Что такое православная психология и психотерапия

Марина Лего­ста­ева

Мно­гими реаль­ными при­ме­рами из жизни людей, живших в разные вре­мена, под­твер­жда­ется еван­гель­ская фраза: «Не хлебом единым…»

Первый раз мы встре­чаем ее в Ветхом завете (Ветхий Завет, Втор. 8:3). Моисей, успо­ка­и­вая свой народ, утом­лен­ный соро­ка­лет­ним исхо­дом из еги­пет­ского плена, гово­рил, что Бог не зря под­вер­гал народ изра­иль­ский таким испы­та­ниям: «Он смирял тебя, томил тебя голо­дом и питал тебя манною, кото­рой не знал ты и не знали отцы твои, дабы пока­зать тебе, что не одним хлебом живет чело­век, но всяким словом, исхо­дя­щим из уст Гос­пода, живет чело­век».

В Новом Завете также встре­ча­ется это выра­же­ние. Когда Хри­стос был в пустыне и держал соро­ка­днев­ный пост, «при­сту­пил к Нему иску­си­тель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сде­ла­лись хле­бами. Он же сказал ему в ответ: напи­сано: «не хлебом одним будет жить чело­век, но всяким словом, исхо­дя­щим из уст Божиих» (Мф. 4:3,4).

Чело­век создан Твор­цом суще­ством духов­ным. А это значит, что если он забы­вает или не обра­щает вни­ма­ние на эту отли­чи­тель­ную свою осо­бен­ность, то неиз­менно попа­дает в ситу­а­цию кон­фликта (внут­рен­него, меж­лич­ност­ного, соци­аль­ного…).

Свет­ская (секу­ляр­ная) прак­ти­че­ская кон­суль­та­тив­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия это знание о чело­веке как духов­ном суще­стве не при­знают и не учи­ты­вают. Сле­до­ва­тельно, попытки решать все про­блемы чело­века осу­ществ­ля­ются только на пси­хо­ло­ги­че­ской (душев­ной) плос­ко­сти без учета духов­ной вер­ти­кали бытия. Таким обра­зом, все еще про­дол­жа­ется мучи­тель­ное блуж­да­ние пси­хо­те­ра­пии и пси­хо­ло­гии вдали от Истины, от «Земли Обе­то­ван­ной».

В пси­хо­ло­гии нет еди­ного взгляда на при­роду чело­века. Это напо­ми­нает извест­ную притчу о слепых и слоне. Попытка слепых, у кото­рых была воз­мож­ность дотро­нуться до слона и дать его опи­са­ние, ока­за­лась крайне неудач­ной. Понятно, что каждый из слепых описал ту часть этого живот­ного, кото­рая попала в его огра­ни­чен­ное поле вос­при­я­тия. Эта притча очень хорошо иллю­стри­рует мно­же­ство раз­но­об­раз­ных теорий в совре­мен­ной пси­хо­ло­гии. Оче­видно, что ей недо­стает целост­но­сти, дости­га­е­мой в резуль­тате позна­ния как откро­ве­ния, а не просто интел­лек­ту­аль­ного ана­ли­ти­че­ского поиска, иссле­до­ва­ния и реше­ния част­ных задач.

Несмотря на такое раз­но­об­ра­зие тео­ре­ти­че­ских пред­став­ле­ний о пси­хи­че­ских каче­ствах чело­века, пси­хо­ло­гия нако­пила и мно­же­ство эмпи­ри­че­ских фактов. Она может многое рас­ска­зать о чело­веке того, что важно, полезно и при­ме­нимо на прак­тике.

Пси­хо­те­ра­пия за время своего раз­ви­тия по раз­лич­ным направ­ле­ниям (а их боле 200) нара­бо­тала боль­шой и раз­но­об­раз­ный опыт прак­ти­че­ской помощи людям с пси­хо­ло­ги­че­скими про­бле­мами. Его нельзя не учи­ты­вать. Но не все из этого опыта при­ме­нимо в пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии и кон­суль­ти­ро­ва­нии.

Дать целост­ное «опи­са­ние слону» можно в том случае, если у нас есть воз­мож­ность взгля­нуть на него в целом. Вот этот целост­ный подход к чело­веку и пред­ла­гают при­ме­нять пра­во­слав­ные пси­хо­логи и пси­хо­те­ра­певты. Рабо­тая с чело­ве­ком на плос­ко­сти души (пси­хики), нельзя не учи­ты­вать ее связь с телом и духом, а также вза­им­ное вли­я­ние всех этих трех состав­ля­ю­щих чело­ве­че­ской лич­но­сти.

Пред­став­ле­ния о чело­веке и о мето­дах пси­хо­те­ра­пии в разное время опре­де­ля­лись раз­ными под­хо­дами.

Воз­ник­но­ве­ние и раз­ви­тие пси­хо­те­ра­пии совсем не слу­чайно сов­пало с посте­пен­ным оску­де­ва­нием веры, утвер­жде­нием и раз­ви­тием мате­ри­а­лизма в запад­ном хри­сти­ан­ском обще­стве.

Бог умер (нем. Gott ist tot) — это извест­ное выска­зы­ва­ние Ницше появи­лось в его книге «Весё­лая наука» (1882 г.):

«Вели­чай­шее из новых собы­тий — что «Бог умер» и что вера в хри­сти­ан­ского Бога стала чем-то не заслу­жи­ва­ю­щим дове­рия — начи­нает уже бро­сать на Европу свои первые тени».

Раз­ви­тие пси­хо­те­ра­пии вол­но­об­разно про­ис­хо­дило в рамках этого утвер­жде­ния. Одна волна направ­ле­ний сме­ня­лась другой волной. На смену пове­ден­че­ской пси­хо­те­ра­пии пришел пси­хо­ана­лиз, затем гума­ни­сти­че­ская, экзи­стен­ци­аль­ная пси­хо­те­ра­пия….

Во время Второй Миро­вой Войны Виктор Франкл, австрий­ский пси­хо­те­ра­певт, осно­ва­тель экзи­стен­ци­аль­ного направ­ле­ния пси­хо­те­ра­пии, став­шего осно­вой Тре­тьей Вен­ской школы пси­хо­те­ра­пии, нахо­дился в застен­ках Освен­цима. Он явился оче­вид­цем того, что люди, име­ю­щие смысл своего суще­ство­ва­ния, не теряли внут­рен­нюю силу (силу духа) и выжи­вали. В статье «Основ­ные поня­тия лого­те­ра­пии» он пишет: «Наше поко­ле­ние реа­ли­стично, потому что нам дове­лось узнать чело­века, каков он есть. В конце концов, чело­век изоб­рел газо­вые камеры; но чело­век был и тем, кто не теряя досто­ин­ства, шел в эти камеры с Иису­со­вой молит­вой или «Shema Gisrael» на устах».

Из тра­ги­че­ской для России исто­рии ХХ-го сто­ле­тия нам известно много при­ме­ров, когда именно сила духа помо­гала выдер­жи­вать невы­но­си­мые испы­та­ния. Она же давала чело­веку силы достойно совер­шить свой уход из жизни в мир иной.

Таким обра­зом, Виктор Франкл в пси­хо­те­ра­пию ввел поня­тие Сверх-смысла или «нуса»-духа, описал нусо-дина­мику как поиски смысла жизни.

Наряду с Мар­се­лем (1889–1973), фран­цуз­ским фило­со­фом, осно­во­по­лож­ни­ком т.н. като­ли­че­ского экзи­стен­ци­а­лизма, и Хай­дег­ге­ром, (1889–1976), немец­ким фило­со­фом-экзи­стен­ци­а­ли­стом, Франкла можно назвать фило­со­фом (пси­хо­ло­гом) порога, т.е. мыс­ли­те­лем, кото­рый выхо­дит за рамки ате­изма, но не дохо­дит до тео­ло­гии, не при­ни­мая ее дог­ма­тов.

В наше время в пси­хо­те­ра­пии идет «чет­вер­тая волна» – духовно-ори­ен­ти­ро­ван­ная пси­хо­те­ра­пия. Ее раз­ви­тие осу­ществ­ля­ется на базе раз­лич­ных рели­ги­озно-фило­соф­ских учений о чело­веке. Для запад­ных пси­хо­ло­гов, незна­ко­мых с пра­во­сла­вием и свя­то­оте­че­ским уче­нием о чело­веке, это про­ис­хо­дит чаще всего на стыке восточ­ной фило­со­фии и прак­тики. Как тако­вые запад­ные формы хри­сти­ан­ства ока­за­лись здесь бес­силь­ными.

В нашей стране интен­сивно раз­ви­ва­ется пси­хо­ло­гия, ори­ен­ти­ро­ван­ная на Восточ­ное хри­сти­ан­ство – пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия. Она опи­ра­ется на дости­же­ния пси­хо­ло­гии, хри­сти­ан­ской фило­со­фии и бого­сло­вия, а также на бога­тей­шее насле­дие свя­то­оте­че­ского аске­ти­че­ского опыта и пра­во­слав­ной антро­по­ло­гии..

Не слу­чайно именно в наше, полное иску­ше­ний, время возрос инте­рес к пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии. И фор­ми­ру­ется она как меж­дис­ци­пли­нар­ная наука. В ее раз­ви­тии при­ни­мают уча­стие ученые пси­хо­логи, фило­софы, куль­ту­ро­логи, пси­хо­логи-прак­тики, и, конечно, бого­словы и свя­щен­ники….

Мето­до­ло­гия пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии тре­бует выра­ботки общего языка поня­тий. В про­цессе ее фор­ми­ро­ва­ния необ­хо­димо опре­де­лить общую цель, сфор­му­ли­ро­вать задачи и четко обо­зна­чить вопросы, кото­рые тре­буют насущ­ного ответа. Все раз­но­гла­сия и труд­но­сти в прин­ципе пре­одо­лимы, поскольку спе­ци­а­ли­сты, зани­ма­ю­щи­еся этими вопро­сами, стоят на пози­ции хри­сти­ан­ского миро­воз­зре­ния и при­над­ле­жат к Пра­во­слав­ной Церкви. Объ­еди­не­ние в лоне Церкви явля­ется зало­гом того, что этот про­цесс завер­шится, пре­одо­лев все труд­но­сти и иску­ше­ния.

Такова одна из задач обра­зо­ван­ного в Санкт-Петер­бурге Обще­ства Пра­во­слав­ных пси­хо­ло­гов им. Фео­фана Затвор­ника. Члены обще­ства активно зани­ма­ются как тео­ре­ти­че­скими раз­ра­бот­ками, так и прак­ти­че­ским кон­суль­ти­ро­ва­нием, пси­хо­те­ра­пией, про­ве­де­нием обу­ча­ю­щих семи­на­ров и т.д.

Осно­во­по­ла­га­ю­щие прин­ципы пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии, отли­ча­ю­щие ее от других направ­ле­ний

Прак­ти­ку­ю­щие в раз­лич­ных направ­ле­ниях пси­хо­те­ра­певты избе­гают эклек­ти­че­ского сме­ше­ния. Это вполне пра­во­мерно. Дей­стви­тельно, как архи­тек­тур­ная эклек­тика гово­рит о дурном вкусе, так и дея­тель­ность пси­хо­те­ра­певта, рабо­та­ю­щего в сме­шан­ных стилях, вызы­вает по мень­шей мере недо­уме­ние у про­фес­си­о­на­лов. Но совсем другое дело, если мы рас­смат­ри­ваем пра­во­слав­ного пси­хо­лога. Опи­ра­ясь на вер­ти­каль­ную ось хри­сти­ан­ского миро­воз­зре­ния, пси­хо­лог, сто­я­щий на пози­ции пра­во­сла­вия, имеет воз­мож­ность исполь­зо­вать мето­дики и тех­ники, пре­лом­ляя их через это свое миро­воз­зре­ние. Он имеет воз­мож­ность уви­деть суть про­блемы иначе. И, соот­вет­ственно, пред­ло­жить для нее другое реше­ние.

В этой точке пере­се­че­ния плос­ко­сти нашего вре­мен­ного и исто­ри­че­ского бытия и духов­ной вер­ти­кали совер­ша­ется исце­ле­ние чело­ве­че­ской лич­но­сти. Линей­ная про­тя­жен­ность зем­ного бытия сужа­ется до той точки, где исходя из един­ственно под­лин­ного смысла нашего зем­ного суще­ство­ва­ния, про­ис­хо­дит и пере­оценка цен­но­стей, и нахо­дятся верные реше­ния для кон­крет­ной жиз­нен­ной ситу­а­ции. Именно в этой точке воз­можно обре­сти целост­ность мысли, чув­ства, слова, поступка. В этой точке Истины воз­можно обре­сти истин­ную сво­боду духа…

Пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия берет за основу пра­во­слав­ное миро­воз­зре­ние и исхо­дит из пози­ции хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии о пони­ма­нии чело­века как Образа и Подо­бия Божия, как един­ства тела, души и духа. Таким обра­зом, глу­бин­ный смысл чело­ве­че­ской жизни заклю­ча­ется в оду­хо­тво­ре­нии и бого­упо­доб­ле­нии, что осу­ществ­ля­ется в резуль­тате раз­ви­тия доб­ро­де­те­лей и пре­одо­ле­ния стра­стей. Он (смысл) изна­чально нам уже задан Твор­цом. Все осталь­ные ситу­а­тив­ные смыслы имеют зна­че­ние, если только они под­чи­ня­ются или хотя бы не идут в разрез с этим СМЫС­ЛОМ.

Пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия осно­вы­ва­ется на пред­став­ле­нии о смерти как пере­ходе души в иное состо­я­ние.

Личный духов­ный опыт, полу­чен­ный во время земной жизни, полу­чает свое даль­ней­шее раз­ви­тие и опре­де­ляет загроб­ную участь чело­века.

Пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия суще­ственно отли­ча­ется от своих свет­ских ана­ло­гов тем, что при­знает нали­чие мира анге­лов и мира падших духов, а так же воз­дей­ствия, ока­зы­ва­е­мые этими мирами на чело­ве­че­скую душу.

Для пра­во­слав­ного пси­хо­лога оче­видно, что глу­бин­ное раз­ре­ше­ние внут­рен­него кон­фликта про­ис­хо­дит на неви­ди­мом фронте брани духов­ной. И поле битвы – это душа чело­века.

Святые отцы много пишут о вли­я­нии демо­ни­че­ских помыс­лов, обра­зов на чело­века. Это воз­дей­ствие может опре­де­лять фор­ми­ро­ва­ние раз­лич­ных пси­хо­ло­ги­че­ских и сома­ти­че­ских забо­ле­ва­ний, а также пато­ло­ги­че­ских зави­си­мо­стей.

Таким обра­зом, фун­да­мен­том пра­во­слав­ной кон­суль­та­тив­ной пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии по срав­не­нию с секу­ляр­ными мето­дами явля­ются хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние и аске­тика. Соот­вет­ственно вво­дятся осно­во­по­ла­га­ю­щие прин­ципы:

Хри­сто­цен­трич­ность – опре­де­ляет отно­ше­ние к Богу. Это глав­ный осно­во­по­ла­га­ю­щий, смыс­ло­об­ра­зу­ю­щий и целе­об­ра­зу­щий прин­цип, при­зы­ва­ю­щий все соот­но­сить с Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом, как он засви­де­тель­ство­вал о Себе: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6)

Эккле­зио­цен­трич­ность – опре­де­ляет отно­ше­ние к Церкви. Только в Бого­че­ло­ве­че­ском теле Церкви может про­ис­хо­дить еди­не­ние чело­века со Хри­стом: «Как ветвь не может при­но­сить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне» (Ин. 15:4). Истин­ное исце­ле­ние воз­можно только в лоне Церкви. Оно осу­ществ­ля­ется Духом Святым сов­местно с осо­знан­ным устрем­ле­нием чело­века в направ­ле­нии осво­бож­де­ния от стра­стей.

Антро­по­цен­трич­ность – опре­де­ляет отно­ше­ние к чело­веку. В свете Хри­сто­вом за гре­хами и сла­бо­стью чело­века виден образ Божий. Необ­хо­ди­мая чело­веку помощь ока­зы­ва­ется в

духовно-нрав­ствен­ном вза­им­ном един­стве пси­хо­те­ра­певта и паци­ента; в устрем­лен­но­сти направ­ле­ния к Богу и Церкви. Дости­же­ние еди­но­ду­шия и еди­но­мыс­лия воз­можно при содей­ствии Боже­ствен­ной бла­го­дати и при усло­вии воцер­ко­в­ле­ния их обоих.

Тре­бо­ва­ния к спе­ци­а­ли­сту. Чем отли­ча­ется пра­во­слав­ный пси­хо­лог и пси­хо­те­ра­певт от своих секу­ляр­ных коллег.

Соот­вет­ственно суще­ствуют тре­бо­ва­ния и к лич­но­сти пси­хо­те­ра­певта. Это лич­ностно-нрав­ствен­ный аске­тизм, опре­де­ля­ю­щий отно­ше­ние пси­хо­те­ра­певта к себе и своей про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти. Пости­же­ние аске­ти­че­ского опыта пси­хо­те­ра­пев­том воз­можно только через личное воцер­ко­в­ле­ние.

У совре­мен­ного нево­цер­ко­в­лен­ного чело­века в созна­нии нару­шена иерар­хия цен­но­стей. Нет пред­став­ле­ния о связи духа, души и тела. Свои телес­ные забо­ле­ва­ния он никак не свя­зы­вает с нару­ше­ни­ями в душев­ной жизни. Мысли и чув­ства им не осо­зна­ются в долж­ной сте­пени, не говоря уже о духов­ной сфере. Чтобы про­изо­шло выстра­и­ва­ние этих вза­и­мо­свя­зей, пра­во­слав­ный пси­хо­лог, рабо­тая на «плос­ко­сти пси­хики», держит ори­ен­та­цию на «духов­ную вер­ти­каль».

Понятно, что такой образ пра­во­слав­ного пси­хо­лога, это неко­то­рый идеал. Хорошо осо­зна­вая свои сла­бо­сти и немощи, свою личную гре­хов­ность, мы, однако же, упо­ваем на то, что невоз­мож­ное чело­веку, воз­можно Богу. И это дает нам силы тру­диться на этом поприще.

Задачи пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии.

Исходя из прин­ци­пов, на кото­рые опи­ра­ется пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия, можно сфор­му­ли­ро­вать общую и част­ную задачи пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии.

Общая задача – ока­за­ние чело­веку помощи в пре­одо­ле­нии его нару­шен­ной целост­но­сти в связи с падшей при­ро­дой; под­ве­де­ние к осо­зна­ва­нию страст­ных меха­низ­мов, при­вед­ших к болезни или воз­ник­но­ве­нию про­блемы. Сле­до­ва­тельно, помочь ему исце­литься, прийти к внут­рен­ней сво­боде и радо­сти, осу­ще­ствить себя в полную меру. Это работа, кото­рая обя­за­тельно затра­ги­вает уро­вень смыс­лов и цен­но­стей. Очень много тут зави­сит от того, насколько глу­бока личная вера самого тера­певта. Осу­ществ­ле­ние этого про­цесса про­ис­хо­дит в лоне Церкви.

Част­ная задача – это ока­за­ние чело­веку помощи в реше­нии его кон­крет­ных жиз­нен­ных ситу­а­ций или раз­ре­ше­нии внут­ри­лич­ност­ного кон­фликта. Здесь исполь­зу­ются и допус­ка­ются пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские методы и тех­ники. Соот­вет­ственно, чем боль­шим «арсе­на­лом» техник и при­е­мов вла­деет пси­хо­те­ра­певт, тем лучше. Работа на «плос­ко­сти» кон­крет­ных пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем на фоне общей болезни чело­ве­че­ства в резуль­тате гре­хо­па­де­ния, поз­во­ляет пра­во­слав­ному пси­хо­те­ра­певту выйти за пре­делы «симп­то­ма­ти­че­ского лече­ния» и решать более важную задачу ока­за­ния помощи в пре­одо­ле­нии духов­ного пора­же­ния. Важно при этом пом­нить о «вер­ти­кали духов­но­сти». Часто ока­зы­ва­ется, что корень про­блемы лежит именно в духов­ной сфере. На прак­тике мы в этом убеж­да­емся посто­янно.

Пере­чень про­блем, по кото­рым про­во­дится кон­суль­ти­ро­ва­ние.

  • про­блемы меж­лич­ност­ных отно­ше­ний (это отно­ше­ния в семье между супру­гами, а также отно­ше­ния роди­те­лей и детей; сюда же можно отне­сти отно­ше­ния в кол­лек­тиве);
  • внут­ри­лич­ност­ные кон­фликты, в том числе име­ю­щие нев­ро­ти­че­скую симп­то­ма­тику (фобии, депрес­сии, пани­че­ские атаки и т.д.);
  • цен­ност­ные и смыс­ло­вые кон­фликты; они тоже могут сопро­вож­даться нев­ро­ти­че­скими рас­строй­ствами (тре­вога, депрес­сия, навяз­чи­вые состо­я­ния, раз­лич­ные формы зави­си­мо­стей)
  • послед­ствия пси­хо­ло­ги­че­ских травм, пост­трав­ма­ти­че­ское стрес­со­вое рас­строй­ство;
  • помощь в воцер­ко­в­ле­нии, в под­го­товке к испо­веди, сопро­вож­де­ние в храм, встрече со свя­щен­ни­ком.

Методы и под­ходы, кото­рые исполь­зует пра­во­слав­ный пси­хо­лог.

Методы, исполь­зу­е­мые пра­во­слав­ным пси­хо­ло­гом, довольно широко исполь­зу­ются и в других пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских прак­ти­ках. К основ­ныммето­дам отно­сятся – метод само­на­блю­де­ния (интро­спек­ции) и диалог.

Само­по­зна­ние свя­тыми отцами трак­ту­ется как наука из наук. Далеко не все люди обла­дают врож­ден­ной спо­соб­но­стью к само­на­блю­де­нию. Чело­век может быть соци­ально адап­ти­ро­ван­ным, иметь семью и мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие, но при этом быть дале­ким от пони­ма­ния моти­вов своих поступ­ков, осо­зна­ния своих чувств, ясного и после­до­ва­тель­ного выра­же­ния мысли. Одной из задач пси­хо­те­ра­пии явля­ется про­буж­де­ние инте­реса к этому про­цессу. Позна­ние своего внут­рен­него чело­века, как это назы­ва­ется у святых отцов, при­во­дит к пони­ма­нию, что это место основ­ного при­ло­же­ния наших сил. Все осталь­ное уже суще­ствует как про­ек­ция наших внут­рен­них состо­я­ний. Воз­ни­ка­ю­щие кон­фликты, меж­лич­ност­ные и соци­аль­ные, в своей основе содер­жат внут­рен­ние нераз­ре­шен­ные кон­фликты тех лич­но­стей, кото­рые вовле­чены в эти отно­ше­ния.

Чтобы исце­литься, при­бли­зиться к своей целост­но­сти, надо пре­одо­леть в себе пси­хо­ло­ги­че­скую рас­щеп­лен­ность. Не слу­чайно само поня­тие греха может трак­то­ваться, как попа­да­ние мимо цели. Путь истин­ного исце­ле­ния – это задача всей жизни.

Создан­ный по образу и подо­бию трехи­по­стас­ного Бога (Святой Троицы), чело­век всегда пре­бы­вает в обще­нии. Это обще­ние про­ис­хо­дит или с самим собой, или посред­ством диа­лога с дру­гими людьми, или это обще­ние с Богом. Более того, наше обще­ние поли­фо­нично. Одно­вре­менно могут при­сут­ство­вать все три формы обще­ния.

Истин­ное исце­ле­ние чело­века не может про­ис­хо­дить отдельно от про­цесса позна­ва­ния Бога. Воз­мож­ный полный ответ на пси­хо­ло­ги­че­ские про­блемы нахо­дится не в плос­ко­сти зем­ного бытия, в кото­рой рабо­тает пси­хо­те­ра­певт, а в вер­ти­кали духов­но­сти.

Важно не забы­вать, что зача­стую жизнь духа про­буж­да­ется в стра­да­нии. Соот­вет­ственно у пра­во­слав­ного пси­хо­лога и у пси­хо­лога свет­ского разное отно­ше­ние к стра­да­нию, и разные под­ходы в его пре­одо­ле­нии.

При работе с чело­ве­ком важно четко и верно фор­му­ли­ро­вать про­блему, даже отыс­ки­вать смысл про­ис­хо­дя­щего.

Невер­ное опре­де­ле­ние смысла при­во­дит к заблуж­де­ниям, т.е. блуж­да­нию вда­леке от Истины. Для пси­хо­те­ра­пии выйти на верное обо­зна­че­ние про­блемы – это уже поло­вина совер­шив­шейся работы. Исходя из смыс­ло­вого обо­зна­че­ния про­блемы, т.е. смыс­ло­вого содер­жа­ния, при­ни­ма­ется реше­ние о путях ее раз­ре­ше­ния. Если пси­хо­те­ра­певт стоит на пози­ции фрей­дизма и видит в нев­розе только вытес­нен­ную сек­су­аль­ность, то и решаться эта про­блема будет соот­вет­ственно. Однако вытес­нен­ная духов­ность фор­ми­рует заблуж­де­ния и создает про­блемы гораздо более слож­ные.

Самость чело­века про­ти­вится Божьему замыслу о нем, тем самым сопро­тив­ля­ется его исце­ле­нию.

Поня­тие мета­нойя (пока­я­ние), в пере­воде с гре­че­ского озна­чает пере­мена ума. И это не одно­мо­мент­ный акт. Это путь длиною в жизнь. В этом суть пра­во­слав­ной аске­тики. Исце­литься, озна­чает вер­нуть когда-то нару­шен­ную целост­ность. Этот про­цесс совер­ша­ется в лоне Церкви Духом Святым.

В работе пра­во­слав­ного пси­хо­лога и пси­хо­те­ра­певта откры­ва­ются совсем другие гори­зонты. Чтобы точнее выра­зить свою мысль, сле­дует гово­рить даже не о гори­зон­тах, кото­рые все-таки при­над­ле­жат к плос­ко­сти, а при­бег­нуть к объ­ем­ному вос­при­я­тию. Чело­век — созда­ние духов­ное, а значит, он воз­вы­ша­ется над этой плос­ко­стью. Это как мост, как свя­зу­ю­щее звено между доль­ним и горним. Такое пред­став­ле­ние о чело­веке отра­жа­ется в сим­во­лике хри­сти­ан­ского креста. Плос­кость зем­ного бытия пере­се­ка­ется с вер­ти­ка­лью духов­ного вос­хож­де­ния и само­по­зна­ния. Причем, эта вер­ти­каль – сам Хри­стос.

Перед нами стоит важная и насущ­ная задача – раз­ви­тие пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии как науки и пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии как прак­тики. Про­игно­ри­ро­вать эту задачу не полу­чится, поскольку ее поста­вила перед нами сама реаль­ность. Вопро­сов много. И на них необ­хо­димо искать ответы. При этом нам необ­хо­димо осо­зна­вать свою чело­ве­че­скую немощь и под­вер­жен­ность стра­стям, наде­яться и упо­вать на помощь Бога.

Крат­кий обзор лите­ра­туры, пред­став­лен­ной на сайте.

Доста­точно полно основ­ные задачи и методы пра­во­слав­ного под­хода изло­жены в неболь­шой книжке под назва­нием «Хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние как основа пси­хо­ло­ги­че­ского кон­суль­ти­ро­ва­ния и пси­хо­те­ра­пии». Автор ее доктор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, пред­се­да­тельОбще­ства Пра­во­слав­ных Пси­хо­ло­гов Санкт-Петер­бурга Л.Ф. Шехов­цова.

Пра­во­слав­ный пси­хо­лог под­хо­дит к про­блеме чело­века исходя из того факта, что целост­ность чело­века была нару­шена гре­хо­па­де­нием. При­зна­вая и ува­жи­тельно отно­сясь к дости­же­ниям пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии, как запад­ной, так и оте­че­ствен­ной, пра­во­слав­ный пси­хо­лог исхо­дит из пред­по­сы­лок, беру­щих свое начало в хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии:

  • Чело­век суще­ство целост­ное трех­со­став­ное: дух, душа, тело. (Пра­во­мерно также пред­став­ле­ние о чело­веке, как состо­я­щем из души и тела. В этом случае дух явля­ется высшей частью души).
  • Чело­век суще­ство твар­ное (сотво­рен Богом.)
  • Чело­век суще­ство падшее (гре­хо­па­де­ние при­вело к нару­ше­нию целост­ной струк­туры чело­века).
  • Чело­век суще­ство, создан­ное по образу Божи­ему, но при­звано к Бого­упо­доб­ле­нию.

Рас­смат­ри­ва­ются подробно прин­ципы, кото­рые «испо­ве­дует» пра­во­слав­ный спе­ци­а­лист.

В статье Ю.М. Зенько (Обще­ство Пра­во­слав­ных Пси­хо­ло­гов Санкт-Петер­бурга) «Душев­ные состо­я­ния в хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гии» дается анализ раз­лич­ных состо­я­ний души с точки зрения свя­то­оте­че­ского бого­сло­вия: гре­хов­ного состо­я­ния, есте­ствен­ного (при­род­ного) и бла­го­дат­ного.

Поскольку любое бого­об­ще­ние и бого­по­зна­ние пред­по­ла­гает обра­ще­ние к своим душев­ным глу­би­нам, автор, при­водя выска­зы­ва­ние о. Сергия (Стра­го­род­ского):

«Позна­ние Бога есть зрение жизни Божией в себе самом; из рас­по­ло­же­ния соб­ствен­ной своей души пра­вед­ник узнает, в чем состоит и какова по своему суще­ству жизнь Боже­ствен­ная» уде­ляет особое место опи­са­нию того каким обра­зом и по каким при­зна­кам чита­тель может соста­вить пред­став­ле­ние о том или ином состо­я­нии своей души.

Мне пред­став­ля­ется в этой статье инте­рес­ным раздел о сно­ви­де­ниях. Совре­мен­ный чело­век скло­нен впа­дать в две край­но­сти: «трак­то­вать сно­ви­де­ния по Фрейду» или поль­зо­ваться раз­лич­ными сон­ни­ками. В этой статье Зенько доступно осве­щает пра­во­слав­ный свя­то­оте­че­ский подход к сно­ви­де­ниям.

В статье «О месте пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии при лече­нии нев­ро­ти­че­ских рас­стройств» я делаю попытку обос­но­ва­ния пре­иму­ще­ства пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии, перед тра­ди­ци­он­ными пси­хо­те­ра­пев­ти­че­скими направ­ле­ни­ями. Статья может быть инте­ресна тем, что в ней при­во­дится опи­са­ние слу­чаев из пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской прак­тики. А также пока­зано, что нев­ро­ти­че­ский симп­том, как резуль­тат внут­рен­него кон­фликта исче­зает, если про­ис­хо­дит осо­зна­ние и про­ра­ботка про­блемы не только на пси­хо­ло­ги­че­ском и экзи­стен­ци­аль­ном (смыслы, цен­но­сти, миро­воз­зре­ние), но и на духов­ном уровне бытия (пока­я­ние, осо­зна­ва­ние игно­ри­ро­ва­ния Запо­ве­дей…).

Проф. Мели­хов Д.Е. в статье «Попытки объ­ек­тив­ного пони­ма­ния рели­ги­оз­ного опыта в совре­мен­ной пси­хо­ло­гии» под­ни­мает ряд важ­ней­ших вопро­сов не только для пси­хо­ло­гии, но и пси­хи­ат­рии.

Доктор меди­цин­ских наук, про­фес­сор Дмит­рий Евге­нье­вич Меле­хов (1899–979), родился в семье свя­щен­ника Рязан­ской епар­хии. Ученик и спо­движ­ник осно­ва­те­лей совет­ской пси­хи­ат­рии С. С. Кор­са­кова, П. Б. Ган­нуш­кина, он явля­ется одним из осно­ва­те­лей совре­мен­ной соци­аль­ной пси­хи­ат­рии.

Это та важная, но слабо про­ра­бо­тан­ная область пси­хи­ат­рии, кото­рая выра­ба­ты­вает прин­ципы воз­врата душевно боль­ных в жизнь.

Он умел пред­ви­деть и пока­зать самому боль­ному здо­ро­вые сто­роны его лич­но­сти, на кото­рые надо опе­реться в борьбе с душев­ным неду­гом. В бесе­дах с дру­зьями Дмит­рий Евге­нье­вич неод­но­кратно при­во­дил при­меры, когда, несмотря на пси­хи­че­ские забо­ле­ва­ния, бла­го­даря духовно пра­виль­ному образу жизни, чело­век сохра­нял свою лич­ность, ее кра­соту и ока­зы­вался тру­до­спо­соб­ным. Он знал случаи, когда духов­ные рас­строй­ства вели к пси­хи­че­ским рас­строй­ствам и дегра­да­ции. Его инте­ре­со­вали вопросы, где про­хо­дит гра­ница между пси­хи­че­ским рас­строй­ством и духов­ным опытом чело­века, вопросы сво­боды в сфере духа. Вот что он пишет:

«Во власти чело­века непо­сред­ственно – только область духов­ной сво­боды: она не уни­что­жа­ется нико­гда. Все другое течет и раз­ви­ва­ется по своим при­род­ным зако­нам, ничего общего не име­ю­щим со сво­бо­дой чело­века. Только сво­бода чело­века, как солнце, может живить и направ­лять сти­хий­ные силы и сферы, живу­щие по своим зако­нам, по внеш­ним вли­я­ниям, бушуя и затоп­ляя собой все. Слабая сво­бода только своим созна­нием пас­сивно при­сут­ствует там, куда увле­кают чело­века сти­хий­ные силы и тече­ния, под­чи­ня­ется их зако­нам и даже может уси­ли­вать своим созна­нием эти при­род­ные тече­ния. Если у него доброе сердце, он под­чи­ня­ется дви­же­ниям эмоций, живет своим созна­нием в этой обла­сти и тем уси­ли­вает ее. Если у него ясный и острый ум, чело­век своим созна­нием и сво­бо­дой сле­дует за его логи­че­скими постро­е­ни­ями и уси­ли­вает их. Если у него могу­чая фан­та­зия, он отда­ется миру обра­зов и грез. Если несо­кру­ши­мая сила чув­ствен­но­сти и эго­изма, он ста­но­вится без­за­вет­ным слугою их и под­чи­няет им свою сферу духов­ной сво­боды».

Свя­щен­ник Павел Гуме­ров в «Хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гии» пишет: «Возьму на себя дерз­но­ве­ние ска­зать, что аске­тику можно назвать в неко­то­ром роде хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гией. Ведь слово «пси­хо­ло­гия» в пере­воде с гре­че­ского языка значит «наука о душе». Это наука, изу­ча­ю­щая меха­низмы чело­ве­че­ского пове­де­ния и мыш­ле­ния. Прак­ти­че­ская пси­хо­ло­гия помо­гает чело­веку спра­виться со своими дур­ными наклон­но­стями, побе­дить депрес­сию, научиться ладить с самим собой и людьми. Как видим, пред­меты вни­ма­ния аске­тики и пси­хо­ло­гии одни и те же». Он пере­чис­ляет 8 основ­ных стра­стей и при­зы­вает хри­сти­а­нина вести работу с ними.

Автор книги «Общие аспекты пси­хики или вве­де­ние в Пра­во­слав­ную пси­хо­ло­гию» - П.В. Доб­ро­сель­ский окон­чил МАИ и аспи­ран­туру при МАДИ, кан­ди­дат тех­ни­че­ских наук, автор работ по научно-тех­ни­че­ским направ­ле­ниям. Он явля­ется пра­во­слав­ным, при­хо­жа­ни­ном Николь­ского храма в селе Ромаш­ково Один­цов­ского района Мос­ков­ской Епар­хии. Родился в 1948 году в г. Москве. Книга изоби­лует цита­тами из Свя­щен­ного Писа­ния, свя­то­оте­че­ской лите­ра­туры, фило­со­фов, пси­хо­ло­гов. Автор пыта­ется найти ответ на вопрос: «Что же такое пси­хика чело­века?» Для про­фес­си­о­на­лов она пред­став­ля­ется спор­ной.

«Пас­тыр­ская пси­хи­ат­рия» напи­сана архи­манд­ри­том Кипри­а­ном (Керном)

Архи­манд­рит Киприан (в миру Кон­стан­тин Эду­ар­до­вич Керн 1899 (Тула) – 1960 (Париж) пра­во­слав­ный слу­жи­тель в юрис­дик­ции Рус­ской пра­во­слав­ной церкви за гра­ни­цей, затем Кон­стан­ти­но­поль­ского пат­ри­ар­хата, бого­слов, цер­ков­ный исто­рик. Его отец был дво­ря­ни­ном, про­фес­со­ром и дирек­то­ром Лес­ного инсти­тута в Санкт-Петер­бурге, а мать — из семьи ста­ро­об­ряд­цев.

Архи­манд­рит Киприан учился в Алек­сан­дров­ском лицее и на юри­ди­че­ском факуль­тете Мос­ков­ского уни­вер­си­тета. Участ­во­вал в граж­дан­ской войне в рядах Доб­ро­воль­че­ской армии, в 1920 эми­гри­ро­вал в Кон­стан­ти­но­поль, затем в Сербию. Окон­чил юри­ди­че­ский и бого­слов­ский факуль­теты Бел­град­ского уни­вер­си­тета. Доктор цер­ков­ных наук. Тема его дис­сер­та­ции: «Антро­по­ло­гия свя­того Гри­го­рия Паламы».

Архи­манд­рит Киприан был чело­ве­ком высо­кой куль­туры. Бле­стяще знал рус­скую лите­ра­туру и поэзию.

В своей «Пас­тыр­ской пси­хи­ат­рии» он ставит важные и непро­стые вопросы. Поиск ответа на них может быть инте­ре­сен как свя­щен­но­слу­жи­телю, так и пси­хо­логу; а также чело­веку, испы­тав­шему личный мисти­че­ский опыт.

«По-раз­ному будут смот­реть на душевно неурав­но­ве­шен­ного чело­века вос­пи­та­тель, судья, пас­тырь и врач. Можно ли всегда счи­тать, что извест­ные акты таких субъ­ек­тов явля­ются только грехом, под­ле­жа­щим только эпи­ти­мии? Явля­ется ли всякая ано­ма­лия душев­ной жизни пре­ступ­ле­нием нрав­ствен­ного закона, норм кодекса аске­тики? Не есть ли такая ано­ма­лия больше болезнь, чем злое дело? Ста­вится поэтому вопрос о том, где про­хо­дит гра­ница между этикой и пси­хо­па­то­ло­гией…?

Вопрос ста­вится еще и так: есть ли болезнь зло? В том, что она есть послед­ствие пер­во­род­ного зла, в этом сомне­ний нет, но есть ли сама по себе болезнь зло, под­ле­жа­щее только эпи­ти­мии. Нужно ли нев­ра­сте­нию лечить только одними аске­ти­че­скими сред­ствами? Стоит ли эта нев­ра­сте­ния или мани­а­каль­ное состо­я­ние на той же линии, что и среб­ро­лю­бие или гор­дость?»

«Пра­во­слав­ная пси­хо­те­ра­пия» мит­ро­по­лита Иеро­фея (Вла­хоса) напи­сана нашим совре­мен­ни­ком, пере­ве­дена с гре­че­ского и издана в России в 2004 году.

Чита­тель не найдет в ней опи­са­ния ни ожи­да­е­мых пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских мето­дик и техник, ни спе­ци­фи­че­ских задач пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии. Автор воз­вра­щает нас к поня­тиям Церкви как лечеб­ницы духа. А вра­че­ва­ние духа – есть пер­во­ос­нова вся­кого лече­ния. О. Иеро­фей при­знает, что тяже­лей­шей болез­нью нашего вре­мени явля­ются душев­ное рас­строй­ство, т.е. пси­хо­ло­ги­че­ские про­блемы. Он обра­щает вни­ма­ние чита­теля на то, что все они про­ис­хо­дят глав­ным обра­зом от помыс­лов, помра­че­ния ума, нечи­стого сердца. Т.о.: «Пра­во­слав­ная Цер­ковь – это общее при­бе­жище и вра­чеб­ница, где может изле­читься каждый боля­щий и страж­ду­щий». Автор подробно разъ­яс­няет суть свя­то­оте­че­ского учения работы с помыс­лами, освя­щает роль Церкви в исто­ри­че­ском про­цессе ее раз­ви­тия и «цели­тель­ства», каса­ется сути иси­хазма, как метода лече­ния.

Вот крат­кий обзор лите­ра­туры на тему по пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии, пред­став­лен­ный на сайте «Азбука веры».

Это далеко не полный пере­чень всего, что напи­сано на эту тему.

Хочется отме­тить таких зна­чи­мых и, без­условно заслу­жи­ва­ю­щих вни­ма­ния авто­ров:

  • Авсе­нев П.С. Из запи­сок по пси­хо­ло­гии. Спб2008
  • Вадим Кор­жев­ский иер. Про­пе­дев­тика аске­тики. Ком­пен­диум по пра­во­слав­ной свя­то­оте­че­ской пси­хо­ло­гии М. 2004

А вот работы совре­мен­ных пра­во­слав­ных пси­хо­ло­гов:

  • Бра­тусь Б.С. Рус­ская, совет­ская, рос­сий­ская пси­хо­ло­гия. М. 2000
  • Фило­со­фия пси­хо­ло­гии: воз­вра­ще­ние к исто­кам М.2001
  • Гостев А.А. Пси­хо­ло­гия и мета­фи­зика образ­ной сферы чело­века. М.2008
  • Моро­зова Е.А. Лич­ность: целост­ный взгляд. Самара 2008
  • Зенько Ю.М. Основы хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии и пси­хо­ло­гии. Спб2007
  • Зенько Ю.М. Пси­хо­ло­гия рели­гии. Спб 2009
  • И тот же автор — биб­лио­гра­фи­че­ский спра­воч­ник работ по хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии и пси­хо­ло­гии с древ­не­хри­сти­ан­ского пери­ода по насто­я­щее время: Хри­сти­ан­ская анто­ро­по­ло­гия и пси­хо­ло­гия в лицах Спб. 2009, Шехов­цова Л.Ф. , Зенько Ю.М.
  • Эле­менты пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии. Спб. 2005
  • Прот. Сергий Бель­ков, Шехов­цова Л.Ф., д. Анто­ний Шевя­ков Пре­одо­ле­ние стра­сти гнева и агрес­сии. М. 2011
  • Спе­ци­аль­ные выпуски по хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гии Мос­ков­ского пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ского жур­нала.
  • Учение свя­щен­ника Ана­то­лия Гар­ма­ева: педа­го­ги­че­ские нова­ция, ошибка или заблуж­де­ние?
  • О пси­хо­ло­гии К. Юнга и прозе Г. Гессе. Пермь 2001

***

О месте пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии в пре­одо­ле­нии нев­ро­ти­че­ских рас­стройств

(заметки пра­во­слав­ного пси­хо­лога)

Лего­ста­ева Марина Вени­а­ми­новна

1. Поня­тие нев­роза. Меди­цин­ский подход

В самом начале я хочу ого­во­риться, что эта статья ни в коей мере не пре­тен­дует на статус науч­ной. Это скорее попытка осмыс­лить такое рас­про­стра­нен­ное сейчас явле­ние, как невроз и поде­литься своим опытом. Осмыс­лить не только с точки зрения науки и меди­цины, но и с пози­ции пра­во­сла­вия. Это неве­ро­ятно труд­ная задача уже и потому, что не выра­бо­тан общий язык. Пута­ница в тер­ми­но­ло­гии, несо­мненно, повле­чет иска­же­ние в вос­при­я­тии. Эта задача так и оста­лась для меня нере­шен­ной. Иногда мне при­хо­дится гово­рить сухим науч­ным языком, иногда я пере­хожу на язык, понят­ный веру­ю­щему, и не вос­при­ни­ма­е­мый свет­ским чело­ве­ком. В статье наме­рено при­ве­дены неко­то­рые био­гра­фи­че­ские факты, кото­рые повли­яли на мое пред­став­ле­ние о сути нев­ро­зов и их лече­нии. Я также обра­ща­юсь к насле­дию оте­че­ствен­ной лите­ра­туры, поскольку она фор­ми­ро­ва­лась в рамках пра­во­слав­ной куль­туры. Такое сме­ше­ние стилей не слу­чайно. В данном случае – это опти­маль­ная воз­мож­ность выра­же­ния своей мысли о том, что живая вера позна­ется опыт­ным путем. Поиск Бога неот­де­лим от личной исто­рии чело­века. При­сут­ствие Его мы можем уви­деть во всей пол­ноте нашего еже­днев­ного бытия. Насколько этот опыт ока­зался удач­ным – судить не мне.

Нев­ро­ти­че­ские состо­я­ния про­яв­ля­ются по-раз­ному. Обычно чело­век хорошо осо­знает, что с ним что-то не так. Может опи­сать свое состо­я­ние довольно точно, но спра­виться с этим не может. При­ла­гая неимо­вер­ные усилия, он все больше попа­дает в “ловушку” нев­роза.

В целом, к нев­ро­ти­че­ским рас­строй­ствам можно отне­сти нев­розы навяз­чи­вых состо­я­ний, раз­лич­ного вида фобии, депрес­сии, повы­шен­ную тре­вож­ность, мни­тель­ность.

Мно­го­об­ра­зие этих состо­я­ний настолько велико, что опи­сать их все и клас­си­фи­ци­ро­вать просто не пред­став­ля­ется воз­мож­ным. Условно их можно раз­де­лить на пси­хо­ген­ные, (т.е. свя­зан­ные с раз­лич­ными ком­плек­сами, мни­тель­но­стью, тре­вож­но­стью) и ноо­ген­ные. Это такие нев­розы, кото­рые свя­заны с утра­той смысла жизни.

Многие из нев­ро­ти­че­ских состо­я­ний сопро­вож­да­ются функ­ци­о­наль­ными нару­ше­ни­ями раз­лич­ных орга­нов тела. Все чаще к врачу на прием попа­дают люди, обо­шед­шие многих спе­ци­а­ли­стов. И вот при­хо­дит момент, когда врач только раз­во­дит руками, не в состо­я­нии поста­вить точный диа­гноз. Видя при­чину в рас­строй­стве нерв­ной системы, он реко­мен­дует обра­титься к пси­хо­те­ра­певту. Мы при­выкли гово­рить, что все болезни от нервов. Это не совсем так.

Согласно совре­мен­ному опре­де­ле­нию, при­ня­тому в нашей стране, невроз – пси­хо­ген­ное (как пра­вило, кон­флик­то­ген­ное) нервно-пси­хи­че­ское рас­строй­ство, кото­рое воз­ни­кает в резуль­тате нару­ше­ния особо зна­чи­мых жиз­нен­ных отно­ше­ний чело­века и про­яв­ля­ется в спе­ци­фи­че­ских кли­ни­че­ских фено­ме­нах при отсут­ствии пси­хо­ти­че­ских явле­ний. Проще говоря, невроз раз­ви­ва­ется тогда, когда чело­век, в силу раз­лич­ных обсто­я­тельств, не может найти под­хо­дя­щий выход из слож­ного поло­же­ния, раз­ре­шить пси­хо­ло­ги­че­ски зна­чи­мую ситу­а­цию или пере­не­сти тра­ге­дию.

Име­ются данные о том, что при­мерно каждый пятый нев­ро­ти­че­ский случай имеет ноо­ген­ную основу. В дей­стви­тель­но­сти дума­ется, что едва ли не каждый невроз имеет духов­ные корни. Отыс­кать эти корни самому не пред­став­ля­ется воз­мож­ным. Опи­ра­ясь на опыт работы с нев­ро­ти­ками, я поста­ра­юсь это пока­зать наглядно. Также обос­но­вать, почему при­ня­тые формы работы в секу­ляр­ной пси­хо­ло­гии и меди­цине не дают зна­чи­мого резуль­тата в работе с нев­ро­зом.

Зача­стую из поля зрения чело­века выпа­дает при­чина воз­ник­но­ве­ния его нев­ро­ти­че­ского состо­я­ния. Скорее всего, ему трудно свя­зать свои болез­нен­ные ощу­ще­ния с пси­хо­ло­ги­че­ской трав­мой или внут­рен­ним кон­флик­том. И он обра­ща­ется с жало­бами на состо­я­ние здо­ро­вья. Соот­вет­ственно и реше­ние этой про­блемы пред­по­ла­га­ется через прием лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов. Почему же про­изо­шло это нару­ше­ние, такой вопрос, как пра­вило, не зада­ется. Из поля зрения обыч­ного тера­певта выпа­дает то, что чело­век суще­ство целост­ное, духов­ное. Более того, узкая спе­ци­а­ли­за­ция при­во­дит к тому, что один врач лечит желу­док, другой боли в суста­вах, третий выпи­сы­вает пре­па­раты от дав­ле­ния. Фраг­мен­тар­ный подход к про­блеме жела­е­мого резуль­тата не дает. Тело пере­стает справ­ляться со своими функ­ци­ями. Такое впе­чат­ле­ние, что все органы начи­нают “взы­вать о помощи”. О чем этот призыв? Нам пред­стоит отве­тить на этот вопрос.

Посмот­рим, как реша­ется про­блема нев­роза в пси­хи­ат­рии. Основ­ное место при­ло­же­ния сил пси­хи­ат­рии – это пси­хо­ти­че­ские рас­строй­ства. Но есть такая зона, кото­рая назы­ва­ется погра­нич­ной. Это те рас­строй­ства, кото­рыми могут зани­маться как пси­хи­атры, так и пси­хо­те­ра­певты. Неко­то­рые нев­ро­ти­че­ские состо­я­ния отно­сятся к этой зоне.

Более 15 лет назад я начи­нала свою дея­тель­ность кли­ни­че­ского пси­хо­лога в пси­хи­ат­ри­че­ской боль­нице. У нас име­лась воз­мож­ность при­сут­ство­вать на кли­ни­че­ских раз­бо­рах слож­ных слу­чаев, наблю­дать раз­ви­тие мысли врачей пси­хи­ат­ров. Врач прежде всего забо­тится о пра­виль­ной поста­новке диа­гноза. Но, диа­гноз – это всего лишь услов­ная мар­ки­ровка. Здесь очень много зави­сит от опыта врача, от того, на какой пози­ции он стоит. Если врач отвер­гает нали­чие духа у чело­века, то про­буж­де­ние духов­но­сти, он примет за пато­ло­гию, и вся­че­ски будет ста­раться купи­ро­вать это состо­я­ние лекар­ствен­ными пре­па­ра­тами.

Про­водя пси­хо­ди­а­гно­стику, пси­хо­лог нахо­дится в непо­сред­ствен­ном кон­такте с врачом. Однако диа­гноз как тако­вой, это не самое глав­ное, что инте­ре­сует пси­хо­лога. Важно понять какое нару­ше­ние лич­но­сти стоит за этим, как оно воз­никло, воз­можно ли про­ве­де­ние пси­хо­кор­рек­ции. И каким обра­зом ее про­во­дить.

В то, уже дале­кое время, закры­тая совет­ская пси­хи­ат­рия стала поне­многу при­от­кры­вать свой тяже­лый зана­вес. Воз­мож­ность загра­нич­ных коман­ди­ро­вок и поступ­ле­ния гума­ни­тар­ной помощи было основ­ными моти­вами, кото­рые при­во­дили к внут­рен­ним изме­не­ниям в струк­туре пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ники. По сути, созна­ние руко­во­ди­те­лей этой боль­ницы оста­ва­лось на пози­ции пси­хи­ат­рии совет­ского пери­ода. Несмотря на то, что к нам стали при­ез­жать спе­ци­а­ли­сты из-за рубежа, а наши врачи стали ездить в коман­ди­ровки по обмену опытом (в основ­ном это были Скан­ди­нав­ские страны), тяже­лое колесо оте­че­ствен­ной пси­хи­ат­рии про­дол­жало вра­щаться по инер­ции. Фигура пси­хо­лога в пси­хи­ат­рии оста­ва­лась по-преж­нему больше деко­ра­тив­ной. Но вот насту­пило время, когда кроме про­ве­де­ния пси­хо­ди­а­гно­стики, нам, пси­хо­ло­гам, начи­нают дове­рять вести пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские группы, зани­маться инди­ви­ду­аль­ной пси­хо­те­ра­пией. На одной из кон­фе­рен­ций мне было пору­чено сде­лать сооб­ще­ние по резуль­та­там арт-тера­пии, про­ве­ден­ной с боль­ными на отде­ле­нии. Своим сооб­ще­нием я пыта­лась доне­сти мысль, что чело­веку, остав­лен­ному наедине с собой, с соб­ствен­ными мыс­лями и тре­во­гами, выбраться из своего состо­я­ния, уповая только на пре­па­раты, сложно. Добав­ле­ние груп­по­вой арт-тера­пии в тех усло­виях могло при­ве­сти к более эффек­тив­ному резуль­тату. Выра­жать свои чув­ства и мысли через про­ек­цию твор­че­ства легче и без­опас­нее, если нару­шены функ­ции мыш­ле­ния. В то же время, опи­ра­ясь на рису­нок, легче выра­зить свое состо­я­ние в сло­вес­ной форме. Для чело­века очень важно обще­ние с дру­гими участ­ни­ками группы. (Груп­по­вые пси­хо­те­ра­певты знают выра­же­ние: группа, в целом, здо­ро­вее самого здо­ро­вого члена группы). Рисунки боль­ных от заня­тия к заня­тию меня­лись. Там появ­ля­лись другие цвета и сюжеты. Они напол­ня­лись опре­де­лен­ным содер­жа­нием. Все это было пред­став­лено на кон­фе­рен­ции.

И хотя я наблю­дала жизнь и работу пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ники изнутри, у меня воз­ни­кало больше вопро­сов, чем отве­тов. Именно тогда, при­сут­ствуя на одной из кон­фе­рен­ций, я обра­тила вни­ма­ние на то, что за гра­ни­цей от боль­ного не скры­вают его диа­гноз. Сооб­ще­ние делала моло­дая жен­щина-врач, недавно вер­нув­ша­яся из Швеции. Видимо ее этот момент очень сильно пора­зил: боль­ного при­зы­вают созна­тельно участ­во­вать в борьбе со своим забо­ле­ва­нием, объ­яс­няя суть про­ис­хо­дя­щего внутри него пси­хи­че­ского про­цесса. И это давало хоро­шие резуль­таты.

Пред­по­ла­га­лось, что чело­век должен пони­мать, что с ним про­ис­хо­дит и внут­ренне, созна­тельно содей­ство­вать своему исце­ле­нию.

Пси­хо­те­ра­пия в нашей боль­нице про­во­ди­лась исклю­чи­тельно пси­хо­ло­гами. Моло­дые врачи тоже с инте­ре­сом и энту­зи­а­стом бра­лись за это дело. Однако прак­ти­ку­ю­щие пси­хо­те­ра­певты с меди­цин­ским пси­хи­ат­ри­че­ским обра­зо­ва­нием склонны уско­рить этот про­цесс назна­че­нием пре­па­ра­тов. Это, дей­стви­тельно, очень боль­шой соблазн, скорее убрать симп­том, не разо­брав­шись с при­чи­ной его воз­ник­но­ве­ния. Но в резуль­тате про­блема оста­ется не решен­ной. Назна­че­ние пре­па­ра­тов при­во­дит к сни­же­нию тре­вож­но­сти, в неко­то­рых слу­чаях уби­рает депрес­сию. Однако в целом, эмо­ци­о­наль­ная сфера чело­века ста­но­вится беднее, “упло­ща­ется”. Он пере­стает чув­ство­вать радость, раз­ви­ва­ется “ока­ме­нен­ное нечув­ствие”. Воз­мо­жен вари­ант, когда паци­ент из состо­я­ния депрес­сии пере­хо­дит в состо­я­ние мании. И этот цик­ли­че­ский про­цесс закреп­ля­ется. Сгла­дить эту цик­лич­ность без лекар­ствен­ного вме­ша­тель­ства ста­но­виться очень трудно, что тре­бует огром­ного муже­ства и внут­рен­ней работы со сто­роны паци­ента. Это напо­ми­нает ломку у нар­ко­мана. К приему лекарств необ­хо­димо отно­ситься очень осто­рожно. Если мы начи­наем при­ни­мать пре­па­раты, то тем самым, мы даем воз­мож­ность своему орга­низму не участ­во­вать в “про­из­вод­стве” необ­хо­ди­мых ему гор­мо­нов и фер­мен­тов. Органы, отве­ча­ю­щие за их выра­ботку, просто атро­фи­ру­ются. Таким обра­зом, воз­ни­кает зави­си­мость от пре­па­ра­тов. В особо тяже­лых слу­чаях чело­век просто ста­но­виться регу­ляр­ным паци­ен­том пси­хи­ат­ри­че­ских клиник, полу­чает инва­лид­ность.

2. Пси­хо­ана­лиз и другие методы пси­хо­те­ра­пии в реше­нии про­блемы нев­роза

Лече­нием нев­ро­зов зани­ма­ются и врачи, и пси­хи­атры, и пси­хо­те­ра­певты раз­лич­ных направ­ле­ний. Коли­че­ство этих направ­ле­ний таково, что точной цифры никто не назо­вет. Если вы возь­мете в руки “Пси­хо­те­ра­пев­ти­че­скую энцик­ло­пе­дию” под редак­цией Б.Д. Кар­ва­сар­ского, то, скорее всего, вы просто рас­те­ря­е­тесь в этом море назва­ний. Их уже невоз­можно ни сосчи­тать, ни клас­си­фи­ци­ро­вать. В одной статье назы­ва­лась цифра более 200. Мы кос­немся несколь­ких широко извест­ных пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских направ­ле­ний.

Пси­хо­ана­лиз, в сущ­но­сти, видит в нев­розе резуль­тат пси­хо­ди­на­ми­че­ских про­цес­сов. И в соот­вет­ствии с этим пыта­ется лечить его, при­водя в дей­ствие новые пси­хо­ди­на­ми­че­ские про­цессы, напри­мер, пере­нос. (Под этим назва­нием пони­ма­ется пере­нос паци­ен­том на пси­хо­ана­ли­тика чувств, испы­ты­ва­е­мых им к другим людям в раннем дет­стве, т.е. про­ек­ция ранних дет­ских отно­ше­ний и жела­ний на другое лицо). Т.о. выяв­ля­ются и про­ра­ба­ты­ва­ются внут­рен­ние кон­фликты, при­во­дя­щие к нев­ро­ти­че­ским рас­строй­ствам.

Все ана­ли­ти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ные пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские методы направ­лены глав­ным обра­зом на то, чтобы про­яс­нить в созна­нии паци­ента пер­вич­ные усло­вия воз­ник­но­ве­ния услов­ного рефлекса. А именно внеш­нюю и внут­рен­нюю ситу­а­цию при первом про­яв­ле­нии нев­ро­ти­че­ского симп­тома. Пред­по­ла­га­ется, что корни про­блемы коре­нятся в дет­ских, вытес­нен­ных на бес­со­зна­тель­ный уро­вень пере­жи­ва­ниях. Поэтому пси­хо­ана­ли­ти­че­ская тера­пия нев­ро­ти­че­ских рас­стройств может длиться годами. В этом про­цессе про­ис­хо­дит мед­лен­ное и после­до­ва­тель­ное иссле­до­ва­ние причин их воз­ник­но­ве­ния. К сожа­ле­нию, дли­тель­ность про­цесса не всегда явля­ется гаран­тией резуль­тата. Далеко не всегда про­ве­ден­ный пси­хо­ана­лиз осво­бож­дает чело­века от нев­ро­ти­че­ских симп­то­мов.

Есть даже такой анек­дот, кото­рый любят рас­ска­зы­вать пси­хо­ана­ли­тики, осо­зна­ю­щие огра­ни­че­ния своего метода: встре­ча­ются два пси­хо­ана­ли­тика. Они не виде­лись 10 лет. Завя­зы­ва­ется раз­го­вор, как обычно о работе, о кли­ен­тах. Один спра­ши­вает дру­гого: “Слушай, а как тот твой паци­ент, кото­рого ты так долго лечил от эну­реза (ноч­ного недер­жа­ния мочи)? Попра­вился?” На что другой уве­ренно отве­чает: “Нет, но теперь он этим может гор­диться!”

Труд­но­сти в лече­нии нев­ро­зов навяз­чи­вых состо­я­ний и фобий обу­слов­лены еще и тем, что эти состо­я­ния усу­губ­ля­ются стрем­ле­нием избе­жать ситу­а­ций, вызы­ва­ю­щих тре­вогу. Бег­ство от соб­ствен­ного страха путем избе­га­ния вызы­ва­ю­щей страх ситу­а­ции, играет реша­ю­щую роль в фик­са­ции нев­ро­ти­че­ского пат­терна реа­ги­ро­ва­ния по типу фобии. Такое пред­став­ле­ние о нев­розе нахо­дит под­твер­жде­ние, как в пси­хо­ана­ли­ти­че­ском под­ходе, так и у пове­ден­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ных тера­пев­тов.

Пове­ден­че­ская пси­хо­те­ра­пия, свя­зан­ная с тео­рией науче­ния, опре­де­ляет невроз как резуль­тат про­цес­сов науче­ния или обу­слов­ли­ва­ния. И в соот­вет­ствии с этим пред­ла­гает воз­дей­ство­вать на невроз, орга­ни­зуя своего рода пере­учи­ва­ние, пере­обу­слов­ли­ва­ние. Слож­но­сти воз­ни­кают в том, что невроз, как тако­вой – явный, фик­си­ро­ван­ный невроз – порож­да­ется не только пер­вич­ными усло­ви­ями, но и (вто­рич­ным) закреп­ле­нием. Закреп­ля­ется же услов­ный рефлекс страха ожи­да­ния. И, если мы хотим, так ска­зать, “разо­мкнуть” закре­пив­шийся рефлекс, важно, прежде всего, устра­нить страх ожи­да­ния. Сама тера­пия осу­ществ­ля­ется, как мед­лен­ное пере­учи­ва­ние.

Пове­ден­че­ский тера­певт выстра­и­вает свою тера­пию, опре­де­ляя с кли­ен­том иерар­хию фобий. К при­меру, клиент боится ездить на лифте. Работа про­из­во­диться т.о., что начи­на­ется с пре­одо­ле­ния самого сла­бого страха. Дается зада­ние подойти к лифту, открыть, зайти, выйти. Если с этим зада­нием клиент справ­ля­ется, то ему пред­ла­га­ется под­няться сна­чала на один этаж. И так далее. Понятно, что такой способ тоже имеет свои огра­ни­че­ния.

Лого­те­ра­пия или лече­ние смыс­лом – это направ­ле­ние в лече­нии нев­ро­зов, фобий и депрес­сий, кото­рое раз­ра­бо­тал австрий­ский пси­хо­те­ра­певт Виктор Франкл (1905–1997).

Рядом с датами 1942–1945 в био­гра­фии Франкла стоит корот­кая строчка: пре­бы­ва­ние в нацист­ских конц­ла­ге­рях. Этот период жизни для него был настолько важным личным опытом, что послу­жил осно­ва­нием для созда­ния им нового направ­ле­ния в пси­хо­те­ра­пии. Назва­ния его статей гово­рят сами за себя: “Чело­век перед вопро­сом о смысле”, “Экзи­стен­ци­аль­ный вакуум: вызов пси­хи­ат­рии”.

Запад­ное мате­ри­ально пре­сы­щен­ное обще­ство столк­ну­лось с типом нев­ро­зов, свя­зан­ных с утра­той смысла жизни в сере­дине про­шлого века. Именно в этом направ­ле­нии раз­ви­ва­лась мысль Франкла с 60‑х годов про­шлого сто­ле­тия. До нашей страны эхо его славы дока­ти­лось на рубеже 80‑х.

Метод, кото­рый был пред­ло­жен Фран­к­лом, полу­чил назва­ние метода пара­док­саль­ной интен­ции. Тера­певт, прак­ти­ку­ю­щий этот метод, тре­бует от паци­ента, чтобы он захо­тел осу­ществ­ле­ния того (при фобии), или соот­вет­ственно сам осу­ще­ствил то (при нев­розе навяз­чи­вых состо­я­ний), чего он так опа­са­ется. В этом случае идет пере­оценка смысла про­ис­хо­дя­щего. Франкл ука­зы­вает на то, что пара­док­саль­ное наме­ре­ние (интен­ция) должно быть сфор­му­ли­ро­вано в юмо­ри­сти­че­ской форме. Юмор дает чело­веку воз­мож­ность занять дистан­цию по отно­ше­нию ко многим ситу­а­циям, в том числе и к самому себе. И обре­сти тем самым, боль­ший кон­троль над собой.

Т.о. чело­век как бы пере­во­дит фокус вни­ма­ния со своего эго, убирая чув­ство соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти, пере­стает тре­во­житься о впе­чат­ле­нии, какое он про­из­во­дит на окру­жа­ю­щих. В пси­хо­ло­гии это носит назва­ние – децен­тра­ция. В пра­во­слав­ной аске­тике этот про­цесс сродни осво­бож­де­нию от тще­сла­вия (тщет­ная слава). Франкл при­во­дит ряд при­ме­ров, когда этот метод дает быст­рые резуль­таты.

Далеко не во всех слу­чаях этот метод сра­ба­ты­вает. Есть ряд нев­ро­ти­че­ских про­яв­ле­ний, к кото­рым при­ме­нить его невоз­можно. Это будет пока­зана в раз­деле, где при­во­дятся случаи из прак­тики.

Вик­тора Франкла, в более широ­ком плане, отно­сят к экзи­стен­ци­ально ори­ен­ти­ро­ван­ным пси­хо­те­ра­пев­там.

Экзи­стен­ци­аль­ная пси­хо­те­ра­пия (англ. existential therapy) выросла из идей экзи­стен­ци­аль­ной фило­со­фии и пси­хо­ло­гии, кото­рые сосре­до­то­чены не на изу­че­нии про­яв­ле­ний пси­хики чело­века, а на самой его жизни в нераз­рыв­ной связи с миром и дру­гими людьми (тут-бытие, бытие-в-мире, бытие-вместе).

Главу под назва­нием “Чело­век перед вопро­сом о смысле”, Франкл начи­нает со слов: “У каж­дого вре­мени свои нев­розы – и каж­дому вре­мени тре­бу­ется своя пси­хо­те­ра­пия. Сего­дня мы, по сути, имеем дело уже с фруст­ра­цией не сек­су­аль­ных потреб­но­стей, как во вре­мена Фрейда, а с фруст­ра­цией потреб­но­стей экзи­стен­ци­аль­ных. Сего­дняш­ний паци­ент уже не столько стра­дает от чув­ства непол­но­цен­но­сти, как во вре­мена Адлера, сколько от глу­бин­ного чув­ства утраты смысла, кото­рое соеди­нено с ощу­ще­нием пустоты”.

Со вре­мени напи­са­ния этих строк прошло более 30 лет. И они по-преж­нему акту­альны. А воз­можно, еще и в боль­шей сте­пени. Именно Франкл обо­зна­чил осо­бен­ность нев­роза нашего вре­мени, как нев­роза ноо­ген­ного. НУС — (гре­че­ское nus – ум, мысль, разум), одно из цен­траль­ных поня­тий древ­не­гре­че­ской фило­со­фии, дух, разум, смысл, мысль.

Чело­век всегда пре­бы­вает в обще­нии. Это обще­ние про­ис­хо­дит или с самим собой, или диалог дру­гими людьми, или это обще­ние с Богом. Более того, наше обще­ние поли­фо­нично. Одно­вре­менно могут при­сут­ство­вать все три формы обще­ния. Однако рас­плыв­ча­тые пред­став­ле­ния о Боге огра­ни­чи­вают воз­мож­но­сти пси­хо­те­ра­пев­тов экзи­стен­ци­аль­ного направ­ле­ния. Истин­ное изу­че­ние, а соот­вет­ственно и исце­ле­ние чело­века, не может про­ис­хо­дить отдельно от про­цесса позна­ва­ния Бога. Воз­мож­ный полный ответ на про­блему нев­ро­ти­че­ского про­яв­ле­ния, нахо­дится не в плос­ко­сти зем­ного бытия, в кото­рой рабо­тает пси­хо­те­ра­певт, а в вер­ти­кали духов­но­сти.

Основ­ная новизна под­хода Франкла заклю­ча­ется в том, что он пред­ла­гает чело­веку обра­титься к изме­не­нию на цен­ност­ном уровне. К изме­не­нию сфор­ми­ро­вав­шейся уста­новки чело­веку при­хо­дится при­бе­гать, когда он нахо­дится во власти обсто­я­тельств, на кото­рые не в силах повли­ять. Однако в любых обсто­я­тель­ствах чело­век сво­бо­ден занять осмыс­лен­ную пози­цию по отно­ше­нию к ним.

Пра­виль­ной поста­нов­кой вопроса, согласно Фран­клу, явля­ется не вопрос о смысле жизни вообще, а вопрос о кон­крет­ном смысле жизни данной лич­но­сти в данный момент. Каждая ситу­а­ция согласно его теории, несет в себе новый смысл, разный для разных людей. Но для каж­дого он явля­ется един­ственно истин­ным. Не только от лич­но­сти к лич­но­сти, но и от ситу­а­ции к ситу­а­ции этот смысл может меняться. В нахож­де­нии и отыс­ка­нии смыс­лов чело­веку помо­гает совесть. Совесть Франкл опре­де­ляет как смыс­ло­вой орган, как инту­и­тив­ную спо­соб­ность отыс­ки­вать един­ствен­ный смысл, кро­ю­щийся для чело­века в каждой ситу­а­ции.

Несмотря на при­тя­га­тель­ность учения Франкла, мы видим огра­ни­че­ния в его пони­ма­нии смысла чело­ве­че­ского бытия, по срав­не­нию с тем, как это пред­став­лено в пра­во­слав­ной антро­по­ло­гии (науке о чело­веке, осно­ван­ной на свя­то­оте­че­ской мысли). С одной сто­роны, Бог зани­мает почет­ное место в теории Франкла, а рели­ги­оз­ная вера – в прак­тике лого­те­ра­пии. С другой сто­роны, поня­тие рели­гии исполь­зу­ется им в столь широ­ком смысле, что оно вклю­чает в себя и агно­сти­цизм * и даже атеизм.

3. Поня­тия смысла в рус­ской пра­во­слав­ной мысли

Неболь­шое лири­че­ское отступ­ле­ние.

Пред­став­ле­ние Франкла о смысле, как о сво­бод­ном выборе кон­крет­ной лич­но­сти в зави­си­мо­сти от кон­крет­ной ситу­а­ции, есть то “слабое звено”, кото­рое не поз­во­ляет широко исполь­зо­вать метод Франкла в пси­хо­те­ра­пии. Пси­хо­лог или пси­хо­те­ра­певт, сто­я­щий на пози­ции пра­во­сла­вия с такой трак­тов­кой смыс­лов согла­ситься не может.

Для про­яс­не­ния этого клю­че­вого момента я пред­ла­гаю обра­титься к насле­дию рус­ской пра­во­слав­ной фило­соф­ской мысли. Работа под назва­нием “Смысл жизни” была напи­сана пра­во­слав­ным фило­со­фом Евге­нием Нико­ла­е­ви­чем Тру­бец­ким в начале про­шлого века.

Во вступ­ле­нии к статье автор отме­чает, что внеш­ним пово­дом его труда яви­лись мучи­тель­ные пере­жи­ва­ния миро­вой бес­смыс­лицы, достиг­шие в те дни необы­чай­ного напря­же­ния. Россия стояла на пороге жесто­чай­ших стра­да­ний. Как всегда это бывает, иска­же­ния начи­на­ются в сфере чело­ве­че­ского духа. Затем укреп­ля­ются в созна­нии и отра­жа­ются в дей­ствиях и поступ­ках. Поэзия того вре­мени отра­жает это очень точно. Поз­вольте мне при­ве­сти строки из поэмы Сергея Есе­нина “Инония”, опуб­ли­ко­ван­ной в 1918 году:

Не устра­шуся гибели,
Ни копий, ни стрел дождей, –
Так гово­рит по Библии
Пророк Есенин Сергей.
Время мое при­спело,
Не стра­шен мне лязг кнута.
Тело, Хри­стово тело,
Выпле­вы­ваю изо рта.
Не хочу вос­при­ять спа­се­ния
Через муки его и крест:
Я иное постиг учение
Про­бо­да­ю­щих веч­ность звезд.

     …

Радуйся, Сионе,
Про­ли­вай свой свет!
Новый в небо­склоне
Вызрел Наза­рет.
Новый на кобыле
Едет к миру Спас.
Наша вера – в силе.
Наша правда – в нас!»

Снова и снова чело­век в опья­не­нии сво­бо­дой, совер­шает пер­во­род­ный грех Адама, пыта­ясь устро­иться в этом мире без Бога, возо­мнив в своей твар­ной огра­ни­чен­но­сти богом себя. И каждый раз это обо­ра­чи­ва­ется тра­ге­дией личной и соци­аль­ной.

Мак­си­ми­лиан Воло­шин опи­сы­вает про­ис­хо­дя­щее, как бы свы­сока, охва­тив взором всю Россию. Его поэма “Севе­ро­во­сток” (1920 г.) при­во­дится не пол­но­стью:

Рас­пля­са­лись, раз­гу­ля­лись бесы
По России вдоль и попе­рек.
Рвет и крутит снеж­ные завесы
Высту­жен­ный севе­ро­во­сток.
Ветер обна­жен­ных плос­ко­го­рий,
Ветер тундр, поле­сий и помо­рий,
Черный ветер ледя­ных равнин,
Ветер смут, побоищ и погро­мов,
Медных зорь, баг­ро­вых око­е­мов,
Крас­ных туч и пла­мен­ных годин.
Сотни лет тупых и звер­ских пыток,
И еще не весь раз­вер­нут свиток
И не замкнут список пала­чей,
Бред Раз­ве­док, ужас Чрез­вы­чаек –
Ни Москва, ни Аст­ра­хань, ни Яик
Не видали вре­мени горчей.

Как известно, жизнь духа про­буж­да­ется в стра­да­нии. Соци­аль­ные про­цессы, поло­жив­шие начало жесто­кому вре­мени, тре­буют осмыс­ле­ния.

Работа князя Тру­бец­кого “Смысл жизни” впер­вые была опуб­ли­ко­вана в 1918 году в Москве. Автор со всех сторон рас­смат­ри­вает про­блему смысла, отвер­гая поня­тия т.н. ситу­а­тив­ных или субъ­ек­тив­ных смыс­лов. Для него вопрос о смысле – это вопрос о без­услов­ном зна­че­нии чего-либо, т. е. о таком мыс­лен­ном зна­че­нии, кото­рое не зави­сит от чьего-либо субъ­ек­тив­ного усмот­ре­ния, от про­из­вола какой-либо инди­ви­ду­аль­ной мысли. Речь у него идет не о том, что значит данное слово или пере­жи­ва­ние для того или дру­гого, а о том, что оно должно зна­чить для всех.

Ниже при­во­ди­мый его образ­ный пример, помо­гает нам осо­знать, как опасно дове­рять своему субъ­ек­тив­ному вос­при­я­тию.

“Поло­жим, я сижу на берегу боль­шой реки. Я вижу вдали что-то похо­жее на туман; потом впе­чат­ле­ние про­яс­ня­ется; и я отчет­ливо вос­при­ни­маю какой-то дымок. Может быть, это — под­няв­ше­еся над рекой облако; может быть, это — дым отда­лен­ной фаб­рич­ной трубы или иду­щего вдоль берега паро­воза. Но вот дымок, казав­шийся сна­чала непо­движ­ным, начи­нает при­бли­жаться, следуя изви­ли­нам реки; а вместе с тем мое ухо ясно начи­нает раз­ли­чать уси­ли­ва­ю­ще­еся по мере при­бли­же­ния шле­па­нье по воде. И вдруг мне окон­ча­тельно ста­но­вится ясным несо­мнен­ный смысл всего вос­при­ни­ма­е­мого, смысл, разом пре­вра­ща­ю­щий весь хаос моих вос­при­я­тий во единую, целост­ную кар­тину. Это — паро­ход идет вниз по тече­нию! Все, что раньше мне пред­став­ля­лось или каза­лось, — облако, дым фаб­рики или паро­воза — отбра­сы­ва­ется мною как только мое, мнимое, пси­хо­ло­ги­че­ское. Я нашел нечто сверх­пси­хо­ло­ги­че­ское, что больше всех моих ощу­ще­ний, пере­жи­ва­ний, мыслей, общее иско­мое моих мыслей, кото­рое ими пред­по­ла­га­ется и кото­рое поэтому назы­ва­ется “с‑мыслом”. В отли­чие от всего того мни­мого, кажу­ще­гося, что я отбро­сил, это мыс­лен­ное содер­жа­ние, созна­ва­е­мое мною как смысл, утвер­жда­ется мною как обще­обя­за­тель­ное. Раз для меня ясно, что я вижу и слышу паро­ход, идущий против тече­ния, я требую, чтобы и все при­зна­вали то же самое. То же самое мыс­лен­ное содер­жа­ние должно выра­зить “с‑мысл” пере­жи­ва­ний и вос­при­я­тий других людей, кото­рые тут же рядом со мною смот­рят вдаль в том же направ­ле­нии и слу­шают”.

Невер­ное опре­де­ле­ние смысла при­во­дит к заблуж­де­ниям, т.е. блуж­да­нию вда­леке от Истины. Такое зна­че­ние вопроса о смысле может быть пока­зано на любом кон­крет­ном при­мере. Этот пример харак­те­рен и для пси­хо­те­ра­пии. Очень важно верное обо­зна­че­ние про­блемы. Исходя из этого обо­зна­че­ния, т.е. смыс­ло­вого содер­жа­ния, при­ни­ма­ется реше­ние о путях ее раз­ре­ше­ния. Если пси­хо­те­ра­певт стоит на пози­ции фрей­дизма, и видит в нев­розе только вытес­нен­ную сек­су­аль­ность, то и решаться эта про­блема будет соот­вет­ственно. Потре­бо­ва­лось доста­точно вре­мени, чтобы пси­хо­те­ра­пия про­дви­ну­лась к осо­зна­ва­нию того, что и лого­те­ра­пия, пред­ла­га­ю­щая искать ситу­а­тив­ные смыслы, также при­во­дит к заблуж­де­ниям, если эти смыслы не обра­щены к Богу.

Чело­век – един­ствен­ное живое суще­ство, кото­рое спо­собно зада­вать вопрос о смысле своего бытия. По-види­мому, он сотво­рен т.о., что нали­чие этого вопроса в нем при­сут­ствует. И этот вопрос вынуж­дает его искать ответ, мучи­тельно пере­жи­вая состо­я­ние экзи­стен­ци­аль­ного ваку­ума.

Рус­ский чело­век осо­бенно чув­стви­те­лен к этому вопросу. Мы хорошо знаем это, сопе­ре­жи­вая поиску героев Федора Михай­ло­вича Досто­ев­ского. Вопрос о смысле у Досто­ев­ского пре­вра­ща­ется в вопрос о Боге. И у Него же писа­тель нахо­дит ответ.

Коротко и ясно отве­чает на этот вопрос наш совре­мен­ник о. Алек­сандр Мень: “Смысл жизни заклю­ча­ется в том, чтобы чело­век, создан­ный по образу и подо­бию Божию, при­бли­жался к своему Пер­во­об­разу. Это одно­вре­менно и смысл и цель. Мы в себе откры­ваем вот это заклю­чен­ное в нас Цар­ство, и в нас начи­нает гово­рить Веч­ность. И тогда мы под­ни­ма­емся над суетой, мы пере­стаем быть рабами повсе­днев­но­сти, мы умеем муже­ственно сопро­тив­ляться обру­ши­ва­ю­щимся на нас несча­стьям”.

Сера­фим Саров­ский на этот же вопрос отве­тил еще более кратко: “Смысл жизни в стя­жа­нии Духа Свя­таго”.

Жизнь наша наде­лена смыс­лом изна­чально, знаем мы об этом или нет. И все ситу­а­тив­ные смыслы и выборы, так или иначе, должны опре­де­ляться этим основ­ным смыс­лом. Любой другой выбор не дости­гает цели, а, сле­до­ва­тельно, не спо­соб­ствует нашему исце­ле­нию, лишает внут­рен­нюю струк­туру чело­века целост­но­сти. Соб­ственно говоря, чем и харак­те­ри­зу­ется невроз – это невы­но­си­мым состо­я­нием внут­рен­ней рас­щеп­лен­но­сти. Изба­виться от этого – значит ска­зать Богу и создан­ной Им Церкви: “Да!”.

4. Воз­ник­но­ве­ние нев­ро­ти­че­ских про­яв­ле­ний, как воз­мож­ность обре­те­ния Истины

Пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия рас­смат­ри­вает чело­века не просто как био­ло­ги­че­ское, наде­лен­ное высо­ко­раз­ви­той пси­хи­кой суще­ство, но и суще­ство духов­ное, Боже­ствен­ный смысл суще­ство­ва­ния кото­рому уже задан Твор­цом. Таким обра­зом, про­блема нев­ро­зов высту­пает как систем­ное забо­ле­ва­ние. Тело, душа, дух у чело­века пад­шего, гре­хов­ного не дей­ствуют в своей целост­но­сти и по-раз­ному влияют на выбор чело­века. В данном случае не озна­чает, что нев­ро­тик более гре­хо­вен. Воз­можно, он более чув­стви­те­лен к своей гре­хов­но­сти, нежели обыч­ный чело­век, даже если это им в полной мере не осо­зна­ется. Это будет рас­смот­рено подроб­нее несколько ниже на при­ме­рах из пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской прак­тики. Мы можем пред­по­ло­жить, что исток нев­ро­ти­че­ской рас­щеп­лен­но­сти вос­хо­дит к духу. Отвер­же­ние Бога, непри­зна­ние себя суще­ством твар­ным, при­зван­ным для осу­ществ­ле­ния себя согласно Про­мыслу Божи­ему, при­во­дит к нару­ше­ниям в сфере душев­ной. Истин­ный Бог под­ме­ня­ется идо­ло­по­клон­ством. В наше время, это про­яв­ля­ется в таких обы­ден­ных вещах: пре­кло­не­ние перед наукой, искус­ством, мате­ри­аль­ным и соци­аль­ным успе­хом, сек­су­аль­ной при­вле­ка­тель­но­стью.

Исходя из этого пред­по­ло­же­ния, ста­но­вится понят­ным, что корни нев­роза уходят глу­боко в про­блему отпа­де­ния чело­века от Бога.

Отпа­де­ние от Бога порож­дает тре­вогу небы­тия, т.н. экзи­стен­ци­аль­ную тре­вогу, страх смерти. Нет такого направ­ле­ния пси­хо­те­ра­пии, кото­рое бы глу­боко и честно с этим рабо­тало. Эти про­блемы лежат в сфере духа. Секу­ляр­ная пси­хо­те­ра­пия пред­ла­гает глу­шить эти состо­я­ния, под­ме­нять истин­ный смысл чело­ве­че­ского бытия, раз­лич­ными сию­ми­нут­ными смыс­лами. И тем самым уводит чело­века все дальше от самого себя, от своего само­осу­ществ­ле­ния в Боге.

Давно отме­чено, что нев­ро­ти­че­ские черты при­сут­ствуют в каждом чело­веке. И что раз­ница между боль­ной и здо­ро­вой пси­хи­кой часто коли­че­ствен­ная.

Согласно хри­сти­ан­скому пред­став­ле­нию о чело­веке, наша при­рода иска­жена, дефор­ми­ро­вана грехом. Это отоб­ра­жа­ется в рас­щеп­лен­но­сти нашего созна­ния, нашей пси­хики. Не пре­кра­ща­ю­щи­еся на про­тя­же­нии исто­рии порывы чело­века устро­иться в этом мире без Бога обу­слов­лены гре­хо­па­де­нием. Чело­век в своей само­сти про­ти­вится Божьему замыслу о себе, тем самым сопро­тив­ля­ется своему исце­ле­нию.

Поня­тие мета­нойя (пока­я­ние), в пере­воде с гре­че­ского озна­чает пере­мена ума. И это не одно­мо­мент­ный акт. Это путь длиною в жизнь. В этом суть пра­во­слав­ной аске­тики. Исце­литься, озна­чает вер­нуть когда-то нару­шен­ную целост­ность. Этот про­цесс совер­ша­ется в лоне Церкви Духом Святым.

Пауль Тиллих (1886–1965) в своей неболь­шой работе “Муже­ство быть”, отно­ся­щейся к фило­соф­ской клас­сике нашего вре­мени, объ­еди­няет гра­ницы фило­со­фии, тео­ло­гии и пси­хо­ло­гии.

Он пишет о том, что нев­ро­ти­че­ские защиты раз­ви­ва­ются в особо чув­стви­тель­ных людях как страх перед состо­я­нием своего небы­тия. Пато­ло­ги­че­ская тре­вога застав­ляет чело­века укры­ваться в “без­опас­но­сти” своего нев­роза. Это похоже на без­опас­ность тюрьмы. Т.о. невроз, по Тил­лиху – это способ избе­жать небы­тия путем побега от бытия. “Укры­ва­ясь” в нев­розе, лич­ность пря­чется от невы­но­си­мого состо­я­ния тре­воги, убе­ре­гая себя от край­ней ситу­а­ции отча­я­ния.

Хри­сти­ан­ская вера дает чело­веку то реаль­ное муже­ство, опи­ра­ясь на кото­рое можно пре­одо­леть невы­но­си­мые нев­ро­ти­че­ские состо­я­ния. И более того, пре­одо­ле­ние этих состо­я­ний укреп­ляет веру.

Воз­ник­но­ве­ние нев­роза можно рас­смат­ри­вать как опре­де­лен­ный рубеж, пре­одо­ле­ние кото­рого откры­вает воз­мож­ность для новой жизни чело­века. Это некий пик пере­жи­ва­ний, на кото­ром чело­век реша­ется сде­лать шаг в неиз­вест­ное. Шаг­нуть только на том осно­ва­нии, что больше нахо­диться в нев­розе он не может. Уси­лием веры, он реша­ется шаг­нуть в неиз­вест­ное. Это всегда тре­бует опре­де­лен­ного муже­ства.

Фрей­дом невроз трак­то­вался как вытес­нен­ная, подав­ля­е­мая сек­су­аль­ность. Вытес­нен­ная духов­ность при­во­дит к гораздо более серьез­ным послед­ствиям, чем вытес­нен­ная сек­су­аль­ность. А отказ от воцер­ко­в­ле­ния может явиться источ­ни­ком многих пси­хо­па­то­ло­ги­че­ских откло­не­ний, в т.ч. и пси­хо­зов. Ниже это будет пока­зано на кон­крет­ных при­ме­рах.

Итак, про­буж­де­ние и раз­ви­тие духов­но­сти – это не рос­кошь, осу­ществ­ля­е­мая какой-то отдельно взятой лич­но­стью по своему усмот­ре­нию. Это необ­хо­ди­мость. Чело­век создан т.о. чтобы само­осу­ще­ствиться от образа к подо­бию Божию. Осу­ще­ствиться, – пройдя этот путь осмыс­ленно, при­ла­гая все свои интел­лек­ту­аль­ные, эмо­ци­о­наль­ные усилия, соеди­няя их синер­ге­ти­че­ски с Боже­ствен­ной энер­гией, веду­щей нас ко спа­се­нию.

5. Частич­ное при­об­ре­те­ние истины – частич­ное “исце­ле­ние”. Исце­ле­ние воз­можно только в полном обре­те­нии целост­но­сти

В акте истин­ного сми­ре­ния нев­розы отсту­пают. Им просто нет места. Лого­те­ра­пия, опи­ра­ю­ща­яся только на тот един­ствен­ный смысл чело­ве­че­ской жизни, кото­рый мы можем опре­де­лить, как обо­же­ние, исце­ле­ние, само­осу­ществ­ле­ние дает воз­мож­ность рабо­тать с такими состо­я­ни­ями, как страх смерти, пани­че­ские атаки, тре­вога и т.д. В этом случае метод пара­док­саль­ной интен­ции напол­ня­ется несколько другим содер­жа­нием, а именно бла­го­го­вей­ным сми­ре­нием перед Богом.

Часто запрос, фор­му­ли­ру­е­мый кли­ен­том, звучит как кризис сред­него воз­раста. По сути это не что иное, как сопро­тив­ле­ние чело­века своему духов­ному раз­ви­тию. Страх перед реши­мо­стью оста­вить позади своего “вет­хого чело­века” и пойти осо­знанно и смело на рож­де­ние в себе “новой твари”. Это дей­стви­тельно страшно. Иногда при­хо­дится отка­зы­ваться от всех цен­но­стей, на кото­рых стро­и­лась преды­ду­щая жизнь, оку­наться в бездны соб­ствен­ной души, а там, как известно, можно встре­титься с чем угодно. И без пока­я­ния, без при­ча­стия выне­сти этот про­цесс просто невоз­можно. Это та воз­мож­ность, кото­рую нам дарует только хри­сти­ан­ство.

Путь само­по­зна­ния и само­ана­лиза без Церкви опасен. Я думаю, что это явля­ется самым силь­ным огра­ни­че­нием пси­хо­ана­ли­ти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ной тера­пии. Известны случаи суи­цида при плохо про­ве­ден­ном ана­лизе.

Часто в про­цессе пси­хо­ана­лиза у кли­ента меня­ется отно­ше­ние к соб­ствен­ным роди­те­лям, вплоть до нена­ви­сти. По-насто­я­щему про­стить глу­бо­кую обиду можно только с помо­щью Церкви. Это дар Духа Свя­того.

Еще есть момент, кото­рый мне хоте­лось бы отме­тить. Вся секу­ляр­ная пси­хо­те­ра­пия по своей сути ведет к укреп­ле­нию эго, уси­ле­нию само­сти. Ее цель – при­спо­со­бить чело­века к зем­ному суще­ство­ва­нию. Сде­лать это суще­ство­ва­ние ком­форт­ным и удоб­ным. Это явля­ется про­ти­во­по­лож­но­стью пра­во­слав­ной аске­тике, идущей по пути сми­ре­ния само­сти, тем самым при­во­дя­щей к стя­жа­нию бла­го­дати.

Таким обра­зом, при­хо­дится при­знать, что из всех направ­ле­ний пси­хо­те­ра­пии только духовно-ори­ен­ти­ро­ван­ная пси­хо­те­ра­пия явля­ется един­ствен­ной воз­мож­ной тера­пией в полном смысле этого слова.

Ценным опытом в раз­ви­тии пред­став­ле­ния о сущ­но­сти нев­роза, стал для меня меди­цин­ский центр по работе с зави­си­мо­стями. Под кате­го­рию зави­си­мых попа­дали люди с нар­ко­ти­че­ской и алко­голь­ной зави­си­мо­стью, а также с зави­си­мо­стью от игро­вых авто­ма­тов. Потом это опре­де­ле­ние стало рас­про­стра­няться и на другие формы зави­си­мо­сти.

В пра­во­слав­ной аске­тике есть поня­тие стра­сти. По своей сути, зави­си­мость – ни что иное как страсть. Рабо­тать со стра­стями пси­хо­логи не любят. Это заби­рает массу сил, редко дает удо­вле­тво­ри­тель­ные резуль­таты. Для спе­ци­а­ли­ста такая работа опасна эмо­ци­о­наль­ным выго­ра­нием. Там же, где есть резуль­таты, обя­за­тельно при­сут­ствует духов­ный аспект.

В то время я впер­вые узнала о таком поня­тии, как соза­ви­си­мость. Это довольно широко рас­про­стра­нен­ное явле­ние. Оно харак­те­ри­зу­ется тем, что в про­блему вовле­чены близ­кие люди зави­си­мых, члены их семьи. Их эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние, уклад семьи, все начи­нает под­чи­няться и зави­сеть от состо­я­ний своих зави­си­мых близ­ких. Мне также при­хо­ди­лось кон­суль­ти­ро­вать семей­ные пары, рабо­тать с депрес­си­ями, нев­ро­зами, жерт­вами наси­лия и дру­гими про­бле­мами.

В это время в моей жизни начал назре­вать про­фес­си­о­наль­ный и лич­ност­ный кризис. Несмотря на то, что я посто­янно обу­ча­лась, бывала на семи­на­рах, про­во­ди­мых пси­хо­те­ра­пев­тами раз­лич­ных направ­ле­ний, я совер­шенно ясно уви­дела огра­ни­чен­ность воз­мож­но­стей секу­ляр­ного под­хода. Моя вера, в то, что пси­хо­ло­гия спо­собна раз­ре­шить про­блемы чело­ве­че­ского бытия, рас­сы­па­лась прямо на глазах. На самые глав­ные чело­ве­че­ские вопросы, пси­хо­ло­гия ответа не давала.

Именно в это время ухо­дили из жизни мои близ­кие друзья. Подруга, пси­хо­лог, совер­шила суицид. Другой, близ­кий мне чело­век, заме­ча­тель­ный спе­ци­а­лист, прак­ти­ку­ю­щий пси­хо­те­ра­певт, не справ­ля­ясь со своей депрес­сией, просто спи­вался.

Помню, как мои иллю­зии рас­па­да­лись одна за другой. Это было очень тяжело – осо­знать, что мои надежды на пси­хо­ло­гию, как науку не оправ­да­лись. Она ока­за­лась бес­силь­ной в реаль­ной прак­тике работы. Конечно, что-то полу­ча­лось, но дать исчер­пы­ва­ю­щие ответы на про­блему чело­века, она не могла. Однако, вопросы эти оста­ва­лись и вынуж­дали про­дол­жать искать ответ. И ответ нашелся.

Рабо­тая с зави­си­мо­стями, я реально ощу­тила силу сми­ре­ния. Именно сми­рен­ное при­ня­тие паци­ен­том своего бес­си­лия перед ситу­а­цией, при­ня­тие своего состо­я­ния зави­си­мо­сти, могло быть нача­лом изле­че­ния. Это было настолько явно и оче­видно, что вопрос: “А что же такое сми­ре­ние на самом деле? В чем про­яв­ля­ется его сила?”, – стал для меня на долгое время самым важным вопро­сом.

О сми­ре­нии много думал Ф.М. Досто­ев­ский, осо­бенно во время работы над рома­ном “Идиот”. В под­го­то­ви­тель­ных запи­сях к роману дважды встре­чаем одну и ту же мысль: “Сми­ре­ние – самая страш­ная сила, какая только может на свете быть!».

Если исхо­дить из того пони­ма­ния слова “сми­ре­ния”, кото­рое зача­стую трак­ту­ется обы­ден­ным созна­нием, как раб­ская покор­ность чужой воле, то эти выска­зы­ва­ния Ф.М. Досто­ев­ского должны пока­заться стран­ными, пара­док­саль­ными. Но это гово­рит лишь о том, что в XX веке, в совет­скую эпоху, слово “сми­ре­ние” в рус­ском языке как бы уте­ряло часть своих воз­мож­ных смыс­лов – и нам теперь пред­стоит эти смыслы вновь обре­тать.

Сми­ре­ние нерав­но­сильно внеш­нему само­уни­чи­же­нию. Оно есть самый источ­ник воз­мож­но­сти дей­ствия. В том числе спо­койно и тер­пе­ливо выно­сить скорби. Это истин­ный момент веры, когда вся забота о себе, пере­кла­ды­ва­ется на Бога в полном дове­рии Его про­мыслу. Про­ис­хо­дит капи­ту­ля­ция перед Богом. И в какой-то момент для чело­века откры­ва­ются новые воз­мож­но­сти, до этого для него сокры­тые. Если гордым Бог про­ти­виться, сми­рен­ным дает бла­го­дать.

Выра­жа­ясь пси­хо­ло­ги­че­ским языком, сми­ре­ние дает сво­боду выбора, напол­няет энер­гией, уводит от нев­ро­ти­че­ской беготни по кругу, давая воз­мож­ность начать посту­па­тель­ное дви­же­ние к Цели (целост­но­сти). Сми­ре­нием чело­век при­хо­дит к своему исце­ле­нию от стра­стей.

Мое легкое потря­се­ние было вызвано тем, что на прак­тике я в этом убеж­да­лась все больше и больше. Лече­ние зави­си­мо­сти начи­на­ется с того, что чело­век сми­ренно при­знает свое бес­си­лие перед забо­ле­ва­нием. Пока этого нет, то начи­нать работу с ним бес­по­лезно.

По сути, метод пара­док­саль­ной интен­ции – это один из мето­дов обре­те­ния сми­ре­ния. При изу­че­нии пра­во­слав­ной аске­тики для меня стало оче­вид­ным, что почти все хорошо рабо­та­ю­щие направ­ле­ния пси­хо­те­ра­пии берут за основу какую-нибудь аске­ти­че­скую прак­тику, пыта­ются выстро­ить на этом свою теорию. Такой подход очень напо­ми­нает сек­тант­ство.

К при­меру, раци­о­нально-эмо­тив­ная тера­пия пред­ла­гает осво­бо­диться от ложных уста­но­вок и мыслей, запе­чат­лен­ных в созна­нии. Но взамен пред­ла­га­ются другие уста­новки, воз­можно и непло­хие по содер­жа­нию, но если они лишены духов­ного содер­жа­ния, то рано или поздно, при­ве­дут к новым про­бле­мам. Укреп­ле­ние пози­ций само­сти, своего эго как спо­соба облег­чить состо­я­ние кли­ента, при­спо­со­бить его к мир­ской жизни, далек от поня­тия истин­ного исце­ле­ния.

Пози­тив­ная тера­пия пред­ла­гает во всем видеть хоро­шее. Но тут воз­ни­кает важный вопрос: хоро­шее отно­си­тельно чего? И если уже вопрос под­ни­ма­ется так, как его ставил Иван Кара­ма­зов у Досто­ев­ского о стра­да­нии невин­ных детей, о смысле стра­да­ния, то тут пози­тив­ный подход бес­си­лен. Этим зани­ма­ется тео­ди­цея, как она реша­ется в восточ­ном хри­сти­ан­стве.

Такие направ­ле­ние пси­хо­те­ра­пии, как пси­хо­син­тез, НЛП, тран­спер­со­наль­ная пси­хо­те­ра­пия, гештальт тера­пия в своем арсе­нале имеют упраж­не­ния, при­во­дя­щие к осо­зна­ва­нию чело­ве­ком его транс­цен­дент­ного бытия. И эти, на первый взгляд, вполне достой­ные упраж­не­ния могут быть опасны в еще боль­шей сте­пени, чем просто отно­ше­ние к чело­веку как био­ло­ги­че­скому суще­ству с раз­ви­той пси­хи­кой. Опас­ность заклю­ча­ется как раз в том, что эта тран­спер­со­наль­ность может трак­то­ваться, каким угодно спо­со­бом, и все больше уво­дить нас от Истины. Неис­ку­шен­ному в пси­хо­ло­гии и бого­сло­вии чело­веку, это не просто заме­тить и убе­речь себя от раз­ру­ше­ния.

Вспом­ним, как В. Франкл пред­ла­гая свою теорию лого­те­ра­пии, ука­зы­вал на то, что смыслы ситу­а­тивны, и для каж­дого чело­века свой смысл.

Если вер­нуться к при­меру Е.Н. Тру­бец­кого с ассо­ци­а­цией про дымок от паро­хода, то понятно, что истин­ный смысл будет вос­при­нят только чело­ве­ком с хоро­шим зре­нием, кото­рый тер­пе­ливо дождался появ­ле­ния этого паро­хода, а не торо­пился давать объ­яс­не­ние. Понятно теперь, почему чтобы познать Истину, необ­хо­димо обла­дать осо­быми каче­ствами. В пра­во­слав­ной аске­тике раз­ра­бо­тан­ные такие поня­тия, как трез­ве­ние, внут­рен­нее зрение, тер­пе­ние, откро­ве­ние. Истина позна­ется только очи­щен­ным серд­цем. Как же это дости­га­ется? Этот путь широко пред­став­лен свя­то­оте­че­ском опытом.

6. На что опи­ра­ется в своей работе пра­во­слав­ный пси­хо­лог

Кон­цеп­ция и методы.

Методы, кото­рые исполь­зует пра­во­слав­ный пси­хо­лог, довольно широко исполь­зу­ются в раз­лич­ных пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских прак­ти­ках. Один из основ­ных мето­дов – это метод само­на­блю­де­ния, интро­спек­ции. Для этого кли­енту пред­ла­га­ется вести днев­ник, разъ­яс­ня­ются осо­бен­но­сти такой формы работы.

Само­по­зна­ние свя­тыми отцами трак­ту­ется, как наука из наук. Далеко не все люди обла­дают врож­ден­ной спо­соб­но­стью к само­на­блю­де­нию. Чело­век может быть соци­ально адап­ти­ро­ван­ным, иметь семью и мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие, но при этом быть дале­ким от пони­ма­ния моти­вов своих поступ­ков, осо­зна­ния своих чувств, ясного и после­до­ва­тель­ного выра­же­ния мысли. Одной из задач пси­хо­те­ра­пии явля­ется про­буж­де­ние инте­реса к этому про­цессу. Позна­ние своего “внут­рен­него чело­века”, как это назы­ва­ется у святых отцов, при­во­дит к пони­ма­нию, что это место основ­ного при­ло­же­ния наших сил. Все осталь­ное уже суще­ствует как про­ек­ция наших внут­рен­них состо­я­ний. Воз­ни­ка­ю­щие кон­фликты, меж­лич­ност­ные и соци­аль­ные, в своей основе содер­жат внут­рен­ние нераз­ре­шен­ные кон­фликты тех лич­но­стей, кото­рые вовле­чены в эти отно­ше­ния.

Чтобы исце­литься, при­бли­зиться к своей целост­но­сти, надо пре­одо­леть в себе нев­ро­ти­че­скую рас­щеп­лен­ность. Не слу­чайно само поня­тие греха может трак­то­ваться, как попа­да­ние мимо цели. Путь истин­ного исце­ле­ния – это задача всей жизни.

Доста­точно полно основ­ные задачи и методы пра­во­слав­ного под­хода изло­жены в неболь­шой книжке под назва­нием “Хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние, как основа пси­хо­ло­ги­че­ского кон­суль­ти­ро­ва­ния и пси­хо­те­ра­пии”. Автор ее доктор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, пред­се­да­тель Обще­ства Пра­во­слав­ных Пси­хо­ло­гов Санкт-Петер­бурга Л.Ф. Шехов­цова. Ниже я коротко изла­гаю основ­ные тезисы пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии, опи­ра­ясь на доклад, кото­рый делала Л.Ф. Шехов­цова, откры­вая кон­фе­рен­цию пра­во­слав­ных пси­хо­ло­гов, кото­рая про­хо­дила летом 2010 года в Санкт-Петер­бурге.

Пра­во­слав­ный пси­хо­лог под­хо­дит к про­блеме чело­века исходя из того факта, что целост­ность чело­века была нару­шена гре­хо­па­де­нием. При­зна­вая и ува­жи­тельно отно­сясь ко всем дости­же­нием пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии, как запад­ной, так и оте­че­ствен­ной, пра­во­слав­ный пси­хо­лог исхо­дит из пред­по­сы­лок, беру­щих свое начало в хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии:

  • Чело­век суще­ство целост­ное трех­со­став­ное: дух, душа, тело (пра­во­мерно также пред­став­ле­ние о чело­веке, как состо­я­щем из души и тела – в этом случае дух явля­ется высшей частью души).
  • Чело­век суще­ство твар­ное (сотво­рен Богом).
  • Чело­век суще­ство падшее (гре­хо­па­де­ние при­вело к нару­ше­нию целост­ной струк­туры чело­века).
  • Чело­век суще­ство, создан­ное по образу Божи­ему, но при­звано к Бого­упо­доб­ле­нию.

Прин­ципы, кото­рые “испо­ве­дует” пра­во­слав­ный спе­ци­а­лист бази­ру­ются на сле­ду­ю­щих допу­ще­ниях:

  • Хри­сто­цен­трич­ность. Отно­ше­ние к Богу.
  • Эккле­зио­цен­трич­ность. Отно­ше­ние к Церкви.
  • Антро­по­цен­трич­ность. Чело­век в центре.
  • Духовно-нрав­ствен­ные отно­ше­ния, вза­и­мо­дей­ствия чело­века с чело­ве­ком.
  • Лич­ностно-нрав­ствен­ный аске­тизм. Тре­бо­ва­ния к лич­но­сти спе­ци­а­ли­ста.

За основу этих пунк­тов взяты прин­ципы, раз­ра­бо­тан­ные о. Алек­сан­дром Зеле­ненко.

7. Сим­во­лика креста

Тут для нас откры­ва­ются совсем другие гори­зонты. Чтобы точнее выра­зить свою мысль, сле­дует гово­рить даже не о гори­зон­тах, кото­рые все-таки, при­над­ле­жат к плос­ко­сти, а при­бег­нуть к объ­ем­ному вос­при­я­тию. Чело­век – созда­ние духов­ное, а значит, он воз­вы­ша­ется над этой плос­ко­стью. Это как мост, как свя­зу­ю­щее звено между доль­ним и горним. Такое пред­став­ле­ние о чело­веке отра­жа­ется в сим­во­лике хри­сти­ан­ского креста. Плос­кость зем­ного бытия пере­се­ка­ется с вер­ти­ка­лью духов­ного вос­хож­де­ния. Причем, эта вер­ти­каль – сам Хри­стос.

Прак­ти­ку­ю­щие в раз­лич­ных направ­ле­ниях пси­хо­те­ра­певты, избе­гают эклек­ти­че­ского сме­ше­ния. Это вполне пра­во­мерно. Дей­стви­тельно, как архи­тек­тур­ная эклек­тика гово­рит о дурном вкусе, так и работа пси­хо­те­ра­певта, рабо­та­ю­щего в сме­шан­ных стилях, вызы­вает, по мень­шей мере, недо­уме­ние у про­фес­си­о­на­лов. Но совсем другое дело, если мы рас­смат­ри­ваем пра­во­слав­ного пси­хо­лога. Опи­ра­ясь на вер­ти­каль­ную ось хри­сти­ан­ства, пси­хо­лог, сто­я­щий на пози­ции пра­во­сла­вия, имеет воз­мож­ность исполь­зо­вать мето­дики и тех­ники, пре­лом­ляя их через хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние. Он имеет воз­мож­ность уви­деть суть про­блемы иначе. И, соот­вет­ственно, пред­ло­жить для нее другое реше­ние.

В этой точке пере­се­че­ния плос­ко­сти нашего вре­мен­ного и исто­ри­че­ского бытия и духов­ной вер­ти­кали совер­ша­ется исце­ле­ние чело­ве­че­ской лич­но­сти. “Дурная бес­ко­неч­ность” (термин Е.Н. Тру­бец­кого) зем­ного суще­ство­ва­ния сужа­ется до той точки, где исходя из един­ственно под­лин­ного смысла нашего зем­ного суще­ство­ва­ния, про­ис­хо­дит и пере­оценка цен­но­стей, и нахо­дятся верные реше­ния для кон­крет­ной жиз­нен­ной ситу­а­ции. Именно в этой точке, воз­можно обре­сти целост­ность мысли, чув­ства, слова, поступка. В этой точке Истины, воз­можно, обре­сти истин­ную сво­боду от пут “нев­роза”.

Глу­бо­кая пере­мена цен­но­стей, пере­мена ума (мета­нойя) невоз­можна без пока­я­ния, без испо­веди и при­ча­стия. И осно­во­по­ла­га­ю­щим в работе пра­во­слав­ного пси­хо­лога явля­ется при­ве­де­ние чело­века к вратам Церкви – лечеб­ницы духа.

У совре­мен­ного нево­цер­ко­в­лен­ного чело­века в созна­нии нару­шена иерар­хия цен­но­стей. Нет пред­став­ле­ния о связи духа, души и тела. Свои телес­ные забо­ле­ва­ния он никак не свя­зы­вает с нару­ше­ни­ями в душев­ной жизни. Мысли и чув­ства им не осо­зна­ются в долж­ной сте­пени, не говоря уже о духов­ной сфере. Чтобы это про­изо­шло, пра­во­слав­ный пси­хо­лог, рабо­тая на “плос­ко­сти” пси­хики, держит ори­ен­та­цию на духов­ную вер­ти­каль.

Понятно, что такой образ пра­во­слав­ного пси­хо­лога, это неко­то­рый идеал. Хорошо осо­зна­вая свои сла­бо­сти и немощи, свою личную гре­хов­ность, мы, однако же, упо­ваем на то, что невоз­мож­ное чело­веку, воз­можно Богу. И это поз­во­ляет нам зани­маться этим делом, это же и укреп­ляло и под­дер­жи­вало меня в про­цессе напи­са­ния статьи.

8. Случаи из прак­тики пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии

Мы живем здесь (в России) и сейчас (в начале 21-го века). Это время обо­зна­чают, как кризис циви­ли­за­ции. Россия не может нахо­диться в сто­роне от гло­баль­ных про­блем чело­ве­че­ства. Осмыс­ле­ние исто­ри­че­ских и соци­аль­ных собы­тий про­шлого века, застав­ляет поли­ти­че­ских руко­во­ди­те­лей стран искать формы диа­лога, избе­гать воору­жен­ных кон­флик­тов, про­яв­лять инте­рес к соци­аль­ной сфере. Но чело­веку не укрыться в этом отно­си­тель­ном бла­го­по­лу­чии.

Совсем не слу­чайно, такие направ­ле­ния, как пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия стали тео­ре­ти­че­ски и прак­ти­че­ски раз­ви­ваться именно сейчас так, как нико­гда до этого.

Ста­но­вится все более оче­вид­ным, что вся работа должна про­ис­хо­дить внутри чело­века на неви­ди­мом фронте брани духов­ной. И поле битвы – это душа чело­века.

Пра­во­слав­ному пси­хо­логу при­хо­дится рабо­тать каждый раз с кон­крет­ным запро­сом чело­века, в кон­крет­ных усло­виях.

Работа про­ис­хо­дит так, как она пред­став­ля­ется наи­бо­лее целе­со­об­раз­ной. При­хо­дится кон­суль­ти­ро­вать и при при­ходе храма, и на дому, и в т.н. “поле­вых усло­виях”, когда с кли­ен­тами, стра­да­ю­щими осо­быми фор­мами фобий, при­хо­дится бывать именно в тех местах, и в тех ситу­а­циях, где эти фобии сфор­ми­ро­ва­лись. Т.о. при­ме­ня­ется весь арсе­нал накоп­лен­ного пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ского опыта. Ниже сле­ду­ю­щие случаи это под­твер­ждают. Зара­нее хочу ого­во­риться, что это не кли­ни­че­ские отчеты. Пси­хо­те­ра­пия всегда имеет несколько “сюжет­ных линий”. В полной мере ее нико­гда не отоб­ра­зишь. Для про­стоты изло­же­ния выбрано опи­са­ние какого-то одного направ­ле­ния. Я наме­рено избе­гала спе­ци­аль­ной тер­ми­но­ло­гии, пыта­ясь дать опи­са­ние про­стым языком. Не мне судить, как это полу­чи­лось. Имена кли­ен­тов, по понят­ным сооб­ра­же­ниям, изме­нены.

1. Раз­го­вор с Татья­ной, жен­щи­ной в воз­расте около 50 лет про­изо­шел прямо в цер­ков­ной тра­пез­ной. Это был именно раз­го­вор. Как ока­за­лось, что она в церкви уже около 20 лет. Узнав, что я пси­хо­лог, прямо за чаем стала гово­рить о своей про­блеме. Два года назад, на Новый Год, она застряла в лифте. В этот момент у нее начался силь­ный аст­ма­ти­че­ский при­ступ. Ей каза­лось, что она прямо сейчас, в лифте умрет. И нет никого рядом, кто смог бы ей ока­зать помощь. С тех пор, она боится ездить в лифте, и на свой 9‑й этаж вынуж­дена под­ни­маться пешком. Как только она реша­ется вызвать лифт, начи­на­ется состо­я­ние паники и воз­ни­кает страх смерти. Как я уже ука­зала, наша “тера­пия” про­хо­дила в форме обыч­ной беседы за чаем. Раз­го­вор зашел о том, как она пришла к вере, как ока­за­лась в церкви, какие отно­ше­ния в семье, что дает ей ее вера. Раз­го­вор стро­ился так, как будто я просто про­игно­ри­ро­вала ее вопрос. Мы заго­во­рили и о том, как Гос­подь испы­ты­вает нашу веру, как ее укреп­ляет. Вспом­нили вет­хо­за­вет­ный эпизод, когда Гос­подь, усо­мнив­шись в вере Авра­ама, велел ему при­не­сти в жертву соб­ствен­ного сына. И как только вера была под­твер­ждена реши­мо­стью Авра­ама, это испы­та­ние веры окон­чи­лось. И тогда я спро­сила, а в чем, соб­ственно говоря, состоит ее соб­ствен­ная вера? Почему она сопро­тив­ля­ется. Если Гос­подь усмот­рел для нее полу­чить смерть в лифте, ей надо это при­нять со сми­ре­нием, решиться на это, поло­жив­шись на то, что Гос­подь ее любит, забо­тится о ней, не под­да­ва­ясь панике (ведь она с Гос­по­дом), сесть в лифт и про­ехать. Это явно была про­во­ка­ция с моей сто­роны. Инту­и­тивно я чув­ство­вала, что если она решится на этот шаг, то в тот момент, когда внут­ренне собе­рется с духом. Потом гово­рили еще о ее детях, о болезни сына. Мы встре­ти­лись снова через две недели. Понятно, что моим первым вопро­сом было: Ну как дела с лифтом? Я помню ее радост­ный ответ: “Ката­юсь!” Встре­ча­лись мы еще несколько раз, но уже гово­рили о других ее про­бле­мах. Этот страх был ею пре­одо­лен.

Такая реши­мость на смерть – это, по сути, реши­мость на смерть соб­ствен­ного эго. Или как гово­рят святые отцы, ветхий чело­век в нас должен уме­реть. Пси­хо­ло­ги­че­ски всегда очень страшно решиться на это. По-насто­я­щему решиться может на это чело­век, уже дове­ден­ный своим нев­ро­зом до край­ней сте­пени исто­ще­ния, когда един­ствен­ным его ресур­сом ста­но­вится вера. Я встре­тила Татьяну снова через пол­года. Мне было инте­ресно, закре­пился ли этот резуль­тат. Да, в лифте она едет, читая молитву. Метод пара­док­саль­ной интен­ции (пара­док­саль­ного наме­ре­ния) может быть при­ме­нен в полной мере, только веру­ю­щим чело­ве­ком.

2. Ко мне обра­тился муж­чина 36 лет, по поводу т.н. пани­че­ских атак. Это был плот­ного тело­сло­же­ния муж­чина, хорошо одетый, при­ез­жав­ший на доро­гой машине. До этого он к пси­хо­логу не обра­щался, пыта­ясь спра­виться со своим симп­то­мом игло­ука­лы­ва­нием, мас­са­жем и лекар­ствами. Но это не дало резуль­тата. Потре­бо­ва­лось две встречи, чтобы он стал рас­ска­зы­вать о себе открыто и с дове­рием. Назо­вем его Нико­лай. Он описал свои состо­я­ния, как при­ступы страха и паники. У него в этот момент воз­ни­кает ощу­ще­ние, что это при­ве­дет к потере созна­ния прямо за рулем, к оста­новке сердца. Все врачи, к кото­рым он обра­щался, ничего не нахо­дят, посо­ве­то­вали пси­хо­те­ра­певта. Лет 10 назад Нико­лай, стал увле­каться игро­выми авто­ма­тами. В это время он уже был женат, была малень­кая дочь. Его зави­си­мость отра­жа­лась на мате­ри­аль­ном состо­я­нии семьи, на отно­ше­ниях с женой. Одна­жды, ему при­снился сон, что он уронил свой кре­стик, и пол­зает в грязи, пыта­ясь его найти. Сон оста­вил силь­ный эмо­ци­о­наль­ный след. И это послу­жило пово­дом для при­хода в цер­ковь. Игро­вые авто­маты были остав­лены. В семью вер­нулся мир. Нико­лай сменил работу. Его при­гла­сили на ответ­ствен­ную долж­ность в госу­дар­ствен­ной струк­туре. Теперь его работа была свя­зана с кон­тро­лем и рас­пре­де­ле­нием. Этой новой рабо­той он доро­жил. В планах семьи было покупка квар­тиры, и рож­де­ние вто­рого ребенка. Дочь под­росла. Жена не рабо­тала. Все вроде бы хорошо. Но воз­никли эти стран­ные состо­я­ния, с кото­рыми он не мог спра­виться. В целом, у нас было 12 встреч. За это время кое-что было сде­лано. Мы кос­ну­лись его дет­ских стра­хов, кото­рые он пере­нес на отно­ше­ния с началь­ни­ком; разо­бра­лись в его отно­ше­ниях с мамой, кото­рая до сих пор слиш­ком вме­ши­ва­лась в его семью. Работа стро­и­лась по трем направ­ле­ниям. От него тре­бо­ва­лось все боль­шей осо­знан­но­сти своих чувств, мыслей в моменты воз­ник­но­ве­ния пани­че­ских атак. Второе направ­ле­ние – это работа с телом. Тело должно испы­ты­вать реаль­ные физи­че­ские нагрузки. Сидя­чая работа и нали­чие авто­мо­биля этому не спо­соб­ство­вали. Ока­за­лось, что в про­шлом он мастер спорта по пла­ва­нью. Нико­лай стал регу­лярно посе­щать бас­сейн. Тре­тьим направ­ле­нием было – систе­ма­тич­ное посе­ще­ние храма, испо­ведь и при­ча­стие. Необ­хо­ди­мость этого он и сам хорошо осо­зна­вал. Начала воцер­ков­ляться его жена. Улуч­ше­ние его состо­я­ния насту­пило только тогда, когда он рас­ска­зал, что осо­бен­но­стью его работы, явля­ется то, что он берет взятки. И это на его месте – норма. Иначе он на работе не оста­нется. Надо делиться с началь­ством. Его пани­че­ские атаки пре­кра­ти­лись после того, когда он принял реше­ние, как он мне объ­яс­нил, деньги не вымо­гать, а просто “не отка­зы­ваться, если дают”. Что про­блема его пани­че­ских атак лежит в духов­ной сфере, было для него откры­тием, судя по радо­сти и удив­ле­нию, когда он об этом рас­ска­зал. Наша работа только под­вела к этому. Думаю, что в боль­шей сте­пени повли­яло то, что он стал серьезно и систе­ма­тично воцер­ков­ляться.

Работу мы закон­чили с хоро­шим резуль­та­том. Через пол­года я ему позво­нила. Всегда важно знать, насколько этот резуль­тат устой­чи­вый. Набрав его сото­вый номер, я полу­чила ответ, что это номер слу­жеб­ный, и Нико­лай давно уже уво­лился. Как ни странно, но этот ответ почему-то мне принес облег­че­ние. Видимо, его ком­про­мисс по поводу взяток должен был одно­значно раз­ре­шиться. Я знаю, что он обсуж­дал это со своим свя­щен­ни­ком.

3. Галина 45 лет, вдова, живет вдвоем с доче­рью. На первой встрече она выгля­дела вся какой-то темной. И лицо, и волосы, и одежда. Голос был без эмо­ци­о­наль­ных оттен­ков. Опи­сала свои состо­я­ния, как пани­че­ские атаки, кото­рые воз­ни­кают несколько раз в неделю, а иногда и в день. При­ни­мает анти­де­прес­санты. Два года посе­щает храм, испо­ве­ду­ется, при­ча­ща­ется, читает утрен­нее и вечер­нее пра­вило. Галина зани­ма­ется тем, что про­фес­си­о­нально уби­рает доро­гие квар­тиры и кот­те­джи. Первая встреча всегда диа­гно­сти­че­ская. Узна­ешь о том, как живет чело­век, каково его окру­же­ние, его работа, как и когда возник симп­том, был ли опыт пси­хи­ат­рии, кон­суль­ти­ро­вался ли у пси­хо­лога. Иногда уда­ется дать какие-то реко­мен­да­ции. Я оста­вила ее свою визитку, не очень веря, что Галина готова к систе­ма­тич­ной работе. Для этого ведь тре­бу­ется реши­мость и опре­де­лен­ная доля муже­ства. Быст­рого резуль­тата я нико­гда не обещаю. Через неделю Галина мне позво­нила. Работа стала про­хо­дить систе­ма­тично и четко раз неделю в назна­чен­ный час на про­тя­же­нии 5‑ти меся­цев. Несмотря на про­де­лан­ную боль­шую работу, пани­че­ские атаки осла­бе­вали, ста­но­ви­лись реже, но потом все-таки воз­ни­кали с новой силой. Я уже стала скло­няться к мысли, а не орга­ни­че­ские ли это нару­ше­ния голов­ного мозга? Одна­жды, когда Галина в оче­ред­ной раз мне сооб­щила, что пани­че­ская атака была с ней в марш­рут­ном такси, я обра­тила вни­ма­ние, что выра­же­ние лица ее было стран­ным. Изви­ня­ю­ща­яся улыбка. Что это озна­чает? Я начала зада­вать вопросы один за другим. Вся наша преды­ду­щая работа при­вела к тому, что дове­ри­тель­ные отно­ше­ния были уста­нов­лены, Галина много сде­лала для осо­зна­ва­ния своих внут­рен­них состо­я­ний, вела днев­ник, и я могла рас­счи­ты­вать, что в этот раз мы сможем про­дви­нуться дальше. Как я уже отме­тила, болез­нен­ное состо­я­ние настигло ее в марш­рут­ном такси, когда Галина воз­вра­ща­лась после работы домой. В этот день она чув­ство­вала себя осо­бенно устав­шей. Как сама при­зна­лась, она делала много лишней работы, кото­рую не тре­буют делать рабо­то­да­тели. Наобо­рот, они к ней хорошо отно­сятся. Уби­рает у них она не первый год. Но что застав­ляет ее делать лишнюю работу, выкла­ды­ваться сверх силы? Может быть, необ­хо­ди­мость зара­бо­тать больше? Тут про­зву­чала неожи­дан­ная фраза: “Я как будто себя нака­зы­ваю”. И опять эта стран­ная отре­шен­ная изви­ня­ю­ща­яся улыбка, кото­рая дала мне осно­ва­ние думать, что в глу­бине души, есть что-то, подав­лен­ное, вытес­нен­ное в бес­со­зна­тель­ную сферу. Выра­жа­е­мые чув­ства не соот­вет­ствуют про­из­но­си­мым словам. Что это может быть? Только бы не поте­рять этот момент. Сейчас именно такой момент в пси­хо­те­ра­пии, когда что что-то важное может про­изойти. Так и полу­чи­лось. “Нака­зы­ваю, не люблю себя”. По ассо­ци­а­тив­ной цепочке мы подо­шли к ситу­а­ции из дале­кой юности Галины. Тогда Галина жила в Сред­ней Азии. Закон­чив педучи­лище моло­дая кра­си­вая, энер­гич­ная девушка рабо­тала стар­шей пио­нер­во­жа­той в пио­нер­ском лагере какого-то осо­бого зна­че­ния. Ком­со­мольцы стали заме­чать, что про­дукты, кото­рые при­во­зятся в лагерь для детей, потом выво­зятся со склада по ночам на авто­мо­би­лях. А детям доста­ется совсем не то, что они должны были полу­чать по ста­тусу этого пио­нер­ского лагеря. Ребята решили про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние и сооб­щить об этом, кому сле­дует. Галина счи­тала себя обя­зан­ной это сде­лать. Одна­жды вече­ром в лагерь подъ­е­хала мили­цей­ская машина. Стар­шей пио­нер­во­жа­той сооб­щили, что за пре­де­лами лагеря найден труп девочки, и ее при­гла­сили для опо­зна­ния. Ока­за­лось что ника­кого трупа не было. Ее отвезли на машине за пре­делы лагеря и три совет­ских мили­ци­о­нера, во главе с офи­це­ром жестоко изна­си­ло­вали девушку. Это было очень силь­ным потря­се­нием. Она никому об этом не могла рас­ска­зать. Трудно пере­дать сло­вами боль, стыд, уни­же­ние, кото­рые она испы­тала. Сейчас Галина мне рас­ска­зы­вала этот случай. Я мол­чала. Почему-то внутри про­мельк­нула фраза: “Про­щайте врагов ваших”. Я задала несколько вопро­сов. Осто­рожно пред­по­ло­жила, что надо суметь про­стить. И совер­шенно неожи­данно, Галина, взгля­нув мне прямо в глаза, твердо отве­тила, я тоже об этом сейчас поду­мала. Мы решили, что она на испо­веди со своим духов­ни­ком это обсу­дит.

Ее состо­я­ние зна­чи­тельно улуч­ши­лось. Это отра­зи­лось в целом, на ее внеш­но­сти, манере оде­ваться. Пани­че­ские атаки прак­ти­че­ски пре­кра­ти­лись. На пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских сес­сиях к ним мы стали воз­вра­щаться все реже. Пси­хо­те­ра­пия про­дол­жи­лась, но пере­шла на иной уро­вень.

4. Кто-то из ее пра­во­слав­ных зна­ко­мых Анны нашел для нее теле­фон нашего дис­пет­чера. Мы дого­во­ри­лись, что я пере­звоню. Но все было неко­гда, и через несколько дней снова звонок. И очень про­ся­щий голос, а вы будете со мной рабо­тать? Дело в том, что Анна несколько лет уже не выхо­дит из дома. Выйти на улицу ей не поз­во­ляют страхи. Ока­за­лось, что Анна живет не так далеко. И я вполне могу ее посе­тить, если гра­мотно рас­пла­ни­рую свое время. Первое впе­чат­ле­ние всегда очень важное. Меня встре­тила ее мама, жен­щина лет 50-ти, про­вела в про­стор­ную кухню. На диване спиной к окну, поджав ноги и заку­тав­шись в плед, сидела моло­дая жен­щина. Свет, пада­ю­щий из окна, не давал мне воз­мож­ность ее хорошо рас­смот­реть. Я пред­ло­жила ей пере­сесть к столу, сама заняла пози­цию спиной к окну. В пси­хо­те­ра­пии важно все. Изме­не­ние позы, изме­не­ние выра­же­ния лица. Ничто не должно оста­ваться неза­ме­чен­ным. На меня смот­рели испу­ган­ные глаза, с тем­ными кру­гами под глаз­ни­цами на неесте­ственно блед­ном лице. Первая мысль, кото­рая мельк­нула у меня в голове: “Боже мой, неужели здесь можно что-то сде­лать? Это явная пси­хи­ат­рия! Но не надо торо­питься с диа­гно­зом. Посмот­рим, может быть, все-таки есть за что заце­питься”. Для того, чтобы начать с ней рабо­тать было, по край­ней мере, два момента, кото­рые все­ляли надежду. У Анны есть силь­ная моти­ва­ция спра­виться с про­бле­мой. И второе, что тоже очень важно – не было опыта при­ня­тия сильно дей­ству­ю­щих пре­па­ра­тов, иными сло­вами – нет опыта пси­хи­ат­рии. “Гос­поди, Ты видишь, она искала меня пол­года, живет прак­ти­че­ски рядом, у нее два малень­ких ребенка, не остав­ляй нас в этой ситу­а­ции, без Тебя ей не выбраться!” – моли­лась я про себя. Так нача­лась моя работа с Анной, вре­ме­нами напо­ми­нав­шая детек­тив­ный роман. Я стала при­хо­дить каждую неделю. Анна с нетер­пе­нием ждала меня. Первое время ее рас­сказ о том, что про­изо­шло, стро­ился очень сбив­чиво. Она пере­ска­ки­вала с одного собы­тия жизни на другое. Иногда в ее рас­сказе было много подроб­но­стей, для меня не име­ю­щих зна­че­ния, но я не пере­би­вала, не уточ­няла, не стре­ми­лась при­дать ее повест­во­ва­нию логи­че­скую связь и закон­чен­ность. Это особая форма работы с кли­ен­тами в т.н. погра­нич­ных состо­я­ниях. Для себя я должна была выде­лить что-то, за что можно заце­питься, с чего начать. В пси­хо­ана­лизе, с такими кли­ен­тами рабо­тают очень долго. Они име­ну­ются доэ­ди­паль­ными. Тут глав­ное при­сут­ство­вать, слу­шать, уста­нав­ли­вать дове­ри­тель­ные отно­ше­ния. Я пре­красно пони­мала, что рас­счи­ты­вать на быст­рый резуль­тат не при­дется.. Ситу­а­ция ока­за­лась сле­ду­ю­щей: Анна обра­ти­лась к цели­тель­нице-кол­ду­нье. Это была старая цыганка, кото­рая сняла ее симп­том, заго­во­рив болезнь на раке. Да, на обыч­ном раке. Тре­бо­ва­лось купить рака, при­не­сти. Потом его рас­топ­тать и выбро­сить. Мне не хочется опи­сы­вать все подроб­но­сти этих язы­че­ских риту­а­лов. Да я и не ста­ра­лась запо­ми­нать. Почему Анна так посту­пила, она объ­яс­нить не смогла. Более того, это ее саму удив­ляет. Она помнит только силь­ный страх за себя, за здо­ро­вье ребенка и как един­ствен­ный вари­ант на тот момент – это обра­титься к зна­харке. До этого ее в дет­стве тоже лечили какими-то заго­во­рами. Ее дедушка прак­ти­ко­вал какие-то стран­ные маги­че­ские риту­алы. Наша работа стро­и­лась на моем твер­дом убеж­де­нии в том, что силь­нее Бога ничего быть не может. И все пре­одо­лимо только с Ним. Я вспо­ми­нала, как сама, когда еще начи­нала рабо­тать пси­хо­ло­гом, была далека от истин­ной веры, от церкви, бра­лась за очень слож­ные случаи. И в какой-то момент почув­ство­вала исто­ще­ние, эмо­ци­о­наль­ное выго­ра­ние. Нет, этого сейчас не про­изой­дет. Я с Богом, я с Цер­ко­вью, испо­ве­ду­юсь, при­ча­ща­юсь. Ее состо­я­ние было не только пси­хо­ло­ги­че­ским. Она стала очень остро ощу­щать запахи, прак­ти­че­ски не выно­сила, когда дома гото­вили. О раках или кре­вет­ках даже поду­мать не могла. Сразу начи­на­лись какие-то телес­ные реак­ции. Сла­бели ноги, под­сту­пал страх. Не могло быть и речи, чтобы выйти на улицу, в мага­зин, про­во­дить ребенка в школу.

Вторым убеж­де­нием, на кото­рое я опи­ра­лась, было “вера без дел мертва”. В нашем случае это озна­чало, что Анна должна реаль­ными поступ­ками начать пре­одо­ле­вать страхи, отки­ды­вая их один за другим. Своего рода, пове­ден­че­ская пси­хо­те­ра­пия. Пришел момент, когда я при­несла варе­ные кре­ветки. И пред­ло­жила ей их съесть, почи­тав молитву. Я не наста­и­вала, упирая на то, что она может отка­заться. Но тем самым она пока­жет, что Богу не дове­ряет. Через неко­то­рое время мы с ней ели кре­ветки, потом и рака. Посте­пенно стали выхо­дить на улицу, в мага­зин. Она начала гото­вить пищу, выно­сить запахи и спо­койно есть кре­ветки. Насту­пил момент, когда ее муж повез нас в храм. Она стала спо­собна встре­чать детей из школы посе­щать храм, испо­ве­до­ваться, при­ча­щаться. Пси­хо­ло­ги­че­ски осво­бож­да­ясь от внут­рен­них стра­хов, она обре­тала одну за другой новые сте­пени внеш­ней сво­боды. Все это про­хо­дило через боль­шое сопро­тив­ле­ние. Страхи были велики, телес­ные симп­томы ухо­дили очень мед­ленно. Каждый раз я воз­вра­щала ее вни­ма­ние к осо­зна­ва­нию про­де­лан­ной работы. Важно, чтобы в ее внут­рен­нем опыте был опыт пре­одо­ле­ния каза­лось бы непре­одо­ли­мых ситу­а­ций, опыт про­хож­де­ния через свои страхи “с откры­тым забра­лом”. Тот необ­хо­ди­мый свой личный опыт, кото­рый укреп­ляет веру. Наша работа про­дол­жа­лась пол­года. Сейчас Анна спо­собна сама посе­щать храм. На дли­тель­ные поездки она пока не реша­ется, но это дело вре­мени. Когда-то Анна вела актив­ный образ жизни, сво­бодно водила авто­мо­биль. На фото­гра­фиях той поры на меня смот­рит кра­си­вая, само­уве­рен­ная девушка, кото­рая чув­ствует свое пре­вос­ход­ство от про­из­во­ди­мого своей внеш­но­стью впе­чат­ле­ния. Жила, не очень думая о Боге. То что, что с ней про­изо­шло, уже не вос­при­ни­ма­ется ей как слу­чай­ность. Это заста­вило ее пере­осмыс­лить цен­но­сти, раз­вер­нуться к вере и церкви.

5. Моло­дая мило­вид­ная жен­щина Ана­ста­сия живет в при­го­роде. Рабо­тает в Санкт-Петер­бурге в поши­воч­ном ателье. Обра­тив­шись за помо­щью весной, обо­зна­чив свою про­блему, как фобию, она заявила, что ей необ­хо­димо с этим спра­виться обя­за­тельно, потому что в авгу­сте она пла­ни­рует поехать на море. И эта фобия ей сильно будет мешать. Ее реши­мость меня пора­до­вала. Даже уста­нов­лен­ные ею сроки могут быть исполь­зо­ваны как сти­му­ли­ру­ю­щий фактор в про­цессе исце­ле­ния. (В данном кон­тек­сте, исце­ле­ние пони­ма­ется, как осво­бож­де­ние от симп­тома). Когда-то она уже обра­ща­лась к пси­хо­логу по поводу своей про­блемы. Симп­том заметно утих, но два года назад про­явился с новой силой. И уже приемы, кото­рым ее научил пси­хо­лог, не помо­гали. В таком случае, важно узнать, когда первый раз возник этот симп­том, какая была про­ве­дена работа с дру­гими пси­хо­ло­гами. А по поводу обостре­ния, необ­хо­димо выяс­нить, что тогда про­ис­хо­дило в жизни чело­века. А про­изо­шло вот что. Когда-то, когда Ана­ста­сия была под­рост­ком, она совер­шила кражу в гипер­мар­кете. Ее отпра­вили в мили­цию. И там с ней очень серьезно пого­во­рили. Гро­зили дет­ской ком­на­той мили­ции, даже судом. Сейчас, рас­ска­зы­вая об этом, Ана­ста­сия заметно вол­но­ва­лась. Вспо­ми­нать этот эпизод было стыдно. После этого у нее возник ирра­ци­о­наль­ный страх посе­ще­ния боль­ших мага­зи­нов. Она стала избе­гать ходить в гости к людям, боясь, что ее могут оста­вить одну в ком­нате. А потом, ока­жется, что у людей что-то про­пало. И поду­мают на нее. Такой эпизод тоже был в юности. Пси­хо­лог, кото­рый с ней рабо­тал, опи­рался на тран­сакт­ный анализ Эрика Берна. (Это извест­ное, хорошо про­ра­бо­тан­ное направ­ле­ние пси­хо­те­ра­пии, опре­де­ленно име­ю­щее свои поло­жи­тель­ные сто­роны). За послед­ние два года про­изо­шло резкое ухуд­ше­ние состо­я­ния. Оно ее бук­вально не отпус­кало. В мага­зине Ана­ста­сия испы­ты­вала состо­я­ние паники, совер­шенно теря­лась. Был даже случай, что на нее обра­тили вни­ма­ние охран­ники, потом, изви­нив­шись, отпу­стили. По роду своей дея­тель­но­сти, ей при­хо­ди­лось часть своих долж­ност­ных обя­зан­но­стей выпол­нять одной в поме­ще­нии, где нахо­ди­лись мате­ри­аль­ные цен­но­сти. И эта часть ее работы, всегда вызы­вала также состо­я­ние паники. Есте­ственно, что свою фобию она скры­вала от коллег, пыта­лась спра­виться с напря­же­нием, пода­вить страх. Но он вре­ме­нами уси­ли­вался до такой сте­пени, что дово­дил ее прак­ти­че­ски до потери созна­ния. Что же про­изо­шло в ее жизни два года назад? В это время она позна­ко­ми­лась с моло­дым чело­ве­кам. Это были роман­ти­че­ские отно­ше­ния, кото­рые в какой-то момент совер­шенно неожи­данно и по непо­нят­ной для нее при­чине были пре­рваны. Оста­лись боль и недо­уме­ние: “Что я делала не так, что же во мне есть такое, что вот так можно со мной обой­тись?” Такие ситу­а­ции сильно влияют на само­оценку. Иногда тре­бу­ется боль­шая внут­рен­няя работа по вос­ста­нов­ле­нию, чтобы чело­век стал снова открыт для чув­ства любви. На бес­со­зна­тель­ном уровне фор­ми­ру­ются при­мерно такие уста­новки: “Значит, я плохая, недо­стойна любви, что-то во мне не так, если так со мной обо­шлись… любить больно, просто невы­но­симо… я нико­гда больше себе этого не поз­волю”. Ана­ста­сия именно в этот период своей жизни обра­ти­лась к вере, стала при­хо­жан­кой своего храма. Но, симп­том не про­хо­дил. В нашей работе исполь­зо­ва­лись эле­менты пси­хо­ана­лиза (про­ра­ба­ты­вали страхи, начи­ная с дет­ского воз­раста). При­ме­нялся также пове­ден­че­ский подход. Причем это осу­ществ­ля­лось в т.н. “поле­вых усло­виях”. Мы несколько раз посе­тили с Ана­ста­сией боль­шой гипер­мар­кет. При этом ей дава­лось зада­ние по методу “пара­док­саль­ной интен­ции” – бояться, тря­стись так, чтобы все видели, как чело­век может бояться и тря­стись. Такое зада­ние всегда вызы­вало смех. На море Ана­ста­сия поехала, как и пла­ни­ро­вала, в авгу­сте. После пере­рыва, мы про­дол­жили работу. Резуль­тат был удо­вле­тво­ри­тель­ным. Она научи­лась справ­ляться со своим состо­я­нием само­сто­я­тельно, прак­ти­че­ски в любых усло­виях. Нами реша­лась задача не только убрать симп­том, но и про­ра­бо­тать усло­вия его воз­ник­но­ве­ния т.о. обра­зом, чтобы он больше не воз­вра­щался. О том насколько резуль­тат устой­чив, пока­зы­вает время. Ана­ста­сия до этого была уже у пси­хо­лога, полу­чила вре­мен­ное облег­че­ние. Это был свет­ский пси­хо­лог, кото­рая видела труд­но­сти как раз в том, что Ана­ста­сия обра­ти­лась к Богу. Мне же пред­став­ля­лось это как раз тем потен­ци­а­лом, на кото­рый можно опе­реться. В то же время исполь­зо­ва­лись все, на мой взгляд, под­хо­дя­щие пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские тех­ники: это ана­ли­ти­че­ское осо­зна­ва­ние ситу­а­ции, поиск корней; пове­ден­че­ский подход для раз­ру­ше­ния воз­ник­ших рефлек­тор­ных реак­ций пси­хики на ситу­а­цию; пара­док­саль­ную интен­цию, чтобы убрать “страх от ожи­да­ния ситу­а­ции”, т.е. сми­ренно и с радо­стью при­нять эту ситу­а­цию, как Богом попу­щен­ную. Вот в этом послед­нем случае метод пара­док­саль­ной интен­ции уже при­об­ре­тает совсем другое напол­не­ние. Да и вся пси­хо­те­ра­пия стро­и­лась в рамках посе­ще­ния кли­ент­кой своего храма.

6. Первые слова Даши были: “Я не знаю, что со мной. Я не могу жить так, как я жила раньше. У меня начи­на­ется невроз”. Даша, 25-летняя очень кра­си­вая, совре­менно одетая девушка, выгля­дела встре­во­жен­ной, даже испу­ган­ной. Совсем недавно она жила “насы­щен­ной инте­рес­ной жизнью”; инте­ре­со­ва­лась раз­лич­ными направ­ле­ни­ями пси­хо­ло­гии, участ­во­вала в тре­нин­гах по пози­тив­ной пси­хо­те­ра­пии, читала пси­хо­ло­ги­че­скую лите­ра­туру. Какое-то время жила в Италии, изу­чала язык, бывала во многих стра­нах Европы. По всей види­мо­сти, в день­гах она не нуж­да­лась. Сейчас все изме­ни­лось. Нару­шился сон, все ее заня­тия утра­тили остроту инте­реса. Про­блема нача­лась с того, как она пришла на испо­ведь в бли­жай­ший храм. После этой испо­веди, у нее оста­лось очень тяже­лое ощу­ще­ние, что ей “оста­ется только гореть в аду”. Это ее так напу­гало, и про­из­вело такое впе­чат­ле­ние, что она ни о чем другом думать не могла. И что с этим делать, тоже не знала. Мы не сразу подо­шли к основ­ной про­блеме. Семь лет назад тяжело болел, умирая ее дедушка. Ему были ампу­ти­ро­ваны ноги. Даша, на тот момент была слаба духовно, чтобы раз­вер­нуться лицом к этой ситу­а­ции. Она избе­гала сопри­ка­саться с болью и стра­да­нием, отка­зы­ва­лась уха­жи­вать за дедуш­кой, не посе­щала его в боль­нице. Испо­ведь не при­несла ей облег­че­ния, а наобо­рот, ей стали рисо­ваться кар­тины ее оди­но­кой и мучи­тель­ной ста­ро­сти, как нака­за­ние за грех, а в довер­ше­ние всего – муки вечные. Это совер­шенно лишило ее покоя, и отвра­тило от даль­ней­шего посе­ще­ния храма. Важно, суметь сде­лать так, чтобы этот опыт не был пере­не­сен на всю Цер­ковь, чтобы нашлись духов­ные силы не отво­ра­чи­ваться от Церкви, суметь уви­деть силу и кра­соту пра­во­сла­вия, про­дол­жать свой путь воцер­ко­в­ле­ния. Даша обра­ти­лась к дру­гому свя­щен­нику в другом храме. Батюшка со вни­ма­нием и сочув­ствием ото­звался на ее мольбу о помощи. Ей было пред­ло­жено поуха­жи­вать какое-то время за старым боль­ным чело­ве­ком. Такая воз­мож­ность нашлась при этом же при­ходе. Даша уха­жи­вала несколько дней за пожи­лой глу­боко веру­ю­щей жен­щи­ной. Несмотря на то, что она при­хо­дила всего на несколько часов, этот опыт укре­пил ее духовно. С пси­хо­ло­ги­че­ской сто­роны была про­ве­дена работа по при­ми­ре­нию с дедуш­кой. Исполь­зо­ва­лась тех­ника “раз­го­вора на двух сту­льях”, но в несколько изме­нен­ном вари­анте. В глаза бро­са­лось силь­ное внут­рен­нее сопро­тив­ле­ние. Она сты­ди­лась и меня, и своих слез, и своего поступка. Я спро­сила ее о том, снится ли ей дедушка, вни­ма­тельно выслу­шала послед­ний сон. Это было нача­лом. Потом мы плавно пере­шли к тому, что она может ска­зать ему все, что она хочет, что набо­лело у нее в душе за это время. И вот, в какой-то момент барьер был раз­ру­шен. Это напо­ми­нало про­рвав­шу­юся лавину. Не меньше 15-ти минут длился этот моно­лог со сле­зами. Это было и объ­яс­не­ние ему в любви, и просьба о про­ще­нии, и уве­ре­ние в том, что она другая сейчас, и сейчас было бы все иначе, она уха­жи­вала бы за ним и все бы для него делала. Важно, что этот моно­лог про­ис­хо­дил в форме обра­ще­ния к дедушке во втором лице. Пси­хо­те­ра­певт в таких слу­чаях как бы отхо­дит в тень, дове­ряя про­цессу, и в тоже время вни­ма­тельно наблю­дая за состо­я­нием кли­ента. После того, как моно­лог пре­кра­тился, внут­рен­няя работа про­дол­жает идти. И она должна закон­читься инте­гра­цией про­жи­тых чувств и пони­ма­ния про­ис­хо­дя­щего на раци­о­наль­ном уровне. Часто кли­енты, посе­тив­шие много пси­хо­ло­ги­че­ских тре­нин­гов, обу­чен­ные делиться своими чув­ствами, пре­ры­вают эту работу. Такую попытку сде­лала Дарья, пыта­ясь мне сразу объ­яс­нить, как легко она себя чув­ствует и что у нее внутри изме­ни­лось. Но не надо спе­шить с интер­пре­та­цией своих внут­рен­них состо­я­ний. Пусть этот про­цесс завер­шится орга­нично.

9. Заклю­че­ние

Так уж заве­дено, что во вре­мена тяже­лых соци­аль­ных потря­се­ний чело­век начи­нает обра­щаться к вопро­сам, кото­рые в иное время просто оста­ва­лись в сто­роне от его вни­ма­ния. Не слу­чайно, что первые главы книги Е.Н. Тру­бец­кого “Смысл жизни” были опуб­ли­ко­ваны еще 1917 году в жур­нале “Вопросы фило­со­фии и пси­хо­ло­гии”. Работа дру­гого рус­ского рели­ги­оз­ного мыс­ли­теля С.Л. Франка под тем же назва­нием вышла в эми­гра­ции в Бер­лине, в 1925 году. Эти работы оста­ются для нас акту­аль­ными и по сей день.

По-преж­нему, наши сооте­че­ствен­ники, наблю­дая, что про­ис­хо­дит в России, зада­ются этим вопро­сом. К вопросу о смысле жизни чело­век воз­вра­ща­ется снова и снова. И уже не только соци­аль­ные потря­се­ния явля­ются этому при­чи­ной, а кон­фликты в семье, на работе, внут­рен­нее состо­я­ние, опи­сы­ва­е­мое как депрес­сия или невроз.

Смею наде­яться, что при­ве­ден­ные выше несколько слу­чаев дают неко­то­рое пред­став­ле­ние о пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии. Это не какие-то особые случаи. Каждый случай особый. Нико­гда не про­ис­хо­дит повто­ре­ний. В каждом случае и личная чело­ве­че­ская драма, и боль, и надежда на исце­ле­ние, кото­рое по боль­шому счету мы все, в т.ч. и сам пси­хо­те­ра­певт, можем обре­сти только в Церкви. И как в белом цвете радуги, скры­ва­ются все цвета, как в хри­сти­ан­стве при­сут­ствует самое ценное, что есть в других рели­гиях, так и пра­во­слав­ная пси­хо­те­ра­пия стоит особ­ня­ком над всеми дру­гими направ­ле­ни­ями. Она поз­во­ляет нам не только раз­дви­нуть гори­зонты плос­ко­сти, на кото­рой рас­по­ло­жены отдель­ные пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские направ­ле­ния, но уже в пол­ноте объема духов­но­сти посмот­реть на про­блему чело­века, опи­ра­ясь на Благую Весть Христа.

В этом и есть корен­ное отли­чие пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии. В этом ее огром­ный потен­циал, кото­рому пред­стоит еще открыться.

В заклю­че­нии при­вожу сти­хо­тво­ре­ние Ф.И. Тют­чева “Наш век”, напи­сан­ное им в 1851 году.

Не плоть, а дух рас­тлился в наши дни,
И чело­век отча­янно тос­кует…
Он к свету рвется из ночной тени
И, свет обретши, ропщет и бун­тует.
Без­ве­рием палим и иссу­шен,
Невы­но­си­мое он днесь выно­сит…
И сознает свою поги­бель он,
И жаждет веры… но о ней не просит…
Не скажет ввек, с молит­вой и слезой,
Как ни скор­бит перед замкну­той дверью:
«Впусти меня! – Я верю, боже мой!
Приди на помощь моему неве­рью!..»

Это та важная и насущ­ная задача, кото­рую перед нами ставит реаль­ность. Вопро­сов много. И на них необ­хо­димо искать ответы. При этом нам необ­хо­димо осо­зна­вать свою чело­ве­че­скую немощь и под­вер­жен­ность стра­стям.

Список исполь­зу­е­мой лите­ра­туры:

  1. В. Франкл. Чело­век в поис­ках смысла.
  2. Е.Н. Тру­бец­кой. Смысл жизни.
  3. П. Тиллих. Муже­ство быть.
  4. Пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ская энцик­ло­пе­дия под ред. Б.Д. Кар­ва­сар­ского.
  5. Л.Ф. Шехов­цова. Хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние, как основа пси­хо­ло­ги­че­ского кон­суль­ти­ро­ва­ния.
  6. Ф.М. Досто­ев­ский. Братья Кара­ма­зовы.
  7. Ф.М. Досто­ев­ский. Пре­ступ­ле­ние и нака­за­ние
  8. С.Л. Франк. Смысл жизни.
  9. Алек­сандр Мень. Ответы на вопросы.
  10. Ф.И. Тютчев. Наш век.
  11. С. Есенин. Инония.
  12. М. Воло­шин. Севе­ро­во­сток.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки