Книги богослужебные (славяно-русские)

Оглав­ле­ние


Книги бого­слу­жеб­ные (сла­вяно-рус­ские)

Юрий Рубан

Книги бого­слу­жеб­ные (сла­вяно-рус­ские) – исто­ри­че­ски сло­жив­шийся ком­плекс литур­ги­че­ских тек­стов, упо­треб­ля­е­мых свя­щенно-цер­ков­но­слу­жи­те­лями при под­го­товке и во время совер­ше­ния пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния. К ним отно­сятся книги, содер­жа­щие соб­ственно бого­слу­жеб­ные тексты (молитвы, гимны, пес­но­пе­ния), фраг­менты Свя­щен­ного Писа­ния, выборки из тво­ре­ний святых отцов, наро­чито пред­на­зна­чен­ные для чтения во время бого­слу­же­ний, мате­ри­алы био­гра­фи­че­ского (Про­логи) и кален­дарно-уставного харак­тера (Меся­це­словы, Кален­дари, Бого­слу­жеб­ные ука­за­ния), и др.

К пер­вому пери­оду исто­рии визан­тий­ской бого­слу­жеб­ной тра­ди­ции, когда про­ис­хо­дит обра­зо­ва­ние Суточ­ного круга бого­слу­же­ния (до 614 года в Пале­стине и 726 года – в Кон­стан­ти­но­поле) отно­сится фор­ми­ро­ва­ние мона­ше­ского Часо­слова (см.) и соборно-при­ход­ского Евхо­ло­гия (см.). Это – важ­ней­шие бого­слу­жеб­ные книги, “кото­рые и до сих пор явля­ются основ­ными кни­гами всех цер­ков­ных служб и треб” (Арранц М. “Око цер­ков­ное”. Рим, 1998. С. 45). При­ло­же­нием к Часо­слову служит бого­слу­жеб­ная Псал­тирь (см.). Чте­цами на кли­росе чаще исполь­зу­ется прак­ти­че­ски более удоб­ная Псал­тирь Сле­до­ван­ная (см.).

Ко вто­рому пери­оду (между 614‑1009 годами в Иеру­са­лиме, и между 843‑1204 годами в Кон­стан­ти­но­поле) отно­сится фор­ми­ро­ва­ние Окто­иха (см.) и Триоди (см.); появ­ля­ются первые мона­ше­ские Типи­коны, точнее – «пра­ти­пи­коны» (“Синак­сари”), а затем полные Сту­дий­ские Типи­коны. В третий период (с 1009 года – в Пале­стине, с 1204 года – в Кон­стан­ти­но­поле) завер­ша­ется фор­ми­ро­ва­ние непо­движ­ного годо­вого цикла, или Миней­ного круга, бого­слу­жеб­ный мате­риал кото­рого и содер­жит 12-томная Минея (см.). Появ­ля­ются полные Иеру­са­лим­ские (“Сав­ва­ит­ские”) Типи­коны (см.).

Раз­ви­тие и услож­не­ние восточ­но­хри­сти­ан­ского бого­слу­жеб­ного строя при­вело к фор­ми­ро­ва­нию многих других бого­слу­жеб­ных книг, чему спо­соб­ство­вало и появ­ле­ние кни­го­пе­ча­та­ния, поз­во­лив­шее, ради прак­ти­че­ского удоб­ства, созда­вать как раз­лич­ные “бого­слу­жеб­ные сбор­ники”, так и “моно­гра­фи­че­ские” изда­ния служб отдель­ным празд­ни­кам.

В рус­ской литур­ги­че­ской тра­ди­ции при­нято (доста­точно услов­ное) деле­ние бого­слу­жеб­ных книг на I) “про­стые” (не нотные) и II) пев­че­ские (нотные). “Про­стые” также делятся на три боль­ших раз­дела: 1) книги, при­над­ле­жа­щие к цер­ков­ному обще­ствен­ному бого­слу­же­нию, 2) при­над­ле­жа­щие част­ному бого­слу­же­нию и 3) при­над­ле­жа­щие “к тому и дру­гому бого­слу­же­нию”.

К пер­вому раз­делу отно­сятся: Слу­жеб­ник, Чинов­ник (см.), Часо­слов, Октоих, Минея, Триодь, Ирмо­ло­гий (содер­жит тексты бого­слу­жеб­ных пес­но­пе­ний), Типи­кон.

Книги вто­рого раз­дела делятся на два под­раз­дела: а) Треб­ник (вклю­чая “Чино­по­сле­до­ва­ние соеди­ня­е­мым из ино­вер­ных к Пра­во­слав­ной Кафо­ли­че­ской Восточ­ной Церкви”) и Книга молеб­ных пений (мате­риал этих книг не дуб­ли­рует тексты книг пер­вого раз­дела) и б) Пра­виль­ник (Пра­вило ко Свя­тому При­ча­ще­нию), Ака­фист­ник, Канон­ник, Меся­це­слов (Святцы), Молит­во­слов (эти книги, напро­тив, содер­жат литур­ги­че­ский мате­риал, извле­чён­ный из книг пер­вого раз­ряда и адап­ти­ро­ван­ный к домаш­нему, или келей­ному, упо­треб­ле­нию).

Третий раздел вклю­чает в себя бого­слу­жеб­ные Еван­ге­лие (см.), Апо­стол (см.) и Псал­тирь («про­стую» и «Следован­ную»).

В нотных бого­слу­жеб­ных книгах содер­жатся пес­но­пе­ния обще­ствен­ного и част­ного бого­слу­же­ния, снаб­жён­ные нота­цией и необ­хо­ди­мыми для хора ука­за­ни­ями. По своему тек­сто­вому содер­жа­нию они соот­вет­ствуют “про­стым” книгам, поэтому в основ­ном сохра­няют и их назва­ния: Октоих, Ирмо­ло­гий, Празд­ники (нотные службы на дни непо­движ­ных дву­на­де­ся­тых празд­ни­ков), Триодь, Обиход (самые упо­тре­би­тель­ные пес­но­пе­ния раз­лич­ных бого­слу­же­ний), Учеб­ный Обиход (для обу­ча­ю­щихся цер­ков­ному пению и хра­мо­вых служб).

Жанр неко­то­рых древ­них, руко­пис­ных и ста­ро­пе­чат­ных, бого­слу­жеб­ных книг (Пари­мий­ник, Пролог) к насто­я­щему вре­мени вышел из упо­треб­ле­ния; содер­жа­щийся в них литур­ги­че­ский мате­риал рас­пре­де­лён по другим книгам. Бого­слу­жеб­ные книги состав­ляют ок. 90% всех сохра­нив­шихся сла­вяно-рус­ских руко­пис­ных книг (вклю­чая фраг­менты) древ­ней­шего пери­ода (XI–XIV вв.), хра­ня­щихся в собра­ниях быв­шего СССР; в этом их исклю­чи­тель­ная литур­ги­че­ская и куль­тур­ная цен­ность.

Пере­вод гре­че­ских бого­слу­жеб­ных книг

А. Кра­вец­кий

Пере­вод гре­че­ских бого­слу­жеб­ных книг на цер­ков­но­сла­вян­ский язык начи­на­ется в сере­дине IX века гре­че­скими мис­си­о­не­рами свв. Кирил­лом и Мефо­дием (см.) в Мора­вии. Позже цен­тром сла­вян­ской книж­но­сти ста­но­вится Бол­га­рия, где созда­ётся основ­ной круг сла­вян­ских бого­слу­жеб­ных книг, пере­не­сён­ных на Русь с при­ня­тием хри­сти­ан­ства. Про­цесс редак­ти­ро­ва­ния и допол­не­ния бого­слу­жеб­ных книг (“книж­ная справа”) был непре­рыв­ным. В них вклю­ча­лись службы ново­ка­но­ни­зи­ро­ван­ным святым, при этом бол­гар­ские и морав­ские язы­ко­вые осо­бен­но­сти посте­пенно вытес­ня­лись рус­скими. В XIV веке исправ­ле­нием бого­слу­жеб­ных книг много зани­ма­ется митр. Киприан (см.), в XVI – Максим Грек (см.). Сто­гла­вый собор 1551 года прямо заяв­ляет о необ­хо­ди­мо­сти кон­троля за пере­пи­сы­ва­нием книг с целью предот­вра­ще­ния тек­сту­аль­ных иска­же­ний. С нача­лом кни­го­пе­ча­та­ния вокруг печат­ных дворов фор­ми­ру­ются кружки книж­ных справ­щи­ков и рев­ни­те­лей о пра­виль­но­сти бого­слу­жеб­ных книг. Совре­мен­ный облик бого­слу­жеб­ных книг фор­ми­ру­ется во 2‑й поло­вине XVII века в резуль­тате их ради­каль­ной редак­туры, нача­той патр. Нико­ном (см.) и завер­шён­ной его пре­ем­ни­ками – пат­ри­ар­хами Иоаки­мом (см.) и Адри­а­ном (см.). Нетак­тич­ное про­ве­де­ние работы при­вело к отде­ле­нию от офи­ци­аль­ной Церкви части веру­ю­щих, не при­няв­ших этих “испор­чен­ных” и потому “ере­ти­че­ских”, по их мнению, ново­ис­прав­лен­ных книг, – т. е. к рас­колу ста­ро­об­ряд­че­ства (см.).

Ката­стро­фи­че­ские послед­ствия книж­ной справы XVII века при­вели к тому, что цер­ков­ные власти стали с боль­шим недо­ве­рием отно­ситься к самому делу редак­ти­ро­ва­ния бого­слу­жеб­ных книг. Лишь в 1869 году по ини­ци­а­тиве мит­ро­по­лита Мос­ков­ского Инно­кен­тия (Вени­а­ми­нова) при Синоде созда­ется комис­сия, зани­ма­ю­ща­яся исправ­ле­нием бого­слу­жеб­ных книг. Одно­вре­менно с этим цер­ков­ное созна­ние начи­нает вол­но­вать вопрос о языке бого­слу­же­ния, причём, тре­бо­ва­ния, кото­рые теперь предъ­яв­ля­ются к языку бого­слу­жеб­ных книг, ста­но­вятся иными. Если для XVI–XVII веков акту­аль­ными были вопросы тек­сто­ло­гии (т. е. соот­вет­ствие бого­слу­жеб­ных книг их гре­че­ским ори­ги­на­лам или же авто­ри­тет­ной сла­вян­ской тра­ди­ции), то теперь в центре ока­зы­ва­ются про­блемы понят­но­сти.

Вопрос об упро­ще­нии языка бого­слу­же­ния и даже пере­вода бого­слу­жеб­ных книг на рус­ский язык часто под­ни­ма­ется на стра­ни­цах пери­о­ди­че­ских изда­ний. О том, насколько живо­тре­пе­щу­щей была эта про­блема, сви­де­тель­ствует тот факт, что когда в 1905 году Свя­тей­ший Синод разо­слал архи­ереям анкету с вопро­сами о воз­мож­но­сти раз­лич­ных реформ в жизни Церкви, то почти треть опро­шен­ных ука­зала на необ­хо­ди­мость сде­лать бого­слу­же­ние более понят­ным.

В 1907 году при Синоде была создана Комис­сия по исправ­ле­нию бого­слу­жеб­ных книг, воз­глав­ля­е­мая архиеп. Сер­гием (Стра­го­род­ским), буду­щим пат­ри­ар­хом, в работе кото­рой при­няли уча­стие круп­ней­шие сла­ви­сты и литур­ги­сты своего вре­мени. Комис­сия успела под­го­то­вить и издать новую редак­цию Пост­ной и Цвет­ной Триоди, а также испра­вить Октоих и Празд­нич­ную Минею. Сохра­няя цер­ков­но­сла­вян­скую орфо­гра­фию и мор­фо­ло­гию, справ­щики после­до­ва­тельно заме­няли гре­ци­зи­ро­ван­ные син­так­си­че­ские кон­струк­ции и слова, непо­нят­ные носи­те­лям рус­ского языка. Из-за рево­лю­ци­он­ных собы­тий новая редак­ция бого­слу­жеб­ных книг не вошла в упо­треб­ле­ние и боль­шая часть тиража погибла. После 1917 года в связи с дея­тель­но­стью обнов­лен­че­ских груп­пи­ро­вок неод­но­кратно под­ни­мался вопрос о пере­воде бого­слу­жеб­ных книг на рус­ский язык, однако, за исклю­че­нием декла­ра­ций и отдель­ных мало­про­фес­си­о­наль­ных опытов, работы в этом направ­ле­нии не велись. Тем не менее, в обще­ствен­ном созна­нии сама идея рус­ского пере­вода стала ассо­ци­и­ро­ваться с обнов­лен­че­ством, что нега­тивно ска­зы­ва­ется на попыт­ках про­дол­жить работу по редак­ти­ро­ва­нию бого­слу­жеб­ных книг вплоть до насто­я­щего вре­мени.

После Оте­че­ствен­ной войны 1941–45 годов Мос­ков­ская Пат­ри­ар­хия вновь полу­чает воз­мож­ность изда­вать бого­слу­жеб­ные книги. Наи­бо­лее важным собы­тием этого пери­ода стало изда­ние в 1978–1988 годах круга Слу­жеб­ных Миней. В это изда­ние вошло огром­ное коли­че­ство служб, прежде не пуб­ли­ко­вав­шихся. По срав­не­нию с доре­во­лю­ци­он­ными Мине­ями их объём уве­ли­чился более чем вдвое. Незна­ком­ство совет­ских цен­зо­ров с цер­ков­но­сла­вян­ским языком и цер­ков­ной исто­рией поз­во­лило напе­ча­тать ряд тек­стов, содер­жа­ние кото­рых шло враз­рез с тем, что в те годы счи­та­лось допу­сти­мым, в том числе и службу иконе Бого­ма­тери Дер­жав­ной.


Лите­ра­тура:

  1. Николь­ский К., прот. Крат­кое обо­зре­ние бого­слу­жеб­ных книг Пра­во­слав­ной Церкви. 3‑е изд. СПб., 1892; Свод­ный ката­лог сла­вяно-рус­ских руко­пис­ных книг, хра­ня­щихся в СССР. XI–XIII вв. М., 1984;
  2. Сергий (Спас­ский И. А.), архиеп. Полный Меся­це­слов Востока: В 3‑х т. М., 1997. Т. I; Сло­варь книж­ни­ков и книж­но­сти Древ­ней Руси. Л.-СПб., 1988–1998. Вып. I; Вып. 2 (Ч. 1–2); Вып. 3 (Ч. 1–3);
  3. Живов В. М. Книж­ная справа в России // Бого­слов­ские труды. М., 1989. Сб. 29; Успен­ский Б. А. Исто­рия рус­ского лите­ра­тур­ного языка (XI–XVII вв.). Budapest, 1988;
  4. Кра­вец­кий А. Г. Про­блема исправ­ле­ния книг в исто­рии цер­ков­но­сла­вян­ского языка XX века. Авто­реф. дис­серт. …канд. филол. наук. М., 1999;
  5. Бала­шов Н., про­то­и­е­рей. На пути к литур­ги­че­скому воз­рож­де­нию / Пре­ди­сло­вие Кирилла, мит­ро­по­лита Смо­лен­ского и Кали­нин­град­ского. [М.], 2001;
  6. Кра­вец­кий А. Г., Плет­нёва А. А. Исто­рия цер­ков­но­сла­вян­ского языка в России (конец XIX–XX в.). М., 2001;
  7. Дмит­ри­ев­ский А. А. Исправ­ле­ние книг при пат­ри­архе Никоне и после­ду­ю­щих пат­ри­ар­хах / Подгот. текста и публ. А. Г. Кра­вец­кого. М.: Языки сла­вян­ской куль­туры, 2004.; 
  8. Плет­нёва А. А., Кра­вец­кий А. Г. Цер­ков­но­сла­вян­ский язык. Изд. 3‑е. М., 2005.

Статья не опуб­ли­ко­вана. Пред­на­зна­ча­лась для изда­ния: Рос­сий­ский гума­ни­тар­ный энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь: В 3‑х тт. – М.: «Владос»; Филол. ф‑тет СПбГУ, 2002. – Т. 1: А–Ж. – 688 с.; илл.; Т. 2: З–П. – 720 с.; илл.; Т. 3: П–Я. – 704 с.; илл.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки