Христианский брак как основа христианской семьи — Г. И. Шиманский<br><span class="bg_bpub_book_author">Г. И. Шиманский</span>

Христианский брак как основа христианской семьи — Г. И. Шиманский
Г. И. Шиманский

(1 голос5.0 из 5)

Гер­мо­ген Ива­но­вич Шиман­ский, Кон­спект по нрав­ствен­но­му богословию

§1. Семейство. Его нравственное значение

Истин­но-хри­сти­ан­ская жизнь, постро­я­е­мая на осно­ве запо­вед­ной люб­ви само­от­вер­же­ния, не есть жизнь само­за­мкну­тая, отре­шен­ная от жиз­ни окру­жа­ю­щих людей, от жиз­ни обще­ства. Хри­сти­ан­ское настро­е­ние духа есте­ствен­но долж­но выяв­лять­ся и выяв­ля­ет­ся во внеш­них фор­мах хри­сти­ан­ской жиз­ни – в семей­стве, в Церк­ви, в обще­стве. Каж­дый хри­сти­а­нин несет те или иные обя­зан­но­сти и труд в семье, обще­стве и госу­дар­стве. Все­воз­мож­ные виды чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти явля­ют­ся попри­ща­ми для осу­ществ­ле­ния и упраж­не­ния внут­рен­не­го духов­но­го строя, внут­рен­ней духов­ной жиз­ни хри­сти­а­ни­на. Вся жизнь хри­сти­а­ни­на лич­ная и обще­ствен­ная долж­на быть хри­сти­ан­ским подви­гом дея­тель­но­го само­от­ре­че­ния и само­пре­дан­но­сти по побуж­де­ни­ям люб­ви к Богу на бла­го ближних.

Семей­ство или семью обык­но­вен­но состав­ля­ют роди­те­ли и дети, ино­гда с дру­ги­ми род­ствен­ни­ка­ми и живу­щи­ми о ними людьми.

Семей­ство есть самое пер­вое чело­ве­че­ское обще­ство. Оно явля­ет­ся осно­вой госу­дар­ства, основ­ной его ячей­кой. Вме­сте с тем семья есть и «исхо­ди­ще и пер­вая осно­ва нрав­ствен­но­го мира» (проф. М. Олес­ниц­кий. Нрав­ствен­ное Бого­сло­вие, §70, стр. 256).

В семей­стве чело­век полу­ча­ет пер­вый телес­ный уход, навы­ки к поряд­ку, тру­до­лю­бию, покор­но­сти, здесь он полу­ча­ет пер­вое духов­но-нрав­ствен­ное вос­пи­та­ние и начи­на­ет раз­ви­вать в себе нрав­ствен­ную жизнь. Жития свя­тых нам пока­зы­ва­ют, насколь­ко важ­но пер­во­на­чаль­ное вос­пи­та­ние в доб­ро­де­тель­ной семье (св. свящ. М. Мен­стров, Уро­ки по хри­сти­ан­ско­му нра­во­уче­нию. гл. 33, стр. 247; прот. П. Соляр­ский. Нрав­ствен­ное пра­во­слав­ное бого­сло­вие, изд. 2. СПБ. 1875, §135, стр. 367–368). Если любовь – осно­ва хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти, то семья есть пер­во­на­чаль­ная шко­ла свя­той, тер­пе­ли­вой и само­от­вер­жен­ной люб­ви. Пото­му-то Гос­подь Спа­си­тель, преж­де чем высту­пил на попри­ще обще­ствен­но­го слу­же­ния, бла­го­сло­вил Сво­им посе­ще­ни­ем брач­ную чету. И апо­сто­лы, имев­шие зада­чей про­по­ве­до­вать сло­во Божие наро­дам, преж­де все­го вно­си­ли его в дома семейств.

Состо­я­ние хри­сти­ан­ских семейств име­ет важ­ное зна­че­ние и для Церк­ви. Доб­рые и бла­го­че­сти­вые семей­ства состав­ля­ют необ­хо­ди­мое усло­вие ее бла­го­со­сто­я­ния. Доб­ро­де­тель­ные хри­сти­ан­ские супру­ги, роди­те­ли и дети, при­ни­мая от Церк­ви бла­го­дат­ные дары и освя­ще­ние, раз­ви­ва­ют их в семей­ной жиз­ни и в свою оче­редь при­но­сят с собой в обще­ство веру­ю­щих пло­ды доб­ро­де­те­ли и совер­шен­ства. Чем более бла­го­че­стия и доб­ро­де­те­лей в семей­ствах, тем более про­цве­та­ет и Цер­ковь. Древ­няя хри­сти­ан­ская Цер­ковь про­цве­та­ла внут­рен­ней сла­вой имен­но пото­му, что каж­дый хри­сти­ан­ский дом, по сло­вам Зла­то­уста, состав­лял малую цер­ковь, каж­дый отец семей­ства был у себя как бы домаш­ний пас­тырь, кото­рый управ­лял молит­вой и чте­ни­ем Писа­ния и был образ­цом хри­сти­ан­ской жиз­ни для сво­их домаш­них (св. Иоанн Зла­то­уст. Бесе­да 36‑я на 1 Коринф.).

Нрав­ствен­ное бла­го­со­сто­я­ние семейств сопро­вож­да­ет­ся так­же бла­го­со­сто­я­ни­ем обще­ства и госу­дар­ства­ми обрат­но. Семья «ока­зы­ва­ет могу­ще­ствен­ное и весь­ма широ­кое вли­я­ние на союз обще­ствен­ный, на жизнь цело­го наро­да. В самом деле, люди, взле­ле­ян­ные семей­ной любо­вью, научив­ши­е­ся горя­чо любить сво­их бра­тьев и сестер, сво­их детей или роди­те­лей, вно­сят эти пре­крас­ные навы­ки и в свою обще­ствен­ную жизнь – они любят людей сво­ей брат­ской любо­вью; хоро­ший семья­нин не может не быть хоро­шим чело­ве­ком в обще­ствен­ной жиз­ни и дея­тель­но­сти» (проф. А.Д. Беля­ев. Любовь Боже­ствен­ная. М., 1884. стр. 346–347). По отно­ше­нию к госу­дар­ству семья явля­ет­ся пер­вой шко­лой, где чело­век науча­ет­ся любить сво­их ближ­них, стар­ших, рав­ных и млад­ших, науча­ет­ся почи­тать стар­ших, ува­жать рав­ных себе, науча­ет­ся пови­но­ве­нию, дис­ци­плине и раз­ви­ва­ет в себе все те каче­ства, какие необ­хо­ди­мы для каж­до­го чле­на обще­ства (см. прот. Соляр­ский. Цитир. соч., стр. 367–368).

§2. Христианский брак как основа христианской семьи

Семей­ство осно­вы­ва­ет­ся на бра­ке. Хри­сти­ан­ский брак есть доб­ро­воль­ный и осно­ван­ный на вза­им­ной люб­ви пожиз­нен­ный союз двух лиц раз­лич­ных полов с целью совер­шен­но­го вза­им­но­го вос­пол­не­ния (состав­ле­ния, так ска­зать, пол­но­го чело­ве­ка) и вспо­мо­ще­ство­ва­ния во спа­се­ние, и име­ю­щий след­стви­ем или пло­дом сво­им рож­де­ние и хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние детей (проф. М. Олес­ниц­кий. Цитир. соч., стр. 256. Сравн. опре­де­ле­ние бра­ка у свящ. М. Мен­стро­ва: «Брак есть заклю­чен­ный на осно­ва­нии поло­во­го отно­ше­ния и вза­им­ной люб­ви пожиз­нен­ный союз муж­чи­ны и жен­щи­ны, сопро­вож­да­ю­щий­ся обще­ни­ем их во всех отно­ше­ни­ях, обсто­я­тель­ствах и бла­гах жиз­ни к полу­ча­ю­щий санк­цию Церк­ви и госу­дар­ства». (Уро­ки по хри­сти­ан­ско­му нра­во­уче­нию, стр. 249).

Вооб­ще брак есть началь­ный союз, из кото­ро­го обра­зу­ет­ся союз семей­ный, род­ствен­ный, народ­ный и граж­дан­ский. Поэто­му важ­ность и зна­че­ние бра­ка может быть рас­смат­ри­ва­е­мо с раз­ных сто­рон. Во всей сво­ей свя­то­сти и высо­те брак явля­ет­ся в нед­рах пра­во­слав­ной Церк­ви, где он есть таин­ство, кото­ро­го нача­ло – в бла­го­сло­ве­нии бра­ка пер­во­здан­ной четы, а пол­но­та в христианстве.

«Так как брач­ная любовь, – пишет один наш оте­че­ствен­ный бого­слов, – состав­ля­ет основ­ной и глав­ный вид люб­ви в чис­ло про­чих видов вза­им­ной люб­ви меж­ду людь­ми, то поэто­му она пред­по­чти­тель­но перед ними нуж­да­ет­ся в осо­бом освя­ще­нии от Бога, в осо­бом бла­го­дат­ном даре. С дру­гой сто­ро­ны, так как брач­ная любовь очень часто ста­но­вит­ся чув­ствен­ной и бес­по­ря­доч­ной, то и в этом отно­ше­нии она пре­иму­ще­ствен­но пред про­чи­ми вида­ми люб­ви тре­бу­ет освя­ще­ния и оду­хо­тво­ре­ния. Сде­лать брач­ный союз духов­ным, свя­щен­ным, сде­лать его сою­зом свя­той люб­ви – это цель бра­ка как таин­ства» (проф. А. Беля­ев. Любовь боже­ствен­ная, стр. 382).

Вооб­ще хри­сти­ан­ство, – гово­рит архи­еп. Ника­нор, – допус­ка­ет все здра­вые есте­ствен­но-чело­ве­че­ские чув­ства, ста­ра­ясь их воз­вы­сить до духов­но­сти, утон­чить до совер­шен­ства в выс­шем сооб­раз­ном с твор­че­ски­ми целя­ми направ­ле­нии, бла­го­слов­ляя их и освя­щая. В этом отно­ше­нии поло­вая и семей­ная любовь никак не состав­ля­ет исклю­че­ния, любовь жени­ха к неве­сте и обрат­но, любовь мужа к жене, и обрат­но, роди­те­лей к детям и вза­им­но детей к роди­те­лям… В чело­ве­ке плот­ская любовь нико­гда не может быть чисто-живот­ным чув­ством, она все­гда сопро­вож­да­ет­ся душев­ным вле­че­ни­ем, есте­ствен­ным или извра­щен­ным. «Хри­сти­ан­ство хочет воз­вы­сить ее так, что­бы она была нор­маль­ным созна­тель­но-душев­ным или даже духов­ным вле­че­ни­ем и в этих видах при­зы­ва­ет на нее бла­го­сло­ве­ние Божие» (Ника­нор архи­еп. Хер­сон­ский и Одес­ский. Бесе­да о хри­сти­ан­ском супру­же­стве. Про­тив гра­фа Льва Тол­сто­го. Изд. 2‑е, Одес­са, 1890, стр. 48–49).

Есте­ствен­ный союз бра­чу­ю­щих­ся по молит­ве Церк­ви очи­ща­ет­ся, освя­ща­ет­ся, отрезв­ля­ет­ся и укреп­ля­ет­ся Боже­ствен­ной бла­го­да­тью. «Труд­но само­му (чело­ве­ку) усто­ять в сою­зе креп­ком и спа­си­тель­ном. Нити есте­ства рвут­ся. Бла­го­дать же непре­одо­ли­ма» (еп. Фео­фан. Начер­та­ние хри­сти­ан­ско­го нра­во­уче­ния, стр. 490).

По уче­нию сло­ва Божия супру­же­ский, брач­ный союз есть учре­жде­ние совре­мен­ное нача­лу чело­ве­че­ско­го рода. Брак пер­во­на­чаль­но уста­нов­лен Самим Богом еще в раю через сотво­ре­ние жены в помощь мужу и через бла­го­сло­ве­ние, пре­по­дан­ное им Богом. Отсю­да в Вет­хом Заве­те повсю­ду выра­жа­ет­ся воз­зре­ние на брак как на дело, бла­го­слов­ля­е­мое Самим Богом (Быт. 1 и гл. 24; Притч. 19:14; Малах. 2:14). Пер­во­на­чаль­но освя­щен­ный Богом брак полу­ча­ет новое под­твер­жде­ние и освя­ще­ние в таин­ства от Иису­са Хри­ста (Мф. 19:5–6) и ста­но­вит­ся обра­зом таин­ствен­но­го сою­за Хри­ста с Цер­ко­вью, поче­му и назы­ва­ет­ся «тай­ной вели­кой» (Ефес. 5:32).

Цель Брака

В чем же цель бра­ка? На этот счет выска­зы­ва­лись раз­ные мне­ния. У древ­них изра­иль­тян цель бра­ка пола­га­ли в рож­де­нии детей. Но дети суть след­ствие или плод бра­ка, а не цель. Прав­да, сотво­рив мужа и жену, Бог при­со­еди­нял бла­го­сло­ве­ние чадо­ро­дия (Быт. 1:28), если мы назо­вем детей целью бра­ка, то вто­рой, а не пер­вой. Если бы дети были пер­вой и глав­ной целью бра­ка, то бес­пло­дие (без­дет­ность) было бы одним из осно­ва­ний для раз­во­да. Но мы зна­ем, что без­дет­ность не уни­что­жа­ет суще­ства бра­ка и не лиша­ет его цели.

В Свя­щен­ном Писа­нии жена назва­на помощ­ни­цей мужа (Быт. 2:18). Но это не глав­ная цель: помощь мож­но достиг­нуть путем друж­бы и отсут­ствие помо­щи (напри­мер, по болез­ни) было бы осно­ва­ни­ем для развода.

Тре­тьи счи­та­ют глав­ной целью бра­ка – про­ти­во­дей­ствие и предо­хра­не­ние от рас­пут­ства, ссы­ла­ясь на сло­ва Свя­щен­но­го Писа­ния (1Кор. 7:2–9). Но эта цель под­чи­нен­ная, а не глав­ная, ибо брак учре­жден до гре­хо­па­де­ния и с гре­хо­па­де­ни­ем пер­во­на­чаль­ная идея бра­ка не изменилась.

Брак име­ет цель в самом себе. Пер­вая и глав­ная его цель – пол­ная и без­раз­дель­ная пре­дан­ность и обще­ние двух супру­же­ских лиц: «не доб­ро быти чело­ве­ку еди­но­му» (Быт. 2:18) и «оста­вит чело­век отца сво­е­го и матерь свою и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут оба в плоть еди­ну» (Мф. 19:5). Отсут­ствие в жиз­ни бра­чу­ю­щих­ся духов­но-нрав­ствен­ной сто­ро­ны есть глав­ная и основ­ная при­чи­на несчаст­ных бра­ков. Глав­ный источ­ник счаст­ли­вых бра­ков заклю­ча­ет­ся во вза­им­ном про­ник­но­ве­нии бра­ко­со­че­тав­ши­ми­ся в глу­би­ну и высо­ту хри­сти­ан­ско­го иде­а­ла нрав­ствен­но­го совер­шен­ство­ва­ния. Брак име­ет целью живое обще­ние и вза­им­ное совер­шен­ство­ва­ние дво­их (мужа и жены). Муж и жена, вос­пол­няя друг дру­га чрез вза­и­мо­об­ще­ние, нрав­ствен­но вли­я­ют друг на дру­га, помо­га­ют друг дру­гу в духов­но-нрав­ствен­ном совер­шен­ство­ва­нии и выпол­не­нии обо­юд­но­го назна­че­ния в жиз­ни (М. Гри­го­рев­ский. Уче­ние св. Иоан­на Зла­то­уста о бра­ке. Архан­гельск, 1902, стр. 92). По мыс­ли св. Кипри­а­на Кар­фа­ген­ско­го, муж и жена полу­ча­ют пол­но­ту и цель­ность сво­е­го бытия в духов­но-нрав­ствен­ном и физи­че­ском еди­не­нии и вза­им­ном вос­пол­не­нии одно­го лич­но­стью дру­го­го, что дости­га­ет­ся в бра­ке, когда муж­чи­на и жен­щи­на дей­стви­тель­но ста­но­вят­ся одной нераз­дель­ной лич­но­стью, одним духом и одною пло­тию и нахо­дят друг в дру­ге вза­им­ную под­держ­ку и восполнение.

Если брак име­ет свою цель в самом себе, в без­раз­дель­ной пре­дан­но­сти друг дру­гу двух лиц, то истин­ный брак воз­мо­жен толь­ко при еди­но­жен­стве (моно­га­мии) и пожиз­нен­но­сти. Мно­го­жен­ством исклю­ча­ет­ся пол­ная пре­дан­ность и равен­ство двух лиц, тре­бу­е­мые суще­ством бра­ка (см. Мф. 11:3–6; 1Кор. 7:2–7). Вто­рой и тре­тий бра­ки допус­ка­ют­ся хри­сти­ан­ской Цер­ко­вью (в слу­чае смер­ти одно­го из супру­гов), как неко­то­рое несо­вер­шен­ство в жиз­ни хри­сти­а­ни­на и бла­го­слов­ля­ют­ся Цер­ко­вью для мирян как снис­хож­де­ние к чело­ве­че­ской немо­щи в предо­хра­не­ние от гре­ха, «как вра­чев­ство про­тив блу­да» (в кни­ге Пра­вил: Неоке­сар. соб. 7‑е прав.; Васи­лия Вел. пр. 87). Это ока­зы­ва­ет­ся как в обря­де вен­ча­ния вто­ро­брач­ных, так и в содер­жа­нии чита­е­мых при этом молитв. Пре­сви­те­ры и диа­ко­ны, по уче­нию ап. Пав­ла и по тре­бо­ва­ни­ям кано­нов Церк­ви, долж­ны быть «еди­ныя жены мужем».

Истин­ный брак в его иде­аль­ной кра­со­те может быть толь­ко пожизненный.

Брак, далее, дол­жен быть по сво­ей идее нерас­тор­жим. Вступ­ле­ние в брак с мыс­лью о воз­мож­но­сти рас­тор­же­ния его когда-либо дела­ло бы невоз­мож­ным пол­ную пре­дан­ность друг дру­гу лиц и вооб­ще проч­ность их вза­им­но­го союза.

Вто­рая цель бра­ка, на кото­рую ука­зы­ва­ет Свя­щен­ное Писа­ние и Цер­ковь в сво­их молит­вах чина вен­ча­ния, есть дето­рож­де­ние и вос­пи­та­ние детей. И Цер­ковь бла­го­слов­ля­ет брак как союз для целей дето­рож­де­ния. Поэто­му брак име­ет целью не плот­ское насла­жде­ние и удо­вле­тво­ре­ние сла­до­стра­стию, а «доб­ро­ча­дие» и «о чадах бла­го­дать», – как гово­рит­ся в молит­ве на вен­ча­нии (более подроб­но об этом см. в нашем посо­бии по Литур­гии, вып. 2, гл. 4: Таин­ство бра­ка, §3. Цель и смысл таин­ства бра­ка). Брак (в хри­сти­ан­стве), по уче­нию св. Гри­го­рия Бого­сло­ва, хорош тогда, когда он соеди­ня­ет­ся с жела­ни­ем оста­вить после себя детей, пото­му что чрез это вос­пол­ня­ет­ся Цер­ковь Хри­сто­ва, уве­ли­чи­ва­ет­ся чис­ло «бла­го­уго­жда­ю­щих Богу». Когда же он име­ет в осно­ве одно стрем­ле­ние к удо­вле­тво­ре­нию плот­ской похо­ти, то раз­жи­га­ет гру­бую и нена­сыт­ную плоть и ста­но­вит­ся как бы путем к поро­ку (св. Гри­го­рий Бого­слов. Тво­ре­ния, т. 5, М., 1847, стр. 221). При гос­под­ству­ю­щем зна­че­нии в хри­сти­ан­ском бра­ке нрав­ствен­ной сто­ро­ны чело­ве­че­ской при­ро­ды низ­шие ее вле­че­ния нахо­дят свой исход в рож­де­нии детей. «Жену каж­дый из нас име­ет для дето­рож­де­ния, – писал языч­ни­кам апо­ло­гет II века Афи­на­гор, – у нас мерою поже­ла­ния слу­жит деторождение».

Свя­щен­ное Писа­ние ука­зы­ва­ет еще одну цель бра­ка – цело­муд­рие. Сохра­няя вза­им­ную любовь и вер­ность, всту­па­ю­щие в брак долж­ны хра­нить супру­же­скую чисто­ту и цело­муд­рие. «Сия бо есть воля Божия, – пишет апо­стол, – свя­тость ваша; не приз­ва бо нас Бог на нечи­сто­ту, но во свя­тость» (1Сол. 4:3–7). Пре­бы­ва­ю­щим в бра­ке хри­сти­ан­ство пред­пи­сы­ва­ет жизнь чистую, непо­роч­ную, цело­муд­рен­ную, ука­зы­ва­ет на необ­хо­ди­мость соблю­де­ния супру­же­ской вер­но­сти, на необ­хо­ди­мость борь­бы с выра­бо­тан­ной века­ми гре­хов­ной страст­но­стью, на отре­че­ние от язы­че­ских взгля­дов на жену и отно­ше­ний к жене как пред­ме­ту насла­жде­ния и соб­ствен­но­сти. Брак, по сло­вам св. Иоан­на Зла­то­уста, име­ет назна­че­ние не толь­ко дето­рож­де­ние, но и «иско­ре­не­ние невоз­дер­жа­ния и рас­пут­ства», «пога­ше­ние есте­ствен­но­го пла­ме­ни», осо­бен­но для людей, кото­рые «пре­да­ют­ся этим стра­стям и рас­тле­ва­ют­ся в непо­треб­ных убе­жи­щах, – для них брак поле­зен, осво­бож­дая их от нечи­сто­ты» (св. И. Зла­то­уст. Тво­ре­ния, т. I, стр. 307). Об этом гово­рит ап. Павел: «Хоро­шо чело­ве­ку не касать­ся жен­щи­ны, но во избе­жа­ние блу­да, каж­дый имей свою жену и каж­дая имей сво­е­го мужа» (1Кор. 7:2–9). Цер­ковь пред­пи­сы­ва­ет хри­сти­а­ни­ну воз­дер­жа­ние и в супру­же­стве, но не как закон, а как совет, по вза­им­но­му согла­сию супру­гов (1Кор. 7:5). Супру­же­ское ложе само по себе «непо­роч­но» (Евр. 13:4), не дела­ет чело­ве­ка нечи­стым, но толь­ко меша­ет духов­ной сосре­до­то­чен­но­сти и молит­ве. Поэто­му Цер­ковь пред­пи­сы­ва­ет хри­сти­а­нам супру­же­ское воз­дер­жа­ние перед празд­ни­ка­ми и в дни поста (прот. Ст. Ост­ро­умов. Жить – люб­ви слу­жить. Изд. 2. СПБ, 1911, §80, стр. 204–208. Сравн. настав­ле­ние преп. Сера­фи­ма хри­сти­ан­ским супру­гам о воз­дер­жа­нии).

Это вза­им­ное и доб­ро­воль­ное воз­дер­жа­ние отнюдь не вре­дит супру­же­ской люб­ви, а воз­вы­ша­ет и очи­ща­ет ее.

«Как невоз­мож­но, – гово­рит св. Иоанн Зла­то­уст, – что­бы цело­муд­рен­ный чело­век пре­зи­рал свою жену и когда-нибудь пре­не­брег ею, так невоз­мож­но, что­бы чело­век раз­врат­ный и бес­пут­ный любил свою жену, хотя бы она была пре­крас­нее всех. От цело­муд­рия рож­да­ет­ся любовь, а от люб­ви мно­же­ство бес­чис­лен­ных благ. Итак, счи­тай про­чих жен­щин как бы камен­ны­ми, зная, что, если ты после бра­ка посмот­ришь похот­ли­вы­ми гла­за­ми на дру­гую жен­щи­ну, ты дела­ешь­ся винов­ным в вине пре­лю­бо­де­я­ния» (св. И. Зла­то­уст. Тво­ре­ния, т. III, стр. 211).

Освя­щая хри­сти­ан­ский брак сво­им бла­го­сло­ве­ни­ем, наде­вая на бра­чу­ю­щих­ся вен­цы «сла­вы и чести» (сим­вол побе­ды над чув­ствен­но­стью и сим­вол сохра­нен­ной чисто­ты). Цер­ковь все­гда осуж­да­ла пори­ца­те­лей супру­же­ских отно­ше­ний. «Закон­ный брак и рож­де­ние чест­ны и несквер­ны, ибо раз­ли­чие полов обра­зо­ва­но в Ада­ме и Еве для раз­мно­же­ния чело­ве­че­ско­го рода» (Поста­нов­ле­ния апо­столь­ские, 6, 2). Брак не толь­ко чист, но более того, он – охра­на чисто­ты и шко­ла цело­муд­рия», он есть, – по сло­вам Зла­то­уста, – при­стань цело­муд­рия для жела­ю­щих хоро­шо поль­зо­вать­ся им, не поз­во­ляя неистов­ство­вать при­ро­де. Выстав­ляя закон­ное сово­куп­ле­ние как оплот, и таким обра­зом удер­жи­вая вол­ны похо­ти, он постав­ля­ет и сохра­ня­ет нас в вели­ком спо­кой­ствии» (св. Иоанн Зла­то­уст. Тво­ре­ния, т. 1, стр. 298). И вооб­ще, «если бы брак и вос­пи­та­ние детей были пре­пят­стви­ем на пути доб­ро­де­те­ли, то Созда­тель не ввел бы бра­ка в нашу жизнь. Но так как брак не толь­ко не пре­пят­ству­ет нам в бого­угод­ной жиз­ни, но и достав­ля­ет нам посо­бие к укро­ще­нию пыл­кой при­ро­ды, то поэто­му Бог и даро­вал такое уте­ше­ние чело­ве­че­ско­му роду» (его же. Тво­ре­ния, т. IV, 2‑я бесе­да, на Быт., стр. 197).

Из исто­рии хри­сти­ан­ской Церк­ви извест­но мно­же­ство при­ме­ров высо­кой и свя­той жиз­ни, кото­рой дости­га­ли хри­сти­ане в супру­же­ство. Из жиз­ни преп. Мака­рия Еги­пет­ско­го извест­но, что ему было откро­ве­ние о двух спа­са­ю­щих­ся в мире в закон­ном супру­же­ство жен­щи­нах, кото­рые пре­взо­шли его в доб­ро­де­те­ли. При­мер тро­га­тель­ной и истин­но-хри­сти­ан­ской люб­ви видим в лице супру­гов-муче­ни­ков Адри­а­на и Ната­лии (пам. 26 авгу­ста). Муче­ни­ца Пер­пе­туя (пам. 1 фев­ра­ля) была пре­да­на муче­ни­ям, имея груд­но­го мла­ден­ца. Образ­цом люб­ви, пре­дан­но­сти, вза­им­но­го ува­же­ния, супру­же­ской вер­но­сти и цело­муд­рия могут слу­жить рус­ские свя­тые Петр и Фев­ро­ния (Давид и Евфро­си­ния), кня­зья Муром­ские (пам. 25 июня), бла­гов. Евдо­кия (Евфро­си­нья, супру­га кня­зя Дмит­рия Дон­ско­го (пам. 7 июля). Семья св. Нон­ны (мате­ри св. Гри­го­рия Бого­сло­ва) была семьей свя­тых Божи­их, рас­сад­ни­ком веры и бла­го­че­стия. Хри­сти­ан­ские роди­те­ли Еми­лия и ее супруг дали Церк­ви Хри­сто­вой вели­ко­го свя­ти­те­ля Васи­лия Вели­ко­го и свя­ти­те­ля Гри­го­рия епи­ско­па Нис­ско­го. И мно­го дру­гих извест­но при­ме­ров. Пра­вед­ные роди­те­ли Кирилл и Мария вос­пи­та­ли в стро­гом бла­го­че­стии юно­го Вар­фо­ло­мея – буду­ще­го вели­ко­го подвиж­ни­ка и молит­вен­ни­ка зем­ли рус­ской преп. Сер­гия Радо­неж­ско­го. Бла­го­че­сти­вые Иси­дор и Ага­фий Мош­ни­ны были роди­те­ли Про­хо­ра – в буду­щем вели­ко­го подвиж­ни­ка Саров­ской пусты­ни преп. Серафима.

Высо­кой духов­ной жиз­ни достиг­ли пра­вед­ни­ки наше­го вре­ме­ни, жив­шие в супру­же­стве: свящ. Фео­до­сии (город Бал­та), свящ. Геор­гий Кос­сов (с. Чекряк), прот. Иона Ата­ман­ский (г. Одес­са) и мн. др.

Брак и Безбрачие

Вступ­ле­ние в брак не предо­став­ле­но про­из­во­лу чело­ве­ка. Для лиц, пред­на­зна­чен­ных при­ро­дою и обсто­я­тель­ства­ми жиз­ни к бра­ку, кото­рые могут поне­сти такой образ жиз­ни, вступ­ле­ние в брак есть опре­де­лен­ное тре­бо­ва­ние дол­га. Брак, вво­дя­щий чело­ве­ка в бес­чис­лен­ное мно­же­ство нрав­ствен­ных задач и обя­зан­но­стей, есть важ­ная шко­ла вос­пи­та­ния чело­ве­ка и широ­кая область для его дея­тель­но­сти, в то же вре­мя, чело­ве­че­ский род может про­дол­жать­ся, по Боже­ствен­но­му устро­е­нию, толь­ко через посред­ство бра­ка. Пото­му укло­не­ние от бра­ка по эго­и­сти­че­ским побуж­де­ни­ям, ради того, что­бы не стес­нять себя, жить при­воль­нее, без­за­бот­нее, не нести тяго­ты по вос­пи­та­нию детей и т. п., – про­ти­во­нрав­ствен­но (проф. М. Олес­ниц­кий. Нрав­ствен­ное Бого­сло­вие, §70, стр. 257).

Но может быть и дру­гое состо­я­ние – без­бра­чие. Без­бра­чие воз­мож­но неволь­ное и воль­ное. Есть лица, долг кото­рых оста­вать­ся без бра­ка: физи­че­ски нездо­ро­вые, боль­ные, пси­хи­че­ски неурав­но­ве­шен­ные. Быва­ет и так, что чело­век нахо­дит­ся на служ­бе, несов­ме­сти­мой с брач­ным состо­я­ни­ем, или не нахо­дит в жиз­ни лица для вступ­ле­ния в брак, заслу­жи­ва­ю­ще­го искрен­нюю и вза­им­ную симпатию.

Но в хри­сти­ан­стве суще­ству­ет так­же без­бра­чие доб­ро­воль­ное – дев­ство или цело­муд­рие без­брач­ной жиз­ни. Оно извест­но по моти­вам высо­ко­нрав­ствен­ным, духов­ным под име­нем мона­ше­ства или иночества.

Несмот­ря на всю воз­вы­шен­ность и свя­тость хри­сти­ан­ско­го бра­ка, Свя­щен­ное Писа­ние дев­ство ста­вит выше супру­же­ства. Ап. Павел гово­рит об этом так: «Неже­на­тый забо­тит­ся о Гос­под­нем, как уго­дить Гос­по­ду, а жена­тый о мир­ском, как уго­дить жене. Есть раз­ность меж­ду замуж­нею и деви­цей: неза­муж­няя забо­тит­ся о Гос­под­нем, что­бы быть свя­тою телом и духом, а замуж­няя забо­тит­ся о мир­ском, как уго­дить мужу» (1Кор. 7:32–34). Дев­ство выше супру­же­ства, но не все люди спо­соб­ны вести дев­ствен­ную жизнь. Спо­соб­ность вести без­брач­ную жизнь – ради без­раз­дель­но­го слу­же­ния Богу – есть дар Божий неко­то­рым людям, обу­слав­ли­ва­е­мый, впро­чем, их доб­рой волей и жела­ни­ем. Поэто­му дев­ство есть вме­сте с тем высо­чай­ший подвиг. Дев­ству­ю­щим пред­сто­ит тяж­кая борь­ба с пло­тью и диа­во­лом, тре­бу­ю­щая силь­но­го харак­те­ра, твер­дых рели­ги­оз­ных убеж­де­ний, осо­бой бла­го­дат­ной помо­щи Божи­ей. Те же, кото­рые не могут сохра­нить дев­ства в чисто­те, долж­ны женить­ся; нечи­стое без­бра­чие, не выдер­жи­ва­ю­щее стро­го дан­но­го Богу обе­та, долж­но быть постав­ле­но ниже чисто­го бра­ка (сравн. 1Кор. 7:2–9; сравн. св. Гри­го­рий Бого­слов. Тво­ре­ния в русск. пер. Изд. 1, ч. 1, стр. 273; ч. 5, стр. 76–77; ч. 4, стр. 275).

Уче­ние о бра­ке и без­бра­чии Иисус Хри­стос ясно выска­зал в одной из Сво­их бесед. В бесе­де с фари­се­я­ми Спа­си­тель ука­зал на нерас­тор­жи­мость бра­ка, исклю­чая вину пре­лю­бо­де­я­ния. Уче­ни­ки, слы­ша такое уче­ние, несо­глас­ное с иудей­ским зако­ном, ска­за­ли сво­е­му Учи­те­лю, что, если так тяже­лы усло­вия брач­ной жиз­ни, то луч­ше чело­ве­ку вовсе не всту­пать в брак. Иисус Хри­стос и отве­тил на это, что вести без­брач­ную жизнь долж­ны толь­ко те, кому это дано от Бога. «Он же ска­зал им: не все вме­ща­ют сло­во сие (о без­бра­чии), но кому дано. Ибо есть скоп­цы, кото­рые оскоп­ле­ны от людей; и есть скоп­цы, кото­рые сде­ла­ли себя скоп­ца­ми (пони­ма­ет­ся не телес­но, а духов­но – решив­шись на без­бра­чие) для Цар­ства Небес­но­го. Кто может вме­стить, да вме­стит» (Мф. 19:5–12).

Свя­тые отцы в самых воз­вы­шен­ных чер­тах опи­сы­ва­ют сла­ву и высо­ту без­брач­но­го цело­муд­рия – дев­ства. О высо­те награ­ды дев­ства на небе св. Зла­то­уст гово­рит: «нам (дев­ствен­ни­кам) с анге­ла­ми жре­бий и све­тиль­ни­ки свет­лей­шие, и что все­го бла­жен­ства верх есть, – с Жени­хом оным (Иису­сом Хри­стом) сопре­бы­ва­ние» (св. И. Зла­то­уст. Кни­га о дев­стве, гл. 2).

О высо­ком жре­бии, уго­то­ван­ном дев­ству от Бога на небе, Тай­но­ви­дец гово­рит: «и взгля­нул я и вот Агнец сто­ит на горе Сионе и с Ним сто сорок четы­ре тыся­чи, у кото­рых имя Отца Его напи­са­но на челах. И услы­шал я голос пою­щих как бы новую песнь пред пре­сто­лом Божи­им, кото­рой никто не мог научить­ся, кро­ме них». Кто же это? – «Это те, кото­рые не осквер­ни­лись с жена­ми, ибо они дев­ствен­ни­ки; это те, кото­рые сле­ду­ет на Агн­цем, куда бы Он не пошел. Они искуп­ле­ны из люда как пер­вен­цы Богу и Агн­цу (Иису­су Хри­сту) и в устах их нет лукав­ства; они непо­роч­ны пред пре­сто­лом Божи­им» (Апок. 14:1–5). Может ли быть награ­да выше этой? И кто не согла­сит­ся, что то состо­я­ние, в кото­ром «не женят­ся, не выхо­дят замуж, но пре­бы­ва­ют как анге­лы на небе­сах» (Мф. 22:30), долж­но быть постав­ле­но выше того состо­я­ния (брач­но­го), в кото­ром люди нахо­дят­ся в зави­си­мо­сти от зем­ных усло­вий и плот­ских ощу­ще­ний? Или кто не согла­сит­ся, что доб­ро­воль­но отка­зы­ва­ю­щий­ся от бра­ка, состав­ля­ю­ще­го, несо­мнен­но, одно из выс­ших благ на зем­ле, при­но­сит Богу вели­кую жерт­ву? (проф. М. Олес­ниц­кий. Нрав­ствен­ное Бого­сло­вие, стр. 258. См. еп. Петр. О мона­ше­стве. Изд. 3. Тр.-Серг. Лав­ра, 1904, стр. 129, 117–119; Проф. М. Олес­ниц­кий. Цитир. соч., §70, стр. 258–259)

Нравственные Условия Заключения Брака

(см. свящ. М. Мен­стров. Уро­ки по хри­сти­ан­ско­му нра­во­уче­нию, гл. 23, стр. 252–254)

Что­бы брак был пра­виль­ным с нрав­ствен­ной точ­ки зре­ния, он дол­жен быть сколь­ко бра­ком по склон­но­сти или вле­че­нию, столь­ко же бра­ком по рас­суд­ку. Не годит­ся брак ни по чистой склон­но­сти, ни по чисто­му рас­суд­ку. Это зна­чит, что при выбо­ре подру­ги жиз­ни или, наобо­рот, – дру­га, т. е. жени­ха, надоб­но, конеч­но, преж­де все­го вни­мать голо­су непо­сред­ствен­ной склон­но­сти или сим­па­тии. И она неотъ­ем­ле­ма при вступ­ле­нии в брак. Заклю­чать брак на каком-либо дру­гом внеш­нем осно­ва­нии, напри­мер, из-за мате­ри­аль­ной выго­ды, тще­сла­вия, обще­ствен­но­го поло­же­ния и др., а не на осно­ва­нии склон­но­сти или люб­ви, или высо­ко­го чув­ства дол­га – зна­чит осквер­нить брак, посту­пить без­нрав­ствен­но. Одна­ко склон­ность не долж­на быть един­ствен­ным осно­ва­ни­ем заклю­че­ния бра­ка. Необ­хо­ди­мо тща­тель­ное испы­та­ние как сво­ей склон­но­сти или люб­ви, так и склон­но­сти или люб­ви дру­го­го лица, а так­же сво­ей (и дру­го­го лица) готов­но­сти и чув­ства дол­га само­от­вер­жен­но нести подвиг семей­ной жиз­ни (Г. Мар­тен­сен. Хри­сти­ан­ское уче­ние о нрав­ствен­но­сти, том 2. СПБ, 1890, стр. 451, 455).

Испы­ты­вая склон­ность или любовь двух лиц, надоб­но наблю­дать, насколь­ко согла­су­ют­ся харак­те­ры их. Глу­бо­кое согла­сие харак­те­ров двух лиц есть усло­вие интим­но­сти. Поверх­ност­ное согла­сие двух лиц лег­ко может обма­нуть обе сто­ро­ны, и лишь с тече­ни­ем лет сов­мест­ной жиз­ни обна­ру­жит­ся, как мало они согла­су­ют­ся в глу­бине суще­ства сво­е­го. Пото­му посред­ством испы­та­ния необ­хо­ди­мо убе­дить­ся в том, что равен­ство харак­те­ров двух лиц, склон­ных друг к дру­гу, не поверх­ност­ное, а осно­ван­ное на общих глу­бо­ких инте­ре­сах и общем, т. е. оди­на­ко­вом воз­зре­нии на жизнь. Но это суще­ствен­ное согла­сие не исклю­ча­ет зна­чи­тель­но­го раз­ли­чия тем­пе­ра­мен­тов и инди­ви­ду­аль­но­го при­род­но­го рас­по­ло­же­ния двух лиц. Оно не исклю­ча­ет того, что­бы одно лицо было серьез­но и спо­кой­но, а дру­гое живо и весе­ло, одно – задум­чи­во и мед­ли­тель­но в сло­вах и дей­стви­ях, а дру­гое – быст­ро, если есть меж­ду ними более глу­бо­кое согла­сие. Даже тре­бу­ет­ся, что­бы рядом со сход­ством, было меж­ду соче­тав­ши­ми­ся и неко­то­рое раз­ли­чие. На нем осно­вы­ва­ет­ся боль­ший вза­им­ный интерес.

Кро­ме того, жела­ю­щие всту­пить в брак долж­ны хоро­шень­ко взве­сить и сооб­ра­зить, что такое то, чего они жела­ют. Мно­гие смот­рят на брак как на изобиль­ный источ­ник сча­стья. Брак дей­стви­тель­но достав­ля­ет сча­стье. Но с ним соеди­не­на и нема­лая доля стра­да­ний. Это дол­жен иметь в виду жела­ю­щий всту­пить в брак, и пото­му дол­жен желать бра­ка и как необ­хо­ди­мо­го кре­ста для сво­е­го нрав­ствен­но­го воспитания.

Далее, брак не нор­ма­лен, если бра­чу­ю­щи­е­ся лица слиш­ком рас­хо­дят­ся по воз­рас­ту, если, напри­мер, отжи­ва­ю­щий век ста­рик женит­ся на моло­дой девице.

Не может быть пол­ной гар­мо­нии и еди­не­ния и в том слу­чае, если меж­ду бра­чу­ю­щи­ми­ся лица­ми огром­ная раз­ни­ца по вос­пи­та­нию и образованию.

Бра­ки лиц раз­лич­ных веро­ис­по­ве­да­ний (сме­шан­ные бра­ки) допус­ка­ют­ся Цер­ко­вью с кано­ни­че­ской точ­ки зре­ния, допус­ка­ют­ся не толь­ко пото­му, что нель­зя отри­цать воз­мож­но­сти сча­стья таких бра­ков, но и пото­му, что Цер­ковь смот­рит на такие бра­ки в неко­то­ром смыс­ле как на мис­сию. Но нель­зя не обра­тить вни­ма­ния на неко­то­рые нрав­ствен­ные затруд­не­ния сме­шан­ных бра­ков, про­ис­хо­дя­щие от непол­но­го еди­не­ния супру­гов в рели­ги­оз­ном отношении.

Нако­нец, непоз­во­ли­тель­ны бра­ки в близ­ком род­стве. Общее нрав­ствен­ное осно­ва­ние для вос­пре­ще­ния бра­ков меж­ду близ­ки­ми род­ствен­ни­ка­ми сле­ду­ю­щее: меж­ду род­ствен­ни­ка­ми уже суще­ству­ют извест­ные нрав­ствен­ные отно­ше­ния, и эти отно­ше­ния осквер­ня­лись бы и раз­ру­ша­лись новы­ми отно­ше­ни­я­ми, завя­зы­ва­е­мы­ми в браке.

Суще­ствен­ное содей­ствие жела­ю­щим всту­пить в брак могут ока­зать их роди­те­ли. У роди­те­лей дети долж­ны будут испро­сить бла­го­сло­ве­ние на брак (Сир. 3:9), так как «бла­го­сло­ве­ние отчее утвер­жда­ет дома чад» – к роди­те­лям же они долж­ны обра­щать­ся и за сове­та­ми в этом важ­ном деле, хотя, впро­чем, роди­те­ли име­ют пра­во в дан­ном слу­чае толь­ко соиз­во­ля­ю­щее, а не изби­ра­ю­щее; выбор дол­жен про­из­во­дить­ся самим всту­па­ю­щим в брак.

Вступ­ле­ние в брак по при­ка­за­нию, по при­нуж­де­нию не явля­ет­ся пра­виль­ным с нрав­ствен­ной точ­ки зре­ния. Брак дол­жен заклю­чать­ся по вза­им­но­му и доб­ро­му согла­сию бра­чу­ю­щих­ся (сравн. чино­по­сле­до­ва­ние обру­че­ния и венчания).

Но что осо­бен­но необ­хо­ди­мо для хри­сти­ан, всту­па­ю­щих в брак, – это усерд­ная молит­ва с совер­шен­ной пре­дан­но­стью к Отцу Небес­но­му, что­бы Он Сам неви­ди­мо руко­вод­ство­вал их в этом деле, Сам бла­го­сло­вил и освя­тил их обе­ты, нис­по­слал бла­го­дат­ную помощь на испол­не­ние их обя­зан­но­стей и дал бы им достой­ным быть того сою­за, кото­рый изоб­ра­жа­ет­ся и упо­доб­ля­ет­ся в хри­сти­ан­стве обра­зу сою­за Хри­ста и Церк­ви (сравн. посл. св. Игна­тия Бого­нос­ца к Поли­кар­пу, гл. 5. Св. Гри­го­рия Бого­сло­ва. Тво­ре­ния, в русск. пер. Изд. I, ч. IV, сло­во 10‑е, На св. кре­щен., стр. 288–289).

§3. Взаимные обязанности супругов

Назна­че­ние всту­пив­ших в брак состо­ит в том, что­бы свя­то соблю­дать пред оча­ми Божи­и­ми заклю­чен­ный союз, вза­им­но содей­ство­вать нрав­ствен­но­му и духов­но­му пре­успе­я­нию и делить тяго­сти жиз­ни и, затем, вос­пи­ты­вать детей, если Бог бла­го­сло­вит ими (проф. М. Олес­ниц­кий. Нрав­ствен­ное Бого­сло­вие, §71, стр. 259).

Всту­пая в брак, супру­ги дали пред лицом Церк­ви обе­ща­ние вер­но­сти друг дру­гу до кон­ца жиз­ни. Поэто­му пер­вая обя­зан­ность супру­гов есть вза­им­ная вер­ность, кото­рая долж­на про­сти­рать­ся даже до глу­би­ны дви­же­ний серд­ца, т. к. «вся­кий, кто смот­рит на (чужую) жен­щи­ну с вожде­ле­ни­ем, уже пре­лю­бо­дей­ство­вал с нею в серд­це» (Мф. 5:28). С этой изме­ны (супру­гу или супру­ге) в серд­це начи­на­ет­ся супру­же­ская невер­ность и на деле. Супру­же­ская невер­ность есть глав­ное зло, про­из­во­дя­щее рас­строй­ство и раз­ру­ше­ние семьи и семей­но­го сча­стья (прот. П. Соляр­ский. Нрав­ствен­ное Бого­сло­вие. §139, стр. 373–374). Апо­стол ука­зы­ва­ет хри­сти­а­нам: Брак у всех хри­сти­ан да будет честен и ложе несквер­но». Тех же, кто изме­ня­ет и осквер­ня­ет чисто­ту супру­же­ско­го ложа, – «блуд­ни­ков и пре­лю­бо­де­ев судит Бог» (Евр. 13:4), «Пре­лю­бо­деи Цар­ствия Божия не насле­ду­ют» (1Кор. 6:9–10).

Читать далее…

Источ­ник: интер­нет-пор­тал «Азбу­ка веры»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки