Вымоленное чудо в 45. Наталья Авдонина <br><span class="bg_bpub_book_author">Наталья Авдонина</span>

Вымоленное чудо в 45. Наталья Авдонина
Наталья Авдонина


Наталья Авдонина: Бог всегда нас ведет в то место, где мы должны оказаться, даже если мы этого не знаем, не хотим, или если мы ничего не предпринимаем к этому.

В.: Чтобы понять эту истину, ей пришлось пройти долгий путь одиночества, горьких слез в подушку, тоски по материнству. Только тот, кто пережил отчаяние от бездетности, поймет ее горечь и мытарства.

Наталье Авдониной 49. В ее истории, как в зеркале, узнают себя сотни женщин. Она любила себя, строила карьеру, жила земными радостями. Дети – вопрос о них вызывал резкое отторжение.

Когда-то Наталья Авдонина была, как это модно сейчас говорить, убежденной чайлдфри. Детей в ее системе ценностей не было вообще. Она жила для себя, радовалась жизни и была уверена – в этом и есть счастье.

Раньше я вообще не хотела детей. Я, когда на них смотрела, у меня даже было какое-то отторжение. То есть я не понимала, как можно любить ребенка, там, целовать его пяточки, его попу, да? Вот я, допустим, ходила по паркам и, ну, гуляла с мужем, и я не понимала, как вот они трусятся над детьми. Они, там, в этих колясочках что-то сюсюкают, там, рассказывают, песенки поют.

Мне это было… Ну, вот это было не мое. У меня было отторжение. Да, я занималась собой. Ну, в общем, мне было комфортно, и детей мне вообще не хотелось. Я даже, можно сказать, может, ненавидела их, ну, то есть я не связывала себя с ребенком.

Она впервые вышла замуж очень рано, это была студенческая влюбленность. Но брак распался быстро, буквально через полгода. Своего второго мужа Наташа встретила к 30‑и. С момента развода прошло долгих 10 лет. Захотелось семьи и, наконец-то, детишек.

Случилось так: я влюбилась, вышла замуж, и, естественно, нам нужен… ну, не то, что нам нужен был, мы захотели ребенка. Конечно, хочется ребенка от любимого человека. Но вот тут случилось самое интересное. Врачи мне ничего не могли сказать, то есть у меня, в принципе, все в порядке, но забеременеть я не могла.

И тут я стала задумываться, и вот, Вы знаете, один раз меня накрыло – я поняла, что это наказание мое. Вы знаете, мы все заслуживаем то, что мы заслуживаем, и, я думаю, я вот свое наказание заслужила.

Я не хотела этого, я этого сторонилась, мне это было чуждо, не нужно. Вот, получай, ты же хотела, вот ты хотела все. То, что ты хочешь, ты получила. У тебя детей нет, есть муж, жизнь прекрасна, живи и радуйся. Но оказалось, что для счастья этого мало, что семья должна быть полная, что должны быть дети.

После этого осознания начались долгие годы попыток забеременеть. Наталья с мужем перепробовали все известные способы официальной и нетрадиционной медицины, но бесполезно – ничего не помогало.

Сначала врачи мне сказали: «Ну, давайте продуем трубы, – не знаю, как это по-медицински называется, – ну, давайте попробуем». Потому что они уже не знали, что со мной делать. Ну, попробовали – все нормально.

Потом они меня: «Давайте витамины попьем». И витамины мы пили, и на моря мы с мужем ездили, то есть и загорали, и что мы только ни делали, но ничего не помогало. Мы и загорали, мы и ванны принимали, и грязевые ванны принимали, мы что только ни делали. То есть практически мы были здоровы, но нам ничего не помогало.

В момент отчаяния муж предложил Наталье усыновить чужого ребенка.

Наталья Авдонина: Он очень хотел детей, он очень любил детей, и он хотел, чтобы у нас не один ребенок был, но у нас ничего не получалось.

В.: Было вот такое – моменты отчаяния?

Наталья Авдонина: Конечно, были. Были и слезы в подушку, были рыдания, и было все. Мы хотели взять ребенка из детского дома. Ну, даже не мы хотели – супруг хотел, а я не хотела. То есть я хотела своего ребенка.

Как-то вот я, наверное, до этого еще не дошла, чтобы взять ребенка из детского дома, и как-то мое естество все противилось. Вот мне хотелось самой, своего, нашего, своего родного.

И в один прекрасный момент, ну, я уже отчаялась полностью, и я уже, ну… У кого нет детей, тот меня поймет. Ну, эта жизнь невыносима, то есть такое ощущение, что ты читаешь книгу, где одна обложка, а внутри ничего нет.

Ни рассказа, ни повести, только обложка пустой книги. Тогда нечем было ее наполнить, кроме слез. Обращаться к Богу за помощью ей казалось бесполезным. Если Он все видит, то почему до сих пор не помог?

Наталья Авдонина: Вы знаете, в один какой-то момент была и обида на Бога, потому что я молила-молила, я выпрашивала ребенка, я… Мне казалось, что я делала все. Я и на колени становилась в церкви, и лбом билась, но ничего не помогало.

В.: И лбом бились?

Наталья Авдонина: И лбом билась, это было, да. И потом в какой-то момент такое озлобление пришло: ну, почему же? Почему? Вот как-то всем помогает, да, все ходят – помогает, может, в каких-то других делах, а мне нет. И вот, ну, в храм-то я все равно ходила, но вот…

В.: Не открывалось что-то, да, сердцу?

Наталья Авдонина: Да, вот какая-то неприязнь… Ну, не то, что неприязнь, но вот что-то было.

В.: Поверхностно все, да?

Наталья Авдонина: Вот, Вы знаете, у меня, наверное, очень много было претензий к Богу: а почему так? А почему вот я такая? Почему вот мне не везет? Почему я прошу – мне не дают? Такого же не должно быть. А на самом деле, наверное, все в свое время.

Когда стало совсем невыносимо, Наталья поехала к старцу.

Наталья Авдонина: Одна знакомая моя, кума, Света Кузнецова, она сказала, что в Костроме, в Кадые есть старец святой Михаил, и что к нему нужно поехать. Она сказала: «Он хотя бы скажет, он увидит, есть у тебя дети или нет. Твое мытарство – оно прекратится, или ты начнешь свои поиски дальше».

Я поехала. Мне уже деваться было некуда, я хваталась за каждую соломинку. Мы к нему приехали. Он на меня очень долго смотрел, и он мне сказал: «Будут у тебя дети. Будут, матушка, дети, но пройдет очень долго, очень долгое время, и когда ты придешь к Богу». Но я тогда этого не понимала – как прийти к Богу.

В.: Я вроде бы верующая, да?

Наталья Авдонина: Ну, да. Я, конечно, хожу в церковь, но, я не знаю, как все люди.

Она нечасто ходила в храм, ничего не знала о таинствах, но где-то в глубине души всегда чувствовала – Бог есть.

Наталья Авдонина: Я стала ходить в церковь, стала молиться, но ничего не помогало.

В.: А были какие-то определенные… какие-то конкретные святые, иконы, которым молилась, или у Господа просила что?

Наталья Авдонина: Знаете, я очень люблю Николая Угодника. Он все желания мои исполняет. Вот я что ни попрошу… И вот я его молила, молила, и, наверное, я все-таки намолила себе чудо, потому что в один прекрасный момент со мной стали происходить чудеса.

К чудесам можно относиться по-разному. Скептики всегда найдут повод для сомнений. Но важно понимать: история, которую она решилась рассказать, очень личная, исповедальная. Именно она послужила толчком к новой жизни.

Наталья Авдонина: Я шла по городу, в центре. Был выходной день, я помню, я была одета во все белое. И, Вы не поверите, выходной день, центр, и ни одной души. Я иду, смотрю на небо и в небе вижу на облаках город.

Это белокаменный город, но он не современный. Там церквушки, купола. Он до того красив, он красоты необыкновенной, понимаете? И вот церквушки – они прямо одна к одной, и они все разные. Даже не церквушки, а соборы, купола, вот я видела арки, ну, это красоты необыкновенной.

И я смотрела и не понимала – это мне чудится, или это на самом деле. Я прошла дальше по площади, оборачиваюсь, а он плывет, понимаете? Он на облаке плывет по небу, и я его вижу еще отчетливей, ярче. И тогда мне стало интересно – я одна его вижу, или кто-то его видит еще?

В.: Я сплю или где вообще я, да?

Наталья Авдонина: Я обернулась, а людей-то нет. И вдруг я замечаю, идет мамочка и в коляске везет ребенка где-то полугодовалого. И ребенок тычет пальчиком и показывает ей, и он чуть ли не выскакивает из этой коляски. Я смотрю на ребенка и понимаю, что он видит этот город.

Что делать с увиденным, ей было непонятно. Ясно было одно – видение что-то значит. Понимание пришло, когда вслед за первым необычным событием случилось второе – рядовая экскурсия однажды кардинально перевернула представление о жизни.

Я увидела в газете, что есть экскурсия в Москву. По Москве-реке на теплоходике можно покататься, провести время. Я думаю, ой, как хорошо! У меня завтра выходной день, я поеду. Я позвонила в агентство, а мне сказали: «Ой, да подъезжайте. В агентство ехать не надо, у нас мест полно».

На следующий день к 9 часам я, как всегда, опаздываю. Я подбегаю к тому месту, где должен стоять автобус, он еще стоит. Я, обрадованная, залетаю в него и удивляюсь. Мне сказали, что будет много свободных мест, а автобус почти полный. Там, наверное, 3–4 свободных места. Я думаю: слава Богу, что места есть.

Я сажусь на свободное место, мы трогаемся. А так как я после работы, вечером приехала поздно, я закрываю глаза и начинаю дремать. Ну, думаю, пока мы до Москвы доедем, часа полтора я еще посплю. Открываю глаза и не понимаю – какой-то лес, мы едем в лес. Думаю, ладно, может быть, дорогу где-то ремонтируют. Опять закрываю глаза, открываю – опять едем. Думаю, уже должны приехать в Москву.

Я соседку, женщину, спрашиваю: «А Москва когда?» Тут она мне отвечает: «А какая Москва?» Я говорю: «Как – какая? Я же в Москву еду на теплоходике кататься». Она мне говорит: «А мы вообще-то в паломнической поездке, и мы едем в Армавир». Я говорю: «Как – в Армавир? Вы что? Я в Москву еду». У меня такая паника!

Для Натальи эта новость стала серьезным испытанием, неким переломным моментом в духовной жизни. Повернуть назад и вернуться значило бы возвращение в прежнюю жизнь с мирскими радостями и при этом беспрерывной тоской. Она думала недолго, выбрала – ехать с паломниками.

Наталья Авдонина: Бог – Он всегда нас ведет, даже, если мы что-то не знаем или не хотим. Он всегда в ту точку нас поставит, где мы должны быть. И вот, представляете, я с ними поехала. Мне было так сначала некомфортно, пока мы ехали. Ну, то есть мне было за себя стыдно, что скажут обо мне вот люди, которые ехали в этом автобусе.

В.: Ну, что они могут сказать?

Наталья Авдонина: Паломники. Я никогда с ними никаких дел не имела, думаю, непонятно, какие люди, что они. Вот это что-то. То есть это люди – они… ну, они окрыляют. Вот верующие люди – они… они другие, понимаете?

И у меня еще был такой один момент: мы приехали в монастырь женский в Муроме, и мне прямо даже захотелось там остаться. И я поняла, что люди, которые живут в монастыре, они не убогие, как вот я раньше считала.

В.: Вы так считали?

Наталья Авдонина: Они счастливые. И единственное, что меня остановило, что муж – он бы, наверное, меня не понял, если бы я ушла в монастырь.

Зачатие, рождение – великая тайна. Нам никогда не понять, почему кого-то Господь наделяет многодетностью, а кого-то на всю жизнь оставляет бесплодным. Здесь важно помнить, что Бог никогда никого не наказывает, а к тем, кто Его любит, всегда щедр и милостив.

Наталье Авдониной исполнилось 44, а детей все не было. Правда, не было и отчаяния – в голове крепко сидели слова старца.

Он меня вдохновил. Он сказал, что будет, но он же мне сказал: «Нескоро, это будет очень нескоро, и когда ты придешь к Богу».

Вот я к Нему шла, шла, то есть я поняла, что, наверное, нужно мне куда-то еще идти. Ну, вот сердце, оно мне подсказывало – нужно искать еще один путь, потому что путей к Богу очень много.

Весь последующий год после той паломнической поездки в Армавир она ездила с уже ставшими родными православными друзьями по другим святым местам России.

Вслед за этим захотелось съездить в Грецию. Случайно или промыслительно выбор пал на город Салоники и мощи святого великомученика Димитрия Солунского. Здесь случилось еще одно чудо.

Наталья Авдонина: Через несколько дней мы поехали в Салоники, в храм, и я там прикоснулась к мощам. Даже, хочу сказать, когда я даже стояла в очереди к мощам, я уже почувствовала благословение, потому что меня накрывало волнением. Такое волнение, мне хотелось растолкать всех паломников.

Я не понимала, почему они так долго там стоят, и там такая большая очередь, и мне хотелось поскорее, и мне хотелось им кричать: «Ну, я же здесь стою, пустите меня! Мне туда нужно, мне. Вам зачем? Вы потом можете пройти, а это я, это я приехала! Тут мне нужно, вы понимаете?» Меня такое волнение накрывало внутри меня вот.

В.: Распирало.

Наталья Авдонина: Да, меня распирало, меня прямо… Вот я… я почувствовала, что я в том месте, где мне нужно быть. Вот это вот моя точка, от которой я пойду дальше, вот я это чувствовала. И когда я прикоснулась к мощам, я вышла из храма, я уже была совсем другая.

Я вышла – такая благодать меня накрыла, и я почувствовала, что вот внутри меня такое сияние, такой свет. Мне так хорошо, что я чувствую Бога, Он есть.

Мне хотелось кричать, мне хотелось подбежать к людям и сказать: «Он есть! Посмотрите – Он есть! Это я, я Его чувствую. Неужели вы не видите, что я это чувствую, что Он есть?»

Подобное, ни с чем не сравнимое чувство она пережила у мощей Анастасии Узорешительницы, там же, в Греции. Несмотря на то, что мощи ее были похищены в 2012 году, количество паломников не уменьшается.

Монахини сказали, что «это место, где стоял череп, оно святое. Там происходят тоже чудеса, и, если вы очень попросите, вам все воздастся, нужно только верить». И даже в этот день приехала женщина, которая благодарила святую Анастасию, потому что она ей подарила девочку. Она к ней приезжала 3 года назад.

Вы представляете, меня это так окрылило, то есть я приехала просить ребенка, а она приехала благодарить, потому что уже подарили ребенка. Я упала на колени, я так молилась. Я рыдала, я плакала, я умоляла. И вот эта благодать, которую я испытывала на площади, она опять меня накрыла, и я почувствовала, что все, что говорил старец, все сбудется. Все будет так, как я прошу, потому что Господь всегда дает то, что мы просим.

Она забеременела через 3 месяца после возвращения из Греции, родила в 45. Сейчас Лизе уже 4 года.

Наталья Авдонина: Это вот с другим бантиком.

В.: Красотка.

Наталья Авдонина: Сейчас найду еще, где мы с ней.

В.: Похожа на тебя.

Наталья Авдонина: А это же в роддоме, это только нас выписали, и поэтому, да, там как бы еще привыкание к молоку.

Наталья вспоминает, как отреагировал врач в женской консультации на ее новость о беременности.

Наталья Авдонина: И самое интересное, что здоровье меня вообще не подвело. Я работала до последнего, и давление у меня было хорошее, и все показатели хорошие. И какие анализы бы я ни сдавала, все у меня было замечательно, как у молодых.

Некоторые молодые приходят… То есть у них то одни анализы плохие, то другие, а у меня вообще все замечательно, вот понимаете, прямо даже удивительно.

В.: Врачи удивлялись?

Наталья Авдонина: Врачи удивлялись, да. То есть я даже не знала слово «давление». Я, когда первый раз пришла, она у меня спрашивает: «Давление мучает?» Я говорю: «Нет». – «Тошнит?» – «Нет».

Они мне сказали: «Будешь рожать самая первая, утром». Я встала пораньше, помолилась, решила, что я волноваться не буду, бояться не буду. Со мной Бог, мне бояться вообще нечего, вот правда.

И, Вы не поверите, все так легко случилось. То есть они со мной разговаривали – два доктора, а потом мне говорят: «Ну, смотри», – и положили Лизочку мне на грудь. Я даже не успела ничего сообразить, как я быстро родила.

Глядя на счастливые, полные любви материнские глаза, с трудом поверишь, что когда-то она не любила детей. О дочке она может рассказывать часами, как ей нравится в храме, и как готовилась ко крещению.

Вы не представляете, как она ждала этого, она готовилась к этому. «Мама, ты мне рубашку купила? А ты мне косыночку купила? А в чем я буду? А как это все будет?» То есть я ей все объясняла.

Мы с ней несколько раз сходили, я ей показала купель: «Вот смотри, вот здесь ты сядешь, тебя польют водичкой, чтоб ты не боялась». Она все знала, то есть она ждала этого дня. И когда это случилось, она спокойно это все приняла и была очень счастлива.

Я рада, что она это все уже понимает. И я ей сегодня говорю: «Лизочка, сегодня праздник – Воздвижение Креста». Она: «Да-да, мама. А когда он будет еще, праздник?» Я ей говорю: «Через год». А она мне говорит: «Богородица недавно была». Я говорю: «Да».

Наталья согласилась на участие в программе в надежде – ее история поможет кому-то из женщин, как когда-то ей, проститься с унынием и поверить в то, что с Богом все возможно.

Наталья Авдонина: Ну, раньше, Вы знаете, я была, как сейчас говорят, просто захожанка. Я приходила, смотрела иконы – красиво. Люди приветливые, свечку поставить, помолиться, но как-то в душе ничего не отзывалось. Ну, помолилась – пошла.

А сейчас все по-другому. Сейчас я захожу – я горю. Я хочу сюда идти, я хочу привести ребенка, я хочу постоять, помолиться. Я хочу поплакать, то есть выплеснуть все, все рассказать Богу, потому что Он один нас поймет, Он простит нам все наши грехи. Он нас наставит, Он поможет, Он подскажет, как нам поступить.

И когда выходишь из храма, понимаете, все плохие мысли отпадают, и думаешь: ой, с кем-то… кому-то нагрубил. Боже, как плохо повела себя. Вот одни положительные эмоции, когда выходишь из храма. Все плохие мысли уходят, все плохие поступки, и ты становишься лучше.

Ты можешь желать чуда и верить в чудо, и ты пойдешь по воде. А ты можешь желать чуда, но не верить в него, и тебе никто ничего не даст.

В.: Не дастся.

Наталья Авдонина: Тебе не дастся. Правильно говорят: «По вере вашей будет вам».

Видео-источник: Телеканал СПАС

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки