Недостающий элемент жизни

про­то­и­е­рей Кон­стан­тин Кон­стан­ти­нов,
кан­ди­дат био­ло­ги­че­ских наук, кан­ди­дат бого­сло­вия,

пре­по­да­ва­тель СПбДА

В статье рас­смат­ри­ва­ется спе­ци­фика устрой­ства инфор­ма­ци­он­ного кода живых орга­низ­мов ДНК. Нали­чие этого гене­ти­че­ского кода, а также вся сово­куп­ность правил орга­ни­за­ции гене­ти­че­ской инфор­ма­ции, назы­ва­е­мая гене­ти­че­ским языком, поз­во­ляет гово­рить об Авторе этого языка, то есть о Разум­ном Творце. Соот­вет­ственно, на осно­ва­нии гене­тики как точной науки можно сде­лать вывод о несо­сто­я­тель­но­сти эво­лю­ци­о­нист­ской теории.

***

Квинт­эс­сен­цией эво­лю­ци­он­ной кон­цеп­ции явля­ется утвер­жде­ние доста­точ­но­сти свойств неор­га­ни­че­ского мира для воз­ник­но­ве­ния живых существ и после­ду­ю­щего про­ис­хож­де­ния раз­но­об­ра­зия их форм. Сле­до­ва­тельно, кон­струк­тив­ная кри­тика эво­лю­ци­о­низма должна выявить недо­ста­точ­ность свойств нежи­вой мате­рии для гене­зиса жизни. В этой связи воз­можна сле­ду­ю­щая поста­новка вопроса: доста­точно ли физико-хими­че­ских зако­но­мер­но­стей неор­га­ни­че­ской мате­рии для появ­ле­ния и про­цве­та­ния жизни? Если нет, то чего не хва­тает? И каково про­ис­хож­де­ние этого недо­ста­ю­щего эле­мента?

Недо­ста­ю­щим эле­мен­том про­ис­хож­де­ния и после­ду­ю­щего суще­ство­ва­ния орга­низ­мов, при нали­чии необ­хо­ди­мого раз­но­об­ра­зия веществ и источ­ни­ков энер­гии, при нали­чии удо­вле­тво­ри­тель­ного баланса сто­ха­стич­но­сти и детер­ми­ни­ро­ван­но­сти физико-хими­че­ских вза­и­мо­дей­ствий, явля­ется инфор­ма­ция. Делая такое утвер­жде­ние, мы опре­де­ляем нашу задачу как обна­ру­же­ние инфор­ма­ции в живом и выяв­ле­ние ее роли в суще­ство­ва­нии орга­низ­мов.

Есть разное тол­ко­ва­ние поня­тия «инфор­ма­ция». В самом общем виде, инфор­ма­ция — это сооб­ще­ние или све­де­ния, пере­да­ва­е­мые в виде знаков. Сооб­ще­ние, в свою оче­редь, всегда отра­жает смысл или обла­дает зна­чи­мо­стью; таким обра­зом, инфор­ма­ция ρ это смыслы, транс­ли­ру­е­мые в зна­ко­вой форме. Сле­до­ва­тельно, мы должны выявить в живом зна­ко­вую систему и вскрыть ее смыслы.

Резуль­та­том моле­ку­лярно-гене­ти­че­ских иссле­до­ва­ний яви­лось пони­ма­ние того, что геномы живых существ пред­став­ляют собой зна­ко­вые после­до­ва­тель­но­сти. Это явле­ние зафик­си­ро­вано гене­ти­ками в тер­ми­нах «гене­ти­че­ская инфор­ма­ция», «гене­ти­че­ский код». Тер­мины спра­вед­ли­вые и в точ­но­сти отра­жа­ю­щие суть явле­ния: после­до­ва­тель­ность нук­лео­ти­дов в ДНК ука­зы­вает на после­до­ва­тель­ность ами­но­кис­лот в белке, то есть первое явля­ется обо­зна­че­нием вто­рого, а значит, служит кодом, сим­во­лом, знаком послед­него. Однако сна­чала попро­буем разо­браться с тем, что такое геном, что такое белок и какова их роль в жизни орга­низма.

Все живое состоит из клеток. Клетка есть эле­мен­тар­ная и уни­вер­саль­ная еди­ница живого. На уровне клетки воз­можно осу­ществ­ле­ние всех свойств, кото­рые явля­ются отли­чи­тель­ными при­зна­ками жизни, напри­мер пита­ние, дыха­ние, рост, дви­же­ние, само­ре­гу­ля­ция, раз­мно­же­ние. Мини­мально воз­мож­ный орга­низм состоит из одной клетки. Мак­си­мально воз­мож­ный орга­низм может состо­ять из сотен трил­ли­о­нов клеток. Несмотря на огром­ное раз­но­об­ра­зие кле­точ­ных форм (от бак­те­рий до клеток чело­ве­че­ского орга­низма), для всех клеток харак­терно опре­де­лен­ное един­ство струк­тур­ной орга­ни­за­ции, что, тем не менее, допус­кает суще­ство­ва­ние огром­ного мно­же­ства вари­а­ций внут­ри­кле­точ­ных струк­тур и ком­би­на­ций этих струк­тур, обу­слов­лен­ное как раз­но­об­ра­зием среды оби­та­ния клеток, так и раз­ли­чием их функ­ций.

Важ­ней­шим эле­мен­том внут­ри­кле­точ­ных струк­тур явля­ются раз­но­об­раз­ные белки. Обоб­щая, можно ска­зать: клетки явля­ются кон­струк­ци­ями, меха­низ­мами, основ­ными дета­лями кото­рых явля­ются белки. Это очень важный момент! Акцен­ти­руем: клетка — не мешок с веще­ствами, а машина, дина­мич­ная кон­струк­ция. Белки не просто слож­ные моле­кулы, а детали этой машины, выпол­ня­ю­щие строго опре­де­лен­ные функ­ции. Одна моле­кула кон­крет­ного белка это одна кон­крет­ная деталь. Функ­ция этой детали опре­де­ля­ется кон­крет­ной топо­ло­гией бел­ко­вой моле­кулы. Здесь весьма уместна ана­ло­гия, напри­мер, с меха­ни­че­ским будиль­ни­ком. Функ­ция (то есть пред­на­зна­че­ние) кон­крет­ной шестерни этого будиль­ника опре­де­ля­ется ее кон­крет­ной топо­ло­гией. Физио­ло­ги­че­ская функ­ция белка. Также детер­ми­ни­ро­вана его топо­ло­гией. Топо­ло­гия бел­ко­вой моле­кулы, в свою оче­редь, пол­но­стью опре­де­ля­ется после­до­ва­тель­но­стью ами­но­кис­лот, вхо­дя­щих в ее состав. С хими­че­ской точки зрения, белок это поли­мер, состо­я­щий из цепочки раз­но­об­раз­ных, после­до­ва­тельно соеди­нен­ных ами­но­кис­лот. Длина этой цепочки может варьи­ро­вать от несколь­ких единиц до несколь­ких сотен ами­но­кис­лот. Раз­но­об­ра­зие ами­но­кис­лот, вхо­дя­щих в белки, для всех орга­низ­мов явля­ется посто­ян­ным и равно два­дцати еди­ни­цам. А вот раз­но­об­ра­зие после­до­ва­тель­но­стей из этих ами­но­кис­лот есть число с несколь­кими десят­ками нулей (поряд­ков). Кон­крет­ная после­до­ва­тель­ность соеди­нен­ных ами­но­кис­лот в кле­точ­ной среде скла­ды­ва­ется и опре­де­лен­ную кон­струк­цию, топо­ло­гия кото­рой и опре­де­ляет ее функ­цию. Скла­ды­ва­ние цепочки ами­но­кис­лот в трех­мер­ную кон­струк­цию обу­слов­лено физико-хими­че­ским вза­и­мо­дей­ствием между ами­но­кис­ло­тами. Но для нас самое важное заклю­ча­ется в том, что    после­до­ва­тель­ность ами­но­кис­лот (их поря­док друг за другом и длина после­до­ва­тель­но­сти) пол­но­стью опре­де­ляет их кле­точ­ную функ­цию: будет ли это сокра­ти­тель­ный эле­мент, спо­соб­ный про­из­во­дить дви­же­ние, ионный канал, про­пус­ка­ю­щий, напри­мер, только ионы натрия внутрь клетки, или фер­мент, соеди­ня­ю­щий опре­де­лен­ные веще­ства или, напро­тив, лизи­ру­ю­щий опре­де­лен­ные соеди­не­ния, и так далее — кле­точ­ных функ­ций очень много.

Теперь обра­тим вни­ма­ние на дина­мич­ность кле­точ­ной кон­струк­ции. В самом деле, орга­низмы суще­ствуют в пере­мен­чи­вых усло­виях окру­жа­ю­щей среды. Сле­до­ва­тельно, усло­вия суще­ство­ва­ния клеток также весьма пере­мен­чивы, и клетка должна обес­пе­чить соб­ствен­ную выжи­ва­е­мость в усло­виях, когда окру­жа­ю­щая среда может суще­ственно менять свои пара­метры, напри­мер тем­пе­ра­туру, влаж­ность, дав­ле­ние, хими­че­ский состав. Однако, если даже клетки суще­ствуют в ста­биль­ных усло­виях, их внут­рен­нее состо­я­ние весьма дина­мично хотя бы потому, что они растут и делятся. Био­логи выде­ляют раз­лич­ные фазы кле­точ­ной жизни. пери­о­ди­че­скую после­до­ва­тель­ность кото­рых назы­вают кле­точ­ным циклом. Опус­кая подроб­но­сти этого явле­ния, под­черк­нем важный момент — кон­струк­ция клетки, в отли­чие от руко­твор­ных машин, дина­мична. В каком-то смысле все клетки — транс­фор­меры. Измен­чи­вость кле­точ­ной кон­струк­ции влечет за собой дина­мич­ность набора кле­точ­ных эле­мен­тов, то есть бел­ко­вого состава. Диа­па­зон этой измен­чи­во­сти зна­чи­те­лен. В разные моменты жизни клетки необ­хо­ди­мость в каком-либо белке может меняться от нуля до сотен тысяч моле­кул при раз­но­об­ра­зии бел­ко­вого состава также в несколько десят­ков тысяч. Как бы мы с вами посту­пили, решая такую инже­нер­ную задачу? За счет каких ресур­сов обес­пе­чить необ­хо­ди­мую дина­мич­ность бел­ко­вого состава клетки?

Про­стей­шим реше­нием этой задачи могло бы быть нали­чие склада с необ­хо­ди­мыми бел­ко­выми моле­ку­лами. Но это реше­ние не про­стей­шее, а, скорее, при­ми­тив­ное, и неэф­фек­тив­ное, так как, учи­ты­вая необ­хо­ди­мые коли­че­ства необ­хо­ди­мого раз­но­об­ра­зия белков, размер такого склада намного пре­вос­хо­дил  бы раз­меры клетки. Зна­чи­тельно эффек­тив­нее могло бы быть нали­чие меха­низма сборки необ­хо­ди­мых белков.

Именно так эта задача и решена: все клетки обла­дают меха­низ­мом сборки белков, эти назы­ва­ются            рибо­со­мами или поли­со­мами, когда они собраны в боль­шие ком­плексы. Рибо­сома пред­став­ляет собой бел­ко­вую струк­туру, функ­ция кото­рой заклю­ча­ется в «сши­ва­нии» ами­но­кис­лот в ами­но­кис­лот­ную после­до­ва­тель­ность, цепь. Недо­статка в ами­но­кис­ло­тах нет: клетка полу­чает их с пищей, неко­то­рые син­те­зи­рует сама. Доставка ами­но­кис­лот к рибо­со­мам осу­ществ­ля­ется спе­ци­аль­ными моле­ку­лами — транс­порт­ной РНК. Здесь особых сек­ре­тов нет. Секрет видится в другом. Почему рибо­сома соби­рает кон­крет­ный белок, то есть кон­крет­ную ами­но­кис­лот­ную после­до­ва­тель­ность, необ­хо­ди­мую сейчас? Откуда она полу­чает све­де­ния (инфор­ма­цию) об этой кон­крет­ной ами­но­кис­лот­ной после­до­ва­тель­но­сти? Вообще говоря, откуда рибо­сома полу­чает све­де­ния о необ­хо­ди­мом белке — вопрос вто­рич­ный. Самое глав­ное заклю­ча­ется в том, что рибо­соме для син­теза кон­крет­ного белка необ­хо­дима инфор­ма­ция об этом кон­крет­ном белке, опи­са­ние этого кон­крет­ного белка, если угодно, инструк­ция по его сборке. Оче­видно, что доста­точно одной такой инструк­ции, чтобы собрать любое коли­че­ство моле­кул необ­хо­ди­мого в данный момент белка.

Это и есть самое уди­ви­тель­ное в живом. Ока­зы­ва­ется, любая клетка и своих недрах содер­жит подроб­ный свод инструк­ций по сборке всех необ­хо­ди­мых белков. Заме­тим, клетка имеет не заго­товки, не образцы этих белков, а их опи­са­ние, или инфор­ма­цию о них. Эта инфор­ма­ция содер­жится в геноме клетки, реа­ли­зо­ван­ном чаще всего в виде моле­кул ДНК, кото­рые пред­став­ляют собой после­до­ва­тель­но­сти нук­лео­ти­дов. То есть ДНК, как и белок — тоже поли­мер, но состо­я­щий не из ами­но­кис­лот, а из других соеди­не­ний — нук­лео­ти­дов. Нук­лео­ти­дов в ДНК не два­дцать, а всего четыре, но длина нук­лео­тид­ной после­до­ва­тель­но­сти может дости­гать несколь­ких мил­ли­о­нов единиц. Эти после­до­ва­тель­но­сти нук­лео­ти­дов и были названы био­ло­гами гене­ти­че­ской инфор­ма­цией, или гене­ти­че­скими тек­стами, так как по сути подобны после­до­ва­тель­но­стям букв в текстах руко­твор­ных и содер­жат в себе инфор­ма­цию обо всех необ­хо­ди­мых клетке белках. О сход­стве нук­лео­ти­дов с бук­вами или зна­ками мы гово­рим потому, что после­до­ва­тель­но­сти нук­лео­ти­дов явля­ются ука­за­те­лями, или кодом после­до­ва­тель­но­сти ами­но­кис­лот в белке. В рас­шиф­ровке этого кода и заклю­ча­лось одно из круп­ней­ших откры­тий XX века, резуль­та­том кото­рого было уста­нов­ле­ние жест­кого пра­вила соот­вет­ствия ком­би­на­ций  нук­лео­ти­дов в ДНК ами­но­кис­ло­там в белках. Это пра­вило было названо гене­ти­че­ским кодом, а вся сово­куп­ность правил орга­ни­за­ции гене­ти­че­ской инфор­ма­ции — гене­ти­че­ским языком. Для иллю­стра­ции при­ве­дем неко­то­рые пра­вила этого языка.

Гене­ти­че­ский алфа­вит состоит из четы­рех “букв” нук­лео­ти­дов. В каче­стве гене­ти­че­ского «слова» рас­смат­ри­вают три после­до­ва­тельно соеди­нен­ных нук­лео­тида. Ком­би­на­цию из трех нук­лео­ти­дов назы­вают кодо­ном. Кодон обо­зна­чает (коди­рует) одну и только одну ами­но­кис­лоту, но у одной ами­но­кис­лоты может быть несколько сино­ни­мич­ных кодо­нов. Важ­ными свой­ствами гене­ти­че­ского кода явля­ется его непе­ре­кры­ва­е­мость, одно­знач­ность, отсут­ствие меж­ко­дон­ных знаков, нали­чие ини­ци­и­ру­ю­щих участ­ков (начало счи­ты­ва­ния инфор­ма­ции) и тер­ми­ни­ру­ю­щим кодо­нов (окон­ча­ние счи­ты­ва­ния инфор­ма­ции). После­до­ва­тель­ность кодо­нов, опи­сы­ва­ю­щих один белок, назы­ва­ется геном. В реаль­но­сти струк­тура гена слож­нее: участки после­до­ва­тель­но­сти нук­лео­ти­дов, коди­ру­ю­щие участки белка (экзоны), чере­ду­ются с участ­ками после­до­ва­тель­но­сти нук­лео­ти­дов, кото­рые уда­ля­ются при счи­ты­ва­нии инфор­ма­ции (интроны). Интроны не несут инфор­ма­ции о струк­туре белка, но, как счи­та­ется явля­ются спо­со­бом защиты и регу­ли­ро­ва­ния актив­но­сти про­цесса син­теза белка. Отме­ча­ется, что чем     выше орга­ни­за­ция живого суще­ства, тем слож­нее струк­тура гена — больше интрон­ных участ­ков. Нали­чие интрон­ных и экзон­ных участ­ков гена, нали­чие групп сцеп­ле­ния генов, обра­зу­ю­щих круп­ные смыс­ло­вые еди­ницы, нали­чие ком­плек­сов генов, само­ре­гу­ли­ру­ю­щих про­цесс счи­ты­ва­ния инфор­ма­ции о том или ином белке, — все это также отно­сится к пра­ви­лам гене­ти­че­ской грам­ма­тики или семи­о­тики. А гене­ти­че­ская семан­тика, или «гене­ти­че­ский смысл», реа­ли­зу­ется в био­ло­ги­че­ских функ­циях в и свой­ствах белка, что, в свою оче­редь, опре­де­ляет кон­крет­ную жиз­нен­ную форму — то есть смыс­лом (или содер­жа­нием) гене­ти­че­ского текста явля­ется суще­ство­ва­ние кон­крет­ного орга­низма. Под­черк­нем, что геном не просто биб­лио­тека, в кото­рой нахо­дится опи­са­ние кон­струк­ции всех основ­ных дета­лей кле­точ­ного меха­низма, а дей­ству­ю­щая про­грамма. Зна­чи­тель­ная доля гене­ти­че­ской инфор­ма­ции явля­ется регу­ля­тор­ной, то есть содер­жит в себе подроб­ные све­де­ния о том, в какой после­до­ва­тель­но­сти, с какой интен­сив­но­стью и в каких обсто­я­тель­ствах про­из­во­дить счи­ты­ва­ние инфор­ма­ции о том или ином белке. Вся эта сово­куп­ная гене­ти­че­ская инфор­ма­ция (све­де­ния о струк­туре белков, инструк­ции регу­ля­тор­ного и защит­ного харак­тера) пол­но­стью опре­де­ляет то суще­ство, кото­рое появ­ля­ется при после­до­ва­тель­ном чтении этой гене­ти­че­ской книги. Можно ска­зать, что появ­ле­ние на свет и суще­ство­ва­ние того или иного орга­низма есть резуль­тат чтения гене­ти­че­ской инфор­ма­ции об этом орга­низме.

Итак, рас­смат­ри­вая кле­точ­ный геном, мы убеж­да­емся, что имеем дело с гене­ти­че­ским тек­стом. Кстати, именно тек­сто­вость, или линг­ви­сти­че­ские свой­ства, генома и были при­чи­ной того удив­ле­ния и вос­торга, кото­рый охва­тил пер­во­от­кры­ва­те­лей «кле­точ­ных тайн». Об этом пишет Э. Шре­дин­гер*. Ожи­дали открыть новые, спе­ци­фич­ные физи­че­ские законы, дела­ю­щие живое живым. А открыли гене­ти­че­ский язык, гене­ти­че­ский текст. Это озна­чает, что осно­вой жизни орга­низ­мов явля­ется слово, или инфор­ма­ция. Сле­до­ва­тельно, самым глав­ным вопро­сом про­ис­хож­де­ния жизни и раз­но­об­ра­зия ее форм явля­ется вопрос про­ис­хож­де­ния инфор­ма­ции, или текста. Как появ­ля­ется книга?

Тексты появ­ля­ются очень просто. У текста есть автор. Автор в тексте выра­жает свою мысль. Эта точка зрения оче­видна для здра­вого смысла. Однако объ­ек­тив­но­сти ради рас­смот­рим и другой вари­ант. Если субъ­ект­ное про­ис­хож­де­ние тек­стов выне­сти за скобки и рас­смат­ри­вать книгу как фор­ма­ли­зо­ван­ную после­до­ва­тель­ность знаков, то для любой конеч­ной после­до­ва­тель­но­сти знаков с огра­ни­чен­ным раз­но­об­ра­зием знаков можно ука­зать веро­ят­ность ее появ­ле­ния как после­до­ва­тель­но­сти слу­чай­ной. Это аль­тер­на­тива автор­скому про­ис­хож­де­нию текста. Нам дума­ется, что с этого момента начи­нают рабо­тать пси­хо­ло­ги­че­ские законы, обу­слов­лен­ные тем или иным миро­воз­зре­нием. В самом деле, нам не придет в голову рас­смат­ри­вать тексты лите­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний или, напри­мер, текст Свя­щен­ного Писа­ния, или текст ком­пью­тер­ной про­граммы, как слу­чай­ные после­до­ва­тель­но­сти. Мы знаем, что все эти тексты испол­нены смысла, все они так или иначе уко­ре­нены в миро­вой куль­туре, все напи­саны с какой-либо целью и, сле­до­ва­тельно, слу­чай­ными не явля­ются. Смыслы гене­ти­че­ских тек­стов от боль­шин­ства пуб­лики сокрыты. Хотя, с другой сто­роны, какой смысл генома зайца? Оче­видно, бытие зайца, опи­са­ние зай­це­во­сти вообще и суще­ство­ва­ние кон­крет­ного зайца в част­но­сти. Но путь от заячьей онто­ло­гии до заячьего генома сложен. Легче верить в слу­чай­ное, но как бы объ­ек­тив­ное про­ис­хож­де­ние орга­ни­че­ских поли­ме­ров, чем видеть в ДНК Автор­ский текст, обу­слов­ли­ва­ю­щий бытие живых существ.

Заклю­чая наш неболь­шой дис­курс, отме­тим, что пре­де­лом интер­пре­та­ции данных моле­ку­ляр­ной гене­тики явля­ется миро­воз­зре­ние. Вопрос о про­ис­хож­де­нии жизни — слиш­ком мас­штаб­ный. И даже нали­чие ясных  фактов может быть недо­ста­точ­ным для ответа на такой боль­шой вопрос, если эти факты входят и про­ти­во­ре­чие с убеж­де­ни­ями. Иссле­до­ва­тели выявили в недрах живых орга­низ­мов гене­ти­че­скую инфор­ма­цию, пока­зали клю­че­вую роль этой инфор­ма­ции в суще­ство­ва­нии всего живого. В каком-то смысле можно ска­зать, что суще­ствует именно эта инфор­ма­ция, ведь кон­крет­ные особи исче­зают, а инфор­ма­ция сохра­ня­ется в поко­ле­ниях согласно зако­нам насле­до­ва­ния. Но каково ее про­ис­хож­де­ние? Вопрос не индиф­фе­рен­тен отно­си­тельно миро­воз­зре­ния. На наш взгляд, у смыс­лов, зафик­си­ро­ван­ных и зна­ко­вой форме, всегда есть автор. В случае гене­ти­че­ских тек­стов Автор — Гос­подь, вло­жив­ший смыслы в неор­га­ни­че­скую мате­рию. Неор­га­ни­че­ская мате­рия не обла­дает свой­ствами гене­зиса инфор­ма­ции, сле­до­ва­тельно, инфор­ма­ция явля­ется тем допол­ни­тель­ным, или внеш­ним отно­си­тельно этой мате­рии, фак­то­ром, без кото­рого про­ис­хож­де­ние жизни и ее раз­но­об­раз­ных форм невоз­можно. Однако можно верить в слу­чай­ное про­ис­хож­де­ние тек­стов. Раци­о­наль­ного здесь мало, ибо собы­тия со столь низкой веро­ят­но­стью в мате­ма­тике счи­та­ются невоз­мож­ными, но иллю­зию объ­ек­тив­но­сти такая вера вполне может питать. В целом, при­ме­ров слу­чай­ного воз­ник­но­ве­ния тек­стов мы не знаем, вера в такие собы­тия к науч­ному знанию отно­ше­ния не имеет. В рамках здра­вого смысла оче­видно, что воз­ник­но­ве­ние тек­стов тре­бует уча­стия разума. И, если при­рода гене­ти­че­ских тек­стов исклю­чает в каче­стве своего источ­ника разум чело­века, тогда оста­ется только Разум Творца.

Позна­ние моле­ку­лярно-гене­ти­че­ских зако­но­мер­но­стей и пони­ма­ние генома как текста поз­во­лит в буду­щем (воз­можно, не очень дале­ком) чело­веку само­сто­я­тельно писать «гене­ти­че­ские про­из­ве­де­ния». Необ­хо­ди­мость таких про­из­ве­де­ний ста­но­вится все более акту­аль­ной. Без­условно, воз­мож­ность «гене­ти­че­ского твор­че­ства» имеет смысл только в пре­де­лах этики, в пре­де­лах боже­ствен­ного бла­го­сло­ве­ния «воз­де­лы­вать сад, и хра­нить его» (Быт 2:15), а не раз­ру­шать его.

Источ­ники и лите­ра­тура

  1. Мак Конкин. Геном чело­века. М: Тех­но­сфера, 2011. 287 с.
  2. Мэтт Ридли. Геном: авто­био­гра­фия вида в 23 главах. M.: Эксмо, 2015. 427 с.
  3. Сизогла­зов В. И. Ага­фо­нова И. Б., Заха­рова Е. Т. Био­ло­гия: общая био­ло­гия. 10 кл. Базо­вый уро­вень: учеб­ник. 2‑е изда­ние. М.: Дрофа, 2014. 254 с.
  4. Грин Н. Стаут У., Тейлор Д. Био­ло­гия: в 3 т. М.: Мир, 1996.
  5. Ратнер В.А. Гене­тика, моле­ку­ляр­ная кибер­не­тика: Лич­но­сти и про­блемы. Ново­си­бирск: Наука, 2002. 272 с.
  6. Шре­дин­гер Э. Что такое жизнь с точки зрения физики? M.: РИМИС, 2009. 176 с.

Науч­ные труды кафедры бого­сло­вия / Санкт-Петер­бург­ская духов­ная ака­де­мия. — СПб.: Изд-во СПбПДА, 2016. Выпуск 1 : 2015–16 учеб­ный год. — 2016. — 248 с. Стр. 20–27.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки