Христианский брак как основа христианской семьи — Г. И. Шиманский <br><span class="bg_bpub_book_author">Г. И. Шиманский</span>

Христианский брак как основа христианской семьи — Г. И. Шиманский
Г. И. Шиманский

(2 голоса5.0 из 5)

Гермоген Иванович Шиманский, Конспект по нравственному богословию

§1. Семейство. Его нравственное значение

Истинно-христианская жизнь, построяемая на основе заповедной любви самоотвержения, не есть жизнь самозамкнутая, отрешенная от жизни окружающих людей, от жизни общества. Христианское настроение духа естественно должно выявляться и выявляется во внешних формах христианской жизни – в семействе, в Церкви, в обществе. Каждый христианин несет те или иные обязанности и труд в семье, обществе и государстве. Всевозможные виды человеческой деятельности являются поприщами для осуществления и упражнения внутреннего духовного строя, внутренней духовной жизни христианина. Вся жизнь христианина личная и общественная должна быть христианским подвигом деятельного самоотречения и самопреданности по побуждениям любви к Богу на благо ближних.

Семейство или семью обыкновенно составляют родители и дети, иногда с другими родственниками и живущими о ними людьми.

Семейство есть самое первое человеческое общество. Оно является основой государства, основной его ячейкой. Вместе с тем семья есть и «исходище и первая основа нравственного мира» (проф. М. Олесницкий. Нравственное Богословие, §70, стр. 256).

В семействе человек получает первый телесный уход, навыки к порядку, трудолюбию, покорности, здесь он получает первое духовно-нравственное воспитание и начинает развивать в себе нравственную жизнь. Жития святых нам показывают, насколько важно первоначальное воспитание в добродетельной семье (св. свящ. М. Менстров, Уроки по христианскому нравоучению. гл. 33, стр. 247; прот. П. Солярский. Нравственное православное богословие, изд. 2. СПБ. 1875, §135, стр. 367–368). Если любовь – основа христианской нравственности, то семья есть первоначальная школа святой, терпеливой и самоотверженной любви. Потому-то Господь Спаситель, прежде чем выступил на поприще общественного служения, благословил Своим посещением брачную чету. И апостолы, имевшие задачей проповедовать слово Божие народам, прежде всего вносили его в дома семейств.

Состояние христианских семейств имеет важное значение и для Церкви. Добрые и благочестивые семейства составляют необходимое условие ее благосостояния. Добродетельные христианские супруги, родители и дети, принимая от Церкви благодатные дары и освящение, развивают их в семейной жизни и в свою очередь приносят с собой в общество верующих плоды добродетели и совершенства. Чем более благочестия и добродетелей в семействах, тем более процветает и Церковь. Древняя христианская Церковь процветала внутренней славой именно потому, что каждый христианский дом, по словам Златоуста, составлял малую церковь, каждый отец семейства был у себя как бы домашний пастырь, который управлял молитвой и чтением Писания и был образцом христианской жизни для своих домашних (св. Иоанн Златоуст. Беседа 36‑я на 1 Коринф.).

Нравственное благосостояние семейств сопровождается также благосостоянием общества и государствами обратно. Семья «оказывает могущественное и весьма широкое влияние на союз общественный, на жизнь целого народа. В самом деле, люди, взлелеянные семейной любовью, научившиеся горячо любить своих братьев и сестер, своих детей или родителей, вносят эти прекрасные навыки и в свою общественную жизнь – они любят людей своей братской любовью; хороший семьянин не может не быть хорошим человеком в общественной жизни и деятельности» (проф. А.Д. Беляев. Любовь Божественная. М., 1884. стр. 346–347). По отношению к государству семья является первой школой, где человек научается любить своих ближних, старших, равных и младших, научается почитать старших, уважать равных себе, научается повиновению, дисциплине и развивает в себе все те качества, какие необходимы для каждого члена общества (см. прот. Солярский. Цитир. соч., стр. 367–368).

§2. Христианский брак как основа христианской семьи

Семейство основывается на браке. Христианский брак есть добровольный и основанный на взаимной любви пожизненный союз двух лиц различных полов с целью совершенного взаимного восполнения (составления, так сказать, полного человека) и вспомоществования во спасение, и имеющий следствием или плодом своим рождение и христианское воспитание детей (проф. М. Олесницкий. Цитир. соч., стр. 256. Сравн. определение брака у свящ. М. Менстрова: «Брак есть заключенный на основании полового отношения и взаимной любви пожизненный союз мужчины и женщины, сопровождающийся общением их во всех отношениях, обстоятельствах и благах жизни к получающий санкцию Церкви и государства». (Уроки по христианскому нравоучению, стр. 249).

Вообще брак есть начальный союз, из которого образуется союз семейный, родственный, народный и гражданский. Поэтому важность и значение брака может быть рассматриваемо с разных сторон. Во всей своей святости и высоте брак является в недрах православной Церкви, где он есть таинство, которого начало – в благословении брака первозданной четы, а полнота в христианстве.

«Так как брачная любовь, – пишет один наш отечественный богослов, – составляет основной и главный вид любви в число прочих видов взаимной любви между людьми, то поэтому она предпочтительно перед ними нуждается в особом освящении от Бога, в особом благодатном даре. С другой стороны, так как брачная любовь очень часто становится чувственной и беспорядочной, то и в этом отношении она преимущественно пред прочими видами любви требует освящения и одухотворения. Сделать брачный союз духовным, священным, сделать его союзом святой любви – это цель брака как таинства» (проф. А. Беляев. Любовь божественная, стр. 382).

Вообще христианство, – говорит архиеп. Никанор, – допускает все здравые естественно-человеческие чувства, стараясь их возвысить до духовности, утончить до совершенства в высшем сообразном с творческими целями направлении, благословляя их и освящая. В этом отношении половая и семейная любовь никак не составляет исключения, любовь жениха к невесте и обратно, любовь мужа к жене, и обратно, родителей к детям и взаимно детей к родителям… В человеке плотская любовь никогда не может быть чисто-животным чувством, она всегда сопровождается душевным влечением, естественным или извращенным. «Христианство хочет возвысить ее так, чтобы она была нормальным сознательно-душевным или даже духовным влечением и в этих видах призывает на нее благословение Божие» (Никанор архиеп. Херсонский и Одесский. Беседа о христианском супружестве. Против графа Льва Толстого. Изд. 2‑е, Одесса, 1890, стр. 48–49).

Естественный союз брачующихся по молитве Церкви очищается, освящается, отрезвляется и укрепляется Божественной благодатью. «Трудно самому (человеку) устоять в союзе крепком и спасительном. Нити естества рвутся. Благодать же непреодолима» (еп. Феофан. Начертание христианского нравоучения, стр. 490).

По учению слова Божия супружеский, брачный союз есть учреждение современное началу человеческого рода. Брак первоначально установлен Самим Богом еще в раю через сотворение жены в помощь мужу и через благословение, преподанное им Богом. Отсюда в Ветхом Завете повсюду выражается воззрение на брак как на дело, благословляемое Самим Богом (Быт. 1 и гл. 24; Притч. 19:14; Малах. 2:14). Первоначально освященный Богом брак получает новое подтверждение и освящение в таинства от Иисуса Христа (Мф. 19:5–6) и становится образом таинственного союза Христа с Церковью, почему и называется «тайной великой» (Ефес. 5:32).

Цель Брака

В чем же цель брака? На этот счет высказывались разные мнения. У древних израильтян цель брака полагали в рождении детей. Но дети суть следствие или плод брака, а не цель. Правда, сотворив мужа и жену, Бог присоединял благословение чадородия (Быт. 1:28), если мы назовем детей целью брака, то второй, а не первой. Если бы дети были первой и главной целью брака, то бесплодие (бездетность) было бы одним из оснований для развода. Но мы знаем, что бездетность не уничтожает существа брака и не лишает его цели.

В Священном Писании жена названа помощницей мужа (Быт. 2:18). Но это не главная цель: помощь можно достигнуть путем дружбы и отсутствие помощи (например, по болезни) было бы основанием для развода.

Третьи считают главной целью брака – противодействие и предохранение от распутства, ссылаясь на слова Священного Писания (1Кор. 7:2–9). Но эта цель подчиненная, а не главная, ибо брак учрежден до грехопадения и с грехопадением первоначальная идея брака не изменилась.

Брак имеет цель в самом себе. Первая и главная его цель – полная и безраздельная преданность и общение двух супружеских лиц: «не добро быти человеку единому» (Быт. 2:18) и «оставит человек отца своего и матерь свою и прилепится к жене своей, и будут оба в плоть едину» (Мф. 19:5). Отсутствие в жизни брачующихся духовно-нравственной стороны есть главная и основная причина несчастных браков. Главный источник счастливых браков заключается во взаимном проникновении бракосочетавшимися в глубину и высоту христианского идеала нравственного совершенствования. Брак имеет целью живое общение и взаимное совершенствование двоих (мужа и жены). Муж и жена, восполняя друг друга чрез взаимообщение, нравственно влияют друг на друга, помогают друг другу в духовно-нравственном совершенствовании и выполнении обоюдного назначения в жизни (М. Григоревский. Учение св. Иоанна Златоуста о браке. Архангельск, 1902, стр. 92). По мысли св. Киприана Карфагенского, муж и жена получают полноту и цельность своего бытия в духовно-нравственном и физическом единении и взаимном восполнении одного личностью другого, что достигается в браке, когда мужчина и женщина действительно становятся одной нераздельной личностью, одним духом и одною плотию и находят друг в друге взаимную поддержку и восполнение.

Если брак имеет свою цель в самом себе, в безраздельной преданности друг другу двух лиц, то истинный брак возможен только при единоженстве (моногамии) и пожизненности. Многоженством исключается полная преданность и равенство двух лиц, требуемые существом брака (см. Мф. 11:3–6; 1Кор. 7:2–7). Второй и третий браки допускаются христианской Церковью (в случае смерти одного из супругов), как некоторое несовершенство в жизни христианина и благословляются Церковью для мирян как снисхождение к человеческой немощи в предохранение от греха, «как врачевство против блуда» (в книге Правил: Неокесар. соб. 7‑е прав.; Василия Вел. пр. 87). Это оказывается как в обряде венчания второбрачных, так и в содержании читаемых при этом молитв. Пресвитеры и диаконы, по учению ап. Павла и по требованиям канонов Церкви, должны быть «единыя жены мужем».

Истинный брак в его идеальной красоте может быть только пожизненный.

Брак, далее, должен быть по своей идее нерасторжим. Вступление в брак с мыслью о возможности расторжения его когда-либо делало бы невозможным полную преданность друг другу лиц и вообще прочность их взаимного союза.

Вторая цель брака, на которую указывает Священное Писание и Церковь в своих молитвах чина венчания, есть деторождение и воспитание детей. И Церковь благословляет брак как союз для целей деторождения. Поэтому брак имеет целью не плотское наслаждение и удовлетворение сладострастию, а «доброчадие» и «о чадах благодать», – как говорится в молитве на венчании (более подробно об этом см. в нашем пособии по Литургии, вып. 2, гл. 4: Таинство брака, §3. Цель и смысл таинства брака). Брак (в христианстве), по учению св. Григория Богослова, хорош тогда, когда он соединяется с желанием оставить после себя детей, потому что чрез это восполняется Церковь Христова, увеличивается число «благоугождающих Богу». Когда же он имеет в основе одно стремление к удовлетворению плотской похоти, то разжигает грубую и ненасытную плоть и становится как бы путем к пороку (св. Григорий Богослов. Творения, т. 5, М., 1847, стр. 221). При господствующем значении в христианском браке нравственной стороны человеческой природы низшие ее влечения находят свой исход в рождении детей. «Жену каждый из нас имеет для деторождения, – писал язычникам апологет II века Афинагор, – у нас мерою пожелания служит деторождение».

Священное Писание указывает еще одну цель брака – целомудрие. Сохраняя взаимную любовь и верность, вступающие в брак должны хранить супружескую чистоту и целомудрие. «Сия бо есть воля Божия, – пишет апостол, – святость ваша; не призва бо нас Бог на нечистоту, но во святость» (1Сол. 4:3–7). Пребывающим в браке христианство предписывает жизнь чистую, непорочную, целомудренную, указывает на необходимость соблюдения супружеской верности, на необходимость борьбы с выработанной веками греховной страстностью, на отречение от языческих взглядов на жену и отношений к жене как предмету наслаждения и собственности. Брак, по словам св. Иоанна Златоуста, имеет назначение не только деторождение, но и «искоренение невоздержания и распутства», «погашение естественного пламени», особенно для людей, которые «предаются этим страстям и растлеваются в непотребных убежищах, – для них брак полезен, освобождая их от нечистоты» (св. И. Златоуст. Творения, т. I, стр. 307). Об этом говорит ап. Павел: «Хорошо человеку не касаться женщины, но во избежание блуда, каждый имей свою жену и каждая имей своего мужа» (1Кор. 7:2–9). Церковь предписывает христианину воздержание и в супружестве, но не как закон, а как совет, по взаимному согласию супругов (1Кор. 7:5). Супружеское ложе само по себе «непорочно» (Евр. 13:4), не делает человека нечистым, но только мешает духовной сосредоточенности и молитве. Поэтому Церковь предписывает христианам супружеское воздержание перед праздниками и в дни поста (прот. Ст. Остроумов. Жить – любви служить. Изд. 2. СПБ, 1911, §80, стр. 204–208. Сравн. наставление преп. Серафима христианским супругам о воздержании).

Это взаимное и добровольное воздержание отнюдь не вредит супружеской любви, а возвышает и очищает ее.

«Как невозможно, – говорит св. Иоанн Златоуст, – чтобы целомудренный человек презирал свою жену и когда-нибудь пренебрег ею, так невозможно, чтобы человек развратный и беспутный любил свою жену, хотя бы она была прекраснее всех. От целомудрия рождается любовь, а от любви множество бесчисленных благ. Итак, считай прочих женщин как бы каменными, зная, что, если ты после брака посмотришь похотливыми глазами на другую женщину, ты делаешься виновным в вине прелюбодеяния» (св. И. Златоуст. Творения, т. III, стр. 211).

Освящая христианский брак своим благословением, надевая на брачующихся венцы «славы и чести» (символ победы над чувственностью и символ сохраненной чистоты). Церковь всегда осуждала порицателей супружеских отношений. «Законный брак и рождение честны и нескверны, ибо различие полов образовано в Адаме и Еве для размножения человеческого рода» (Постановления апостольские, 6, 2). Брак не только чист, но более того, он – охрана чистоты и школа целомудрия», он есть, – по словам Златоуста, – пристань целомудрия для желающих хорошо пользоваться им, не позволяя неистовствовать природе. Выставляя законное совокупление как оплот, и таким образом удерживая волны похоти, он поставляет и сохраняет нас в великом спокойствии» (св. Иоанн Златоуст. Творения, т. 1, стр. 298). И вообще, «если бы брак и воспитание детей были препятствием на пути добродетели, то Создатель не ввел бы брака в нашу жизнь. Но так как брак не только не препятствует нам в богоугодной жизни, но и доставляет нам пособие к укрощению пылкой природы, то поэтому Бог и даровал такое утешение человеческому роду» (его же. Творения, т. IV, 2‑я беседа, на Быт., стр. 197).

Из истории христианской Церкви известно множество примеров высокой и святой жизни, которой достигали христиане в супружество. Из жизни преп. Макария Египетского известно, что ему было откровение о двух спасающихся в мире в законном супружество женщинах, которые превзошли его в добродетели. Пример трогательной и истинно-христианской любви видим в лице супругов-мучеников Адриана и Наталии (пам. 26 августа). Мученица Перпетуя (пам. 1 февраля) была предана мучениям, имея грудного младенца. Образцом любви, преданности, взаимного уважения, супружеской верности и целомудрия могут служить русские святые Петр и Феврония (Давид и Евфросиния), князья Муромские (пам. 25 июня), благов. Евдокия (Евфросинья, супруга князя Дмитрия Донского (пам. 7 июля). Семья св. Нонны (матери св. Григория Богослова) была семьей святых Божиих, рассадником веры и благочестия. Христианские родители Емилия и ее супруг дали Церкви Христовой великого святителя Василия Великого и святителя Григория епископа Нисского. И много других известно примеров. Праведные родители Кирилл и Мария воспитали в строгом благочестии юного Варфоломея – будущего великого подвижника и молитвенника земли русской преп. Сергия Радонежского. Благочестивые Исидор и Агафий Мошнины были родители Прохора – в будущем великого подвижника Саровской пустыни преп. Серафима.

Высокой духовной жизни достигли праведники нашего времени, жившие в супружестве: свящ. Феодосии (город Балта), свящ. Георгий Коссов (с. Чекряк), прот. Иона Атаманский (г. Одесса) и мн. др.

Брак и Безбрачие

Вступление в брак не предоставлено произволу человека. Для лиц, предназначенных природою и обстоятельствами жизни к браку, которые могут понести такой образ жизни, вступление в брак есть определенное требование долга. Брак, вводящий человека в бесчисленное множество нравственных задач и обязанностей, есть важная школа воспитания человека и широкая область для его деятельности, в то же время, человеческий род может продолжаться, по Божественному устроению, только через посредство брака. Потому уклонение от брака по эгоистическим побуждениям, ради того, чтобы не стеснять себя, жить привольнее, беззаботнее, не нести тяготы по воспитанию детей и т. п., – противонравственно (проф. М. Олесницкий. Нравственное Богословие, §70, стр. 257).

Но может быть и другое состояние – безбрачие. Безбрачие возможно невольное и вольное. Есть лица, долг которых оставаться без брака: физически нездоровые, больные, психически неуравновешенные. Бывает и так, что человек находится на службе, несовместимой с брачным состоянием, или не находит в жизни лица для вступления в брак, заслуживающего искреннюю и взаимную симпатию.

Но в христианстве существует также безбрачие добровольное – девство или целомудрие безбрачной жизни. Оно известно по мотивам высоконравственным, духовным под именем монашества или иночества.

Несмотря на всю возвышенность и святость христианского брака, Священное Писание девство ставит выше супружества. Ап. Павел говорит об этом так: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу, а женатый о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицей: незамужняя заботится о Господнем, чтобы быть святою телом и духом, а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу» (1Кор. 7:32–34). Девство выше супружества, но не все люди способны вести девственную жизнь. Способность вести безбрачную жизнь – ради безраздельного служения Богу – есть дар Божий некоторым людям, обуславливаемый, впрочем, их доброй волей и желанием. Поэтому девство есть вместе с тем высочайший подвиг. Девствующим предстоит тяжкая борьба с плотью и диаволом, требующая сильного характера, твердых религиозных убеждений, особой благодатной помощи Божией. Те же, которые не могут сохранить девства в чистоте, должны жениться; нечистое безбрачие, не выдерживающее строго данного Богу обета, должно быть поставлено ниже чистого брака (сравн. 1Кор. 7:2–9; сравн. св. Григорий Богослов. Творения в русск. пер. Изд. 1, ч. 1, стр. 273; ч. 5, стр. 76–77; ч. 4, стр. 275).

Учение о браке и безбрачии Иисус Христос ясно высказал в одной из Своих бесед. В беседе с фарисеями Спаситель указал на нерасторжимость брака, исключая вину прелюбодеяния. Ученики, слыша такое учение, несогласное с иудейским законом, сказали своему Учителю, что, если так тяжелы условия брачной жизни, то лучше человеку вовсе не вступать в брак. Иисус Христос и ответил на это, что вести безбрачную жизнь должны только те, кому это дано от Бога. «Он же сказал им: не все вмещают слово сие (о безбрачии), но кому дано. Ибо есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали себя скопцами (понимается не телесно, а духовно – решившись на безбрачие) для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит» (Мф. 19:5–12).

Святые отцы в самых возвышенных чертах описывают славу и высоту безбрачного целомудрия – девства. О высоте награды девства на небе св. Златоуст говорит: «нам (девственникам) с ангелами жребий и светильники светлейшие, и что всего блаженства верх есть, – с Женихом оным (Иисусом Христом) сопребывание» (св. И. Златоуст. Книга о девстве, гл. 2).

О высоком жребии, уготованном девству от Бога на небе, Тайновидец говорит: «и взглянул я и вот Агнец стоит на горе Сионе и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах. И услышал я голос поющих как бы новую песнь пред престолом Божиим, которой никто не мог научиться, кроме них». Кто же это? – «Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следует на Агнцем, куда бы Он не пошел. Они искуплены из люда как первенцы Богу и Агнцу (Иисусу Христу) и в устах их нет лукавства; они непорочны пред престолом Божиим» (Апок. 14:1–5). Может ли быть награда выше этой? И кто не согласится, что то состояние, в котором «не женятся, не выходят замуж, но пребывают как ангелы на небесах» (Мф. 22:30), должно быть поставлено выше того состояния (брачного), в котором люди находятся в зависимости от земных условий и плотских ощущений? Или кто не согласится, что добровольно отказывающийся от брака, составляющего, несомненно, одно из высших благ на земле, приносит Богу великую жертву? (проф. М. Олесницкий. Нравственное Богословие, стр. 258. См. еп. Петр. О монашестве. Изд. 3. Тр.-Серг. Лавра, 1904, стр. 129, 117–119; Проф. М. Олесницкий. Цитир. соч., §70, стр. 258–259)

Нравственные Условия Заключения Брака

(см. свящ. М. Менстров. Уроки по христианскому нравоучению, гл. 23, стр. 252–254)

Чтобы брак был правильным с нравственной точки зрения, он должен быть сколько браком по склонности или влечению, столько же браком по рассудку. Не годится брак ни по чистой склонности, ни по чистому рассудку. Это значит, что при выборе подруги жизни или, наоборот, – друга, т. е. жениха, надобно, конечно, прежде всего внимать голосу непосредственной склонности или симпатии. И она неотъемлема при вступлении в брак. Заключать брак на каком-либо другом внешнем основании, например, из-за материальной выгоды, тщеславия, общественного положения и др., а не на основании склонности или любви, или высокого чувства долга – значит осквернить брак, поступить безнравственно. Однако склонность не должна быть единственным основанием заключения брака. Необходимо тщательное испытание как своей склонности или любви, так и склонности или любви другого лица, а также своей (и другого лица) готовности и чувства долга самоотверженно нести подвиг семейной жизни (Г. Мартенсен. Христианское учение о нравственности, том 2. СПБ, 1890, стр. 451, 455).

Испытывая склонность или любовь двух лиц, надобно наблюдать, насколько согласуются характеры их. Глубокое согласие характеров двух лиц есть условие интимности. Поверхностное согласие двух лиц легко может обмануть обе стороны, и лишь с течением лет совместной жизни обнаружится, как мало они согласуются в глубине существа своего. Потому посредством испытания необходимо убедиться в том, что равенство характеров двух лиц, склонных друг к другу, не поверхностное, а основанное на общих глубоких интересах и общем, т. е. одинаковом воззрении на жизнь. Но это существенное согласие не исключает значительного различия темпераментов и индивидуального природного расположения двух лиц. Оно не исключает того, чтобы одно лицо было серьезно и спокойно, а другое живо и весело, одно – задумчиво и медлительно в словах и действиях, а другое – быстро, если есть между ними более глубокое согласие. Даже требуется, чтобы рядом со сходством, было между сочетавшимися и некоторое различие. На нем основывается больший взаимный интерес.

Кроме того, желающие вступить в брак должны хорошенько взвесить и сообразить, что такое то, чего они желают. Многие смотрят на брак как на изобильный источник счастья. Брак действительно доставляет счастье. Но с ним соединена и немалая доля страданий. Это должен иметь в виду желающий вступить в брак, и потому должен желать брака и как необходимого креста для своего нравственного воспитания.

Далее, брак не нормален, если брачующиеся лица слишком расходятся по возрасту, если, например, отживающий век старик женится на молодой девице.

Не может быть полной гармонии и единения и в том случае, если между брачующимися лицами огромная разница по воспитанию и образованию.

Браки лиц различных вероисповеданий (смешанные браки) допускаются Церковью с канонической точки зрения, допускаются не только потому, что нельзя отрицать возможности счастья таких браков, но и потому, что Церковь смотрит на такие браки в некотором смысле как на миссию. Но нельзя не обратить внимания на некоторые нравственные затруднения смешанных браков, происходящие от неполного единения супругов в религиозном отношении.

Наконец, непозволительны браки в близком родстве. Общее нравственное основание для воспрещения браков между близкими родственниками следующее: между родственниками уже существуют известные нравственные отношения, и эти отношения осквернялись бы и разрушались новыми отношениями, завязываемыми в браке.

Существенное содействие желающим вступить в брак могут оказать их родители. У родителей дети должны будут испросить благословение на брак (Сир. 3:9), так как «благословение отчее утверждает дома чад» – к родителям же они должны обращаться и за советами в этом важном деле, хотя, впрочем, родители имеют право в данном случае только соизволяющее, а не избирающее; выбор должен производиться самим вступающим в брак.

Вступление в брак по приказанию, по принуждению не является правильным с нравственной точки зрения. Брак должен заключаться по взаимному и доброму согласию брачующихся (сравн. чинопоследование обручения и венчания).

Но что особенно необходимо для христиан, вступающих в брак, – это усердная молитва с совершенной преданностью к Отцу Небесному, чтобы Он Сам невидимо руководствовал их в этом деле, Сам благословил и освятил их обеты, ниспослал благодатную помощь на исполнение их обязанностей и дал бы им достойным быть того союза, который изображается и уподобляется в христианстве образу союза Христа и Церкви (сравн. посл. св. Игнатия Богоносца к Поликарпу, гл. 5. Св. Григория Богослова. Творения, в русск. пер. Изд. I, ч. IV, слово 10‑е, На св. крещен., стр. 288–289).

§3. Взаимные обязанности супругов

Назначение вступивших в брак состоит в том, чтобы свято соблюдать пред очами Божиими заключенный союз, взаимно содействовать нравственному и духовному преуспеянию и делить тягости жизни и, затем, воспитывать детей, если Бог благословит ими (проф. М. Олесницкий. Нравственное Богословие, §71, стр. 259).

Вступая в брак, супруги дали пред лицом Церкви обещание верности друг другу до конца жизни. Поэтому первая обязанность супругов есть взаимная верность, которая должна простираться даже до глубины движений сердца, т. к. «всякий, кто смотрит на (чужую) женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце» (Мф. 5:28). С этой измены (супругу или супруге) в сердце начинается супружеская неверность и на деле. Супружеская неверность есть главное зло, производящее расстройство и разрушение семьи и семейного счастья (прот. П. Солярский. Нравственное Богословие. §139, стр. 373–374). Апостол указывает христианам: Брак у всех христиан да будет честен и ложе нескверно». Тех же, кто изменяет и оскверняет чистоту супружеского ложа, – «блудников и прелюбодеев судит Бог» (Евр. 13:4), «Прелюбодеи Царствия Божия не наследуют» (1Кор. 6:9–10).

Читать далее…

Источник: интернет-портал «Азбука веры»

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки