Кровь

***

Кровь — 1) жид­кость, цир­ку­ли­ру­ю­щая (цир­ку­ли­ро­вав­шая) по кро­ве­нос­ным сосу­дам, обес­пе­чи­ва­ю­щая (обес­пе­чи­вав­шая) обмен веществ в орга­низме, пита­ние его клеток; 2) тем­пе­ра­мент (горя­чая кровь); 3) услов­ное поня­тие, под­чер­ки­ва­ю­щее общ­ность или раз­ли­чие в про­ис­хож­де­нии, при­над­леж­ность к тому или иному кругу людей (быть одной крови; каза­чья кровь, голу­бая кровь); 4) кро­во­про­ли­тие, смер­то­убий­ство (избе­жать крови); 5) рана (драться до первой крови); 6) сок ягод (в каче­стве мета­форы).

***

Можно ли упо­треб­лять лекар­ства, при­го­тов­лен­ные из крови?

Вет­хо­за­вет­ный закон строго-настрого запре­щал иудеям потреб­ле­ние крови живот­ных.

При убий­стве живот­ного, пред­на­зна­чав­ше­гося для потреб­ле­ния в пищу, кровь сли­ва­лась на землю (Втор.12:16).

Кровью жерт­вен­ных живот­ных мазали роги жерт­вен­ника, кро­пили на него, выли­вали её к под­но­жию жерт­вен­ника (Лев.5:9). Кроме того раз в году кровью кро­пили на крышку и перед крыш­кой ков­чега (Лев.16:14). Исполь­зо­вали её и при совер­ше­нии других обря­до­вых дей­ствий.

Пяти­кни­жие Моисея сви­де­тель­ство­вало, что «кровь есть душа» (Втор.12:23). Этим, отча­сти, и был обу­слов­лен запрет на вку­ше­ние крови.

Под душою живот­ного, в данном случае, под­ра­зу­ме­ва­лась его жизнь. Пода­те­лем же жизни явля­ется Гос­подь. На это и настра­и­вала евреев Боже­ствен­ная запо­ведь: «не ешь души вместе с мясом» (Втор.12:23).

В бук­валь­ной интер­пре­та­ции тезис о том, что кровь явля­ется душой или жизнью объ­яс­ня­ется тем, что с утра­той крови утра­чи­ва­ются и жиз­нен­ные силы живот­ного.

Но воз­можно ли было евреям в обыч­ных усло­виях повсе­днев­ного быта пол­но­стью очи­щать мясо живот­ных от крови: так, чтобы в тушах не оста­ва­лось ни единой её капли, ни единой частички?

По-види­мому, скорее нет, чем да. Сле­до­ва­тельно, как тако­вой факт потреб­ле­ния крови не про­ти­во­ре­чил рели­ги­оз­ным нормам (ведь Бог не тре­бует от чело­века того, что заве­домо невы­пол­нимо).

Состо­яв­шийся около 50 года Собор апо­сто­лов в Иеру­са­лиме утвер­дил поло­же­ние, согласно кото­рому на хри­стиан из языч­ни­ков не должно накла­ды­вать бре­мени обря­до­вых правил закона Моисея. При этом апо­сто­лами всё же было ука­зано бра­тьям во Христе, чтобы они воз­дер­жи­ва­лись от «удав­ле­нины и крови» (Деян.15:20).

Данное Собор­ное опре­де­ле­ние рас­по­ла­гает к такому осмыс­ле­нию, что кровь живот­ных всё же не сле­дует рас­смат­ри­вать в каче­стве осо­бого пище­вого про­дукта.

Другое дело, когда речь идёт о про­дук­тах, вклю­ча­ю­щих в свой состав эле­менты, пред­став­ля­ю­щие «пере­ра­бо­тан­ную» кровь.

Давайте заду­ма­емся: куда дева­ется кровь живот­ных, кото­рые после смерти не попа­дают на стол? Она, есте­ственно, раз­ла­га­ется, после чего «её» эле­менты попол­няют состав вод­ного слоя и поч­вен­ного покрова земли. Учи­ты­вая, что за время суще­ство­ва­ния нашей пла­неты на её тер­ри­то­рии умерли мил­ли­оны живот­ных, можно ска­зать, что их бывшая «кровь» пре­бы­вает прак­ти­че­ски всюду.

Стало быть, когда мы пита­емся про­из­ве­де­ни­ями земли (рас­ти­тель­ной пищей), наряду с про­чими эле­мен­тами мы потреб­ляем и те, кото­рые когда-то при­над­ле­жали крови живот­ных.

Но ведь Бог не запре­щает нам потреб­лять пищу рас­ти­тель­ного про­ис­хож­де­ния.

Веро­ятно, такое объ­яс­не­ние можно рас­про­стра­нить и на вопрос о воз­мож­но­сти потреб­ле­ния лекар­ствен­ных средств, изго­тов­лен­ных на основе крови живот­ных. Ведь тот же гема­то­ген хотя и содер­жит про­дукты пере­ра­ботки крови, однако, по своему составу, отнюдь не явля­ется кровью.

Почему Гос­подь запре­тил вку­ше­ние крови?

про­то­и­е­рей Евге­ний Горя­чев

…мы должны, сопо­ста­вить ряд поло­же­ний книги Вто­ро­за­ко­ние с парал­лель­ными местами книги Левит, кото­рые, как мы помним, были све­дены авто­ром к шести кон­цеп­ту­аль­ным тези­сам. Пере­чис­лим их еще раз, а затем дадим этим тези­сам обоб­ща­ю­щий автор­ский ком­мен­та­рий:

  1. в крови заклю­чена «душа-жизнь»;
  2. поэтому кровь не должна быть съе­добна; […]

Ком­мен­та­рий:

1. Про­стран­ный анализ пер­вого тезиса в раз­деле «кровь и душа» привел нас к убеж­де­нию о невоз­мож­но­сти пря­мого бого­слов­ского отож­деств­ле­ния неве­ще­ствен­ной души с физи­че­ской кровью. Семан­ти­че­ская лока­ли­за­ция души в суб­стан­ции крови может быть при­нята только как мета­фора, поскольку в про­тив­ном случае даже мини­маль­ная кро­во­по­теря была бы оче­вид­ным «деле­нием неде­ли­мого».

Сомни­тель­ной пред­став­ля­ется и другая «про­ме­жу­точ­ная» идея о том, что хотя кровь, в прямом смысле, душой и не явля­ется, но она все же явля­ется свое­об­раз­ной спе­ци­фи­че­ской «повоз­кой» души (лат. vehiculum), ее един­ственно под­хо­дя­щим орга­ни­че­ским вме­сти­ли­щем.

С одной сто­роны в пользу этой теории сви­де­тель­ствует целый ряд поло­жи­тель­ных свя­то­оте­че­ских выска­зы­ва­ний, да и просто экзе­ге­ти­че­ская логика.[1] Но с другой сто­роны, и при­ве­ден­ный выше науч­ный аргу­мент о кон­ста­та­ции смерти голов­ного мозга при про­дол­жа­ю­щемся кро­во­снаб­же­нии всех осталь­ных орга­нов тела, и оче­вид­ная воз­мож­ность смер­тель­ной оста­новки дыха­ния, в отсут­ствии какой бы то ни было кро­во­по­тери,[2] застав­ляют нас усо­мниться в досто­вер­но­сти и этой «про­ме­жу­точ­ной» бого­слов­ской кон­цеп­ции.

Сле­до­ва­тельно, первый тезис при­ве­ден­ного здесь перечня (мало отли­чи­мый в редак­циях обеих книг Торы) все-таки не должен  истол­ко­вы­ваться нами в соот­вет­ствии со своим бук­валь­ным зву­ча­нием: «кровь есть душа: не ешь души вместе с мясом» (Втор.12: 22). Напро­тив, суб­стан­ция крови может и должна соот­но­ситься здесь совсем не с таин­ствен­ной бес­плот­ной «душой», а с тер­ми­но­ло­ги­че­ским экви­ва­лен­том био­ло­ги­че­ской жизни, – устой­чи­вым (наряду с дыха­нием) кон­цеп­ту­аль­ным биб­лей­ским сино­ни­мом. Причем, как уже не раз отме­ча­лось, в каче­стве такого сино­нима лек­си­че­ская пара «кровь-жизнь» при­сут­ствует не только на стра­ни­цах Библии, но и во многих других неав­ра­ми­че­ских лите­ра­тур­ных источ­ни­ках.[3]

Теперь обра­тимся ко вто­рому импе­ра­тиву – кровь в Изра­иле не должна быть съе­добна, ибо: «Я сказал изра­иль­тя­нам: никто из вас не должен есть кровь, даже при­ше­лец, живу­щий среди вас…» (Лев.17:12; ср. Быт.9:4; Втор.12:23). Прак­ти­че­ская сто­рона этого запрета может вызы­вать спра­вед­ли­вое недо­уме­ние: как известно, кровь – жидкая, теку­чая суб­стан­ция, и там, где ее упо­треб­ляют в пищу в каче­стве само­сто­я­тель­ного эле­мента, ее, как пра­вило, не едят, а именно пьют.[4] Почему же тогда рас­смат­ри­ва­е­мое нами биб­лей­ское огра­ни­че­ние сфор­му­ли­ро­вано в тексте иначе: «кровь нельзя есть»?

Самое про­стое объ­яс­не­ние свя­зано с тем, что древ­ние иудеи, при­ни­мая мясную пищу, и воз­дер­жи­ва­ясь при этом от непо­сред­ствен­ного питья крови, все же не могли испол­нить эту запо­ведь пол­но­стью, поскольку в «необ­ра­бо­тан­ном» мясе, кровь все равно оста­ется. Сле­до­ва­тельно, веру­ю­щие изра­иль­тяне, поеда­ю­щие мясо с кровью, по сути, поедали и мясо, и кровь.[5] Но огра­ни­читься таким про­стым изъ­яс­не­нием этой, в общем-то, тех­ни­че­ской сто­роны дан­ного пред­пи­са­ния нам не доста­точно,  так как сле­дует разо­браться в другом, более слож­ном вопросе. На наш взгляд иссле­до­ва­телю гораздо важнее выяс­нить ни то, каким обра­зом древним евреям было запо­ве­дано воз­дер­жи­ваться от упо­треб­ле­ния крови, а то почему это вообще было запо­ве­дано? Почему кровь не могла быть «кошер­ной» для изра­иль­тян в прин­ципе?

Итак, если дока­зано, что «биб­лей­ская кровь» в ряде зако­но­по­ло­жи­тель­ных мест Пяти­кни­жия сим­во­ли­зи­рует все-таки жизнь, а не душу, то и тогда, необ­хо­димо при­знать, что сущ­ность дан­ного запрета оста­ется не вполне ясной (ср. Быт.9:4; Лев.17:10; Втор.12:23); во всяком случае, она не ясна нам как нечто само собой разу­ме­ю­ще­еся, поскольку ни в одном из пере­чис­лен­ных фраг­мен­тов не ука­заны аргу­мен­ти­ро­ван­ные при­чины, по кото­рым «жизнь» в ее харак­тер­ном мате­ри­аль­ном суб­страте[6] не может быть упо­треб­лена в пищу. Сле­до­ва­тельно, для выяс­не­ния досто­вер­ных моти­вов, спо­соб­ство­вав­ших появ­ле­нию в Торе этого закона, нам потре­бу­ется при­бег­нуть к опре­де­лен­ным экзе­ге­ти­че­ским уси­лиям. Но вна­чале рас­смот­рим основ­ные чужие гипо­тезы.

a) Кровь нельзя есть и пить, потому что она особым обра­зом свя­зана с жизнью, кото­рая явля­ется даром Бога, и Кото­рому она и должна посто­янно и все­цело при­над­ле­жать.[7]

b) Кровь запре­щена изра­иль­тя­нам в пищу потому, что это типич­ный пример «контр-запрета», направ­лен­ного на рели­ги­оз­ную поле­мику с опре­де­лен­ными язы­че­скими пред­став­ле­ни­ями.[8]

c) Поскольку жизнь исхо­дит от Бога, то содер­жа­щая ее кровь – сакральна, и значит, должна быть изъята из быто­вого оби­хода. В соот­вет­ствие с этой точкой зрения, кровь нельзя вку­шать потому, что данный запрет коре­нится в жерт­вен­ном изра­иль­ском культе: «Кровь при­но­сится в жертву Яхве, и поскольку она это Его «порция» жертвы, ее нельзя есть».[9]

К сожа­ле­нию, ука­зан­ные объ­яс­не­ния нельзя назвать экзе­ге­ти­че­ски убе­ди­тель­ными, в виду их явной про­ти­во­ре­чи­во­сти и смыс­ло­вой огра­ни­чен­но­сти.

Во-первых, во всем тексте Библии мы не встре­чаем ни одного упо­ми­на­ния о том, что при­над­ле­жа­щая Богу жизнь должна быть, во что бы то ни стало Ему «воз­вра­щена». Заяв­ле­ния такого рода почти всегда явля­ются образ­цами част­ных некри­тич­ных интер­пре­та­ций, что не делает подоб­ную «экзе­гезу» допу­сти­мым пере­фра­зи­ро­ва­нием слож­ных мест ори­ги­наль­ного текста. Кроме того, если бы наста­и­ва­ние на таком «воз­вра­ще­нии» и на такой форме этого воз­вра­ще­ния в Свя­щен­ном Писа­нии все-таки про­зву­чало, мало­ве­ро­ятно, что оно имело бы бук­валь­ный смысл, поскольку позд­нее Яхве четко засви­де­тель­ство­вал Изра­илю о Своих истин­ных потреб­но­стях.[10]

Идея «контр-запрета» кажется, более досто­вер­ной, поскольку куль­то­вое упо­треб­ле­ние крови в пищу было дей­стви­тельно, широко рас­про­стра­нено среди многих язы­че­ских наро­дов древ­него мира,[11] но при этом именно такое спе­ци­фи­че­ское пове­де­ние почти не про­сле­жи­ва­ется в реги­оне арха­ич­ного рас­се­ле­ния евреев.[12] Сле­до­ва­тельно, гипо­теза, наста­и­ва­ю­щая на поле­ми­че­ском харак­тере дан­ного поста­нов­ле­ния, не может быть при­знана нами убе­ди­тель­ной по чисто исто­ри­че­ским этно­куль­тур­ным при­чи­нам.

И нако­нец, нам кажется неудо­вле­тво­ри­тель­ной и «куль­то­вая кон­цеп­ция» этого запрета. Дело в том, что самый ранний биб­лей­ский текст, явля­ю­щийся парал­ле­лью к дан­ному сюжету сооб­щает нам о тож­де­ствен­ном мета­фи­зи­че­ском отно­ше­нии к крови, задолго до появ­ле­ния офи­ци­аль­ного изра­иль­ского культа, и при этом без вся­кого намека на ее риту­аль­ное зна­че­ние (ср. Быт.9:3–6). В этом тексте культ не упо­ми­на­ется вовсе, в то время как запрет на поеда­ние крови, адре­со­ван всему чело­ве­че­ству.

И еще одно сооб­ра­же­ние. Все твар­ные суще­ства имеют свой источ­ник в Боге и, сле­до­ва­тельно, при­над­ле­жат Ему; но почему же тогда только кровь должна стать суб­стан­цией осо­бого посвя­ще­ния? Потому что в ней заклю­чена некая био­ло­ги­че­ская сила, кото­рая под­дер­жи­вает тело на всем  про­тя­же­нии его жизни? Да, но, во-первых, зачем эта сила Богу? А во- вторых, как мы уже выяс­нили, она не явля­ется един­ствен­ной подоб­ной силой, – дыха­ние еще важнее. Стоит также напом­нить, что в Библии нет ни одного пря­мого заяв­ле­ния о сакраль­но­сти крови как тако­вой, вслед­ствие чего она должна быть изъята из быто­вого оби­хода. Все это под­во­дит нас к тому, что не суще­ствует необ­хо­ди­мого онто­ло­ги­че­ского соот­вет­ствия между верой в то, что кровь есть жизнь и запре­том на ее поеда­ние. Сле­до­ва­тельно, данный запрет, носит не онто­ло­ги­че­ский и не сакра­мен­таль­ный, а вполне раци­о­наль­ный педа­го­ги­че­ский харак­тер. Суть этой педа­го­гики, в том, чтобы, как уже гово­ри­лось ранее (см. ниже — прим. А.В.), напо­ми­нать и не давать забыть всем тем, кто спо­со­бен при­нять боже­ствен­ное Откро­ве­ние о тра­ги­че­ском несо­вер­шен­стве этого мира; мира, в кото­ром одни виды – от пер­вого ката­клизма и до послед­него, от потопа и до все­об­щего пре­об­ра­же­ния – вынуж­дены суще­ство­вать за счет других.[13]

***

Запре­тив людям упо­треб­лять в пищу, мясо живот­ных вместе с кровью Бог пре­ду­пре­ждает, что «взыщет», то есть спро­сит, за про­ли­тую чело­ве­че­скую кровь со вся­кого живого суще­ства. Насиль­ствен­ное «кри­ти­че­ское» про­ли­тие крови, при­рав­ни­ва­ется Богом к отня­тию жизни. Таким обра­зом: «душа», «кровь» и «жизнь» высту­пают в этом фраг­менте в каче­стве сино­ни­мов. А весь запрет может быть истол­ко­ван, как двой­ная вос­пи­та­тель­ная мера. В чем же она?

Во-первых, Бог обе­ре­гает кровь, в каче­стве сим­вола Своего тво­ре­ния, сви­де­тель­ствуя тем самым, что всякая жизнь («душа живая» ср. Быт.1:24), вышед­шая из Его рук свя­щенна, и не может быть бес­при­чинно загуб­лена. Но если жизнь живот­ных после гре­хо­па­де­ния и потопа может слу­жить для под­дер­жа­ния жизни чело­века, то ненор­маль­ность, и значит, услов­ность такого порядка, может под­чер­ки­ваться педа­го­ги­че­ским сим­во­лом табу­и­ро­ван­ной крови. «Ото­рвав­шись от Бога наша при­рода ста­но­вится неесте­ствен­ной, про­ти­во­есте­ствен­ной. Чело­ве­че­ское тело пара­зи­ти­рует на земной все­лен­ной, уби­вает, чтобы питаться, и так обре­тает смерть… Но поря­док, в кото­ром есть место для смерти – есть поря­док ката­стро­фи­че­ский.., сама кра­сота кос­моса ста­но­вится отныне дву­смыс­лен­ной».[14] Сле­до­ва­тельно: нетро­ну­тая кровь уби­того и съе­ден­ного живот­ного, должна быть посто­ян­ным нагляд­ным напо­ми­на­нием об утра­чен­ной гар­мо­нии между чело­ве­ком и миро­зда­нием. Под­чер­ки­ваем, посто­ян­ным и нагляд­ным, до тех пор, пока мир не обно­вится окон­ча­тельно.[15]

Изра­иль­ский восто­ко­вед и иссле­до­ва­тель Библии Умберто Кас­суто выра­зил эту идею еще лако­нич­ней: «Напом­ним, что в дей­стви­тель­но­сти всякая плоть должна быть запре­щена (ср. Быт.1:29–30) и, сле­до­ва­тельно, нам над­ле­жит избе­гать упо­треб­ле­ния одной ее части, ради вос­по­ми­на­ния о пер­во­на­чаль­ном запрете».[16]

Что же каса­ется самого арха­ич­ного биб­лей­ского чело­века, то его «душа–жизнь», в силу его осо­бен­ного поло­же­ния, свя­щенна по пре­иму­ще­ству даже после гре­хо­па­де­ния[17]. Поэтому за про­ли­тие чело­ве­че­ской крови (отня­тие чело­ве­че­ской жизни) Бог обе­щает спро­сить с каж­дого убийцы.[18] И если пер­во­быт­ную дикость или прин­ци­пи­аль­ную циви­ли­зо­ван­ную жесто­кость не оста­нав­ли­вает страх перед Боже­ствен­ным судом, то пусть их сдер­жи­вает хотя бы страх чело­ве­че­ской мести.

«Кто про­льет кровь чело­ве­че­скую, того кровь про­льется рукою чело­века». (Быт.9:6).

Заме­тим, что подоб­ный импе­ра­тив был бы немыс­лим, если бы речь шла об уни­каль­но­сти крови, именно, как отдель­ной суб­стан­ции, сохра­нять кото­рую необ­хо­димо, во что бы то ни стало.

Под­водя крат­кий итог, можно ска­зать, что запрет на упо­треб­ле­ние крови в Быт.9:4 осно­ван на идее педа­го­ги­че­ского кон­троля и над падшим миро­зда­нием, и над падшим чело­ве­че­ством.[19] Люди не должны урав­ни­вать себя с «Твор­цом вся­че­ских». Не имея воз­мож­но­сти тво­рить жизнь, они не вправе и отни­мать ее, под­ра­жая Созда­телю. Поэтому леги­тим­ность их новой вынуж­ден­ной дея­тель­но­сти в обла­сти пита­ния, сохра­ня­ется только при соблю­де­нии опре­де­лен­ного кате­го­ри­че­ского усло­вия.

При­ме­ча­ния:

1. Что каса­ется «логич­но­сти», то здесь речь идет о вполне оче­вид­ной кон­ста­та­ции того, что потеря крови, болезнь крови, оста­новка ее цир­ку­ля­ции при­во­дит все живые суще­ства к неиз­беж­ной смерти, а значит и к отде­ле­нию души от тела, поскольку в про­стран­стве био­ло­ги­че­ской стаг­на­ции неве­ще­ствен­ной душе просто не за что больше «дер­жаться». В каком-то смысле это можно срав­нить с тем, как кро­во­со­су­щие поки­дают тело око­че­нев­шего живот­ного.
2. Образно выра­жа­ясь, в таком случае некая душа отде­ля­ется от неко­его тела в первую оче­редь потому, что у дан­ного суще­ства оста­но­ви­лось дыха­ние, а уже потом пере­стала цир­ку­ли­ро­вать кровь. Сле­до­ва­тельно, если и про­во­дить ана­ло­гию лока­ли­зо­ван­ной мисти­че­ской связи между душой и телом, то, на наш взгляд, душа боль­шин­ства живых существ гораздо больше свя­зана именно с их дыха­нием (отсюда и столь оче­вид­ное тож­де­ство лек­сики), нежели с их кровью.
Оста­новка дыха­ния при­во­дит к оста­новке сердца, соот­вет­ственно, к оста­новке цир­ку­ля­ции крови, но ска­зать, что оста­новка дыха­ния равна оста­новке кро­во­тока нельзя, поскольку даже у мерт­вого чело­века кровь какое-то время нахо­дится в жидком состо­я­нии и в случае нане­се­ния раны про­дол­жает мед­ленно выте­кать.
3. На наш взгляд это более чем есте­ственно, ибо то, что совер­шенно понятно именно эмпи­ри­че­ски (ушла кровь – ушла жизнь), делает данное сопо­став­ле­ние во многом уни­вер­саль­ным. Неуди­ви­тельно, что мы встре­чаем это в миро­вой куль­туре повсюду, от Месо­по­та­мии до Японии. «В вави­лон­ском вос­при­я­тии кровь – насто­я­щая жиз­нен­ная мате­рия людей». Ср. Ebeling E. Reallexikon der Assyriologie, v. («blut»). Berlin-Leipzig. S. 57; «Япон­ское слово «жизнь» (чело­века) – inochi, можно рас­шиф­ро­вать как i – no – chi, где i – это «дыха­ние» (iki), no – пока­за­тель роди­тель­ного падежа, а chi – озна­чает некую при- родную жиз­нен­ную силу». Ср. Кад­зу­аки С. Япон­ская пись­мен­ность от исто­ков до наших дней. М., АСТ. «Восток-Запад», 2006. С. 96.
4. См. при­меры соот­вет­ству­ю­щих прак­тик в главе «Кровь в язы­че­стве». Оче­видно, что гема­то­ген, как явное исклю­че­ние из этого «пище­вого перечня», явле­ние и про­дукт уже нашего вре­мени; древ­но­сти такой способ упо­треб­ле­ния крови был навер­няка не свой­стве­нен.
5. «Ссылка на поеда­ние נפש вместе с мясом ука­зы­вает на то, что име­ется в виду само поеда­ние крови вместе с мясом, а не на отдель­ное рас­пи­тие крови». Ср. Gilders W. K. Blood ritual in Hebrew Bible. London, 2004. S. 16. Мно­го­чис­лен­ные скру­пу­лез­ные пра­вила «каш­рута», вклю­ча­ю­щие «выса­ли­ва­ние» и «выпа­ри­ва­ние» крови из мяса, уже после того как живот­ное было про­фес­си­о­нально обес­кров­лено рез­ни­ком на бойне, дока­зы­вают сколь бук­вально этот биб­лей­ский запрет был вос­при­нят в позд­нем иуда­изме. См. Грин­берг Б. Указ. Соч., глава: «Риту­аль­ный забой скота». М., 2002. С. 86–89.
6. Разу­ме­ется наряду с «туком».
7. Phillips A. Deuteronomy. Cambridge Bible Commentary. Cambridge University Press, 1973. S. 90–91.
8. У многих языч­ни­ков риту­аль­ное «упо­треб­ле­ние крови моти­ви­ро­ва­лось жела­нием запо­лу­чить жиз­нен­ную силу дру­гого созда­ния». Noordtzij A. «Leviticus». Bible Students Commentary. Zondervan, 1982. S. 203. См. так же стр. 57.
9. Rad G. von, Genesis. А Commentary. Old Testament Library. Philadelphia: Westminster Press, 1966. S. 128.
10.  «Если бы Я взал­кал, то не сказал бы тебе, ибо Моя все­лен­ная и все, что напол­няет ее. Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов? При­неси в жертву Богу хвалу, и воздай Все­выш­нему обеты твои» (Пс. 49:12–14).
11. Чтобы не повто­рять уже ска­зан­ное на эту тему в главе «Кровь в язы­че­стве», при­ве­дем лишь одно оче­ред­ное сви­де­тель­ство. «Народ Хуа, живу­щий в Новой Гвинее, при­пи­сы­вает поло­жи­тель­ный эффект упо­треб­ле­нию чело­ве­че­ской крови неко­то­рыми людьми. Так, напри­мер, чело­век, упо­тре­бив­ший кровь своего отца или кровь «назван­ного отца», берет на себя его жиз­нен­ную силу. В древ­но­сти Хуа прак­ти­ко­вали риту­аль­ный кан­ни­ба­лизм, при кото­ром люди поедали тела своих мерт­вых род­ствен­ни­ков, пола­гая, что эта пища уве­ли­чит рост жиз­нен­ной силы участ­ни­ков обряда. Напри­мер, счи­та­лось, что тот, кто съел тело своего роди­теля ана­ло­гич­ного пола, обре­тал избы­точ­ное «насле­до­ва­ние жиз­нен­ной энер­гией». По пред­став­ле­ниям Хуа, плоть и кровь содер­жали «ну» – жиз­нен­ную эссен­цию, поеда­ние кото­рой пере­да­вало кан­ни­балу соот­вет­ству­ю­щую силу. Уди­ви­тельно само кон­цеп­ту­аль­ное сход­ство между «ну» и «nefesh». Ср. Meigs A. S. Food, sex, pollution: A New Guinea Religion (Еда, секс, осквер­не­ние: рели­гия в Новой Гвинее). New Brunswick, N. J. Rutgers Univ. Press, 1984. S. 57, 61, 89, 110, 115, 127.
12. «Mesopotamia, whose culture undoubtedly influenced Israel in many ways, but were there, seems to be little use of blood in the cult». Ср. Tzvi A. Blood in Israel and Mesopotamia. Studies in Hebrew Bible. Septuagint and Dead Sea scrolls in honor of Emanuel Tov/Brill Leiden-Boston, 2003. S. 680. Кстати, почти во всех прин­ци­пи­аль­ных слу­чаях анти­я­зы­че­ский харак­тер соот­вет­ству­ю­щих биб­лей­ских поста­нов­ле­ний непре­менно ука­зы­ва­ется (ср. Исх. 23:24; Исх. 34:11–13; Лев. 18:3; Втор. 18:10; Ос. 13:1; Иер. 32:35). «Сле­дует пом­нить, что в Древ­нем Изра­иле суще­ство­вало крайне подо­зри­тель­ное отно­ше­ние к чуже­зем­ным рели­ги­оз­ным куль­там». Scurlock J. Указ. Соч., S. 15.
13. Ср. эту мысль с наци­о­наль­ным осмыс­ле­нием тра­ди­ци­он­ных дей­ствий изра­иль­ского рез­ника: «Шохет (резник – Е. Г.) умеет единым дви­же­нием пере­ре­зать сонную арте­рию и ярем­ную вену живот­ного, так что оно прак­ти­че­ски момен­тально теряет созна­ние и уже ничего не чув­ствует. Однако, тре­бо­ва­ние того, чтобы живот­ное нахо­ди­лось перед забоем в полном созна­нии, свя­зано с необ­хо­ди­мо­стью каждый раз напо­ми­нать шохету и всей общине о том, что жизнь живот­ного – это тоже жизнь». Грин­берг Б. Указ. Соч., глава: «Риту­аль­ный забой скота». М., 2002. С. 86.
14. Cр. Лос­ский В. Н. Дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. Киев, 1991, C. 307.
15. Ср. Анто­ний (Блум), митр. Сурож­ский. О при­зва­нии чело­века. Труды. М., 2002. C. 376– 377. Впро­чем, есть и другие мнения. Неко­то­рые ком­мен­та­торы счи­тают, что «запрет на вку­ше­ние крови живот­ных в Быт. 9: 3 связан лишь с необ­хо­ди­мым раз­ли­че­нием в древ­ней риту­аль­ной куль­туре между бес­смерт­ной душой чело­века и смерт­ной душой прочей живот­ной твари. Невоз­мож­ность и даже кощун­ство урав­ни­ва­ния одного начала с дру­гими под­чер­ки­ва­ется именно этим запре­том». См. Ших­ля­ров Л., прот. Вве­де­ние в Ветхий Завет. Книга Бытия, Лекция 4, min. 9–12, http: // predanie. ru / audio / lekcii / levshihlyarov. html. В под­твер­жде­ние своей точки зрения данный автор ссы­ла­ется на пример из Нового Завета: «В это время пришли неко­то­рые и рас­ска­зали Ему о гали­ле­я­нах, кровь кото­рых Пилат смешал с жерт­вами их» (Лк. 13: 1). Увы, но с этим трудно согла­ситься. Какой бы само­сто­я­тель­ный инте­рес не вызы­вал у нас этот, уже еван­гель­ский эпизод, интер­пре­та­ция с его помощь древ­ней­шего биб­лей­ского запрета на упо­треб­ле­ние крови, пред­став­ля­ется нам весьма сомни­тель­ной. Душа чело­века дей­стви­тельно отли­ча­ется от души живот­ного; заме­тим, отли­ча­ется намного больше, чем кровь чело­века от крови живот­ного, так как обе суб­стан­ции при опре­де­лен­ных обсто­я­тель­ствах можно даже спу­тать (ср. Быт. 37:31–33). Но это вовсе не дока­зы­вает, что бес­смерт­ная душа чело­века заклю­чена в его физи­че­ской крови и может быть посмертно трав­ми­ро­вана посред­ством такого вот сме­ше­ния.
16. Cassuto U. A commentary on the book of Genessis. Цит. по: Gilders W. К. Указ. Соч., S. 18.
17. Это отож­деств­ле­ние можно встре­тить в самом Свя­щен­ном Писа­нии. Напри­мер, его озву­чи­вает пра­о­тец Аврам, опа­са­ясь, что егип­тяне убьют его, чтобы завла­деть его кра­си­вой женой. Поэтому он пред­ла­гает Саре назваться его сест­рой: «…дабы мне хорошо было ради тебя и дабы жила душа моя через тебя» (Быт. 12:13).
18. Память об этом законе устой­чиво сохра­ня­лась в еврей­ском пре­да­нии более позд­него вре­мени. Так Рувим, пер­ве­нец пат­ри­арха Иакова, недву­смыс­ленно ука­зы­вает на при­чину, про­изо­шед­шего с его бра­тьями несча­стья: «Не гово­рил ли я вам – не гре­шите против отрока? Но вы не послу­ша­лись; вот кровь его взыс­ки­ва­ется» (Быт. 42: 22).
19. Здесь и далее, говоря о «педа­го­гике», мы под­ра­зу­ме­ваем «учи­тель­ство» и «вос­пи­та­ние» в самом широ­ком смысле этого слова, а отнюдь не спе­ци­аль­ное антич­ное зна­че­ние тер­мина paidagwgóV, кото­рое столь часто усва­и­вают бого­сло­вию Ап. Павла. См. Марру А. И. Исто­рия вос­пи­та­ния в антич­но­сти. (Греция), пере­вод с фр. М., 1998. С. 202–203.

Источ­ник: про­то­и­е­рей Евге­ний Горя­чев.
«Пред­став­ле­ния о крови в Пяти­кни­жии Моисея». Дис­сер­та­ция на соис­ка­ние ученой сте­пени Кан­ди­дата бого­сло­вия. Заго­ло­вок дан редак­цией “Азбуки веры”.

***

См. также: ТЕЛО И КРОВЬ ХРИ­СТОВЫ, ПРЕ­ЛО­ЖЕ­НИЕ СВЯТЫХ ДАРОВ, СЕРДЦЕ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки