О даре языков

 свя­щен­ник Игорь Ефимов

Оглав­ле­ние


«И иных Бог поста­вил в Церкви,
во-первых, Апо­сто­лами, во-вторых, про­ро­ками,
в‑третьих – учи­те­лями, далее, иным дал
силы чудо­дей­ствен­ные, также дары исце­ле­ния,
вспо­мо­же­ния, управ­ле­ния, разные языки.
Все ли Апо­столы? Все ли про­роки? Все ли учи­теля?
Все ли чудо­творцы? Все ли гово­рят язы­ками?
Все ли истол­ко­ва­тели? Рев­нуйте о дарах боль­ших,
и я покажу вам путь пре­вос­ход­ней­ший»

(1Кор.12:28–31).

Про­те­стант­ские бого­словы о сущ­но­сти дара языков в Апо­столь­ской Церкви

Бого­словы Запада пред­ло­жили несколько теорий, объ­яс­ня­ю­щих дар языков. Почти все они отвер­гают дар языков как спо­соб­ность чело­века вести про­по­ведь на ино­стран­ных языках. Авторы так назы­ва­е­мой экс­та­ти­че­ской теории утвер­ждают, что глос­со­ла­лия воз­можна только в момент силь­ного духов­ного воз­буж­де­ния. Немец­кий ученый Блек счи­тает, что под вли­я­нием экс­таза «глос­со­ла­ли­сты гово­рили необык­но­вен­ные, уста­ре­лые, никому не извест­ные слова».

Согласно теории Визе­лера, выска­зан­ной еще в про­шлом веке, «в глос­со­ла­ли­че­ской речи слы­ша­лись только звуки, а самого содер­жа­ния нельзя было рас­слы­шать», поскольку «они (глос­со­ла­ли­сты) всеми своими чув­ствами и мыс­лями погру­жа­лись в себя и в созер­ца­ние Бога». Поэтому и молит­вен­ные бла­го­да­ре­ния и сла­во­сло­вия не были понятны для окру­жа­ю­щих.

Согласно теории Гиль­ген­фельца, изло­жен­ной в книге Die glossalalie in die alter Kirche (1850), глос­со­ла­лией обо­зна­ча­ется рели­ги­оз­ное гово­ре­ние языком, не нахо­дя­ще­еся в связи с мыс­лен­ным про­цес­сом. Таким обра­зом, под словом сле­дует пони­мать особый, пре­по­да­ва­е­мый Богом язык.

На осно­ва­нии чего же стро­ятся подоб­ные теории, если книга Деяний вполне опре­де­ленно ука­зы­вает на при­роду этого явле­ния? Их авторы идут путем фило­ло­ги­че­ского осмыс­ле­ния тер­мина гре­че­ского ори­ги­нала glossa (голос, язык).

Когда слово glossa пере­во­дится немец­ким Zunge, то дар языков начи­нают истол­ко­вы­вать сугубо фило­ло­ги­че­ски, т.е. glossa lalin (гово­рить) есть речь только языком, причем воля в состо­я­нии глос­со­ла­лии отсут­ствует.

Другие пони­мают слово glossa как обо­зна­ча­ю­щее сово­куп­ность уста­ре­лых выра­же­ний, не понят­ных совре­мен­ни­кам. Третьи трак­туют слово glossa в зна­че­нии «язык» – «диа­лект», однако не согласны с тем, что «языки» глос­со­ла­лов были обыч­ными язы­ками совре­мен­ных им наро­дов. Как бы ни раз­ни­лись харак­те­ри­стики глос­со­ла­лии, данные сто­рон­ни­ками экс­та­ти­че­ской теории, но все они согласны с мне­нием извест­ного немец­кого бого­слова второй поло­вины XIX века Шульца, резко кри­ти­ко­вав­шего пони­ма­ние глос­со­ла­лии как гово­ре­ния на ино­стран­ных языках. «В насто­я­щее время, – писал Шульц, – ни один бес­при­страст­ный или зна­ко­мый с делом чело­век не может гово­рить, будто дар языков заклю­ча­ется в гово­ре­нии на ино­стран­ных языках».

Экс­та­ти­че­ские гипо­тезы, про­ти­во­ре­ча­щие друг другу и тексту Свя­щен­ного Писа­ния, не дают доста­точ­ного объ­яс­не­ния фено­мена глос­со­ла­лии в Апо­столь­ской Церкви. Ее сто­рон­ники исхо­дят, как пра­вило, из чисто раци­о­на­ли­сти­че­ских сооб­ра­же­ний. Известно, что первое посла­ние к Корин­фя­нам было напи­сано ранее книги Деяний. Отсюда они делают вывод, что Посла­ние содер­жит более досто­вер­ные све­де­ния о даре языков. А книга Деяний в этом смысле носит вто­рич­ный харак­тер.

Неко­то­рые про­те­стант­ские бого­словы, напри­мер Фель­тон, счи­тают, что глос­со­ла­лия Апо­сто­лов в день Пяти­де­сят­ницы была явле­нием исклю­чи­тель­ным, нико­гда более не повто­ряв­шимся в Церкви. И «эта глос­со­ла­лия не имеет ничего общего с опи­сан­ной в первом посла­нии к Корин­фя­нам».

Отчего же про­те­стант­ские бого­словы, в том числе и пяти­де­сят­ники, игно­ри­руют явные сви­де­тель­ства Писа­ния отно­си­тельно дара языков?

Многих из них сму­щает неопро­вер­жи­мость раци­о­на­ли­сти­че­ских аргу­мен­тов, выдви­га­е­мых неко­то­рыми уче­ными против свя­то­оте­че­ского пони­ма­ния глос­со­ла­лии.

Свя­то­оте­че­ская теория и ее про­тив­ники

Святые Отцы и учи­теля Церкви еди­но­душно сви­де­тель­ствуют о даре языков как о хариз­ма­ти­че­ской спо­соб­но­сти бла­го­вест­во­вать о Спа­си­теле на ино­стран­ных языках. В тол­ко­ва­нии на книгу Деяний святой Кирилл Иеру­са­лим­ский пишет: «Петр и Андрей гово­рят по-пер­сид­ски и по-лидий­ски, Иоанн и прочие Апо­столы изъ­яс­ня­ются на всяком языке с при­шед­шими от языч­ни­ков. Дух Святой научает многим языкам вместе, каких вовсе не знали неуче­ные». Того же мнения на этот счет при­дер­жи­ва­ются бла­жен­ный Федо­рит, святой Гри­го­рий Бого­слов, святой Кирилл Алек­сан­дрий­ский и другие.

Про­тив­ники свя­то­оте­че­ского тол­ко­ва­ния глос­со­ла­лии выска­зы­вают целый ряд воз­ра­же­ний. Ука­зы­вают, напри­мер, что Апо­столы сами поль­зо­ва­лись услу­гами истол­ко­ва­те­лей или пере­вод­чи­ков: Петр – Марка, Павел – Тита.

Отме­чают, что Павел, хотя и «более других гово­рил язы­ками» (1Кор. 14:18), однако вместе с Вар­на­вой не понял лика­он­ского языка (Деян. 14:11).

Язык ново­за­вет­ных писа­те­лей содер­жит весьма много геб­ра­из­мов. По манере выра­жаться апо­стола Павла видно, что гре­че­скому языку он учился по еврей­скому или сиро­хал­дей­скому. Гре­че­ский язык у него не чистый, чего не могло быть, если бы он полу­чил его как дар.

Послед­нее воз­ра­же­ние – знание языков Апо­сто­лам не нужно, потому что про­по­ведь их огра­ни­чи­ва­лась пре­де­лами Рим­ской импе­рии.

На первое воз­ра­же­ние можно отве­тить сло­вами про­фес­сора А. Гор­ского: «Марк и Тит могли быть пере­вод­чи­ками с тех языков, кото­рые не были даны в харизме».

По поводу вто­рого М.Муретов пишет: «Это издавна повто­ря­е­мое ложное утвер­жде­ние, будто апо­стол Павел не понял речь народа на лика­он­ском диа­лекте». В Писа­нии ска­зано: «Апо­столы Вар­нава и Павел, услы­шав» (Деян.14:14) о том, что народ соби­ра­ется совер­шить жерт­во­при­но­ше­ние (Деян.14:13), бро­си­лись в народ и гро­мо­гласно гово­рили: «Что вы дела­ете?» И мы – подоб­ные вам чело­веки» (Деян.14:15). Отсюда можно заклю­чить, что «скорее наобо­рот, Апо­столы очень хорошо поняли их речь».

Отно­си­тельно тре­тьего воз­ра­же­ния можно ска­зать сле­ду­ю­щее: «Апо­столы, полу­чив спо­соб­ность гово­рить новыми язы­ками, не лиши­лись преж­них своих позна­ний, поэтому, есте­ственно, в их речи нахо­дим много еврей­ского». К тому же знание раз­го­вор­ного языка и пись­мен­ное вла­де­ние им – далеко не одно и то же. Можно пре­красно вла­деть родным языком, как, напри­мер, ска­зи­тели фольк­лора, и быть при этом абсо­лютно негра­мот­ным.

И, нако­нец, послед­нее воз­ра­же­ние о ненуж­но­сти знания многих языков в Рим­ской импе­рии. Рим­скому про­сто­лю­дину, в своем боль­шин­стве, гре­че­ский язык был мало­до­сту­пен, поэтому вла­де­ние только гре­че­ским не поз­во­ляло Апо­сто­лам испол­нить пове­ле­ние Спа­си­теля (Мф.28:19).

Основ­ной пафос воз­ра­же­ний про­те­стан­тов сосре­до­то­чен на невоз­мож­но­сти полу­че­ния в харизме посто­ян­ного знания ино­стран­ных языков Апо­сто­лами. Но святые Отцы не наста­и­вают, что это был дар посто­ян­ного знания, хотя неко­то­рые их рас­суж­де­ния поз­во­ляют делать и такой вывод. Обре­те­ние посто­ян­ного знания языков было бы более чудом, чем даром. Срав­ним глос­со­ла­лию с даром про­ро­че­ства. Этот дар посто­янно изли­вался под непо­сред­ствен­ным воз­дей­ствием Духа Свя­того.

Можно ска­зать, что язы­ко­го­во­ре­ние было посто­ян­ным даром в том смысле, что Апо­столы и все, име­ю­щие этот дар, могли в любом месте и в любое время бла­го­вест­во­вать о Христе на языках всех наро­дов, «как Дух давал им про­по­ве­до­вать» (Деян.2:4). В этом смысле Отцы Церкви гово­рят о посто­ян­ном даре языков. Бла­жен­ный Фео­до­рит по этому поводу пишет: «Апо­столы начали гово­рить по вну­ше­нию Духа». Иска­же­ние свя­то­оте­че­ского пони­ма­ния отвергло ясные сви­де­тель­ства Свя­щен­ного Писа­ния о даре языков и поро­дило целый ряд абсурд­ных теорий. Одна из них при­над­ле­жит свя­щен­нику Миха­илу Фивей­скому.

В книге «Духов­ные даро­ва­ния в пер­во­на­чаль­ной хри­сти­ан­ской Церкви» он пишет: «Глос­со­ла­лия в Апо­столь­ской Церкви пред­став­ляла подоб­ное чтению наших рус­ских чтецов, чита­ю­щих невнятно и плохо среди собрав­ше­гося в храме про­стого народа какие-нибудь незна­ко­мые кафизмы». «Гово­рив­ший «языком» в Апо­столь­ский век, – про­дол­жает отец Михаил, – подо­бен нашему чтецу… или пев­чему и певчим, поющим мало­упо­треб­ля­е­мую сти­хиру».

Отсюда выте­кает вывод, согласно кото­рому глос­со­ла­лия в Церкви – самое обыч­ное явле­ние, «суще­ству­ю­щее в ней во все века». Так, чудес­ный дар, данный Церкви, уни­чи­жа­ется до повсе­днев­ного дела.

Столь же непри­ем­ле­мым пред­став­ля­ется суж­де­ние рус­ского бого­слова М.Д.Муретова, сто­рон­ника экс­та­ти­че­ской теории, но утвер­ждав­шего, что дар языков нис­по­сы­ла­ется для про­по­веди. Толкуя две­на­дца­тую главу Посла­ния, он при­хо­дит к выводу о том, что «языч­ники, видя необы­чай­ную вдох­но­вен­ную глос­со­ла­лию хри­стиан, при­хо­дили в вос­торг и при­зна­вали у хри­стиан ту же боже­ствен­ную манию, какую они нахо­дили у своих почи­та­е­мых ора­ку­лов». Логика довольно стран­ная в устах пра­во­слав­ного бого­слова. Так и бес­но­ва­ние язы­че­ской Пифии можно при­знать кри­те­рием истины в оценке явле­ний хри­сти­ан­ской жизни.

Отка­зы­ва­юсь допу­стить даже в «порядке гипо­тезы», что Апо­столы в день Пяти­де­сят­ницы хоть в чем-то упо­доб­ля­лись жрецам дель­фий­ского ора­кула, чтобы дока­зать истин­ность своего вдох­но­ве­ния.

Дар языков – молитва?

На основе экс­та­ти­че­ской теории, не отвер­гая при этом ино­стран­ного харак­тера дара языков, строит свое объ­яс­не­ние и рус­ский ученый Ф.И. Мищенко. В книге «Речи свя­того апо­стола Петра в книге Деяний апо­столь­ских» он пишет:

«Оши­боч­ная мысль, будто дар языков нис­по­слался с целью дать орудие для хри­сти­ан­ской про­по­веди. Такое пони­ма­ние не соот­вет­ствует ни тексту Деяний, ни сви­де­тель­ствам Посла­ния о глос­со­ла­лии. В Посла­нии к Корин­фя­нам глос­со­ла­лия пред­став­ля­ется языком только молитвы».

Схожее сооб­ра­же­ние выска­зы­вает и В.Суханов в своей книге «О даре языков в древ­ней Церкви». «Дар языков, – по апо­столу Павлу и по свя­тому Луке, – вдох­но­вен­ная молит­вен­ная речь, изли­ва­ю­ща­яся из уст веру­ю­щего в силу непо­сред­ствен­ного воз­дей­ствия Свя­того Духа, на том языке, на каком давал про­по­ве­до­вать ее Святой Дух»

Дей­стви­тельно, в Посла­нии можно найти ука­за­ния на то, что дар языков может изли­ваться в виде молитвы (1Кор.14:15). Но есть куда более оче­вид­ные сви­де­тель­ства того, что этот дар, данный для про­по­веди, к сожа­ле­нию, исполь­зо­вался корин­фя­нами не по назна­че­нию (1Кор.14:6).

Нет, святые Отцы не отвер­гают воз­мож­ность молитвы на языках, и многие из них пишут об этом. В тол­ко­ва­нии на слова Апо­стола: «Стану молиться духом, стану молиться и умом» (1Кор.14:15) – бла­жен­ный Фео­до­рит гово­рит: «Духом Апо­стол назы­вает даро­ва­ния, а умом – изъ­яс­не­ние ска­зан­ного. Гово­рит же бесе­ду­ю­щему на ином языке, в псал­мо­пе­нии ли, в молитве ли, в учении ли над­ле­жит или самому быть пере­вод­чи­ком, или дру­гого, спо­соб­ного на это брать».

Молитва ради самой молитвы. Что она дает моля­ще­муся, если он совер­шенно ничего не пони­мает из про­из­не­сен­ного и никого не нази­дает при этом. Вот когда ста­но­вится понятно, почему Апо­стол запре­щает в собра­нии верных молиться иными язы­ками.

Широта свя­то­оте­че­ской теории поз­во­ляет вклю­чать в себя многие поло­же­ния из разных воз­зре­ний на глос­со­ла­лию и не утра­тить при этом своей сути. Вместе с тем все эти умо­по­стро­е­ния всегда будут нести печать ущерб­но­сти и лож­но­сти в свете выска­зы­ва­ний тех, кто жил во вре­мена, близ­кие к апо­столь­ским собы­тиям.

А тако­вых немало – это святой Иоанн Зла­то­уст, бла­жен­ный Авгу­стин, святой Гри­го­рий Бого­слов, святой Кирилл Иеру­са­лим­ский, святой Кирилл Алек­сан­дрий­ский и др. Все они сви­де­тель­ствуют о том, что дар языков пред­став­лял собою спо­соб­ность «сла­вить» (Деян.2:4), «бла­го­да­рить» (1Кор.14:16) Бога, про­по­ве­до­вать в нази­да­ние слу­ша­ю­щих на вполне кон­крет­ных исто­ри­че­ских языках, как то пода­вал им Святой Дух. Сам апо­стол Павел вынуж­ден ука­зать Коринф­ской общине на непра­виль­ное исполь­зо­ва­ние дара языков:

«Ты хорошо бла­го­да­ришь, – Апо­стол не запре­щает этого делать, – но другой не нази­да­ется» (1Кор.14:17). Ибо в церкви лучше пять слов ска­зать умом своим, «нежели тьму слов на незна­ко­мом языке» (1Кор.14:19).

Глава из книги «Совре­мен­ное хариз­ма­ти­че­ское дви­же­ние сек­тант­ства» (исто­ри­че­ский очерк, кри­ти­че­ский разбор веро­уче­ния, поло­же­ние в насто­я­щее время) Москва, 1995 г.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки