин­ство: теперь раз­де­ле­ние, кото­рое совер­ше­но гре­хом, пусть отча­сти, но в зна­чи­тель­ной мере, реша­ю­щей мере, сни­ма­ет­ся, они теперь едины».

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

По цер­ков­но­му Уста­ву, бра­ко­со­че­та­ние долж­но быть совер­ша­е­мо непо­сред­ствен­но после литур­гии, дабы жених и неве­ста бла­го­го­вей­ным моле­ни­ем за литур­ги­ей (а по при­ме­ру древ­них бла­го­че­сти­вых хри­сти­ан, очи­ще­ни­ем себя чрез Таин­ства Пока­я­ния и При­ча­ще­ния Свя­тей­ших Тела и Кро­ви Хри­сто­вых) достой­но при­го­то­ви­лись к при­ня­тию бла­го­да­ти Таин­ства Брака.

Жених в хра­ме ста­но­вит­ся по пра­вую, а неве­ста по левую сто­ро­ну — так соблю­да­ет­ся Богом уза­ко­нен­ный чин и бла­го­при­ли­чие: муж — гла­ва жены, и в поряд­ке сто­я­ния пер­вен­ству­ет пред сво­ею женою.

Два перст­ня для обру­ча­ю­щих­ся пола­га­ют­ся вбли­зи друг дру­га на свя­той пре­стол в зна­ме­но­ва­ние того, что бра­чу­ю­щи­е­ся пору­ча­ют свою судь­бу воле Про­мыс­ла Божия и от Гос­по­да испра­ши­ва­ют бла­го­сло­ве­ние на свое обру­че­ние. Жених и неве­ста дер­жат в руках горя­щие све­чи, чем сви­де­тель­ству­ют, что и побуж­де­ния к бра­ку у них свет­лые, чистые, сво­бод­ные от предо­су­ди­тель­ных рас­че­тов. Кре­сто­вид­ное каж­де­ние жени­ха и неве­сты, по вве­де­нии их внутрь хра­ма, зна­ме­ну­ет бла­го­дать Все­свя­то­го Духа, дей­стви­ем и наи­ти­ем кото­рой отго­ня­ет­ся от бра­чу­ю­щих­ся вся сила вражия.

Самые неж­ные роди­те­ли не могут поже­лать люби­мей­шим детям сво­им столь­ко благ, сколь­ко испра­ши­ва­ет им у Бога Свя­тая Цер­ковь при совер­ше­нии Таин­ства Бра­ка. Она вос­сы­ла­ет моле­ния ко Гос­по­ду, где про­сит Его нис­по­слать им «люб­ви совер­шен­ней, мир­ней и помо­щи; о еже сохра­ни­те­ся им в еди­но­мыс­лии и твер­дой вере; о еже бла­го­сло­ви­те­ся им в непо­роч­ном жительстве…»

Затем свя­щен­ник берет с пре­сто­ла перст­ни (коль­ца) и воз­ла­га­ет на безы­мян­ные паль­цы пра­вой руки. Пер­стень, по древ­не­му обык­но­ве­нию, слу­жит печа­тью и утвер­жде­ни­ем; трое­крат­ным обме­ном перст­ней утвер­жда­ет­ся пол­ное вза­им­ное дове­рие лиц бра­чу­ю­щих­ся. Жених, в сви­де­тель­ство сво­ей люб­ви и готов­но­сти пре­иму­ще­ством сил сво­их помо­гать немо­щи жен­ской, отда­ет свой пер­стень неве­сте, а та, в знак сво­ей пре­дан­но­сти мужу и готов­но­сти при­ни­мать помощь от него, свой пер­стень отда­ет жени­ху. Теперь обру­чен­ные при­бли­жа­ют­ся к ана­лою, на кото­ром лежат Свя­тое Еван­ге­лие и Крест Хри­стов. Этим Цер­ковь гово­рит, что­бы во всех путях сво­ей жиз­ни, при всех пред­при­я­ти­ях и начи­на­ни­ях, супру­ги име­ли пред взо­ром закон Хри­стов, начер­тан­ный в Еван­ге­лии. Обру­чен­ные жених и неве­ста ста­но­вят­ся на одно «под­но­жие» (на разо­стлан­ный кусок мате­рии) в знак того, что они долж­ны будут раз­де­лять оди­на­ко­вую участь во всем — как счаст­ли­вую, так и небла­го­по­луч­ную, — все­на­род­но пред Кре­стом и Еван­ге­ли­ем объ­яв­ля­ют свое бла­гое про­из­во­ле­ние на вступ­ле­ние в брак, после чего начи­на­ет­ся совер­ше­ние само­го венчания.

По изъ­яв­ле­нии жени­хом и неве­стою пред лицем Само­го Гос­по­да и пред всею Цер­ко­вью вза­им­но­го согла­сия на вступ­ле­ние в брак слу­жи­тель алта­ря Гос­под­ня при­сту­па­ет к совер­ше­нию вен­ча­ния. Уста­ми свя­щен­ни­ка в тро­га­тель­ных молит­вах Цер­ковь вспо­ми­на­ет Самим Богом бла­го­слов­лен­ные бра­ки свя­тых пра­от­цев наших и при­зы­ва­ет на бра­чу­ю­щих­ся бла­го­сло­ве­ние Гос­подне, кото­ро­го спо­до­би­лись они; молит Все­выш­не­го сохра­нить бра­чу­ю­щих­ся, как сохра­не­ны были Ной в ков­че­ге, Иона во чре­ве кита и три отро­ка в пещи Вави­лон­ской, про­сит даро­вать новым супру­гам еди­но­мыс­лие душ и телес. Вме­сте с тем пас­тырь Церк­ви умо­ля­ет Гос­по­да помя­нуть не толь­ко самих бра­чу­ю­щих­ся, а и роди­те­лей их, «зане молит­вы роди­те­лей утвер­жда­ют осно­ва­ния домов…»

Но вот наста­ла важ­ней­шая, тор­же­ствен­ней­шая, свя­тей­шая во всем чино­по­сле­до­ва­нии вен­ча­ния мину­та. На бла­го­сло­вен­ную чету воз­ла­га­ют­ся вен­цы — зна­ме­ния цар­ской вла­сти, и этим пре­по­да­ет­ся бра­чу­ю­щим­ся бла­го­сло­ве­ние соде­лать­ся родо­на­чаль­ни­ка­ми буду­ще­го потом­ства. Посколь­ку в древ­но­сти вен­ца­ми укра­ша­лись гла­вы побе­ди­те­лей, воз­ло­же­ние вен­цов на жени­ха и неве­сту слу­жит для них как бы награ­дой за их цело­муд­рен­ную жизнь до бра­ка. «Вен­цы, — объ­яс­ня­ет свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, — пола­га­ют­ся на гла­вах бра­чу­ю­щих­ся в зна­ме­ние побе­ды, для того, что­бы пока­зать, что они, непо­бе­ди­мые стра­стью до бра­ка, тако­вы­ми при­сту­па­ют и к брач­но­му ложу. А если кто был улов­лен сла­до­стра­сти­ем, отдал себя блуд­ни­цам, то для чего ему, побеж­ден­но­му, иметь венец на гла­ве своей?»

При воз­ло­же­нии вен­цов на жени­ха и неве­сту слу­жи­тель алта­ря Гос­под­ня про­из­но­сит тай­но­дей­ствен­ные сло­ва («Вен­ча­ет­ся раб Божий… вен­ча­ет­ся раба Божия…) и, в честь Свя­той Тро­и­цы три­жды бла­го­слов­ляя обо­их, три­жды же воз­гла­ша­ет: «Гос­по­ди Боже Наш, сла­вою и честию вен­чай я (их)!»

Гос­по­ди! — как бы гово­рит эти­ми молит­вен­ны­ми сло­ва­ми свя­щен­ник, — как эта чета укра­ше­на теперь вен­ца­ми, так укра­шай брач­ный союз этот сла­вою и честью. Так Цер­ковь низ­во­дит на бра­чу­ю­щих­ся бла­го­дать Все­свя­то­го Духа, освя­ща­ю­щую их супру­же­ство, рож­де­ние и вос­пи­та­ние детей. С этой мину­ты жених есть уже муж сво­ей неве­сты, неве­ста — жена сво­е­го жени­ха; с этой мину­ты они свя­за­ны нерас­тор­жи­мы­ми уза­ми бра­ка, по непре­лож­но­му сло­ву Хри­ста Спа­си­те­ля: что Бог соче­тал, того чело­век да не разлучает.

Свя­щен­ник А. Рождественский

Молит­ва о согла­сии и люб­ви меж­ду супругами

Свя­тым бла­го­вер­ным кня­зю Пет­ру (в ино­че­стве Дави­ду) и кня­гине Фев­ро­нии (в ино­че­стве Евфро­си­нии), Муром­ским чудотворцам.

Эти свя­тые явля­ют­ся образ­цом хри­сти­ан­ско­го супру­же­ства и покро­ви­тель­ству­ют всту­па­ю­щим в брак.

О вели­ции угод­ни­цы Божии и пре­див­нии чудо­твор­цы, бла­го­вер­нии кня­же Пет­ре и кня­гине Фев­ро­ние, гра­да Муро­ма пред­ста­те­лие и хра­ни­те­лие, и о всех нас усерд­нии ко Гос­по­ду молит­вен­ни­цы! К вам при­бе­га­ем и вам с упо­ва­ни­ем креп­ким молим­ся: воз­не­си­те о нас греш­ных свя­тыя молит­вы ваша ко Гос­по­ду Богу и испро­си­те у бла­го­сти Его вся бла­го­по­треб­ная душам и теле­сем нашим: веру пра­ву, надеж­ду бла­гу, любовь нели­це­мер­ну, бла­го­че­стие непо­ко­ле­би­мо, в доб­рых делех пре­успе­я­ние, мира уми­ре­ние, зем­ли пло­до­но­сие, воз­ду­ха бла­го­рас­тво­ре­ние, теле­сем здра­вие и душам спа­се­ние. Исхо­да­тай­ствуй­те у Царя Небес­на­го Церк­ви Свя­тей и всей дер­жа­ве Рос­сий­стей мир, тиши­ну и бла­го­устро­е­ние, и всем нам житие бла­го­по­луч­ное и доб­рую хри­сти­ан­скую кон­чи­ну. Огра­ди­те оте­че­ство ваше, град Муром, и вся гра­ды Рос­сий­ския от вся­ка­го зла; и вся пра­во­вер­ные люди, к вам при­хо­дя­щия и свя­тым мощем вашим покла­ня­ю­щи­я­ся, осе­ни­те бла­го­дат­ным дей­ством бого­при­ят­ных молитв ваших, и вся про­ше­ния их во бла­го исполните.

Ей, чудо­твор­цы свя­тии! Не пре­зри­те молитв наших, со уми­ле­ни­ем вам днесь воз­но­си­мых, но буди­те о нас при­снии пред­ста­те­лие ко Гос­по­ду и спо­до­би­те нас помо­щию вашею спа­се­ние веч­ное полу­чи­ти и Цар­ствие Небес­ное уна­сле­до­ва­ти; да сла­во­сло­вим неиз­ре­чен­ное чело­ве­ко­лю­бие Отца и Сына и Свя­та­го Духа, в Тро­и­це покла­ня­е­ма­го Бога, во веки веков. Аминь.

Права и обязанности мужа и жены

Неже­на­тый име­ет пра­ва и обя­зан­но­сти. Когда он женит­ся, тогда у него прав мень­ше, а гораз­до боль­ше обя­зан­но­стей. Но когда появят­ся дети, тогда у него совсем нет прав, а толь­ко обязанности.

Ста­рец Епифаний

После заклю­че­ния бра­ка пер­вые и глав­ней­шие обя­зан­но­сти мужа — по отно­ше­нию к его жене, а у жены — по отно­ше­нию к мужу. Они двое долж­ны жить друг для дру­га, отдать друг за дру­га жизнь. Преж­де каж­дый был несо­вер­ше­нен. Брак — это соеди­не­ние двух поло­ви­нок в еди­ное целое. Две жиз­ни свя­за­ны вме­сте в такой тес­ный союз, что это боль­ше уже не две жиз­ни, а одна. Каж­дый до кон­ца сво­ей жиз­ни несет свя­щен­ную ответ­ствен­ность за сча­стье и выс­шее бла­го другого.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В устрой­стве дома дол­жен при­ни­мать уча­стие каж­дый член семьи, и самое пол­ное семей­ное сча­стье может быть достиг­ну­то, когда все чест­но выпол­ня­ют свои обязанности.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Свя­той муче­ник Иустин, как зна­чит­ся в древ­них ска­за­ни­ях, гово­рит, что Гос­подь наш Иисус Хри­стос во вре­мя зем­ной Сво­ей жиз­ни зани­мал­ся деле­ни­ем плу­га и ярма, озна­чая этим, что люди долж­ны тру­дить­ся и спра­вед­ли­во и наравне с дру­ги­ми нести тяго­ту, как впря­жен­ные волы ров­но несут свое ярмо: если один из двух будет отста­вать, то дру­го­му быва­ет труд­нее. Если бы супру­ги ров­но, по-хри­сти­ан­ски раз­де­ля­ли тяго­ту жиз­ни сво­ей, тогда людям и на зем­ле было бы жить хоро­шо. Но как супру­ги часто быва­ют упру­ги, оба или один из двух, то наше бла­го­по­лу­чие зем­ное и не упрочивается.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Обя­зан­ность жены — сохра­нять при­об­ре­тен­ное, с береж­ли­во­стью упо­треб­лять дохо­ды мужа и ста­рать­ся о доме. Для сего Бог и дал жену, что­бы как в этом, так и во мно­гом дру­гом, она была помош­ни­цею для мужа.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Муж дол­жен думать о том, что­бы дела­ми и сло­ва­ми насаж­дать в доме бла­го­че­стие; и жена пусть наблю­да­ет за домом, но кро­ме это­го заня­тия она долж­на иметь дру­гую, более насто­я­тель­ную забо­ту о том, что­бы вся семья тру­ди­лась для Цар­ства Небесного.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Бог раз­де­лил дея­тель­ность нашей жиз­ни на заня­тия дво­я­ко­го рода: обще­ствен­ные и домаш­ние. Жене вве­рил управ­ле­ние домом, а мужьям предо­ста­вил все граж­дан­ские дела, про­из­во­ди­мые на тор­жи­ще, в суди­ли­щах, в сове­тах, на войне и дру­гие подоб­ные. Если жена не может бро­сать копья, метать стре­лы, зато уме­ет управ­лять вере­те­ном, ткать полот­но и с успе­хом про­из­во­дить дру­гие подоб­ные дела домаш­ние. Не может давать мне­ния в сове­те, зато может давать голос дома и часто, когда муж сове­ту­ет что каса­тель­но дома, ока­зы­ва­ет­ся, что совет жены гораз­до пре­вос­ход­нее. Не может она заве­до­вать народ­ною каз­ною, зато может вос­пи­ты­вать детей, может заме­чать худые наме­ре­ния слу­жа­нок, наблю­дать за чест­ным пове­де­ни­ем слуг, осво­бож­дая мужа от всех сих бес­по­койств, сама забо­тясь в доме о кла­до­вых, о руко­де­ли­ях, о при­го­тов­ле­нии пищи, о при­ли­чии одеж­ды и о всем дру­гом, чем непри­стой­но зани­мать­ся мужу, да и нелег­ко, хотя бы он тыся­чу раз при­ни­мал­ся за то. Ибо и это есть дело попе­чи­тель­но­сти и пре­муд­ро­сти Божи­ей, что спо­соб­ней­ший к важ­ней­шим делам менее спо­со­бен и поле­зен в делах не столь важ­ных, дабы тем более была ощу­ти­тель­на нуж­да в жене. Если бы Бог соде­лал мужа спо­соб­ным к заня­ти­ям обо­е­го рода, то жен­ский пол лег­ко бы мог прий­ти в пре­зре­ние. Опять, когда бы Он пре­по­ру­чил жене боль­шую и нуж­ней­шую часть, тогда бы жены сверх меры испол­ни­лись гордости.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Если в насто­я­щее вре­мя Сам Бог непо­сред­ствен­но не при­во­дит жену к мужу, то через Сво­их слу­жи­те­лей изре­ка­ет сло­ва бла­го­сло­ве­ния, при­да­ю­щие сою­зу их харак­тер таин­ствен­ный, в обра­зе сою­за Хри­ста с Цер­ко­вью. А при этом освя­ще­нии и вза­им­ные их обя­зан­но­сти ста­но­вят­ся обя­зан­но­стя­ми свя­щен­ны­ми, так что нару­ше­ние их одним лицом не дает дру­го­му пра­ва нару­шать их. Поэто­му испол­ня­ет ли муж свои обя­зан­но­сти или нет, жена долж­на испол­нить свои, пом­ня, что отчет ей при­дет­ся отдать не мужу, а Гос­по­ду. В чем же состо­ят ее обязанности?

Поло­же­ние жены — поло­же­ние суще­ства любя­ще­го и пре­дан­но­го. Такое поло­же­ние назна­че­но ей Самим Богом. Так сре­до­то­чи­ем всех стрем­ле­ний жиз­ни жены ста­но­вит­ся ее муж. Свое имя она пере­ме­ни­ла на его имя и вме­сте с тем его сла­ву — при­зна­ла сво­ей сла­вой. Но в то же вре­мя это поль­зо­ва­ние сла­вой дру­го­го не осво­бож­да­ет ее от дея­тель­но­сти. Она сама долж­на слу­жить сла­вою, вен­цом мужа своего.

В чем же состо­ит ее дея­тель­ность? Сво­им бла­го­ра­зу­ми­ем, сво­ей неж­но­стью, рас­по­ря­ди­тель­но­стью по хозяй­ству, попе­че­ни­ем о детях она долж­на сде­лать свой дом свя­ти­ли­щем поряд­ка, мира, сча­стья, где бы муж, после сво­их заня­тий вне дома, мог най­ти для себя покой и раз­вле­че­ние, где бы он нахо­дил столь­ко добра, что­бы ему и на мысль не при­хо­ди­ло искать в дру­гом месте успо­ко­е­ния от тру­дов, вос­ста­нов­ле­ния утом­лен­ных сил души, где бы он нахо­дил доб­рый совет, кото­рый сле­до­вал бы за ним и в обще­ствен­ной его дея­тель­но­сти и неза­мет­но для него само­го уме­рял его стра­сти и увле­че­ния, направ­лял его на доб­рое, свя­тое. Мало того, слу­жа вре­мен­но­му сча­стью мужа, жена долж­на послу­жить и веч­но­му его спа­се­нию, и в таком толь­ко слу­чае она будет истин­ной его помощницей.

Но как она может выпол­нить это свое назна­че­ние? Ее поло­же­ние помо­га­ет ей в этом слу­чае, и она мол­ча может про­из­ве­сти спа­си­тель­ную пере­ме­ну, кото­рой нель­зя бы достиг­нуть ника­ки­ми вра­зум­ле­ни­я­ми. Поло­жим, муж ее, то колеб­лет­ся меж­ду верой и неве­ри­ем, то рас­се­ян­но смот­рит на дело сво­е­го спа­се­ния, вслед­ствие уси­лен­ных заня­тий жиз­ни обще­ствен­ной, то увле­ка­ет­ся соблаз­на­ми и сомне­ни­ем, и вот воз­ле себя видит он чело­ве­ка, живу­ще­го по вере; он зна­ет это­го чело­ве­ка, уве­рен в искрен­но­сти его чув­ства и неволь­но, неза­мет­но для себя само­го, увле­ка­ет­ся при­ме­ром бла­го­че­стия, нахо­дя­щим­ся перед его гла­за­ми. Жена тор­же­ству­ет — она совер­ша­ет спа­се­ние сво­е­го мужа! Так, она не про­по­ве­ду­ет о Спа­си­те­ле, а вопло­ща­ет Его в сво­ей жиз­ни; не учит сво­е­го мужа исти­нам Еван­ге­лия, но сво­и­ми дела­ми, сло­ва­ми, поряд­ком всей сво­ей жиз­ни внед­ря­ет в него эти исти­ны. Не объ­яс­няя исти­ны, она застав­ля­ет мужа почув­ство­вать ее. Такая дея­тель­ность жены не замыш­ле­на нами. Апо­стол Петр ясно пред­пи­сы­ва­ет ее, и выпол­не­ние ее ста­вит в тес­ной свя­зи с зави­си­мо­стью жены от мужа: жены, пови­нуй­тесь мужьям сво­им. Но для чего? Дабы те мужья, кото­рые не поко­ря­ют­ся сло­ву, жити­ем жен сво­их без сло­ва при­об­ре­та­е­мы были, когда уви­дят ваше чистое, бого­бо­яз­нен­ное житие (1 Пет. 3, 1— 2). Вот где истин­ное вели­чие жены при види­мой ее под­чи­нен­но­сти! Нуж­но мужу быть сле­пым, или крайне оже­сто­чен­ным, что­бы не увлечь­ся зре­ли­щем живо­го истин­но­го бла­го­че­стия, про­яв­ля­ю­ще­го­ся в жиз­ни его жены, и пло­ды кото­ро­го так для него при­ят­ны, что он неволь­но спра­ши­ва­ет себя, кто боль­ше при­об­рел — он ли для жиз­ни насто­я­щей, или она для жиз­ни буду­щей, веч­ной? И какое бла­жен­ство для жены, когда она чита­ет в серд­це мужа эти сло­ва Божии: не доб­ро быти чело­ве­ку еди­но­му. И какое горе для нее, если толь­ко она в состо­я­нии понять это горе, когда она чита­ет в серд­це мужа дру­гие сло­ва: «доб­ро быти чело­ве­ку единому!»

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Пусть жена не ожи­да­ет напе­ред доб­ро­де­те­ли от мужа, что­бы потом уже пока­зать ему свою, пото­му что это будет неваж­ное дело. Рав­ным обра­зом и муж пусть не ожи­да­ет бла­го­нра­вия от жены преж­де, что­бы потом уже пещись о ней, пото­му что и с его сто­ро­ны это не будет уже доб­ро­де­те­лью. Но каж­дый, как я ска­зал, пусть напе­ред испол­ня­ет свои обязанности.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Для каж­дой жены глав­ная обя­зан­ность — это устрой­ство и веде­ние ее дома. Она долж­на быть вели­ко­душ­ной и доб­ро­сер­деч­ной. Жен­щи­на, чье серд­це не тро­га­ет вид горя, кото­рая не стре­мит­ся помочь, когда это в ее силах, лише­на одно­го из глав­ных жен­ских качеств, кото­рые состав­ля­ют осно­ву жен­ско­го есте­ства. Насто­я­щая жен­щи­на делит с мужем груз его забот. Что бы ни слу­чи­лось с мужем в тече­ние дня, когда он вхо­дит в свой дом, он дол­жен попасть в атмо­сфе­ру люб­ви. Дру­гие дру­зья могут ему изме­нить, но пре­дан­ность жены долж­на быть неиз­мен­ной. Когда насту­па­ет мрак и невзго­ды обсту­па­ют мужа, пре­дан­ные гла­за жены смот­рят на мужа, как звез­ды надеж­ды, сия­ю­щие в тем­но­те. Когда он сокру­шен, ее улыб­ка помо­га­ет ему сно­ва обре­сти силу, как сол­неч­ный луч рас­прям­ля­ет поник­ший цветок.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Если каж­дый из супру­гов будет ста­рать­ся испол­нять свои обя­зан­но­сти, то за сим ско­ро после­ду­ют и вза­им­ные для них выго­ды. Если, напри­мер, жена будет гото­ва тер­петь и раз­дра­жи­тель­но­го мужа, а муж не ста­нет раз­дра­жать жену гнев­ли­вую, то меж­ду ними водво­рит­ся совер­шен­ная тиши­на, и жизнь их будет подоб­на при­ста­ни, сво­бод­ной от волн.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

О трудностях семейной жизни

Супру­же­ство име­ет мно­го уте­ше­ний, — но и сопро­вож­да­ет­ся мно­ги­ми тре­во­га­ми и скор­бя­ми, ино­гда очень глу­бо­ки­ми. Имей­те это в мыс­ли, чтоб когда при­дет что подоб­ное, встре­чать то не как неожи­дан­ность. Теперь вы вдво­ем. И радо­сти силь­нее, — а скор­би лег­че, — попо­лам делят­ся. Помо­ги вам Гос­по­ди ни чем не делить­ся, а все иметь общее — и серд­це одно, путь один.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

По вине тех, кто поже­нил­ся, одно­го или обо­их, жизнь в бра­ке может стать несча­стьем. Воз­мож­ность в бра­ке быть счаст­ли­вы­ми очень вели­ка, но нель­зя забы­вать и о воз­мож­но­сти его кра­ха. Толь­ко пра­виль­ная и муд­рая жизнь в бра­ке помо­жет достичь иде­аль­ных супру­же­ских отношений.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В жизнь каж­до­го дома, рань­ше или поз­же, при­хо­дит горь­кий опыт — опыт стра­да­ний. Могут быть годы без­об­лач­но­го сча­стья, но навер­ня­ка будут и горе­сти. Поток, кото­рый так дол­го бежал, подоб­но весе­ло­му ручей­ку, бегу­ще­му при ярком сол­неч­ном све­те через зим­ние луга сре­ди цве­тов, углуб­ля­ет­ся, тем­не­ет, ныря­ет в мрач­ное уще­лье или низ­вер­га­ет­ся водопадом.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Семей­ные тяго­ты долж­но пере­но­сить, как доб­ро­воль­но избран­ную нами долю. Зад­ние мыс­ли тут, ско­рее, вред­ны, неже­ли полез­ны. Спа­си­тель­но лишь то, что­бы о себе и о семей­стве молить­ся Богу, да сотво­рит о нас полез­ное по воле Сво­ей святой.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Ты ожи­да­ла себе успо­ко­е­ния, а полу­чи­ла огор­че­ние. Что делать? Не уны­вай, а уте­шай себя мыс­лью, что ты не луч­ше свя­то­го царя Дави­да, кото­рый во всю свою жизнь пре­тер­пе­вал семей­ные рас­строй­ства и скор­би, боль­ше тво­е­го не во сто ли раз. Все­го опи­сы­вать не буду, а ска­жу толь­ко, что сын его Авес­са­лом решил­ся низ­верг­нуть отца с цар­ско­го пре­сто­ла и поку­шал­ся на… его жизнь. Но свя­той Давид искренне сми­рил­ся пред Гос­по­дом и пред людь­ми, не отверг­нув доса­ди­тель­ных уко­ризн от Семея, а созна­вая свои вины пред Богом, сми­рен­но гово­рил дру­гим, что Гос­подь пове­лел Семею клясть Дави­да. За такое сми­ре­ние Гос­подь не толь­ко явил ему поми­ло­ва­ние, но и воз­вра­тил царство.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Пер­вый урок, кото­рый нуж­но выучить и испол­нить, это тер­пе­ние. В нача­ле семей­ной жиз­ни обна­ру­жи­ва­ют­ся как досто­ин­ства харак­те­ра и нра­ва, так и недо­стат­ки и осо­бен­но­сти при­вы­чек, вку­са, тем­пе­ра­мен­та, о кото­рых вто­рая поло­ви­на и не подо­зре­ва­ла. Ино­гда кажет­ся, что невоз­мож­но при­те­реть­ся друг к дру­гу, что будут веч­ные и без­на­деж­ные кон­флик­ты, но тер­пе­ние и любовь пре­одо­ле­ва­ют все, и две жиз­ни сли­ва­ют­ся в одну, более бла­го­род­ную, силь­ную, пол­ную, бога­тую, и эта жизнь будет про­дол­жать­ся в мире и покое.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Тай­на бра­ка поис­ти­не вели­ка. Два чело­ве­ка, жив­шие до вступ­ле­ния в брак сво­ей осо­бой жиз­нью, имев­шие уже сло­жив­ши­е­ся при­выч­ки, взгля­ды, имев­шие каж­дый в отдель­но­сти сво­их дру­зей, при­я­те­лей, всту­пив в брак, начи­на­ют жить общей жиз­нью. Это, конеч­но, не может быть лег­ко сра­зу — нуж­но мно­го иду­щих от люб­ви уси­лий для вза­им­но­го при­спо­соб­ле­ния, для уступ­чи­во­сти и для уме­ния нахо­дить пути жиз­ни, не тягост­ные ни для одной стороны.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Хри­сти­ан­ский брак дол­жен быть совер­шен­ной отда­чей одно­го дру­го­му, готов­но­стью всей жиз­нью и всей смер­тью любить чело­ве­ка, забыть себя до кон­ца ради люби­мо­го чело­ве­ка, и это ред­ко встре­ча­ет­ся. На самом деле боль­шая часть тех, кто при­хо­дит вен­чать­ся, ищут радо­сти вза­им­ной встре­чи, но и не дума­ют о кре­сто­но­ше­нии. Поэто­му, когда они стал­ки­ва­ют­ся с труд­но­стя­ми во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, ока­зы­ва­ет­ся, что они не гото­вы к этим труд­но­стям сов­мест­ной жиз­ни, — и они расходятся.

О. Алек­сандр Ельчанинов

Очень мно­гие супру­ги часто жалу­ют­ся друг на дру­га, так как не могут сре­ди вели­ких семей­ных труд­но­стей раз­ли­чить доб­рый план Божий. Один, напри­мер, жалу­ет­ся, что жена его с при­хо­тя­ми, дру­гая, что муж гнев­ли­вый. Когда на это обра­ти­ли вни­ма­ние стар­ца, тот, улы­ба­ясь, сказал:

— Ну, дети, Бог зна­ет луч­ше нас, как делать Свою рабо­ту. Если, напри­мер, супруг «колю­чий», то Бог устра­и­ва­ет так, что­бы супру­га была мяг­кой по харак­те­ру, дабы «не уби­лись». Гос­подь все видит, видит Он и то, что не годят­ся для сов­мест­ной жиз­ни два мла­ден­че­ских харак­те­ра, пото­му что «уснут стоя»!

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Некий юно­ша спро­сил у старца:

— Батюш­ка, най­ду ли я хоро­шую девуш­ку, что­бы с уте­ше­ни­ем жениться?

Ста­рец, улы­ба­ясь, ответил:

— Если все най­дут себе хоро­ших деву­шек, тогда что с осталь­ны­ми будем делать? Солить?

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Если один из супругов неверующий

Поче­му Бог не устра­и­ва­ет, что­бы под­би­ра­лись такие супру­же­ские пары, кото­рые вели бы общую духов­ную жизнь?

— Еще луч­ше, если бы не было диа­во­ла. Тогда духов­ная жизнь была бы лег­кой. Но диа­вол суще­ству­ет. Любовь Божия, без­услов­но, устра­и­ва­ет все. Что­бы спа­сти пло­хо­го мужа, Бог дает ему пре­крас­ную жену. И наобо­рот. Тер­пе­ние, бра­тия, и все прой­дет. Теперь все пере­мен­чи­во и нет ниче­го надежного.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Если какой брат име­ет жену неве­ру­ю­щую, и она соглас­на жить с ним, то он не дол­жен остав­лять ее; и жена, кото­рая име­ет мужа неве­ру­ю­ще­го, и он согла­сен жить с нею, не долж­на остав­лять его. Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим. Ина­че дети ваши были бы нечи­сты, а теперь свя­ты (1 Кор. 7, 12— 14).

Апо­стол Павел

Апо­стол гово­рит женам мужей, не веру­ю­щих Еван­ге­лию, что­бы оне были самы­ми исправ­ны­ми жена­ми, в надеж­де, что, смот­ря на отлич­ное бла­го­нра­вие жен, вслед­ствие при­ня­то­го ими хри­сти­ан­ства, и мужья невер­ные убе­дят­ся в истине его и обратятся.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Нуж­но тер­пе­ние, а не зло­ба в серд­це. Один чело­век во Фра­кии стал хри­сти­а­ни­ном. Одна­ко его жена не толь­ко не после­до­ва­ла его при­ме­ру, но и силь­но пре­пят­ство­ва­ла ему и жесто­ко с ним обра­ща­лась. Но он тер­пел и отве­чал ей любо­вью. Со вре­ме­нем жена скло­ни­лась перед его тер­пе­ни­ем и любо­вью и ска­за­ла: «Долж­но быть, исти­нен и велик Бог, в Кото­ро­го он верит». И тоже ста­ла христианкой.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Семейные конфликты. Как их избежать

Сколь­ко благ про­ис­хо­дит из того, что нет раз­до­ров у жены с мужем, и сколь­ко зол быва­ет… когда они ссо­рят­ся. Ни богат­ство, ни хоро­шие дети, ни мно­же­ство детей, ни власть и могу­ще­ство, ни сла­ва и честь, ни изоби­лие и рос­кошь — ника­кое бла­го­ден­ствие не может радо­вать мужа и жену, если они в раз­до­ре друг с другом.

Будем выше все­го ценить еди­но­ду­шие в семье и все будем делать так и направ­лять к тому, что­бы в супру­же­стве посто­ян­но сохра­ня­лись мир и тиши­на… Тогда и дети будут под­ра­жать доб­ро­де­те­ли роди­те­лей, и во всем доме будет благополучие.

Где муж, жена и дети соеди­не­ны уза­ми доб­ро­де­те­ли, согла­сия и люб­ви, там сре­ди них Христос.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Дол­гом в семье явля­ет­ся бес­ко­рыст­ная любовь. Каж­дый дол­жен забыть свое «я», посвя­тив себя дру­го­му. Каж­дый дол­жен винить себя, а не дру­го­го, когда что-нибудь идет не так. Необ­хо­ди­мы выдерж­ка и тер­пе­ние, нетер­пе­ние же может все испор­тить. Рез­кое сло­во может на меся­цы замед­лить сли­я­ние душ. С обе­их сто­рон долж­но быть жела­ние сде­лать брак счаст­ли­вым и пре­одо­леть все, что это­му меша­ет. Самая силь­ная любовь боль­ше все­го нуж­да­ет­ся в еже­днев­ном ее укреп­ле­нии. Более все­го непро­сти­тель­на гру­бость имен­но в сво­ем доме, по отно­ше­нию к тем, кого мы любим.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Фило­со­фия семей­ных ссор: часто ссо­ры про­ис­хо­дят от упре­ков жены, кото­рые тяже­ло при­ни­ма­ют­ся мужем, даже если эти упре­ки пра­виль­ные (само­лю­бие). Надо разо­брать­ся, отку­да эти упре­ки: часто они от жела­ния жены видеть сво­е­го мужа луч­ше, чем он есть на самом деле, от повы­шен­ной тре­бо­ва­тель­но­сти к нему, то есть от сво­е­го рода иде­а­ли­за­ции. В этих слу­ча­ях жена явля­ет­ся сове­стью сво­е­го мужа и нуж­но так и при­ни­мать ее упре­ки. Муж­чи­на, осо­бен­но в бра­ке, скло­нен опу­стить­ся и успо­ко­ить­ся на эмпи­ри­че­ской дан­но­сти. Жена отры­ва­ет его от нее и ждет от мужа боль­ше­го. В этом смыс­ле нали­чие семей­ных столк­но­ве­ний, как это ни стран­но, — дока­за­тель­ство осу­ще­ствив­ше­го­ся бра­ка, и в этом новом чело­ве­ке, слив­шем­ся из двух, жена игра­ет роль совести.

Вот поче­му меж­ду близ­ки­ми людь­ми ссо­ры ино­гда даже полез­ны — в огне ссо­ры сго­ра­ет весь мусор обид, недо­ра­зу­ме­ний, нако­пив­ший­ся ино­гда задол­го. И после вза­им­но­го объ­яс­не­ния и испо­ве­ди насту­па­ет чув­ство пол­ной ясно­сти и спо­кой­ствия — все выяс­не­но, ничто не тяго­тит. Тогда раз­вя­зы­ва­ют­ся выс­шие спо­соб­но­сти души и, обща­ясь вза­им­но, дого­ва­ри­ва­ешь­ся до уди­ви­тель­ных вещей, дости­га­ет­ся пол­ное еди­но­ду­шие, единомыслие.

О. Алек­сандр Ельчанинов

Бой­тесь малей­ше­го нача­ла непо­ни­ма­ния или отчуж­де­ния. Вме­сто того, что­бы сдер­жать­ся, про­из­но­сит­ся неум­ное, неосто­рож­ное сло­во — и вот меж­ду дву­мя серд­ца­ми, кото­рые до это­го были одним целым, появи­лась малень­кая тре­щин­ка, она ширит­ся и ширит­ся до тех пор, пока они не ока­зы­ва­ют­ся наве­ки ото­рван­ны­ми друг от дру­га. Вы ска­за­ли что-то в спеш­ке? Немед­лен­но попро­си­те про­ще­ния. У вас воз­ник­ло какое-то непо­ни­ма­ние? Неваж­но, чья это вина, не поз­во­ляй­те ему ни на час оста­вать­ся меж­ду вами.

Удер­жи­вай­тесь от ссо­ры. Не ложи­тесь спать, зата­ив в душе чув­ство гне­ва. В семей­ной жиз­ни не долж­но быть места гор­до­сти. Нико­гда не нуж­но тешить свое чув­ство оскорб­лен­ной гор­до­сти и скру­пу­лез­но высчи­ты­вать, кто имен­но дол­жен про­сить про­ще­ния. Истин­но любя­щие такой казу­и­сти­кой не зани­ма­ют­ся, они все­гда гото­вы и усту­пить, и извиниться.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Пишешь мне о слу­чае, кото­рый про­из­вел на всех вас непри­ят­ное впе­чат­ле­ние. Что делать? Ста­рин­ные люди дав­но реши­ли, что век без прит­чи не про­жи­вешь, и при­ба­ви­ли, что и гор­шок с горш­ком стал­ки­ва­ет­ся, тем более людям, живу­щим вме­сте, невоз­мож­но про­быть без столк­но­ве­ния. И осо­бен­но это быва­ет от раз­лич­ных взгля­дов на вещи: один о ходе дел дума­ет так, а дру­гой ина­че, один убеж­ден в сво­их поня­ти­ях, кажу­щих­ся ему твер­ды­ми и осно­ва­тель­ны­ми, а дру­гой веру­ет в свои разу­ме­ния. Еже­ли в пер­во­на­чаль­ном пра­ви­ле ариф­ме­ти­ки сла­га­ет­ся один и один, то выхо­дит два, если же в тре­тьем пра­ви­ле помно­жить два на два, то вый­дет уже четы­ре; если же дело дой­дет до дро­бей, то ока­жут­ся циф­ры ввер­ху и вни­зу, а посре­ди них чер­та: так быва­ет и в делах чело­ве­че­ских. Если их очень раз­дроб­ля­ют, то ока­жет­ся неудоб­ство и ввер­ху и вни­зу, с какой-либо пре­гра­дой посредине.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Сто­и­ло бы толь­ко супру­гам при пер­вом воз­ник­шем несо­гла­сии воору­жить­ся тер­пе­ни­ем, сми­рить­ся в душе и подать друг дру­гу руку при­ми­ре­ния; тогда несча­стие было бы отвра­ще­но и про­жи­ли бы супру­ги весь век вме­сте, не испы­тав бед­ствен­но­го раз­до­ра. Но, к сожа­ле­нию, мало в людях сми­ре­ния и пре­дан­но­сти воле Божи­ей. Отто­го ни один из поссо­рив­ших­ся супру­гов не хочет усту­пать, и нача­ло враж­ды, таким обра­зом, креп­нет, искра раз­до­ра обра­ща­ет­ся в неудер­жи­мый пла­мень, погло­ща­ю­щий все бла­го­со­сто­я­ние человека.

Свя­щен­ник А. Рождественский

Зачем на авто­мо­би­ле поста­ви­ли рези­но­вые коле­са с каме­ра­ми? Что­бы они амор­ти­зи­ро­ва­ли и име­ли хоро­шее сцеп­ле­ние с доро­гой и тем самым устра­ня­ли опас­но­сти. Если бы коле­са были твер­дые и неупру­гие, то авто­мо­биль не смог бы дви­гать­ся. Про­ехав неболь­шое рас­сто­я­ние, они бы раз­ру­ши­лись из-за виб­ра­ции, вызван­ной малень­ки­ми неров­но­стя­ми грун­та. То же самое слу­ча­ет­ся и с уступ­чи­во­стью в семье. С ее помо­щью избе­га­ют мно­гих про­блем и обес­пе­чи­ва­ют посто­ян­ное духов­ное преуспеяние.

Ста­рец Епифаний

Когда гово­рят о неуря­ди­цах в семей­ной жиз­ни, о несо­от­вет­ствии харак­те­ров, спра­ши­ва­ешь: «А вы вен­ча­лись? Бла­го­сло­вив­шись, начи­на­ли семей­ную жизнь?» Отве­ча­ют: «Нет». Но если вы моли­лись, если полу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние, тогда все идет по-дру­го­му, хотя, конеч­но, быва­ют и исклю­че­ния. Враг ста­ра­ет­ся опо­ро­чить вся­кое доб­рое начи­на­ние, и по немо­щи мы под­да­ем­ся и даже пада­ем, но это под­чер­ки­ва­ет толь­ко то, что мы на пра­виль­ном пути.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Необ­хо­ди­мое усло­вие для обра­зо­ва­ния креп­кой хри­сти­ан­ской семьи — най­ти буду­щим супру­гам хоро­ше­го духов­ни­ка. Духов­ник будет играть роль тре­тей­ско­го судьи, сле­дя за тем, что­бы в семье не воз­ни­ка­ло ссор. Когда супру­ги не най­дут меж­ду собой согла­сия, то они пой­дут к духов­ни­ку, наде­ясь на Бога. Ина­че же семья раз­ру­ша­ет­ся: вме­ши­ва­ют­ся роди­те­ли жены, роди­те­ли мужа — и все вме­сте ста­ра­ют­ся насто­ять на сво­ем и губят семью. Когда же супру­ги согла­сят­ся иметь духов­но­го руко­во­ди­те­ля, тогда в семье не будет таких запу­тан­ных ситуаций.

Что­бы две дере­вяш­ки иде­аль­но под­хо­ди­ли друг к дру­гу, их нуж­но остру­гать одним рубан­ком. Супру­ги долж­ны иметь духов­ни­ка, пото­му что без арбит­ра не быва­ет состязаний.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Ты гово­ришь, что хоть изред­ка, на тебя нахо­дит силь­ное воз­му­ще­ние и раз­дра­же­ние. Это… иску­ше­ние от вра­га, кото­рый не тер­пит, если где водво­ря­ет­ся мир и вза­им­ная любовь.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Никто не дол­жен оправ­ды­вать свою раз­дра­жи­тель­ность какою-нибудь болез­нью — это про­ис­хо­дит от гор­до­сти. А гнев мужа, — по сло­ву свя­то­го апо­сто­ла Иако­ва, — прав­ды Божия не соде­ло­ва­ет.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Так вот, это я гово­рю тебе и всем: нико­гда не стре­ми­тесь исправ­лять друг дру­га гне­вом, ибо иску­ше­ние иску­ше­ния не устра­ня­ет, но сми­ре­ни­ем и искрен­ней любо­вью. Если видишь, что впе­ре­ди идет гнев, отло­жи на вре­мя исправ­ле­ние. И когда уви­дишь, что гнев про­шел, и при­шел мир, и бес­страст­но рабо­та­ет рас­суж­де­ние, тогда гово­ри полезное.

Ста­рец Иосиф Афонский

О целомудрии брака

Цело­муд­рие мы боль­шей частью мыс­лим в поряд­ке телес­ных отно­ше­ний. Но цело­муд­рие всту­па­ет гораз­до рань­ше, чем нач­нут­ся какие-нибудь телес­ные отно­ше­ния меж­ду мужем и женой. Цело­муд­рие заклю­ча­ет­ся в том, что­бы, посмот­рев на дру­го­го чело­ве­ка, уви­деть в нем ту кра­со­ту, кото­рую Бог в него вло­жил, уви­деть образ Божий, уви­деть такую кра­со­ту, кото­рую нель­зя зама­рать, уви­деть чело­ве­ка в этой кра­со­те и слу­жить тому, что­бы эта кра­со­та все рос­ла и ничем не была запят­на­на; цело­муд­рие заклю­ча­ет­ся в том, что­бы с муд­ро­стью хра­нить цель­ность сво­ей души и души дру­го­го чело­ве­ка. И в этом смыс­ле цело­муд­рие лежит в осно­ве бра­ка, не толь­ко душев­ных отно­ше­ний, но и телес­но­го вза­им­но­го отно­ше­ния, пото­му что оно исклю­ча­ет гру­бость, голод, жаж­ду телес­но­го обще­ния и пре­вра­ща­ет самое телес­ное обще­ние в бла­го­го­вей­ное соеди­не­ние двух людей, когда соеди­не­ние тел явля­ет­ся как бы завер­ше­ни­ем той люб­ви, того един­ства, кото­рое живет и горит в их серд­цах и в жиз­ни. Цело­муд­рие не толь­ко сов­ме­сти­мо с бра­ком, цело­муд­рие явля­ет­ся осно­вой бра­ка, когда два чело­ве­ка могут друг на дру­га смот­реть и видеть вза­им­ную кра­со­ту как свя­ты­ню, кото­рая им дове­ре­на и кото­рую они долж­ны не толь­ко сохра­нить, но дове­сти до пол­но­го совершенства.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Те, кто всту­па­ет в брак чистым, цело­муд­рен­ным, впер­вые в бра­ке пости­га­ет тай­ну телес­но­го един­ства, и от это­го в душе рож­да­ет­ся новое бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к телу дру­го­го, кото­рое ста­но­вит­ся как бы свя­щен­ным и свя­тым. Как пока­зы­ва­ет жизнь, имен­но от телес­но­го сбли­же­ния в бра­ке (в нор­маль­ных усло­ви­ях) рас­цве­та­ет в душе глу­бо­кое, свет­лое и радост­ное чув­ство люб­ви друг к дру­гу, неж­ное покло­не­ние и глу­бо­кое чув­ство нераз­рыв­но­сти. Имен­но здесь, в этой точ­ке, опыт­но позна­ет­ся прав­да моно­га­мии (еди­но­бра­чия), вся неправ­да раз­во­дов. Муж и жена могут при­над­ле­жать толь­ко друг дру­гу — и это вста­ет в созна­нии не толь­ко как тре­бо­ва­ние соци­аль­ной мора­ли, сохра­ня­ю­щей семей­ный очаг, но и как некая пове­ли­тель­ная и глу­бо­кая тай­на, пости­га­е­мая в бра­ке. Поло­вое сбли­же­ние не толь­ко не может быть отде­ле­но от дру­гих видов еди­не­ния, но оно само созда­ет и фор­ми­ру­ет закон­чен­ную цель­ность всех вза­им­ных отно­ше­ний. Когда меж­ду мужем и женой цве­тет любовь, она сия­ет во всем и овла­де­ва­ет всем. Малей­шая дис­гар­мо­ния в это вре­мя пере­жи­ва­ет­ся очень болез­нен­но: невни­ма­ние, небреж­ность, рав­но­ду­шие — даже в самых ничтож­ных пустя­ках — вызы­ва­ет скорбь, тре­во­гу, мучит и оби­жа­ет. А когда появ­ля­ют­ся при­зна­ки зача­тия ребен­ка, тогда отно­ше­ния мужа и жены еще более укреп­ля­ют­ся в люб­ви к буду­ще­му дитя­ти, в бла­го­го­вей­ном тре­пе­те перед тай­ной появ­ле­ния ново­го чело­ве­ка в свет через бли­зость мужа и жены. Тон­кость и чисто­та вза­им­ной люб­ви не толь­ко не сто­ят вне телес­но­го сбли­же­ния, но, наобо­рот, им пита­ют­ся, и нет ниче­го доб­рее той глу­бо­кой неж­но­сти, кото­рая рас­цве­та­ет лишь в бра­ке и смысл кото­рой заклю­ча­ет­ся в живом чув­стве вза­им­но­го вос­пол­не­ния друг дру­га. Исче­за­ет чув­ство сво­е­го «я» как отдель­но­го чело­ве­ка, и в боль­ших вещах, во внут­рен­нем мире и во внеш­них делах и муж, и жена чув­ству­ют себя лишь частью како­го-то обще­го цело­го — один без дру­го­го не хочет ниче­го пере­жи­вать, хочет­ся все вме­сте видеть, все вме­сте делать, быть во всем все­гда вме­сте. Вся­кая раз­лу­ка пере­жи­ва­ет­ся мучи­тель­но, как раз­рыв в этом целост­ном един­стве. Это вовсе не есть тор­же­ство сен­ти­мен­таль­но­сти, иро­ни­че­ски пред­став­лен­ной Гого­лем в обра­зах Афа­на­сия Ива­но­ви­ча и Пуль­хе­рии Ива­нов­ны («Ста­ро­свет­ские поме­щи­ки»); здо­ро­вая нор­маль­ная любовь мужа и жены не толь­ко не нуж­да­ет­ся в эго­и­сти­че­ском отде­ле­нии от дру­гих, но, наобо­рот, созда­ет осо­бую чут­кость к дру­гим людям. Неж­ная забо­та мужа и жены друг о дру­ге неволь­но и есте­ствен­но созда­ет такую же неж­ную забо­ту о дру­гих людях: сбро­сив в семье силу эго­из­ма, и муж, и жена, каж­дый сам по себе, ста­но­вит­ся откры­тым в сво­ем серд­це для всех людей.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Надо пом­нить, надо твер­до знать, что телес­ное един­ство двух любя­щих друг дру­га людей — не нача­ло, а пол­но­та и пре­дел их вза­им­ных отно­ше­ний, что лишь тогда, когда два чело­ве­ка ста­ли еди­ны серд­цем, умом, духом, их един­ство может вырас­ти, рас­крыть­ся в телес­ном соеди­не­нии, кото­рое ста­но­вит­ся тогда уже не жад­ным обла­да­ни­ем одно­го дру­гим, не пас­сив­ной отда­чей одно­го дру­го­му, а Таинством.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Хоро­шо обя­зать­ся супру­же­ством, толь­ко цело­муд­рен­но, уде­ляя боль­шую часть Богу, а не плот­ско­му союзу.

Свя­ти­тель Гри­го­рий Богослов

Как муж должен относиться к своей жене

Апо­стол Петр

Мужья, обра­щай­тесь бла­го­ра­зум­но с жена­ми, как с немощ­ней­шим сосу­дом, ока­зы­вая им честь, как сона­след­ни­цам бла­го­дат­ной жиз­ни (1 Пет. 3, 7).

Изре­че­ние апо­сто­ла: Тай­на сия вели­ка; я гово­рю по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви. Так каж­дый из вас да любит свою жену, как само­го себя; а жена да боит­ся сво­е­го мужа (Еф. 5, 32—33).

Это посла­ние, с одной сто­ро­ны, гово­рит об очень глу­бо­ких отно­ше­ни­ях меж­ду Цер­ко­вью и Хри­стом. Хри­стос при­шел на зем­лю спа­сти чело­ве­че­ство; Бог стал чело­ве­ком, и спа­се­ние это Он совер­ша­ет ценою Сво­ей жиз­ни и Сво­ей смер­ти. И это пер­вое, о чем долж­ны думать мужья, когда они всту­па­ют в брак: им вру­ча­ет­ся Богом хруп­кое суще­ство, кото­ро­му они ска­за­ли: «Я тебя люб­лю», — и эта любовь долж­на быть тако­ва, что муж готов всем пожерт­во­вать, всей сво­ей жиз­нью, из-за люб­ви к жене и по люб­ви к сво­им детям. Муж явля­ет­ся гла­вой семьи не пото­му, что он муж­чи­на, а пото­му, что он явля­ет­ся обра­зом Хри­ста, и жена его и дети могут видеть в нем этот образ, то есть образ люб­ви без­гра­нич­ной, люб­ви пре­дан­ной, люб­ви само­от­вер­жен­ной, люб­ви, кото­рая гото­ва на все, что­бы спа­сти, защи­тить, напи­тать, уте­шить, обра­до­вать, вос­пи­тать свою семью. Это каж­дый чело­век дол­жен пом­нить. Слиш­ком лег­ко муж­чине думать, что пото­му толь­ко, что он муж­чи­на, он име­ет пра­ва на свою жену, над сво­ей женой и над сво­и­ми детьми. Это — неправ­да. Если он не образ Хри­ста, то никто ему не обя­зан ника­ким ува­же­ни­ем, ника­ким стра­хом, ника­ким послушанием.

Вы види­те, что в этом Посла­нии гово­рит­ся не о вла­ды­че­стве мужа и под­чи­нен­но­сти жены, а о такой вза­им­ной люб­ви, кото­рая явля­ет­ся жерт­вен­ной, геро­и­че­ской любо­вью мужа и на кото­рую жена может отве­тить такой же жерт­вен­ной любо­вью. Это мы долж­ны все­гда пом­нить, пото­му что слиш­ком часто этот отры­вок Свя­щен­но­го Писа­ния тол­ку­ют лож­но: уни­жая жену и воз­ве­ли­чи­вая мужа, пред­став­ляя его гор­дым властителем.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Под­лин­ным муж­чи­ной, царем тво­ре­ния, муж­чи­на может стать, толь­ко если он не пре­тен­ду­ет быть соб­ствен­ни­ком тво­ре­ния, его неогра­ни­чен­ным хозя­и­ном, а в люб­ви и в послу­ша­нии при­ни­ма­ет волю Божию о себе. Так­же и жен­щи­на пере­ста­ет быть «толь­ко» жен­щи­ной, когда, пол­но­стью отда­вая себя дру­го­му, и сама ста­но­вит­ся вопло­ще­ни­ем радо­сти и пол­но­ты жиз­ни, ста­но­вит­ся той, кото­рую в Пес­ни Пес­ней царь вво­дит в брач­ный чер­тог со сло­ва­ми: Вся ты пре­крас­на, воз­люб­лен­ная моя, и пят­на нет на тебе! (Песнь пес­ней, 4,7).

Про­то­пре­сви­тер Алек­сандр Шмеман

Хочешь, что­бы жена пови­но­ва­лась тебе, как Хри­сту пови­ну­ет­ся Цер­ковь? Заботь­ся и сам о ней, как Хри­стос о Церкви.

Как во вре­мя болез­ни мы не отсе­ка­ем боль­но­го чле­на, а исце­ля­ем его, так будем посту­пать и с женой. Если есть в ней какой-нибудь порок, то не жену отвер­гай, но истреб­ляй порок.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Заботь­ся о сво­ей жене, как Хри­стос о Церк­ви. Хотя бы нуж­но было отдать за нее душу свою, хотя бы при­шлось испы­тать мно­го­крат­ные поте­ри, пре­тер­петь что-нибудь тяж­кое, ты не дол­жен отка­зы­вать­ся, ибо, пре­тер­пев все это, ты еще не сде­ла­ешь ниче­го, подоб­но­го тому, что сде­лал Хри­стос для Церкви.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Ста­рай­ся, насколь­ко воз­мож­но, отно­сить­ся к сво­ей супру­ге духов­но, что­бы меж­ду вами была любовь и вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Стре­мись к это­му и в отно­ше­ни­ях с детьми. Под­лин­но духов­ный чело­век име­ет обык­но­ве­ние усту­пать. Силь­ные долж­ны нести тяго­ты, что­бы немощ­ные мог­ли отды­хать, а не так, что­бы каж­дый — и силь­ный, и немощ­ный — нес толь­ко свою тяготу.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Нуж­но сове­то­вать­ся с женой о сво­их делах, сво­их пла­нах, дове­рять ей. Может быть, она и не так, как он, смыс­лит в делах, но, воз­мож­но, суме­ет пред­ло­жить мно­го цен­но­го, так как жен­ская инту­и­ция часто сра­ба­ты­ва­ет быст­рее, чем муж­ская логи­ка. Но даже если жена не может ока­зать мужу помощь в его делах, любовь к нему застав­ля­ет ее глу­бо­ко инте­ре­со­вать­ся его забо­та­ми. И она счаст­ли­ва, когда он про­сит у нее сове­та, и так они еще боль­ше сближаются.

Если день был бла­го­при­ят­ный, она вме­сте с мужем раз­де­ля­ет его радость, если неудач­ным, она помо­га­ет ему, как вер­ная жена, пере­жить непри­ят­но­сти, обод­ря­ет его.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Надо, что­бы руки мужа, вдох­нов­лен­ные любо­вью, уме­ли делать все. Надо, что­бы у каж­до­го любя­ще­го мужа было боль­шое серд­це. Мно­гие страж­ду­щие долж­ны най­ти помощь в насто­я­щей семье. Каж­дый муж жены-хри­сти­ан­ки дол­жен объ­еди­нить­ся с ней в люб­ви ко Хри­сту. Из люб­ви к ней он прой­дет через испы­та­ния в вере. Раз­де­ляя ее жизнь, напол­нен­ную верой и молит­ва­ми, он и свою жизнь свя­жет с Небом. Объ­еди­нен­ные на зем­ле общей верой во Хри­ста, пере­плав­ляя свою вза­им­ную любовь в любовь к Богу, они будут веч­но соеди­не­ны и на Небе. Зачем на зем­ле серд­ца тра­тят годы, срас­та­ясь в одно, спле­тая свои жиз­ни, сли­ва­ясь душа­ми в один союз, кото­ро­го мож­но достичь толь­ко за гро­бом? Поче­му сра­зу не стре­мить­ся к вечности?

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Каж­дой жене сле­ду­ет знать, что, когда она в рас­те­рян­но­сти или затруд­не­нии, в люб­ви сво­е­го мужа она все­гда най­дет без­опас­ный и тихий при­ют. Ей сле­ду­ет знать, что он ее пой­мет, будет обра­щать­ся с ней очень дели­кат­но, упо­тре­бит силу, что­бы ее защи­тить. Ей нико­гда не сле­ду­ет сомне­вать­ся в том, что во всех ее затруд­не­ни­ях он ей посо­чув­ству­ет. Надо, что­бы она нико­гда не боя­лась встре­тить холод­ность или укор, когда при­дет к нему искать защиту.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Как жена должна относиться к своему мужу

Есть нечто свя­тое и вызы­ва­ю­щее почти бла­го­го­вей­ный страх в том, что жена, всту­пая в брак, сосре­до­то­чи­ва­ет все свои инте­ре­сы на том, кого она берет себе в мужья. Она остав­ля­ет дом сво­е­го дет­ства, мать и отца, раз­ры­ва­ет все нити, кото­рые ее свя­зы­ва­ют с про­шлой жиз­нью. Она смот­рит в лицо того, кто попро­сил ее стать его женой, и с дро­жа­щим серд­цем, но и со спо­кой­ным дове­ри­ем вру­ча­ет ему свою жизнь. И муж с радо­стью чув­ству­ет это дове­рие. Это на всю жизнь состав­ля­ет сча­стье чело­ве­че­ско­го серд­ца, спо­соб­но­го и на неска­зан­ную радость, и на неиз­ме­ри­мые страдания.

Жена в пол­ном смыс­ле сло­ва все отда­ет сво­е­му мужу. Для любо­го муж­чи­ны это тор­же­ствен­ный момент — при­нять ответ­ствен­ность за моло­дую, хруп­кую, неж­ную жизнь, кото­рая дове­ри­лась ему, и леле­ять ее, защи­щать, обе­ре­гать, пока смерть не вырвет у него из рук его сокро­ви­ще или не пора­зит его самого.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Мужа Бог поста­вил быть блю­сти­те­лем жены. И неред­ко он, сам того не созна­вая, дает поз­во­ле­ния или запре­ще­ния жене такие, какие вну­ша­ет ему Бог.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Слу­шай сво­е­го мужа, ува­жай его и ставь выше себя.

Ста­рец Иероним

На тес­ную и нераз­рыв­ную любовь супру­гов, пови­но­ве­ние жены мужу ука­зы­ва­ет образ созда­ния пер­вой жены и ее назна­че­ние. Жена сози­да­ет­ся из реб­ра чело­ве­ка для того:

а) дабы жена все­гда была близ­ка к серд­цу мужа;

б) дабы она есте­ствен­но рас­по­ло­же­на была к послу­ша­нию и покор­но­сти ему, будучи его как бы частию;

в) дабы облег­чить вза­им­ное сооб­ще­ние мыс­лей, чув­ство­ва­ний, совер­шенств и соде­лать род чело­ве­че­ский еди­ным телом и что­бы пото­му чело­ве­ки есте­ствен­но склон­ны были любить и беречь друг друга.

Жена в Сове­те Божи­ем назы­ва­ет­ся помощ­ни­ком мужа (см. Быт. 2, 18), сим пока­зы­ва­ет­ся ее назна­че­ние вспо­мо­ще­ство­вать ему: а) в рож­де­нии и вос­пи­та­нии детей; б) во всех нуж­дах, отно­ся­щих­ся ко вре­мен­ной жиз­ни. Жена назы­ва­ет­ся помощ­ни­ком подоб­ным ему, то есть мужу, в ознаменование:

а) оди­на­ко­во­го с ним есте­ства, в про­ти­во­по­лож­но­сти с дру­ги­ми рода­ми животных;

б) бли­жай­ше­го ему слу­же­ния (см. 1 Кор. 11, 9);

в) все­гдаш­не­го с ним собе­се­до­ва­ния и нераз­луч­но­го сожития.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Назна­че­ние жен­щи­ны — быть для муж­чи­ны помощ­ни­цей ему. А пер­вая помощь, какой впра­ве ожи­дать муж­чи­на от жен­щи­ны, это помощь духов­ная. Жен­щи­на долж­на не толь­ко даро­вать муж­чине уте­ше­ние в жиз­ни насто­я­щей, но и помо­гать ему в дости­же­нии жиз­ни вечной.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Не толь­ко сча­стье жиз­ни мужа зави­сит от жены, но и раз­ви­тие и рост его харак­те­ра. Хоро­шая жена — это бла­го­сло­ве­ние Небес, луч­ший дар для мужа, его ангел и источ­ник неис­чис­ли­мых благ: ее голос для него — слад­чай­шая музы­ка, ее улыб­ка осве­ща­ет ему день, ее поце­луй — страж его вер­но­сти, ее руки — баль­зам его здо­ро­вья и всей его жиз­ни, ее тру­до­лю­бие — залог его бла­го­со­сто­я­ния, ее эко­ном­ность — его самый надеж­ный управ­ля­ю­щий, ее губы — луч­ший его совет­ник, ее грудь — самая мяг­кая подуш­ка, на кото­рой забы­ва­ют­ся все забо­ты, а ее молит­вы — его адво­кат перед Господом.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Едва ли кто-нибудь будет оспа­ри­вать ту мысль, что в руках жен­щи­ны нахо­дит­ся огром­ное вли­я­ние на дела чело­ве­че­ства, и доб­рые, и злые. Твор­цу не угод­но было даро­вать ей власть, кото­рая под­чи­ня­ет сла­бо­го силь­но­му и дей­ству­ет при­ну­ди­тель­но, но зато Он даро­вал ей вли­я­ние, кото­рое поко­ря­ет и силь­но­го сла­бо­му так, что силь­ный и не заме­ча­ет это­го и под­чи­ня­ет­ся сла­бо­му, не чув­ствуя стес­не­ния сво­ей свободы.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Не столь­ко сло­ва­ми, сколь­ко дела­ми нуж­но исправ­лять мужа. Каким же обра­зом? Когда он уви­дит, что ты сте­пен­на, нерас­то­чи­тель­на, непри­страст­на к укра­ше­ни­ям, не тре­бу­ешь мно­гих дохо­дов, но удо­воль­ству­ешь­ся насто­я­щи­ми, когда не будешь про­сить ни золо­та, ни жем­чу­га, ни дра­го­цен­ных одежд; но когда и сама будешь любить скром­ность, цело­муд­рие, лас­ко­вость, и того же будешь тре­бо­вать от сво­е­го мужа. Тогда он тер­пе­ли­во и даже с удо­воль­стви­ем выслу­ша­ет твои советы.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Пер­вым тре­бо­ва­ни­ем к жене явля­ет­ся вер­ность, вер­ность в самом широ­ком смыс­ле. Серд­це ее мужа долж­но ей дове­рять­ся без опас­ки. Абсо­лют­ное дове­рие — это осно­ва вер­ной люб­ви. Тень сомне­ния раз­ру­ша­ет гар­мо­нию семей­ной жиз­ни. Вер­ная жена сво­им харак­те­ром и пове­де­ни­ем дока­зы­ва­ет, что она достой­на дове­рия мужа. Он уве­рен в ее люб­ви, он зна­ет, что ее серд­це неиз­мен­но пре­дан­но ему. Он зна­ет, что она искренне под­дер­жи­ва­ет его инте­ре­сы. Очень важ­но, что муж может дове­рить сво­ей вер­ной жене веде­ние всех домаш­них дел, зная, что все будет в поряд­ке. Мотов­ство и экс­тра­ва­гант­ность жен раз­ру­ши­ли сча­стье мно­гих семей­ных пар.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Каж­дая вер­ная жена про­ни­ка­ет­ся инте­ре­са­ми сво­е­го мужа. Когда ему тяже­ло, она ста­ра­ет­ся под­бод­рить его сво­им сочув­стви­ем, про­яв­ле­ни­я­ми сво­ей люб­ви. Она с энту­зи­аз­мом под­дер­жи­ва­ет все его пла­ны. Она не груз на его ногах. Она — сила в его серд­це, кото­рая помо­га­ет ему делать­ся все луч­ше. Не все жены явля­ют­ся бла­го­сло­ве­ни­ем для сво­их мужей. Ино­гда жен­щи­ну срав­ни­ва­ют с пол­зу­чим рас­те­ни­ем, обви­ва­ю­щим могу­чий дуб — сво­е­го мужа.

Вер­ная жена дела­ет жизнь сво­е­го мужа бла­го­род­нее, зна­чи­тель­нее, обра­щая его могу­ще­ством сво­ей люб­ви к воз­вы­шен­ным целям. Когда, довер­чи­вая и любя­щая, она при­па­да­ет к нему, она про­буж­да­ет в нем самые бла­го­род­ные и бога­тые чер­ты его нату­ры. Она поощ­ря­ет в нем муже­ство и ответ­ствен­ность. Она дела­ет его жизнь пре­крас­ной, смяг­ча­ет рез­кие и гру­бые его при­выч­ки, если такие были.

Но есть и такие жены, кото­рые подоб­ны рас­те­ни­ям-пара­зи­там. Они обви­ва­ют­ся, но сами не делят­ся ничем. Они не про­тя­ги­ва­ют руку помо­щи. Они нежат­ся на дива­нах, про­гу­ли­ва­ют­ся по ули­цам, гре­зят над сен­ти­мен­таль­ны­ми рома­на­ми и сплет­ни­ча­ют в гости­ных. Они абсо­лют­но бес­по­лез­ны и, будучи тако­вы­ми, ста­но­вят­ся обу­зой для самой неж­ной люб­ви. Вме­сто того, что­бы сде­лать жизнь мужа силь­нее, бога­че, счаст­ли­вее, они толь­ко меша­ют его успе­хам. Резуль­тат для них самих тоже ока­зы­ва­ет­ся пла­чев­ным. Вер­ная жена при­ни­ка­ет и обви­ва­ет мужа, но так­же и помо­га­ет, и вдох­нов­ля­ет. Ее муж во всех сфе­рах сво­ей жиз­ни чув­ству­ет, как помо­га­ет ему ее любовь. Хоро­шая жена — хра­ни­тель­ни­ца семей­но­го очага.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Если зна­ние — это сила муж­чи­ны, то мяг­кость — это сила жен­щи­ны. Небо все­гда бла­го­слов­ля­ет дом той, кото­рая живет для добра. Пре­дан­ная жена ока­зы­ва­ет мужу самое пол­ное дове­рие. Она от него ниче­го не скры­ва­ет. Она не слу­ша­ет сло­ва вос­хи­ще­ния дру­гих, кото­рые не может пере­ска­зать ему. Она делит­ся с ним каж­дым сво­им чув­ством, надеж­дой, жела­ни­ем, каж­дой радо­стью или огор­че­ни­ем. Когда она чув­ству­ет себя разо­ча­ро­ван­ной или оскорб­лен­ной, она может испы­тать иску­ше­ние най­ти сочув­ствие, рас­ска­зав о сво­их пере­жи­ва­ни­ях близ­ким дру­зьям. Более губи­тель­но­го ниче­го не может быть как для соб­ствен­ных ее инте­ре­сов, так и для вос­ста­нов­ле­ния мира и сча­стья в ее доме. Горе­сти, о кото­рых жалу­ют­ся посто­рон­ним, оста­ют­ся неза­жи­ва­ю­щи­ми рана­ми. Муд­рая жена ни с кем не поде­лит­ся сво­им тай­ным несча­стьем, кро­ме сво­е­го вла­ды­ки, так как толь­ко он может сгла­дить тер­пе­ни­ем и любо­вью все раз­молв­ки и несогласия.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Если ты хочешь уго­дить мужу, то долж­на укра­шать и наря­жать душу, а не тело. Не столь­ко золо­тые укра­ше­ния дела­ют тебя любез­ною и при­ят­ною для мужа, сколь­ко уме­рен­ность, вни­ма­ние к нему и готов­ность даже уме­реть за него. Это более все­го побеж­да­ет мужей, а те укра­ше­ния колют им гла­за, так как нано­сят ущерб каз­но­хра­ни­ли­щу их, при­чи­няя им мно­гие издерж­ки и забо­ты… Таким обра­зом, и дела домаш­ние и дохо­ды нахо­дят­ся в луч­шем устрой­стве, когда золо­то упо­треб­ля­ет­ся не на оде­я­ние тела, не на пере­вяз­ки рук, но на необ­хо­ди­мые потребности.

Знай и будь уве­ре­на, что хотя бы ты была кра­си­вей­шею из всех жен, не можешь нра­вить­ся тому, чью душу огор­ча­ешь; для сего потреб­но весе­лое и спо­кой­ное состо­я­ние духа. Но когда все золо­то рас­хо­ду­ет­ся на укра­ше­ние жены и вме­сте с сим появ­ля­ют­ся в доме недо­стат­ки, тогда нет ника­кой при­ят­но­сти для супру­га. Посе­му, если хоти­те быть люби­мы­ми от сво­их мужей, достав­ляй­те им удо­воль­ствие, а это сде­ла­е­те тогда, когда пере­ста­не­те укра­шать­ся и уби­рать­ся более над­ле­жа­ще­го. Все сии укра­ше­ния и убо­ры име­ют неко­то­рую при­ят­ность в пер­вые дни бра­ка, но впо­след­ствии вре­мя умень­ша­ет их цену. Ибо если на небо, столь пре­крас­ное, и на солн­це, столь све­то­зар­ное, по при­выч­ке мы не все­гда смот­рим с рав­ным удив­ле­ни­ем, то будем ли удив­лять­ся телу, укра­шен­но­му искус­ством? Гово­рю сие для того, что­бы вы воз­лю­би­ли кра­со­ту неувя­да­ю­щую, кото­рою укра­шать­ся запо­ве­ду­ет апо­стол Павел, то есть не зла­том, или бисе­ром, или риза­ми мно­го­цен­ны­ми, но, еже подо­ба­ет женам, обе­ща­ва­ю­щым­ся бла­го­че­стию, делы бла­ги­ми. Ты хочешь нра­вить­ся посто­рон­ним людям и при­об­ре­тать от них похва­лу? Нет, цело­муд­рен­ная жена не может иметь тако­го жела­ния. Да и никто сте­пен­ный и скром­ный не похва­лит ее за то, раз­ве одни невоз­дер­жан­ные и сла­сто­лю­би­вые; да и эти не ска­жут о ней доб­ро­го, а еще осу­дят ее за то, что сама дает повод устрем­лять на нее нечи­стые взо­ры. Но жену воз­дер­жан­ную и те, и дру­гие, и все похва­лят, так как, смот­ря на нее, не толь­ко не чув­ству­ют ника­ко­го вре­да, но еще заим­ству­ют от нее урок доб­ро­де­те­ли. Вели­ка ей похва­ла и от людей, вели­ка награ­да и от Бога.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

По мере того как со вре­ме­нем, в тру­дах и забо­тах, исче­за­ет оба­я­ние физи­че­ской кра­со­ты, все более и более долж­на сиять кра­со­та души, заме­няя поте­рян­ную при­вле­ка­тель­ность. Жена все­гда долж­на боль­ше все­го забо­тить­ся о том, что­бы нра­вить­ся мужу, а не кому-нибудь еще. Когда они толь­ко вдво­ем, она долж­на выгля­деть еще луч­ше, а не махать рукой на свою внеш­ность, раз боль­ше никто ее не видит. Вме­сто того, что­бы быть ожив­лен­ной и при­вле­ка­тель­ной в ком­па­нии, а остав­шись одна, впа­дать в мелан­хо­лию и мол­чать, жена долж­на оста­вать­ся весе­лой и при­вле­ка­тель­ной, и когда она оста­ет­ся вдво­ем с мужем в сво­ем тихом доме. И муж, и жена долж­ны отда­вать друг дру­гу все луч­шее в себе. Ее горя­чий инте­рес ко всем его делам и ее муд­рый совет по любо­му вопро­су укреп­ля­ют его для выпол­не­ния сво­их еже­днев­ных обя­зан­но­стей и дела­ют храб­рым для любой бит­вы. А муд­рость и силу, кото­рые нуж­ны ей для выпол­не­ния свя­тых обя­зан­но­стей жены, жен­щи­на может най­ти, обра­ща­ясь толь­ко к Богу.

Свя­тая Цари­ца-Муче­ни­ца Александра

Любовь мужа и жены

Любовь супру­же­ская — есть любовь, Богом благословенная.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Един­ствен­ная цен­ность жиз­ни — это семья. Как толь­ко погиб­нет семья, погиб­нет и мир. Пока­жи свою любовь преж­де все­го в сво­ей семье.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Апо­стол Павел (1 Кор. 13, 4–8)

Любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет, любовь не зави­ду­ет, любовь не пре­воз­но­сит­ся, не гор­дит­ся, не бес­чин­ству­ет, не ищет сво­е­го, не раз­дра­жа­ет­ся, не мыс­лит зла, не раду­ет­ся неправ­де, а сора­ду­ет­ся истине; все покры­ва­ет, все­му верит, на все наде­ет­ся, все пере­но­сит. Любовь нико­гда не перестает…

Бере­ги­те с женой вза­им­ную любовь. В этом источ­ник счаст­ли­вой семей­ной жиз­ни. Но надо блю­сти его, что­бы не засорился.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Брач­ная любовь есть силь­ней­ший тип люб­ви. Силь­ны и дру­гие вле­че­ния, но это вле­че­ние име­ет такую силу, кото­рая нико­гда не осла­бе­ва­ет. И в буду­щем веке вер­ные супру­ги без­бо­яз­нен­но встре­тят­ся и будут пре­бы­вать веч­но со Хри­стом и друг с дру­гом в вели­кой радости.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Есть веч­ное изме­ре­ние в бра­ке, кото­рое, может быть, луч­ше все­го выра­зил фран­цуз­ский писа­тель Габ­ри­ель Мар­сель. Он пишет: «Ска­зать чело­ве­ку: «Я тебя люб­лю» — то же самое, что ска­зать ему: «Ты будешь жить веч­но, ты нико­гда не умрешь…»

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Доб­ре, что вас муж любит. Вы люби­те мужа… И се — ваш рай. Огра­да сего рая — вза­им­ная друг в дру­ге уве­рен­ность. Ее хра­ни­те как зени­цу ока, — и сча­стие ваше не поколеблется.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

В люб­ви нуж­на осо­бая дели­кат­ность. Мож­но быть искрен­ним и пре­дан­ным, и все же в речах и поступ­ках может не хва­тать той неж­но­сти, кото­рая так поко­ря­ет серд­ца. Вот совет: не демон­стри­руй­те пло­хое настро­е­ние и оскорб­лен­ные чув­ства, не гово­ри­те гнев­но, не посту­пай­те дур­но. Ни одна жен­щи­на в мире не будет так пере­жи­вать из-за рез­ких или необ­ду­ман­ных слов, сле­тев­ших с ваших губ, как ваша соб­ствен­ная жена. И боль­ше все­го в мире бой­тесь огор­чить имен­но ее. Любовь не дает пра­ва вести себя гру­бо по отно­ше­нию к тому, кого любишь. Чем бли­же отно­ше­ния, тем боль­нее серд­цу от взгля­да, тона, жеста или сло­ва, кото­рые гово­рят о раз­дра­жи­тель­но­сти или про­сто необдуманны.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Нет ниче­го дра­го­цен­нее того, как быть люби­му женою и любить ее. Когда муж и жена меж­ду собою соглас­ны — это муд­рый пола­га­ет в чис­ле бла­женств. Где есть это, там есть вся­кое богат­ство, вся­кое сча­стье; а, напро­тив, если нет сего, то дру­гое ничто не помо­га­ет, но все пре­вра­ща­ет­ся, все пол­но непри­ят­но­сти и рас­строй­ства. Итак, сего ста­нем искать пре­иму­ще­ствен­но пред всем.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Не может быть глу­бо­кой и искрен­ней люб­ви там, где пра­вит эго­изм. Совер­шен­ная любовь — это совер­шен­ное самоотречение.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В хри­сти­ан­ском бра­ке любовь очи­ща­ет­ся, воз­вы­ша­ет­ся, укреп­ля­ет­ся, оду­хо­тво­ря­ет­ся. В помощь чело­ве­че­ской немо­щи бла­го­дать Божия пода­ет силы к посте­пен­но­му дости­же­нию тако­го иде­аль­но­го союза.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Наша любовь друг к дру­гу может быть искрен­ней и глу­бо­кой в сол­неч­ные дни, но нико­гда она не быва­ет настоль­ко силь­ной, как в дни стра­да­ний и горя, когда рас­кры­ва­ют­ся все ее скры­тые до это­го богатства.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Счастливый брак. Как сохранить семейное счастье

Основ­ной смысл бра­ка … в люб­ви и веч­ном един­стве супругов.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Брак — чудо на зем­ле. В мире, где все и все идет враз­брод, брак — место, где два чело­ве­ка, бла­го­да­ря тому что они друг дру­га полю­би­ли, ста­но­вят­ся еди­ны­ми, место, где рознь кон­ча­ет­ся, где начи­на­ет­ся осу­ществ­ле­ние еди­ной жиз­ни. И в этом самое боль­шое чудо чело­ве­че­ских отно­ше­ний: двое вдруг дела­ют­ся одной лич­но­стью, два лица вдруг, пото­му что они полю­би­ли и при­ня­ли друг дру­га до кон­ца, совер­шен­но, ока­зы­ва­ют­ся чем-то боль­шим, чем дво­и­ца, чем про­сто два чело­ве­ка,— ока­зы­ва­ют­ся единством.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Свя­зан­ные уза­ми супру­же­ства, заме­ня­ем мы друг для дру­га и руки, и ноги, и слух. Супру­же­ство и сла­бо­го дела­ет вдвое силь­нее… Общие забо­ты супру­гов облег­ча­ют для них скор­би, и общие радо­сти вос­хи­ща­ют обо­их. Для еди­но­душ­ных супру­гов и богат­ство дела­ет­ся при­ят­нее, а в бед­но­сти само еди­но­ду­шие при­ят­нее богат­ства. Для них супру­же­ские узы слу­жат клю­чом цело­муд­рия и поже­ла­ний, печа­тью необ­хо­ди­мой привязанности.

Свя­ти­тель Гри­го­рий Богослов

Истин­ное богат­ство и вели­кое сча­стье, когда муж и жена живут в согла­сии и соеди­не­ны друг с дру­гом как одна плоть… Такие супру­ги, хотя бы и жили бед­но и были незнат­ны, могут быть всех счаст­ли­вее, пото­му что они насла­жда­ют­ся истин­ным сча­стьем и все­гда живут в спокойствии.

Живу­щих в таком супру­же­ском сою­зе ничто не может слиш­ком опе­ча­лить, нару­шить их мир­но­го сча­стья. Если есть меж­ду мужем и женой еди­но­ду­шие, мир и союз люб­ви, к ним сте­ка­ют­ся все бла­га. И злые наве­ты не опас­ны супру­гам, ограж­ден­ным, как вели­кой сте­ной, еди­но­ду­ши­ем в Боге… Это умно­жа­ет их богат­ство и вся­кое оби­лие; это при­вле­ка­ет на них и вели­кое Божие благоволение.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Смысл бра­ка в том, что­бы при­но­сить радость. Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что супру­же­ская жизнь — жизнь самая счаст­ли­вая, пол­ная, чистая, бога­тая. Это уста­нов­ле­ние Гос­по­да о совершенстве.

Боже­ствен­ный замы­сел поэто­му в том, что­бы брак при­но­сил сча­стье, что­бы он делал жизнь и мужа, и жены более пол­ной, что­бы ни один из них не про­иг­рал, а оба выиг­ра­ли. Если все же брак не ста­но­вит­ся сча­стьем и не дела­ет жизнь бога­че и пол­нее, то вина не в самих брач­ных узах; вина в людях, кото­рые ими соединены.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Брак есть при­ста­ни­ще, но вме­сте и кораб­ле­кру­ше­ние — не сам по себе, а по рас­по­ло­же­нию тех, кои худо поль­зу­ют­ся им. Ибо тот, кто наблю­да­ет в нем зако­ны, нахо­дит в доме и жене сво­ей уте­ше­ние, и облег­че­ние от всех непри­ят­но­стей, встре­ча­е­мых в дру­гих местах. А тот, кто небла­го­ра­зум­но и слу­чай­но при­сту­па­ет к сему делу, хотя и насла­жда­ет­ся спо­кой­стви­ем в судах или дру­гих местах, встре­ча­ет непри­ят­но­сти и огор­че­ния в сво­ем доме.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Худо, когда кто в семье сво­ей не нахо­дит себе сча­стия. Если нахо­дишь, бла­го­да­ри Гос­по­да. Но поста­рай­ся, чтоб и все­гда так было. Искус­ство одно: вся­кий день начи­нать так, как бы он был пер­вый после свадьбы.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

День сва­дьбы нуж­но пом­нить все­гда и выде­лять его осо­бо сре­ди дру­гих важ­ных дат жиз­ни. Это день, свет кото­ро­го до кон­ца жиз­ни будет осве­щать все дру­гие дни. Радость от заклю­че­ния бра­ка не бур­ная, а глу­бо­кая и спо­кой­ная. Над брач­ным алта­рем, когда соеди­ня­ют­ся руки и про­из­но­сят­ся свя­тые обе­ты, скло­ня­ют­ся анге­лы и тихо поют свои пес­ни, а потом они осе­ня­ют счаст­ли­вую пару сво­и­ми кры­лья­ми, когда начи­на­ет­ся их сов­мест­ный жиз­нен­ный путь.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В бра­ке празд­нич­ная радость пер­во­го дня долж­на про­длить­ся на всю жизнь; каж­дый день дол­жен быть празд­ни­ком, каж­дый день муж и жена долж­ны быть новы и необык­но­вен­ны друг для дру­га. Един­ствен­ный путь для это­го — углуб­ле­ние духов­ной жиз­ни каж­до­го, рабо­та над собой.

Так доро­га в бра­ке любовь, так страш­но ее поте­рять и от таких пустя­ков она ино­гда исче­за­ет, что надо все мыс­ли и уси­лия напра­вить сюда (и еще на «боже­ствен­ное») — все осталь­ное при­дет само.

О. Алек­сандр Ельчанинов

Сча­стье может быть, но тре­бу­ет­ся одно усло­вие: супру­ги долж­ны при­об­ре­сти духов­ное богат­ство, любя Хри­ста и хра­ня Его запо­ве­ди. Так они достиг­нут истин­ной друг к дру­гу люб­ви и будут счаст­ли­вы. Ина­че они будут духов­но нищи­ми, не смо­гут ока­зать люб­ви, демо­ны будут ввер­гать их в иску­ше­ния, кото­рые сде­ла­ют их несчастными.

Ста­рец Порфирий

Дове­рие друг к дру­гу поте­рять или поко­ле­бать как-нибудь паче все­го бой­тесь. Тут осно­ва счаст­ли­вой супру­же­ской жизни.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Не может быть истин­ных, под­лин­ных вза­им­ных отно­ше­ний, если нет меж­ду мужем и женой, меж­ду неве­стой и жени­хом вза­им­ной веры, то есть, с одной сто­ро­ны, насто­я­ще­го дове­рия, с дру­гой сто­ро­ны, верности.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Еще один сек­рет сча­стья в семей­ной жиз­ни — это вни­ма­ние друг к дру­гу. Муж и жена долж­ны посто­ян­но ока­зы­вать друг дру­гу зна­ки само­го неж­но­го вни­ма­ния и люб­ви. Сча­стье жиз­ни состав­ля­ет­ся из отдель­ных минут, из малень­ких, быст­ро забы­ва­ю­щих­ся удо­воль­ствий от поце­луя, улыб­ки, доб­ро­го взгля­да, сер­деч­но­го ком­пли­мен­та и бес­чис­лен­ных малень­ких, но доб­рых мыс­лей и искрен­них чувств. Люб­ви тоже нужен ее еже­днев­ный хлеб.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Еще один важ­ный эле­мент в семей­ной жиз­ни — это един­ство инте­ре­сов. Ничто из забот жены не долж­но казать­ся слиш­ком мел­ким, даже для гигант­ско­го интел­лек­та само­го вели­ко­го из мужей. С дру­гой сто­ро­ны, каж­дая муд­рая и вер­ная жена будет охот­но инте­ре­со­вать­ся дела­ми ее мужа. Она захо­чет узнать о каж­дом его новом про­ек­те, плане, затруд­не­нии, сомне­нии. Она захо­чет узнать, какое из его начи­на­ний пре­успе­ло, а какое нет, и быть в кур­се всех его еже­днев­ных дел. Пусть оба серд­ца раз­де­ля­ют и радость, и стра­да­ние. Пусть они делят попо­лам груз забот. Пусть все в жиз­ни у них будет общим. Им сле­ду­ет вме­сте ходить в цер­ковь, молить­ся рядом, вме­сте при­но­сить к сто­пам Бога груз забот о сво­их детях и обо всем доро­гом для них. Поче­му бы им не гово­рить друг с дру­гом о сво­их иску­ше­ни­ях, сомне­ни­ях, тай­ных жела­ни­ях и не помочь друг дру­гу сочув­стви­ем, сло­ва­ми обод­ре­ния? Так они и будут жить одной жиз­нью, а не дву­мя. Каж­дый в сво­их пла­нах и надеж­дах дол­жен обя­за­тель­но поду­мать и о дру­гом. Друг от дру­га не долж­но быть ника­ких сек­ре­тов. Дру­зья у них долж­ны быть толь­ко общие. Таким обра­зом, две жиз­ни сольют­ся в одну жизнь, и они раз­де­лят и мыс­ли, и жела­ния, и чув­ства, и радость, и горе, и удо­воль­ствие, и боль друг друга.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

В иде­а­ле отно­ше­ния мужа и жены — это не жад­ность, это не жела­ние обла­дать, это не хищ­ни­че­ство, а бла­го­го­вей­ное зре­ние и отда­ча себя дру­го­му, и при­я­тие дру­го­го в себя само­го в люб­ви, в созер­ца­тель­ной тайне люб­ви. Это иде­ал брака.

Конеч­но, в бра­ке в пад­шем мире дей­ству­ют и дру­гие силы. Быва­ет поло­вое жела­ние, быва­ет жад­ность, но быва­ет, что двое соеди­ня­ют­ся такой любо­вью, кото­рая сни­ма­ет все гра­ни. Они теперь ста­ли еди­ны. Когда рож­да­ет­ся ребе­нок, он как бы явля­ет­ся не пло­дом хищ­ни­че­ства, а пло­дом отда­чи одно­го чело­ве­ка дру­го­му, одной поло­ви­ны дру­го­му или другой.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Пре­бы­ва­ю­щий же в супру­же­стве, и обе­ре­га­ю­щий честь семей­ной, обо­юд­ной жиз­ни, и остав­ший­ся до гро­ба в нена­ру­ши­мой огра­де, хра­ня­щий тай­ну и свя­ты­ню этой супру­же­ской жиз­ни и соблю­да­ю­щий запо­ве­ди Божии пра­ве­ден пред Господом.

Ста­рец Иона Киевский

В каж­дом доме быва­ют свои испы­та­ния, но в истин­ном доме царит мир, кото­рый не нару­шить зем­ным бурям. Дом — это место теп­ла и неж­но­сти. Гово­рить в доме надо с любовью.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Я думаю, что в первую оче­редь хри­сти­ан­ская семья долж­на быть счаст­ли­вой. Это не зна­чит, что надо пота­кать друг дру­гу во всем. Но если хри­сти­ан­ская семья пред­став­ля­ет собой кар­ти­ну несчаст­ли­во­го соче­та­ния двух или четы­рех людей, то вся­кий неве­ру­ю­щий или полу­ве­рок, гля­дя на нее, ска­жет: ну, если это — всё, что Бог может сде­лать!.. Или еще хуже: если втор­же­ние Бога в отно­ше­ния двух людей при­но­сит такие пло­ды, то луч­ше без Него… И мне кажет­ся (я гово­рю не о вся­ком сча­стье, не о гар­мо­нии во зле, а о серьез­ном отно­ше­нии), что в цен­тре семьи долж­на быть любовь, долж­на быть радость, а не посто­ян­ная мука во имя како­го-то иде­а­ла, часто выду­ман­но­го. Часто хри­сти­ан­ская семья мог­ла бы быть самым убе­ди­тель­ным дово­дом того, что, если Бог вхо­дит в какую-то обста­нов­ку, при­хо­дит к какой-то груп­пе людей, Он вно­сит что-то, чего нигде нет, и что это мож­но назвать сча­стьем, а не раз­би­то­стью. Я поэто­му гово­рю о сча­стье как о пер­вом и очень важ­ном усло­вии. Сча­стье, конеч­но, долж­но быть нрав­ствен­но-выдер­жан­ное, то есть долж­на быть под­лин­но хри­сти­ан­ская любовь меж­ду мужем и женой; и когда я гово­рю «хри­сти­ан­ская», я не гово­рю — что-то экзо­ти­че­ское и стран­ное, а про­сто то отно­ше­ние, в кото­ром чело­век почи­та­ет, любит дру­го­го, счи­та­ет­ся с ним, счи­та­ет, что он или она (это отно­сит­ся к тому и дру­го­му) с радо­стью пожерт­ву­ет чем-то желан­ным ради дру­го­го; что дети тоже вос­пи­ты­ва­ют­ся в прав­де, в люб­ви, что им ста­ра­ют­ся вну­шить, что доб­ро при­но­сит радость, а не толь­ко нату­гу, и т. д. Мне кажет­ся, что счаст­ли­вая семья — убе­ди­тель­ное дока­за­тель­ство того, что, при­ди Бог в чело­ве­че­скую обста­нов­ку, она может рас­цве­сти так, как ника­кая дру­гая не может.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Сове­ты, веду­щие к счаст­ли­во­му браку:

1) нико­гда не бывай­те одно­вре­мен­но оба сердитыми;

2) нико­гда не кри­чи­те друг на дру­га (за исклю­че­ни­ем, когда пожар в доме);

3) если кому-то из дво­их необ­хо­ди­мо одер­жать побе­ду в спо­ре, то усту­пи побе­ду другому;

4) если нуж­но выска­зать пори­ца­ние, то сде­лай это с любовью;

5) нико­гда не вспо­ми­най оши­бок прошлого;

6) не иди­те спать, не примирившись;

7) ста­рай­тесь, по край­ней мере, раз в день, ска­зать дру­го­му лас­ко­вое слово;

8) когда ты сде­лал что-либо непра­виль­но, поспе­ши при­знать свою ошиб­ку и попро­сить прощения;

9) двое участ­ву­ют в спо­ре, но кто неправ, тот все­гда гово­рит больше.

В сущ­но­сти, эти и подоб­ные им сове­ты явля­ют­ся пере­ска­зом того, чему нас учит хри­сти­ан­ская вера. Поэто­му, если оба супру­га будут ста­рать­ся стать луч­ши­ми хри­сти­а­на­ми, то все недо­ра­зу­ме­ния будут сгла­жи­вать­ся и вза­им­ное пони­ма­ние и любовь меж­ду супру­га­ми будут расти.

Епи­скоп Алек­сандр (Миле­ант)

О женской красоте

Жены, свя­тя­щи­е­ся душев­ной кра­со­той, со вре­ме­нем все более обна­ру­жи­ва­ют свое бла­го­род­ство, и тем силь­нее ста­но­вит­ся при­вя­зан­ность и любовь их мужей.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Кра­со­ту тела сти­ра­ет вре­мя и поеда­ет болезнь; но кра­со­та душев­ная выше всех пере­мен. Та и зависть воз­буж­да­ет, и рев­ность про­из­во­дит, а сия не под­вер­же­на подоб­ным стра­стям и не зна­ет ника­ко­го тщеславия.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Кра­со­та телес­ная, не соеди­нен­ная с душев­ной доб­ро­де­те­лью, может увле­кать супру­гов два­дцать или трид­цать дней, а далее не будет иметь силы, но, обна­ру­жив дур­ные свой­ства супру­гов, уни­что­жит любовь.

Если надо что-нибудь сде­лать для удо­воль­ствия друг дру­га, нуж­но укра­шать душу, а не тело наря­жать и губить. Не столь­ко (внеш­нее)… дела­ет супру­гов любя­щи­ми, сколь­ко цело­муд­рие, (доб­ро­та), лас­ко­вость и готов­ность уме­реть друг за друга.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Вер­ной жене не нуж­но быть ни меч­той поэта, ни кра­си­вой кар­тин­кой, ни эфе­мер­ным созда­ни­ем, до кото­ро­го страш­но дотро­нуть­ся, а нуж­но быть здо­ро­вой, силь­ной, прак­тич­ной, тру­до­лю­би­вой жен­щи­ной, спо­соб­ной выпол­нять семей­ные обя­зан­но­сти и отме­чен­ной все-таки той кра­со­той, кото­рую дает душе высо­кая и бла­го­род­ная цель.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Когда увя­да­ет кра­со­та лица, поту­ха­ет блеск глаз, а со ста­ро­стью при­хо­дят мор­щин­ки или остав­ля­ют свои сле­ды и руб­цы болез­ни, горе, забо­ты, любовь вер­но­го мужа долж­на оста­вать­ся такой же глу­бо­кой и искрен­ней, как и рань­ше. Нет на зем­ле мерок, спо­соб­ных изме­рить глу­би­ну люб­ви Хри­ста к Его Церк­ви, и ни один смерт­ный не может любить с такой же глу­би­ной, но все же каж­дый муж обя­зан это сде­лать в той сте­пе­ни, в какой эту любовь мож­но повто­рить на зем­ле. Ни одна жерт­ва не пока­жет­ся ему слиш­ком боль­шой ради его любимой.

Свя­тая цари­ца-муче­ни­ца Александра

Семья или карьера?

Роди­те­ли долж­ны отда­вать как мож­но боль­ше вре­ме­ни сво­им детям, даже в ущерб сво­им заня­ти­ям и сво­ей рабо­те. А жен­щи­нам сле­ду­ет вести про­стую жизнь, что­бы они мог­ли боль­ше зани­мать­ся сво­и­ми детьми, когда дети в этом нуждаются.

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Нуж­но доволь­ство­вать­ся малым и толь­ко необ­хо­ди­мым и не зама­хи­вать­ся на мно­гое, ибо тогда у чело­ве­ка будет боль­ше вре­ме­ни для того, что­бы про­сто поси­деть дома вме­сте с женой и детиш­ка­ми, что­бы занять­ся доб­ры­ми дела­ми, что­бы молить­ся и вооб­ще пре­бы­вать в семей­ном теп­ле и уюте, а не быть в посто­ян­ном напря­же­нии в попыт­ках зара­бо­тать все боль­ше и боль­ше. Пола­гаю, что пра­виль­ное реше­ние не в зара­ба­ты­ва­нии огром­ных денег, а в хри­сти­ан­ском устро­е­нии нашей жиз­ни, ибо было ска­за­но чело­ве­ку, что не сто­ит забо­тить­ся и суе­тить­ся о мно­гом, а одно толь­ко нуж­но (см. Лк. 10,41–42).

Ста­рец Паи­сий Святогорец

Если муж пьет

О пья­ни­це-муже молись Богу.

Муж твой чрез­мер­но пре­дан вино­пи­тию, а ты с ним жесто­ко обра­ща­ешь­ся, бьешь его, когда он быва­ет в нетрез­вом виде. Боем ниче­го не выбьешь, а хуже в доса­ду его при­ве­дешь. А ты луч­ше с верой и усер­ди­ем молись за него свя­то­му Иоан­ну, Кре­сти­те­лю Гос­под­ню, и муче­ни­ку Вони­фа­тию, что­бы Все­б­ла­гий Гос­подь, за молит­вы сво­их угод­ни­ков, отвра­тил его от пути поги­бель­но­го… и воз­вра­тил его на путь трез­вой, воз­дер­жан­ной жизни.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Об исце­ле­нии одер­жи­мых неду­гом пьян­ства молят­ся и перед ико­ной Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы «Неупи­ва­е­мая Чаша».

Молит­ва перед ико­ной Божи­ей Мате­ри «Неупи­ва­е­мая Чаша»

О Пре­ми­ло­сер­дая Вла­ды­чи­це! К Тво­е­му заступ­ле­нию ныне при­бе­га­ем, моле­ний наших не пре­зри, но мило­стив­но услы­ши нас: жен, детей, мате­рей и тяж­ким неду­гом пиан­ства одер­жи­мых, и того ради от мате­ре сво­ея — Церк­ви Хри­сто­вой и спа­се­ния отпа­да­ю­щих, бра­тьев и сестер, и срод­ник наших исце­ли. О Мило­сти­вая Мати Божия, кос­ни­ся сер­дец их и ско­ро воз­ста­ви от паде­ний гре­хов­ных, ко спа­си­тель­но­му воз­дер­жа­нию при­ве­ди их. Умо­ли Сына Сво­е­го, Хри­ста Бога наше­го, да про­стит нам согре­ше­ния наша и не отвра­тит мило­сти Сво­ея от людей Сво­их, но да укре­пит нас в трез­ве­нии и цело­муд­рии. При­и­ми, Пре­свя­тая Бого­ро­ди­це, молит­вы мате­рей, о чадех сво­их сле­зы про­ли­ва­ю­щих, жен, о мужех сво­их рыда­ю­щих, чад, сирых и убо­гих, заблуд­ши­ми остав­лен­ных, и всех нас, к иконе Тво­ей при­па­да­ю­щих. И да при­и­дет сей вопль наш, молит­ва­ми Тво­и­ми, ко Пре­сто­лу Все­выш­ня­го. Покрый и соблю­ди нас от лука­ва­го лов­ле­ния и всех коз­ней вра­жи­их, в страш­ный же час исхо­да наше­го помо­ги прой­ти непре­ткно­вен­но воз­душ­ныя мытар­ства, молит­ва­ми Тво­и­ми изба­ви нас веч­на­го осуж­де­ния, да покры­ет нас милость Божия в нескон­ча­е­мые веки веков. Аминь.

Если муж бьет жену

Мужу бить свою жену — это край­нее бес­че­стие не толь­ко для того, кого бьют, но и для того, кто бьет. И вам жены, и вам мужья, гово­рю: сохра­ни вас Бог от тако­го гре­ха, кото­рый бы дово­дил мужа до необ­хо­ди­мо­сти бить жену. Но что я гово­рю о жене? Для чело­ве­ка бла­го­род­но­го долж­но казать­ся про­тив­ным бить и даже под­нять руку на рабы­ню… Тем более бес­чест­но поды­мать руку на сво­бод­ную. Это вся­ко­му извест­но даже из язы­че­ских зако­нов, кото­рые жену, пре­тер­пев­шую от мужа побои, не обя­зы­ва­ют жить вме­сте с ним, как недо­стой­ным ее сожи­тель­ства. И бес­че­стить, как рабы­ню, подру­гу сво­ей жиз­ни, дав­но уже помо­га­ю­щую тебе в необ­хо­ди­мых делах, не есть ли знак край­не­го без­за­ко­ния? Тако­го мужа, если толь­ко мож­но назвать его мужем, а не зве­рем, я став­лю наравне с отце­убий­цею и мате­ре­убий­цею. Ибо, если нам запо­ве­да­но ради жены остав­лять отца и матерь, не с тем, что­бы оби­деть их сим, но что­бы испол­нить закон Боже­ствен­ный, столь вожде­лен­ный для самих роди­те­лей, что они, будучи остав­ля­е­мы, бла­го­да­рят Бога и согла­ша­ют­ся на то с вели­ким усер­ди­ем, — то не край­нее ли бес­че­стие оскорб­лять ту, для кото­рой Бог пове­лел остав­лять даже роди­те­лей? Не безу­мие ли это? А бес­сла­вие, про­ис­хо­дя­щее отсе­ле? Какое сло­во в состо­я­нии даже выра­зить то, когда вопли и сте­на­ния жены раз­но­сят­ся по ули­цам, когда сосе­ди и про­хо­дя­щие сте­ка­ют­ся как бы к жили­щу неко­е­го зве­ря, внут­ри лого­ви­ща пожи­ра­ю­ще­го свою добы­чу, к дому того, кто про­из­во­дит такое бес­че­стие? Луч­ше было бы, когда бы зем­ля погло­ти­ла тако­го нече­стив­ца; луч­ше, неже­ли опять ему пока­зы­вать­ся в обще­стве. «Но жена, — ска­жешь ты, — обна­ру­жи­ва­ет дер­зость». Пусть и так, но ты не забы­вай, что она — жена, сосуд сла­бый, а ты — муж. Ты для того постав­лен началь­ни­ком и гла­вою, дабы сно­сить сла­бость жены, кото­рая долж­на пови­но­вать­ся тебе. Посе­му посту­пай так, что­бы власть твоя была почтен­на; а она будет такою толь­ко тогда, когда ты не ста­нешь бес­че­стить под­чи­нен­ную тебе. Как царь тем досто­чти­мее быва­ет, чем почтен­нее дела­ет под­чи­нен­но­го ему началь­ни­ка. Напро­тив, если бес­че­стит и посрам­ля­ет вели­чие его досто­ин­ства, то и его соб­ствен­ная сла­ва нема­ло от сего стра­да­ет. Так и ты нема­ло повре­дишь чести сво­е­го началь­ства, если будешь бес­че­стить жену, кото­рой досто­ин­ство под­чи­не­но тебе.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Если не повезло с женой

Вот вме­сто жены, пол­ной люб­ви, сми­ре­ния и бла­го­че­стия, сто­ит дру­гая жена — без жела­ния быть полез­ной мужу, кото­рая, вме­сто того что­бы быть сла­вою сво­е­го мужа в брач­ном с ним сою­зе, ищет для себя толь­ко средств, как бы самой про­сла­вить­ся и даже затмить мужа; жена — без люб­ви, кото­рая в наем­ные руки отда­ет глав­ные инте­ре­сы сво­е­го соб­ствен­но­го дома и самую забо­ту о детях, кото­рая сво­е­му мужу пода­ет при­мер искать раз­вле­че­ния вне дома, кото­рая про­ти­во­ре­чит ему с горе­чью, с кол­ко­стью откры­ва­ет его ошиб­ки, мни­мые ли то или дей­стви­тель­ные; раз­дра­жи­тель­на и непри­ят­на дома, мила и пре­ду­пре­ди­тель­на, лишь толь­ко вый­дет за порог соб­ствен­но­го жили­ща; жена — без бла­го­че­стия, кото­рая гото­ва ска­зать о сво­ем муже, как Каин об Аве­ле: «раз­ве я страж его»; кото­рая дове­ри­ем его поль­зу­ет­ся для того толь­ко, что­бы как-нибудь уда­лить его от Гос­по­да, подоб­но супру­ге Иора­ма, гибель­ное вли­я­ние кото­рой Свя­той Дух выра­зил в этих сло­вах: и ходил он [Иорам] путем царей Изра­иль­ских, как посту­пал дом Аха­вов, пото­му что дщерь Аха­ва была женой его [Иора­ма] (2 Пар. 21, 6). Может ли такая жена встать высо­ко при всех сво­их бле­стя­щих досто­ин­ствах? Нет, она в состо­я­нии толь­ко заста­вить сво­е­го мужа втайне опла­ки­вать тот день, в кото­рый он был ослеп­лен до того, что решил­ся искать ее руки.

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Про­тив тебя под­ни­ма­ет вой­ну жена, тебя вхо­дя­ще­го встре­ча­ет она как зверь, изощ­ря­ет язык свой как меч. Горест­ное обсто­я­тель­ство, что помощ­ни­ца ста­ла вра­гом! Но испы­тай само­го себя. Не сде­лал ли ты сам чего-либо в моло­до­сти про­тив жен­щи­ны? И вот рана, нане­сен­ная тобою жен­щине, вра­чу­ет­ся жен­щи­ною, и язву чужой жен­щи­ны, как хирург, выжи­га­ет соб­ствен­ная жена. А что худая жена есть зау­ше­ние греш­но­му, об этом сви­де­тель­ству­ет Писа­ние. Жена злая будет дана мужу греш­но­му, и дана будет, как горь­кое про­ти­во­ядие, кото­рое иссу­ша­ет худые соки грешника.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Хотя бы и мно­го погре­ши­ла про­тив тебя жена, все ей про­сти. Если ты взял зло­нрав­ную — научи ее доб­ро­те и кро­то­сти; если в жене есть порок — изго­няй его, а не ее. Если после мно­гих опы­тов узна­ешь, что жена твоя неис­пра­ви­ма и упор­но дер­жит­ся сво­их обы­ча­ев — и тогда не изго­няй ее, ибо она — часть тво­е­го тела, как ска­за­но: буде­та два в плоть еди­ну. Пусть поро­ки жены оста­нут­ся неис­це­лен­ны­ми, тебе и за то уже уго­то­ва­на вели­кая награ­да, что ты учишь и вра­зум­ля­ешь ее… и ради стра­ха Божия пере­но­сишь столь­ко непри­ят­но­стей и тер­пишь недоб­рую жену как свою плоть.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Когда в доме слу­чит­ся что-либо непри­ят­ное отто­го, что жена твоя погре­ша­ет, тогда ты уте­шай ее, а не уве­ли­чи­вай печа­ли. Хотя бы ты все поте­рял. Но нет ниче­го при­скорб­нее, как иметь в доме жену, кото­рая живет с мужем без доб­ро­го к нему рас­по­ло­же­ния. На какой бы про­сту­пок со сто­ро­ны жены ты ни ука­зал, ты ниче­го не можешь пред­ста­вить тако­го, что бы более при­чи­ня­ло скор­би, чем раз­дор с женою. Посе­му-то любовь к ней долж­на для тебя быть дра­го­цен­нее все­го. Если каж­дый из нас дол­жен носить тяго­ты друг дру­га, то тем более муж обя­зан посту­пать так по отно­ше­нию к сво­ей жене. Хотя бы она была бед­на, не уни­жай ее за то; хотя бы она была глу­па, не напа­дай на нее, но луч­ше исправ­ляй ее; она — часть тебя, и ты состав­ля­ешь с нею одно тело. «Но она свар­ли­ва, пья­ни­ца, склон­на ко гне­ву!» Если и так, то надоб­но скор­беть о сем, а не гне­вать­ся; молить Бога, что­бы Он испра­вил ее; надоб­но уве­ща­вать ее, уго­ва­ри­вать и упо­треб­лять все меры к тому, что­бы истре­бить в ней эти поро­ки. Если же ты ста­нешь бить и угне­тать жену, то болезнь сим не изле­чит­ся, пото­му что жесто­кость усми­ря­ет­ся кро­то­стью, а не дру­гою жесто­ко­стью. Вме­сте с сим помыш­ляй еще и о том, что за крот­кое обхож­де­ние твое с женою тебя ожи­да­ет награ­да от Бога. Гово­рят, что некто из язы­че­ских фило­со­фов имел жену свар­ли­вую, злую и дерз­кую. Когда его спро­си­ли, для чего он, имея такую жену, тер­пит ее, муд­рец отве­тил, что в ней он име­ет в сво­ем доме, как бы шко­лу и учи­ли­ще любо­муд­рия. «Я буду, — гово­рил он, — тер­пе­ли­вее дру­гих, если еже­днев­но ста­ну учить­ся в сем учи­ли­ще». Вас удив­ля­ет это? А я тяж­ко взды­хаю, когда вижу, что языч­ни­ки посту­па­ют муд­рее нас, коим запо­ве­да­но под­ра­жать Анге­лам, или луч­ше, коим пове­ле­ва­ет­ся под­ра­жать Само­му Богу в рас­суж­де­нии кро­то­сти. Гово­рят, что фило­соф пото­му сам и не изго­нял злой жены сво­ей, что она име­ла дур­ной харак­тер, а неко­то­рые утвер­жда­ют, что он даже и взял ее по при­чине тако­го ее харак­те­ра. Если оши­бешь­ся в выбо­ре неве­сты и вве­дешь в дом жену недоб­рую, неснос­ную — в таком слу­чае, по край­ней мере, под­ра­жай язы­че­ско­му фило­со­фу, и вся­че­ски исправ­ляй свою жену, а худо­го ниче­го ей не делай. А когда ста­нешь пере­но­сить супру­же­ское иго в согла­сии с нею, то через сие при­об­ре­тешь по сво­е­му жела­нию и дру­гие выго­ды, и в духов­ных делах весь­ма лег­ко успеешь.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Измена супругов

Пре­лю­бо­дей­ство… нару­ша­ет усло­вие бра­ка, уни­жа­ет бла­го­род­ство детей, рас­тор­га­ет род­ствен­ные свя­зи и рас­стра­и­ва­ет всю чело­ве­че­скую жизнь.

Пре­по­доб­ный Иси­дор Пелусиот

Когда муж обра­ща­ет­ся серд­цем к дру­гой, то, раз­де­ля­ясь в душе и управ­ля­е­мый уже самим диа­во­лом, напол­ня­ет свой дом вся­кой скор­бью. А если и жена увле­чет­ся подоб­ной же стра­стью, то все пере­во­ра­чи­ва­ет­ся до само­го дна.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Избе­гай пре­лю­бо­де­я­ния, помни, что, впа­дая в него, ты одно­вре­мен­но ста­но­вишь­ся и нару­ши­те­лем зако­на, и уби­ва­ешь свое тело, и позо­ришь себя, и душу свою под­вер­га­ешь муче­ни­ям, и бес­че­стишь свой род, и про­гнев­ля­ешь Бога.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Давид имел силь­ную веру в истин­но­го Бога, рев­ност­но дей­ство­вал для рас­про­стра­не­ния ее в наро­де; но и при таких, мож­но ска­зать, заслу­гах перед Богом, когда поз­во­лил себе нару­ше­ние зако­на супру­же­ства, даже и после пока­я­ния под­вер­жен был тяж­ким бед­стви­ям не толь­ко семей­ствен­ным, но и государственным.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Но, может быть, кто-нибудь ска­жет: какая оби­да Хри­сту Богу отто­го, что кто-либо осквер­ня­ет свое тело блуд­ным гре­хом? Воис­ти­ну, в этом ему вели­кая оби­да, ибо тело каж­до­го хри­сти­а­ни­на — не его, а Хри­сто­во, соглас­но сло­вам Писа­ния: вы — тело Хри­сто­во, а порознь — чле­ны (1 Кор.12, 27). И не подо­ба­ет тебе загряз­нять тело Хри­сто­во дела­ми плот­ски­ми, сла­до­страст­ны­ми, кро­ме закон­но­го супру­же­ства. Ибо ты дом Хри­стов, по сло­вам апо­сто­ла: храм Божий свят; а этот храм — вы (1 Кор. 3, 17); и раз­ве тот, кто захо­тел бы выгнать хозя­и­на из его соб­ствен­но­го дома, не нанес бы ему вели­чай­шей оби­ды? Да, нанес бы. И изгнан­ный из дома сво­е­го хозя­ин взял бы меч или что-либо дру­гое и воз­двиг бы брань на изгнав­ше­го его. Так и Хри­стос Гос­подь, изго­ня­е­мый нами из нас самих, из соб­ствен­но­го дома Его, наши­ми сквер­ны­ми плот­ски­ми дела­ми, тер­пит от нас оби­ду и берет меч в руки, что­бы воз­дать нам за свою оби­ду. Посмот­рим, как неуго­ден Гос­по­ду вся­кий, кто не борет­ся со стра­стя­ми сво­е­го тела, не побеж­да­ет, а любит их, кто не уга­ша­ет в себе огня похо­ти, но еще боль­ше раз­жи­га­ет его, вле­ко­мый сла­сто­лю­би­ем, как гово­рит­ся в Писа­нии: каж­дый иску­ша­ет­ся, увле­ка­ясь и обо­льща­ясь соб­ствен­ною похо­тью (Иак. 1, 14).

Свя­ти­тель Димит­рий Ростовский

Грех блу­да име­ет то свой­ство, что соеди­ня­ет два тела, хотя и неза­кон­но, в одно тело. По этой при­чине хотя он про­ща­ет­ся немед­лен­но после рас­ка­я­ния в нем и испо­ве­ди, при непре­мен­ном усло­вии, что­бы пока­яв­ший­ся оста­вил его, но очи­ще­ние и отрезв­ле­ние тела и души от блуд­но­го гре­ха тре­бу­ет про­дол­жи­тель­но­го вре­ме­ни, что­бы связь и еди­не­ние, уста­но­вив­ши­е­ся меж­ду тела­ми… и зара­зив­шие душу, обвет­ша­ли и уничтожились.

В Новом Заве­те (грех любо­де­я­ния) полу­чил новую тяжесть, пото­му что тела чело­ве­че­ские полу­чи­ли новое досто­ин­ство. Они сде­ла­лись чле­на­ми Тела Хри­сто­ва, и нару­ши­тель чисто­ты нано­сит уже бес­че­стие Хри­сту, рас­тор­га­ет еди­не­ние с Ним… Любо­дей каз­нит­ся смер­тью душев­ной, (от него) отсту­па­ет Свя­той Дух, согре­шив­ший при­зна­ет­ся впав­шим в смерт­ный грех… — залог неми­ну­е­мой гибе­ли… если этот грех не увра­чу­ет­ся бла­го­вре­мен­но покаянием.

Свя­ти­тель Игна­тий Брянчанинов

Смот­ри на пре­лю­бо­дея, и ты уви­дешь, что он в тыся­чу раз несчаст­нее одер­жи­мых цепя­ми. Он всех боит­ся, всех подо­зре­ва­ет: и свою жену, и мужа пре­лю­бо­дей­ни­цы, и самую пре­лю­бо­дей­ни­цу, домаш­них, дру­зей, зна­ко­мых, бра­тьев, самые сте­ны, свою тень, себя само­го. И что все­го бед­ствен­нее — совесть его вопи­ет и тер­за­ет его еже­днев­но. Если же пред­ста­вит суд Божий, то не может сто­ять от стра­ха. И удо­воль­ствие отсю­да крат­ко, а печаль про­дол­жи­тель­на, ибо вече­ром и ночью, в пустыне и в горо­де — повсю­ду сле­ду­ет за ним обви­ни­тель, пока­зы­ва­ю­щий не ост­рый меч, а нестер­пи­мые муче­ния, пора­жа­ю­щий и уби­ва­ю­щий страхом.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Чем изви­нит­ся он? Не гово­ри мне о стра­сти при­ро­ды. Пото­му и уста­нов­лен брак, что­бы ты не пре­сту­пал гра­ниц. Ибо Бог, про­мыш­ляя о тво­ем спо­кой­ствии и чести, для того и дал тебе жену, что­бы ты удо­вле­тво­рял раз­жже­нию при­ро­ды чрез свою супру­гу и осво­бо­дил­ся от вся­кой похо­ти. А ты небла­го­дар­ною душою нано­сишь Ему бес­че­стие, отвер­га­ешь вся­кий стыд, пре­сту­па­ешь назна­чен­ные тебе гра­ни­цы, бес­че­стишь свою соб­ствен­ную сла­ву. Зачем обра­ща­ешь взо­ры на чужую кра­со­ту? Зачем рас­смат­ри­ва­ешь лицо, не при­над­ле­жа­щее тебе? Зачем нару­ша­ешь брак — бес­че­стишь свое ложе? Не затем при­шла к тебе жена, оста­вив отца, и мать, и весь дом, что­бы тер­петь от тебя бес­че­стие, что­бы ты пред­по­чи­тал ей гнус­ную рабы­ню, воз­буж­дал бес­чис­лен­ные рас­при. Ты взял сопут­ни­цу жиз­ни, рав­ную в чести, сво­бод­ную. Не без­рас­суд­но ли, что ты, взяв при­дан­ное, бере­жешь его и не рас­то­ча­ешь, а меж­ду тем повре­жда­ешь и осквер­ня­ешь то, что дра­го­цен­нее при­дан­но­го — чисто­ту цело­муд­рия и твое тело, при­над­ле­жа­щее жене?

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Семей­ная жизнь име­ет в себе три сто­ро­ны: био­ло­ги­че­скую («супру­же­ские отно­ше­ния»), соци­аль­ную и духов­ную. Если «устро­е­на» какая-либо одна сто­ро­на, а дру­гие сто­ро­ны либо пря­мо отсут­ству­ют, либо нахо­дят­ся в запу­щен­но­сти, то кри­зис семьи будет неиз­бе­жен. Оста­вим в сто­роне слу­чаи, где женят­ся или выхо­дят замуж ради денеж­ной выго­ды, где на пер­вый план выдви­га­ет­ся соци­аль­ная сто­ро­на, — нече­го удив­лять­ся, что такие бра­ки «по рас­че­ту» (кро­ме тех ред­ких слу­ча­ев, когда через общую жизнь все же разо­вьют­ся здо­ро­вые, семей­ные отно­ше­ния), увы, посто­ян­но ведут к супру­же­ской невер­но­сти. Брак не есть и не может быть толь­ко соци­аль­ным сожи­тель­ством — он есть и поло­вое и духов­ное сожи­тель­ство. К сожа­ле­нию, и рань­ше, и ныне при заклю­че­нии бра­ка соци­аль­ный момент игра­ет руко­во­дя­щую роль; уте­ша­ют себя и всту­па­ю­щие в брак, и их род­ные тем, что «стерпится—слюбится». Да, ино­гда это оправ­ды­ва­ет­ся, но до какой сте­пе­ни ныне это ред­ко! В пье­се Ост­ров­ско­го «Гро­за» очень ярко изоб­ра­же­на та тра­ги­че­ская запад­ня, кото­рая созда­ет­ся сами­ми усло­ви­я­ми тако­го бра­ка и кото­рая бес­по­щад­но посту­па­ет с теми, кто в нее попал. Что­бы нести крест сов­мест­ной жиз­ни с нелю­би­мым чело­ве­ком, что­бы не под­дать­ся иску­ше­нию сой­тись с кем-нибудь тай­но и тем нару­шить долг вер­но­сти, нуж­но мно­го силы. Вер­ность есть вели­кая сила, скреп­ля­ю­щая семей­ные отно­ше­ния, но она не может питать­ся толь­ко одним чув­ством дол­га, одной иде­ей вер­но­сти: она долж­на иметь опо­ру в живой люб­ви. Еще в Вет­хом Заве­те была выстав­ле­на запо­ведь: не поже­лай жены ближ­ня­го тво­е­го, и эта запо­ведь долж­на ограж­дать брак. Меж­ду тем люди поз­во­ля­ют себе увле­кать­ся чужи­ми жена­ми, чужи­ми мужья­ми — и здесь запо­ведь вер­но­сти при­хо­дит слиш­ком позд­но, зву­чит отвле­чен­но и бес­силь­но. Если даже супру­же­ская вер­ность оста­ет­ся нена­ру­шен­ной, то все рав­но семей­ная жизнь уже раз­би­та. Ино­гда муж и жена блю­дут вер­ность (хотя их серд­це уже ушло из семьи и при­ле­пи­лось к кому-то вне ее) «ради детей»; отча­сти их жерт­ва в таких слу­ча­ях оправ­да­на (пока дети не узна­ют прав­ды), но все рав­но семей­ная жизнь здесь уже, по суще­ству, раз­ру­ше­на, ее живи­тель­ный огонь потух, в семье холод­но, пусто, мучи­тель­но. Дети все­гда очень стра­да­ют в таком слу­чае — им не хва­та­ет необ­хо­ди­мо­го теп­ла, не хва­та­ет того, чего бес­со­зна­тель­но они ждут от семьи, от роди­те­лей. Посколь­ку кри­зис семьи воз­ни­ка­ет здесь на поч­ве того, что люди сошлись в брак, не чув­ствуя друг к дру­гу люб­ви, постоль­ку выхо­да нор­маль­но­го здесь быть не может. Рас­пад семьи есть тра­ге­дия для детей, глу­бо­кая рана в мораль­ной и осо­бен­но рели­ги­оз­ной сфе­ре в их душе, сохра­не­ние же цело­сти в такой семье, где все пото­му пусто, что и цве­сти нече­му было, тоже тра­ге­дия и для детей, и для родителей.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Зачем засмат­ри­ва­ешь­ся на чужое лицо? Зачем стре­мишь­ся в про­пасть? Зачем ввер­га­ешь себя в сети? Ограж­дай свои гла­за, при­кры­вай свое зре­ние, поло­жи закон очам сво­им, послу­шай Хри­ста, Кото­рый, угро­жая, при­рав­ни­ва­ет бес­стыд­ный взгляд к прелюбодеянию.

Что поль­зы в удо­воль­ствии, если оно… под­вер­га­ет непре­стан­но­му стра­ху, веч­но­му муче­нию? Не гораз­до ли луч­ше, немно­го воз­дер­жав силу сво­их помыс­лов, удо­сто­ить­ся веч­ной радо­сти, чем за малое удо­воль­ствие от пороч­ных поже­ла­ний мучить­ся бесконечно?

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Если хочешь смот­реть и услаж­дать­ся взо­ром, то смот­ри посто­ян­но на свою жену и люби ее; это­го не вос­пре­ща­ет ника­кой закон. Если же будешь взи­рать на чужую кра­со­ту, то оскор­бишь и свою жену, отвра­щая от нее взгляд, и ту, на кото­рую смот­ришь, так как каса­ешь­ся ее вопре­ки закону.

Не гово­ри: что в том, если я при­сталь­но посмот­рел на кра­си­вую жен­щи­ну? Если ты пре­лю­бо­дей­ству­ешь в серд­це, то ско­ро осме­лишь­ся совер­шить это и плотью.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

О ревности

Избе­гай не толь­ко пре­лю­бо­де­я­ния, но и малей­ших подо­зре­ний рев­но­сти. Если жена напрас­но подо­зре­ва­ет тебя, успо­ка­и­вай ее и уго­ва­ри­вай. Не с нена­ви­стью и над­ме­ни­ем обра­щай­ся к ней; она дела­ет сие по чрез­мер­ной забот­ли­во­сти сво­ей о тебе, она опа­са­ет­ся за пра­во сво­е­го обла­да­ния, ибо ее вла­де­ние — тело твое, и это вла­де­ние дра­го­цен­нее всего.

Но муж да не посту­па­ет так, что­бы на него достой­но пада­ло подо­зре­ние. Ска­жи мне, зачем ты на целый день отда­ешь себя дру­зьям, а жене толь­ко на вечер? Посту­пая так, ты не можешь откло­нить подо­зре­ния. И если жена обви­ня­ет тебя, не оби­жай­ся — это дело друж­бы, а не дер­зо­сти, это обви­не­ния пла­мен­ной люб­ви, горя­че­го рас­по­ло­же­ния и опа­се­ния. Она боит­ся, что­бы кто не окрал ее ложа, что­бы кто не отнял у нее ее выс­ше­го бла­га, не лишил ее главы.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Порой быва­ет так меж­ду мужем и женой: они друг дру­га любят силь­но, креп­ко, лас­ко­во, радост­но. И один из них рев­ну­ет мужа или жену — не по отно­ше­нию к кому-нибудь, кото­рый вот тут, теперь может поста­вить под вопрос их любовь, а по отно­ше­нию к про­шло­му. Напри­мер, отстра­ня­ют­ся дру­зья или подру­ги дет­ства; оттал­ки­ва­ют­ся куда-то в глубь вос­по­ми­на­ний пере­жи­ва­ния про­шло­го. Тому, кто так безум­но, неум­но любит, хоте­лось бы, что­бы жизнь нача­лась толь­ко с момен­та их встре­чи. А все то, что пред­ше­ству­ет это­му, все богат­ство жиз­ни, души, отно­ше­ний кажет­ся ему опас­но­стью; это что-то, что живет в душе люби­мо­го чело­ве­ка поми­мо него. Это одна из самых опас­ных вещей. Пото­му что чело­век не может начать жить с како­го-то, даже само­го свет­ло­го дня встре­чи с люби­мым, доро­гим чело­ве­ком. Он дол­жен жить с само­го нача­ла сво­ей жиз­ни. И любя­щий дол­жен при­нять тай­ну про­шло­го как тай­ну и ее убе­речь, ее сохра­нить, дол­жен допу­стить, что в про­шлом были такие отно­ше­ния люби­мо­го чело­ве­ка с роди­те­ля­ми, с дру­зья­ми, с подру­га­ми, такие собы­тия жиз­ни, к кото­рым он не будет при­ча­стен, ина­че как обе­ре­га­ю­щей, лас­ко­вой, почти­тель­ной любо­вью. И здесь начи­на­ет­ся область, кото­рую мож­но назвать обла­стью веры: веры не толь­ко в Бога, а вза­им­ной веры одно­го чело­ве­ка в другого.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

О разводе

Иисус Хри­стос о разводе:

…Не чита­ли ли вы, что Сотво­рив­ший вна­ча­ле муж­чи­ну и жен­щи­ну сотво­рил их?

И ска­зал: посе­му оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут два одною пло­тью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог соче­тал, того чело­век да не разлучает. <…>

Мои­сей по жесто­ко­сер­дию ваше­му поз­во­лил вам раз­во­дить­ся с жена­ми ваши­ми, а сна­ча­ла не было так; но Я гово­рю вам: кто раз­ве­дет­ся с женою сво­ею не за пре­лю­бо­де­я­ние и женит­ся на дру­гой, тот пре­лю­бо­дей­ству­ет (Мф. 19, 6. 8–9).

Что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет (Мф. 19, 6). Эти­ми сло­ва­ми Гос­подь утвер­жда­ет нераз­рыв­ность хри­сти­ан­ско­го бра­ка. Ука­зан толь­ко один закон­ный повод к раз­во­ду — невер­ность супру­гов. Но как быть, если откро­ет­ся что-либо подоб­ное? Потер­пи. У нас есть все­об­щая запо­ведь друг дру­га тяго­ты носить; тем охот­нее долж­ны вза­им­но испол­нять ее такие близ­кие люди, как супру­ги. Неже­ла­ние потер­петь раз­ду­ва­ет непри­ят­но­сти, и пустя­ки нагро­мож­да­ют­ся в раз­де­ля­ю­щую сте­ну. Зачем ум-то дан? Сгла­жи­вать жиз­нен­ный путь. Бла­го­ра­зу­мие рас­се­ет встре­тив­ши­е­ся про­ти­во­ре­чия. Не рас­се­и­ва­ют­ся они от недо­стат­ка житей­ско­го бла­го­ра­зу­мия, а боль­ше от неже­ла­ния хоро­шень­ко обду­мать поло­же­ние и еще боль­ше — от отсут­ствия дру­гой цели в жиз­ни, кро­ме удо­воль­ствий. Пре­кра­ща­ют­ся насла­жде­ния — пре­кра­ща­ет­ся и доволь­ство друг дру­гом; даль­ше — боль­ше, вот и развод.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Из это­го каж­дый может видеть, что раз­вод запре­щен Гос­по­дом не без­услов­но. Если супру­ги соблю­да­ют вер­ность друг к дру­гу, то не долж­но им раз­во­дить­ся; а в про­тив­ном слу­чае свя­зы­вать супру­гов неудоб­но. Это­му пра­ви­лу сле­ду­ет и Свя­тая Церковь.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптинский

Наше вре­мя есть страш­ное вре­мя рас­па­да семьи, все умно­жа­ю­щих­ся раз­во­дов, все более частых ухо­дов детей из семьи. И это пото­му, что от бра­ка, так ска­зать, тре­бу­ют «сча­стья» и при малей­шей труд­но­сти бегут в раз­вод, забы­вая, что брак, если пони­мать его по-хри­сти­ан­ски, есть все­гда подвиг, все­гда борь­ба, все­гда уси­лие. И толь­ко Крест Хри­стов может пре­одо­леть нашу сла­бость и наше мало­ду­шие, но «кре­стом при­и­де радость все­му миру», и тот, кто испы­тал это, зна­ет, что супру­же­ский обет дает­ся не «поку­да раз­лу­чит нас смерть», а поку­да смерть и пере­ход в веч­ность не соеди­нит навеки.

Про­то­пре­сви­тер Алек­сандр Шмеман

В наше вре­мя раз­вод стал повсе­днев­ным фак­том, люди отно­сят­ся к это­му вопро­су очень лег­ко. Цер­ковь смот­рит иначе…

Раз­вод — одна из самых боль­ших тра­ге­дий, какая может настиг­нуть чело­ве­ка. Он пред­став­ля­ет собой конец не толь­ко той люб­ви, кото­рая обу­сло­ви­ла брак, но конец надеж­ды на целую жизнь, пол­ную радо­сти и глу­би­ны. И вот в этом отно­ше­нии раз­вод надо рас­смат­ри­вать очень, очень вни­ма­тель­но. Поче­му люди рас­хо­дят­ся? Как может слу­чить­ся, что два чело­ве­ка, кото­рые друг дру­га полю­би­ли, вдруг обна­ру­жи­ва­ют, что люб­ви меж­ду ними нет и что им оста­ет­ся толь­ко разой­тись? Пер­вая при­чи­на, мне кажет­ся, в том, что очень мно­гие бра­ки совер­ша­ют­ся меж­ду людь­ми не пол­но­стью зре­лы­ми, людь­ми, кото­рые вооб­ра­жа­ют, что та радость, кото­рая меж­ду ними суще­ству­ет, когда они встре­ча­ют­ся, когда они обща­ют­ся, когда они вме­сте что-то дела­ют, будет про­дол­жать­ся без кон­ца и что ее не надо ни защи­щать, ни воз­де­лы­вать. Вто­рая при­чи­на в том, что порой любовь, кото­рая вна­ча­ле каза­лось насто­я­щей, ока­зы­ва­ет­ся более поверх­ност­ной, чем мы ожи­да­ли, и обсто­я­тель­ства жиз­ни быва­ют настоль­ко тяже­лые, что эти неожи­дан­ные обсто­я­тель­ства кру­шат то един­ство, кото­рое мог­ло бы усто­ять при очень боль­шой, очень креп­кой любви.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Мы зна­ем, как бес­чув­ствен­но, как узко, как холод­но быва­ет чело­ве­че­ское серд­це, и как лег­ко, когда чело­век дума­ет, что он дру­го­го любит, вдруг ему охла­деть из-за того, что люби­мый чело­век чем-нибудь ока­зал­ся (как ему кажет­ся) недо­стой­ным этой люб­ви или ранил его в обла­сти, кото­рая для него уж слиш­ком болез­нен­на и доро­га. Вот поэто­му мы, при­ни­мая в учет, что чело­ве­че­ское серд­це быва­ет жест­кое, неустой­чи­вое, счи­та­ем раз­вод воз­мож­ным, хотя и счи­та­ем его вели­чай­шей тра­ге­ди­ей жиз­ни. Боль­ше того: мы это при­ни­ма­ем на себя, пото­му что ответ­ствен­ны за раз­вод не толь­ко муж и жена — ответ­ствен­на за раз­вод вся Церковь.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Мы не при­ни­ма­ем раз­во­да для свя­щен­ни­ка, пото­му что свя­щен­ник при­зван быть при­ме­ром, обра­зом для сво­их пасо­мых, но мы с мило­сер­ди­ем, с любо­вью и с глу­бо­кой болью допус­ка­ем раз­вод сре­ди мирян. Но это не нор­ма, это не одна из воз­мож­но­стей, сто­я­щая перед людь­ми, когда они реша­ют вен­чать­ся, — это ката­стро­фа. Поэто­му Цер­ковь в древ­но­сти после раз­во­да в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни, порой до семи лет, не допус­ка­ла до бра­ка раз­вед­ших­ся, счи­тая их незре­лы­ми, для того что­бы всту­пить в новый брак. Они долж­ны были прой­ти целую шко­лу духов­но­го вос­пи­та­ния — не обра­зо­ва­ния, а имен­но вос­пи­та­ния, взра­щи­ва­ния, что­бы мож­но было вой­ти в брак совер­шен­но по-ино­му, зре­лы­ми людьми.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурожский

Семей­ная жизнь име­ет в себе три сто­ро­ны: био­ло­ги­че­скую («супру­же­ские отно­ше­ния»), соци­аль­ную и духов­ную. Если «устро­е­на» какая-либо одна сто­ро­на, а дру­гие сто­ро­ны либо пря­мо отсут­ству­ют, либо нахо­дят­ся в запу­щен­но­сти, то кри­зис семьи будет неиз­бе­жен. Оста­вим в сто­роне слу­чаи, где женят­ся или выхо­дят замуж ради денеж­ной выго­ды, где на пер­вый план выдви­га­ет­ся соци­аль­ная сто­ро­на — нече­го удив­лять­ся, что такие бра­ки «по рас­че­ту» (кро­ме тех ред­ких слу­ча­ев, когда через общую жизнь все же разо­вьют­ся здо­ро­вые, семей­ные отно­ше­ния), увы, посто­ян­но ведут к супру­же­ской невер­но­сти. Брак не есть и не может быть толь­ко соци­аль­ным сожи­тель­ством — он есть и поло­вое, и духов­ное сожи­тель­ство. К сожа­ле­нию, и рань­ше, и ныне при заклю­че­нии бра­ка соци­аль­ный момент игра­ет руко­во­дя­щую роль; уте­ша­ют себя и всту­па­ю­щие в брак, и их род­ные тем, что «стер­пит­ся, слю­бит­ся». Да, ино­гда это оправ­ды­ва­ет­ся, но до какой сте­пе­ни ныне это ред­ко! В пье­се Ост­ров­ско­го «Гро­за» очень ярко изоб­ра­же­на та тра­ги­че­ская запад­ня, кото­рая созда­ет­ся сами­ми усло­ви­я­ми тако­го бра­ка и кото­рая бес­по­щад­но посту­па­ет с теми, кто в нее попал. Что­бы нести крест сов­мест­ной жиз­ни с нелю­би­мым чело­ве­ком, что­бы не под­дать­ся иску­ше­нию сой­тись с кем-нибудь тай­но и тем нару­шить долг вер­но­сти, нуж­но мно­го силы. Вер­ность есть вели­кая сила, скреп­ля­ю­щая семей­ные отно­ше­ния, но она не может питать­ся толь­ко одним чув­ством дол­га, одной иде­ей вер­но­сти: она долж­на иметь опо­ру в живой люб­ви. Еще в Вет­хом Заве­те была выстав­ле­на запо­ведь: Не поже­лай жены ближ­ня­го тво­е­го, и эта запо­ведь долж­на ограж­дать брак. Меж­ду тем люди поз­во­ля­ют себе увле­кать­ся чужи­ми жена­ми, чужи­ми мужья­ми — и здесь запо­ведь вер­но­сти при­хо­дит слиш­ком позд­но, зву­чит отвле­чен­но и бес­силь­но. Если даже супру­же­ская вер­ность оста­ет­ся нена­ру­шен­ной, то все рав­но семей­ная жизнь уже раз­би­та. Ино­гда муж и жена блю­дут вер­ность (хотя их серд­це уже ушло из семьи и при­ле­пи­лось к кому-то вне ее) «ради детей»; отча­сти их жерт­ва в таких слу­ча­ях оправ­да­на (пока дети не узна­ют прав­ды), но все рав­но семей­ная жизнь здесь уже, по суще­ству, раз­ру­ше­на, ее живи­тель­ный огонь потух, в семье холод­но, пусто, мучи­тель­но. Дети все­гда очень стра­да­ют в таком слу­чае — им не хва­та­ет необ­хо­ди­мо­го теп­ла, не хва­та­ет того, чего бес­со­зна­тель­но они ждут от семьи, от роди­те­лей. Посколь­ку кри­зис семьи воз­ни­ка­ет здесь на поч­ве того, что люди сошлись в бра­ке, не чув­ствуя друг к дру­гу люб­ви, постоль­ку выхо­да нор­маль­но­го здесь быть не может. Рас­пад семьи есть тра­ге­дия для детей, глу­бо­кая рана в мораль­ной и осо­бен­но рели­ги­оз­ной сфе­ре в их душе, сохра­не­ние же цело­сти в такой семье, где все пото­му пусто, что и цве­сти нече­му было, тоже тра­ге­дия и для детей, и для родителей.

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Лег­ко­мыс­лие при заклю­че­нии бра­ка пере­хо­дит в лег­ко­мыс­лие при раз­во­де, и в таких слу­ча­ях надо радо­вать­ся, если нет детей. Но если есть дитя или дети — на какие стра­да­ния обре­че­ны они! В семье, где меж­ду роди­те­ля­ми не толь­ко все опу­сте­ло, не толь­ко царит холод, но под­час раз­ви­ва­ют­ся крайне враж­деб­ные отно­ше­ния, пере­хо­дя­щие в ссо­ры, руга­тель­ства и оскорб­ле­ния, дети либо душев­но сжи­ма­ют­ся, ста­но­вят­ся тупы­ми, ко все­му без­раз­лич­ны­ми, либо рано впа­да­ют в цинизм, не при­зна­ют ниче­го свя­то­го, не верят нико­му и ничему…

Про­то­и­е­рей Васи­лий Зеньковский

Брошенная жена

Жен­щи­на, остав­лен­ная мужем, кото­рый этим самым отнял пре­лесть, цель жиз­ни тво­ей, самую жизнь; ты ста­ла вдо­ва живо­го, твой муж после немно­гих дней радо­сти отра­вил жизнь твою сво­ей холод­но­стью, что­бы не ска­зать — невер­но­стью; как неж­ный цве­ток, вырвал он тебя из род­ной поч­вы, что­бы бро­сить на доро­гу под жгу­чие лучи солн­ца. Несча­стье твое вели­ко. Сам Гос­подь избрал его в обра­зец вели­чай­шей скор­би (см.: Ис. 54, 6 и др.). Но и для тебя есть уте­ше­ние в самом несча­стии тво­ем. Ты лиши­лась сча­стья быть люби­мой, но у тебя оста­лось пра­во любить, любить пер­вой, любить все­гда. Сле­дуй по сто­пам Хри­ста: и Он так­же был не при­знан, и к Нему были холод­ны и неспра­вед­ли­вы. Про­дол­жай быть помощ­ни­цей того, кто оскорб­ля­ет тебя. Пей без ропо­та чашу, под­но­си­мую тебе каж­дый день его жесто­кой рукой. За его небла­го­дар­ность пла­ти ему двой­ной любо­вью, сугу­бой пре­дан­но­стью, сугу­бы­ми жерт­ва­ми. Мол­чи, сми­ряй­ся… Его серд­це будет воз­вра­ще­но тебе, будет поко­ре­но тво­ей любо­вью! Но, поло­жим, он до кон­ца будет неспра­вед­лив, пере­тер­пи и ты до кон­ца, имея пред гла­за­ми Хри­ста рас­пя­то­го; в тер­пе­нии — источ­ник тво­е­го спа­се­ния; выпол­ни до кон­ца свое назна­че­ние; упо­вай на Гос­по­да, Кото­ро­го ты любишь, Кото­рый воз­лю­бил тебя, что­бы, неся на себе крест Его, вме­сте с Ним вос­крес­нуть во славу!

Про­то­и­е­рей Димит­рий Соколов

Надеж­дою, что он охла­де­ет к той, она надо­ест ему и он ее про­го­нит, пусть вооду­шев­ля­ют­ся страж­ду­щие, при­со­еди­няя к ней уси­лен­ную молит­ву. Тут, конеч­но, враг вме­шал­ся. А его ничем не отго­нишь, как молитвою.

Уте­ше­ние себе чер­пать научи­те из той мыс­ли, что они, тер­пя, дела­ют­ся при­част­ни­ца­ми вен­ца муче­ни­че­ско­го. Лот был муче­ник, пото­му что, как уве­ря­ет апо­стол, мучил­ся душою, смот­ря на без­за­кон­ные дела граж­дан сво­их. Тако­во и этих страж­ду­щих положение.

Пусть и на это горе смот­рят, как на вся­кое дру­гое несча­стие, — смер­ти, болез­ни, гоне­ния, пожа­ры. Бог попу­ща­ет, иску­шая их тер­пе­ние. А «того» сми­ря­ет Гос­подь, теперь он гор­ды­нею обу­ян; но когда прой­дет туман и он огля­нет­ся на то, что наго­ро­дил, будет видеть себя самым уни­чи­жен­ным. Вер­но, он горд… и потре­бо­ва­лось такое срам­ное врачество.

Вну­шай­те так­же им… что глав­ная наша забо­та — спа­се­ние души сво­ей. Меша­ет ли без­об­ра­зие того соде­ва­нию сего спа­се­ния? Никак. Если взгля­нут с разу­мом на дело, уви­дят, что его мож­но обра­тить в посо­бие ко спа­се­нию. Пусть отчу­ждят­ся на вре­мя от чув­ства непри­ят­но­сти тако­го пове­де­ния, — и оста­но­вят­ся на том, что это их делу может не мешать, пусть дела­ют его, сми­рен­но молясь о «том».

Труд­но! Что есть без тру­да?! Труд­нее всех жене. Но и за то награ­да будет ей боль­ше, если бла­го­душ­но пере­не­сет сие горе.

Свя­ти­тель Фео­фан Затворник

Второй брак

Как дев­ство луч­ше бра­ка, так пер­вый брак луч­ше второго.

Свя­ти­тель Иоанн Златоуст

Муд­рость Пра­во­слав­ной Церк­ви заклю­ча­ет­ся в том, что она для всех хри­сти­ан совер­шен­ным при­зна­ет один брак. Вто­рой брак допус­ка­ет она по снис­хож­де­нию к немо­щи чело­ве­че­ской, а тре­тий допус­ка­ет неохот­но, с епи­ти­ми­ей, как не сво­бод­ный от гре­ха, отвра­щая сим несо­вер­шен­ным делом боль­шее зло, любо­де­я­ние вне брака.

Свя­ти­тель Фила­рет Московский

Чрез­вы­чай­но важ­ным для пони­ма­ния бра­ка явля­ет­ся вопрос о вто­ро­бра­чии. У апо­сто­ла Пав­ла есть сло­ва, где он пове­ле­ва­ет вдо­вам выхо­дить замуж. Явля­ет­ся ли это ука­за­ние про­ти­во­ре­чи­ем тем сло­вам Хри­ста, где Гос­подь гово­рит, что от нача­ла не бысть тако? Бог сотво­рил мужа и жену, и что Бог соче­тал, того чело­век да не разлучает.

В древ­но­сти вто­ро­бра­чие пони­ма­лось как нару­ше­ние дан­но­го Богом зако­на об абсо­лют­ной вер­но­сти мужу или жене. Пото­му что Таин­ство Бра­ка пони­ма­лось как соеди­не­ние веч­ное. Если у като­ли­ков при юри­ди­че­ском пони­ма­нии бра­ка брак теря­ет свою силу при смер­ти одно­го из чле­нов семьи, то при пра­во­слав­ном взгля­де на брак это не может быть так, пото­му что брак соеди­ня­ет людей навеч­но и смерть не име­ет силы раз­ру­шить этот союз. Если пони­мать брак ина­че, тогда что такое таин­ство, кото­рое про­дол­жа­ет­ся и в Цар­ствии Божи­ем? Тогда весь взгляд на Таин­ство Бра­ка дол­жен быть совер­шен­но иным, таким, как у като­ли­ков, или еще каким-то, но не таким, каким он был в Пра­во­сла­вии изна­ча­ла. Если же мы смот­рим на брак как на веч­ный союз, тогда тре­бу­ет­ся и веч­ная вер­ность друг дру­гу, кото­рая не может быть отме­не­на и смер­тью. Таким обра­зом, вто­ро­бра­чие в древ­ней Церк­ви счи­та­лось в иде­а­ле невозможным.

Но Цер­ковь все­гда обра­ще­на к налич­ной реаль­но­сти и не заблуж­да­ет­ся на тот счет, что в реаль­ной жиз­ни иде­ал не все­гда дости­жим. Цер­ковь при­хо­дит к живым и греш­ным людям для того, что­бы греш­ных спа­сти и сде­лать их пра­вед­ны­ми. Нель­зя не счи­тать­ся с тем, что толь­ко немно­гие люди могут при­нять такую пол­но­ту уче­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви о бра­ке. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство людей так жить не может. Апо­стол Павел пове­ле­ва­ет вдо­вам выхо­дить замуж, пото­му что ина­че про­ис­хо­дят гораз­до худ­шие нару­ше­ния. Гораз­до хуже, если эти вдо­вы нач­нут жить блуд­ной жиз­нью. Пусть луч­ше они сно­ва выхо­дят замуж, рожа­ют и вос­пи­ты­ва­ют детей и живут жиз­нью семейной.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

В поряд­ке цер­ков­но­го послаб­ле­ния, пас­тыр­ской забо­ты о спа­се­нии людей идет на уступ­ки чело­ве­че­ской немо­щи и поз­во­ля­ет ино­гда вто­рой брак, отнюдь не счи­тая его рав­но­цен­ным пер­во­му бра­ку. Такой вто­рой брак не дол­жен быть повен­чан так, как первый.

Стро­го гово­ря, Пра­во­слав­ная Цер­ковь нико­гда не счи­та­ла вто­рой брак пол­но­цен­ным бра­ком, рав­ным с пер­вым, с тем един­ствен­ным бра­ком, кото­рый дол­жен быть, с тем иде­а­лом бра­ка, кото­рый она утвер­жда­ла. Тем более стро­го отно­си­лась Цер­ковь к тре­тье­му бра­ку. Одна­ко в поряд­ке цер­ков­ной ико­но­мии и тре­тий брак допус­кал­ся как послаб­ле­ние, нару­ше­ние и как брак непол­но­цен­ный. Но чет­вер­тый брак запре­щал­ся кате­го­ри­че­ски, он счи­тал­ся уже несов­ме­сти­мым с пре­бы­ва­ни­ем в Церкви.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Чин вен­ча­ния вто­ро­брач­ных силь­но отли­ча­ет­ся от пер­во­го чина, что очень харак­тер­но. Во-пер­вых, вто­ро­брач­ные не допус­ка­ют­ся к чаше. Во-вто­рых, молит­вы о вто­ро­брач­ных носят совер­шен­но иной харак­тер. Если вен­чаль­ные молит­вы очень тор­же­ствен­ные, радост­ные, то молит­вы о вто­ро­брач­ных име­ют все­гда пока­ян­ный смысл.

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воробьев

Каким святым в каких нуждах молиться

О хоро­ших женихах

Апо­сто­лу Андрею Первозванному

Вели­ко­му­че­ни­це Екатерине

Муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятнице

О сча­стии брака

Апо­сто­лу Симо­ну Зилоту

Муче­ни­ку Трифону

Бла­го­вер­но­му кня­зю Пет­ру (в ино­че­стве Дави­ду) и кня­гине Фев­ро­нии (в ино­че­стве Евфро­си­нии), Муром­ским чудотворцам

Бес­среб­ре­ни­кам и чудо­твор­цам Кос­ме и Дами­а­ну Асийским

О сове­те и люб­ви меж­ду мужем и женой, о доб­рых отно­ше­ни­ях в семье

Свя­тым еван­ге­ли­стам: Иоан­ну Бого­сло­ву, Мар­ку, Луке и Матфею

Муче­ни­кам и испо­вед­ни­кам Гурию, Само­ну и Авиву

Муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятнице

Свя­ти­те­лю Нико­лаю, архи­епи­ско­пу Мир Ликий­ских, чудотворцу

Муче­ни­кам Адри­а­ну и Наталии

Об избав­ле­нии от стра­сти пьян­ства и запоя

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Неупи­ва­е­мая Чаша»

Муче­ни­ку Вонифатию

Пре­по­доб­но­му Мои­сею Мурину

Муче­ни­кам Фло­ру и Лавру

Пра­вед­но­му Иоан­ну Кронштадтскому

При супру­же­ском неплод­стве и бесчадии

Пра­вед­ным Бого­от­цам Иоаки­му и Анне, роди­те­лям Пре­свя­той Девы Марии

Про­ро­ку Заха­рии и пра­вед­ной Ели­са­ве­те, роди­те­лям свя­то­го Иоан­на Предтечи

Пре­по­доб­но­му­че­ни­це Евдокии

Муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятнице

Пре­по­доб­но­му Евфи­мию Великому

В прось­бе родить здо­ро­вых детей

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Ско­ро­по­слуш­ни­ца»

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Цели­тель­ни­ца»

За умер­ших мла­ден­цев, не спо­до­бив­ших­ся при­ня­тия Свя­то­го Крещения

Муче­ни­ку Уару

В прось­бе вскор­мить гру­дью младенцев

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Мле­ко­пи­та­тель­ни­ца»

При болез­нях младенцев

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Тих­вин­ская»

Пра­вед­но­му Симео­ну Богоприимцу

Муче­ни­це Парас­ке­ве, наре­чен­ной Пятнице

За детей

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Взыс­ка­ние погибших»

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Неча­ян­ная Радость»

Божи­ей Мате­ри в честь ико­ны Ее «Ско­ро­по­слуш­ни­ца»

Пред­те­че и Кре­сти­те­лю Гос­под­ню Иоанну

Свя­ти­те­лю Нико­лаю, архи­епи­ско­пу Мир Ликий­ских, чудотворцу

Вели­ко­му­че­ни­це Варваре

Для спо­ро­сти в нау­ке, о про­све­ще­нии разу­ма к уче­нию, в сла­бом уче­нии детей, о про­све­ще­нии и вос­пи­та­нии детей

Пре­по­доб­но­му Сер­гию, игу­ме­ну Радо­неж­ско­му, всея Рос­сии чудотворцу

Пра­вед­но­му Иоан­ну Кронштадтскому

Рав­ноап­о­столь­ным Кирил­лу и Мефо­дию, учи­те­лям Словенским

Бес­среб­ре­ни­кам и чудо­твор­цам Кос­ме и Дами­а­ну Асийским

Бла­жен­ной Ксе­нии Петербургской

Свя­ти­те­лю Иоан­ну Златоусту

Вели­ко­му­че­ни­це Екатерине

О заму­же­стве дочерей

Свя­ти­те­лю Нико­лаю, архи­епи­ско­пу Мир Ликий­ских, чудотворцу

Пра­вед­но­му Фила­ре­ту Милостивому

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки