Кризис совести

Франц Рей­монд
бывший член Руко­во­дя­щей кор­по­ра­ции Сви­де­те­лей Иеговы


Глава 1. Цена сове­сти

Нра­вится нам или нет, но нрав­ствен­ный выбор ока­зы­вает воз­дей­ствие на каж­дого из нас. Это — одна из тех горько-слад­ких состав­ля­ю­щих жизни, кото­рые невоз­можно избе­жать. Она может пре­вра­тить нас в бога­чей или бед­ня­ков, опре­де­лить истин­ное каче­ство наших вза­и­мо­от­но­ше­ний с теми, кто нас окру­жает. Все зави­сит от того, как мы отве­тим на ее вызов. Право выбора при­над­ле­жит нам — и этот выбор неча­сто бывает легким.

Конечно, можно еще заку­тать совесть в некое подо­бие кокона само­до­воль­ства, пас­сивно «плыть по тече­нию», ограж­дая внут­рен­ние чув­ства от всего, что может их потре­во­жить. Когда воз­ни­кают слож­ные вопросы, вместо того, чтобы занять опре­де­лен­ную пози­цию, можно ска­зать: «Я это пере­жду. Пусть других это и каса­ется — пусть кому-то даже будет плохо, — но только не мне». Неко­то­рые всю жизнь вот так нрав­ственно «пере­жи­дают». Но когда все ска­зано и сде­лано и жизнь под­хо­дит к концу, кажется, что те, кто могут ска­зать: «По край­ней мере, я за что-то стоял», чув­ствуют боль­шее удо­вле­тво­ре­ние, чем те, кото­рые редко стояли за что бы то ни было.

Иногда мы спра­ши­ваем, не пре­вра­ти­лись ли люди с глу­бо­кими убеж­де­ни­ями в нечто вроде исче­за­ю­щей нации, о кото­рой все когда-то читали, но кото­рую сейчас мы так редко встре­чаем. Для боль­шин­ства из нас срав­ни­тельно нетрудно дей­ство­вать по сове­сти, когда речь идет о делах не слиш­ком важных. Чем больше постав­лено на карту, чем выше цена, тем труд­нее отве­тить на вопрос о сове­сти, при­нять нрав­ствен­ное реше­ние и преду­га­дать его послед­ствия. Когда эта цена очень велика, мы ока­зы­ва­емся на нрав­ствен­ном рас­пу­тье, в жизни насту­пает насто­я­щий кризис.

Эта книга — именно о таком кри­зисе и о том, как люди справ­ля­ются с ним, как он воз­дей­ствует на их жизнь.

Надо при­знать, рас­сказы о людях, при­ве­ден­ные здесь, мало похожи на высо­кую драму суда над ересью Джона Уик­лифа или на интригу меж­ду­на­род­ной охоты за неуло­ви­мым Уилья­мом Тин­дэй­лом, или на ужас угрозы быть сожжен­ным как Майкл Сер­ве­тус. Но борьба и стра­да­ния людей, о кото­рых рас­ска­зано в этой книге, по-своему не менее напря­женны. Немно­гие из них смогли бы ска­зать об этом так же крас­но­ре­чиво, как Лютер. И, тем не менее, они зани­мают прак­ти­че­ски ту же пози­цию, кото­рую занял он, когда обра­щался к собра­нию из семи­де­сяти чело­век, судив­ших его.

«Если я не убеж­ден сви­де­тель­ствами Писа­ния или оче­вид­ным дово­дом (ибо я не дове­ряю лишь одному Папе или цер­ков­ным сове­там, ведь хорошо известно, что они часто оши­ба­лись и про­ти­во­ре­чили самим себе), я связан Писа­нием, кото­рое цити­ро­вал, и моя совесть покорна Слову Божьему. А поскольку дей­ство­вать против сове­сти небез­опасно и непра­вильно, я не могу и не стану ни от чего отре­каться. На этом я стою. Я не могу иначе. Гос­подь, помоги мне. Аминь»1.

Задолго до этих людей девят­на­дцать сто­ле­тий назад апо­столы Петр и Иоанн ока­за­лись в подоб­ной ситу­а­ции, когда пред­стали перед судеб­ным сове­том, состо­яв­шим из самых ува­жа­е­мых пред­ста­ви­те­лей искон­ной рели­гии, и откро­венно гово­рили:

«Спра­вед­ливо ли пред Богом — слу­шать вас более, нежели Бога? Мы не можем не гово­рить того, что видели и слы­шали»2.

Я очень близко знаю людей, о кото­рых пишу. Они были или явля­ются чле­нами рели­ги­оз­ной группы, извест­ной как Сви­де­тели Иеговы. Я уверен (и тому есть дока­за­тель­ства), что их опыт ни в коем случае не един­ствен­ный, что подоб­ное смя­те­ние чувств испы­ты­вают люди самых раз­лич­ных веро­ва­ний. Они стал­ки­ва­ются с той же про­бле­мой, что и Петр, и Иоанн, и многие муж­чины и жен­щины после­ду­ю­щих сто­ле­тий: они борются за то, чтобы, нахо­дясь под дав­ле­нием рели­ги­оз­ных вла­стей, оста­ваться вер­ными своей сове­сти.

Для многих это — эмо­ци­о­наль­ное «пере­тя­ги­ва­ние каната». С одной сто­роны, они чув­ствуют, что не должны навя­зы­вать чело­ве­че­ский авто­ри­тет в своих вза­и­мо­от­но­ше­ниях с Созда­те­лем; должны отверг­нуть рели­ги­оз­ный дог­ма­тизм, закон­ни­че­ство и авто­ри­тар­ность, оста­ваться вер­ными учению о том, что «вся­кому мужу глава»3 — Иисус Хри­стос, а не чело­ве­че­ский рели­ги­оз­ный орган. С другой сто­роны, они рискуют поте­рять всех друзей, раз­ру­шить семей­ные отно­ше­ния, пожерт­во­вать рели­ги­оз­ным насле­дием, накоп­лен­ным мно­гими поко­ле­ни­ями. На подоб­ном рас­пу­тье реше­ния даются нелегко.

То, что здесь опи­сано, не явля­ется «бурей в ста­кане воды», боль­шой скло­кой в неболь­шой рели­гии. Мне кажется, что любой чело­век может извлечь немало жиз­ненно важ­ного, раз­мыш­ляя над этим, ибо, хотя при­во­ди­мые цифры неве­лики, про­блемы более чем серьезны. Это — глу­бо­кие вопросы, на про­тя­же­нии исто­рии вновь и вновь при­во­див­шие мужчин и женщин к подоб­ным кри­зи­сам сове­сти. На карту постав­лены сво­бода сле­до­вать духов­ной истине, не свя­зан­ной огра­ни­че­ни­ями сверху, и право иметь личные отно­ше­ния с Богом и Его Сыном, сво­бод­ные от вся­кого посред­ни­че­ского вме­ша­тель­ства свя­щен­ника со сто­роны какой-либо церкви. Хотя многое из напи­сан­ного на первый взгляд может пока­заться типич­ным только для Сви­де­те­лей Иеговы, на самом деле гло­баль­ные, глу­бо­кие вопросы ока­зы­вают вли­я­ние на жизнь людей любой веры, назы­ва­ю­щей себя хри­сти­ан­ской.

Для тех, кого я знаю, цена твер­дой веры в то, что «дей­ство­вать против сове­сти небез­опасно и непра­вильно», была нема­лой. Неко­то­рые вдруг обна­ру­жили, что их отлу­чили от семьи в резуль­тате при­ня­тия офи­ци­аль­ной рели­ги­оз­ной меры — отре­зали от роди­те­лей, сыно­вей и доче­рей, бра­тьев и сестер, даже от деду­шек, бабу­шек и внуков. У них нет больше радо­сти сво­бод­ного обще­ния с дав­ними, глу­боко люби­мыми дру­зьями, кото­рые под­вер­га­ются опас­но­сти постра­дать от таких же офи­ци­аль­ных дей­ствий, Они воочию видят, как пят­на­ется их доброе имя — а они зара­ба­ты­вали его всю жизнь — и пере­чер­ки­ва­ется все, что это имя зна­чило для тех, кто их знал. Таким обра­зом, они лишены всякой воз­мож­но­сти по праву дей­ство­вать даже с самыми доб­рыми наме­ре­ни­ями от имени тех людей, кого они ближе и лучше всего знают в своем кругу обще­ния, в своей стране, во всем мире. Мате­ри­аль­ные потери, даже физи­че­ское воз­дей­ствие и наси­лие, пожа­луй, легче пере­не­сти, чем что-либо подоб­ное.

Что может побу­дить чело­века дей­ство­вать несмотря на риск такой потери? Многие ли реши­лись бы сего­дня так рис­ко­вать? Конечно, есть (как и были всегда) люди, гото­вые рис­ко­вать всем из-за упря­мой гор­дыни, ради уто­ле­ния жажды мате­ри­аль­ной выгоды, власти, пре­стижа, поло­же­ния или просто плот­ского удо­воль­ствия. Но когда сви­де­тель­ства не гово­рят о таких целях, когда они пока­зы­вают, что участ­ники собы­тий ожи­дали вещей прямо про­ти­во­по­лож­ных, — что тогда?

То, что про­изо­шло среди Сви­де­те­лей Иеговы, дает пищу для необыч­ного и вдум­чи­вого изу­че­ния чело­ве­че­ской при­роды. Кроме тех, кто ради чистой сове­сти был готов при­нять отлу­че­ние от обще­ства, нашлось много других, кото­рые чув­ство­вали, что должны под­дер­жи­вать их, тоже отречься от этого обще­ства, разо­рвать семей­ные отно­ше­ния и долгие годы проч­ной дружбы. Что ска­зать о таких людях? Несо­мненно, многие из них дей­ство­вали искренне или были подав­лены тем, что им при­шлось выпол­нять и что они счи­тали непре­лож­ным рели­ги­оз­ным долгом. Какими убеж­де­ни­ями и дово­дами они руко­вод­ство­ва­лись?

Стоит заме­тить, что многие — если не боль­шин­ство опи­сы­ва­е­мых здесь людей — состо­яли в обще­стве Сви­де­те­лей Иеговы в тече­ние 20, 30, 40 или более лет. Они не были «край­ними эле­мен­тами» — скорее, они были наи­бо­лее актив­ными, дея­тель­ными чле­нами орга­ни­за­ции. Среди них есть видные работ­ники меж­ду­на­род­ной штаб-квар­тиры Сви­де­те­лей Иеговы в Бруклине в Нью-Йорке; есть ста­рей­шины и разъ­езд­ные пред­ста­ви­тели, есть жен­щины, отдав­шие долгие годы мис­си­о­нер­ской работе и бла­го­ве­стию. Чтобы стать Сви­де­те­лями Иеговы, им часто при­хо­ди­лось пре­ры­вать долгую дружбу с людьми других веро­ис­по­ве­да­ний, потому что такие вза­и­мо­от­но­ше­ния для Сви­де­те­лей Иеговы крайне неже­ла­тельны. Всю остав­шу­юся жизнь их дру­зьями были только люди их веры. Неко­то­рые всю жизнь стро­или с учетом задач, постав­лен­ных перед ними орга­ни­за­цией, опре­де­ляв­ших, какое полу­чить обра­зо­ва­ние, какую выпол­нять работу. Их «вло­же­ние» было велико, оно состо­яло из самых ценных сторон жизни. А теперь на их глазах все это исчезло, было пол­но­стью стерто за какие-то несколько часов.

Мне кажется, одна из стран­но­стей нашего вре­мени заклю­ча­ется в том, что самые суро­вые меры для подав­ле­ния выра­же­ния лич­но­сти про­изо­шли из рели­ги­оз­ных групп, ранее извест­ных в каче­стве защит­ни­ков сво­боды сове­сти.

Наглядно это можно уви­деть на при­мере трех чело­век, каждый из кото­рых — видный руко­во­ди­тель в своей рели­гии; все опи­сан­ные ситу­а­ции про­изо­шли в одном и том же году.

Один из них более десяти лет писал книги и регу­лярно читал лекции, выска­зы­вая суж­де­ния, кото­рые пора­жали рели­ги­оз­ные струк­туры в самое сердце.

Другой высту­пал перед огром­ной ауди­то­рией (более тысячи чело­век), кри­ти­куя учение своей рели­ги­оз­ной орга­ни­за­ции об одной из клю­че­вых дат и ее важ­но­сти для испол­не­ния биб­лей­ского про­ро­че­ства.

Третий не делал таких пуб­лич­ных заяв­ле­ний. Он выра­жал свою точку зрения, отлич­ную от обще­при­ня­той, только в личных раз­го­во­рах с близ­кими дру­зьями.

И, тем не менее, стро­гость офи­ци­аль­ных мер, при­ме­нен­ных к каж­дому из них в его рели­гии, обратно про­пор­ци­о­нальна серьез­но­сти их дей­ствий. Самыми суро­выми были те, от кого этого меньше всего ждали.

Пер­вого чело­века звали Ханс Кюнг, он был свя­щен­ни­ком рим­ской като­ли­че­ской церкви, про­фес­со­ром Тюбин­ген­ского уни­вер­си­тета в Запад­ной Гер­ма­нии. После десяти лет его кри­ти­че­ских выступ­ле­ний и отказа от док­трины непо­роч­но­сти Папы и епи­ско­пов, сам Вати­кан, нако­нец, рас­смот­рел его дело и в 1980 году лишил его офи­ци­аль­ного ста­туса като­ли­че­ского бого­слова. Однако он оста­вался свя­щен­ни­ком и веду­щей фигу­рой при эку­ме­ни­че­ских иссле­до­ва­ниях уни­вер­си­тета; даже к сту­ден­там, гото­вя­щимся стать свя­щен­ни­ками и посе­ща­ю­щим его лекции, не при­ме­ня­ется ника­ких дис­ци­пли­нар­ных мер4.

Второй чело­век — уро­же­нец Австра­лии, адвен­тист седь­мого дня, про­фес­сор Десмонд Форд. То, что он гово­рил перед тысяч­ной ауди­то­рией при­хо­жан в Кали­фор­ний­ском кол­ле­дже об учении адвен­ти­стов по отно­ше­нию к дате 1844 года, позд­нее было заслу­шано на собра­нии цер­ков­ного совета. Форду был предо­став­лен полу­го­до­вой отпуск для под­го­товки своей защиты, и в 1980 году он пред­стал перед 100 пред­ста­ви­те­лями церкви, кото­рые выслу­ши­вали его сви­де­тель­ство в тече­ние 50 часов. Затем цер­ков­ные власти решили отстра­нить его от пре­по­да­ва­ния и лишить свя­щен­ни­че­ского ста­туса. Однако его не исклю­чили из церкви, хотя он и опуб­ли­ко­вал свои взгляды и про­дол­жает отста­и­вать их в адвен­тист­ских кругах5.

Имя тре­тьего чело­века — Эдвард Данлэп; в тече­ние многих лет он был одним из руко­во­ди­те­лей един­ствен­ной мис­си­о­нер­ской школы Сви­де­те­лей Иеговы (Биб­лей­ская школа Галаад), при­ни­мал дея­тель­ное уча­стие в состав­ле­нии Биб­лей­ского сло­варя Сви­де­те­лей («Помощь в пони­ма­нии Библии») и напи­сал един­ствен­ные в орга­ни­за­ции ком­мен­та­рии к Библии («Ком­мен­та­рии к Посла­нию Иакова»). Он выра­зил свое несо­гла­сие с опре­де­лен­ным уче­нием орга­ни­за­ции лишь в част­ном раз­го­воре с дав­ними и близ­кими дру­зьями. Весной 1980 года он был при­гла­шен на засе­да­ние комис­сии, состо­яв­шей из пяти чело­век (ни один из кото­рых не был членом Руко­во­дя­щей кор­по­ра­ции); в тече­ние несколь­ких часов ему зада­вали вопросы о его воз­зре­ниях. После сорока лет дея­тель­но­сти Данлэп был отстра­нен от работы в штаб-квар­тире Сви­де­те­лей и под­верг­нут бой­коту.

Таким обра­зом, рели­ги­оз­ная орга­ни­за­ция, кото­рая для многих была сим­во­лом край­ней авто­ри­тар­но­сти, про­явила наи­боль­шую тер­пи­мость по отно­ше­нию к члену-дис­си­денту; наи­ме­нее тер­пи­мой стала орга­ни­за­ция, под­черк­нуто гор­див­ша­яся своей борь­бой за сво­боду сове­сти.

В этом и заклю­ча­ется пара­докс. Несмотря на актив­ную аги­та­цию Сви­де­те­лей Иеговы боль­шин­ство людей мало знает об их орга­ни­за­ции, кроме, может быть, неко­то­рых взгля­дов на вопросы сове­сти. Многие слы­шали о бес­ком­про­мисс­ном отказе Сви­де­те­лей при­ни­мать пере­ли­ва­ние крови и отда­вать честь флагу и подоб­ным сим­во­лам, об их твер­дом отказе от службы в армии и уча­стия в любой поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти или акции. Те, кто знаком с судеб­ным дело­про­из­вод­ством, помнят, что они около пяти­де­сяти раз обра­ща­лись в Вер­хов­ный Суд Соеди­нен­ных Штатов, требуя защиты своей сво­боды сове­сти, вклю­чая право гово­рить о своих взгля­дах людям других веро­ис­по­ве­да­ний несмотря на их воз­ра­же­ния и сопро­тив­ле­ние. В тех стра­нах, где их защи­щают кон­сти­ту­ци­он­ные сво­боды, они активно поль­зу­ются этим правом. В других стра­нах они под­вер­га­лись суро­вым пре­сле­до­ва­ниям, аре­стам, тюрем­ным заклю­че­ниям, напа­де­ниям, побоям, а их лите­ра­тура и про­по­веди — офи­ци­аль­ному запре­ще­нию.

Озна­чает ли это, что сего­дня любой член их орга­ни­за­ции, выра­зив­ший личное несо­гла­сие с той или иной док­три­ной, почти навер­няка пред­ста­нет перед судом и при отказе пере­смот­реть свою пози­цию под­верг­нется исклю­че­нию? Каким обра­зом те, кто про­во­дит эти судеб­ные про­цессы, объ­яс­няют столь явное про­ти­во­ре­чие дан­ного поло­же­ния? Вместе с этим встает вопрос: всегда ли то, что мы пере­несли суро­вые пре­сле­до­ва­ния: и физи­че­ское наси­лие со сто­роны про­тив­ни­ков, само по себе явля­ется сви­де­тель­ством веры и дока­за­тель­ством того, что важно оста­ваться верным своей сове­сти? Или эти стра­да­ния могут быть лишь стрем­ле­нием под­чи­ниться уче­ниям и тре­бо­ва­ниям орга­ни­за­ции, нару­ше­ние кото­рых может при­ве­сти к серьез­ным дис­ци­пли­нар­ным мерам?

Кто-то может ска­зать, что про­блема далеко не так проста, как пред­став­ля­ется, что в нее вовле­чены другие нема­ло­важ­ные аспекты. Что можно ска­зать насчет един­ства и порядка в церкви? Разве не нужна защита от рас­про­стра­ни­те­лей ложных, губи­тель­ных учений, веду­щих к раз­де­ле­нию в общи­нах? А как быть с необ­хо­ди­мо­стью долж­ного ува­же­ния к власти?

Про­игно­ри­ро­вать эти фак­торы — значит, занять край­нюю, неурав­но­ве­шен­ную пози­цию.

Кто станет воз­ра­жать, что непра­вильно исполь­зо­ван­ная сво­бода может при­ве­сти к без­от­вет­ствен­но­сти, бес­по­рядку и закон­читься смя­те­нием или даже анар­хией? Подоб­ным обра­зом тер­пе­ние и тер­пи­мость могут пре­вра­титься в пред­лог для нере­ши­тель­но­сти и без­дей­ствия, сни­же­ния всех тре­бо­ва­ний.

Даже любовь может выро­диться в про­стую сен­ти­мен­таль­ность, нена­прав­лен­ную эмоцию, не отве­ча­ю­щую на реаль­ные нужды. Это при­во­дит к тяже­лым послед­ствиям. Все верно — и именно это под­чер­ки­вают те, кто, исполь­зуя рели­ги­оз­ную власть, накла­ды­вает огра­ни­че­ния на личную совесть людей.

Однако что же про­ис­хо­дит, когда духов­ное «руко­вод­ство» пре­вра­ща­ется в тяго­те­ю­щую над созна­нием силу и даже в духов­ную тира­нию? Что совер­ша­ется, когда поло­жи­тель­ные каче­ства един­ства и порядка заме­ня­ются тре­бо­ва­ни­ями утвер­жден­ного кон­фор­мизма и закон­ни­че­ских рас­по­ря­же­ний? Что полу­ча­ется, если долж­ное ува­же­ние к власти обо­ра­чи­ва­ется раб­ским послу­ша­нием, бес­пре­ко­слов­ным под­чи­не­нием, отка­зом от личной ответ­ствен­но­сти перед Богом за то, чтобы при­ни­мать реше­ния, осно­вы­ва­ясь на соб­ствен­ной сове­сти?

Если мы не хотим иска­зить или неполно пред­ста­вить этот вопрос, необ­хо­димо рас­смот­реть все назван­ные аспекты. То, что вы про­чтете далее в этой книге, очень четко пока­зы­вает, как подоб­ные вещи влияют на вза­и­мо­от­но­ше­ния людей, насколько необычны пози­ция и поступки тех, кто видит лишь одну сто­рону дела, и на какие край­но­сти они готовы идти, чтобы защи­щать эту сто­рону.

Пожа­луй, глав­ная цен­ность того, что мы увидим все это, заклю­ча­ется в том, что мы сможем яснее понять насто­я­щие про­блемы, суще­ство­вав­шие в дни Иисуса и апо­сто­лов, и при­чины начала тра­ги­че­ского отхода от их учений и при­ме­ров — так неза­метно, так срав­ни­тельно легко, за такое корот­кое время. При­вер­жен­цам других рели­ги­оз­ных направ­ле­ний, гото­вым немед­ленно осу­дить Сви­де­те­лей Иеговы, не мешало бы прежде взгля­нуть на себя и свои рели­ги­оз­ные при­вя­зан­но­сти в свете рас­смат­ри­ва­е­мых здесь вопро­сов и основ­ных убеж­де­ний, лежа­щих в основе опи­сы­ва­е­мых пози­ций и поступ­ков.

Чтобы найти ответы на эти вопросы, необ­хо­димо не только гово­рить об инди­ви­ду­аль­ных слу­чаях, но и про­ник­нуть во внут­рен­нюю струк­туру кон­крет­ной рели­ги­оз­ной орга­ни­за­ции, в систему ее учений и руко­вод­ства, понять, каким обра­зом те, кто орга­ни­за­цией управ­ляет, при­ни­мают реше­ния, и в какой-то сте­пени иссле­до­вать исто­рию орга­ни­за­ции и ее про­ис­хож­де­ние. Хочется наде­яться, что полу­чен­ные уроки помо­гут рас­крыть корен­ные при­чины рели­ги­оз­ного заме­ша­тель­ства и ука­зать на то, что необ­хо­димо делать, если те, кто стре­мится быть крот­кими после­до­ва­те­лями Сына Божьего, хотят жить в мире и брат­ском согла­сии.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки