Операция на сердце или из Баптизма в Православие

Вадим Акен­тьев

Оглав­ле­ние



^ Вместо пре­ди­сло­вия

Отзыв еван­гель­ского хри­сти­а­нина-бап­ти­ста

Эта книга – своего рода апо­ло­гия пра­во­слав­ного учения, где автор исполь­зует свои доводы с неко­то­рым еван­гель­ским акцен­том. Автору, на мой взгляд, при­суща чув­ствен­ность, кото­рая про­сле­жи­ва­ется в его аргу­мен­та­ции, и чест­ность, когда при­знался о мотиве пере­хода в пра­во­слав­ную Цер­ковь.

Вадим пыта­ется дока­зать жиз­нен­ность пра­во­слав­ного учения, считая бап­тизм недо­ста­точ­ным для пол­ноты хри­сти­ан­ской жизни. По-моему, он так и не понял суть бап­тизма.

Автор при­во­дит цитаты отцов Церкви, что обо­га­щает мысль всей книги. При этом цитаты неко­то­рых про­те­стант­ских бого­сло­вов, при­во­ди­мых авто­ром, не отра­жают все учение еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов. По мнению неко­то­рых нельзя стро­ить общее пред­став­ле­ние о бап­тизме. Поэтому книга содер­жит кри­тику не дог­ма­тов еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов, а выска­зы­ва­ний неко­то­рых про­те­стант­ских про­по­вед­ни­ков и мыс­ли­те­лей.

Печально, что неко­то­рые про­те­стант­ские исто­рики, говоря об истин­ной Церкви, при­во­дят в пример несто­риан, ката­ров, аль­би­гой­цев, бого­милов и т.д. Реши­мость отсо­еди­ниться от Церкви и постра­дать за свои идеи, еще не факт суще­ство­ва­ния в их жизни еван­гель­ского насле­дия. Бап­ти­стам не нужна сек­тант­ская пре­ем­ствен­ность, от кото­рой предо­сте­ре­гает автор, а важно апо­столь­ское пре­да­ние учения, как неотъ­ем­ле­мая часть веро­уче­ния еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов.

В книге видна откры­тость автора, готов­ность на диалог с про­те­стан­тами по дог­ма­ти­че­ским вопро­сам. Я считаю, что сего­дня важно еван­гель­ским хри­сти­а­нам-бап­ти­стам не сидеть «сложа руки», а быть гото­вым к дан­ному диа­логу с пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, при усло­вии вза­им­ного при­ня­тия и объ­ек­тив­ной оценки.

Автор гово­рит о личном сми­ре­нии, как о пер­во­сте­пен­ном каче­стве веру­ю­щего, кото­рого порой не хва­тает сего­дняш­нему хри­сти­ан­ству. Я думаю, заме­ча­ния о сми­ре­нии явля­ются акту­аль­ным в XXI веке для многих хри­стиан нашего вре­мени.

Автор искренно пыта­ется обра­тить вни­ма­ние еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов на неко­то­рые вопросы веры, в част­но­сти, на учение о Церкви. Я думаю, что данная работа станет в даль­ней­шем еще одним пово­дом для бого­слов­ских дис­пу­тов между Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью и Цер­ко­вью Еван­гель­ских Хри­стиан-Бап­ти­стов. В наше время есть необ­хо­ди­мость в подоб­ных дис­пу­тах, так как «железо железо острит…» (Прит. 27:17). Дру­гими сло­вами, это помо­жет еван­гель­ским хри­сти­а­нам-бап­ти­стам обра­тить особое вни­ма­ние еще раз на исто­рию Церкви и на хри­сти­ан­ское бого­сло­вие.

Михаил Чисто­тин,
пре­сви­тер церкви
еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов,
бака­лавр бого­сло­вия.

Мнение свя­щен­ника РПЦ

Эта книга немного не впи­сы­ва­ется в кон­текст вре­мени, когда «каждый кулик свое болото хвалит», когда в поли­ти­че­ской, наци­о­наль­ной, духов­ной сферах жизни обще­ства идет борьба, в кото­рой отсто­ять свою правоту важнее Истины. С другой сто­роны, эта книга очень акту­альна, потому что она, на мой взгляд, выпол­няет миро­твор­че­скую миссию. При­ми­рить людей, нахо­дя­щихся в разных кон­фес­сиях, при­ми­рить хотя бы на быто­вом уровне: вот, к чему, по всей види­мо­сти, стре­мится автор. «Бла­женны миро­творцы, ибо они будут наре­чены сынами Божи­ими…» (Мф. 5:9).

Книга – испо­ве­дальна, но ощу­тимо в ней и про­по­вед­ни­че­ское начало, потому что пред­на­зна­чена она, прежде всего, для еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов, то есть для тех, с кем у автора было и в чем-то оста­ется еди­но­ду­шие. Они теперь ходят в разные храмы, но по-преж­нему веруют в еди­ного Гос­пода и Спа­си­теля нашего Иисуса Христа.

Автор рас­ска­зы­вает о том, что с ним про­изо­шло. Он делится с чита­те­лем своими откры­ти­ями. На своем жиз­нен­ном пути он при­хо­дит к осо­зна­нию пред­взя­то­сти своих суж­де­ний. В нашем мире сего­дня про­блема вза­и­мо­по­ни­ма­ния – одна из самых острых. Мы часто не пони­маем даже близ­ких людей: роди­тели не пони­мают детей, супруги – друг друга. Нема­лую роль в этом играют сте­рео­типы мыш­ле­ния. Осо­знать иллю­зор­ность, зашо­рен­ность своих взгля­дов – очень непро­сто. Чело­век устроен так, что ему трудно рас­ста­ваться со своими предубеж­де­ни­ями, даже если они навя­заны ему извне. Но, чтобы совер­шен­ство­ваться, он должен зна­ко­миться с дру­гими точ­ками зрения и, при необ­хо­ди­мо­сти, – пере­осмыс­лять свою. Сте­рео­типы – это бег по кругу, отсут­ствие раз­ви­тия.

Эпоха ате­изма даром не прошла. Еще долго мы будем пожи­нать его плоды. Хотя уже более десяти лет мы живем в усло­виях рели­ги­оз­ной сво­боды, но мы видим также, как с беше­ной ско­ро­стью начал стро­иться «новый Вави­лон». Многие люди, поте­ряв­шись в этой «сво­боде без сове­сти», стали искать твер­дую почву под ногами. Для моло­дежи этой почвой нередко ока­зы­ва­ется про­те­стан­тизм – запад­ная модель пони­ма­ния того, что есть хри­сти­ан­ство. Автор насто­я­щей книги упо­ми­нает о, так назы­ва­е­мом, рус­ском бап­тизме. Чем-то он отли­ча­ется от аме­ри­кан­ского, евро­пей­ского бап­тизма. Автор пыта­ется про­ве­сти мысль, что у рус­ских бап­ти­стов есть какие-то общие грани с рус­ской куль­ту­рой, а значит, и с пра­во­сла­вием. Напри­мер, для автора и во время его пре­бы­ва­ния в бап­тизме иконы имели какую-то цен­ность.

Рефор­ма­ция в 16‑м веке в Европе – это про­тест против иска­же­ний еван­гель­ского учения, иска­же­ний, кото­рые дей­стви­тельно были (в том числе, – и на дог­ма­ти­че­ском уровне) в като­ли­че­ской церкви, отпав­шей в 11‑м веке от Все­лен­ской Церкви. Почему бы Мар­тину Лютеру в то время не обра­титься взгля­дом на пра­во­слав­ный восток? Но каким был восток тогда? Кон­стан­ти­но­поль уже давно заво­е­ван. Россия в созна­нии евро­пей­цев – неиз­вест­ная, даль­няя и дре­му­чая страна. В этом смысле выбора у про­те­стан­тов не было. Выход им пред­став­лялся один: назад к Писа­нию, к первым векам хри­сти­ан­ства.

Сего­дня про­те­стан­тов сму­щают в пра­во­сла­вии, на мой взгляд, лишь два спор­ных момента. И автор их выде­ляет. Про­те­станты счи­тают, что неко­то­рых пра­во­слав­ных уста­нов­ле­ний в Свя­щен­ном Писа­нии нет. Автор насто­я­щей книги, на мой взгляд, убе­ди­тельно пока­зы­вает, что в Библии они все же есть. И другой момент. Часто люди об учении Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви (РПЦ) судят по кон­крет­ным поступ­кам мирян или свя­щен­ни­ков. Причем судят нередко на осно­ва­нии пуб­ли­ка­ций в СМИ. Но многие наши газеты, теле­про­граммы сего­дня отли­ча­ются любо­вью к скан­да­лам, «жаре­ным» фактам и т.д. Поэтому дей­стви­тель­ность в них порой грубо иска­жа­ется. Не стоит им сильно дове­рять. «Попро­бо­вать» пра­во­сла­вие надо самому. Только тогда можно узнать его насто­я­щий вкус. Вадиму Акен­тьеву поне­воле при­шлось «вку­сить» пра­во­сла­вие, и, как видно из книги, он нисколько об этом не пожа­лел.

В России сего­дня боль­шая часть насе­ле­ния при­чис­ляет себя к пра­во­сла­вию. Однако при этом у нас огром­ной попу­ляр­но­стью поль­зу­ются аст­ро­ло­гия, магия, оккуль­тизм. На осно­ва­нии этого делают вывод, что в пра­во­сла­вии есть про­блемы с уче­нием. Но вывод – оши­боч­ный, и автор пишет – почему. К слову ска­зать, иуда­изм в древ­но­сти был бого­от­кро­вен­ной и истин­ной рели­гией. При этом мы видим, что евреи нередко впа­дали в идо­ло­по­клон­ство. Разве это была про­блема Боже­ствен­ного Откро­ве­ния? Для про­те­стан­тизма на западе про­блема номи­наль­ного хри­сти­ан­ства не менее акту­альна, чем для пра­во­сла­вия на востоке. Столь мно­го­чис­лен­ные в нашей стране «пра­во­слав­ные» без­бож­ники или, наобо­рот, «мно­го­бож­ники» – это сла­бость не пра­во­слав­ного учения, не Церкви Хри­сто­вой, а чело­века.

Однако не только поми­рить людей разных веро­ис­по­ве­да­ний хочет автор. Жить дружно – это лишь первый шаг. Задача, кото­рая стоит перед хри­сти­а­нами разных кон­фес­сий – не столько мирно сосу­ще­ство­вать, сколько быть онто­ло­ги­че­ски, сущ­ностно еди­ными. Еди­ными во Христе. А это значит – быть в единой Церкви Хри­сто­вой. Автор книги не при­зы­вает про­де­лать тот же самый путь к един­ству, что и он прошел. Но он убе­ди­тельно пока­зы­вает, что такой путь воз­мо­жен. Это не значит, что чело­век должен пре­дать идеи, напри­мер, бап­тизма и пере­бе­жать в другой лагерь. Речь идет о том, чтобы вер­нуться к исто­кам, к кото­рым в свое время, по разным при­чи­нам, объ­ек­тив­ным или субъ­ек­тив­ным, не смог вер­нуться Мартин Лютер и его после­до­ва­тели.

Эта книга при­гла­шает к диа­логу. Автор не навя­зы­вает свой выбор. Он дели­катно делится с чита­те­лем своими «откры­ти­ями». Однако если бы кто-то из числа чита­те­лей-про­те­стан­тов логи­че­ски завер­шил Рефор­ма­цию в своей отдельно взятой жизни и обрел то, что искали его пред­ше­ствен­ники – «единую, Святую, Собор­ную и Апо­столь­скую Цер­ковь», воз­можно, это при­не­сет автору радость, радость глу­бо­кую – духов­ную.

Иерей Евге­ний Сидо­рин


^ Немного о себе

Моей жене,
Богом данной спут­нице и помощ­нице,

Акен­тье­вой Ната­лье Вла­ди­ми­ровне,
посвя­щаю эту книгу.
Автор

Я уве­ро­вал в Бога в 23 года. В моей семье не было веру­ю­щих. Я не ходил на еван­ге­ли­за­ции и «поста­вить свечку». После армии я посту­пил в инсти­тут. Нашел хоро­шую работу. Все скла­ды­ва­лось удачно. Но в сердце была пустота. Меня мучили вопросы: «Для чего я живу? В чем смысл жизни, если она закан­чи­ва­ется МОГИ­ЛОЙ? Смысл – в детях? Но они тоже закон­чат ЭТИМ…». Я искал ответа у йогов, экс­тра­сен­сов, рери­хов­цев и даже в Центре профори­ен­та­ции моло­дежи. Одна­жды я купил в книж­ном киоске Новый Завет (издан­ный Зна­мен­ским собо­ром). Сел на лавку, поли­стал. Мало что понял. Но где-то глу­боко в созна­нии мельк­нула мысль, что эта книга станет самой глав­ной в жизни. Через два месяца меня при­няли кор­ре­спон­ден­том в одну из област­ных газет. Заме­сти­те­лем редак­тора был дьякон общины еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов (ЕХБ). Мы подру­жи­лись. А через год я стоял на коле­нях в бап­тист­ском Доме Молитвы и впер­вые в жизни молился – просил Бога про­стить меня. Это было 31 мая 1992 года.

^ Вве­де­ние

Эта книга – неко­то­рые наброски о том, как еван­гель­ский хри­сти­а­нин-бап­тист с вось­ми­лет­ним стажем, мис­си­о­нер, про­по­вед­ник, без пяти минут выпуск­ник Мос­ков­ского Бого­слов­ского инсти­тута Союза ЕХБ, дирек­тор кеме­ров­ского отде­ле­ния еван­гель­ской студии «Радио­цер­ковь» пере­шел в пра­во­сла­вие.

Мой пере­ход у многих бра­тьев и сестер из общины, по всей види­мо­сти, вызвал шок. Но я и сам до сих пор удив­ля­юсь своему поступку. Все реши­лось за две недели. В конце декабря 2000 года я встре­тился со зна­ко­мым свя­щен­ни­ком1 и сказал, что хочу перейти в Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Он пред­ло­жил это сде­лать в скорый празд­ник Рож­де­ства Хри­стова. В ночь с шестого на седь­мое января на все­нощ­ном бдении я стал пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном и при­хо­жа­ни­ном Николь­ского собора. Меня при­няли в Цер­ковь через таин­ство миро­по­ма­за­ния. Помню, был очень силь­ный мороз; я пришел в храм в длин­ном, почти до пола, тулупе и вален­ках. После полу­ночи свя­щен­ник в храме при­гла­сил меня пройти в неболь­шое поме­ще­ние-при­стройку. Там, вслед за ним, я повто­рил особые молитвы, в част­но­сти, Никео-Кон­стан­ти­но­поль­ский символ веры.

Так я шагнул в неиз­ве­дан­ное. От ноч­ного бдения в какое-то мгно­ве­ние воз­никло чув­ство нере­аль­но­сти всего про­изо­шед­шего. Неужели это я в храме? Вокруг – моля­щи­еся люди, кото­рым до меня нет дела, горя­щие свечи, туск­лые икон­ные лики в тем­ноте, души­стый кадиль­ный дым. Здесь я теперь свой… Неужели я уже не бап­тист? А стал ли я пра­во­слав­ным? Вот так отме­тил Рож­де­ство: выбил сам себя из при­выч­ной колеи и побрел наугад!

Если бы на моем месте был кто-то другой, а я оста­вался бы в «колее», я с сожа­ле­нием поду­мал бы об ушед­шем: «Как он мог отбро­сить еван­гель­ские идеалы, биб­лей­ское хри­сти­ан­ство, жизнь по вере, личное бла­го­че­стие?!».

Да, при всей лояль­но­сти к Пра­во­слав­ной Церкви, я отно­сился к ней свы­сока. По моему пред­став­ле­нию, была она когда-то живой, еван­гель­ской – в первые века, когда все хри­сти­ане были едины и про­по­ве­до­вали только Библию. Но сего­дня… Не считая отдель­ных еван­гель­ски настро­ен­ных свя­щен­ни­ков и при­хо­жан, кото­рых еди­ницы, осталь­ные «пра­во­слав­ные» – где-то вдали от Христа, в духов­ной тем­ноте – вместо Бога покло­ня­ются икон­кам, вместо Христа почи­тают Деву Марию, вместо живой воды Свя­щен­ного Писа­ния пьют «святую воду» и т. д.

За три года моего пре­бы­ва­ния в Пра­во­слав­ной Церкви я понял, что сам был в тем­ноте – дре­му­чем неве­же­стве – по отно­ше­нию к пра­во­сла­вию. Про­ви­де­ние дало мне воз­мож­ность уви­деть и еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов (и себя, прежде всего) – со сто­роны. Мои наблю­де­ния – перед вами. Я не при­зы­ваю чита­теля согла­шаться со мной, но прошу только выслу­шать.

^ От бап­тизма к пра­во­сла­вию

А был ли бап­тист?

По форме – конечно, был. По содер­жа­нию… До сих пор не знаю, что значит – быть бап­ти­стом по содер­жа­нию. И в шутку, и все­рьез гово­рили, что для этого нужно испол­нять три запо­веди. Какие? Одна­жды шофер в такси попро­сил у меня заку­рить. Я сказал, что не курю. Шофер сказал: «Ты, навер­ное, и не пьешь? А‑а, так ты бап­тист!..». Так меня сразу вычис­лили, хотя я мог бы еще ска­зать, что не мате­рюсь (третья «запо­ведь»).

Если серьезно, для меня всегда будет оста­ваться зна­чи­мым то, что в общине ЕХБ я обра­тился к Богу. В Помян­нике (кни­жечке, в кото­рую пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин запи­сы­вает имена тех, за кого он молится) есть молитва о своем духов­ном отце. В ней я поми­наю имя… дья­кона общины ЕХБ. Он вывел меня из тьмы без­бо­жия. Как за это не поми­нать его добрым словом всю жизнь?

Изу­чать Свя­щен­ное Писа­ние, позна­вать Бога и испол­нять запо­веди Хри­стовы – вот этим при­зы­вам с цер­ков­ной кафедры я ста­рался сле­до­вать. «Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал. 3:26). Это и было мое бап­тист­ское веро­ис­по­ве­да­ние2.

Божье откро­ве­ние кос­ну­лось меня именно в бап­тизме. Я обрел в нем веру (см. При­ло­же­ние № 1), друзей-хри­стиан, полю­бил Библию. Поэтому я всегда ста­рался попу­ля­ри­зи­ро­вать бап­тизм. В 1996 году (будучи дирек­то­ром миссии «Библия-Куз­бассу»3 и сотруд­ни­ком миссии «Новая жизнь»4) я напи­сал бро­шюру «Честно говоря…». Она была попыт­кой пред­ста­вить бап­тизм (наряду с пра­во­сла­вием и като­ли­циз­мом), как хри­сти­ан­скую кон­фес­сию, кото­рая, при всех отли­чиях, хранит духов­ное един­ство со всеми дру­гими хри­сти­ан­скими веро­ис­по­ве­да­ни­ями. Я писал: «Хри­сти­ан­ство – это личные, живые вза­и­мо­от­но­ше­ния чело­века с любя­щим Богом-Отцом, а значит, им угро­жает не столько плохое знание обря­дов и догм или их раз­ли­чия, сколько неис­крен­ность, свое­во­лие, небла­го­дар­ность. Такую род­ствен­ную и проч­ную связь с Богом можно заме­тить в любой хри­сти­ан­ской Церкви – все они в этом едины. И как бы хри­сти­ан­ский мир не услож­нялся, в нем оста­ется глав­ное и про­стое – жела­ние Бога спасти людей «Своих от грехов их». Это я напи­сал бы и сего­дня, правда, уточ­нил бы, что значит поня­тие «хри­сти­ан­ская Цер­ковь»5.

Я при­во­дил в бро­шюре несколько при­ме­ров тес­ного сотруд­ни­че­ства хри­сти­ан­ских церк­вей в России. В част­но­сти, пример меж­кон­фес­си­о­наль­ной кон­фе­рен­ции, кото­рая про­хо­дила в сере­дине девя­но­стых годов ХХ века в Москве, в Свято-Дани­ло­вом мона­стыре, и где, кроме других, при­сут­ство­вали пред­ста­ви­тели Союза ЕХБ России6.

Необ­хо­ди­мость таких меж­кон­фес­си­о­наль­ных встреч я при­знаю и сего­дня.

В 1999 году я стал авто­ром кра­соч­ного бук­лета, выпу­щен­ного к 80-летию общины ЕХБ города Кеме­рово. Буклет был посвя­щен исто­рии бап­тизма и общины и ее совре­мен­ной жизни. Я бережно его храню – это мое доброе про­шлое.

До сих пор с особым тре­пе­том вспо­ми­наю свою учебу в Мос­ков­ском Бого­слов­ском инсти­туте Союза ЕХБ: столько увле­ка­тель­ного, поучи­тель­ного откры­вали нам из мира Библии пре­по­да­ва­тели из России и Гер­ма­нии!

Однако уже давно, будучи убеж­ден­ным бап­ти­стом, я, навер­ное, стал пре­да­вать бап­тизм. В 1993 году в Москве прошло гран­ди­оз­ное шоу на Крас­ной пло­щади с пока­зом мод. Худо­же­ствен­ным руко­во­ди­те­лем зре­лища, насколько я помню, был некий Консай Ямо­мото, японец. Я посмот­рел это шоу по теле­ви­зору и немед­ленно при­нялся за статью. Меня потрясли наряды изви­вав­шихся на поди­уме мане­кен­щиц. Я писал: «Сзади и спе­реди они были обильно укра­шены… ико­нами: Бого­ма­терь с мла­ден­цем на руках, Святая Троица, святые вели­ко­му­че­ники Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви и, нако­нец, огром­ные кресты с рас­пя­тым Хри­стом (!). …Ну, доро­гие граж­дане, дальше уже некуда! Да что же мы за народ такой? Допус­каю, что японец в жела­нии «выпенд­риться» перед вели­кой рус­ской нацией неча­янно зашел слиш­ком далеко. Но мы-то куда смот­рели? Допус­каю, что и ведать не ведает гос­по­дин Ямо­мото, какую страш­ную мучи­тель­ную смерть принял на кресте Иисус Хри­стос, сколько стра­да­ний пре­тер­пел Сергий Радо­неж­ский или Фео­до­сий Печер­ский, как жестоко рас­пра­вился с Бори­сом и Глебом, пер­выми рус­скими свя­тыми, их брат, Свя­то­полк Ока­ян­ный. Пере­чис­лять можно долго – и везде будут без­винно про­ли­тая кровь, слезы, мольбы за мно­го­стра­даль­ную Россию…».

Я теперь вспо­ми­наю, что мое сочув­ствие пра­во­сла­вию нача­лось, по всей види­мо­сти, с того самого… дья­кона общины ЕХБ, кото­рый привел меня к вере. Одна­жды он пода­рил мне аудио­кас­сету с хри­сти­ан­скими пес­нями – группы «Рож­де­ство». Это было мое первое сопри­кос­но­ве­ние с миром хри­сти­ан­ской музыки. На кас­сете было и несколько пра­во­слав­ных пес­но­пе­ний, испол­ня­е­мых очень бла­го­звучно на цер­ков­но­сла­вян­ском языке, клас­си­че­ски – а капелла (напри­мер, «Три­свя­тое», «Первый изоб­ра­зи­тель­ный анти­фон» – 102 псалом и др.). Слушая эти пра­во­слав­ные пес­но­пе­ния, я словно «вос­хо­дил на небо».

По моему мнению (кото­рое я отста­и­вал, еще будучи членом общины ЕХБ), рус­ский бап­тист должен быть не просто веро­тер­пи­мым по отно­ше­нию к Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, но… любить ее, пусть сдер­жанно и изда­лека. Любить хотя бы как неотъ­ем­ле­мую часть исто­рии России, рус­ской куль­туры7 (не говоря уже о том, что пра­во­слав­ные хри­сти­ане – братья по вере). За такие взгляды в слу­чай­ных бесе­дах с пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами мне гово­рили: «А ведь ты по духу пра­во­слав­ный…». А меня до самого пере­хода в пра­во­сла­вие ничего туда не тянуло – ни при­меры подвиж­ни­ков, ни труды отцов Церкви, ни духов­ная атмо­сфера литур­гии и т.д. Пра­во­сла­вие я не знал, и не пытался позна­вать. И мой пере­ход был в боль­шой сте­пени… так­ти­че­ским манев­ром.

В конце 2000 года, когда я еще рабо­тал дирек­то­ром кеме­ров­ской «Радио­церкви», воз­никла угроза закры­тия нашего веща­ния на первом канале город­ского радио. Мы целый год раз­ме­щали там наши еван­гель­ские про­граммы (около 80 минут еже­дневно). Они были разные – для взрос­лых и детей, для моло­дежи и пожи­лых людей. Мы стре­ми­лись к тому, чтобы в про­грам­мах зву­чала, прежде всего, радост­ная весть о Гос­поде Нашем и Спа­си­теле Иисусе Христе. Хри­сти­ан­ское веща­ние хотели закрыть из-за того, что жур­на­ли­сты были веру­ю­щими про­те­стант­ских кон­фес­сий8. Я обра­тился к руко­во­ди­телю област­ного отдела по связям с рели­ги­оз­ными орга­ни­за­ци­ями с прось­бой о помощи.

Одна­жды тучи сгу­сти­лись над нашим веща­нием настолько, что я решил… перейти в РПЦ. Я наде­ялся таким обра­зом хоть на время успо­ко­ить врагов «Радио­церкви». И веща­ние, дей­стви­тельно, без­об­лачно про­дол­жа­лось еще два года9. О послед­ствиях пере­хода я особо не заду­мы­вался (меня вдох­нов­лял пример апо­стола Павла, кото­рый одна­жды взял и обре­зал Тимо­фея по иудей­скому обряду, чтобы иудеи при­няли его и услы­шали про­по­ведь о Христе (см. Деян. 16:1–3)).

А послед­ствия ока­за­лись неожи­дан­ными и печаль­ными. За пере­ход в пра­во­сла­вие меня, против жела­ния, отчис­лили с пятого курса Бого­слов­ского инсти­тута (даже не потре­бо­вав объ­яс­не­ний – видимо, от шока). Потом, через год, мое руко­вод­ство попро­сило оста­вить пост дирек­тора кеме­ров­ской «Радио­церкви» (и в Москву на повы­ше­ние я не поехал), хотя про­граммы по-преж­нему были «про­те­стант­ски» выдер­жан­ными.

Так­ти­че­ский маневр ока­зался аван­тю­рой, а я – несе­рьез­ным бап­ти­стом. Пони­маю, что подвел и инсти­тут, и «Радио­цер­ковь», кото­рые финан­си­ру­ются про­те­стант­скими церк­вями, и рабо­тают, прежде всего, в их инте­ре­сах.

Правда, наше кеме­ров­ское отде­ле­ние с самого начала открыто сотруд­ни­чало с неко­то­рыми свя­щен­ни­ками Кеме­ров­ской и Ново­куз­нец­кой епар­хии. В наших пере­да­чах они нередко давали интер­вью, отве­чая на раз­лич­ные вопросы о хри­сти­ан­ской вере, помо­гали делать руб­рики, напри­мер, «Рас­сказы о святых» (по мате­ри­а­лам «Житий»)10. Через это сотруд­ни­че­ство я ближе позна­ко­мился с пра­во­слав­ными свя­щен­ни­ками, с кем-то подру­жился. Я увидел, что это обыч­ные хри­сти­ане – со своими плю­сами и мину­сами, но – с Богом в сердце.

^ Что я нашел в пра­во­сла­вии

Все же я не был совсем про­па­щим бап­ти­стом – в мусуль­мане или буд­ди­сты я бы не пошел. Я при­бли­зи­тельно знал, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь – это хри­сти­ан­ская цер­ковь, что пра­во­слав­ное бого­сло­вие в неко­то­рых глав­ных дог­ма­тах схо­дится с про­те­стант­ским бого­сло­вием. Значит, и там жить можно.

Но вна­чале было трудно: совсем другая жизнь. А потом нача­лись откры­тия, кото­рые стали уте­шать быв­шего про­те­станта. Воис­тину, «вку­сите и уви­дите»! Я увидел, что неко­то­рые «осо­бен­но­сти» рус­ского бап­тизма при­сущи и пра­во­сла­вию! Прежде всего, это – любовь к Свя­щен­ному Писа­нию, отно­ше­ние к нему, как к фун­да­менту веры и бла­го­че­стия.

Вот лишь неко­то­рые иллю­стра­ции (см. также При­ло­же­ние № 2).

Св. Иоанн Зла­то­уст, епи­скоп Кон­стан­ти­но­поль­ский (4 век): «Незна­ние Свя­щен­ного Писа­ния есть опас­ней­шее состо­я­ние, погру­жа­ю­щее нас в глу­бину поги­бели» .

Св. Афа­на­сий, архи­епи­скоп Алек­сан­дрий­ский (4 век): «Книги Св. Писа­ния суть источ­ники спа­се­ния, из кото­рых каждый жаж­ду­щий может чер­пать Слово Божие; в них одних един­ственно содер­жится учение, веду­щее к бла­го­че­стию» .

Св. Игна­тий (19 век): «Отцы, близ­кие к нашему вре­мени, назы­вают бого­дух­но­вен­ных руко­во­ди­те­лей досто­я­нием древ­но­сти и уже реши­тельно заве­ще­вают в руко­вод­ство Свя­щен­ное Писа­ние, про­ве­ря­е­мый по этим Писа­ниям, при­ни­ма­е­мый с вели­чай­шей осмот­ри­тель­но­стью и осто­рож­но­стью совет совре­мен­ных… братий».

Преп. Пахо­мий Вели­кий (4 век), осно­ва­тель обще­жи­тель­ного мона­ше­ства, знал наизусть Святое Еван­ге­лие и вменял уче­ни­кам своим в непре­мен­ную обя­зан­ность выучить его.

Преп. Сера­фим Саров­ский (19 век) каждую неделю про­чи­ты­вал все Еван­ге­лие, Деяния и Посла­ния апо­сто­лов.

19‑е пра­вило Шестого Все­лен­ского Собора (680–681 гг.) гласит: «Пред­сто­я­тели церк­вей должны во все дни, осо­бенно же во дни вос­крес­ные, поучать весь клир и народ сло­ве­сам бла­го­че­стия, изби­рая из Боже­ствен­ного Писа­ния разу­ме­ния и рас­суж­де­ния истины…».

Второе пра­вило Седь­мого Все­лен­ского Собора (787 г.) опре­де­ляет при воз­ве­де­нии в сан епи­скопа тща­тельно испы­ты­вать свя­щен­ника, «имеет ли усер­дие с раз­мыш­ле­нием, а не мимо­хо­дом, читать… Святое Еван­ге­лие, и книгу Боже­ствен­ного Апо­стола, и все Боже­ствен­ное Писа­ние и посту­пать по запо­ве­дям Божиим…».

Сбор­ник «Спут­ник хри­сти­а­нина» (состав­лен в 1898 году свя­щен­ни­ком Нико­лаем Успен­ским): «Из всех книг, сколько у нас есть на свете, самая истин­ная и самая полез­ная – святая Библия… Тут гово­рится… о нашем спа­се­нии. Поэтому-то перед чте­нием и до про­чте­ния Еван­ге­лия всегда поют в церкви: «Слава Тебе, Гос­поди, слава Тебе!». Пра­во­слав­ные! Читайте или же слу­шайте Библию с бла­го­го­ве­нием, как письмо, при­слан­ное нам с неба от Бога. В ней есть все, что нам нужно знать для нашего спа­се­ния… При­об­ре­те­ние Библии в насто­я­щее время легко для вся­кого и везде… Если при всем том у тебя нет Библии, то тебе уже нечем оправ­даться перед Богом и Спа­си­те­лем в том, что до сих пор не имеешь еще столь спа­си­тель­ной книги…».

Рус­ские про­те­станты любят Свя­щен­ное Писа­ние, кото­рое для России пере­вели – сна­чала с гре­че­ского на сла­вян­ский язык – пра­во­слав­ные монахи Кирилл и Мефо­дий, а затем – со сла­вян­ского на рус­ский – сообща несколько пра­во­слав­ных ака­де­мий и инсти­ту­тов под руко­вод­ством Свя­щен­ного Синода. Кстати, поста­нов­ле­ние о рус­ском пере­воде Библии Синод вынес в 1858 году бла­го­даря энер­гии свя­ти­теля Фила­рета Мос­ков­ского, рев­ност­ного побор­ника этого пере­вода .

Радост­ным откры­тием для меня стало то, что в Пра­во­слав­ной Церкви, ока­зы­ва­ется, тоже про­по­ве­дуют, да еще и своими сло­вами и на рус­ском языке – совсем как в Доме Молитвы!

Еще одно откры­тие – просто сног­сши­ба­тель­ное! Ока­зы­ва­ется, не только про­те­станты спа­са­ются «по вере». В утрен­нем молит­вен­ном пра­виле пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, в «Молитве ко Гос­поду нашему Иисусу Христу» есть такие слова (пере­вожу со сла­вян­ского): «И вновь молюсь Тебе, Спа­си­тель, спаси меня по бла­го­дати. Если через дела спа­сешь меня, это уже не бла­го­дать и дар, но долг более… Веру­ю­щий в Меня, сказал Ты, о Христе мой, жив будет и не узрит смерти вовеки. Если вера в Тебя спа­сает без­на­деж­ных, вот, верую, спаси меня… Вера же вместо дел да вме­нится мне, Боже мой, так как совер­шенно не най­дешь дел, оправ­ды­ва­ю­щих меня. Но эта вера да довлеет вместо всех, да отве­чает, да оправ­дает меня, да соде­лает меня при­част­ни­ком Твоей вечной славы»!

Вот еще несколько иллю­стра­ций.

Св. Игна­тий: «Не ищи совер­шен­ства хри­сти­ан­ского в доб­ро­де­те­лях чело­ве­че­ских: тут нет его; оно таин­ственно хра­нится в Кресте Хри­сто­вом»11.

В празд­ник Тор­же­ства пра­во­сла­вия в храмах воз­гла­ша­ются 12 ана­фе­ма­тиз­мов. Один из них гласит: «Непри­ем­лю­щим бла­го­дати искуп­ле­ния, Еван­ге­лием про­по­ве­дан­ного, яко един­ствен­ного нашего ко оправ­да­нию пред Богом сред­ства: ана­фема»

Преп. Симеон Новый Бого­слов: «Тща­тель­ное испол­не­ние запо­ве­дей Хри­сто­вых научает чело­века его немощи», (пред­ставьте себе! «Тща­тель­ное испол­не­ние» не предо­став­ляет гаран­тии на Цар­ство Небес­ное, не дает право назы­ваться вели­ким подвиж­ни­ком, а лишь помо­гает познать соб­ствен­ную немощь! – прим. авт.).

Из письма оптин­ского старца о. Ана­то­лия: «Да разве нас могут спасти наши ничтож­ные доб­ро­де­тели?».

Еще одно инте­рес­ное откры­тие. Пра­во­слав­ный храм сле­до­вало бы с не мень­шим (а то и с боль­шим) правом назы­вать Домом Молитвы (как рус­ские бап­ти­сты обычно пишут на своем бого­слу­жеб­ном здании). Пра­во­слав­ное бого­слу­же­ние на 70–80 про­цен­тов состоит из одних молитв, причем совер­ша­ется оно каждый день (да еще и утром и вече­ром). На еже­днев­ной литур­гии при­хо­жане вместе со свя­щен­ни­ком несколько раз молятся, кроме всего про­чего, о спа­се­нии «душ наших», о мире во всем мире, о един­стве «Божиих Церк­вей», о «Бого­хра­ни­мей стране нашей», о вла­стях и воин­стве, о хоро­шей погоде и «изоби­лии плодов земных», о добром ответе на суди­лище Хри­сто­вом, «о всем во Христе брат­стве нашем» и т.д. Воз­но­сить к Богу эти молит­вен­ные про­ше­ния – незыб­ле­мое пра­вило для всей Пра­во­слав­ной Церкви. «Молитва рас­про­стра­ня­ется и охва­ты­вает собою весь мир, всю при­роду, все чело­ве­че­ство, всю жизнь. Церкви дана власть и сила воз­но­сить эту все­лен­скую молитву, хода­тай­ство­вать перед Богом о всем Его тво­ре­нии».

Еще я понял, что в пра­во­сла­вии никто не отде­ляет меня, как греш­ника, от свя­щен­ни­ков, как святых. Все там – греш­ники, поэтому свя­щен­ник и молится над испо­вед­ни­ком: «Я, недо­стой­ный иерей…». И все там – святые, омытые кровью Христа, потому свя­щен­ник перед при­ча­стием воз­гла­шает: «Святая святым!»12. Оба мы, и свя­щен­ник, и я, при­хо­жа­нин, – члены еди­ного Тела Хри­стова, оба – по боль­шому счету – свя­щен­ники Богу и Отцу нашему, только сослу­жим Ему каждый своим даром. Вот какие мысли на эту тему мне уда­лось найти у совре­мен­ных бого­сло­вов:

«Очень важно, что миряне явля­ются свя­щен­ством, то есть людьми, кото­рые посланы в мир его освя­щать. А «цар­ствен­ное свя­щен­ство», мне дума­ется, объ­яс­ня­ется тем, что, кажется, святой Васи­лий Вели­кий гово­рил: всякий может управ­лять, но только царь может уме­реть за свой народ… Связь между наро­дом, при­служ­ни­ком, ипо­ди­а­ко­ном, диа­ко­ном, свя­щен­ни­ком, епи­ско­пом должна быть очень тесная. Это тело, в кото­ром каждый испол­няет свою какую-то задачу, но задача всех – весь мир освя­тить, то есть вырвать из плена зла и отдать Богу».

«И свя­щен­ство мирян состоит не в том, что они суть как бы свя­щен­ники вто­рого раз­ряда в Церкви, ибо слу­же­ния раз­личны и нико­гда не должны быть сме­ши­ва­емы, а в том, что, будучи вер­ными, то есть чле­нами Церкви, они посвя­щены в слу­же­ние Хри­стово миру и осу­ществ­ляют его, прежде всего, уча­стием в при­но­ше­нии Жертвы Хри­сто­вой за мир», то есть уча­стием в спа­се­нии мира.

«Цер­ковь не есть рели­ги­оз­ное обще­ство, в кото­ром Бог через свя­щен­ни­ков власт­вует над людьми, но само тело Хри­стово, не име­ю­щее дру­гого источ­ника и содер­жа­ния своей жизни, кроме Бого­че­ло­ве­че­ской жизни Самого Христа. Это значит, что в ней нико­гда чело­век не под­чи­нен чело­веку (миря­нин – свя­щен­нику), но все сопод­чи­нены друг другу в един­стве Бого­че­ло­ве­че­ской жизни. Власть иерар­хии в Церкви дей­стви­тельно «абсо­лютна», но не потому, что это власть, данная ей Хри­стом, а потому, что это сама Хри­стова власть, как и послу­ша­ние мирян – само послу­ша­ние Хри­стово, ибо Хри­стос не вне Церкви, не над Цер­ко­вью, но в ней и она в Нем, как Тело Его».

Я пере­чис­лил только малую часть из тех откры­тий, кото­рые уте­шили мое «про­те­стант­ское» сердце.

Почему такое пра­во­сла­вие оста­ва­лось для меня, без пяти минут выпуск­ника Мос­ков­ского Бого­слов­ского инсти­тута Союза ЕХБ, тайной за семью печа­тями? Я думаю, здесь дело не в злом умысле людей. Точнее, в злом умысле не людей, а лука­вого. Навер­ное, с какой-то «дымо­вой шашкой» он день и ночь носится вокруг Пра­во­слав­ной Церкви. Дру­гого объ­яс­не­ния мне, быв­шему идео­логу ЕХБ, трудно найти.

Правда, дыма без огня не бывает. Люди часто не встре­чают в храме того, что обя­за­тельно должно быть там – любви 13. Может быть, одна из глав­ных причин этого в том, что Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь в тече­ние несколь­ких веков разные силы пыта­лись пре­вра­тить в одну из струк­тур госу­дар­ствен­ной машины, и отча­сти это уда­лось. О чем один мой зна­ко­мый свя­щен­ник выра­зился так: «Госу­дар­ствен­ная цер­ковь – страш­нее этого для Церкви ничего нельзя при­ду­мать!».

Духовно раз­ла­га­е­мая госу­дар­ством Цер­ковь под­верг­лась с 1917 года и физи­че­скому уни­что­же­нию. К началу Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны только по офи­ци­аль­ным данным, было аре­сто­вано около 170 тысяч (!) пра­во­слав­ных свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Боль­шая часть из них – либо рас­стре­ляны, либо умерли в лаге­рях и ссыл­ках. Добавьте к этому полное исчез­но­ве­ние с лица земли сотен духовно-про­све­ти­тель­ских учре­жде­ний Пра­во­слав­ной Церкви – ака­де­мий, семи­на­рий, училищ, школ, миссий… Добавьте 70 лет воин­ству­юще без­бож­ной про­па­ганды и непре­стан­ных усилий «орга­нов» изнутри раз­ло­жить Цер­ковь. Что оста­лось? Почти пустыня. Сего­дня на дворе – 2004 год. Прошло только чуть больше десяти лет со вре­мени даро­ва­ния сво­боды веро­ис­по­ве­да­ний. И как бы не сияла сейчас Пра­во­слав­ная Цер­ковь своими купо­лами, она еще… в «руинах». Редки еще храмы, где свя­щен­ник – не про­стой тре­бо­ис­пол­ни­тель, а пас­тырь, где при­хо­жане – не раз­об­щен­ный люд, а брат­ство. Обви­нять сего­дня Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь в низком духов­ном уровне при­хо­жан – все равно, что тыкать паль­цем в рану, кото­рая только начала затя­ги­ваться.

^ Можно ли верить в Пра­во­слав­ную Цер­ковь?

Помню – первое время, когда осенял себя крест­ным зна­ме­нием и кла­нялся перед ико­нами, неловко себя чув­ство­вал. Мне было стыдно: я будто пре­да­вал Библию.

Мне на помощь пришла вера, кото­рой я научился в бап­тизме. Я решил твердо пове­рить в Пра­во­слав­ную Цер­ковь14.

Один из моих друзей-бап­ти­стов любит повто­рять извест­ную в хри­сти­ан­ском мире фразу: «Кому Цер­ковь не Мать, тому и Бог не Отец». Как про­те­станты веруют «в единую святую хри­сти­ан­скую Цер­ковь», так и я решил дове­риться Пра­во­слав­ной Церкви, как Матери, мудрой и забот­ли­вой. Тем более что она имеет полное право назы­ваться Цер­ко­вью Хри­сто­вой – ее исто­рия вос­хо­дит ко дню Пяти­де­сят­ницы, она отсто­яла чистоту еван­гель­ского учения в тяже­лой и дли­тель­ной борьбе с ере­сями, в ней люди дей­стви­тельно познают Бога.

Сколько, ока­зы­ва­ется, еван­гель­ских по духу, сочи­не­ний, сколько глу­бо­ких и обшир­ных Тол­ко­ва­ний Свя­щен­ного Писа­ния накоп­лено пра­во­слав­ным бого­мыс­лием за всю исто­рию Церкви!

Мне также вновь хоте­лось бы напом­нить об уди­ви­тель­ном зна­ме­нии, кото­рое рус­ские про­те­станты, на мой взгляд, еще не поняли до конца.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь пода­рила рус­ским сла­вя­нам Сла­вян­ский, а затем Сино­даль­ный пере­воды Слова Божьего.

Про­те­стант­ский учеб­ник «Исто­рия хри­сти­ан­ства»15 повест­вует, что с чет­вер­того века, после при­ня­тия и утвер­жде­ния Ново­за­вет­ного Канона, хри­сти­ан­ская цер­ковь сде­лала «боль­шой шаг к уда­ле­нию от пер­во­хри­сти­ан­ства». С тех пор хри­сти­ан­ской церкви, напри­мер, поста­нов­ле­ниям ее Все­лен­ских Собо­ров, якобы, уже нельзя дове­рять. Однако при этом рус­ские про­те­станты, почи­тая Свя­щен­ное Писа­ние «источ­ни­ком хри­сти­ан­ской веры» и «духов­ным руко­во­ди­те­лем», поль­зу­ются, в основ­ном, Сино­даль­ным пере­во­дом. Но послед­ний – это твор­че­ство хри­сти­ан­ской церкви через сотни лет после «боль­шого шага к уда­ле­нию от пер­во­хри­сти­ан­ства». Как же про­те­станты при этом могут дове­рять Сино­даль­ному пере­воду (пере­вод ведь может частично или пол­но­стью иска­зить смысл ори­ги­нала 16)? Однако не только дове­ряют, но и хвалят. В МБИ Союза ЕХБ пре­по­да­ва­тели-про­те­станты нам не раз под­чер­ки­вали, что Сино­даль­ный пере­вод, при неко­то­рых неточ­но­стях, на сего­дня оста­ется самым удач­ным и лучшим из рус­ских пере­во­дов. Как цер­ковь, далеко, якобы, ушед­шая от пер­во­хри­сти­ан­ства, ока­за­лась спо­соб­ной на созда­ние такого пере­вода?

В 19‑м веке Пра­во­слав­ная Цер­ковь совер­шила дело, на мой взгляд, не менее зна­чи­мое, чем соби­ра­ние и утвер­жде­ние Ново­за­вет­ного Канона17. Именно в Сино­даль­ном пере­воде для боль­шин­ства рус­ских людей сего­дня откры­ва­ется Библия, как «источ­ник хри­сти­ан­ской веры». «Все Писа­ние бого­дух­но­венно…»! – про­воз­гла­шают в про­те­стант­ских Домах Молитвы, и при­об­ща­ются бого­дух­но­вен­но­сти… в Сино­даль­ном пере­воде.

А о Сла­вян­ском пере­воде Библии, кото­рый осу­ще­ствили пра­во­слав­ные монахи Кирилл и Мефо­дий (кстати, кре­ще­ные в дет­стве), даже воин­ству­ю­щий Рого­зин писал так: «Пере­вод Библии на сла­вян­ский язык спо­соб­ство­вал внед­ре­нию Еван­гель­ских истин среди сла­вян­ских наро­дов… Братья Кирилл и Мефо­дий… начали про­по­ве­до­вать хри­сти­ан­ство языч­ни­кам-сла­вя­нам».

Если даро­ваны нам Сла­вян­ский и Сино­даль­ный пере­воды Слова Божьего, то какое еще нужно дока­за­тель­ство, что в Пра­во­слав­ной Церкви – «Иисус Хри­стос вчера и сего­дня и во веки Тот же» (Евр. 13:8)?

«Мерт­вая цер­ковь» не спо­собна на живое слово.

Полу­ча­ется, рус­ские про­те­станты невольно согла­си­лись с тем, что хри­сти­ан­ская цер­ковь и после чет­вер­того века, и после Все­лен­ских Собо­ров, и после окон­ча­тель­ного наиме­но­ва­ния ее Пра­во­слав­ной, оста­лась спо­соб­ной сви­де­тель­ство­вать о Христе18.

Поэтому и поста­рался я непред­взято понять иконы, почи­та­ние святых угод­ни­ков и Бого­ро­дицы и т.д. В Свя­щен­ном Пре­да­нии пра­во­сла­вия я пока не нашел ни идо­ло­по­клон­ства, ни обо­жеств­ле­ния святых. Я не буду раз­вер­ты­вать апо­ло­гию всего того, что в пра­во­слав­ном учении про­те­станту кажется непри­ем­ле­мым.

Я выскажу кратко лишь неко­то­рые мысли – вновь о моих откры­тиях.

Меня учили, что в Слове Божьем можно найти только отри­ца­ние «спор­ных» уста­нов­ле­ний пра­во­сла­вия. Ока­за­лось, в Библии можно найти и обос­но­ва­ние их. Поэтому про­те­станты неправы, по край­ней мере, в том, что упро­щают свою кри­тику.

«Поми­найте настав­ни­ков ваших… и, взирая на кон­чину их жизни, под­ра­жайте вере их» (Евр. 13:7). Я пора­зился, как забот­ливо и осно­ва­тельно соблю­дает Пра­во­слав­ная Цер­ковь это пове­ле­ние апо­стола. Давно отошли к Гос­поду первые муче­ники за Христа, рас­пя­тые, бро­шен­ные на съе­де­ние львам, томив­ши­еся в тем­ни­цах. А Пра­во­слав­ная Цер­ковь их бережно поми­нает в тече­ние сто­ле­тий. Еже­дневно. За каждым бого­слу­же­нием. И не просто поми­на­ется святой угод­ник, но празд­ну­ется «явле­ние духа и силы» в его жизни. Напри­мер, пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского пра­во­слав­ные хри­сти­ане так поми­нают в одной из молитв: «Радуйся, мир­ския суеты отре­ши­выйся; радуйся, Небес­наго Оте­че­ства пла­менно воз­же­ла­вый. Радуйся, Христа всем серд­цем воз­лю­би­вый; радуйся, благое иго Хри­стово на себе вос­при­е­мый». «Радуйся!» – при­вет­ствуют хри­сти­ане свя­того угод­ника по при­меру архан­гела Гав­ри­ила, кото­рый почти­тельно обра­тился к Деве Марии: «Радуйся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобой…» (Лук. 1:28).

«Жития святых» состав­ляют едва ли не самый обшир­ный отдел пра­во­слав­ной лите­ра­туры». Это «жития» тех, чья вера стала для Церкви при­ме­ром для под­ра­жа­ния. Каждый день пра­во­слав­ные хри­сти­ане имеют воз­мож­ность зна­ко­миться с жизнью и подви­гами святых. Наряду с ними, прежде всего, поми­на­ются, конечно, пра­о­тец Авраам, царь Давид, пра­вед­ный Иов, апо­столы Петр и Павел и другие «верные вере» биб­лей­ские пер­со­нажи. «Дорога в очах Гос­под­них смерть святых Его!» (Пс. 115:6). Тем более она должна быть дорога в очах детей Божьих. «…Слава и честь и мир вся­кому, дела­ю­щему доброе…» (Рим. 2:10)! Почему? Потому что дела­нием своим он являет в себе образ Христа.

Почи­тать людей, достой­ных того, – это не «исто­ри­че­ские насло­е­ния» в Пра­во­слав­ной Церкви. К такому почи­та­нию (конечно, отлич­ному от Бого­по­чи­та­ния) при­зы­вает хри­стиан Свя­щен­ное Писа­ние. «Почи­тай отца твоего и мать твою…» (Исх. 20:12). «Всех почи­тайте, брат­ство любите, Бога бой­тесь, царя чтите» (1Пет. 2:17). «Рабы… должны почи­тать господ своих достой­ными всякой чести… (1Тим. 6:1). «Я рад при­бы­тию Сте­фана, Фор­ту­ната и Ахаика… Почи­тайте тако­вых» (1Кор. 16:17–18). Можно при­ве­сти еще немало мест из Библии подоб­ного рода. Пра­во­слав­ные хри­сти­ане почи­тают не только Царя, но и слуг Его. И такое почи­та­ние, в конеч­ном итоге, вос­хо­дит к Царю19. «И Царь скажет им в ответ: Так как вы сде­лали это одному из сих бра­тьев Моих мень­ших, то сде­лали Мне» (Мф. 25:40).

Если свою мать мы должны почи­тать, по запо­веди Божьей, не тем ли более Матерь Гос­пода нашего? Кто-то из запад­ных бого­сло­вов в пылу поле­мики срав­нил ее с кошель­ком, кото­рый был ценен только потому, что в нем была золо­тая монета. Остался коше­лек пустым, значит, его можно отбро­сить, как ненуж­ную вещь. Наде­юсь, что этот поле­мист о своей матери так не думает20.

Про­те­станты отвер­гают всякое почи­та­ние Девы Марии, боясь обо­же­ствить ее. Но не меньше надо боятся ума­лить ее «вели­чие», кото­рое сотво­рил ей Силь­ный перед всем чело­ве­че­ством на все поко­ле­ния (см. Лк. 1:46–49).

Почи­тать Деву Марию можно за уди­ви­тель­ное сми­ре­ние. Среди людей, на мой взгляд, такого сми­ре­ния не имел больше никто. «И родила Сына своего Пер­венца, и спе­ле­нала Его, и поло­жила Его в ясли, потому что не было им места в гости­нице…» (Лк. 2:7).Доку­мен­таль­ный, «бес­страст­ный» текст Писа­ния гово­рит, что Мла­де­нец, Сын Божий, «Чудный, Совет­ник, Бог креп­кий, Отец веч­но­сти, Князь мира» (см. Ис. 9:6) был поло­жен… в кор­мушку для скота. Уни­же­ние, непо­сти­жи­мое для нашего разума.

Мария могла объ­явить о Мла­денце народу, и ей, как матери Мессии, дали бы лучшее место в гости­нице. Нетрудно пред­ста­вить, какими бы поче­стями ее окру­жили сооте­че­ствен­ники. Но хотя бы ради без­опас­но­сти ребенка, неужели нельзя было попро­сить место получше?

Сам архан­гел Гав­риил являлся к Марии с почти­тель­ной вестью. Она – един­ствен­ная из всего чело­ве­че­ства, кото­рой Бог даро­вал быть Мате­рью Гос­пода нашего Иисуса Христа! И вот во всех гости­ни­цах ей, гото­вой вот-вот родить, дают «от ворот пово­рот». Кто из мате­рей не вос­скор­бел бы от такого жесто­ко­сер­дия? Сердце Девы Марии могло быть уязв­лено высшей сте­пе­нью про­яв­лен­ной к ней неспра­вед­ли­во­сти, ведь она – Мать Гос­пода, Спа­си­теля чело­ве­че­ства! Но Мария без­ро­потно идет рожать в хлев, на солому, рядом со скотом. Такое сми­ре­ние по чело­ве­че­скому разу­ме­нию – «юрод­ство есть». Но именно на такое сми­ре­ние Рабы Своей при­з­рел Спа­си­тель (см. Лк. 1:46–49).

И еще один повод для того, чтобы скло­нить голову перед Божьей Мате­рью: «И Тебе Самой оружие прой­дет душу…» (в гре­че­ском НЗ – меч) (Лук. 2:35). Помню, Евха­ри­стия в общине ЕХБ – это еще и слезы тех, кто сознает свою вину перед Богом. Я не раз слышал от про­по­вед­ни­ков: «Мои грехи – это гвозди, кото­рые я вбиваю в руки Христа…».

Да, если я, хри­сти­а­нин, грешу, значит, про­дол­жаю рас­пи­нать Гос­пода на кресте, про­дол­жаю при­чи­нять жесто­кие стра­да­ния Ему и… Его Матери. Мои грехи – это оружие, направ­лен­ное и в Ее душу, это меч, рас­се­ка­ю­щий и Ее мате­рин­ское сердце. Иисус явля­ется не только Богом, но и Сыном Чело­ве­че­ским, Сыном Девы Марии, Сыном, Кото­рого Она родила и вырас­тила…

Я скло­няю голову перед иконой Божьей Матери, потому что я ока­зался в числе рас­пи­на­те­лей Ее Сына. Разве я оскорблю Христа, если попрошу про­ще­ния у Его Матери? Разве я унижу Христа, если буду пла­кать перед Той Жен­щи­ной, Сына Кото­рой я истя­зал? Если вы убили чело­века, не тре­бует ли хри­сти­ан­ская любовь прийти с пока­я­нием не только к Богу, но и к матери этого чело­века? А мы рас­пи­наем Христа еже­дневно…

Кстати, почему в Сино­даль­ном пере­воде Свя­щен­ного Писа­ния с боль­шой буквы про­пи­сы­ва­ется не только Святая Троица, но и… «Матерь Гос­пода»? (С боль­шой буквы Дева Мария – и в Апо­столь­ском сим­воле веры). Рус­ские про­те­станты ничего против этого не имеют. Навер­ное, многие из них об этом не заду­мы­ва­ются.

Надо бояться оскор­бить не только Царя, но и слуг его. Умаляя их честь, мы ума­ляем честь их Царя.

Почи­та­ние икон про­те­стан­тами отвер­га­ется на осно­ва­нии второй запо­веди Моисея: «Не делай себе кумира и ника­кого изоб­ра­же­ния, …не покло­няйся им и не служи им» (Исх. 20:4). Однако суть этой запо­веди – не в запрете на созда­ние обра­зов, а в том, чтобы из них не делать богов. В вет­хо­за­вет­ном храме по пове­ле­нию Божьему были сде­ланы изоб­ра­же­ния херу­ви­мов (см., напри­мер, 3Цар. 6:23 и дал.). К тому же, и сами про­те­станты нередко укра­шают свои Дома Молитвы изоб­ра­же­ни­ями биб­лей­ских пер­со­на­жей и собы­тий. То же можно ска­зать и об их духов­ной лите­ра­туре. «Изоб­ра­же­ние не должно вос­при­ни­маться в каче­стве Бога – это верно. В част­но­сти, чело­век должен пом­нить, что и тот образ Бога, кото­рый он имеет в своем уме, не есть Сам Бог. Можно не иметь икон и быть идо­ло­по­клон­ни­ком – имея кумира в сердце». Седь­мой Все­лен­ский Собор так объ­яс­нил ико­но­по­чи­та­ние: «гла­зами взирая на образ, умом вос­хо­дим к Пер­во­об­разу». Есть покло­не­ние, как все­це­лое слу­же­ние – и оно над­ле­жит только Богу, и есть покло­не­ние как почи­та­ние, как воз­да­ние чести – и оно воз­можно по отно­ше­нию к образу.

Не самой иконе (доскам и крас­кам) кла­ня­ется, не у ней просит помощи пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин21, а у того, кто на ней изоб­ра­жен. И когда гово­рят «чудо­твор­ная икона» – имеют в виду то, что через иконы чудеса пода­ются самим Богом. От Гос­пода Иисуса Христа изошла сила и исце­лила кро­во­то­чи­вую жен­щину и многих других людей, когда они каса­лись только Его одежды (см. Мф. 14:36, Мк. 5:28). Сила Божья могла дей­ство­вать через неоду­шев­лен­ные пред­меты во время земной жизни Иисуса Христа и после воз­не­се­ния Его на небо. Платки и ремни апо­стола Павла обла­дали силой не только исце­лять болезни, но даже изго­нять бесов (см. Деян. 19:12).

Иконы в конеч­ном итоге при­званы сви­де­тель­ство­вать об одном – об Иисусе Христе, как нашем Спа­си­теле и Гос­поде. Все святые образы – Христа, Бого­ро­дицы, святых угод­ни­ков – в своей бого­слов­ской глу­бине хранят отсвет Боже­ствен­ного Света, воз­во­дят мысли чело­века к гор­нему миру22.

То же можно ска­зать и о молит­вах, состав­лен­ных Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью.

«Чело­век должен воз­звать к Богу не заучен­ной молит­вой из молит­во­слова, а сло­вами, иду­щими из глу­бины сердца…» – пишет редак­тор одного про­те­стант­ского жур­нала. Но пра­во­слав­ные хри­сти­ане тоже при­знают необ­хо­ди­мость сер­деч­ной молитвы. «Чита­ние молитв, сто­я­ние на молитве и поклоны состав­ляют лишь молит­вен­ное сто­я­ние, – пишет свя­ти­тель Феофан Затвор­ник, – а молитва, соб­ственно, идет из сердца. Когда этой нет – и ника­кой нет. Молитва без чувств есть то же, что выки­дыш мерт­вый». «Необ­хо­димо в про­дол­же­ние дня чаще взы­вать к Богу из сердца крат­кими сло­вами, судя по нужде души и теку­щим делам… Только сколько можно чаще делай эти воз­зва­ния, всяко ста­ра­ясь, чтобы они из сердца исхо­дили, как бы выжа­тые из него». Пра­во­слав­ные хри­сти­ане тоже при­знают необ­хо­ди­мость молитвы своими сло­вами. «Нико­гда не читайте без пере­рыва молитвы, а всегда пре­ры­вайте их сво­е­лич­ною молит­вою». «Если во время чтения пра­вила про­ры­ва­ется молитва своими сло­вами, то, как гово­рит пре­по­доб­ный Нико­дим, «не попус­кая сему случаю пройти мимо­летно, но оста­но­вись на нем».

Чело­век может воз­звать к Богу и заучен­ной молит­вой. Сам Хри­стос во время крест­ных стра­да­ний молился сло­вами из псал­мов (см. Пс. 21:2, 30:6). Хри­стос пода­рил нам молитву «Отче наш…». Хри­сти­ане всех веро­ис­по­ве­да­ний, в том числе и про­те­станты, молятся ею. Кто-то скажет, что Свя­щен­ное Писа­ние и молит­во­слов – это разные вещи. Конечно, Свя­щен­ное Писа­ние – это Слово Божие. Но именно оно явля­ется осно­ва­нием молит­во­слова, в част­но­сти, утрен­него и вечер­него молит­вен­ных правил23. В них есть молитва мытаря из Лк. 18:13, есть «Отче наш…», есть пока­ян­ный 50‑й Псалом. В них пре­по­да­ются все глав­ные истины Свя­щен­ного Писа­ния. Напри­мер, что Иисус Хри­стос есть наш Гос­подь и Спа­си­тель. Что Святой Дух есть Уте­ши­тель, Дух истины, вез­де­су­щий и живо­тво­ря­щий. Что чело­век крайне испор­чен, и может наде­яться только на вели­кое мило­сер­дие и дол­го­тер­пе­ние Божье. Что Гос­подь не желает смерти греш­ника, но ожи­дает его обра­ще­ния и дарует жизнь. Что Гос­подь очи­щает нас от вся­кого греха и без­за­ко­ния, исце­ляет всякую немощь. Что хри­сти­а­нин должен стре­миться к изу­че­нию Свя­щен­ного Писа­ния и испол­не­нию воли Божьей. Что его сердце должно быть напол­нено верой, а уста – про­слав­ле­нием имени Божьего. Что только Хри­стос может ввести нас в Цар­ство Небес­ное. Что Судья живых и мерт­вых придет вне­запно. Что хри­сти­ане должны быть готовы войти со Хри­стом в радость и небес­ные оби­тели Его, где «непре­стан­ные голоса тор­же­ству­ю­щих».

Я не надел розо­вые очки, когда вошел в храм. Я знаю, что в Пра­во­слав­ной Церкви можно встре­тить и идо­ло­по­клон­ство, и оккуль­тизм. Но к Церкви они имеют такое же отно­ше­ние, как болезни к боль­нице.

^ Воцер­ко­в­ле­ние: от фари­сея к мытарю

Принят через «огнен­ное кре­ще­ние»

Первые шаги в Пра­во­слав­ной Церкви… В окру­жа­ю­щих при­хо­жа­нах я тщетно пыта­юсь раз­гля­деть еван­гель­ских хри­стиан. На быто­вом уровне стал­ки­ва­юсь с без­ве­рием24. При­хожу в отча­я­ние от того, что вокруг не слышно и не видно духов­ной радо­сти25. Я страшно одинок в этой массе раз­об­щен­ного пра­во­слав­ного люда. Свой среди чужих. Выби­тый из колеи. Бывший про­по­вед­ник, бывший мис­си­о­нер. Теперь – поте­ряв­шийся за чьими-то спи­нами без­воль­ный при­хо­жа­нин.

Я плакал, и все равно верил в Цер­ковь. Я доб­ро­со­вестно ходил каждое вос­кре­се­нье на службу и при­ча­щался. А потом мне стало еще хуже. Я начал заме­чать в себе гор­дость (высо­ко­ме­рие). Все чаще. Все боль­ших раз­ме­ров. Все боль­нее было на моем святом про­те­стант­ском сердце – грешен! Я пытался осво­иться в Пра­во­слав­ной Церкви, а она резала мою душу и пока­зы­вала, что во мне осво­и­лась гор­дость. Рядом с ней одна­жды обна­ру­жи­лось непо­мер­ное тще­сла­вие со всеми своими «род­ствен­ни­ками»: лукав­ством, сво­е­чи­нием, лице­ме­рием и т.д. 26

Я где-то про­чи­тал, что с этого позна­ния своего пла­чев­ного состо­я­ния и начи­на­ется нищета духов­ная, первая сту­пенька на лест­нице запо­ве­дей бла­женств (см. Мф. 5:3). Бог мой, насколько это болез­ненно! Но со вре­ме­нем я понял, что иначе нельзя. Грех в пра­во­слав­ном бого­сло­вии – не только пре­ступ­ле­ние, но еще и «болезнь чело­ве­че­ской при­роды». Чело­век нуж­да­ется не только в про­ще­нии грехов, но и в исце­ле­нии. Если он полу­чит первое, но не осо­знает нужду во втором – под румя­ной кожей будут расти мета­стазы.

Ока­зы­ва­ется, я болел давно.

Помню один случай. Как-то рано утром я торо­пился на при­го­род­ный авто­бус. На улице – ни души. В руках гре­мели ведра: я направ­лялся в мичу­рин­ский сад. Время под­жи­мало. Вдруг я увидел юношу, лежа­щего на зеле­ном газоне. Он как будто крепко спал. Одет был хорошо, опрятно. На пья­ного или нар­ко­мана совер­шенно не похож. Я прошел мимо. Только глянул в его сто­рону и отвер­нулся. Мне бы оста­но­виться, при­гля­деться, хоть бы потро­гать за плечо: может быть, что-то слу­чи­лось. Но сердце ничего не под­ска­зало. К тому же, я мог опоз­дать на авто­бус… В это время я был уже доста­точно ува­жа­е­мым про­по­вед­ни­ком в общине ЕХБ27. И каждое вос­кре­се­нье на собра­нии страстно при­зы­вал бра­тьев и сестер любить ближ­него.

Конечно, я с доса­дой вспо­ми­нал непри­ят­ную для меня ситу­а­цию. Мне было жалко юношу. Я до сих пор помню его лицо – какое-то стра­даль­че­ское. Но я попро­сил про­ще­ния у Бога за то, что не посту­пил, как мило­серд­ный сама­ря­нин. Моя совесть была чиста: «Если будут грехи ваши, как баг­ря­ное, – как снег убелю» (Ис. 1:18)!

Помню еще случай. Одна­жды у Дома Молитвы на улице трое слу­жи­те­лей общины ЕХБ (и автор этих строк, в том числе), бесе­до­вали перед нача­лом бого­слу­же­ния. К нам подо­шел муж­чина и сказал, что ищет Бога, смысл жизни, и хотел бы побы­вать у нас в церкви. Мы с энту­зи­аз­мом начали гово­рить с ним о Божьей любви. Вдруг к нам под­бе­жал сто­ро­же­вой пес Дома Молитвы. Вообще-то днем он сидел вза­перти, потому что был очень злым и ковар­ным. Но тут как-то вырвался и… кинулся на этого муж­чину. Мы, слу­жи­тели Божьи, успели убе­жать. Спря­та­лись за грудой кир­пи­чей и там стояли – в шоке. А муж­чине пес про­ку­сил ногу в двух местах, разо­рвал его сумку, испор­тил содер­жи­мое. Скоро при­бе­жал сторож и ото­гнал собаку28. Мы завели муж­чину в Дом Молитвы и пома­зали его зелен­кой. Больше я его в общине не видел.

Тоже непри­ятно вспо­ми­нать. Ну, почему я так искренне и горячо верю в Гос­пода, но допус­каю такие оплош­но­сти? Хоть бы палку нашел и отвлек вни­ма­ние пса. Досадно!

И еще одна исто­рия. На факуль­тете фило­ло­гии и жур­на­ли­стики КемГУ, где я одно время учился, был у нас пред­мет «Пси­хо­ло­гия». Нередко на уроках мы сда­вали тесты с мно­же­ством вопро­сов. Резуль­таты тестов предо­став­ляли нам воз­мож­ность загля­нуть внутрь своей души (или под­со­зна­ния, кому как нра­вится) и уви­деть себя, как гово­рится, в истин­ном свете. Одна­жды мы сдали боль­шой тест, в кото­ром было немало вопро­сов эти­че­ского харак­тера (напри­мер, о своем личном пове­де­нии в той или иной ситу­а­ции). Я, конечно, ста­рался отве­чать на них идео­ло­ги­че­ски выдер­жанно и явить собой образ хри­сти­а­нина. Резуль­таты теста ока­за­лись для меня убий­ствен­ными – они выдали боль­шой про­цент лжи тести­ру­е­мого. Иначе говоря, я лгал самому себе. На бумаге я был хоро­ший. В реаль­ной ситу­а­ции я посту­пил бы хуже – тест пока­зал это с мате­ма­ти­че­ской точ­но­стью. Как же так? Ведь я ста­рался быть чест­ным!

Только со вре­ме­нем я понял, почему такой резуль­тат ока­зался у меня. На мой взгляд, хорошо об этом пишет о. Ана­то­лий Гар­маев: «Суще­ствует такое состо­я­ние в чело­веке, когда он неко­то­рое знание о сове­сти, содер­жа­ще­еся в нем, при­ни­мает за саму совесть. Это состо­я­ние триады эго (спо­соб­но­сти, эмо­ци­о­наль­ность и эго-вле­че­ния – прим. авт.). Узна­ется оно по чув­ству, когда чело­век очень хочет стать кем-то или в чем-то состо­яться. Это жела­ние состо­яться, напри­мер, совер­шен­ным, вели­ким, при­знан­ным, зна­чи­мым, ува­жа­е­мым – жела­ние гор­до­сти, стрем­ле­ние к само­до­ста­точ­но­сти… Трудно и не скоро про­ис­хо­дит осо­зна­ние неправды, когда для уте­ше­ния своей само­до­ста­точ­но­сти чело­век наби­ра­ется знаний о сове­сти и пыта­ется эти знания реа­ли­зо­вать в поступке. Воз­ни­кает вопрос: «Для чего?» – Чтобы состо­яться.

Состо­яться желает только гор­дость чело­ве­че­ская, потому что стре­мится к само­до­ста­точ­но­сти.

Если в триаде сове­сти чело­век реально участ­вует в нуждах других, то в триаде эго чело­век все свое знание о сове­сти и жиз­нен­ный опыт также обра­щает к другим, но с обрат­ным знаком – в осуж­де­ние других, в пере­суды, в воз­му­щен­ные раз­го­воры. И эту рев­ность о совест­ли­во­сти дру­гого он будет вос­при­ни­мать как соб­ственно совесть, не подо­зре­вая, что знание о сове­сти и совесть – не одно и то же!

Было время, когда в школах про­во­ди­лось мно­же­ство дис­пу­тов. В газе­тах и жур­на­лах печа­та­лось много пуб­ли­ци­сти­че­ских выступ­ле­ний о том, как стать героем и что такое геро­и­че­ский посту­пок. Фор­ми­ро­ва­лось миро­воз­зре­ние, ори­ен­ти­ро­ван­ное на поло­жи­тель­ные нрав­ствен­ные каче­ства, но в гра­ни­цах эго-состо­я­ния. Почему так? Потому что метод дис­кус­сии не выхо­дил за пре­делы эго. Более того – сама дис­кус­сия и есть эго-состо­я­ние… Все раз­го­воры о сове­сти, если где-то они еще и про­ис­хо­дят, есть чистая эмо­ци­о­наль­ность, и отсюда про­фа­на­ция и повсе­мест­ное уни­что­же­ние сове­сти. Чем больше чело­век гово­рит о сове­сти, тем больше он дей­ствует по спо­соб­но­стям и в страст­ной эмо­ци­о­наль­но­сти в триаде эго-вле­че­ний…»29.

Я кратко пере­чис­лил только наи­бо­лее яркие случаи. А сколько было неяр­ких! Конечно, еван­гель­ский хри­сти­а­нин-бап­тист тоже чело­век, и иногда впа­дает в какой-нибудь грех (ну, напри­мер, раз­гне­вался на ребенка, кото­рый неча­янно разбил хру­сталь­ную вазу). Никто этого в общине ЕХБ не отри­цает, потому что в Библии напи­сано: «Если гово­рим, что не имеем греха, – обма­ны­ваем самих себя, и истины нет в нас» (1Ин. 1:8). Но в Пра­во­слав­ной Церкви я обна­ру­жил, что мои грехи были только малой, над­вод­ной частью огром­ного айс­берга, имя кото­рому – гре­хов­ность. Его истин­ные раз­меры теря­ются в глу­бине. «Нет чело­века пра­вед­ного на земле, кото­рый делал бы добро и не грешил бы» (Еккл. 7, 20). «Лукаво сердце чело­ве­че­ское более всего и крайне испор­чено» (Иерем. 17:9). «Все мы много согре­шаем» (Иак. 3:2).

Я знал эти места Писа­ния. Но я думал, что про­блема моей гре­хов­но­сти давно решена – в день пока­я­ния30. Иногда только Христу при­хо­дится про­щать мои ошибки, но, в общем, я уже был готов без страха пред­стать на Его суд.

Одна­жды один из пре­сви­те­ров общины ЕХБ, уже седой старец, в своей про­по­веди тихо и кротко сказал: «Мне бы хоть полз­ком вползти в Цар­ство Небес­ное, хоть бы у ворот там стоять…». Я не пока­зал вида, но внутри взвился: «Чему же ты, пре­сви­тер, учишь народ? Где же твоя уве­рен­ность в спа­се­нии? Эх! Заби­тый, темный хри­сти­а­нин!». Сего­дня я пони­маю, что именно за такое сми­ре­ние Бог дал этому пре­сви­теру дар миро­творца. Он дважды спасал мою семью от неми­ну­е­мого раз­ру­ше­ния (когда мы с супру­гой уже и не жили вместе, и воз­вра­щаться я не соби­рался). В кон­флик­тах с женой вино­ва­тым был пол­но­стью я. Правда, осо­зна­ние этого пришло с годами. Какие при­чины раз­лада с женой? На поверх­но­сти лежали цве­точки – раз­ность харак­те­ров, взгля­дов (на про­те­стант­ском ново­язе – раз­ность посвя­ще­ния Богу). Но ягодки были упря­таны глу­боко внутри – моя фари­сей­ская гор­дость.

Само­мне­ние и эгоизм, к сожа­ле­нию, не исчезли раз и навсе­гда после пока­я­ния. Они жили во мне, ста­ра­ясь себя не обна­ру­жи­вать. Они неза­метно рас­тво­ри­лись в моих хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лях. В Пра­во­слав­ной Церкви, в «огнен­ном кре­ще­нии» оди­но­че­ства, вынуж­ден­ного без­дей­ствия31 и само­по­зна­ния, неко­то­рые из этих «доб­ро­де­те­лей» (боюсь ска­зать, что все) сле­тели с меня, как шелуха. При­шлось как бы начи­нать все с нуля. Но это «кре­ще­ние» отрез­вило меня. Оно при­несло мне облег­че­ние, в кото­ром я неосо­знанно, но давно нуж­дался32.

^ Радость об одном греш­нике

Одна­жды, уже будучи пра­во­слав­ным, я посо­ве­то­вал одному другу-бап­ти­сту (кри­ти­ко­вав­шему кого-то из своей общины) больше вни­кать в себя, чем в других. На что он сказал: «Надо не на себя смот­реть, а на Христа». Я тогда даже не нашелся, что отве­тить.

Может, от моей малой начи­тан­но­сти, но в бап­тист­ской лите­ра­туре я крайне редко встре­чал обра­ще­ние к теме само­по­зна­ния. Хотя сами же бап­ти­сты при­знают, что само­по­зна­ние явля­ется осно­во­по­ла­га­ю­щей нрав­ствен­ной цен­но­стью. Пере­стать видеть свою «слабую» и «злую» волю, свои гре­хов­ные наклон­но­сти – не этично, по край­ней мере.

Само­по­зна­ние должно сопро­вож­дать хри­стиан всю жизнь.

«Бла­женны нищие духом» (Мф. 5:3), – те, кто сознаёт свои немощи и просит у Бога мило­сти.

И.В. Чека­лов в учеб­нике «Нрав­ствен­ное бого­сло­вие» (изда­ние ЗБИ ФСЕХБ) пишет: «Нищий духом» – это чело­век, нуж­да­ю­щийся в про­ще­нии и созна­ю­щий свою вели­кую нужду в обще­нии с Отцом Небес­ным… Чтобы вос­хи­тить Цар­ство Небес­ное, нужно созна­ние своей духов­ной нищеты, как созна­вали это все верные слу­жи­тели Божии. Это созна­ние своей духов­ной нищеты явля­ется верным зало­гом внут­рен­него обнов­ле­ния и силы: «…Ибо когда я немо­щен, тогда силен» (2Кор. 12:10). А вот как харак­те­ри­зует Спа­си­тель «бога­тых духом»: «Горе вам, пре­сы­щен­ные ныне! Ибо вза­л­чете» (Лк. 6:25). Ложное, вооб­ра­жа­е­мое богат­ство закры­вает чело­веку путь в Цар­ство Небес­ное. «Ибо ты гово­ришь: я богат, раз­бо­га­тел и ни в чем не имею нужды; а не знаешь, что ты несча­стен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3:17). Осво­бож­де­ние от вооб­ра­жа­е­мого богат­ства и нездо­ро­вых при­вя­зан­но­стей дает нам истин­ную внут­рен­нюю сво­боду и новый взгляд на жизнь и жиз­нен­ные цен­но­сти…».

Чека­лов упо­ми­нает о харак­тер­ной тра­ге­дии «бога­того духом» Л.Н. Тол­стого: «Вооду­шев­лен­ный Нагор­ной про­по­ве­дью, в конце 19 века Тол­стой стал про­по­ве­до­вать новую рели­гию любви и непро­тив­ле­ния злу наси­лием… Такое пони­ма­ние прак­ти­че­ского при­ме­не­ния Нагор­ной про­по­веди нельзя при­знать пра­виль­ным. Энту­зи­а­сты-рев­ни­тели Нагор­ной про­по­веди правы в том, что они близко к сердцу при­ни­мают при­зывы Христа к совер­шен­ству, и что они верят в пре­об­ра­зу­ю­щую силу любви Божьей. Заблуж­де­ние же их заклю­ча­ется в том, что они, как это свой­ственно почти всем уто­пи­стам, недо­оце­ни­вают страш­ную силу зла, царя­щую в чело­веке, о чем сви­де­тель­ствует ап. Павел: «Доб­рого, кото­рого хочу, не делаю, а злое, кото­рого не хочу, делаю» (Рим. 7:19)33.

…Бро­шен­ный в пра­во­сла­вии один на один со своей испор­чен­но­стью, я заме­тил, что меньше стал осуж­дать других хри­стиан (хотя пово­дов – тьма!). В пра­во­сла­вии что-то слу­чи­лось с моими ушами. В них посто­янно звучит упрек Христа: «И что ты смот­ришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чув­ству­ешь?». В пра­во­сла­вии мед­ленно, но верно я начал учиться видеть бревна в своем глазу. И полу­ча­ется как у фокус­ника с пустым ящиком: я заме­чаю бревно, вытас­ки­ваю, а за ним, непо­нятно откуда, другое появ­ля­ется. Вытас­ки­ваю, а за ним – старое бревно. Я поду­мал, что очи­стил глаза, начал смот­реть на чужие сучки, увлекся, и вдруг обна­ру­жи­ваю, что в своем глазу полно бревен. И начи­нает дохо­дить до меня гроз­ное пре­ду­пре­жде­ние Христа: «Не судите, и не будете судимы; не осуж­дайте и не будете осуж­дены…» (Лк. 6:37).

Низкий поклон пра­во­сла­вию от быв­шего бап­ти­ста! Хотя бы только за то, что пока­зано мне, как оскорб­ляет Христа мое кри­ти­кан­ство, на какой суд я обре­каю себя самого! Я осуж­дал своего пра­во­слав­ного собрата, считая, что бап­ти­сты гораздо «святее». Имел ли я на это право? К кому Хри­стос сказал притчу о фари­сее и мытаре? Напомню, – к «неко­то­рым, кото­рые уве­рены были о себе, что они пра­ведны, и уни­чи­жали других…» (Лк. 18:9).

При­ступы этой тяжкой болезни – осуж­де­ние других – и сейчас одо­ле­вают меня, если я забы­ваю о своей гре­хов­но­сти. Эта болезнь отсту­пает лишь тогда, когда Гос­подь попус­кает, чтобы я сам впал в грех (причем часто в тот, кото­рый я осудил в другом) и увидел себя в истин­ном свете, чтобы я почув­ство­вал всю свою сла­бость и понял, кто я такой без Бога, без Его мило­сти, без Хода­тая Иисуса Христа – прах и пепел34!

За три года в Пра­во­слав­ной Церкви я немало слышал про­по­ве­дей свя­щен­ни­ков. Даже самый орто­док­саль­ный и реак­ци­он­ный из них нико­гда не гово­рил, что пра­во­слав­ные «святее» других. Нет гор­до­сти за «высо­кий мораль­ный уро­вень», есть только защита Церкви Хри­сто­вой35. Пока­я­ние – неотъ­ем­ле­мая часть пра­во­слав­ного веро­уче­ния. Испо­ведь обя­за­тельна для всех, даже для Пат­ри­арха. И это по биб­лей­ски!

Дай нам Бог всегда пом­нить, как моли­лись в храме фари­сей и мытарь, и кто из них вышел из храма более оправ­дан­ным (см. Лк. 18:9 и далее)! Дай нам Бог всегда пом­нить слова Христа о том, что 99 пра­вед­ни­ков, не име­ю­щих нужды в пока­я­нии, меньше вызы­вают радо­сти на небе­сах, чем один греш­ник каю­щийся (см. Лк. 15:4–7)!

^ Кое-что о личной гиги­ене

В одном из про­те­стант­ских учеб­ных посо­бий я встре­тил пример того, как Хри­стос очи­щает сердце чело­века. Послед­ний должен при­гла­сить Христа во все пота­ен­ные ком­наты своей души и попро­сить Его очи­стить их от грязи. Это назы­ва­ется при­гла­ше­нием Христа в свою жизнь. Пример хоро­ший. Но грязь в каких-то ком­на­тах появ­ля­ется снова36. И надо уметь уви­деть эту грязь. Конечно, Хри­стос может пока­зы­вать ее. Но мы можем не уви­деть. Будет ли Хри­стос сам вхо­дить в эти ком­наты, где грязь, без нашего при­гла­ше­ния? Нет. Он ведь не нару­шает нашей сво­боды. Полу­ча­ется, важно не только при­сут­ствие Христа в нашем сердце, но и наше умение уви­деть грязь в ком­на­тах. Всю жизнь чело­век должен учиться рас­по­зна­вать в себе эту грязь37.

«Вникай в себя и в учение, зани­майся этим посто­янно…» (1Тим. 4:16).

«Испы­ты­вайте самих себя, в вере ли вы; самих себя иссле­ды­вайте» (2Кор. 13:5).

«Итак, вни­майте себе…» (Деян. 20:28).

Знать о том, что гово­рит Слово Божье о гре­хов­но­сти – это одно; уви­деть гре­хов­ность в себе – это совсем другое. Да, Слово Божье судит наме­ре­ния сер­деч­ные, но от меня зави­сит, спо­со­бен ли я эти наме­ре­ния пред­ста­вить на суд.

Мог ли я, искрен­ний, горя­чий хри­сти­а­нин, неустанно поуча­ю­щийся в Слове Божьем, обма­ны­ваться в чистоте своих комнат38? Взгля­ните на книж­ни­ков и фари­сеев. Они более всех были све­дущи в Писа­ниях. Они имели право изъ­яс­нять Закон Божий в сина­го­гах. Они искренне были уве­рены в своем твер­дом сле­до­ва­нии Закону, в своей пра­вед­но­сти, в своем спа­се­нии. Они могли с искрен­ней радо­стью молиться в храме, воз­да­вая бла­го­да­ре­ние Богу за свой высо­кий духов­ный уро­вень (см. Лк. 18:11 и далее). Без страха и тре­пета они обра­ща­лись к Гос­поду, с Кото­рым были явно на корот­кой ноге (см. Лк. 18:11 и далее). Хри­стос даже сказал о них: «Все, что они велят вам соблю­дать, соблю­дайте и делайте…» (Мф. 23:3). Но им самим Хри­стос про­из­но­сит страш­ный при­го­вор: «Горе вам!» (Лк. 11:42). На биб­лей­ском языке – это про­кля­тие.

Фари­сей и мытарь из притчи Христа оди­на­ково усердно моли­лись в храме (см. Лк. 18:11 и далее). Но у фари­сея был обман­чи­вый взгляд на свою гре­хов­ность. Мытарь же не обма­ны­вался. Я думаю, у чело­века есть только два взгляда на себя – фари­сея и мытаря.

Пока­я­ние мытаря – это не только начало хри­сти­ан­ской жизни. Это вся хри­сти­ан­ская жизнь39. Если мы не учимся пока­я­нию мытаря, мы неиз­бежно обо­льщаем себя и учимся быть фари­се­ями. В бап­тизме никто меня спе­ци­ально не учил фари­сей­ству. В общине ЕХБ про­по­вед­ники искренне при­зы­вают бра­тьев и сестер: «Святой да освя­ща­ется еще!» (Откр. 22:11). Но об опас­но­сти, кото­рая под­сте­ре­гает всех, стре­мя­щихся к свя­то­сти, я слышал очень мало. А между тем, эта опас­ность – само­обо­льще­ние – огром­ная и близ­кая к каж­дому из нас! Я не пре­уве­ли­чи­ваю. Про­те­станты часто ставят в пример Цер­ковь пер­вого века и гово­рят, что надо воз­вра­щаться к пер­во­хри­сти­ан­ству. Но первые хри­сти­ане, при всей их духов­ной силе и рев­но­сти в слу­же­нии, не избе­жали само­обо­льще­ния!

Веру­ю­щие коринф­ской церкви, по словам апо­стола Павла, «обо­га­ти­лись [во Христе] всем, всяким словом и всяким позна­нием» (1Кор. 1:5). «Вы – письмо Хри­стово», – обра­ща­ется апо­стол Павел к корин­фя­нам (2Кор. 3:3). Однако их духов­ные успехи стали для них пово­дом к гор­до­сти (см. 1Кор. 4:19, 5:2, 2Кор. 12:20). Они уже не могли трезво смот­реть на себя. Корин­фяне счи­тали себя хоро­шими хри­сти­а­нами (см. 1Кор. 4:10), но не заме­чали, что в общине при­жи­лись зависть, споры (см. 1Кор. 3:3), кле­вета, бес­по­рядки (см. 2Кор. 12:20), раз­де­ле­ния (см. 1Кор. 1:10–13) и даже блуд (см. 1Кор. 5:1). В итоге апо­стол Павел обли­чает корин­фян: «Отрез­ви­тесь, как должно, и не гре­шите; ибо, к стыду вашему скажу, неко­то­рые из вас не знают Бога» (1Кор. 15:34).

Галаты не заме­чали своего укло­не­ния в иуда­изм (см. Гал. 3:1); асий­ские хри­сти­ане не заме­чали стра­да­ю­щего в узах апо­стола Павла (см. 2Тим. 1:15); в одной мало­азий­ской церкви не заме­чали Дио­трефа, кото­рый «любил пер­вен­ство­вать» и поно­сил «злыми сло­вами» апо­стола Иоанна (см. 3Ин. 1:9). Таких при­ме­ров само­обо­льще­ния (и, как след­ствие, духов­ной сле­поты) в пер­во­хри­сти­ан­ской церкви немало еще есть в Новом Завете. Гор­дость и само­обо­льще­ние реально угро­жали даже апо­столу Павлу. В одном из своих посла­ний он писал: «Не знаете ли, что бегу­щие на риста­лище бегут все, но один полу­чает награду? Так бегите, чтобы полу­чить. Все подвиж­ники воз­дер­жи­ва­ются от всего: те для полу­че­ния венца тлен­ного, а мы – нетлен­ного. И потому я бегу не так, как на невер­ное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усми­ряю и пора­бо­щаю тело мое40, дабы, про­по­ве­дуя другим, самому не остаться недо­стой­ным» (1Кор. 9:24–27). Но Боже­ствен­ный Про­мы­сел на этом «усми­ряю и пора­бо­щаю» не закан­чи­ва­ется: «И чтобы я не пре­воз­но­сился чрез­вы­чай­но­стью откро­ве­ний, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удру­чать меня, чтобы я не пре­воз­но­сился. Трижды молил я Гос­пода о том, чтобы удалил его от меня. Но Гос­подь сказал мне: «довольно для тебя бла­го­дати Моей, ибо сила Моя совер­ша­ется в немощи». И потому я гораздо охот­нее буду хва­литься своими немо­щами, чтобы оби­тала во мне сила Хри­стова» (2Кор. 12:7–9).

Насколько же угро­жала апо­столу опас­ность само­обо­льще­ния, если Бог при­бе­гает к одному из край­них средств – попу­ще­нию тяже­лой хро­ни­че­ской болезни (по дру­гому тол­ко­ва­нию – неко­его изну­ри­тель­ного иску­ше­ния)! Апо­стол Павел понял, чем грозит ему испор­чен­ная чело­ве­че­ская при­рода. Немощь плоти хра­нила его от духов­ной болезни (еще более тяже­лой и опас­ной) – пре­воз­но­ше­ния. Поэтому Павел сми­рился со своей немо­щью, принял ее; не сты­дился, но «хва­лился» ею.

Итак, даже апо­стол Павел, автор поло­вины книг Нового Завета, мис­си­о­нер, осно­вав­ший мно­же­ство хри­сти­ан­ских общин на обшир­ной части Рим­ской импе­рии, вели­кий муж веры, при­зна­вал, что гор­дость готова вот-вот настиг­нуть его. Он видел ее совсем близко. Я думаю, он посто­янно ощущал, как тянется к пре­воз­но­ше­нию его плоть, его сердце. Апо­стол Павел смирял себя, как мытарь в храме, кото­рый бил себя в грудь, созна­вая свою бес­ко­неч­ную немощь перед Богом…

Злую шутку разыг­ры­вает испор­чен­ная чело­ве­че­ская при­рода с теми, кто, обре­тая духов­ные даро­ва­ния, забы­вает о пока­я­нии мытаря. Пра­виль­ный хри­сти­а­нин начи­нает хва­литься своей «пра­виль­но­стью»41 (как-будто она при­суща ему и не была даро­вана свыше – не по заслу­гам, а по Божьей мило­сти! См.: 1Кор. 4:6–7). Именно таким «хри­сти­а­ни­ном» я и вырос в бап­тизме. Даже свои грехи я обра­щал в повод к гор­до­сти: «Не говоря о том, что они у меня совсем мелкие и незна­чи­тель­ные, кто, как не бап­тист, умеет в них каяться»! Правда, иногда мое сердце охва­ты­вала стран­ная неиз­быв­ная тоска42, и слезы под­сту­пали к горлу. Мне хоте­лось излить их в молитве, но было как-то неудобно перед собой: вроде не о чем было пла­кать. Может быть, это давала о себе знать боль­ная душа (см. При­ло­же­ние № 3).

Рус­ские бап­ти­сты совер­шают немало добрых дел и стре­мятся к истин­ному бла­го­че­стию43. В делах они хотят пока­зать бла­го­дат­ность своей веры. Но лично я лег­ко­мыс­ленно отно­сился к предо­сте­ре­же­нию ап. Павла: «Не гор­дись, но бойся» (Рим. 11:20). Я не видел свою поги­бель, кото­рой пред­ше­ствует гор­дост44 (см. Прит. 16:18).

^ Если шея не гнется

Я считал, что уве­рен­ность в спа­се­нии отве­чает на все вопросы. Ока­за­лось, что не все ответы я могу понять.

«Если я говорю язы­ками чело­ве­че­скими и ангель­скими, а любви не имею, то я – медь зве­ня­щая или кимвал зву­ча­щий. Если имею дар про­ро­че­ства, и знаю все тайны, и имею всякое позна­ние и всю веру, так что могу и горы пере­став­лять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожже­ние, а любви не имею, нет мне в том ника­кой пользы» (1Кор. 13:1–3).

Ока­зы­ва­ется, можно иметь всякое позна­ние Свя­щен­ного Писа­ния, можно иметь всю еван­гель­скую веру, но при этом не иметь… любви.

Ока­зы­ва­ется, можно про­яв­лять высшую форму жерт­вен­но­сти, но при этом руко­во­диться не любо­вью, а чем-то иным.

Я не могу себе пред­ста­вить, что такое воз­можно: чело­века, име­ю­щего «всякое позна­ние и всю веру», гово­ря­щего пре­крас­ные про­по­веди, име­ю­щего дар про­ро­че­ства, отдав­шего себя на слу­же­ние людям, Гос­подь может отверг­нуть на суди­лище, как пустого, наду­того фра­зёра.

Неожи­дан­ный, страш­ный при­го­вор ожи­дает кого-то из нас. Может быть, прежде всего, меня. «И тогда объ­явлю им: Я нико­гда не знал вас; отой­дите от Меня, дела­ю­щие без­за­ко­ние» (Мф. 7:23). К кому Иисус обра­ща­ется? К тем, кто от Его имени про­ро­че­ство­вал, Его именем творил многие чудеса, Его именем изго­нял бесов, то есть обра­ща­ется к Своим… слу­жи­те­лям. На Земле – извест­ные и почтен­ные, на Небе – полу­чат не славу, а осуж­де­ние. За то тайное, что скры­вали в сердце даже от самих себя….

«Самый послед­ний период хри­сти­ан­ства на земле… харак­те­рен тем, что даже в рядах истин­ных еван­гель­ских церк­вей… будет духов­ное охла­жде­ние; боль­шин­ство веру­ю­щих будет не с горя­чими, а только с теп­лыми серд­цами… Харак­тер­ной чертой такого теп­лого, а не горя­чего, хри­сти­а­нина явля­ется доволь­ство собой, своими зна­ни­ями, своей духов­ной силой. К таким хри­сти­а­нам обра­щены слова Христа: «Ты гово­ришь: «я богат, раз­бо­га­тел и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несча­стен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3:17).

«Не знаешь, что ты несча­стен» – этот прон­зи­тель­ный взгляд Христа я почув­ство­вал лишь в Пра­во­слав­ной Церкви. Никак не дохо­дило до моего искрен­него бап­тист­ского сердца, что и достиг­ший духов­ных высот, я могу ока­заться жестоко обма­ну­тым – самим собой.

Нет, мне место – только в храме. Пра­во­слав­ная Цер­ковь по мне пла­кала давно. Только в ней я узнал свой точный диа­гноз и полу­чил воз­мож­ность исце­литься (см. При­ло­же­ние № 4).

Если первый шаг к выздо­ров­ле­нию – при­зна­ние себя боль­ным, то второй – сми­ре­ние перед врачом. И Гос­подь Иисус Хри­стос, на мой взгляд, от каж­дого ждет этих шагов, говоря: «Не здо­ро­вые имеют нужду во враче, но боль­ные… Я пришел при­звать не пра­вед­ни­ков, но греш­ни­ков к пока­я­нию» (Мф. 9:12–13). И вновь бывший бап­тист готов низко покло­ниться Пра­во­слав­ной Церкви, кото­рая стала для него насто­я­щей школой сми­ре­ния45. Назы­вать свя­щен­ника отцом46, под­хо­дить к нему под бла­го­сло­ве­ние (см. 1Пет. 3:9, Евр. 7:7), целуя при этом его руку (как руку Пас­тыря Христа), откры­вать свои грехи на испо­веди47, – вот когда я позна­вал цену своему сми­ре­нию (точнее, его отсут­ствию). Я думал, что давно сми­рился «под креп­кую руку Божью», а ока­за­лось, что даже слу­жи­теля Его не могу почтить (см. 1Ин. 4:20). Шея не гнется. Как не хва­тало мне этой школы в общине ЕХБ, в кото­рой я был спо­со­бен ока­зать пре­сви­теру честь самую боль­шую – назвать его по имени-отче­ству48!

В Пра­во­слав­ной Церкви я долго не пони­мал многое из того, что поют или читают на цер­ковно-сла­вян­ском языке. Это было, пожа­луй, самым страш­ным испы­та­нием для моего про­те­стант­ского разума. «Не пони­маю, Гос­поди!» – плакал я на службе и сми­рялся, потому что дру­гого выхода не видел. Но это и был для меня един­ственно верный выход49

Хри­сти­а­нин сми­ря­ется, если ему что-то в Библии не понятно. Слож­ные места Свя­щен­ного Писа­ния – повод не для про­те­ста, но для отвер­же­ния своего плот­ского разума, для вос­пи­та­ния тер­пе­ния, для усерд­ной молитвы. Такое же отно­ше­ние должно быть и к храму.

Храм – это литур­ги­че­ское выра­же­ние (или твор­че­ское «утвер­жде­ние истины»50) того самого Слова Божьего, всей его бес­ко­неч­ной глу­бины. Поэтому храм имеет право быть слож­ным и не сразу понят­ным. Храм, как и Библия, тре­бует нашего усилия к позна­нию. А цер­ковно-сла­вян­ский язык, ока­зы­ва­ется, пони­мать не столько трудно, сколько неохота. И совсем не зря Цер­ковь сохра­няет его и не торо­пится отме­нять. Ини­ци­а­то­ров руси­фи­ка­ции бого­слу­же­ния в Пра­во­слав­ной Церкви было немало. Но все их попытки только пока­зали, насколько слож­ным и до сих пор труд­но­до­сти­жи­мым явля­ется пере­вод бого­слу­же­ния на рус­ский язык. Дело здесь не в пре­по­нах, кото­рые при­хо­дится пре­одо­ле­вать пере­вод­чи­кам, а в том, что руси­фи­ци­ро­ван­ные тексты полу­ча­ются хуже цер­ковно-сла­вян­ских: нередко смысл того или иного текста затем­ня­ется, про­фа­ни­ру­ется, а иногда даже меня­ется на про­ти­во­по­лож­ный. Кое-какие при­меры даны в насто­я­щей книге.

Во всяком случае, на цер­ковно-сла­вян­ском языке я уже могу читать Библию и молит­во­слов (я знаю, что Бог услы­шит меня и на рус­ском языке, но я не раз убеж­дался, что текст на цер­ковно-сла­вян­ском обна­ру­жи­вает боль­шую глу­бину бого­по­зна­ния51). Конечно, я не все пони­маю в бого­слу­жеб­ных текстах. Но это непо­знан­ное меня не оттал­ки­вает, а, наобо­рот, при­вле­кает. Хотя иногда служба бывает непо­нят­ной просто из-за ужас­ной аку­стики: в ином храме, к сожа­ле­нию, вместо молитв и пес­но­пе­ний слы­шится один гул.

Сми­ряться тяжело. Но это – начало пра­во­слав­ного бла­го­че­стия52.

Хри­сти­а­нин должен иметь уве­рен­ность в спа­се­нии (см. Рим. 8:38–39). И Никео-Кон­стан­ти­но­поль­ский Символ веры, кото­рый пра­во­слав­ные хри­сти­ане поют за каждой литур­гией, закан­чи­ва­ется такими сло­вами: «Наде­юсь на вос­кре­се­ние мерт­вых и жизнь в буду­щем веке».

«Мы спа­сены в надежде…» (Рим. 8:24). Но это спа­се­ние мне при­дется совер­шать «со стра­хом и тре­пе­том» (Фил. 2: 12). Это выра­же­ние не раз встре­ча­ется в Новом Завете. А впер­вые это сказал Моисей («я в страхе и тре­пете»), когда при­сту­пил «к горе, ося­за­е­мой и пыла­ю­щей огнем», «ко тьме и мраку и буре» (см. Евр. 12:18, 21). Напо­ми­ная об этом, апо­стол Павел далее гово­рит: «Итак, мы, при­емля цар­ство непо­ко­ле­би­мое, будем хра­нить бла­го­дать, кото­рою будем слу­жить бла­го­угодно Богу, с бла­го­го­ве­нием и стра­хом, потому что Бог наш есть огнь пояда­ю­щий» (Евр. 12:28–29).

Не по-дру­гому я стал думать о Боге, Кото­рый по-преж­нему для меня – Отец53, Кото­рый по-преж­нему без­гра­нично любит меня, Своего сына. В Пра­во­слав­ной Церкви я устра­шился не Бога, а состо­я­ния своего сердца.

Всё есть в пра­во­сла­вии: страш­ная правда о чело­веке и вели­кая любовь Божья к нему, Судия живых и мерт­вых и Отец Небес­ный, «уве­рен­ность в спа­се­нии» и «страх и трепет», печаль о грехах и радость о Боге. Преп. Сера­фим Саров­ский всех при­хо­див­ших к нему при­вет­ство­вал сло­вами: «Радость моя! Хри­стос вос­кресе!». Пра­во­слав­ный подвиж­ник харак­те­ри­зу­ется, кроме всего про­чего, «лице­зре­нием одно­вре­менно сразу двух бездн: бездны соб­ствен­ного паде­ния и бездны мило­сти и любви Божией» (фор­мула преп. Силу­ана Афон­ского: «Держи ум во аде, но не отча­и­вайся») 54.

^ Ново­яв­лен­ный апо­ло­гет

Надо ли рецен­зи­ро­вать ино­слав­ных хри­стиан55?

…Стран­ная ситу­а­ция сло­жи­лась после седь­мого января 2001 года. Я – пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин, руко­вожу кол­лек­ти­вом жур­на­ли­стов-про­те­стан­тов. Но меня особо это не сму­щало. Я по-преж­нему глав­ный редак­тор. И должен обес­пе­чи­вать бес­пе­ре­бой­ное про­из­вод­ство радио­про­грамм (около сорока 15-минут­ных пере­дач в месяц). По-преж­нему я рецен­зи­рую каждую из них. Про­слу­ши­ваю и пишу плюсы и то, что, на мой взгляд, необ­хо­димо испра­вить. Кон­фликты здесь неиз­бежны, как в любой редак­ции. Но они слу­ча­ются неча­сто. В основ­ном, люди пони­мают, что без редак­тор­ского ока не обой­тись. Может быть, поэтому радио­про­граммы кеме­ров­ского отде­ле­ния несколько лет активно постав­ля­лись для мест­ного веща­ния Радио­церкви не только в Ново­си­бирск, но и другие круп­ные города – Хаба­ровск, Ижевск, даже в Москву56.

Через год мое руко­вод­ство пред­ло­жило «кеме­ров­цам» подыс­кать дру­гого дирек­тора. В ответ кол­лек­тив еди­но­гласно про­го­ло­со­вал «за» ста­рого. Я про­дол­жил дони­мать людей своими рецен­зи­ями.

Одна­жды мой жур­на­лист в про­грамме рас­су­дил так: «Глав­ное раз­ли­чие в том, какую роль отво­дят те и другие [име­ются в виду като­лики, пра­во­слав­ные и про­те­станты] Свя­щен­ному Писа­нию. Хотя като­лики, пра­во­слав­ные и про­те­станты верят в бого­дух­но­вен­ность Библии, но като­лики и пра­во­слав­ные счи­тают, что помимо нее опре­де­ля­ю­щее зна­че­ние для веры и цер­ков­ного слу­же­ния имеют апо­крифы,… а также тра­ди­ции, обряды. Про­те­станты же счи­тают, что един­ствен­ным руко­вод­ством в вере и повсе­днев­ной жизни хри­стиан явля­ется Свя­щен­ное Писа­ние57. Поэтому они не при­ни­мают ряд уста­нов­ле­ний, осно­ван­ных на пре­да­ниях и тра­ди­циях…».

Я попро­сил убрать данный текст из про­граммы. Мне он пока­зался не совсем гра­мот­ным. Поэтому для жур­на­ли­стов (и, прежде всего, для себя) при­шлось про­ве­сти неболь­шой ликбез.

Я выяс­нил, что отно­ше­ние пра­во­слав­ных к апо­кри­фам – совсем другое.

Книга правил58: «Наиме­но­ва­ние книг апо­кри­фи­че­ских, по пере­воду с гре­че­ского, значит, книги сокро­вен­ные. Ере­тики давали сие наиме­но­ва­ние состав­ля­е­мым ими под­лож­ным книгам, дабы лучше уве­рить, будто оные не вновь состав­лены, а только неиз­вестны были, как сокры­ва­е­мые».

Можно только оши­бочно назы­вать апо­кри­фами нека­но­ни­че­ские книги Вет­хого Завета.

Итак, апо­крифы в их насто­я­щем зна­че­нии Пра­во­слав­ная Цер­ковь отвер­гает. В пра­во­слав­ном учеб­нике «Исто­рия хри­сти­ан­ской церкви» повест­ву­ется, что Цер­ковь исклю­чила из свя­щен­ных книг Писа­ния не апо­столь­ские и реши­тельно отвергла все книги под­лож­ные и апо­кри­фи­че­ские, каковы, напр., Еван­ге­лия «от Евреев», «от Егип­тян», «Еван­ге­лие Фомы» и т.д. Была про­из­ве­дена огром­ная работа, ведь на момент созда­ния канона в народе ходила масса таких книг. Известно около 50 назва­ний только Еван­ге­лий, не говоря уже о дея­ниях, посла­ниях и апо­ка­лип­си­сах. Про­те­станты назы­вают такие книги псев­до­эпи­гра­фами .

Далее. Дей­стви­тельно ли «един­ствен­ным руко­вод­ством в вере и повсе­днев­ной жизни» у про­те­стан­тов явля­ется Свя­щен­ное Писа­ние? Только со сто­роны я увидел, что это не совсем так.

Надо ска­зать, что «Апо­столь­ского сим­вола веры», кото­рый испо­ве­дуют еван­гель­ские хри­сти­ане-бап­ти­сты, в Свя­щен­ном Писа­нии нет59. Но, тем не менее, бап­ти­сты гово­рят: «Апо­столь­ский символ веры лежит в основе нашего веро­уче­ния». Полу­ча­ется, что не только Библия – в осно­ва­нии веро­уче­ния ЕХБ, но и часть Свя­щен­ного Пре­да­ния. Более того, об этом сим­воле веры «Хри­сти­ан­ское слово» Союза ЕХБ повест­вует: «Затем… апо­столы соста­вили крат­кое веро­уче­ние, в кото­ром более полно выра­жено учение Иисуса Христа и их пони­ма­ние Его лич­но­сти, жизни и зна­че­ния». Вду­май­тесь, в пре­да­нии – «более полно», чем в Св. Писа­нии!

В жур­нале есть еще одна инте­рес­ная мысль: «Мартин Лютер нахо­дил, что все три сим­вола веры (Апо­столь­ский, Никео-Кон­стан­ти­но­поль­ский (пра­во­слав­ный, как его еще иногда назы­вают – прим.авт.) и Афа­на­сьев­ский (конец 5 в.)) выра­жают все­лен­ское цер­ков­ное веро­со­зна­ние». Значит, все-таки может «пре­да­ние» выра­жать истину. Именно такое пре­да­ние в Пра­во­сла­вии назы­ва­ется Свя­щен­ным (кото­рое, прежде всего, вклю­чает в себя Свя­щен­ное Писа­ние). Сам П.Б. Коно­валь­чик (бывший пред­се­да­тель Союза ЕХБ) в интер­вью на стра­ни­цах «Хри­сти­ан­ского слова» заявил, что «мы можем поль­зо­ваться пре­да­ни­ями для духов­ного нази­да­ния», и, правда, доба­вил: «но не в каче­стве основы веро­уче­ния…». В этом же жур­нале И. Под­бе­рез­ский, доктор филол. наук, стар­ший науч­ный сотруд­ник Инсти­тута восто­ко­ве­де­ния АНР (автор книги «Быть про­те­стан­том в России»), пишет:

«Есть веру­ю­щие, кото­рые пола­гают, что нужна лишь Книга книг – Библия, надо просто верить и читать только ее, прочие же писа­ния, они уве­рены, только услож­няют дело. Каза­лось, такой подход не лишен здра­вого смысла. Однако уже первые хри­сти­ане убе­ди­лись, что без «допол­ни­тель­ных» писа­ний веру не сохра­нить и не отсто­ять. Отцы церкви раз­ра­ба­ты­вали учение о Троице, вели борьбу с ере­сями, спла­чи­вали детей Божиих в одну хри­сти­ан­скую семью. Со времен апо­столь­ских не пре­кра­ща­лась дея­тель­ность, кото­рую сейчас при­нято назы­вать писа­тель­ской».

Термин «Троица» впер­вые введен во втором сто­ле­тии св. Фео­фи­лом Антио­хий­ским60. А между тем, отвер­же­ние «док­трины о Троице» служит для бап­ти­стов «верным при­зна­ком» того, что они имеют дело с ере­ти­ками. Вот как бывает опасно отвер­гать Свя­щен­ное Пре­да­ние! Кстати, в сим­воле веры «Радио­церкви» гово­рится, что «мы веруем… в еди­ного Бога, вечно суще­ству­ю­щего в трех ипо­ста­сях…». Фор­мула «един Бог в трех ипо­ста­сях» закреп­ля­ется в Церкви для все­об­щего упо­треб­ле­ния только в шестом веке. Полу­ча­ется, что кредо «Радио­церкви» тоже не обхо­дится без Свя­щен­ного Пре­да­ния.

Взгля­нув со сто­роны на жизнь общины ЕХБ, я увидел, что и она соблю­дает тра­ди­ции и обряд61, кото­рые никак не запо­ве­даны в Свя­щен­ном Писа­нии. Пере­числю только неко­то­рые из них:

  1. Тра­ди­ция назы­ваться «еван­гель­ские хри­сти­ане-бап­ти­сты»,
  2. Тра­ди­ция обла­че­ния кре­ща­е­мых в белые одежды,
  3. Тра­ди­ция соблю­де­ния празд­ни­ков (Рож­де­ство, Пасха, Жатва и т.д.),
  4. Тра­ди­ция кре­стить детей по дости­же­нии 16 лет, то есть в «созна­тель­ном» воз­расте62,
  5. Тра­ди­ция совер­шать Евха­ри­стию один раз в месяц63,
  6. Тра­ди­ции в архи­тек­туре и внут­рен­нем убран­стве молит­вен­ных домо64,
  7. Тра­ди­ция отно­ситься к Хлебу и Вину на Вечере, только как к сим­во­лам,
  8. Тра­ди­ция пуб­лич­ного пока­я­ния перед всей общи­ной,
  9. Тра­ди­ция хри­сто­со­ва­ния (кстати, заим­ство­вана у пра­во­слав­ных: трое­кратно цело­ваться, поздрав­ляя друг друга с празд­ни­ком Пасхи и говоря при этом: «Хри­стос вос­кресе! — Воис­тину вос­кресе!»).
  10. Тра­ди­ции в одежде про­по­вед­ни­ков (темный стро­гий костюм, белая рубашка, гал­стук. Послед­ний, кстати, почти отсут­ствует (тоже тра­ди­ци­онно) у, так назы­ва­е­мых, «отде­лен­ных» бап­ти­стов),
  11. Тра­ди­ция освя­ще­ния молит­вен­ного дома,
  12. Тра­ди­ция изоб­ра­жать крест внутри и сна­ружи Дома Молитвы,
  13. Тра­ди­ции вен­ча­ния,
  14. Тра­ди­ция созда­ния само­де­я­тель­ных пес­но­пе­ний65.

Полу­ча­ется, что не только Свя­щен­ным Писа­нием поль­зу­ются бап­ти­сты в своей цер­ков­ной и жиз­нен­ной прак­тике, но и своим пре­да­нием.

В Пра­во­слав­ной Церкви «един­ствен­ное руко­вод­ство в вере и повсе­днев­ной жизни» – Библия – не заме­ня­ется Свя­щен­ным Пре­да­нием, но охра­ня­ется им. Голый прин­цип «только Писа­ние» кова­рен. Дьявол в пустыне иску­шал Христа цита­тами из Библии (см. Лк. 4:9–11). Как дьявол мог иметь в устах Слово Божие? Как мог изре­кать его? Как не опа­лило его это Слово, ведь напи­сано, что Слово Божие «живо и дей­ственно, и острее вся­кого меча обо­ю­до­ост­рого» (Евр. 4:12)?! Почему же оно, пре­бы­вая в устах дья­вола, не имело на него ника­кого дей­ствия? Более того, дьявол обра­тил Слово Божие в оружие иску­ше­ния, напра­вил Боже­ствен­ное Слово против… Бога! Слово Божие стало словом сатаны (про­тив­ника) в его устах. Значит, Боже­ствен­ный текст в устах дья­вола был мерт­вым, не имел жизни и дей­ствия, не имел Духа Божьего66. Значит, Дух Святой не зави­сим от текста, каким бы боже­ствен­ным текст ни был! Дух Святой может напол­нять каждую букву Писа­ния, но может отсут­ство­вать и во всей Библии. Нельзя покло­няться Писа­нию, букве, но надо покло­няться Богу, Духу Свя­тому, Духу Писа­ния.

Прин­цип «только Писа­ние» не спа­сает про­те­стан­тов от мас­со­вых заблуж­де­ний. Об этом, напри­мер, кос­венно гово­рит книга Дж. Мак­дау­элла и Дона Стю­арта «Обман­щики»:

  • Джозеф Смит мл. – осно­ва­тель «Церкви мор­мо­нов» – посе­щал Мето­дист­скую цер­ковь, а боль­шин­ство членов его семьи при­над­ле­жало к Пре­сви­те­ри­ан­ской общине. (Чет­вер­тый пара­граф Сим­вола веры мор­мо­нов гласит: «Мы верим в Библию как в Слово Божие, только если она верно пере­ве­дена»).
  • Все­мир­ная орга­ни­за­ция «Сви­де­те­лей Иеговы» нача­лась «с заня­тий по изу­че­нию Библии». Ее осно­ва­тель Чарлз Тейз Рассел посе­щал кон­гре­га­ци­о­на­лист­скую цер­ковь. «Он убедил свою группу изу­че­ния Библии в том, что явля­ется их «пас­то­ром». После смерти Рас­села новым главой «Обще­ства Сто­ро­же­вой башни» стал Джозеф Фран­клин Рутер­форд, кото­рый вырос в бап­тист­ской семье. После смерти Рутер­форда его сменил Натан Кнорр, кото­рый в воз­расте 16 лет поки­нул рефор­мат­скую цер­ковь, чтобы при­со­еди­ниться к Сви­де­те­лям Иеговы. «Члены обще­ства усердно про­воз­гла­шают, что един­ствен­ным авто­ри­те­том для них явля­ется Библия».
  • Роди­тели осно­во­по­лож­ницы «Хри­сти­ан­ской науки» Мэри Энн Морс Бейкер были при­хо­жа­нами кон­гре­га­ци­о­на­лист­ской церкви. В 45 лет мисс Эдди (фами­лия от тре­тьего мужа) заявила, что полу­чила свое учение из Библии, кото­рую при­знает высшим авто­ри­те­том. «Библия была для меня един­ствен­ным авто­ри­те­том. У меня не было дру­гого про­вод­ника на прямом и узком пути Истины».
  • «Хри­сти­ан­ская Школа един­ства» была осно­вана Чар­лзом и Миртл Филмор. Миртл посе­щала мето­дист­скую цер­ковь, а Чарлз «вырос в лоне епи­ско­паль­ной церкви». Библия почи­та­ется Един­ством как бого­дух­но­вен­ный источ­ник, но не без­оши­боч­ный.
  • Осно­ва­те­лем и руко­во­ди­те­лем «Церкви еди­не­ния» явля­ется Сун Миунг Мун. Когда ему было 10 лет, его роди­тели стали хри­сти­а­нами и при­мкнули к пре­сви­те­ри­ан­ской церкви. «В 16 лет во время молитвы в горах он полу­чил виде­ние. Мун сооб­щает, что ему явился Иисус Хри­стос и пору­чил выпол­нить дело, кото­рое Он не мог завер­шить». Впо­след­ствии в одной из своих книг он писал: «Вы слы­шали, как я гово­рил по Библии. Если вы верите Библии, то вы должны верить и тому, что говорю я».
  • Культ «Меж­ду­на­род­ный путь» был осно­ван Вик­то­ром Полем Виер­ви­лем, бывшим еван­ге­ли­че­ским и рефор­мист­ским слу­жи­те­лем, а в насто­я­щее время воз­глав­ля­ется пре­зи­ден­том Крегом Мар­т­ин­дей­лом, бывшим бап­ти­стом. Г‑н Виер­виль при­зы­вал своих слу­ша­те­лей «отло­жить лишние книги и обра­титься только к Библии», и утвер­ждал, что «Слово Божие есть воля Божия», а также «Слово Божие мате­ма­ти­че­ски точно и научно верно». Далее в книге о нем гово­рится: «Виер­виль привык про­по­ве­до­вать усто­яв­ше­еся биб­лей­ское учение».

Мил­ли­оны сек­тан­тов67 искренне верят, что держат в руках «меч духов­ный», и так же искренне не заме­чают под­мены…

^ Война с ино­слав­ным миром… против раз­де­ле­ния

Сотруд­ники вызы­вали меня на апо­ло­гию еще не раз. С одним из жур­на­ли­стов (не моего кол­лек­тива), братом Дмит­рием (имя изме­нено – прим. авт.), мы как-то завели ожив­лен­ный раз­го­вор по элек­трон­ной почте. Вот неко­то­рые выдержки из пере­писки (слова Дмит­рия – кур­си­вом).

По твоему совету я еще раз пере­чи­тал «Основ­ные прин­ципы отно­ше­ния РПЦ к ино­сла­вию» (см. При­ло­же­ние № 8 – прим. авт.). Ниже при­вожу неко­то­рые пункты, кото­рые меня бес­по­коят. Согласно, напри­мер, пункту 1.9. все [про­те­станты] явля­ются отступ­ни­ками от Свя­того Духа и Христа.

Дмит­рий, поз­воль не согла­ситься. Отступ­ле­ние – это значит, «пере­стать при­дер­жи­ваться чего-нибудь». Отступ­ле­ние пред­по­ла­гает, что чело­век, пре­бы­ва­ю­щий под закон­ным Свя­щен­но­на­ча­лием, пере­стает его почи­тать закон­ным, под­чи­няться ему. Я, напри­мер, пришел в общину ЕХБ из мира и отсту­пил только от одного «нача­лия» – бесов­ского. Здесь ни строчки не гово­рится о том, что ино­слав­ные хри­сти­ане есть «отступ­ники от Свя­того Духа и Христа». Здесь гово­рится лишь о том, что отступ­ле­ние – это плохо, это не по биб­лей­ски.

Спро­сите про­те­стант­ского епи­скопа: как он отнесся бы к пас­тору в своем реги­оне, кото­рого он руко­по­ла­гал, но кото­рый пере­стал бы его при­зна­вать за закон­ного епи­скопа, за «бого­уста­нов­лен­ного» слу­жи­теля? Хри­стос гово­рит: «Слу­ша­ю­щий вас, Меня слу­шает, и отвер­га­ю­щийся вас, Меня отвер­га­ется» (От Луки 10:16). На осно­ва­нии этих слов можно ска­зать, что Тимо­фей, напри­мер, отсту­пил бы от Самого Христа, если пере­стал бы под­чи­няться апо­столу Павлу, от кото­рого полу­чил руко­по­ло­же­ние. Ведь так? Пункт 1.9. гово­рит нам, что послу­ша­ние цер­ков­ным вла­стям – это хорошо и угодно Богу. Какой хри­сти­а­нин с этим не согла­сится? «Пови­нуй­тесь настав­ни­кам вашим и будьте покорны» (Евр. 13:17).

Пункт 1.15 гово­рит, что для нас, членов других хри­сти­ан­ских церк­вей, суще­ствует воз­мож­ность пока­яться и стать чле­нами истин­ной Церкви, РПЦ. Для неко­то­рых, воз­можно, при вступ­ле­нии не потре­бу­ется снова про­хо­дить обряд кре­ще­ния. Но на данном этапе спа­сен­ными мы не явля­емся, т. к. мы – не в Церкви Хри­сто­вой. Моя цер­ковь подоб­ного, напри­мер, не утвер­ждает, а если бы утвер­ждала, я не был бы членом такой церкви.

Дмит­рий, если твоя община созна­тельно отпа­дет от Союза ХВЕ (хри­стиан веры еван­гель­ской – пяти­де­сят­ни­ков – прим. авт.), от един­ства с дру­гими церк­вями, вхо­дя­щими в Союз ХВЕ, от един­ства с дру­гими хри­сти­а­нами, то это дей­стви­тельно будет гово­рить о повре­жде­нии бла­го­дат­ной жизни в твоей общине (что угро­жает и спа­се­нию), потому что хри­сти­ане стре­мятся к един­ству, а не к раз­ме­же­ва­нию. Вот о чем, кроме всего про­чего, этот пункт: разе­ди­не­ние – это плохо. Также в этом пункте есть хоро­шая, на мой взгляд, мысль – о полном еди­не­нии. Это не просто дружба разных церк­вей, это даже не сим­биоз68, а соеди­не­ние – в один орга­низм. Соеди­не­ние не в уто­пи­че­скую про­те­стант­ско-пра­во­славно-като­ли­че­скую общину, а в Цер­ковь Хри­стову. Это не пре­воз­но­ше­ние Пра­во­слав­ной Церкви69, а просто после­до­ва­тель­ное отно­ше­ние к един­ству. К тому же, Пра­во­слав­ная Цер­ковь здесь не судит като­ли­ков, кото­рые отпали от нее, тем более не судит и отпав­ших от като­ли­че­ской церкви про­те­стан­тов, но, напро­тив, при­знаёт нали­чие в них бла­го­дати Божьей, хотя и в какой-то мере повре­жден­ной. Пункт 1.17 гово­рит о том, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь не берет на себя право судить – спа­сется или не спа­сется про­те­стант. Я опять вижу только после­до­ва­тель­ное отно­ше­ние к един­ству, не при­зрач­ному, но такому, о кото­ром молился Иисус: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17:21).

…В главе «Стрем­ле­ние к вос­ста­нов­ле­нию един­ства», в пунк­тах 2.3–2.12, мно­го­кратно под­чер­ки­ва­ется, что ЕДИН­СТВЕННО истин­ная цер­ковь – только РПЦ. Спа­се­ние – только в ней.

Дмит­рий, прежде всего, здесь мно­го­кратно под­чер­ки­ва­ется стрем­ле­ние к един­ству – реаль­ному, реа­ли­зу­ю­ще­муся в единой Церкви. Утвер­жда­ется, что истин­ное един­ство заклю­ча­ется не в орга­ни­за­ции, а в орга­низме. Кстати, ты про­пу­стил, Дмит­рий, первых два под­пункта, правоту кото­рых, я думаю, не будет оспа­ри­вать никто – пп. 2.1. и 2.2. – о вос­ста­нов­ле­нии един­ства, запо­ве­дан­ного Хри­стом, и о гре­хов­ном без­раз­ли­чии к этой задаче.

Прин­ци­пи­аль­ная, жест­кая пози­ция РПЦ, на мой взгляд, обу­слов­лена именно этим стрем­ле­нием – к соеди­не­нию в один орга­низм всех хри­стиан70. «Да будут все едино…»! Это значит, что хри­сти­а­нам нельзя мириться с раз­де­ле­нием. Нельзя мириться с громко декла­ри­ру­е­мым на разных еван­гель­ских кон­фе­рен­циях «духов­ным един­ством» про­те­стант­ских церк­вей. Это стран­ное «един­ство» харак­те­ри­зу­ется не умень­ше­нием, а уве­ли­че­нием коли­че­ства дено­ми­на­ций и союзов по всему миру и их про­грес­си­ру­ю­щей дез­ин­те­гра­цией. Такое «един­ство» может устра­и­вать только дья­вола – мастера на всякую под­делку.

Вадим, если твой пере­ход в РПЦ – это, прежде всего дви­же­ние сердца и ты согла­ша­ешься с выше­пе­ре­чис­лен­ными пунк­тами, то ты сам себя отчуж­да­ешь от [бра­тьев].

Дмит­рий, я всем серд­цем согла­ша­юсь со стрем­ле­нием РПЦ к биб­лей­скому един­ству! Я также согла­ша­юсь с правом РПЦ учить своих членов о непри­ем­ле­мо­сти тех или иных док­трин других хри­сти­ан­ских кон­фес­сий (непри­ем­ле­мо­сти док­трин, но не тех, кто их испо­ве­дует). От бра­тьев я себя не отчуж­даю. Отчуж­дают меня те, кто счи­тает пра­во­сла­вие мерт­вой рели­гией.

^ Один шаг до Пра­во­сла­вия

Через неко­то­рое время я полу­чил от Дмит­рия еще одно письмо.

…Книжку читаю, спа­сибо («Пра­во­сла­вие – про­те­стан­тизм» – прим. авт.). К сожа­ле­нию, автор не отве­чает на два моих основ­ных вопроса отно­си­тельно молитв святым. По-моему, на эти вопросы просто нет ответа.

Дмит­рий, если два основ­ных вопроса к Пра­во­сла­вию у тебя – отно­си­тельно молитв святым, считай, от Пра­во­сла­вия тебя отде­ляет только шаг. Я принял молитвы свя­тыми нисколько не посту­пился своими «про­те­стант­скими» убеж­де­ни­ями.

Что такое молитва? Что значит молиться? В сло­варе Вла­ди­мира Даля «молить», значит, прежде всего, «про­сить сми­ренно, покорно и усердно». Одно­ко­рен­ное слово «ума­ли­вать» в сло­варе – с тем же смыс­лом (но с другим оттен­ком: «упра­ши­вать, убеж­дать горячо, неот­ступно, бить челом кому, кла­няться о чем с моль­бой».

Молить можно не только Бога, но и чело­века. И тому есть не мало при­ме­ров в Библии. «Пас­ты­рей ваших умоляю я…» (1Пет. 5:1), «Умоляю вас, братия, мило­сер­дием Божиим…» (Рим. 12:1),«Посему умоляю вас: под­ра­жайте мне, как я Христу» (1Кор. 4:16) и т.д.

Про­сить пас­тора, бра­тьев и сестер, о том, чтобы они помо­ли­лись перед Богом за мои нужды – это для про­те­станта совер­шенно есте­ственно и не про­ти­во­ре­чит Писа­нию! Еще более эффек­тив­ной молитва полу­чится, если попро­сить о ней брата, достиг­шего воз­раста «мужа совер­шен­ного» (Еф. 4:13). Ведь Писа­ние гово­рит, что «много может уси­лен­ная молитва пра­вед­ного» (Иак. 5:16). Если в общине ЕХБ есть святые не только по при­над­леж­но­сти, но и по вере, «делами достиг­шей совер­шен­ства» (Иак. 2:22), значит, могу я умо­лять, молить этих святых о своих нуждах! Никак сама фраза «молитвы святым» не выхо­дит за биб­лей­ские, еван­гель­ские рамки. Значит, невоз­можно сразу, сходу отвер­гать ее, как нечто про­ти­во­ре­ча­щее хри­сти­ан­ству.

Почему в Библии нет пре­це­ден­тов молитв святым, почему, напри­мер, апо­стол Павел, кото­рый так много напи­сало молитве, нико­гда не упо­ми­нает о молит­вах тем, кто пере­шаг­нул грань телес­ной смерти? В Библии только запреты и предо­сте­ре­же­ния отно­си­тельно обще­ния с теми, кто пере­шел в мир иной, неважно, пра­вед­ники они или нет.

В Библии поэтому вопросу – не только запреты и предо­сте­ре­же­ния (точнее, они были в Ветхом Завете и каса­лись особой язы­че­ской прак­тики вызы­ва­ния духов умер­ших). В Новом Завете нам дан пример обще­ния Гос­пода нашего Иисуса Христа свет­хо­за­вет­ными пра­вед­ни­ками Мои­сеем и Илией, чему сви­де­те­лями были апо­столы (см. Лк. 9:30–32). Почему в Ветхом Завете был запрет, а в Новом Завете сам же Гос­подь, полу­ча­ется, его нару­шает? Пра­во­слав­ные хри­сти­ане не вызы­вают духов умер­ших. Они просто верят, что умер­шие святые – живы у Бога (см. Лк. 20:38) и слышат их молитвы (или про­ше­ния, что одно и тоже).

Вспомни, Дмит­рий, притчу о богаче и Лазаре (см. Лк. 16:19–31). Эта притча, как и сами про­те­станты при­знают, близка к реаль­ному изоб­ра­же­нию того, что про­ис­хо­дит на том свете. Богач, отде­лен­ный «вели­кой про­па­стью» от Цар­ствия Небес­ного, возо­пил к «отцу Авра­аму». И святой пра­вед­ный Авраам… услы­шал его! Почему же к моей мольбе Авраам оста­нется глух? Почему же через про­пасть между раем и адом докри­чаться можно, а через про­пасть между этим миром и загроб­ным нельзя? Во всяком случае, богач обра­щался к Авра­аму с прось­бой: пре­це­дент молитвы к святым, пере­шаг­нув­шим грань телес­ной смерти, в Библии все же есть.

Все-таки автор [книги «Пра­во­сла­вие-Про­те­стан­тизм»] лука­вит — пра­во­слав­ные хри­сти­ане молятся не только со свя­тыми, не только о хода­тай­стве их просят, но и убла­жают, просят о защите, духов­ной помощи и т.п. Причем у многих святых своя спе­ци­а­ли­за­ция, не мне тебе об этом гово­рить. Я не раз слышал от пра­во­слав­ных свя­щен­ни­ков, что, напри­мер, Нико­лаю Угод­нику дана бла­го­дать для помощи веру­ю­щим, т. е. помо­гает он, Никола, и не молит­вою, а непо­сред­ственно. Поэтому и полу­ча­ется, что народ молится Нико­лаю и другим святым, а не Иисусу Христу.

Дмит­рий, а разве убла­жать святых – это не по-биб­лей­ски? Зачем автору лука­вить, ведь он пишет для хри­стиан, кото­рые знают Библию. «Вот, мы убла­жаем тех, кото­рые тер­пели. Вы слы­шали о тер­пе­нии Иова и видели конец оного от Гос­пода…» (Иак. 5:11). Первые хри­сти­ане убла­жали давно умер­шего Иова! (Кстати, в совре­мен­ных рус­ских пере­во­дах вместо «убла­жать» напи­сано «назы­вать счаст­ли­выми». Но этим пере­во­дам дове­рять особо не стоит, как меня учили еще в МБИ Союза ЕХБ. В доб­рот­ном изда­нии «Нового Завета на гре­че­ском языке с под­строч­ным пере­во­дом на рус­ский язык» выпу­щен­ном РБО, гово­рится так: «про­слав­ляем, как бла­жен­ных»).

О спе­ци­а­ли­за­ции. Дмит­рий, ведь ты же не против того, что пода­ва­е­мые с выше «дары раз­личны»? Само Писа­ние учит нас тому, что каж­дому члену Церкви Хри­сто­вой дается свой особый дар, пред­на­зна­чена своя спе­ци­а­ли­за­ция: «…и слу­же­ния раз­личны, а Гос­подь один и тот же; и дей­ствия раз­личны, а Бог один и тот же, про­из­во­дя­щий все во всех» (см. 1Кор. 12:4–11). Святые угод­ники имеют разную «спе­ци­а­ли­за­цию» еще и потому, что пре­одо­ле­вали разные иску­ше­ния и скорби, изжи­вали в себе разные пороки. «Бла­го­сло­вен Боги Отец Гос­пода нашего Иисуса Христа, Отец мило­сер­дия и Бог вся­кого уте­ше­ния, уте­ша­ю­щий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли уте­шать нахо­дя­щихся во всякой скорби тем уте­ше­нием, кото­рым Бог уте­шает нас самих!» (2Кор. 1:3–4). Видишь, Дмит­рий, и здесь я нисколько не посту­пился еван­гель­скими иде­а­лами.

Если Нико­лаю Угод­нику дана была бла­го­дать, и о нею помо­гает веру­ю­щим, что здесь про­ти­во­ре­чит Писа­нию? «Каж­дому же из нас дана бла­го­дать по мере дара Хри­стова» (Еф. 4:7). «И бла­го­дать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потру­дился: не я, впро­чем, а бла­го­дать Божия, кото­рая со мною» (1Кор. 15:10). «И в этой уве­рен­но­сти я наме­ре­вался прийти к вам ранее, чтобы вы вто­рично полу­чили бла­го­дать» (2Кор. 1:15). По мере дара Хри­стова апо­столу Павлу дана была бла­го­дать поко­рять вере язы­че­ские народы. «Для всех я сде­лался всем, чтобы спасти, по край­ней мере, неко­то­рых» (1Кор. 9:22).

Итак, Библия гово­рит, что пра­вед­ному чело­веку может пода­ваться бла­го­дать ля помощи ближ­нему. Хри­сти­а­нин­дей­стви­тель­но­мо­жет­по­мочь­дру­го­му­че­ло­ве­ку­об­ре­стис­па­се­ние, «родить» его во Христе Иисусе бла­го­ве­стием (см. 1Кор. 4:15). «Спасай взятых на смерть…» (Пр. 24:11).

В чем я погре­шил против Писа­ния? Пони­маю, что ты, Дмит­рий, кло­нишь к тому, что Нико­лай Угод­ник может вытес­нить из сердца Христа. Но ведь это совер­шенно другой раз­го­вор – о том, что в нашем сердце может вытес­нить Христа. Эта тема для пра­во­слав­ных дей­стви­тельно акту­альна. Но не более чем для про­те­стан­тов. Не нам с тобой об этом спо­рить.

«Нико­лае бла­женне, при­па­да­ю­щамя ущедри, молюся тебе: и очи, пре­мудре, про­свети души мое я, да чисте узрю Све­то­давца и Щед­раго… Врагов ищущих зло сотво­рити мне, святе, изми мя, дерз­но­ве­ние к Богу я ко имея, иерарше Нико­лае все­б­ла­женне, и от мужей кровей спаси мя». Вот это и тре­во­жит еван­гель­ских веру­ю­щих… Что же каса­ется молитв святым о помощи, это прак­тика явно анти биб­лей­ская и про­ти­во­ре­ча­щая всему духу Еван­ге­лия.

Что же тре­во­жит еван­гель­ских веру­ю­щих? «Нико­лае бла­женне»? Разве Хри­стос не назы­вал своих после­до­ва­те­лей бла­жен­ными (см. Мф. 5:3 и далее)? «При­па­да­ю­щам я ущедри»? Тем­нич­ный страж припал к Павлу и Силе, и нисколько не оскор­бил Гос­пода, потому что не обо­го­тво­рил апо­сто­лов, но таким обра­зом выра­жал надежду на спа­се­ние (см. Деян. 16:29). Что же сде­лали Павел и Сила? Они были нищими, но «многих обо­га­щали» (то есть «ущед­ряли»). Обо­гати ли они и тем­нич­ного стража совсем и его домаш­ними – верой в Бога, воз­рож­де­нием и спа­се­нием (см. Деян 16:31–34). «И очи, пре­мудре, про­свети души мое я, да чисте узрю Све­то­давца и Щед­раго…» – это ли тре­во­жит? Но ведь Сам Хри­стос назы­вал своих уче­ни­ков: «Вы – свет мира» (Мф. 5:14)! Будучи истин­ным Светом, Гос­подь дарует этот Свет и Своим уче­ни­кам. «Да светит свет ваш пред людьми» (Мф. 5:16), а значит, да про­све­щает тех, кто нахо­дится во тьме!

Нет запрета в Библии на то, чтобы при­пасть к святым, попро­сить их о про­све­ще­нии: «Госу­дари мои! что мне делать, чтобы спа­стись?» (см. Деян. 16:30). «Да чисте узрю Све­то­давца и Щед­раго…», то есть Христа – вот конеч­ная цель молитв угод­ни­кам Божьим.

«Врагов ищущих зло сотво­рити мне, святе, измим я…». Дей­стви­тельно, как может Нико­лай Угод­ник спасти от врагов? Одна­жды апо­стол Павел, отсут­ствуя в коринф­ской церкви, но, «при­сут­ствуя в ней духом», предал одного блуд­ника сатане (см. 1Кор. 5:3–5). И хотя он пове­лел, чтобы вся цер­ковь его под­дер­жала, но, по сути, именно он спас (конечно, силой Гос­пода нашего Иисуса Христа!) общину от врага, от даль­ней­шего нрав­ствен­ного раз­ло­же­ния.

Пре­ступно, что просим свя­того об исце­ле­нии? Но не о том ли должен про­сить про­те­стант­ство его пас­тора, если забо­лел, – на осно­ва­нии Писа­ния (см. Иак. 5:14–15)? Зачем при­зы­вать пре­сви­те­ров, если один у нас Посред­ник? Зачем нужна их «молитва веры», если боль­ной может напря­мую обра­щаться к Богу? Но их молитва, по апо­столу Иакову, исце­лит не только тело боль­ного, но даже и его дух: «и если он со делал грехи, про­стятся ему».

Может быть, сейчас, Дмит­рий, потя­нется твоя рука к Библии, чтобы оспо­рить выше при­ве­ден­ные места из Писа­ния дру­гими местами. Но я тебе не букву хочу пока­зать, кото­рую ты и сам знаешь, а дух Писа­ния, кото­рым Пра­во­сла­вие дышит. Глав­ное, ты видишь, что молитва святым о помощи не совсем «явно анти биб­лей­ская». У про­те­стан­тов просто свое пони­ма­ние Библии, кстати, не всегда одно­знач­ное. Недавно в жур­нале «Хри­сти­ан­ское слово» Союза ЕХБ я про­чи­тал некро­лог извест­ного про­те­стант­ского жур­на­ли­ста (заме­сти­теля глав­ного редак­тора) об одном рев­ност­ном слу­жи­теле еван­гель­ско-бап­тист­ского брат­ства. Закан­чи­ва­ется статья такими сло­вами: «И он, Юрий, пре­бы­вает ныне в оби­тели пра­вед­ных и святых Божиих… И он по-преж­нему близок нам, потому что, нахо­дясь у пре­стола Все­выш­него в радо­сти и лико­ва­нии, про­дол­жает пере­жи­вать за нас, остав­шихся…». А в жур­нале «Вера и жизнь» я встре­тили такое: «Туда [к Христу] отпра­ви­лись наши родные, и там они нас ждут, «считая небес­ные дни», остав­ши­еся до нашей встречи…».

Если они там пере­жи­вают и дни счи­тают, то уж, конечно, и молятся за нас, если не пере­стали быть хри­сти­а­нами от радо­сти.

Итак, где же Новый Завет запре­щает про­сить святых о молитве? Где ука­за­ние в нем на то, что умер­шие святые не слышат и не видят нас? Где запретна то, чтобы мы про­сили святых об исце­ле­нии духа и тела, о про­све­ще­нии, о духов­ном руко­вод­стве, о настав­ле­нии (см. Евр. 13:7), и т.д.?

Только в Пра­во­сла­вии я увидел, что значит – при­сту­пить «к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небес­ному Иеру­са­лиму и тьма Анге­лов, к тор­же­ству­ю­щему собору и церкви пер­вен­цев, напи­сан­ных на небе­сах, и к Судии всех Богу, и к духам пра­вед­ни­ков, достиг­ших совер­шен­ства, и к Хода­таю нового завета Иисусу, и к Крови кроп­ле­ния, гово­ря­щей лучше, нежели Аве­лева» (Евр. 12:22–24).

^ Такие разные ино­слав­ные

Кроме жур­на­ли­стики я зани­мался бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Точнее, помо­гал одному аме­ри­кан­скому мис­си­о­неру-биз­не­смену тра­тить деньги на дет­ские дома71. Мы с ним старые друзья. На мой пере­ход в пра­во­сла­вие он сказал: «О‘кей, нет про­блем!». Он часто бывает в России. В Кеме­рове он оста­вил меня област­ным коор­ди­на­то­ром по рас­пре­де­ле­нию бла­го­тво­ри­тель­ной помощи. И опять я ока­зался в щекот­ли­вой ситу­а­ции. Под мое начало попали несколько слу­жи­те­лей про­те­стант­ских церк­вей, рабо­та­ю­щих в дет­ских домах. Но мы сра­бо­та­лись. Это сми­рен­ные и рев­ност­ные люди. Сердца наши были открыты друг другу, на мой взгляд. Мы не боя­лись обсуж­дать спор­ные вопросы.

Из пере­писки с сест­рой Ната­льей (имя изме­нено):

Не осуж­даю и пра­во­слав­ных за бес­печ­ность. Многие зло­упо­треб­ляют Божьей любо­вью, но разве я вправе судить. У роди­те­лей тоже бывают разные дети: одни послуш­ные, другие нар­ко­маны или пья­ницы, но роди­тели любят их. Кто из нас кто? Не знаю, знаю одно, что Бог любит меня, что не гну­ша­ется мною.

Ната­лья, раз­ными могут быть и про­те­станты, и бап­ти­сты в том числе. Напри­мер, «разным» был бап­тист Гарри Трумэн, 33‑й пре­зи­дент США, отдав­ший приказ… об атом­ной бом­бар­ди­ровке Нага­саки и Хиро­симы. «Разным» был один из лиде­ров Рефор­ма­ции Жан Каль­вин (глав­ное его сочи­не­ние – «Настав­ле­ние в хри­сти­ан­ской вере»). Одна­жды он обви­нил в ереси испан­ского мыс­ли­теля Сер­вета и… сжег его на костре (хотя я ого­во­рился: Каль­вин, выдав­ший Сер­вета вла­стям, пожа­лел его – попро­сил заме­нить сожже­ние на костре отсе­че­нием головы). Такое вот рефор­ма­тор­ское «настав­ле­ние» … Разные про­те­стант­ские епи­скопы в США сего­дня тре­буют раз­ре­ше­ния цер­ков­ного бла­го­сло­ве­ния на браки гомо­сек­су­а­ли­стов72. Со слов одного немец­кого пре­по­да­ва­теля Бого­слов­ского инсти­тута Союза ЕХБ, в Гер­ма­нии сего­дня не ред­кость объ­яв­ле­ния в газе­тах: «Ищем пас­тора (веру­ю­щего)»73.

«Разным» был даже Мартин Лютер, вождь немец­кой Рефор­ма­ции (по сути, бла­гого начи­на­ния) . Но, иде­а­ли­зи­руя в свое время Лютера, я оши­бался. Он, напри­мер, не считал Откро­ве­ние Иоанна апо­столь­ской книгой. «Пусть каждый, – писал он, – думает об Апо­ка­лип­сисе, что хочет… Мой дух не может тер­петь этой книги» (той самой, в кото­рой есть одно из люби­мей­ших мест рус­ских бап­ти­стов: см. Откр. 22:18–19). Он «уважал и чтил» Посла­ние Иакова, но отвер­гал его под­лин­ность опять-таки на осно­ва­нии его несо­от­вет­ствия своему духу…». Во время кре­стьян­ского вос­ста­ния (1525 г.) Лютер высту­пает с необы­чайно резкой ста­тьей «против раз­бой­ни­ков и кро­во­пийц кре­стьян», пред­ла­гая вла­стям не оста­нав­ли­ваться ни перед чем для истреб­ле­ния «факе­лов ада» и «членов дья­вола». «Пусть, кто может, душит и колет, тайно или открыто…». «Как осла нужно бить, так про­стой народ можно только наси­лием дер­жать в послу­ша­нии».

И еще один факт исто­рии. «Когда ана­бап­ти­сты (кото­рые не были согласны с люте­ра­нами по ряду вопро­сов) про­сили про­явить по отно­ше­нию к ним… тер­пи­мость, они под­верг­лись со сто­роны люте­ран жесто­ким репрес­сиям: их тыся­чами отправ­ляли на казнь – вопреки про­воз­гла­шен­ному Люте­ром праву на сво­бод­ное тол­ко­ва­ние Свя­щен­ного Писа­ния»74.

…Еван­ге­ли­за­ция прошла успешно. Очень жаль, что слу­жи­тель мест­ной пра­во­слав­ной церкви назвал нас сата­ни­стами во время слу­же­ния. Это не имеет отно­ше­ния к твоему хож­де­нию, это моя боль за людей. Думаю, что и ваша тоже. Мы раз­да­вали при­гла­ше­ния на рынке, а матушка ходила и пугала людей, что тот, кто оста­вит его у себя, будет про­клят на небе­сах, что дети забо­леют и многое другое. Нашу цер­ковь люди в городе знают по делам, она имеет доброе имя. Многие спо­рили с матуш­кой, были скан­далы между людьми, руга­лись матами.

Ната­лья, я искренне рад за про­по­ведь Еван­ге­лия. Пони­маю твою боль и огор­че­ние. Я сам, будучи бап­ти­стом и мис­си­о­не­ром, очень горячо реа­ги­ро­вал на эти моменты. На месте свя­щен­ника я бы посту­пил по-дру­гому. Но это и понятно. Я изнутри знаком с бап­тиз­мом. А батюшка, воз­можно, знает его только по про­па­ганде совет­ских времен…

Но бап­ти­сты могут сами про­во­ци­ро­вать подоб­ные ситу­а­ции своими, не совсем кор­рект­ными, суж­де­ни­ями о пра­во­сла­вии.

Вот несколько при­ме­ров.

В 2000 году в Москве состо­я­лась кон­фе­рен­ция слу­жи­те­лей ЕХБ под назва­нием «Русь. Миссия. XXI век». На ней был про­чи­тан доклад Тараса При­ступы, руко­во­ди­теля миссии «Надежда людям», пас­тора церкви. В докладе рас­смат­ри­ва­лись пре­пят­ствия на пути раз­ви­тия мис­си­о­нер­ского дви­же­ния в России в XXI веке. Одно из пре­пят­ствий При­ступа видит в том, что еван­гель­ское дви­же­ние в нашей стране «попол­ня­лось людьми именно из «пра­во­слав­ной среды», потому что другой просто не было». То есть, ока­зы­ва­ется, про­блема рус­ских про­те­стан­тов в том, что у них – отя­го­щен­ная наслед­ствен­ность. При­ступа пишет: «Бого­сло­вие пра­во­сла­вия в неко­то­рых клю­че­вых вопро­сах ради­кально отли­ча­ется от апо­столь­ского… В центре его – не Бог и Его бла­го­дать, а чело­век с его рели­ги­оз­ным опытом… Пра­во­слав­ная цер­ковь нико­гда не отли­ча­лась жела­нием заво­е­вать сердца людей для Христа через любовь и слу­же­ние75… Язы­че­ство и мисти­цизм в пра­во­сла­вии, помно­жен­ные на духов­ный вакуум пост­ком­му­ни­сти­че­ского пери­ода, сде­лали людей неза­щи­щен­ными от вли­я­ния оккуль­тизма, восточ­ного мисти­цизма и тота­ли­тар­ных деструк­тив­ных сект»76.

Подоб­ные суж­де­ния о Пра­во­слав­ной Церкви встре­ча­ются в этом жур­нале нередко. Насколько я пони­маю, неиз­менно нега­тив­ная оценка Пра­во­сла­вия – это пози­ция самого редак­тора Нико­лая Вод­нев­ского, кото­рую он довольно часто выра­жает в своих ста­тьях.

Вот лишь неко­то­рые цитаты: «Корень зла – в отступ­ле­нии людей от Бога, в замене истины… рели­ги­оз­ной ложью, кото­рой поль­зо­ва­лась гос­под­ство­вав­шая цер­ковь… Сатана под­со­вы­вает рели­гию вместо Христа, обряды – вместо бого­лю­би­вой жизни…». «Живых детей Божиих, тех, кто любит Христа всем серд­цем, спа­сает только то, что Бог не дает книж­ни­кам и фари­сеям наших дней полной власти. Их авто­ри­тет поко­леб­лен». «Слава Богу, в России… теперь строят молит­вен­ные дома. Но они настолько доро­гие и вели­че­ствен­ные, что, по при­меру пра­во­слав­ных, их назы­вают хра­мами… А Бог через апо­стола гово­рит: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?»… Да, Бог живет не в руко­твор­ных храмах…». Вод­нев­ский абсо­лютно прав в том, что сатана может везде, в том числе, и в Пра­во­слав­ной Церкви, иску­сить и обма­нуть чело­века, пове­сти его по лож­ному пути. Жаль только, что кроме «рели­ги­оз­ной лжи» Вод­нев­ский (живу­щий в Аме­рике) ничего в пра­во­сла­вии не видит.

Кстати, своим деви­зом журнал избрал слова Авгу­стина Бла­жен­ного: « В глав­ном – един­ство, во вто­ро­сте­пен­ном – сво­бода, во всем – любовь»77. Ни стрем­ле­ния к един­ству, ни ува­же­ния чужой сво­боды, ни, тем более, брат­ской любви я не вижу в таком отно­ше­нии жур­нала к Пра­во­слав­ной Церкви. И чем он отли­ча­ется от той пра­во­слав­ной матушки на рынке? Может быть, только своей уче­но­стью.

Тира­жом в сто тысяч экзем­пля­ров назы­вать пра­во­сла­вие язы­че­ством, свя­щен­ни­ков – фари­се­ями, обряды – сата­нин­скими, храм – без­бож­ным… Кто после этого изме­рил боль пра­во­слав­ного? Кор­ректно ли теперь ждать от него веро­тер­пи­мо­сти и дру­же­лю­бия?

После таких пуб­ли­ка­ций Пра­во­слав­ная Цер­ковь, дей­стви­тельно, станет одним из глав­ных пре­пят­ствий «на пути раз­ви­тия мис­си­о­нер­ского дви­же­ния» ЕХБ.

Другой пример. В жур­нале «Хри­сти­ан­ское слово», в статье «Труд: про­кля­тие или бла­го­сло­ве­ние?»78, ее автор Игорь Под­бе­рез­ский про­ти­во­по­став­ляет про­те­стант­ское отно­ше­ние к труду (всегда, по его мнению, доб­ро­со­вест­ное, усерд­ное и чест­ное) пра­во­слав­ному отно­ше­нию. Из статьи выте­кает одно­знач­ный вывод о том, что пра­во­слав­ные хри­сти­ане не могут упорно тру­диться, не имеют поня­тия о «свет­ской тру­до­вой этике», вос­при­ни­мают труд лишь как тяже­лое бремя и уходят в мона­стыри, в основ­ном, только для того, чтобы там молиться = лениться. При этом в статье веду­щего науч­ного сотруд­ника ИМЭМО РАН нет ни одной ссылки на Свя­щен­ное Пре­да­ние Пра­во­слав­ной Церкви, то есть, на то, что только и может дать истин­ное пред­став­ле­ние о ПРА­ВО­СЛАВ­НОМ отно­ше­нии к труду. Зато цити­ру­ется Лютер, кото­рый гово­рил, что «труд конюха или скот­ницы более угоден Богу, нежели труд монаха или мона­хини».

Какое же истин­ное отно­ше­ние к труду запо­ве­дует Пра­во­слав­ная Цер­ковь своим детям? Вот лишь неко­то­рые иллю­стра­ции. Св. Нил Синай­ский: «Кто не любит рабо­тать, тот без­дей­ствием питает стра­сти…». Св. Гри­го­рий Бого­слов: «Знай, что если, будучи здоров, ты живешь на чужой счет, то поеда­ешь досто­я­ние бедных и немощ­ных». Св. Тихон Задон­ский: «Кто в празд­но­сти живет, то непре­станно грешит» . Св. Анто­ний Вели­кий: «Воз­люби труд: он, в соеди­не­нии с постом, молит­вой и бде­нием, осво­бо­дит тебя от всех скверн». Св. Иоанн Зла­то­уст: «Бог нало­жил на чело­века труд не для нака­за­ния и муче­ния, но для вра­зум­ле­ния и науче­ния его». У Пра­во­слав­ной Церкви есть при­меры усерд­ного труда пре­по­доб­ных Фео­до­сия Печер­ского, Сергия Радо­неж­ского, Кирилла Бело­е­зер­ского, Иосифа Волоц­кого, Нила Сор­ского и других рус­ских подвиж­ни­ков. Пра­во­слав­ный «Спут­ник хри­сти­а­нина» пишет: «Тру­дись, где бы ты ни был постав­лен в обще­стве… Тру­дись, это твое назна­че­ние и обя­зан­ность на земле. Но ты не для земли создан, а для неба. После труда и забот житей­ских, воз­но­сись горе (к небу – прим. авт.) умом и серд­цем, изли­вай перед Богом свою душу в сла­во­сло­вии, бла­го­да­ре­нии и молитве… От трудов пере­ходи к молитве, от молитвы к трудам: тру­дись и молись… Бог дал чело­веку жизнь, Бог назна­чил ему и труд, в жизни. Помни это каждый и тру­дись над своим делом усердно, без скорби, без ропота на еже­днев­ный свой труд… Труд, работа, забота, горе, тер­пе­ние – везде, во всех зва­ниях и состо­я­ниях; есть они у вся­кого чело­века, кото­рый честно и усердно зани­ма­ется своим делом домаш­ним-ли то или обще­ствен­ным». О труде мона­хов – см. При­ло­же­ние № 6.

^ Послед­няя реплика

Долгое время на офи­ци­аль­ном сайте еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов России, прямо на парад­ной стра­нице, нахо­ди­лось письмо-сви­де­тель­ство одной ново­об­ра­щен­ной «сестры в Гос­поде». Она писала, что раньше посе­щала пра­во­слав­ную цер­ковь, где свя­щен­ники, по ее словам, гордо ходили «как князья в золо­че­ных одеж­дах», и только в бап­тист­ском Доме молитвы она нашла истин­ную цер­ковь, где «все по-про­стому»79. Письмо через какое-то время убрали. Может, сайт нуж­дался в обнов­ле­нии. А может, поняли, что негоже выстав­лять напо­каз не совсем кор­рект­ное суж­де­ние ново­об­ра­щен­ной сестры.

Свя­щен­ники обла­ча­ются не для того, чтобы покра­со­ваться. Обла­че­ния свя­щен­но­слу­жи­те­лей – это про­по­ведь Еван­ге­лия в одежде. Напри­мер, каждый цвет в ней имеет биб­лей­ское зна­че­ние. Золо­ти­стый цвет сим­во­ли­зи­рует Небес­ное Цар­ство (см. Откр. 21:18–21). Крас­ный – цвет крови Гос­пода нашего Иисуса Христа и хри­сти­ан­ских муче­ни­ков. Белый цвет – символ пре­об­ра­же­ния, новой жизни во Христе (см. Мф. 17:2, Откр. 1:14, 3:5, 7:9). Голу­бой – цвет Бого­ро­дицы, в кото­рой совер­ши­лось вели­кое таин­ство – небо сошло на землю.

Про­по­ве­дует Еван­ге­лие каждый эле­мент обла­че­ния свя­щен­ника. Напри­мер, омофор (носится на плечах) озна­чает заблуд­шую овцу, кото­рую пас­тырь берет на плечи и несет домой. Это образ Пас­тыря Христа, подъ­яв­шего на плечи все чело­ве­че­ство. Поручи, или нару­кав­ники, напо­ми­нают свя­щен­ни­кам, что они служат Богу «не соб­ствен­ными силами, а силой и бла­го­да­тью Божией. Поручи напо­ми­нают также узы на руках Спа­си­теля во время Его стра­да­ний». Риза, или фелонь, «своим видом напо­ми­нает ту баг­ря­ницу, в кото­рую был обле­чен страж­ду­щий Спа­си­тель. Ленты, наши­тые на ризе, напо­ми­нают потоки крови, кото­рые текли по Его одеж­дам»80.

Неве­ста на сва­дьбах в общине ЕХБ, сколько помню, всегда радует глаза своим кра­си­вым, иногда рос­кош­ным, белым наря­дом. Мало кому хочется пойти замуж по-про­стому: в юбочке и коф­точке. Если сва­дьба достойна особых, тор­же­ствен­ных обла­че­ний, то почему бого­слу­же­ние не может быть этого достойно?

Не нужно думать, что в обла­че­нии – легко и при­ятно. Оно очень тяже­лое – в духов­ном смысле81. Всем серд­цем созна­вая себя недо­стой­ным, свя­щен­ник обла­ча­ется, чтобы пред­сто­ять перед «горой Сион». Пред­сто­ять в страхе и тре­пете не только за себя, но и за весь народ Божий (см. 1Фес. 5:12, Евр. 12:22, 28).

…Утро. Храм. Скоро служба. Я стою у входа в алтарь. Вижу, как в ком­нате для пере­об­ла­че­ния седой свя­щен­ник мед­ленно и сосре­до­то­ченно наде­вает ризу. Слышу, как он длинно взды­хает: «Гос­поди, Иисусе, поми­луй мя, греш­ного…». Его обла­че­ние золо­тое. Но это «золото» истерто еже­днев­ными молит­вен­ными служ­бами. Это «золото» потем­нело от слез пока­ян­ных (про­стите за высо­кий слог). Это «золото» на батюшке может вспых­нуть огнем неуга­си­мым в судный день, потому что «кому много вве­рено, с того больше взыщут» (Лук. 12:48). Вот в какую «кня­же­скую одежду» обла­ча­ется свя­щен­ник…

^ Отсту­пать – некуда

Меня все еще зовут обратно в бап­тизм82. На что я отве­чаю: «Уж лучше вы – к нам». Тот бап­тизм, кото­рый я увидел (и пере­осмыс­лил) со сто­роны, меня уже не при­вле­кает. Хотя в книге я наме­ренно говорю именно о рус­ских бап­ти­стах. Потому что они, на мой взгляд, – особое явле­ние83. По своей бого­бо­яз­нен­но­сти они еще очень близки к пра­во­сла­вию84

Меня не при­вле­кает, напри­мер, исто­рия бап­тизма, в кото­рой ере­тики85 всех мастей, с легкой руки бап­тист­ских тео­ло­гов, изоб­ра­жа­ются геро­ями веры. Каюсь, что, будучи бап­ти­стом, плохо учил свою исто­рию. Поверх­ностно. Не вникал в то, что с ере­си­ар­хов, ока­зы­ва­ется, я должен был брать пример. Ока­зы­ва­ется, они были моими духов­ными пред­ками.

Вот что пишут Карев86 и Сомов в учеб­нике «Исто­рия хри­сти­ан­ства»: «В девя­том веке было два довольно зна­чи­тель­ных хри­сти­ан­ских тече­ния, не при­над­ле­жав­ших к офи­ци­аль­ной церкви, – это несто­ри­ане87 и пав­ли­ки­ане. Офи­ци­аль­ная цер­ковь пре­зри­тельно их назы­вала ере­ти­ками и сек­тан­тами. Сек­тами офи­ци­аль­ные цер­ков­ники назы­вали тече­ния, вышед­шие из рядов офи­ци­аль­ной церкви и отко­лов­ши­еся от нее…

В седь­мом веке членом мани­хей­ской секты был некий Кон­стан­тин из Арме­нии. Одна­жды у него оста­но­вился диакон хри­сти­ан­ской церкви и пода­рил ему руко­писи четы­рех Еван­ге­лий и четыр­на­дцать посла­ний апо­стола Павла. Кон­стан­тин, читая Еван­ге­лие и посла­ния апо­стола Павла, уве­ро­вал во Христа и отдал Ему свое сердце. Он ушел из мани­хей­ской секты… У него, под вли­я­нием само­сто­я­тель­ного чтения, созрели убеж­де­ния, кото­рые не соот­вет­ство­вали неко­то­рым догмам офи­ци­аль­ной церкви. Он задался целью вос­ста­но­вить апо­столь­ское хри­сти­ан­ство. Вокруг себя он орга­ни­зо­вал… группу хри­стиан, кото­рые стали назы­вать себя пав­ли­ки­а­нами… – в честь того, что Кон­стан­тин уве­ро­вал во Христа через посла­ния апо­стола Павла. Ошиб­кой Кон­стан­тина было полное отвер­же­ние Вет­хого Завета… Второй ошиб­кой Кон­стан­тина было то, что он слиш­ком высоко поста­вил апо­стола Павла… [Его] лич­ность начи­нала затме­вать Самого Христа… Тре­тьей ошиб­кой… было его пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние к апо­столу Петру… Несмотря на эти свои край­но­сти, [Кон­стан­тин] в ряде вопро­сов встал на пози­ции пер­во­хри­сти­ан­ства. Он отверг ико­но­по­кло­не­ние… отверг крест­ное знамение…отвергал цер­ков­ную иерар­хию… Он был рев­ност­ным борцом за воз­врат к пер­во­хри­сти­ан­ству»88.

«Све­тиль­ники Хри­стовы были во все вре­мена и в разных хри­сти­ан­ских груп­пах, ото­шед­ших от офи­ци­аль­ной хри­сти­ан­ской церкви…С деся­того века в Бол­га­рии стали появ­ляться так назы­ва­е­мые «бого­милы»… [Они] отвер­гали ико­но­по­чи­та­ние… покло­не­ние мощам и так назы­ва­е­мым святым угод­ни­кам… В этом отно­ше­нии они, вне вся­кого сомне­ния, шли путем пер­во­хри­сти­ан­ства… Бого­милы, как и их пред­ше­ствен­ники – пав­ли­ки­ане, отвер­гали Свя­щен­ное Писа­ние Вет­хого Завета, при­зна­вая только Свя­щен­ное Писа­ние Нового Завета… Затем неко­то­рая часть бого­милов еще больше впала в край­но­сти, кото­рые нару­шили их связь с Гос­по­дом (а раньше она ничем не нару­ша­лась? – прим. авт.). В среду части бого­милов, дей­стви­тельно, про­никли гно­сти­че­ские пред­став­ле­ния о том, что вся мате­рия, вся при­рода явля­ется тво­ре­нием диа­вола, про­тив­ным Богу».

Довольно стран­ный свет исхо­дил от «све­тиль­ни­ков Христа», отвер­га­ю­щих Писа­ния, кото­рые сви­де­тель­ство­вали о Нем (см. Ин. 5:39).

Но это еще цве­точки.

Вот, что пишет В.Г. Павлов89:

«Все допус­кают, что со времен апо­столь­ских до Рефор­ма­ции суще­ство­вали собра­ния и обще­ства, кото­рые отде­ля­лись от гос­под­ству­ю­щих церк­вей… Гос­под­ству­ю­щие церкви клей­мили их назва­нием ере­ти­ков… Ере­ти­ками обык­но­венно назы­вают тех, кто отли­ча­ется в учении от боль­шин­ства, имеет столько сове­сти и муже­ства, что отва­жи­ва­ется защи­щать свое поло­же­ние и даже, в случае нужды, стра­дать за свою веру… Этот народ про­ис­хо­дит от первых веков хри­сти­ан­ства, сохра­няя и пере­да­вая потом­ству чистей­шие формы веро­уче­ния и прак­ти­че­ского бла­го­че­стия… Нет сомне­ния, что эти люди имели неко­то­рые ошибки, и, может быть, дер­жа­лись неко­то­рых заблуж­де­ний. Но как и могло быть иначе, когда они были окру­жены атмо­сфе­рой цер­ков­ной лжи и испор­чен­но­сти.

В I и II сто­ле­тиях неко­то­рые из этих сект известны были под именем мес­са­лиан…90 и мон­та­ни­стов91.

В VII и VIII сто­ле­тиях воз­никли пав­ли­ки­ане, кото­рые обра­тили на себя вни­ма­ние, сде­лав­шись мно­го­чис­лен­ными, и навлекли на себя нена­висть и вражду гос­под­ству­ю­щей церкви… Можно ска­зать, что со времен апо­столь­ских до Рефор­ма­ции эти раз­лич­ные сек­танты состав­ляли истин­ную цер­ковь Божию. Их вера была насто­я­щая биб­лей­ская, и их жизнь была самая чистая, какую только видел мир. Конечно, они не были совер­шенны. И как они могли быть тако­выми в такой среде?». Конец цитаты.

Неужели лучшие плоды, кото­рые дало хри­сти­ан­ство – это ереси и секты? Неужели Цер­ковь Хри­стова, утвер­жден­ная «на осно­ва­нии Апо­сто­лов и про­ро­ков, имея Самого Иисуса Христа кра­е­уголь­ным камнем» (см. Еф. 2:20), должна была раз­виться до пав­ли­киан и мес­са­лиан? Неужели мон­та­ни­сты – и есть та самая Цер­ковь, кото­рую не одо­лели «врата ада» (см. Мф. 16:18)?

Когда я учился в Бого­слов­ском инсти­туте Союза ЕХБ, один из бра­тьев пода­рил мне книгу в крас­ной обложке. Назы­ва­ется «След крови».

Эту книгу можно найти на сайте Меж­ду­на­род­ного Совета Церк­вей ЕХБ www.blagovestnik.org (а также на сайте Еван­гель­ских Христиан–Баптистов Укра­ины: www.spasenie.kiev.ua. Кстати, на другом их сайте baptist.org.ua книга «След крови» названа «одной из лучших на сего­дняш­ний день книг по исто­рии церкви, а, в част­но­сти, исто­рии бап­ти­стов»). Автор книги – доктор Дж. М. Кар­роль (1858–1931). Он был «не только одним из руко­во­ди­те­лей техас­ских бап­ти­стов, но также исклю­чи­тель­ным дея­те­лем среди Южных Бап­ти­стов и во всем мире». «Сотни тысяч экзем­пля­ров этой бро­шюры были изданы и рас­про­стра­нены на многих языках». В пре­ди­сло­вии доктор Уильям Л. Хилтц, вице-пре­зи­дент Ланд­марк­ского Бап­тист­ского Кол­ле­джа, пишет: «Эта кни­жечка помо­жет неосве­дом­лен­ным людям узнать о биб­лей­ских и исто­ри­че­ских фактах, свя­зан­ных с цер­ко­вью».

Цель этой книги, пишет ее автор, «пока­зать, что бап­ти­сты, соот­вет­ственно исто­рии, пред­став­ляют собой бес­пре­рыв­ную нить церк­вей от дней Христа… В непра­виль­ных, укло­нив­шихся от истины, церк­вах ясно виден рост като­ли­цизма и позд­нее про­те­стан­тизма. Бап­ти­сты – не про­те­станты, так как они не вышли из като­ли­че­ской церкви».

В «бес­пре­рыв­ной нити церк­вей от дней Христа» Дж. М. Кар­роль пере­чис­ляет мон­та­ни­стов, пав­ли­киан, ката­ров92, аль­би­гой­цев, валь­ден­сов93 и другие группы (наглядно пред­став­лены в диа­грамме в конце книги). По убеж­де­нию автора, под всеми этими наиме­но­ва­ни­ями (кото­рые были даны «вра­гами истин­ной церкви») скры­ва­ются бап­ти­сты.

«Бап­ти­сты не верят в апо­столь­скую пре­ем­ствен­ность, – пишет Дж. М. Кар­роль. – Апо­столь­ские функ­ции пре­кра­ти­лись со смер­тью апо­сто­лов. Это Своим церк­вам (бап­тист­ским – прим. авт.) Хри­стос обещал бес­пре­рыв­ное суще­ство­ва­ние от вре­мени пер­вого учре­жде­ния церкви при Его слу­же­нии на земле до Его при­ше­ствия…». Таким обра­зом, доктор Дж. М. Кар­роль бле­стяще пока­зал, почему бап­ти­сты не верят в апо­столь­скую пре­ем­ствен­ность. Потому что на самом деле – это бап­тист­ская пре­ем­ствен­ность.

Верит в непре­рыв­ную пре­ем­ствен­ность «истин­ных детей Божьих», навсе­гда ушед­ших из «кафо­ли­че­ской» церкви в под­по­лье, и Рого­зин. В своей книге «Откуда все это появи­лось?» он раз­вер­ты­вает перед чита­те­лем кар­тину того, как «Свет Истины, яркий факел Божьей Любви пере­да­ется из поко­ле­ния в поко­ле­ние». Рого­зин пишет: «В самые темные пери­оды хри­сти­ан­ской исто­рии воз­рож­ден­ные свыше чада Божьи пови­но­ва­лись пове­ле­нию Гос­подню: «Вый­дите из среды их, и отде­ли­тесь…» (2Кор. 6, 14–18). Они отде­ли­лись, чтобы иметь непо­сред­ствен­ную связь с Богом…». «Непо­сред­ствен­ную связь с Богом», по Рого­зину, имели, кроме прочих, мон­та­ни­сты, несто­ри­ане, моно­фи­зиты, моно­фе­литы, пав­ли­ки­ане и аль­би­гойцы94

Меня в бап­тизме учили, что Слово Божье – это един­ствен­ный кри­те­рий духов­ной жизни. Но Библия в отно­ше­нии ере­ти­ков ока­зы­ва­ется почему-то менее люб­ве­обильна, чем выше­упо­мя­ну­тые бап­тист­ские тео­логи.

«Были и лже­про­роки в народе, как и у вас будут лже­учи­тели, кото­рые введут пагуб­ные ереси и, отвер­га­ясь иску­пив­шего их Гос­пода, навле­кут сами на себя скорую поги­бель. И многие после­дуют их раз­врату, и через них путь истины будет в поно­ше­нии. И из любо­с­тя­жа­ния будут улов­лять вас льсти­выми сло­вами; суд им давно готов, и поги­бель их не дрем­лет… Знает Гос­подь, как избав­лять бла­го­че­сти­вых от иску­ше­ния, а без­за­кон­ни­ков соблю­дать ко дню суда, для нака­за­ния, а наи­паче тех, кото­рые идут вслед сквер­ных похо­тей плоти, пре­зи­рают началь­ства, дерзки, свое­вольны и не стра­шатся зло­сло­вить высших, тогда как и Ангелы, пре­вос­ходя их кре­по­стью и силою, не про­из­но­сят на них пред Гос­по­дом уко­риз­нен­ного суда… Ибо если, избег­нув скверн мира чрез позна­ние Гос­пода и Спа­си­теля нашего Иисуса Христа, опять запу­ты­ва­ются в них и побеж­да­ются ими, то послед­нее бывает для тако­вых хуже пер­вого» (2Пет. 2:1–11,20).

Ересь – пагубна. Ересь раз­вра­щает. Ере­тики навле­кают на себя скорую поги­бель (духов­ную, прежде всего). Плю­ра­лизм мнений оста­ется плю­ра­лиз­мом только до опре­де­лен­ных пре­де­лов, вне кото­рых – поно­ше­ние Церкви Хри­сто­вой и, в конеч­ном итоге, отвер­же­ние Бога. Те, кто отста­и­вает ересь, на самом деле, «идут вслед сквер­ных похо­тей», может быть, неосо­знанно для себя. Ока­зы­ва­ется, не прин­ци­пи­аль­ность, а обык­но­вен­ные стра­сти (и гор­дость, навер­ное, прежде всего) ведут ере­ти­ков к тому, что они «пре­зи­рают началь­ства, дерзки, свое­вольны и не стра­шатся зло­сло­вить высших». В начале пути они при­ни­мают Христа и познают Его, как Спа­си­теля. Но потом, родив или приняв ересь и не желая рас­статься с ней, они сами себя отлу­чают от Церкви, а значит, и от Христа. Слово Божие (а не «офи­ци­аль­ные цер­ков­ники») назы­вает их «без­за­кон­ни­ками». Слово Божье (а не «гос­под­ство­вав­шая цер­ковь») гово­рит, что «суд им давно готов».

«Дела плоти известны; они суть: пре­лю­бо­де­я­ние, блуд, нечи­стота, непо­треб­ство, идо­ло­слу­же­ние, вол­шеб­ство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, РАЗ­НО­ГЛА­СИЯ, [СОБЛАЗНЫ,] ЕРЕСИ (выде­лено мной – прим.авт.), нена­висть, убий­ства, пьян­ство, бес­чин­ство и тому подоб­ное. Пред­ва­ряю вас, как и прежде пред­ва­рял, что посту­па­ю­щие так Цар­ствия Божия не насле­дуют» (Гал. 5:19–21).

Ересь перед Богом и Его Цер­ко­вью так же страшна, как пре­лю­бо­де­я­ние и вол­шеб­ство, так же омер­зи­тельна, как идо­ло­слу­же­ние, так же ужасна, как убий­ство95. Поги­ба­ю­щих ере­ти­ков надо спа­сать, а не учиться у них «рев­ност­ной борьбе за воз­врат к пер­во­хри­сти­ан­ству».96

Не смог бы я воз­вра­титься в бап­тизм, даже если бы захо­тел, после осмыс­ле­ния такой исто­рии бап­тизма. Мне нисколько не хочется иметь «слав­ную исто­рию» посто­ян­ных край­но­стей и заблуж­де­ний, тем более, когда они каса­ются Самого Христа и Его Слова. Мне не по душе та лег­кость97, с кото­рой иные бап­тист­ские бого­словы – идео­логи первой вели­чины! – запи­сы­вают в «герои веры» ере­ти­ков, явных и для них.

Уж лучше вы – к нам, братья! Зачем вам сек­тант­ская пре­ем­ствен­ность, если есть апо­столь­ская? Зачем вам род­нить себя с мон­та­ни­стами, пав­ли­ки­а­нами или бого­милами, если можно пород­ниться с Иоан­ном Зла­то­устом, бла­жен­ным Авгу­сти­ном, Кирил­лом и Мефо­дием, Сер­гием Радо­неж­ским, свя­ти­те­лем Мос­ков­ским Фила­ре­том, мит­ро­по­ли­том Сурож­ским Анто­нием и т.д.?

^ Вместо заклю­че­ния

«Как я сказал, мы не при­ни­маем людей легко. Опыт пока­зы­вает, что они сна­чала при­хо­дят и при­слу­ши­ва­ются, при­гля­ды­ва­ются, «при­ню­хи­ва­ются». Потом в какой-то момент они заго­ра­ются очень пла­мен­ным жела­нием при­нять пра­во­сла­вие и оттал­ки­ва­ются от той веры, кото­рая была их верой; и вот в этот период я их нико­гда не при­ни­маю; я не при­ни­маю чело­века, кото­рый отре­ка­ется от своего про­шлого. Потом начи­на­ется период, когда чело­век входит глубже в пра­во­сла­вие и начи­нает чув­ство­вать, как он должен быть бла­го­да­рен той Церкви, кото­рая его сде­лала вообще хри­сти­а­ни­ном, когда у него нет уже роман­тики такого чрез­вы­чай­ного подъ­ема. Он может спо­койно войти в пра­во­сла­вие, как блуд­ный сын, кото­рый домой пришел, именно домой, а не в какое-то исклю­чи­тель­ное место. И когда он может обер­нуться и ска­зать: да, моя Цер­ковь – като­ли­че­ская, англи­кан­ская, про­те­стант­ская – мне все-таки открыла Христа, и я глу­боко бла­го­да­рен ей, – то мы их при­ни­маем…».

Мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний (Вели­ко­бри­та­ния)


^ Пост­скрип­тум

Этот пост­скрип­тум появился после того, как моя книга несколько меся­цев обсуж­да­лась в Интер­нете на четы­рех фору­мах: Пра­во­слав­ный форум диа­кона Андрея Кура­ева (http://www.kuraev.ru/forum), Форум Еван­гель­ских христиан-баптистов(http://www.baptist.org.ru), Меж­кон­фес­си­о­наль­ный Хри­сти­ан­ский Форум (http://www.evangelie.ru/forum) и Откры­тый хри­сти­ан­ский форум (http://jesuschrist.ru/forum).

Я просил всех жела­ю­щих выска­зать свое мнение. Осо­бенно меня инте­ре­со­вало мнение еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов – насчет досто­вер­но­сти тех или иных све­де­ний о них в книге. Есте­ственно, первая реак­ция с их сто­роны часто была нега­тив­ная («ну, вот, пере­шел в пра­во­сла­вие, сейчас начнет нас грязью поли­вать»). Однако по мере чтения книги народ успо­ка­и­вался. Несколько бап­ти­стов на разных фору­мах назвали мою книгу уни­каль­ной, когда уви­дели, как я отзы­ва­юсь о своих бывших еди­но­вер­цах. А один слу­жи­тель из Первой Сла­вян­ской Бап­тист­ской Церкви г. Сакра­менто (США) вызвался даже помочь мне офор­мить два сайта, на кото­рых поме­стил мою книгу. Во всяком случае, в недо­сто­вер­но­сти фактов о бап­ти­стах книга за все это время заме­чена не была.

Итак, несколько заме­ток после фору­мов.

^ Можно ли исце­литься от иконы и святых мощей?

Я не буду прямо отве­чать на этот вопрос. Просто поде­люсь с вами, ува­жа­е­мые чита­тели, мыс­лями по поводу неко­то­рых мест Библии.

«И вот, жен­щина, две­на­дцать лет стра­дав­шая кро­во­те­че­нием, подойдя сзади, при­кос­ну­лась к краю одежды Его, ибо она гово­рила сама в себе: если только при­кос­нусь к одежде Его, выздо­ро­вею. Иисус же, обра­тив­шись и увидев ее, сказал: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя. Жен­щина с того часа стала здо­рова» (Мф. 9:20–22, см. также Мф. 14:36; Мк. 6:56; Лк. 8:43–48).

Уди­ви­тельно! Хри­стос должен был упрек­нуть жен­щину за то, что она, про­би­ра­ясь сквозь толпу, ста­ра­лась только об одном – при­кос­нуться к краю Его одежды. Хри­стос должен был научить жен­щину, что ей надо было не допол­нять давку, а стоять в сто­роне и молиться Христу «в духе и истине». Разве нужно ей было для обра­ще­ния к Богу посред­ство мате­ри­аль­ного пред­мета – какого-то плаща? Но вместо всего этого Хри­стос гово­рит жен­щине: «Вера твоя спасла тебя!».

Да, у нее была вера, и это глав­ное. Христа тогда, в толпе, тес­нили многие. Но только об этой жен­щине Он сказал: «Кто при­кос­нулся ко Мне?». Вера ее отли­чала из всей толпы. Но могла ли она с этой же верой во Христа при­кос­нуться, напри­мер, к одежде своего мужа и также полу­чить исце­ле­ние? Думаю, нет. Скорее всего, какое-то зна­че­ние имело то, Чья была одежда. Во всяком случае, таких при­ме­ров в Еван­ге­лии несколько. Боль­ные люди просят при­кос­нуться к краю одежды Христа, «и кото­рые при­ка­са­лись, исце­ля­лись»(Мф. 14:36). Хри­стос поз­во­лял Своей одежде слу­жить посред­ством пере­дачи Своей бла­го­дати? Неужели Он согла­со­вал веру в Него с неко­то­рыми мате­ри­аль­ными пред­ме­тами этой веры?

Еще одно недо­уме­ние. Жен­щина при­кос­ну­лась всего лишь к одежде. А Хри­стос, как пишет Лука, сказал: «Кто при­кос­нулся ко МНЕ (выде­лено мной – прим. авт.)?». Но даже если бы жен­щина при­кос­ну­лась к телу Христа, недо­уме­ния у меня бы не уба­ви­лось. Одежда и тело, плоть и кровь, суть мате­ри­аль­ные пред­меты. Но через мате­ри­аль­ный пред­мет жен­щина при­кос­ну­лась, полу­ча­ется, к Самому Богу: «Кто при­кос­нулся ко Мне?». Именно в момент при­кос­но­ве­ния к мате­ри­аль­ному пред­мету от Бога изошла сила. Жен­щина всем серд­цем верила во Христа, как Спа­си­теля, но была исце­лена только тогда, когда при­кос­ну­лась к Его одежде.

Если бы эта одежда сохра­ни­лась до наших дней, думаю, ситу­а­ция с исце­ле­нием могла бы повто­риться и сего­дня. Ведь не видев­шие Христа, но веро­вав­шие, по слову Его, еще бла­жен­нее. Неужели при­кос­но­ве­ние к неко­ему мате­ри­аль­ному пред­мету может счи­таться (при опре­де­лен­ных усло­виях, конечно) при­кос­но­ве­нием к Самому Богу (то есть к Его силе), как гово­рит Еван­ге­лие?

Еще одно недо­уме­ние. Деяния апо­сто­лов. Рож­де­ние и жизнь Церкви. И вновь мы видим посред­ство мате­рии!

«Веру­ю­щих же более и более при­со­еди­ня­лось к Гос­поду, мно­же­ство мужчин и женщин, так что выно­сили боль­ных на улицы и пола­гали на посте­лях и кро­ва­тях, дабы хотя тень про­хо­дя­щего Петра осе­нила кого из них. Схо­ди­лись также в Иеру­са­лим многие из окрест­ных горо­дов, неся боль­ных и нечи­стыми духами одер­жи­мых, кото­рые и исце­ля­лись все» (Деян. 5:14–16).

Уди­ви­тель­ная кар­тина! Палом­ни­че­ство народа. Мно­же­ство боль­ных, кото­рые жаж­дали исце­ле­ния. От чего? От образа Петра, кото­рый сама при­рода писала на земле лучами солнца! И это пишет еван­ге­лист Лука? Почему здесь нет весьма важ­ного уточ­не­ния против «рели­ги­оз­ного неве­же­ства»? Почему Петр не сказал народу: «Не ждите исце­ле­ния от образа моего, а обра­щай­тесь прямо к Христу»? Напро­тив, здесь гово­рится о том, что все исце­ля­лись и даже избав­ля­лись от нечи­стых духов! «Веру­ю­щих же более и более при­со­еди­ня­лось к Гос­поду», и прямым след­ствием этого была вера… в исце­ля­ю­щую сень апо­стола Петра. Вера, кото­рая исце­ляла не только физи­че­ски, но и духовно.

И это не еди­нич­ный случай в жизни первых хри­стиан.

«Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на боль­ных воз­ла­гали платки и опо­я­са­ния с тела его, и у них пре­кра­ща­лись болезни, и злые духи выхо­дили из них» (Деян. 19:11–12).

Еван­ге­лист Лука вновь пишет стран­но­сти. Кто-то (сотруд­ники?) брал у Павла (или он сам отда­вал?) его личные вещи с целью пере­дачи боль­ным людям – для исце­ле­ния. Может быть, именно «руками Павла» были отданы эти вещи.

Только пред­ставьте кар­тину: боль­ной, одер­жи­мый чело­век каса­ется платка (голов­ной повязки) или опо­я­са­ния апо­стола Павла и… исце­ля­ется. Болезнь отсту­пает от тела. Злые духи изго­ня­ются вон из сердца. Платки и опо­я­са­ния Павла несут к дру­гому боль­ному – исце­ле­ние!, потом к тре­тьему – спа­се­ние!, чет­вер­тому и т.д.

Я пола­гаю, платки и опо­я­са­ния несут с почте­нием – не только как бес­цен­ное лекар­ство, но и как воз­мож­ность при­кос­нуться к Самому Богу…

Пред­став­ля­ете, как потом эти исце­лен­ные люди сви­де­тель­ство­вали? «Я сильно болел, но услы­шал, что можно при­кос­нуться к платку апо­стола Павла и полу­чить исце­ле­ние. Я пове­рил в это и, после при­кос­но­ве­ния, я дей­стви­тельно исце­лился! Слава Богу!» Ни дать ни взять – пра­во­слав­ное палом­ни­че­ство.

Неужели апо­стол Павел (вместе с Лукой) не видел, как его вещи пре­вра­ща­ются в аму­леты? А может, и здесь вера во Христа была согла­со­вана с неко­то­рыми мате­ри­аль­ными пред­ме­тами этой веры?

Уди­ви­тельно еще одно место из Библии: 4 Царств 13:21. От при­кос­но­ве­ния к костям «чело­века Божьего» Елисея вос­крес умер­ший. Инте­ресно, что тут даже ника­кого чуда никто не ждал: шли погре­бать и просто бро­сили труп в гроб Ели­сеев, испу­гав­шись моави­тян. А святые мощи «чело­века Божьего» ока­за­лись чудо­твор­ными98.

^ О пра­во­сла­вии в статье «Про­па­дал и нашелся. Личное сви­де­тель­ство» Нико­лая Вод­нев­ского

О Нико­лае Вод­нев­ском я уже упо­ми­нал, как о редак­торе «анти­пра­во­слав­ного» жур­нала. Недавно я наткнулся на его личное сви­де­тель­ство, в кото­ром он упо­ми­нает о своем пра­во­слав­ном про­шлом не только в нега­тив­ном свете.

«…Несколько минут спустя, ко мне посту­чала Прас­ко­вья Ива­новна. Она хорошо знала, что бого­слу­же­ния на дому про­ти­во­за­конны и потому могут при­не­сти суро­вое нака­за­ние. Но на ее лице я не увидел страха. Наобо­рот, на нем отра­жа­лась тихая, спо­кой­ная радость, словно она видела себя коро­ле­вой в поту­сто­рон­нем мире. Даже ее мор­щи­ни­стое лицо поро­зо­вело.

«А мы, Нико­лаша, Богу моли­лись», воз­буж­денно ска­зала она. «Что ты на это ска­жешь? А?».

Я молчал, не зная, что отве­тить.

«И за тебя моли­лись, чтобы Бог помог тебе в твоей жизни».

«Бла­го­дарю Вас. Как раз я в этом теперь нуж­да­юсь».

«А веришь ли ты в Бога? Ведь вас теперь учат, что Бога нет, есть какая-то мате­рия…».

«Должно быть Бог есть, но я Его не знаю», отве­тил я…

Прас­ко­вья Ива­новна при­от­крыла мне двери в закры­тую пра­во­слав­ную цер­ковь. Она имела уди­ви­тель­ное чутье пред­ви­де­ния. Многие собы­тия, пере­жи­тые мною, она видела напе­ред. Правда, ее про­ро­че­ству я не при­да­вал тогда ника­кого зна­че­ния, но помню, как она мне гово­рила: «Ничего, Нико­лаша, не унывай. Бог тебя не оста­вит. Падут возле тебя тысячи и десять тысяч одес­ную тебя, но к тебе не при­бли­зится…», что-то в этом роде гово­рила она на цер­ковно-сла­вян­ском языке. Прошло несколько лет и, когда слева и справа меня падали тысячи, я не раз вспо­ми­нал Прас­ко­вью Ива­новну…

Прас­ко­вья Ива­новна не сде­лала меня рели­ги­оз­ным чело­ве­ком, но научила меня думать о бес­смер­тии чело­ве­че­ской души…

22 июня 1942 года, ровно в годов­щину войны, в одном из жарких боев с немец­кими окку­пан­тами, я молился Богу и в душе гово­рил:

«Вели­кий Бог! Ты имеешь силу спасти каж­дого чело­века… Спаси и сохрани меня… Поми­луй и прости… Я буду всегда молиться и делать только хоро­шее…».

Чудом Гос­подь сохра­нил меня. Из ста сорока чело­век, участ­во­вав­ших в этом сра­же­нии, уце­лело только трид­цать шесть…

19 авгу­ста того же года, в пять часов утра, на поле, между дерев­нями Яко­влевка и Лощи­хино (на Смо­лен­щине) у под­но­жия высоты 265.7, покры­тых тру­пами двух сибир­ских полков, смерть снова загля­нула мне в лицо. И я снова повто­рял извест­ные мне молитвы еще более усердно и настой­чиво. «Моли Бога о мне, святый угод­ниче Божий Нико­лай…» – была моей посто­ян­ной молит­вой…

Но вот опас­ность снова мино­вала, а моя жизнь по-преж­нему хро­мала на оба колена…

24 фев­раля 1946 года Бог еще раз привел меня на суд. Я стоял с под­ня­тыми руками, как пре­ступ­ник, осуж­ден­ный на смерт­ную казнь… В этот день испол­ни­лись мои тяже­лые пред­чув­ствия. Я увидел себя снова винов­ным не перед людьми, за что меня хотели отдать на смерть, а перед Богом.

Вот они, суды Божьи! Воис­тину, они спра­вед­ливы! Но еще оста­ва­лась надежда на мило­сер­дие Божие, вера в Его все­мо­гу­ще­ство. И я начал усердно молиться. Не знаю почему я повто­рял несколько раз молитву Ефрема Сирина:

«Гос­поди, Вла­дыко живота моего…».

Потом я почув­ство­вал, что эта молитва не отра­жает моих пере­жи­ва­ний. Я искал иных слов, и они пришли в молитве мыта­ре­вой:

«Боже, будь мило­стив ко мне, греш­ному».

…День под­хо­дил к концу и тогда пришел ответ на мою молитву. Я полу­чил воз­мож­ность еще жить и с тех пор я эту жизнь назы­ваю сверх­уроч­ной жизнью. На сле­ду­ю­щий день я лежал в гос­пи­тале и вспо­ми­нал страш­ные минуты вче­раш­ней тра­ге­дии. Сердце пере­пол­ня­лось бла­го­дар­но­стью к Богу. Как мило­стив Он! Как велик Он в Своей любви!».

Далее Нико­лай Вод­нев­ский опи­сы­вает, как ему стали попа­даться плохие свя­щен­ники и миряне (кто водку пил, кто курил, кто ругался и т.д., в общем, опи­сы­ва­ется все подробно), а потом попался хоро­ший бап­тист, кото­рый убедил его, что Сера­фим Саров­ский и Иоанн Крон­штад­ский заблуж­да­лись.

К слову ска­зать, я мог бы напи­сать «Опе­ра­цию на сердце» в том же духе. Плохих бап­ти­стов (от кото­рых я постра­дал финан­сово, морально и духовно) и хоро­ших пра­во­слав­ных у меня с избыт­ком хва­тило бы для «убе­ди­тель­ных» дока­за­тельств лож­но­сти бап­тизма и истин­но­сти пра­во­сла­вия. Но что-то оста­но­вило меня от этого пути…

Как бы то ни было, ока­зы­ва­ется, именно пра­во­сла­вию Нико­лай Вод­нев­ский обязан всей своей даль­ней­шей (после войны) «сверх­уроч­ной жизнью» 99.

^ «Об освя­ще­нии» еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов

На форуме http://www.kuraev.ru/forum/ один из его участ­ни­ков, еван­гель­ский хри­сти­а­нин-бап­тист Игорь К. (адми­ни­стра­тор сайта http://rus-baptist.narod.ru и автор неко­то­рых его мате­ри­а­лов), выска­зы­вая мнение по моей книге, писал: «Читать было многое очень непри­ятно. Много непра­вильно вы уви­дели, многое извра­тили. Посто­янно хоте­лось крик­нуть вам, что, подо­ждите, не так это! Вот и вот, почи­тайте… Освя­ще­ние – путь слож­ный, прак­ти­че­ски аске­ти­че­ский, так мне как-то пра­во­слав­ная соседка и ска­зала, что мы живем как монахи, а нужно это оста­вить только избран­ным. А я отве­чал, что нет, нормы жизни для всех хри­стиан едины. Почи­тайте на сайте Рус­ский Бап­ти­стъ книгу «Об освя­ще­нии». Там очень все строго…».

После этого ответа я попро­сил Игоря ука­зать кон­крет­ные места в моей книге: Что я непра­вильно увидел? Что извра­тил? Что не так на самом деле? Какие книги мне нужно почи­тать еще, кроме выше­ука­зан­ной? Но ответа от Игоря на эти вопросы за несколько меся­цев я так и не дождался – ни на форуме, ни в личной пере­писке. Игорь лишь напи­сал мне, что отве­тит, если найдет время…

По совету Игоря я загля­нул в книгу «Об освя­ще­нии». Она нахо­дится на сайте http://www.rusbaptist.stunda.org в раз­деле «Наши учения» с анно­та­цией: «Духов­ное посо­бие, пока­зы­ва­ю­щее путь освя­ще­ния и очи­ще­ния, пока­я­ния и остав­ле­ния грехов».

Там, дей­стви­тельно, много хоро­ших (по сути – пра­во­слав­ных) мыслей с подроб­ным раз­бо­ром Библии. И все же чего-то не хва­тает тем, кто с таким энту­зи­аз­мом про­по­ве­дует об освя­ще­нии («Опе­ра­ция на сердце» именно об этом). Книга «Об освя­ще­нии» только под­твер­дила мои убеж­де­ния. Я при­веду неко­то­рые выдержки из нее:

«В июле 1964 года состо­я­лось брат­ское сове­ща­ние… слу­жи­те­лей церкви ЕХБ… На сове­ща­нии было отме­чено, что… зна­чи­тель­ная часть народа Божьего укло­ни­лась от истины (име­ется в виду, кроме всего про­чего, раскол ЕХБ на два неза­ви­си­мых союза – ВСЕХБ и СЦ ЕХБ в 1961 г. – прим. авт.) и пошла по пути откры­того нару­ше­ния основ­ных запо­ве­дей Гос­под­них как в вопро­сах личной жизни, так и в вопро­сах домо­стро­и­тель­ства Церкви…

Сего­дня мы видим, как совре­мен­ные “Озы” стре­мятся “под­дер­жать” дело Божье. Они идут на отступ­ле­ние от истины, на грех, лишь бы не лишиться реги­стра­ции, не лишиться дома (камень в огород ВСЕХБ; речь идет о реги­стра­ции общин в госор­га­нах и праве на бого­слу­жеб­ное здание – прим. авт.)…

Есть общины, веру­ю­щие кото­рых не совер­шают “боль­ших” грехов, но имеют зависть, гор­дость, раз­но­гла­сия, ссоры. И это самые боль­ные общины… В этих общи­нах так все бывает запу­тано, что ни самой общине, ни при­ез­жим слу­жи­те­лям разо­браться там не под силу, ибо сеть греха до того всех опу­тала, что невоз­можно отыс­кать ни конца, ни начала — все пора­жено этим “малым” грехом. И кого бы из слу­жи­те­лей туда ни посы­лали — никто там не помо­жет…

Апо­стол Павел пре­ду­пре­ждает: “Если же друг друга угры­за­ете и съе­да­ете, бере­ги­тесь, чтобы вы не были истреб­лены друг другом” (Гал. 5:15)… Для ряда церк­вей ЕХБ кроме этих неза­мет­ных грехов стало почти нор­маль­ным явле­нием откры­тое нару­ше­ние запо­ве­дей Божьих и отступ­ле­ние от истины…

В неко­то­рых общи­нах совер­ша­ются бра­ко­со­че­та­ния веру­ю­щих с неве­ру­ю­щими… Почти все такие браки кон­ча­ются кру­ше­нием семьи и утра­той спа­се­ния…. А сколько хри­стиан занято сего­дня любо­с­тя­жа­нием!

Нор­маль­ным явле­нием в церкви стали счи­тать и такой ужас­ный грех, как пре­да­тель­ство, когда назы­ва­ю­щи­еся братом или сест­рой ради соб­ствен­ного бла­го­по­лу­чия пере­дают внеш­ним све­де­ния о деле Божьем, о детях Божьих, о слу­жи­те­лях, явно зная, что это служит к раз­ру­ше­нию дела Хри­стова и при­во­дит к скор­бям и стра­да­ниям многие тысячи детей Божьих, слу­жи­те­лей Гос­под­них и их семьи (сотруд­ни­че­ство с КГБ не обошло сто­ро­ной и бап­ти­стов; у меня, кстати, есть архив­ные мате­ри­алы о том, как это про­ис­хо­дило в Кеме­ров­ской обла­сти – прим. авт.)…

Еще раз хочется напом­нить о той раз­ру­ши­тель­ной работе, кото­рая про­во­дится лже­слу­жи­те­лями спе­ци­ально. Мы видим только печаль­ные резуль­таты их греха: перед нами раз­ру­шен­ные общины, выми­ра­ю­щее брат­ство, утра­тив­шее не тысячи, а десятки тысяч детей Божьих. И это не то, что они пере­стали верить в Бога. Тако­вых почти нет. Но то, что в резуль­тате все­раз­ла­га­ю­щего греха и отступ­ле­ния они погрязли в забо­тах и грехах, пере­стали посе­щать собра­ния». Конец цитаты.

Да, освя­ще­нию тут непо­ча­тый край…

Такова кон­ста­та­ция факта в книге, кото­рую мне посо­ве­то­вал рус­ский бап­тист Игорь К.: с 1944 года, когда был обра­зо­ван ВСЕХБ, по 1964 год «десятки тысяч детей Божьих» «погрязли в грехах», пошли по пути «откры­того нару­ше­ния основ­ных запо­ве­дей Гос­под­них». В 60‑е годы, кроме всего про­чего, нару­шена была и запо­ведь Христа: «Да будут все едино» (см.: Ин. 17:21).

Как я уже гово­рил, до сих пор ВСЕХБ (сего­дня Союз ЕХБ РФ) и СЦ ЕХБ пре­бы­вают в раз­де­ле­нии.

Из своих статей Игорь К. посо­ве­то­вал мне озна­ко­мится с этой: http://rusbaptist.stunda.org/ dop/preemstvo.htm – «насчет тра­ди­ции и пре­сло­ву­того пре­ем­ства».

Я про­смот­рел статью. Для себя ничего нового не обна­ру­жил. Кое-что я более подробно раз­би­раю в книге. В том числе, и это бес­ко­неч­ное само­вос­хва­ле­ние из статьи: «Я знаю, что есть на земле группы веру­ю­щих, не назы­ва­ю­щи­еся бап­ти­стами, или как в России – «еван­гель­ские хри­сти­ане-бап­ти­сты», но кото­рые, как и мы, во всем верны Богу и Слову Божьему… Вот так и мы, бап­ти­сты, послу­ша­лись Христа и Его Слова и хотим его слу­шаться дальше».

Я думаю, после книги «Об освя­ще­нии» петь себе такие дифи­рамбы – некор­ректно, по мень­шей мере.

Именно об этом про­ти­во­ре­чии, о хоро­шем лице при плохой игре, про­ти­во­ре­чии, кото­рое мне наглядно «про­де­мон­стри­ро­вал» Игорь К., я пишу в главе «Воцер­ко­в­ле­ние: от фари­сея к мытарю».

Сле­ду­ю­щая заметка – одна из иллю­стра­ций совре­мен­ной жизни еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов в миро­вом мас­штабе. К концу XX века ока­за­лось, что кон­фес­сия «во всем верных Богу и Слову Божьему» хри­стиан нуж­да­ется… в «ради­каль­ных рефор­мах».

^ Бап­ти­стов ждет своя Рефор­ма­ция?

«За ради­каль­ные реформы» – так назы­ва­лась статья в жур­нале еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов «Вера и жизнь» № 3 за 1998 год. В ней, в част­но­сти, гово­рится: «По мнению гене­раль­ного сек­ре­таря Все­мир­ного Союза Бап­ти­стов д‑ра Ден­тона Лотца, бап­тист­ское дви­же­ние, к сожа­ле­нию, откло­ня­ется от пра­виль­ного раз­ви­тия и нахо­дится в неудо­вле­тво­ри­тель­ном состо­я­нии. «С чело­ве­че­ской точки зрения, – пишет он в своем ново­год­нем письме к дру­зьям, – бап­тизм при таком состо­я­нии в XXI веке вряд ли имеет шанс. Лучших духов­ных руко­во­ди­те­лей при­хо­дится искать вне бап­тизма. Новые пуб­ли­ка­ции бап­тист­ских бого­сло­вов лишь изредка ста­но­вятся пред­ме­том бого­слов­ских дис­кус­сий…».

Одни бап­ти­сты воз­ла­гают свои надежды на хариз­ма­ти­че­ское духов­ное обнов­ле­ние, другие отвер­гают его из боязни рас­кола в церк­вах. Нет еди­но­ду­шия и во взгля­дах по эти­че­ским про­бле­мам. В вопро­сах о гомо­сек­су­а­лизме, расизме, бед­но­сти… мнения часто диа­мет­рально про­ти­во­по­ложны. Дентон Лотц ставит в вину многим бап­тист­ским бого­сло­вам то, что в этих вопро­сах они зани­мают неопре­де­лен­ные пози­ции, боясь, по-види­мому, поте­рять свою бого­слов­скую репу­та­цию. В связи с этим гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСБ выска­зался за «ради­каль­ные реформы», кото­рые должны воз­вра­тить жизнь мерт­вым и уми­ра­ю­щим церк­вам…».

В статье на ту же тему в жур­нале «Хри­сти­ан­ское слово» № 2 за 1998 год из выступ­ле­ния Д. Лотца цити­ру­ется, в част­но­сти, сле­ду­ю­щее: «Бап­тист­ская эккле­зио­ло­гия скон­цен­три­ро­вала свое вни­ма­ние на помест­ной церкви и ее авто­но­мии, отчего сла­беют наши меж­цер­ков­ные связи, и мы теряем многие бла­го­сло­ве­ния… Мест­ная авто­но­мия настолько заго­няет себя в тупик, что не в состо­я­нии быстро отре­а­ги­ро­вать на то, что про­ис­хо­дит не только на другом конце света, но и за бли­жай­шим углом…».

«Оче­видно, у меня больше вопро­сов, чем отве­тов! – заме­чает [Дентон Лотц]. – Но так как мы при­бли­жа­емся к XXI веку, мы должны быть гото­выми открыть свои сердца для нового воз­дей­ствия Св. Духа. Мы должны сде­лать необ­хо­ди­мые изме­не­ния в цер­ков­ной струк­туре и мыш­ле­нии…».

«Теперь, – он гово­рит, – бого­слов­ский кон­фликт в дено­ми­на­ции похож на фун­да­мен­та­лист­ско-модер­нист­скую дис­кус­сию 20‑х годов, когда спектр спор­ных вопро­сов был довольно широк: от руко­по­ло­же­ния женщин до тек­сто­вой интер­пре­та­ции…

Будут ли моло­дые бап­тист­ские бого­словы спо­собны ука­зать нам выход? Или мы будем про­дол­жать стра­дать от внут­рен­них кон­флик­тов, кото­рые, в конце концов, поме­шают дей­ствию Свя­того Духа, что вызо­вет атро­фию в наших семи­на­риях и церк­вах?»

Дентон Лотц «объ­явил о наме­ре­нии учре­дить спе­ци­аль­ный коми­тет, кото­рый пред­став­лял бы «цвет бап­тизма» для опре­де­ле­ния путей бап­тист­ского дви­же­ния в XXI веке».

Оста­ется доба­вить, что по ста­ти­стике (на 1 января 1995 года) жур­нала «Хри­сти­ан­ское слово» Все­мир­ный Союз Бап­ти­стов сего­дня – это содру­же­ство 187 бап­тист­ских союзов и кон­вен­ций, объ­еди­ня­ю­щих более 40 млн. чело­век из 200 стран (в том числе и из России – 92 тысячи чело­век).

^ Кто еще пере­шел?

За те пол­года, пока книга обсуж­да­лась на форуме, я узнал, что в пра­во­сла­вие пере­шел пастор церкви ЕХБ из Мор­до­вии Ана­то­лий Бога­тов. Я его хорошо знаю. Мы учи­лись в одной группе в Мос­ков­ском Бого­слов­ском инсти­туте Союза ЕХБ. Я помню его, как чрез­вы­чайно актив­ного слу­жи­теля. У него боль­шая, мно­го­дет­ная семья. Он очень жерт­во­вал собой ради про­по­веди Еван­ге­лия, хотя на сес­сиях я всегда видел его жиз­не­ра­дост­ным и полным сил. Я любил с ним общаться. Мы были пол­но­стью еди­но­душны, напри­мер, когда вместе кри­ти­ко­вали пра­во­сла­вие, и высоко ценили осо­бен­но­сти нашего рус­ского бап­тизма (именно он пода­рил мне книгу «След крови», о чем я упо­ми­наю в насто­я­щей книге).

Он сильно поте­рял финан­сово, когда пере­шел в ПЦ. Сего­дня он очень нуж­да­ется в сред­ствах, но не соби­ра­ется остав­лять свое новое слу­же­ние в Саран­ской и Мор­дов­ской епар­хии.

Из бап­тизма недавно ушел Вла­ди­мир Соло­дов­ни­ков, слу­жи­тель Второй Мос­ков­ской церкви ЕХБ, извест­ный жур­на­лист еван­гель­ско-бап­тист­ского брат­ства, бывший на про­тя­же­нии ряда лет глав­ным редак­то­ром газет «Про­те­стант», «Утрен­няя звезда», «За еван­гель­скую веру», инфор­ма­ци­он­ного бюл­ле­теня Ассо­ци­а­ции «Духов­ное воз­рож­де­ние». О нем так напи­сано в пре­ди­сло­вии к его книге «Хри­сти­ан­ская пуб­ли­ци­стика» (выпу­щена в 1997 году): «Слу­же­ние В. Соло­дов­ни­кова в еван­гель­ско-бап­тист­ской прессе удачно допол­ня­ется тем, что он – ученый, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щийся в обла­сти исто­рии, фило­со­фии и куль­ту­ро­ло­гии… Соло­дов­ни­ков В.В. – кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук; пре­по­дает в Мос­ков­ской бого­слов­ской семи­на­рии ЕХБ и Русско-Аме­ри­кан­ском Хри­сти­ан­ском инсти­туте».

Я часто видел Вла­ди­мира на сес­сиях, когда при­ез­жал в МБИ Союза ЕХБ. Он пре­зен­то­вал в нашей группе выше­ука­зан­ную книгу. Это был рев­ност­ный слу­жи­тель ЕХБ.

Он ушел в Люте­ран­скую Цер­ковь. На сайте http://jesuschrist.ru в ново­стях от 24 июня 2004 года об этом сооб­ща­ется сле­ду­ю­щее (со ссыл­кой на http://www.luther.ru/lutheran_news/upload/230604–1.htm):

«20 июня в мос­ков­ском при­ходе Св. Иоанна Бого­слова Еван­ге­ли­че­ско-Люте­ран­ской церкви Ингрии состо­ялся обряд кон­фир­ма­ции (обряда при­ня­тия в общину – прим. авт.) и воцер­ко­в­ле­ния в лоне Люте­ран­ской Церкви… Вла­ди­мира Соло­дов­ни­кова.

Вла­ди­мир Соло­дов­ни­ков – спе­ци­а­лист по исто­рии ранней церкви и имеет более 500 пуб­ли­ка­ций и науч­ных работ на эту и другие темы. Более 25 лет своей жизни Вла­ди­мир провел в бап­тизме, но все боль­шее и боль­шее углуб­ле­ние в цер­ков­ную исто­рию при­во­дило его к выводу о том, что дей­стви­тельно “исто­ри­че­ским про­те­стан­тиз­мом” явля­ется люте­ран­ское дви­же­ние. По словам самого уче­ного, данный выбор дался ему не легко, но теперь его испо­ве­да­ние нахо­дится в согла­сии с его хри­сти­ан­ской верой.

Обряд кон­фир­ма­ции совер­шили насто­я­тель при­хода Св. Иоанна ЕЛЦИ г. Москвы, пастор Андрей Рез­ни­ченко и дирек­тор рос­сий­ского СЛЧ (Слу­же­ние Люте­ран­ского Часа – прим. авт.), пастор Кон­стан­тин Андреев».

Уже через две недели после пере­хода в ЛЦ на сайте http://luther.ru в раз­деле «Мнение» появи­лась объ­ем­ная статья В. Соло­дов­ни­кова о рус­ском бап­тизме.

Я при­веду цитату из этой статьи:

«Еще совсем недавно автор этих строк весьма отри­ца­тельно отно­сился к фактам пере­хода хри­стиан из одной дено­ми­на­ции в другую. Разу­ме­ется, я допус­кал, что такие пере­ходы вполне могут быть резуль­та­том серьез­ного духов­ного поиска, а не только след­ствием зашка­лив­ших эмоций или бес­прин­цип­ного праг­ма­тизма. Моя непри­ми­ри­мая пози­ция была осно­вана, как это водится у бап­ти­стов, на под­хо­дя­щем случаю еван­гель­ском стихе – «Каждый оста­вайся в том звании, в кото­ром при­зван» (1Кор. 7:20). При этом, увы, мной как-то забы­ва­лось настав­ле­ние Спа­си­теля – «Не судите, да не судимы будете» (Матф. 7:1). И вот Бог – по Своему Про­мыслу – напом­нил мне о духов­ной зна­чи­мо­сти и пер­со­наль­ной акту­аль­но­сти Его нази­да­ния: я сам пере­шел из бап­тизма в люте­ран­ство. Воцер­ко­в­ле­ние в Еван­ге­ли­че­ско-Люте­ран­ской Церкви стало для меня актом сми­ре­ния перед Все­дер­жи­те­лем…».

Далее В. Соло­дов­ни­ков выска­зы­вает неко­то­рые кри­ти­че­ские заме­ча­ния о жизни и вере еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов России.

А закан­чи­ва­ется статья выво­дом о «кри­зисе оте­че­ствен­ного бап­тизма, свя­зан­ном с… фак­ти­че­ским непри­я­тием им Вели­кой Рефор­ма­ции» 100.

^ К чему ближе тра­ди­ци­он­ный про­те­стан­тизм – к бап­тизму или… к пра­во­сла­вию?

Неко­то­рые «веро­учи­тель­ные книги Люте­ран­ской церкви» под­твер­ждают вывод В. Соло­дов­ни­кова о «непри­я­тии» оте­че­ствен­ным бап­тиз­мом «Вели­кой Рефор­ма­ции».

Вот лишь неко­то­рые иллю­стра­ции из «Крат­кого кате­хи­зиса» д‑ра Мар­тина Лютера:

«Что дает, или какую пользу при­но­сит Кре­ще­ние?

В соот­вет­ствии со сло­вами и обе­то­ва­ни­ями Божьими, Кре­ще­ние при­но­сит отпу­ще­ние грехов, избав­ле­ние от смерти и от дья­вола, а также дарует вечное спа­се­ние всем, кто верует…

Как вода может тво­рить столь вели­кие дела?

Вода без Слова Божьего — это обыч­ная вода, а ника­кое не Кре­ще­ние. Но соеди­нен­ная со Словом Божьим, она ста­но­вится Кре­ще­нием, бла­го­дат­ной живой водой и воз­рож­да­ю­щим омо­ве­нием в Святом Духе… (В другой веро­учи­тель­ной книге люте­ран «Шмаль­каль­ден­ские арти­кулы» гово­рится: «Отно­си­тельно Кре­ще­ния мла­ден­цев, мы при­дер­жи­ва­емся мнения, что детей сле­дует кре­стить. Ибо они под­ле­жат обе­то­ван­ному искуп­ле­нию, совер­шен­ному Хри­стом…»).

Что такое ИСПО­ВЕДЬ?

Испо­ведь вклю­чает в себя две основ­ные части. Во-первых, мы при­знаем свои грехи. Во-вторых, мы при­ни­маем отпу­ще­ние грехов, — то есть их про­ще­ние, — от пас­тора, как от Самого Бога и нисколько не сомне­ва­емся, но твердо веруем, что тем самым наши грехи про­щены пред Богом на Небе­сах…

…И дальше: “Веришь ли ты, что мое про­ще­ние — это про­ще­ние Божье?”

Ответ: “Да, ува­жа­е­мый гос­по­дин”.

И тогда пусть испо­вед­ник (пастор – прим. авт.) скажет: “Да будет тебе по вере твоей. И, по запо­веди Гос­пода нашего, Иисуса Христа, я прощаю тебе твои грехи, во имя Отца и Сына, и Свя­того Духа. Аминь. Иди с миром”…

Что такое Таин­ство Свя­того При­ча­стия?

Это содер­жа­щи­еся в хлебе и вине истин­ные Тело и Кровь Гос­пода нашего Иисуса Христа, кото­рые мы, хри­сти­ане, должны есть и пить, по уста­нов­ле­нию Самого Христа… (в «Шмаль­каль­ден­ских арти­ку­лах»: «О Таин­стве Алтаря мы пола­гаем, что хлеб и вино на При­ча­стии явля­ются истин­ными Телом и Кровью Хри­сто­выми…»).

Какова польза от этого ядения и пития?

Она пока­зана нам сло­вами: “за вас пре­да­ва­е­мое” и “за вас изли­ва­е­мая во остав­ле­ние грехов”. Именно этими сло­вами при совер­ше­нии дан­ного Таин­ства нам дару­ются про­ще­ние грехов, жизнь и спа­се­ние…

Как глава семей­ства должен учить своих домаш­них молиться по утрам и вече­рам?

Утрен­няя молитва

Под­няв­шись утром, пере­кре­стись и скажи: “Во имя Отца и Сына и Свя­того Духа. Аминь”. Затем, пре­кло­нив колени, или стоя, про­из­неси Символ Веры и Молитву Гос­подню…

Вечер­няя молитва

Ложась спать вече­ром, пере­кре­стись и скажи: “Во имя Отца и Сына и Свя­того Духа. Аминь”. Затем, пре­кло­нив колени, или стоя, про­из­неси Символ Веры и Молитву Гос­подню…».

Все эти пере­чис­лен­ные веро­учи­тель­ные поло­же­ния люте­ран (кроме, пожа­луй, необ­хо­ди­мо­сти молитвы утром и вече­ром; конечно, без «пере­кре­стись» и заучен­ных молитв) про­ти­во­ре­чат веро­уче­нию еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­сто101.

Итак, веро­уче­ние Рефор­ма­ции в корне рас­хо­дится с веро­уче­нием рус­ских бап­ти­стов не в чем-то вто­ро­сте­пен­ном, а в неко­то­рых, пожа­луй, глав­ных уста­нов­ле­ниях. Я имею в виду, в част­но­сти, Таин­ства Кре­ще­ния и Евха­ри­стии.

Одно из основ­ных поло­же­ний про­те­стан­тизма – прин­цип «только Писа­ние» – тоже рас­хо­дится с бап­тиз­мом. Поскольку под­ра­зу­ме­вает «стойко дер­жаться» не только Писа­ния, но и веро­учи­тель­ного пре­да­ния отцов Рефор­ма­ции – ряда «веро­ис­по­вед­ных книг Люте­ран­ской церкви»102. Неко­то­рые из них я выше цити­ро­вал.

А вот к пра­во­сла­вию веро­уче­ние Рефор­ма­ции в этих уста­нов­ле­ниях под­хо­дит совсем близко103.

Полу­ча­ется, если срав­ни­вать не по форме, а по сути, то в бап­тизме меньше про­те­стан­тизма, чем… в пра­во­сла­вии.

Хотя и по форме (см. фото кон­фир­ма­ции В. Соло­дов­ни­кова) – с кем можно спу­тать люте­ран­ских свя­щен­но­слу­жи­те­лей? «Несмотря на все пре­пят­ствия, сто­я­щие на их пути, у про­те­стан­тов, без­условно, есть надежда прийти к Истине. Они фак­ти­че­ски сту­чатся в двери нашей Церкви»104.

Глав­ный редак­тор одного из жур­на­лов еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов России (мой хоро­ший зна­ко­мый) на форуме ЕХБ напи­сал мне теплый, участ­ли­вый отзыв. Однако, среди про­чего, он отме­тил: «Если тебе инте­ресно мое мнение о твоей книге и твоем состо­я­нии, то я, выскажу, быть может, смелое пред­по­ло­же­ние, не видя тебя, только на осно­ва­нии про­чи­тан­ного. В тебе борются любовь к бап­тизму (кото­рый суть люди – братья и сестры) с твоим новым поло­же­нием и обя­зан­но­стью быть хоро­шим пра­во­слав­ным веру­ю­щим».

На что я отве­тил: «Если бап­тизм – это «суть люди – братья и сестры», то мое новое поло­же­ние как раз открыло мне, что я любил их недо­ста­точно, очень плохо, и что любовь к ним должна не только не пре­кра­титься, но и воз­расти. Это не заиг­ры­ва­ние. Хоро­ший пра­во­слав­ный веру­ю­щий (до кото­рого мне еще очень далеко) обязан в отно­ше­ниях с ино­слав­ным миром являть, с одной сто­роны, прин­ци­пи­аль­ность по дог­ма­ти­че­ским вопро­сам, с другой же, – брат­скую любовь к тем, кто дог­ма­ти­че­ски мыслит иначе. Любовь насто­я­щую: «как если кто поло­жит душу свою за друзей своих…».

^ При­ло­же­ние № 1

Как выпро­сить у Бога радио­эфир?

«Слово редак­тора» из бюл­ле­теня КРОО «Теле­ра­дио­цер­ковь»105 (№ 3, 2002 год): «Когда-нибудь о «Теле­ра­дио­церкви»… напи­шут книгу… об уди­ви­тель­ных бла­го­сло­ве­ниях Божиих, кото­рые мы пере­жили… Почти три года назад Радио­церкви в Кеме­рове не было… А нача­лось все, навер­ное, с моего силь­ного жела­ния после окон­ча­ния КемГУ рабо­тать не просто жур­на­ли­стом, а хри­сти­ан­ским жур­на­ли­стом. Именно поэтому в 1997–1998 годах я немного печа­тался в газете «Золо­тые купола». Потом узнал, что есть такая «Радио­цер­ковь». Сна­чала я стал рабо­тать соб­ствен­ным кор­ре­спон­ден­том по Куз­бассу… Потом в начале 1999 года собрал несколько твор­че­ских людей из раз­лич­ных хри­сти­ан­ских общин Кеме­рова. Попы­та­лись пред­ло­жить свои про­граммы на мест­ных радио­стан­циях, на област­ном про­вод­ном радио, но без­успешно. Однако жела­ние рас­ска­зы­вать о Спа­си­теле своим зем­ля­кам было у нас настолько силь­ным, что мы одна­жды взяли пост и с молит­вой семь раз обошли вокруг област­ного Дома Радио.

…Мы шли не спеша, молясь, то попе­ре­менно, то вместе, то громко, то шепо­том. Я почти ничего не заме­чал вокруг, для меня тогда суще­ство­вало только Небо (кстати, свет­лое и голу­бое) и Дом Радио. Не знаю, как у других, но у меня вре­ме­нами тре­пе­тало сердце от этого дерз­но­вен­ного «потря­са­ния небес». Когда мы обхо­дили здание на третий раз, дорогу нам пере­го­ро­дил «уазик» с номе­ром «666» и оста­но­вился… При­шлось его обхо­дить. Этот случай нас раз­ве­се­лил, тем более что «уазик» скоро убрался с нашего пути, пятясь задом в гараж. Остав­ши­еся круги мы моли­лись более горячо. Прошло пол­года, и на уди­ви­тель­ном пово­роте судьбы меня при­няли глав­ным редак­то­ром город­ской радио­про­граммы «Радио­вест­ник». Сейчас эта про­грамма имеет самое лучшее время на первом канале про­вод­ного радио, причем более часа еже­дневно. В про­грамме «Радио­вест­ник» с 20 ноября 2001 года веща­ются пере­дачи «Радио­церкви» за при­ем­ле­мую для нас оплату. Мы не могли даже пред­ста­вить такого! Вот уж воис­тину Своей силой, дей­ству­ю­щей в хри­сти­а­нах, Бог «может сде­лать несрав­ненно больше всего, чего мы просим и о чем помыш­ляем» (Еф. 3:20)! Я думаю, что Бог отве­тил так на нашу веру, ведь больше мы ничего не могли Ему пред­ло­жить: ни дости­же­ний в личной пра­вед­но­сти, ни вели­ких свер­ше­ний…».

Семь кругов надежды

«Слово редак­тора» из бюл­ле­теня № 4, 2002 год: «Более полу­года мы мучи­лись с тем, что редак­ци­он­ный теле­фон был спа­рен­ным. Это значит, что если мы раз­го­ва­ри­ваем, то сосед по подъ­езду гово­рить не мог. Это значит, что для соседа и его семьи мы были колос­саль­ным источ­ни­ком раз­дра­же­ния. Надо ска­зать, что теле­фон в нашей редак­ции почти не осты­вает… Кроме того, мы еже­дневно обнов­ляли Биб­лей­ский авто­ин­фор­ма­тор, а это около полу­часа бес­пре­рыв­ного «занято». Тра­ге­дия была в том, что в доме, где рас­по­ла­га­ется наша редак­ция, невоз­можно поста­вить обыч­ный теле­фон, даже ком­мер­че­ский: все линии давно заняты, уплот­нены и сбло­ки­ро­ваны на десять раз. Ситу­а­ция была настолько без­вы­ход­ная, что началь­ник отдела Кеме­ров­ской ГТС развел руками. Понятно, что на еже­днев­ных молит­вах в студии «Радио­церкви» мы уже с воплем, сле­зами и воз­де­тыми к небу руками моли­лись о нис­по­сла­нии обыч­ного не спа­рен­ного теле­фона и об обиль­ном мате­ри­аль­ном бла­го­сло­ве­нии соседа, кото­рый тоже почти еже­дневно ругал нашу редак­цию. Мы стали поду­мы­вать о пере­езде в другое поме­ще­ние. В конце концов, я объ­явил пост, бросил клич: «Кто со мной?», и мы пошли до Кеме­ров­ской Город­ской Теле­фон­ной Сети. Нас было трое, навер­ное, самых отча­ян­ных… Над нашими голо­вами было все то же голу­бое ясное небо. Только «Иери­хон» был уже посо­лид­нее, чем Дом Радио. Огром­ное мно­го­этаж­ное здание из стекла и бетона. Семь кругов мы долго ходили. «Гос­поди, тебе все воз­можно! Дай нам обыч­ный теле­фон!» – моли­лись мы по оче­реди и вместе.

Я помню, вера поми­нутно хотела выскольз­нуть из моего сердца, коленки дро­жали, вре­ме­нами нава­ли­ва­лась какая-то сла­бость. В голове кру­ти­лись мысли: а может, зря все это, может, не по воле Божьей мы тут? Но я сразу отго­нял эти мысли и горячо просил о твер­до­сти духа: нет, мы ходим здесь, как психи, потому что на это ЕСТЬ воля Божья! Нам нужен теле­фон, людям нужен теле­фон, соседу нужен покой… И мы уже там, на шестом или седь­мом круге, а потом и в редак­ции бла­го­да­рили Бога за теле­фон, кото­рого еще… не было.

Он появился через два месяца, наш отдель­ный теле­фон. Он достался нам за копейки. Началь­ник Кеме­ров­ской ГТС словно меня ждал: «Конечно, мы вам поста­вим новый теле­фон, да не меха­ни­че­ской, а элек­трон­ной АТС». Он под­пи­сал мое заяв­ле­ние, в кото­рое я отка­зы­вался верить до тех пор, пока к нам не пришел теле­фон­ный мастер. Но и потом, наби­рая в оче­ред­ной раз номер, я долго не мог отде­латься от иди­от­ской мысли: как же Богу это уда­лось?».

Право про­сить о невоз­мож­ном

«Слово редак­тора» из бюл­ле­теня (№ 5, 2002 год): «Теперь у нас есть, пусть неболь­шая, но насто­я­щая студия радио­про­грамм. Я имею в виду двух­ком­нат­ную, обо­ру­до­ван­ную соб­ствен­ными силами, квар­тиру, кото­рая, можно ска­зать, упала с неба.

Когда в Кеме­рове все только начи­на­лось, первые радио­про­граммы автор этих строк делал у себя дома, и все дви­жимо-недви­жи­мое иму­ще­ство редак­ции состо­яло из стола и ком­пью­тера. Потом, когда мы стали вещать на «Эхе Москвы в Куз­бассе», и в редак­ции насчи­ты­ва­лось уже более 10 сотруд­ни­ков, про­из­вод­ство радио­про­грамм почти пол­но­стью пере­ехало на дом (част­ный, малень­кий и без теле­фона) к дру­гому сотруд­нику Алек­сан­дру К. Там, в пере­ры­вах между лаем сто­ро­же­вой собаки и хло­па­ньем ворот, в ком­натке 2х3 метра (!) мы само­заб­венно тво­рили. Понятно, что покой семье Алек­сандра – жене и двоим детям – только снился. Надо отдать долж­ное их тер­пе­нию и жерт­вен­но­сти. Первые радио­про­граммы мы делали подчас так долго, что при­хо­ди­лось ноче­вать на работе (то есть у Алек­сандра дома). Но марку не теряли, и на «Эхе» ста­бильно три раза в неделю выхо­дили наши 15-минут­ные про­граммы.

Так мы рабо­тали до осени, еже­дневно и увле­ченно затап­ты­вая Алек­сан­дру полы, опу­сто­шая его холо­диль­ник и попутно строя планы пере­обо­ру­до­вать его гараж под редак­цию. Конечно, мы всеми силами ста­ра­лись скра­сить свое нахаль­ство – помо­гали иногда на ого­роде, ски­ды­вали снег с крыши, ремон­ти­ро­вали дорожки у дома и т.д. Тем не менее, отсут­ствие поме­ще­ния нас угне­тало сильно. При этом руко­вод­ство «Радио­церкви» не пла­ни­ро­вало раз­ви­вать кор­пункт в Кеме­рове, и тем более, помо­гать нам с поме­ще­нием. Наде­яться мы могли только на чудо. Помню, в жарком авгу­сте 1999 года я убеж­дал и обод­рял сотруд­ни­ков (а точнее, навер­ное, самого себя), что, если Богу угодно, Он дарует нам поме­ще­ние для студии. Нужно только верить всем серд­цем, что, рас­про­стра­няя про­по­ведь Еван­ге­лия в эфире, мы дей­ствуем по воле Гос­пода Иисуса Христа. И мы верили. Но еще я пони­мал, что надо как-то… испо­ве­до­вать эту веру. В том же авгу­сте, идя домой от Алек­сандра, я решился взять пост. Все, хватит, думаю. Это же невоз­можно, скор­чив­шись под оде­я­лом, бодрым голос вещать, что «сего­дня в нашей редак­ции гость такой-то»!

Я пред­ло­жил под­дер­жать меня в посте одного из веду­щих музы­каль­ной про­граммы Яна Л. Мы объ­явили об этом в редак­ции. Я сказал, что все осталь­ные могут молиться, а поститься будем только мы с Яном, поскольку в ком­плек­ции нам терять уже было нечего.

Мы ничего не ели (только пили) две недели… Пост мы закон­чили, когда я понял, что в таком ослаб­лен­ном состо­я­нии не смогу под­го­то­виться к пред­сто­я­щей сессии в Мос­ков­ском Бого­слов­ском инсти­туте. Чуда не про­изо­шло. Я уехал на сессию.

Через два месяца нам при­шлось спешно поки­дать госте­при­им­ный дом Алек­сандра и пере­ба­зи­ро­ваться на другую жилую квар­тиру. Усло­вия были еще более стес­нен­ными. Но мы про­дол­жали молиться за поме­ще­ние и бла­го­да­рили Гос­пода за поло­жи­тель­ный ответ на молитву, хотя ника­кого ответа еще не было.

С прось­бой предо­ста­вить в аренду хоть какое-нибудь поме­ще­ние я обра­щался в коми­тет госи­му­ще­ства района и города, и даже к губер­на­тору обла­сти. Сам ходил по учре­жде­ниям, не зная даже, где я возьму деньги на аренду.

Прошло еще два месяца, и я нашел спон­сора, кото­рый… пода­рил нам деньги. Ровно на двух­ком­нат­ную квар­тиру – в самом центре города. К тому вре­мени нас уже было около 13 чело­век. У нас появи­лись сред­ства даже на ремонт квар­тиры!

После нашего с Яном геро­и­че­ского поста прошло пол­года. Эти месяцы были серьез­ным испы­та­нием веры сотруд­ни­ков. Без поме­ще­ния мы не только не могли раз­ви­ваться, но при­шлось бы свер­нуть и то про­из­вод­ство, кото­рое мы уже нала­дили. Мне гово­рили, что зря все это я затеял – набрал кучу сотруд­ни­ков, замах­нулся на «Эхо Москвы» и т.д. Сидел бы дома один и доволь­ство­вался столом и ком­пью­те­ром. Но я был уверен, что посту­паю пра­вильно. Я полу­чал эту уве­рен­ность, когда наедине молился Богу и ясно пред­став­лял себе Его бес­ко­неч­ное соуча­стие в моей жизни и мое уди­ви­тель­ное право – как Его сына – про­сить даже о самом несбы­точ­ном. Ведь Он – ВСЕ­МО­ГУ­ЩИЙ. И в полной уве­рен­но­сти я славил Бога – за эту бли­зость, за соуча­стие, за право, за самое несбы­точ­ное. Навер­ное, эта молитва и помогла мне пере­жить месяцы мол­ча­ния Бога в ответ на наш отча­ян­ный пост».

^ При­ло­же­ние № 2

Свя­щен­ное Писа­ние – в выска­зы­ва­ниях и жизни пра­во­слав­ных подвиж­ни­ков

Феофил, епи­скоп Алек­сан­дрий­ский: «Еже­днев­ными чте­ни­ями Свя­щен­ного Писа­ния в душе каж­дого водво­рится свет, кото­рый «светит всем в доме» (Мф. 5:15)».

Бла­жен­ный Иеро­ним Стри­дон­ский (из письма к одной девушке): «Первое ста­ра­ние и самая важная забота каждой девушки должны кло­ниться к тому, чтобы позна­вать волю Гос­подню и при­лежно иссле­до­вать, что согласно и что не согласно с ней в нашей жизни. Для этого ты должна знать Свя­щен­ное Писа­ние, из кото­рого можешь узнать волю Божию в совер­шен­стве».

Св. Васи­лий Вели­кий: «Надеж­ней­ший путь к дости­же­нию истины есть чтение Св. Писа­ния…».

Св. Мака­рий Еги­пет­ский: «Кто не воору­жен Словом Божиим, тот гор­де­ливо вооб­ра­жает себя в состо­я­нии соб­ствен­ными силами вос­про­ти­виться иску­ше­ниям греха».

Свя­ти­тель Тихон Задон­ский: «Душа, когда не пита­ется и не напо­я­ется Словом Божиим, изне­мо­гает, а потом и уми­рает».

Старец Пар­фе­ний Киев­ский: «Слово Божие… есть мати всех книг, также она есть молитва над молит­вами, и есть упра­ви­тель в Цар­ствие Небес­ное… и спо­доб­ляет зрети Бога серд­цем еще во плоти».

Схи­и­гу­мен Савва Псково-Печер­ский: «Новый Завет нельзя тебе не знать разу­мом и серд­цем, поучайся в нем посто­янно».

Св. Симеон Новый Бого­слов: «Нужно иссле­до­вать Писа­ния, чтобы твердо знать волю Божию, раз­ли­чать добро и зло и не вся­кому духу веро­вать».

Еп. Феофан Затвор­ник: «Вопро­шав­шему о том, как спа­стись. Гос­подь, со Своей сто­роны, задал вопрос: “в законе что напи­сано? как чита­ешь?” (Лк. 10:26). Этим Он пока­зал, что за реше­нием всех недо­ра­зу­ме­ний надо обра­щаться к слову Божию. А чтобы и самых недо­ра­зу­ме­ний не было, лучше всего читать Боже­ствен­ное Писа­ние, читать со вни­ма­нием, рас­суж­де­нием, сочув­ственно, с при­ло­же­нием к своей жизни и испол­не­нием того, что каса­ется мыслей, – в мыслях, что каса­ется чувств – в чув­ствах и рас­по­ло­же­ниях, что каса­ется дел – в делах.

Вни­ма­ю­щий слову Божию соби­рает свет­лые поня­тия обо всем, что в нем и что около, и что выше его; выяс­няет свои обя­за­тель­ные отно­ше­ния ко всем слу­чаям жизни и святые пра­вила, как дра­го­цен­ные жем­чу­жины, нани­зы­вает на нить сове­сти, кото­рая потом точно и опре­де­ленно ука­зы­вает, как когда посту­пить в угод­ность Гос­поду; укро­щает стра­сти, на кото­рые чтение слова Божия дей­ствует всегда успо­ко­и­тельно. Какая бы ни вол­но­вала тебя страсть, – начни читать слово Божие, и страсть будет ста­но­виться все тише и тише, а нако­нец и совсем уго­мо­нится. Обо­га­тив­шийся веде­нием слова Божия имеет над собою столп облач­ный, кото­рый вел изра­иль­тян в пустыне».

«Как соблю­да­ется и рас­про­стра­ня­ется Боже­ствен­ное откро­ве­ние посред­ством Свя­щен­ного Писа­ния? Посред­ством Свя­щен­ного Писа­ния соблю­да­ется и рас­про­стра­ня­ется Боже­ствен­ное пре­да­ние так, что цер­ковь: 1. Во время бого­слу­же­ний пред­пи­сы­вает читать и объ­яс­нять Свя­щен­ное Писа­ние, 2. Побуж­дает веру­ю­щих, чтобы книги Свя­щен­ного Писа­ния они читали дома, 3. Забо­тится, чтобы Свя­щен­ное Писа­ние было пере­ве­дено на все языки и рас­про­стра­ня­лось среди всех наро­дов».

Преп. Сергий Радо­неж­ский в семи­лет­нем воз­расте полу­чил от одного старца монаха вместе с просфо­рой такое бла­го­сло­ве­ние: “Возьми, чадо, и съешь: сие дается тебе в зна­ме­ние бла­го­дати Божией и разу­ме­ния Свя­щен­ного Писа­ния”.

Из жития преп. Шио Мгвим­ского (про­све­ти­теля Иверии): «Любовь к Слову Божию так глу­боко внед­ри­лась в сердце моло­дого Шио, что он посто­янно держал его в уме своем и даже всегда носил при себе Еван­ге­лие, посла­ния Апо­стола Павла и Псал­тирь. И уже в ранние годы был одарен спо­соб­но­стью тол­ко­ва­ния Слова Божия».

Из жития свя­ти­теля Кирилла, епи­скопа Туров­ского: «С малых лет св. Кирилл с усер­дием читал Свя­щен­ное Писа­ние и достиг глу­бо­кого пони­ма­ния его».

Мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Руси Мака­рий неза­долго до смерти «не мог больше сам читать Еван­ге­лие, что делал всю жизнь, и теперь Свя­щен­ное Писа­ние читали по его просьбе близ­кие ему духов­ные лица».

Свя­ти­тель Нико­лай, епи­скоп Мир­ли­кий­ский (Нико­лай Угод­ник), почти все время про­во­дил в духов­ных подви­гах, и первым из них было чтение Свя­щен­ного Писа­ния.

Мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний: «В чем я вижу свою задачу, сна­чала как свя­щен­ника, а затем как епи­скопа? Я глу­боко верю, что первое, о чем свя­щен­ник должен забо­титься, это о своей вко­ре­нен­но­сти в молитву, в обще­ние с Богом; свя­щен­ник должен посте­пенно углуб­ляться в пони­ма­ние еван­гель­ского слова, еван­гель­ского сви­де­тель­ства, еван­гель­ской про­по­веди, и это живое слово Самого Бога про­по­ве­до­вать; то есть, во-первых, озна­ком­лять людей с этим словом, а во-вторых, дово­дить до созна­ния людей его жиз­нен­ность, его глу­бину, его твор­че­скую силу. Начи­на­ется все с того, чтобы услы­шать слово Божие и про­из­не­сти это слово».

Архи­епи­скоп Харь­ков­ский Амвро­сий (Клю­ча­рев): «Вы любите и чтите святые иконы, но не любите и не хотите знать и изу­чать Слова Божия. Спра­вед­ливо ли это? Не осуж­дают ли вас за небре­же­ние к Слову Божию те самые иконы, пред кото­рыми вы при­но­сите Гос­поду свои молитвы? Осуж­дают вас самые иконы, если вы, научая дитя свое молиться пред ико­нами, не можете пере­дать ему учение о Гос­поде Иисусе Христе – Спа­си­теле мира – и пере­ска­зать чудные дела Его, совер­шен­ные Им для спа­се­ния нашего… Ни для вас самих, ни для семейств ваших без позна­ния Слова Божия святые иконы не могут при­но­сить всей вели­кой пользы, кото­рую они должны при­но­сить по учению Церкви».

^ При­ло­же­ние №3

«Внут­рен­ний мир» совре­мен­ного про­те­станта

У меня на полке давно пыли­лась книга, до кото­рой все руки не дохо­дили – «Внут­рен­ний мир» из серии «Хри­сти­ан­ство и пси­хо­ло­гия»106. Я вни­ма­тельно при­смот­релся к ней только после завер­ше­ния главы «Воцер­ко­в­ле­ние: от фари­сея к мытарю». Я счел необ­хо­ди­мым при­ве­сти здесь неко­то­рые выдержки из этой книги. Зара­нее прошу про­ще­ния за их про­стран­ность. Поверьте, это стоит того: книга Крабба дей­стви­тельно откры­вает «внут­рен­ний мир» совре­мен­ного про­те­станта (я был пора­жен – насколько точно Ларри Крабб описал состо­я­ние моей души). Вот как оце­ни­вают книгу извест­ные про­те­стант­ские тео­логи:

«Ларри Крабб пред­при­ни­мает лучшую из мне извест­ных попы­ток внед­рить Писа­ние в жизнь. Его отли­чают при­зем­лен­ность, прак­тич­ность и глу­бо­кая согла­со­ван­ность с Биб­лией» (Джош Мак­Дау­элл).

«Заме­ча­ния д‑ра Крабба зна­чи­тельно уси­лили дей­ствен­ность совре­мен­ных хри­сти­ан­ских душе­по­пе­чи­те­лей. Он обра­тился к насущ­ным вопро­сам чело­ве­че­ского стра­да­ния» (Говард Генд­рикс).

Начи­на­ется книга вве­де­нием, кото­рое оза­глав­лено прямо: «Ложная надежда, кото­рую пред­ла­гает совре­мен­ное хри­сти­ан­ство» (под хри­сти­ан­ством здесь Крабб под­ра­зу­ме­вает про­те­стан­тизм: именно его он опи­сы­вает в своих иллю­стра­циях – прим. авт.).

***

«При­чуд­ливо пре­ло­мив­шись в веках, биб­лей­ское хри­сти­ан­ство в своей совре­мен­ной форме обе­щает чело­веку облег­чить те боль и стра­да­ния, кото­рые он испы­ты­вает, живя в падшем мире. Его основ­ная мысль… по сути своей такова: чело­веку обес­пе­чено немед­лен­ное полу­че­ние мира и бла­го­дати, обе­то­ван­ных Богом… Мы ста­но­вимся сви­де­те­лями под­мены самой сути хри­сти­ан­ской жизни. Глав­ным ста­но­вится не позна­ние Христа, не слу­же­ние Ему до дня Его при­ше­ствия, но ста­ра­ния сгла­дить боль в соб­ствен­ной душе или, по край­ней мере, научиться игно­ри­ро­вать ее. Нас уве­ряют – …жизнь бывает полна про­блем, но при­сут­ствие Христа, Его бла­го­сло­ве­ние могут напол­нить нашу душу таким сча­стьем, что боль станет прак­ти­че­ски неощу­ти­мой. Нет ни малей­шей при­чины стра­дать и мучиться от душев­ного раз­лада и внут­рен­них пере­жи­ва­ний. Просто доверь­тесь Богу, отдай­тесь Ему во власть, будьте стой­кими и послуш­ными Его воле…

Однако не все из нас хорошо играют в эту игру. Чест­ные, цель­ные натуры, кото­рым трудно дается при­твор­ство, начи­нают пере­жи­вать, что им явно не хва­тает веры: «Почему я не чув­ствую себя таким же счаст­ли­вым, как осталь­ные? Должно быть, с моей духов­ной жизнью не все в порядке». К тому же такие люди выгля­дят менее зре­лыми, а их жизнь – менее при­вле­ка­тель­ной, чем жизнь более иску­шен­ных в лице­дей­стве.

…В глу­бине души все люди, осо­бенно более зрелые, испы­ты­вают боль, от кото­рой не могут изба­виться. Ее можно игно­ри­ро­вать, пря­тать, при­ни­мать за что-то другое, заглу­шать своей кипу­чей дея­тель­но­стью, но она не исчез­нет… Боль в душе явля­ется не сви­де­тель­ством нев­роза или духов­ной незре­ло­сти, но резуль­та­том реа­ли­стич­ного взгляда на вещи.

И именно от этих стонов нас хочет изба­вить совре­мен­ное хри­сти­ан­ство…

Когда мы все­рьез заду­мы­ва­емся о том, какова в дей­стви­тель­но­сти наша жизнь – в глу­би­нах нашей души и в окру­жа­ю­щем нас мире, – нас охва­ты­вает тихий ужас… Мы гово­рим себе: «Просто живи, дей­ствуй, пере­стань жалеть себя, больше дове­ряй Богу, отно­сись серьез­нее к послу­ша­нию Христу. Ведь на самом деле все не так уж плохо, как тебе кажется… Глав­ное – больше читай Слово Божие и при­ла­гай больше духов­ных усилий»…

Мы подобны под­ростку, кото­рый счи­тает себя бога­чом до тех пор, пока роди­тели не пере­стают давать ему деньги на кар­ман­ные рас­ходы: мы сохра­няем уве­рен­ность в своей спо­соб­но­сти раз­ре­шать любые жиз­нен­ные труд­но­сти, пока наша душа не пред­стает перед нами во всей своей непри­гляд­но­сти. Ничто так не сми­ряет чело­века, как осо­зна­ние… того, что все наше суще­ство насквозь эго­и­стично, что накла­ды­вает опре­де­лен­ный отпе­ча­ток на все наши поступки, даже на попытки испра­виться. Взгля­нуть на истин­ное состо­я­ние своей души для многих – все равно, что рас­пи­саться в своей бес­по­мощ­но­сти, а это ощу­ще­ние не из при­ят­ных.

…Мы слышим уте­ши­тель­ную весть, кото­рую при­но­сит нам совре­мен­ное хри­сти­ан­ство: вы можете найти облег­че­ние от стра­да­ний!

Более того, нам вполне по силам добиться столь желан­ного облег­че­ния. Мы можем научиться, как с боль­шей верой про­сить у Бога выпол­не­ния Его обе­то­ва­ний; мы можем раз­бить все воз­мож­ные грехи на кате­го­рии, а затем тща­тельно ста­раться избе­гать их, чтобы не упу­стить вожде­лен­ного бла­го­сло­ве­ния (см., напри­мер, книгу Генри Р. Брандта «Корень про­блемы», стр. 48 – прим. авт.); мы можем при­ду­мы­вать новые формы раз­мыш­ле­ний на биб­лей­ские темы; можем при­ни­мать более актив­ное уча­стие в жизни церкви и почаще посе­щать заня­тия по изу­че­нию Свя­щен­ного Писа­ния. Все эти ста­ра­ния будут спо­соб­ство­вать нашему посте­пен­ному духов­ному росту и дости­же­нию такого уровня духов­но­сти, при кото­ром боли и стра­да­ния в нашей жизни уже не будет.

Да, учение, дающее нам подоб­ную надежду, заме­ча­тельно. Когда душа изне­мо­гает от жажды, мы своими руками можем выко­пать себе коло­дец и напиться вволю. Хри­сти­ан­ские учи­тели вру­чают нам лопаты и пока­зы­вают места, где лучше копать, и мы с радо­стью при­ни­ма­емся за работу. Про­граммы уче­ни­че­ства, посо­бия, объ­яс­ня­ю­щие, как нужно сви­де­тель­ство­вать о Христе, мето­дики заучи­ва­ния биб­лей­ских стихов, новые формы обще­ния веру­ю­щих и их сов­мест­ной дея­тель­но­сти, боль­шая испол­нен­ность Святым Духом, обнов­ле­ние духов­ных обя­за­тельств – всего пере­чис­лить просто невоз­можно. Не спорю, все эти добрые дела сами по себе не так уж плохи, однако зача­стую к ним нас под­сте­ги­вает тайная надежда найти живи­тель­ную влагу, кото­рая поло­жит конец всякой жажде…

Такое упро­щен­ное еван­ге­лие, не спо­соб­ное отве­чать реаль­ным потреб­но­стям людей, явля­ется одним из резуль­та­тов бег­ства от дей­стви­тель­но­сти…

Эта книга не о том, как облег­чить нашу жизнь, но о том, как изме­нить ее. Она не дает гото­вых рецеп­тов: «Посту­пай так-то – и обре­тешь покой и радость». Она ука­зы­вает путь к пре­об­ра­же­нию.

Однако на этом пути есть один тайный пово­рот, скры­тый за узкими вра­тами. Вот вы идете по дороге – …и вдруг про­ис­хо­дит нечто неожи­дан­ное и чудес­ное. К нам вдруг при­хо­дит осо­зна­ние того, что значит жить… И это оза­ре­ние боже­ствен­ным светом откры­вает перед нами пре­крас­ную кар­тину уча­стия Христа в нашей судьбе. В этом свете мерк­нут наши само­на­де­ян­ность и гор­дыня…

Такая пере­мена воз­можна, но она тре­бует хирур­ги­че­ского вме­ша­тель­ства. Болезнь, лиша­ю­щая нас радо­сти Бого­об­ще­ния, зашла так далеко, что лече­ния, кото­рое заклю­ча­лось бы лишь в ста­ра­ниях вести пра­виль­ный образ жизни, недо­ста­точно. Тре­бу­ется опе­ра­ция, и не суще­ствует обез­бо­ли­ва­ния, чтобы сде­лать нас нечув­стви­тель­ными к ножу, рас­се­ка­ю­щему душу…

ГЛАВА ПЕРВАЯ. В ГЛУ­БИНЫ СОБ­СТВЕН­НОЙ ДУШИ!

…Не так давно я высту­пал перед боль­шой груп­пой людей – мужчин и женщин, – хорошо заре­ко­мен­до­вав­ших себя и в цер­ков­ных, и в дело­вых кругах… Вокруг царила при­ят­ная и дру­же­ствен­ная атмо­сфера, все выгля­дели радост­ными и счаст­ли­выми. Одеты все были по послед­ней моде, и та непри­нуж­ден­ность, с кото­рой они обща­лись перед нача­лом встречи, гово­рила о том, что… чув­ство­вали они себя отлично. Их лица не несли в себе отпе­чатка мучи­тель­ной внут­рен­ней борьбы. Все выгля­дело столь же при­стойно, как это бывает по вос­кре­се­ньям в церкви, когда при­хо­жане при­вет­ствуют друг друга у входа, а потом с боль­шим вни­ма­нием слу­шают про­по­ведь во время бого­слу­же­ния.

Когда я стоял там перед этими счаст­ли­выми людьми, порой мне ста­но­ви­лось немного не по себе. Я вгля­ды­вался в это море лиц и думал: «Неужели я здесь – един­ствен­ный, кто стра­дает от осо­зна­ния соб­ствен­ного несо­вер­шен­ства и раз­вра­щен­но­сти? Может быть, я просто нытик? Неужели никто из них не тяго­тится тем, что в его отно­ше­ниях с людьми нет под­лин­ного чув­ства, что, несмотря на все усилия, любовь, кото­рую он ста­ра­ется про­явить к другим, на самом деле поверх­ностна? Неужели никто из них хотя бы изредка не испы­тает чув­ства разо­ча­ро­ва­ния в себе?

…Какими бы счаст­ли­выми мы ни каза­лись другим и даже самим себе, в глу­бине нашего сердца таится некое смут­ное ощу­ще­ние, что в нас есть что-то непра­виль­ное и ужа­са­юще пороч­ное… Доста­точно даже мель­ком взгля­нуть на нашу жизнь изнутри, а не сна­ружи, и мы увидим, что в нас живет не только любовь к Богу и ближ­нему. Тре­бу­ется всего лишь мгно­ве­ние, чтобы, честно про­ана­ли­зи­ро­вав состо­я­ние своего сердца, убе­диться в этом… Почти все мы знаем о себе такое, о чем никто другой даже не дога­ды­ва­ется: наши мысли, фан­та­зии, тайные жела­ния, поступки, кото­рых мы сты­димся…

Если нам уда­ется устро­ить так, что со сто­роны все выгля­дит при­лично, мы пере­стаем обра­щать вни­ма­ние на про­ис­хо­дя­щее внутри, в нашей душе, мы ста­но­вимся не в силах реально изме­нить свою жизнь. Мы не меня­емся, а скорее при­спо­саб­ли­ва­емся, – а таким обра­зом нам нико­гда не осво­бо­диться от поро­ков, нико­гда не сде­латься теми обнов­лен­ными людьми, кото­рыми нас хочет видеть Бог.

…Мы хотим думать, что… мы спо­собны спра­виться с любыми обсто­я­тель­ствами, что наше опу­сто­шен­ное сердце уже запол­нено, а борьба с грехом при­но­сит только победы. Но для сохра­не­ния в себе такого счаст­ли­вого убеж­де­ния мы вынуж­дены отго­ра­жи­ваться от людей, кото­рые повер­гают нас в смя­те­ние, пока­зы­вая, что в нас нет еще любви к ближ­нему. Мы вынуж­дены заглу­шать в себе свой внут­рен­ний голос, вопи­ю­щий, что в нас гораздо больше пло­хого, чем мы в состо­я­нии сами испра­вить. Подоб­ное отри­ца­ние ста­но­вится обра­зом жизни многих людей… Лег­кость, с кото­рой они могут заблуж­даться в отно­ше­нии своей духов­ной зре­ло­сти, порой даже пугает… Люди, к сожа­ле­нию, порой слиш­ком уве­рены в своей непо­гре­ши­мо­сти.

Наш Гос­подь осо­бенно жестко кри­ти­ко­вал тех, кто воз­во­дил отри­ца­ние реаль­но­сти в жиз­нен­ный прин­цип. Фари­сеи наи­бо­лее отли­ча­лись спо­соб­но­стью созда­вать себе образ поря­доч­ных людей. Им уда­ва­лось сохра­нять его за счет того, что они пони­мали под грехом лишь опре­де­лен­ные види­мые поступки. Им оста­ва­лось только тща­тельно сле­дить за тем, чтобы их жизнь точно соот­вет­ство­вала неким нормам… Их пове­де­ние было без­упреч­ным. Само­дис­ци­плина фари­сеев вызы­вала вос­хи­ще­ние, они отлично пони­мали, чего от них ожи­дают, и ста­ра­лись соот­вет­ство­вать этим ожи­да­ниям… Эти люди были вполне довольны жизнью…

Объ­ек­тив­ный анализ соб­ствен­ной души, осо­бенно тех ее сторон, кото­рые по вполне понят­ным при­чи­нам мы ста­ра­емся не заме­чать, – заня­тие не из при­ят­ных и даже болез­нен­ное; для неко­то­рых оно рав­но­сильно смерти. Но изме­не­ние, о кото­ром гово­рил Хри­стос, под­ра­зу­ме­вает чест­ный взгляд на то, на что мы пред­по­чи­таем закры­вать глаза. Реаль­ная пере­мена тре­бует взгляда внутрь себя, в глу­бины души…

Я должен пре­ду­пре­дить воз­мож­ные воз­ра­же­ния, под­черк­нув, что этот смер­тель­ный удар нано­сится не чело­ве­че­ской при­роде как тако­вой, а ее испор­чен­но­сти. Но поскольку люд­ские души насквозь изъ­едены само­до­воль­ством, то уни­что­же­ние гор­дыни вос­при­ни­ма­ется нами как смерть нашего «я». Однако чем сокру­ши­тель­ней удар по нашим попыт­кам сохра­нить жизнь, избе­жав стра­да­ний, тем более живыми мы ста­но­вимся…

Хри­сти­ане начи­нают пони­мать, что их пред­став­ле­ние об уча­стии в цер­ков­ных меро­при­я­тиях и о том, как изу­чать Слово Божие, их реше­ние всегда посту­пать честно и спра­вед­ливо, пола­га­ясь на Божьи силы и обе­то­ва­ния, почему-то не затра­ги­вают самую суть про­блем, тер­за­ю­щих их сердце…

Воз­можно ли изме­нить саму суть чело­ве­че­ской лич­но­сти? Насколько ради­кально должна быть эта пере­мена? Можно ли изба­виться от внут­рен­них поро­ков, кото­рых мы ста­ра­емся не заме­чать? Какими людьми мы станем, пре­об­ра­зив­шись?

ГЛАВА ПЯТАЯ. РЕКИ ВОДЫ ЖИВОЙ? ТОГДА ЗАЧЕМ СТОЛЬКО БОЛИ?

…По всей Аме­рике про­по­вед­ники соби­рают огром­ные залы и создают весьма мно­го­чис­лен­ные общины на одном лишь обе­ща­нии мгно­вен­ного и без­об­лач­ного сча­стья. В наши совре­мен­ные пред­став­ле­ния о хри­сти­ан­ской радо­сти непре­менно входят нетер­пе­ли­вое ожи­да­ние каж­дого нового дня, без­мя­теж­ная, согре­тая ста­рость, а в довер­ше­ние всего – вечное бла­жен­ство на небе­сах.

Биб­лей­ские авторы видели мир в ином свете. Чело­веку необ­хо­дима вера потому, что жизнь порой ста­но­вится запу­тан­ной и тяже­лой. Надежда на лучший день – это все, за что мы можем уце­питься в труд­ный момент, в час жиз­нен­ных испы­та­ний. А любовь – это един­ствен­ное, что дает нам воз­мож­ность совер­шить свой жиз­нен­ный путь, уго­то­ван­ный для нас Гос­по­дом, и ощу­тить радость обще­ния с Богом и людьми…

Боль­шин­ство из нас, даже люди вроде меня, кото­рые вполне бла­го­по­лучны и в жизни своей испы­ты­вают не мало закон­ных удо­воль­ствий, кото­рые искренне наме­рены сле­до­вать за Хри­стом, имеют в душе мно­же­ство без­от­вет­ных вопро­сов, насто­я­щих и весьма ощу­ти­мых про­блем и разо­ча­ро­ва­ний и ужас­ную ноющую пустоту, кото­рую не заглу­шить даже лучшей не свете друж­бой. Как нам быть? Закрыть глаза на то, что про­ис­хо­дит в нас внутри и сосре­до­то­читься на дости­же­нии бла­жен­ства и душев­ного ком­форта, сми­ренно испол­няя свое хри­сти­ан­ское слу­же­ние? Боюсь, что боль­шин­ство людей, у кого в жизни доста­точно удо­воль­ствий, чтобы избе­гать необ­хо­ди­мо­сти думать обо всех этих печаль­ных вопро­сах и копаться в своих рас­тре­во­жен­ных чув­ствах, именно так и посту­пают…

Такое отно­ше­ние пре­вра­щает цер­ковь в свое­об­раз­ный элит­ный клуб, пред­ла­га­ю­щий свои при­ви­ле­гии только тем, кто обла­дает доста­точ­ным везе­нием и при­лич­ными мане­рами, чтобы стать его членом107. Мы сидим вос­кре­се­нье за вос­кре­се­ньем, насла­жда­ясь обще­нием с людьми, кото­рые чув­ствуют себя удобно и уве­ренно, в то время как сокру­шен­ные серд­цем и бедные гла­зеют на нас через окно – кто с него­до­ва­нием, кто с зави­стью и отча­я­нием…

ГЛАВА СЕДЬ­МАЯ. МЫ ИЩЕМ НЕ ТАМ, ГДЕ СЛЕ­ДУЕТ.

Чтобы лучше понять учение нашего Гос­пода, потре­бу­ется более ясное пред­став­ле­ние о грехе, а точнее, о гре­хов­но­сти, осквер­ня­ю­щей наше сердце. Для удоб­ства обсуж­де­ния рас­смот­рим про­блему греха в двух направ­ле­ниях: грех как некие види­мые нару­ше­ния ясно уста­нов­лен­ных биб­лей­ских норм и – как скры­тое попра­ние данной нам Богом запо­веди любить. Когда чело­век слабо пони­мает, что такое неяв­ные пре­гре­ше­ния его сердца, он все свои духов­ные силы направ­ляет на дос­ко­наль­ное опре­де­ле­ние биб­лей­ских кри­те­риев и на уси­лен­ную работу по их соблю­де­нию. Резуль­та­том подоб­ных дей­ствий чаще всего явля­ется фари­сей­ская пра­вед­ность или, наобо­рот, чув­ство соб­ствен­ной вины и глу­бо­кое разо­ча­ро­ва­ние…

Разные церкви ставят особое уда­ре­ние на разных видах зла, но боль­шин­ство хри­сти­ан­ских общин имеют некий – писа­ный или непи­са­ный – кодекс пове­де­ния, по кото­рому оце­ни­ва­ется духов­ность каж­дого чело­века. Боль­шую часть своего вре­мени прак­ти­че­ски все жаж­ду­щие духов­ного воз­рас­та­ния еван­гель­ские хри­сти­ане (за редким исклю­че­нием) тратят на иско­ре­не­ние в себе грехов пер­вого типа, то есть борются с внеш­ними нару­ше­ни­ями всеми при­знан­ных норм. В резуль­тате мы имеем сла­бо­силь­ную цер­ковь, в кото­рой важ­ней­шим чело­ве­че­ским про­бле­мам не уде­ля­ется ника­кого вни­ма­ния, а жизнь людей оста­ется преж­ней.

Однако подоб­ная направ­лен­ность по самой сути своей неверна. Я ни в коем случае не оспа­ри­ваю необ­хо­ди­мо­сти при­зы­вать людей оста­вить явно гре­хов­ные заня­тия и раз­ви­вать в себе хоро­шие при­вычки… Но чрез­мер­ная забота о чисто внеш­нем соблю­де­нии неких норм и поня­тий о добре и зле может легко при­ве­сти к губи­тель­ному пре­не­бре­же­нию скры­тыми, неяв­ными гре­хами…

Наш Гос­подь сурово осудил фари­сеев за их при­леж­ную выплату деся­тины не потому, что педан­тич­ность – это нечто дурное… про­блема заклю­ча­лась не в их деся­тине, а в их неспо­соб­но­сти рас­по­знать грехи против любви к ближ­нему.

ГЛАВА ВОСЬ­МАЯ. ПРО­БЛЕМА ТРЕ­БО­ВА­ТЕЛЬ­НО­СТИ.

Дела с нашим серд­цем обстоят гораздо хуже, чем многие подо­зре­вают. Загля­нув туда, мы столк­немся не просто с непри­ят­ными вос­по­ми­на­ни­ями или раз­би­тыми чув­ствами. Если мы будем до конца честны сами с собой, то рано или поздно нашему взгляду пред­ста­нет нечто отвра­ти­тель­ное и мерз­кое – нечто, что я хочу обо­зна­чить как тре­бо­ва­тель­ность.

Мы тре­бо­ва­тель­ные люди…

Мы тре­буем, чтобы супруги отве­чали нашим потреб­но­стям; мы тре­буем, чтобы дети являли собой плод нашего бла­го­че­сти­вого вос­пи­та­ния; мы тре­буем, чтобы цер­ковь была чутка к нашим забо­там и вся­че­ски помо­гала бы нам избав­ляться от них; мы тре­буем, чтобы никто не при­чи­нял нам таких стра­да­ний, какие нам дове­лось уже одна­жды пере­жить; мы тре­буем, чтобы нам, нако­нец, стали доступны те удо­воль­ствия, на кото­рые мы вполне имеем право, но кото­рые мы так долго гнали от себя.

…В нашу жаж­ду­щую душу прочно въелась отвра­ти­тель­ная зараза тре­бо­ва­тель­ного духа… В зави­си­мо­сти от усло­вий зараза может рас­про­стра­ниться по всему орга­низму и начать раз­ру­шать духов­ную жизнь чело­века или может ослаб­нуть до легкой формы горячки, обост­ря­ю­щейся лишь время от вре­мени.

…Нет ничего пло­хого в уве­рен­но­сти, что Гос­подь обя­за­тельно испол­нит жела­ние пре­дан­ного сердца. Такая уве­рен­ность имеет под собой биб­лей­ские осно­ва­ния. А пре­дан­ность Богу под­ра­зу­ме­вает полное дове­рие – мы должны пору­чить себя Его забо­там; это дове­рие, кото­рое не соче­та­ется с тре­бо­ва­тель­ным духом.

ГЛАВА ДЕВЯ­ТАЯ. ЛОЖНЫЕ ПУТИ

…У боль­шин­ства из нас тре­бо­ва­тель­ность при­сут­ствует в скры­том, неяв­ном виде, и, как мне кажется, многие готовы при­знать ее суще­ство­ва­ние, когда она ста­но­вится более-менее оче­вид­ной. Однако подоб­ное при­зна­ние тре­бует от чело­века немало муже­ства, оно дается нелегко даже весьма зрелым людям. Диа­гноз «грех» непри­я­тен, и мы склонны всеми силами про­ти­виться ему, пред­по­чи­тая думать, что мы прошли боль­ший путь по дороге выздо­ров­ле­ния…

Псал­мо­пе­вец просил Бога: «Испы­тай меня… и узнай сердце мое… И зри, не на опас­ном ли я пути…» (Пс. 138:23–24).

Думаю, я слышал немало про­по­ве­дей о пол­ноте Духа, о Его соше­ствии на веру­ю­щего, о печати Духа, о кре­ще­нии Им, но мне не часто при­хо­ди­лось слы­шать об испы­та­нии Духом. Всякая другая тема дает чело­веку успо­ко­е­ние и уте­ше­ние. Испы­ту­ю­щее дей­ствие Духа Свя­того спо­собно при­чи­нить на бес­по­кой­ство.

Но воз­рас­та­ние в вере всегда сопря­жено с неко­то­рыми неудоб­ствами. Дух давался чело­веку не только для уте­ше­ния, но и для обли­че­ния (Ин. 16:8). Если все дело заклю­ча­ется в нашем сердце и если ему столь искусно уда­ется скры­вать свое урод­ли­вое содер­жи­мое под покро­вом само­обо­льще­ния, тогда мы должны взять на воору­же­ние ту про­стую истину, что только Гос­поду Богу дано про­ни­кать в сердца людей (Иерем. 17:9–10). Мы должны найти способ поз­во­лить Духу Божьему явить нам то, что Он там видит.

…Боюсь, что наших ста­ра­ний нахо­дить время слу­шать Бога недо­ста­точно. Есть более серьез­ные про­блемы, кото­рые пре­пят­ствуют Духу про­ник­нуть в нашу душу.

…Мы обла­даем уди­ви­тель­ной спо­соб­но­стью само­обо­льще­ния. Мы можем заста­вить себя пове­рить, что наше пре­гре­ше­ние ничтожно по срав­не­нию с гре­хами нашего зна­ко­мого, тогда как в дей­стви­тельно оно может быть не менее серьез­ным.

…Похоже, нам пора набраться муже­ства и заявить об этом прямо: мы должны при­знать, что просто знать содер­жа­ние Библии мало – это еще не есть верный путь к духов­ному росту. Во многих еван­гель­ских церк­вах бытует опас­ное пред­став­ле­ние, что если нам только удастся поме­стить Слово Божье в люд­ские умы, то Дух Святой уж поза­бо­тится, как вло­жить его в люд­ские сердца. Это пред­став­ле­ние ужасно не потому, что Святой Дух этого не сде­лает, но потому, что оно дает пас­то­рам и руко­во­ди­те­лям церкви пред­лог отка­заться от ответ­ствен­но­сти за жизни людей. Многие про­дол­жают пря­таться за спа­си­тель­ными кафед­рами, не зная, да и не желая знать ничего о про­бле­мах их общин, про­воз­гла­шая истины Писа­ния с напы­щен­ной, никого не тро­га­ю­щей уче­но­стью…

Павел точно под­ме­тил, когда сказал: «Знание над­ме­вает, а любовь нази­дает» (1Кор. 8:1).

…Но, опять же, здесь не сле­дует пере­ги­бать палку. Библию, без сомне­ния, необ­хо­димо изу­чать… Но изу­че­ние текста – не само­цель… Изу­че­ние Библии должно рас­се­кать нашу защит­ную броню, обна­жая над­мен­ный страх… Оно [Писа­ние] должно про­ни­кать в пота­ен­ные глу­бины нашего сердца, где кро­ется корень всех наших про­блем.

Что же нужно сде­лать, чтобы это слу­ча­лось как можно чаще и в более полном объеме? Ответ отча­сти прост: мы должны обра­щаться к Библии с четко постав­лен­ной целью само­раз­об­ла­че­ния. Я подо­зре­ваю, что очень немно­гие делают доста­точно кон­крет­ные шаги в этом направ­ле­нии. Это чрез­вы­чайно тяжело…

Мы так и не при­няли все­рьез ту про­стую истину, что сердце чело­века обман­чиво и лживо. Мы можем с непод­дель­ной искрен­но­стью верить, что наше духов­ное состо­я­ние вполне удо­вле­тво­ри­тельно, но в нашей манере обще­ния с доро­гими нам людьми про­яв­ля­ется скоре жела­ние защи­тить себя, чем любовь…

Нас пре­ду­пре­ждают: «Смот­рите… чтобы не было в ком из вас сердца лука­вого и невер­ного, дабы вам не отсту­пить от Бога живого» (Евр. 3:12). Но наше сердце склонно к лукав­ству и неве­рию, и хуже того, оно очень хитро обма­ны­вает нас, застав­ляя думать, что на самом деле оно совер­шенно здо­рово. Поэтому автор Посла­ния к евреям тотчас сопро­вож­дает свое пре­ду­пре­жде­ние против лука­вого сердца уве­ще­ва­нием: «Настав­ляйте друг друга каждый день, доколе можно гово­рить «ныне», чтобы кто из вас не оже­сто­чился, обо­льстив­шись грехом» (Евр. 3:13).

ГЛАВА ДЕСЯ­ТАЯ. В ЧЕМ ПРО­БЛЕМА?

При раз­мыш­ле­нии о том, каким обра­зом можно добиться глу­бо­кой пере­мены в душе, мы должны осо­знать еще одну важную мысль: дело в том, что про­цесс изме­не­ния всегда будет оста­ваться для нас загад­кой…

Наста­и­вать на том, чтобы все наши теории мы оце­ни­вали по тому, насколько они соот­вет­ствуют основ­ным идеям Библии, весьма пра­вильно, однако даже здесь могут воз­ник­нуть неко­то­рые затруд­не­ния. Дело в том, что боль­шин­ство кон­сер­ва­тив­ных спе­ци­а­ли­стов и иссле­до­ва­те­лей Свя­щен­ного Писа­ния никак не могут прийти к еди­ному мнению ни по одному бого­слов­скому вопросу, за исклю­че­нием, пожа­луй, несколь­ких клю­че­вых док­трин, и это обсто­я­тель­ство не поз­во­ляет мне без­апел­ля­ци­онно утвер­ждать, какая именно точка зрения на духов­ную пере­мену явля­ется биб­лей­ской, а какая – нет.

…При изу­че­нии раз­лич­ных моде­лей и теорий для меня глав­ным явля­ется вопрос: про­из­во­дят ли они в чело­веке хри­сто­по­доб­ный харак­тер или хри­сто­по­доб­ное пове­де­ние? Под­дер­жи­вают ли они необ­хо­ди­мость послу­ша­ния и дове­рия, чтобы мы могли полу­чить ощу­ще­ние реаль­но­сти, сми­ре­ния и более глу­боко чув­ства жизни? Или, быть может, они лишь при­дают чело­веку облик хри­сти­а­нина, кото­рый соот­вет­ствует чьим-то чело­ве­че­ским пред­став­ле­ниям о том, каким должен быть истин­ный веру­ю­щий, не при­да­вая ему той могу­чей и осво­бож­да­ю­щей жиз­нен­ной силы, кото­рая и пугает, и при­вле­кает людей со сто­роны?

Я встре­чал мно­же­ство людей, с жаром заяв­ля­ю­щих, что их жизнь пере­вер­нул какой-то семи­нар, или опре­де­лен­ная цер­ковь, или их душе­по­пе­чи­тель, но зача­стую они напо­ми­нали мне кукол из музея вос­ко­вых фигур. Они выгля­дят как живые, но не дышат… Это не те люди, кото­рых вы хотели бы видеть рядом, когда вы в беде или стра­да­ете от жесто­кой боли. Их слова под­держки всегда к месту и про­из­но­сятся из добрых побуж­де­ний, но они не дости­гают цели. Вы нико­гда не чув­ству­ете облег­че­ния после раз­го­вора с нами – воз­можно, им уда­лось немного раз­ве­се­лить или наста­вить вас, но у них не полу­ча­ется вдох­нуть в вас новые жиз­нен­ные силы…

ГЛАВА ДВЕ­НА­ДЦА­ТАЯ. ГЛУ­БИН­НАЯ ПЕРЕ­МЕНА

Пре­красно, когда мы каемся в наших улов­ках, на кото­рые идем при обще­нии с людьми, рас­счи­ты­вая огра­дить себя от душев­ных пере­жи­ва­ний, однако в нас зало­жены еще боль­шие воз­мож­но­сти для внут­рен­ней пере­мены. Мы не только можем изме­нить когда-то выбран­ный нами путь, оста­вить свои попытки защи­тить себя и обра­титься к любви, мы также можем изме­нить наклон­но­сти самого нашего есте­ства и перейти от идо­ло­по­клон­ства (курсив мой – прим. авт.) к покло­не­нию108.

ЭПИЛОГ. ДОРО­ГАЯ ЦЕНА ПЕРЕ­МЕН

Для любого хри­сти­а­нина самое важное в жизни – сле­до­вать по пути, веду­щему к позна­нию Бога. Именно это обо­га­щает нас, пре­вра­щая в более креп­ких веру­ю­щих, спо­соб­ных по-насто­я­щему любить…

Однако годы, про­жи­тые в хри­сти­ан­ском окру­же­нии, заста­вили меня усо­мниться в суще­ство­ва­нии такого пути. Есть дороги, веду­щие к усво­е­нию цер­ков­ных док­трин, к чистому житию, к рев­ност­ному бла­го­вест­во­ва­нию, к при­леж­но­сти и дис­ци­пли­ни­ро­ван­но­сти, к умению непри­нуж­денно общаться с людьми, – но есть ли на свете тро­пинка, кото­рая могла бы при­ве­сти нас к глу­бо­кому пости­же­нию Бога, спо­соб­ному изме­нить наш внут­рен­ний мир?

…Дух Святой явил мне Свою спо­соб­ность про­ни­кать к нам в душу, без­жа­лостно обна­жая наше истин­ное лицо. Но Он же затем и уте­шает, и под­дер­жи­вает, и, если надо, обли­чает, и настав­ляет на путь истин­ный. Я знаю, что значит при­кос­нуться к дивной реаль­но­сти бытия Божия, познав всю силу Его вели­чия, свя­то­сти и любви. Среди бед и несча­стий вкусил я бла­го­сти Божьей.

…Поз­вольте мне напом­нить вам неко­то­рые из мыслей, выска­зан­ных мной в этой книге. Чест­ный взгляд на жизнь и на то, что мы обна­ру­жи­ваем в своем внут­рен­нем мире и в своей душе, про­из­во­дит в нас смя­те­ние. Он порож­дает в нас чув­ство разо­ча­ро­ва­ния в людях и не поз­во­ляет нам в самые ответ­ствен­ные и труд­ные моменты отно­ситься к ним с теп­ло­той и уча­стием. А также он дает нам осо­зна­ние соб­ствен­ной гре­хов­но­сти, откры­вая глаза на те под­спуд­ные уловки, кото­рыми мы раз­ру­шаем любовь.

…Осо­зна­ние своей гре­хов­но­сти и недо­статка в нас любви может тро­нуть нас до глу­бины души. Но если мы видим грех только в наи­бо­лее оче­вид­ных его про­яв­ле­ниях, таких, как нрав­ствен­ное пре­ступ­ле­ние или бес­ша­баш­ное пове­де­ние, мы можем пре­вра­титься в непло­хих, но сухо­ва­тых людей, чьи отно­ше­ния с окру­жа­ю­щими будут неесте­ствен­ными и чопор­ными. Мы так и не научимся любить. Мы сумеем разо­браться в соб­ствен­ном грехе, только став более чут­кими к тому, как мы нару­шаем запо­ведь любви, и к своей защит­ной манере обще­ния.

…Смя­те­ние вскарм­ли­вает веру, разо­ча­ро­ва­ние дает надежду, созна­ние своей гре­хов­но­сти ведет нас к любви. Путь к духов­ной зре­ло­сти тре­бует от чело­века реши­мо­сти заме­нить свою ложную уве­рен­ность, напуск­ную удо­вле­тво­рен­ность и огра­ни­чен­ную духов­ность на смя­те­ние, отча­я­ние и само­об­ли­че­ние во грехе, кото­рые, в свою оче­редь, обра­зуют почву для раз­ви­тия веры, надежды и любви». Конец цитаты.

***

На мой взгляд, дух книги Ларри Крабба по сути – пра­во­слав­ный. Он про­зрел то, что было открыто пра­во­слав­ным подвиж­ни­кам, и древним, и нашим совре­мен­ни­кам109. Он верно угадал путь к пре­об­ра­же­нию, кото­рый начи­на­ется, прежде всего, с при­зна­ния глу­бо­кой испор­чен­но­сти чело­ве­че­ской при­роды, с выяв­ле­ния гре­хов­но­сти, как «заразы», кото­рая пора­жает наше сердце там, где, каза­лось бы, ничего уже нет, кроме искрен­него стрем­ле­ния к Богу.

Пре­об­ра­же­ние в Свя­щен­ном Пре­да­нии иначе назы­ва­ется обо­же­нием. По Библии, чело­век, взирая на Христа, пре­об­ра­жа­ется в тот же образ (см. 2Кор. 3:18). Но про­ис­хо­дит это силой Свя­того Духа. Цель жизни хри­сти­а­нина – стя­жа­ние Свя­того Духа (то есть испол­не­ние Им). «Испол­няй­тесь Духом…» (см. Еф. 5:18). Это и есть обо­же­ние, вос­со­зда­ние в себе образа Божьего. «По словам ап. Павла, чело­век может испол­ниться Свя­того Духа в такой сте­пени, что не только душа его, но даже и тело может сде­латься храмом Духа Свя­того (1Кор. 6:19). На пути к этому неми­ну­ема борьба со своей плотью, кото­рая «желает про­тив­ного духу» (см. Гал. 5:17). Пра­во­слав­ное подвиж­ни­че­ство – это непре­стан­ное рас­пи­на­ние своей плоти со стра­стями и похо­тями (см. Гал. 5:24). Не пить, не курить, не мате­риться – это только первые дет­ские шаги. Многие наши стра­сти и похоти обна­ру­жи­вают себя лишь через годы хри­сти­ан­ской жизни – при усло­вии навыка к само­по­зна­нию.

Путь к истин­ному само­по­зна­нию и обо­же­нию откры­ва­ется в Свя­щен­ном Пре­да­нии Пра­во­слав­ной Церкви. Поясню, что под Свя­щен­ным Пре­да­нием «разу­ме­ется то, когда истинно веру­ю­щие и чтущие Бога словом и при­ме­ром пере­дают один дру­гому, и предки потом­кам, учение веры, закон Божий и свя­щен­ные обряды».

Апо­стол Павел писал: «…Я от Самого Гос­пода принял то, что и вам пере­дал» (1Кор. 11:23)110. Первой и цен­траль­ной исти­ной Пре­да­ния явля­ется тайна Откро­ве­ния Бога в Иисусе Христе и спа­се­ния через Него чело­ве­че­ского рода».

Еще раз кратко про­ци­ти­рую «Внут­рен­ний мир».

«…Нам всем тре­бу­ется помощь, чтобы ясно уви­деть самих себя. Когда мы при­ни­маем твер­дое реше­ние загля­нуть в свое сердце Бог предо­став­ляет нам три источ­ника света; это:

  1. Дух Божий.
  2. Слово Божье.
  3. Люди Божьи.

Каждый из этих источ­ни­ков можно исполь­зо­вать для того, чтобы заме­нить сле­поту само­обо­льще­ния ясным и чест­ным виде­нием.

…Три момента удер­жи­вают меня от того, чтобы цинично отбро­сить всякую надежду обре­сти во Христе истину, кото­рая может менять чело­ве­че­ские жизни. Это Свя­щен­ное Писа­ние, Святой Дух и заме­ча­тель­ные люди».

Один из лучших про­фес­си­о­наль­ных душе­по­пе­чи­те­лей Ларри Крабб при­знаёт, что не «только Писа­ние» необ­хо­димо чело­веку для духов­ного про­зре­ния, обре­те­ния истины и глу­бо­кого внут­рен­него изме­не­ния жизни. Нужны еще два источ­ника света – Дух Божий и люди Божьи.

Именно в Свя­щен­ном Пре­да­нии Пра­во­слав­ной Церкви откры­ва­ются чело­веку эти «три источ­ника света» – в пол­ноте и гар­мо­нии. По «Кати­хи­зису», в Св. Пре­да­нии «можно раз­ли­чать три уровня пере­да­ва­е­мого:

а) пере­дача бого­от­кро­вен­ного учения и тех исто­ри­че­ских памят­ни­ков, в кото­рых это учение заклю­чено (прежде всего, это Свя­щен­ное Писа­ние, «Слово Божье» – прим. авт.);
б) пере­дача опыта духов­ной жизни, кото­рый сооб­ща­ется личным при­ме­ром, в соот­вет­ствии с бого­от­кро­вен­ным уче­нием («люди Божьи» – прим. авт.);
в) пере­дача бла­го­дат­ного освя­ще­ния, осу­ществ­ля­е­мая, прежде всего, посред­ством цер­ков­ных таинств («Дух Божий» – прим. авт.)».

Зна­ме­на­тель­ный итог книги «Внут­рен­ний мир»: позна­ние своей души, при «глу­бо­кой согла­со­ван­но­сти с Биб­лией», при­вело автора к пра­во­слав­ному, по сути, образу мыслей.

^ При­ло­же­ние №4

При­ча­стие, в кото­рое трудно пове­рить

…Стою на Литур­гии. Свя­щен­ник выхо­дит из алтаря с Чашей При­ча­стия, и вся Цер­ковь молится: «…Да не в суд или во осуж­де­ние будет мне при­ча­ще­ние Святых Твоих Таин, Гос­поди, но во исце­ле­ние души и тела. Аминь».

В моем сердце – осо­бен­ный трепет. Там, в Чаше, – не хлеб и вино. Там – Боже­ствен­ная тайна – Сам Гос­подь своей Плотью и Кровью, Бог живой. Там – исце­ле­ние чело­века, зара­жен­ного грехом и смер­тью. Лекар­ство, при­ни­ма­е­мое «со стра­хом и тре­пе­том». Огонь для вся­кого лукав­ства111.

Это не пой­мешь со сто­роны. Пока не вку­сишь, в это не пове­ришь, как не пове­рили Христу многие из Его уче­ни­ков.

Именно о таком При­ча­стии, в кото­рое трудно пове­рить, Хри­стос гово­рил народу (см. Ин. 6:27, 31–35, 48–67).

Навер­ное, не слу­чайно Гос­подь перед этой бесе­дой совер­шил чудо умно­же­ния хлебов. Пока­зав, что Он дает пищу тлен­ную, Гос­подь ведет чело­века дальше. Он откры­вает, что чело­век должен забо­титься не о пище тлен­ной, а о пище нетлен­ной, кото­рая и чело­века делает нетлен­ным, сооб­щает ему вечную жизнь. Эту пищу дает Хри­стос. Все ближе Он под­во­дит народ к мысли о том, что эта нетлен­ная пища – Он Сам. Он гово­рит, что истин­ный хлеб – это тот, кото­рый дает Отец с неба. Истин­ный хлеб Божий, во-первых, пода­ется с неба, во-вторых, дает жизнь.

Иудеи сна­чала не поняли Христа. Они поду­мали, видимо, что Хри­стос имеет некий чудес­ный хлеб (при­мерно такой же, как манна в пустыне), и сможет теперь снаб­жать их чудо­дей­ствен­ной пищей. Но Хри­стос Самого Себя объ­яв­ляет истин­ным хлебом, дающим жизнь. После этого Он сна­чала гово­рит о том, что при­хо­дя­щий к Нему всегда будет сытым. Далее Он опять назы­вает Себя хлебом жизни, и делает раз­ли­чие между истин­ным хлебом, хлебом жизни, и манной в пустыне. Эта манна хоть и была подана чудес­ным обра­зом от Бога, но не спа­сала чело­века от власти смерти, она не была хлебом жизни. Истин­ный хлеб жизни, схо­дя­щий с небес, таков, что спа­сает чело­века от власти смерти.

Далее Хри­стос назы­вает Себя живым хлебом. По Его словам, тот, кто ест живой хлеб, не умрет. Нако­нец, Иисус пол­но­стью откры­вает слу­ша­те­лям, что этот хлеб – не отвле­чен­ное поня­тие, не символ, а Его Плоть, ося­за­е­мая и живая. Иисус гово­рит, что эту Плоть Он отдаст за жизнь мира. Полу­ча­ется, отдаст не только на биче­ва­ние и рас­пя­тие, но и на съе­де­ние. Это откро­ве­ние шоки­ро­вало иудеев. Но они стали спо­рить не с Иису­сом, а между собой. Христа кто-то понял бук­вально, а кто-то, воз­можно, нашел в Его словах сим­во­ли­че­ский смысл. Но Хри­стос далее под­чер­ки­вает бук­валь­ность Своего утвер­жде­ния. Вку­шать Плоть Христа и пить Его Кровь – жиз­ненно необ­хо­димо!

После этой беседы многие из уче­ни­ков Христа, недо­воль­ные Его «стран­ными сло­вами» (в Сла­вян­ском пере­воде Библии уче­ники гово­рят: «жестоко есть слово сие»), «отошли от Него и уже не ходили с Ним». Но Иисус не пыта­ется их оста­но­вить, не кричит им вслед, что они непра­вильно Его поняли, и что Он гово­рит лишь о сим­воле. Наобо­рот, Иисус обра­тился к две­на­дцати апо­сто­лам и спро­сил: «Не хотите ли и вы отойти?».

Нам оста­ется только сми­риться перед непо­сти­жи­мо­стью Боже­ствен­ной истины: тот, кто пита­ется в бук­валь­ном смысле Иису­сом Хри­стом, тот имеет вечную жизнь. Хри­стос еще и еще раз под­чер­ки­вает, что истин­ная пища – Его Плоть, а истин­ное питие – Его Кровь, потому что только они при­об­щают чело­века веч­но­сти. Пита­ю­щийся Иису­сом Хри­стом ста­но­вится с Ним одно целое. Бог и чело­век вза­и­мо­про­ни­ка­ются друг другом. Хри­стос ставит в пример Свои отно­ше­ния с Богом Отцом. Отец сооб­щил Христу жизнь, потому что Отец – Живой. Хри­стос живет только Отцом, потому что больше ни в ком и ни в чем нет истин­ной Жизни. Так и при­ни­ма­ю­щие Плоть и Кровь Христа будут жить Хри­стом. Веру­ю­щие во Христа живут не Его идеями, а Самим Хри­стом, потому что Сам Хри­стос «есмь жизнь». Вот какой Хлеб сошел с небес.

Такой Хлеб не пода­ется в общине ЕХБ. Там пре­сви­теры раз­дают при­хо­жа­нам про­стой хлеб и про­стое вино. Поэтому бап­ти­сты счи­тают (и совер­шенно спра­вед­ливо), что в их При­ча­стии нет ника­кой бла­го­дат­ной силы. Плоть и Кровь Христа они не при­ни­мают.

Не все про­те­станты отно­сятся к Евха­ри­стии как к сим­волу. Разные про­те­стант­ские кон­фес­сии в этом отно­ше­нии в корне рас­хо­дятся. Даже в одной среде – рус­ских бап­ти­стов – мнения раз­де­ли­лись. Одни гово­рят, что Вечеря Гос­подня «сим­во­ли­зи­рует Боже­ствен­ное Спа­се­ние». Или: “Водное кре­ще­ние и вечеря Гос­подня… не явля­ются таин­ствами… Они суть внеш­ние сим­волы”. Другие пишут, напри­мер, в инфор­ма­ци­он­ном бук­лете Мос­ков­ского объ­еди­не­ния церк­вей ЕХБ, что «Евха­ри­стия – это не только сим­во­ли­че­ское вос­по­ми­на­ние, но и духов­ное при­сут­ствие Христа в среде Церкви… Цель Евха­ри­стии состоит в «воцер­ко­в­ле­нии»… Евха­ри­стия – это таин­ство, рас­кры­ва­ю­щее при­роду Церкви. Она есть испол­не­ние Церкви во всей ее силе, свя­то­сти и пол­ноте. Слово «таин­ство» в данном случае должно рас­смат­ри­ваться как то, что нахо­дится в самой сущ­но­сти Церкви, без чего Цер­ковь не будет Цер­ко­вью, это ее есте­ство и при­рода, неот­де­ли­мая часть ее жизни… Когда мы совер­шаем тра­пезу Гос­подню… Дух Святой напол­няет нас». Вполне воз­можно, что выве­ре­ние «своей жизни, тра­ди­ций и док­трин по Библии» при­вело авто­ров-соста­ви­те­лей цити­ру­е­мого бук­лета к почти пра­во­слав­ному образу мыслей в клю­че­вом вопросе цер­ков­ной жизни.

Для срав­не­ния – цитаты из пра­во­слав­ного бого­сло­вия:

«Евха­ри­стия есть такое таин­ство, в кото­ром хри­сти­а­нин, под видом хлеба и вина, при­ча­ща­ется истин­наго тела и истин­ной крови своего Спа­си­теля (см. 1Кор. 10:16). Это таин­ство пре­вос­хо­дит все другие… Таин­ство евха­ри­стии издревле назы­ва­лось и назы­ва­ется… обще­нием, потому что, при­об­ща­ясь этого таин­ства, все мы дела­емся едино с Гос­по­дом Иису­сом и между собой…».

«…Тот, кто при­ча­ща­ется Тела и Крови Хри­сто­вых, тес­ней­шим обра­зом соеди­ня­ется с Самим Иису­сом Хри­стом и в Нем ста­но­вится при­част­ным Вечной Жизни. Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, во Мне пре­бы­вает, и Аз в нем (Ин. 6,56). Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь имать живот (жизнь – прим. авт.) вечный (Ин. 6,54)».

«Для укреп­ле­ния и воз­рас­та­ния в бла­го­дат­ной жизни, за кото­рой должен после­до­вать живот вечный, необ­хо­димо хри­сти­а­нину питаться живо­твор­ной пищей в таин­стве Евха­ри­стии…».

^ При­ло­же­ние №5

О святом Сте­фане, про­све­ти­теле и апо­столе земли Перм­ской

«Совре­мен­ник пре­по­доб­ного Сергия Радо­неж­ского (14‑й век) был святой Стефан, бого­муд­рый про­све­ти­тель и апо­стол земли Перм­ской. Огром­ная страна, извест­ная под именем Перми, состо­яла из части Воло­год­ской губер­нии, Вят­ской и соб­ственно Перм­ской. Вся земля эта была засе­лена раз­ными пле­ме­нами, из кото­рых самыми много чис­лен­ными были зыряне – языч­ники. Они кла­ня­лись идолам, сде­лан­ным из дерева или камня…». Стефан в юности много общался с зыря­нами, кото­рые при­ез­жали в его город тор­го­вать. «Стефан мало-помалу сам стал гово­рить на зырян­ском наре­чии». К тому вре­мени он уже был чтецом в церкви. «Сво­бод­ное от заня­тий [в школе] время маль­чик любил посвя­щать чтению Свя­щен­ного Писа­ния… Сильно печа­лился он, что у них (зырян – прим. авт.) нет истин­ного бого­по­зна­ния и пра­виль­ного почи­та­ния и что они поги­бают в своем идо­ло­по­клон­стве. «Кто же выве­дет эту страну из тьмы неве­рия, – думал он не раз, – кто при­ве­дет ее к вере во Христа Спа­си­теля?». И поло­жил ему Бог на душу идти самому в Пермь с про­по­ве­дью о Боге и Христе… Для при­го­тов­ле­ния себя к свя­тому… делу Стефан …постригся в монахи.

С усер­дием углу­бился инок в изу­че­ние Свя­щен­ного Писа­ния…. Стрем­ле­ние про­све­тить светом Хри­сто­вой истины языч­ни­ков-зырян вооду­ше­вило свя­того Сте­фана на особый подвиг. Он создал для зырян пись­мен­ность, кото­рой они не имели. С помо­щью создан­ной азбуки святой Стефан пере­вел на зырян­ский язык бого­слу­жеб­ные книги и частично Свя­щен­ное Писа­ние». Для этого ему при­шлось также осно­ва­тельно изу­чить гре­че­ский язык. Через десять лет, испро­сив бла­го­сло­ве­ние у епи­скопа Коло­мен­ского Гера­сима, святой Стефан отпра­вился в Перм­скую землю.

Пона­чалу мис­си­о­нер­ство свя­того Сте­фана не имело успеха. Непри­вычно и страшно было слы­шать зыря­нам, что их боги — ложные и бес­по­лез­ные исту­каны, создан­ные людьми, и что есть лишь один истин­ный Бог — Хри­стос. Жители селе­ния вся­че­ски ста­ра­лись поме­шать свя­тому Сте­фану, а одна­жды, по нау­ще­нию волх­вов, пред­при­няли даже попытку сжечь его. Но кро­тость, тер­пе­ние и любовь, а также все­це­лая пре­дан­ность воле Божией, тро­нули, нако­нец, их сердца. Поко­рен­ные его лич­но­стью, убе­ди­тель­но­стью и про­сто­той дово­дов в пользу новой веры, почти все жители Пыраса (пер­вого селе­ния на пути мис­си­о­нера – прим. авт.) при­няли Святое Кре­ще­ние.

Святой Стефан выбрал себе из ново­кре­щен­ных зырян несколь­ких спут­ни­ков и отпра­вился с ними далее вверх по тече­нию Выче­гды. За корот­кое время святой Стефан кре­стил жите­лей селе­ний от Пыраса до Усть-Гама и везде ставил кресты и часовни, как самые понят­ные для ново­об­ра­щен­ных сим­волы. Считая, что лучшим дока­за­тель­ством бес­си­лия язы­че­ских богов будет уни­что­же­ние идолов и кумир­ниц, он поджег кумирню, где стояла так назы­ва­е­мая “Золо­тая баба”.

Когда жители Усть-Гама с топо­рами и кольями бро­си­лись на свя­того Сте­фана, он, подняв руки к небу, со сле­зами молился о про­зре­нии заблуд­ших. Никто из зырян не решился напасть на него… Реша­ю­щим момен­том его мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти яви­лось столк­но­ве­ние с Памой, глав­ным зырян­ским жрецом. Пама пред­ло­жил ему пройти сквозь огонь и тем дока­зать на деле суще­ство­ва­ние про­по­ве­ду­е­мого им Бога. Когда же сми­рен­ный инок, помо­лив­шись, решился под­верг­нуть себя жесто­кому испы­та­нию и пред­ло­жил Паме после­до­вать за ним, то Пама про­явил мало­ду­шие и в страхе отсту­пил. После этого нача­лось обра­ще­ние мно­го­чис­лен­ных зырян ко Христу: реки Вымь и Выче­гда еже­дневно ста­но­ви­лись купе­лью для мно­же­ства кре­ща­е­мых.

Неоце­нимы заслуги свя­того Сте­фана в стро­и­тель­стве Божиих храмов на Перм­ской земле. Храмы обык­но­венно стро­и­лись святым Сте­фа­ном на тех местах, где ранее стояли язы­че­ские идолы и кумирни. Святой Стефан укра­шал их ико­нами, часть кото­рых была писана им самим. Во всех постро­ен­ных им храмах бого­слу­же­ние совер­ша­лось на зырян­ском языке. Святой Стефан учил кре­ще­ных создан­ной им гра­моте, с помо­щью кото­рой они читали Еван­ге­лие, Псал­тирь, Часо­слов и другие, пере­ве­ден­ные на зырян­ский язык книги. При храме Бла­го­ве­ще­ния было учре­ждено учи­лище, где зани­ма­лись буду­щие пас­тыри-зыряне…» (См.: Подвиж­ники и стра­дальцы за веру пра­во­слав­ную и землю свя­то­рус­скую от начала хри­сти­ан­ства на Руси до позд­ней­ших времен // Сост. Свящ. Михаил Едлин­ский. М., 2001).

^ При­ло­же­ние № 6

О мона­ше­ском отно­ше­нии к труду

«Как мне спа­стися?», – в молитве вопро­шал Гос­пода Анто­ний 112 при своем вступ­ле­нии в ино­че­скую жизнь. И видит он кого-то, похо­жего на себя, кото­рый сидел и рабо­тал, потом встал из-за работы и молился; после опять сел и вил веревку и опять встал на молитву. «Делай так и спа­сешься», – сказал Анто­нию явив­шийся. Анто­ний делал так и спа­сался. Это запо­ве­до­вал он делать и всем своим уче­ни­кам. Потому пра­вило о заня­тии руко­де­лием вместе с молит­вою легло в осно­ва­ние ино­че­ской жизни в Египте.

Для многих руко­де­лие было необ­хо­димо как сред­ство про­пи­та­ния, дабы не быть никому в тягость; оно вместе с тем достав­ляло сред­ства при­ни­мать стран­ни­ков, помо­гать бедным и заклю­чен­ным в тем­ни­цах. Неза­ви­симо от этого вме­ня­лось в обя­зан­ность как дело, необ­хо­ди­мое для спа­се­ния… Еги­пет­ские отцы гова­ри­вали, что к рабо­та­ю­щему монаху сту­чится один демон, а к празд­ному втор­га­ется бес­чис­лен­ное мно­же­ство их.

Впро­чем, руко­де­лие отцы не счи­тали глав­ным делом, но при­бав­ле­нием к делу – поде­лием, как выра­жа­лись рус­ские старцы. Глав­ным делом была молитва… Потому молит­вою сме­ня­лось руко­де­лие, молитва сопро­вож­дала и самую работу; старец плетет кор­зину, а уста его шепчут: «Поми­луй мя, Боже, по вели­цей Твоей мило­сти».

Из мона­стыр­ского устава св. Васи­лия Вели­кого (4 век):

«Не должно в празд­но­сти есть хлеб тому, кто спо­со­бен рабо­тать, а заняв­шийся испол­не­нием чего-либо в славу Хри­стову должен при­нуж­дать себя к рев­но­сти в деле, по мере сил….

Цель бла­го­че­стия надобно почи­тать не пред­ло­гом к без­дей­ствию и не уда­ле­нием от труда, но побуж­де­нием к подвиж­ни­че­ству, к боль­шим трудам, к тер­пе­нию в скор­бях, чтобы и нам можно было ска­зать: «…в труде и в изну­ре­нии, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте…» (2Кор. 11:27). Такой образ жизни поле­зен нам не одним изну­ре­нием тела, но любо­вью к ближ­нему, чтобы через нас и немощ­ным бра­тьям подал Бог доволь­ство…

И какое зло – празд­ность, нужно ли гово­рить о сем, когда Апо­стол ясно пове­ле­вает неде­ла­ю­щему даже и не есть (2Фес. 3:10)? Поэтому сколько необ­хо­димо каж­дому еже­днев­ное вку­ше­ние пищи, столько же необ­хо­димо и дело по мере сил….

Поскольку же так сие пре­дано нам Гос­по­дом в Еван­ге­лии и чрез Апо­стола; то явно, что хотя совер­шенно запре­ща­ется забо­титься или рабо­тать ради себя (см. Мф. 6:25, 32–33; Еф. 4:28), одна­коже, по запо­веди Гос­под­ней, надобно со рве­нием забо­титься и рабо­тать ради потребы ближ­него…».

Из мона­стыр­ского устава преп. Вене­дикта (6 век):

«Празд­ность – враг души. Потому в извест­ные вре­мена братия должны зани­маться руко­де­лием, в извест­ные же опять часы – боже­ствен­ным чте­нием…

Пусть не скор­бят, если по мест­ным обсто­я­тель­ствам, или по бед­но­сти, нужно бывает уси­лить работу: ибо то и монахи, когда живут тру­дами рук своих, как поста­но­вили отцы наши и Апо­столы. Все одна­кож да будет в меру, по при­чине мало­душ­ных…

В вос­кре­се­нье пусть все зани­ма­ются чте­нием, исклю­чая тех, кото­рые отря­жены на разные послу­ша­ния. Если кто не хочет или не может читать или рас­суж­дать, застав­лять такого рабо­тать, чтобы не был в празд­но­сти»113.

На Руси многие мона­стыри являли пример тру­до­вого подвиж­ни­че­ства. Рус­ские оби­тели издавна слу­жили рас­про­стра­не­нию гра­мот­но­сти и книж­ного дела. При мона­сты­рях откры­ва­лись школы для мирян. В 16‑м веке монахи и дьяки ста­но­ви­лись учи­те­лями – «масте­рами гра­моты» – во многих горо­дах и дерев­нях. Мос­ков­ские оби­тели были цен­трами духов­ного про­све­ще­ния и науч­ных знаний. А первый в Москве вуз – Сла­вяно-греко-латин­ская ака­де­мия – был открыт в конце 17-го века в Заи­ко­но­спас­ском мона­стыре. Ака­де­мия была цен­тром под­го­товки кадров для нужд госу­дар­ства и церкви, пре­по­да­ва­те­лей школ и уни­вер­си­те­тов. В этой ака­де­мии учи­лись поэт Тре­ди­а­ков­ский, первый иссле­до­ва­тель Кам­чатки Кра­ше­нин­ни­ков, вели­кий ученый Ломо­но­сов. В мона­сты­рях тща­тельно велись лето­писи по исто­рии России, в них нередко соби­ра­лись боль­шие биб­лио­теки.

Мона­стыри сла­ви­лись и уров­нем меди­цин­ских знаний. Науч­ные труды по меди­цине посту­пали из-за гра­ницы и пере­во­ди­лись мона­хами на сла­вян­ский язык. Мона­стыри были орга­ни­за­то­рами первых на Руси боль­ниц.

При мона­сты­рях появи­лись первые приюты для бедных, пре­ста­ре­лых и инва­ли­дов, ноч­леж­ные и сирот­ские дома.

В 2003 году я посе­тил пра­во­слав­ный муж­ской Симоно-Кана­нит­ский мона­стырь в Абха­зии. Он был построен в начале 20 века. Как повест­вует турист­ский путе­во­ди­тель, «тогда при мона­стыре рабо­тали мастер­ские: живо­писи, пере­плет­ная, сапож­ная, швей­ная, часо­вая, литей­ная и др. Име­лись две боль­шие пасеки, вино­дельня и несколько заво­дов: по про­из­вод­ству олив­ко­вого масла, кон­ский, свеч­ной, кир­пич­ный. Тру­до­лю­бие иноков пора­жает. Были очи­щены от заро­с­лей и камней на склоне горы огром­ные участки земли. Лимон­ные и ман­да­ри­но­вые сады зани­мали 20 га, на 100 га выса­жено 14000 сажен­цев олив­ко­вых дере­вьев. 40 га зани­мали сливы (на спец. коп­тильне при­го­тав­ли­вался так назы­ва­е­мый фран­цуз­ский чер­но­слив), 14 га зани­мали посадки ореха и 18 га – лав­ро­виш­не­вые дере­вья. Вино­град­ники рас­по­ла­га­лись на 80 га, а 478 га по скло­нам гор воз­де­лы­ва­лись под куку­рузу, кар­то­фель и зла­ко­вые. Гор­до­стью мона­стыря были пре­крас­ные фрук­то­вые сады и бота­ни­че­ский сад с ред­кими экзо­ти­че­скими рас­те­ни­ями. Вдоль дорог выса­жи­ва­лись кипа­рисы (всего более 5 тыс. дере­вьев). Всюду про­ве­дено элек­три­че­ское осве­ще­ние и горя­чая вода (неда­леко от оби­тели монахи постро­или обще­об­ра­зо­ва­тель­ную школу для детей; она суще­ствует до сих пор. А в ущелье непо­да­леку монахи воз­вели камен­ную пло­тину; обра­зо­ва­лись кра­си­вый водо­пад и озеро, вокруг кото­рого усерд­ными руками мона­хов выло­жена набе­реж­ная – все это и сейчас удив­ляет своей осно­ва­тель­но­стью: видно, что постро­ено на века – прим. авт.). На всех рабо­тах соблю­да­лась стро­гая ино­че­ская дис­ци­плина. В 1917 г. число насель­ни­ков достигло 730 чело­век (как видите, совсем не без­дель­ни­ков – прим. авт.). Сам же мона­стырь стал одним из круп­ней­ших пра­во­слав­ных цен­тров Рос­сий­ской импе­рии. В 1924 г. мона­стырь… был закрыт» .

Конечно, в Пра­во­слав­ной Церкви были нера­ди­вые монахи и бес­тол­ко­вые мона­стыри. Но только по ним114 оце­ни­вать пра­во­слав­ное мона­ше­ство – некор­ректно, по мень­шей мере.

^ При­ло­же­ние № 7

Сек­тант­ство в Пра­во­сла­вии и Пра­во­сла­вие в сек­тант­стве115

Архи­епи­скоп Сан-Фран­цис­ский Иоанн (Шахов­ской)

Оши­бочно думать, что все пра­во­слав­ные суть дей­стви­тельно не сек­танты и что все сек­танты суть дей­стви­тельно не пра­во­слав­ные. Не всякий пра­во­слав­ный по имени таков по духу, и не всякий сек­тант по имени таков по духу, и в насто­я­щее время в осо­бен­но­сти можно встре­тить “пра­во­слав­ного” – насто­я­щего сек­танта по духу своему: фана­тич­ного, нелю­бов­ного, раци­о­нально узкого, упи­ра­ю­ще­гося в чело­ве­че­скую точку, не алчу­щего, не жаж­ду­щего правды Божией, но пре­сы­щен­ного гор­де­ли­вой своей прав­дой, строго судя­щего чело­века с вер­шины этой своей мнимой правды – внешне дог­ма­ти­че­ски правой, но лишен­ной рож­де­ния в Духе. И, наобо­рот, можно встре­тить сек­танта, явно не пони­ма­ю­щего смысл пра­во­слав­ного слу­же­ния Богу в Духе и Истине, не при­зна­ю­щего то или иное выра­же­ние цер­ков­ной истины, но на самом деле тая­щего в себе много истинно Божьего, истинно люб­ве­обиль­ного во Христе, истинно брат­ского к людям.

И нали­чие таких сме­ше­ний в хри­сти­ан­ском обще­стве не поз­во­ляет лег­ко­мыс­ленно подойти к вопросу веро­ис­по­вед­ных отно­ше­ний. Сек­танты грешат в непо­ни­ма­нии Пра­во­сла­вия, но и мы, пра­во­слав­ные, не сле­дуем своему Пра­во­сла­вию, не пони­мая их, сек­тан­тов, иногда уди­ви­тельно пла­менно и чисто устрем­лен­ных к после­до­ва­нию за Гос­по­дом, к жизни в Нем, Едином.

Чело­ве­че­ский узкий, гордый, боль­ной разум, не пре­об­ра­жен­ный в Духе Божием, оди­на­ково стре­мится к раз­де­ле­нию и ищет повода к нему, кому бы он ни при­над­ле­жал этот разум – пра­во­слав­ному или сек­танту.

Мы, пра­во­слав­ные, веруем, духовно видим, что имеем пол­ноту чело­ве­че­ски выра­жен­ной истины. Но это совсем не значит, что мы уже сле­дуем этой пол­ноте истины и что эта пол­нота напол­няет нас. Мы иногда имеем ее только на языке, или думаем, что она у нас в глазу должна заме­нить бревно духов­ной лено­сти нашей. Но все это далеко не так. Истину мы имеем, и полную, но жить в ней не хотим или не умеем, и просто часто не стре­мимся жить в ней, ибо она очень стес­ни­тельна для нашего вет­хого чело­века. А погор­диться, пове­ли­чаться своей пра­во­слав­но­стью мы не прочь.

Среди ино­ве­ро­ис­по­вед­ных хри­стиан есть мно­же­ство живу­щих в истине Пра­во­сла­вия – духом своим. Есть сек­танты, кото­рые горят духом и любо­вью к Богу и к ближ­ним гораздо более, чем иные пра­во­слав­ные, и вот этот дух горе­ния любви к Богу и к чело­веку есть при­знак истин­ного жиз­нен­ного Пра­во­сла­вия. Кто его не имеет среди пра­во­слав­ных, тот не истинно пра­во­слав­ный, и кто его имеет среди непра­во­слав­ных, тот истинно пра­во­слав­ный. По-чело­ве­че­ски он заблуж­да­ется, по-чело­ве­че­ски он не пони­мает того или дру­гого, не видит тот или иной цвет в при­роде мира (духов­ный даль­то­низм; не видит, напри­мер, смысла икон, обще­ний со свя­тыми, ушед­шими из этого мира), но по духу, по внут­рен­нему чело­веку он – верный и истин­ный, нели­це­мер­ной любо­вью пре­дан­ный Живому Богу Вопло­щен­ному, Гос­поду Иисусу Христу – до смерти. Нали­чие таких под­линно пра­во­слав­ных хри­стиан заме­ча­ется как среди пра­во­слав­ных по умо­ис­по­ве­да­нию, так и среди римо­ка­то­ли­ков, также среди про­те­стан­тов всех оттен­ков, к како­вым оттен­кам при­над­ле­жат и рус­ские сек­танты, сек­та­ри­зи­ро­вав­ши­еся, т.е. отде­лив­ши­еся умом и опытом от дог­ма­ти­че­ского испо­ве­да­ния Церкви, отча­сти из-за непо­ни­ма­ния этого испо­ве­да­ния в Духе, отча­сти из-за дурных при­ме­ров осу­ществ­ле­ния этого испо­ве­да­ния в жизни. Вся­кому пра­во­слав­ному ясно, что пра­во­слав­ные по своему умо­ис­по­ве­да­нию люди часто явля­ются не только не нази­да­нием для обще­ства, но прямым раз­вра­ще­нием этого обще­ства. Не гово­рим о при­ме­рах поли­ти­ков, обще­ствен­ных дея­те­лей: они каса­ются, конечно, и в боль­шой сте­пени, и нас, духо­вен­ства, не всегда сто­я­щего на духов­ной высоте Пра­во­сла­вия, несмотря на ясное созна­ние истин­но­сти своей Церкви. А мона­стыри… сколько было глу­бо­кого непра­во­сла­вия, мир­ского, тлен­ного духа подчас под сми­рен­ной одеж­дой монаха. И все “лег­ко­вес­ное”, гнилое всплы­вало на поверх­ность цер­ков­ной жизни и более бро­са­лось в глаза, чем истинно сми­рен­ный, само­от­ре­чен­ный труд мно­же­ства пас­ты­рей и иноков под­лин­ного Пра­во­сла­вия, жизнью своею шедших за Хри­стом и уми­рав­ших во Христе. Рево­лю­ция пока­зала, обна­жила слабый слой пра­во­слав­ного рус­ского свя­щен­ства, но она же под­черк­нула муче­ни­че­ское испо­вед­ни­че­ство пра­во­слав­ной жизни у боль­шин­ства свя­щен­ни­ков. Кто-то сказал, что нали­чие сек­тант­ства пока­зы­вает рели­ги­оз­ность народа. Можно ска­зать и так: нали­чие сек­тант­ства пока­зы­вает пра­во­слав­ность народа, его горе­ние духа, его стрем­ле­ние к идеалу, его жажду не внеш­ней рели­гии, но внут­рен­ней, жажду своего сер­деч­ного завета с Богом. И это по суще­ству есть Пра­во­сла­вие. В нали­чии сек­тант­ства пра­во­слав­ный, а тем более свя­щен­ник, всегда более вино­ват, чем сек­танты. Думать так – не явля­ется ли думать по-пра­во­слав­ному, беря на себя вину и ответ­ствен­ность за отде­лив­шихся бра­тьев. Иначе не будет Хри­сто­вой правды – если не взять на себя вину. Чело­ве­че­скую правду сложно осу­ще­ствить в при­зна­нии винов­ными сек­тан­тов, но Хри­стова правда иная, “безум­ная” для мира, мудрая лишь – для Бога.

Ни спо­рами, ни дис­пу­тами, ни пре­пи­ра­тель­ствами, ни гру­быми обли­че­ни­ями нельзя пока­зать ту поло­жи­тель­ную силу Духа Божьего, кото­рый живет в Пра­во­сла­вии, кото­рый есть само Пра­во­сла­вие, этот Дух можно выявить лишь в безум­ном по-чело­ве­че­ски отре­че­нии от своих разум­ных прав и предо­став­ле­нии Суда – Духу.

В пра­во­слав­ной апо­ло­ге­тике надо, прежде всего, делать ясное и твер­дое уда­ре­ние на разъ­яс­не­нии смысла веро­уче­ния и на пока­за­нии этого веро­уче­ния в жизни.

Надо ясно понять, что Пра­во­сла­вие есть страш­ный огонь, как Святые Тайны. При­ни­ма­ю­щих пол­ноту Пра­во­сла­вия этот огонь либо пре­об­ра­зит, либо сожжет. Пра­во­сла­вие создало дух рус­ского народа, но оно же и ввергло рус­ский народ в огонь. Пра­во­слав­ные опа­лены пра­во­сла­вием. Они сде­ла­лись недо­стой­ными при­част­ни­ками свя­тыни пол­ноты веры. Эта свя­тыня не только живит, но и опа­ляет.

Сек­тант­ство – это непра­во­слав­ное иска­ние путей Пра­во­сла­вия. По немощи чело­века оно совер­ша­ется не вглубь, а вбок, так ска­зать, не в дог­мате, а около дог­мата. Дог­ма­ти­че­ская (чистая) жизнь около дог­мата пред­став­ляет собою, конечно, боль­шее Пра­во­сла­вие, чем недог­ма­ти­че­ская (блуд­ная) жизнь в дог­мате. Это надо понять со всею ясно­стью, со всею опре­де­лен­но­стью Божьего Слова, прямо ука­зы­ва­ю­щего на это хотя бы в притче о двух сыно­вьях, из кото­рых один сказал, что не испол­нит воли отчей, но испол­нил ее, а другой сказал, что испол­нит, но не испол­нил. Испо­ве­да­ние пра­во­слав­ного Сим­вола веры есть запе­чат­ле­ние Еван­ге­лия. Символ должен совер­шаться в жизни, стать реаль­но­стью. У одного чело­века он совер­шенно не реален в жизни, хотя этот чело­век про­из­но­сит его каждый день на молитве; у дру­гого вера явля­ется в жизни, любви его ко Гос­поду Иисусу Христу, к Отцу Небес­ному и Духу Свя­тому, и она отра­жа­ется на лице его, на словах и всех поступ­ках. Кто же ближе к Цар­ствию Божию? Ответ ясен. Конечно, второй, непра­во­слав­ный по имени, но пра­во­слав­ный по духу и истине, научен­ный самим Духом.

Пра­во­слав­ные по само­ис­по­ве­да­нию, по само­утвер­жде­нию должны понять, что Пра­во­сла­вие это отнюдь не при­ви­ле­гия и не повод к осуж­де­нию других, и не гор­дость. Пра­во­сла­вие, наобо­рот, есть сми­ре­ние, есть испо­ве­да­ние пол­ноты Истины, как правды, так и любви. Пра­во­сла­вие должно побеж­дать только сия­нием своим, как Сам Гос­подь, а отнюдь не пушкой – сталь­ной или сло­вес­ной, все равно. Пра­во­сла­вие не сияет в пра­во­слав­ном обще­стве, в том, кото­рое гор­дится своим Пра­во­сла­вием. Оно сияет в том, кто смирен в своем Пра­во­сла­вии, кто чистоту веры пони­мает не разу­мом только малень­ким своим, но духом, всей жизнью.

Кра­сота Пра­во­сла­вия дана для спа­се­ния людей, а пра­во­слав­ные ее стали обра­щать для осуж­де­ния, для погуб­ле­ния людей. Можно ска­зать, что нет на земле совер­шенно пра­во­слав­ных людей, но что частично пра­во­славны и сами так назы­ва­е­мые пра­во­слав­ные и те, кто не счи­тает себя в пра­во­сла­вии, но счи­тает во Хри­сто­вой Церкви и жизнью живет во Христе. Пра­во­сла­вие – сол­неч­ный свет, лежа­щий на земле. Светит для всех, но не все осве­ща­ются им, ибо кто в под­вале, кто закрыл свои окна, кто закрыл свои глаза…

Но невольно воз­ни­кает вопрос: не есть ли эти мысли, хотя бы в самой малой мере, отказ от чистоты пра­во­слав­ной веры, от той чистоты, ради кото­рой столько было про­лито крови и рев­но­сти свя­тыми отцами?

О нет, это не только не отказ от чистоты пра­во­слав­но­сти, но это есть защита и испо­ве­да­ние именно ее.

Возь­мем для при­мера почи­та­ние святых, молитвы к ним. Сек­тант – нера­зумно, не по духу – отри­цает эту ветвь жизни духа. Мы утвер­ждаем ее духов­ную реаль­ность во Христе. Может ли спа­стись чело­век, не при­зна­ю­щий этой реаль­но­сти? Страш­ный вопрос. То, что должно слу­жить помо­щью в спа­се­нии, одним из средств его, можно счи­тать пред­ло­гом для осуж­де­ния кого бы то ни было, кто отка­зался от этой помощи, выбрал другое сред­ство?

Что святые ищут – про­слав­ле­ния себя, или Бога? Конечно, Бога. И всякое истин­ное про­слав­ле­ние святых есть, прежде всего – про­слав­ле­ние Бога: “Дивен Бог во святых Своих…” Значит, если мы про­слав­ляем “прямо” Бога и про­слав­ляем дей­стви­тельно, нели­це­мерно, – святые и ангелы, конечно, ликуют, раду­ются, духовно лоб­зают такого про­слав­ля­ю­щего. Наобо­рот, если чело­век поет вели­ча­ние и ака­фи­сты святым, а в жизни своей не имеет любви к их духу – духу Хри­сто­вой чистоты и правды, и любви, не явля­ется ли этот чело­век более пору­га­те­лем святых, чем про­сла­ви­те­лем их? Бла­го­даря ему, может быть, многие пере­стали про­слав­лять святых, соблаз­нив­шись такими резуль­та­тами его про­слав­ле­ний… О, сколь косно и грубо плот­ское муд­ро­ва­ние чело­ве­че­ское, как рас­пи­на­ется чистей­ший Дух Гос­по­день в людях!

Уста­нов­ле­ния Пра­во­слав­ной Церкви суть школа духа, самая удоб­ная, если про­хо­дится в духе. Все в Пра­во­слав­ной Церкви должно ожив­лять и оду­хо­тво­рять. Вина чело­века, если он озем­ля­ется. Мы, пра­во­слав­ные пас­тыри, – учи­тели во Христе. Учи­тель Един – Гос­подь Иисус Хри­стос, и никто – вне Его – не может быть учи­те­лем. Мы учим лишь, как пови­но­ваться Еди­ному Учи­телю. Мы не во имя свое, но во имя Хри­стово учи­теля. Но вот мы видим, что кто-то выучился быть уче­ни­ком Хри­сто­вым без нас. Что же? Будем ли мы против него вос­ста­вать, как хотели апо­столы вос­стать против тех, кто “не ходит с ними” (Лк. 9:49), но полу­чили достой­ную отпо­ведь Учи­теля, годную и для нас, пра­во­слав­ных пас­ты­рей?

Мы радо­ваться должны, что чело­век силою Все­мо­гу­щего Духа, кото­рый “дышит, где хочет”, чудесно пре­об­ра­зил свою жизнь и при­но­сит Богу плод. Нам не ясен путь Духа в этом чело­веке? Но разве мы постав­лены судить о путях Духа, если плоды Духа ясны нашим глазам? От плодов велено зна­вать. Плоды же ясно опре­де­лены у апо­стола (1Кор. 13:4–8).

Непро­щаем грех один только – против Св. Духа, против любви к Нему. Любя­щий неправду, вос­хва­ля­ю­щий грех, насла­жда­ю­щийся злобой, пови­нен в этом грехе, но никак не умственно при­зна­ю­щий или умственно не при­зна­ю­щий, т. е. видя­щий душою или неви­дя­щий душою – той или иной истины. Если я духов­ный даль­то­ник, не вижу того или иного цвета в при­роде духов­ного мира, но осталь­ные цвета вижу так же, как видят все, неужели я отвер­жен­ный? Я, скорее, должен быть пред­ме­том особых попе­че­ний, осо­бого состра­да­ния. Сек­тант, кото­рый верует в Пре­свя­тую Троицу, в необ­хо­ди­мость духов­ного рож­де­ния, в необ­хо­ди­мость созна­тель­ного отно­ше­ния к кре­ще­нию, в необ­хо­ди­мость веру­ю­щим не сты­диться веры своей среди рав­но­душ­ных, но испо­ве­до­вать ее перед всеми, верует каж­дому слову Свя­щен­ного Писа­ния и из рев­но­сти по этой вере счи­тает лишним все иные про­яв­ле­ния откро­ве­ний Духа Свя­того в Церкви за 1900 лет (откро­ве­ний, кои не про­ти­во­ре­чат, но разъ­яс­няют скры­тое в Еван­ге­лии) – этот сек­тант неужели должен быть злобно гоним нами, пра­во­слав­ными? В чем же тогда будет наше Пра­во­сла­вие?

Но не только сек­тан­тов, этих бра­тьев наших по вере в Еди­ного Спа­си­теля и Иску­пи­теля мира, мы не должны злобно, раз­дра­жи­тельно и грубо гнать и осуж­дать. Мы никого из людей не смеем злобно или раз­дра­жи­тельно осуж­дать. Мы можем заме­тить ошибку, сла­бость, если сами чисты, но собо­лез­ну­юще. Неми­ло­сердно мы должны только изго­нять грубый дух мира сего из своего сердца. И тогда наше Пра­во­сла­вие заси­яет. Ибо сред­ство немыс­лимо оправ­дать целью. Нельзя Пра­во­сла­вие защи­щать по-язы­че­ски или по-иудей­ски. Чистота Еван­гель­ского Духа – Пра­во­сла­вие Святое – должна защи­щаться еван­гель­ски, бес­страстно, мудро, с вели­кою любо­вью к той душе, за кото­рую про­лита Бого­че­ло­ве­че­ская кровь.

Кидать камни очень легко. И ветхий наш чело­век только ищет доз­во­лен­ных пред­ло­гов для камня. Пред­лог рев­но­сти по вере – самый удоб­ный. Защи­ща­ется вели­кая свя­тыня – чистота веры и духа! Именно здесь, у защиты свя­тыни должен чело­век облечься в свя­тыню, под­по­я­сать свои чресла постом и мило­сты­нею духа. В этом и будет Пра­во­сла­вие его жизни.

Надо открыто при­знать тот несо­мнен­ный факт, что среди всех испо­ве­да­ний веры в истин­ное Бого­во­пло­ще­ние, на земле совер­шив­ше­еся в Гос­поде Иисусе Христе, Альфе и Омеге спа­се­ния, среди всех при­зы­ва­ю­щих Его Святое Имя – есть духовно рож­ден­ные люди. И среди пра­во­слав­ных, и среди римо-като­ли­ков, и среди про­те­стан­тов разных направ­ле­ний и оттен­ков. Обрат­ный факт таков, что среди и первых, и вторых, и тре­тьих есть люди, не родив­ши­еся духом во Христе, не воз­не­на­ви­дев­шие зла, не воз­лю­бив­шие Бога всем серд­цем, всем помыш­ле­нием.

Все те, коих Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­ни­мает без кре­ще­ния, все те суть хри­сти­ане – братья пра­во­слав­ных во Христе, и отно­ше­ние к ним должно быть осо­бенно брат­ское, любов­ное. Гово­рим, особое, ибо брат­ское отно­ше­ние должно быть у чело­века ко всем людям. Как может пра­во­слав­ный обра­тить кого-либо к вере, если не будет у него для этого чело­века любви? Как узнает этот чело­век ту веру любви, если не увидит любви у тех, кто ее про­по­ве­дует?

Гор­дость мерзка пред Богом, и мы, пра­во­слав­ные, вра­зум­ля­емся сейчас не только за грехи своей плоти, но и за грехи своего духа. “Ты гово­ришь: я богат… (читай: пра­во­сла­вен! – а.и.), – а ты жалок и нищ, и слеп, и наг” (Откр. 3:17), – гово­рит Гос­подь гор­дя­ще­муся нелю­бов­ному пра­во­слав­ному чело­веку.

Придет ли то бла­го­сло­вен­ное время, когда заси­яет под­лин­ное Пра­во­сла­вие в тех, кто носит Его имя?! Заси­яет кро­тость, мило­сти­вость, чистота, любовь нели­це­мер­ная о Христе к каж­дому чело­веку, к каждой твари. В наши дни сияет вера пра­во­слав­ная в муче­ни­че­стве рус­ских людей. Но и в неко­то­рых сек­тан­тах – муче­ни­ках и испо­вед­ни­ках, как и в като­ли­ках, изго­ня­е­мых и мучи­мых за веру Хри­стову, – про­сла­ви­лось Пра­во­сла­вие, истин­ное, нели­це­мер­ное, гораздо более чистое и святое, чем в тыся­чах теп­лохлад­ных, бояз­ли­вых, име­ю­щих только имя, “будто живых” (Откр. 3:1), но на самом деле мерт­вых после­до­ва­те­лей нашего чистого дог­ма­ти­че­ского учения.

Наше Пра­во­сла­вие здесь лишь отблеск, лишь отзвук Пра­во­сла­вия небес­ного, его вечной истины, вечных совер­шенств. Дог­ма­ти­че­ски оно чисто отра­жа­ется в учении Пра­во­слав­ной Церкви, но оно есть дух и жизнь, и имеет плодом своим – только жизнь. Пра­во­сла­вие есть добрый плод, и о дереве надо судить только по плодам, по резуль­та­там его цве­те­ния. Пусть цвет некра­сив, пусть листья колючи и сухи, пусть дерево низ­ко­росло и нека­зи­сто, пусть даже поло­мано… Но если плод слад­кий, чистый и пита­тель­ный – то дерево пра­во­славно в пло­до­нос­но­сти своей. И, наобо­рот, пусть пышны цветы и листья, пусть огромно и чудно дерево, но если плод несъе­добно горек, ядовит или ничто­жен, то ничто не явит истину Пра­во­сла­вия этого на вид выде­ля­ю­ще­гося дерева. И жалко будет оно, если само станет выде­лять себя и пре­воз­но­ситься над дру­гими дере­вьями.

Но в чем прак­ти­че­ски состоит дух сек­тант­ства, против кото­рого надо воору­жаться молит­вою и трез­ве­нием? Дух этот есть дух душев­ной (не духов­ной) рев­но­сти. Это – раци­о­на­ли­за­ция веры, блю­де­ние чистоты веры и потеря глу­бины. Это ущерб любви. Неко­то­рые пра­во­слав­ные по-сек­тант­ски защи­щают свое пра­во­сла­вие, орудуя тек­стами Писа­ния или кано­нами, как пал­ками, браня сек­тан­тов, или своих же пра­во­слав­ных (при­меры древ­них и новых рас­ко­лов), защи­щая веру свою без надежды на Бога, без любви к чело­веку. И наобо­рот, в неко­то­рых сек­тан­тах про­яв­ля­ется пра­во­слав­ный дух в отно­ше­нии того или иного вопроса. Напри­мер, в отно­ше­нии непо­ни­ма­ния обще­ния с небес­ною Цер­ко­вью (свя­тыми) все сек­танты будут “не при­зна­вать” этого обще­ния, и, не желая при­об­щаться к его опыту духа, гор­де­ливо отвер­гать это обще­ние, но один сек­тант будет обли­чать пра­во­слав­ных за их “идо­ло­по­клон­ство”, другой – “отдаст суд Богу”, и лишь кротко помо­лится о про­све­ще­нии бра­тьев пра­во­слав­ных светом истины. И тот, и другой будут вне опыта пра­во­слав­ного обще­ния с небес­ной Цер­ко­вью, но один будет непра­во­славно настроен (первый), другой – пра­во­славно, и, несмотря на свое непра­во­слав­ное испо­ве­да­ние веры, может быть, ока­жется пред Богом более пра­во­слав­ным, чем иной пра­во­слав­ный, обща­ю­щийся со свя­тыми чисто внешне – обрядно, но не посту­па­ю­щий в жизни по запо­ве­дям еван­гель­ским, не стре­мя­щийся серд­цем к духу святых.

Все повинны. “Нет пра­вед­ного ни одного” (Рим 3, 10) – это надо понять. И не осуж­дать друг друга, но помо­гать друг другу, учиться правде друг у друга. Сколько пере­го­ро­док тогда падет!

Если бы Гос­подь огра­ни­чил себя теми зако­нами спа­се­ния, кото­рые понятны нашему чело­ве­че­скому уму, нам бы всем при­шлось погиб­нуть. К без­мер­ному сча­стью чело­ве­че­скому – это не так. Законы спа­се­ния Божьего шире наших пони­ма­ний, вернее ска­зать – глубже. Ибо Спа­си­тель – Гос­подь, а мы – люди, тварь ничтож­ная и ока­ян­ная пред Богом. И “вся наша пра­вед­ность – как запач­кан­ная одежда” (Ис. 64:6)… Вся пра­во­слав­ность наша дей­стви­тельно “как запач­кан­ная одежда”… И созна­ние этого только выяв­ляет, только под­чер­ки­вает без­мер­ную истину, глу­бину и вели­чие Пра­во­сла­вия.

^ При­ло­же­ние № 8

Билей­ный архи­ерей­ский Собор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви
Москва, 13–16 авгу­ста 2000 года. Основ­ные прин­ципы отно­ше­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви к ино­сла­вию116

1. Един­ство Церкви и грех чело­ве­че­ских раз­де­ле­ний

1.1. Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть истин­ная Цер­ковь Хри­стова, создан­ная Самим Гос­по­дом и Спа­си­те­лем нашим, Цер­ковь, утвер­жден­ная и испол­ня­е­мая Духом Святым, Цер­ковь, о кото­рой Сам Спа­си­тель сказал: “Создам Цер­ковь Мою, и врата ада не одо­леют ее” (Мф. 16, 18). Она есть Единая, Святая, Собор­ная (Кафо­ли­че­ская) и Апо­столь­ская Цер­ковь, хра­ни­тель­ница и пода­тель­ница Святых Таинств во всем мире, “столп и утвер­жде­ние истины” (1Тим. 3, 15). Она несет пол­ноту ответ­ствен­но­сти за рас­про­стра­не­ние Истины Хри­стова Еван­ге­лия, равно как и пол­ноту власти сви­де­тель­ство­вать о “вере, одна­жды пре­дан­ной святым” (Иуд. 3).

1.2. Цер­ковь Хри­стова едина и един­ственна (св. Киприан Кар­фа­ген­ский. “О един­стве Церкви”). Осно­ва­нием един­ства Церкви – Тела Хри­стова – явля­ется то, что у нее один Глава – Гос­подь Иисус Хри­стос (Еф. 5, 23) и дей­ствует один Дух Святой, живо­тво­ря­щий Тело Церкви и соеди­ня­ю­щий всех ее членов со Хри­стом как с ее Главой.

1.3. Цер­ковь есть един­ство “нового чело­века во Христе”. Вопло­ще­нием и воче­ло­ве­че­нием Сын Божий “снова начал длин­ный ряд чело­ве­че­ских существ” (св. Ириней Лион­ский), создав новый, бла­го­дат­ный народ, духов­ное потом­ство Вто­рого Адама. Един­ство Церкви пре­выше вся­кого чело­ве­че­ского и зем­ного един­ства, оно дано свыше как совер­шен­ный и боже­ствен­ный дар. Члены Церкви объ­еди­нены во Христе Им Самим, объ­еди­нены, как вино­град­ные лозы, уко­ре­нен­ные в Нем и собран­ные в един­ство вечной и духов­ной жизни.

1.4. Един­ство Церкви пре­одо­ле­вает барьеры и гра­ницы, в том числе расо­вые, язы­ко­вые, соци­аль­ные. Бла­го­ве­стие спа­се­ния над­ле­жит про­воз­гла­шать всем наро­дам, дабы при­ве­сти их в единое лоно, объ­еди­нить силой веры, бла­го­да­тью Свя­того Духа (Мф. 28, 19–20; Мк. 16, 15; Деян. 1, 8).

1.5. В Церкви пре­одо­ле­ва­ется враж­деб­ность и отчуж­ден­ность, совер­ша­ется еди­не­ние в любви раз­де­лен­ного грехом чело­ве­че­ства по образу Еди­но­сущ­ной Троицы.

1.6. Цер­ковь есть един­ство Духа в союзе мира (Еф. 4, 3), пол­нота и непре­рыв­ность бла­го­дат­ной жизни и духов­ного опыта. “Где Цер­ковь, там и Дух Божий, и где Дух Божий, там и Цер­ковь и всякая бла­го­дать” (св. Ириней Лион­ский. “Против ересей”. книга 3. гл. XXIV). В един­стве бла­го­дат­ной жизни заклю­ча­ется осно­ва­ние един­ства и неиз­мен­но­сти цер­ков­ной веры. Всегда и неиз­менно “учит Дух Святой Цер­ковь через посред­ство святых отцов и учи­те­лей. Кафо­ли­че­ская Цер­ковь не может погре­шать или заблуж­даться и изре­кать ложь вместо истины: ибо Дух Святой, всегда дей­ству­ю­щий через вер­но­слу­жа­щих отцов и учи­те­лей Церкви, предо­хра­няет ее от вся­кого заблуж­де­ния” (Посла­ние Восточ­ных Пат­ри­ар­хов).

1.7. Цер­ковь имеет все­лен­ский харак­тер – она суще­ствует в мире в виде раз­лич­ных Помест­ных Церк­вей, но един­ство Церкви при этом нисколько не ума­ля­ется. “Цер­ковь, оза­рен­ная светом Гос­под­ним, по всему миру рас­про­стра­няет лучи свои; но свет, раз­ли­ва­ю­щийся повсюду, один, и един­ство тела оста­ется нераз­де­лен­ным. По всей земле она рас­про­сти­рает ветви свои, обре­ме­нен­ные пло­дами; обиль­ные потоки ее текут на дале­кое про­стран­ство — при всем том глава оста­ется одна, одно начало, одна мать, бога­тая изоби­лием пло­до­тво­ре­ния” (св. Киприан Кар­фа­ген­ский. “О един­стве Церкви”).

1.8. Един­ство цер­ков­ное нахо­дится в нераз­рыв­ной связи с Таин­ством Евха­ри­стии, в кото­ром веру­ю­щие, при­ча­ща­ясь Еди­ного Тела Хри­стова, под­линно и дей­стви­тельно соче­та­ются во единое и кафо­ли­че­ское тело, в таин­стве любви Хри­сто­вой, в пре­об­ра­жа­ю­щей силе Духа. “Ведь если “все от одного хлеба при­об­ща­емся”, то все одно тело состав­ляем (1Кор. 10:17), ибо Хри­стос не может быть раз­де­ляем. Поэтому и телом Хри­сто­вым назы­ва­ется Цер­ковь, а мы – отдель­ные члены, по пони­ма­нию апо­стола Павла (1Кор. 12:27)” (св. Кирилл Алек­сан­дрий­ский).

1.9. Единая Святая Собор­ная Цер­ковь есть Цер­ковь Апо­столь­ская. Чрез бого­уста­нов­лен­ное свя­щен­ство дары Свя­того Духа сооб­ща­ются веру­ю­щим. Апо­столь­ское пре­ем­ство иерар­хии от святых апо­сто­лов есть осно­ва­ние общ­но­сти и един­ства бла­го­дат­ной жизни. Отступ­ле­ние от закон­ного Свя­щен­но­на­ча­лия есть отступ­ле­ние от Духа Свя­того, от Самого Христа. “Все после­дуйте епи­скопу, как Иисус Хри­стос – Отцу, а пре­сви­тер­ству – как апо­сто­лам. Диа­ко­нов же почи­тайте как запо­ведь Божию. Без епи­скопа никто не делай ничего, отно­ся­ще­гося к Церкви. <…> Где будет епи­скоп, там должен быть и народ, так же, как где Иисус Хри­стос, там и кафо­ли­че­ская Цер­ковь” (cв. Игна­тий Антио­хий­ский. Смирн. 8).

1.10. Только через связь с кон­крет­ной общи­ной осу­ществ­ля­ется для каж­дого члена Церкви обще­ние со всею Цер­ко­вью. Нару­шая кано­ни­че­ские связи со своей Помест­ной Цер­ко­вью, хри­сти­а­нин тем самым повре­ждает свое бла­го­дат­ное един­ство со всем телом цер­ков­ным, отры­ва­ется от него. Любой грех в той или иной мере уда­ляет от Церкви, хотя и не отлу­чает от нее пол­но­стью. В пони­ма­нии Древ­ней Церкви отлу­че­ние было исклю­че­нием из евха­ри­сти­че­ского собра­ния. Но прием в цер­ков­ное обще­ние отлу­чен­ного нико­гда не совер­шался через повто­ре­ние Кре­ще­ния. Вера в неиз­гла­ди­мость Кре­ще­ния испо­ве­ду­ется в Никео-Царе­град­ском Сим­воле веры: “Испо­ве­дую едино Кре­ще­ние во остав­ле­ние грехов”. 47‑е апо­столь­ское пра­вило гласит: “Епи­скоп или пре­сви­тер, аще по истине име­ю­щего Кре­ще­ние вновь окре­стит… да будет извер­жен”.

1.11. Этим Цер­ковь сви­де­тель­ство­вала, что отлу­чен­ный сохра­няет “печать” при­над­леж­но­сти к народу Божию. При­ни­мая обратно отлу­чен­ного, Цер­ковь воз­вра­щает к жизни того, кто уже был крещен Духом в одно Тело. Отлу­чая от обще­ния своего члена, запе­чат­лен­ного ею в день его Кре­ще­ния, Цер­ковь наде­ется на его воз­вра­ще­ние. Она рас­смат­ри­вает само отлу­че­ние как сред­ство духов­ного воз­рож­де­ния отлу­чен­ного.

1.12. На про­тя­же­нии веков запо­ведь Христа о един­стве неод­но­кратно нару­ша­лась. Вопреки бого­за­по­ве­дан­ному кафо­ли­че­скому еди­но­мыс­лию и еди­но­ду­шию в хри­сти­ан­стве воз­никли раз­но­мыс­лия и раз­де­ле­ния. Цер­ковь всегда строго и прин­ци­пи­ально отно­си­лась как к тем, кто высту­пал против чистоты спа­си­тель­ной веры, так и к тем, кто при­вно­сил в Цер­ковь раз­де­ле­ния и смуту: “К чему у вас распри, него­до­ва­ния, несо­гла­сия, раз­де­ле­ния и брань? Не един ли у нас Бог и един Хри­стос, и един Дух бла­го­дати, изли­ян­ный на нас, и едино звание во Христе? Для чего мы раз­ди­раем и рас­тор­гаем члены Хри­стовы, вос­стаем против соб­ствен­ного тела, и до такого дохо­дим безу­мия, что даже забы­ваем, что мы друг другу члены” (св. Кли­мент Рим­ский. Посла­ние к корин­фя­нам. 1. 46).

1.13. На про­тя­же­нии хри­сти­ан­ской исто­рии от един­ства с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью отде­ля­лись не только инди­ви­ду­аль­ные хри­сти­ане, но и целые хри­сти­ан­ские сооб­ще­ства. Неко­то­рые из них исчезли в ходе исто­рии, другие же сохра­ни­лись на про­тя­же­нии веков. Наи­бо­лее суще­ствен­ные раз­де­ле­ния пер­вого тыся­че­ле­тия, сохра­нив­ши­еся до сего дня, про­изо­шли после непри­я­тия частью хри­сти­ан­ских общин реше­ний III и IV Все­лен­ских Собо­ров, в резуль­тате в отде­лен­ном состо­я­нии ока­за­лись суще­ству­ю­щие доныне Асси­рий­ская Цер­ковь Востока, дохал­ки­дон­ские Церкви – Копт­ская, Армян­ская, Сиро-Яко­вит­ская, Эфи­оп­ская, Мала­бар­ская. Во II тыся­че­ле­тии за отде­ле­нием Рим­ской Церкви после­до­вали внут­рен­ние раз­де­ле­ния запад­ного хри­сти­ан­ства, свя­зан­ные с Рефор­ма­цией и при­вед­шие к непре­кра­ща­ю­ще­муся про­цессу обра­зо­ва­нию мно­же­ства хри­сти­ан­ских дено­ми­на­ций, не нахо­дя­щихся в обще­нии с Рим­ским пре­сто­лом. Воз­ни­кали также отде­ле­ния от един­ства с Помест­ными Пра­во­слав­ными Церк­вами, в том числе с Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью.

1.14. Заблуж­де­ния и ереси явля­ются след­ствием эго­и­сти­че­ского само­утвер­жде­ния и обособ­ле­ния. Всякий раскол или схизма при­во­дят к той или иной мере отпа­де­ния от Пол­ноты цер­ков­ной. Раз­де­ле­ние, даже если оно про­ис­хо­дит по при­чи­нам не веро­учи­тель­ного харак­тера, есть нару­ше­ние учения о Церкви и в конеч­ном итоге при­во­дит к иска­же­ниям в вере.

1.15. Пра­во­слав­ная Цер­ковь устами святых отцов утвер­ждает, что спа­се­ние может быть обре­тено лишь в Церкви Хри­сто­вой. Но в то же время общины, отпав­шие от един­ства с Пра­во­сла­вием, нико­гда не рас­смат­ри­ва­лись как пол­но­стью лишен­ные бла­го­дати Божией117. Разрыв цер­ков­ного обще­ния неиз­бежно при­во­дит к повре­жде­нию бла­го­дат­ной жизни, но не всегда к пол­ному ее исчез­но­ве­нию в отде­лив­шихся общи­нах. Именно с этим свя­зана прак­тика приема в Пра­во­слав­ную Цер­ковь при­хо­дя­щих из ино­слав­ных сооб­ществ не только через Таин­ство Кре­ще­ния. Несмотря на разрыв еди­не­ния, оста­ется некое непол­ное обще­ние, слу­жа­щее зало­гом воз­мож­но­сти воз­вра­ще­ния к един­ству в Церкви, в кафо­ли­че­скую пол­ноту и един­ство.

1.16. Цер­ков­ное поло­же­ние отде­лив­шихся не под­да­ется одно­знач­ному опре­де­ле­нию. В раз­де­лен­ном хри­сти­ан­ском мире есть неко­то­рые при­знаки, его объ­еди­ня­ю­щие: это Слово Божие, вера во Христа как Бога и Спа­си­теля при­шед­шего во плоти (1Ин. 1, 1–2; 4, 2, 9), и искрен­нее бла­го­че­стие.

1.17. Суще­ство­ва­ние раз­лич­ных чино­при­е­мов (через Кре­ще­ние, через Миро­по­ма­за­ние, через Пока­я­ние) пока­зы­вает, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь под­хо­дит к ино­слав­ным кон­фес­сиям диф­фе­рен­ци­ро­ванно. Кри­те­рием явля­ется сте­пень сохран­но­сти веры и строя Церкви и норм духов­ной хри­сти­ан­ской жизни. Но, уста­нав­ли­вая раз­лич­ные чино­при­емы, Пра­во­слав­ная Цер­ковь не выно­сит суда о мере сохран­но­сти или повре­жден­но­сти бла­го­дат­ной жизни в ино­сла­вии, считая это тайной Про­мысла и суда Божия.

1.18. Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть истин­ная Цер­ковь, в кото­рой непо­вре­жденно сохра­ня­ется Свя­щен­ное Пре­да­ние и пол­нота спа­си­тель­ной бла­го­дати Божией. Она сохра­нила в цело­сти и чистоте свя­щен­ное насле­дие апо­сто­лов и святых отцов. Она сознает тож­де­ствен­ность своего учения, бого­слу­жеб­ной струк­туры и духов­ной прак­тики апо­столь­скому бла­го­ве­стию и Пре­да­нию Древ­ней Церкви.

1.19. Пра­во­сла­вие не явля­ется “наци­о­нально-куль­тур­ной при­над­леж­но­стью” Восточ­ной Церкви. Пра­во­сла­вие – это внут­рен­нее каче­ство Церкви, сохра­не­ние веро­учи­тель­ной истины, бого­слу­жеб­ного и иерар­хи­че­ского строя и прин­ци­пов духов­ной жизни, непре­рывно и неиз­менно пре­бы­ва­ю­щих в Церкви со времен апо­столь­ских. Нельзя под­да­ваться иску­ше­нию иде­а­ли­за­ции про­шлого или игно­ри­ро­вать тра­ги­че­ские недо­статки или неудачи, имев­шие место в исто­рии Церкви. Обра­зец духов­ной само­кри­тики дают, прежде всего, вели­кие отцы Церкви. Исто­рия Церкви знает немало слу­чаев нис­па­де­ния в ересь зна­чи­тель­ной части цер­ков­ного народа. Но она знает также и то, что Цер­ковь прин­ци­пи­ально боро­лась с ересью, знает и опыт исце­ле­ния от ереси неко­гда заблуд­ших, опыт пока­я­ния и воз­вра­ще­ния в лоно Церкви. Именно тра­ги­че­ский опыт появ­ле­ния непра­во­мыс­лия в недрах самой Церкви и борьбы с ним при­учил чад Пра­во­слав­ной Церкви к бди­тель­но­сти. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, сми­ренно сви­де­тель­ствуя о том, что она хранит истину, в то же время помнит обо всех исто­ри­че­ски воз­ни­кав­ших соблаз­нах.

1.20. Вслед­ствие нару­ше­ния запо­веди о един­стве, вызвав­шего исто­ри­че­скую тра­ге­дию схизмы, раз­де­лив­ши­еся хри­сти­ане, вместо того, чтобы быть при­ме­ром един­ства в любви по образу Пре­свя­той Троицы, стали источ­ни­ком соблазна. Раз­де­лен­ность хри­стиан яви­лась откры­той и кро­во­то­ча­щей раной на Теле Хри­сто­вом. Тра­ге­дия раз­де­ле­ний стала серьез­ным види­мым иска­же­нием хри­сти­ан­ского уни­вер­са­лизма, пре­пят­ствием в деле сви­де­тель­ства миру о Христе. Ибо дей­ствен­ность этого сви­де­тель­ства Церкви Хри­сто­вой в нема­лой сте­пени зави­сит от вопло­ще­ния про­по­ве­ду­е­мых ею истин в жизни и прак­тике хри­сти­ан­ских общин.

2. Стрем­ле­ние к вос­ста­нов­ле­нию един­ства

2.1. Важ­ней­шей целью отно­ше­ний Пра­во­слав­ной Церкви с ино­сла­вием явля­ется вос­ста­нов­ле­ние бого­за­по­ве­дан­ного един­ства хри­стиан (Ин. 17, 21), кото­рое входит в Боже­ствен­ный замы­сел и при­над­ле­жит к самой сути хри­сти­ан­ства. Это задача пер­во­сте­пен­ной важ­но­сти для Пра­во­слав­ной Церкви на всех уров­нях ее бытия.

2.2. Без­раз­ли­чие по отно­ше­нию к этой задаче или отвер­же­ние ее явля­ется грехом против запо­веди Божией о един­стве. По словам свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого, “искренно и истинно рабо­та­ю­щим для Гос­пода надо о том един­ственно при­ла­гать ста­ра­ние, чтобы при­ве­сти опять к един­ству Церкви, так мно­го­частно между собой раз­де­лен­ные”.

2.3. Но, при­зна­вая необ­хо­ди­мость вос­ста­нов­ле­ния нару­шен­ного хри­сти­ан­ского един­ства, Пра­во­слав­ная Цер­ковь утвер­ждает, что под­лин­ное един­ство воз­можно лишь в лоне Единой Святой Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви. Все иные “модели” един­ства пред­став­ля­ются непри­ем­ле­мыми.

2.4. Пра­во­слав­ная Цер­ковь не может при­нять тезис о том, что, несмотря на исто­ри­че­ские раз­де­ле­ния, прин­ци­пи­аль­ное, глу­бин­ное един­ство хри­стиан якобы нару­шено не было и что Цер­ковь должна пони­маться сов­па­да­ю­щей со всем “хри­сти­ан­ским миром”, что хри­сти­ан­ское един­ство якобы суще­ствует поверх дено­ми­на­ци­он­ных барье­ров и что раз­де­лен­ность церк­вей при­над­ле­жит исклю­чи­тельно к несо­вер­шен­ному уровню чело­ве­че­ских отно­ше­ний. По этой кон­цеп­ции, Цер­ковь оста­ется единой, но это един­ство недо­ста­точно про­яв­ля­ется в зримых формах. В такой модели един­ства задача хри­стиан пони­ма­ется не как вос­ста­нов­ле­ние утра­чен­ного един­ства, а как выяв­ле­ние един­ства, неотъ­ем­лемо суще­ству­ю­щего. В этой модели повто­ря­ется воз­ник­шее в Рефор­ма­ции учение о “неви­ди­мой церкви”.

2.5. Совер­шенно непри­ем­лема и свя­зан­ная с выше­из­ло­жен­ной кон­цеп­цией так назы­ва­е­мая “теория ветвей”, утвер­жда­ю­щая нор­маль­ность и даже про­ви­ден­ци­аль­ность суще­ство­ва­ния хри­сти­ан­ства в виде отдель­ных “ветвей”.

2.6. Для Пра­во­сла­вия непри­ем­лемо утвер­жде­ние о том, что хри­сти­ан­ские раз­де­ле­ния явля­ются неиз­беж­ным несо­вер­шен­ством хри­сти­ан­ской исто­рии, что они суще­ствуют лишь на исто­ри­че­ской поверх­но­сти и могут быть исце­лены или пре­одо­лены при помощи ком­про­мисс­ных меж­де­но­ми­на­ци­он­ных согла­ше­ний.

2.7. Пра­во­слав­ная Цер­ковь не может при­зна­вать “равен­ство дено­ми­на­ций”. Отпав­шие от Церкви не могут быть вос­со­еди­нены с ней в том состо­я­нии, в каком нахо­дятся ныне, име­ю­щи­еся дог­ма­ти­че­ские рас­хож­де­ния должны быть пре­одо­лены, а не просто обой­дены. Это озна­чает, что путем к един­ству явля­ется путь пока­я­ния, обра­ще­ния и обнов­ле­ния.

2.8. Непри­ем­лема мысль о том, что все раз­де­ле­ния суть тра­ги­че­ские недо­ра­зу­ме­ния, что несо­гла­сия кажутся непри­ми­ри­мыми только от недо­статка любви друг к другу, от неже­ла­ния понять, что при всем раз­ли­чии и несход­стве есть доста­точ­ное един­ство и согла­сие в “глав­ном”. Раз­де­ле­ния не могут быть све­дены к чело­ве­че­ским стра­стям, эго­изму или тем более куль­тур­ным, соци­аль­ным или поли­ти­че­ским обсто­я­тель­ствам. Также непри­ем­лемо утвер­жде­ние, что Пра­во­слав­ную Цер­ковь отли­чают от хри­сти­ан­ских сооб­ществ, с кото­рыми она не имеет обще­ния, вопросы вто­ро­сте­пен­ного харак­тера. Нельзя сво­дить все раз­де­ле­ния и раз­но­гла­сия к раз­лич­ным небо­го­слов­ским фак­то­рам.

2.9. Пра­во­слав­ная Цер­ковь отвер­гает также тезис о том, что един­ство хри­сти­ан­ского мира можно вос­ста­но­вить только путем сов­мест­ного хри­сти­ан­ского слу­же­ния миру. Хри­сти­ан­ское един­ство не может быть вос­ста­нов­лено согла­сием по мир­ским вопро­сам, при кото­ром хри­сти­ане ока­жутся едины во вто­ро­сте­пен­ном и по-преж­нему будут рас­хо­диться в основ­ном.

2.10. Недо­пу­стимо огра­ни­чи­вать согла­сие в вере узким кругом необ­хо­ди­мых истин, чтобы за их пре­де­лами допу­стить “сво­боду в сомни­тель­ном”. Непри­ем­лема сама уста­новка на толе­рант­ность к раз­но­мыс­лию в вере. Но при этом нельзя сме­ши­вать един­ство веры и формы его выра­же­ния.

2.11. Раз­де­ле­ние хри­сти­ан­ского мира есть раз­де­ле­ние в самом опыте веры, а не только в док­три­наль­ных фор­му­лах. Должно быть достиг­нуто полное и искрен­нее согла­сие в самом опыте веры, а не только в ее фор­маль­ном выра­же­нии. Фор­маль­ное веро­ис­по­вед­ное един­ство не исчер­пы­вает един­ства Церкви, хотя и явля­ется одним из его необ­хо­ди­мых усло­вий.

2.12. Един­ство Церкви есть, прежде всего, един­ство и обще­ние в Таин­ствах. Но под­лин­ное обще­ние в Таин­ствах не имеет ничего общего с прак­ти­кой так назы­ва­е­мого “интер­ком­му­ни­она”. Един­ство может осу­ще­ствиться только в тож­де­стве бла­го­дат­ного опыта и жизни, в вере Церкви, в пол­ноте таин­ствен­ной жизни в Духе Святом.

2.13. Вос­ста­нов­ле­ние хри­сти­ан­ского един­ства в вере и любви может прийти только свыше, как дар Все­мо­гу­щего Бога. Источ­ник един­ства – в Боге, и поэтому одни только чело­ве­че­ские усилия для его вос­ста­нов­ле­ния будут напрасны, ибо “если Гос­подь не сози­ждет дома, напрасно тру­дятся стро­я­щие его” (Пс. 126, 1). Только Гос­подь наш Иисус Хри­стос, давший запо­ведь о един­стве, есть Тот, Кто может дать силы для ее испол­не­ния, ибо Он есть “путь и истина и жизнь” (Ин. 14, 6). Зада­чей же пра­во­слав­ных хри­стиан явля­ется сора­бот­ни­че­ство Богу в деле спа­се­ния во Христе.

3. Пра­во­слав­ное сви­де­тель­ство ино­слав­ному миру

3.1. Пра­во­слав­ная Цер­ковь явля­ется хра­ни­тель­ни­цей Пре­да­ния и бла­го­дат­ных даров Древ­ней Церкви, и поэтому глав­ной своей зада­чей в отно­ше­ниях с ино­сла­вием счи­тает посто­ян­ное и настой­чи­вое сви­де­тель­ство, веду­щее к рас­кры­тию и при­ня­тию истины, выра­жен­ной в этом Пре­да­нии. Как гово­рится в реше­нии Тре­тьего Пред­со­бор­ного Все­пра­во­слав­ного Сове­ща­ния (1986): “Пра­во­слав­ная Цер­ковь в глу­бо­ком убеж­де­нии и цер­ков­ном само­со­зна­нии, что она явля­ется носи­тель­ни­цей и сви­де­тель­ни­цей веры и Пре­да­ния Единой Святой Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви, твердо верит, что она зани­мает цен­траль­ное место в деле про­дви­же­ния к един­ству хри­стиан в совре­мен­ном мире… Мис­сией и долгом Пра­во­слав­ной Церкви явля­ется пре­по­да­ние во всей пол­ноте истины, содер­жа­щейся в Свя­щен­ном Писа­нии и Свя­щен­ном Пре­да­нии, кото­рая и сооб­щает Церкви ее уни­вер­саль­ный харак­тер… Эта ответ­ствен­ность Пра­во­слав­ной Церкви, равно как и ее эку­ме­ни­че­ская миссия отно­си­тельно един­ства Церкви, были выра­жены Все­лен­скими Собо­рами. Они осо­бенно под­чер­ки­вали нераз­рыв­ную связь правой веры с обще­нием в Таин­ствах. Пра­во­слав­ная Цер­ковь всегда стре­ми­лась при­влечь раз­лич­ные хри­сти­ан­ские Церкви и кон­фес­сии к сов­мест­ному поиску утра­чен­ного един­ства хри­стиан, дабы все пришли к соеди­не­нию веры…”.

3.2. Задача пра­во­слав­ного сви­де­тель­ства воз­ло­жена на каж­дого члена Церкви. Пра­во­слав­ные хри­сти­ане должны ясно осо­зна­вать, что сохра­ня­е­мая и испо­ве­ду­е­мая ими вера имеет все­лен­ский, уни­вер­саль­ный харак­тер. Цер­ковь не только при­звана учить своих чад, но и сви­де­тель­ство­вать тем, кто поки­нул ее, об истине. “Но как при­зы­вать Того, в Кого не уве­ро­вали? как веро­вать в Того, о Ком не слы­хали? как слы­шать без про­по­ве­ду­ю­щего?” (Рим. 10.14). Долг пра­во­слав­ных хри­стиан — сви­де­тель­ство­вать о той истине, кото­рая была навсе­гда вве­рена Церкви, ибо, по выра­же­нию апо­стола Павла, “мы сора­бот­ники у Бога” (1Кор. 3.9).

4. Диалог с ино­сла­вием

4.1. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь ведет бого­слов­ский диалог с ино­сла­вием уже более двух веков. Для этого диа­лога харак­терно соче­та­ние дог­ма­ти­че­ской прин­ци­пи­аль­но­сти и брат­ской любви. Ука­зан­ный прин­цип сфор­му­ли­ро­ван в “Ответ­ном посла­нии Свя­тей­шего Синода Все­лен­ской Пат­ри­ар­хии” (1903) при­ме­ни­тельно к методу бого­слов­ского диа­лога с англи­ка­нами и ста­ро­ка­то­ли­ками: в отно­ше­нии ино­слав­ных “должны быть брат­ская готов­ность помочь им разъ­яс­не­ни­ями, обыч­ная вни­ма­тель­ность к их лучшим жела­ниям, воз­мож­ная снис­хо­ди­тель­ность к есте­ствен­ным при веко­вом раз­де­ле­нии недо­уме­ниям, но в то же время твер­дое испо­ве­да­ние истины нашей Все­лен­ской Церкви как единой хра­ни­тель­ницы Хри­стова насле­дия и еди­ного спа­си­тель­ного ков­чега Боже­ствен­ной бла­го­дати… Задача наша по отно­ше­нию к ним должна состо­ять … в том, чтобы, не пола­гая им лишних пре­град к еди­не­нию неумест­ной нетер­пи­мо­стью и подо­зри­тель­но­стью… рас­крыть им нашу веру и неиз­мен­ное убеж­де­ние в том, что только наша восточ­ная пра­во­слав­ная Цер­ковь, непо­вре­жденно сохра­нив­шая все­це­лый залог Хри­стов, есть в насто­я­щее время Цер­ковь все­лен­ская, и тем на самом деле пока­зать им, что они должны иметь в виду и на что решиться, если дей­стви­тельно верят в спа­си­тель­ность пре­бы­ва­ния в Церкви и искренно желают еди­не­ния с нею…”.

4.2. Харак­тер­ной осо­бен­но­стью про­во­ди­мых Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью диа­ло­гов с ино­сла­вием явля­ется их бого­слов­ский харак­тер. Задача бого­слов­ского диа­лога – объ­яс­нить ино­слав­ным парт­не­рам эккле­зио­ло­ги­че­ское само­со­зна­ние Пра­во­слав­ной Церкви, основы ее веро­уче­ния, кано­ни­че­ского строя и духов­ной тра­ди­ции, рас­се­ять недо­уме­ния и суще­ству­ю­щие сте­рео­типы.

4.3. Пред­ста­ви­тели Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви ведут диа­логи с ино­слав­ными на основе вер­но­сти апо­столь­скому и свя­то­оте­че­скому Пре­да­нию Пра­во­слав­ной Церкви, учению Все­лен­ских и Помест­ных Собо­ров. При этом исклю­ча­ются всякие дог­ма­ти­че­ские уступки и ком­про­миссы в вере. Ника­кие доку­менты и мате­ри­алы бого­слов­ских диа­ло­гов и пере­го­во­ров не имеют обя­за­тель­ной силы для Пра­во­слав­ных Церк­вей до окон­ча­тель­ного утвер­жде­ния их всей Пра­во­слав­ной Пол­но­той.

4.4. С точки зрения пра­во­слав­ных, для ино­сла­вия путь вос­со­еди­не­ния есть путь исце­ле­ния и пре­об­ра­же­ния дог­ма­ти­че­ского созна­ния. На этом пути должны быть вновь осмыс­лены темы, обсуж­дав­ши­еся в эпоху Все­лен­ских Собо­ров. Важным в диа­логе с ино­сла­вием явля­ется изу­че­ние духов­ного и бого­слов­ского насле­дия святых отцов – выра­зи­те­лей веры Церкви.

4.5. Сви­де­тель­ство не может быть моно­ло­гом – оно пред­по­ла­гает слы­ша­щих, пред­по­ла­гает обще­ние. Диалог под­ра­зу­ме­вает две сто­роны, вза­им­ную откры­тость к обще­нию, готов­ность к пони­ма­нию, не только “отвер­стые уши”, но и “рас­ши­рен­ное сердце” (2Кор. 6:11). Именно поэтому одной из важ­ней­ших в диа­логе пра­во­слав­ного бого­сло­вия с ино­сла­вием должна стать про­блема бого­слов­ского языка, пони­ма­ния и интер­пре­та­ции.

4.6. Весьма отрад­ным и вдох­нов­ля­ю­щим явля­ется тот факт, что ино­слав­ная бого­слов­ская мысль в лице своих лучших пред­ста­ви­те­лей про­яв­ляет искрен­ний и глу­бо­кий инте­рес к изу­че­нию свя­то­оте­че­ского насле­дия, веро­уче­ния и строя Древ­ней Церкви. В то же время сле­дует при­знать, что во вза­и­мо­от­но­ше­ниях пра­во­слав­ного и ино­слав­ного бого­сло­вия оста­ется много нераз­ре­шен­ных про­блем и раз­но­мыс­лий. Причем даже фор­маль­ное сход­ство во многих аспек­тах веры не озна­чает под­лин­ного един­ства, поскольку эле­менты веро­уче­ния в пра­во­слав­ной тра­ди­ции и ино­слав­ном бого­сло­вии интер­пре­ти­ру­ются по-раз­ному.

4.7. Диалог с ино­сла­вием вновь воз­ро­дил пони­ма­ние того, что единая кафо­ли­че­ская истина и норма в раз­лич­ных куль­турно-язы­ко­вых кон­текстах может быть выра­жена и вопло­щена в раз­лич­ных формах. В ходе диа­лога необ­хо­димо уметь отли­чать свое­об­ра­зие кон­тек­ста от дей­стви­тель­ного откло­не­ния от кафо­ли­че­ской пол­ноты. Должна быть иссле­до­вана тема пре­де­лов мно­го­об­ра­зия в едином кафо­ли­че­ском пре­да­нии.

4.8. Сле­дует реко­мен­до­вать созда­ние в рамках бого­слов­ских диа­ло­гов сов­мест­ных иссле­до­ва­тель­ских цен­тров, групп и про­грамм. Важным сле­дует счи­тать регу­ляр­ное про­ве­де­ние сов­мест­ных бого­слов­ских кон­фе­рен­ций, семи­на­ров и науч­ных встреч, обмен деле­га­ци­ями, обмен пуб­ли­ка­ци­ями и вза­им­ное инфор­ми­ро­ва­ние, раз­ви­тие сов­мест­ных изда­тель­ских про­грамм. Боль­шое зна­че­ние имеет также обмен спе­ци­а­ли­стами, пре­по­да­ва­те­лями и бого­сло­вами.

4.9. Важное зна­че­ние имеет направ­ле­ние бого­сло­вов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в веду­щие центры ино­слав­ной бого­слов­ской науки. Также необ­хо­димо при­гла­шать ино­слав­ных бого­сло­вов в Духов­ные школы и учеб­ные заве­де­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви для изу­че­ния пра­во­слав­ного бого­сло­вия. В про­грам­мах Духов­ных школ Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви боль­шее вни­ма­ние должно быть уде­лено иссле­до­ва­нию хода и резуль­та­тов бого­слов­ских диа­ло­гов, а также изу­че­нию ино­сла­вия.

4.10. Помимо соб­ственно бого­слов­ских тем диалог должен вестись и по широ­кому спек­тру про­блем вза­и­мо­дей­ствия Церкви и мира. Важным направ­ле­нием раз­ви­тия отно­ше­ний с ино­сла­вием явля­ется сов­мест­ная работа в сфере слу­же­ния обще­ству. Там, где это не при­хо­дит в про­ти­во­ре­чие с веро­уче­нием и духов­ной прак­ти­кой, сле­дует раз­ви­вать сов­мест­ные про­граммы рели­ги­оз­ного обра­зо­ва­ния и кате­хи­за­ции.

4.11. Осо­бен­но­стью дву­сто­рон­них бого­слов­ских диа­ло­гов, в отли­чие от мно­го­сто­рон­них связей и уча­стия в межхри­сти­ан­ских орга­ни­за­циях, явля­ется то, что эти диа­логи выстра­и­ва­ются Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в том объеме и формах, какие Цер­ковь счи­тает в данный момент наи­бо­лее под­хо­дя­щими. Мери­лом и кри­те­рием здесь явля­ются успехи самого диа­лога, готов­ность парт­не­ров по диа­логу учи­ты­вать пози­цию Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в самом широ­ком (не только в бого­слов­ском) спек­тре цер­ковно-обще­ствен­ных про­блем.

5. Мно­го­сто­рон­ние диа­логи и уча­стие в работе межхри­сти­ан­ских орга­ни­за­ций

5.1. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь ведет диа­логи с ино­сла­вием не только на дву­сто­рон­ней, но и на мно­го­сто­рон­ней основе, в том числе и во все­пра­во­слав­ном пред­ста­ви­тель­стве, а также участ­вует в работе межхри­сти­ан­ских орга­ни­за­ций.

5.2. В вопросе о член­стве в раз­лич­ных хри­сти­ан­ских орга­ни­за­циях сле­дует при­дер­жи­ваться сле­ду­ю­щих кри­те­риев: Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь не может участ­во­вать в меж­ду­на­род­ных (региональных/национальных) хри­сти­ан­ских орга­ни­за­циях, в кото­рых а) устав, пра­вила или про­це­дура тре­буют отказа от веро­уче­ния или тра­ди­ций Пра­во­слав­ной Церкви, б) Пра­во­слав­ная Цер­ковь не имеет воз­мож­но­сти сви­де­тель­ство­вать о себе как о Единой Святой Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви, в) способ при­ня­тия реше­ний не учи­ты­вает эккле­зио­ло­ги­че­ского само­со­зна­ния Пра­во­слав­ной Церкви, г) пра­вила и про­це­дура пред­по­ла­гают обя­за­тель­ность “мнения боль­шин­ства”.

5.3. Уро­вень и формы уча­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в меж­ду­на­род­ных хри­сти­ан­ских орга­ни­за­циях должны учи­ты­вать их внут­рен­нюю дина­мику, повестку дня, при­о­ри­теты и харак­тер этих орга­ни­за­ций в целом.

5.4. Объем и мера уча­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в меж­ду­на­род­ных хри­сти­ан­ских орга­ни­за­циях опре­де­ля­ется Свя­щен­но­на­ча­лием исходя из сооб­ра­же­ний цер­ков­ной пользы.

5.5. Под­чер­ки­вая при­о­ри­тет­ность бого­слов­ского диа­лога, обсуж­де­ния норм веры, цер­ков­ного устрой­ства и прин­ци­пов духов­ной жизни, Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь, как и иные Помест­ные Пра­во­слав­ные Церкви, счи­тает воз­мож­ным и полез­ным участ­во­вать в работе раз­лич­ных меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций в сфере слу­же­ния миру – диа­ко­нии, соци­аль­ного слу­же­ния, миро­твор­че­ства. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь сотруд­ни­чает с раз­лич­ными хри­сти­ан­скими дено­ми­на­ци­ями и меж­ду­на­род­ными хри­сти­ан­скими орга­ни­за­ци­ями в деле общего сви­де­тель­ства перед лицом секу­ляр­ного обще­ства.

5.6. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь под­дер­жи­вает рабо­чие отно­ше­ния на уровне член­ства или коопе­ра­ции с самыми раз­лич­ными меж­ду­на­род­ными хри­сти­ан­скими орга­ни­за­ци­ями, а также реги­о­наль­ными и наци­о­наль­ными сове­тами церк­вей и хри­сти­ан­скими орга­ни­за­ци­ями, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щи­мися в обла­сти диа­ко­нии, моло­деж­ной работы или миро­твор­че­ства.

6. Отно­ше­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви с ино­сла­вием на ее кано­ни­че­ской тер­ри­то­рии

6.1. Связи Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви с ино­слав­ными хри­сти­ан­скими общи­нами в стра­нах СНГ и Балтии должны осу­ществ­ляться в духе брат­ского сотруд­ни­че­ства Пра­во­слав­ной Церкви с дру­гими тра­ди­ци­он­ными кон­фес­си­ями в целях коор­ди­на­ции дея­тель­но­сти в обще­ствен­ной жизни, сов­мест­ного отста­и­ва­ния хри­сти­ан­ских нрав­ствен­ных цен­но­стей, слу­же­ния обще­ствен­ному согла­сию, пре­кра­ще­ния про­зе­ли­тизма на кано­ни­че­ской тер­ри­то­рии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

6.2. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь утвер­ждает, что миссия тра­ди­ци­он­ных кон­фес­сий воз­можна лишь в тех усло­виях, когда она осу­ществ­ля­ется без про­зе­ли­тизма и не за счет “пере­ма­ни­ва­ния” веру­ю­щих, осо­бенно с исполь­зо­ва­нием мате­ри­аль­ных благ. Хри­сти­ан­ские общины стран СНГ и Балтии при­званы объ­еди­нить свои усилия в обла­сти при­ми­ре­ния и нрав­ствен­ного воз­рож­де­ния обще­ства, воз­вы­сить свой голос в защиту чело­ве­че­ской жизни и чело­ве­че­ского досто­ин­ства.

6.3. Пра­во­слав­ная Цер­ковь про­во­дит четкое раз­ли­чие между ино­слав­ными испо­ве­да­ни­ями, при­зна­ю­щими веру в Святую Троицу, Бого­че­ло­ве­че­ство Иисуса Христа, и сек­тами, кото­рые отвер­гают осно­во­по­ла­га­ю­щие хри­сти­ан­ские дог­маты. При­зна­вая за ино­слав­ными хри­сти­а­нами право на сви­де­тель­ство и рели­ги­оз­ное обра­зо­ва­ние среди групп насе­ле­ния, тра­ди­ци­онно к ним при­над­ле­жа­щих, Пра­во­слав­ная Цер­ковь высту­пает против всякой деструк­тив­ной мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти сект.

7. Внут­рен­ние задачи в связи с диа­ло­гом с ино­сла­вием

7.1. Отвер­гая оши­боч­ные с точки зрения пра­во­слав­ного веро­уче­ния взгляды, пра­во­слав­ные при­званы с хри­сти­ан­ской любо­вью отно­ситься к людям, их испо­ве­ду­ю­щим. Обща­ясь с ино­слав­ными, пра­во­слав­ные сви­де­тель­ствуют о Свя­тыне Пра­во­сла­вия, о един­стве Церкви. Сви­де­тель­ствуя об Истине, пра­во­слав­ные должны быть достойны своего сви­де­тель­ства. Недо­пу­стимы оскорб­ле­ния в адрес ино­слав­ных.

7.2. Необ­хо­димо досто­вер­ное и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ное инфор­ми­ро­ва­ние цер­ков­ной обще­ствен­но­сти о ходе, зада­чах и пер­спек­ти­вах кон­так­тов и диа­лога Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви с ино­сла­вием.

7.3. Цер­ковь осуж­дает тех, кто, исполь­зуя недо­сто­вер­ную инфор­ма­цию, пред­на­ме­ренно иска­жает задачи сви­де­тель­ства Пра­во­слав­ной Церкви ино­слав­ному миру и созна­тельно кле­ве­щет на Свя­щен­но­на­ча­лие Церкви, обви­няя его в “измене Пра­во­сла­вию”. К таким людям, сеющим семена соблазна среди про­стых веру­ю­щих, сле­дует при­ме­нять кано­ни­че­ские пре­ще­ния. В этом отно­ше­нии сле­дует руко­вод­ство­ваться реше­ни­ями Все­пра­во­слав­ной встречи в Сало­ни­ках (1998): “Деле­гаты еди­но­гласно осу­дили те группы рас­коль­ни­ков, а также опре­де­лен­ные экс­тре­мист­ские группы внутри Помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вей, кото­рые исполь­зуют тему эку­ме­низма для кри­тики цер­ков­ного руко­вод­ства и под­рыва его авто­ри­тета, тем самым пыта­ясь вызвать раз­но­гла­сия и рас­колы в Церкви. В под­держку своей неспра­вед­ли­вой кри­тики они исполь­зуют ложные мате­ри­алы и дез­ин­фор­ма­цию. Деле­гаты также под­черк­нули, что пра­во­слав­ное уча­стие в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии всегда осно­вы­ва­лось и осно­вы­ва­ется на Пра­во­слав­ном Пре­да­нии, на реше­ниях Свя­щен­ных Сино­дов Помест­ных Пра­во­слав­ных Церк­вей и все­пра­во­слав­ных встреч… Участ­ники еди­но­душны в своем пони­ма­нии необ­хо­ди­мо­сти про­дол­же­ния уча­стия в разных формах межхри­сти­ан­ской дея­тель­но­сти. Мы не имеем права отка­зы­ваться от миссии, воз­ло­жен­ной на нас Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом, – миссии сви­де­тель­ства Истины перед непра­во­слав­ным миром. Мы не должны пре­ры­вать отно­ше­ний с хри­сти­а­нами других кон­фес­сий, гото­выми сотруд­ни­чать с нами… За многие деся­ти­ле­тия пра­во­слав­ного уча­стия в эку­ме­ни­че­ском дви­же­нии ни один из (офи­ци­аль­ных) пред­ста­ви­те­лей той или иной Помест­ной Пра­во­слав­ной Церкви нико­гда не пре­да­вал Пра­во­сла­вие. Напро­тив, эти пред­ста­ви­тели всегда хра­нили полную вер­ность и послу­ша­ние своим цер­ков­ным вла­стям, дей­ство­вали в полном согла­сии с кано­ни­че­скими пра­ви­лами, уче­нием Все­лен­ских Собо­ров и отцов Церкви и со Святым Пре­да­нием Пра­во­слав­ной Церкви”. Опас­ность для Церкви пред­став­ляют и те, кто участ­вует в межхри­сти­ан­ских кон­так­тах, высту­пая от лица Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви без бла­го­сло­ве­ния цер­ков­ной власти, а также и те, кто вносит соблазн в пра­во­слав­ную среду, всту­пая в кано­ни­че­ски недо­пу­сти­мое сакра­мен­таль­ное обще­ние с ино­сла­вием.

Заклю­че­ние

Ушед­шее тыся­че­ле­тие было отме­чено тра­ге­дией раз­де­ле­ния, вражды и отчуж­де­ния. В XX веке раз­де­лен­ные хри­сти­ане про­явили стрем­ле­ние к обре­те­нию един­ства в Церкви Хри­сто­вой. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь отве­тила готов­но­стью вести диалог истины и любви с ино­слав­ными хри­сти­а­нами, диалог, вдох­нов­лен­ный при­зы­вом Христа и бого­за­по­ве­дан­ной целью хри­сти­ан­ского един­ства. И сего­дня, на пороге тре­тьего тыся­че­ле­тия со дня Рож­де­ства по плоти Гос­пода нашего и Спа­си­теля Иисуса Христа, Пра­во­слав­ная Цер­ковь вновь с любо­вью и настой­чи­во­стью при­зы­вает всех тех, для кого бла­го­сло­вен­ное имя Иисуса Христа выше вся­кого дру­гого имени под небом (Деян. 4.12), к бла­жен­ному един­ству в Церкви: “Уста наши отвер­сты к вам … сердце наше рас­ши­рено” (2Кор. 6.11).

^ При­ме­ча­ния

1. Мне было не все равно, к кому прийти. Я пришел не к любому свя­щен­нику, а к тому, кто одна­жды назвал меня, бап­ти­ста, братом. Так и сказал: «Брат, помо­лись за меня, а то суета заела…».
2. К нам в Дом Молитвы при­хо­дили как-то мест­ные свя­щен­ники, о. Д. и о. Е. На нашем брат­ском совете они что-то гово­рили про воз­вра­ще­ние в Цер­ковь, про орга­ни­за­цию дис­кус­сии в Доме Молитвы. Но тогда мне не о чем было дис­ку­ти­ро­вать: у меня был Отец Небес­ный, у меня было Его Слово, у меня был Его Дух.
3. Миссия по рас­про­стра­не­нию Свя­щен­ного Писа­ния (от Рос­сий­ского Биб­лей­ского Обще­ства).
4. Меж­ду­на­род­ная миссия, кото­рая, кроме всего про­чего, зани­ма­ется про­по­ве­дью Еван­ге­лия через показ фильма «Иисус» в боль­ни­цах, учеб­ных заве­де­ниях, домах куль­туры и т.д.
5. К сожа­ле­нию, сего­дня за этим наиме­но­ва­нием может скры­ваться деструк­тив­ный культ
6. Кстати, меж­кон­фес­си­о­наль­ные встречи уже три года про­хо­дят у меня дома – еже­дневно с утра и до вечера. Дело в том, что мы живем вместе с тещей (золо­той души чело­век!), кото­рая явля­ется одним из ста­рей­ших членов общины ЕХБ. Мы вместе при­сут­ствуем на «домаш­ней церкви» – по вече­рам, когда насту­пает время читать Библию и молиться.
В личной жизни меня еще многое свя­зы­вает с бап­тиз­мом. Моя мама – при­хо­жанка церкви ЕХБ, мой брат недавно стал пре­сви­те­ром (кстати, в свое время с мис­си­о­нер­ским рве­нием я бук­вально за руку при­та­щил его в Дом Молитвы).
7. Веру­ю­щий чело­век обре­тает Небес­ную Родину, но, по моему мнению, это не значит, что он должен охла­деть к Родине земной. Насколько велика была любовь апо­стола Павла к своим сооте­че­ствен­ни­кам! Он писал: «Истину говорю во Христе, не лгу, сви­де­тель­ствует мне совесть моя в Духе Святом, что вели­кая для меня печаль и непре­стан­ное муче­ние сердцу моему: я желал бы сам быть отлу­чен­ным от Христа за бра­тьев моих, родных мне по плоти, то есть Изра­иль­тян…» (Рим. 9:1–4). Уди­ви­тельно! Апо­стол Павел гово­рит, что свое отлу­че­ние от Христа он пере­жи­вал бы не так страшно, как отлу­че­ние от Христа своих сооте­че­ствен­ни­ков! Если рус­ский про­те­стант любит Россию и пере­жи­вает за пра­во­слав­ных людей, то это еще только начало. Высота хри­сти­ан­ской любви – «непре­стан­ное муче­ние сердцу», готов­ность обме­нять свой «про­те­стант­ский опти­мизм» на «вели­кую печаль» за рус­ского, пусть даже и пра­во­слав­ного.
8. В этой книге под про­те­стан­тами я имею в виду, прежде всего, еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов и хри­стиан веры еван­гель­ской (пяти­де­сят­ни­ков), хотя к про­те­стан­тизму их можно отне­сти лишь по неко­то­рым общим прин­ци­пам (таким, напри­мер, как «при­зна­ние исклю­чи­тель­ного авто­ри­тета Свя­щен­ного Писа­ния в про­ти­во­по­лож­ность цер­ков­ной тра­ди­ции, учение об оправ­да­нии верой, отри­ца­ние осо­бого боже­ствен­ного авто­ри­тета духо­вен­ства» и т.д.)
9. А потом пре­кра­ти­лось из-за новых рас­це­нок на эфир­ное время.
10. Пре­красно вела эту руб­рику жур­на­листка Ш., кото­рая явля­лась членом пяти­де­сят­ни­че­ской общины «Кеме­ров­ский хри­сти­ан­ский центр».
11. Хотя «Закон Божий» и гово­рит, что «для нашего спа­се­ния нужны вера, молитва и добрые дела», но не надо в этих словах подо­зре­вать ума­ле­ние важ­но­сти веры. Ведь апо­стол Иаков писал, что «вера без дел мертва» (Иак. 2:20). Пра­во­сла­вие гово­рит не только о необ­хо­ди­мо­сти веры, но и о гроз­ном пре­ду­пре­жде­нии Гос­пода Иисуса Христа: «Идите от Меня, про­кля­тые, в огонь вечный…, ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напо­или Меня; был стран­ни­ком, и не при­няли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в тем­нице, и не посе­тили Меня» (Мф. 25:41–43).
12. «Чудо цер­ков­ного собра­ния в том, что оно не «сумма» греш­ных и недо­стой­ных людей, состав­ля­ю­щих его, а Тело Хри­стово… И свя­тость Церкви – не наша свя­тость, а Христа, кото­рый воз­лю­бил Цер­ковь и предал себя за нее, «чтобы освя­тить ее… дабы она была свята и непо­рочна» (Еф. 5:25–27), и свя­тость святых есть только рас­кры­тие и осу­ществ­ле­ние того освя­ще­ния, той свя­то­сти, кото­рую каждый из нас полу­чил в день кре­ще­ния, и воз­рас­тать в кото­рой мы все при­званы. Но мы не могли бы воз­рас­тать в ней, если бы уже не имели ее как дар Божий, как при­сут­ствие Его в нас Духом Святым».
13. «Любовь Хри­стова есть начало, содер­жа­ние и цель жизни Церкви, и любовь есть по суще­ству един­ствен­ный… при­знак Церкви: «По тому узнают все, что вы Мои уче­ники, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35). Но тогда собра­ние в Цер­ковь есть, прежде всего, таин­ство любви. В цер­ковь мы идем за любо­вью, за той новой любо­вью Самого Христа, кото­рая дару­ется нам в нашем един­стве… Но потому так горестно, так про­ти­во­ре­чит искон­ному опыту Церкви наше тепе­реш­нее пре­дельно инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ное бла­го­че­стие, кото­рым мы эго­и­сти­че­ски отде­ляем себя от собра­ния, так что даже стоя в церкви про­дол­жаем ощу­щать одних «близ­кими», а других – «дале­кими», без­лич­ной массой, «не име­ю­щей отно­ше­ния» к нам и к нашей молитве и меша­ю­щей нам «духовно сосре­до­то­читься»… Само назна­че­ние Церкви – в пре­одо­ле­нии страш­ного, диа­во­лом в мир вве­ден­ного и его погу­бив­шего отчуж­де­ния».
14. Данная весьма жест­кая само­оценка, кроме всего про­чего, сви­де­тель­ствует и о глу­бо­ком пока­я­нии, а ведь пока­я­ние, по словам Христа, – залог спа­се­ния.
15. Учеб­ник выпу­щен Заоч­ным Биб­лей­ским инсти­ту­том ФСЕХБ, кото­рый теперь назы­ва­ется Мос­ков­ским Бого­слов­ским инсти­ту­том Союза ЕХБ, и кото­рый я почти закон­чил.
16. Как это, напри­мер, про­изо­шло у «Сви­де­те­лей Иеговы» в их пере­воде Библии на англий­ский язык и пере­воде Нового Завета на рус­ский язык.
17. Пра­во­слав­ную Цер­ковь хвалят, но эту суть не видят. Цитата из жур­нала «Вест­ник истины» Совета Церк­вей ЕХБ: «Гос­подь отве­тил на иска­ния истины в среде народа, насе­ля­ю­щего огром­ное евро­ази­ат­ское про­стран­ство. Сви­де­тель­ство тому… – осу­ществ­ле­ние бла­го­сло­вен­ного дела пере­вода Библии на рус­ский язык… Боль­шая заслуга в этом святом деле при­над­ле­жит неко­то­рым духов­ным лицам пра­во­слав­ной церкви, кото­рые про­явили нема­лую рев­ность и огром­ные усилия… Нужно отме­тить, что работа над пере­во­дом велась с боль­шой тща­тель­но­стью и была сде­лана гра­мотно и точно…».
18. «Течет ли из одного отвер­стия источ­ника слад­кая и горь­кая вода?» (Иак. 3:11). «Не может дерево доброе при­но­сить плоды худые, ни дерево худое при­но­сить плоды добрые» (Мф. 7:18).
19. «Савл, что ты гонишь Меня?» – сказал Иисус (см. Деян. 9:4). Но ведь Савл гнал не Гос­пода, а Его уче­ни­ков. Савл терзал хри­стиан, а, ока­зы­ва­ется – терзал Христа. Значит, и почи­та­ние святых может быть почи­та­нием Самого Гос­пода. «Кто при­ни­мает вас, при­ни­мает Меня» (Мф. 10:40).
20. Это, конечно, край­ность, но она зако­но­мерна, когда вне охра­ни­тель­ных рамок Свя­щен­ного Пре­да­ния пыта­ются бороться с другой край­но­стью – дог­ма­том о непо­роч­ном зача­тии Девы Марии и воз­зре­нии, что она «вос­села по левую сто­рону Бога Отца» (пра­во­слав­ные хри­сти­ане, как и про­те­станты, эти заблуж­де­ния отвер­гают).
21. Мнение бап­тист­ских бого­сло­вов: «Мы не имеем права всех таких хри­стиан огульно назы­вать идо­ло­по­клон­ни­ками. Идо­ло­по­клон­ники могут най­тись и в тех церк­вах, где нет обычая молиться на иконы. Бап­ти­сты не молятся на иконы, но не исклю­чена воз­мож­ность, что среди них най­дется немало «идо­ло­по­клон­ни­ков», отдав­ших первое место в своих серд­цах отнюдь не Христу. В като­ли­че­ских и пра­во­слав­ных храмах тысячи людей скло­ня­ются перед ико­нами, но среди таких моля­щихся име­ются люди, для кото­рых Хри­стос дороже всего. Не их вина, что их с дет­ства при­учили именно к такой форме покло­не­ния Богу… Дело не в форме, а в содер­жа­нии. Если содер­жа­нием их жизни явля­ется Хри­стос, то они воис­тину дети Божьи.«Все, что не по вере, грех» (Рим. 14:23), – пишет апо­стол Павел. Если хри­сти­а­нин, любя­щий Христа, искренне верит, что молиться Богу надо… на коле­нях перед иконой, то он посту­пает по своей вере, по своим убеж­де­ниям… Такие души и состав­ляют из себя Цер­ковь Хри­стову, кото­рую не одо­леют врата ада».
22. Кстати, икона – слово гре­че­ское. Оно не раз упо­треб­ля­ется в Новом Завете на гре­че­ском языке. Гос­подь Иисус Хри­стос, как повест­вует Новый Завет в Сино­даль­ном пере­воде, явля­ется «обра­зом Бога неви­ди­мого» (см. 2Кор. 4:4), а по-гре­че­ски – иконой Бога.
23. Если в пра­во­сла­вии молит­во­слов один для всех, то в бап­тизме у каж­дого хри­сти­а­нина свой «молит­во­слов». Бап­тист молится, в основ­ном, своими сло­вами, но очень часто его молитвы обле­ка­ются в затвер­дев­шие сло­вес­ные формы. Это отно­сится и к личной, и к обще­ствен­ной молитве. В общине ЕХБ, кото­рую я посе­щал, при­мерно одни и те же молитвы звучат перед нача­лом и перед окон­ча­нием собра­ния, над хлебом и вином в Евха­ри­стии, перед при­ня­тием пищи и после, при бла­го­сло­ве­нии детей и моло­до­же­нов и т.д. Помню, один пожи­лой про­по­вед­ник всегда закан­чи­вал свою про­по­ведь молит­вой, кото­рую он неиз­менно повто­рял слово в слово. Я это к тому, что если у бап­ти­ста в молитве появ­ля­ется форма (а это, как я много раз убеж­дался, неиз­бежно для вся­кого моля­ще­гося), значит, и у бап­ти­ста (как и у пра­во­слав­ного) может быть фор­маль­ная молитва, только на словах, не затра­ги­ва­ю­щая сердце. Я это знаю по себе.
24. Не с без­бо­жием, а с заме­ной веры рели­ги­оз­ным чув­ством. Об этом хорошо напи­сано у о. Алек­сандра Шме­мана: «Раз­ница между ними (верой и рели­ги­оз­ным чув­ством – прим. авт.) поис­тине огром­ная. Вера есть всегда и прежде всего встреча с Другим, обра­ще­ние к Дру­гому, при­ня­тие Его как «пути, истины и жизни», любовь к Нему и жела­ние все­це­лого един­ства с Ним – так что «уже не я живу, но живет во мне Хри­стос» (Гал. 2:20). Вера неиз­менно тре­бует испо­ве­да­ния, выра­же­ния, при­вле­че­ния и обра­ще­ния к себе других. Рели­ги­оз­ное чув­ство, напро­тив, пре­дельно инди­ви­ду­а­ли­стично… Вера непре­менно жаждет целост­но­сти про­све­ще­ния собою, под­чи­не­ния себе и разума, и воли, и всей жизни. Рели­ги­оз­ное чув­ство, напро­тив, легко при­ни­мает разрыв между рели­гией и жизнью…
В пра­во­слав­ном вари­анте [рели­ги­оз­ное чув­ство] выра­жа­ется пре­иму­ще­ственно в утроб­ной при­вя­зан­но­сти… к внеш­ним формам цер­ков­ной жизни… Абсо­лют­ная и вечная новизна хри­сти­ан­ства – только в вере… Только вере, потому что она от Духа и знает Истину, дана сила живо­тво­рить плоть формы, пре­тво­рять ее «во еди­ного Духа при­ча­стие»… Рели­ги­оз­ное чув­ство в самой сущ­но­сти своей пита­ется… самим собою, своим само­услаж­де­нием и само­до­вле­е­мо­стью. Об этом лучше всего сви­де­тель­ствует пора­зи­тель­ное рав­но­ду­шие к содер­жа­нию веры, полное отсут­ствие инте­реса к тому, во что верит вера, у подав­ля­ю­щего боль­шин­ства людей, назы­ва­ю­щих себя веру­ю­щими и вполне искренне при­вер­жен­ных Церкви».
25. «Ну, почему устав­ным выра­же­нием лица у слиш­ком замет­ной части наших при­хо­жан счи­та­ются тоск­ли­вые глаза бас­сет­ха­унда? Наша вера назы­ва­ется право-славие; это же такое радост­ное назва­ние! У Иоанна Лествич­ника есть упо­ми­на­ние о людях, кото­рые «одер­жимы бесом печали» (Лествица 5, 29). Я помню, когда был еще семи­на­ри­стом, то водил экс­кур­сии по Троице-Сер­ги­е­вой лавре… В те вре­мена, это дей­стви­тельно было уни­каль­ней­шее место на земле по кон­цен­тра­ции счаст­ли­вых людей на квад­рат­ный кило­метр тер­ри­то­рии. Такая свет­лая, спо­кой­ная радость была в тогдаш­них мона­хах… Так что же мы чер­паем из нашей веры – скорбь или радость? Мне очень дорог такой рас­сказ из древ­него пате­рика. Два моло­дых послуш­ника пошли в город, там нагре­шили, воз­вра­ща­ются в мона­стырь и каются. Старцы опре­де­ляют епи­ти­мью, каж­дого запи­рают в отдель­ной келье: кай­тесь, моли­тесь. Через неделю откры­вают дверь пер­вого монаха. Он выхо­дит весь исху­дав­ший, покрас­нев­шие глаза, блед­ные щеки. Спра­ши­вают его: «Что ты делал в эти дни?». «Я каялся и молил Гос­пода про­стить мой грех». Старцы гово­рят «хорошо» и откры­вают вторую келью. Второй монах выхо­дит румя­ный, весе­лый. Спра­ши­вают: «А ты что делал в эти дни?» – Я молился и бла­го­да­рил Бога за то, что Он про­стил мне мой грех». Старцы посо­ве­ща­лись и ска­зали: «Оба пути равно хороши».
26. Я пере­чис­лил их в том составе, кото­рый опи­сы­вает пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник.
27. Неко­то­рые братья и сестры гово­рили, что мои про­по­веди вызы­вали у них боль­шое эмо­ци­о­наль­ное удо­вле­тво­ре­ние.
28. Этот пес был каким-то роком для моей семьи. Млад­ший брат в девять лет стал жерт­вой пса: тот разо­драл ему локоть. Через несколько лет был серьезно иску­сан сред­ний брат. Злоб­ный пес доби­рался уже и до меня. Одна­жды он кинулся на меня так, что два звена цепи разо­гну­лись и цепь спала. Благо, сторож вовремя кинулся на этого грязно-бурого кобеля. Да он больше на гиену был похож! Хотя, надо при­знаться, им доро­жат: без такой собачки в Завод­ском районе вряд ли обой­дешься.
29. «В Москве в 1988 г. про­вели экс­пе­ри­мент. Шумя­щий, буй­ству­ю­щий Арбат и трое экс­пе­ри­мен­та­то­ров. Дого­во­ри­лись с мили­ци­о­не­ром, что он не будет вме­ши­ваться (он стоял в пяти­де­сяти метрах от про­ис­хо­дя­щего). Двое «били» ногами тре­тьего. Три минуты про­дол­жа­лось дей­ствие, никто не вме­шался. Рядом высту­пал бард, толпа стояла и слу­шала его, головы повер­ну­лись на крики, но потом повер­ну­лись обратно, про­дол­жая слу­шать кон­церт. Эмо­ци­о­наль­ное пере­жи­ва­ние песен было силь­нее, богаче. Уверен, многие из них пере­жи­вали высо­чай­шее эмо­ци­о­наль­ное удо­вле­тво­ре­ние. Но ни один из слу­ша­ю­щих не повер­нулся и не помог, ни один из них не бро­сился к мили­ци­о­неру. Видимо пола­гали, что мили­ци­о­нер сам все видит. В подоб­ных ситу­а­циях, кото­рые в жизни встре­ча­ются нередко, тре­бу­ется посту­пок. И если этого поступка не про­ис­хо­дит, в чело­веке начи­на­ется нрав­ствен­ная дегра­да­ция».
30. Пока­я­нием у бап­ти­стов назы­ва­ется, прежде всего, «обряд» обра­ще­ния к Богу, когда чело­век, решив­ший начать хри­сти­ан­скую жизнь, должен на собра­нии общины выйти вперед, встать на колени и пуб­лично попро­сить у Бога про­ще­ния. Таким обра­зом, чело­век ста­но­вится «ново­об­ра­щен­ным». Правда, я так и не смог пре­одо­леть свою стес­ни­тель­ность, и каялся наедине с пре­сви­те­ром.
31. Правда, как мис­си­о­нер, я все еще рабо­тал: вел (и до сих пор веду) еже­днев­ную про­грамму по теле­фону-авто­ин­фор­ма­тору «Биб­лей­ские рас­сказы и ответы на ваши вопросы». Год назад к этому доба­ви­лись: под­го­товка еже­не­дель­ной про­граммы «Пра­во­слав­ное вос­кре­се­ние» для «Европы+» и про­ве­де­ние уроков «Закона Божьего» в Вос­крес­ной школе Николь­ского собора для взрос­лых при­хо­жан.
32. «Посто­янно демон­стри­ро­вать фасад нор­маль­но­сти и ском­пен­си­ро­ван­но­сти – без­бла­го­дат­ное дело; это очень тяже­лая и без­ра­дост­ная работа… Это, по слову поэта, «работа адова». И это воис­тину так».
33. Многие мыс­ли­тели пришли к этой истине. Напри­мер, Гете сказал, что самая глу­бо­кая из про­па­стей нахо­дится в сердце чело­века. А еще до него Руссо гово­рил о себе так: «Я вижу добро, я люблю его, и в то же время делаю зло». Оста­ется доба­вить, что «в своих кри­ти­че­ских выступ­ле­ниях против пра­во­слав­ной церкви Тол­стой зашел так далеко, что стал отри­цать не только его обря­до­вую сто­рону, но и основы хри­сти­ан­ского веро­уче­ния. Тол­стой не верил в Христа, как Сына Божьего, умер­шего за грехи и вос­крес­шего для нашего оправ­да­ния. Хри­стос у него ока­зался на одном уровне с рели­ги­оз­ными фило­со­фами и муд­ре­цами».
34. «Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,/Да брат мой от меня не примет осуж­де­нья, /И дух сми­ре­ния, тер­пе­ния, любви /И цело­муд­рия мне в сердце оживи (из сти­хо­тво­ре­ния А.С. Пуш­кина – пере­ло­же­ния молитвы св. Ефрема Сирина).
35. Именно поэтому иной батюшка в про­по­веди может плохо ото­зваться о про­те­стан­тах. Это не шови­низм, а просто забота пас­тыря об овцах, пас­тыря, кото­рый может не раз­би­раться в слож­ном мире совре­мен­ного про­те­стан­тизма. Тем более что к послед­нему иные рели­гио­веды отно­сят и деструк­тив­ные культы.
36. Причем грязи может появиться еще больше, чем было до «уборки» (см. Мф. 12:43–45).
37. Мнение про­те­стант­ского пас­тора из жур­нала «Вера и жизнь»: «Наш взгляд таков. Бог хочет спасти всех. Это невоз­можно… явно не по при­чине бес­си­лия Бога. Значит, от чело­века что-то зави­сит. С другой сто­роны, мно­же­ство мест в Библии ука­зы­вают на то, что спа­се­ние – не наша заслуга. Что это – дар. Есть доста­точно мест, кото­рые гово­рят о нашем бес­си­лии перед грехом, о все­це­лом упо­ва­нии на милость. Дума­ется, что ответ коре­нится вот в чем. Как пра­вило, мы судим по поступ­кам. Однако поступки не всегда выра­жают состо­я­ние чело­ве­че­ского сердца. Чело­век может не делать явных грехов, но при этом быть гордым, сла­сто­лю­би­вым, зло­ре­чи­вым. И ко всему про­чему весьма дале­ким от само­осуж­де­ния. Другой же, наобо­рот, может совер­шать много явных грехов, осо­зна­вать их и очень глу­боко пере­жи­вать свое состо­я­ние… Даже при кре­ще­нии мы даем Богу обе­ща­ние не абсо­лютно без­греш­ной жизни (а спо­собны ли мы к ней?), а обе­ща­ние доброй сове­сти (другой вари­ант пере­вода – кре­ща­е­мый просит у Бога добрую совесть)». В народе на этот счет есть посло­вица: иной не пьет, и гор­дится, а иной пьет – и кается. Кстати, в притче о блуд­ном сыне оба этих чело­века из посло­вицы наглядно пред­став­лены – в обра­зах стар­шего и млад­шего бра­тьев (см. Лук. 15:11–32).
38. Одна­жды на собра­нии общины ЕХБ я с пафо­сом про­по­ве­до­вал: «Братья и сестры! Слава Богу, что Он хранит нас от гор­до­сти! Побла­го­да­рите же Его те, кто изба­вился от гор­до­сти!». До сих пор стыдно.
39. И такое пони­ма­ние зало­жено в веро­уче­нии ЕХБ: «Хри­сти­а­нин нуж­да­ется в посто­ян­ном освя­ще­нии в тече­ние всей жизни (Евр. 12, 14; Откр. 22, 11)… Освя­ще­ние осу­ществ­ля­ется Богом (1Фес. 5, 23) с уча­стием самого веру­ю­щего… К уча­стию чело­века отно­сится: 1) осуж­де­ние, испо­ве­да­ние своих грехов и созна­ние нужды в про­ща­ю­щей бла­го­дати Божьей (1Иоан. 1, 7–9; 1Кор. 11, 31; 2Кор. 7, 1; Евр. 4, 16)…». Инте­ресно, что сле­до­вать этому, вполне пра­во­слав­ному, пер­вому пункту я начал учиться только в пра­во­сла­вии. В бап­тизме сей пункт я сдал «экс­тер­ном» еще до кре­ще­ния.
40. Кстати, несколько слов кри­ти­кам пра­во­слав­ного аске­тизма. Пра­во­слав­ные подвиж­ники усми­ряли себя постом и бде­нием, пора­бо­щали себя вери­гами и юрод­ством не для того, чтобы «зара­бо­тать про­ще­ние». Они стре­ми­лись к победе над собой, к победе духа над плотью. Через воз­дер­жа­ние и другие подвиги они «рас­пи­нали» свою плоть (см. Гал. 5:24), как необъ­ез­жен­ную лошадь усми­ряют голо­дом, лишая ее избытка дурных сил. Здо­ро­вый дух, по Библии, – не столько в здо­ро­вом теле, сколько в стра­да­ю­щем (см. 1Пет. 4:1) (конечно, если стра­да­ние при­ни­ма­ется с бла­го­дар­но­стью, как из рук Самого Гос­пода). Силь­ный дух – в немощ­ной плоти. «Дух бодр, плоть же немощна» (Мф. 26:41), в НЗГЯ: «Дух дея­те­лен – плоть же бес­сильна». «Сила Моя совер­ша­ется в немощи», – гово­рит Гос­подь (2Кор. 12:9; см. также 1Кор. 2:3–4). Только тот, кто усми­ряет и пора­бо­щает свою плоть (как бы обес­си­ли­вая ее), спо­со­бен успешно побеж­дать «плот­ские похоти, вос­ста­ю­щие на душу» (см. 1Пет. 2:11) и не испол­нять «вожде­ле­ния плоти» (см. Гал. 5:16).
Тор­же­ство духа нам необ­хо­димо для того, чтобы испол­нить две самые глав­ные хри­сти­ан­ские запо­веди: воз­люби Бога всем серд­цем и воз­люби ближ­него, как самого себя. «Любовь – это цель. Борьба со стра­стями – это путь. Молитва – это дви­жу­щая сила». В этом – смысл пра­во­слав­ного аске­тизма и раз­вив­ше­гося из него пра­во­слав­ного мона­ше­ства.
41. Осо­бенно я уми­лялся «при­су­щей» мне, как бап­ти­сту, мис­си­о­нер­ской рев­но­сти. Хотя, по Библии, я должен был испы­ты­вать какие-то другие чув­ства: «Ибо если я бла­го­вест­вую, то нечем мне хва­литься, потому что это необ­хо­ди­мая обя­зан­ность моя, и горе мне, если не бла­го­вест­вую!» (1Кор. 9:16). «Так и вы, когда испол­ните все пове­лен­ное вам, гово­рите: мы рабы ничего не сто­я­щие, потому что сде­лали, что должны были сде­лать» (Лук. 17:10).
42. Навер­ное, в первый раз – на оче­ред­ной сессии в бап­тист­ском инсти­туте в Москве. Тогда после лекций вече­ром я уходил из обще­жи­тия, и забре­дал в гулкий полу­тем­ный кори­дор уми­рав­шего на ночь здания Союза ЕХБ. Здесь я читал Библию и молился, ста­ра­ясь себя уте­шить. Но, воз­вра­ща­ясь к ребя­там, только глубже прятал непо­нят­ную печаль.
43. Умело спро­во­ци­ро­ван­ный госу­дар­ством, раскол еван­гель­ско-бап­тист­ского брат­ства в 1961 году на два неза­ви­си­мых союза (рана, кото­рая не зажи­вает и кро­во­то­чит до сих пор – уже около сорока лет) пока­зал, до каких пре­де­лов может разыг­раться наша испор­чен­ная чело­ве­че­ская при­рода даже в среде бла­го­че­сти­вых рус­ских бап­ти­стов. (См.: Мак­си­мов С. Исто­рия Еван­гель­ско-бап­тист­ского брат­ства в период 1961–1999 года // Хри­сти­ан­ская газета Куз­басса. 2003, № 1. С. 8–9). Кстати, рас­коль­ни­кам Мак­си­мов ставит, на мой взгляд, точный диа­гноз: «Рас­коль­ник – это духовно боль­ной чело­век, еже­днев­ной пищей кото­рого явля­ются грехи других и соб­ствен­ная само­пра­вед­ность. Он посто­янно нуж­да­ется в оправ­да­нии рас­кола, про­из­во­дит соблазны и зара­жает своей болез­нью других. Поэтому ап. Павел пишет: «Осте­ре­гай­тесь про­из­во­дя­щих раз­де­ле­ния» Рим. 16:17». (Там же).
44. «Один из извест­ных духов­ных работ­ни­ков так гово­рит о себе в авто­био­гра­фии: «В годы моего уче­ни­че­ства я видел фари­сеев только на стра­ни­цах Еван­ге­лия. В сту­ден­че­ские годы я увидел фари­сеев в своих кол­ле­гах, и только совсем недавно я увидел его в самом себе. Это был день моего пол­ного духов­ного обнов­ле­ния».
45. «Во всех духов­ных, глу­бо­ких куль­ту­рах всегда был и есть инсти­тут послу­ша­ния и уче­ни­че­ства. Про­хож­де­ние этого пути сми­ряет гор­дыню… Гор­дость не надо путать с чув­ством досто­ин­ства. Гор­дыня есть само­ис­ту­кан­ство, источ­ник гнева, зави­сти. От гор­до­сти исхо­дит осуж­де­ние ближ­них, само­хваль­ство и вла­сто­лю­бие». «Святые Отцы учат, что духов­ную жизнь нельзя начи­нать сверху, то есть с испол­не­ния наи­выс­ших запо­ве­дей. Надо начи­нать ее снизу, то есть прежде всего надо очи­стить душу от стра­стей и поро­ков, при­об­ре­сти тер­пе­ние и другие доб­ро­де­тели, а тогда уже усо­вер­шен­ству­ется любовь к ближ­ним и к Богу».
46. Если кто собе­рется меня осу­дить, то пусть начнет с апо­стола Павла, кото­рый назы­вал Авра­ама отцом (см. Рим. 4:1, 16–18). Хри­стос ведь ясно сказал: «…отцом себе не назы­вайте никого» (выде­лено мой – прим.авт.) (Мф. 23:9).
47. Про­те­стант­ская тра­ди­ция лишена таин­ства испо­веди. Перед при­ча­стием откры­вать пре­сви­теру свои грехи и каяться в его при­сут­ствии перед Богом необя­за­тельно. Кстати, пра­во­слав­ное таин­ство испо­веди осно­вано на Библии: «При­зна­вай­тесь друг пред другом в про­ступ­ках и моли­тесь друг за друга, чтобы исце­литься: много может уси­лен­ная молитва пра­вед­ного» (Иак. 5:18). «Истинно говорю вам: что вы свя­жете на земле, то будет свя­зано на небе; и что раз­ре­шите на земле, то будет раз­ре­шено на небе» (Мф. 18:18), – так гово­рит Гос­подь апо­сто­лам и их пре­ем­ни­кам – пре­сви­те­рам или свя­щен­ни­кам.
48. В стрем­ле­нии отсто­ять рав­но­пра­вие членов церкви про­те­станты могут даже игно­ри­ро­вать Свя­щен­ное Писа­ние. Напри­мер, про­те­стант­ский учеб­ник «Исто­рия хри­сти­ан­ства» повест­вует: «В обя­зан­но­сти ста­рей­ших (пре­сви­те­ров – прим. авт.) вхо­дило совер­ше­ние кре­ще­ний и хле­бо­пре­лом­ле­ний. Но это не давало им право воз­вы­шаться над дру­гими веру­ю­щими и тре­бо­вать к своей пер­соне особых поче­стей». Срав­ните: «Достойно началь­ству­ю­щим пре­сви­те­рам должно ока­зы­вать сугу­бую честь…» (1Тим. 5:17).
49. «Возь­мите иго Мое на себя и научи­тесь от Меня, ибо Я кроток и смирен серд­цем, и най­дете покой душам вашим» (Мф. 11:29). «Бог гордым про­ти­вится, а сми­рен­ным дает бла­го­дать» (Иак. 4:6).
50. См. 1Тим. 3:15.
51. Один пример: в Сино­даль­ном пере­воде в 1Пет. 3:21 кре­ще­ние – это «обе­ща­ние Богу доброй сове­сти». В цер­ковно-сла­вян­ском вари­анте того же места кре­ще­ние – это «сове­сти благой вопро­ше­ние у Бога». Смысл откры­ва­ется иной, на мой взгляд, более глу­бо­кий.
52. Сми­ре­ние – основа пра­во­слав­ной молитвы. Откроем молит­во­слов. Утрен­нее и вечер­нее молит­вен­ные пра­вила.
Молитва мытаря: «Боже, мило­стив буди мне, греш­ному».
Молитва ко Пре­свя­той Троице (пере­вод): «Встав от сна, бла­го­дарю Тебя, Святая Троица, что, по вели­кой Твоей мило­сти и дол­го­тер­пе­нию, Ты, (Боже мой) не про­гне­вался на меня, лени­вого и греш­ного, и не пре­кра­тил жизни моей среди моих без­за­ко­ний, но оказал мне свой­ствен­ное Тебе чело­ве­ко­лю­бие и воз­двиг меня, лежа­щего без твер­дой надежды (на жизнь), чтобы при­не­сти Тебе утрен­нюю молитву и про­слав­лять власть Твою. Теперь озари Боже­ствен­ным светом Твоим мои мысли и открой мои уста, чтобы я изучал слова Твои (Свя­щен­ное Писа­ние) и пони­мал Твои запо­веди, испол­нял Твою волю, про­слав­лял Тебя от сердца, пол­ного веры в тебя…».
Молитва св. Мака­рия Вели­кого (пере­вод): «Что Тебе при­несу или что Тебе воздам, Вели­ко­да­ро­ви­тый Бес­смерт­ный Царь, Щедрый и Чело­ве­ко­лю­би­вый Гос­подь, за то, что меня, лени­вого на Твое слу­же­ние и ничего доб­рого не сде­лав­шего, Ты довел до конца этого про­шед­шего дня, направ­ляя к пови­но­ве­нию и спа­се­нию мою душу. Будь же мило­стив ко мне, греш­ному, не име­ю­щему ника­кого доб­рого дела. Ты Один Без­греш­ный, прости мои согре­ше­ния…».
53. Хотя с кое-какими лож­ными пред­став­ле­ни­ями об Отце мне при­шлось рас­статься. Вот что пишет Джеймс Пакер в своей книге «Познать Бога…» (о кото­рой один мой зна­ко­мый аме­ри­кан­ский мис­си­о­нер сказал, что это лучшая книга по бого­сло­вию за послед­ние сто лет): «Совре­мен­ный про­те­стан­тизм не желает отка­зы­ваться от «зажи­га­тель­ной» теории о некоем небес­ном Деде-Морозе… Уве­рен­ность в том, что Бог бес­ко­нечно снис­хо­ди­те­лен и добр, внед­ри­лась в созна­ние людей, как репей. А стоило этой идее пустить глу­бо­кие корни, как хри­сти­ан­ство, в истин­ном зна­че­нии этого слова, умерло. Ибо суть хри­сти­ан­ства – вера в про­ще­ние грехов только через рас­пя­тие Хри­стово. Но если мы верим в доб­рень­кого Деда-Мороза, грех ника­кого зна­че­ния не имеет, и искуп­ле­ние ста­но­вится ненуж­ным: Бог также снис­хо­ди­те­лен к тем, кто нару­шает Его запо­веди, как и к тем, кто соблю­дает их. Мысль о том, что отно­ше­ние к нам Бога зави­сит от наших поступ­ков, не посе­щает про­стых людей; любая попытка убе­дить их в необ­хо­ди­мо­сти страха Божия, тре­пета перед Словом Его отбра­сы­ва­ется ими как нечто «ста­ро­мод­ное»….
54. «Радо­сто­пе­ча­лие (есть такое дивное цер­ковно-сла­вян­ское слово) – это и есть квинт­эс­сен­ция пра­во­сла­вия. Радость без печали – это… хариз­маты. Печаль без радо­сти – это шизо­фре­ния. А пра­во­сла­вие – ни то и ни другое».
55. «Будем всегда пом­нить, что «ино­слав­ные», «ере­тики» и «сек­танты» – это не сино­нимы, этими сло­вами обо­зна­ча­ются разные поня­тия. Ино­слав­ными назы­вают хри­сти­ан­ские… церкви или кон­фес­сии, кото­рые при всех своих откло­не­ниях от Истины Пра­во­сла­вия все же имеют веру в Святую Троицу, в Иисуса Христа, Сына Божия… В самом рас­ши­ри­тель­ном смысле, помимо римо-като­ли­ков и про­те­стан­тов, ино­слав­ными можно назвать мето­ди­стов, бап­ти­стов и кон­сер­ва­тив­ных еван­ге­ли­ков».
56. Сего­дня кеме­ров­ского отде­ле­ния «Радио­церкви» нет – редак­ция раз­ва­ли­лась из-за отсут­ствия финан­си­ро­ва­ния. В студии тихо рабо­тает «послед­ний из моги­кан» – бывший и.о. дирек­тора.
57. Не забы­вая при случае похва­лить себя за стро­гое сле­до­ва­ние Свя­щен­ному Писа­нию, иные про­те­станты, мне кажется, идут на страш­ный риск. Ведь кто высоко думает о себе (и низко – о других), с того и спрос будет соот­вет­ству­ю­щий. А вдруг на Небес­ном Суди­лище Гос­подь спро­сит таких хри­стиан: «Почему вы не про­дали свое имение, чтобы раз­дать деньги нищим, как Я запо­ве­дал вам? (см. Лук. 12:33) Почему, когда устра­и­вали сва­дьбы, дни рож­де­ния, празд­ники жатвы и т.д., вы не при­гла­шали на пир нищих, увеч­ных, хромых, слепых – и тем нару­шали Мою запо­ведь? (см. Лук. 14:13) Почему вы не умы­вали ноги друг другу, ведь Я пове­лел это делать и даже пока­зал вам личный пример? (см. Ин. 13:14–15) Почему вы любили этот мир (см. 1Ин. 2:15–16): ходили на его спек­такли, смот­рели его спорт, ката­лись на его аттрак­ци­о­нах? Неужели вы не могли разо­браться, что это – жела­ние духа или похоть плоти и очей?»… Если Хри­стос, дей­стви­тельно, спро­сит нечто подоб­ное, я думаю – многим веру­ю­щим (в том числе, и мне), воз­можно, нечего будет отве­тить.
58. Кстати, в пре­ди­сло­вии к этой книге напи­сано: «Если жизнь по Свя­тому Еван­ге­лию есть путь в Цар­ствие Небес­ное, то Книга Правил служит вехами у этого пути…». Ее сове­туют читать, чтобы «лучше понять обще­ствен­ную и сокро­вен­ную жизни Церкви».
59. Этот «апо­столь­ский символ веры», напи­сан­ный на латин­ском языке, нашел Руфин, акви­лей­ский монах, живший в 5 веке. «В тол­ко­ва­нии на этот символ веры Руфин утвер­ждал, что это – под­лин­ный текст сим­вола веры, состав­лен­ного апо­сто­лами на соборе в Иеру­са­лиме». Для науки оста­ется загад­кой, почему апо­столь­ского с.в. нет в книге Деяний Апо­сто­лов.
60. Догмат о Троице закреп­лен на 1‑м (325 г.) и 2‑м (381 г.) Все­лен­ских Собо­рах, на кото­рых выра­бо­тан Никео-Кон­стан­ти­но­поль­ский символ веры.
61.«ТРА­ДИ­ЦИЯ (от лат. traditio — пере­дача) – эле­менты соци­аль­ного и куль­тур­ного насле­дия, пере­да­ю­щи­еся от поко­ле­ния к поко­ле­нию и сохра­ня­ю­щи­еся в опре­де­лен­ных обще­ствах и соци­аль­ных груп­пах в тече­ние дли­тель­ного времени.В каче­стве тра­ди­ции высту­пают опре­де­лен­ные обще­ствен­ные уста­нов­ле­ния, нормы пове­де­ния, цен­но­сти, идеи, обычаи, обряды и т.д.». «ОБРЯД – тра­ди­ци­он­ные дей­ствия, сопро­вож­да­ю­щие важные моменты жизни чело­ве­че­ского кол­лек­тива». В любом соци­аль­ном инсти­туте, в любой группе людей, в любой церкви и кон­фес­сии есть свои опре­де­лен­ные «уста­нов­ле­ния, нормы пове­де­ния, обычаи и обряды».
62. Мой сын кре­стился в семь лет. Правда, по выра­же­нию его лица было видно, что мало­по­нят­ный и длин­ный обряд ему не очень понра­вился. Сейчас ему девять. Обык­но­вен­ный маль­чишка, увле­ка­ю­щийся ком­пью­тер­ными играми, комик­сами и спор­том. Но дет­скую Библию он про­чи­тал уже на пять раз. Иногда он с таким жаром про­по­ве­дует кому-то по теле­фону о Боге, что мне оста­ется только учиться. Одна­жды на моем Дне рож­де­ния он поздра­вил меня так: «И желаю тебе, папа, всегда верить в Бога, а то будет еще хуже…». Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит, что и дети могут пла­кать о своих грехах (см. Ездр. 10:1), и дети могут бояться Бога и ста­раться испол­нять законы Писа­ния (см. Втор. 31:11–12), и дети могут достойно про­слав­лять Христа (см. Мф. 21:15–16). Что же пре­пят­ствует им кре­ститься? Мой сын верил, а значит, мог кре­ститься (см. Мк. 16:16), пусть еще мало осо­зна­вая смысл кре­ще­ния. Смысл откро­ется ему потом, с годами, если мы, роди­тели и его крест­ный отец, поста­ра­емся. В свое время, будучи бап­ти­стом, я хоть и созна­тельно кре­стился, но пони­мал ли в полной мере, что совер­шаю? Я, конечно, был готов к кре­ще­нию: изба­вился от грубых поро­ков, кое-что выучил из Библии, кое-что – из «Веро­уче­ния», более-менее пра­вильно отве­тил на экза­мене. Но будь я хоть трижды «созна­тель­ным» – в воду я захожу мла­ден­цем, кото­рому еще только пред­стоит осо­знать всю глу­бину таин­ства кре­ще­ния. Осо­знать, может быть, через годы хри­сти­ан­ской жизни.
63. Тут, кстати, нару­ша­ется важ­ней­шее пра­вило жизни пер­во­хри­сти­ан­ской церкви (см. Деян. 2:46). При этом сами бап­ти­сты при­знают, что «евха­ри­сти­че­ская Тра­пеза пред­став­ляет собой центр цер­ков­ной жизни…».
64. Дома Молитвы бап­ти­стов в России все более ста­но­вятся похо­жими на пра­во­слав­ные храмы.
65. Ап. Павел писал ефе­ся­нам о том, чтобы они нази­дали самих себя «псал­мами и сла­во­сло­ви­ями и пес­но­пе­ни­ями духов­ными». Они в Библии есть, но почему про­те­станты поют на бого­слу­же­нии не их, а свои песни, кото­рых в Библии нет?
Кстати, бап­ти­сты поют не только свои песни, но и пра­во­слав­ные. В интер­вью жур­налу «Хри­сти­ан­ское слово» (юби­лей­ный выпуск к 130-летию ЕХБ России) декан музы­каль­ного факуль­тета МБИ Союза ЕХБ Евге­ний Гон­ча­ренко так ото­звался о твор­че­стве ком­по­зи­то­ров пра­во­слав­ной музыки – Д. Борт­нян­ского, М. Бере­зов­ского и А. Веделя: «Многие цер­ков­ные про­из­ве­де­ния этих ком­по­зи­то­ров часто звучат в наших общи­нах».
Мой люби­мый бап­тист­ский гимн «Страшно бушует житей­ское море», ока­зы­ва­ется, сочи­нен на стихи Ивана Кул­жин­ского (19 век), сына сель­ского дья­кона, пре­по­да­ва­теля Чер­ни­гов­ского пра­во­слав­ного учи­лища. Гимн «Изму­чен­ный жизнью суро­вой…» – на стихи Ивана Ники­тина (19 век), выпуск­ника Воро­неж­ского пра­во­слав­ного учи­лища. Гимн «Научи меня, Боже, любить…» – на стихи вели­кого князя Кон­стан­тина Рома­нова (19 век). А гимн «Вести ангель­ской внемли…» – это пра­во­слав­ная колядка 27. Я уж не говорю про гимн «Хри­стос вос­крес из мерт­вых» – пра­во­слав­ное цер­ков­ное пес­но­пе­ние, в кото­ром выра­жа­ется вся суть Пра­во­сла­вия. Трое­кратно, как и поло­жено, испол­ня­ется этот гимн в общи­нах еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов на Пасху.
66. Про­те­стант­ская энцик­ло­пе­дия: «Дух живо­тво­рит. Все усилия по изу­че­нию Свя­щен­ного Писа­ния, как в нази­да­тель­ных, так и в науч­ных целях, без дей­ствия Духа мертвы, потому что и Библия мертва без связи с Духом (выде­лено мной – прим.авт.)».
67. Под сек­тами здесь я под­ра­зу­ме­ваю деструк­тив­ные культы.
68. «Сожи­тель­ство двух орга­низ­мов разных видов, обычно при­но­ся­щее им вза­им­ную пользу».
69. А. В. Карев: «Что такое брат­ство Еван­гель­ских Хри­стиан-Бап­ти­стов? – Это ни что иное как Цер­ковь Иисуса Христа в нашей стране». См.: http://ecb.hotbox.ru/ .
70. Конечно, такое един­ство – не эку­ме­низм в его худшем смысле. Диакон Андрей Кураев пишет: «Почему мы не эку­ме­ни­сты? – Да потому, что нашу веру, одна­жды пре­дан­ную святым (Иуд. 1:3), дал людям тот, кто одна­жды принес в жертву Себя Самого (Евр. 7:27): Хри­стос, Кото­рый «вчера и сего­дня, и вовеки тот же» (Евр. 13, 8). Хри­стос создал апо­столь­скую Цер­ковь. И поныне Он с нею же. Цер­ковь Христа отде­лена от мира не для того, чтобы гор­де­ливо пре­воз­но­ситься над ним, а для того, чтобы хра­нить в себе дар, кото­рый сам мир (в том числе мир чело­ве­че­ских рели­гий) создать не может. Ощу­ще­ние неру­ко­тво­рен­но­сти Пра­во­сла­вия до сих пор живо в Церкви… Свою Цер­ковь Бог изъял из нашего веде­ния. Это – Его Цер­ковь, а не наш коопе­ра­тив… Ради радо­сти Пасхи мы согла­си­лись быть рабами Божьими, согла­си­лись быть слу­жи­те­лями в доме Его, а не пол­но­власт­ными вла­ды­ками нашей рели­ги­оз­ной жизни. Тор­же­ство эку­ме­низма озна­чало бы, что мы пере­стро­или Цер­ковь в соот­вет­ствии с зем­ными нуж­дами. Это озна­чало бы, что Цер­ковь отныне не Тело Хри­стово, а обыч­ное чело­ве­че­ское собра­ние, вечно тер­за­е­мое спо­рами о соб­ствен­ном регла­менте. А, значит – Пасха нас больше не радует и не обна­де­жи­вает…
Так что вопрос “пра­во­слав­ная цер­ковь и эку­ме­низм” для нас озна­чает выбор: Радость Пасхи или эку­ме­ни­че­ское рефор­ма­тор­ство. При­ча­стие Христу или будни “эку­ме­ни­че­ских кон­так­тов”.
71. Кстати, в его семье растут две девочки из Африки, удо­че­рен­ные им. В Николь­ском соборе, кото­рый они одна­жды посе­тили по моему при­гла­ше­нию, это были, навер­ное, самые необыч­ные гости за всю его исто­рию.
72. «Многие нахо­дятся в плену духа вре­мени, кото­рый дик­тует иска­жен­ное тол­ко­ва­ние Библии. Осо­бенно это ясно в вопросе о гомо­сек­су­а­лизме. Для него нахо­дят якобы биб­лей­ское обос­но­ва­ние: его можно рас­смат­ри­вать как вари­ант тво­ре­ния…». Это цитата из статьи «Дух вре­мени и ветры учений. Кри­ти­че­ский анализ еван­гель­ского дви­же­ния Запада на раз­ломе тыся­че­ле­тий» из жур­нала «Вера и жизнь».
73. Напра­ши­ва­ется как бы резон­ный вопрос: «Пусть про­те­станты тоже грешат. Но почему в Пра­во­слав­ной Церкви гораздо больше номи­наль­ных хри­стиан?». Отве­тить можно про­стой ста­ти­сти­кой. В России сего­дня 80 % насе­ле­ния кре­щены в пра­во­сла­вии, и только 2–3 % – в про­те­стан­тизме (цифры при­бли­зи­тель­ные). Итак, пра­во­слав­ных у нас в стране – в сорок раз больше, чем про­те­стан­тов. В какой кон­фес­сии будет больше номи­наль­ных веру­ю­щих? Если подоб­ные рас­четы при­ме­нить к про­те­стант­ской Аме­рике, где Пра­во­слав­ная Цер­ковь очень малень­кая, то «резон­ный вопрос» надо адре­со­вать уже про­те­стан­там… В общем, есть такой совет: «не ищи пра­во­слав­ных хри­стиан среди кре­ще­ных, а ищи среди воцер­ко­в­лен­ных».
74. См.: Диакон Джон Уайт­форд. Только одно Писа­ние? Нижний Нов­го­род. 2000. С. 38.
75. По всей види­мо­сти, «рус­ский мис­си­о­нер» не слышал даже о Кирилле и Мефо­дии, кото­рые не только пере­вели Библию с гре­че­ского на сла­вян­ский, но и создали рус­скую азбуку и пись­мен­ность. Тем более При­ступа ничего, навер­ное, не знает о других добрых при­ме­рах мис­си­о­нер­ского слу­же­ния Пра­во­слав­ной Церкви. А их немало. В 11‑м веке святой Исайя, свя­ти­тель Ростов­ский, обхо­дил города и села Ростов­ской и Суз­даль­ской обла­стей и «повсюду уве­ще­вал языч­ни­ков оста­вить неле­пое суе­ве­рие и уве­ро­вать в Бога истин­ного… В тече­ние один­на­дцати лет святой Исайя… не боялся раз­ру­шать идолов, а самих языч­ни­ков смирял и при­вле­кал к себе оте­че­ской кро­то­стью, а также делами мило­сер­дия». Цер­ковь про­слав­ляет память свя­того князя Кон­стан­тина, про­све­ти­теля Мурома. Про­слав­ляет свя­того муче­ника Авра­амия, про­све­ти­теля болгар. Про­слав­ляет бла­жен­ного Фео­до­рита, про­све­ти­теля лопа­рей. Про­слав­ляет архи­епи­скопа Миса­ила Рязан­ского, про­све­ти­теля мордвы. Про­слав­ляет святых Гурия, Вар­со­но­фия и Гер­мана, про­све­ти­те­лей Казани. Про­слав­ляет свя­того Сте­фана, про­све­ти­теля Перм­ской земли (более подробно о нем – в При­ло­же­нии № 5). Пере­чис­лять можно долго.
«В пре­де­лах России суще­ство­вали духов­ные миссии среди языч­ни­ков: алтай­ская (миссия не только обра­щала еди­но­род­цев в пра­во­сла­вие, но и устра­и­вала хозяй­ствен­ный быт каждой обра­щен­ной семьи и имела за обра­щен­ными полный сани­тар­ный надзор), кир­гиз­ская (с 1883 года), иркут­ская, забай­каль­ская, кам­чат­ская, обдор­ская, сур­гут­ская, ени­сей­ская, якут­ская. Вне России суще­ство­вали пра­во­слав­ная япон­ская миссия (учи­лища, ико­но­пис­ная школа, «обще­ство для пере­вода рели­ги­оз­ных книг на япон­ский язык) …и миссия аме­ри­кан­ская».
76. Доклад был опуб­ли­ко­ван в мис­си­о­нер­ском жур­нале «Вера и жизнь» (тираж 110 000 экз.).
77. Надо ска­зать, что сам Авгу­стин Бла­жен­ный в своей «Испо­веди» так опи­сы­вает свои пере­жи­ва­ния в тот момент, когда понял, что его преж­ние нападки на Цер­ковь без­осно­ва­тельны: «Я покрас­нел от стыда и обра­до­вался, что столько лет лаял не на Пра­во­слав­ную цер­ковь, а на выдумки плот­ского вооб­ра­же­ния. Я был дерз­ким нече­стив­цем: я должен был спра­ши­вать и учиться, а я обви­нял и утвер­ждал… Учит ли Цер­ковь Твоя истине, я еще не знал, но уже видел, что она учит не тому, за что я осыпал ее тяж­кими обви­не­ни­ями».
78. Изда­ется Союзом ЕХБ России. Журнал, на мой взгляд, гораздо тер­пи­мее «Веры и жизни». В том же номере, в пере­до­вой статье Пред­се­да­теля Рос­сий­ского Союза ЕХБ Юрия Сипко, напри­мер, цити­ру­ется мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний: «Наше при­зва­ние – не только быть Хри­сто­выми, но так срод­ниться с Ним, так с Ним быть еди­ными, чтобы всякий чело­век, встре­ча­ясь с нами, встре­тил бы Христа…».
79.Недавно сделал для себя малень­кое откры­тие, кото­рое еще раз пока­зало неспра­вед­ли­вость моих суж­де­ний о Пра­во­сла­вии. Ока­зы­ва­ется, «укло­нив­шись от про­стоты во Христе» (см. 2Кор. 11:3), Пра­во­слав­ная Цер­ковь пра­вильно сде­лала. В Сино­даль­ном пере­воде слово «укло­нив­шись» набрано кур­си­вом. «Это озна­чает, что его просто нет в гре­че­ском ори­ги­нале… Цер­ковно-сла­вян­ский пере­вод несет про­ти­во­по­лож­ный смысл: «боюся же да не истлеют разумы ваши от про­стоты я же о Христе». Про­ти­во­по­лож­ный пере­вод ока­зы­ва­ется воз­мо­жен из-за дву­смыс­лен­но­сти гре­че­ского пред­лога «апо» – «от»… Св. Фео­фи­лакт Бол­гар­ский пони­мал «апо» как ука­за­ние на при­чину: «Чтобы не пре­льсти­лись вслед­ствие своей про­стоты». Да и по кон­тек­сту своей речи Павел пре­ду­пре­ждает корин­фян, что их про­стота может дове­сти их до беды: если они будут дове­рять вся­кому, кто будет к ним обра­щаться от имени Хри­стова…» . Кстати, в НЗГЯ третий стих (из 2Кор. 11) звучит так: «Боюсь же… чтобы были испор­чены мысли ваши от про­стоты…».
80. Правда, все это не столько напо­ми­нает, сколько являет здесь и сейчас Цар­ство Божие. «Для первых хри­стиан все­объ­ем­лю­щей реаль­но­стью и потря­са­ю­щей новиз­ной их веры было как раз то, что Цар­ство при­бли­зи­лось и, хотя и незри­мое, и неве­до­мое «миру сему», уже пре­бы­вает «посреди нас», уже све­тится, уже дей­ствует в нем…».
81. Да и физи­че­ски в обла­че­нии слу­жить тоже нелегко – так же как воен­ному в полной парад­ной аму­ни­ции где-нибудь в почет­ном карауле.
82. Около года назад, напри­мер, пре­сви­тер пред­ла­гал мне вер­нуться, чтобы вместе орга­ни­зо­вы­вать биб­лей­скую школу при церкви, для созда­ния кото­рой нашлись спон­соры.
83. Явле­ние, впро­чем, не огра­ни­чено этой кон­фес­сией. «Бла­го­че­сти­вые като­лики и про­те­станты обык­но­венно с усер­дием испол­няют то, что их рели­гия дает им чисто-боже­ствен­ного… Гос­подь да спасет их! Не об обра­ще­нии таких я говорю – они и теперь бес­со­зна­тельно пра­во­слав­ные… Боже, сколько людей у этих про­те­стан­тов на всех путях! И какие пре­вос­ход­ные, энер­гич­ные дея­тели! Живо и дей­ственно у них хри­сти­ан­ство. Без помощи Бла­го­дати Божией не было бы этого».
84.Алек­сандр Сол­же­ни­цын: «Бап­ти­сты… поис­тине ищут сми­рен­но­сти. И еще осо­бен­ный пово­рот вопроса в том, что рус­ские бап­ти­сты – наши еди­но­кров­ные сопле­мен­ники; в обыч­ной жизни это обыч­ные рус­ские люди». Диакон Андрей Кураев: «Есть в вас доброе.. Есть искрен­ность, есть чело­ве­че­ская поря­доч­ность… В ваших рели­ги­оз­ных поис­ках, мыслях и пере­жи­ва­ниях есть доброе начало. Слава Богу, что после обра­ще­ния Ваша жизнь изме­ни­лась, многие грехи оста­лись в про­шлом. Я не соби­ра­юсь весь ваш духов­ный опыт оха­и­вать как демо­ни­че­ский. Я пола­гаю, что именно Хри­стов Дух поверг­нул ваше сердце к Еван­ге­лию и к испо­ве­да­нию Спа­си­теля… Но, во-первых, есть еще про­стран­ство для роста, кото­рого в Вашей общине не хва­тает, но кото­рое есть в Пра­во­сла­вии. А во-вторых, есть и такие грани насаж­да­е­мого у вас «духов­ного опыта», кото­рые могут ока­заться опас­ными…».
85. Здесь под ере­ти­ками я под­ра­зу­ме­ваю тех, кто, назы­ва­ясь хри­сти­а­ни­ном, созна­тельно отвер­гает основ­ные хри­сти­ан­ские дог­маты.
86. Уточню все-таки, кем был один из авто­ров учеб­ника: «Карев Алек­сандр Васи­лье­вич (1894 – 1971 год) – видный дея­тель еван­гель­ско-бап­тист­ского дви­же­ния в нашей стране, гене­раль­ный сек­ре­тарь ВСЕХБ и глав­ный редак­тор жур­нала “Брат­ский вест­ник”; также изве­стен как духов­ный писа­тель и пла­мен­ный про­по­вед­ник Еван­ге­лия» (См.: Исто­рия ЕХБ в СССР с 1959 года по 1966 год. http://agiasma.narod.ru/1234/5555/367.html).
87. «Рев­ни­те­лями под­лин­ного хри­сти­ан­ства явля­ются Несто­ри­ане. Осно­во­по­лож­ни­ком этого дви­же­ния был Несто­рий, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский… Он заблуж­дался однако… считая Христа не Бого­че­ло­ве­ком, а Бого­нос­цем. Но во всем осталь­ном Несто­рий строго при­дер­жи­вался Писа­ния». У Несто­рия «Хри­стос фак­ти­че­ски ока­зы­вался лишь совер­шен­ным чело­ве­ком, кото­рый морально стал подо­бен Боже­ству».
88. «По Петру Сици­лийцу, пав­ли­ки­ане в общем при­дер­жи­ва­лись обык­но­вен­ного дуа­ли­сти­че­ского учения, общего всем мани­хеям…». «Мани­хей­ство имеет в своей основе вави­лон­скую рели­гию, в зна­чи­тель­ной сте­пени ослож­нен­ную заим­ство­ва­ни­ями из пар­сизма (зоро­аст­ризма – прим. авт.) и хри­сти­ан­ства».
89. «Васи­лий Гурье­вич Павлов (1854—1924 гг.), все­мирно извест­ный пионер еван­гель­ско-бап­тист­ского дви­же­ния, кото­рого на Западе назы­вали “дви­жу­щим духом рус­ского бап­тизма”. Павлов был «одним из осно­ва­те­лей Союза Рус­ских бап­ти­стов и пре­сви­те­ром круп­ных бап­тист­ских общин в Тифлисе, Одессе, Москве и Петер­бурге…».
90. «Около того же вре­мени роди­лась и ересь мес­са­лиан… Они избе­гают, как зла, вся­кого труда рук и, пре­да­ва­ясь сну, грезы сно­ви­де­ний назы­вают про­ро­че­ствами». «Глав­ным дела­нием счи­та­лась непре­стан­ная молитва, посред­ством кото­рой мес­са­ли­ане дости­гали экс­та­ти­че­ских состо­я­ний. Мес­са­ли­ане… отвергли не только внеш­ние формы молитвы, но и таин­ства Церкви, а также чтение Писа­ния…». «Мес­са­ли­ане осуж­дали руко­де­лие… пре­зи­рали брак; они испо­ве­ды­вали савел­ли­ан­ские и доке­тист­ские взгляды и стран­ные веро­ва­ния о тво­ря­щем огне».
91. О мон­та­ни­стах даже Карев и Сомов пишут, что «Монтан впал в край­но­сти в целом ряде вопро­сов. Он и его сто­рон­ники… тре­бо­вали более стро­гих и про­дол­жи­тель­ных постов… Заблуж­де­нием мон­та­ни­стов было и их увле­че­ние про­ро­че­ствами. По своей форме их про­ро­че­ский дар выра­жался в крайне воз­буж­ден­ном состо­я­нии. Всех хри­стиан, не впа­дав­ших в такое воз­буж­ден­ное состо­я­ние, мон­та­ни­сты счи­тали плот­скими, а себя счи­тали духов­ными». «Сами мон­та­ни­сты назы­вали свое дви­же­ние «новым про­ро­че­ством». Они имели «мно­же­ство книг и утвер­ждали, что из них можно научиться боль­шему, чем из закона, про­ро­ков и еван­ге­лий. Они думали, что с явле­нием Мон­тана испол­ни­лось обе­ща­ние Христа (Ин. 12:12–13)». «Монтан утвер­ждал, что… он сам явля­ется «парак­ле­том», «уте­ши­те­лем», через кото­рого Дух Святой гово­рит Церкви так же, как Он гово­рил когда-то через Павла и других апо­сто­лов».
92. «Про хри­стиан-ката­ров можно ска­зать, что они похожи на пав­ли­киан и бого­милов, отли­ча­ясь от них лишь неко­то­рыми осо­бен­но­стями. Хри­сти­ане-катары увлек­лись стро­гим подвиж­ни­че­ством, впадая при этом в край­но­сти… Многие из них стали счи­тать смерт­ным грехом при­ня­тие мясной пищи… Умно­жа­лись про­по­вед­ники, кото­рые гово­рили, что каждый хри­сти­а­нин должен быть без­брач­ным. Это, конечно, не путь пер­во­хри­сти­ан­ства, а укло­не­ние от него. На пер­во­хри­стиан они были похожи тем, что отвер­гали цер­ков­ные обря­до­вые формы, отвер­гали ико­но­по­чи­та­ние». «Глав­ные направ­ле­ния догмы ката­ров стоят в связи с раз­но­вид­но­стями восточ­ного манихейства…Это, прежде всего, крайне дуа­ли­сти­че­ское направ­ле­ние, к кото­рому в Италии при­над­ле­жали аль­ба­нензы, в южной Фран­ции – аль­би­гойцы… Свет­лый Бог про­све­щал людей и послал им выс­шего из своих анге­лов и совер­шен­ней­шее свое тво­ре­ние – Христа, Кото­рый, про­ник­нув в мир через ухо Девы Марии, воз­ве­стил истину. Но тело его было эфир­ным, лишь види­мым: он не пил, не ел и не стра­дал…». Для срав­не­ния: «Ибо многие обо­льсти­тели вошли в мир, не испо­ве­ду­ю­щие Иисуса Христа, при­шед­шего во плоти: такой чело­век есть обо­льсти­тель и анти­христ» (2Ин. 1:7).
93. На валь­ден­сов, как на своих духов­ных пред­ков, пре­тен­дует и… Елена Уайт, идей­ный «вдох­но­ви­тель» адвен­ти­стов седь­мого дня, их писа­тель­ница и про­ро­чица (См.: Уайт Е. Вели­кая борьба. Заок­ский. 2003. С. 56–71).
О тех же валь­ден­сах Карев и Сомов пишут: «Они высоко под­няли хри­сти­ан­ское знамя любви и излу­чали свет Хри­стов в своей жизни» (См.: Карев А.В., Сомов К.В. Исто­рия хри­сти­ан­ства. М., 1993. С. 251).
При этом надо отме­тить, что бап­ти­сты счи­тают учение адвен­ти­стов ересью, а Е. Уайт име­нуют лже­про­ро­чи­цей (См., напри­мер: http://www.spasenie.kiev.ua/articles/Religii/Adventisty/ 2003/11/17/adv_388.html).
Свою пре­ем­ствен­ность от Древ­ней Церкви через валь­ден­сов ведут и «Сви­де­тели Иеговы» (См.: Диакон Джон Уайт­форд. Только одно Писа­ние? Нижний Нов­го­род. 2000. С. 74).
94. Книга «Откуда все это появи­лось?», по мнению «извест­ного слу­жи­теля на ниве Божьей» Роди­она Бере­зова, явля­ется «исклю­чи­тель­ным по своей цен­но­сти бого­слов­ским трудом». «Эта работа П.И. Рого­зина, будучи напи­сана около 45 лет назад, мно­го­кратно пере­из­да­ва­лась во всех угол­ках России и Укра­ины вплоть до послед­него вре­мени… Если книгу пере­из­дают, значит, её читают и, сле­до­ва­тельно, верят тому, что в ней напи­сано». На сайте рус­ских бап­ти­стов http://rus-baptist.narod.ru/ эта книга названа «зна­ме­ни­той».
95. Кстати, не совсем в поло­жи­тель­ном свете, как хоте­лось бы кому-то из про­те­стан­тов (см., напри­мер, статью «Новая угроза» без­опас­но­сти России? «Край». № 43. 2003), упо­треб­ля­ется слово «раз­но­мыс­лие» в 1Кор. 11:19 («Ибо над­ле­жит быть и раз­но­мыс­лиям между вами, дабы откры­лись между вами искус­ные»). Словом «раз­но­мыс­лия» было пере­ве­дено гре­че­ское слово «ереси» (см. НЗГЯ). На цер­ков­но­сла­вян­ском это место звучит так: «Подо­бает и ересем в вас быти…». «Слово «подо­бает» не озна­чает необ­хо­ди­мо­сти, а только пред­ве­де­ние Апо­стола. Так и Иисус Хри­стос пред­ска­зал: «Надобно прийти соблаз­нам» (Мф. 18:7). Апо­стол Павел перед упо­ми­на­нием о раз­но­мыс­лии, двумя сти­хами выше, под­чер­ки­вает, чтоне хвалит корин­фян, кото­рые, соби­ра­ясь в цер­ковь, соби­ра­лись «не на лучшее, а на худшее» (см. 1Кор. 11:17–18).
96. Должен, на всякий случай, пре­ду­пре­дить, что не нужно в моих рас­суж­де­ниях усмат­ри­вать под­держку инкви­зи­ции. Я только хочу ска­зать, что «все Писа­ние бого­дух­но­венно» (2Тим. 3:16).
Спра­вед­ли­во­сти ради, при­веду слова мит­ро­по­лита Сурож­ского Анто­ния: «Нужно пом­нить две вещи, кото­рые мы легко забы­ваем: первое, это что древ­ние и новые ереси были осуж­дены спра­вед­ливо, но что слиш­ком часто не было дано ника­кого ответа на про­блемы – фило­соф­ские, бого­слов­ские, нрав­ствен­ные – из кото­рых они роди­лись; ибо ни одно заблуж­де­ние не роди­лось просто от недоб­рой воли».
97. Так можно и «Сви­де­те­лей Иеговы» когда-нибудь неча­янно запи­сать в «све­тиль­ники веры». Они ведь тоже борются «за пер­во­хри­сти­ан­ство»: отвер­гают духо­вен­ство и изоб­ра­же­ние креста, отно­сятся к хлебу и вину на при­ча­стии только как к сим­во­лам и т.д. Кол­лек­тивно изу­чают Библию.
98. На эту же тему см.: Диакон Андрей Кураев. Икона в Библии. http://www.ipmce.su/~cyril/orthodox/apologet/icon.htm (или см. на сайте http://www.kuraev.ru/ikona.html).
99. «Нико­лай Алек­сан­дро­вич Вод­нев­ский – родился в семье лес­ника Ново­зыб­ков­ского района Брян­ской обла­сти. В 1941 году окон­чил исто­ри­че­ский факуль­тет Ново­зыб­ков­ского педа­го­ги­че­ского инсти­тута и посту­пил в Воро­неж­ское воен­ное учи­лище связи. В фев­рале 1942 года был досрочно выпу­щен и отправ­лен на фронт. В авгу­сте 1942 г. попал в плен и решил остаться за гра­ни­цей. В авгу­сте 1948 года обра­тился ко Христу. С тех пор воз­ве­щает Еван­ге­лие спа­се­ния как хри­сти­ан­ский писа­тель, поэт и радио­про­по­вед­ник. Автор многих хри­сти­ан­ских книг. Глав­ный редак­тор жур­нала “Вера и жизнь”, газеты “Наши дни”, член ред­кол­ле­гии жур­нала «Бап­тист». См.: http://blagovestnik.org
100. Полный текст статьи см.: http://luther.ru/.
101. Отсы­лаю чита­те­лей к, уже упо­ми­нав­шейся, книге свя­щен­ника Вяче­слава Руб­ского «Пра­во­сла­вие-про­те­стан­тизм» на сайте http://www.pravbeseda.org/library/, в кото­рой пред­став­лен подроб­ный анализ веро­уче­ния еван­гель­ских хри­стиан-бап­ти­стов на основе обшир­ного обзора их бого­слов­ских трудов.
102. К «веро­ис­по­вед­ным книгам» ЛЦ, в част­но­сти, отно­сятся и «Три все­лен­ских сим­вола веры» (Апо­столь­ский, Никей­ский и Афа­на­сьев­ский), кото­рые Люте­ран­ская цер­ковь «рас­це­ни­вает, как испо­ве­да­ние истин­ной пра­во­вер­ной церкви» (см.: http://luther.ru).
103. Конечно, в «Шмаль­каль­ден­ских арти­ку­лах» (кото­рые, кроме Лютера, под­пи­сали еще 40 чело­век; среди них – и Филипп Меланх­тон, «гений Рефор­ма­ции», как его назы­вают Карев и Сомов в «Исто­рии хри­сти­ан­ства») отвер­га­ется, напри­мер, молит­вен­ное «взы­ва­ние» к святым.
Однако при этом в данном доку­менте к «мно­же­ству глупых и ребя­че­ских пап­ских арти­ку­лов» при­чис­ля­ется и «освя­ще­ние цер­ков­ных зданий». А это затра­ги­вает и бап­ти­стов, у кото­рых освя­ще­ние молит­вен­ных домов явля­ется одним из свя­щен­но­дей­ствий. Напри­мер, в юби­лей­ном жур­нале ЕХБ России в одной статье пишется: «В Бежиц­кой церкви города Брян­ска 12 и 13 октября 1996 года… состо­я­лось тор­же­ствен­ное бого­слу­же­ние с освя­ще­нием нового, самого боль­шого молит­вен­ного дома в России – храма «Воз­рож­де­ние».
104. Диакон Джон Уайт­форд. Только одно Писа­ние? Нижний Нов­го­род. 2000.
105. Мы пла­ни­ро­вали когда-нибудь выйти и на теле­ви­де­ние, поэтому кеме­ров­ский филиал «Радио­церкви» я заре­ги­стри­ро­вал под таким назва­нием.
106. Автор книги, доктор Ларри Крабб, «явля­ется осно­ва­те­лем и дирек­то­ром Биб­лей­ского инсти­тута пси­хо­ло­ги­че­ской под­держки… Помимо семи­на­ров по биб­лей­скому кон­суль­ти­ро­ва­нию, про­во­ди­мых по всем Соеди­нен­ным Штатам Аме­рики, доктор Крабб пре­по­дает в Тео­ло­ги­че­ской Семи­на­рии Бла­го­дати, где он явля­ется заве­ду­ю­щим кафед­рой Биб­лей­ского кон­суль­ти­ро­ва­ния…».
107. В 2000 году в Амстер­даме на Все­мир­ный кон­гресс еван­ге­ли­стов собра­лось десять тысяч пас­то­ров и про­по­вед­ни­ков из двух­сот стран мира. Зву­чали яркие сви­де­тель­ства и вдох­но­вен­ные про­по­веди извест­ных еван­ге­ли­стов и бого­сло­вов. В жур­нале «Вера и жизнь» были опуб­ли­ко­ваны самые поло­жи­тель­ные отзывы: «Братья пла­кали!», «Истин­ное обнов­ле­ние в Духе!». Только один из участ­ни­ков на стра­ни­цах жур­нала обмол­вился: «Кон­гресс созван аме­ри­кан­цами… Аме­ри­канцы живут в отелях, пере­ме­ща­ются на ком­фор­та­бель­ных такси и авто­бу­сах. Обе­дают в ресто­ра­нах. Осталь­ной мир кон­гресса живет в огром­ном, про­ду­ва­е­мом сквоз­ня­ком ангаре, давится в элек­трич­ках и жует сухие пайки. Смут­ное ощу­ще­ние обиды».
108. Путь к внут­рен­ней пере­мене в книге Ларри Крабба изоб­ра­жен в виде айс­берга, с кото­рым должны про­изойти опре­де­лен­ные изме­не­ния, затра­ги­ва­ю­щие три его уровня на разной глу­бине. Цити­рую:
1. Изме­не­ние избран­ного нами пути (на этом этапе, прежде чем про­изой­дет пере­мена, мы должны уви­деть сле­ду­ю­щее: «Воис­тину, я грешен. Хри­стос спас меня, и теперь я буду жить для Него»).
2. Изме­не­ние в под­ходе к вза­и­мо­от­но­ше­ниям с людьми. Мои мысли на этом этапе: «Я разо­ча­ро­вался в жизни и твердо решил избе­гать той боли, кото­рую при­но­сят разо­ча­ро­ва­ния. Но мое реше­ние неверно».
3. Изме­не­ние самого нашего есте­ства.
По автору, на тре­тьем этапе мы должны гово­рить себе: «Бла­го­даря Христу я сумею разо­браться в своем внут­рен­нем мире».
Боюсь, этого ауто­тре­нинга недо­ста­точно, чтобы изме­нить наше есте­ство. Крабб верно наме­чает пути к реше­нию про­блемы. Но ука­за­ние на реаль­ный выход из замкну­того круга нашей гре­хов­но­сти полу­чи­лось, на мой взгляд, тем же сове­том взять лопату и попро­бо­вать копать коло­дец самому. Мне кажется, в книге гораздо больше вопро­сов, чем отве­тов. Но это делает книгу еще более зна­чи­мой.
109. Недавно я делал радио­про­грамму об Опти­ной пустыни. В 19‑м веке этот мона­стырь полу­чил широ­кую извест­ность. Несколько поко­ле­ний оптин­ских стар­цев стали духов­ными настав­ни­ками сотен и сотен рус­ских людей. В мона­стыре часто бывали Лев Тол­стой, Федор Досто­ев­ский, и многие другие писа­тели, поэты, фило­софы. Известно, что Нико­лай Гоголь был тесно связан с Опти­ной пусты­нью, пере­пи­сы­вался со стар­цами. Здесь он про­чи­тал книгу отца церкви Исаака Сирина. После чего начал пра­вить первое изда­ние «Мерт­вых душ». Гоголь писал: «Жалею, что поздно узнал книгу Сирина, вели­кого душе­веда и про­зор­ли­вого инока. Здо­ро­вая пси­хо­ло­гия и не кривое, а прямое пони­ма­ние души встре­чаем лишь у подвиж­ни­ков-отшель­ни­ков».
110. «Сохра­не­ние и рас­про­стра­не­ние тра­ди­ции рас­смат­ри­ва­ется в каче­стве осо­бого зада­ния, пору­чен­ного апо­сто­лам (ср. Лк. 1:2; Гал. 1:8,9; 2Фес. 2:15; 3:6). В 1Кор. 15:1–3 Павел гово­рит об этом вполне опре­де­ленно… В этом тексте такие выра­же­ния, как «вы при­няли», «удер­жи­ва­ете», «я пре­по­дал», «сам принял», пред­став­ляют собой спе­ци­аль­ные тер­мины, кото­рые упо­треб­ля­лись и в иудей­ской тра­ди­ции» (тра­ди­ции устной пере­дачи откро­ве­ния – прим. авт.) 8. А вот что пишет про­те­стант­ский (!) учеб­ник: «Второй период ново­за­вет­ного канона (2 век н.э.) харак­те­ри­зу­ется тем, что вместо апо­сто­лов Цер­ко­вью стали руко­во­дить бли­жай­шие их сотруд­ники и уче­ники, так назы­ва­е­мые в бого­сло­вии отцы и учи­теля Церкви. Явля­ясь живыми сви­де­те­лями и сотруд­ни­ками апо­сто­лов, они при­няли от них напи­сан­ные ими Свя­щен­ные Писа­ния и опыт свя­щен­но­дей­ствия» (выде­лено мной – прим. авт.).
111. Перед при­ча­стием пра­во­слав­ные хри­сти­ане молятся так (пере­вожу на рус­ский): «Тело Твое, Спа­си­тель, и Кровь Твоя дра­го­цен­ная да будут мне огнем и светом, опаляя гре­хов­ное веще­ство, сжигая пле­велы стра­стей, и всего меня про­све­щая для достой­ного покло­не­ния Тебе…» (см. Ис. 6:6–7).
112. Анто­ний Вели­кий, Еги­пет­ский, осно­ва­тель пустын­но­жи­тель­ства (4 век).
113. Подвиж­ник тру­дится, и нахо­дясь в затворе («затвор­ники – хри­сти­ан­ские подвиж­ники, кото­рые доб­ро­вольно заклю­чали себя на всю жизнь в пещеры и кельи, чтобы отдаться там посто­ян­ной молитве…») . Более два­дцати лет, до самой смерти, пробыл в затворе, напри­мер, свя­ти­тель Феофан, затвор­ник Вышин­ский, вели­кий подвиж­ник веры и бла­го­че­стия 19 века. «Во время, сво­бод­ное от молитвы, святой затвор­ник пре­да­вался бого­мыс­лию, и плодом его… яви­лись мно­го­чис­лен­ные труды, состав­ля­ю­щие эпоху в раз­ви­тии бого­слов­ской мысли… Глав­ной темой его про­из­ве­де­ний явля­ется спа­се­ние во Христе. Как отме­чают иссле­до­ва­тели, тво­ре­ния свя­ти­теля, «полные духовно-бла­го­дат­ного пома­за­ния… в воз­мож­ной пол­ноте и бли­зо­сти отра­жают дух учения Хри­стова и апо­столь­ского… Заме­ча­тель­ной осо­бен­но­стью нра­во­уче­ний свя­ти­теля явля­ется углуб­ле­ние в душев­ную жизнь чело­века…
Велики по своему зна­че­нию для Церкви и труды прео­свя­щен­ного Фео­фана по изъ­яс­не­нию Слова Божия. В тол­ко­ва­ниях свя­ти­теля нахо­дится не только все нужное для ясного пони­ма­ния текста, но и глу­бо­кое разъ­яс­не­ние мно­же­ства дог­ма­ти­че­ских истин и вопро­сов…
Особый вид лите­ра­тур­ных трудов прео­свя­щен­ного Фео­фана пред­став­ляют его мно­го­чис­лен­ные письма. Со всех концов России посту­пали в Вышин­скую пустынь письма к епи­скопу-затвор­нику, нередко почта при­но­сила их до 20–40 в день… Свя­ти­тель, не жалея сил, обсто­я­тельно и сер­дечно разъ­яс­нял все вопросы и недо­уме­ния. Он как-то осо­бенно умел войти в поло­же­ние писав­шего и сразу уста­но­вить с ним самую близ­кую духов­ную связь.
Все Духов­ные ака­де­мии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви избрали свя­ти­теля Фео­фана своим почет­ным членом, а С.-Петербургская при­сво­ила ему в 1890 г. звание док­тора бого­сло­вия».
114. Тем более, – по выска­зы­ва­ниям Мар­тина Лютера, кото­рый порвал не с пра­во­слав­ным, а с като­ли­че­ским мона­ше­ством. А это две очень разные тра­ди­ции.
115. См.: http://www.synergia.itn.ru/
116. Цити­ру­ется не пол­но­стью. См.: http://www.mospat.ru/document.
117. «Пра­во­слав­ное… бого­сло­вие гово­рит о некоей «при­зы­ва­ю­щей бла­го­дати». Это то дей­ствие Божие, кото­рое про­ис­хо­дит вне Церкви, то каса­ние Богом чело­ве­че­ского сердца, кото­рое пово­ра­чи­вает это сердце к вере. Поскольку назна­че­ние этой энер­гии – при­ве­сти к Церкви чело­века, кото­рый еще вне ее, то это – един­ствен­ный вид бла­го­дати, кото­рый дей­ствует вне Церкви. О ней св. Феофан Затвор­ник сказал, что «при­зы­ва­ю­щая бла­го­дать – все­об­щая, никто не исклю­чен».
Нет осно­ва­ний отри­цать нали­чие этой бла­го­дати в като­ли­че­стве и про­те­стан­тизме, ибо «никто не может назвать Иисуса Гос­по­дом, только как Духом Святым (1Кор. 12:3). Этот текст писа­ния всегда держал в уме св. Фила­рет Мос­ков­ский, когда речь шла об ино­слав­ных хри­сти­а­нах. Не стоит забы­вать его и нам» (См.: Диакон Андрей Кураев. Вызов эку­ме­низма. М., 2003. С. 265).

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки