Толе­рант­ность всегда заго­няет в тупик…

На кон­фе­рен­ции «Рели­ги­оз­ные и фило­соф­ские пред­став­ле­ния о чело­веке, обще­стве и миро­зда­нии – в науке, обра­зо­ва­нии, инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве, поли­тике и праве» мы встре­тили инте­рес­ного чело­века – Романа Силан­тьева, кото­рый явля­ется не только испол­ни­тель­ным дирек­то­ром пра­во­за­щит­ного центра Все­мир­ного рус­ского народ­ного собора, но и ученым-исла­мо­ве­дом. Так, в кулу­а­рах Таври­че­ского дворца роди­лась беседа о том, что будет с Евро­пой в бли­жай­шее время и о России для рус­ских.

Пат­ри­арх недавно гово­рил об остром кри­зисе евро­пей­ских цен­но­стей. Чем он может закон­читься в лучшем и худшем слу­чаях?

- Рано или поздно цен­ност­ный кризис выльется в такую дилемму, что важнее: права чело­века, вот эти чело­ве­че­ские цен­но­сти и есть ли смысл их сохра­не­ния, что силь­нее. И в зави­си­мо­сти от того, что ока­жется силь­нее, будет опре­де­ляться судьба Европы. Не факт, кстати, что инстинкт само­со­хра­не­ния воз­об­ла­дает, были в исто­рии и такие случаи. Поэтому сложно про­гно­зи­ро­вать. Но опре­де­лен­ные поло­жи­тель­ные моменты наблю­да­ются. В част­но­сти рож­да­е­мость стала повы­шаться среди корен­ного насе­ле­ния Европы. Судя по всему, пик демо­гра­фи­че­ского доми­ни­ро­ва­ния мусуль­ман­ского насе­ле­ния уже прошел, идет обрат­ный про­цесс. Мусуль­мане в евро­пей­ских стра­нах даже стали меньше рожать. И это тоже может вызвать про­блемы и недо­воль­ство.

И все же, если мигра­ция будет только уси­ли­ваться?

- На евро­пей­скую куль­туру они почти не повли­яют, потому что живут обособ­ленно. Мусуль­ман­ское насе­ле­ние не хочет асси­ми­ли­ро­ваться и при­ни­мать эти цен­но­сти, но в то же время тре­бует к себе евро­пей­ского отно­ше­ния. Это такой гла­мур­ный исла­мизм. Можно иметь четыре жены, носить любую одежду, но, слу­чись тебе попасться на воров­стве, руку рубить по шари­ату никто не будет. Люди живут в состо­я­нии двой­ных стан­дар­тов. То есть это пози­тив­ный шариат без кара­тель­ных функ­ций. Надо заме­тить, что нередко мигранты-мусуль­мане были изгнаны из своих стран за экс­тре­мизм, они не смогли ужиться даже в ради­каль­ных госу­дар­ствах как Сау­дов­ская Аравия и Кувейт. Про­блема в том, что если этих людей вер­нуть обратно, они и там будут вести анти­пра­ви­тель­ствен­ную дея­тель­ность. Евро­пейцы пони­мают, что в бли­жай­шем буду­щем, бла­го­даря демо­кра­ти­че­ским цен­но­стям, эти люди придут к власти, и тогда все демо­кра­ти­че­ские цен­но­сти немед­ленно исчез­нут.

А Вам не кажется, что толе­рант­ность тоже ущем­ляет права чело­века?

- Да, потому что толе­рант­ность всегда заго­няет в тупик. Всем понятна баналь­ная исто­рия, как пришли к власти фаши­сты закон­ным путем. Так же могут прийти к власти сто­рон­ники миро­вого хали­фата, и все права чело­века закон­чатся. Меня пора­жают пра­во­за­щит­ники, кото­рые защи­щали, напри­мер, тали­бов. Когда талибы пришли к власти в Афга­ни­стане, ника­ких пра­во­за­щит­ни­ков там не оста­лось. То есть люди сами копают себе яму. Как тут быть? Может ли демо­кра­тия под­дер­жи­вать откро­венно враж­деб­ные себе силы или должна всё-таки их как-то при­тес­нять? Эти пара­доксы и порож­дают шизо­фре­нию в мозгах евро­пей­ских поли­ти­ков. Они пони­мают, что ситу­а­ция идет не в том направ­ле­нии, но с другой сто­роны, посту­питься пра­вами чело­века не могут. Этот кризис – поня­тий­ный и систем­ный – только нарас­тает. Аме­ри­канцы, кстати, в мень­шей сте­пени от этого стра­дают, они ведут довольно агрес­сив­ную поли­тику – просто кре­стят при­ез­жих мусуль­ман, у них в десять раз больше мусуль­ман, при­няв­ших хри­сти­ан­ство, просто они этого не афи­ши­руют. Хотите аме­ри­кан­ское граж­дан­ство – кре­сти­тесь. То же самое про­ис­хо­дит в мусуль­ман­ских стра­нах для полу­че­ния граж­дан­ства. В Европе же всем дают граж­дан­ство, и именно в этом глав­ная про­блема. В итоге выяс­ня­ется, что деше­вая рабо­чая сила ока­зы­ва­ется вовсе не деше­вой. Сэко­ном­лен­ные 500 евро на одном двор­нике в итоге обо­ра­чи­ва­ются 5000 евро посо­бий его детям и род­ствен­ни­кам, на эти деньги можно было бы нанять двух фран­цу­зов.

Трудно ска­зать, сколько еще вре­мени оста­лось до мир­ного сосу­ще­ство­ва­ния, но оче­видно то, что любое без­обид­ное собы­тие может взо­рвать ситу­а­цию – будь то ака­де­ми­че­ская лекция папы рим­ского, будь то кари­ка­туры или выска­зы­ва­ния поли­ти­ков. В прин­ципе, ситу­а­ция уже созрела. В любой момент могут начаться мас­со­вые бунты.

Как гово­рит отец Андрей Кураев, в России скоро будет неуютно боль­шин­ству, а не мень­шин­ству…

- Да, и Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь гово­рит: мень­шин­ствам можно иметь в ряде слу­чаев больше прав, чем боль­шин­ству; напри­мер, это каса­ется наро­дов Севера. Им дей­стви­тельно нужно помо­гать и оздо­рав­ли­вать. Но когда народ вполне жиз­не­спо­соб­ный, почему он должен иметь больше прав, чем другие. Поло­жи­тель­ная дис­кри­ми­на­ция в итоге явля­ется отри­ца­тель­ной дис­кри­ми­на­цией для боль­шин­ства.

К слову о поня­тиях. Навер­ное, полит­кор­рект­ность – это тоже фантом?

- В полит­кор­рект­но­сти можно дойти до абсурда. Яркий пример – тезис о том, что пре­ступ­ники не имеют наци­о­наль­но­сти и веро­ис­по­ве­да­ния. Эту фразу исполь­зуют и поли­тики, и духов­ные лидеры. В каких-то слу­чаях, напри­мер, Беслана, еди­но­жды или дважды ска­зан­ные, они дей­стви­тельно имеют поло­жи­тель­ный эффект. Но стро­ить на этом тезисе какие-то теории довольно глупо. Напри­мер, как и запрет пуб­ли­ко­вать наци­о­наль­ность пре­ступ­ника. Во-первых, этот запрет легко можно обойти, потому что можно писать не «чече­нец», а «уро­же­нец Гроз­ного», и всем будет все понятно. А в какой момент пре­ступ­ник теряет наци­о­наль­ность и веро­ис­по­ве­да­ние? А если он рас­ка­ялся, ему они воз­вра­ща­ются? Строят же для заклю­чен­ных мечети и храмы, значит они имеют веро­ис­по­ве­да­ние. Если взять того же Ахмада Кады­рова, кото­рый объ­явил России джихад и при­звал за каж­дого чеченца по 150 рус­ских. Имел он тогда наци­о­наль­ность и веро­ис­по­ве­да­ние, когда он это делал от имени мусуль­ман? Вопрос. А когда он пере­шел на сто­рону России и полу­чил звание героя, то сразу стал чечен­цем и мусуль­ма­ни­ном. Этот меха­низм людей сильно сму­щает. Это просто попытки замол­чать суще­ству­ю­щую про­блему. Власти не только России не знают, что делать с этни­че­ской пре­ступ­но­стью и как сохра­нять меж­на­ци­о­наль­ный мир в той ситу­а­ции, когда сами же мень­шин­ства его активно раз­ру­шают. Если посмот­реть отчеты пра­во­за­щит­ных групп, то они каса­ются исклю­чи­тельно рус­ских скин­хе­дов. В СМИ сейчас введен запрет на исполь­зо­ва­ние слов «ислам­ский тер­ро­ризм», а вот «рус­ский фашизм» или даже «пра­во­слав­ный фашизм» очень даже исполь­зу­ются. Недавно пой­мали скин­хеда в Москве, он поляк, пишут – пой­мали рус­ского фаши­ста. То есть скин­хеды – они по опре­де­ле­нию рус­ские. А осталь­ные пре­ступ­ники не имеют наци­о­наль­но­сти. Сле­до­ва­тельно, наци­о­наль­ность и веро­ис­по­ве­да­ние имеют только рус­ские. С этим надо что-то делать. И методы, кото­рые власть сейчас при­ме­няет, не эффек­тивны. Людей это не убеж­дает, что все народы повально хоро­шие, только отдель­ные выродки все портят. Надо более гра­мот­ные объ­яс­не­ния при­ду­мы­вать. Надо честно гово­рить, что наци­о­на­лизм есть не только у рус­ских.

Как Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь может отве­тить на про­блему наци­о­на­лизма?

- По наци­о­на­лизму как тако­вому Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь давно ведет работу. Не по повы­ше­нию толе­рант­но­сти (слово все-таки неудач­ное), а по повы­ше­нию вза­и­мо­ува­же­ния. Надо друг друга не «тер­петь», а «пони­мать». Сам состав Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви – при­хо­жан и духо­вен­ства – демон­стри­рует именно дружбу между наро­дами. Понятно, что для пра­во­слав­ных нали­чие свя­щен­ника-чеченца как раз явля­ется самым силь­ным дока­за­тель­ством того, что чеченцы такие же люди, как и рус­ские. В пра­во­слав­ных при­хо­дах мы как раз и видим истин­ный интер­на­ци­о­на­лизм, люди раду­ются, когда видят ази­а­тов и негро­и­дов. Наобо­рот, наци­о­на­лизм испо­ве­дуют неоязы­че­ские груп­пи­ровки. Кстати, в Питере уже появи­лись нацист­ские груп­пи­ровки ислам­ского про­ис­хож­де­ния. Есть такая орга­ни­за­ция рус­ских мусуль­ман, они прямо гово­рят, что ими должны управ­лять рус­ские, поскольку они высшая раса, и мусуль­мане должны отойти на второй план.

Когда-нибудь изжи­вет себя идео­ло­гия «Россия для рус­ских»?

- На этот вопрос многие отве­чают: а для кого еще Россия? Она для рус­ских и их друзей. Не для ино­пла­не­тян же, а тех, кто в ней живет. Вот если «Россия только для рус­ских» – это уже непра­вильно.

бесе­до­вала Камилла Ниг­ма­тул­лина

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки