Англиканский священник перешел в православие

Англиканский священник перешел в православие

Англи­кан­ский свя­щен­ник Мар­тин Рей­монд Дад­ли 24 мар­та в Хель­син­ки пере­шел в пра­во­сла­вие. Чин пере­хо­да в Пра­во­слав­ную Цер­ковь в каче­стве миря­ни­на совер­шил насто­я­тель хра­ма свя­ти­те­ля Нико­лая Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та в Хель­син­ки про­то­и­е­рей Нико­лай Вос­ко­бой­ни­ков в сослу­же­нии пред­се­да­те­ля епар­хи­аль­ной комис­сии по вопро­сам семьи, защи­ты мате­рин­ства и дет­ства про­то­и­е­рея Алек­сандра Дягилева.

25 мар­та Мар­тин Дад­ли впер­вые при­ча­стил­ся за Боже­ствен­ной литур­ги­ей из рук про­то­и­е­рея Алек­сандра Дяги­ле­ва. Екте­нии и воз­гла­сы на бого­слу­же­нии отец Алек­сандр воз­гла­шал на англий­ском язы­ке, посколь­ку имел опыт слу­же­ния в Сурож­ской епар­хии в 2006–2007 годах.

В про­по­ве­ди отец Алек­сандр отме­тил сим­во­лич­ность того, что Мар­тин Дад­ли пере­шел в пра­во­сла­вие и впер­вые при­ча­стил­ся в день памя­ти пре­по­доб­ной Марии Еги­пет­ской, дав­шей образ дея­тель­но­го пока­я­ния, свя­зан­но­го с пол­ным отвер­же­ни­ем про­шлой жиз­ни, а так­же в день памя­ти свя­ти­те­ля Гри­го­рия Двое­сло­ва. Он напом­нил эпи­зод из жития свя­ти­те­ля: уви­дев на неволь­ни­чьем рын­ке кра­си­вых свет­ло­во­ло­сых рабов, он спро­сил, отку­да они, и, полу­чив ответ, что это языч­ни­ки из пле­ме­ни англов, отве­тил: «Это не англы, это анге­лы». Свя­ти­тель наме­ре­вал­ся отпра­вить­ся мис­си­о­не­ром в стра­ну англов, но неожи­дан­но был избран Папой Рим­ским и не смог осу­ще­ствить меч­ту. Тогда он отпра­вил в Бри­та­нию, про­по­ве­до­вать англам, сак­сам и ютам сво­е­го дру­га свя­ти­те­ля Авгу­сти­на, став­ше­го пер­вым архи­епи­ско­пом Кен­тер­бе­рий­ским. И доныне свя­ти­тель про­дол­жа­ет мис­сию через молит­вы к Небес­но­му Отцу, и хри­сти­ане Вели­ко­бри­та­нии, осо­бен­но пра­во­слав­ные, счи­та­ют его сво­им небес­ным покровителем.

Мар­тин Дад­ли был изве­стен как тра­ди­ци­о­на­лист, сто­рон­ник сбли­же­ния Англи­кан­ской Церк­ви с Пра­во­слав­ной и Римо-Като­ли­че­ской. Мно­гие годы он был насто­я­те­лем хра­ма свя­то­го апо­сто­ла Вар­фо­ло­мея в самом цен­тре Лон­до­на, в Сити, постро­ен­но­го в 1123 году. Отец Мар­тин изу­чал и рекон­стру­и­ро­вал древ­ние бого­слу­жеб­ные чины, исполь­зо­вал древ­ние рас­пе­вы, часто слу­жил на латы­ни, в ста­рин­ных обла­че­ни­ях, что неха­рак­тер­но для совре­мен­ной Англи­кан­ской Церк­ви. Тем не менее, на его служ­бы съез­жа­лись люди со все­го Лон­до­на и даже из окрест­но­стей. Отец Мар­тин был чле­ном пра­ви­тель­ства Лон­дон­ско­го Сити, зани­мал долж­ность управ­ля­ю­ще­го Музея Лон­до­на. Несколь­ко раз его храм посе­ща­ла коро­ле­ва Ели­за­ве­та II, кото­рой нра­вит­ся имен­но такой вид совер­ше­ния бого­слу­же­ния, во мно­гих эле­мен­тах похо­жий на пра­во­слав­ную служ­бу. Тем не менее, в нача­ле 2017 года, при дости­же­нии пен­си­он­но­го воз­рас­та, отец Мар­тин ухо­дит в отстав­ку со всех постов и долж­но­стей и пере­ез­жа­ет сна­ча­ла в Бир­мин­гем, а затем в Хель­син­ки, где начи­на­ет регу­ляр­но посе­щать служ­бы в хра­ме свя­ти­те­ля Нико­лая Мос­ков­ско­го Патриархата.

По сло­вам Мар­ти­на Дад­ли, его зна­ком­ство с пра­во­сла­ви­ем нача­лось мно­го лет назад в Бир­мин­ге­ме. «Я тогда еще не был свя­щен­ни­ком, но инте­ре­со­вал­ся раз­лич­ны­ми хри­сти­ан­ски­ми тра­ди­ци­я­ми и решил посе­тить гре­че­ский пра­во­слав­ный храм. Меня тогда жда­ло разо­ча­ро­ва­ние. Бого­слу­же­ние совер­ша­лось толь­ко на гре­че­ском язы­ке, свя­щен­ник вооб­ще не гово­рил по-англий­ски, а при­хо­жане всем видом пока­зы­ва­ли, что не рады, что в их общи­ну зашел англи­ча­нин. Я понял, что они в первую оче­редь ‒ кипри­о­ты, во вто­рую оче­редь ‒ гре­ки, в тре­тью ‒ пра­во­слав­ные и лишь в чет­вер­тую ‒ христиане».

Поз­же Мар­тин решил посе­тить серб­ский при­ход, там его встре­ти­ли намно­го теп­лее, и непри­ят­ный оса­док от опы­та обще­ния с гре­ка­ми стал про­па­дать. Тем не менее, пра­во­сла­вие каза­лось ему дале­ким экзо­ти­че­ским гре­ко-сла­вян­ским вари­ан­том хри­сти­ан­ства. Важ­ным эта­пом ста­ло для Мар­ти­на зна­ком­ство с тру­да­ми мит­ро­по­ли­та Анто­ния Сурож­ско­го, а так­же осо­зна­ние, что этот заме­ча­тель­ный чело­век живет не где-то дале­ко, а здесь, в Англии. «Он живет, как англи­ча­нин, но при этом оста­ет­ся рус­ским пра­во­слав­ным мит­ро­по­ли­том», ‒ думал он.

Но сама идея стать пра­во­слав­ным воз­ник­ла у отца Мар­ти­на во вре­мя его посе­ще­ния Санкт-Петер­бур­га в 2003 году. В то вре­мя в Санкт-Петер­бург­ской духов­ной ака­де­мии пре­по­да­ва­ли англий­ский язык англи­кан­ский свя­щен­ник Клайв Мор­тон и его супру­га Пат­ри­ша. Они орга­ни­зо­вы­ва­ли визи­ты групп из Лон­дон­ской епар­хии в Санкт-Петер­бург, посколь­ку тоже хоро­шо отно­си­лись и к Рос­сии, и к Пра­во­слав­ной Церк­ви и хоте­ли, что­бы как мож­но боль­ше англи­чан, осо­бен­но англи­кан­ских кли­ри­ков, позна­ко­ми­лись с пра­во­сла­ви­ем вжи­вую. Груп­пы при­ез­жа­ли еже­год­но и оста­нав­ли­ва­лись в обще­жи­тии духов­ной ака­де­мии. В 2003 году отец Мар­тин при­е­хал вме­сте с такой группой.

«Санкт-Петер­бург мне очень понра­вил­ся, он не был таким уж восточ­но-экзо­ти­че­ским, как Москва, но при этом этот город явно при­над­ле­жал к пра­во­слав­ной куль­ту­ре, несмот­ря на оби­лие хра­мов раз­ных кон­фес­сий и запад­но­ев­ро­пей­ское вли­я­ние, ‒ вспо­ми­на­ет он. ‒ Я тогда поду­мал, что пра­во­сла­вие, ока­зы­ва­ет­ся, может быть совсем не чуж­до запад­ной евро­пей­ской куль­ту­ре. Но сама идея стать пра­во­слав­ным у меня воз­ник­ла во вре­мя поезд­ки в Ста­рую Ладо­гу. Нашим гидом тогда был отец Алек­сандр Дяги­лев, кото­рый пре­крас­но гово­рил по-англий­ски и смог пре­под­не­сти нам исто­рию Рос­сии и рус­ско­го пра­во­сла­вия имен­но как часть все­мир­ной хри­сти­ан­ской исто­рии, в том чис­ле, тес­но свя­зан­ной и с исто­ри­ей Скан­ди­на­вии, Бри­та­нии и Ирлан­дии. С это­го момен­та я взгля­нул на пра­во­сла­вие ина­че ‒ имен­но как на все­лен­скую тра­ди­цию, нераз­рыв­но про­дол­жа­ю­щу­ю­ся со вре­мен Иису­са Хри­ста, пре­об­ра­зу­ю­щу­ю­ся в раз­ных наро­дах в раз­ные куль­тур­ные фор­мы, но сохра­ня­ю­щую един­ство веры. К сожа­ле­нию, имен­но тогда я понял, что моя тра­ди­ция зна­чи­тель­но даль­ше ото­шла от того, что про­по­ве­до­ва­ли апо­сто­лы и ран­ние свя­тые отцы. Веро­ят­но, мне нуж­но было сде­лать этот шаг рань­ше, но я наде­ял­ся, что через рас­ши­ре­ние кон­так­тов Цер­ковь Англии так­же обра­тить­ся к сво­им пра­во­слав­ным кор­ням и пра­во­слав­ной исто­рии пер­во­го тыся­че­ле­тия. К сожа­ле­нию, это­го не произошло».

«Окон­ча­тель­ное реше­ние я при­нял после вве­де­ния в Церк­ви Англии жен­ско­го епи­ско­па­та, мне тогда ста­ло понят­но, что, несмот­ря на живей­ший инте­рес к пра­во­сла­вию в сре­де веру­ю­щих англи­кан, цер­ков­ное руко­вод­ство взя­ло курс на отда­ле­ние от Церк­вей, испо­ве­ду­ю­щих апо­столь­скую веру и сохра­ня­ю­щих апо­столь­ское пре­ем­ство бес­спор­но, ‒ про­дол­жа­ет Мар­тин Дад­ли. ‒ Веро­ят­но, за этим сто­ят опре­де­лен­ные поли­ти­че­ские про­цес­сы, на кото­рые я не в силах повли­ять, и я понял, что наста­ло вре­мя сде­лать свой выбор. В 2010 году хоро­шо мне зна­ко­мый про­то­и­е­рей Алек­сандр Дяги­лев был назна­чен ответ­ствен­ным за свя­зи меж­ду Санкт-Петер­бург­ской епар­хи­ей и Лон­дон­ской епар­хи­ей Англи­кан­ской церк­ви. Перед этим он слу­жил в 2006–2007 году в Лон­доне, в Сурож­ской епар­хии, мы с ним регу­ляр­но обща­лись, какое-то вре­мя он жил у меня в доме. Идея уста­но­вить дру­же­ские отно­ше­ния меж­ду епар­хи­я­ми при­над­ле­жа­ла епи­ско­пу Лон­дон­ско­му Ричар­ду Чарт­ре­зу и мит­ро­по­ли­ту Санкт-Петер­бург­ско­му и Ладож­ско­му Вла­ди­ми­ру (Кот­ля­ро­ву). В насто­я­щее вре­мя оба иерар­ха нахо­дят­ся на покое, а раз­ви­тие дан­но­го про­ек­та не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным из-за назна­че­ния на долж­ность епи­ско­па Лон­дон­ско­го жен­щи­ны ‒ Сары Мул­лал­ли. Тем не менее, я рад, что сохра­ни­лись дру­же­ские свя­зи и пери­о­ди­че­ски палом­ни­че­ские груп­пы при­ез­жа­ют из Санкт-Петер­бур­га в Лон­дон для покло­не­ния свя­ты­ням пер­во­го тыся­че­ле­тия хри­сти­ан­ства, како­вых в Вели­ко­бри­та­нии нема­ло; заод­но ваши палом­ни­ки сви­де­тель­ству­ют мест­ным жите­лям о пра­во­сла­вии. Поэто­му, когда я совер­шил палом­ни­че­ство на Свя­тую зем­лю, а затем ока­зал­ся в Хель­син­ки, у меня была мысль поехать в сосед­ний Санкт-Петер­бург и при­нять пра­во­сла­вие у про­то­и­е­рея Алек­сандра Дяги­ле­ва. Одна­ко из-за про­блем с полу­че­ни­ем рос­сий­ской визы мне при­шлось отка­зать­ся от этой мыс­ли, и я рад, что позна­ко­мил­ся с про­то­и­е­ре­ем Нико­ла­ем Вос­ко­бой­ни­ко­вым и с рус­ским при­хо­дом в Хель­син­ки. И все же моя меч­та испол­ни­лась, посколь­ку отец Алек­сандр смог при­е­хать в Хель­син­ки в этот день, и чин мое­го пере­ход в пра­во­сла­вие они совер­ша­ли вдвоем».

В насто­я­щий момент Мар­тин Дад­ли не дума­ет о при­ня­тии свя­щен­но­го сана в Пра­во­слав­ной Церк­ви. По его сло­вам, он пока не готов взять на себя пас­тыр­ское слу­же­ние: он хочет глуб­же понять саму тра­ди­цию, почи­тать свя­тых отцов, попу­те­ше­ство­вать по пра­во­слав­ным стра­нам, помо­лить­ся. Впро­чем, в буду­щем путь пра­во­слав­но­го свя­щен­ства он для себя не исклю­ча­ет. В Англии Мат­рин Дад­ли пла­ни­ру­ет посе­щать серб­ский пра­во­слав­ный при­ход в Бир­мин­ге­ме, но будет счи­тать себя чадом имен­но Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

 

Источ­ник: офи­ци­аль­ный сайт Санкт-Петер­бург­ской митрополии

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки