Бороться и молиться. Как вера помогла спортсмену<br><span class="bg_bpub_book_author">Игорь Гунько</span>

Бороться и молиться. Как вера помогла спортсмену
Игорь Гунько

Игорь Гунь­ко – мастер спор­та СССР по клас­си­че­ской борь­бе. Он воз­глав­ля­ет спор­тив­ную шко­лу олим­пий­ско­го резер­ва по гре­ко-рим­ской борь­бе, откры­тую три­на­дцать лет назад при его непо­сред­ствен­ном уча­стии в горо­де Бор Ниже­го­род­ской обла­сти. В раз­го­во­ре с ним речь зашла о двух жиз­нен­ных марш­ру­тах – про­фес­си­о­наль­ном пути и доро­ге к хра­му.

 Пионер, крестный

Как и боль­шин­ство людей, вырос­ших в совет­ское вре­мя, Игорь Гунь­ко был октяб­рен­ком, пио­не­ром, а став кур­сан­том Горь­ков­ско­го зенит­но-ракет­но­го учи­ли­ща, всту­пил в Ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию. В то же вре­мя Пра­во­сла­вие не было чуж­до его семье. Бабуш­ка и мама Иго­ря Нико­ла­е­ви­ча счи­та­ли себя веру­ю­щи­ми: ико­ны в доме, крест­ное зна­ме­ние, молит­ва – все это маль­чик видел и слы­шал с дет­ских лет.

Одна­жды на их ули­цу при­гла­си­ли свя­щен­ни­ка, что­бы тот совер­шил Таин­ство кре­ще­ния детей.

– Не запом­нил ни как зва­ли того батюш­ку, ни его внеш­но­сти… Пом­ню лишь, как мама веле­ла бежать к сосед­ке, у кото­рой был сын, и ска­зать тихонь­ко, что зав­тра будут кре­стить. Осталь­ным стро­го-настро­го нака­за­ла не гово­рить. Мне ска­за­ли – я сде­лал. Хотя, конеч­но, пони­ма­ния, что такое кре­ще­ние, Бог, не было. Но все-таки меня и сест­ру крестили…

Как-то раз, уже полу­чив зва­ние лей­те­нан­та, Игорь Нико­ла­е­вич был коман­ди­ро­ван с кур­сан­та­ми в Моск­ву и там захо­дил в хра­мы, при­чем в сво­ей офи­цер­ской фор­ме. Сей­час это выгля­дит таким есте­ствен­ным поры­вом, даже потреб­но­стью чело­ве­ка. А тогда, во вре­ме­на его моло­до­сти, мно­гим каза­лось стран­ным, непо­нят­ным поступ­ком. Дове­лось ему побы­вать и в Загор­ске (сего­дня это Сер­ги­ев Посад), но в Лав­ру так и не зашел, хотя, как при­зна­ет­ся, тяну­ло. В оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия он, зна­чи­тель­но позд­нее, побы­ва­ет не раз, в том чис­ле в соста­ве деле­га­ции Ниже­го­род­ской епар­хии во гла­ве с мит­ро­по­ли­том Георгием.

Первая любовь

Шести­де­ся­тые-вось­ми­де­ся­тые годы для нашей стра­ны были пери­о­дом высо­ких спор­тив­ных дости­же­ний. Сто­ит толь­ко вспом­нить бле­стя­щие побе­ды на миро­вом уровне совет­ских хок­ке­и­стов, бас­кет­бо­ли­стов, волей­бо­ли­стов. В малень­ком горо­де Бор мощ­но раз­ви­ва­лись такие виды спор­та, как клас­си­че­ская или гре­ко-рим­ская борь­ба. Начи­ная с орга­ни­за­то­ра пер­вой сек­ции Алек­сея Сереб­ря­ко­ва, здесь тре­ни­ро­ва­лись мно­гие спортс­ме­ны, заво­е­вы­вав­шие пер­вые места на област­ных и все­со­юз­ных соревнованиях.

– Моя пер­вая любовь – это не девоч­ка из сосед­не­го клас­са, моя пер­вая любовь – это борь­ба. Я не знаю поче­му. Сколь­ко себя пом­ню, все­гда любил и хотел бороть­ся, – при­зна­ет­ся Игорь Нико­ла­е­вич. – Прав­да, сна­ча­ла, в дет­стве, запи­сал­ся в лыж­ную сек­цию. Тогда было при­ня­то: один подаст идею, а за ним идут всем дво­ром или всем классом.

Затем была лег­кая атле­ти­ка, но здесь свой «вер­дикт» вынес тре­нер Лео­нид Его­ров, к сло­ву, почет­ный граж­да­нин горо­да Бор. Одна­жды после крос­са, в кото­ром Игорь Гунь­ко при­шел послед­ним, педа­гог ска­зал его зна­ко­мым ребя­там: «Это­му пар­ню надо толь­ко борь­бой зани­мать­ся», и даже чуточ­ку помог в этом деле. Когда вме­сте с дру­ги­ми пяти­класс­ни­ка­ми Игорь при­шел запи­сы­вать­ся в сек­цию, набор уже был завер­шен. Рас­стро­ен­ный маль­чик слу­чай­но встре­тил Лео­ни­да Нико­ла­е­ви­ча, и тот замол­вил за него сло­веч­ко. Приняли.

Быль о золотой рыбке

Шко­ла гре­ко-рим­ской борь­бы, кото­рую воз­глав­ля­ет Игорь Нико­ла­е­вич сего­дня, – сбыв­ша­я­ся юно­ше­ская меч­та. Хотя бор­ские спортс­ме­ны пока­зы­ва­ли высо­кие резуль­та­ты, сво­ей шко­лы у них дол­гое вре­мя не было. Не было и сво­е­го зала, где бы они мог­ли зани­мать­ся в любое время.

– Ведь как мы тре­ни­ро­ва­лись в свое вре­мя? Мой тре­нер по борь­бе и про­фес­сию-то дру­гую имел: рабо­тал спа­са­те­лем на водо­лаз­ной стан­ции и в сво­бод­ное вре­мя зани­мал­ся с нами три раза в неде­лю. Вто­рой педа­гог рабо­тал на заво­де «Теп­ло­ход». Мне было сем­на­дцать лет в то вре­мя, я был уже кан­ди­да­том в масте­ра спор­та, но, несмот­ря на это, пони­мал, что мно­го нам не хва­та­ет для насто­я­ще­го мастерства.

В 2000‑х Игорь Гунь­ко начи­на­ет актив­но рабо­тать над орга­ни­за­ци­ей шко­лы. На все зву­чав­шие «не най­дешь поме­ще­ние», «не най­дешь тре­не­ров», «не выпол­нишь тре­бо­ва­ния» со спор­тив­ным упор­ством отве­чал: «Смо­гу!» Выде­ли­ли пло­щадь, при­шли тре­не­ры, кото­рых при­шлось искать по всей Рос­сии и даже в ближ­нем зару­бе­жье. В 2007 году спор­тив­ное учре­жде­ние на Бору было откры­то, при­чем со ста­ту­сом шко­лы олим­пий­ско­го резер­ва, где гото­вят про­фес­си­о­наль­ных спортс­ме­нов. Сего­дня мно­гие из уче­ни­ков Иго­ря Нико­ла­е­ви­ча уже вырос­ли до масте­ров спор­та и сами заня­ты на тре­нер­ской рабо­те. Теперь они на соб­ствен­ном опы­те убеж­да­ют­ся: что­бы под­го­то­вить насто­я­ще­го про­фес­си­о­на­ла, нуж­но прой­ти дол­гий путь.

– Тре­не­ры сво­их уче­ни­ков любят точ­но не мень­ше, чем сво­их детей, – уве­рен Игорь Гунь­ко. – И вкла­ды­ва­ют в них столь­ко сил и тру­да! Наше­го бра­та неко­то­рым обра­зом мож­но срав­нить с рыба­ком: когда появ­ля­ет­ся вос­пи­тан­ник, у кото­ро­го хоро­шие дан­ные, спо­соб­но­сти, появ­ля­ют­ся такой вос­торг, такие надеж­ды, как буд­то золо­тую рыб­ку пой­мал. Но про­хо­дит вре­мя, у ребен­ка начи­на­ет­ся пере­ход­ный воз­раст, и вот ему уже тяже­ло сов­ме­щать уче­бу и тре­ни­ров­ки, поезд­ки на сорев­но­ва­ния. Нуж­но опре­де­лять­ся: идешь ты в про­фес­си­о­наль­ный спорт или нет. Роди­те­ли одна­жды при­хо­дят и гово­рят: «Изви­ни­те, нам надо учить­ся». Очень горь­ко быва­ет в таких слу­ча­ях. Тре­не­ру при­хо­дит­ся начи­нать всю свою рабо­ту сна­ча­ла, и когда еще ты выло­вишь свою новую золо­тую рыбку…

Бой, который только начат

– Был я моло­дым офи­це­ром. Вот иду по ули­це, вижу столб бетон­ный, и кажет­ся мне, что я могу подой­ти к нему, обхва­тить рука­ми, выта­щить и поло­жить на зем­лю, – делит­ся Игорь Нико­ла­е­вич. – Дума­лось, что я хозя­ин сво­ей судь­бы, что все будет так, как я поже­лаю, но настал момент, когда я понял, как заблуж­да­юсь и к чему при­ве­ла меня моя гордыня…

В непро­стой момент жиз­ни прий­ти в храм ему помог­ли дру­зья. Их сло­ва побу­ди­ли Иго­ря Нико­ла­е­ви­ча испо­ве­дать­ся и при­ча­стить­ся.

– Я при­шел на первую испо­ведь и пер­вое при­ча­стие. Стою спо­кой­но, пере­до мной чело­ве­ка два-три, и у меня колен­ки поче­му-то нача­ли дро­жать. Когда подо­шла моя оче­редь, я при­бли­зил­ся к батюш­ке и… зары­дал. Он меня успо­ка­и­вал, а я сло­во не мог ска­зать, про­сто сле­зы гра­дом тек­ли. Он отпу­стил мне гре­хи. Спра­ши­ва­ет: «Рас­ка­и­ва­ешь­ся?» – «Рас­ка­и­ва­юсь». На душе ста­ло лег­че. В сле­ду­ю­щий раз, когда почув­ство­вал потреб­ность в при­ча­стии, я шел уже более уве­рен­но, наде­ясь, что пока­я­ние сно­ва при­не­сет успо­ко­е­ние. Но неожи­дан­но свя­щен­ник (уже не тот, что в пер­вый раз) не допу­стил до при­ча­стия. И епи­ти­мью нало­жил: каж­дый день в тече­ние года читать по 100 раз «Царю Небес­ный». Как и мно­гие, кто при­хо­дит к вере, Игорь Нико­ла­е­вич был сму­щен и даже немно­го оби­жен. Тем не менее, стал читать назна­чен­ное батюш­кой молит­вен­ное пра­ви­ло, и даже доль­ше ука­зан­но­го сро­ка. Затем пошел к тому свя­щен­ни­ку за бла­го­сло­ве­ни­ем. Как здесь не вспом­нить еван­гель­ские сло­ва: «Бог гор­дым про­ти­вит­ся, а сми­рен­ным дает бла­го­дать» (1Пет. 5:5).

С того вре­ме­ни Игорь Нико­ла­е­вич регу­ляр­но ходит в цер­ковь, а еще актив­но помо­га­ет вос­ста­нав­ли­вать бор­ские свя­ты­ни. В 1991 году Ниже­го­род­ской епар­хии вер­ну­ли храм во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия Радо­неж­ско­го, где в совет­ское вре­мя раз­ме­щал­ся Дом пио­не­ров. Когда Игорь был совсем малень­кий, его роди­те­ли жили непо­да­ле­ку от разо­рен­но­го хра­ма. Спу­стя дол­гие годы он сам, встав на путь хри­сти­а­ни­на, вме­сте с уче­ни­ка­ми помо­гал уби­рать стро­и­тель­ный мусор, рас­чи­щать тер­ри­то­рию, раз­гру­жать при­ве­зен­ный для ремон­та кир­пич, а еще возил сво­их вос­пи­тан­ни­ков труд­ни­чать в Мака­рьев­скую оби­тель, в Спас­скую цер­ковь села Чистое Поле. По выход­ным, при­хо­дя на служ­бу, он все­гда ста­ра­ет­ся взять бла­го­сло­ве­ние у батюш­ки на гря­ду­щую рабо­чую неделю.

Дарья Пет­ро­ва

Источ­ник: жур­нал «Ведо­мо­сти Ниже­го­род­ской митрополии»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки