Про­по­ведь

См. раздел: ПРО­ПО­ВЕДИ

***

Про́поведь – настав­ле­ние, разъ­яс­ня­ю­щее основы истин­ной веры и бла­го­че­сти­вой жизни.

Рас­про­стра­не­ние хри­сти­ан­ства нераз­рывно свя­зано с про­по­ве­дью. Сам Иисус Хри­стос про­по­ве­до­вал Свое учение среди еврей­ского народа. Им были избраны 12 апо­сто­лов, а затем еще 70 уче­ни­ков для про­по­веди Еван­ге­лия. Их бла­го­ве­стие миру при­нято назы­вать апо­столь­ской про­по­ве­дью. В деле хри­сти­ан­ской про­по­веди потру­ди­лись отцы и учи­тели Церкви, многие из кото­рых были выда­ю­щи­мися про­по­вед­ни­ками.

Про­по­ведь свя­щен­ника – неотъ­ем­ле­мая часть пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния.

Наука о сущ­но­сти, содер­жа­нии и спе­ци­фи­че­ских осо­бен­но­стях хри­сти­ан­ской про­по­веди назы­ва­ется гомиле­ти­кой.

***

Труды ап. Петра и прочих апо­сто­лов

«Ап. Пётр принял на себя труд рас­про­стра­нять хри­сти­ан­ство между иуде­ями. Из языч­ни­ков он обра­тил в Иеру­са­лиме по осо­бен­ному вну­ше­нию Божию целое язы­че­ское семей­ство. В 44 г., когда ему угро­жала смерть от Ирода Агриппы, он, осво­бож­дён­ный анге­лом из тем­ницы, на долгое время оста­вил Иеру­са­лим, про­по­ве­дуя в сосед­них про­вин­циях, осо­бенно же, в Антио­хии. Ап. Пётр в 51 г. при­сут­ство­вал на Апо­столь­ском соборе. Счи­та­ется, что после собора, он, посе­тив Антио­хию, про­по­ве­до­вал иудеям рас­се­я­ния в Понте, Гала­тии, Кап­па­до­кии, Асии и Вифи­нии, к кото­рым писал своё первое посла­ние. Затем ап. Пётр со своим уче­ни­ком Марком про­по­ве­до­вал в Вави­лоне Еги­пет­ском, и в Алек­сан­дрии ап. Марк осно­вал цер­ковь. Посе­тил ап. Пётр и Коринф после того, как ап. Павел осно­вал там цер­ковь.

В 67 г. ап. Пётр прибыл в Рим, где, по сви­де­тель­ству Тер­тул­ли­ана, руко­по­ло­жил тре­тьего рим­ского епи­скопа Кли­мента. В 66‑м или в начале 67-го года ап. Пётр был заклю­чен в тем­ницу и через несколько меся­цев распят на кресте, вниз голо­вой, так как считал себя недо­стой­ным быть рас­пя­тым, как Спа­си­тель.

Ап. Андрей про­по­ве­до­вал в Кап­па­до­кии, Гала­тии, Вифи­нии, вообще по восточ­ным и север­ным бере­гам Чер­ного моря и в Скифии. По пре­да­нию он был на месте буду­щего Киева. Муче­ни­че­скую смерть апо­стол пре­тер­пел в Патрасе, в Ахаии. В Визан­тии он поста­вил первым епи­ско­пом св. Стахия, и таким обра­зом от него ведёт свое начало кон­стан­ти­но­поль­ская иерар­хия.

Выше упо­ми­на­лось о муче­ни­че­ской кон­чине в 44 г. ап. Иакова Зеве­де­ева,кото­рый, веро­ятно, нико­гда не остав­лял Иеру­са­лима.

Ап. Иоанн Бого­слов был сыном гали­лей­ского рыбака Зеве­дея и жены его Сало­мии, по пре­да­нию, дочери Иосифа Обруч­ника от пер­вого брака. Воз­люб­лен­ный ученик Спа­си­теля, он, по Его завету, был охра­ни­те­лем Бого­ма­тери до самого Её успе­ния. Известно уча­стие его в Апо­столь­ском соборе. Досто­верно неиз­вестно, когда именно он появился в Малой Азии. Прибыл он тогда, когда после заклю­че­ния ап. Павла в узы, тамош­ние церкви лиши­лись послед­него своего руко­во­ди­теля. Посто­ян­ным его место­пре­бы­ва­нием был Ефес. Около 96 г., при имп. Доми­ци­ане, он, будучи брошен в котёл с кипя­щим маслом, чудес­ным обра­зом остался жив и был сослан на о. Патмос. В 96–98 гг. вер­нулся опять в Ефес. Скон­чался он в Ефесе в начале 2 в. в воз­расте более ста лет. Его и брата его Иакова за силу духа и огнен­ную рев­ность Гос­подь про­звал «воанер­гес,» что значит «сыны гро­мовы.» Им напи­сано Еван­ге­лие, три посла­ния и Апо­ка­лип­сис.

Ап. Фома, назы­ва­е­мый также Диди­мом, про­по­ве­до­вал Еван­ге­лие вар­вар­ским пле­ме­нам в Парфии, Индии и на близ­ле­жа­щих ост­ро­вах. В Индии он постра­дал в г. Кала­мине (Малья­пур). Мощи его пере­не­сены в Едессу.

Ап. Филипп был родом из Виф­са­иды, также как апп. Пётр и Андрей. По более позд­ним ска­за­ниям он устроил цер­ковь во Фригии; скон­чался в г. Иера­поле, у гроб­ницы его всегда было много людей

Ап. Вар­фо­ло­мей был родом из Каны Гали­лей­ской. По досто­вер­ным сви­де­тель­ствам, он про­по­ве­до­вал в Счаст­ли­вой Аравии и Индии, постра­дал же (с него живого содрали кожу) в Арме­нии, в г. Алва­но­поле, в нынеш­нем Даге­стане. Еп. Арсе­ний отме­чает, что Вар­фо­ло­мея и Нафа­наила счи­тают одним и тем же лицом.

Ап. Матфей, кото­рого счи­тают бывшим мыта­рем Левием, был сбор­щи­ком пода­тей при Гали­лей­ском озере. Сна­чала он про­по­ве­до­вал евреям. Он напи­сал Еван­ге­лие на родном языке. По позд­ней­шим ска­за­ниям, он про­по­ве­дует то в Маке­до­нии, то в Сирии, Парфии, Эфи­о­пии и др. стра­нах. Несо­мненно только то, что он про­по­ве­до­вал вне пре­де­лов Рим­ской импе­рии. Неиз­вестно, умер ли он есте­ствен­ной смер­тью, или был заму­чен.

Ап. Иаков млад­ший, сын Иосифа Обруч­ника от пер­вого брака. Он поль­зо­вался особым ува­же­нием хри­стиан из иудеев и, как епи­скоп Иеру­са­лим­ский, при­ни­мал дея­тель­ное уча­стие в Апо­столь­ском соборе. Об уби­е­нии его в 62 г. упо­ми­на­лось выше.

Брат его, ап. Иуда, назы­ва­е­мый Лев­веем и Фад­деем, по одним ска­за­ниям, про­по­ве­до­вал в Ливии, по другим – в Сирии и Арме­нии. Еп. Арсе­ний отме­чает, что он был пове­шен на кресте и прон­зен стре­лами в Арме­нии, в окрест­но­стях Ара­рата. Име­ется одно его посла­ние.

Ап. Симон Кана­нит, по про­звищу Зилот, как пола­гают, был братом Иакова и Иуды. Известно, что он про­по­ве­до­вал на востоке, в при­кав­каз­ских стра­нах, сопут­ствуя ап. Андрею. Скон­чался он в Ана­то­лии, в 15 вер­стах от нынеш­него Сухуми, при впа­де­нии р. Псир­ста в Чёрное море.

Ап. Матфей, избран­ный на место Иуды Иска­ри­от­ского, про­по­ве­до­вал вне пре­де­лов Рим­ской импе­рии. Еп. Арсе­ний отме­чает осно­ва­ние им церкви в Синопе.

Ап. Фаддей, из 70-ти, сперва сопут­ство­вав­ший ап. Фоме, отправ­лен был им около 38 г. к вла­де­телю Едессы, князю Авга­рию, верив­шему в чудеса Спа­си­теля. По пре­да­нию, он кре­стил Авгаря и многих его жите­лей, поло­жив этим осно­ва­ние Армян­ской Церкви. Перед смер­тью он поста­вил для Едессы епи­ско­пом Аггея».

Исто­рия Церкви. Нико­лай Д. Таль­берг

***

Про­по­ведь в древ­ней Церкви

Про­по­ведь за бого­слу­же­нием IV-V вв.

«Про­по­ведь за бого­слу­же­нием IV-V вв. зани­мала не менее зна­чи­тель­ное место, чем в преж­ние века, бла­го­даря живо­сти бого­слов­ских споров и повы­ше­нию общего уровня обра­зо­ва­ния в клире (многие цер­ков­ные дея­тели IV-V вв. полу­чили обра­зо­ва­ние в лучших свет­ских школах того вре­мени). Едва ли какой период оста­вил более длин­ный ряд зна­ме­ни­тых про­по­вед­ни­ков и дал более мате­ри­ала для нынеш­них устав­ных чтений. На Востоке про­сла­ви­лись:Евсе­вий Кеса­рий­ский, свв. Афа­на­сий Вели­кий, Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов, Кирилл Иеру­са­лим­ский, Гри­го­рий Нис­ский, Мака­рий Вели­кий, Ефрем Сирин, Иоанн Зла­то­уст, Прокл, патр. Кон­стан­ти­но­поль­ский, Кирилл Алек­сан­дрий­ский, Епи­фа­ний Кипр­ский и блж. Фео­до­рит; на Западе: св. Амвро­сий, блж. Авгу­стин, Петр Хри­со­лог, Лев Вели­кий, Цеза­рий, еп. Арль­ский. Боль­шин­ство сохра­нив­шихся от этого пери­ода про­по­ве­дей пред­став­ляет из себя изъ­яс­не­ние Св. Писа­ния; зна­чи­тель­ное коли­че­ство посвя­щено дог­ма­ти­че­ским спорам; менее – чисто нази­да­тель­ного харак­тера и срав­ни­тельно неболь­шой круг пред­став­ляют из себя празд­нич­ные про­по­веди. Из про­по­ве­дей пер­вого рода вошли в нынеш­нее наше бого­слу­же­ние в наи­бо­лее широ­ком раз­мере беседы св. Иоанна Зла­то­уста, отча­сти Васи­лия Вели­кого; второй род про­по­ве­дей этого вре­мени, как имев­шие вре­мен­ный харак­тер, не вошел вовсе в наше бого­слу­же­ние. Из тре­тьего рода вошли беседы св. Ефрема; из чет­вер­того – боль­шин­ство немно­го­чис­лен­ных про­из­ве­де­ний этого рода.

Про­по­вед­ники этого пери­ода нередко отме­чают усер­дие, с кото­рым посе­ща­лись их поуче­ния, и иногда вынуж­дены бороться даже с пре­уве­ли­чен­ной оцен­кой места и зна­че­ния про­по­веди в составе бого­слу­же­ния. «Про­по­ведь, – гово­рит св. Иоанн Зла­то­уст, – для вас все. Вы гово­рите: что делать в церкви, если нет про­по­веди? Это совер­шенно пре­врат­ный взгляд. Что за нужда в про­по­вед­нике? Соб­ственно из-за вас он стал необ­хо­ди­мым. Зачем про­по­ведь? Все ясно в Св. Писа­нии». «Часто я искал в оный свя­щен­ный час (евха­ри­стии) такого мно­го­чис­лен­ного собра­ния, какое теперь здесь соста­ви­лось, и не нахо­дил нигде, и глу­боко взды­хал я о том, что вы вашего сораба, гово­ря­щего с вами, слу­ша­ете с таким рве­нием, а когда Хри­стос явля­ется на св. вечере, цер­ковь пустеет». Но так было не везде и не всегда в этот период, может быть, только у таких витий, как Зла­то­уст. Кар­фа­ген­ский Собор 399 г. поста­нов­ляет: «кто выйдет из собра­ния (de auditorio), когда свя­щен­ник держит слово в церкви, да будет отлу­чен». Цеза­рий Арль­ский (нач. VI в.) после бес­плод­ных убеж­де­ний не ухо­дить с про­по­веди велел на время ее запи­рать цер­ков­ные двери. Вообще на Востоке про­по­ведь за бого­слу­же­нием зани­мала гораздо более места, чем на Западе, как видно и из этих послед­них сви­де­тельств, и из списка про­по­вед­ни­ков там и здесь, и, нако­нец, из явно пре­уве­ли­чен­ного, но харак­тер­ного сви­де­тель­ства Созо­мена, что в Риме «ни епи­скоп, ни другой кто не учит в церкви».

Время про­по­веди

Глав­ным момен­том для про­по­веди по-преж­нему была литур­гия, и именно ее под­го­то­ви­тель­ная часть, литур­гия огла­шен­ных, как это пока­зы­вает целый ряд бесед св. Иоанна Зла­то­уста и др., часто напо­ми­на­ю­щих слу­ша­те­лям только что слы­шан­ные ими литур­гий­ные воз­гласы и молитвы. Но иногда и по местам про­по­ведь была и за дру­гими служ­бами. Так, беседы на Шестод­нев св. Васи­лия про­из­но­си­лись по две в день – за утрен­ним бого­слу­же­нием и вечер­ним («когда вы были на корот­кой утрен­ней (εωθεν) беседе, то мы натолк­ну­лись на такую скры­тую глу­бину мысли, что отча­я­лись насчет даль­ней­шего» и т. п.3). По Сократу, «в Кеса­рии Кап­па­до­кий­ской и на Кипре в день суб­бот­ний и недель­ный всегда вече­ром с воз­жже­нием све­тиль­ни­ков (μετά της λυχναψίας) пре­сви­теры и епи­скопы изъ­яс­няют Писа­ния». Беседы св. Иоанна Зла­то­уста на Бытие про­из­но­си­лись вече­ром («мы изла­гаем вам Писа­ния, а вы, отвра­тив глаза от нас, обра­тили вни­ма­ние на све­тиль­ники, на того, кто зажи­гал све­тиль­ники»). «Обра­тите вни­ма­ние на про­дол­же­ние псалма, о кото­ром мы на утрене гово­рили», – при­гла­шает своих слу­ша­те­лей блж. Авгу­стин. Так как про­по­ведь счи­та­лась непре­мен­ною при­над­леж­но­стью литур­гии, то она, надо думать, имела место обя­за­тельно в те дни, когда совер­ша­лась литур­гия и настолько часто, насколько где-либо совер­ша­лась послед­няя. Но в Четы­ре­де­сят­ницу и Пяти­де­сят­ницу, осо­бенно в первую – в виду огла­шен­ных, про­по­ве­до­вали боль­шей частью еже­дневно. Так, в беседе св. Иоанна Зла­то­уста на Бытие и «о ста­туях», равно как в словах блж. Авгу­стина на псалмы, посто­янно встре­ча­ются ссылки на «вче­раш­нюю» беседу. В мона­ше­ских же общи­нах, по край­ней мере неко­то­рых, как увидим, авва и в тече­ние целого года еже­дневно поучал братию.

Про­по­ве­до­вав­шие лица

Что каса­ется про­по­ве­до­вав­ших лиц, то, по при­меру апо­сто­лов и по прак­тике II и III вв., насто­я­щим слу­жи­те­лем слова счи­тался епи­скоп. «Соб­ственно обя­зан­ность (proprium munus) епи­скопа – учить народ». По св. Иоанну Зла­то­усту, спо­соб­ность к учи­тель­ству в епи­скопе «должна быть прежде всего». Про­по­вед­ни­че­ский талант тогда наи­бо­лее выдви­гал лиц на епи­скоп­ские кафедры, как пока­зы­вают при­меры Евсе­вия Кеса­рий­ского, свв. Гри­го­рия Бого­слова, Иоанна Зла­то­уста и блж. Авгу­стина. Но в цер­ков­ном учи­тель­стве гораздо более преж­него вре­мени при­ни­мают уча­стие и пре­сви­теры. Еще в III в. столь зна­ме­ни­тый про­по­вед­ник, как Ориген, был пре­сви­те­ром только.

Апо­столь­ские Поста­нов­ле­ния пред­пи­сы­вают: после чтений, а в част­но­сти после Еван­ге­лия, «пре­сви­теры пооди­ночке, а не все сразу, пусть уве­ще­вают народ, а после всех их епи­скоп, кото­рый подо­бен корм­чему». Согласно с этим, в Иеру­са­лим­ской Церкви, по опи­са­нию Палом­ни­че­ства, при­пи­сы­ва­е­мого Силь­вии, в день вос­крес­ный «из всех сидя­щих пре­сви­те­ров про­по­ве­дует кто поже­лает, а после всех их про­по­ве­дует епи­скоп». Св. Иоанн Зла­то­уст именно в сане пре­сви­тера про­по­ве­до­вал в Антио­хии в при­сут­ствии своего епи­скопа Фла­ви­ана, кото­рый иногда при­со­еди­нял свое уве­ща­ние к его про­по­веди.

Блж. Авгу­стину, когда он был пре­сви­те­ром, его пре­ста­ре­лый епи­скоп Вале­рий, плохо вла­дев­ший латин­ским языком своей паствы, пору­чил про­по­ве­до­ва­ние в церкви, и когда епи­скопа упре­кали за это, он сослался на восточ­ный обычай такого рода. Сле­до­ва­тельно, на Западе до того вре­мени про­по­ведь была пре­ро­га­ти­вой одного епи­скопа. Но уже блж. Иеро­ним об этом гово­рит: «весьма плохой обычай, что в неко­то­рых церк­вах пре­сви­теры молчат и не гово­рят в при­сут­ствии епи­ско­пов, как будто те им зави­дуют или не удо­сто­и­вают слу­шать их». В слу­чаях необ­хо­ди­мо­сти или исклю­чи­тель­ных допус­ка­лись к про­по­веди и диа­коны.

Еще в III в., по сви­де­тель­ству св. Кипри­ана, во время гоне­ний, кото­рые иногда лишали Цер­ковь пре­сви­те­ров, право про­по­веди предо­став­ля­лось и диа­ко­нам. Один из самых зна­ме­ни­тых про­по­вед­ни­ков IV в. св. Ефрем имел только сан диа­кона. Св. папа Гри­го­рий Вели­кий ( 604 г.) во время болезни пору­чал диа­ко­нам читать свои про­по­веди. Выше мы видели, что диа­ко­нам пору­ча­лось чтение за бого­слу­же­нием гомилий св. отцов. Даже миряне допус­ка­лись к про­по­ве­до­ва­нию, но только в самых исклю­чи­тель­ных слу­чаях. Так было еще в III в. По сви­де­тель­ству Евсе­вия, когда Ориген уда­лился из Алек­сан­дрии в Кеса­рию Пале­стин­скую, «здесь мест­ные епи­скопы (Алек­сандр Иеру­са­лим­ский и Фео­к­тист Кеса­рий­ский) про­сили его бесе­до­вать и изъ­яс­нять Св. Писа­ние все­на­родно в церкви, несмотря на то, что тогда он не был еще руко­по­ло­жен в пре­сви­тера», и на упрек со сто­роны Димит­рия, еп. Алек­сан­дрий­ского, «что нико­гда не слы­хано было и теперь не в обычае миря­нину про­по­ве­до­вать в при­сут­ствии епи­скопа», ссы­ла­лись на целый ряд преж­них при­ме­ров в разных стра­нах. Но от IV и V вв. не известно уже таких при­ме­ров, если не счи­тать речи импе­ра­тора Кон­стан­тина Вели­кого к Пер­вому Все­лен­скому Собору. Напро­тив, когда неко­то­рые монахи на Востоке стали при­сва­и­вать себе право цер­ков­ной про­по­веди, папа Лев I Вели­кий (440- 461), для кото­рого, может быть, странна была и про­по­ведь пре­сви­тера в церкви, писал против этого Мак­симу, еп. Антио­хий­скому, и Фео­до­риту, еп. Кирр­скому, говоря в письме пер­вому: «кроме свя­щен­ни­ков Гос­под­них никто не смеет про­по­ве­до­вать, монах ли то, или миря­нин, какою бы уче­но­стью (cujus libet scientiae nomine) ни сла­вился он». Но Кар­фа­ген­ский Собор 399 г. поста­нов­ляет: «миря­нин (laicus) да не дер­зает учить в при­сут­ствии кли­ри­ков, если они сами не попро­сят его об этом».

Только жен­щине, как и всегда, с апо­столь­ских еще времен, без­условно вос­пре­ща­лась про­по­ведь. Тот же Собор поста­нов­ляет: «жен­щина, хотя бы ученая и святая, да не при­сва­и­вает себе права (non praesumat) учить мужчин в собра­нии». В восточ­ных Церк­вах, впро­чем, диа­ко­нис­сам поз­во­ля­лось зани­маться огла­ше­нием гото­вя­щихся ко кре­ще­нию женщин, но не пуб­лично, а частно. В этом отно­ше­нии от Кафо­ли­че­ской Церкви резко отли­ча­лись неко­то­рые ере­ти­че­ские общины, не только допус­кав­шие про­по­ведь женщин, но имев­шие про­ро­чиц, какими у мон­та­ни­стов были Приска и Мак­си­милла, и воз­во­див­шие женщин в сте­пени епи­скоп­скую и пре­сви­тер­скую, как у них же Квин­тилла и Прис­цилла. То же было у кол­ли­ри­диан IV в., у кото­рых жен­щины совер­шали свя­щен­но­дей­ствия в честь Пресв. Девы Марии, как и у ката­ф­ри­гов.

Воз­гласы и обряды, сопро­вож­дав­шие про­по­ведь

Так как на про­по­ведь, слу­жив­шую объ­яс­не­нием Св. Писа­ния и все­цело осно­вы­ва­ю­щу­юся на нем, смот­рели тоже как на слово Божие в неко­то­ром роде, то и обстав­ля­лась про­по­ведь обря­дами и воз­гла­сами почти такими, как чтение Св. Писа­ния. Так, пред про­по­ве­дью диакон при­гла­шал при­сут­ству­ю­щих к тишине и вни­ма­нию, может быть, воз­гла­сом «Вонмем». Пред поуче­нием про­по­вед­ник совер­шал молитву, должно быть, тайно. Пред поуче­нием было в обычае при­вет­ствие народа со сто­роны про­по­вед­ника во имя Божие. Это при­вет­ствие выра­жа­лось воз­гла­сами: «Мир вам» или: «Бла­го­дать Гос­пода нашего Иисуса Христа, любы Бога Отца и при­ча­стие Св. Духа со всеми вами» с отве­том «И со духом твоим». Начи­на­лась про­по­ведь раз­ными молит­вен­ными воз­гла­сами, напри­мер «Бла­го­сло­вен Бог» (Εύλογητός ό Θεός). Заклю­че­нием про­по­веди было обык­но­венно сла­во­сло­вие Св. Троице.

Что каса­ется поло­же­ния тела, в кото­ром про­из­но­си­лась и слу­ша­лась про­по­ведь, то по край­ней мере епи­скоп обычно про­из­но­сил про­по­ведь, сидя на своем амвоне, что, может быть, было заим­ство­ва­нием у сина­гоги и осно­вы­ва­лось на при­мере Спа­си­теля. Но у св. Иоанна Зла­то­уста ука­зы­ва­ется и на сто­я­ние про­по­вед­ника. Слу­ша­тели же всегда стояли. Блж. Авгу­стин гово­рил: «чтобы не дер­жать вас долго, так как я говорю сидя, а вам стоять трудно…». И Кон­стан­тин Вели­кий не хотел садиться при долгих про­по­ве­дях Евсе­вия Кеса­рий­ского. Авгу­стин поз­во­лял только слабым и боль­ным слу­ша­те­лям садиться».

Михаил Ска­бал­ла­но­вич. Тол­ко­вый типи­кон

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки