4

Правило 5

6

О запрете епископам переходить границы своих областей ради корысти и вообще всем клирикам заниматься ростовщичеством.

Страсть алчности, которая, вне всякого сомнения, является матерью всех пороков, должно сдерживать, так чтобы никто не пользовался чужим и ради прибытка не преступал определения отцов и чтобы никакому клирику никоим образом не было позволено от какой бы то ни было вещи получать рост. О недавних высказываниях, поскольку они темны и совершенно непонятны, по нашем рассмотрении будет вынесено определение. А о том, что совершенно ясно установило Божественное Писание, не нужно выносить решения, но скорее нужно этому следовать. Соответственно, то, что достойно порицания в мирянах, тем более должно осуждаться в клириках.

Αὐρήλιος ἐπίσκοπος εἶπε· Τὴν τῆς ἀπληστίας ἐπιθυμίαν, ἣν πάντων τῶν κακῶν μητέρα εἶναι οὐδεὶς ἀμφιβάλλει, δέον ἐπέχειν, ἵνα μή τις τοῖς ἀλλοτρίοις κατακέχρηται, μηδὲ ἵνα διὰ κέρδος τοὺς τῶν Πατέρων ὄρους τις ὑπερβαίνῃ, μηδὲ ἵνα παντοίως τινὶ κληρικῷ ἐξὸν εἴη ἀπὸ οἱουδήποτε πράγματος τόκον λαβεῖν. Καὶ τὰ μὲν νεωστὶ ἀνενεχθέντα, ἀμαυρὰ ὄντα, καὶ καθόλου λανθάνοντα, σκοπούμενα παρ᾽ ἡμῶν, τυπωθήσονται. Περὶ δὲ ὧν φανερώτατα ἡ θεία Γραφὴ ἐθέσπισεν, οὐ δεῖ ψηφίζεσθαι, ἀλλὰ μᾶλλον ἕπεσθαι. Ἀκολούθως γὰρ τὸ ἐν λαϊκοῖς ἐπιλήψιμον, πολλῷ μᾶλλον ἐν κληρικοῖς ὀφείλει καταδικάζεσθαι. Σύμπασα ἡ σύνοδος εἶπεν· Οὐδεὶς κατὰ τῶν Προφητῶν, οὐδεὶς κατὰ τῶν Εὐαγγελίων χωρὶς κινδύνου ἐποίησε.

Толкования

Зонара. Это правило, имея намерение дать постановление о том, чтобы клирики не брали роста, сначала рассуждает о любостяжании, и говорит, что оно есть матерь всех зол, и определяет удерживать от него, то есть воспрещать, отсекать, дабы оно не вторгалось в чуждые пределы и не злоупотребляло оными; а злоупотреблением в правиле наименовано употребление не по надлежащему; употребление же не по надлежащему бывает и в том случае, когда под благовидным, может быть, предлогом отнимают чужое. Ибо те, которые дают в долг за лихву, на том конечно основании, что берущие в долг получают пользу от займа, говорят, что и они имеют долю в прибыли.
И по другой причине должно, говорит правило, пресекать любостяжание, – чтобы ради корысти никто не преступал пределов отеческих; а отеческими пределами называет священные правила. Ибо 44‑е правило святых апостолов воспрещает посвященным давать в долг с лихвою и 1 Вселенского собора 17‑е правило подвергает извержению и осуждает причисленных к клиру, если они дают в долг с лихвою; также 4‑е правило Лаодикийского собора запрещает посвященным давать в долг с лихвою. Сии-то правила названы в настоящем правиле пределами отеческими.
Итак, да будет, говорит, пресечено любостяжание и да не будет позволено какому бы ни было клирику брать рост от какой бы то ни было вещи; ибо не серебро только дается в долг, но и хлеб, и вино, и елей и множество других вещей; и как соглашаются давать рост с денег, так и с других вещей; ибо давая в долг кто-нибудь, например, сто мер хлеба соглашается, спустя определенное время, получить известное число мер сверх данного, подобным образом и в других вещах.
Итак, чтобы правило не было понимаемо в тесном смысле так, чтобы посвященные денег в рост не давали, а в отношении к другим вещам это делали, для сего отцы присовокупили: «от какой бы то ни было вещи». Представленное же вновь, то есть воспомянутое, говорят, как темное, то есть неясное, покрытое мраком и неведомое, получит установление, то есть будет нами определено по рассмотрении. А о том, – что божественное Писание постановило, то есть законоположило, определило, – не мнения должно испытывати, то есть постановлять решения, но должно идти и следовать законоположенному.
А божественным Писанием наименованы и священные правила и изречения Писания, например сие: да не даси брату твоему в лихву сребра твоего (Втор.23:19) и сребра своего не даде в лихву (Пс.14:5) и все подобные. Потом и поясняют, как неуместно и постыдно посвященным лицам давать в займы с лихвою, и говорят, что то, что укоризненно, то есть порицается и осуждается в мирянах, то, следовательно, гораздо более достойно осуждения в клириках. На это собор сказал: никто против пророков, никто против Евангелия не действовал безбедно. А эти слова значат, что, поскольку, и древнейшим Писанием (ибо на него делано указание в упоминании о пророках), и Новым (на которое указано упоминание о Евангелии) запрещено брать лихву, то никто, делая запрещенное ими, не избегнет опасности; ибо подвергается опасности относительно своего достоинства, то есть будет извержен.

Аристен. Укоризненное в мирянах, каково взимание лихвы, – еще более осуждается в клириках.
И 44‑е апостольское правило, и 17 1 Никейского собора, и 10 Трулльского собора 6‑го – пресвитера, или диакона требующего роста и не престающего осуждают на извержение. Ибо если это порицается, когда делается мирянами и навлекает на них укор в постыдном корыстолюбии и любостяжании, и если таковые не допускаются до священства, разве только неправедную корысть употребят на нищих и дадут обещание впредь не впадать в таковый недуг сребролюбия, по 14 правилу Василия Великого, то тем более это должно подлежать осуждению в клириках.

Вальсамон. 44 правило святых Апостолов и 4 Лаодикийского собора запрещают клирикам брать лихву; а 17‑е правило 1 собора подвергает их извержению. Итак, сии-то правила, назвавши пределами и взимание роста, наименовав любостяжанием и низким корыстолюбием, отцы определили, что не должно преступать отеческих пределов, то есть правил, и клирик не должен брать лихвы ни от какой вещи, то есть ни от одолжения денег, ни от одолжения хлеба, или чего-нибудь другого. К сему присовокупили, что представленное, то есть постановленное вновь неясно и темно, как неизвестное; а о том, что определено, то есть узаконено в божественном Писании, не мнения должно испытывати, но паче последовати узаконенному. А божественным Писанием отцы наименовали священные правила и изречения Писания, каково, например: да не даси брату твоему в лихву сребра твоего (Втор.23:19) и сребра своего не даде в лихву (Пс.14:5) и все подобные.
Потом поясняют, как неуместно и постыдно посвященным лицам давать в займы с лихвою, и говорят, что то, что укоризненно, то есть порицается и осуждается в мирянах, то, следовательно, в клириках гораздо более должно подлежать осуждению. На это собор сказал: никто против пророков, никто против Евангелия не действовал безбедно; то есть что, поскольку, и древнейшим Писанием (ибо на него сделано указание в упоминании о пророках), и новым (на которое указано упоминанием о Евангелии) запрещено брать лихву; то никто, делая запрещенное ими, не избегнет опасности; ибо подвергается опасности относительно своего достоинства, то есть будет извержен.

Славянская кормчая. Росты приемляй, в священничество не приятен. И мирский человек аще взимает лихвы, порок велик имать: больми же того паче причетницы суть осуждени.

Толкование. 44‑е правило святых Апостолов: и 17‑е правило, иже в Никеи Вселенского 1‑го собора, и 10 правило 6 Вселенского собора, иже в Трулле Полатнем: такоже и се правило, вземлющего от заимник лихвы презвитера и диакона, не хотяща остатися от такового дела, извержениа судом осуждают такового. Аще бо мирстии человецы се творяще, поносими суть, срамного ради такового прибытка, и лихоимства, порок на ся приемлют: но ни в священнический чин не прияти суть, аще не праведного прибытка, убогим не расточат, ни обещаются кому, еже в таковый сребролюбия недуг впадати, по 14 правилу, великого Василиа: больми же паче того причетницы повинни суть.

Толкование еп. Никодима (Милаша). См. по ссылке.

Пидалион или «Греческая кормчая книга». См. по ссылке.

Комментировать