Главная » Чем отличаются религии » Протестантизм
Распечатать

Операция на сердце или из Баптизма в Православие

AAA

Вадим Акентьев

Оглавление

 

Виньетка

 

^ Вместо предисловия

Отзыв евангельского христианина-баптиста

Эта книга – своего рода апология православного учения, где автор использует свои доводы с некоторым евангельским акцентом. Автору, на мой взгляд, присуща чувственность, которая прослеживается в его аргументации, и честность, когда признался о мотиве перехода в православную Церковь.
Вадим пытается доказать жизненность православного учения, считая баптизм недостаточным для полноты христианской жизни. По-моему, он так и не понял суть баптизма.
Автор приводит цитаты отцов Церкви, что обогащает мысль всей книги. При этом цитаты некоторых протестантских богословов, приводимых автором, не отражают все учение евангельских христиан-баптистов. По мнению некоторых нельзя строить общее представление о баптизме. Поэтому книга содержит критику не догматов евангельских христиан-баптистов, а высказываний некоторых протестантских проповедников и мыслителей.
Печально, что некоторые протестантские историки, говоря об истинной Церкви, приводят в пример несториан, катаров, альбигойцев, богомилов и т.д. Решимость отсоединиться от Церкви и пострадать за свои идеи, еще не факт существования в их жизни евангельского наследия. Баптистам не нужна сектантская преемственность, от которой предостерегает автор, а важно апостольское предание учения, как неотъемлемая часть вероучения евангельских христиан-баптистов.
В книге видна открытость автора, готовность на диалог с протестантами по догматическим вопросам. Я считаю, что сегодня важно евангельским христианам-баптистам не сидеть «сложа руки», а быть готовым к данному диалогу с православной Церковью, при условии взаимного принятия и объективной оценки.
Автор говорит о личном смирении, как о первостепенном качестве верующего, которого порой не хватает сегодняшнему христианству. Я думаю, замечания о смирении являются актуальным в XXI веке для многих христиан нашего времени.
Автор искренно пытается обратить внимание евангельских христиан-баптистов на некоторые вопросы веры, в частности, на учение о Церкви. Я думаю, что данная работа станет в дальнейшем еще одним поводом для богословских диспутов между Русской Православной Церковью и Церковью Евангельских Христиан-Баптистов. В наше время есть необходимость в подобных диспутах, так как «железо железо острит…» (Прит. 27:17). Другими словами, это поможет евангельским христианам-баптистам обратить особое внимание еще раз на историю Церкви и на христианское богословие.

Михаил Чистотин,
пресвитер церкви
евангельских христиан-баптистов,
бакалавр богословия.


Мнение священника РПЦ

Эта книга немного не вписывается в контекст времени, когда «каждый кулик свое болото хвалит», когда в политической, национальной, духовной сферах жизни общества идет борьба, в которой отстоять свою правоту важнее Истины. С другой стороны, эта книга очень актуальна, потому что она, на мой взгляд, выполняет миротворческую миссию. Примирить людей, находящихся в разных конфессиях, примирить хотя бы на бытовом уровне: вот, к чему, по всей видимости, стремится автор. «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими…» (Мф. 5:9).
Книга – исповедальна, но ощутимо в ней и проповедническое начало, потому что предназначена она, прежде всего, для евангельских христиан-баптистов, то есть для тех, с кем у автора было и в чем-то остается единодушие. Они теперь ходят в разные храмы, но по-прежнему веруют в единого Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа.
Автор рассказывает о том, что с ним произошло. Он делится с читателем своими открытиями. На своем жизненном пути он приходит к осознанию предвзятости своих суждений. В нашем мире сегодня проблема взаимопонимания – одна из самых острых. Мы часто не понимаем даже близких людей: родители не понимают детей, супруги – друг друга. Немалую роль в этом играют стереотипы мышления. Осознать иллюзорность, зашоренность своих взглядов – очень непросто. Человек устроен так, что ему трудно расставаться со своими предубеждениями, даже если они навязаны ему извне. Но, чтобы совершенствоваться, он должен знакомиться с другими точками зрения и, при необходимости, – переосмыслять свою. Стереотипы – это бег по кругу, отсутствие развития.
Эпоха атеизма даром не прошла. Еще долго мы будем пожинать его плоды. Хотя уже более десяти лет мы живем в условиях религиозной свободы, но мы видим также, как с бешеной скоростью начал строиться «новый Вавилон». Многие люди, потерявшись в этой «свободе без совести», стали искать твердую почву под ногами. Для молодежи этой почвой нередко оказывается протестантизм – западная модель понимания того, что есть христианство. Автор настоящей книги упоминает о, так называемом, русском баптизме. Чем-то он отличается от американского, европейского баптизма. Автор пытается провести мысль, что у русских баптистов есть какие-то общие грани с русской культурой, а значит, и с православием. Например, для автора и во время его пребывания в баптизме иконы имели какую-то ценность.
Реформация в 16-м веке в Европе – это протест против искажений евангельского учения, искажений, которые действительно были (в том числе, – и на догматическом уровне) в католической церкви, отпавшей в 11-м веке от Вселенской Церкви. Почему бы Мартину Лютеру в то время не обратиться взглядом на православный восток? Но каким был восток тогда? Константинополь уже давно завоеван. Россия в сознании европейцев – неизвестная, дальняя и дремучая страна. В этом смысле выбора у протестантов не было. Выход им представлялся один: назад к Писанию, к первым векам христианства.
Сегодня протестантов смущают в православии, на мой взгляд, лишь два спорных момента. И автор их выделяет. Протестанты считают, что некоторых православных установлений в Священном Писании нет. Автор настоящей книги, на мой взгляд, убедительно показывает, что в Библии они все же есть. И другой момент. Часто люди об учении Русской Православной Церкви (РПЦ) судят по конкретным поступкам мирян или священников. Причем судят нередко на основании публикаций в СМИ. Но многие наши газеты, телепрограммы сегодня отличаются любовью к скандалам, «жареным» фактам и т.д. Поэтому действительность в них порой грубо искажается. Не стоит им сильно доверять. «Попробовать» православие надо самому. Только тогда можно узнать его настоящий вкус. Вадиму Акентьеву поневоле пришлось «вкусить» православие, и, как видно из книги, он нисколько об этом не пожалел.
В России сегодня большая часть населения причисляет себя к православию. Однако при этом у нас огромной популярностью пользуются астрология, магия, оккультизм. На основании этого делают вывод, что в православии есть проблемы с учением. Но вывод – ошибочный, и автор пишет – почему. К слову сказать, иудаизм в древности был богооткровенной и истинной религией. При этом мы видим, что евреи нередко впадали в идолопоклонство. Разве это была проблема Божественного Откровения? Для протестантизма на западе проблема номинального христианства не менее актуальна, чем для православия на востоке. Столь многочисленные в нашей стране «православные» безбожники или, наоборот, «многобожники» – это слабость не православного учения, не Церкви Христовой, а человека.
Однако не только помирить людей разных вероисповеданий хочет автор. Жить дружно – это лишь первый шаг. Задача, которая стоит перед христианами разных конфессий – не столько мирно сосуществовать, сколько быть онтологически, сущностно едиными. Едиными во Христе. А это значит – быть в единой Церкви Христовой. Автор книги не призывает проделать тот же самый путь к единству, что и он прошел. Но он убедительно показывает, что такой путь возможен. Это не значит, что человек должен предать идеи, например, баптизма и перебежать в другой лагерь. Речь идет о том, чтобы вернуться к истокам, к которым в свое время, по разным причинам, объективным или субъективным, не смог вернуться Мартин Лютер и его последователи.
Эта книга приглашает к диалогу. Автор не навязывает свой выбор. Он деликатно делится с читателем своими «открытиями». Однако если бы кто-то из числа читателей-протестантов логически завершил Реформацию в своей отдельно взятой жизни и обрел то, что искали его предшественники – «единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь», возможно, это принесет автору радость, радость глубокую – духовную.

Иерей Евгений Сидорин

 

^ Немного о себе

Моей жене,
Богом данной спутнице и помощнице,
Акентьевой Наталье Владимировне,
посвящаю эту книгу.
Автор

Я уверовал в Бога в 23 года. В моей семье не было верующих. Я не ходил на евангелизации и «поставить свечку». После армии я поступил в институт. Нашел хорошую работу. Все складывалось удачно. Но в сердце была пустота. Меня мучили вопросы: «Для чего я живу? В чем смысл жизни, если она заканчивается МОГИЛОЙ? Смысл – в детях? Но они тоже закончат ЭТИМ…». Я искал ответа у йогов, экстрасенсов, рериховцев и даже в Центре профориентации молодежи. Однажды я купил в книжном киоске Новый Завет (изданный Знаменским собором). Сел на лавку, полистал. Мало что понял. Но где-то глубоко в сознании мелькнула мысль, что эта книга станет самой главной в жизни. Через два месяца меня приняли корреспондентом в одну из областных газет. Заместителем редактора был дьякон общины евангельских христиан-баптистов (ЕХБ). Мы подружились. А через год я стоял на коленях в баптистском Доме Молитвы и впервые в жизни молился – просил Бога простить меня. Это было 31 мая 1992 года.

 

^ Введение

Эта книга – некоторые наброски о том, как евангельский христианин-баптист с восьмилетним стажем, миссионер, проповедник, без пяти минут выпускник Московского Богословского института Союза ЕХБ, директор кемеровского отделения евангельской студии «Радиоцерковь» перешел в православие.
Мой переход у многих братьев и сестер из общины, по всей видимости, вызвал шок. Но я и сам до сих пор удивляюсь своему поступку. Все решилось за две недели. В конце декабря 2000 года я встретился со знакомым священником1 и сказал, что хочу перейти в Православную Церковь. Он предложил это сделать в скорый праздник Рождества Христова. В ночь с шестого на седьмое января на всенощном бдении я стал православным христианином и прихожанином Никольского собора. Меня приняли в Церковь через таинство миропомазания. Помню, был очень сильный мороз; я пришел в храм в длинном, почти до пола, тулупе и валенках. После полуночи священник в храме пригласил меня пройти в небольшое помещение-пристройку. Там, вслед за ним, я повторил особые молитвы, в частности, Никео-Константинопольский символ веры.
Так я шагнул в неизведанное. От ночного бдения в какое-то мгновение возникло чувство нереальности всего произошедшего. Неужели это я в храме? Вокруг – молящиеся люди, которым до меня нет дела, горящие свечи, тусклые иконные лики в темноте, душистый кадильный дым. Здесь я теперь свой… Неужели я уже не баптист? А стал ли я православным? Вот так отметил Рождество: выбил сам себя из привычной колеи и побрел наугад!
Если бы на моем месте был кто-то другой, а я оставался бы в «колее», я с сожалением подумал бы об ушедшем: «Как он мог отбросить евангельские идеалы, библейское христианство, жизнь по вере, личное благочестие?!».
Да, при всей лояльности к Православной Церкви, я относился к ней свысока. По моему представлению, была она когда-то живой, евангельской – в первые века, когда все христиане были едины и проповедовали только Библию. Но сегодня… Не считая отдельных евангельски настроенных священников и прихожан, которых единицы, остальные «православные» – где-то вдали от Христа, в духовной темноте – вместо Бога поклоняются иконкам, вместо Христа почитают Деву Марию, вместо живой воды Священного Писания пьют «святую воду» и т. д.
За три года моего пребывания в Православной Церкви я понял, что сам был в темноте – дремучем невежестве – по отношению к православию. Провидение дало мне возможность увидеть и евангельских христиан-баптистов (и себя, прежде всего) – со стороны. Мои наблюдения – перед вами. Я не призываю читателя соглашаться со мной, но прошу только выслушать.

^ От баптизма к православию

А был ли баптист?

По форме – конечно, был. По содержанию… До сих пор не знаю, что значит – быть баптистом по содержанию. И в шутку, и всерьез говорили, что для этого нужно исполнять три заповеди. Какие? Однажды шофер в такси попросил у меня закурить. Я сказал, что не курю. Шофер сказал: «Ты, наверное, и не пьешь? А-а, так ты баптист!..». Так меня сразу вычислили, хотя я мог бы еще сказать, что не матерюсь (третья «заповедь»).
Если серьезно, для меня всегда будет оставаться значимым то, что в общине ЕХБ я обратился к Богу. В Помяннике (книжечке, в которую православный христианин записывает имена тех, за кого он молится) есть молитва о своем духовном отце. В ней я поминаю имя… дьякона общины ЕХБ. Он вывел меня из тьмы безбожия. Как за это не поминать его добрым словом всю жизнь?
Изучать Священное Писание, познавать Бога и исполнять заповеди Христовы – вот этим призывам с церковной кафедры я старался следовать. «Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал. 3:26). Это и было мое баптистское вероисповедание2.
Божье откровение коснулось меня именно в баптизме. Я обрел в нем веру (см. Приложение № 1), друзей-христиан, полюбил Библию. Поэтому я всегда старался популяризировать баптизм. В 1996 году (будучи директором миссии «Библия-Кузбассу»3 и сотрудником миссии «Новая жизнь»4) я написал брошюру «Честно говоря…». Она была попыткой представить баптизм (наряду с православием и католицизмом), как христианскую конфессию, которая, при всех отличиях, хранит духовное единство со всеми другими христианскими вероисповеданиями. Я писал: «Христианство – это личные, живые взаимоотношения человека с любящим Богом-Отцом, а значит, им угрожает не столько плохое знание обрядов и догм или их различия, сколько неискренность, своеволие, неблагодарность. Такую родственную и прочную связь с Богом можно заметить в любой христианской Церкви – все они в этом едины. И как бы христианский мир не усложнялся, в нем остается главное и простое – желание Бога спасти людей «Своих от грехов их». Это я написал бы и сегодня, правда, уточнил бы, что значит понятие «христианская Церковь»5.
Я приводил в брошюре несколько примеров тесного сотрудничества христианских церквей в России. В частности, пример межконфессиональной конференции, которая проходила в середине девяностых годов ХХ века в Москве, в Свято-Даниловом монастыре, и где, кроме других, присутствовали представители Союза ЕХБ России6.
Необходимость таких межконфессиональных встреч я признаю и сегодня.
В 1999 году я стал автором красочного буклета, выпущенного к 80-летию общины ЕХБ города Кемерово. Буклет был посвящен истории баптизма и общины и ее современной жизни. Я бережно его храню – это мое доброе прошлое.
До сих пор с особым трепетом вспоминаю свою учебу в Московском Богословском институте Союза ЕХБ: столько увлекательного, поучительного открывали нам из мира Библии преподаватели из России и Германии!
Однако уже давно, будучи убежденным баптистом, я, наверное, стал предавать баптизм. В 1993 году в Москве прошло грандиозное шоу на Красной площади с показом мод. Художественным руководителем зрелища, насколько я помню, был некий Консай Ямомото, японец. Я посмотрел это шоу по телевизору и немедленно принялся за статью. Меня потрясли наряды извивавшихся на подиуме манекенщиц. Я писал: «Сзади и спереди они были обильно украшены… иконами: Богоматерь с младенцем на руках, Святая Троица, святые великомученики Русской Православной Церкви и, наконец, огромные кресты с распятым Христом (!). …Ну, дорогие граждане, дальше уже некуда! Да что же мы за народ такой? Допускаю, что японец в желании «выпендриться» перед великой русской нацией нечаянно зашел слишком далеко. Но мы-то куда смотрели? Допускаю, что и ведать не ведает господин Ямомото, какую страшную мучительную смерть принял на кресте Иисус Христос, сколько страданий претерпел Сергий Радонежский или Феодосий Печерский, как жестоко расправился с Борисом и Глебом, первыми русскими святыми, их брат, Святополк Окаянный. Перечислять можно долго – и везде будут безвинно пролитая кровь, слезы, мольбы за многострадальную Россию…».
Я теперь вспоминаю, что мое сочувствие православию началось, по всей видимости, с того самого… дьякона общины ЕХБ, который привел меня к вере. Однажды он подарил мне аудиокассету с христианскими песнями – группы «Рождество». Это было мое первое соприкосновение с миром христианской музыки. На кассете было и несколько православных песнопений, исполняемых очень благозвучно на церковнославянском языке, классически – а капелла (например, «Трисвятое», «Первый изобразительный антифон» – 102 псалом и др.). Слушая эти православные песнопения, я словно «восходил на небо».
По моему мнению (которое я отстаивал, еще будучи членом общины ЕХБ), русский баптист должен быть не просто веротерпимым по отношению к Русской Православной Церкви, но… любить ее, пусть сдержанно и издалека. Любить хотя бы как неотъемлемую часть истории России, русской культуры7 (не говоря уже о том, что православные христиане – братья по вере). За такие взгляды в случайных беседах с православными христианами мне говорили: «А ведь ты по духу православный…». А меня до самого перехода в православие ничего туда не тянуло – ни примеры подвижников, ни труды отцов Церкви, ни духовная атмосфера литургии и т.д. Православие я не знал, и не пытался познавать. И мой переход был в большой степени… тактическим маневром.
В конце 2000 года, когда я еще работал директором кемеровской «Радиоцеркви», возникла угроза закрытия нашего вещания на первом канале городского радио. Мы целый год размещали там наши евангельские программы (около 80 минут ежедневно). Они были разные – для взрослых и детей, для молодежи и пожилых людей. Мы стремились к тому, чтобы в программах звучала, прежде всего, радостная весть о Господе Нашем и Спасителе Иисусе Христе. Христианское вещание хотели закрыть из-за того, что журналисты были верующими протестантских конфессий8. Я обратился к руководителю областного отдела по связям с религиозными организациями с просьбой о помощи.
Однажды тучи сгустились над нашим вещанием настолько, что я решил… перейти в РПЦ. Я надеялся таким образом хоть на время успокоить врагов «Радиоцеркви». И вещание, действительно, безоблачно продолжалось еще два года9. О последствиях перехода я особо не задумывался (меня вдохновлял пример апостола Павла, который однажды взял и обрезал Тимофея по иудейскому обряду, чтобы иудеи приняли его и услышали проповедь о Христе (см. Деян. 16:1-3)).
А последствия оказались неожиданными и печальными. За переход в православие меня, против желания, отчислили с пятого курса Богословского института (даже не потребовав объяснений – видимо, от шока). Потом, через год, мое руководство попросило оставить пост директора кемеровской «Радиоцеркви» (и в Москву на повышение я не поехал), хотя программы по-прежнему были «протестантски» выдержанными.
Тактический маневр оказался авантюрой, а я – несерьезным баптистом. Понимаю, что подвел и институт, и «Радиоцерковь», которые финансируются протестантскими церквями, и работают, прежде всего, в их интересах.
Правда, наше кемеровское отделение с самого начала открыто сотрудничало с некоторыми священниками Кемеровской и Новокузнецкой епархии. В наших передачах они нередко давали интервью, отвечая на различные вопросы о христианской вере, помогали делать рубрики, например, «Рассказы о святых» (по материалам «Житий»)10. Через это сотрудничество я ближе познакомился с православными священниками, с кем-то подружился. Я увидел, что это обычные христиане – со своими плюсами и минусами, но – с Богом в сердце.

^ Что я нашел в православии

Все же я не был совсем пропащим баптистом – в мусульмане или буддисты я бы не пошел. Я приблизительно знал, что Православная Церковь – это христианская церковь, что православное богословие в некоторых главных догматах сходится с протестантским богословием. Значит, и там жить можно.
Но вначале было трудно: совсем другая жизнь. А потом начались открытия, которые стали утешать бывшего протестанта. Воистину, «вкусите и увидите»! Я увидел, что некоторые «особенности» русского баптизма присущи и православию! Прежде всего, это – любовь к Священному Писанию, отношение к нему, как к фундаменту веры и благочестия.
Вот лишь некоторые иллюстрации (см. также Приложение № 2).
Св. Иоанн Златоуст, епископ Константинопольский (4 век): «Незнание Священного Писания есть опаснейшее состояние, погружающее нас в глубину погибели» .
Св. Афанасий, архиепископ Александрийский (4 век): «Книги Св. Писания суть источники спасения, из которых каждый жаждущий может черпать Слово Божие; в них одних единственно содержится учение, ведущее к благочестию» .
Св. Игнатий (19 век): «Отцы, близкие к нашему времени, называют богодухновенных руководителей достоянием древности и уже решительно завещевают в руководство Священное Писание, проверяемый по этим Писаниям, принимаемый с величайшей осмотрительностью и осторожностью совет современных… братий» .
Преп. Пахомий Великий (4 век), основатель общежительного монашества, знал наизусть Святое Евангелие и вменял ученикам своим в непременную обязанность выучить его.
Преп. Серафим Саровский (19 век) каждую неделю прочитывал все Евангелие, Деяния и Послания апостолов .
19-е правило Шестого Вселенского Собора (680-681 гг.) гласит: «Предстоятели церквей должны во все дни, особенно же во дни воскресные, поучать весь клир и народ словесам благочестия, избирая из Божественного Писания разумения и рассуждения истины…» .

Второе правило Седьмого Вселенского Собора (787 г.) определяет при возведении в сан епископа тщательно испытывать священника, «имеет ли усердие с размышлением, а не мимоходом, читать… Святое Евангелие, и книгу Божественного Апостола, и все Божественное Писание и поступать по заповедям Божиим…».
Сборник «Спутник христианина» (составлен в 1898 году священником Николаем Успенским): «Из всех книг, сколько у нас есть на свете, самая истинная и самая полезная – святая Библия… Тут говорится… о нашем спасении. Поэтому-то перед чтением и до прочтения Евангелия всегда поют в церкви: «Слава Тебе, Господи, слава Тебе!». Православные! Читайте или же слушайте Библию с благоговением, как письмо, присланное нам с неба от Бога. В ней есть все, что нам нужно знать для нашего спасения… Приобретение Библии в настоящее время легко для всякого и везде… Если при всем том у тебя нет Библии, то тебе уже нечем оправдаться перед Богом и Спасителем в том, что до сих пор не имеешь еще столь спасительной книги…».
Русские протестанты любят Священное Писание, которое для России перевели – сначала с греческого на славянский язык – православные монахи Кирилл и Мефодий, а затем – со славянского на русский – сообща несколько православных академий и институтов под руководством Священного Синода. Кстати, постановление о русском переводе Библии Синод вынес в 1858 году благодаря энергии святителя Филарета Московского, ревностного поборника этого перевода .
Радостным открытием для меня стало то, что в Православной Церкви, оказывается, тоже проповедуют, да еще и своими словами и на русском языке – совсем как в Доме Молитвы!
Еще одно открытие – просто сногсшибательное! Оказывается, не только протестанты спасаются «по вере». В утреннем молитвенном правиле православного христианина, в «Молитве ко Господу нашему Иисусу Христу» есть такие слова (перевожу со славянского): «И вновь молюсь Тебе, Спаситель, спаси меня по благодати. Если через дела спасешь меня, это уже не благодать и дар, но долг более… Верующий в Меня, сказал Ты, о Христе мой, жив будет и не узрит смерти вовеки. Если вера в Тебя спасает безнадежных, вот, верую, спаси меня… Вера же вместо дел да вменится мне, Боже мой, так как совершенно не найдешь дел, оправдывающих меня. Но эта вера да довлеет вместо всех, да отвечает, да оправдает меня, да соделает меня причастником Твоей вечной славы» !
Вот еще несколько иллюстраций.
Св. Игнатий: «Не ищи совершенства христианского в добродетелях человеческих: тут нет его; оно таинственно хранится в Кресте Христовом»11.
В праздник Торжества православия в храмах возглашаются 12 анафематизмов. Один из них гласит: «Неприемлющим благодати искупления, Евангелием проповеданного, яко единственного нашего ко оправданию пред Богом средства: анафема»
Преп. Симеон Новый Богослов: «Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи», (представьте себе! «Тщательное исполнение» не предоставляет гарантии на Царство Небесное, не дает право называться великим подвижником, а лишь помогает познать собственную немощь! – прим. авт.).
Из письма оптинского старца о. Анатолия: «Да разве нас могут спасти наши ничтожные добродетели?».
Еще одно интересное открытие. Православный храм следовало бы с не меньшим (а то и с большим) правом называть Домом Молитвы (как русские баптисты обычно пишут на своем богослужебном здании). Православное богослужение на 70-80 процентов состоит из одних молитв, причем совершается оно каждый день (да еще и утром и вечером). На ежедневной литургии прихожане вместе со священником несколько раз молятся, кроме всего прочего, о спасении «душ наших», о мире во всем мире, о единстве «Божиих Церквей», о «Богохранимей стране нашей», о властях и воинстве, о хорошей погоде и «изобилии плодов земных», о добром ответе на судилище Христовом, «о всем во Христе братстве нашем» и т.д. Возносить к Богу эти молитвенные прошения – незыблемое правило для всей Православной Церкви. «Молитва распространяется и охватывает собою весь мир, всю природу, все человечество, всю жизнь. Церкви дана власть и сила возносить эту вселенскую молитву, ходатайствовать перед Богом о всем Его творении».
Еще я понял, что в православии никто не отделяет меня, как грешника, от священников, как святых. Все там – грешники, поэтому священник и молится над исповедником: «Я, недостойный иерей…». И все там – святые, омытые кровью Христа, потому священник перед причастием возглашает: «Святая святым!»12. Оба мы, и священник, и я, прихожанин, – члены единого Тела Христова, оба – по большому счету – священники Богу и Отцу нашему, только сослужим Ему каждый своим даром. Вот какие мысли на эту тему мне удалось найти у современных богословов:
«Очень важно, что миряне являются священством, то есть людьми, которые посланы в мир его освящать. А «царственное священство», мне думается, объясняется тем, что, кажется, святой Василий Великий говорил: всякий может управлять, но только царь может умереть за свой народ… Связь между народом, прислужником, иподиаконом, диаконом, священником, епископом должна быть очень тесная. Это тело, в котором каждый исполняет свою какую-то задачу, но задача всех – весь мир освятить, то есть вырвать из плена зла и отдать Богу».
«И священство мирян состоит не в том, что они суть как бы священники второго разряда в Церкви, ибо служения различны и никогда не должны быть смешиваемы, а в том, что, будучи верными, то есть членами Церкви, они посвящены в служение Христово миру и осуществляют его, прежде всего, участием в приношении Жертвы Христовой за мир», то есть участием в спасении мира.
«Церковь не есть религиозное общество, в котором Бог через священников властвует над людьми, но само тело Христово, не имеющее другого источника и содержания своей жизни, кроме Богочеловеческой жизни Самого Христа. Это значит, что в ней никогда человек не подчинен человеку (мирянин – священнику), но все соподчинены друг другу в единстве Богочеловеческой жизни. Власть иерархии в Церкви действительно «абсолютна», но не потому, что это власть, данная ей Христом, а потому, что это сама Христова власть, как и послушание мирян – само послушание Христово, ибо Христос не вне Церкви, не над Церковью, но в ней и она в Нем, как Тело Его».
Я перечислил только малую часть из тех открытий, которые утешили мое «протестантское» сердце.
Почему такое православие оставалось для меня, без пяти минут выпускника Московского Богословского института Союза ЕХБ, тайной за семью печатями? Я думаю, здесь дело не в злом умысле людей. Точнее, в злом умысле не людей, а лукавого. Наверное, с какой-то «дымовой шашкой» он день и ночь носится вокруг Православной Церкви. Другого объяснения мне, бывшему идеологу ЕХБ, трудно найти.
Правда, дыма без огня не бывает. Люди часто не встречают в храме того, что обязательно должно быть там – любви 13. Может быть, одна из главных причин этого в том, что Русскую Православную Церковь в течение нескольких веков разные силы пытались превратить в одну из структур государственной машины, и отчасти это удалось. О чем один мой знакомый священник выразился так: «Государственная церковь – страшнее этого для Церкви ничего нельзя придумать!».
Духовно разлагаемая государством Церковь подверглась с 1917 года и физическому уничтожению. К началу Великой Отечественной войны только по официальным данным, было арестовано около 170 тысяч (!) православных священнослужителей. Большая часть из них – либо расстреляны, либо умерли в лагерях и ссылках. Добавьте к этому полное исчезновение с лица земли сотен духовно-просветительских учреждений Православной Церкви – академий, семинарий, училищ, школ, миссий… Добавьте 70 лет воинствующе безбожной пропаганды и непрестанных усилий «органов» изнутри разложить Церковь. Что осталось? Почти пустыня. Сегодня на дворе – 2004 год. Прошло только чуть больше десяти лет со времени дарования свободы вероисповеданий. И как бы не сияла сейчас Православная Церковь своими куполами, она еще… в «руинах». Редки еще храмы, где священник – не простой требоисполнитель, а пастырь, где прихожане – не разобщенный люд, а братство. Обвинять сегодня Русскую Православную Церковь в низком духовном уровне прихожан – все равно, что тыкать пальцем в рану, которая только начала затягиваться.

^ Можно ли верить в Православную Церковь?

Помню – первое время, когда осенял себя крестным знамением и кланялся перед иконами, неловко себя чувствовал. Мне было стыдно: я будто предавал Библию.
Мне на помощь пришла вера, которой я научился в баптизме. Я решил твердо поверить в Православную Церковь14.
Один из моих друзей-баптистов любит повторять известную в христианском мире фразу: «Кому Церковь не Мать, тому и Бог не Отец». Как протестанты веруют «в единую святую христианскую Церковь», так и я решил довериться Православной Церкви, как Матери, мудрой и заботливой. Тем более что она имеет полное право называться Церковью Христовой – ее история восходит ко дню Пятидесятницы, она отстояла чистоту евангельского учения в тяжелой и длительной борьбе с ересями, в ней люди действительно познают Бога.
Сколько, оказывается, евангельских по духу, сочинений, сколько глубоких и обширных Толкований Священного Писания накоплено православным богомыслием за всю историю Церкви!
Мне также вновь хотелось бы напомнить об удивительном знамении, которое русские протестанты, на мой взгляд, еще не поняли до конца.
Православная Церковь подарила русским славянам Славянский, а затем Синодальный переводы Слова Божьего.
Протестантский учебник «История христианства»15 повествует, что с четвертого века, после принятия и утверждения Новозаветного Канона, христианская церковь сделала «большой шаг к удалению от первохристианства». С тех пор христианской церкви, например, постановлениям ее Вселенских Соборов, якобы, уже нельзя доверять. Однако при этом русские протестанты, почитая Священное Писание «источником христианской веры» и «духовным руководителем», пользуются, в основном, Синодальным переводом. Но последний – это творчество христианской церкви через сотни лет после «большого шага к удалению от первохристианства». Как же протестанты при этом могут доверять Синодальному переводу (перевод ведь может частично или полностью исказить смысл оригинала 16)? Однако не только доверяют, но и хвалят. В МБИ Союза ЕХБ преподаватели-протестанты нам не раз подчеркивали, что Синодальный перевод, при некоторых неточностях, на сегодня остается самым удачным и лучшим из русских переводов. Как церковь, далеко, якобы, ушедшая от первохристианства, оказалась способной на создание такого перевода?
В 19-м веке Православная Церковь совершила дело, на мой взгляд, не менее значимое, чем собирание и утверждение Новозаветного Канона17. Именно в Синодальном переводе для большинства русских людей сегодня открывается Библия, как «источник христианской веры». «Все Писание богодухновенно…»! – провозглашают в протестантских Домах Молитвы, и приобщаются богодухновенности… в Синодальном переводе.
А о Славянском переводе Библии, который осуществили православные монахи Кирилл и Мефодий (кстати, крещеные в детстве), даже воинствующий Рогозин писал так: «Перевод Библии на славянский язык способствовал внедрению Евангельских истин среди славянских народов… Братья Кирилл и Мефодий… начали проповедовать христианство язычникам-славянам».
Если дарованы нам Славянский и Синодальный переводы Слова Божьего, то какое еще нужно доказательство, что в Православной Церкви – «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13:8)?
«Мертвая церковь» не способна на живое слово.
Получается, русские протестанты невольно согласились с тем, что христианская церковь и после четвертого века, и после Вселенских Соборов, и после окончательного наименования ее Православной, осталась способной свидетельствовать о Христе18.
Поэтому и постарался я непредвзято понять иконы, почитание святых угодников и Богородицы и т.д. В Священном Предании православия я пока не нашел ни идолопоклонства, ни обожествления святых. Я не буду развертывать апологию всего того, что в православном учении протестанту кажется неприемлемым.
Я выскажу кратко лишь некоторые мысли – вновь о моих открытиях.
Меня учили, что в Слове Божьем можно найти только отрицание «спорных» установлений православия. Оказалось, в Библии можно найти и обоснование их. Поэтому протестанты неправы, по крайней мере, в том, что упрощают свою критику.
«Поминайте наставников ваших… и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7). Я поразился, как заботливо и основательно соблюдает Православная Церковь это повеление апостола. Давно отошли к Господу первые мученики за Христа, распятые, брошенные на съедение львам, томившиеся в темницах. А Православная Церковь их бережно поминает в течение столетий. Ежедневно. За каждым богослужением. И не просто поминается святой угодник, но празднуется «явление духа и силы» в его жизни. Например, преподобного Серафима Саровского православные христиане так поминают в одной из молитв: «Радуйся, мирския суеты отрешивыйся; радуйся, Небеснаго Отечества пламенно возжелавый. Радуйся, Христа всем сердцем возлюбивый; радуйся, благое иго Христово на себе восприемый». «Радуйся!» – приветствуют христиане святого угодника по примеру архангела Гавриила, который почтительно обратился к Деве Марии: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобой…» (Лук. 1:28).
«Жития святых» составляют едва ли не самый обширный отдел православной литературы». Это «жития» тех, чья вера стала для Церкви примером для подражания. Каждый день православные христиане имеют возможность знакомиться с жизнью и подвигами святых. Наряду с ними, прежде всего, поминаются, конечно, праотец Авраам, царь Давид, праведный Иов, апостолы Петр и Павел и другие «верные вере» библейские персонажи. «Дорога в очах Господних смерть святых Его!» (Пс. 115:6). Тем более она должна быть дорога в очах детей Божьих. «…Слава и честь и мир всякому, делающему доброе…» (Рим. 2:10)! Почему? Потому что деланием своим он являет в себе образ Христа.
Почитать людей, достойных того, – это не «исторические наслоения» в Православной Церкви. К такому почитанию (конечно, отличному от Богопочитания) призывает христиан Священное Писание. «Почитай отца твоего и мать твою…» (Исх. 20:12). «Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите» (1Пет. 2:17). «Рабы… должны почитать господ своих достойными всякой чести… (1Тим. 6:1). «Я рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика… Почитайте таковых» (1Кор. 16:17-18). Можно привести еще немало мест из Библии подобного рода. Православные христиане почитают не только Царя, но и слуг Его. И такое почитание, в конечном итоге, восходит к Царю19. «И Царь скажет им в ответ: Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:40).
Если свою мать мы должны почитать, по заповеди Божьей, не тем ли более Матерь Господа нашего? Кто-то из западных богословов в пылу полемики сравнил ее с кошельком, который был ценен только потому, что в нем была золотая монета. Остался кошелек пустым, значит, его можно отбросить, как ненужную вещь. Надеюсь, что этот полемист о своей матери так не думает20.
Протестанты отвергают всякое почитание Девы Марии, боясь обожествить ее. Но не меньше надо боятся умалить ее «величие», которое сотворил ей Сильный перед всем человечеством на все поколения (см. Лк. 1:46-49).
Почитать Деву Марию можно за удивительное смирение. Среди людей, на мой взгляд, такого смирения не имел больше никто. «И родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице…» (Лк. 2:7).Документальный, «бесстрастный» текст Писания говорит, что Младенец, Сын Божий, «Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (см. Ис. 9:6) был положен… в кормушку для скота. Унижение, непостижимое для нашего разума.
Мария могла объявить о Младенце народу, и ей, как матери Мессии, дали бы лучшее место в гостинице. Нетрудно представить, какими бы почестями ее окружили соотечественники. Но хотя бы ради безопасности ребенка, неужели нельзя было попросить место получше?
Сам архангел Гавриил являлся к Марии с почтительной вестью. Она – единственная из всего человечества, которой Бог даровал быть Матерью Господа нашего Иисуса Христа! И вот во всех гостиницах ей, готовой вот-вот родить, дают «от ворот поворот». Кто из матерей не восскорбел бы от такого жестокосердия? Сердце Девы Марии могло быть уязвлено высшей степенью проявленной к ней несправедливости, ведь она – Мать Господа, Спасителя человечества! Но Мария безропотно идет рожать в хлев, на солому, рядом со скотом. Такое смирение по человеческому разумению – «юродство есть». Но именно на такое смирение Рабы Своей призрел Спаситель (см. Лк. 1:46-49).
И еще один повод для того, чтобы склонить голову перед Божьей Матерью: «И Тебе Самой оружие пройдет душу…» (в греческом НЗ – меч) (Лук. 2:35). Помню, Евхаристия в общине ЕХБ – это еще и слезы тех, кто сознает свою вину перед Богом. Я не раз слышал от проповедников: «Мои грехи – это гвозди, которые я вбиваю в руки Христа…».
Да, если я, христианин, грешу, значит, продолжаю распинать Господа на кресте, продолжаю причинять жестокие страдания Ему и… Его Матери. Мои грехи – это оружие, направленное и в Ее душу, это меч, рассекающий и Ее материнское сердце. Иисус является не только Богом, но и Сыном Человеческим, Сыном Девы Марии, Сыном, Которого Она родила и вырастила…
Я склоняю голову перед иконой Божьей Матери, потому что я оказался в числе распинателей Ее Сына. Разве я оскорблю Христа, если попрошу прощения у Его Матери? Разве я унижу Христа, если буду плакать перед Той Женщиной, Сына Которой я истязал? Если вы убили человека, не требует ли христианская любовь прийти с покаянием не только к Богу, но и к матери этого человека? А мы распинаем Христа ежедневно…
Кстати, почему в Синодальном переводе Священного Писания с большой буквы прописывается не только Святая Троица, но и… «Матерь Господа»? (С большой буквы Дева Мария – и в Апостольском символе веры). Русские протестанты ничего против этого не имеют. Наверное, многие из них об этом не задумываются.
Надо бояться оскорбить не только Царя, но и слуг его. Умаляя их честь, мы умаляем честь их Царя.
Почитание икон протестантами отвергается на основании второй заповеди Моисея: «Не делай себе кумира и никакого изображения, …не поклоняйся им и не служи им» (Исх. 20:4). Однако суть этой заповеди – не в запрете на создание образов, а в том, чтобы из них не делать богов. В ветхозаветном храме по повелению Божьему были сделаны изображения херувимов (см., например, 3Цар. 6:23 и дал.). К тому же, и сами протестанты нередко украшают свои Дома Молитвы изображениями библейских персонажей и событий. То же можно сказать и об их духовной литературе. «Изображение не должно восприниматься в качестве Бога – это верно. В частности, человек должен помнить, что и тот образ Бога, который он имеет в своем уме, не есть Сам Бог. Можно не иметь икон и быть идолопоклонником – имея кумира в сердце». Седьмой Вселенский Собор так объяснил иконопочитание: «глазами взирая на образ, умом восходим к Первообразу». Есть поклонение, как всецелое служение – и оно надлежит только Богу, и есть поклонение как почитание, как воздание чести – и оно возможно по отношению к образу.
Не самой иконе (доскам и краскам) кланяется, не у ней просит помощи православный христианин21, а у того, кто на ней изображен. И когда говорят «чудотворная икона» – имеют в виду то, что через иконы чудеса подаются самим Богом. От Господа Иисуса Христа изошла сила и исцелила кровоточивую женщину и многих других людей, когда они касались только Его одежды (см. Мф. 14:36, Мк. 5:28). Сила Божья могла действовать через неодушевленные предметы во время земной жизни Иисуса Христа и после вознесения Его на небо. Платки и ремни апостола Павла обладали силой не только исцелять болезни, но даже изгонять бесов (см. Деян. 19:12).
Иконы в конечном итоге призваны свидетельствовать об одном – об Иисусе Христе, как нашем Спасителе и Господе. Все святые образы – Христа, Богородицы, святых угодников – в своей богословской глубине хранят отсвет Божественного Света, возводят мысли человека к горнему миру22.
То же можно сказать и о молитвах, составленных Православной Церковью.
«Человек должен воззвать к Богу не заученной молитвой из молитвослова, а словами, идущими из глубины сердца…» – пишет редактор одного протестантского журнала. Но православные христиане тоже признают необходимость сердечной молитвы. «Читание молитв, стояние на молитве и поклоны составляют лишь молитвенное стояние, – пишет святитель Феофан Затворник, – а молитва, собственно, идет из сердца. Когда этой нет – и никакой нет. Молитва без чувств есть то же, что выкидыш мертвый». «Необходимо в продолжение дня чаще взывать к Богу из сердца краткими словами, судя по нужде души и текущим делам… Только сколько можно чаще делай эти воззвания, всяко стараясь, чтобы они из сердца исходили, как бы выжатые из него». Православные христиане тоже признают необходимость молитвы своими словами. «Никогда не читайте без перерыва молитвы, а всегда прерывайте их своеличною молитвою». «Если во время чтения правила прорывается молитва своими словами, то, как говорит преподобный Никодим, «не попуская сему случаю пройти мимолетно, но остановись на нем».
Человек может воззвать к Богу и заученной молитвой. Сам Христос во время крестных страданий молился словами из псалмов (см. Пс. 21:2, 30:6). Христос подарил нам молитву «Отче наш…». Христиане всех вероисповеданий, в том числе и протестанты, молятся ею. Кто-то скажет, что Священное Писание и молитвослов – это разные вещи. Конечно, Священное Писание – это Слово Божие. Но именно оно является основанием молитвослова, в частности, утреннего и вечернего молитвенных правил23. В них есть молитва мытаря из Лк. 18:13, есть «Отче наш…», есть покаянный 50-й Псалом. В них преподаются все главные истины Священного Писания. Например, что Иисус Христос есть наш Господь и Спаситель. Что Святой Дух есть Утешитель, Дух истины, вездесущий и животворящий. Что человек крайне испорчен, и может надеяться только на великое милосердие и долготерпение Божье. Что Господь не желает смерти грешника, но ожидает его обращения и дарует жизнь. Что Господь очищает нас от всякого греха и беззакония, исцеляет всякую немощь. Что христианин должен стремиться к изучению Священного Писания и исполнению воли Божьей. Что его сердце должно быть наполнено верой, а уста – прославлением имени Божьего. Что только Христос может ввести нас в Царство Небесное. Что Судья живых и мертвых придет внезапно. Что христиане должны быть готовы войти со Христом в радость и небесные обители Его, где «непрестанные голоса торжествующих».
Я не надел розовые очки, когда вошел в храм. Я знаю, что в Православной Церкви можно встретить и идолопоклонство, и оккультизм. Но к Церкви они имеют такое же отношение, как болезни к больнице.

^ Воцерковление: от фарисея к мытарю

Принят через «огненное крещение»

Первые шаги в Православной Церкви… В окружающих прихожанах я тщетно пытаюсь разглядеть евангельских христиан. На бытовом уровне сталкиваюсь с безверием24. Прихожу в отчаяние от того, что вокруг не слышно и не видно духовной радости25. Я страшно одинок в этой массе разобщенного православного люда. Свой среди чужих. Выбитый из колеи. Бывший проповедник, бывший миссионер. Теперь – потерявшийся за чьими-то спинами безвольный прихожанин.
Я плакал, и все равно верил в Церковь. Я добросовестно ходил каждое воскресенье на службу и причащался. А потом мне стало еще хуже. Я начал замечать в себе гордость (высокомерие). Все чаще. Все больших размеров. Все больнее было на моем святом протестантском сердце – грешен! Я пытался освоиться в Православной Церкви, а она резала мою душу и показывала, что во мне освоилась гордость. Рядом с ней однажды обнаружилось непомерное тщеславие со всеми своими «родственниками»: лукавством, своечинием, лицемерием и т.д. 26
Я где-то прочитал, что с этого познания своего плачевного состояния и начинается нищета духовная, первая ступенька на лестнице заповедей блаженств (см. Мф. 5:3). Бог мой, насколько это болезненно! Но со временем я понял, что иначе нельзя. Грех в православном богословии – не только преступление, но еще и «болезнь человеческой природы». Человек нуждается не только в прощении грехов, но и в исцелении. Если он получит первое, но не осознает нужду во втором – под румяной кожей будут расти метастазы.
Оказывается, я болел давно.
Помню один случай. Как-то рано утром я торопился на пригородный автобус. На улице – ни души. В руках гремели ведра: я направлялся в мичуринский сад. Время поджимало. Вдруг я увидел юношу, лежащего на зеленом газоне. Он как будто крепко спал. Одет был хорошо, опрятно. На пьяного или наркомана совершенно не похож. Я прошел мимо. Только глянул в его сторону и отвернулся. Мне бы остановиться, приглядеться, хоть бы потрогать за плечо: может быть, что-то случилось. Но сердце ничего не подсказало. К тому же, я мог опоздать на автобус… В это время я был уже достаточно уважаемым проповедником в общине ЕХБ27. И каждое воскресенье на собрании страстно призывал братьев и сестер любить ближнего.
Конечно, я с досадой вспоминал неприятную для меня ситуацию. Мне было жалко юношу. Я до сих пор помню его лицо – какое-то страдальческое. Но я попросил прощения у Бога за то, что не поступил, как милосердный самарянин. Моя совесть была чиста:«Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю» (Ис. 1:18)!
Помню еще случай. Однажды у Дома Молитвы на улице трое служителей общины ЕХБ (и автор этих строк, в том числе), беседовали перед началом богослужения. К нам подошел мужчина и сказал, что ищет Бога, смысл жизни, и хотел бы побывать у нас в церкви. Мы с энтузиазмом начали говорить с ним о Божьей любви. Вдруг к нам подбежал сторожевой пес Дома Молитвы. Вообще-то днем он сидел взаперти, потому что был очень злым и коварным. Но тут как-то вырвался и… кинулся на этого мужчину. Мы, служители Божьи, успели убежать. Спрятались за грудой кирпичей и там стояли – в шоке. А мужчине пес прокусил ногу в двух местах, разорвал его сумку, испортил содержимое. Скоро прибежал сторож и отогнал собаку28. Мы завели мужчину в Дом Молитвы и помазали его зеленкой. Больше я его в общине не видел.
Тоже неприятно вспоминать. Ну, почему я так искренне и горячо верю в Господа, но допускаю такие оплошности? Хоть бы палку нашел и отвлек внимание пса. Досадно!
И еще одна история. На факультете филологии и журналистики КемГУ, где я одно время учился, был у нас предмет «Психология». Нередко на уроках мы сдавали тесты с множеством вопросов. Результаты тестов предоставляли нам возможность заглянуть внутрь своей души (или подсознания, кому как нравится) и увидеть себя, как говорится, в истинном свете. Однажды мы сдали большой тест, в котором было немало вопросов этического характера (например, о своем личном поведении в той или иной ситуации). Я, конечно, старался отвечать на них идеологически выдержанно и явить собой образ христианина. Результаты теста оказались для меня убийственными – они выдали большой процент лжи тестируемого. Иначе говоря, я лгал самому себе. На бумаге я был хороший. В реальной ситуации я поступил бы хуже – тест показал это с математической точностью. Как же так? Ведь я старался быть честным!
Только со временем я понял, почему такой результат оказался у меня. На мой взгляд, хорошо об этом пишет о. Анатолий Гармаев: «Существует такое состояние в человеке, когда он некоторое знание о совести, содержащееся в нем, принимает за саму совесть. Это состояние триады эго (способности, эмоциональность и эго-влечения – прим. авт.). Узнается оно по чувству, когда человек очень хочет стать кем-то или в чем-то состояться. Это желание состояться, например, совершенным, великим, признанным, значимым, уважаемым – желание гордости, стремление к самодостаточности… Трудно и не скоро происходит осознание неправды, когда для утешения своей самодостаточности человек набирается знаний о совести и пытается эти знания реализовать в поступке. Возникает вопрос: «Для чего?» – Чтобы состояться.
Состояться желает только гордость человеческая, потому что стремится к самодостаточности.
Если в триаде совести человек реально участвует в нуждах других, то в триаде эго человек все свое знание о совести и жизненный опыт также обращает к другим, но с обратным знаком – в осуждение других, в пересуды, в возмущенные разговоры. И эту ревность о совестливости другого он будет воспринимать как собственно совесть, не подозревая, что знание о совести и совесть – не одно и то же!
Было время, когда в школах проводилось множество диспутов. В газетах и журналах печаталось много публицистических выступлений о том, как стать героем и что такое героический поступок. Формировалось мировоззрение, ориентированное на положительные нравственные качества, но в границах эго-состояния. Почему так? Потому что метод дискуссии не выходил за пределы эго. Более того – сама дискуссия и есть эго-состояние… Все разговоры о совести, если где-то они еще и происходят, есть чистая эмоциональность, и отсюда профанация и повсеместное уничтожение совести. Чем больше человек говорит о совести, тем больше он действует по способностям и в страстной эмоциональности в триаде эго-влечений…»29.
Я кратко перечислил только наиболее яркие случаи. А сколько было неярких! Конечно, евангельский христианин-баптист тоже человек, и иногда впадает в какой-нибудь грех (ну, например, разгневался на ребенка, который нечаянно разбил хрустальную вазу). Никто этого в общине ЕХБ не отрицает, потому что в Библии написано: «Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1Ин. 1:8). Но в Православной Церкви я обнаружил, что мои грехи были только малой, надводной частью огромного айсберга, имя которому – греховность. Его истинные размеры теряются в глубине. «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы» (Еккл. 7, 20). «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено» (Иерем. 17:9). «Все мы много согрешаем» (Иак. 3:2).
Я знал эти места Писания. Но я думал, что проблема моей греховности давно решена – в день покаяния30. Иногда только Христу приходится прощать мои ошибки, но, в общем, я уже был готов без страха предстать на Его суд.
Однажды один из пресвитеров общины ЕХБ, уже седой старец, в своей проповеди тихо и кротко сказал: «Мне бы хоть ползком вползти в Царство Небесное, хоть бы у ворот там стоять…». Я не показал вида, но внутри взвился: «Чему же ты, пресвитер, учишь народ? Где же твоя уверенность в спасении? Эх! Забитый, темный христианин!». Сегодня я понимаю, что именно за такое смирение Бог дал этому пресвитеру дар миротворца. Он дважды спасал мою семью от неминуемого разрушения (когда мы с супругой уже и не жили вместе, и возвращаться я не собирался). В конфликтах с женой виноватым был полностью я. Правда, осознание этого пришло с годами. Какие причины разлада с женой? На поверхности лежали цветочки – разность характеров, взглядов (на протестантском новоязе – разность посвящения Богу). Но ягодки были упрятаны глубоко внутри – моя фарисейская гордость.
Самомнение и эгоизм, к сожалению, не исчезли раз и навсегда после покаяния. Они жили во мне, стараясь себя не обнаруживать. Они незаметно растворились в моих христианских добродетелях. В Православной Церкви, в «огненном крещении» одиночества, вынужденного бездействия31 и самопознания, некоторые из этих «добродетелей» (боюсь сказать, что все) слетели с меня, как шелуха. Пришлось как бы начинать все с нуля. Но это «крещение» отрезвило меня. Оно принесло мне облегчение, в котором я неосознанно, но давно нуждался32.

^ Радость об одном грешнике

Однажды, уже будучи православным, я посоветовал одному другу-баптисту (критиковавшему кого-то из своей общины) больше вникать в себя, чем в других. На что он сказал: «Надо не на себя смотреть, а на Христа». Я тогда даже не нашелся, что ответить.
Может, от моей малой начитанности, но в баптистской литературе я крайне редко встречал обращение к теме самопознания. Хотя сами же баптисты признают, что самопознание является основополагающей нравственной ценностью. Перестать видеть свою «слабую» и «злую» волю, свои греховные наклонности – не этично, по крайней мере.
Самопознание должно сопровождать христиан всю жизнь.
«Блаженны нищие духом» (Мф. 5:3), – те, кто сознаёт свои немощи и просит у Бога милости.
И.В. Чекалов в учебнике «Нравственное богословие» (издание ЗБИ ФСЕХБ) пишет: «Нищий духом» – это человек, нуждающийся в прощении и сознающий свою великую нужду в общении с Отцом Небесным… Чтобы восхитить Царство Небесное, нужно сознание своей духовной нищеты, как сознавали это все верные служители Божии. Это сознание своей духовной нищеты является верным залогом внутреннего обновления и силы: «…Ибо когда я немощен, тогда силен» (2Кор. 12:10). А вот как характеризует Спаситель «богатых духом»: «Горе вам, пресыщенные ныне! Ибо взалчете» (Лк. 6:25). Ложное, воображаемое богатство закрывает человеку путь в Царство Небесное. «Ибо ты говоришь: я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3:17). Освобождение от воображаемого богатства и нездоровых привязанностей дает нам истинную внутреннюю свободу и новый взгляд на жизнь и жизненные ценности…».
Чекалов упоминает о характерной трагедии «богатого духом» Л.Н. Толстого: «Воодушевленный Нагорной проповедью, в конце 19 века Толстой стал проповедовать новую религию любви и непротивления злу насилием… Такое понимание практического применения Нагорной проповеди нельзя признать правильным. Энтузиасты-ревнители Нагорной проповеди правы в том, что они близко к сердцу принимают призывы Христа к совершенству, и что они верят в преобразующую силу любви Божьей. Заблуждение же их заключается в том, что они, как это свойственно почти всем утопистам, недооценивают страшную силу зла, царящую в человеке, о чем свидетельствует ап. Павел: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7:19)33.
…Брошенный в православии один на один со своей испорченностью, я заметил, что меньше стал осуждать других христиан (хотя поводов – тьма!). В православии что-то случилось с моими ушами. В них постоянно звучит упрек Христа: «И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?». В православии медленно, но верно я начал учиться видеть бревна в своем глазу. И получается как у фокусника с пустым ящиком: я замечаю бревно, вытаскиваю, а за ним, непонятно откуда, другое появляется. Вытаскиваю, а за ним – старое бревно. Я подумал, что очистил глаза, начал смотреть на чужие сучки, увлекся, и вдруг обнаруживаю, что в своем глазу полно бревен. И начинает доходить до меня грозное предупреждение Христа: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте и не будете осуждены…» (Лк. 6:37).
Низкий поклон православию от бывшего баптиста! Хотя бы только за то, что показано мне, как оскорбляет Христа мое критиканство, на какой суд я обрекаю себя самого! Я осуждал своего православного собрата, считая, что баптисты гораздо «святее». Имел ли я на это право? К кому Христос сказал притчу о фарисее и мытаре? Напомню, – к «некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других…» (Лк. 18:9).
Приступы этой тяжкой болезни – осуждение других – и сейчас одолевают меня, если я забываю о своей греховности. Эта болезнь отступает лишь тогда, когда Господь попускает, чтобы я сам впал в грех (причем часто в тот, который я осудил в другом) и увидел себя в истинном свете, чтобы я почувствовал всю свою слабость и понял, кто я такой без Бога, без Его милости, без Ходатая Иисуса Христа – прах и пепел34!
За три года в Православной Церкви я немало слышал проповедей священников. Даже самый ортодоксальный и реакционный из них никогда не говорил, что православные «святее» других. Нет гордости за «высокий моральный уровень», есть только защита Церкви Христовой35. Покаяние – неотъемлемая часть православного вероучения. Исповедь обязательна для всех, даже для Патриарха. И это по библейски!
Дай нам Бог всегда помнить, как молились в храме фарисей и мытарь, и кто из них вышел из храма более оправданным (см. Лк. 18:9 и далее)! Дай нам Бог всегда помнить слова Христа о том, что 99 праведников, не имеющих нужды в покаянии, меньше вызывают радости на небесах, чем один грешник кающийся (см. Лк. 15:4-7)!

^ Кое-что о личной гигиене

В одном из протестантских учебных пособий я встретил пример того, как Христос очищает сердце человека. Последний должен пригласить Христа во все потаенные комнаты своей души и попросить Его очистить их от грязи. Это называется приглашением Христа в свою жизнь. Пример хороший. Но грязь в каких-то комнатах появляется снова36. И надо уметь увидеть эту грязь. Конечно, Христос может показывать ее. Но мы можем не увидеть. Будет ли Христос сам входить в эти комнаты, где грязь, без нашего приглашения? Нет. Он ведь не нарушает нашей свободы. Получается, важно не только присутствие Христа в нашем сердце, но и наше умение увидеть грязь в комнатах. Всю жизнь человек должен учиться распознавать в себе эту грязь37.
«Вникай в себя и в учение, занимайся этим постоянно…» (1Тим. 4:16).
«Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте» (2Кор. 13:5).
«Итак, внимайте себе…» (Деян. 20:28).
Знать о том, что говорит Слово Божье о греховности – это одно; увидеть греховность в себе – это совсем другое. Да, Слово Божье судит намерения сердечные, но от меня зависит, способен ли я эти намерения представить на суд.
Мог ли я, искренний, горячий христианин, неустанно поучающийся в Слове Божьем, обманываться в чистоте своих комнат38? Взгляните на книжников и фарисеев. Они более всех были сведущи в Писаниях. Они имели право изъяснять Закон Божий в синагогах. Они искренне были уверены в своем твердом следовании Закону, в своей праведности, в своем спасении. Они могли с искренней радостью молиться в храме, воздавая благодарение Богу за свой высокий духовный уровень (см. Лк. 18:11 и далее). Без страха и трепета они обращались к Господу, с Которым были явно на короткой ноге (см. Лк. 18:11 и далее). Христос даже сказал о них: «Все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте…» (Мф. 23:3). Но им самим Христос произносит страшный приговор:«Горе вам!» (Лк. 11:42). На библейском языке – это проклятие.
Фарисей и мытарь из притчи Христа одинаково усердно молились в храме (см. Лк. 18:11 и далее). Но у фарисея был обманчивый взгляд на свою греховность. Мытарь же не обманывался. Я думаю, у человека есть только два взгляда на себя – фарисея и мытаря.
Покаяние мытаря – это не только начало христианской жизни. Это вся христианская жизнь39. Если мы не учимся покаянию мытаря, мы неизбежно обольщаем себя и учимся быть фарисеями. В баптизме никто меня специально не учил фарисейству. В общине ЕХБ проповедники искренне призывают братьев и сестер: «Святой да освящается еще!» (Откр. 22:11). Но об опасности, которая подстерегает всех, стремящихся к святости, я слышал очень мало. А между тем, эта опасность – самообольщение – огромная и близкая к каждому из нас! Я не преувеличиваю. Протестанты часто ставят в пример Церковь первого века и говорят, что надо возвращаться к первохристианству. Но первые христиане, при всей их духовной силе и ревности в служении, не избежали самообольщения!
Верующие коринфской церкви, по словам апостола Павла, «обогатились [во Христе] всем, всяким словом и всяким познанием» (1Кор. 1:5). «Вы – письмо Христово», – обращается апостол Павел к коринфянам (2Кор. 3:3). Однако их духовные успехи стали для них поводом к гордости (см. 1Кор. 4:19, 5:2, 2Кор. 12:20). Они уже не могли трезво смотреть на себя. Коринфяне считали себя хорошими христианами (см. 1Кор. 4:10), но не замечали, что в общине прижились зависть, споры (см. 1Кор. 3:3), клевета, беспорядки (см. 2Кор. 12:20), разделения (см. 1Кор. 1:10-13) и даже блуд (см. 1Кор. 5:1). В итоге апостол Павел обличает коринфян: «Отрезвитесь, как должно, и не грешите; ибо, к стыду вашему скажу, некоторые из вас не знают Бога» (1Кор. 15:34).
Галаты не замечали своего уклонения в иудаизм (см. Гал. 3:1); асийские христиане не замечали страдающего в узах апостола Павла (см. 2Тим. 1:15); в одной малоазийской церкви не замечали Диотрефа, который «любил первенствовать» и поносил «злыми словами» апостола Иоанна (см. 3Ин. 1:9). Таких примеров самообольщения (и, как следствие, духовной слепоты) в первохристианской церкви немало еще есть в Новом Завете. Гордость и самообольщение реально угрожали даже апостолу Павлу. В одном из своих посланий он писал: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить. Все подвижники воздерживаются от всего: те для получения венца тленного, а мы – нетленного. И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усмиряю и порабощаю тело мое40, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным» (1Кор. 9:24-27). Но Божественный Промысел на этом «усмиряю и порабощаю» не заканчивается: «И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова» (2Кор. 12:7-9).
Насколько же угрожала апостолу опасность самообольщения, если Бог прибегает к одному из крайних средств – попущению тяжелой хронической болезни (по другому толкованию – некоего изнурительного искушения)! Апостол Павел понял, чем грозит ему испорченная человеческая природа. Немощь плоти хранила его от духовной болезни (еще более тяжелой и опасной) – превозношения. Поэтому Павел смирился со своей немощью, принял ее; не стыдился, но «хвалился» ею.
Итак, даже апостол Павел, автор половины книг Нового Завета, миссионер, основавший множество христианских общин на обширной части Римской империи, великий муж веры, признавал, что гордость готова вот-вот настигнуть его. Он видел ее совсем близко. Я думаю, он постоянно ощущал, как тянется к превозношению его плоть, его сердце. Апостол Павел смирял себя, как мытарь в храме, который бил себя в грудь, сознавая свою бесконечную немощь перед Богом…
Злую шутку разыгрывает испорченная человеческая природа с теми, кто, обретая духовные дарования, забывает о покаянии мытаря. Правильный христианин начинает хвалиться своей «правильностью»41 (как-будто она присуща ему и не была дарована свыше – не по заслугам, а по Божьей милости! См.: 1Кор. 4:6-7). Именно таким «христианином» я и вырос в баптизме. Даже свои грехи я обращал в повод к гордости: «Не говоря о том, что они у меня совсем мелкие и незначительные, кто, как не баптист, умеет в них каяться»! Правда, иногда мое сердце охватывала странная неизбывная тоска42, и слезы подступали к горлу. Мне хотелось излить их в молитве, но было как-то неудобно перед собой: вроде не о чем было плакать. Может быть, это давала о себе знать больная душа (см. Приложение № 3).
Русские баптисты совершают немало добрых дел и стремятся к истинному благочестию43. В делах они хотят показать благодатность своей веры. Но лично я легкомысленно относился к предостережению ап. Павла: «Не гордись, но бойся» (Рим. 11:20). Я не видел свою погибель, которой предшествует гордост44 (см. Прит. 16:18).

^ Если шея не гнется

Я считал, что уверенность в спасении отвечает на все вопросы. Оказалось, что не все ответы я могу понять.
«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор. 13:1-3).
Оказывается, можно иметь всякое познание Священного Писания, можно иметь всю евангельскую веру, но при этом не иметь… любви.
Оказывается, можно проявлять высшую форму жертвенности, но при этом руководиться не любовью, а чем-то иным.
Я не могу себе представить, что такое возможно: человека, имеющего «всякое познание и всю веру», говорящего прекрасные проповеди, имеющего дар пророчества, отдавшего себя на служение людям, Господь может отвергнуть на судилище, как пустого, надутого фразёра.
Неожиданный, страшный приговор ожидает кого-то из нас. Может быть, прежде всего, меня. «И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7:23). К кому Иисус обращается? К тем, кто от Его имени пророчествовал, Его именем творил многие чудеса, Его именем изгонял бесов, то есть обращается к Своим… служителям. На Земле – известные и почтенные, на Небе – получат не славу, а осуждение. За то тайное, что скрывали в сердце даже от самих себя….
«Самый последний период христианства на земле… характерен тем, что даже в рядах истинных евангельских церквей… будет духовное охлаждение; большинство верующих будет не с горячими, а только с теплыми сердцами… Характерной чертой такого теплого, а не горячего, христианина является довольство собой, своими знаниями, своей духовной силой. К таким христианам обращены слова Христа: «Ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3:17).
«Не знаешь, что ты несчастен» – этот пронзительный взгляд Христа я почувствовал лишь в Православной Церкви. Никак не доходило до моего искреннего баптистского сердца, что и достигший духовных высот, я могу оказаться жестоко обманутым – самим собой.
Нет, мне место – только в храме. Православная Церковь по мне плакала давно. Только в ней я узнал свой точный диагноз и получил возможность исцелиться (см. Приложение № 4).
Если первый шаг к выздоровлению – признание себя больным, то второй – смирение перед врачом. И Господь Иисус Христос, на мой взгляд, от каждого ждет этих шагов, говоря: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные… Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9:12-13). И вновь бывший баптист готов низко поклониться Православной Церкви, которая стала для него настоящей школой смирения45. Называть священника отцом46, подходить к нему под благословение (см. 1Пет. 3:9, Евр. 7:7), целуя при этом его руку (как руку Пастыря Христа), открывать свои грехи на исповеди47, – вот когда я познавал цену своему смирению (точнее, его отсутствию). Я думал, что давно смирился «под крепкую руку Божью», а оказалось, что даже служителя Его не могу почтить (см. 1Ин. 4:20). Шея не гнется. Как не хватало мне этой школы в общине ЕХБ, в которой я был способен оказать пресвитеру честь самую большую – назвать его по имени-отчеству48!
В Православной Церкви я долго не понимал многое из того, что поют или читают на церковно-славянском языке. Это было, пожалуй, самым страшным испытанием для моего протестантского разума. «Не понимаю, Господи!» – плакал я на службе и смирялся, потому что другого выхода не видел. Но это и был для меня единственно верный выход49
Христианин смиряется, если ему что-то в Библии не понятно. Сложные места Священного Писания – повод не для протеста, но для отвержения своего плотского разума, для воспитания терпения, для усердной молитвы. Такое же отношение должно быть и к храму.
Храм – это литургическое выражение (или творческое «утверждение истины»50) того самого Слова Божьего, всей его бесконечной глубины. Поэтому храм имеет право быть сложным и не сразу понятным. Храм, как и Библия, требует нашего усилия к познанию. А церковно-славянский язык, оказывается, понимать не столько трудно, сколько неохота. И совсем не зря Церковь сохраняет его и не торопится отменять. Инициаторов русификации богослужения в Православной Церкви было немало. Но все их попытки только показали, насколько сложным и до сих пор труднодостижимым является перевод богослужения на русский язык. Дело здесь не в препонах, которые приходится преодолевать переводчикам, а в том, что русифицированные тексты получаются хуже церковно-славянских: нередко смысл того или иного текста затемняется, профанируется, а иногда даже меняется на противоположный. Кое-какие примеры даны в настоящей книге.
Во всяком случае, на церковно-славянском языке я уже могу читать Библию и молитвослов (я знаю, что Бог услышит меня и на русском языке, но я не раз убеждался, что текст на церковно-славянском обнаруживает большую глубину богопознания51). Конечно, я не все понимаю в богослужебных текстах. Но это непознанное меня не отталкивает, а, наоборот, привлекает. Хотя иногда служба бывает непонятной просто из-за ужасной акустики: в ином храме, к сожалению, вместо молитв и песнопений слышится один гул.
Смиряться тяжело. Но это – начало православного благочестия52.
Христианин должен иметь уверенность в спасении (см. Рим. 8:38-39). И Никео-Константинопольский Символ веры, который православные христиане поют за каждой литургией, заканчивается такими словами: «Надеюсь на воскресение мертвых и жизнь в будущем веке».
«Мы спасены в надежде…» (Рим. 8:24). Но это спасение мне придется совершать «со страхом и трепетом» (Фил. 2: 12). Это выражение не раз встречается в Новом Завете. А впервые это сказал Моисей («я в страхе и трепете»), когда приступил «к горе, осязаемой и пылающей огнем», «ко тьме и мраку и буре» (см. Евр. 12:18, 21). Напоминая об этом, апостол Павел далее говорит: «Итак, мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12:28-29).
Не по-другому я стал думать о Боге, Который по-прежнему для меня – Отец53, Который по-прежнему безгранично любит меня, Своего сына. В Православной Церкви я устрашился не Бога, а состояния своего сердца.
Всё есть в православии: страшная правда о человеке и великая любовь Божья к нему, Судия живых и мертвых и Отец Небесный, «уверенность в спасении» и «страх и трепет», печаль о грехах и радость о Боге. Преп. Серафим Саровский всех приходивших к нему приветствовал словами: «Радость моя! Христос воскресе!». Православный подвижник характеризуется, кроме всего прочего, «лицезрением одновременно сразу двух бездн: бездны собственного падения и бездны милости и любви Божией» (формула преп. Силуана Афонского: «Держи ум во аде, но не отчаивайся») 54.

^ Новоявленный апологет

Надо ли рецензировать инославных христиан55?

…Странная ситуация сложилась после седьмого января 2001 года. Я – православный христианин, руковожу коллективом журналистов-протестантов. Но меня особо это не смущало. Я по-прежнему главный редактор. И должен обеспечивать бесперебойное производство радиопрограмм (около сорока 15-минутных передач в месяц). По-прежнему я рецензирую каждую из них. Прослушиваю и пишу плюсы и то, что, на мой взгляд, необходимо исправить. Конфликты здесь неизбежны, как в любой редакции. Но они случаются нечасто. В основном, люди понимают, что без редакторского ока не обойтись. Может быть, поэтому радиопрограммы кемеровского отделения несколько лет активно поставлялись для местного вещания Радиоцеркви не только в Новосибирск, но и другие крупные города – Хабаровск, Ижевск, даже в Москву56.
Через год мое руководство предложило «кемеровцам» подыскать другого директора. В ответ коллектив единогласно проголосовал «за» старого. Я продолжил донимать людей своими рецензиями.
Однажды мой журналист в программе рассудил так: «Главное различие в том, какую роль отводят те и другие [имеются в виду католики, православные и протестанты] Священному Писанию. Хотя католики, православные и протестанты верят в богодухновенность Библии, но католики и православные считают, что помимо нее определяющее значение для веры и церковного служения имеют апокрифы,… а также традиции, обряды. Протестанты же считают, что единственным руководством в вере и повседневной жизни христиан является Священное Писание57. Поэтому они не принимают ряд установлений, основанных на преданиях и традициях…».
Я попросил убрать данный текст из программы. Мне он показался не совсем грамотным. Поэтому для журналистов (и, прежде всего, для себя) пришлось провести небольшой ликбез.
Я выяснил, что отношение православных к апокрифам – совсем другое.
Книга правил58: «Наименование книг апокрифических, по переводу с греческого, значит, книги сокровенные. Еретики давали сие наименование составляемым ими подложным книгам, дабы лучше уверить, будто оные не вновь составлены, а только неизвестны были, как сокрываемые».
Можно только ошибочно называть апокрифами неканонические книги Ветхого Завета.
Итак, апокрифы в их настоящем значении Православная Церковь отвергает. В православном учебнике «История христианской церкви» повествуется, что Церковь исключила из священных книг Писания не апостольские и решительно отвергла все книги подложные и апокрифические, каковы, напр., Евангелия «от Евреев», «от Египтян», «Евангелие Фомы» и т.д. Была произведена огромная работа, ведь на момент создания канона в народе ходила масса таких книг. Известно около 50 названий только Евангелий, не говоря уже о деяниях, посланиях и апокалипсисах. Протестанты называют такие книги псевдоэпиграфами .
Далее. Действительно ли «единственным руководством в вере и повседневной жизни» у протестантов является Священное Писание? Только со стороны я увидел, что это не совсем так.
Надо сказать, что «Апостольского символа веры», который исповедуют евангельские христиане-баптисты, в Священном Писании нет59. Но, тем не менее, баптисты говорят: «Апостольский символ веры лежит в основе нашего вероучения». Получается, что не только Библия – в основании вероучения ЕХБ, но и часть Священного Предания. Более того, об этом символе веры «Христианское слово» Союза ЕХБ повествует: «Затем… апостолы составили краткое вероучение, в котором более полно выражено учение Иисуса Христа и их понимание Его личности, жизни и значения». Вдумайтесь, в предании – «более полно», чем в Св. Писании!
В журнале есть еще одна интересная мысль: «Мартин Лютер находил, что все три символа веры (Апостольский, Никео-Константинопольский (православный, как его еще иногда называют – прим.авт.) и Афанасьевский (конец 5 в.)) выражают вселенское церковное веросознание». Значит, все-таки может «предание» выражать истину. Именно такое предание в Православии называется Священным (которое, прежде всего, включает в себя Священное Писание). Сам П.Б. Коновальчик (бывший председатель Союза ЕХБ) в интервью на страницах «Христианского слова» заявил, что «мы можем пользоваться преданиями для духовного назидания», и, правда, добавил: «но не в качестве основы вероучения…». В этом же журнале И. Подберезский, доктор филол. наук, старший научный сотрудник Института востоковедения АНР (автор книги «Быть протестантом в России»), пишет:
«Есть верующие, которые полагают, что нужна лишь Книга книг – Библия, надо просто верить и читать только ее, прочие же писания, они уверены, только усложняют дело. Казалось, такой подход не лишен здравого смысла. Однако уже первые христиане убедились, что без «дополнительных» писаний веру не сохранить и не отстоять. Отцы церкви разрабатывали учение о Троице, вели борьбу с ересями, сплачивали детей Божиих в одну христианскую семью. Со времен апостольских не прекращалась деятельность, которую сейчас принято называть писательской».
Термин «Троица» впервые введен во втором столетии св. Феофилом Антиохийским60. А между тем, отвержение «доктрины о Троице» служит для баптистов «верным признаком» того, что они имеют дело с еретиками. Вот как бывает опасно отвергать Священное Предание! Кстати, в символе веры «Радиоцеркви» говорится, что «мы веруем… в единого Бога, вечно существующего в трех ипостасях…». Формула «един Бог в трех ипостасях» закрепляется в Церкви для всеобщего употребления только в шестом веке. Получается, что кредо «Радиоцеркви» тоже не обходится без Священного Предания.
Взглянув со стороны на жизнь общины ЕХБ, я увидел, что и она соблюдает традиции и обряд61, которые никак не заповеданы в Священном Писании. Перечислю только некоторые из них:

1. Традиция называться «евангельские христиане-баптисты»,
2. Традиция облачения крещаемых в белые одежды,
3. Традиция соблюдения праздников (Рождество, Пасха, Жатва и т.д.),
4. Традиция крестить детей по достижении 16 лет, то есть в «сознательном» возрасте62,
5. Традиция совершать Евхаристию один раз в месяц63,
6. Традиции в архитектуре и внутреннем убранстве молитвенных домо64,
7. Традиция относиться к Хлебу и Вину на Вечере, только как к символам,
8. Традиция публичного покаяния перед всей общиной,
9. Традиция христосования (кстати, заимствована у православных: троекратно целоваться, поздравляя друг друга с праздником Пасхи и говоря при этом: «Христос воскресе! — Воистину воскресе!»).
10. Традиции в одежде проповедников (темный строгий костюм, белая рубашка, галстук. Последний, кстати, почти отсутствует (тоже традиционно) у, так называемых, «отделенных» баптистов),
11. Традиция освящения молитвенного дома,
12. Традиция изображать крест внутри и снаружи Дома Молитвы,
13. Традиции венчания,
14. Традиция создания самодеятельных песнопений65.
Получается, что не только Священным Писанием пользуются баптисты в своей церковной и жизненной практике, но и своим преданием.
В Православной Церкви «единственное руководство в вере и повседневной жизни» – Библия – не заменяется Священным Преданием, но охраняется им. Голый принцип «только Писание» коварен. Дьявол в пустыне искушал Христа цитатами из Библии (см. Лк. 4:9-11). Как дьявол мог иметь в устах Слово Божие? Как мог изрекать его? Как не опалило его это Слово, ведь написано, что Слово Божие «живо и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого» (Евр. 4:12)?! Почему же оно, пребывая в устах дьявола, не имело на него никакого действия? Более того, дьявол обратил Слово Божие в оружие искушения, направил Божественное Слово против… Бога! Слово Божие стало словом сатаны (противника) в его устах. Значит, Божественный текст в устах дьявола был мертвым, не имел жизни и действия, не имел Духа Божьего66. Значит, Дух Святой не зависим от текста, каким бы божественным текст ни был! Дух Святой может наполнять каждую букву Писания, но может отсутствовать и во всей Библии. Нельзя поклоняться Писанию, букве, но надо поклоняться Богу, Духу Святому, Духу Писания.
Принцип «только Писание» не спасает протестантов от массовых заблуждений. Об этом, например, косвенно говорит книга Дж. Макдауэлла и Дона Стюарта «Обманщики»:
Джозеф Смит мл. – основатель «Церкви мормонов» – посещал Методистскую церковь, а большинство членов его семьи принадлежало к Пресвитерианской общине. (Четвертый параграф Символа веры мормонов гласит: «Мы верим в Библию как в Слово Божие, только если она верно переведена»).
• Всемирная организация «Свидетелей Иеговы» началась «с занятий по изучению Библии». Ее основатель Чарлз Тейз Рассел посещал конгрегационалистскую церковь. «Он убедил свою группу изучения Библии в том, что является их «пастором». После смерти Рассела новым главой «Общества Сторожевой башни» стал Джозеф Франклин Рутерфорд, который вырос в баптистской семье. После смерти Рутерфорда его сменил Натан Кнорр, который в возрасте 16 лет покинул реформатскую церковь, чтобы присоединиться к Свидетелям Иеговы. «Члены общества усердно провозглашают, что единственным авторитетом для них является Библия».
• Родители основоположницы «Христианской науки» Мэри Энн Морс Бейкер были прихожанами конгрегационалистской церкви. В 45 лет мисс Эдди (фамилия от третьего мужа) заявила, что получила свое учение из Библии, которую признает высшим авторитетом. «Библия была для меня единственным авторитетом. У меня не было другого проводника на прямом и узком пути Истины».
• «Христианская Школа единства» была основана Чарлзом и Миртл Филмор. Миртл посещала методистскую церковь, а Чарлз «вырос в лоне епископальной церкви». Библия почитается Единством как богодухновенный источник, но не безошибочный.
• Основателем и руководителем «Церкви единения» является Сун Миунг Мун. Когда ему было 10 лет, его родители стали христианами и примкнули к пресвитерианской церкви. «В 16 лет во время молитвы в горах он получил видение. Мун сообщает, что ему явился Иисус Христос и поручил выполнить дело, которое Он не мог завершить». Впоследствии в одной из своих книг он писал: «Вы слышали, как я говорил по Библии. Если вы верите Библии, то вы должны верить и тому, что говорю я».
• Культ «Международный путь» был основан Виктором Полем Виервилем, бывшим евангелическим и реформистским служителем, а в настоящее время возглавляется президентом Крегом Мартиндейлом, бывшим баптистом. Г-н Виервиль призывал своих слушателей «отложить лишние книги и обратиться только к Библии», и утверждал, что «Слово Божие есть воля Божия», а также «Слово Божие математически точно и научно верно». Далее в книге о нем говорится: «Виервиль привык проповедовать устоявшееся библейское учение».
Миллионы сектантов67 искренне верят, что держат в руках «меч духовный», и так же искренне не замечают подмены…

^ Война с инославным миром… против разделения

Сотрудники вызывали меня на апологию еще не раз. С одним из журналистов (не моего коллектива), братом Дмитрием (имя изменено – прим. авт.), мы как-то завели оживленный разговор по электронной почте. Вот некоторые выдержки из переписки (слова Дмитрия – курсивом).
По твоему совету я еще раз перечитал «Основные принципы отношения РПЦ к инославию» (см. Приложение № 8 – прим. авт.). Ниже привожу некоторые пункты, которые меня беспокоят. Согласно, например, пункту 1.9. все [протестанты] являются отступниками от Святого Духа и Христа.
Дмитрий, позволь не согласиться. Отступление – это значит, «перестать придерживаться чего-нибудь». Отступление предполагает, что человек, пребывающий под законным Священноначалием, перестает его почитать законным, подчиняться ему. Я, например, пришел в общину ЕХБ из мира и отступил только от одного «началия» – бесовского. Здесь ни строчки не говорится о том, что инославные христиане есть «отступники от Святого Духа и Христа». Здесь говорится лишь о том, что отступление – это плохо, это не по библейски.
Спросите протестантского епископа: как он отнесся бы к пастору в своем регионе, которого он рукополагал, но который перестал бы его признавать за законного епископа, за «богоустановленного» служителя? Христос говорит: «Слушающий вас, Меня слушает, и отвергающийся вас, Меня отвергается» (От Луки 10:16). На основании этих слов можно сказать, что Тимофей, например, отступил бы от Самого Христа, если перестал бы подчиняться апостолу Павлу, от которого получил рукоположение. Ведь так? Пункт 1.9. говорит нам, что послушание церковным властям – это хорошо и угодно Богу. Какой христианин с этим не согласится? «Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны» (Евр. 13:17).
Пункт 1.15 говорит, что для нас, членов других христианских церквей, существует возможность покаяться и стать членами истинной Церкви, РПЦ. Для некоторых, возможно, при вступлении не потребуется снова проходить обряд крещения. Но на данном этапе спасенными мы не являемся, т. к. мы – не в Церкви Христовой. Моя церковь подобного, например, не утверждает, а если бы утверждала, я не был бы членом такой церкви.
Дмитрий, если твоя община сознательно отпадет от Союза ХВЕ (христиан веры евангельской – пятидесятников – прим. авт.), от единства с другими церквями, входящими в Союз ХВЕ, от единства с другими христианами, то это действительно будет говорить о повреждении благодатной жизни в твоей общине (что угрожает и спасению), потому что христиане стремятся к единству, а не к размежеванию. Вот о чем, кроме всего прочего, этот пункт: разединение – это плохо. Также в этом пункте есть хорошая, на мой взгляд, мысль – о полном единении. Это не просто дружба разных церквей, это даже не симбиоз68, а соединение – в один организм. Соединение не в утопическую протестантско-православно-католическую общину, а в Церковь Христову. Это не превозношение Православной Церкви69, а просто последовательное отношение к единству. К тому же, Православная Церковь здесь не судит католиков, которые отпали от нее, тем более не судит и отпавших от католической церкви протестантов, но, напротив, признаёт наличие в них благодати Божьей, хотя и в какой-то мере поврежденной. Пункт 1.17 говорит о том, что Православная Церковь не берет на себя право судить – спасется или не спасется протестант. Я опять вижу только последовательное отношение к единству, не призрачному, но такому, о котором молился Иисус: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17:21).
…В главе «Стремление к восстановлению единства», в пунктах 2.3-2.12, многократно подчеркивается, что ЕДИНСТВЕННО истинная церковь – только РПЦ. Спасение – только в ней.
Дмитрий, прежде всего, здесь многократно подчеркивается стремление к единству – реальному, реализующемуся в единой Церкви. Утверждается, что истинное единство заключается не в организации, а в организме. Кстати, ты пропустил, Дмитрий, первых два подпункта, правоту которых, я думаю, не будет оспаривать никто – пп. 2.1. и 2.2. – о восстановлении единства, заповеданного Христом, и о греховном безразличии к этой задаче.
Принципиальная, жесткая позиция РПЦ, на мой взгляд, обусловлена именно этим стремлением – к соединению в один организм всех христиан70. «Да будут все едино…»! Это значит, что христианам нельзя мириться с разделением. Нельзя мириться с громко декларируемым на разных евангельских конференциях «духовным единством» протестантских церквей. Это странное «единство» характеризуется не уменьшением, а увеличением количества деноминаций и союзов по всему миру и их прогрессирующей дезинтеграцией. Такое «единство» может устраивать только дьявола – мастера на всякую подделку.
Вадим, если твой переход в РПЦ – это, прежде всего движение сердца и ты соглашаешься с вышеперечисленными пунктами, то ты сам себя отчуждаешь от [братьев].
Дмитрий, я всем сердцем соглашаюсь со стремлением РПЦ к библейскому единству! Я также соглашаюсь с правом РПЦ учить своих членов о неприемлемости тех или иных доктрин других христианских конфессий (неприемлемости доктрин, но не тех, кто их исповедует). От братьев я себя не отчуждаю. Отчуждают меня те, кто считает православие мертвой религией.

^ Один шаг до Православия

Через некоторое время я получил от Дмитрия еще одно письмо.
…Книжку читаю, спасибо («Православие – протестантизм» – прим. авт.). К сожалению, автор не отвечает на два моих основных вопроса относительно молитв святым. По-моему, на эти вопросы просто нет ответа.
Дмитрий, если два основных вопроса к Православию у тебя – относительно молитв святым, считай, от Православия тебя отделяет только шаг. Я принял молитвы святыми нисколько не поступился своими «протестантскими» убеждениями.
Что такое молитва? Что значит молиться? В словаре Владимира Даля «молить», значит, прежде всего, «просить смиренно, покорно и усердно». Однокоренное слово «умаливать» в словаре – с тем же смыслом (но с другим оттенком: «упрашивать, убеждать горячо, неотступно, бить челом кому, кланяться о чем с мольбой».
Молить можно не только Бога, но и человека. И тому есть не мало примеров в Библии. «Пастырей ваших умоляю я…» (1Пет. 5:1), «Умоляю вас, братия, милосердием Божиим…» (Рим. 12:1),«Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу» (1Кор. 4:16) ит.д.
Просить пастора, братьев и сестер, о том, чтобы они помолились перед Богом за мои нужды – это для протестанта совершенно естественно и не противоречит Писанию! Еще более эффективной молитва получится, если попросить о ней брата, достигшего возраста «мужа совершенного» (Еф. 4:13). Ведь Писание говорит, что «много может усиленная молитва праведного» (Иак. 5:16). Если в общине ЕХБ есть святые не только по принадлежности, но и по вере, «делами достигшей совершенства» (Иак. 2:22), значит, могу я умолять, молить этих святых о своих нуждах! Никак сама фраза «молитвы святым» не выходит за библейские, евангельские рамки. Значит, невозможно сразу, сходу отвергать ее, как нечто противоречащее христианству.
Почему в Библии нет прецедентов молитв святым, почему, например, апостол Павел, который так много написало молитве, никогда не упоминает о молитвах тем, кто перешагнул грань телесной смерти? В Библии только запреты и предостережения относительно общения с теми, кто перешел в мир иной, неважно, праведники они или нет.
В Библии поэтому вопросу – не только запреты и предостережения (точнее, они были в Ветхом Завете и касались особой языческой практики вызывания духов умерших). В Новом Завете нам дан пример общения Господа нашего Иисуса Христа светхозаветными праведниками Моисеем и Илией, чему свидетелями были апостолы (см. Лк. 9:30-32). Почему в Ветхом Завете был запрет, а в Новом Завете сам же Господь, получается, его нарушает? Православные христиане не вызывают духов умерших. Они просто верят, что умершие святые – живы у Бога (см. Лк. 20:38) и слышат их молитвы (или прошения, что одно и тоже).
Вспомни, Дмитрий, притчу о богаче и Лазаре (см. Лк. 16:19-31). Эта притча, как и сами протестанты признают, близка к реальному изображению того, что происходит на том свете. Богач, отделенный «великой пропастью» от Царствия Небесного, возопил к «отцу Аврааму». И святой праведный Авраам… услышал его! Почему же к моей мольбе Авраам останется глух? Почему же через пропасть между раем и адом докричаться можно, а через пропасть между этим миром и загробным нельзя? Во всяком случае, богач обращался к Аврааму с просьбой: прецедент молитвы к святым, перешагнувшим грань телесной смерти, в Библии все же есть.
Все-таки автор [книги «Православие-Протестантизм»] лукавит — православные христиане молятся не только со святыми, не только о ходатайстве их просят, но и ублажают, просят о защите, духовной помощи и т.п. Причем у многих святых своя специализация, не мне тебе об этом говорить. Я не раз слышал от православных священников, что, например, Николаю Угоднику дана благодать для помощи верующим, т. е. помогает он, Никола, и не молитвою, а непосредственно. Поэтому и получается, что народ молится Николаю и другим святым, а не Иисусу Христу.
Дмитрий, а разве ублажать святых – это не по-библейски? Зачем автору лукавить, ведь он пишет для христиан, которые знают Библию. «Вот, мы ублажаем тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец оного от Господа…» (Иак. 5:11). Первые христиане ублажали давно умершего Иова! (Кстати, в современных русских переводах вместо «ублажать» написано «называть счастливыми». Но этим переводам доверять особо не стоит, как меня учили еще в МБИ Союза ЕХБ. В добротном издании «Нового Завета на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык» выпущенном РБО, говорится так: «прославляем, как блаженных»).
О специализации. Дмитрий, ведь ты же не против того, что подаваемые с выше «дары различны»? Само Писание учит нас тому, что каждому члену Церкви Христовой дается свой особый дар, предназначена своя специализация: «…и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех» (см. 1Кор. 12:4-11). Святые угодники имеют разную «специализацию» еще и потому, что преодолевали разные искушения и скорби, изживали в себе разные пороки. «Благословен Боги Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!» (2Кор. 1:3-4). Видишь, Дмитрий, и здесь я нисколько не поступился евангельскими идеалами.
Если Николаю Угоднику дана была благодать, и о нею помогает верующим, что здесь противоречит Писанию? «Каждому же из нас дана благодать по мере дара Христова» (Еф. 4:7). «И благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1Кор. 15:10). «И в этой уверенности я намеревался придти к вам ранее, чтобы вы вторично получили благодать» (2Кор. 1:15). По мере дара Христова апостолу Павлу дана была благодать покорять вере языческие народы. «Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых» (1Кор. 9:22).
Итак, Библия говорит, что праведному человеку может подаваться благодать ля помощи ближнему. Христианиндействительноможетпомочьдругомучеловекуобрестиспасение, «родить» его во Христе Иисусе благовестием (см. 1Кор. 4:15). «Спасай взятых на смерть…» (Пр. 24:11).
В чем я погрешил против Писания? Понимаю, что ты, Дмитрий, клонишь к тому, что Николай Угодник может вытеснить из сердца Христа. Но ведь это совершенно другой разговор – о том, что в нашем сердце может вытеснить Христа. Эта тема для православных действительно актуальна. Но не более чем для протестантов. Не нам с тобой об этом спорить.
«Николае блаженне, припадающамя ущедри, молюся тебе: и очи, премудре, просвети души мое я, да чисте узрю Светодавца и Щедраго… Врагов ищущих зло сотворити мне, святе, изми мя, дерзновение к Богу я ко имея, иерарше Николае всеблаженне, и от мужей кровей спаси мя». Вот это и тревожит евангельских верующих… Что же касается молитв святым о помощи, это практика явно анти библейская и противоречащая всему духу Евангелия.
Что же тревожит евангельских верующих? «Николае блаженне»? Разве Христос не называл своих последователей блаженными (см. Мф. 5:3 и далее)? «Припадающам я ущедри»? Темничный страж припал к Павлу и Силе, и нисколько не оскорбил Господа, потому что не обоготворил апостолов, но таким образом выражал надежду на спасение (см. Деян. 16:29). Что же сделали Павел и Сила? Они были нищими, но «многих обогащали» (то есть «ущедряли»). Обогати ли они и темничного стража совсем и его домашними – верой в Бога, возрождением и спасением (см. Деян 16:31-34). «И очи, премудре, просвети души мое я, да чисте узрю Светодавца и Щедраго…» – это ли тревожит? Но ведь Сам Христос называл своих учеников: «Вы – свет мира» (Мф. 5:14)! Будучи истинным Светом, Господь дарует этот Свет и Своим ученикам. «Да светит свет ваш пред людьми» (Мф. 5:16), а значит, да просвещает тех, кто находится во тьме!
Нет запрета в Библии на то, чтобы припасть к святым, попросить их о просвещении: «Государи мои! что мне делать, чтобы спастись?» (см. Деян. 16:30). «Да чисте узрю Светодавца и Щедраго…», то есть Христа – вот конечная цель молитв угодникам Божьим.
«Врагов ищущих зло сотворити мне, святе, измим я…». Действительно, как может Николай Угодник спасти от врагов? Однажды апостол Павел, отсутствуя в коринфской церкви, но, «присутствуя в ней духом», предал одного блудника сатане (см. 1Кор. 5:3-5). И хотя он повелел, чтобы вся церковь его поддержала, но, по сути, именно он спас (конечно, силой Господа нашего Иисуса Христа!) общину от врага, от дальнейшего нравственного разложения.
Преступно, что просим святого об исцелении? Но не о том ли должен просить протестантство его пастора, если заболел, – на основании Писания (см. Иак. 5:14-15)? Зачем призывать пресвитеров, если один у нас Посредник? Зачем нужна их «молитва веры», если больной может напрямую обращаться к Богу? Но их молитва, по апостолу Иакову, исцелит не только тело больного, но даже и его дух: «и если он со делал грехи, простятся ему».
Может быть, сейчас, Дмитрий, потянется твоя рука к Библии, чтобы оспорить выше приведенные места из Писания другими местами. Но я тебе не букву хочу показать, которую ты и сам знаешь, а дух Писания, которым Православие дышит. Главное, ты видишь, что молитва святым о помощи не совсем «явно анти библейская». У протестантов просто свое понимание Библии, кстати, не всегда однозначное. Недавно в журнале «Христианское слово» Союза ЕХБ я прочитал некролог известного протестантского журналиста (заместителя главного редактора) об одном ревностном служителе евангельско-баптистского братства. Заканчивается статья такими словами: «И он, Юрий, пребывает ныне в обители праведных и святых Божиих… И он по-прежнему близок нам, потому что, находясь у престола Всевышнего в радости и ликовании, продолжает переживать за нас, оставшихся…». А в журнале «Вера и жизнь» я встретили такое: «Туда [к Христу] отправились наши родные, и там они нас ждут, «считая небесные дни», оставшиеся до нашей встречи…».
Если они там переживают и дни считают, то уж, конечно, и молятся за нас, если не перестали быть христианами от радости.
Итак, где же Новый Завет запрещает просить святых о молитве? Где указание в нем на то, что умершие святые не слышат и не видят нас? Где запретна то, чтобы мы просили святых об исцелении духа и тела, о просвещении, о духовном руководстве, о наставлении (см. Евр. 13:7), и т.д.?
Только в Православии я увидел, что значит – приступить «к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьма Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу, и к Крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева» (Евр. 12:22-24).

^ Такие разные инославные

Кроме журналистики я занимался благотворительностью. Точнее, помогал одному американскому миссионеру-бизнесмену тратить деньги на детские дома71. Мы с ним старые друзья. На мой переход в православие он сказал: «О`кей, нет проблем!». Он часто бывает в России. В Кемерове он оставил меня областным координатором по распределению благотворительной помощи. И опять я оказался в щекотливой ситуации. Под мое начало попали несколько служителей протестантских церквей, работающих в детских домах. Но мы сработались. Это смиренные и ревностные люди. Сердца наши были открыты друг другу, на мой взгляд. Мы не боялись обсуждать спорные вопросы.
Из переписки с сестрой Натальей (имя изменено):
Не осуждаю и православных за беспечность. Многие злоупотребляют Божьей любовью, но разве я вправе судить. У родителей тоже бывают разные дети: одни послушные, другие наркоманы или пьяницы, но родители любят их. Кто из нас кто? Не знаю, знаю одно, что Бог любит меня, что не гнушается мною.
Наталья, разными могут быть и протестанты, и баптисты в том числе. Например, «разным» был баптист Гарри Трумэн, 33-й президент США, отдавший приказ… об атомной бомбардировке Нагасаки и Хиросимы. «Разным» был один из лидеров Реформации Жан Кальвин (главное его сочинение – «Наставление в христианской вере»). Однажды он обвинил в ереси испанского мыслителя Сервета и… сжег его на костре (хотя я оговорился: Кальвин, выдавший Сервета властям, пожалел его – попросил заменить сожжение на костре отсечением головы). Такое вот реформаторское «наставление» … Разные протестантские епископы в США сегодня требуют разрешения церковного благословения на браки гомосексуалистов72. Со слов одного немецкого преподавателя Богословского института Союза ЕХБ, в Германии сегодня не редкость объявления в газетах: «Ищем пастора (верующего)»73.
«Разным» был даже Мартин Лютер, вождь немецкой Реформации (по сути, благого начинания) . Но, идеализируя в свое время Лютера, я ошибался. Он, например, не считал Откровение Иоанна апостольской книгой. «Пусть каждый, – писал он, – думает об Апокалипсисе, что хочет… Мой дух не может терпеть этой книги» (той самой, в которой есть одно из любимейших мест русских баптистов: см. Откр. 22:18-19). Он «уважал и чтил» Послание Иакова, но отвергал его подлинность опять-таки на основании его несоответствия своему духу…». Во время крестьянского восстания (1525 г.) Лютер выступает с необычайно резкой статьей «против разбойников и кровопийц крестьян», предлагая властям не останавливаться ни перед чем для истребления «факелов ада» и «членов дьявола». «Пусть, кто может, душит и колет, тайно или открыто…». «Как осла нужно бить, так простой народ можно только насилием держать в послушании».
И еще один факт истории. «Когда анабаптисты (которые не были согласны с лютеранами по ряду вопросов) просили проявить по отношению к ним… терпимость, они подверглись со стороны лютеран жестоким репрессиям: их тысячами отправляли на казнь – вопреки провозглашенному Лютером праву на свободное толкование Священного Писания»74.
…Евангелизация прошла успешно. Очень жаль, что служитель местной православной церкви назвал нас сатанистами во время служения. Это не имеет отношения к твоему хождению, это моя боль за людей. Думаю, что и ваша тоже. Мы раздавали приглашения на рынке, а матушка ходила и пугала людей, что тот, кто оставит его у себя, будет проклят на небесах, что дети заболеют и многое другое. Нашу церковь люди в городе знают по делам, она имеет доброе имя. Многие спорили с матушкой, были скандалы между людьми, ругались матами.
Наталья, я искренне рад за проповедь Евангелия. Понимаю твою боль и огорчение. Я сам, будучи баптистом и миссионером, очень горячо реагировал на эти моменты. На месте священника я бы поступил по-другому. Но это и понятно. Я изнутри знаком с баптизмом. А батюшка, возможно, знает его только по пропаганде советских времен…
Но баптисты могут сами провоцировать подобные ситуации своими, не совсем корректными, суждениями о православии.
Вот несколько примеров.
В 2000 году в Москве состоялась конференция служителей ЕХБ под названием «Русь. Миссия. XXI век». На ней был прочитан доклад Тараса Приступы, руководителя миссии «Надежда людям», пастора церкви. В докладе рассматривались препятствия на пути развития миссионерского движения в России в XXI веке. Одно из препятствий Приступа видит в том, что евангельское движение в нашей стране «пополнялось людьми именно из «православной среды», потому что другой просто не было». То есть, оказывается, проблема русских протестантов в том, что у них – отягощенная наследственность. Приступа пишет: «Богословие православия в некоторых ключевых вопросах радикально отличается от апостольского… В центре его – не Бог и Его благодать, а человек с его религиозным опытом… Православная церковь никогда не отличалась желанием завоевать сердца людей для Христа через любовь и служение75… Язычество и мистицизм в православии, помноженные на духовный вакуум посткоммунистического периода, сделали людей незащищенными от влияния оккультизма, восточного мистицизма и тоталитарных деструктивных сект»76.
Подобные суждения о Православной Церкви встречаются в этом журнале нередко. Насколько я понимаю, неизменно негативная оценка Православия – это позиция самого редактора Николая Водневского, которую он довольно часто выражает в своих статьях.
Вот лишь некоторые цитаты: «Корень зла – в отступлении людей от Бога, в замене истины… религиозной ложью, которой пользовалась господствовавшая церковь… Сатана подсовывает религию вместо Христа, обряды – вместо боголюбивой жизни…». «Живых детей Божиих, тех, кто любит Христа всем сердцем, спасает только то, что Бог не дает книжникам и фарисеям наших дней полной власти. Их авторитет поколеблен». «Слава Богу, в России… теперь строят молитвенные дома. Но они настолько дорогие и величественные, что, по примеру православных, их называют храмами… А Бог через апостола говорит: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?»… Да, Бог живет не в рукотворных храмах…». Водневский абсолютно прав в том, что сатана может везде, в том числе, и в Православной Церкви, искусить и обмануть человека, повести его по ложному пути. Жаль только, что кроме «религиозной лжи» Водневский (живущий в Америке) ничего в православии не видит.
Кстати, своим девизом журнал избрал слова Августина Блаженного: « В главном – единство, во второстепенном – свобода, во всем – любовь»77. Ни стремления к единству, ни уважения чужой свободы, ни, тем более, братской любви я не вижу в таком отношении журнала к Православной Церкви. И чем он отличается от той православной матушки на рынке? Может быть, только своей ученостью.
Тиражом в сто тысяч экземпляров называть православие язычеством, священников – фарисеями, обряды – сатанинскими, храм – безбожным… Кто после этого измерил боль православного? Корректно ли теперь ждать от него веротерпимости и дружелюбия?
После таких публикаций Православная Церковь, действительно, станет одним из главных препятствий «на пути развития миссионерского движения» ЕХБ.
Другой пример. В журнале «Христианское слово», в статье «Труд: проклятие или благословение?»78, ее автор Игорь Подберезский противопоставляет протестантское отношение к труду (всегда, по его мнению, добросовестное, усердное и честное) православному отношению. Из статьи вытекает однозначный вывод о том, что православные христиане не могут упорно трудиться, не имеют понятия о «светской трудовой этике», воспринимают труд лишь как тяжелое бремя и уходят в монастыри, в основном, только для того, чтобы там молиться = лениться. При этом в статье ведущего научного сотрудника ИМЭМО РАН нет ни одной ссылки на Священное Предание Православной Церкви, то есть, на то, что только и может дать истинное представление о ПРАВОСЛАВНОМ отношении к труду. Зато цитируется Лютер, который говорил, что «труд конюха или скотницы более угоден Богу, нежели труд монаха или монахини».
Какое же истинное отношение к труду заповедует Православная Церковь своим детям? Вот лишь некоторые иллюстрации. Св. Нил Синайский: «Кто не любит работать, тот бездействием питает страсти…». Св. Григорий Богослов: «Знай, что если, будучи здоров, ты живешь на чужой счет, то поедаешь достояние бедных и немощных». Св. Тихон Задонский: «Кто в праздности живет, то непрестанно грешит» . Св. Антоний Великий: «Возлюби труд: он, в соединении с постом, молитвой и бдением, освободит тебя от всех скверн». Св. Иоанн Златоуст: «Бог наложил на человека труд не для наказания и мучения, но для вразумления и научения его». У Православной Церкви есть примеры усердного труда преподобных Феодосия Печерского, Сергия Радонежского, Кирилла Белоезерского, Иосифа Волоцкого, Нила Сорского и других русских подвижников. Православный «Спутник христианина» пишет: «Трудись, где бы ты ни был поставлен в обществе… Трудись, это твое назначение и обязанность на земле. Но ты не для земли создан, а для неба. После труда и забот житейских, возносись горе (к небу – прим. авт.) умом и сердцем, изливай перед Богом свою душу в славословии, благодарении и молитве… От трудов переходи к молитве, от молитвы к трудам: трудись и молись… Бог дал человеку жизнь, Бог назначил ему и труд, в жизни. Помни это каждый и трудись над своим делом усердно, без скорби, без ропота на ежедневный свой труд… Труд, работа, забота, горе, терпение – везде, во всех званиях и состояниях; есть они у всякого человека, который честно и усердно занимается своим делом домашним-ли то или общественным». О труде монахов – см. Приложение № 6.

^ Последняя реплика

Долгое время на официальном сайте евангельских христиан-баптистов России, прямо на парадной странице, находилось письмо-свидетельство одной новообращенной «сестры в Господе». Она писала, что раньше посещала православную церковь, где священники, по ее словам, гордо ходили «как князья в золоченых одеждах», и только в баптистском Доме молитвы она нашла истинную церковь, где «все по-простому»79. Письмо через какое-то время убрали. Может, сайт нуждался в обновлении. А может, поняли, что негоже выставлять напоказ не совсем корректное суждение новообращенной сестры.
Священники облачаются не для того, чтобы покрасоваться. Облачения священнослужителей – это проповедь Евангелия в одежде. Например, каждый цвет в ней имеет библейское значение. Золотистый цвет символизирует Небесное Царство (см. Откр. 21:18-21). Красный – цвет крови Господа нашего Иисуса Христа и христианских мучеников. Белый цвет – символ преображения, новой жизни во Христе (см. Мф. 17:2, Откр. 1:14, 3:5, 7:9). Голубой – цвет Богородицы, в которой совершилось великое таинство – небо сошло на землю.
Проповедует Евангелие каждый элемент облачения священника. Например, омофор (носится на плечах) означает заблудшую овцу, которую пастырь берет на плечи и несет домой. Это образ Пастыря Христа, подъявшего на плечи все человечество. Поручи, или нарукавники, напоминают священникам, что они служат Богу «не собственными силами, а силой и благодатью Божией. Поручи напоминают также узы на руках Спасителя во время Его страданий». Риза, или фелонь, «своим видом напоминает ту багряницу, в которую был облечен страждущий Спаситель. Ленты, нашитые на ризе, напоминают потоки крови, которые текли по Его одеждам»80.
Невеста на свадьбах в общине ЕХБ, сколько помню, всегда радует глаза своим красивым, иногда роскошным, белым нарядом. Мало кому хочется пойти замуж по-простому: в юбочке и кофточке. Если свадьба достойна особых, торжественных облачений, то почему богослужение не может быть этого достойно?
Не нужно думать, что в облачении – легко и приятно. Оно очень тяжелое – в духовном смысле81. Всем сердцем сознавая себя недостойным, священник облачается, чтобы предстоять перед «горой Сион». Предстоять в страхе и трепете не только за себя, но и за весь народ Божий (см. 1Фес. 5:12, Евр. 12:22, 28).
…Утро. Храм. Скоро служба. Я стою у входа в алтарь. Вижу, как в комнате для переоблачения седой священник медленно и сосредоточенно надевает ризу. Слышу, как он длинно вздыхает: «Господи, Иисусе, помилуй мя, грешного…». Его облачение золотое. Но это «золото» истерто ежедневными молитвенными службами. Это «золото» потемнело от слез покаянных (простите за высокий слог). Это «золото» на батюшке может вспыхнуть огнем неугасимым в судный день, потому что «кому много вверено, с того больше взыщут» (Лук. 12:48). Вот в какую «княжескую одежду» облачается священник…

^ Отступать – некуда

Меня все еще зовут обратно в баптизм82. На что я отвечаю: «Уж лучше вы – к нам». Тот баптизм, который я увидел (и переосмыслил) со стороны, меня уже не привлекает. Хотя в книге я намеренно говорю именно о русских баптистах. Потому что они, на мой взгляд, – особое явление83. По своей богобоязненности они еще очень близки к православию84
Меня не привлекает, например, история баптизма, в которой еретики85 всех мастей, с легкой руки баптистских теологов, изображаются героями веры. Каюсь, что, будучи баптистом, плохо учил свою историю. Поверхностно. Не вникал в то, что с ересиархов, оказывается, я должен был брать пример. Оказывается, они были моими духовными предками.
Вот что пишут Карев86 и Сомов в учебнике «История христианства»: «В девятом веке было два довольно значительных христианских течения, не принадлежавших к официальной церкви, – это несториане87 и павликиане. Официальная церковь презрительно их называла еретиками и сектантами. Сектами официальные церковники называли течения, вышедшие из рядов официальной церкви и отколовшиеся от нее…
В седьмом веке членом манихейской секты был некий Константин из Армении. Однажды у него остановился диакон христианской церкви и подарил ему рукописи четырех Евангелий и четырнадцать посланий апостола Павла. Константин, читая Евангелие и послания апостола Павла, уверовал во Христа и отдал Ему свое сердце. Он ушел из манихейской секты… У него, под влиянием самостоятельного чтения, созрели убеждения, которые не соответствовали некоторым догмам официальной церкви. Он задался целью восстановить апостольское христианство. Вокруг себя он организовал… группу христиан, которые стали называть себя павликианами… – в честь того, что Константин уверовал во Христа через послания апостола Павла. Ошибкой Константина было полное отвержение Ветхого Завета… Второй ошибкой Константина было то, что он слишком высоко поставил апостола Павла… [Его] личность начинала затмевать Самого Христа… Третьей ошибкой… было его пренебрежительное отношение к апостолу Петру… Несмотря на эти свои крайности, [Константин] в ряде вопросов встал на позиции первохристианства. Он отверг иконопоклонение… отверг крестное знамение…отвергал церковную иерархию… Он был ревностным борцом за возврат к первохристианству»88.
«Светильники Христовы были во все времена и в разных христианских группах, отошедших от официальной христианской церкви…С десятого века в Болгарии стали появляться так называемые «богомилы»… [Они] отвергали иконопочитание… поклонение мощам и так называемым святым угодникам… В этом отношении они, вне всякого сомнения, шли путем первохристианства… Богомилы, как и их предшественники – павликиане, отвергали Священное Писание Ветхого Завета, признавая только Священное Писание Нового Завета… Затем некоторая часть богомилов еще больше впала в крайности, которые нарушили их связь с Господом (а раньше она ничем не нарушалась? – прим. авт.). В среду части богомилов, действительно, проникли гностические представления о том, что вся материя, вся природа является творением диавола, противным Богу».
Довольно странный свет исходил от «светильников Христа», отвергающих Писания, которые свидетельствовали о Нем (см. Ин. 5:39).
Но это еще цветочки.
Вот, что пишет В.Г. Павлов89:
«Все допускают, что со времен апостольских до Реформации существовали собрания и общества, которые отделялись от господствующих церквей… Господствующие церкви клеймили их названием еретиков… Еретиками обыкновенно называют тех, кто отличается в учении от большинства, имеет столько совести и мужества, что отваживается защищать свое положение и даже, в случае нужды, страдать за свою веру… Этот народ происходит от первых веков христианства, сохраняя и передавая потомству чистейшие формы вероучения и практического благочестия… Нет сомнения, что эти люди имели некоторые ошибки, и, может быть, держались некоторых заблуждений. Но как и могло быть иначе, когда они были окружены атмосферой церковной лжи и испорченности.
В I и II столетиях некоторые из этих сект известны были под именем мессалиан…90 и монтанистов91.
В VII и VIII столетиях возникли павликиане, которые обратили на себя внимание, сделавшись многочисленными, и навлекли на себя ненависть и вражду господствующей церкви… Можно сказать, что со времен апостольских до Реформации эти различные сектанты составляли истинную церковь Божию. Их вера была настоящая библейская, и их жизнь была самая чистая, какую только видел мир. Конечно, они не были совершенны. И как они могли быть таковыми в такой среде?». Конец цитаты.
Неужели лучшие плоды, которые дало христианство – это ереси и секты? Неужели Церковь Христова, утвержденная «на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (см. Еф. 2:20), должна была развиться до павликиан и мессалиан? Неужели монтанисты – и есть та самая Церковь, которую не одолели «врата ада» (см. Мф. 16:18)?
Когда я учился в Богословском институте Союза ЕХБ, один из братьев подарил мне книгу в красной обложке. Называется «След крови».
Эту книгу можно найти на сайте Международного Совета Церквей ЕХБ www.blagovestnik.org (а также на сайте Евангельских Христиан–Баптистов Украины: www.spasenie.kiev.ua. Кстати, на другом их сайте baptist.org.ua книга «След крови» названа «одной из лучших на сегодняшний день книг по истории церкви, а, в частности, истории баптистов»). Автор книги – доктор Дж. М. Карроль (1858-1931). Он был «не только одним из руководителей техасских баптистов, но также исключительным деятелем среди Южных Баптистов и во всем мире». «Сотни тысяч экземпляров этой брошюры были изданы и распространены на многих языках». В предисловии доктор Уильям Л. Хилтц, вице-президент Ландмаркского Баптистского Колледжа, пишет: «Эта книжечка поможет неосведомленным людям узнать о библейских и исторических фактах, связанных с церковью».
Цель этой книги, пишет ее автор, «показать, что баптисты, соответственно истории, представляют собой беспрерывную нить церквей от дней Христа… В неправильных, уклонившихся от истины, церквах ясно виден рост католицизма и позднее протестантизма. Баптисты – не протестанты, так как они не вышли из католической церкви».
В «беспрерывной нити церквей от дней Христа» Дж. М. Карроль перечисляет монтанистов, павликиан, катаров92, альбигойцев, вальденсов93 и другие группы (наглядно представлены в диаграмме в конце книги). По убеждению автора, под всеми этими наименованиями (которые были даны «врагами истинной церкви») скрываются баптисты.
«Баптисты не верят в апостольскую преемственность, – пишет Дж. М. Карроль. – Апостольские функции прекратились со смертью апостолов. Это Своим церквам (баптистским – прим. авт.) Христос обещал беспрерывное существование от времени первого учреждения церкви при Его служении на земле до Его пришествия…». Таким образом, доктор Дж. М. Карроль блестяще показал, почему баптисты не верят в апостольскую преемственность. Потому что на самом деле – это баптистская преемственность.
Верит в непрерывную преемственность «истинных детей Божьих», навсегда ушедших из «кафолической» церкви в подполье, и Рогозин. В своей книге «Откуда все это появилось?» он развертывает перед читателем картину того, как «Свет Истины, яркий факел Божьей Любви передается из поколения в поколение». Рогозин пишет: «В самые темные периоды христианской истории возрожденные свыше чада Божьи повиновались повелению Господню: «Выйдите из среды их, и отделитесь…» (2Кор. 6, 14-18). Они отделились, чтобы иметь непосредственную связь с Богом…». «Непосредственную связь с Богом», по Рогозину, имели, кроме прочих, монтанисты, несториане, монофизиты, монофелиты, павликиане и альбигойцы94
Меня в баптизме учили, что Слово Божье – это единственный критерий духовной жизни. Но Библия в отношении еретиков оказывается почему-то менее любвеобильна, чем вышеупомянутые баптистские теологи.
«Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель. И многие последуют их разврату, и через них путь истины будет в поношении. И из любостяжания будут уловлять вас льстивыми словами; суд им давно готов, и погибель их не дремлет… Знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания, а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших, тогда как и Ангелы, превосходя их крепостью и силою, не произносят на них пред Господом укоризненного суда… Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого» (2Пет. 2:1-11,20).
Ересь – пагубна. Ересь развращает. Еретики навлекают на себя скорую погибель (духовную, прежде всего). Плюрализм мнений остается плюрализмом только до определенных пределов, вне которых – поношение Церкви Христовой и, в конечном итоге, отвержение Бога. Те, кто отстаивает ересь, на самом деле, «идут вслед скверных похотей», может быть, неосознанно для себя. Оказывается, не принципиальность, а обыкновенные страсти (и гордость, наверное, прежде всего) ведут еретиков к тому, что они «презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших». В начале пути они принимают Христа и познают Его, как Спасителя. Но потом, родив или приняв ересь и не желая расстаться с ней, они сами себя отлучают от Церкви, а значит, и от Христа. Слово Божие (а не «официальные церковники») называет их «беззаконниками». Слово Божье (а не «господствовавшая церковь») говорит, что «суд им давно готов».
«Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, РАЗНОГЛАСИЯ, [СОБЛАЗНЫ,] ЕРЕСИ (выделено мной – прим.авт.), ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал. 5:19-21).
Ересь перед Богом и Его Церковью так же страшна, как прелюбодеяние и волшебство, так же омерзительна, как идолослужение, так же ужасна, как убийство95. Погибающих еретиков надо спасать, а не учиться у них «ревностной борьбе за возврат к первохристианству».96
Не смог бы я возвратиться в баптизм, даже если бы захотел, после осмысления такой истории баптизма. Мне нисколько не хочется иметь «славную историю» постоянных крайностей и заблуждений, тем более, когда они касаются Самого Христа и Его Слова. Мне не по душе та легкость97, с которой иные баптистские богословы – идеологи первой величины! – записывают в «герои веры» еретиков, явных и для них.
Уж лучше вы – к нам, братья! Зачем вам сектантская преемственность, если есть апостольская? Зачем вам роднить себя с монтанистами, павликианами или богомилами, если можно породниться с Иоанном Златоустом, блаженным Августином, Кириллом и Мефодием, Сергием Радонежским, святителем Московским Филаретом, митрополитом Сурожским Антонием и т.д.?

^ Вместо заключения

«Как я сказал, мы не принимаем людей легко. Опыт показывает, что они сначала приходят и прислушиваются, приглядываются, «принюхиваются». Потом в какой-то момент они загораются очень пламенным желанием принять православие и отталкиваются от той веры, которая была их верой; и вот в этот период я их никогда не принимаю; я не принимаю человека, который отрекается от своего прошлого. Потом начинается период, когда человек входит глубже в православие и начинает чувствовать, как он должен быть благодарен той Церкви, которая его сделала вообще христианином, когда у него нет уже романтики такого чрезвычайного подъема. Он может спокойно войти в православие, как блудный сын, который домой пришел, именно домой, а не в какое-то исключительное место. И когда он может обернуться и сказать: да, моя Церковь – католическая, англиканская, протестантская – мне все-таки открыла Христа, и я глубоко благодарен ей, – то мы их принимаем…».

Митрополит Сурожский Антоний (Великобритания)

^ Постскриптум

Этот постскриптум появился после того, как моя книга несколько месяцев обсуждалась в Интернете на четырех форумах: Православный форум диакона Андрея Кураева (http://www.kuraev.ru/forum), Форум Евангельских христиан-баптистов(http://www.baptist.org.ru), Межконфессиональный Христианский Форум (http://www.evangelie.ru/forum) и Открытый христианский форум (http://jesuschrist.ru/forum).
Я просил всех желающих высказать свое мнение. Особенно меня интересовало мнение евангельских христиан-баптистов – насчет достоверности тех или иных сведений о них в книге. Естественно, первая реакция с их стороны часто была негативная («ну, вот, перешел в православие, сейчас начнет нас грязью поливать»). Однако по мере чтения книги народ успокаивался. Несколько баптистов на разных форумах назвали мою книгу уникальной, когда увидели, как я отзываюсь о своих бывших единоверцах. А один служитель из Первой Славянской Баптистской Церкви г. Сакраменто (США) вызвался даже помочь мне оформить два сайта, на которых поместил мою книгу. Во всяком случае, в недостоверности фактов о баптистах книга за все это время замечена не была.
Итак, несколько заметок после форумов.

^ Можно ли исцелиться от иконы и святых мощей?

Я не буду прямо отвечать на этот вопрос. Просто поделюсь с вами, уважаемые читатели, мыслями по поводу некоторых мест Библии.
«И вот, женщина, двенадцать лет страдавшая кровотечением, подойдя сзади, прикоснулась к краю одежды Его, ибо она говорила сама в себе: если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею. Иисус же, обратившись и увидев ее, сказал: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя. Женщина с того часа стала здорова» (Мф. 9:20-22, см. также Мф. 14:36; Мк. 6:56; Лк. 8:43-48).
Удивительно! Христос должен был упрекнуть женщину за то, что она, пробираясь сквозь толпу, старалась только об одном – прикоснуться к краю Его одежды. Христос должен был научить женщину, что ей надо было не дополнять давку, а стоять в стороне и молиться Христу «в духе и истине». Разве нужно ей было для обращения к Богу посредство материального предмета – какого-то плаща? Но вместо всего этого Христос говорит женщине: «Вера твоя спасла тебя!».
Да, у нее была вера, и это главное. Христа тогда, в толпе, теснили многие. Но только об этой женщине Он сказал: «Кто прикоснулся ко Мне?». Вера ее отличала из всей толпы. Но могла ли она с этой же верой во Христа прикоснуться, например, к одежде своего мужа и также получить исцеление? Думаю, нет. Скорее всего, какое-то значение имело то, Чья была одежда. Во всяком случае, таких примеров в Евангелии несколько. Больные люди просят прикоснуться к краю одежды Христа, «и которые прикасались, исцелялись»(Мф. 14:36). Христос позволял Своей одежде служить посредством передачи Своей благодати? Неужели Он согласовал веру в Него с некоторыми материальными предметами этой веры?
Еще одно недоумение. Женщина прикоснулась всего лишь к одежде. А Христос, как пишет Лука, сказал: «Кто прикоснулся ко МНЕ (выделено мной – прим. авт.)?». Но даже если бы женщина прикоснулась к телу Христа, недоумения у меня бы не убавилось. Одежда и тело, плоть и кровь, суть материальные предметы. Но через материальный предмет женщина прикоснулась, получается, к Самому Богу: «Кто прикоснулся ко Мне?». Именно в момент прикосновения к материальному предмету от Бога изошла сила. Женщина всем сердцем верила во Христа, как Спасителя, но была исцелена только тогда, когда прикоснулась к Его одежде.
Если бы эта одежда сохранилась до наших дней, думаю, ситуация с исцелением могла бы повториться и сегодня. Ведь не видевшие Христа, но веровавшие, по слову Его, еще блаженнее. Неужели прикосновение к некоему материальному предмету может считаться (при определенных условиях, конечно) прикосновением к Самому Богу (то есть к Его силе), как говорит Евангелие?
Еще одно недоумение. Деяния апостолов. Рождение и жизнь Церкви. И вновь мы видим посредство материи!
«Верующих же более и более присоединялось к Господу, множество мужчин и женщин, так что выносили больных на улицы и полагали на постелях и кроватях, дабы хотя тень проходящего Петра осенила кого из них. Сходились также в Иерусалим многие из окрестных городов, неся больных и нечистыми духами одержимых, которые и исцелялись все» (Деян. 5:14-16).
Удивительная картина! Паломничество народа. Множество больных, которые жаждали исцеления. От чего? От образа Петра, который сама природа писала на земле лучами солнца! И это пишет евангелист Лука? Почему здесь нет весьма важного уточнения против «религиозного невежества»? Почему Петр не сказал народу: «Не ждите исцеления от образа моего, а обращайтесь прямо к Христу»? Напротив, здесь говорится о том, что все исцелялись и даже избавлялись от нечистых духов! «Верующих же более и более присоединялось к Господу», и прямым следствием этого была вера… в исцеляющую сень апостола Петра. Вера, которая исцеляла не только физически, но и духовно.
И это не единичный случай в жизни первых христиан.
«Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них» (Деян. 19:11-12).
Евангелист Лука вновь пишет странности. Кто-то (сотрудники?) брал у Павла (или он сам отдавал?) его личные вещи с целью передачи больным людям – для исцеления. Может быть, именно «руками Павла» были отданы эти вещи.
Только представьте картину: больной, одержимый человек касается платка (головной повязки) или опоясания апостола Павла и… исцеляется. Болезнь отступает от тела. Злые духи изгоняются вон из сердца. Платки и опоясания Павла несут к другому больному – исцеление!, потом к третьему – спасение!, четвертому и т.д.
Я полагаю, платки и опоясания несут с почтением – не только как бесценное лекарство, но и как возможность прикоснуться к Самому Богу…
Представляете, как потом эти исцеленные люди свидетельствовали? «Я сильно болел, но услышал, что можно прикоснуться к платку апостола Павла и получить исцеление. Я поверил в это и, после прикосновения, я действительно исцелился! Слава Богу!» Ни дать ни взять – православное паломничество.
Неужели апостол Павел (вместе с Лукой) не видел, как его вещи превращаются в амулеты? А может, и здесь вера во Христа была согласована с некоторыми материальными предметами этой веры?
Удивительно еще одно место из Библии: 4 Царств 13:21. От прикосновения к костям «человека Божьего» Елисея воскрес умерший. Интересно, что тут даже никакого чуда никто не ждал: шли погребать и просто бросили труп в гроб Елисеев, испугавшись моавитян. А святые мощи «человека Божьего» оказались чудотворными98.

^ О православии в статье «Пропадал и нашелся. Личное свидетельство» Николая Водневского

О Николае Водневском я уже упоминал, как о редакторе «антиправославного» журнала. Недавно я наткнулся на его личное свидетельство, в котором он упоминает о своем православном прошлом не только в негативном свете.
«…Несколько минут спустя, ко мне постучала Прасковья Ивановна. Она хорошо знала, что богослужения на дому противозаконны и потому могут принести суровое наказание. Но на ее лице я не увидел страха. Наоборот, на нем отражалась тихая, спокойная радость, словно она видела себя королевой в потустороннем мире. Даже ее морщинистое лицо порозовело.
«А мы, Николаша, Богу молились», возбужденно сказала она. «Что ты на это скажешь? А?».
Я молчал, не зная, что ответить.
«И за тебя молились, чтобы Бог помог тебе в твоей жизни».
«Благодарю Вас. Как раз я в этом теперь нуждаюсь».
«А веришь ли ты в Бога? Ведь вас теперь учат, что Бога нет, есть какая-то материя…».
«Должно быть Бог есть, но я Его не знаю», ответил я…
Прасковья Ивановна приоткрыла мне двери в закрытую православную церковь. Она имела удивительное чутье предвидения. Многие события, пережитые мною, она видела наперед. Правда, ее пророчеству я не придавал тогда никакого значения, но помню, как она мне говорила: «Ничего, Николаша, не унывай. Бог тебя не оставит. Падут возле тебя тысячи и десять тысяч одесную тебя, но к тебе не приблизится…», что-то в этом роде говорила она на церковно-славянском языке. Прошло несколько лет и, когда слева и справа меня падали тысячи, я не раз вспоминал Прасковью Ивановну…
Прасковья Ивановна не сделала меня религиозным человеком, но научила меня думать о бессмертии человеческой души…
22 июня 1942 года, ровно в годовщину войны, в одном из жарких боев с немецкими оккупантами, я молился Богу и в душе говорил:
«Великий Бог! Ты имеешь силу спасти каждого человека… Спаси и сохрани меня… Помилуй и прости… Я буду всегда молиться и делать только хорошее…».
Чудом Господь сохранил меня. Из ста сорока человек, участвовавших в этом сражении, уцелело только тридцать шесть…
19 августа того же года, в пять часов утра, на поле, между деревнями Яковлевка и Лощихино (на Смоленщине) у подножия высоты 265.7, покрытых трупами двух сибирских полков, смерть снова заглянула мне в лицо. И я снова повторял известные мне молитвы еще более усердно и настойчиво. «Моли Бога о мне, святый угодниче Божий Николай…» – была моей постоянной молитвой…
Но вот опасность снова миновала, а моя жизнь по-прежнему хромала на оба колена…
24 февраля 1946 года Бог еще раз привел меня на суд. Я стоял с поднятыми руками, как преступник, осужденный на смертную казнь… В этот день исполнились мои тяжелые предчувствия. Я увидел себя снова виновным не перед людьми, за что меня хотели отдать на смерть, а перед Богом.
Вот они, суды Божьи! Воистину, они справедливы! Но еще оставалась надежда на милосердие Божие, вера в Его всемогущество. И я начал усердно молиться. Не знаю почему я повторял несколько раз молитву Ефрема Сирина:
«Господи, Владыко живота моего…».
Потом я почувствовал, что эта молитва не отражает моих переживаний. Я искал иных слов, и они пришли в молитве мытаревой:
«Боже, будь милостив ко мне, грешному».
…День подходил к концу и тогда пришел ответ на мою молитву. Я получил возможность еще жить и с тех пор я эту жизнь называю сверхурочной жизнью. На следующий день я лежал в госпитале и вспоминал страшные минуты вчерашней трагедии. Сердце переполнялось благодарностью к Богу. Как милостив Он! Как велик Он в Своей любви!».
Далее Николай Водневский описывает, как ему стали попадаться плохие священники и миряне (кто водку пил, кто курил, кто ругался и т.д., в общем, описывается все подробно), а потом попался хороший баптист, который убедил его, что Серафим Саровский и Иоанн Кронштадский заблуждались.
К слову сказать, я мог бы написать «Операцию на сердце» в том же духе. Плохих баптистов (от которых я пострадал финансово, морально и духовно) и хороших православных у меня с избытком хватило бы для «убедительных» доказательств ложности баптизма и истинности православия. Но что-то остановило меня от этого пути…
Как бы то ни было, оказывается, именно православию Николай Водневский обязан всей своей дальнейшей (после войны) «сверхурочной жизнью» 99.

^ «Об освящении» евангельских христиан-баптистов

На форуме http://www.kuraev.ru/forum/ один из его участников, евангельский христианин-баптист Игорь К. (администратор сайта http://rus-baptist.narod.ru и автор некоторых его материалов), высказывая мнение по моей книге, писал: «Читать было многое очень неприятно. Много неправильно вы увидели, многое извратили. Постоянно хотелось крикнуть вам, что, подождите, не так это! Вот и вот, почитайте… Освящение – путь сложный, практически аскетический, так мне как-то православная соседка и сказала, что мы живем как монахи, а нужно это оставить только избранным. А я отвечал, что нет, нормы жизни для всех христиан едины. Почитайте на сайте Русский Баптистъ книгу «Об освящении». Там очень все строго…».
После этого ответа я попросил Игоря указать конкретные места в моей книге: Что я неправильно увидел? Что извратил? Что не так на самом деле? Какие книги мне нужно почитать еще, кроме вышеуказанной? Но ответа от Игоря на эти вопросы за несколько месяцев я так и не дождался – ни на форуме, ни в личной переписке. Игорь лишь написал мне, что ответит, если найдет время…
По совету Игоря я заглянул в книгу «Об освящении». Она находится на сайте http://www.rusbaptist.stunda.org в разделе «Наши учения» с аннотацией: «Духовное пособие, показывающее путь освящения и очищения, покаяния и оставления грехов».
Там, действительно, много хороших (по сути – православных) мыслей с подробным разбором Библии. И все же чего-то не хватает тем, кто с таким энтузиазмом проповедует об освящении («Операция на сердце» именно об этом). Книга «Об освящении» только подтвердила мои убеждения. Я приведу некоторые выдержки из нее:
«В июле 1964 года состоялось братское совещание… служителей церкви ЕХБ… На совещании было отмечено, что… значительная часть народа Божьего уклонилась от истины (имеется в виду, кроме всего прочего, раскол ЕХБ на два независимых союза – ВСЕХБ и СЦ ЕХБ в 1961 г. – прим. авт.) и пошла по пути открытого нарушения основных заповедей Господних как в вопросах личной жизни, так и в вопросах домостроительства Церкви…
Сегодня мы видим, как современные «Озы» стремятся «поддержать» дело Божье. Они идут на отступление от истины, на грех, лишь бы не лишиться регистрации, не лишиться дома (камень в огород ВСЕХБ; речь идет о регистрации общин в госорганах и праве на богослужебное здание – прим.авт.)…
Есть общины, верующие которых не совершают «больших» грехов, но имеют зависть, гордость, разногласия, ссоры. И это самые больные общины… В этих общинах так все бывает запутано, что ни самой общине, ни приезжим служителям разобраться там не под силу, ибо сеть греха до того всех опутала, что невозможно отыскать ни конца, ни начала — все поражено этим «малым» грехом. И кого бы из служителей туда ни посылали — никто там не поможет…
Апостол Павел предупреждает: «Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом» (Гал. 5,15)… Для ряда церквей ЕХБ кроме этих незаметных грехов стало почти нормальным явлением открытое нарушение заповедей Божьих и отступление от истины…
В некоторых общинах совершаются бракосочетания верующих с неверующими… Почти все такие браки кончаются крушением семьи и утратой спасения…. А сколько христиан занято сегодня любостяжанием!
Нормальным явлением в церкви стали считать и такой ужасный грех, как предательство, когда называющиеся братом или сестрой ради собственного благополучия передают внешним сведения о деле Божьем, о детях Божьих, о служителях, явно зная, что это служит к разрушению дела Христова и приводит к скорбям и страданиям многие тысячи детей Божьих, служителей Господних и их семьи (сотрудничество с КГБ не обошло стороной и баптистов; у меня, кстати, есть архивные материалы о том, как это происходило в Кемеровской области – прим.авт.)…
Еще раз хочется напомнить о той разрушительной работе, которая проводится лжеслужителями специально. Мы видим только печальные результаты их греха: перед нами разрушенные общины, вымирающее братство, утратившее не тысячи, а десятки тысяч детей Божьих. И это не то, что они перестали верить в Бога. Таковых почти нет. Но то, что в результате всеразлагающего греха и отступления они погрязли в заботах и грехах, перестали посещать собрания». Конец цитаты.
Да, освящению тут непочатый край…
Такова констатация факта в книге, которую мне посоветовал русский баптист Игорь К.: с 1944 года, когда был образован ВСЕХБ, по 1964 год «десятки тысяч детей Божьих» «погрязли в грехах», пошли по пути «открытого нарушения основных заповедей Господних». В 60-е годы, кроме всего прочего, нарушена была и заповедь Христа: «Да будут все едино» (см.: Ин. 17:21).
Как я уже говорил, до сих пор ВСЕХБ (сегодня Союз ЕХБ РФ) и СЦ ЕХБ пребывают в разделении.
Из своих статей Игорь К. посоветовал мне ознакомится с этой: http://rusbaptist.stunda.org/ dop/preemstvo.htm – «насчет традиции и пресловутого преемства».
Я просмотрел статью. Для себя ничего нового не обнаружил. Кое-что я более подробно разбираю в книге. В том числе, и это бесконечное самовосхваление из статьи: «Я знаю, что есть на земле группы верующих, не называющиеся баптистами, или как в России – «евангельские христиане-баптисты», но которые, как и мы, во всем верны Богу и Слову Божьему… Вот так и мы, баптисты, послушались Христа и Его Слова и хотим его слушаться дальше».
Я думаю, после книги «Об освящении» петь себе такие дифирамбы – некорректно, по меньшей мере.
Именно об этом противоречии, о хорошем лице при плохой игре, противоречии, которое мне наглядно «продемонстрировал» Игорь К., я пишу в главе «Воцерковление: от фарисея к мытарю».
Следующая заметка – одна из иллюстраций современной жизни евангельских христиан-баптистов в мировом масштабе. К концу XX века оказалось, что конфессия «во всем верных Богу и Слову Божьему» христиан нуждается… в «радикальных реформах».

^ Баптистов ждет своя Реформация?

«За радикальные реформы» – так называлась статья в журнале евангельских христиан-баптистов «Вера и жизнь» № 3 за 1998 год. В ней, в частности, говорится: «По мнению генерального секретаря Всемирного Союза Баптистов д-ра Дентона Лотца, баптистское движение, к сожалению, отклоняется от правильного развития и находится в неудовлетворительном состоянии. «С человеческой точки зрения, – пишет он в своем новогоднем письме к друзьям, – баптизм при таком состоянии в XXI веке вряд ли имеет шанс. Лучших духовных руководителей приходится искать вне баптизма. Новые публикации баптистских богословов лишь изредка становятся предметом богословских дискуссий…».
Одни баптисты возлагают свои надежды на харизматическое духовное обновление, другие отвергают его из боязни раскола в церквах. Нет единодушия и во взглядах по этическим проблемам. В вопросах о гомосексуализме, расизме, бедности… мнения часто диаметрально противоположны. Дентон Лотц ставит в вину многим баптистским богословам то, что в этих вопросах они занимают неопределенные позиции, боясь, по-видимому, потерять свою богословскую репутацию. В связи с этим генеральный секретарь ВСБ высказался за «радикальные реформы», которые должны возвратить жизнь мертвым и умирающим церквам…».
В статье на ту же тему в журнале «Христианское слово» № 2 за 1998 год из выступления Д. Лотца цитируется, в частности, следующее: «Баптистская экклезиология сконцентрировала свое внимание на поместной церкви и ее автономии, отчего слабеют наши межцерковные связи, и мы теряем многие благословения… Местная автономия настолько загоняет себя в тупик, что не в состоянии быстро отреагировать на то, что происходит не только на другом конце света, но и за ближайшим углом…».
«Очевидно, у меня больше вопросов, чем ответов! – замечает [Дентон Лотц]. – Но так как мы приближаемся к XXI веку, мы должны быть готовыми открыть свои сердца для нового воздействия Св. Духа. Мы должны сделать необходимые изменения в церковной структуре и мышлении…».
«Теперь, – он говорит, – богословский конфликт в деноминации похож на фундаменталистско-модернистскую дискуссию 20-х годов, когда спектр спорных вопросов был довольно широк: от рукоположения женщин до текстовой интерпретации…
Будут ли молодые баптистские богословы способны указать нам выход? Или мы будем продолжать страдать от внутренних конфликтов, которые, в конце концов, помешают действию Святого Духа, что вызовет атрофию в наших семинариях и церквах?»
Дентон Лотц «объявил о намерении учредить специальный комитет, который представлял бы «цвет баптизма» для определения путей баптистского движения в XXI веке».
Остается добавить, что по статистике (на 1 января 1995 года) журнала «Христианское слово» Всемирный Союз Баптистов сегодня – это содружество 187 баптистских союзов и конвенций, объединяющих более 40 млн. человек из 200 стран (в том числе и из России – 92 тысячи человек).

^ Кто еще перешел?

За те полгода, пока книга обсуждалась на форуме, я узнал, что в православие перешел пастор церкви ЕХБ из Мордовии Анатолий Богатов. Я его хорошо знаю. Мы учились в одной группе в Московском Богословском институте Союза ЕХБ. Я помню его, как чрезвычайно активного служителя. У него большая, многодетная семья. Он очень жертвовал собой ради проповеди Евангелия, хотя на сессиях я всегда видел его жизнерадостным и полным сил. Я любил с ним общаться. Мы были полностью единодушны, например, когда вместе критиковали православие, и высоко ценили особенности нашего русского баптизма (именно он подарил мне книгу «След крови», о чем я упоминаю в настоящей книге).
Он сильно потерял финансово, когда перешел в ПЦ. Сегодня он очень нуждается в средствах, но не собирается оставлять свое новое служение в Саранской и Мордовской епархии.
Из баптизма недавно ушел Владимир Солодовников, служитель Второй Московской церкви ЕХБ, известный журналист евангельско-баптистского братства, бывший на протяжении ряда лет главным редактором газет «Протестант», «Утренняя звезда», «За евангельскую веру», информационного бюллетеня Ассоциации «Духовное возрождение». О нем так написано в предисловии к его книге «Христианская публицистика» (выпущена в 1997 году): «Служение В. Солодовникова в евангельско-баптистской прессе удачно дополняется тем, что он – ученый, специализирующийся в области истории, философии и культурологии… Солодовников В.В. – кандидат исторических наук; преподает в Московской богословской семинарии ЕХБ и Русско-Американском Христианском институте».
Я часто видел Владимира на сессиях, когда приезжал в МБИ Союза ЕХБ. Он презентовал в нашей группе вышеуказанную книгу. Это был ревностный служитель ЕХБ.
Он ушел в Лютеранскую Церковь. На сайте http://jesuschrist.ru в новостях от 24 июня 2004 года об этом сообщается следующее (со ссылкой на http://www.luther.ru/lutheran_news/upload/230604-1.htm):
«20 июня в московском приходе Св. Иоанна Богослова Евангелическо-Лютеранской церкви Ингрии состоялся обряд конфирмации (обряда принятия в общину – прим. авт.) и воцерковления в лоне Лютеранской Церкви… Владимира Солодовникова.
Владимир Солодовников – специалист по истории ранней церкви и имеет более 500 публикаций и научных работ на эту и другие темы. Более 25 лет своей жизни Владимир провел в баптизме, но все большее и большее углубление в церковную историю приводило его к выводу о том, что действительно «историческим протестантизмом» является лютеранское движение. По словам самого ученого, данный выбор дался ему не легко, но теперь его исповедание находится в согласии с его христианской верой.
Обряд конфирмации совершили настоятель прихода Св. Иоанна ЕЛЦИ г. Москвы, пастор Андрей Резниченко и директор российского СЛЧ (Служение Лютеранского Часа – прим. авт.), пастор Константин Андреев».
Уже через две недели после перехода в ЛЦ на сайте http://luther.ru в разделе «Мнение» появилась объемная статья В. Солодовникова о русском баптизме.
Я приведу цитату из этой статьи:
«Еще совсем недавно автор этих строк весьма отрицательно относился к фактам перехода христиан из одной деноминации в другую. Разумеется, я допускал, что такие переходы вполне могут быть результатом серьезного духовного поиска, а не только следствием зашкаливших эмоций или беспринципного прагматизма. Моя непримиримая позиция была основана, как это водится у баптистов, на подходящем случаю евангельском стихе – «Каждый оставайся в том звании, в котором призван» (1Кор. 7:20). При этом, увы, мной как-то забывалось наставление Спасителя – «Не судите, да не судимы будете» (Матф. 7:1). И вот Бог – по Своему Промыслу – напомнил мне о духовной значимости и персональной актуальности Его назидания: я сам перешел из баптизма в лютеранство. Воцерковление в Евангелическо-Лютеранской Церкви стало для меня актом смирения перед Вседержителем…».
Далее В. Солодовников высказывает некоторые критические замечания о жизни и вере евангельских христиан-баптистов России.
А заканчивается статья выводом о «кризисе отечественного баптизма, связанном с… фактическим неприятием им Великой Реформации» 100.

^ К чему ближе традиционный протестантизм – к баптизму или… к православию?

Некоторые «вероучительные книги Лютеранской церкви» подтверждают вывод В. Солодовникова о «неприятии» отечественным баптизмом «Великой Реформации».
Вот лишь некоторые иллюстрации из «Краткого катехизиса» д-ра Мартина Лютера:
«Что дает, или какую пользу приносит Крещение?
В соответствии со словами и обетованиями Божьими, Крещение приносит отпущение грехов, избавление от смерти и от дьявола, а также дарует вечное спасение всем, кто верует…
Как вода может творить столь великие дела?
Вода без Слова Божьего — это обычная вода, а никакое не Крещение. Но соединенная со Словом Божьим, она становится Крещением, благодатной живой водой и возрождающим омовением в Святом Духе… (В другой вероучительной книге лютеран «Шмалькальденские артикулы» говорится: «Относительно Крещения младенцев, мы придерживаемся мнения, что детей следует крестить. Ибо они подлежат обетованному искуплению, совершенному Христом…»).
Что такое ИСПОВЕДЬ?
Исповедь включает в себя две основные части. Во-первых, мы признаем свои грехи. Во-вторых, мы принимаем отпущение грехов, — то есть их прощение, — от пастора, как от Самого Бога и нисколько не сомневаемся, но твердо веруем, что тем самым наши грехи прощены пред Богом на Небесах…
…И дальше: “Веришь ли ты, что мое прощение — это прощение Божье?”
Ответ: “Да, уважаемый господин”.
И тогда пусть исповедник (пастор – прим. авт.) скажет: “Да будет тебе по вере твоей. И, по заповеди Господа нашего, Иисуса Христа, я прощаю тебе твои грехи, во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Иди с миром”…
Что такое Таинство Святого Причастия?
Это содержащиеся в хлебе и вине истинные Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа, которые мы, христиане, должны есть и пить, по установлению Самого Христа… (в «Шмалькальденских артикулах»: «О Таинстве Алтаря мы полагаем, что хлеб и вино на Причастии являются истинными Телом и Кровью Христовыми…»).
Какова польза от этого ядения и пития?
Она показана нам словами: “за вас предаваемое” и “за вас изливаемая во оставление грехов”. Именно этими словами при совершении данного Таинства нам даруются прощение грехов, жизнь и спасение…
Как глава семейства должен учить своих домашних молиться по утрам и вечерам?
Утренняя молитва
Поднявшись утром, перекрестись и скажи: “Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь”. Затем, преклонив колени, или стоя, произнеси Символ Веры и Молитву Господню…
Вечерняя молитва
Ложась спать вечером, перекрестись и скажи: “Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь”. Затем, преклонив колени, или стоя, произнеси Символ Веры и Молитву Господню…».
Все эти перечисленные вероучительные положения лютеран (кроме, пожалуй, необходимости молитвы утром и вечером; конечно, без «перекрестись» и заученных молитв) противоречат вероучению евангельских христиан-баптисто101.
Итак, вероучение Реформации в корне расходится с вероучением русских баптистов не в чем-то второстепенном, а в некоторых, пожалуй, главных установлениях. Я имею в виду, в частности, Таинства Крещения и Евхаристии.
Одно из основных положений протестантизма – принцип «только Писание» – тоже расходится с баптизмом. Поскольку подразумевает «стойко держаться» не только Писания, но и вероучительного предания отцов Реформации – ряда «вероисповедных книг Лютеранской церкви»102. Некоторые из них я выше цитировал.
А вот к православию вероучение Реформации в этих установлениях подходит совсем близко103.
Получается, если сравнивать не по форме, а по сути, то в баптизме меньше протестантизма, чем… в православии.
Хотя и по форме (см. фото конфирмации В. Солодовникова) – с кем можно спутать лютеранских священнослужителей? «Несмотря на все препятствия, стоящие на их пути, у протестантов, безусловно, есть надежда прийти к Истине. Они фактически стучатся в двери нашей Церкви»104.
Главный редактор одного из журналов евангельских христиан-баптистов России (мой хороший знакомый) на форуме ЕХБ написал мне теплый, участливый отзыв. Однако, среди прочего, он отметил: «Если тебе интересно мое мнение о твоей книге и твоем состоянии, то я, выскажу, быть может, смелое предположение, не видя тебя, только на основании прочитанного. В тебе борются любовь к баптизму (который суть люди – братья и сестры) с твоим новым положением и обязанностью быть хорошим православным верующим».
На что я ответил: «Если баптизм – это «суть люди – братья и сестры», то мое новое положение как раз открыло мне, что я любил их недостаточно, очень плохо, и что любовь к ним должна не только не прекратиться, но и возрасти. Это не заигрывание. Хороший православный верующий (до которого мне еще очень далеко) обязан в отношениях с инославным миром являть, с одной стороны, принципиальность по догматическим вопросам, с другой же, – братскую любовь к тем, кто догматически мыслит иначе. Любовь настоящую: «как если кто положит душу свою за друзей своих…».

^ Приложение № 1

Как выпросить у Бога радиоэфир?

«Слово редактора» из бюллетеня КРОО «Телерадиоцерковь»105 (№ 3, 2002 год): «Когда-нибудь о «Телерадиоцеркви»… напишут книгу… об удивительных благословениях Божиих, которые мы пережили… Почти три года назад Радиоцеркви в Кемерове не было… А началось все, наверное, с моего сильного желания после окончания КемГУ работать не просто журналистом, а христианским журналистом. Именно поэтому в 1997-1998 годах я немного печатался в газете «Золотые купола». Потом узнал, что есть такая «Радиоцерковь». Сначала я стал работать собственным корреспондентом по Кузбассу… Потом в начале 1999 года собрал несколько творческих людей из различных христианских общин Кемерова. Попытались предложить свои программы на местных радиостанциях, на областном проводном радио, но безуспешно. Однако желание рассказывать о Спасителе своим землякам было у нас настолько сильным, что мы однажды взяли пост и с молитвой семь раз обошли вокруг областного Дома Радио.

…Мы шли не спеша, молясь, то попеременно, то вместе, то громко, то шепотом. Я почти ничего не замечал вокруг, для меня тогда существовало только Небо (кстати, светлое и голубое) и Дом Радио. Не знаю, как у других, но у меня временами трепетало сердце от этого дерзновенного «потрясания небес». Когда мы обходили здание на третий раз, дорогу нам перегородил «уазик» с номером «666» и остановился… Пришлось его обходить. Этот случай нас развеселил, тем более что «уазик» скоро убрался с нашего пути, пятясь задом в гараж. Оставшиеся круги мы молились более горячо. Прошло полгода, и на удивительном повороте судьбы меня приняли главным редактором городской радиопрограммы «Радиовестник». Сейчас эта программа имеет самое лучшее время на первом канале проводного радио, причем более часа ежедневно. В программе «Радиовестник» с 20 ноября 2001 года вещаются передачи «Радиоцеркви» за приемлемую для нас оплату. Мы не могли даже представить такого! Вот уж воистину Своей силой, действующей в христианах, Бог «может сделать несравненно больше всего, чего мы просим и о чем помышляем» (Еф. 3:20)! Я думаю, что Бог ответил так на нашу веру, ведь больше мы ничего не могли Ему предложить: ни достижений в личной праведности, ни великих свершений…».

Семь кругов надежды

«Слово редактора» из бюллетеня № 4, 2002 год: «Более полугода мы мучились с тем, что редакционный телефон был спаренным. Это значит, что если мы разговариваем, то сосед по подъезду говорить не мог. Это значит, что для соседа и его семьи мы были колоссальным источником раздражения. Надо сказать, что телефон в нашей редакции почти не остывает… Кроме того, мы ежедневно обновляли Библейский автоинформатор, а это около получаса беспрерывного «занято». Трагедия была в том, что в доме, где располагается наша редакция, невозможно поставить обычный телефон, даже коммерческий: все линии давно заняты, уплотнены и сблокированы на десять раз. Ситуация была настолько безвыходная, что начальник отдела Кемеровской ГТС развел руками. Понятно, что на ежедневных молитвах в студии «Радиоцеркви» мы уже с воплем, слезами и воздетыми к небу руками молились о ниспослании обычного не спаренного телефона и об обильном материальном благословении соседа, который тоже почти ежедневно ругал нашу редакцию. Мы стали подумывать о переезде в другое помещение. В конце концов, я объявил пост, бросил клич: «Кто со мной?», и мы пошли до Кемеровской Городской Телефонной Сети. Нас было трое, наверное, самых отчаянных… Над нашими головами было все то же голубое ясное небо. Только «Иерихон» был уже посолиднее, чем Дом Радио. Огромное многоэтажное здание из стекла и бетона. Семь кругов мы долго ходили. «Господи, тебе все возможно! Дай нам обычный телефон!» – молились мы по очереди и вместе.
Я помню, вера поминутно хотела выскользнуть из моего сердца, коленки дрожали, временами наваливалась какая-то слабость. В голове крутились мысли: а может, зря все это, может, не по воле Божьей мы тут? Но я сразу отгонял эти мысли и горячо просил о твердости духа: нет, мы ходим здесь, как психи, потому что на это ЕСТЬ воля Божья! Нам нужен телефон, людям нужен телефон, соседу нужен покой… И мы уже там, на шестом или седьмом круге, а потом и в редакции благодарили Бога за телефон, которого еще… не было.
Он появился через два месяца, наш отдельный телефон. Он достался нам за копейки. Начальник Кемеровской ГТС словно меня ждал: «Конечно, мы вам поставим новый телефон, да не механической, а электронной АТС». Он подписал мое заявление, в которое я отказывался верить до тех пор, пока к нам не пришел телефонный мастер. Но и потом, набирая в очередной раз номер, я долго не мог отделаться от идиотской мысли: как же Богу это удалось?».

Право просить о невозможном

«Слово редактора» из бюллетеня (№ 5, 2002 год): «Теперь у нас есть, пусть небольшая, но настоящая студия радиопрограмм. Я имею в виду двухкомнатную, оборудованную собственными силами, квартиру, которая, можно сказать, упала с неба.
Когда в Кемерове все только начиналось, первые радиопрограммы автор этих строк делал у себя дома, и все движимо-недвижимое имущество редакции состояло из стола и компьютера. Потом, когда мы стали вещать на «Эхе Москвы в Кузбассе», и в редакции насчитывалось уже более 10 сотрудников, производство радиопрограмм почти полностью переехало на дом (частный, маленький и без телефона) к другому сотруднику Александру К. Там, в перерывах между лаем сторожевой собаки и хлопаньем ворот, в комнатке 2х3 метра (!) мы самозабвенно творили. Понятно, что покой семье Александра – жене и двоим детям – только снился. Надо отдать должное их терпению и жертвенности. Первые радиопрограммы мы делали подчас так долго, что приходилось ночевать на работе (то есть у Александра дома). Но марку не теряли, и на «Эхе» стабильно три раза в неделю выходили наши 15-минутные программы.
Так мы работали до осени, ежедневно и увлеченно затаптывая Александру полы, опустошая его холодильник и попутно строя планы переоборудовать его гараж под редакцию. Конечно, мы всеми силами старались скрасить свое нахальство – помогали иногда на огороде, скидывали снег с крыши, ремонтировали дорожки у дома и т.д. Тем не менее, отсутствие помещения нас угнетало сильно. При этом руководство «Радиоцеркви» не планировало развивать корпункт в Кемерове, и тем более, помогать нам с помещением. Надеяться мы могли только на чудо. Помню, в жарком августе 1999 года я убеждал и ободрял сотрудников (а точнее, наверное, самого себя), что, если Богу угодно, Он дарует нам помещение для студии. Нужно только верить всем сердцем, что, распространяя проповедь Евангелия в эфире, мы действуем по воле Господа Иисуса Христа. И мы верили. Но еще я понимал, что надо как-то… исповедовать эту веру. В том же августе, идя домой от Александра, я решился взять пост. Все, хватит, думаю. Это же невозможно, скорчившись под одеялом, бодрым голос вещать, что «сегодня в нашей редакции гость такой-то»!
Я предложил поддержать меня в посте одного из ведущих музыкальной программы Яна Л. Мы объявили об этом в редакции. Я сказал, что все остальные могут молиться, а поститься будем только мы с Яном, поскольку в комплекции нам терять уже было нечего.
Мы ничего не ели (только пили) две недели… Пост мы закончили, когда я понял, что в таком ослабленном состоянии не смогу подготовиться к предстоящей сессии в Московском Богословском институте. Чуда не произошло. Я уехал на сессию.
Через два месяца нам пришлось спешно покидать гостеприимный дом Александра и перебазироваться на другую жилую квартиру. Условия были еще более стесненными. Но мы продолжали молиться за помещение и благодарили Господа за положительный ответ на молитву, хотя никакого ответа еще не было.
С просьбой предоставить в аренду хоть какое-нибудь помещение я обращался в комитет госимущества района и города, и даже к губернатору области. Сам ходил по учреждениям, не зная даже, где я возьму деньги на аренду.
Прошло еще два месяца, и я нашел спонсора, который… подарил нам деньги. Ровно на двухкомнатную квартиру – в самом центре города. К тому времени нас уже было около 13 человек. У нас появились средства даже на ремонт квартиры!
После нашего с Яном героического поста прошло полгода. Эти месяцы были серьезным испытанием веры сотрудников. Без помещения мы не только не могли развиваться, но пришлось бы свернуть и то производство, которое мы уже наладили. Мне говорили, что зря все это я затеял – набрал кучу сотрудников, замахнулся на «Эхо Москвы» и т.д. Сидел бы дома один и довольствовался столом и компьютером. Но я был уверен, что поступаю правильно. Я получал эту уверенность, когда наедине молился Богу и ясно представлял себе Его бесконечное соучастие в моей жизни и мое удивительное право – как Его сына – просить даже о самом несбыточном. Ведь Он – ВСЕМОГУЩИЙ. И в полной уверенности я славил Бога – за эту близость, за соучастие, за право, за самое несбыточное. Наверное, эта молитва и помогла мне пережить месяцы молчания Бога в ответ на наш отчаянный пост».

^ Приложение № 2

Священное Писание – в высказываниях и жизни православных подвижников

Феофил, епископ Александрийский: «Ежедневными чтениями Священного Писания в душе каждого водворится свет, который «светит всем в доме» (Мф. 5:15)».
Блаженный Иероним Стридонский (из письма к одной девушке): «Первое старание и самая важная забота каждой девушки должны клониться к тому, чтобы познавать волю Господню и прилежно исследовать, что согласно и что не согласно с ней в нашей жизни. Для этого ты должна знать Священное Писание, из которого можешь узнать волю Божию в совершенстве».
Св. Василий Великий: «Надежнейший путь к достижению истины есть чтение Св. Писания…».
Св. Макарий Египетский: «Кто не вооружен Словом Божиим, тот горделиво воображает себя в состоянии собственными силами воспротивиться искушениям греха».
Святитель Тихон Задонский: «Душа, когда не питается и не напояется Словом Божиим, изнемогает, а потом и умирает».
Старец Парфений Киевский: «Слово Божие… есть мати всех книг, также она есть молитва над молитвами, и есть управитель в Царствие Небесное… и сподобляет зрети Бога сердцем еще во плоти».
Схиигумен Савва Псково-Печерский: «Новый Завет нельзя тебе не знать разумом и сердцем, поучайся в нем постоянно».
Св. Симеон Новый Богослов: «Нужно исследовать Писания, чтобы твердо знать волю Божию, различать добро и зло и не всякому духу веровать».
Еп. Феофан Затворник: «Вопрошавшему о том, как спастись. Господь, со Своей стороны, задал вопрос: «в законе что написано? как читаешь?» (Лк. 10:26). Этим Он показал, что за решением всех недоразумений надо обращаться к слову Божию. А чтобы и самых недоразумений не было, лучше всего читать Божественное Писание, читать со вниманием, рассуждением, сочувственно, с приложением к своей жизни и исполнением того, что касается мыслей, – в мыслях, что касается чувств – в чувствах и расположениях, что касается дел – в делах.
Внимающий слову Божию собирает светлые понятия обо всем, что в нем и что около, и что выше его; выясняет свои обязательные отношения ко всем случаям жизни и святые правила, как драгоценные жемчужины, нанизывает на нить совести, которая потом точно и определенно указывает, как когда поступить в угодность Господу; укрощает страсти, на которые чтение слова Божия действует всегда успокоительно. Какая бы ни волновала тебя страсть, – начни читать слово Божие, и страсть будет становиться все тише и тише, а наконец и совсем угомонится. Обогатившийся ведением слова Божия имеет над собою столп облачный, который вел израильтян в пустыне».
«Как соблюдается и распространяется Божественное откровение посредством Священного Писания? Посредством Священного Писания соблюдается и распространяется Божественное предание так, что церковь: 1. Во время богослужений предписывает читать и объяснять Священное Писание, 2. Побуждает верующих, чтобы книги Священного Писания они читали дома, 3. Заботится, чтобы Священное Писание было переведено на все языки и распространялось среди всех народов».
Преп. Сергий Радонежский в семилетнем возрасте получил от одного старца монаха вместе с просфорой такое благословение: “Возьми, чадо, и съешь: сие дается тебе в знамение благодати Божией и разумения Священного Писания”.
Из жития преп. Шио Мгвимского (просветителя Иверии): «Любовь к Слову Божию так глубоко внедрилась в сердце молодого Шио, что он постоянно держал его в уме своем и даже всегда носил при себе Евангелие, послания Апостола Павла и Псалтирь. И уже в ранние годы был одарен способностью толкования Слова Божия».
Из жития святителя Кирилла, епископа Туровского: «С малых лет св. Кирилл с усердием читал Священное Писание и достиг глубокого понимания его».
Митрополит Московский и всея Руси Макарий незадолго до смерти «не мог больше сам читать Евангелие, что делал всю жизнь, и теперь Священное Писание читали по его просьбе близкие ему духовные лица».
Святитель Николай, епископ Мирликийский (Николай Угодник), почти все время проводил в духовных подвигах, и первым из них было чтение Священного Писания.
Митрополит Сурожский Антоний: «В чем я вижу свою задачу, сначала как священника, а затем как епископа? Я глубоко верю, что первое, о чем священник должен заботиться, это о своей вкорененности в молитву, в общение с Богом; священник должен постепенно углубляться в понимание евангельского слова, евангельского свидетельства, евангельской проповеди, и это живое слово Самого Бога проповедовать; то есть, во-первых, ознакомлять людей с этим словом, а во-вторых, доводить до сознания людей его жизненность, его глубину, его творческую силу. Начинается все с того, чтобы услышать слово Божие и произнести это слово».
Архиепископ Харьковский Амвросий (Ключарев): «Вы любите и чтите святые иконы, но не любите и не хотите знать и изучать Слова Божия. Справедливо ли это? Не осуждают ли вас за небрежение к Слову Божию те самые иконы, пред которыми вы приносите Господу свои молитвы? Осуждают вас самые иконы, если вы, научая дитя свое молиться пред иконами, не можете передать ему учение о Господе Иисусе Христе – Спасителе мира – и пересказать чудные дела Его, совершенные Им для спасения нашего… Ни для вас самих, ни для семейств ваших без познания Слова Божия святые иконы не могут приносить всей великой пользы, которую они должны приносить по учению Церкви».

^ Приложение №3

«Внутренний мир» современного протестанта

У меня на полке давно пылилась книга, до которой все руки не доходили – «Внутренний мир» из серии «Христианство и психология»106. Я внимательно присмотрелся к ней только после завершения главы «Воцерковление: от фарисея к мытарю». Я счел необходимым привести здесь некоторые выдержки из этой книги. Заранее прошу прощения за их пространность. Поверьте, это стоит того: книга Крабба действительно открывает «внутренний мир» современного протестанта (я был поражен – насколько точно Ларри Крабб описал состояние моей души). Вот как оценивают книгу известные протестантские теологи:
«Ларри Крабб предпринимает лучшую из мне известных попыток внедрить Писание в жизнь. Его отличают приземленность, практичность и глубокая согласованность с Библией» (Джош МакДауэлл).
«Замечания д-ра Крабба значительно усилили действенность современных христианских душепопечителей. Он обратился к насущным вопросам человеческого страдания» (Говард Гендрикс).
Начинается книга введением, которое озаглавлено прямо: «Ложная надежда, которую предлагает современное христианство» (под христианством здесь Крабб подразумевает протестантизм: именно его он описывает в своих иллюстрациях – прим. авт.).

***

«Причудливо преломившись в веках, библейское христианство в своей современной форме обещает человеку облегчить те боль и страдания, которые он испытывает, живя в падшем мире. Его основная мысль… по сути своей такова: человеку обеспечено немедленное получение мира и благодати, обетованных Богом… Мы становимся свидетелями подмены самой сути христианской жизни. Главным становится не познание Христа, не служение Ему до дня Его пришествия, но старания сгладить боль в собственной душе или, по крайней мере, научиться игнорировать ее. Нас уверяют – …жизнь бывает полна проблем, но присутствие Христа, Его благословение могут наполнить нашу душу таким счастьем, что боль станет практически неощутимой. Нет ни малейшей причины страдать и мучиться от душевного разлада и внутренних переживаний. Просто доверьтесь Богу, отдайтесь Ему во власть, будьте стойкими и послушными Его воле…
Однако не все из нас хорошо играют в эту игру. Честные, цельные натуры, которым трудно дается притворство, начинают переживать, что им явно не хватает веры: «Почему я не чувствую себя таким же счастливым, как остальные? Должно быть, с моей духовной жизнью не все в порядке». К тому же такие люди выглядят менее зрелыми, а их жизнь – менее привлекательной, чем жизнь более искушенных в лицедействе.
…В глубине души все люди, особенно более зрелые, испытывают боль, от которой не могут избавиться. Ее можно игнорировать, прятать, принимать за что-то другое, заглушать своей кипучей деятельностью, но она не исчезнет… Боль в душе является не свидетельством невроза или духовной незрелости, но результатом реалистичного взгляда на вещи.
И именно от этих стонов нас хочет избавить современное христианство…
Когда мы всерьез задумываемся о том, какова в действительности наша жизнь – в глубинах нашей души и в окружающем нас мире, – нас охватывает тихий ужас… Мы говорим себе: «Просто живи, действуй, перестань жалеть себя, больше доверяй Богу, относись серьезнее к послушанию Христу. Ведь на самом деле все не так уж плохо, как тебе кажется… Главное – больше читай Слово Божие и прилагай больше духовных усилий»…
Мы подобны подростку, который считает себя богачом до тех пор, пока родители не перестают давать ему деньги на карманные расходы: мы сохраняем уверенность в своей способности разрешать любые жизненные трудности, пока наша душа не предстает перед нами во всей своей неприглядности. Ничто так не смиряет человека, как осознание… того, что все наше существо насквозь эгоистично, что накладывает определенный отпечаток на все наши поступки, даже на попытки исправиться. Взглянуть на истинное состояние своей души для многих – все равно, что расписаться в своей беспомощности, а это ощущение не из приятных.
…Мы слышим утешительную весть, которую приносит нам современное христианство: вы можете найти облегчение от страданий!
Более то