Хоккеист Алексей Васильченко о спорте и пути к Богу<br><span class="bg_bpub_book_author">Алексей Васильченко</span>

Хоккеист Алексей Васильченко о спорте и пути к Богу
Алексей Васильченко

О сво­ей спор­тив­ной жиз­ни и пути к Богу, о том, может ли пра­во­слав­ный чело­век быть про­фес­си­о­наль­ным спортс­ме­ном, и что делать ребен­ку, кото­рый очень хочет зани­мать­ся спор­том, но у него нет для это­го ника­ких воз­мож­но­стей, рас­ска­зал хок­ке­ист Алек­сей Василь­чен­ко – мастер спор­та меж­ду­на­род­но­го клас­са, участ­ник Олим­пий­ских игр 2006 года в Турине.

Как все началось

Родил­ся я в горо­де Усть-Каме­но­гор­ске. Он был осно­ван рус­ски­ми людь­ми в XVIII веке, но сей­час нахо­дит­ся на тер­ри­то­рии Казахстана.

В боль­шой спорт я попал слу­чай­но. Когда мне было шесть лет, мы с папой еха­ли мимо Двор­ца спор­та и реши­ли заехать посмот­реть. Хок­кей сра­зу понра­вил­ся: на конь­ках я научил­ся катать­ся бук­валь­но за один вечер. Конеч­но, тогда совсем не думал, что 32 года я отдам про­фес­си­о­наль­но­му спор­ту и это ста­нет делом всей моей жиз­ни. Про­сто нра­ви­лось катать­ся, и все.

Быва­ет, роди­те­ли отда­ют ребен­ка в спорт, пото­му что хотят, что­бы он стал чем­пи­о­ном, зара­бо­тал мно­го денег и его на руках носи­ли. Мне кажет­ся, это непра­виль­ное пони­ма­ние. Мы (я и дру­гие ребя­та, начи­нав­шие вме­сте со мной) при­шли в хок­кей не пото­му, что меч­та­ли о сла­ве, боль­ших день­гах и побе­дах. Мы про­сто зани­ма­лись люби­мым делом и не дума­ли ни о чем таком. Конеч­но, потом мы вырос­ли и нача­ли меч­тать о том, что­бы попасть на Олим­пи­а­ду, выиг­рать чем­пи­о­нат мира. Но изна­чаль­ный наш порыв был бес­ко­ры­стен, в нем не было често­лю­бия или жела­ния славы.

Ради хок­кея при­хо­ди­лось от мно­го­го отка­зы­вать­ся: напри­мер, зовут тебя гулять на ули­цу, а тебе на тре­ни­ров­ку надо. Были и трав­мы: пла­чешь, но идешь тре­ни­ро­вать­ся. Отпра­ши­ва­ешь­ся дома у мамы, боле­ешь, но все рав­но рвешь­ся на тре­ни­ров­ку – быст­рей бы выздо­ро­веть! Мы отда­ва­лись сво­е­му люби­мо­му делу пол­но­стью, бес­ко­рыст­но. И хоте­лось бы, что­бы и все дети так отно­си­лись к спор­ту, что­бы дети оста­ва­лись детьми в сво­ем воз­расте. Полу­чит­ся у ребен­ка стать про­фес­си­о­наль­ным спортс­ме­ном или нет, есть у него талант или нет – зани­мать­ся спор­том все рав­но полез­но: он не толь­ко укреп­ля­ет тело, но и вос­пи­ты­ва­ет характер.

Гово­ря о сво­ем спор­тив­ном пути, не могу не побла­го­да­рить моих роди­те­лей: они сде­ла­ли очень мно­го для того, что­бы у меня все полу­чи­лось. К при­ме­ру, в 90‑е годы у нас не было денег на покуп­ку хок­кей­ной фор­мы и на посто­ян­ные поезд­ки. И я был на гра­ни того, что­бы закон­чить с хок­ке­ем из-за это­го. Но мой отец рабо­тал бук­валь­но сут­ка­ми: при­дет после основ­ной рабо­ты, поспит пару часов и идет на вто­рую рабо­ту. Бла­го­да­ря это­му его само­от­вер­жен­но­му тру­ду я и не закон­чил тогда с хоккеем.

До 21 года я играл в усть-каме­но­гор­ской коман­де «Тор­пе­до», а потом меня при­гла­си­ли в мос­ков­ский «Спар­так». С тех пор живу в Москве. Когда я начал зара­ба­ты­вать, конеч­но, хоте­лось воз­дать роди­те­лям: я пере­вез их в Моск­ву, все­гда под­дер­жи­вал их, и сей­час под­дер­жи­ваю. Но и свой род­ной город не забы­ваю, езжу туда каж­дый год; дедуш­ка мой по сей день там живет.

Об Олимпиаде в Турине

Вооб­ще я счи­таю, каж­до­му спортс­ме­ну нуж­но хотя бы раз побы­вать на Олим­пий­ских играх: это такая вер­ши­на, после кото­рой ты пони­ма­ешь, что все было не зря. На меня огром­ное впе­чат­ле­ние про­из­ве­ла Олим­пи­а­да 2006 года в Турине. Когда в одном месте соби­ра­ют­ся все луч­шие спортс­ме­ны мира – это непе­ре­да­ва­е­мое ощу­ще­ние! Все живут вме­сте, как одна семья, вме­сте ездят на сорев­но­ва­ния и тре­ни­ров­ки. Каж­дый день – как празд­ник. Про­сы­па­ешь­ся утром и хочешь, что­бы этот день длил­ся как мож­но доль­ше: спортс­мен может высту­пить на Олим­пиа­де один-два раза за всю карье­ру, поэто­му ясно пони­ма­ешь, что этот миг может нико­гда уже не повториться…

Мы пред­став­ля­ли сбор­ную Казах­ста­на по хок­кею. Что инте­рес­но, вся наша коман­да была из одно­го горо­да – Усть-Каме­но­гор­ска. Поэто­му для нас это изна­чаль­но был такой празд­ник встре­чи: мы все из одно­го горо­да, мож­но ска­зать, род­ные люди, собра­лись, что­бы поиг­рать на самом выс­шем уровне и про­явить себя. И высту­пи­ли мы непло­хо. Был шанс, конеч­но, высту­пить и получ­ше, но я счи­таю, коман­да высту­пи­ла хорошо.

Путь к Богу

При­мер­но в три­на­дцать лет я кре­стил­ся. Уже поз­же, когда мне было шест­на­дцать, мы поеха­ли на меж­ду­на­род­ные сорев­но­ва­ния в Бар­на­ул, я и купил там себе ико­ноч­ку сво­е­го небес­но­го покро­ви­те­ля – свя­то­го Алек­сия, чело­ве­ка Божия. Пом­ню, еще ходил такой доволь­ный: серьез­ное дело сделал!

А потом уже, когда мне было за два­дцать, я играл в Ниж­не­кам­ске в «Неф­те­хи­ми­ке», и у нас рядом с домом был храм. Я как-то зашел туда и уви­дел в книж­ной лав­ке Биб­лию. Купил и про­сто начал читать Вет­хий и Новый Завет. Посто­ян­но читал: во вре­мя длин­ных пере­ле­тов, в гости­ни­цах или на базе, в пере­ры­вах меж­ду тре­ни­ров­ка­ми. Осо­бен­но любил читать ее в каких-то труд­ных ситу­а­ци­ях, и все­гда нахо­дил отве­ты на свои вопро­сы. Как раз при­мер­но в то же вре­мя на Олим­пиа­де в Турине один свя­щен­ник пода­рил мне ико­ну Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы «Достой­но есть…». Ико­ноч­ку эту я до сих пор хра­ню. С это­го момен­та я поне­мно­гу начал заду­мы­вать­ся о жиз­ни, о смыс­ле всего.

Еще око­ло шести лет я про­сто ходил и читал Биб­лию. И как-то поне­мно­гу я понял, что про­сто раз­ви­вать­ся физи­че­ски – качать муску­лы, тре­ни­ро­вать­ся, зара­ба­ты­вать день­ги – как-то мало. Долж­но быть что-то еще в жиз­ни. Я попро­сил дру­га, что­бы он позна­ко­мил меня с каким-нибудь батюш­кой. И этим батюш­кой ока­зал­ся иеро­мо­нах Гурий (ныне епи­скоп Арсе­ньев­ский и Даль­не­гор­ский). Отец Гурий при­гла­сил меня на Иоан­но-Пред­те­чен­ское подво­рье в под­мос­ков­ный город Рузу. Там меня пора­зи­ла необык­но­вен­ная про­сто­та: дере­вен­ская обста­нов­ка, древ­ний полу­раз­ру­шен­ный храм в про­цес­се вос­ста­нов­ле­ния, про­стые, брат­ские отно­ше­ния меж­ду людьми.

С это­го момен­та я стал посто­ян­но бывать у отца Гурия на подво­рье, брал с собой маму с папой, сест­ру, потом и пле­мян­ни­ка. Буду­щий вла­ды­ка Гурий слу­жил в мос­ков­ском хра­ме неда­ле­ко от наше­го дома, и мы нача­ли ездить к нему на служ­бы. Мож­но ска­зать, с это­го момен­та и нача­лась моя духов­ная жизнь. И не толь­ко моя: Вла­ды­ка стал духов­ным отцом всей нашей семьи.

Вооб­ще в жиз­ни любо­го пра­во­слав­но­го чело­ве­ка духов­ник очень важен. Не в том плане, что кто-то там что-то тебе будет учить, настав­лять, ука­зы­вать, что делать. Духов­ник – это тот, с кого ты можешь брать при­мер в жиз­ни, при­мер бла­го­че­стия. А с внут­рен­ней точ­ки зре­ния обра­зу­ет­ся некая связь, духов­ное род­ство, как меж­ду роди­те­лем и ребен­ком. Он молит­ся за тебя, пере­жи­ва­ет, ты можешь обра­тить­ся к нему в какой-то тяже­лой ситу­а­ции. И тогда у чело­ве­ка начи­на­ет выстра­и­вать­ся пра­виль­но духов­ная жизнь.

Неко­то­рые спра­ши­ва­ют: как мне най­ти духов­ни­ка? На самом деле, никак. Никто не может под­ска­зать тебе, как най­ти духов­ни­ка. Если ты дей­стви­тель­но стре­мишь­ся к Богу, то в свое вре­мя Он подаст тебе духов­ни­ка. Вооб­ще никто не может нико­го най­ти – люди обре­та­ют друг дру­га, когда при­хо­дит вре­мя, когда они к это­му готовы.

В моей спор­тив­ной карье­ре было очень мно­го тяже­лых момен­тов: и трав­мы были, и неуда­чи, вся­кое быва­ло. И тут уже огром­ная заслу­га моих роди­те­лей и мое­го духов­но­го отца в том, что я до сих пор не ушел из спор­та. Неиз­вест­но, как бы сло­жи­лась моя жизнь, если б в свое вре­мя я не начал ходить в храм. Воз­мож­но, все закон­чи­лось бы пла­чев­но, спорт очень часто лома­ет людей. А когда чело­век живет духов­ной жиз­нью, ему лег­че пре­одо­ле­вать все жиз­нен­ные неурядицы.

Моя карье­ра уже под­хо­дит к кон­цу, но я не чув­ствую како­го-то сума­сшед­ше­го отча­я­ния по это­му пово­ду, как это часто быва­ет. Когда чело­век ходит в храм, участ­ву­ет в Таин­ствах, он чув­ству­ет, что Гос­подь рядом и все в руках Божи­их, что Он все устро­ит. И у меня сей­час надеж­да имен­но на это.

Православие и спорт

Мне часто на бесе­дах зада­ют вопрос: «Как соот­но­сят­ся Пра­во­сла­вие и спорт? Вот, спортс­мен высту­па­ет на Олим­пиа­де, раз­ве он не гор­дит­ся собой при этом?» На самом деле, в про­фес­си­о­наль­ном спор­те мно­го про­стых, скром­ных и поря­доч­ных ребят. Нор­маль­ный спортс­мен-про­фес­си­о­нал нико­гда не будет ни хва­стать­ся, ни кичить­ся каки­ми-то сво­и­ми дости­же­ни­я­ми, а будет про­стым скром­ным пар­нем, кото­рый зани­ма­ет­ся люби­мым делом.

Как гово­рил мой люби­мый тре­нер Борис Вик­то­ро­вич Алек­сан­дров, сам олим­пий­ский чем­пи­он: «Ребя­та, вы – арти­сты на льду, вы про­сто долж­ны радо­вать болель­щи­ков каки­ми-то сво­и­ми неор­ди­нар­ны­ми мыс­ля­ми, нестан­дарт­ны­ми решениями».

Он нико­гда не поз­во­лял хамить друг дру­гу в коман­де, учил ува­жать друг дру­га и вооб­ще вос­пи­ты­вал нас в самых пра­виль­ных поня­ти­ях в отно­ше­нии к спор­ту, к людям, к жиз­ни. Самое глав­ное – отно­ше­ния внут­ри кол­лек­ти­ва, внут­ри коман­ды, уме­ние слу­шать, под­дер­жи­вать друг дру­га и в каких-то кри­ти­че­ских ситу­а­ци­ях не впа­дать в пани­ку, а выхо­дить из этих ситу­а­ций достойно.

Вооб­ще сре­ди про­фес­си­о­наль­ных спортс­ме­нов доволь­но мно­го пра­во­слав­ных ребят, осо­бен­но в сфе­ре единоборств.

Когда я начал в храм ходить, ни от кого не пря­тал­ся. Конеч­но, при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся и с непо­ни­ма­ни­ем окру­жа­ю­щих. Мно­го было все­го… Я счи­таю, нуж­но иметь муже­ство. Чита­ешь жития свя­тых: все про­хо­ди­ли через подоб­ное, через гоне­ния какие-то. Всем не уго­дишь. А я все-таки для себя выбор сде­лал и наде­юсь по это­му пути до кон­ца прой­ти, не свер­нуть никуда.

Вся­кие ситу­а­ции быва­ли. Читал как-то про иеро­мо­на­ха Васи­лия (Рос­ля­ко­ва), уби­то­го в Опти­ной пусты­ни на Пас­ху 1993 года. Он до ухо­да в мона­стырь был про­фес­си­о­наль­ным спортс­ме­ном, зани­мал­ся вод­ным поло. Это очень слож­ный вид спор­та, там такие нагруз­ки тяже­лей­шие, даже с хок­ке­ем не срав­нить. Он постил­ся стро­го, на одной греч­ке сидел, и чле­ны его коман­ды воз­му­ща­лись: «Как ты будешь пока­зы­вать резуль­тат, если ты тол­ком ниче­го не ешь?» Но с Божьей помо­щью их коман­да выигрывала.

И у меня было нечто подоб­ное: играл в одной коман­де, а пра­во­слав­ный чело­век дол­жен пери­о­ди­че­ски при­ча­щать­ся, и перед при­ча­сти­ем, есте­ствен­но, три дня нуж­но попо­стить­ся. И я захо­дил со все­ми, куша­ли вме­сте, я так поти­хонь­ку сяду, греч­ки поку­шаю пост­ной да пой­ду, а ребя­та все куша­ют как поло­же­но. День про­хо­дит, два, ребя­та наблю­да­ют: «А что это он одну греч­ку куша­ет?» А на сле­ду­ю­щий день у нас была эста­фе­та на кру­ги, и я пока­зал самый луч­ший резуль­тат. Тут еще надо учи­ты­вать, что было мне тогда уже 37 лет, уже совсем не моло­дой. И мно­гие моло­дые ребя­та, захо­дя в сто­ло­вую, гово­ри­ли: «Ну что, надо начи­нать греч­ку есть, как Леха, может, тоже бегать нач­нем. Он одну греч­ку ест и быст­рее всех бега­ет на тре­ни­ров­ке». Вот такой слу­чай был.

Пасха с «золотом» в кармане

Хочу одну пас­халь­ную исто­рию рас­ска­зать. Одна­жды про­хо­дил чем­пи­о­нат мира в Кие­ве. Финал наших сорев­но­ва­ний при­хо­дил­ся как раз на день Пас­хи. В 7:30 мы отыг­ра­ли послед­ний матч и взя­ли золо­то чем­пи­о­на­та мира. Я с хоро­шим настро­е­ни­ем поло­жил медаль в кар­ман и сра­зу пошел на ноч­ную Пас­халь­ную служ­бу в Кие­во-Печер­скую лав­ру. Как сей­час пом­ню, было очень мно­го наро­да, так что даже в Лав­ру было через вход про­тис­нуть­ся тяже­ло. Ноч­ная пас­халь­ная служ­ба в лав­ре – это собы­тие запом­ни­лось мне на всю жизнь. Кто зна­ет, тот пой­мет, о чем я говорю.

Зачем детям нужен спорт

Не пер­вый год я при­ез­жаю в При­мо­рье на Вели­кий пост и, уже мож­но ска­зать, тра­ди­ци­он­но езжу по шко­лам, встре­ча­юсь с ребя­та­ми, делюсь сво­им спор­тив­ным и жиз­нен­ным опы­том. Руко­во­ди­те­ли школ сами меня при­гла­ша­ют, каж­дый год воз­ни­ка­ют какие-то вне­пла­но­вые встре­чи. Мне кажет­ся, надо ребя­там рас­ска­зы­вать и про спорт, и немнож­ко о том, что есть и пра­во­слав­ные люди спортс­ме­ны. Что­бы не дума­ли, что если чело­век пра­во­слав­ный, зна­чит, он луна­тик какой-то, непо­нят­но кто.

Инте­рес­но посмот­реть на совре­мен­ную моло­дежь, пооб­щать­ся с ней. Сам же когда-то был в этом воз­расте, и себя немнож­ко вспоминаешь.

Думаю, каж­дый ребе­нок дол­жен быть раз­вит в физи­че­ском плане. И пус­кай мы не гово­рим о про­фес­си­о­наль­ном спор­те, маль­чик – все рав­но буду­щий защит­ник, все рав­но дол­жен раз­ви­вать­ся, быть здо­ро­вым преж­де все­го. Мы не гово­рим, что нуж­но изну­рять себя до изне­мо­же­ния, как это дела­ют про­фес­си­о­наль­ные спортс­ме­ны, кото­рые с утра до вече­ра толь­ко тре­ни­ру­ют­ся – и все. Важ­но, что­бы ребя­та не бега­ли с сига­ре­той по углам, а зани­ма­лись нор­маль­ным делом. Если раз­ви­вать­ся, то раз­ви­вать­ся, учить­ся – так учить­ся, жить – так жить. Что­бы дети с дет­ства пони­ма­ли, что хоро­шо жить не зна­чит про­сто отдыхать.

Спорт хорош тем, что он отвле­ка­ет от ули­цы, вос­пи­ты­ва­ет харак­тер. В дет­стве у меня был друг – хоро­ший, талант­ли­вый парень, мы вме­сте зани­ма­лись хок­ке­ем. Но в какой-то момент его унес­ло из спор­та, ули­ца засо­са­ла. И через несколь­ко лет, когда я уже уехал в Моск­ву, он одна­жды при­шел к моей маме и начал пла­кать, гово­рить: «Как же так, я же луч­ше ваше­го сына играл! Как же так полу­чи­лось, что он чего-то достиг, а я нет?! Как бы я хотел вер­нуть все обрат­но!» Но он уже ниче­го не смог изме­нить… И теперь на при­ме­ре этой исто­рии из жиз­ни я пыта­юсь объ­яс­нить ребя­там, что нуж­но делать пра­виль­ный выбор в жиз­ни. Даже если тяже­ло, если есть какие-то труд­но­сти, все рав­но не надо бро­сать, надо идти в пра­виль­ном направ­ле­нии всегда.

При этом мож­но зани­мать­ся спор­том и не стес­нять­ся того, что ходишь в пра­во­слав­ный храм. Думаю, имен­но в этом – смысл моих всех поез­док и похо­дов в шко­лы: я же хожу не сам по себе, а от Арсе­ньев­ской епар­хии. Нуж­но откры­то ходить, раз­го­ва­ри­вать с людь­ми, пока­зы­вать, что Пра­во­сла­вие – не что-то такое непо­нят­ное, страш­ное и сверхъ­есте­ствен­ное, это нор­маль­ная жизнь. Нор­маль­ная жизнь – когда и тело, и душа раз­ви­ва­ют­ся в гар­мо­нии. Когда ты раз­ви­ва­ешь­ся про­сто телес­но – куша­ешь, спишь и кача­ешь муску­лы – это ненормально.

Что важнее всего в жизни

Понят­ное дело, что не вез­де есть такие воз­мож­но­сти раз­ви­тия в спор­тив­ном плане, как в Москве или в Усть-Каме­но­гор­ске. Но воз­мож­но­сти для физи­че­ско­го раз­ви­тия есть все­гда, тем более в деревне. К при­ме­ру, поко­лол дро­ва – это тоже тре­ни­ров­ка. Мой дедуш­ка вырос в деревне, их было чет­ве­ро или пяте­ро детей. И он с шести лет рабо­тал (сей­час ему 70 с лиш­ним). И как рабо­тал – за здо­ро­во­го мужи­ка! Помо­гал выта­чи­вать косы для сено­ко­са: молот кру­тил рука­ми целый день, с утра до позд­не­го вечера.

И всю жизнь он так рабо­тал. Иной раз гово­рю ему: «Деда, иди немнож­ко отдох­ни!» А он отве­ча­ет: «А я при­вык рабо­тать». Всю жизнь он был физи­че­ски здо­ро­вым, все умел, и во всем был у него поря­док в жиз­ни. Так что это не какая-то кри­ти­че­ская ситу­а­ция, если в какой-то деревне живет ребе­нок и у него нет ника­кой спор­тив­ной сек­ции; жизнь на этом закон­чи­лась. Может, и хоро­шо, что нет: про­фес­си­о­наль­ный спорт – это доро­га не для всех. Куда важ­нее уметь зани­мать­ся хозяй­ством, научить­ся како­му-то реме­с­лу, полу­чить хоро­шее обра­зо­ва­ние. Важ­но, что­бы у ребен­ка перед гла­за­ми был при­мер отца и мате­ри: как они тру­дят­ся, живут чест­но, людям помо­га­ют, доб­рые дела дела­ют. Ребе­нок смот­рит на роди­те­лей и берет с них пример.

Если нет воз­мож­но­сти занять­ся спор­том в сек­ции, мож­но во дво­ре орга­ни­зо­вать коман­ду фут­боль­ную. Мы так в дет­стве игра­ли: зимой после тре­ни­ров­ки при­хо­ди­ли и игра­ли в хок­кей во дво­ре еще несколь­ко часов. Быва­ло, уда­рят моро­зы – 40 гра­ду­сов! Шко­лы закры­ва­ли, а мы выхо­ди­ли на ули­цу и игра­ли в хоккей.

Глав­ное, что я хочу ска­зать: выбор есть все­гда. Каж­дый день, в каж­дой кон­крет­ной ситу­а­ции у чело­ве­ка есть выбор, к чему скло­нит­ся его душа – к доб­ру или ко злу. Спортс­мен ты или нет, веру­ю­щий ты или нет, выбор есть все­гда. И если неве­ру­ю­щий чело­век стре­мит­ся к доб­ру, ему откры­ва­ет­ся Бог.

Под­го­то­ви­ла Ека­те­ри­на Придворова 

Источ­ник: офи­ци­аль­ный сайт Арсе­ньев­ской епархии

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки