Главная » Алфавитный раздел » Война » Обзор истории православных воинских чинопоследований
Распечатать Система Orphus

Обзор истории православных воинских чинопоследований

( Обзор истории православных воинских чинопоследований 1 голос: 5 из 5 )

 

^ I. Введение

Войны, являясь греховным проявлением ненависти, сопровождали всю историю человечества после грехопадения. Обращаясь к миру с благой вестью примирения (Рим.10:15), христиане в то же время, как живущие в «мире сем», пребывающем во зле (1 Ин.5:19), вынуждены считаться с неизбежностью участия в различных бранях, которые всегда воспринимались как нежелательные, но вынужденные средства самозащиты. Охранение ближних и своего Отечества всегда благословлялось Церковью, видевшей основание для этого в жертвенном примере Спасителя. Православие искони глубоко почитало воинов, сохранявших ценой собственной жизни спокойствие и безопасность ближних. Многие воины были причислены Церковью к лику святых, как явившие своей жизнью пример христианской добродетели и исполнившие заповедь Спасителя: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13).

Особое попечение Церкви о воинах всегда было связано с усиленной молитвой о них, принимавшей различные литургические формы. По мысли Церкви значимость таких священнодействий объяснялась необходимостью противоборства злу, опасность приобщения к которому сокрыта в самом применении силы. Только победа над грехом в своей собственной душе является залогом праведного проявления силы. Из этого положения вытекают все литургические темы так называемых воинских чинопоследований. Война, нападение иноплеменников, а тем более междоусобная брань, воспринимались как попущение Божие за грехи, поэтому фон большинства подобных молитв является покаянным.

^ II. Историческое развитие воинских молитвословий

^ а) Рукописная славянская традиция

История богослужения знает разнообразные военные молитвы и чины. Отправлявшийся на войну царь или князь вместе с войском получал особое благословение Церкви на брань. Русские рукописные требники XVI в. содержат несколько подобных молитв[1]. Все они относятся к образцам классической церковной письменности и выдержаны в высоком поэтическом стиле. Главной темой этих молитвословий является ниспослание мира на землю и на воюющие стороны.

1. Молитва на войну идущему князю: «Владыко Господи Вседержителю, Отче Господа нашего Иисуса Христа, Тебе молимся и Тебе кланяем ся, раба Твоего благовернаго князя в мире… сохрани» была позаимствована из греческих источников[2].

2. Молитва о князех в различных потребах, паче же внегда потребе бывшу ратному времени: «Господи Боже наш, Царю царствующих и Господь господствующих, Тебе просим и Тебе молимся, спаси князи наша». К данной молитве присоединялась особая главопреклонная молитва: «Тебе Единому и Человеколюбивому, иже Тобою вверенный, еже на земли княжити, преклони с нами выя и молит Ти ся, даруй мир во всех нас сердца».

Эти две молитвы, относящиеся в русских требниках к военному времени, подобно предыдущей молитве, были заимствованы из греческой практики. Однако в Византии эти молитвы читались над императором в мирное время и были приурочены к четвергу Светлой седмицы, когда патриарх со своими помощниками приходил в императорский дворец похристосоваться с монархом[3]. Отсюда пошло и надписание этих молитв в греческих евхологиях:eÙc¾ ginomšnh Ðs£kijlqh Ð patri£rchj ej tÕn basilšaxairštwj tÍ pšmptV toàdiakainhsmon [4].

На Руси византийский обычай не прижился, поскольку русские государи, согласно записям царских выходов XVII в., христосовались с патриархом в первый день Пасхи после окончания обряда пасхального приветствия духовенства в алтаре во время пения пасхальных стихир «Да воскреснет Бог». Поздравлять русского царя с праздником Пасхи патриарх ходил также в первый день праздника после окончания Литургии[5]. Однако след византийской традиции поздравления с Пасхой царя и чтения молитв патриархом на Светлой седмице остался и в славянской письменности, поскольку некоторые славянские требники надписывают эти молитвы словами: «Молитвы в четверг по Пасце, по целовании» или «Молитвы о князех в различных потребех, паче же внегда потребе бывающу ратному времени, на сопротивныя. Тоя же и в четверг светлыя недели».

3. Молитва иная о князех: «Владыко Господи Вседержителю, Боже сил, Царю веков, приклони ухо Твое на молитву нашу, Твой мир даруй князем нашим и всем людем Твоим», содержащаяся в славянских рукописных требниках, также принадлежит греческой литургической письменности[6].

4. Молитва на поганыя на брани: «Владыко Господи Боже наш, Иже премудростию неизреченным словом вся к созданию полезная творя» подобно предыдущей молитве относится к греческой традиции[7].

5. Молитвы на рать идущим: «Господи Боже наш, послушавый Моисея, простершаго к Тебе руце и люди Израилевы укрепив на Амалика» и «Владыко Господи Боже отец наших, Тя просим… якоже изволил еси Сам изыти со угодником Твоим Моисеем» из рукописных требников перешли и в печатные издания[8].

6. Молитва над судном ратным: «Боже, Боже наш, Иже в мори походивый» также из рукописной традиции перешла в печатную[9].

^ б) Старопечатные богослужебные издания

В старопечатных богослужебных книгах отдельные молитвы включены уже в контекст отдельных военных чинопоследований. Дореформенные требники печатают особый Канон молебен ко Господу нашему Иисусу Христу и ко всем святым Его, поемый за князя и за люди, егда исходит из града против супостат, находящих на ны[10]. Происхождение этого канона неясно, поскольку греческие источники его не содержат. В то же время иной, нежели в славянских книгах, канон «в нашествие иноплеменных» имеется в греческом Евхологии[11]. Перед славянским каноном указывается тропарь: «Спаси, Господи» и Богородичен:«Предстательнице страшная и непостыдная». Ирмосами канона служат воскресные ирмосы 6 гласа: «Яко по суху». После канона[12] старопечатные требники приводят три, восходящие к рукописной традиции (см. выше пп. 2 и 1) молитвы за царя, к которым присоединяется еще особая молитва благословити царя или князя («Господи Боже наш, Царю царствующих и Господи господствующих, Иже Самуилом пророком избравый раба Своего Давида»), первоначально читавшаяся над царем при восшествии его на престол. О последнем свидетельствует содержание молитвы и надписание ее в греческих евхологиях[13]. Как молитву на «произведение царя» знают ее и некоторые славянские рукописные требники[14].

Мирской Потребник 1639 г. прибавляет к трем молитвам Требника 1625 г. еще четыре, которые связаны с именем Константинопольского Патриарха Каллиста (XIV в.)[15]. Они печатались в венецианских евхологиях XVII в. в чине,бываемом в ратное время[16], и именно оттуда, судя по отсутствию этих молитв в славянской рукописной традиции, были заимствованы печатным изданием Требника 1639 г.

Первые южно-русские издания Требника содержат только приписываемую Патриарху Филофею (XIV в.) и обращенную к Пресвятой Богородице молитву о нашествии ратник («Дево Владычице Богородице, Яже Единственнаго Бога… рождши»)[17], заимствованную из греческой традиции[18] и встречающуюся также в болгарских памятниках[19]. Львовский Требник 1645 г. уже приводит довольно обширный и извлеченный из греческих печатных изданий чин в нашествие варвар, состоящий из канона Пресвятой Богородице[20] и четырех молитв[21] Патриарха Каллиста на злоключение людей[22].

Требник Митрополита Петра Могилы (1646 г.) святителя, известного деятельностью в различных сферах церковной жизни, в том числе и литургической, и повлиявшего на современную русскую богослужебную практику, – излагает несколько военных чинов.

1. Молебное пение за царя и за люди, во время брани против супостатов, находящих на ны[23] является плодом собственного литургического творчества Митрополита. Данное чинопоследование написано по принятому в этом требнике образцу молебных пений. Порядок его следующий:

– обычные предначинательные молитвы;

– псс. 19-й и 20-й (в присутствии царя на молебне) или пс. 34-й (при отсутствии царя);

– великая ектения с особыми прошениями, связанными с назначением молебна;

– тропарь «Спаси, Господи» и Богородичен:«Предстательство страшное»;

– особый канон, не встречающийся в древних богослужебных книгах и составленный митрополитом;

– по 6-й песни канона – третий степенный антифон 6 гласа: «Надеющиися на Господа врагом страшни»; прокимен и чтение Евангелия (Мк.зач. 51). По Евангелии – стихира: «Пособивый, Господи, кроткому Давиду».

– в заключение последования предписано чтение 4-х молитв:

о победе на враги царю и воем его на брань идущим:«Господи Боже наш, премудростию Своею и словом единем всяческая соделавый»;

о победе на враги воем христианским на брань идущим: «Господи Боже отец наших, Ты еси Бог Един на небеси горе и на земли низу»;

о победе на враги царю или гетману и воем его на брань идущим: «Господи Боже наш, Едине крепкий и сильный в бранех»;

о победе на безбожныя враги воем христианским: «Господи Боже сил, Боже спасения нашего».

2. Последование молебнаго пения, певаемаго в нашествии варвар и в нахождение языков[24]. Данное чинопоследование, в отличие от предыдущего, основано на заимствованных Митрополитом из венецианских печатных изданий греческого Евхология каноне и молитвах[25] и по структуре напоминает первый чин его Требника. Основные отличительные особенности этого молебствия следующие:

– читается пс. 78-й;

– мирная ектения также имеет особые прошения;

– тропарь по ектении составлен специально для данного молебна: «Страшен еси, Господи, и кто противу праведному Твоему гневу станет; Господи, Господи, Тебе всяческая боятся и трепещут»;Богородичен: «Мати Божия Пречистая, прибежище и покрове христианский»;

– канон заимствован из греческих евхологиев и совпадает с содержащимся в Львовском
требнике 1645 г.;

– по 3-й песни – сугубая ектения с особыми прошениями;

– по 6-й песни – степенна 3-й антифон 6 гласа и прокимен перед Евангелием (Мк.51 зач.) – «Да воскреснет Бог». По Евангелии – особая стихира:«Не остави нас в человеческое предстояние, Пречистая Владычице».

– в конце последования указано чтение шести молитв:

– Макария, архиепископа Филадельфийского, в нашествии язык: «Владыко Господи Боже наш, кто уподобится Тебе»;

вторая, в нашествие язык: «Владыко Господи Боже наш, Тебе ся молимся»;

– три молитвы Патриарха Каллиста: к двум ранее указанным молитвам этого святителя ‘в нашествии варвар’ добавлена третья – ‘за христоименитыя люди’;

– вышеупомянутая молитва Патриарха Филофея ‘в нашествие ратник’, имеющаяся в Стрятинском требнике.

3. К воинским чинопоследованиям Требника Митрополита Петра Могилы можно отнести и чин освящения воинской хоругви[26], который встречается в рукописных славянских источниках, и практически без изменений был внесен в современную Книгу молебных пений[27], будучи воспринят современной богослужебной практикой.

^ в) Ныне употребляемые чинопоследования

Реформа богослужения на Руси в XVII в. отразилась, кроме всего прочего, на составе Требника. Многие воинские чинопоследования дониконовского времени, отправлявшиеся по старопечатным изданиям, были пересмотрены или вовсе не вошли в исправленные богослужебные книги. Кроме того литургическая практика обогащалась вновь составляемыми последованиями, которые отчасти испытывали на себе влияние забытых к тому времени древних молитв и чинов.

Большой Требник содержит два воинских чинопоследования:

1. Последование молебнаго пения, ко Господу Богу певаемаго во время брани против супостатов, находящих на ны(глава 91)[28]. Данное чинопоследование встроено в структуру общего молебна и имеет следующий состав:

– общее начало и пс.142-й;

– «Бог Господь» с тропарем: «Спаси, Господи» и Богородичном:«Предстательство страшное».

– особый канон 8 гл., исполняемый без ирмосов;

– по 3-й песни – сугубая ектения с особыми прошениями и седален: «Церковь вопиет Ти, Христе»
и Богородичен;

– по 6-й песни кондак Кресту, прокимен воскресный 7 гл., Апостол (Евр.329 зач.) и общее Евангелие на всякое прошение (Мф.20 зач.), по Евангелии – стихира: «Пособивый Господи», указанная в первом чине Требника Петра Могилы; молитва литии: «Спаси, Боже, люди Твоя»;

– по 9-й песни покаянные тропари: «Помилуй нас, Господи, помилуй нас» и сугубая ектения с особым прошением;

– в заключение читается коленопреклонная молитва: «Господи Боже сил, Боже спасения нашего».

2. Молитва Святейшаго Каллиста Патриарха о императоре и воинстве его (глава 92)[29]. Книга молебных пений к последованиям Большого Требника добавляет еще:

– Последование молебнаго пения ко Господу Богу нашему за императора и за люди, певаемаго во время брани противо супостатов (глава 3)[30] не имеет канона и отличается от традиционного последования молебна, лежащего в основе большинства молебных пений:

– за общим началом следует необычное для молебнов пение текста великого повечерия из книги прор. Исаии (глл. 8, 9): «С нами Бог»;

– после мирной ектении с особыми прошениями поется «Бог Господь» с теми же тропарями, что на молебне в Большом Требнике;

– прокимен «Господи, силою Твоею возвеселится царь», Апостол (2 Кор.172зач.) и Евангелие молебна в Большом Требнике;

– сугубая ектения с особыми прошениями и чтение коленопреклонной молитвы «Господи Боже наш, послушавый Моисея, простерша к Тебе руце» (см. выше);

– по отпусте возглашалось многолетие императору.

– Чин благословения воднаго судна ратнаго на сопротивныя отпущаемаго, единаго или многих, и благословения воином в них плыти хотящим (глава 12)[31] может предваряться совершаемым в храме молебном о победе на враги, изложенным в 3 гл. Книги молебных пений. Чин же благословения ратного судна отправляется на берегу моря или реки (перед кораблем) священником, имеющим с собой святую воду для окропления. Чин имеет следующую структуру:

– обычное начало и пс.45-й;

– великая ектения со специальными прошениями и необычным возгласом;

– «Бог Господь» с тропарями: «К Тебе, Спасе, ныне прибегающих», Слава:«Всю надежду и упование мое», И ныне: «Под Твой покров»;

– пс. 120-й;

– молитва на освящение судов и благословение плывущих: «Господи Иисусе Христе Боже наш, по морю, яко по суху ходивый»;

– главопреклонная молитва воеводе и воем на брань идущим:«Владыко Господи Боже отец наших, Тебе просим и Тебе смиренно мили ся деем»;

– кропление священной водой судов и благословение с кроплением воинства;

– отпуст с поминовением Архистратигов Михаила и Гавриила со всеми Безплотными Силами, великомучеников Георгия, Димитрия, Прокопия, Феодора Стратилата и Тирона;

– пение догматика 4 гл.:«Призри на моления»;

– благословение воинства.

– Чин освящения воинскаго знамения, еже есть хоругви, и воем благословения на брань (глава 13)[32] может совершаться в соединении с предыдущим чином или без него. Самостоятельно отправляемое, данное последование принимает следующий вид:

– общее начало и пс. 143-й;

– пение избранных стихов 17-го псалма с припевом: «С нами Бог, разумейте языцы»;

– мирная ектения с особыми прошениями и специальном возгласом;

– «Бог Господь» с тропарями молебна в Большом Требнике;

– кондак Кресту;

– чтение двух молитв (2-я – главопреклонная) на освящение знамени и окропление его
святой водой;

– вручение хоругви воину с увещанием;

– преподание благословения войску;

– пение стихиры: «Пособивый, Господи, кроткому Давиду»;

– отпуст, после которого поется догматик 4 гл.

При соединении с молебном о победе на враги, чин освящения знамени, начиная с пения стихов 17-й пс., совершается после сугубой ектении, произносимой в заключение молебствия о победе.

– Чин благословения воинских оружий (глава 14)[33] является довольно кратким и состоит из:

– общего начала и пс. 34-го;

– молитвы на освящение оружия с последующим кроплением его;

– отпуста.

– К воинским последованиям можно отнести и благодарственный молебен в день Рождества Христова в воспоминание избавления державы Российской от нашествия галлов в 1812 г. (Книга молебных пений, гл. 19) [34]. Этот чин совершался после праздничной Литургии и имел некоторые особенности, не свойственные последованиям молебнов и идущие вразрез с принципами, лежащими в основе православного богослужения.

Структура данного молебствия следующая:

– нехарактерный для молебнов возглас утрени (или всенощного бдения, начинающегося вечерней): «Слава Святей»[35];

– обычное начало;

– пение: «С нами Бог», вставленного в данный молебен, видимо, как элемент Рождественского богослужения, или под влиянием молебного пения о даровании победы (см. выше: Книга молебных пений, гл. 3);

– мирная ектения с особыми прошениями и обычным возгласом;

– «Бог Господь» с пением в качестве первого тропаря рождественской стихиры (!) по 50-м псалме; второй тропарь, подобно предыдущему песнопению, начинается Рождественским славословием: «Слава в Вышних Богу»; Слава: тропарь Кресту; И ныне: догматик (!) 1-го гласа[36];

– паримия (Ис.14 гл.), читаемая при наличии нескольких диаконов одним из них, а не чтецом[37];

– прокимен великий[38]: «Кто Бог Велий»;

– Апостол (Евр.329-331 зач.), Аллилуиарий, стихом которого является текст воскресного прокимна 7 гл. и Евангелие (Мф.98 зач.);

– сугубая ектения с особыми прошениями, начинающаяся словами: «Рцем вси»[39];

– коленопреклонная (!) молитва: «Боже Великий и Непостижимый»;

– пение великого славословия или гимна святителя Амвросия Медиоланского: «Тебе Бога хвалим»[40];

– особый, уникальный праздничный отпуст: «Иже во яслех вифлеемских, яко Агнец возлегий, сопротивных же крепость, яко лев, сокрушивый, и верныя овцы Своя на путь правды, и спасения, и мира наставивый и упасый, Христос, истинный Бог наш…»

– возглашение многолетия императору с воинством, и вечной памяти императору Александру I.

^ г) Поминовение усопших воинов

При описании воинских чинопоследований Церкви нельзя не упомянуть обособых днях поминовения усопших воинов.

Кроме Вселенских родительских суббот (Мясопустной и Троицкой), когда Святая Церковь творит «память всех от века усопших благочестивых христиан, отец и братий наших», включая и тех, кто погиб на поле брани, есть день, твердо укоренившийся в богослужебной традиции Русской Церкви как поминовение преимущественно усопших воинов – это Дмитриевская суббота перед памятью великомученика Димитрия Солунского (26 октября). Имеющее корни в древних, восходящих еще к языческим временам, осенних поминках[41], в христианском контексте это поминовение было установлено великим князем Димитрием Донским в 1380 г. после Куликовской битвы. Богослужение совершается в этот день по 13-й главе Типикона, предусматривающего в любую субботу периода пения Октоиха[42], не совпадающую с праздником[43], отправление по желанию настоятеля так называемого заупокойного Аллилуйного богослужения.

В 1769 г. по распоряжению императрицы Екатерины II во время войны с турками и поляками было установлено совершать 29 августа в день великого праздника Усекновения главы святого Иоанна Предтечи поминовение православных воинов.

Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 1994 г. установлено ежегодное поминовение 9 маянового стиля усопших воинов за веру, Отечество и народ жизнь свою положивших и всех страдальчески погибших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

^ III. Заключение

Рассмотренные нами воинские чины в их историческом развитии позволяют сделать вывод о том, что попечение Святой Церкви о воинах имеет довольно богатую и древнюю историю. Литургические формы воинских молитвословий были весьма разнообразными и имели в своем становлении и развитии определенные закономерности. Древние богослужебные книги, как правило, не приводят развернутых чинопоследований, даются лишь молитвы, которые произносились в определенных случаях в контексте существующих к тому времени чинов. Постепенно довольно краткий формуляр молитв начинает «обрастать» специально составляемыми последованиями. Структура их в этом развитии усложняется, и они превращаются в гармонично сбалансированные литургические конструкции, являющиеся свидетельством Предания и находящиеся в неразрывной связи с многовековой традицией Церкви. Славянская богослужебная практика отличается довольно интенсивным умножением воинских чинов. Появляются особые молебствия на благословение орудий, военного корабля и т.д. Это развитие иногда происходит не без влияния внешних установлений. В общем же, многообразное воинское богослужебное наследие является выдающимся произведением церковного творчества и раскрывает глубину Литургического Предания.

С.А. Ванюков,
преподаватель Православного Свято-Тихоновского
богословского института

1. См. Прилуцкий В., свящ. Частное богослужение в Русской Церкви в XVI и первой половине XVII в. К., 1912. М., 2000р. С. 318-324.

2. Goar J. Euchologion… Venetia, 17302. P.733.

3. De cerimoniis aulae Byzantinae (lib. 1.1-92), ed. A. Vogt. Le livre des ceremonies. Vol. 1. Paris: Les Belles Lettres, 1935. P. 84-88. De cerimoniis aulae Byzantinae (lib. 1.84-2.56), ed. J.J. Reiske. Constantini Porphyrogeniti imperatoris de cerimoniis aulae Byzantinae libri duo. Vol. 1 Corpus scriptorum historiae Byzantinae. Bonn: Weber, 1829.. Lib. 2. P. 616-619. Goar J. Euchologion… Venetia, 17302. P. 334.

4. Goar J. Euchologion… Venetia, 17302. P.733.

5. Выходы государей, царей и великих князей. М., 1844. С. 14, 30, 61.Георгиевский. Праздничные службы и церковные торжества в старой Москве. М., 1896. С. 83-85.

6. Goar J. EuchologionVenetia, 17302. P.734.

7. Дмитриевский А.А. Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках Православного Востока. Т. 2.: EÙcolÒgia..
1901. С. 290.

8. Требник. М.: Печатный Двор, 1647. Л. 238. Последование молебных пений. М.: Синодальная типография, 1905. СПб, 1996р. Л. 15 об.-21 об.

9. Требник. М.: Печатный Двор, 1647. Л. 243.

10. Требник. М.: Печатный Двор, 1625. Л. 8. Требник. М.: Печатный Двор, 1636. Л. 445. Требник мирской. М.: Печатный Двор,
1639. Л. 327.

11. EÙcolÒgion tÕ Mšga. «Aq»naij, 1902. Sel. 591. Goar J. Euchologion… Venetia, 17302. P.642.

12. Первый тропарь 1 песни звучит следующим образом:«Крепкаго во бранех и сильнаго в крепости Господа, молим Тя верно: снити с рабы Своими во время снятия т. е. снития. со враги и победити их».

13. Goar J. Euchologion… Venetia, 17302. P.726.

14. Прилуцкий В., свящ. Частное богослужение в Русской Церкви в XVI и первой половине XVII века. К., 1912. М., 2000р. С.322.

15. Требник мирской. М.: Печатный Двор, 1639. Л. 333-336.

16. Goar J. Euchologion… Venetia, 17302. P.648-650.

17. Требник. Стрятин, 1606. Л. 419.

18. Дмитриевский А.А. Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках Православного Востока. Т. 2.: EÙcolÒgia..
1901. С. 288.

19. Прилуцкий В., свящ. Частное богослужение в Русской Церкви в XVI и первой половине XVII века. К., 1912. М., 2000р. С.322.

20. Канон с ирмосами 6 гласа. Первый тропарь начинается словами: «Державнаго в крепости и сильнаго в бранех Господа
рождши, Чистая…» Требник. Львов, 1645. Л. 261-267.

21. Евхологион Гоара приводит пять молитв Патриарха Каллиста. Пятая молитва, надписываемая EÙc¾ ˜tšra Øper toà cristwnÚmou laoà, в Львовском требнике опущена.

22. Требник. Львов, 1645. Л. 268-274.

23. Требник Митрополита Петра Могилы. К.: Тип. Печерской лавры, 1646. Ч. II. С. 136-157.

24. Там же. С. 157-182.

25. Goar J. Euchologion… Venetia, 17302. P.645-651. Дмитриевский А. А.Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках Православного Востока. Т. 2.: EÙcolÒgia.
1901.
. 1901. С. 288.

26. Требник Митрополита Петра Могилы. К.: Тип. Печерской лавры, 1646.Ч. II. С. 245.

27. Последование молебных пений. М.: Синодальная типография, 1905. СПб, 1996р. Л. 111-117 об.

28. Требник (Большой). М.: Синодальная типография, 1884. СПб: изд. ТСЛ, 1995р. Л. 227 об. – 233 об.

29. Там же. Л. 233 об. – 234 об.

30. Последование молебных пений. М.: Синодальная типография, 1905. СПб, 1996р. Л. 15 об.-21 об.

31. Там же. Л. 105 об.-110 об.

32. Там же. Л. 111-117 об.

33. Там же. Л. 118 об.-120.

34. Там же. Л. 134 об.-145 об.

35. Этот возглас начинает еще нынешнее последование: Благодарения о получении прошения и о всяком благодеянии Божии.
См. Требник. М.,1991. С. 391-407.

36. Пение стихир в качестве тропарей не характерно для православного богослужения. Догматики также являются принадлежностью стихирной системы Октоиха и, по Уставу, поются на вечерне в заключение стихир на: «Господи, воззвах».

37. Присутствие в чинопоследовании молебна паримии не свойственно православному богослужению, поскольку молебен, уподобляющийся согласно Уставу утрене, в богослужебном сознании Церкви символически обозначающей новозаветные времена пришествия Мессии (о чем свидетельствует пророческий стих 117-го пс.:«Бог Господь и явися нам»), не совсем согласуется с чтением паримий, характерных для вечерни. См.: Никольский К., прот. Руководство к изучению богослужения Православной Церкви. М.: ПСТБИ, 2002. С. 99, 122.

38. Пение великого прокимна, отличающегося от обычного бoльшим количеством стихов, обычно бывает только на вечерне, на остальных службах суточного круга, имеющих прокимен, поются обычные (с одним, а не тремя стихами).

39. Исполнение полной (с первого, а не третьего прошения) сугубой ектении не встречается в общепринятых чинах молебствий.

40. Попало в данный чин под влиянием благодарственного молебна. См. Требник. Благодарение о получении прошения…
М.,1991. С. 405.

41. Афанасий (Сахаров), еп. О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви. СПб, 1999. С. 45.

42. В том числе и в эту.

43. Типикон указывает 2 условия, необходимые для совершения в субботу Аллилуйного богослужения вместо службы с Бог Господь: если святой, память которого выпала на этот день, не имеет тропаря, и если настоятель желает отправлять службу по 13-й главе. Поскольку с увеличением количества святых, прославленных Церковью, уменьшается количество святых без тропаря – ведь службы новопрославленным святым, как правило, составляются полиелейные или бденные – Поместный Собор Русской Церкви 1917 года смягчил первое предписание Устава и допустил ради сохранения уникального типа богослужения совершение Аллилуйной службы и при шестеричном святом, обязательно имеющем свой тропарь. Однако при отправлении богослужения этот святой рассматривается как не имеющий тропаря. См. Афанасий (Сахаров), еп. О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви. СПб, 1999. С. 51; Богословские труды № 34. М., 1998. С. 333.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru