Богослужебные заметки

про­то­пре­сви­тер Вале­рий Лукья­нов


Содер­жа­ние



Общие разъ­яс­не­ния

Голов­ной убор на бого­слу­же­ниях

  1. При совер­ше­нии литур­гии, свя­щен­ник входит в цер­ковь в скуфье или ками­лавке, начи­нает, по обычаю, читать пред­ва­ри­тель­ные молитвы пред цар­скими вра­тами, не откры­вая головы до окон­ча­ния тро­па­рей: «Поми­луй нас, Гос­поди..». и «Мило­сер­дия двери..». Когда же надобно цело­вать иконы, свя­щен­ник откры­вает голову и с откры­той же голо­вою читает молитву:«Гос­поди, нис­посли руку Твою..». и затем, не покры­вая головы, входит в алтарь, кладет поклоны пред св. пре­сто­лом, целует Еван­ге­лие, крест и пре­стол, и при­сту­пает к обла­че­нию, по обычаю.

После этого про­ско­ми­дия также совер­ша­ется с откры­тою голо­вою, и свя­щен­ник наде­вает митру, ками­лавку или скуфью пред нача­тием самой литур­гии, пред воз­гла­ше­нием: «Царю Небес­ный..». «Слава в вышних Богу..». В таком виде, с покры­тою голо­вою, свя­щен­ник совер­шает литур­гию до Еван­ге­лия; на Еван­ге­лии сни­мает голов­ной убор, потом снова наде­вает его и стоит с покры­тою голо­вою до херу­вим­ской песни, или точнее до вели­кого входа. С этого вре­мени свя­щен­ник уже не наде­вает голов­ного убора во все про­дол­же­ние литур­гии до воз­зва­ния: «Всегда ныне и присно..». и поста­нов­ле­ния Св. Даров на жерт­вен­ник. Воз­вра­тив­шись к пре­столу, когда на кли­росе поют: «Да испол­нятся уста наша..». свя­щен­ник снова, и в послед­ний раз, наде­вает голов­ной убор, свер­ты­вает анти­минс и илитон, и с покры­той голо­вою читает заам­вон­ную молитву, и вообще окан­чи­вает литур­гию.

  1. Во время совер­ше­ния литур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Даров свя­щен­ники сни­мают ками­лавки и скуфьи на цело­ва­ние св. икон во время пения: «Во цар­ствии Твоем..». потом наде­вают митры, ками­лавки и скуфьи пред нача­лом литур­гии, и сни­мают для пере­не­се­ния Св. Даров с пре­стола на жерт­вен­ник во время пения «Гос­поди воз­звах», и оста­ются непо­кры­тыми до сугу­бой екте­ньи, потом снова стоят покры­тые до вре­мени пения: «Ныне силы небес­ныя..».после чего оста­ются непо­кры­тыми до пения: «Да испол­нятся уста наша..».как и на обык­но­вен­ной литур­гии.

Что каса­ется до совер­ше­ния других служб, то не при­нято стоять с покры­тою голо­вою при чтении всяких молитв — све­тиль­нич­ных, гла­во­пре­клон­ных, во время шесто­псал­мия, молитв на молеб­нах и других свя­щен­но­сло­виях, напри­мер, освя­ще­нии воды, — при чтении ака­фи­стов, при чтении Еван­ге­лия. И эти обычаи свя­щен­ни­ками наблю­да­ются не только когда они сами совер­шают бого­слу­же­ние, но и когда при­сут­ствуют при совер­ше­нии его.

Можно-ли ста­вить ками­лавки или класть скуфьи во время бого­слу­же­ния на св. пре­стол?

Сле­дует ска­зать, что в прак­тике нашей Церкви издревле это не при­нято, посему, лучше всего избе­гать этого. Что каса­ется митр, то они, как име­ю­щие на себе ико­но­пис­ные изоб­ра­же­ния, ста­вятся на пре­столе.

Само собою разу­ме­ется, что свя­щен­ники обя­заны более ока­зы­вать ува­же­ния к ками­лав­кам, не ходить в них без нужды по городу, и т.п.

Отно­си­тельно упо­треб­ле­ния так назы­ва­е­мой черной скуфьи, полу­ча­е­мой с бла­го­сло­ве­ния архи­ерей­ского, то упо­треб­ле­ние ее опре­де­ля­ется тою целью, с какою эта скуфья дается тому или дру­гому свя­щен­нику по бла­го­сло­ве­нию архи­ерей­скому. Если эта скуфья дается кому-либо от архи­ерея, вслед­ствие просьбы свя­щен­ника по при­чине его болезни или сла­бо­сти головы, то полу­чив­ший ее должен и упо­треб­лять ее только исклю­чи­тельно для защи­ще­ния от холода, при совер­ше­нии треб вне церкви, напри­мер, при погре­бе­нии или при крест­ных ходах, или зимою в холод­ной церкви, при совер­ше­нии литур­гии и других служб. В послед­нем случае, скуфью эту можно упо­треб­лять так же, как и обык­но­вен­ную фио­ле­то­вую скуфью» (Хой­нац­кий, «О свя­щен­стве», пар. 21, 22).

Цвет обла­че­ний

«Разные цвета свя­щен­ни­че­ских обла­че­ний (а одно­вре­менно и обла­че­ний св. пре­стола, жерт­вен­ника и ана­лоев, кото­рые должны обла­чаться в обла­че­ния такого же цвета, как и свя­щен­ни­че­ские ризы) имеют сим­во­ли­че­ское зна­че­ние, и разным дням и празд­ни­кам бого­слу­жеб­ного года обы­чаем усво­ены обла­че­ния соот­вет­ству­ю­щих цветов. Так: вели­ко­пост­ные обла­че­ния должны быть чер­ного цвета (в ста­рину бывали и фио­ле­то­вого), в вос­крес­ные дни Вели­кого поста — обла­че­ния темно-крас­ного (или тоже фио­ле­то­вого) цвета; в Лаза­реву суб­боту — вос­крес­ное обла­че­ние золо­ти­стого или белого цвета; в Вели­кий чет­вер­ток — крас­ного цвета; в Вели­кую суб­боту — белого цвета, начи­ная с чтения Еван­ге­лия (после пения «Вос­кресни, Боже», когда про­ис­хо­дит пере­об­ла­че­ние всего храма из чер­ного цвета в белый); от пер­вого дня Пасхи до Отда­ния Воз­не­се­ния Гос­подня — обла­че­ние белого цвета; в Неделю Пяти­де­сят­ницы (Тро­и­цын день) — обла­че­ние зеле­ного, или тоже белого цвета; во весь Петров пост — крас­ного цвета; во все празд­ники Св. Апо­сто­лов и Св. Муче­ни­ков — крас­ного цвета; в празд­ники св. Про­ро­ков —зеле­ного цвета; во все Бого­ро­дич­ные празд­ники — голу­бого цвета, как равно и в Успен­ский пост, исклю­чая празд­ник Пре­об­ра­же­ния до отда­ния, когда обла­че­ние белого цвета; в празд­ники св. Иоанна Пред­течи — крас­ного цвета; в празд­ник Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня — крас­ного цвета или фио­ле­то­вого; в дни Рож­де­ствен­ского поста — крас­ного цвета; в период вре­мени от Рож­де­ства Хри­стова до отда­ния Бого­яв­ле­ния — белого цвета. Во все вос­крес­ные дни, кроме пери­ода постов, упо­треб­ля­ются обла­че­ния золо­тыеили золо­ти­стого цвета. Непра­во­слав­ным обы­чаем, наве­ян­ным нам в Запада, над­ле­жит при­знать наде­ва­ние обла­че­ний чер­ного цвета при совер­ше­нии отпе­ва­ния усоп­ших и пани­хид. Пра­во­слав­ная Цер­ковь не пред­став­ляет себе смерти чем-то мрач­ным, а наобо­рот рас­смат­ри­вает смерть, как радост­ный пере­ход к лучшей жизни, к соеди­не­нию со Хри­стом, а потому более при­лично упо­треб­лять в таких слу­чаях обла­че­ния свет­лые, но никак не мрач­ные, тра­ур­ные, чер­ного цвета, что свой­ственно только «не имущим упо­ва­ния”» (Вопросы и Ответы, стр. 24).

В Мос­ков­ском Успен­ском соборе име­ется соб­ствен­ный устав отно­си­тельно цвета обла­че­ний. Пред­пи­сы­ва­ется сле­ду­ю­щий поря­док:

  • Во дни вос­крес­ные и празд­ники Гос­под­ские — золо­тое, крас­ное и другое, по рас­суж­де­нию и назна­че­нию архи­ерея.
  • В празд­ники Входа Гос­подня в Иеру­са­лим и Пяти­де­сят­ницы — зеле­ное.
  • Во дни выноса креста: в Воз­дви­же­ние Чест­ного и Живо­тво­ря­щего Креста, 1‑го авгу­ста — Про­ис­хож­де­ние чест­ных древ Чест­ного и Живо­тво­ря­щего Креста (за все­нощ­ным бде­нием) и в неделю Кре­сто­по­клон­ную — фио­ле­то­вое или синее.
  • В дни Бого­ро­дич­ные — голу­бое или белое.
  • От Пасхи до отда­ния Воз­не­се­ния — белое, хотя бы в это время слу­чи­лись заупо­кой­ные слу­же­ния.
  • Белые же упо­треб­ляют: а) во дни крест­ных ходов на водо­освя­ще­ние (в празд­ники: Бого­яв­ле­ния, Пре­по­ло­ве­ния Пяти­де­сят­ницы и 1‑го авгу­ста на литур­гии); б) Нака­нуне Бого­яв­ле­ния — на часах и литур­гии; в) в празд­ники Воз­не­се­ния и Пре­об­ра­же­ния, а так же на литур­гии, в чет­вер­ток и суб­боту Страст­ной сед­мицы.
  • В празд­ники Апо­сто­лов — крас­ное.
  • В Вели­кий пост, а также в дни заупо­кой­ные и на пани­хи­дах — черное или тем­но­ва­тое.
  • Успен­ский пост, кроме Пре­об­ра­же­ния — голу­бое» (Моск. Руко­вод., стр. 244).

Здесь можно заме­тить, что свя­щен­ник и диакон должны при­дер­жи­ваться обще­при­ня­тых правил о ноше­нии обла­че­ния, соот­вет­ственно совер­ша­е­мому бого­слу­же­нию. В при­ход­ских храмах вечерню, пове­че­рие, полу­нощ­ницу и утреню свя­щен­ник совер­шает в рясе. Крест носится поверх обла­че­ния. Литур­гия всегда совер­ша­ется в полном обла­че­нии, т.е. в под­риз­нике, епи­тра­хили, поясе, пору­чах и фелони, а име­ю­щие на то бла­го­сло­ве­ние наде­вают также набед­рен­ник и палицу.

О каж­де­нии в храме

Каж­де­ние перед свя­тыми ико­нами выра­жает наше бла­го­го­ве­ние к святым, изоб­ра­жен­ным на иконах, а каж­де­ние, обра­щен­ное к веру­ю­щим, выра­жает жела­ние, чтобы они испол­ни­лись Духа Свя­того и бла­го­ухали пред Гос­по­дом своими доб­рыми делами, подобно фими­аму. Дым кадиль­ный, обни­ма­ю­щий собою моля­щихся, сим­во­ли­зи­рует бла­го­дать Божию, кото­рая нас окру­жает.

Для каж­де­ния упо­треб­ля­ется кадило на цепоч­ках, ручное кадило, назы­ва­е­мое кация, сосуд для ладана — ладо­ница, и еще особые сосуды, кото­рые иногда уста­нав­ли­ва­ются в опре­де­лен­ных местах храма для напол­не­ния его бла­го­во­нием. Не сле­дует к цепоч­кам кадила при­де­лы­вать бубен­цов, ибо их звон отвле­кает бого­моль­цев от молитвы.

«Каж­де­ние дается вна­чале очень трудно. Кра­сиво кадить умеют немно­гие» (Про­то­и­е­рей Алек­сий Оста­пов). Это дей­стви­тельно так: то кади­лом трясут, под­дер­ги­вая его вверх, то сильно отстав­ляют в сто­рону локоть, то кла­ня­ются нев­по­пад… Неко­то­рые свя­щен­но­слу­жи­тели, ста­ра­ясь кадить кре­сто­об­разно, выпи­сы­вают кади­лом широ­кие, раз­ма­ши­стые круги, что вносит суету.

Между тем, суще­ствует древ­ний способ, кото­рый исполь­зо­вался при обу­че­нии пра­виль­ному каж­де­нию ещё с неза­па­мят­ных времён. Вот как упо­ми­нает о нём Архи­манд­рит Киприан (Керн): «Помню один совет мит­ро­по­лита Анто­ния (Хра­по­виц­кого) насчет каж­де­ния, кото­рый и мне очень помог, а потом через меня и другим облег­чив­ший это дви­же­ние. ‘Возьми, – сказал мне мит­ро­по­лит, – вот эту книгу под мышку правой руки и валяй, братец.’ Он мне подал тол­стей­шую Пост­ную Триодь. Сразу стало ясно, что не надо при каж­де­нии махать всей рукой, а только частью от кисти до локтя; плечо должно быть совер­шенно непо­движно».

Пра­виль­ный способ каж­де­ния: Свя­щен­но­слу­жа­щий, держа кадило тремя пер­стами правой руки у верх­ней части цепо­чек, под завер­ша­ю­щей цепочки кры­шеч­кой (по другой прак­тике, взяв кадило за оба кольца ука­за­тель­ным паль­цем), воз­но­сит его перед иконой или другим свя­щен­ным пред­ме­том. При втором взмахе кадила, кадя­щий накло­няет главу, совер­шая поклон, и при тре­тьем взмахе — выпрям­ля­ется. Так триады, перед иконой иди другой свя­ты­ней совер­ша­ется каж­де­ние. Подоб­ным обра­зом совер­ша­ется каж­де­ние кли­ро­сов и народа.

Бла­го­го­вей­ные свя­щен­но­слу­жи­тели обра­щают вни­ма­ние на то, чтобы кадило не под­ни­ма­лось слиш­ком высоко. Так при каж­де­нии пре­стола и сосу­дов, сто­я­щих на пре­столе, чтобы дей­ствия каж­де­ния было под­не­се­нием фимиама к свя­тыне. Пред­пле­чье должно быть наи­ме­нее подвижно. Старые свя­щен­но­слу­жи­тели, обучая моло­дых, реко­мен­до­вали под­кла­ды­вать под руку Слу­жеб­ник, чтобы тем самым свя­зать слиш­ком широ­кое дви­же­ние пред­пле­чья. Очень помо­гает для плав­но­сти каж­де­ния делать легкое дви­же­ние руки сгибая ее только в локте так, как будто в паль­цах нахо­дится некий пред­мет, совер­ша­ю­щий вер­ти­каль­ное дви­же­ние вверх и вниз по плос­ко­сти.

Диакон при каж­де­нии с иереем или архи­ереем пред­хо­дит ему со свечей в руках. Кадя­щему архи­ерею, кроме диа­кона со свечей, пред­хо­дят также ипо­ди­а­коны с дики­рием и три­ки­рием. Каж­де­ние бывает разных видов: иногда кадят только извест­ную часть храма или извест­ный пред­мет, как, напри­мер, аналой с иконой, или кре­стом, или Еван­ге­лием.

Полное каж­де­ние всего храма из алтаря начи­на­ется так: сна­чала кадят со всех четы­рех сторон пре­стол, потом горнее место, жерт­вен­ник (если на жерт­вен­нике уго­то­ваны св. Дары, то сна­чала жерт­вен­ник) и весь алтарь. Затем кадя­щий исхо­дит север­ными дверьми на амвон, кадит цар­ские врата, затем иконы южной сто­роны ико­но­стаса, начи­ная от иконы Спа­си­теля, потом иконы север­ной сто­роны ико­но­стаса, начи­ная с иконы Божией Матери, затем правый и левый лики, или кли­росы, и всех пред­сто­я­щих в храме. Далее, обходя храм с южной сто­роны, кадит иконы всего храма, затем входит в при­твор, кадит «крас­ные врата», выйдя из при­твора, идет к алтарю север­ной сто­ро­ной, кадя все иконы храма на этой сто­роне, и воз­вра­ща­ется опять к цар­ским вратам, кадит цар­ские врата, икону Спа­си­теля, икону Божией Матери и входит в алтарь южной дверью, после чего, став перед пре­сто­лом, кадит его спе­реди. Если цар­ские врата открыты, то выхо­дит на амвон и воз­вра­ща­ется в алтарь через цар­ские врата.

При непол­ном каж­де­нии, кадя­щий, пока­див ико­но­стас, лики и народ с амвона, пово­ра­чи­ва­ется, вновь кадит цар­ские врата, икону Спа­си­теля и Божией Матери и входит в алтарь. Иногда каж­де­ние начи­на­ется с сере­дины храма от аналоя, на кото­ром лежит икона празд­ника. Тогда сна­чала кадят эту икону, лежа­щую на аналое, со всех четы­рех сторон, потом входят в алтарь цар­скими вра­тами, кадят алтарь, выхо­дят из него цар­скими же вра­тами и далее идет каж­де­ние всего храма обыч­ным поряд­ком, после чего от цар­ских врат воз­вра­ща­ются не в алтарь, а опять к аналою с иконой на сере­дине храма. Иногда каж­де­ние бывает совер­ша­емо двумя диа­ко­нами сразу: в этом случае они рас­хо­дятся в про­ти­во­по­лож­ные сто­роны: один кадит южную часть храма, другой — север­ную, а потом снова схо­дятся и кадят вместе одно­вре­менно.

Каж­де­ние всего храма, начи­на­е­мое из алтаря, бывает на вечерне в начале все­нощ­ного бдения и при пении «Гос­поди воз­звах», на утрени в начале ее, при пении «Непо­роч­ных», при пении поли­е­лея, а также на 8 и 9 песнях канона, на литур­гии при окон­ча­нии про­ско­ми­дии и чтения часов. Каж­де­ние всего храма, начи­на­е­мое с сере­дины храма, бывает на празд­нич­ной утрени после пения вели­ча­ния, на утрени Вели­кого Пятка, когда 12 Еван­ге­лий чита­ется среди храма, на Цар­ских часах, в Вели­кий Пяток, и в Рож­де­ствен­ский и Бого­яв­лен­ский сочель­ники, на кото­рых бывает чтение Еван­ге­лия и на утрени Страст­ной Суб­боты при пении над­гроб­ных похвал. Каж­де­ние одного алтаря и ико­но­стаса бывает на литур­гии во время чтения Апо­стола (а по Уставу во время пения «Алли­луиа» после Апо­стола), во время пения Херу­вим­ской песни, а при архи­ерей­ской литур­гии сам архи­ерей кадит еще сразу после малого входа. На литур­гии после каж­де­ния всего алтаря кадят сразу свя­щен­но­слу­жи­те­лей нахо­дя­щихся в нем, а затем выхо­дят цар­скими вра­тами и кадят ико­но­стас и народ, пред­сто­я­щий в храме, начи­ная с ликов. По воз­вра­ще­нии в алтарь и каж­де­нии пре­стола всегда кадят в послед­ний раз архи­ерея или пред­сто­я­теля. Архи­ерею в первый раз кадят трижды по три. Каж­де­ние одного пре­стола или жерт­вен­ника бывает на литур­гии по окон­ча­нии про­ско­ми­дии, пред Вели­ким входом, по Вели­ком входе, при словах: «Изрядно о Пре­свя­тей…», и после воз­гласа: «Спаси, Боже, люди Твоя..».

Необ­хо­димо забо­титься о каче­стве ладана, чем упо­треб­лять при каж­де­нии в боль­шом коли­че­стве худой ладан. У нас пса­лом­щики да и отцы диа­коны любят под­дер­жи­вать огонь в кадиле лада­ном и таким обра­зом нагру­жают кадило мно­же­ством ладана: отсюда почти не видно света в алтаре или около пани­хид­ного сто­лика. По этой при­чине преж­де­вре­мен­ное тем­неют иконы, ико­но­стас и фрески в храме.

Иногда каж­де­ние бывает совер­ша­емо двумя диа­ко­нами зараз: в этом случае они рас­хо­дятся в про­ти­во­по­лож­ные сто­роны: один кадит южную часть храма, другой — север­ную, а потом снова схо­дятся и кадят вместе одно­вре­менно.

Устав пред­пи­сы­вает диа­кону или свя­щен­нику читать 50‑й псалом во время каж­де­ния перед нача­лом литур­гии и на Херу­вим­ской песни. На чтении апо­стола кадя­щий диакон (или иерей) не гла­го­лет ниче­соже, зане и сам «слу­шает» чтение апо­столь­ское. В обыч­ном порядке, кадя­щий вни­мает пению и чтению в храме, тихо творит молитву и отнюдь не под­пе­вает кли­росу.

Когда свя­щен­ник или диакон совер­шает каж­де­ние икон и рос­писи вдоль стен храма, моля­щи­еся должны немного отсту­пить от стен, не тол­питься и покло­ниться еди­но­жды в ответ на каж­де­ние.

О сиде­нии в алтаре

Как известно, в опре­де­лен­ных момен­тах бого­слу­же­ния устав раз­ре­шает моля­щимся в храме сидеть. Иногда могут слу­шать сидя часть службы все при­сут­ству­ю­щие в храме (напри­мер, на чтении кафизм, паре­мий, поуче­ний), иногда только неко­то­рые из слу­жа­щих могут сидеть во время службы. Так, исклю­чи­тельно епи­скопы и свя­щен­ники могут сидеть на чтении апо­стола на литур­гии. Вообще, в алтаре когда-либо могут сидеть только послед­ние, т.е. архи­ереи и иереи, но на диа­ко­нов эта пре­ро­га­тива не рас­про­стра­ня­ется.

Более подробно о сем нахо­дим у архи­епи­скопа Авер­кия: «Во время чтения апо­стола архи­ерей и все свя­щен­ники (но не диа­коны) имеют право сидеть, «как равные апо­сто­лам, по бла­го­дати учи­тель­ства и власти Все­свя­того Духа» (Св. Симеон Фес­са­лон. в Тол­ко­ва­нии литур­гии, 38). Архи­ерей вос­хо­дит при этом на горнее место и пред­се­да­тель­ствует на нем, как началь­ник и пра­ви­тель Церкви; по обеим сто­ро­нам его сидят с ним архи­манд­риты, игу­мены, про­то­и­е­реи и иереи, как «сослу­жи­тели таинств и совет­ники в управ­ле­нии вве­рен­ного ему свя­щен­но­на­ча­лия»; седа­лища их Св. Гри­го­рий Бого­слов име­нует «вто­рыми пре­сто­лами пре­сви­те­ров, как пред­се­да­те­лей народа и почтен­ного ста­рей­шин­ства Церкви”» (Вопросы и ответы, стр. 18).

«За пре­сто­лом, у самой стены в алтар­ной обсиде, устра­и­ва­ется горнее место, пред­став­ля­ю­щее собою седа­лище для епи­скопа, и по бокам его места для пре­сви­те­ров. Оно поме­ща­ется на воз­вы­ше­нии, почему и назы­ва­ется такжегорним пре­сто­лом. Туда вос­хо­дит во время чтения апо­стола слу­жа­щий епи­скоп, кото­рый изоб­ра­жает собою Гос­пода славы. По бокам его садятся пре­сви­теры, изоб­ра­жа­ю­щие апо­сто­лов. Их места назы­ва­ются по-гре­че­ски συνθρονος «сопре­сто­лием«» (Литур­гика, стр. 56).

Симеон Солун­ский в гл. 135 пишет: «Горняя кафедра озна­чает пре­не­бес­ную кафедру Иису­сову: сту­пени, кото­рые от ней идут (стулья и скамьи), пока­зы­вают чин и пре­вос­ход­ство иерар­хов и иереев: на этих сту­льях не имеет права никто сидеть, кроме их, ниже самые диа­коны».

Вели­кое пове­че­рие на вели­кие празд­ники

Все­нощ­ное бдение на празд­ники Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния начи­на­ется вели­ким пове­че­рием. Вели­ким пове­че­рием также начи­на­ется бдение на празд­ник Бла­го­ве­ще­ния и хра­мо­вого дня, слу­чив­ши­еся в сед­мич­ные дни Вели­кого поста и не сле­ду­ю­щие за празд­ни­ком (напри­мер, вос­кре­се­нья). На 1‑й сед­мице поста, кроме суб­боты, и в Страст­ную сед­мицу не празд­ну­ется храму.

Общий поря­док начала празд­нич­ного пове­че­рия нахо­дим в Типи­коне (после­до­ва­ние 25-го декабря), где ука­зано перед служ­бой совер­шать «бла­го­вест, и потом тре­звон во вся кам­паны: иерей же со диа­ко­ном оболкся (обла­чив­шись) творят начало якоже во вся празд­ники Вла­дычни. Диакон гла­го­лет: «Бла­го­слови, вла­дыко». Иерей: «Бла­го­сло­вен Бог наш..». и кадящу иерею, гла­го­лем пове­че­рие вели­кое от начала». То же ука­зы­ва­ется и в Месяч­ной минее.

В начале пове­че­рия цар­ские врата не отвер­за­ются и каж­де­ние не совер­ша­ется.

Отно­си­тельно пения «Слава в вышних Богу» перед шесто­псал­мием при откры­тых цар­ских вратах на празд­ник Рож­де­ства Хри­стова, сле­дует заме­тить, что это отно­сится к мест­ным обы­чаям и в офи­ци­аль­ных цер­ков­ных посо­биях не ука­зы­ва­ется. В Рус­ской Церкви име­ется целый ряд музы­каль­ных пере­ло­же­ний этого пес­но­пе­ния. (см. также отд. II. 15, заклю­че­ние).

Бого­ро­дичны

Нет ни одного моле­ния, кото­рое не имело бы бого­ро­дич­ных песней. Сти­хиры, тро­пари, седальны, каноны — все окан­чи­ва­ются бого­ро­дич­ными.

Бого­ро­дичны поме­ща­ются в бого­слу­жеб­ных после­до­ва­ниях наряду. Напри­мер, в каждом каноне в конце каждой песни на «И ныне». Также в конце седаль­ных, тоже на «И ныне».

Есть особые бого­ро­дичны, назы­ва­е­мые «кре­сто­бо­го­ро­дичны». Они вос­пе­вают скорбь и плач Бого­ма­тери у креста Ее Сына и пола­га­ются обычно в сед­мич­ных после­до­ва­ниях, в среду и пяток тоже на ряду.

Но есть бого­ро­дичны, кото­рые упо­треб­ля­ются осо­бенно часто, и чтобы много раз их не пере­пе­ча­ты­вать, их поме­щают в конце бого­слу­жеб­ных книг (минеи месяч­ной, типи­кона и других).

Каждый кли­ро­ша­нин должен знать, когда и как поль­зо­ваться этими бого­ро­дич­ными, какой именно из этих бого­ро­дич­ных брать.

Рас­ска­жем об этом, ибо в нашем типи­коне мы не обо­зна­чаем, где какой именно бого­ро­ди­чен брать, наде­ясь, что сам кли­ро­ша­нин или певец сумеет найти его в конце минеи.

Итак, в конце месяч­ной минеи поме­ща­ются бого­ро­дичны двух родов: одни бого­ро­дичны, кото­рые поются после стихир, а другие — после тро­па­рей.

Те и другие бого­ро­дичны еще раз­де­ля­ются на вос­крес­ные и все­днев­ные.

Рас­по­ло­жены они так:

  1. Бого­ро­дичны вос­крес­ные восьми гласов после стихир. Здесь на каждый глас поме­ща­ются вос­крес­ный бого­ро­ди­чен, поемый после стихир на «Гос­поди воз­звах..». или иначе еще зово­мый «дог­ма­тик», и бого­ро­ди­чен после стихир на сти­ховне.
  2. Бого­ро­дичны после стихир в буд­нич­ные дни, назы­ва­е­мые «внегда есть слава свя­тому». Эти бого­ро­дичны рас­по­ло­жены тоже по гласам: на каждый день сед­мицы по два — один на вечерни, другой на утрени.
  3. Бого­ро­дичны вос­крес­ные после тро­па­рей, на 8 гласов.
  4. Бого­ро­дичны после тро­па­рей на буд­нич­ные дни. Эти бого­ро­дич­ные назы­ва­ются «отпу­сти­тельны всего лета». Рас­по­ло­жены они по гласам, по два на каждый день сед­мицы: один на вечерни и на «Бог Гос­подь..». другой — в конце утрени.

Когда берутся эти бого­ро­дичны четы­рех родов?

Берутся они всегда, кроме празд­ни­ков Гос­под­ских и Бого­ро­дич­ных, их пред­празд­неств и попразд­неств. Тогда на «И ныне» после сти­хиры и тро­па­рей поются особые, наряду в минеи или триоди поме­щен­ные, молит­во­сло­вия празд­ника.

Какого гласа нужно брать бого­ро­ди­чен?

Бого­ро­ди­чен берется того гласа, на какой пелась послед­няя сти­хира или «Слава», или послед­ний тро­парь.

Исклю­че­ние состав­ляет суб­бот­няя служба, когда после стихир и тро­па­рей поются бого­ро­дичны отда­ния гласа, т.е. того гласа, кото­рый был в про­шлое вос­кре­се­нье.

Какие же бого­ро­дичны, когда нужно брать?

В вос­кре­се­нье, в суб­боту, в празд­ники святым, име­ю­щим поли­е­лей, бдение или хотя вели­кое (поемое, а не чита­е­мое) сла­во­сло­вие на утрени — берутся после стихир и после тро­па­рей вос­крес­ные бого­ро­дичны.

А на буд­нич­ной службе — берутся буд­нич­ные бого­ро­дичны или еще иначе назы­ва­е­мые «от мень­ших».

При­ве­дем при­меры. 7 сен­тября, в поне­дель­ник — какой бого­ро­ди­чен брать после сти­хиры и какой после тро­паря? — В этот день поло­жено пред­празд­не­ство Рож­де­ства Божией Матери. Октоих отла­га­ется и буд­нич­ные бого­ро­дичны заме­ня­ются пред­празд­не­ствен­ными, поме­щен­ными на ряду в служ­бах. Также 18 сен­тября — попразд­не­ство Воз­дви­же­ния Чест­ного Креста: вместо обыч­ных бого­ро­дич­ных поются пес­но­пе­ния празд­ника.

А вот 22 сен­тября на вечерни на «Гос­поди воз­звах..». поем: «Слава» — муче­нику Фоке 4 гласа. Бого­ро­ди­чен нужно брать тоже 4 гласа, буд­нич­ный «егда есть слава свя­тому» в неделю вечера: «Радуйся, Света облаче!» На той же службе после тро­па­рей (послед­ний тро­парь свя­щен­но­му­че­нику Фоке 4 гласа) «И нравом при­част­ник», бого­ро­ди­чен буд­нич­ный «отпу­сти­тель­ный» в неделю вечера: «Вос­пи­тав­шейся во храме».

6 октября, поне­дель­ник — память апо­стола Фомы — служба поли­е­лей­ная. После стихир на «Гос­поди воз­звах..». поме­щен еще слав­ник: «Слава», глас 6 «Яко слуга Слова». Поэтому и бого­ро­ди­чен берем вос­крес­ный 6 гласа, дог­ма­тик: «Кто Тебе не убла­жит». Тро­парь апо­столу 3 гласа, потому и бого­ро­ди­чен — отпу­сти­тель­ный вос­крес­ный 3 гласа: «Тя хода­тай­ство­вав­шую».

Неболь­шая нужна прак­тика, чтобы научиться изби­рать соот­вет­ствен­ные бого­ро­дич­ные после стихир и после тро­па­рей: буд­нич­ные или вос­крес­ные, по гласу и по дню сед­мицы.

Отпу­сты бого­слу­же­ний

Они ука­заны в слу­жеб­нике. Но неко­то­рые свя­щен­ники делают их непра­вильно. Потому необ­хо­димо про­смот­реть этот вопрос более осно­ва­тельно. Посему, обра­тимся к двум источ­ни­кам: 1. «Посо­бие к изу­че­нию Устава бого­слу­же­ния», прот. К. Николь­ского (стр. 234–236). 2. «Письма по Пра­во­славно-Пас­тыр­скому бого­сло­вию», прот. Е. Попова (ч. 2‑я, гл. 18).

Отпуст, или отпуск, есть бла­го­сло­ве­ние, про­из­но­си­мое свя­щен­ни­ком по окон­ча­нии службы — на выход из храма. Самый отпуст, всегда свя­щен­ник гово­рит, «обра­ти­вся от святых дверей на запад к людям» (Слу­жеб­ник, понед. веч.). Прот. Николь­ский ука­зы­вает: «по про­из­не­се­нии отпу­ста, иерею бла­го­слов­лять народ рукою», но в совре­мен­ной прак­тике, свя­щен­ник, обычно, огра­ни­чи­ва­ется покло­ном к народу после про­из­не­се­ния отпу­ста.

Отпу­сты бывают малые и вели­кие. Малые (в одной епи­тра­хили) поло­жены на малой вечерне и пове­че­риях, на полу­нощ­нице и первом часе. Гово­рятся они всегда так: «Хри­стос, истин­ный Бог наш, молит­вами Пре­чи­стые Своея Матере, пре­по­доб­ных и бого­нос­ных отец наших, и всех святых, поми­лует и спасет нас, яко благ и чело­ве­ко­лю­бец!» Только первые два-три слова изме­ня­ются на них, если насту­пает вос­крес­ный день или дву­на­де­ся­тый празд­ник, или про­дол­жа­ется попраздн­ство дву­на­де­ся­того празд­ника. Напри­мер, в таком случае при­бав­ля­ется: «вос­кре­сый из мерт­вых… иже в вер­тепе роди­выйся..». Вели­кие же отпу­сты бывают на боль­ших бого­слу­же­ниях, как обедня, все­нощ­ное бдение, утреня и другие. На них поми­на­ются прежде всего святые по порядку недель­ной службы, напри­мер, во втор­ник: «чест­ного, слав­ного про­рока и Пред­течи..». — потом — святые храма, а затем — святые дня. Но и тут может изме­ниться поря­док пере­чис­ле­ния святых, если, напри­мер, святой «дня» будет выше чином «хра­мо­вого» свя­того. Сле­дует поми­нать святых на отпу­стах в таком именно порядке, как числит и про­слав­ляет их Пра­во­слав­ная Цер­ковь, а не без­раз­лично, или как бы ни слу­чи­лось. Напри­мер, непра­вильно будет поми­нать «анге­лов после про­ро­ков,про­ро­ков после апо­сто­лов, апо­сто­лов и рав­ноап­о­столь­ных после свя­ти­те­лей,свя­ти­те­лей после муче­ни­ков. Притом, если подряд слу­чится поми­нать несколь­ких святых одного чина, то сле­дует одна­жды только про­из­не­сти небес­ный чин их («иже во святых отец наших», или: «святых муче­ни­ков»), и к этому уже слову при­бав­лять имена их, а не повто­рять снова пред каждым из них чин или звание, напри­мер, так бы: «иже во святых отца нашего Иоанна Зла­то­устого» и «иже во святых отца нашего Сте­фана, епи­скопа Перм­ского». На этот раз неко­то­рое изме­не­ние может быть только в сле­ду­ю­щих слу­чаях: 1) если днев­ным святым будет один из еван­ге­ли­стов, или из 12 апо­сто­лов, тогда в отпу­сте поми­на­ется прежде сей апо­стол, а потом при­зы­ва­ются прочие, напри­мер, так: «свя­того апо­стола и еван­ге­ли­ста Матфея и прочих святых слав­ных и все­х­валь­ных апо­стол»; а если слу­чится днев­ная память такого апо­стола, кото­рый при­над­ле­жит к 70 апо­сто­лам, в таком случае поми­на­ются прежде «все­х­валь­ные», и потом уже при­бав­ля­ется из числа 70, напри­мер, так: «слав­ных и все­х­валь­ных апо­стол, и свя­того апо­стола Архиппа..».; 2) если после трех все­лен­ских свя­ти­те­лей нужно помя­нуть других святых архи­ерей­ского сана, то для отли­чия первых нужно снова повто­рить: «и иже во святых отец наших..». и 3) если после одного свя­ти­теля или двух сле­дует на отпу­сте «пре­по­доб­ный», то, сказав: «иже во святых отец наших… епи­скопа», довольно затем ска­зать: «пре­по­доб­ного..». т.е. уже не повто­рять слова «отец», как общего им.

При­бав­лять каждый день на отпу­стах особых святых без осо­бого осно­ва­ния, напри­мер, если нет на то рас­по­ря­же­ния сино­даль­ного или только епар­хи­аль­ного, — не сле­дует, исклю­чая только случаи, если в том же городе, а тем более в том же храме, почи­вают мощи какого-либо угод­ника или в извест­ный день бывает мест­ный празд­ник иконе какого-то свя­того.

Итак, для при­мера, вот полный отпуст на обедне: на первое число мая, кото­рое, пред­по­ло­жим, что слу­чи­лось в суб­боту, еще «до отда­ния» празд­ника Пасхи, и при службе в при­дель­ном храме во имя св. муче­ни­ков Флора и Лавра. Вот как в этом случае отпуст должен быть про­из­не­сен: «Вос­кре­сый из мерт­вых, Хри­стос истин­ный Бог наш, молит­вами Пре­чи­стые Своея Матере; св. про­рока Иере­мии; святых слав­ных и все­х­валь­ных апо­стол; иже во святых отца нашего Иоанна Зла­то­устого (по литур­гии его); св. муче­ни­ков Флора и Лавра и прочих святых слав­ных и доб­ро­по­бед­ных муче­ни­ков; пре­по­доб­ного Паф­ну­тия Боров­ского и прочих пре­по­доб­ных и бого­нос­ных отец наших; святых пра­вед­ных бого­отец Иоакима и Анны и всех святых, поми­лует и спасет нас, яко благ и чело­ве­ко­лю­бец!»

Когда сряду совер­ша­ются две службы, напри­мер, утреня и 1‑й час, и после каждой поло­жен отпуст, тогда отпуст послед­ней службы, на выход из храма, назы­ва­ется совер­шен­ным отпу­стом (Тип., гл. 2), конеч­ным отпу­стом (Тип., гл. 1).

Во вла­дыч­ные празд­ники поло­жены особые отпу­сты, кото­рые и печа­та­ются в Слу­жеб­нике отдельно. Именно, на сле­ду­ю­щие дни: на Рож­де­ство Хри­стово, Обре­за­ние, Бого­яв­ле­ние, Сре­те­ние, Пре­об­ра­же­ние, на неделю Ваий и особый в ту же неделю на вечерне, на Вели­кий чет­вер­ток, Вели­кий пяток на утрени и особый в тот же день на других служ­бах, на день Пасхи и во всю Пас­халь­ную сед­мицу, на Воз­не­се­ние, день Пяти­де­сят­ницы и особый в ту же неделю на вечерне. В числе сих отпу­стов, отдельно печа­та­е­мых, не ука­зано об отпу­сте в день Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня (14-го сент.). Но он указан в статье об отпу­стах днев­ных во всю сед­мицу, ибо в день Воз­дви­же­ния про­из­но­сится тот отпуст, кото­рый обык­но­венно гово­рится в среду и пяток (Слу­жебн., отпуст. днев. во всю сед­мицу — в конце). Обык­но­венно, этот отпуст начи­на­ется сло­вами: «Вос­кре­сый из мерт­вых», таккак в день Воз­дви­же­ния, с вос­по­ми­на­нием о Кресте, вос­по­ми­на­ется и о Вос­кре­се­нии Гос­под­нем (Кресту Твоему покло­ня­емся, Вла­дыко и т.д., на утрени поется: Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше и т.д.). В празд­ники Обре­за­ние Гос­подне, Сре­те­ние, слу­чив­ши­еся в неделю (вос­кре­се­нье), служба вос­крес­ная поется с празд­нич­ною, а потому и отпуст вос­крес­ный не отме­ня­ется. В храме Спаса Христа, Рож­де­ства, Бого­яв­ле­ния, Воз­не­се­ния в сед­мич­ном отпу­сте не воз­гла­ша­ются нико­гда празд­нич­ные отпу­сты, точию воз­гла­ша­ется празд­нич­ный отпуст в день празд­ника и до отда­ния (Слу­жебн., отпу­сты днев­ные во всю сед­мицу).

Отпу­сты на вла­дыч­ные празд­ники бывают крат­кие и полные. Крат­кие про­из­но­сятся в самые празд­ники.

В крат­ких отпу­стах не бывает вос­по­ми­на­ний: а) дней сед­мицы, б) святых хра­мо­вых, в) святых покро­ви­те­лей города, г) Иоакима и Анны и д) святых числа месяца.

Полный отпуст празд­ника пола­га­ется про­из­но­сить в дни попраздн­ства до отда­ние празд­ника. В Слу­жеб­нике ска­зано, что воз­гла­ша­ется празд­нич­ный отпуст в день празд­ника и до отда­ния (Слу­жебн., отпуст. дневн. во всю седм. в конце).

Полные празд­нич­ные отпу­сты содер­жат вос­по­ми­на­ния: а) дней сед­мицы (кроме среды и пятка), б) святых хра­мо­вых, в) святых числа месяца, г) святых покро­ви­те­лей города и д) св. Иоакима и Анны.

О полных отпу­стах ска­зано: в попраздн­ство же празд­ни­ков до дня отда­ния бывают отпу­сты полные, только в среды и пятки не гово­рится: «силою чест­ного и живо­тво­ря­щего Креста», прочее же все по обычаю (Слу­жеб­ник. Отпу­сты днев­ные и книга «Послед. утрени, вечерни и полу­нощ­ницы», изд. Киево-Печер. Лавры, л. 86).

В дни попраздн­ства и отда­ния празд­ни­ков, если они слу­чатся в неделю (вос­кре­се­нье), отпуст обык­но­венно гово­рится вос­крес­ный, а не быв­шего празд­ника.

В пас­халь­ную сед­мицу на вечерне (вели­кой), равно как на утрени и литур­гии, также и в день отда­ния Пасхи на литур­гии, поло­жено свя­щен­нику гово­ритьотпуст с кре­стом (Тип., послед. дня Пасхи и послед. среды 6‑й сед­мицы по Пасхе):

Пред­сто­я­тель с Кре­стом в руках, обра­тясь к народу, про­из­но­сит пас­халь­ный отпуст: «Хри­стос, вос­кре­сый из мерт­вых, смер­тию смерть попра­вый и сущим во гробех живот даро­ва­вый, Истин­ный Бог наш, молит­вами Пре­чи­стые Своея Матере и всех святых, поми­лует и спасет нас, яко Благ и Человгко­лю­бец» (поми­но­ве­ния ликов святых и отдель­ных их имен не поло­жено), и осе­няет пред­сто­я­щих Кре­стом (и три­свещ­ни­ком) на три сто­роны, громко про­из­нося при каждом осе­не­нии: «Хри­стос вос­кресе!» Моля­щи­еся отве­чают: «Воис­тину вос­кресе!» и, по древ­нему обычаю, осе­няют себя крест­ным зна­ме­нием. Певцы поют тро­парь: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых..». (трижды, быстро), и конеч­ное — «И нам дарова живот вечный, покла­ня­емся Его три­днев­ному Вос­кре­се­нию».

На пас­халь­ных часах иерей про­из­но­сит обыч­ный малый вос­крес­ный отпуст с Кре­стом: «Вос­кре­сый из мерт­вых Хри­стос, истин­ный Бог наш, молит­вами Пре­чи­стые Своея Матере и всех святых, поми­лует и спасет нас, яко благ и человгко­лю­бец». Когда 3‑й и 6‑й часы чита­ются перед Литур­гией, между ними отпуст не про­из­но­сится, но после воз­гласа: «Молит­вами святых Отец наших» на 3ем часе поется тро­парь: «Хри­стос вос­кресе» трижды и сразу 6й час с пения: «Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше». Отпуст часов бывает на 1‑м часе, на 6‑м перед Литур­гией и на 9‑м перед вечер­ней. (см. отдел III, 25).

Устав коло­коль­ного звона в сед­мич­ные дни Четы­ре­де­сят­ницы

В сед­мич­ные дни Вели­кого поста, когда в них не слу­ча­ется ника­кого празд­ника, поло­жен особый поря­док коло­коль­ного звона согласно Типи­кону (см. поне­дель­ник Первой сед­мицы). Сле­дует прежде всего заме­тить, что устав в неко­то­рых слу­чаях ука­зы­вает уда­рять в «било», как было издревле при­нято на Востоке, в других «зво­нить в кампан», т.е. коло­кол. В при­ме­не­нии к совре­мен­ной при­ход­ской прак­тике, когда била уже вышли из упо­треб­ле­ния, звон рас­пре­де­ля­ется сле­ду­ю­щим поряд­ком:

Перед полу­нощ­ни­цей, утре­ней и 1‑м часом — бла­го­вест в один коло­кол.

Перед 3‑м часом бывает особый бла­го­вест («уда­ряет кан­ди­ло­в­жи­га­тель в било довольно»), затем 3 удара в коло­кол. Так бла­го­ве­стить на часах назы­ва­ется «часить».

Перед 6‑м часом уда­ряют в коло­кол 6 раз.

Перед 9‑м часом (если не рас­хо­дятся из храма после 6‑го часа) уда­ряют в коло­кол 9 раз. Если же рас­хо­дятся из храма, тогда сна­чала бывает бла­го­вест, а по 1‑м Три­свя­том — 9 ударов в коло­кол.

Перед вечер­ней — бла­го­вест.

Перед вели­ким пове­че­рием уда­ряют в коло­кол 12 раз. В пят­ницы, к вели­кому пове­че­рию, на кото­ром не пола­га­ется вели­ких покло­нов, обык­но­венно бывает бла­го­вест не как в пост.

Каса­тельно празд­ни­ков, Типи­кон пред­пи­сы­вает сле­ду­ю­щее: «В день Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­тые Бого­ро­дицы, также и в празд­ник с поли­е­леем в Вели­ком посту, егда поем поли­е­лей, на часах в кампан не уда­ряем» (После­до­ва­ние 25-го марта, 24-го фев­раля; поне­дель­ник 2, 3, 4‑й седмиц Вели­кого поста).

Вечерня

Виды вечерни

Вечерня бывает: а) малая, б) повсе­днев­ная, в) вели­кая.

  1. Малая вечерня совер­ша­ется только перед бде­нием, кото­рое начи­на­ется вечер­ней, но не пове­че­рием.
  2. Повсе­днев­ная вечерня (кроме Вели­кой Четы­ре­де­сят­ницы) совер­ша­ется на всякий день, в кото­рый не слу­ча­ется празд­ника с поли­е­леем или бде­нием. Также — на празд­ники с поли­е­леем (24 фев­раля — Обре­те­ние главы Пред­течи), или бде­нием (30 января — Трех Свя­ти­те­лей, в чет­верг Сырной недели), если они слу­чатся в сед­мицу Сырную.
  3. Все­днев­ная вечерня (в дни св. Четы­ре­де­сят­ницы), совер­ша­ется в вос­кре­се­нье, поне­дель­ник, втор­ник и чет­верг, т.е. в те дни, когда вечерня не соеди­ня­ется с литур­гией Пре­ждео­свя­щен­ных Даров.
  4. Вели­кая вечерня отдельно от утрени совер­ша­ется:
    • нака­нуне тех дней, в кото­рые на утрени поется поли­е­лей (от недели Фоми­ной до недели Мясо­пуст­ной);
    • в день св. Пасхи, во все дни пас­халь­ной сед­мицы и в вос­кре­се­нье св. ап. Фомы;
    • в самые Гос­под­ские празд­ники Рож­де­ства Хри­стова, Бого­яв­ле­ния, Пре­об­ра­же­ния, Воз­не­се­ния Гос­подня, Пяти­де­сят­ницы, Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня;
    • в наве­че­рия, т.е. сочель­ники Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния;
    • в Вели­кий Пяток.

5) Вели­кая вечерня в соеди­не­нии с утре­ней, т.е. на все­нощ­ном бдении, совер­ша­ется, по ука­за­нию Типи­кона, около 70 раз в году (68), причем, пред­сто­я­телю, или насто­я­телю, предо­став­ля­ется неко­то­рая сво­бода в рас­ши­ре­нии этого числа бдений. Так, напри­мер, ради чтимой иконы насто­я­тель может заме­нить поли­е­лей­ную службу все­нощ­ным бде­нием. Кроме того, мест­ные церкви имеют право пред­пи­сы­вать совер­ше­ние бдения особо чтимым святым. На хра­мо­вой празд­ник всегда должно совер­шаться бдение, разве кроме редких устав­ных исклю­че­ний. (Типи­кон, гл. 6).

Поря­док вечерни

Согласно ука­за­ниям авто­ри­тет­ного жур­нала «Руко­вод­ство для сель­ских пас­ты­рей» общий поря­док повсе­днев­ной вечерни состав­ля­ется сле­ду­ю­щим обра­зом:

Вечерня начи­на­ется воз­гла­сом: «Бла­го­сло­вен Бог наш..». Во время чтения на кли­росе пред­на­чи­на­тель­ного псалма свя­щен­ник, стоя пред цар­скими вра­тами, тихо читает 7 све­тиль­нич­ных молитв. По окон­ча­нии чтения псалма и молитв он гово­рит вели­кую, или мирную екте­нию и воз­глас после нее, а затем входит южными вра­тами в алтарь, ста­но­вится пред пре­сто­лом. При начале пения стихов «Гос­поди воз­звах», свя­щен­нику подают кадило; свя­щен­ник бла­го­слов­ляет кадило, про­из­нося поло­жен­ную молитву: «Кадило Тебе при­но­сим..». берет кадило в руку и начи­тает каж­де­ние алтаря и храма. Каж­де­ние совер­ша­ется так: сперва свя­щен­ник кадит пре­стол, начи­ная с перед­ней его сто­роны, горнее место, жерт­вен­ник, икону, сто­я­щую на ико­но­стасе над цар­скими вра­тами в алтаре, для чего ста­но­вится между горним местом и пре­сто­лом, иконы на правой и левой сто­роне алтаря, при­сут­ству­ю­щих в алтаре (См. отд. 1.7; II. 4.) и затем, обойдя пре­стол с той его сто­роны, кото­рая обра­щена к север­ным вратам, выхо­дит чрез эти врата из алтаря на солею. Здесь свя­щен­ник кадит сперва цар­ские врата, икону Спа­си­теля и другие иконы, рас­по­ло­жен­ные в ико­но­стасе с правой сто­роны, икону Бого­ма­тери и другие иконы, рас­по­ло­жен­ные в ико­но­стасе с левой сто­роны и святцы. Став затем пред цар­скими вра­тами, лицом к народу, он кадит сперва правый и левый кли­росы, народ, сто­я­щий на сре­дине храма и с правой и левой сто­роны его, и весь храм с нахо­дя­щи­мися у стен его кио­тами и ико­нами, причем обход храма начи­нает с правой его сто­роны. Каж­де­ние закан­чи­ва­ется на солее пред цар­скими вра­тами: здесь кадит свя­щен­ник сперва цар­ские врата, затем мест­ные иконы Спа­си­теля и Бого­ма­тери, хра­мо­вую и святцы, и уходит южными вра­тами в алтарь, где, пока­див перед­нюю сто­рону пре­стола, отдает кадило цер­ков­нику.

По окон­ча­нии стихир на «Гос­поди воз­звах», когда на кли­росе вслед за «Бого­ро­дич­ным» запоют «Свете тихий», свя­щен­ник выхо­дит север­ными вра­тами на солею, ста­но­вится пред цар­скими вра­тами, про­из­но­сит про­ки­мен дня, пред­ва­ряя его поло­жен­ными воз­гла­сами: «Вонмем, мир всем, пре­муд­рость, вонмем», при чем «мир­ствуя» обра­ща­ется лицом к народу. Екте­нию «Испол­ним вечер­нюю молитву», воз­глас по ней свя­щен­ник про­из­но­сит здесь же на солее, затем при пении или чтении стихир на сти­ховне входит в алтарь и ста­но­вится пред пре­сто­лом. После воз­гласа на «Отче наш», тро­паря и бого­ро­дична, свя­щен­ник выхо­дит север­ными вра­тами на солею, про­из­но­сит здесь екте­нию «Поми­луй нас, Боже..». и гово­рит полный отпуст, обра­тив­шись после пения «бла­го­слови» лицом к народу. При про­из­не­се­нии слов: «Хри­стос истин­ный Бог наш..». (а в среду и пят­ницу при словах: «силою чест­ного и живо­тво­ря­щего Креста») свя­щен­ник истово пола­гает на себе крест­ное зна­ме­ние. По окон­ча­нии пения «Бла­го­че­сти­вей­шего..». свя­щен­ник начи­нает пове­че­рие воз­гла­сом: «Бла­го­сло­вен Бог наш..». и по трех покло­нах на «при­и­дите, покло­нимся» уходит в алтарь, где, закрыв завесу, пола­гает поклон пред пре­сто­лом, кре­стится, целует лежа­щее на пре­столе Еван­ге­лие и край пре­стола и, покры­вает пре­стол пеле­ною и сни­мает фелонь.

Начало все­нощ­ного бдения

По обла­че­нии свя­щен­ника в епи­тра­хиль и фелонь, а диа­кона в сти­харь, свя­щен­нику подают кадило, а диа­кону — свечу. Побла­го­сло­вивши кадило с молит­вой: «Кадило Тебе при­но­сим» (тайно), свя­щен­ник с диа­ко­ном молча ока­жи­вают сна­чала св. пре­стол, потом горнее место, жерт­вен­ник и прочие иконы в алтаре. Затем диакон выхо­дит пред цар­ские врата и воз­гла­сивши: «Воста­ните! Гос­поди, бла­го­слови»! снова воз­вра­ща­ется в алтарь, и здесь, ставши позади пре­стола, лицом к свя­щен­нику, или рядом со свя­щен­ни­ком, где как при­нято, поет вместе с ним: «При­и­дите, покло­нимся». По про­пе­нии послед­него: «При­и­дите, покло­нимся и при­па­дем Ему», когда певцы начнут петь: «Бла­го­слови, душе моя, Гос­пода», диакон исхо­дит снова пред цар­ские врата, а свя­щен­ник, обра­тив­шись к ним, кадит оные, при чем к той части врат, кото­рая ока­жи­ва­ется, одно­вре­менно со свя­щен­ни­ком кла­ня­ется и диакон. Затем совер­ша­ется осталь­ное каж­де­ние, по обычаю. По воз­вра­ще­нии в алтарь диакон закры­вает цар­ские врата, идет и про­из­но­сит вели­кую екте­нью на обыч­ном месте, а свя­щен­ник, снявши фелонь, читает в это время све­тиль­нич­ные молитвы».

Общие заме­ча­ния

Если вечерня сле­дует сряду за «изоб­ра­зи­тель­ными», тогда она начи­на­ется без воз­гласа, напри­мер: в среду и пят­ницу Сырной сед­мицы или в поне­дель­ник, втор­ник, чет­верг вели­кой Четы­ре­де­сят­ницы. Вечерню, совер­ша­е­мую пред литур­гией, иерей начи­нает воз­гла­сом литур­гии, именно: «Бла­го­сло­венно Цар­ство..». (и крест начер­ты­ва­ется на пре­столе св. Еван­ге­лием).

Вечерня, совер­ша­е­мая в соеди­не­нии с утре­ней, т.е. на бдении, начи­на­ется воз­гла­сом: «Слава Святей..».

После воз­гласа чита­ется сряду «При­и­дите, покло­нимся..». — трижды, и чита­ется пред­на­чи­на­тель­ный псалом «Бла­го­слови, душе моя, Гос­пода». На бдении поря­док бывает другой. После воз­гласа: «Слава Святей..». свя­щен­но­слу­жи­тели в алтаре (после каж­де­ния пре­стола и всего алтаря), поют «При­и­дите, покло­нимся..». Причем, поется это трой­ное при­гла­ше­ние особым обра­зом, теперь редко где точно испол­ня­е­мым, а именно: сперва, «При­и­дите, покло­нимся» низким и тихим голо­сом; второе, мало повыше: «при­и­дите, покло­нимся и при­па­дем Христу, Цареви нашему Богу»; третие, высшим голо­сом: «при­и­дите, покло­нимся и при­па­дем Самому Христу, Цареви и Богу нашему». Потом, «при­и­дите, покло­нимся и при­па­дем Ему». От Пасхи до Воз­не­се­ния, вместо: «При­и­дите, покло­нимся», поется «Хри­стос Вос­кресе», трижды. На бдении пред­на­чи­на­тель­ный псалом «Бла­го­слови, душе моя, Гос­пода», не чита­ется, а поется.

Если вечерня совер­ша­ется не вслед за другою служ­бою, но ею начи­на­ется ряд служб (кроме вечерни на бдении), то после воз­гласа свя­щен­ника бывает полное после­до­ва­ние: Царю Небес­ный, Три­свя­тое, Отче наш, Гос­поди поми­луй (12 раз), и тогда — «При­и­дите, покло­нимся». Так бывает, напри­мер, в наве­че­рие Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ние и в Вели­кий пяток.

На все­нощ­ном бдении, т.е. на вели­кой вечерни в соеди­не­нии с утре­нею, псалом 103‑й поется и при отвер­стых цар­ских вратах совер­ша­ется полное каж­де­ние храма, начи­ная от пре­стола. Диакон с зажжен­ной свечей пред­ше­ствует кадя­щему свя­щен­нику. Но если свя­щен­ник служит без диа­кона, нет осно­ва­ния ему совер­шать каж­де­ния с зажжен­ной свечей. Тогда каж­де­ние творит иерей одним кади­лом и без свечи.

Сти­хиры на “Гос­поди воз­звах.”

После мирной екте­ньи и поло­жен­ных кафизм лики пра­вого и левого кли­ро­сов поют сти­хиры на «Гос­поди воз­звах».

«Помимо вос­крес­ных дней: в Гос­под­ские и Бого­ро­дич­ные празд­ники, вместо «Дог­ма­ти­ков»: «Слава, и ныне» всегда поется празд­ника. Так напри­мер: в день Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­тые Бого­ро­дицы, или в другой какой-либо Гос­под­ский празд­ник, сошед­шеся оба лика вкупе на солее пред цар­скими вра­тами и кано­нарх, стоя посреди их — гла­го­лет: «Слава и Ныне, глас 2‑й».

Вход на вечерне

Когда на вечерне пола­га­ется вход, он совер­ша­ется сле­ду­ю­щим поряд­ком: При пении сти­хиры (на «Гос­поди воз­звах») на «И ныне» отвер­за­ются цар­ские врата. Свя­щен­ник в фелони и диакон совер­шают обыч­ное покло­не­ние и цело­ва­ние пре­стола. Диакон испра­ши­вает бла­го­сло­ве­ние на кадило и тихим голо­сом про­из­но­сит: «Гос­поду помо­лимся». Иерей читает тайно молитву входа: «Вечер и заутра, и полу­дне..». при обхож­де­нии пре­стола, в пред­ше­ствии диа­кона и двух све­ще­нос­цев. Типи­кон (гл. 2) соб­ственно пред­пи­сы­вает свя­щен­нику читать молитву входа уже перед цар­скими вра­тами, но прак­ти­че­ски молитва может читаться при шество­ва­нии от пре­стола к цар­ским вратам. Выхо­дят через север­ные двери к цар­ским вратам. Свя­щен­ник стоит прямо против цар­ских врат, диакон же одес­ную свя­щен­ника (на правой сто­роне), мало откос­венно (несколько наис­кось) и приник (накло­нясь), держа орарь свой тремя персты десные руки, пока­зы­вает на восток и гла­го­лет тайно (тихим голо­сом): «Бла­го­слови, Вла­дыко, святый вход», на что иерей кре­сто­об­разно бла­го­слов­ляет к востоку, говоря: «Бла­го­сло­вен вход святых Твоих, всегда, ныне и присно и во веки веков». Диакон тихо допол­няет: «Аминь» и, пока­див мест­ные иконы и иерея, ста­но­вится у иконы Спа­си­теля, и, дожи­дая окон­ча­ния пения сти­хиры, про­дол­жает мед­ленно кадить мест­ную икону Божией Матери, т.к. на «И ныне» обычно поется или дог­ма­тик или бого­ро­ди­чен.

По окон­ча­нии пения, начер­тав кадиль­ни­цею крест по сере­дине цар­ских врат, диакон воз­гла­шает: «Пре­муд­рость прости» и входит в алтарь. Певчие начи­нают петь вечер­ний гимн Иисусу Христу: «Свете тихий». Свя­щен­ник целует икону Спа­си­теля (цело­валь­ную, на дверях), бла­го­слов­ляет све­ще­нос­цев, целует икону Бого­ма­тери на вратах, входит в алтарь и ста­но­вится перед пре­сто­лом. (Сле­дует заме­тить, что, если свя­щен­ник служит без диа­кона, он также целует иконы на вратах).

В то время, когда иерей испол­няет послед­ние дей­ствия, диакон совер­шает каж­де­ние пре­стола. Суще­ствует две прак­тики этого каж­де­ния. Окадив пре­стол с четы­рех сторон, диакон воз­вра­ща­ется к перед­нему южному углу пре­стола, где вместе со свя­щен­ни­ком целует пре­стол. Оба обхо­дят пре­стол справа, диакон идя с кади­лом впе­реди свя­щен­ника. С левой сто­роны гор­няго места диакон кадит его, затем свя­щен­ника. Оба кла­ня­ются на горнее место, диакон свя­щен­нику и ста­но­вятся у гор­няго места, свя­щен­ник с правой сто­роны, как обычно, а диакон слева, смотря на запад. По окон­ча­нии пения гимна «Свете тихий», диакон про­из­но­сит про­ки­мен.

Нигде не ука­зано диа­кону выпе­вать про­ки­мен, хотя это может быть и допус­ка­емо, поскольку не при­да­ется этому теат­раль­но­сти, не сов­ме­сти­мой со свя­то­стью бого­слу­же­ния. После про­кимна диакон закры­вает цар­ские врата, кла­ня­ется свя­щен­нику и выхо­дит на про­из­но­ше­ние екте­ньи (или воз­гла­шает потреб­ное для чтения паре­мий).

Когда вечер­ний вход совер­ша­ется с Еван­ге­лием, тогда чино­по­сле­до­ва­ние идет по порядку малого входа литур­гии.

Молитва “Свете тихий.”

На буд­нич­ной вечерне, когда не бывает входа, молитва «Свете тихий» обычно чита­ется. Когда бывает вход — «Свете тихий» всегда поется.

Про­ки­мен

Прежде всего, общее заме­ча­ние: на малой и все­днев­ной вечерне, когда не бывает входа, а также на вели­кой вечерне, поря­док тре­бует, чтобы «Вонмем» и «Пре­муд­рость прости» про­из­но­си­лись неиз­менно свя­щен­но­слу­жи­те­лем, на малой и все­днев­ной иереем, а на вели­кой диа­ко­ном.

На вели­кой вечерне всегда бывает вход при откры­тых цар­ских вратах, и диакон про­из­но­сит про­ки­мен с гор­няго места (соб­ственно, из-за пре­стола, с угла его).

В суще­ству­ю­щей прак­тике, про­ки­мен со сти­хами гла­го­лет диакон, или свя­щен­ник (если он служит без диа­кона).

Сиде­ние во время чтений паре­мий

В «После­до­ва­нии утрени, вечерни и полу­нощ­ницы», изд. в Киеве, ска­зано: «иерей во время чтения паре­мий сидит на горнем месте одес­ную страны пре­стола» (1861 г., лист 3 и 66 обор.). Но о паре­миях чита­е­мых из Нового Завета (26 сен­тября в день св. апо­стола Иоанна Бого­слова и 29 июня — в день свв. Апо­сто­лов Петра и Павла), в одном руко­пис­ном уставе 1645 г. (Мос­ков­ской Тро­иц­кой Лавры) ска­зано: «на вели­цей вечерни на паре­миях не сидят (Ц.В. 1894 г., №50).

Молитва “Спо­доби Гос­поди.”

На Вели­кой вечерне после сугу­бой екте­нии сле­дует молитва: «Спо­доби Гос­поди», кото­рая явля­ется про­дол­же­нием сла­во­сло­вия Три­еди­ному Богу в песне: «Свете тихий», почему и окан­чи­ва­ется сла­во­сло­вием: «Тебе слава подо­бает, Отцу, и Сыну, и Свя­тому Духу, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь». На буд­нич­ной вечерне эта молитва чита­ется после про­кимна.

Устав ука­зы­вает молитву «Спо­доби Гос­поди» читать: «гла­го­лет насто­я­тель, или учи­нен­ный чтец» (Типи­кон, глава 2). Также ука­зы­ва­ется и в Часо­слове. Между прочим, молитва «Спо­доби Гос­поди» чита­ется и на утрени, в соеди­не­нии с вели­ким сла­во­сло­вием. На Пасху эта молитва, как и все прочее, поется.

Каж­де­ние на литии

В Слу­жеб­нике и Уставе ска­зано: «Исхо­дим в при­твор, поюще сти­хиру храма или празд­ника, совер­ша­юще литию. Свя­щен­ник же и диакон с кадиль­ни­цею исхо­дят вместе север­ною стра­ною (север­ными две­рями), пре­ди­дут же им со двема лам­па­дама (све­чами), святым же дверем (цар­ским вратам) затво­рен­ным сущим. И тамо (т.е. в при­творе) кадит диакон святые иконы, и насто­я­теля, и лики по чину». В Уставе ска­зано также: «исхо­дит иерей со диа­ко­ном, нам же после­ду­ю­щим, и поем сти­хиру храма». Из сего нужно заклю­чить, что в при­твор на литию сле­дует выхо­дить и певчим. В совре­мен­ной прак­тике, диакон обычно кадит ико­но­стас, насто­я­теля и кли­росы, посколько при­творы теперь устра­и­ва­ются малые и прак­ти­че­ски не при­спо­соб­лены для слу­же­ния (см. также Ц.В. 1892 г., №№15 и 28).

Сти­хиры на сти­ховне… “Ныне отпу­ща­еши.”

Пение стихир на сти­ховне на вечерне бывает при закры­тых цар­ских вратах. В пас­халь­ный период на вос­крес­ном бдении после первой вос­крес­ной сти­хиры поются сти­хиры Пасхи с при­пе­вами их. «Слава» — празд­ника недели, «И ныне» — Пасхи: «Вос­кре­се­ния день». В конце слова «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых..». поются еди­но­жды. (Поря­док меня­ется, когда сов­па­дает память вели­кого свя­того). Хотя в неко­то­рых храмах при­нято отвер­зать врата на сти­хиры Пасхи, в обыч­ной прак­тике цар­ские двери оста­ются закры­тыми на пении стихир Пасхи и только отвер­за­ются на пение тро­паря Пасхи перед сле­ду­ю­щей за вечер­нею утрени.

В неко­то­рых при­хо­дах укре­пился обычай петь «Ныне отпу­ща­еши» на всякой вечерне, но это непра­вильно. Оно поется только на все­нощ­ном бдении.

Бла­го­сло­ве­ние хлебов

Бла­го­сло­ве­ние хлебов бывает только на все­нощ­ном бдении.

После стихир на сти­ховне, поется: «Ныне отпу­ща­еши», «Три­свя­тое» и «Отче наш» и поется тро­парь. Тогда диакон, взяв бла­го­сло­ве­ние от свя­щен­ника, кадит трижды вокруг стола, на кото­ром на блюде лежат пять хлебов и сосуды с пше­ни­цею, вином и елеем, также свя­щен­ника и, нако­нец, снова кадит стол только спе­реди (Слу­жеб­ник). Про­то­и­е­рей К. Николь­ский ука­зы­вает после трое­крат­ного каж­де­ния сто­лика, кадить икону празд­ника на аналое среди церкви, потом иерея и, нако­нец, опять стол спе­реди (Николь­ский, стр. 227).

В мона­сты­рях, по Типи­кону, каж­де­ние бывает так: «Диакон кадит окрест стола, таже пред­сто­я­теля токмо, на месте его (т.е. сто­я­щого на своем игу­мен­ском месте), и иерея, и паки хлебы спреди токмо» (гл. 2).

При словах: «Сам бла­го­слови хлебы сия, пше­ницу, вино и елей», свя­щен­ник только ука­зы­вает правою рукою на каждое из этих веществ, но не бла­го­слов­ляет их: причем, т.к. хлебы лежат вверху, пше­ница внизу, вино слева, а елей справа, то рука иерея, делая ука­за­ния на озна­чен­ные пред­меты, дви­жется кре­сто­об­разно (Бул­га­ков, стр. 852; Ц.В. 1897 г., №28).

Освя­ща­ются 5 хлебов в вос­по­ми­на­ние чуда, совер­шен­ного Спа­си­те­лем. Если собра­лось много бого­моль­цев, то хлебы сле­дует делать боль­ших раз­ме­ров.

Пение 33-го псалма

После бла­го­сло­ве­ния хлебов, свя­щен­ник (при собор­ном слу­же­нии — пер­вен­ству­ю­щий) идет к алтарю и ста­но­вится перед цар­скими вра­тами, зря на запад, ожидая окон­ча­ния пения «Буди имя Гос­поде» (или 33-го псалма «Бла­го­словлю Гос­пода на всякое время», кото­рый поется не весь, как на литур­гии, а только до слов: «Не лишатся вся­кого блага») бла­го­слов­ляет народ, говоря: «Бла­го­сло­ве­ние Гос­подне на вас …» (При про­из­не­се­нии этих слов свя­щен­ник бла­го­слов­ляет народ с солеи оди­на­жды, а не на три страны, что дела­ется только архи­ереем).

После этого.

Насто­я­тель и слу­жа­щие свя­щен­но­слу­жи­тели уходят чинно в алтарь, при­ло­жив­шись к краю Св. Пре­стола, и отдав вза­им­ный друг другу поклон, каждый слу­жа­щий иерей читает тихо све­тиль­нич­ные молитвы «со всяким уми­ле­нием и сокру­ше­нием сердца, — яко самому собе­се­ду­ющу Христу Богу нашему неви­димо, и моляще о гресех наших.

После этого чтец посреди храма читает шесто­псал­мие — неспешно, но со вни­ма­нием и стра­хом Божиим. При про­из­но­ше­нии в начале Ангель­ских слов:Слава в вышних Богу и на земли мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние, трижды осе­няет себя крест­ным зна­ме­нием.

В это время кан­ди­ло­в­жи­га­тель должен тушить свечи, ибо полу­мрак спо­соб­ствует сосре­до­то­чен­но­сти и молит­вен­ному настро­е­нию. По про­чте­нии же шесто­псал­мия, снова свечи воз­жи­га­ются перед ико­нами.

По триех псал­мех, иерей выхо­дит север­ною стра­ною из алтаря, по обычаю с откро­вен­ною главою, в эпитра­хили, ста­но­вится пред свя­тыми вра­тами и тихо читает све­тиль­нич­ные утрен­ния молитвы.

По окон­ча­нии же шесто­псал­мия и диакон в север­ную дверь выхо­дит из алтаря и, покло­нив­шись св. алтарю и свя­щен­нику, ста­но­вится на обыч­ное место (на амвоне) и воз­гла­шает екте­нью. А иерей тогда уходит южною дверью в алтарь и ста­но­вится пред Пре­сто­лом.

От недели Анти­пасхи до Воз­не­се­ния после бла­го­сло­ве­ния народа свя­щен­ник входит в алтарь. В это время лик поет «Хри­стос Вос­кресе» трижды, а затем — шесто­псал­мие.

Откры­тие цар­ских врат на тро­паре.

На вопрос: «пра­вильно-ли посту­пают неко­то­рые свя­щен­ники, не отвер­зая цар­ских врат при пении тро­паря «Бого­ро­дице Дево, радуйся», «Цер­ков­ный Вест­ник» гово­рит сле­ду­ю­щее: «По уставу отвер­за­ние цар­ских врат в это время все­нощ­ного бдения не поло­жено» (Ц.В., 1898 г., №26).

Отпуст

  1. После­до­ва­ние перед отпу­стом вечерни (и утрени).

Чин отпу­ста вечерни (и утрени) начи­на­ется воз­гла­сом диа­кона: «Пре­муд­рость!» Слово «пре­муд­рость» вообще ука­зы­вает на высшее духов­ное зна­че­ние совер­ша­е­мого свя­щен­но­дей­ствия. В данном случае вни­ма­ние моля­щихся в храме обра­щено на отпуст — бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ника на выход моля­щихся из храма после бого­слу­же­ния. Испра­ши­вая это бла­го­сло­ве­ние хор от лица народа поет: «Бла­го­слови!» На это свя­щен­ник воз­гла­шает: «Сый бла­го­сло­вен Хри­стос Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков».

На повсе­днев­ных вечер­нях, отпуст про­из­но­сится при закры­тых цар­ских вратах. Вели­кий отпуст на вос­крес­ных вечер­нях св. Четы­ре­де­сят­ницы, также про­из­но­сится при закры­тых вратах. (Молитва «Вла­дыко мно­го­мило­стиве», чита­ется только в Сыро­пуст­ное вос­кре­се­ние, пред испро­ше­нием про­ще­ния и тогда — при отвер­стых цар­ских вратах).

Нередко повсе­днев­ная вечерня соеди­ня­ется с утре­ней, так что отпуст пред­став­ля­ется здесь неумест­ным поскольку моля­щи­еся должны остаться в храме. В таком случае допу­стимо на заклю­чи­тель­ные слова хора «… Бла­го­слови» свя­щен­ник входит в алтарь, берет кадило, и, делая кре­сто­вид­ное дви­же­ние перед пре­сто­лом, воз­гла­шает началь­ный воз­глас Утрени: «Слава святей, еди­но­сущ­ней и живо­тво­ря­щей троице …» После этого чтец читает Шесто­псал­мие (епи­скоп Алек­сандр).

На вели­кой вечерни, в соеди­не­нии с утре­ней, т.е. на бдении, отпу­ста после вечерни не бывает. По про­чте­нии или пении 33-го псалма «Бла­го­словлю Гос­пода на всякое время», до слов, «не лишатся вся­кого блага», бла­го­сло­ве­ние народу сле­дует пре­по­дать с амвона при закры­тых цар­ских дверях. Такой же поря­док, когда слу­жится лития и бывает бла­го­сло­ве­ние хлебов.

На вели­кой вечерни, совер­ша­е­мой отдельно от утрени, цар­ские врата отвер­за­ются при про­из­не­се­нии вели­кого отпу­ста (Р.д.с.п. 1886 г., №3).

О том, как отвер­за­ются врата, суще­ствует сле­ду­ю­щая прак­тика. Диакон в это время стоит вне алтаря и цар­ские двери отвер­за­ются свя­щен­ни­ком перед самым отпу­стом: «отверз св. двери и опу­стив фелонь, стоящу диа­кону отвне одес­ную и орарь дер­жащу обычно, гла­го­лет иерей отпуст по дню (Устав, 2 гл.)

Вечерня нака­нуне Рож­де­ства и Бого­яв­ле­ния

В неко­то­рые дни года вечерня соеди­ня­ется с Боже­ствен­ной литур­гией. Так, в наве­че­рие Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния, если оно слу­чится в поне­дель­ник, втор­ник, среду, чет­вер­ток и пяток, а также в Вели­кий чет­вер­ток и Вели­кую суб­боту, вечерня соеди­ня­ется с литур­гией Св. Васи­лия Вели­кого (в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния особый устав). Тогда в самый день празд­ника слу­жится литур­гия св. Иоанна Зла­то­уста. По ука­за­нию Типи­кона вечерня в соеди­не­нии с литур­гией слу­жится в 1‑м часу (по цер­ков­ному в 7‑м) в наве­че­рие Рож­де­ства Хри­стова, а в наве­че­рие Кре­ще­ния Гос­подня в 11 ч. (по цер­ков­ному в 5) ч. дня. Между прочим, в таких слу­чаях цар­ские часы слу­жатся в 8 ч. утра, т.е. до вечерни и литур­гии.

Когда наве­че­рие празд­ни­ков Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния падает на суб­боту или вос­кре­се­нье, в те дни слу­жится литур­гия св. Иоанна Зла­то­уста, а потом особо около 1 часа попо­лу­дни (по цер­ков­ному в 7‑м) слу­жится вели­кая вечерня. В этих слу­чаях в самый день празд­ника слу­жится литур­гия св. Васи­лия Вели­кого, а цар­ские часы совер­ша­ются нака­нуне в пят­ницу (когда литур­гия вовсе не совер­ша­ется).

Празд­нич­ную вечерню, совер­ша­е­мую отдельно от литур­гии, иерей начи­нает в епи­тра­хили, как обычно. На вход с Еван­ге­лием иереи обла­ча­ются в фелони и оста­ются в фело­нях до конца службы (ради того, что будут отвер­заться цар­ские врата). После про­кимна бывает чтение паре­мий, кото­рое дважды пре­ры­ва­ется воз­гла­ше­нием чтецом празд­нич­ных тро­па­рей с пением пев­чими при­пе­вов к каж­дому стиху (в конце чтец поет весь тро­парь), при отвер­стых цар­ских вратах. По чтении, цар­ские двери отвер­за­ются. Екте­ния малая и воз­глас: «Яко свят еси». Три­свя­тое не поется, не про­из­но­сится и «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя».

Далее, сле­дуют про­ки­мен, Апо­стол и Еван­ге­лие. Екте­ния «Рцем вси». Спо­доби Гос­поди. Испол­ним вечер­нюю. Пре­муд­рость». Лик: «Бла­го­слови» и прочее обычно. Отпуст празд­ника.

Вечерня, совер­ша­е­мая в соеди­не­нии с литур­гией, слу­жится в полном обла­че­нии, поскольку до начала ее совер­ша­ется про­ско­ми­дии.

На такой вечерне, после чтения поло­жен­ных паре­мий, отвер­за­ются цар­ские врата и сле­дует малая екте­нья с воз­гла­сом: «Яко свят еси» и «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя». Затем Три­свя­тое, про­ки­мен, Апо­стол, Еван­ге­лие, екте­ния: «Рцем вси» и поряду литур­гия. Отпуст празд­ника.

По отпу­сте зажи­га­ется свеча на вынос­ном под­свеч­нике и постав­ля­ется посреди церкви, обычно с выно­сом также и иконы празд­ника. Для сего, перед выно­сом свечи, на пре­столе постав­ля­ется ана­лой­ная икона празд­ника. Пред­сто­я­тель, а, если собор слу­жа­щих, тогда пред­сто­я­тель и второй свя­щен­ник, без каж­де­ния, изно­сят образ через цар­ские двери, в пред­ше­ствии све­ще­носца и диа­кона со свечей и кади­лом. Икона пола­га­ется на преду­го­тов­лен­ном аналое среди храма. Пред­сто­я­тель с диа­ко­ном совер­шают трой­ное каж­де­ние иконы. Певчие, сойдя на сре­дину, поют тор­же­ственно тро­парь празд­ника, Слава, и ныне: кондак. Веру­ю­щие при­кла­ды­ва­ются к образу и поздрав­ляют друг друга с насту­пив­шим празд­ни­ком.

Утреня

Виды утрени

Соот­вет­ственно раз­ли­чию празд­ни­ков, кои бывают вели­кие, сред­ние и малые, утреня бывает более или менее тор­же­ствен­ная. Празд­нич­ная утреня бывает на бдении, с поли­е­леем и вели­ким сла­во­сло­вием или с одним вели­ким сла­во­сло­вием. Повсе­днев­ная утреня бывает без поли­е­лея и без вели­кого сла­во­сло­вия. На бдении утреня слу­жится в соеди­не­нии с вечер­ней.

«Если по каким-либо обсто­я­тель­ствам с вечера не была совер­шена вечерня, утрен­нее бого­слу­же­ние нужно начи­нать прямо с утрени. О все­нощ­ном бдении в этих слу­чаях не может быть и речи» (Ц.В. 1891 г., №8).

Начало утрени

Перед нача­лом утрени откры­ва­ется завеса на цар­ских вратах. Свя­щен­ник, стоя перед пре­сто­лом, воз­гла­шает: «Бла­го­сло­вен Бог наш», берет кадило и совер­шает каж­де­ние всего храма, начи­ная с пре­стола. Чтец читает: Началь­ные молитвы, «При­и­дите, покло­нимся» и псалмы 19‑й и 20‑й. С. Бул­га­кова (Настоль­ная книга) и в сбор­ни­ках «Службы на каждый день первой сед­мицы св. Вели­кого поста» тоже ука­зы­ва­ется начи­нать с «Царю Небес­ный». Два псалма чита­ются мед­ленно, для того, чтобы дать свя­щен­нику воз­мож­ность не торо­пясь ока­дить весь храм.

После псал­мов сле­дует опять «Три­свя­тое», «Отче наш» и тро­пари из Часо­слова. Свя­щен­ник, войдя в алтарь южною дверью, стоит с кади­лом перед пре­сто­лом и после тро­па­рей про­из­но­сит сокра­щен­ную сугу­бую екте­нию, состо­я­щую из трех про­ше­ний. После того, как хор про­поет: «Именем Гос­под­ним бла­го­слови отче», свя­щен­ник, начер­ты­вая кади­лом крест перед пре­сто­лом, про­из­но­сит: «Слава Святей, и Еди­но­сущ­ней, и Живо­тво­ря­щей, и нераз­дель­ней Троице» (Типи­кон, гл. 7 и 9).

Прот. А. Неа­по­ли­тан­ский ука­зы­вает свя­щен­нику кадить во время этой екте­нии (Устав, стр. 7). За воз­гла­сом сле­дует чтение шесто­псал­мия.

На Свет­лой сед­мице начало бывает с трех­свеч­ни­ком и кади­лом и со сти­хами Пасхи, как ука­зано в начале бдения (см. выше отд. II. 3).

От недели Анти­пасхи до Воз­не­се­ния все­днев­ная утреня начи­на­ется с воз­гласа: «Слава Святей», а не с обыч­ного: «Бла­го­сло­вен Бог наш». Не чита­ются и всту­пи­тель­ные псалмы и тро­пари. «Типи­кон» ука­зы­вает: «Повне­гда сотво­рити иерею начало: «Слава Святей», гла­го­лем: «Хри­стос Вос­кресе» трижды тихим гласом, и абие: «Слава в вышних Богу» и обыч­ное шесто­псал­мие» («Типи­кон», поне­дель­ник 2‑ой сед­мицы Анти­пасхи). На пение тро­паря Пасхи цар­ские двери отвер­за­ются.

Шесто­псал­мие

Как вечерня по своему составу напо­ми­нает и изоб­ра­жает вре­мена вет­хо­за­вет­ные, так утреня напо­ми­нает нам вре­мена ново­за­вет­ные: явле­ние Гос­пода нашего Иисуса Христа в мир и Его слав­ное Вос­кре­се­ние, что осо­бенно выяв­ля­ется на вос­крес­ном бдении.

Тор­же­ствен­ная часть все­нощ­ного бдения пред­ва­ря­ется уми­ли­тель­ным молит­вен­ным после­до­ва­нием, заклю­ча­ю­щимся в шести дивных, про­ни­ка­ю­щих вглубь души греш­ника, псал­мах Шесто­псал­мия.

В Шесто­псал­мии, при выяв­ле­нии скорб­ных чувств греш­ной души чело­ве­че­ской, вспо­ми­на­ется время при­ше­ствия Спа­си­теля, воз­ве­стив­шего необ­хо­ди­мость пока­я­ния в деле нашего спа­се­ния и даро­вав­шего уте­ше­ние скор­бя­щей душе в Слове Божием, в мире душев­ном и в освя­ща­ю­щих Таин­ствах Святой Церкви. Поэтому-то этим шести псал­мам пред­ше­ствует трое­крат­ное сла­во­сло­вие, вос­пе­тое Анге­лами, явив­ши­мися пас­ту­хам в Виф­ле­еме в ночь Рож­де­ства Хри­стова: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние».

Об исклю­чи­тель­ном зна­че­нии Шесто­псал­мия сви­де­тель­ствует цер­ков­ный устав, пред­пи­сы­ва­ю­щий читать Шесто­псал­мие «со всяким вни­ма­нием и стра­хом Божиим, яко Самому Богу бесе­ду­юще неви­димо, и моля­щеся о гресех наших» (Слу­жеб­ник, Типи­кон, гл. 9‑я).

Соот­вет­ству­ю­щим обра­зом уста­нав­ли­ва­ется и цер­ков­ная обста­новка, пере­нося нас мыс­ленно к тор­же­ственно тихой Виф­ле­ем­ской ночи Рож­де­ства Хри­стова. Свечи гасятся, светят только мер­ца­ю­щие, как звезды, лам­пады (почему в Типи­коне ска­зано, что затем на «Бог Гос­подь» подо­бает воз­жи­гать свечи, гл. 24‑я). Водво­ря­ется пол­ней­шая тишина, изоб­ра­жа­ю­щая ночь вет­хо­за­вет­ного, под­за­кон­ного пре­бы­ва­ния людей, дол­жен­ству­ю­щих быть про­све­щен­ными светом бла­го­дати Хри­сто­вой. При­сут­ству­ю­щие с вели­ким бла­го­го­ве­нием вни­мают чтению: «подо­бает со вни­ма­нием слу­ша­нию при­ле­жати: пока­я­ния бо псалмы испол­нены суть, и уми­ле­ния» (Типи­кон, гл. 9‑я). И в после­до­ва­нии поне­дель­ника 1‑ой сед­мицы Вели­кого поста гово­рится: «…и не имать кто власти шепты тво­рити, ниже плю­нути или харк­нути: но паче вни­мати от пса­лом­ника гла­го­ле­мым, руце имуще сог­бены к персем, главы же пре­кло­нены, и очи имуще долу, сер­деч­ныма очима зряще к восто­ком, моля­щеся о гресех наших, поми­на­юще смерть и буду­щую муку и жизнь вечную» (Типи­кон).

Во время чтения Шесто­псал­мия насто­я­тель перед пре­сто­лом читает тайно и с откро­вен­ною главою утрен­ние молитвы. В этих молит­вах вкратце заклю­ча­ется содер­жа­ние молит­во­сло­вий и пес­но­пе­ний утрени. По трех псал­мах совер­ша­ется сла­во­сло­вие во славу Святой Троицы: «Слава, и ныне», «Алли­луиа»… без покло­нов. В это время свя­щен­ник выхо­дит к цар­ским вратам и читает вторую поло­вину 12 утрен­них молитв, Шесто­псал­мие окан­чи­ва­ется вто­рич­ным сла­во­сло­вием Святей Троице, уже с покло­нами пояс­ными.

В тече­ние года Шесто­псал­мие нико­гда не опус­ка­ется, кроме Пас­халь­ной сед­мицы. От недели Анти­пасхи до отда­ния Пасхи на все­нощ­ном бдении после бла­го­сло­ве­ния свя­щен­ника в конце вечерни: «Бла­го­сло­ве­ние Гос­подне на вас..». хор поет «Хри­стос Вос­кресе» 3‑жды и чтец начи­нает чтение Шесто­псал­мия со слов: «Слава в вышних Богу», а не сразу с псал­мов. В день Отда­ния Пасхи началь­ное «Хри­стос Вос­кресе» поется со сти­хами, как в самый день Пасхи, затем: «Слава в вышних Богу» и Шесто­псал­мие.

“Бог Гос­подь.”

При слу­же­нии без диа­кона, вели­кую екте­нию гово­рит иерей перед цар­скими вра­тами, также и «Бог Гос­подь» и стихи на «Бог Гос­подь»; затем он входит в алтарь южною дверью, кла­ня­ется пре­столу и ста­но­вится на своем месте. Если в слу­же­нии участ­вует диакон, то ука­зан­ная екте­ния и прочее про­из­но­сится диа­ко­ном.

«Бог Гос­подь» поется четы­ре­жды, по числу стихов, как и ука­зы­вает слу­жеб­ник. В неко­то­рых местах уко­ре­нился обычай петь «Бог Гос­подь» трижды, причем ука­зы­вают на вполне авто­ри­тет­ный «Обиход нот­ного цер­ков­ного пения при­двор­ной пев­че­ской капеллы» (Санкт-Петер­бург, 1914 г.) Это досад­ная ошибка! Слу­жеб­ник ясно ука­зы­вает петь «Бог Гос­подь» четы­ре­жды, а не трижды. Стихи сле­дует читать, дожи­да­ясь конца пения каж­дого «Бог Гос­подь», равно и хор должен дожи­даться про­из­но­ше­ния целого стиха и не пере­би­вать его пением. Это же пра­вило отно­сится и к про­из­но­ше­нию екте­ний вообще.

“Алли­луиа.”

Когда вместо «Бог Гос­подь» поло­жено петь «Алли­луиа», оно в дни поста поется четы­ре­жды со сти­хами, а в службе за упокой оно поется трижды со сти­хами: 1. «Бла­жени яже избрал и приял еси Гос­поди»; 2. «Память их в род и род»; 3. «Души их во благих водво­рятся» (Триодь и Устав, гл. 13‑я).

В виду того, что вели­ко­пост­ные стихи на «Алли­луиа», пева­е­мого вместо «Бог Гос­подь» весьма трудны для пони­ма­ния, т.к. неко­то­рые слова в рус­ском языке имеют иной смысл, дума­ется, будет не без­по­лезно истол­ко­вать под­лин­ный смысл этих стихов на «Алли­луиа».

Стихи эти взяты дословно из Библии, именно из 26-ой главы книги про­рока Исаии и, в пере­воде на рус­ский язык, звучат так:

    1. «От нощи утрен­нюет дух мой к Тебе, Боже, зане свет пове­ле­ния Твоя на земли» (ст. 9): «Душею моею я стре­мился к Тебе ночью, и духом моим я буду искать Тебя во внут­рен­но­сти моей (во всем моем внут­рен­нем суще­стве) с ран­няго утра» (ибо запо­веди Твои, это — свет на земле).
    2. «Правде научи­теся живу­щии на земли» (ст. 9): «ибо когда суды Твои совер­ша­ются на земле, тогда живу­щие в мире науча­ются правде» (пра­вед­но­сти).
    3. «Зависть при­и­мет люди нена­ка­зан­ные» (ст. 11):«усты­дятся нена­ви­дя­щие народ Твой» (Рев­ность — забота о народе Божием пока­рает людей нена­учен­ных, несклон­ных вра­зум­ляться дей­стви­ями попе­че­ния о них Божия и зна­ме­ни­ями от Бога. Они должны будут при­знать свое заблуж­де­ние и это при­ве­дет их в стыд.
    4. «При­ложи им зла, Гос­поди, при­ложи зла слав­ным земли» (ст. 15): «Ты умно­жил народ, Гос­поди, умно­жил народ, — про­сла­вил Себя, рас­про­стра­нил все пре­делы земли» (При­умножь им бед­ствий, кото­рые бы вра­зу­мили нече­сти­вых).

Поли­е­лей

В неко­то­рые дни года на утрени поется тор­же­ствен­ное пес­но­пе­ние, состо­я­щее из псал­мов 134 и 135 и назы­ва­е­мое поли­е­лей, по-русски «мно­го­мило­сти­вое». Пение поли­е­лея имеет тесную связь с чте­нием Еван­ге­лия на утрени. В дни памяти святых, кото­рым не поло­жено Еван­ге­лия на утрени, не бывает поли­е­лея. Поли­е­лей пола­га­ется в празд­ники, име­ю­щие крест в кругу, в полу­кру­жии или один только крест, т.е. вели­кие, имущие бдение или только поли­е­лей. В дни, когда на утрени пола­га­ются поли­е­лей и Еван­ге­лие, на те дни бывает вели­кая вечерня. Когда же на празд­ник бывает вели­кая вечерня, но, как исклю­че­ние, не чита­ется Еван­ге­лие на утрени, напри­мер: 1‑го сен­тября, 30-го июня, тогда не поется и поли­е­лей.

В совре­мен­ной прак­тике укре­пился обычай петь поли­е­лей на всех вос­крес­ных служ­бах. Однако Уста­вом поло­жено петь поли­е­лей во все вос­крес­ные дни только по отда­нии Воз­дви­же­ния и до недели Сыро­пуст­ной, кроме пред­праздн­ства и попраздн­ства Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния, т.е. с 22 сен­тября до 20 декабря и с 14 января до Сырной недели. Но с Сырной недели до отда­ния Воз­дви­же­ния (21 сен­тября) пение поли­е­лея поло­жено только в те вос­крес­ные дни, в кото­рые слу­чится празд­ник Гос­под­ский, Бого­ро­дицы или вели­кого свя­того.

Поря­док слу­же­ния на поли­е­лее.

«В конце кафизм поно­марь ставит ана­ло­гий посреди церкви, на кото­рый пола­га­ется св. икона при­лу­чив­ше­гося празд­ника для тор­же­ствен­ного молит­вен­ного чество­ва­ния и бла­го­го­вей­ного цело­ва­ния с пома­за­нием св. елеем всех веру­ю­щих; или же по про­чте­нии на Пре­столе бла­го­ве­стия Еван­гель­ского, из алтаря выно­сит слу­жа­щий иерей Св. Еван­ге­лие, в пред­ше­ствии све­тиль­ника несо­мого диа­ко­ном и также пола­га­ется оное тут на ана­ло­гии, для бла­го­го­вей­ного цело­ва­ния моля­щимся.

В собор­ном же слу­же­нии, во время пения «Хва­лите имя Гос­подне», насто­я­тель и с ним свя­щен­но­слу­жи­тели выхо­дят из алтаря Цар­скими вра­тами на сере­дину церкви, в полном обла­че­нии и с воз­жен­ными све­чами в руках, ста­но­вятся: насто­я­тель пред ана­ло­гием, а иереи слу­жа­щие по сто­ро­нам его в линии. По окон­ча­нии же послед­него стиха поли­е­лея «Испо­ве­дай­теся Богу Небес­ному» свя­щен­но­слу­жи­тели поют еди­но­жды вели­ча­ние празд­ника.

Это вели­ча­ние повто­ряет хор, с при­пе­вом стихов из избран­ного псалма. Тогда насто­я­тель с кади­лом, диакон же с воз­жен­ною свечей в руке — кадят: первее воз­ле­жа­щую на ана­ло­гии икону празд­ника трижды, отсюда уже идут в алтарь и кадят Тра­пезу, алтарь весь, ико­но­стас, свя­щен­но­слу­жи­те­лей по обеим сто­ро­нам, хор (или оба лика), весь храм и народ. Прийдя же к амвону, второе кадят отсюда св. врата, мест­ные иконы Спа­си­теля и Божией Матери, и воз­вра­ща­ются к ана­ло­гию, где став пред св. иконою празд­ника, снова свя­щен­но­слу­жи­тели поют вели­ча­ние празд­ника еди­но­жды. Затем диакон воз­гла­шает: «Паки и паки»; иерей воз­глас: «Яко бла­го­сло­вися имя Твое», и проч». (Метод, стр. 267–268).

«Ангель­ский собор».

После поли­е­лея и вели­ча­ния, если тако­вое поло­жено, поются тро­пари «Ангель­ский собор» во все вос­крес­ные дни, кроме Фомина вос­кре­се­нья и если в эти дни не слу­чится празд­ник Гос­под­ский (почему они не поются в недели Пасхи, Пяти­де­сят­ницы и Ваий). В вели­кие же празд­ники Бого­ро­дицы и святых, слу­чив­ши­еся в вос­кре­се­нье, эти тро­пари не опус­ка­ются. Кроме вос­кре­се­ний, поется «Ангель­ский собор» в суб­боту Лазаря и в Вели­кую суб­боту.

Про­ки­мен и Еван­ге­лие.

Всегда про­из­но­сится про­ки­мен того еван­ге­лия, кото­рое чита­ется на утрени. Обык­но­венно в вос­крес­ные дни про­ки­мен поется на рядо­вой глас Окто­иха или (от недели Миро­но­сиц) Триоди той недели; но если в вос­кре­се­нье слу­чится какой-либо дву­на­де­ся­тый празд­ник, то про­ки­мен поется на 4‑й глас; вообще же про­кимны, кроме вос­крес­ных, поются на 4‑й глас, т.е. на тот глас, на кото­рый поется анти­фон 4‑го гласа. На 4‑й глас поется на утрени и тот про­ки­мен празд­ника свя­тому, кото­рый в день же празд­ника поется на литур­гии на иной глас (Типи­кон, 26 сент., 5 дек. и другие). Поэтому суще­ствует прак­тика на утрени не воз­гла­шать глас про­кимна, кроме вос­крес­ных дней. Диакон про­из­но­сит про­ки­мен или в алтаре возле цар­ских врат, или же — на амвоне, смотря по тому, чита­ется-ли Еван­ге­лие на пре­столе или посре­дине храма.

«Еван­ге­лие на утрени чита­ется не диа­ко­ном, как на литур­гии, а свя­щен­ни­ком. В празд­нич­ные дни Еван­ге­лие чита­ется среди народа, посреди храма, перед иконой празд­ника, лежа­щей на ана­ло­гии. Диакон выно­сит Еван­ге­лие на амвон и там воз­гла­шает про­ки­мен и потом под­но­сит его свя­щен­нику и он читает. Но если свя­щен­ник служит без диа­кона, то после вели­ча­ния и екте­нии, воз­гла­шает про­ки­мен и идет в алтарь и читает Еван­ге­лие на амвоне, лицом к народу.

В дни вос­крес­ные Еван­ге­лие пола­га­ется читать во св. алтаре (Тип. гл. 2), из кото­рого, как бы из Гроба Гос­подня, раз­да­ется радост­ная весть о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом. Поэтому свя­щен­ник читает Еван­ге­лие на пре­столе, лицом на восток» (Литур­гика, стр. 175).

В вос­кре­се­нье всегда чита­ются вос­крес­ные Еван­ге­лия, кроме дву­на­де­ся­тых Гос­под­ских и Бого­ро­дич­ных празд­ни­ков. В этих слу­чаях чита­ется Еван­ге­лие празд­нич­ное (Типи­кон 14 сент., 6 авг., 15 авг., аще в неделю и другие). В хра­мо­вые празд­ники, слу­чив­ши­еся в вос­кре­се­нья, чита­ется Еван­ге­лие храма. В празд­ники святым с бде­нием, поли­е­леем, Еван­ге­лие, ука­зан­ное на утрени в эти празд­ники, чита­ется только в сед­мич­ные дни. Но если эти празд­ники слу­чатся в неделю (вос­кре­се­нье), то Еван­ге­лие празд­ника остав­ля­ется и чита­ется Еван­ге­лие вос­крес­ное рядо­вое и бывает обыч­ное цело­ва­ние Еван­ге­лия.

Вос­крес­ное Еван­ге­лие, кото­рое не чита­ется на все­нощ­ном бдении, в виду сов­па­де­ния с вос­крес­ным днем дву­на­де­ся­того празд­ника, про­пус­ка­ется совсем и на сле­ду­ю­щем вос­крес­ном бдении чита­ется уже сле­ду­ю­щее по порядку вос­крес­ное Еван­ге­лие.

«На вос­крес­ном бдении Еван­ге­лие по про­чте­нии выно­сится из алтаря цар­скими вра­тами для цело­ва­ния. В это время поется «Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше» и чита­ется 50 псалом. Св. Еван­ге­лие кла­дется на ана­ло­гии среди храма, где все при­кла­ды­ва­ются к нему по про­чте­нии молитвы «Спаси, Боже, люди Твоя» и воз­гласа, причем оно лежит там до тех пор, пока все не при­ло­жатся. Свя­щен­ник бла­го­слов­ляет рукой при­кла­ды­ва­ю­щихся. После цело­ва­ния Еван­ге­лие отно­сится в алтарь, осенив им из цар­ских врат пред­сто­я­щий народ.

Изне­се­ние Еван­ге­лия на утрени.

На утрени во все вос­крес­ные дни на сере­дину храма изно­сится для цело­ва­ния св. Еван­ге­лие. Исклю­че­ние к этому пра­вилу состав­ляют Гос­под­ские празд­ники Рож­де­ства Хри­стова, Бого­яв­ле­ния, Пяти­де­сят­ницы, Пре­об­ра­же­ния и Воз­дви­же­ние Креста Гос­подня, даже если они при­хо­дятся на вос­крес­ные дни. В неделю Кре­сто­по­клон­ную Еван­ге­лие также не изно­сится ради име­ю­щего быть выноса Креста. Отно­си­тельно празд­ника Входа Гос­подня во Иеру­са­лим в Триоди Пост­ной гово­рится: «Егда же целуют братия Еван­ге­лие, раз­дает игумен ваиа», из чего можно заклю­чить, что в сей празд­ник св. Еван­ге­лие изно­сится на сере­дину храма.

Еван­ге­лие изно­сится на все дву­на­де­ся­тые Бого­ро­дич­ные празд­ники, когда тако­вые выпа­дают на вос­крес­ный день. В хра­мо­вой празд­ник свя­того, когда он при­хо­дится на вос­кре­се­нье, Еван­ге­лие изно­сится на сере­дину церкви как обычно.

Как найти рядо­вой глас.

  1. Здесь уместно будет ука­зать на соот­но­ше­ние между восе­мью гла­сами и числом недели по Пяти­де­сят­нице. Для того, чтобы опре­де­лить глас неделинужно от поряд­ко­вого числа недели отнять еди­ницу и раз­де­лить на 8; оста­ток, полу­чив­шийся от деле­ния, укажет глас.

Напри­мер, неделя 27‑я по Пяти­де­сят­нице: 27—1 = 26. Деле­ние 26 на 8 про­из­во­дит оста­ток 2. Глас 27‑й недели будет 2‑й. Если же остатка не будет, то поется 8‑й глас.

  1. Для того, чтобы опре­де­лить рядо­вое утрен­нее вос­крес­ное еван­ге­лие(и вос­крес­ный све­ти­лен и утрен­нюю сти­хиру еван­гель­скую) нужно поряд­ко­вое число недели раз­де­лить на 11 (столп утрен­них вос­крес­ных еван­ге­лий); чисто остатка будет озна­чать рядо­вое еван­ге­лие.

Напри­мер, неделя 32‑я по Пяти­де­сят­нице: 32:11 = 2, оста­ток 10: рядо­вое утрен­нее вос­крес­ное еван­ге­лие 10‑е.

Если же число недели делится на 11 без остатка, то еван­ге­лие будет 11‑е.

Пение «Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше».

На вос­крес­ном бдении вос­крес­ное еван­ге­лие чита­ется свя­щен­ни­ком на пре­столе, за исклю­че­нием тех дней, когда поло­жен поли­е­лей и вели­ча­ние празд­нику. Тогда еван­ге­лие чита­ется посреди храма. Во время чтения еван­ге­лия на пре­столе, при­служ­ники со све­чами стоят по обе сто­роны пре­стола. По про­чте­нии еван­ге­лия диакон, покро­вен, берет вынос­ную свечу и ста­но­вится перед амво­ном. Туда же под­хо­дят при­служ­ники со све­чами. Свя­щен­ник в голов­ном уборе и держа св. Еван­ге­лие на уровне плеч ста­но­вится на амвоне, смотря на запад, в то время как поется «Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше».

При чтении 50 псалма, свя­щен­ник сходит с солеи и, в пред­ше­ствии диа­кона и при­служ­ни­ков, кладет Еван­ге­лие на аналой посреди храма. Диакон ставит свечу за ана­лоем, вместе с при­служ­ни­ками кла­ня­ется свя­щен­нику и отхо­дит на обыч­ное место позади свя­щен­ника. При­служ­ники идут в алтарь.

По окон­ча­нии пения «Вос­крес Иисус от гроба», диакон ста­но­вится правее аналоя и немного впе­реди его, кла­ня­ется свя­щен­нику и гла­го­лет: «Спаси, Боже, люди Твоя». При­служ­ники, выйдя из алтаря, ста­но­вятся позади свя­щен­ника.

После цело­ва­ния Еван­ге­лия свя­щен­ник и диакон совер­шают поклон перед Еван­ге­лием, диакон при­ни­мает свечу и сле­дует к солее. Свя­щен­ник берет Еван­ге­лие и вос­хо­дит на солею, осе­няет моля­щихся Еван­ге­лием и входит в алтарь через цар­ские врата. Диакон воз­вра­щает свечу на обыч­ное место у ико­но­стаса и входит в алтарь. Свя­щен­ник и диакон совер­шают обыч­ное покло­не­ние перед пре­сто­лом, целуют пре­стол, после чего диакон закры­вает цар­ские врата. Завеса оста­ется отдер­ну­той, осве­ще­ние в храме сокра­ща­ется.

Если на вос­крес­ном бдении бывает вели­ча­ние празд­нику или свя­тому, тогда свя­щен­ник оста­ется посреди храма, а диакон изно­сит Еван­ге­лие на сере­дину для чтения его свя­щен­ни­ком, после чего сле­дует на солею и держит Еван­ге­лие во время пения «Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше». После пения диакон пере­но­сит Еван­ге­лие на аналой посреди храма.

«Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше» поется в дни вос­крес­ные (исклю­чая недели Ваий, Пяти­де­сят­ницы и празд­ни­ков Рож­де­ства Хри­стова, Кре­ще­ния, Пре­об­ра­же­ния, хотя бы эти празд­ники слу­чи­лись и в вос­кре­се­нье), в празд­ники: Воз­дви­же­ния, Воз­не­се­ния, в суб­боту Лазаря, и в сед­мич­ные дни со дня Пасхи до Воз­не­се­ния. В день Пасхи, во всю Пас­халь­ную сед­мицу и во все вос­крес­ные дни с Пасхи до Воз­не­се­ния по трижды поется: «Вос­кре­се­ние Хри­стово». В прочие же дни эта песнь поется по одна­жды.

Молитва «Спаси, Боже, люди Твоя».

Когда на утрени было читано Еван­ге­лие, диакон читает молитву: «Спаси, Боже, люди Твоя». На непразд­нич­ной утрени эта молитва бывает только в вели­кую Четы­ре­де­сят­ницу, кроме суббот и чет­верга Вели­кого канона. Когда не бывает изне­се­ния Еван­ге­лия на сре­дину храма для цело­ва­ния, то эта молитва воз­гла­ша­ется на амвоне перед цар­скими вра­тами, или как ука­зано в Киев­ском слу­жеб­нике, на солее перед обра­зом Спа­си­теля (мест­ным). Сбор­ник воз­гла­сов уточ­няет:

«И диакон (буде вос­крес­ная служба) исшед из алтаря в цар­ские врата и став пред мест­ным обра­зом Спа­си­теля, держа и орарь в десной руке воз­гла­шает: «Спаси Боже люди Твоя», и т.д.; в наро­чи­тый же день празд­ника, диакон про­из­но­сит сие посреди церкви пред обра­зом празд­ника, лик: «Гос­поди поми­луй», 12 раз. И насто­я­тель воз­гла­шает: «Мило­стию и щед­ро­тами, и чело­ве­ко­лю­бием», и проч. Лик «Аминь». И поют канон вос­крес­ный, или празд­ника, — по ука­за­нию устава.

В это время слу­жа­щие, отдав вза­им­ный поклон насто­я­телю, молятся с ним вместе пред св. обра­зом празд­ника, при­кла­ды­ва­ются к нему и пома­зу­ются св. елеем — и отхо­дят в алтарь.

Также потом пре­кло­ня­ются пред св. обра­зом и все пред­сто­я­щие в храме и от насто­я­теля пома­зу­ются св. елеем» (Метод, стр. 277).

Канон

После молитвы: «Спаси, Боже, люди Твоя» Устав назна­чает петь канон. Эта часть утрени есть осо­бенно празд­нич­ная, тор­же­ствен­ная. Под именемканона разу­ме­ется собра­ние свя­щен­ных пес­но­пе­ний, состав­лен­ных в честь празд­ну­е­мого лица или собы­тия. Канон состоит из ирмо­сов (сцеп­ле­ние, связь), тро­па­рей празд­ну­е­мому собы­тию или свя­тому и песней Св. Писа­ния, кото­рые пере­ме­же­вы­ва­ются с пес­нями и тро­па­рями. Канон состоит из девяти песней.

Для того, чтобы понять содер­жа­ние и смысл кано­нов, необ­хо­димо знать про­ис­хож­де­ние песней Св. Писа­ния. Посему вклю­чаем в наши заметки опи­са­ние постро­е­ния и при­пе­вов кано­нов.

«Под пес­нями Св. Писа­ния разу­ме­ются гимны Гос­поду Богу, нахо­дя­щи­еся в Библии, — гимны, кото­рые были вос­петы, глав­ным обра­зом, в Ветхом Завете по случаю бла­го­де­я­ний Божиих, нис­по­слан­ных Иудеям. Песней Свя­щен­ного Писа­ния десять.

Содер­жа­ние ирмоса первой песни заим­ство­вано из бла­го­дар­ствен­ной песни Моисея и Мари­амны — сестры его, вос­пе­той по пере­ходе через Черм­ное море:«поим Гос­по­деви, славно бо про­сла­вися» (Исх. 15:1–19). Вторая песньзаклю­чает угрозы и обли­че­ния Мои­сеем непо­кор­ных Иудеев, она начи­на­ется сло­вами: «вонми небо, и воз­гла­голю» (Втор. 32:1–43). Как песнь обли­чи­тель­ная она поется только во время святой четы­ре­де­сят­ницы. Содер­жа­ние тре­тьей песни заим­ство­вано из бла­го­дар­ствен­ной молитвы матери Саму­ила Анны, вос­пе­той после рож­де­ния ею сына. Началь­ные слова этой песни: «утвер­дися сердце мое в Гос­поде» (1Цар. 2:110). Чет­вер­тая песнь заим­ство­вана из песни про­рока Авва­кума, кото­рый изоб­ра­жает явле­ние Иисуса Христа под обра­зом баг­ря­ного солнца, вос­хо­дя­щего из-за горы, осе­нен­ной лесною чащею:«Гос­поди, услы­шах слух Твой и убо­яхся» (Аввак. 3:1–19). Пятая песньзаим­ство­вана из песни про­рока Исаии, в кото­рой заклю­ча­ются про­ро­че­ства об Иисусе Христе и бла­го­дар­ность Богу за бла­го­де­я­ния, име­ю­щие открыться чрез явле­ние Мессии: «От нощи утрен­нюет дух мой к Тебе, Боже» (Ис. 26:9–19).Шестая песнь заим­ство­вана из песни про­рока Ионы быв­шего три дня во чреве китове и потом выбро­шен­ного на сушу: «Возо­пих в скорби моей к Гос­поду Богу» (Иона 2:17). Седь­мая песнь — трех отро­ков в пещи: «Бла­го­сло­вен еси Гос­поди, Боже отец наших» (Дан. 3:26–56). Вось­мая песнь — тех же отро­ков:«Бла­го­сло­вите вся дела Гос­подня, Гос­пода пойте и пре­воз­но­сите Его во веки»(Дан. 3:57–72).

К этим восьми песням еще при­со­еди­ня­ются: девя­тая песнь — Матери Божией: «Вели­чит душа моя Гос­пода», и деся­тая песнь — Про­рока Заха­рии о рож­де­нии сына его, Пред­течи и Кре­сти­теля Гос­подня: «Бла­го­сло­вен Гос­подь, Бог Изра­и­лев, яко посети и сотвори избав­ле­ние людем Своим» (Лук. 1:46–55).

Песни Свя­щен­ного Писа­ния поются пред пес­нями кано­нов. Но так как каноны имеют только девять песней, а песней Свя­щен­ного Писа­ния десять, то пред девя­тою песнью канона поются две песни Свя­щен­ного Писа­ния, девя­тая и деся­тая. Песнь Бого­ма­тери поется сряду после 8‑й песни канона; затем поется песнь Про­рока Заха­рии.

Песни Свя­щен­ного Писа­ния в полном составе, т.е. так, как они изло­жены в Библии, Устав назна­чает петь или читать только в сед­мич­ные дни вели­кой Четы­ре­де­сят­ницы» (Николь­ский, стр. 292).

В Псал­тири при­во­дится после­до­ва­ние сти­хо­сло­вия вет­хо­за­вет­ных песней. Удоб­нее всего поль­зо­ваться поряд­ком содер­жа­щемся в сбор­ни­ках: «Службы на каждый день Первые сед­мицы Свя­того Вели­кого Поста».

«В боль­шей части храмов сти­хо­сло­вие песней Свя­щен­ного Писа­ния обык­но­венно огра­ни­чи­ва­ется только пением песни Бого­ро­дицы: «Вели­чит душа моя Гос­пода». И только в Вели­ком посту сти­хо­сло­вие всех песней испол­ня­ется так, как ука­зы­вает Типи­кон. В особо печа­та­е­мых служ­бах первой сед­мицы Вели­кого поста изла­га­ется самое соеди­не­ние стихов Свящ. Писа­ния с ирмо­сами и тро­па­рями канона. Во все дни же кроме Вели­кого поста, пред тро­па­рями кано­нов, вместо сти­хо­сло­вия песен Свя­щен­ного Писа­ния, поются при­певы. Напри­мер, поется припев: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе»; или: «Пре­свя­тая Бого­ро­дице, спаси нас», или другие. При пред­по­след­нем тро­паре почти всегда бывает в каждой песни канона припев: «Слава Отцу, и Сыну, и Свя­тому Духу», а при послед­нем тро­паре припев: «И ныне, и присно, и во веки веков». Пред 8‑ю песнью канона поется припев: «Бла­го­сло­вим Отца, и Сына, и Свя­того Духа Гос­пода». После же пения 8‑й песни, пред пением ката­ва­сии, поется: «Хвалим, бла­го­сло­вим, покло­ня­емся Гос­по­деви, поюще» и проч. Таким обра­зом, на 8‑й песни канона, состав­лен­ной по образцу песни отро­ков еврей­ских, сла­во­сло­вие Пре­свя­той Троице воз­гла­ша­ется теми сло­вами, коими они сла­вили Бога.

Обык­но­венно стихи песней Свя­щен­ного Писа­ния заме­ня­ются иными при­пе­вами потому, что в неко­то­рые дни Устав назна­чает петь особые при­певы, вместо стихов песней Свя­щен­ного Писа­ния. Так, в чет­вер­ток 5‑й сед­мицы Вели­кого поста ска­зано в Типи­коне: «Песней не сти­хо­сло­вим. И абие начи­наем Вели­кий канон… при­пе­ва­юще: ‘Поми­луй мя, Боже, поми­луй мя.’ К стихам канона Пре­по­доб­ные Марии: ‘Пре­по­доб­ная мати Марие, моли Бога о нас.’ К стихам пре­по­доб­ного Андрея припев: ‘Пре­по­добне отче Андрее, моли Бога о нас.’ В суб­боту Сырной сед­мицы поется 2‑я песнь канона св. Отец. Вторую же песнь в Псал­тири не гла­го­лем, но при­пе­ваем: Пре­по­доб­нии Отцы, молите Бога о нас» (Тип. Сырн. суб.). В Пасху Устав назна­чает припев: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых». В недели (вос­кре­се­нья) Устав ука­зы­вает пред тро­па­рями (пер­выми в каждой песни канона) петь припев не из стихов Свя­щен­ного Писа­ния. Во 2‑й главе Типи­кона читаем: «к пер­вому же тро­парю припев: ‘Слава Гос­поди свя­тому вос­кре­се­нию Твоему.’» Таже при­певы песней вос­крес­ных (писаны в Ирмо­ло­ги­оне). Под «при­пе­вами песней вос­крес­ных, кои писаны в Ирмо­ло­ги­оне», разу­ме­ются стихи песней Свя­щен­ного Писа­ния (См. Ирмо­ло­гион; Николь­ский, стр. 294–295).

Пение ката­ва­сии в тече­ние года

Кроме песней ирмо­сов на каноне пола­га­ется еще пение ката­ва­сии. В непразд­нич­ные сед­мич­ные дни и дни пред­праздн­ства и попраздн­ства ката­ва­сия поется только после 3, 6, 8 и 9‑й песни канона. Ката­ва­сия поется после всех песней канона в Гос­под­ские и Бого­ро­дич­ные празд­ники и в дни «наро­чи­тых» святых, т.е. когда поло­жено совер­шать бдение, поли­е­лей или утреню с вели­ким сла­во­сло­вием.

Согласно гл. 19 Типи­кона ката­ва­сия рас­пре­де­ля­ется по вре­ме­нам года так:

От 1 сент. до 21 сент., до отда­ния празд­ника Воз­дви­же­ния Чест­ного Креста: «Крест начер­тав Моисей» (Воз­дви­же­ния).

От 22 сент. до 20 нояб.: «Отверзу уста моя» (всего лета).

От 21 нояб. до 31 дек., до отда­ния Рож­де­ства Хри­стова: «Хри­стос Раж­да­ется» (Рож­де­ства Хри­стова).

От 1 янв. до 14 янв., до отда­ния Бого­яв­ле­ния: «Глу­бины открыл есть дно» (Бого­яв­ле­ния).

От 15 янв. до отда­ния Сре­те­ния Гос­подня: «Сушу глу­бо­ро­ди­тель­ную землю» (Сре­те­ния).

От отда­ния Сре­те­ния Гос­подня до 1 авг. (кроме Четы­ре­де­сят­ницы недель и Пяти­де­сят­ницы): «Отверзу уста моя».

От 1 авг. до празд­ника Пре­об­ра­же­ния и на самый празд­ник: «Крест начер­тав Моисей». В попраздн­стве Пре­об­ра­же­ния и до отда­ния: «Лицы изра­ильстии» (Пре­об­ра­же­ния).

От 14 авг. до 23 авг., до отда­ния Успе­ния: «Пре­укра­шен­ная Боже­ствен­ною славою» (Успе­ния).

От отда­ния Успе­ния до 1 сент.: «Крест начер­тав Моисей».

Четы­ре­де­сят­ницы же и Пяти­де­сят­ницы:

В неделю Мытаря и Фари­сея, во 2‑ю, 4‑ю и 5‑ю Святых постов: «Отверзу уста моя».

В неделю Блуд­ного сына, Мясо­пуст­ную, Сыро­пуст­ную, в 1‑ю и 3‑ю Святых постов, в неделю Ваий и Страст­ную неделю: ката­ва­сия Триоди.

Аще слу­чится празд­ну­е­мый святой во всю Четы­ре­де­сят­ницу в сед­мич­ные дни: «Отверзу уста моя».

От недели Святые Пасхи и до отда­ния: «Вос­кре­се­ния день» (Пасхи).

В день Пре­по­ло­ве­ния Пяти­де­сят­ницы и на отда­ние: «Море огу­стил еси».

В неделю 6‑ю по Пасхе и на отда­ние Пасхи: «Спа­си­телю. Богу» (Воз­не­се­ния).

В неделю 7‑ю по Пасхе, Святых Отец: «Боже­ствен­ным покро­вен».

В суб­боту Пяти­де­сят­ную: Триоди.

От недели Пяти­де­сят­ные и до отда­ния: «Боже­ствен­ным покро­вен».

В неделю Всех Святых до 1 авг.: «Отверзу уста моя».

Екте­ньи на песнях канона и после сла­во­сло­вия.

Малые екте­нии по 3‑й и 6‑й песнях канона иерей гла­го­лет «отшед пред святые двери», т.е. перед цар­скими вра­тами. Екте­ния по 9‑й песни про­из­но­сится «внутрь св. алтаря», пред пре­сто­лом.

Если сла­во­сло­вие чита­ется, то свя­щен­ник про­из­но­сит екте­нии «Испол­ним утрен­нюю» и «Поми­луй нас, Боже» перед цар­скими вра­тами. Если же сла­во­сло­вие поется, то свя­щен­ник про­из­но­сит эти екте­нии перед пре­сто­лом.

Пение “Чест­ней­шую херу­вим.”

После ката­ва­сии 8‑ой песни канона поется песнь Бого­ро­дицы «Вели­чит душа Моя Гос­пода» с при­пе­вом: «Чест­ней­шую», во время кото­рой совер­ша­ется каж­де­ние алтаря и всего храма. Свя­щен­ник или диакон перед мест­ной иконой Бого­ро­дицы воз­гла­шает: «Бого­ро­дицу и Матерь Света в песнех воз­ве­ли­чим» и про­дол­жает каж­де­ние храма.

Устав, говоря, что «всегда поется Чест­ней­шая (т.е. «Чест­ней­шую херу­вим») в неде­лях всего лета, в пред­праздн­ствах, и попраздн­ствах, и в сед­мич­ные дни», вместе с тем отме­чает те случаи, когда «Чест­ней­шая» не поется и заме­ня­ется или 1) ирмо­сом 9‑й песни, или 2) осо­быми при­пе­вами вместе с ирмо­сом 9‑й песни.

1) «Чест­ней­шая» заме­ня­ется ирмо­сом 9‑й песни: а) во все дни от суб­боты Лазаря до Пасхи, б) в недели от апо­стола Фомы и кончая неде­лею Пяти­де­сят­ницы, в) в Пре­по­ло­ве­ние и его отда­ние, г) в день Св. Духа, д) в отда­ние Пяти­де­сят­ницы.

2) Особые при­певы и ирмос 9‑й песни вместо «Чест­ней­шей» поются: а) 6 янв., 2 февр. (если, впро­чем, Сре­те­ние слу­чится до Сырной суб­боты), 6 авг., 14 сент., 25 дек., в какие бы дни недели ни слу­чи­лись эти празд­ники; б) в вели­кие Бого­ро­дич­ные празд­ники, в отда­ния Гос­под­ских и Бого­ро­дич­ных празд­ни­ков, 1,7 и 30 янв., 30 авг. (см. отдел. изд. служ. этого дня), 26 дек., если все эти празд­ники и отда­ния слу­чатся в сед­мич­ные дни (но не в недели, когда поется «Чест­ней­шая»); в) во всю Пас­халь­ную сед­мицу (см. Устав 20 гл. и после­до­ва­ние ука­зан­ных дней).

Когда пола­га­ются особые празд­нич­ные при­певы, диакон, вместо воз­гласа «Бого­ро­дицу и Матерь Света», поет первый празд­нич­ный припев: «Вели­чай, душе моя», а затем уже певцы поют другой празд­нич­ный припев и ирмос.

«Достойно есть» по 9‑й песни канона.

В сед­мич­ные дни, когда не поется канон празд­ника или Бого­ро­дицы, т.е. если в эти дни не слу­чится пред­праздн­ство или попраздн­ство, или празд­ника с бде­нием и поли­е­леем, — перед малой екте­нией после 9‑й песни поется «Достойно есть»: «Аще убо несть недели: Достойно есть. Аще же есть неделя — по ирмосе екте­ния» (Слу­жеб­ник).

Воз­гла­ше­ние «Свят Гос­подь Бог наш».

В вос­крес­ные дни, когда не поется све­ти­лен вос­крес­ный, а также в суб­боты Лаза­реву и Вели­кую, диакон после екте­нии по 9‑й песни канона в глас Окто­иха воз­гла­шает: «Свят Гос­подь Бог наш» со сти­хами. Но если в вос­крес­ные дни поется све­ти­лен празд­ника, как бывает в вос­кре­се­нья, в кото­рые слу­ча­ются Гос­под­ские празд­ники, то «Свят Гос­подь» не поется.

Бывает и иной поря­док. Так, «Свят Гос­подь Бог наш» гово­рит диакон. Или же для сего выхо­дит кано­нарх пред цар­ские врата, с непо­кро­вен­ною главою, покло­нив­шись молит­венно св. алтарю, воз­гла­шает: «Свят Гос­подь Бог наш» (Метод, стр. 282).

Сла­во­сло­вие и вели­кое сла­во­сло­вие

После хва­лит­ных псал­мов и стихир сле­дует сла­во­сло­вие. Когда поется: «Всякое дыха­ние», тогда после пения сти­хиры на «Слава, и ныне», насто­я­тель гово­рит: «Слава Тебе, пока­зав­шему нам свет», и певцы поют вели­кое сла­во­сло­вие.

В совре­мен­ной прак­тике твердо уко­ре­нился обычай на вели­кое сла­во­сло­вие отвер­зать цар­ские врата и свя­щен­нику оде­вать фелонь (напри­мер, Киев­ский слу­жеб­ник, 1897 г.).

Когда же не ука­заны хва­лит­ные сти­хиры и сла­во­сло­вие чтется, тогда после хва­лит­ных псал­мов бывает чтение.

От поне­дель­ника второй сед­мицы Анти­пасхи до Воз­не­се­ния Типи­кон ука­зы­вает после стихир не читать: «Тебе слава подо­бает», но сразу: «Слава Тебе пока­зав­шему нам свет» и читать все­днев­ное сла­во­сло­вие.

Отпуст утрени

О после­до­ва­нии перед отпу­стом см. отдел о Вечерни II. 17.

В конце той утрени, на кото­рой поло­жено все­днев­ное сла­во­сло­вие, не бывает отпу­ста, а непо­сред­ственно после «Утверди, Боже» сле­дует 1‑й час, на кото­ром бывает вели­кий отпуст. Утреня с вели­ким сла­во­сло­вием отде­ля­ется от 1‑го часа полным отпу­стом. Тогда на 1‑м часе про­из­но­сится малый отпуст.

От недели Анти­пасхи до Воз­не­се­ния перед отпу­стом все­нощ­ного бдения непола­га­ется петь «Хри­стос Вос­кресе» трижды, как это бывает перед отпу­стом литур­гии еже­дневно. Но там, как и обычно, сле­дует: «Слава, и ныне» и т.д. Отпуст вос­крес­ный — «Вос­кре­сый из мерт­вых» бывает на всех бого­слу­же­ниях еже­дневно до отда­ния Пасхи.

“Взбран­ной Вое­воде.”

На 1‑м часе, после воз­гласа: «Боже, ущедри ны» обычно поется кондак «Взбран­ной Вое­воде» (Службы 1‑ой сед­мицы Вели­кого поста; Нотный обиход). Гово­рим «обычно», потому что в цер­ков­ном уставе нет ука­за­ния на то, чтобы по окон­ча­нии утрени, после 1 го часа, посто­янно был пет один и тот же кондак «Взбран­ной Вое­воде», а дела­ется это именно «по обычаю»; напри­мер, в Троице-Сер­ги­е­вой Лавре все вечер­нее бого­слу­же­ние закан­чи­ва­ется пением кондака Успе­нию: «В молит­вах неусы­па­ю­щую Бого­ро­дицу». Так, в неко­то­рых местах суще­ствует прак­тика в Бого­ро­дич­ные празд­ники, вместо «Взбран­ной Вое­воде» петь кондак празд­ника, т.к. «Взбран­ной Вое­воде» и есть кондак Бого­ро­дице. «Цер­ков­ный Вест­ник» ука­зы­вает, что по местам 25 дек., вместо «Взбран­ной Вое­воде» поют кондак «Дева днесь» (Ц.В. 1893 г., №23). Тем не менее, то, что соблю­да­ется в Церкви «по обычаю», не должно быть отме­ня­емо по част­ному усмот­ре­нию.

Часы

Часы 1‑й и 6‑й начи­на­ются с «При­и­дите, покло­нимся», а часы 3‑й и 9‑й полным нача­лом: «Бла­го­сло­вен Бог наш». Чтец: «Аминь. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Царю Небес­ный. Три­свя­тое… Отче наш». Если 9‑й час сле­дует за 6‑м, то он начи­на­ется с воз­зва­ния: «При­и­дите, покло­нимся». От недели Анти­пасхи до отда­ния Пасхи после­до­ва­ния, име­ю­щие полное начало (часы: 3‑й и 9‑й), начи­на­ются сле­ду­ю­щим обра­зом: По — «Аминь» — «Хри­стос вос­кресе»: 3‑жды, далее Три­свя­тое… Отче наш, и прочее обычно, а на своем месте — «При­и­дите, покло­нимся». В после­до­ва­ниях же обычно начи­на­ю­щихся с «При­и­дите, покло­нимся», напри­мер, вечерня после 9‑го часа, бдение, 1‑й час после утрени, 6‑й час — «При­и­дите, покло­нимся» не бывает, но — «Хри­стос вос­кресе»: 3‑жды.

На Свет­лой неделе: часы пас­халь­ные не чита­ются, а цели­ком поются.

Отпуст на них вос­крес­ный: «Вос­кре­сый из мерт­вых» (см. отд. 1.31).

В Святую Четы­ре­де­сят­ницу на часах добав­ля­ются кафизмы, особые тро­пари, про­кимны, вет­хо­за­вет­ные чтения и вели­ко­пост­ные стихи с покло­нами. На Страст­ной сед­мице устав особый с добав­ле­нием чтений Апо­столь­ских и Еван­ге­лий.

Если 9‑й час пере­хо­дит в Изоб­ра­зи­тель­ные, тогда отпуст бывает в конце Изоб­ра­зи­тель­ных. Если 9‑й час пред­ва­ряет вечерню, тогда воз­глас 9‑го часа и первый воз­глас вечерни «Бла­го­сло­вен Бог наш» про­из­но­сит свя­щен­ник перед цар­скими вра­тами. В обоих слу­чаях вечерня начи­на­ется с «При­и­дите, покло­нимся».

Боже­ствен­ная Литур­гия

Вход­ные молитвы перед совер­ше­нием литур­гии

  1. Общий поря­док

В после­до­ва­нии вход­ных молитв ука­зы­ва­ется сле­ду­ю­щий поря­док: «Иерей и диакон, оба пред оными три пояс­ных поклона со уми­ле­нием делают, молятся в себе мыта­ре­вым гласом: «Боже! мило­стив буди мне, греш­ному. Боже! очисти мя греш­ного и поми­луй мя». И затем диакон, отдав поклон иерею, тихо воз­гла­шает: «Бла­го­слови вла­дыко!»

Свя­щен­ник тихо гла­го­лет: «Бла­го­сло­вен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь».

И диакон начи­нает читать тихо и неспешно: «Царю Небес­ный», Три­свя­тое: по Отче наш.

Свя­щен­ник: «Яко Твое есть цар­ство:»

Диакон: «Аминь». И гла­го­лются тро­пари по порядку: «Поми­луй нас Гос­поди, поми­луй нас: и т.д. Когда же диакон, став пред иконою Христа, начнет читать тро­парь Спасу: «Пре­чи­стому Твоему Образу покла­ня­емся благий:», тогда иерей, а за ним и диакон творят земной поклон пред обра­зом Спа­си­теля и целуют Его святое изоб­ра­же­ние. Так и по про­чте­нии тро­паря Бого­ро­дич­ного: «Мило­сер­дия сущи источ­ник: покла­ня­ются до земли и целуют святую икону Пре­свя­тые Бого­ро­дицы”» (Метод, стр. 910).

«Во дни празд­ника или попразд­не­ства суще­ствует обычай при­кла­ды­ваться к иконе празд­ника при чтении соот­вет­ству­ю­щего тро­паря» (Евха­ри­стия, стр. 141).

И став снова пред цар­скими вра­тами диакон воз­гла­шает тихо: «Гос­поду помо­лимся!»

И, пре­кло­нив главу, иерей тихо читает молитву: «Гос­поди, нис­посли руку Твою..». со всяким сми­ре­нием и в порыве под­лин­ного пока­я­ния. Посему, в соот­вет­ствии с этим добрым настро­е­нием, в совре­мен­ной прак­тике при­нято, что, после чтения: «Гос­поди низ­посли», свя­щен­ник или архи­ерей читают еще молитву: «Ослаби, остави», причем творят три пояс­ных поклона, а затем уже обо­ра­чи­ва­ются к народу («творят к ликам поклоны по еди­ному»), прося у пред­сто­я­щих про­ще­ния в обидах и оскорб­ле­нии (Бул­га­ков, стр. 886).

Начало молитв свя­щен­ник читает в скуфье или ками­лавке, но, конечно, без обла­че­ния в какую бы то ни было свя­щен­ную одежду. На тро­па­рях: «Пре­чи­стому Твоему образу» свя­щен­ник сни­мает голов­ной убор и уже непо­кро­вен­ным входит в алтарь. При собор­ном слу­же­нии, свя­щен­ники входят в алтарь в порядке стар­шин­ства, причем правые и левые соот­вет­ственно входят в южные и север­ные двери.

Входя же в алтарь — иерей южною, диакон север­ною две­рями, лобы­зают святые двери, читая в себе: «Вниду в дом Твой, покло­нюся ко храму свя­тому Твоему» и прочее.

Согласно прот. Николь­скому: «Вшедши в алтарь, свя­щен­ник и диакон делают три поклона перед св. пре­сто­лом и целуют святое Еван­ге­лие и святую тра­пезу.

Вход­ные молитвы на Святую Пасху.

Вопрос о том, какие вход­ные молитвы пола­га­ется читать слу­жа­щим Боже­ствен­ную литур­гию в день св. Пасхи и во всю Свет­лую сед­мицу, осве­щался в разных наших цер­ков­ных изда­ниях. Сле­ду­ю­щий поря­док указан у прот. К. Николь­ского.

  • Хри­стос Вос­кресе (3‑жды).
  • Пред­ва­рив­шия утро яже о Марии, и обрет­шия камень отва­лен от гроба, слы­шаху от ангела: во свете прис­но­сущ­нем Сущого, с мерт­выми что ищете, яко чело­века; видите гроб­ные пелены, тецыте, и миру про­по­ве­дите, яко воста Гос­подь, умерт­ви­вый смерть, яко есть Сын Бога, спа­са­ю­щого род чело­ве­че­ский.
  • Аще и во гроб сниз­шел еси, Без­смертне, но адову раз­ру­шил еси силу, и вос­кресл еси яко побе­ди­тель, Христе Боже, женам миро­но­си­цам веща­вый: радуй­теся; и Твоим Апо­сто­лом мир даруяй, падшим подаяй Вос­кре­се­ние.
  • Во гробе плот­ски, во ад же с душею, яко Бог, в Раи же с раз­бой­ни­ком и на пре­столе был еси, Христе, со Отцем и Духом, вся испол­няяй неопи­сан­ный.
  • Слава: Яко Живо­но­сец, яко Рая крас­ней­ший, воис­тину и чер­тога вся­кого цар­ского пока­зася свет­лей­ший, Христе, гроб Твой, источ­ник нашего Вос­кре­се­ния.
  • И ныне: Выш­няго освя­щен­ное Боже­ствен­ное селе­ние, радуйся, Тобою бо дадеся радость, Бого­ро­дице, зову­щим: Бла­го­сло­венна Ты в женах еси, Все­не­по­роч­ная Вла­ды­чице.
  • Пре­чи­стому образу Твоему покла­ня­емся, Благий, про­сяще про­ще­ния пре­гре­ше­ний наших, Христе Боже: волею бо бла­го­во­лил еси плотию взыти на крест, да изба­виши, яже создал еси, от работы вражия. Тем бла­го­дар­ственно вопием Ти: радо­сти испол­нил еси вся, Спасе наш, при­ше­дый спасти мир.
  • Мило­сер­дия сущи источ­ник, мило­сти спо­доби нас, Бого­ро­дице, призри на люди согре­шив­шия, яви, яко присно, силу Твою, на Тя бо упо­ва­юще, радуйся, вопием Ти, якоже иногда Гав­риил, без­п­лот­ных Архи­стра­тиг.
  • Гос­поди! Низ­посли руку Твою с высоты свя­того жилища Твоего, и укрепи мя в пред­ле­жа­щую службу Твою, да неосуж­денно пред­стану страш­ному Пре­столу Твоему, и без­кровно свя­щен­но­дей­ствие совершу, яко Твоя есть сила и слава во веки веков. Аминь. (Николь­ский, стр. 358; тоже в Р.д.с.п., 1888 г., №8, стр. 276; тоже в Ц.В. за 1890 г., №37, стр. 613). Вместо псалма: «Вниду в дом Твой» — мно­го­кратно тро­парь Пасхи.

Обла­че­ние духо­вен­ства

Обра­тимся к сбор­нику «Метод», кото­рый, согласно слу­жеб­нику, пред­став­ляет чин обла­че­ния:

«Свя­щен­ник и диакон, прием в руки своя каждый сти­харь свой, гла­го­лют: «Боже, очисти мя греш­ного и поми­луй мя!» — Диакон, держа в десной руке сти­харь со орарем, под­хо­дит к свя­щен­нику и, накло­нив свою главу, гла­го­лет тихо: «Бла­го­слови вла­дыко сти­харь со орарем!»

Свя­щен­ник, бла­го­слов­ляя диа­кона и обла­че­ние его, про­из­но­сит тихо: «Бла­го­сло­вен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков».

Диакон ответ­ствует: «Аминь» и отшед в сто­рону, обла­ча­ется в сти­харь моляся в себе: «Воз­ра­ду­ется душа моя о Гос­поде!» и проч.

Обла­ча­ясь же в сти­харь, диакон пред­ва­ри­тельно целует изоб­ра­же­ние креста на нем, также и орарь, и нала­гает оный на левое свое рамо (плечо), затем нала­гает нару­кав­ники (поручи) на руки своя, обло­бы­зав на них креста образ: — на десную наде­вая гла­го­лет: «Дес­ница Твоя, Гос­поди» и т.д. На левую же нала­гая гла­го­лет: «Руце Твои сотво­ри­сте мя», и проч.

По обла­че­нии диакон идет в Пред­ло­же­ние или (диа­кон­ник) и там, над умы­валь­ни­ком умыв свои руки с про­из­но­ше­нием молитвы: «Умыю в непо­вин­ных руце мои» и т.д. уго­тов­ляет затем свя­щен­ная: Святый дискос постав­ляет с левой сто­роны, святую Чашу — с правой жерт­вен­ника, звез­дицу же вверху тех на восточ­ной сто­роне — не раз­ги­бая впро­чем послед­нюю: то и другое пред­ва­ри­тельно должно оте­реть от пыли, как и самый жерт­вен­ник; на крае жерт­вен­ника (к себе) пола­га­ются: два среб­ро­по­зла­щен­ных блю­дечка, копие боль­шое и малое, губка, ковш для вли­ва­ния вина в Чашу, соеди­нен­ного с малым коли­че­ством чистой, клю­че­вой воды — так име­ну­е­мого «Свя­того соеди­не­ния», пять просфор, пред­на­зна­чен­ные к совер­ше­нию на них Свя­того Таин­ства Евха­ри­стии. И первая просфора пола­га­ется для изго­тов­ле­ния Агнца, с изоб­ра­же­нием печати на верх­ней части просфоры — живо­тво­ря­щего креста с сло­вами: вверху Иис. Хр., внизу — Ника; 2‑я просфора при­но­сится в честь и память пре­бла­го­сло­вен­ные Вла­ды­чицы нашей Бого­ро­дицы и Прис­но­девы Марии, с изоб­ра­же­нием на верху печати Ее моно­граммы; 3‑я при­но­сится в честь девяти чинов Свя­щен­ной иерар­хии святых Греко-Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церкви, 4‑я и 5‑я просфоры при­но­сятся: первая — о поми­но­ве­нии живых и во главе Свя­тей­ший Пра­ви­тель­ству­ю­щий Все­рос­сий­ский Синод, Цар­ству­ю­щий Дом и проч. (так было до рево­лю­ции — авт.), послед­няя — за почив­ших о Гос­поде всех пра­во­слав­ных хри­стиан.

Тогда же и свя­щен­ник обла­ча­ется, стоя в сто­роне, одес­ную пре­стола. Прием сти­харь или так назы­ва­е­мый под­риз­ник в левую руку, и, бла­го­сло­вив свое обла­че­ние, гла­го­лет: «Бла­го­сло­вен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь». И, читая в себе поло­жен­ные при обла­че­нии стихи, скромно обла­ча­ется. Обла­чив­шись же иерей и сам отхо­дит в пред­ло­же­ние и там, над умы­валь­ни­ком умывая руки свои, гла­го­лет в себе: «Умыю в непо­вин­ных руце мои и обыду жерт­вен­ник Твой, Гос­поди» и т.д. А затем став оба, иерей же и диакон, пред жерт­вен­ни­ком, бла­го­го­вейно покла­ня­ются до земли трижды пред пред­ло­же­нием, со уми­ле­нием про­из­нося в себе: «Боже, очисти мя, греш­ного, и поми­луй мя!» и: «Иску­пил ны еси от клятвы закон­ные чест­ною Твоею Кровию на кресте при­гвоз­ди­вся и копием про­бодся, без­смер­тие исто­чил еси чело­ве­ком, Спасе наш слава Тебе». И творят начало Про­ско­ми­дии» (Метод, стр. 10–11).

Мы ска­зали выше, что обла­че­ние духо­вен­ства пред Литур­гией есть чин. И дей­стви­тельно, как обла­че­ние диа­кона, так и самого свя­щен­ника, пред­ва­ря­ются началь­ным воз­гла­сом: «Бла­го­сло­вен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков». В слу­жеб­нике под­чер­ки­ва­ется бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к этому свя­щен­но­дей­ствию. Это не просто оде­ва­ние риту­аль­ных одежд, нет, — это, в под­лин­ном смысле, свя­щен­но­дей­ствие, сопут­ству­е­мое как-бы про­ро­че­скими псал­мами, тро­га­тель­ными и высо­ко­ду­хов­ными для лич­но­сти гото­вя­ще­гося к при­но­ше­нию бес­кров­ной Жертвы свя­щен­ника. И какое печаль­ное зре­лище может пред­ста­вить этот же духов­ный чин на собор­ном слу­же­нии, когда в риз­нице соби­ра­ются несколько свя­щен­но­слу­жи­те­лей, и, вместе с обла­че­нием, на каждом псалме раз­да­ются гром­кие здо­ро­ва­ния и весе­лые при­сказки! Встреча собра­тий, конечно, всегда радостна и при­ятна, только нельзя сов­ме­щать обще­ние быто­вое с свя­щен­но­дей­ствием.

Просфора

В храмах нередко можно наблю­дать отно­ше­ние к просфо­рам не соот­вет­ству­ю­щее свя­то­сти и назна­че­нию этих хлебов. Бывает, что роди­тели дают детям в конце литур­гии целую просфору. Дети крошат эту просфору, рас­сы­пая крошки вокруг. Иногда можно найти частицы просфор и на пого­сте храма. А как содер­жатся выну­тые на про­ско­ми­дии просфоры взятые на дом?

Если имеют место непо­рядки, надо пола­гать, что это про­ис­хо­дит из-за недо­ста­точ­ной осве­дом­лен­но­сти о зна­че­нии и суще­стве, о про­ис­хож­де­нии и назна­че­нии этих Цер­ко­вью освя­щен­ных хлебов.

У пра­во­слав­но­ве­ру­ю­щих хри­стиан с глу­бо­кой древ­но­сти суще­ствует пре­крас­ный обычай при­но­сить в храм свои просфоры, кроме пяти цер­ков­ных, и про­сить свя­щен­но­слу­жи­те­лей выни­мать во время литур­гии за живых и умер­ших своих срод­ни­ков и зна­ко­мых. Обычай этот осо­бенно важен тем, что он под­дер­жи­вает молит­вен­ную нашу связь как между живыми чле­нами Церкви, так и связь живых с умер­шими. Чрез него мы укреп­ляем в себе созна­ние, что Цер­ковь Хри­стова, это одна живая семья веру­ю­щих во Христа и объ­еди­нен­ных между собою любя­щих бра­тьев и сестер. Хри­сти­ане чтут просфору, как свя­тыню, и Сам Гос­подь бла­го­слов­ляет и освя­щает этот дар Церкви. В житии пре­по­доб­ного Зосимы, чудо­творца Соло­вец­кого, есть такой рас­сказ: одна­жды пре­по­доб­ный дал в бла­го­сло­ве­ние от своего свя­щен­но­слу­же­ния просфору каким-то при­ез­жим купцам; на пути из храма они ее обро­нили. Про­хо­дит слу­чайно тою доро­гою инок Мака­рий и видит: над просфо­рою стоит пес и вся­че­ски пыта­ется схва­тить ее зубами, но каждый раз, при его попытке, от св. хлеба исхо­дит огонь и опа­ляет пса. Инок под­хо­дит ближе — огня не стало видно. Осенив себя крест­ным зна­ме­нием, инок берет просфору и отно­сит ее к свя­тому старцу» («Листок св. Еле­он­ской Горы», 1910 г.).

Просфора состоит из двух частей: круг­ло­вид­ное осно­ва­ние и верх­няя, равная, круг­лая часть с печа­тью в виде креста. Про­ис­хож­де­ние дву­част­но­сти просфоры также нахо­дим в Ветхом Завете.

«Высо­кий и мно­го­зна­ме­на­тель­ный жерт­вен­ник устроил Моисей: это скиния, кото­рая была обра­зом храма, и кото­рая лучше, нежели преж­ние жерт­вен­ники, про­об­ра­зо­вала все вещи и таин­ства новой бла­го­дати. Симеон Солун­ский (в главе 125) гово­рит: «все, что устроил Моисей внутри скинии, а осо­бенно ковчег и тра­пеза, про­об­ра­зо­вав­шие Бого­ро­дицу, назы­ва­лось святая святых. Посему, если кто-либо кроме посвя­щен­ных дерзал при­кос­нуться к этим вещам, поги­бал и умирал: так «про­стре Оза руку свою, да под­дер­жит кивот… умре ту пред Богом» (1 Парал. 13:9). Были в скинии и хлебы пред­ло­же­ния, двумя своими соста­вами озна­ча­ю­щие хлеб живой и небес­ный, т.е. два есте­ства, Боже­ское и чело­ве­че­ское».

В под­ра­жа­ние сему и в хри­сти­ан­ских храмах хлебы и просфоры дела­ются дву­част­ные; и двумя своими частями ясно озна­чают Боже­ство и чело­ве­че­ство Иисуса Христа» (Новая Скри­жаль, стр. 11).

«В Уставе цер­ков­ном пред­пи­сано сле­ду­ю­щее о хлебе при­но­си­мом для Таин­ства: он должен быть от чистые пше­нич­ные муки, водою прес­ною, есте­ствен­ною сме­шан­ный и добре испе­чен­ный, квас­ной, непре­со­ле­ный, свежий и чистый. Иерей же дерз­ну­вый слу­жити над хлебом зацве­лым, сплес­не­лым или изго­рав­шим, или черст­вым, или рас­тлен­ным, зело тяжко согре­шает и извер­же­нию под­па­дет, яко Таин­ство на тако­вых видах не совер­шится» (Белю­стин, стр. 273).

«Симеон Солун­ский (в главе 86) пре­иму­ще­ственно о квас­ном хлебе так рас­суж­дает: «хлеб квас­ный есть как бы хлеб, оду­шев­лен­ный чрез квас и истинно совер­шен­ный. Он пока­зы­вает, что Слово Божие совер­шенно: нас ради вос­при­яло плоть нашу; Оно плоть бысть, не изме­нив своего есте­ства, и с сло­вес­ною и умною душею вос­при­яло чело­ве­че­ство; было и совер­шен­ным Богом, и совер­шен­ным чело­ве­ком, да и меня воз­со­зи­ждет всего». В просфоре, как и во всяком хлебе, нахо­дятся три вещи, тоесть мука, вода и соль, вместе сме­шан­ные и испе­чен­ные огнем. Симеон Солун­ский в том же месте гово­рит: «в хлебе квас­ном бывают три веще­ства, потому что душа наша трех­частна, и в честь Троицы. Мука с квасом озна­чает душу, вода — кре­ще­ние, а соль зна­ме­нует ум и учение Слова, Кото­рое ска­зало уче­ни­кам: «вы есте соль земли». Хлеб же, испе­чен­ный огнем, пока­зы­вает, что Бог весь соеди­нился с нами и подает нам Свою помощь и содей­ствие, а осо­бенно то, что Он

весь соеди­нился со всем нашим есте­ством”» (Новая Скри­жаль, стр. 167).

Оста­ется ска­зать о печати, кото­рая обя­за­тельно должна быть на всякой просфоре.

«Печать на просфоре хотя иногда бывает и круг­лая, но вообще должна быть чет­ве­ро­уголь­ная. Ибо из сре­дины той же просфоры всегда выни­ма­ется часть чет­ве­ро­уголь­ная. Чет­ве­ро­уголь­ная печать и часть, назы­ва­е­мая Агнцем, таин­ственно изоб­ра­жают Боже­ство и чело­ве­че­ство Христа Сына Божия. Если бы эта печать и самая часть хлеба были круг­ло­видны, то они озна­чали бы одну веч­ность, т.е. без­на­чаль­ность и бес­ко­неч­ность Боже­ства. Но так как Без­на­чаль­ный и Бес­ко­неч­ный Сын Божий вопло­тился и пока­зал Себя Богом, Кото­рый для нас пришел, вопло­тился, истинно стра­дал, был во образе Божием и во образе чело­ве­че­ском, то и необ­хо­димо, чтобы и печать, и самый хлеб озна­чали и Боже­ство и чело­ве­че­ство, дабы не думали неко­то­рые ере­тики, что чело­ве­че­ство в Иисусе Христе уни­что­жи­лось и что Он остался только Богом (ибо неко­то­рые при­знают одно только Боже­ство во Христе). Но не так было и не так научены мы веро­вать. Иисус Хри­стос совер­шен в каждом есте­стве: Его Боже­ство совер­шенно соеди­ни­лось с чело­ве­че­ством. По сей при­чине и хлеб должен быть чет­ве­ро­уголь­ным, но не круг­лым и бес­квас­ным. Ибо, так как Иисус Хри­стос совер­шен: то сде­лался совер­шен­ным чело­ве­ком: принял душу и тело чело­ве­че­ское, состо­я­щее из четы­рех стихий. И как весь мир чет­ве­ро­ча­стен, так и самое Слово, Хри­стос, Творец мира, при­няло плоть, состо­я­щую из четы­рех стихий; и как вопло­тив­ше­еся Слово освя­тило все концы мира, все небес­ное и земное, так это и изоб­ра­жа­ется Его кре­стом, на кото­ром Он при­гвоз­дился, умер и испра­вил нас и весь мир» (Новая Скри­жаль, стр. 166).

«На просфоре наверху напе­чат­ле­ва­ется (нахо­дится печать — сфра­гис σφραγις) знак креста со сло­вами: ИС. ХС. NI. КА. Ιησους Χριστος νικα — «Иисус Хри­стос побеж­дает». Это изоб­ра­жает зна­ме­ние, виден­ное на небе Кон­стан­ти­ном Вели­ким и его вой­ском пред пора­же­нием Мак­сен­тия (312 г.)» (Николь­ский, стр. 362).

«Печать на просфоре изоб­ра­жает крест, кото­рый напе­чат­ле­ва­ется на всех просфо­рах с при­бав­ле­нием слов, озна­ча­ю­щих победу Хри­стову: Ис. Хр. ника. Сен­тября 14 дня в Четьи-Минеи пока­зано: «Хри­сто­лю­би­вый царь Кон­стан­тин устрои чест­ные три кресты от драгих вещей и написа на них зла­тыми пись­мены слова сия: Ис. Хр. ника — сие есть — побеж­дай, и постави един крест в Царе­граде, к востоку на тор­жищи высоко; другий крест постави верху черв­лен­ного столпа рим­ского на бра­то­люб­нем месте; третий воз­несе на мра­мор­ном месте зело крас­нем на хле­бо­про­да­нии. Ники­фор же в книге 8, гл. 32, повест­вует, что на первом из сих кре­стов напи­сано было «Ис», на втором «Хр.», а на тре­тьем «ника». От этих как бы соб­ствен­ных назва­ний и полу­чили такое назва­ние кресты. И самые те места, где кресты эти стояли, назы­ва­лись этими же име­нами. Слова эти, напи­сан­ные Кон­стан­ти­ном на трех кре­стах, греки соеди­нили потом вместе и начали упо­треб­лять на всех кре­стах» (Новая Скри­жаль, стр. 160).

«Просфоры должно печа­тать чет­ве­ро­ко­неч­ным кре­стом», т.е. на просфо­рах печать должна иметь чет­ве­ро­ко­неч­ный крест (1667 г. Собор­ных деяний, бывших в Москве, гл. 1 и 1698 г., декабря 26-го, Адри­ана, Мос­ков­ского Пат­ри­арха. Ука­зан­ных статей 15). Печа­тать чет­ве­ро­ко­неч­ный крест на просфо­рах одоб­рил Вели­кий Собор 1667 года (см. Собор­ный Свиток, глава 1) как потому, что сей крест должен изоб­ра­жаться по пре­да­нию, так и потому, что пред сим вре­ме­нем уси­лился в Рус­ской Церкви обычай печа­тать на просфо­рах осми­ко­неч­ный крест с копием, тро­стью и ада­мо­вою голо­вою в кругу, поверх коего печа­та­лись слова: «Се, Агнец Божий, взем­ляй грехи мира», а такая печать на просфо­рах не совсем при­лична. Ибо: а) Не всякая просфора упо­треб­ля­ется для взятия из нее Агнца, и посему озна­чен­ную над­пись печа­тать на всякой просфоре непри­лично, и потому она отме­нена; б) Копие и трость, осо­бенно трость, не состав­ляют креста, на кото­ром Агнец Божий взял грехи мира, посему и они отло­жены; в) Ада­мова глава не состав­ляет Агнца, во образ кото­рого взи­ма­ется часть из первой просфоры, посему отло­жена и она, остав­лен только чет­ве­ро­ко­неч­ный крест с над­пи­сью: ИС, ХР, NIКА. Этот крест более соот­вет­ствует и кре­сто­об­раз­ному раз­ре­за­нию Агнца, как он должен быть раз­ре­зы­ваем. («Истинно древ­няя и истинно Пра­во­слав­ная Хри­стова Цер­ковь», соч. Гри­го­рия, Мит­ро­по­лита Нов­го­род­ского и Санкт-Петер­бург­ского, 1858 г., часть 2, стр. 38. Цит. по прот. К. Николь­скому, стр. 362).

Просфора с изоб­ра­же­нием на ней креста Хри­стова явля­ется свя­щен­ным пред­ме­том, тем более когда из нее будут вынуты копием на про­ско­ми­дии частицы заздрав­ные и заупо­кой­ные, пола­га­е­мые на дис­косе для свое­вре­мен­ного погру­же­ния этих частиц в Крове Гос­под­ней в Св. Чаше.

Пра­во­слав­ные хри­сти­ане, при­но­ся­щие из храма на дом помя­ну­тые просфоры должны из чув­ства бла­го­го­ве­ния дер­жать их в чистой посуде, лучше под домаш­ними ико­нами, но не вместе с дру­гими про­дук­тами пита­ния. Эти просфоры (как и артос и анти­дор) пола­га­ется вку­шать нато­щак с молит­вой и, лучше всего, со св. водой, всегда дол­жен­ству­ю­щей быть в домах веру­ю­щих.

Пра­во­слав­ные роди­тели должны при­учать детей своих отно­ситься с бла­го­го­ве­нием к просфоре, пра­вильно ее потреб­лять и не рас­сы­пать крошек. Зако­но­учи­тели в при­ход­ских школах должны эти тре­бо­ва­ния разъ­яс­нять уче­ни­кам. Можно при­не­сти на урок невы­ну­тую просфору и наглядно про­ве­сти полез­ную беседу о свя­щен­ном сем хлебе.

О силе поми­но­ве­ний на про­ско­ми­дии

Перед совер­ше­нием Боже­ствен­ной Литур­гии, свя­щен­ник поми­нает имена здрав­ству­ю­щих и усоп­ших пра­во­слав­ных хри­стиан по «дипти­хам» или помян­ни­кам, или же по пода­ва­е­мым запис­кам.

После при­ча­ще­ния мирян выну­тые частицы опус­ка­ются в Св. Чашу, т.е. в Кровь Гос­подню, со сло­вами: «Отмый, Гос­поди, грехи поми­нав­шихся зде Кровию Твоею чест­ною, молит­вами святых Твоих». Из этого дей­ствия видно, насколько важно поми­но­ве­ние имен и какую сугу­бую ответ­ствен­ность нала­гает это на пас­тыря.

На деле полу­ча­ется так, что имен обычно соби­ра­ется вели­кое мно­же­ство и свя­щен­ник при­бе­гает к помощи в чтении сослу­жи­те­лей и при­слу­жи­ва­ю­щих, в то время как сам выни­мает частицы из двух наро­чи­тых просфор (из пяти на про­ско­ми­дии) или из просфор, пода­ва­е­мых веру­ю­щими. В связи с такой заня­то­стью чтение имен, к сожа­ле­нию, часто про­из­во­дится меха­ни­че­ски. Осо­бенно трудно бывает свя­щен­нику, слу­жа­щему в един­ствен­ном числе, без диа­кона или вто­рого свя­щен­ника, когда во время самой литур­гии (до Херу­вим­ской песни) при­но­сятся записки с име­нами, и свя­щен­нику при­хо­дится их вычи­ты­вать между екте­ньями и тай­ными молит­вами. Как можно сосре­до­то­читься в таких усло­виях? Вот и сле­дует вну­шать при­хо­жа­нам и бого­моль­цам пода­вать помян­ники загодя, так, чтобы дать слу­жа­щему воз­мож­ность про­честь их на про­ско­ми­дии, а не между екте­ньями на литур­гии. И как важно, также, свя­щен­нику молит­венно и сосре­до­то­ченно поми­нать имена на про­ско­ми­дии.

Многие сви­де­тель­ства из жиз­не­опи­са­ний святых угод­ни­ков Божиих удо­сто­ве­ряют важ­ность и необ­хо­ди­мость поми­но­ве­ния здрав­ству­ю­щих и усоп­ших пра­во­слав­ных хри­стиан за про­ско­ми­дией. При­ве­дем 4 таких сви­де­тель­ства. Первое повест­во­ва­ние берем из письма преп. Нила Синай­ского епи­скопу Ана­ста­сию.

«Све­тило вели­кой Визан­тий­ской Церкви, или, лучше ска­зать, целого мира, дивный иерей Иоанн Зла­то­устый, как про­зор­ли­вый, мно­го­кратно видел, что дом Гос­по­день во всякий почти час, особ­ливо же во время Боже­ствен­ной и Бес­кров­ной Жертвы, не бывает остав­ляем анге­лами или лишаем их попе­че­ния. Почему, испол­нен­ный удив­ле­ния и радо­сти, наедине рас­ска­зы­вал о сем близ­ким из духов­ных друзей своих. Как скоро иерей, гово­рил он, начи­нает совер­шать святую про­ско­ми­дию, вне­запно бла­жен­ные Силы, во мно­же­стве сошедши с неба, обле­чен­ные в пре­свет­лые некие ризы, с босыми ногами, с вни­ма­тель­ным взором, с пре­кло­нен­ным долу лицом, в бла­го­го­ве­нии, вели­ком без­мол­вии и молча, окру­жая жерт­вен­ник, пред­стоят до совер­ше­ния страш­ного Таин­ства. Потом, разо­шед­шись по всему досто­чти­мому храму, каждый из них здесь и там содей­ствует, помо­гает и подает силы нахо­дя­щимся епи­ско­пам, пре­сви­те­рам, и диа­ко­нам всем, раз­да­ю­щим Тело и чест­ную Кровь. Пишу же сие, чтобы, познав, сколько страш­ного в Боже­ствен­ной Литур­гии, и сами, утра­тив в себе сей боже­ствен­ный страх, не пре­да­ва­лись нера­де­нию, и кому-либо дру­гому не доз­во­ляли во время про­ско­ми­дии бесе­до­вать и шеп­таться, или смело пода­вать знаки другим, или стоять, кача­ясь из сто­роны в сто­рону, туда и сюда ози­ра­ясь, или бес­печно и запро­сто ходить с места на место. Ибо Гос­подь гово­рит Моисею, а чрез него и всем иереям: «Бла­го­го­вейны сотво­рите сыны Исра­и­левы» (Левит. 15:31; Твор. преп. Нила ч. 3, кн. 2, п. 282).

Второе сви­де­тель­ство заим­ству­ется из книги преп. Нила Миро­то­чи­вого, Афон­ского чудо­творца.

«Во вре­мена свят. Васи­лия Вели­кого жил один бла­го­че­сти­вый иерей и, как чело­век, по разным своим обсто­я­тель­ствам вошел в долги, и время от вре­мени долги нарас­тали, а кре­ди­торы начи­нали бес­по­ко­ить иерея за долги, что заста­вило его обра­титься и про­сить помощи у одного близ­кого ему зна­ко­мого купца. Купец дал ему 500 золо­тых монет, кото­рыми он упла­тил свой долг, а в удо­вле­тво­ре­ние купца иерей обе­щался поми­нать его имя и срод­ни­ков о здра­вии и о упо­ко­е­нии на про­ско­ми­дии во всю жизнь. Купец рас­счи­ты­вал, что иерей долго будет жить и молиться о нем и его срод­ни­ках за каждой литур­гией и тем удо­вле­тво­рит за деньги, то-есть — дол­го­вре­мен­ным поми­но­ве­нием.

Иерей, полу­чив 500 золо­тых, упла­тил все свои долги, а затем успел отслу­жить только одну литур­гию, на кото­рой и поми­нал своего бла­го­де­теля и срод­ни­ков его, и вскоре после сего забо­лел и, после про­дол­жи­тель­ной болезни, умер. Купец узнал о кон­чине иерея, весьма опе­ча­лился и скор­бел о про­паже своих денег, ибо одна только литур­гия была совер­шена иереем, чего купец не ожидал, рас­счи­ты­вая на мно­го­лет­нюю жизнь иерея и его молитвы, для чего и вручил ему 500 золо­тых, поми­нать его и срод­ни­ков за каждою литур­гиею. Купец стал бес­по­ко­ить матушку покой­ного иерея воз­вра­тить ему деньги, оста­вив за одну литур­гию. Матушка отве­чает, что у нее денег нет, а если что и было, то потра­тила во время болезни иерея и ничего теперь не оста­лось. Купец, не внимая словам матушки, настой­чиво тре­бует деньги и грозит судом матушке. Делать нечего; она обра­ща­ется к свят. Васи­лию Вели­кому, рас­ска­зы­вает ему о слу­чив­шемся. Выслу­шав ее, свят. Васи­лий Вели­кий сказал: «Я буду завтра слу­жить литур­гию, при­и­дите ко мне вместе с купцом и весами; взве­сим одну частицу, выну­тую из просфоры о здра­вии и спа­се­нии его срод­ни­ков, и сколько будет весить частица на весах, столько золота поло­жит купец на другую чашу весов, и тем золо­том упла­тит тебе за одну литур­гию, совер­шен­ную покой­ным иереем». Матушка идет к купцу и пере­дает слова свят. Васи­лия. Купец обра­до­вался и на утро идет в храм, взяв с собою весы и золото. Свят. Васи­лий, совер­шая про­ско­ми­дию, выни­мает одну частицу о здра­вии и спа­се­нии рабов Божиих и кладет на весы, а купцу при­ка­зы­вает класть на другую поло­вину весов золото, и сколько купец ни клал золота, одна малая частица все пере­ве­ши­вала, и чем больше купец клал золота на весы, тем ниже опус­ка­лась чаша на кото­рой была поло­жена частица, выну­тая свят. Васи­лием Вели­ким из просфоры на про­ско­ми­дии. Купец, видя сие вели­кое и бла­го­дат­ное чудо, пришел в страх и уми­ле­ние и затем просил про­ще­ния у свят. Васи­лия и у матушки в Бозе почив­шего иерея и уже не тре­бо­вал долга».

Третье повест­во­ва­ние отно­сится к про­слав­ле­нию свят. Фео­до­сия, архи­епи­скопа Чер­ни­гов­ского (1896 г.)

«Нака­нуне про­слав­ле­ния свят. Фео­до­сия нужно было опря­тать его святые мощи, т.е. пере­об­ла­чить их и при­ве­сти в бла­го­леп­ный вид. Из Киева вызвали для этого старца высо­кой духов­ной жизни, иеро­мо­наха Алек­сия (Шепе­лева), почив­шего уже в начале рево­лю­ции. Совер­шив пере­об­ла­че­ние угод­ника, старец присел и задре­мал. В тонком сне, в сиянии небес­ной славы, явля­ется ему свят. Фео­до­сий и гово­рит: «Молись за моих роди­те­лей: иерея Никиту и Марию» (до сего вре­мени их имена известны не были). Сму­щен­ный о. Алек­сий отве­тил: «Свя­ти­тель Божий, ты сам про­слав­лен, твои молитвы сильны у Гос­пода, как же я, греш­ный, могу молиться?» Свя­ти­тель отве­чал: «Поми­най на про­ско­ми­дии, это выше моих молитв»». На этом виде­ние кон­чи­лось» (игумен Анто­ний, «Свя­ти­тель Фео­до­сий, архи­епи­скоп Чер­ни­гов­ский», «Прав. путь» за 1951 г.).

И, нако­нец, чет­вер­тое сви­де­тель­ство нахо­дим в одном из писем Иоанна Васи­лье­вича Кире­ев­ского к оптин­скому старцу иерос­хи­мо­наху Мака­рию:

«Сего­дня, перед тем, как хотел писать к вам, прочем в цер­ков­ной исто­рии, как свят. Гри­го­рий Двое­слов рас­ска­зы­вает, что у одного плен­ника сва­ли­лись цепи в ту минуту, как за него в отда­ле­нии выни­мали частицы на литур­гии. Потому, при­па­дая к стопам вашим, прошу вас помо­литься за В. и вынуть за него часть. Ему очень трудно и тяжело и от поло­же­ния своего, и от харак­тера, и, может быть, от наших ошибок в вос­пи­та­нии..». (прот. С. Чет­ве­ри­ков, «Оптина Пустынь..». стр. 136).

Бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к про­ско­ми­дии.

Про­ско­ми­дия совер­ша­ется отдельно от Боже­ствен­ной Литур­гии, прежде чтения часов 3‑го и 6‑го. Двери в алтаре, север­ные и южные, во время про­ско­ми­дии надобно иметь закры­тыми, потому что про­ско­ми­дией изоб­ра­жа­ется рож­де­ние Гос­пода Иисуса Христа в Виф­ле­еме, кото­рое совер­ши­лось втайне от мира.

Пас­тырь должен бояться совер­шать литур­гию на просфо­рах и вине пло­хого каче­ства. Грешно, когда просфоры упо­треб­ля­ются зачерст­ве­лые, из чер­но­ва­той муки, а вино затх­лое, кислое, жидкое (кото­рое совсем не при­ни­мает в себя теп­лоты), или, напро­тив, такое креп­кое, что слиш­ком пахнет спир­том. При нынеш­ней доступ­но­сти хоро­шей муки и доб­ро­ка­че­ствен­ного вина, весьма странно наблю­дать, когда и то, и другое упо­треб­ля­ется непод­хо­дя­щего сорта и каче­ства. Деше­вым и испор­тив­шимся вином и черст­выми просфо­рами оскорб­ля­ется Таин­ство Святой Евха­ри­стии, для кото­рого не сле­дует доро­жить ника­кими дра­го­цен­но­стями мира. Тогда же ослаб­ля­ется в слу­жа­щих литур­гию чув­ство бла­го­го­ве­ния к Святым Тайнам. «Как хотите, — заме­чает прот. Е. Попов, — а очень это трудно не осла­бить в себе чув­ства бла­го­го­ве­ния во время при­об­ще­ния и потреб­ле­ния Святых Даров, если вино грубое, кислое или жидкое, а просфоры черные, как, напро­тив, при вине и просфо­рах хоро­шего каче­ства то же бла­го­го­вей­ное чув­ство воз­буж­да­ется более (на случай негод­но­сти для Агнца одной из просфор, конечно, всегда надобно иметь в запасе сверх пяти просфор шестую)» (Попов, ч. 2‑я, стр. 51).

Воду для соеди­не­ния с вином надобно упо­треб­лять самую свежую, и ковшик пред­ва­ри­тельно нужно осмот­реть, нет-ли в нем просфор­ных крошек от преды­ду­щей литур­гии, вообще тре­бу­ется выте­реть его дочи­ста.

Тем более нужно смот­реть, чтобы в вине не было каких-либо посто­рон­них веществ. Вли­вать соеди­не­ние надобно тотчас после про­бо­де­ния Агнца и за про­из­не­се­нием при этом поло­жен­ных слов, а не под конец всей про­ско­ми­дии, или когда забла­го­рас­су­дится диа­кону или при­чет­нику. К празд­нику и к архи­ерей­ской службе нужно зака­зы­вать просфору для Агнца гораздо боль­шую, по срав­не­нию с обыч­ной (см. Номо­ка­нон, пра­вило 213).

Анти­дор (остатки просфоры, из кото­рой изъята часть для Тела Хри­стова) раз­да­ется народу, то-есть тем, кто не при­ча­ща­лись за литур­гией. При­ме­ши­вать к анти­дору частицы других слу­жеб­ных (четы­рех) просфор, непоз­во­ли­тельно.

Вообще, свя­щен­но­слу­жа­щие после при­об­ще­ния могут упо­треб­лять одну из литур­гий­ных просфор, а не анти­дор, вку­ше­ние кото­рого уже менее для них важно, чем для тех, кото­рые не при­ча­ща­лись. К сожа­ле­нию, в наше оску­де­лое время многие при­хо­жане при­хо­дят на литур­гию уже после утрен­него чая или кофе, поэтому пра­виль­нее было бы раз­да­вать таким не анти­дор, а частицы слу­жеб­ных просфор, к кото­рым можно доба­вить и свежих просфор, пред­ва­ри­тельно окроп­лен­ных св. водой. В таких слу­чаях анти­дор потреб­ляют свя­щен­ник и диакон. Только надобно иметь боль­шую заботу, чтобы анти­дор не остался в алтаре на таре­лочке до после­ду­ю­щей литур­гии.

Когда пред­по­ла­га­ется много поми­но­ве­ний, как, напри­мер, в Роди­тель­ские суб­боты, то по мере уве­ли­че­ния частиц нужно уве­ли­чи­вать и меру вина в Потире, потому что частицы, вло­жен­ные в свое время в Чашу с зна­ме­на­тель­ными сло­вами: «отмый, Гос­поди, грехи поми­нав­шихся зде Кровию Твоею Чест­ною», должны погру­зиться в Крови Хри­сто­вой и еще ближе соеди­ниться с Агнцем, в чем и состоит сила Таин­ства и зна­че­ние поми­но­ве­ния. А иначе просфор­ные частицы оста­нутся на поверх­но­сти сухими, может быть так даже до поло­вины сосуда; да и части Самого Тела Хри­стова со словом «Ника» вполне не омо­чатся в Св. Крови Хри­сто­вой. Тяжко согре­шают те свя­щен­ники, кото­рые, по своей ску­по­сти, жалея вина для литур­гии, допус­кают быть в сосуде выну­тым части­цам и частям Агнца сухими.

На жерт­вен­нике должно быть все чисто и упо­ря­до­чено. Лиш­него ничего не должно оста­ваться, осо­бенно за литур­гией: ни ков­шика для теп­лоты, ни гра­фин­чика с вином, ни дру­гого ком­плекта воз­ду­хов, ни помян­ни­ков. Пять просфор литур­гий­ных, число кото­рых имеет свой еван­гель­ски-исто­ри­че­ский смысл, должны быть отде­лены и лежать на виду, рядом одна возле другой. Что же до прочих просфор, подан­ных на про­ско­ми­дию с запис­ками, то они должны быть поло­жены в особом месте на сто­лике. Сле­дует со всей силой при­зы­вать при­хо­жан пода­вать просфоры с запис­ками зара­нее, с вечера или на целый месяц вперед (для этого назна­ча­ется чело­век, веду­щий учет этим месяч­ным пода­я­ниям). Но, если и после про­ско­ми­дии будут дохо­дить до свя­щен­ника просьбы помя­нуть кого «за здра­вие» или «за упокой», свя­щен­ник должен удо­вле­тво­рить этим прось­бам, и даже так до самой Херу­вим­ской песни.

На жерт­вен­нике за литур­гией зажи­га­ется свеча.

При­сту­па­ю­щий к совер­ше­нию про­ско­ми­дии и литур­гии, может заме­тить за ночь, или даже за несколько дней, следы извест­ных бегав­ших живот­ных. Нужно обра­щать на это боль­шое вни­ма­ние и в случае надоб­но­сти окро­пить до начала службы жерт­вен­ник или пре­стол Бого­яв­лен­ской водой.

Вообще нередко при­хо­дится наблю­дать, что жерт­вен­ник пре­вра­ща­ется в вме­сти­лище все­воз­мож­ной утвари, запи­сок, бого­слу­жеб­ных книг, пишу­щих ручек и проч., не име­ю­щих пря­мого отно­ше­ния к пред­на­зна­че­нию свя­тыни жерт­вен­ника, как части совер­ше­ния бес­кров­ной Жертвы. Сле­дует иско­ре­нять подоб­ные непод­хо­дя­щие порядки.

Говоря о жерт­вен­нике необ­хо­димо ска­зать и об отно­ше­нии к пре­столу. Поскольку святой пре­стол явля­ется седа­ли­щем Бога Живого в при­сут­ствии на нем во всякое время Святых Даров Тела и Крови Хри­сто­вых (по пре­су­ществ­ле­нии и в Даро­хра­ни­тель­нице), пред­сто­я­щий пред ним свя­щен­но­слу­жи­тель должен всегда ощу­щать страх и бла­го­го­ве­ние пред Свя­ты­нею и, поэтому, недо­пу­стимо ему без нужды класть руки на пре­стол или дер­жаться за край пре­стола во время бого­слу­же­ния.

Свя­щен­но­дей­ствие про­ско­ми­дии

  1. Общие поло­же­ния

Хотя в статье Устава «об откро­ве­нии глав» и ничего не гово­рится об обна­же­нии главы при совер­ше­нии про­ско­ми­дии, однако на прак­тике, ввиду глу­боко-молит­вен­ного харак­тера про­ско­ми­дии, при­нято совер­шать ее без ками­ла­вок и скуфей; тем более, что и сами архи­ереи, совер­шая поми­но­ве­ние живых и усоп­ших и покры­вая Св. Дары на Херу­вим­ской песни, по чину про­ско­ми­дии, тоже стоят «без шапки», т.е. без митры (Ц.В., 1893 г., №35).

При­сту­пая к совер­ше­нию творят три поклона перед жерт­вен­ни­ком, преду­го­тов­лен­ным всем потреб­ным для свя­щен­но­дей­ствия, говоря: «Боже, очисти мя, греш­ного, и поми­луй мя».

Про­из­нося слова тро­паря: «Иску­пил ны еси от клятвы закон­ныя», свя­щен­ник целует дискос; «чест­ною Твоею Кровию» — край Потира (Чаши); «на кресте при­гвоз­ди­вся» — звез­дицу; «и копием про­бодся» — копие; «без­смер­тие исто­чил еси чело­ве­ком: Спасе наш слава Тебе» — лжицу. Неко­то­рые еще при­со­во­куп­ляют блюдце с изоб­ра­же­нием креста и второе блюдце с изоб­ра­же­нием лика Божией Матери (Р.д.с.п. 1889 г., №15).

Совер­шая про­ско­ми­дию и литур­гию, свя­щен­ник на жерт­вен­нике и на пре­столе ставит Св. Чашу лице­вою сто­ро­ною к себе, той, на кото­рой нахо­дится изоб­ра­же­ние Гос­пода Иисуса Христа (Р.д.с.п. 1888 г., №3).

«Для литур­гии тре­бу­ется пять просфор с изоб­ра­же­нием четы­рех­ко­неч­ного креста, и обычай этот уза­ко­нен Мос­ков­ским Собо­ром 1666 г.: «при­ка­зать всем просфор­ни­цам, чтобы просфоры печа­тали печа­таю креста четы­рех­ко­неч­ного» (Доп. к Ист. А., т. V, стр. 460, 486. слич. Патр. Адри­ана Указн. стр. 15). Кроме этого, еще в пре­де­лах бывшей Киев­ской Мит­ро­по­лии издревле суще­ствует обычай, что в числе пяти просфор, необ­хо­ди­мых для литур­гии, четыре бывают с печа­тью св. креста, а пятая под наиме­но­ва­нием бого­ро­дич­ной с изоб­ра­же­нием моно­граммы Божией Матери. Слу­жить на одной просфоре или на двух и даже на четы­рех у нас вообще запре­ща­ется. Но в случае неиз­беж­ной надоб­но­сти, когда бы, напри­мер, потре­бо­ва­лось напут­ство­вать уми­ра­ю­щего, а запас­ных Даров не было, то свя­щен­ник может отслу­жить и на одной просфоре, ибо для Таин­ства Евха­ри­стии соб­ственно тре­бу­ется один хлеб (1Кор. 10:17), а, сле­до­ва­тельно, и одна соб­ственно просфора. В этом случае, как Св. Агнец, так и частицы, могут быть выни­ма­емы из одной и той же просфоры, так что послед­ние можно выни­мать из стенок той же просфоры, оста­ю­щихся после изъ­я­тия Агнца. — Конечно, это может быть допус­ка­емо в случае осо­бен­ной край­но­сти. Всего же лучше, во избе­жа­ние подоб­ных обсто­я­тельств, свя­щен­нику хра­нить в тече­ние каждой недели несколько запас­ных просфор в церкви, чтобы ими поль­зо­ваться при всяком случае по вос­тре­бо­ва­нию.

Если бы слу­чи­лось иногда так, что при пяте­рич­ном числе просфор, Агнец, выну­тый из одной просфоры, ока­зался почему-либо не соот­вет­ству­ю­щим своему назна­че­нию, так что пона­до­би­лось бы заме­нить его другим, то вынувши Агнец из другой просфоры, свя­щен­ник должен из сле­ду­ю­щей затем тре­тьей просфоры выни­мать частицу в честь Бого­ро­дицы, из чет­вер­той в честь девяти чинов, а из пятой за живых и умер­ших. Если бы при этом пона­до­би­лось слу­жить только на трех просфо­рах, то по изъ­я­тии из одной Св. Агнца, из второй сле­дует выни­мать частицу бого­ро­дич­ную и в честь девяти чинов, а из тре­тьей за живых и умер­ших, или же, вынувши из второй частицу в честь Бого­ро­дицы, а из тре­тьей в честь девяти чинов, осталь­ные частицы можно выни­мать из стенок той или другой просфоры, как удоб­нее, и т.д.

Тем более, на осно­ва­нии всего выше­ска­зан­ного свя­щен­ники не должны сму­щаться, если бы на случай, в числе пяти просфор, не было просфоры так назы­ва­е­мой бого­ро­дич­ной. В таком случае бого­ро­дич­ную часть можно выни­мать из обык­но­вен­ной просфоры, как это и совер­ша­ется спокон веков в Москве и в других местах Вели­ко­рос­сии.

Слу­жить на просфо­рах, освя­ща­е­мых на все­нощ­ном бдении, не доз­во­ля­ется «по пра­вилу цер­ков­ному» (см. слу­беж­ник, после­дов. все­нощн. бдения). Но в край­ней надоб­но­сти, если бы, напри­мер, остав­лен­ные для литур­гии просфоры ока­за­лись негод­ными к совер­ше­нию Таин­ства, а слу­жить необ­хо­димо было бы во что бы то ни стало, осо­бенно, напри­мер, если бы были нуж­да­ю­щи­еся в при­ча­ще­нии, или потре­бо­ва­лось бы слу­жить в боль­шие празд­ники, среди огром­ного сте­че­ния народа, и при этом освя­щен­ные на все­нощ­ном бдении просфоры были бы вполне при­годны для свя­щен­но­дей­ствия, то свя­щен­ник может взять одну из них для Св. Агнца, и слу­жить по обычаю.

Что каса­ется такого случая, когда бы пона­до­би­лось изъять новый Агнец вместо преж­него, ока­зав­ше­гося почему-либо не соот­вет­ству­ю­щим своему назна­че­нию, после того, как из прочих, нахо­дя­щихся на лице, четы­рех просфор изъяты частицы в честь Божией Матери или девяти чинов, а также за живых и умер­ших, то ни в Уставе, ни в прак­тике цер­ков­ной выни­мать Св. Агнец из этих послед­них просфор ни в каком случае не пола­га­ется.

Нако­нец, может быть и так, что по ошибке или по недо­статку могут быть пред­ло­жены для литур­гии просфоры без зна­ме­ний, какие осо­бенно у нас при­нято изго­тов­лять в виде обык­но­вен­ных хлебов для все­нощ­ного бдения. Тогда, если нельзя будет отыс­кать просфор с над­ле­жа­щими зна­ме­ни­ями, свя­щен­ник может слу­жить и на тако­вых. Только для этого он должен на каждой просфоре сде­лать копьем соот­вет­ству­ю­щие зна­ме­ния креста и затем осталь­ное все совер­шать по Уставу, по обычаю» (Хой­нац­кий «О литур­гии», пар. 73–78).

В неко­то­рых местах уста­но­вился обычай пред­ла­гать за про­ско­ми­дией шесть просфор, причем из шестой свя­щен­ник выни­мает частицу за себя. Это осно­вы­ва­ется, веро­ятно, на ука­за­нии неко­то­рых ста­рин­ных слу­жеб­ни­ков (при­бли­зи­тельно — с мит­ро­по­лита Киев­ского Кипри­ана), в кото­рых шестая просфора назна­ча­лась для изъ­я­тия частицы за царя. В насто­я­щее время, когда, по обычаю, при­ня­тому нашею Цер­ко­вью, уста­нов­лено слу­жить на пяти просфо­рах, причем частицы за свя­щен­но­на­ча­лие и за «иже о власти суть», и слу­жа­щего свя­щен­ника выни­ма­ются из одной и той же просфоры, назна­ча­е­мой для изъ­я­тия частицы за живых, т.е. из чет­вер­той, пред­ло­же­ние шестой просфоры пред­став­ля­ется лишен­ным вся­кого осно­ва­ния (Ц.В., 1900 г., №29).

  1. Дей­ствия с про­ско­ми­дий­ными просфо­рами

Чин про­ско­ми­дии и все дей­ствия раз­ре­зы­ва­ния и при­го­тов­ле­ния Св. Агнца и других частиц из пяти просфор точно ука­заны в слу­жеб­нике. Про­смот­рим этот чин с уточ­не­нием неко­то­рых разъ­яс­ни­тель­ных дета­лей:

«Диакон воз­гла­шает негромко: «Бла­го­слови вла­дыко!» Свя­щен­ник воз­вы­сив ум к Богу со бла­го­го­ве­нием про­из­но­сит началь­ный воз­глас: «Бла­го­сло­вен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков».

Диакон ответ­ствует: «Аминь».

Тогда взем­лет свя­щен­ник левою рукою просфору 1‑ю, в десной же руке держит боль­шое копие и, зна­ме­нуя с ним трижды верху печати просфоры, тихо гла­го­лет: «В вос­по­ми­на­ние Гос­пода и Бога, и Спаса нашего Иисуса Христа» (трижды) — а затем уж водру­жает копие в десную (правую) страну печати и гла­го­лет режа: «Яко овча на зако­ле­ние ведеся».

В левую же страну печати режа гла­го­лет: «И яко агнец непо­ро­чен, прямо стри­гу­щого его без­гла­сен, тако не отвер­зает уст своих».

В горнюю (верх­нюю) же страну печати режа гла­го­лет: «Во сми­ре­нии его суд его взятся».

В доль­нюю (нижнюю) страну печати режа гла­го­лет: «Род же его кто испо­весть».

И диакон стоя с правой сто­роны жерт­вен­ника и взирая бла­го­го­вейно на совер­ша­е­мое Таин­ство, тихо гла­го­лет при всяком над­ре­за­нии, держа и орарь в руке: «Гос­поду помо­лимся!»

Когда же свя­щен­ник вла­гает св. копие от кос­вен­ные страны просфоры, желая изъять Агнец, — диакон тихо про изно­сит: «Возьми вла­дыко!»

Иерей взымая Агнец от просфоры гла­го­лет: «Яко взем­лется от земли живот его» — и пола­гает оный на сре­дину дис­коса вниз печа­тию.

Диакон воз­гла­шает: «Пожри вла­дыко!»

Иерей жрет Агнец, кре­сто­об­разно делая надрез сверху вниз — тихо гла­го­лет: «Жрется Агнец Божий, взем­ляй грехи мира».

Над­ре­зая же справа к левой сто­роне вниз гла­го­лет: «За мир­ский живот и спа­се­ние).

Диакон гово­рит: «Про­боди вла­дыко».

Свя­щен­ник снова обра­тив Агнец вверх печа­таю, про­бо­дая оный от себя в левую сто­рону — тихо гла­го­лет: «Един от воин копием ребра его про­боде» (и если иерей служит один без диа­кона, тогда бла­го­сло­вив при­го­тов­лен­ное «соеди­не­ние», вли­вает тое в Чашу и гла­го­лет:) «и абие изыде кровь и вода; и виде­вый сви­де­тель­ствова, и истинно есть сви­де­тель­ство его».

И диакон в то время подъ­ем­лет ковш с «соеди­не­нием» и, обра­тясь с тем к свя­щен­нику, просит у него бла­го­сло­ве­ние гла­голя: «Бла­го­слови вла­дыко святое соеди­не­ние».

Иерей, бла­го­слов­ляя ковш с соеди­не­нием, про­из­но­сит зна­ме­нуя то: «Во имя Отца, и Сына, и Свя­того Духа!»

Диакон гла­го­лет: «Аминь», и вли­вает соеди­не­ние в Чашу» (Метод, стр. 11, 12).

Но в «Руко­вод­стве для сель­ских пас­ты­рей» ука­зы­ва­ется, что «после при­го­тов­ле­ния и про­бо­де­ния Св. Агнца диакон испра­ши­вает у свя­щен­ника бла­го­сло­ве­ния на влитие в Потир вина, соеди­нен­ного с водою, сло­вами: «Бла­го­слови, вла­дыко, святое соеди­не­ние». На это пред­ло­же­ние свя­щен­ник не про­из­но­сит ника­ких ответ­ных слов, а огра­ни­чи­ва­ется одним бла­го­сло­ве­нием рукою» (Р.д.с.п. 1885 г., №3).

Свя­щен­ник же прием в руку вторую просфору с Бого­ро­дич­ной моно­грам­мой, гла­го­лет: «В честь и память Пре­бла­го­сло­вен­ные Вла­ды­чицы нашея Бого­ро­дицы, и Прис­но­девы Марии, Ея же молит­вами приими Гос­поди жертву сию в пре­не­бес­ный Твой жерт­вен­ник».

И взем частицу из просфоры (внизу печати) пола­гает ее одес­ную Хлеба (Агнца), близ среды его, гла­голя: «Пред­ста Царица одес­ную Тебе, в ризы позла­щенны оде­янна, пре­укра­шенна».

И прием третию просфору и, выни­мая из нее частицу, гла­го­лет: 1) «Чест­ного слав­ного про­рока пред­течи и кре­сти­теля Иоанна».

И изъ­ятую из просфоры первую частицу пола­гает о левую сто­рону Свя­того Хлеба, творя той начало пер­вого чина. 2) «Святых слав­ных про­ро­ков, Моисея» и проч.

И взем частицу вторую, пола­гает ее доле первые бла­го­чинно. 3) «Святых слав­ных и все­х­валь­ных апо­стол Петра и Павла и прочих всех святых апо­сто­лов».

И так пола­гает третью частицу доле вторые, закан­чи­вая первый чин. И затем гла­го­лет: 4) «Иже о святых отец наших свя­ти­те­лей Васи­лия Вели­кого, Гри­го­рия Бого­слова и Иоанна Зла­то­устого» и проч.

И взем чет­вер­тую частицу и пола­гает ее близ первые частицы, творя ею начало вто­рого (сред­него) ряда. Про­дол­жая далее, гла­го­лет: 5) «Свя­того апо­стола пер­во­му­че­ника Сте­фана» и проч.

Изъ­ем­лет пятую частицу и пола­гает ее доле первые в сред­нем ряде. И паки гла­го­лет: 6) «Пре­по­доб­ных и Бого­нос­ных отец наших» и проч.

И взем шестую частицу пола­гает ее доле вторые в сред­нем ряде, и гла­го­лет: 7) «Святых и чудо­твор­цев бес­среб­ре­ни­ков, Космы и Дами­ана», и проч.

И взем седь­мую частицу пола­гает ее верху, — творя ею начало тре­тьего ряда. И гла­го­лет: 8) «Святых и пра­вед­ных Бого­отец, Иоакима и Анну (и свя­того, имя рек, его-же есть день), и всех святых, их-же молит­вами посети ны Боже».

И пола­гает осьмую частицу доле первые в тре­тьем ряде. И паки, гла­го­лет: 9) «Иже во святых отца нашего Иоанна архи­епи­скопа Кон­стан­ти­но­поль­ского Зла­то­устого». (Если поется Литур­гия его). Если же поется Васи­лия Вели­кого Литур­гия, то того поми­нает, выни­мая 9‑ю частицу. Итак взем девя­тую частицу, пола­гает ее в конце тре­тьего чина (ряда) во испол­не­ние (Метод, стр. 13).

Девя­ти­чин­ная просфора обычно усво­я­ется диа­кону, но нет осно­ва­ний счи­тать оную каким-то «мате­ри­аль­ным дохо­дом» диа­кона особо (Ц.В., 1900 г., №11). «Пра­ви­лами цер­ков­ными девя­ти­чин­ной просфоре, срав­ни­тельно с осталь­ными просфо­рами, ника­кого осо­бого зна­че­ния не усва­и­ва­ется» (Ц.В., 1905 г., №37).

Пере­чень просфор на Про­ско­ми­дии:

  1. Св. Агнец
  2. Просфора
  3. Просфора Девя­ти­чин­ная
  4. Просфора за Живых
  5. Просфора за Мерт­вых

Далее при­во­дим поря­док поми­но­ве­ния по слу­жеб­нику еще «цар­ского вре­мени» на Руси, чтобы сохра­нить, так ска­зать, веяние той бла­го­дат­ной эпохи:

«И прием чет­вер­тую просфору, гла­го­лет: «Помяни Вла­дыко Чело­ве­ко­любче, всякое епи­скоп­ство пра­во­слав­ных; Свя­тей­ший Пра­ви­тель­ству­ю­щий Синод, и Свя­тей­шия Пра­во­слав­ные Пат­ри­архи (и епи­скопа мест­ного)» и проч.

Изъяв же частицу, пола­гает ее доле Свя­того Хлеба. По сем поми­нает Импе­ра­тора и весь Цар­ству­ю­щий Дом о здра­вии и о спа­се­нии.

И поми­нает, кого знает прис­ных своих живых по имени; взымая же за каждое имя частицу, при­со­во­куп­ляет: «Помяни, Гос­поди, раба Божия о здра­вии и о спа­се­нии (имя рек)».

И взем частицу, пола­гает ее доле Свя­того Хлеба. И прием пятую просфору, гла­го­лет: «О памяти и остав­ле­нии грехов свя­тей­ших пат­ри­ар­хов пра­во­слав­ных, и бла­го­че­сти­вых царей и бла­го­че­сти­вых цариц, бла­жен­ных созда­те­лей святые оби­тели сея (или свя­того храма сего)».

Изъяв же частицу, пола­гает ее доле тех преж­них. Таже поми­нает руко­по­ло­жив­шего его архи­ерея (если он почил о Гос­поде) и других, кого хощет, усоп­ших отец и братий по имени, про­из­нося при каждом имени: «Помяни Гос­поди раба Твоего (имя рек)». Помя­нув же своих прис­ных, иерей выни­мает частицу о всех уже почив­ших в надежде вос­кре­се­ния и пола­гая ее в ряде других, гла­го­лет: «И всех в надежде вос­кре­се­ния, жизни вечные и Твоего обще­ния усоп­ших пра­во­слав­ных отец и братий наших, чело­ве­ко­любче Гос­поди» (и взы­мает частицу).

И в конце всего иерей гла­го­лет: «Помяни Гос­поди и мое недо­сто­ин­ство, и прости ми всякое согре­ше­ние, воль­ное же и неволь­ное» (и взы­мает частицу).

И взем­лет частицу от заздрав­ной просфоры, пола­гает ее в ряде других на дискос и при­со­во­куп­ляет (если служит с диа­ко­ном): «И помяни Гос­поди сослу­жа­щого со мною свя­щен­но­ди­а­кона (имя рек)».

И также выни­мает о нем частицу от заздрав­ной просфоры, пола­гает ее в ряд других на дискос.

Затем иерей прием губу, соби­рает на дискос частицы, нахо­дя­щи­еся доле Свя­того Хлеба и при­ле­гая их несколько, дабы при подъ­я­тии дис­коса не про­сы­па­лось и не упало бы что от оных частиц на землю (Метод, стр. 14).

  1. Поми­но­ве­ние живых и мерт­вых

Необ­хо­димо также упо­мя­нуть, что из чет­вер­той просфоры — за живых — должно выни­мать две боль­ших частицы, а не три. Из пятой просфоры изы­ма­ется только одна боль­шая частица. Тогда и про­из­но­сятся про­ше­ния, ука­зан­ные в слу­жеб­нике. А затем уже поми­на­ются живые и мерт­вые из этих же просфор, а также из просфор, при­но­си­мых веру­ю­щими с запис­ками или помян­ни­ками, о чем речь будет ниже (см. также Р.д.с.п. 1888 г., №1).

Выну­тие частиц за живых и умер­ших как дей­ствие, отно­ся­ще­еся соб­ственно к про­ско­ми­дии, должно быть, строго говоря, совер­ша­емо только во время про­ско­ми­дии — до начала литур­гии. Впро­чем, про­ско­ми­дия в древне-хри­сти­ан­ской Церкви совер­ша­лась после литур­гии огла­шен­ных и пред нача­лом литур­гии верных; согласно с древне-хри­сти­ан­скою прак­ти­кою и в насто­я­щее время архи­ерей, когда он служит литур­гию, совер­шает про­ско­ми­дий­ное дей­ствие в начале литур­гии верных — выни­мает частицы за живых и умер­ших пред пере­не­се­нием Святых Даров с жерт­вен­ника на пре­стол.

Поэтому так схожи «молитва пред­ло­же­ния» в конце чина про­ско­ми­дии с «молит­вой про­ско­ми­дии, по постав­ле­нии Боже­ствен­ных Даров на святей тра­пезе» в литур­гиях свв. Васи­лия Вели­кого и Иоанна Зла­то­уста.

В виду этого и свя­щен­ник может выни­мать частицы за живых и умер­ших не только на про­ско­ми­дии, но и на литур­гии до Вели­кого входа — до пере­не­се­ния Святых Даров с жерт­вен­ника на пре­стол, осо­бенно когда он служит литур­гию с диа­ко­ном и когда, сле­до­ва­тельно, имеет сво­бод­ное время от чтения тайных молитв, но отнюдь не во время чтения Еван­ге­лия, на кото­ром свя­щен­ник должен всегда стоять на своем месте, хотя бы служил и с диа­ко­ном.

После же Вели­кого входа, — пере­не­се­ния Святых Даров с жерт­вен­ника на пре­стол, — поми­но­ве­ние веру­ю­щих с выну­тием частиц не допус­ка­ется, как дей­ствие, не оправ­ды­ва­е­мое древ­не­хри­сти­ан­скою прак­ти­кою и про­тив­ное суще­ству­ю­щему Уставу в Пра­во­слав­ной Церкви.

Свя­щен­ник должен всегда настав­лять при­хо­жан, чтобы они обра­ща­лись с прось­бою об изъ­я­тии частиц только во время про­ско­ми­дии, до начала литур­гии.

Цер­ковь не молится за усоп­ших ере­ти­ков и рас­коль­ни­ков (Св. Симеон Солун­ский, глава 94, «Пра­во­слав. Испо­вед.», ч. 1, отв. на повр. 92). Кроме сего, и из числа самых скон­чав­шихся в Пра­во­сла­вии у нас не при­нято также при­но­сить бес­кров­ную жертву за про­из­воль­ных само­убийц (Тимо­фей Алек­сан­дрий­ский пр. 14, сравн. Номо­кан. при боль­шом Требн. пр. 178), и за людей, скон­чав­шихся зло­на­ме­ренно и заве­домо без пока­я­ния, несмотря на то, что ничто не пре­пят­ство­вало им при­не­сти его, и вообще за явных без­бож­ни­ков, отри­ца­ю­щих бытие Божие, Про­мысл Божий и т.п. (сравн. «Пра­во­слав­ное Дог­ма­ти­че­ское Бого­сло­вие» прео­свя­щен­ного Мака­рия, «О Боге, как Судии каж­дого порознь», XI; Хой­нац­кий, «О Литур­гии», парагр. 85, 89).

Сле­дует также обра­тить вни­ма­ние на то, что из одной част­ной (не слу­жеб­ной) просфоры, пода­ва­е­мой при­хо­жа­нами, можно выни­мать частицы и за здра­вие, и за упокой (Ц.В. 1891 г.,№18).

Отно­си­тельно умест­но­сти обычая выни­мать сорок частиц из одной просфоры за одно и то же лицо, то нужно ска­зать, что это пред­по­ла­гает слиш­ком грубое мате­ри­аль­ное пред­став­ле­ние о бла­го­дати Божией, будто бы сила и дей­ствен­ность ее зави­сит от того, сколько раз будет совер­шено извест­ное свя­щен­но­дей­ствие (Р.д.с.п. 1886 г., №44).

В слу­жеб­нике, в конце чина про­ско­ми­дии гово­рится: «Аще собо­ром служат свя­щен­нии мнози, дей­ство про­ско­ми­дии един иерей токмо да творит, и гла­го­лет изоб­ра­жен­ная: прочии же слу­жи­тели ничтоже про­ско­ми­дии особо да гла­го­лют». Однако, «в неко­то­рых местах, осо­бенно в боль­ших мона­сты­рях и церк­вах, где в извест­ные дни соби­ра­ется много народа, для изятия частиц за живых и мерт­вых, кроме слу­жа­щого иерея, назна­ча­ются ему еще в помощь другие иереи, кото­рые для этого обык­но­венно наде­вают на себя епи­тра­хиль. Само собою разу­ме­ется, что изятие тако­вых частиц должно совер­шаться не иначе, как на жерт­вен­нике; и при том не далее как до Вели­кого входа. После этого изятие частиц совер­шенно пре­кра­ща­ется, и жела­ю­щие пода­вать на них должны быть отсы­ла­емы к сле­ду­ю­щей обедне» (Хой­нац­кий, «О Литур­гии», пар. 87).

Вообще же необ­хо­димо ука­зать, что непра­вильно посту­пают свя­щен­ники, доз­во­ля­ю­щие читать помян­ник в то время, когда сами, по ходу службы, не могут выни­мать частиц из просфор, к кото­рым отно­сятся эти помян­ники (Ц.В. 1891 г.,№18).

В случае чьей-либо просьбы о поми­но­ве­нии данных лиц после Вели­кого входа свя­щен­ник может делать это не выни­мая частиц, а только про­чи­ты­вая пода­ва­е­мые помян­ники во время пения «Достойно есть..». или дру­гого задо­стой­ника, когда по Уставу пола­га­ется у нас вто­рич­ное поми­но­ве­ние живых и умер­ших на литур­гии (см. чин литур­гии, осо­бенно свят. Васи­лия Вели­кого).

Если диакон служит со свя­щен­ни­ком, то он ни в каком случае не имеет права совер­шить какие-либо про­ско­ми­дий­ные дей­ствия, совер­ша­е­мые свя­щен­ни­ком, а тем более изы­мать частицы за живых или умер­ших на литур­гии (Номо­ка­нон при боль­шом треб­нике, пр. 214, Constitut. Apost. Lib. VII, стр. 46. Печерск. кормч. ч. 1 и 20 на обо­роте). Вместо этого, по обычаю цер­ков­ному, диакон может сам поми­нать, кого желает, но с тем, чтобы при этом частицы за поми­на­е­мых выни­мал свя­щен­ник. Кроме того диакон имеет право с согла­сия свя­щен­ника поми­нать на сугу­бой екте­нии имена за здра­вие и усоп­ших на екте­нии заупо­кой­ной. Только во время пения «Достойно есть» или дру­гого какого-либо задо­стой­ника, диакон может тайно поми­нать «ихже хощет живых и умер­ших», по Уставу цер­ков­ному сво­бодно, не спра­ши­вая ни у кого на сие соиз­во­ле­ния (Хой­нац­кий, «О Литур­гии», пар. 84, 86 и 92).

  1. Заклю­чи­тель­ные дей­ствия

Прежде всего, укажем на поря­док заклю­чи­тель­ных дей­ствий, как о том повест­вует сбор­ник «Метод»:

«И диакон при­ем­лет от поно­маря кадиль­ницу с куря­щимся фимиа­мом и под­нося оную к свя­щен­нику тихо гла­го­лет: «Бла­го­слови вла­дыко кадило!» и при­со­во­куп­ляет: «Гос­поду помо­лимся!»

Свя­щен­ник (бла­го­слов­ляя фимиам) гла­го­лет молитву кадила: «Кадило Тебе при­но­сим Христе Боже наш, в воню бла­го­уха­ния духов­ного, еже приемь в пре­не­бес­ный Твой жерт­вен­ник, воз­нис­посли нам бла­го­дать Пре­свя­того Твоего Духа».

Диакон воз­гла­шает: «Гос­поду помо­лимся!»

Свя­щен­ник берет от жерт­вен­ника звез­дицу и окадив ее фимиа­мом (делает образ креста звез­ди­цею над откры­той чашеч­кой кадила), пола­гает рас­про­стерши на дискос верху Свя­того Хлеба, гла­голя тихо: «И при­шедши звезда, ста верху, идеже бе Отроча» (Мф. 2:9).

Диакон воз­гла­шает: «Гос­поду помо­лимся!»

Иерей, окадив (также кре­сто­об­разно над фимиа­мом) перый покро­вец, покры­вает им Святый Хлеб с дис­ко­сом, — гла­голя тихо: «Гос­подь воца­рися, в лепоту обле­чеся, обле­чеся Гос­подь в силу и пре­по­я­сася» и т.д.

По окон­ча­нии псалма диакон воз­гла­шает: «Гос­поду помо­лимся!» И при­со­во­куп­ляет: «Покрый вла­дыко!»

Иерей же пока­див второй покро­вец (кре­сто­об­разно) покры­вает им Святый Потир, гла­голя тихо: «покрый небеса доб­ро­де­тель Твоя Христе и хвалы Твоея исполнь земля».

Диакон воз­гла­шает: «Гос­поду помо­лимся!» и при­со­во­куп­ляет: «Покрый вла­дыко!»

Иерей берет третий боль­шой покров, т.е. «воздух», и окадив его фимиа­мом, покры­вает им при­кро­вен­ные уже дискос и Потир, тихо гла­го­лет: «Покрый нас кровом крылу Твоею, и отжени от нас вся­кого врага и супо­стата; умири живот наш Гос­поди, поми­луй нас и мир Твой, и спаси души наша, яко благ и чело­ве­ко­лю­бец”» (Метод, стр. 15).

«При покры­тии дис­коса и Потира свя­щен­ник обычно целует звез­дицу, оку­рен­ную фимиа­мом кадиль­ным, прежде постав­ле­ния ее на дискос, а также — малые покровцы и воздух, прежде покры­тия ими дис­коса и Чаши, т.к. на этих свя­щен­ных вещах нахо­дятся свя­щен­ные изоб­ра­же­ния» (Р.д.с.п. 1889 г., №17).

Про­дол­жаем о порядке по сбор­нику «Метод»:

«Покрывши покров­цами св. дискос и Потир, иерей берет тогда от диа­кона кадило и сам кадит им Пред­ло­же­ние, гла­голя тихо: «Бла­го­сло­вен Бог наш, сице бла­го­во­ли­вый, слава Тебе:» (трижды).

Диакон же на каждое воз­зва­ние стиха, про­из­но­си­мое иереем, закан­чи­вает воз­глас сле­ду­ю­щими сло­вами: «Всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь». И покла­ня­ется при этом пояс­ными покло­нами, моляся.

В изда­ниях киев­ского слу­жеб­ника 1909 г. и мос­ков­ского 1905 г., а также у И. Дмит­рев­ского (стр. 176), указан сле­ду­ю­щий поря­док: «После трое­крат­ного покло­не­ния, диакон, «без кадила», гла­го­лет: «О пред­ло­жен­ных чест­ных Дарех, Гос­поду помо­лимся». Свя­щен­ник же, прием кадиль­ницу, гла­го­лет молитву пред­ло­же­ния «Боже, Боже наш … «, сопут­ствуя текст молитвы каж­де­нием. После молитвы и отпу­ста пере­дает кадило диа­кону, кото­рый кадит жерт­вен­ник и пре­стол по обычаю».

Обра­тим вни­ма­ние на то, что на отпу­сте про­ско­ми­дии не поми­на­ются святые сед­мич­ных дней, как не поми­на­ются и святые и пра­вед­ные Бого­отцы Иоаким и Анна. Эти святые поми­на­ются на своем месте при изъ­я­тии частиц девяти чинов из тре­тьей просфоры.

Необ­хо­димо еще отме­тить, что «если без диа­кона служит свя­щен­ник, в про­ско­ми­дии диа­кон­ских слов: «Бла­го­слови вла­дыко, про­боди вла­дыко, пожри вла­дыко..». да не гла­го­лет» (Слу­жеб­ник). Кроме того, если бы и пришел диакон в сере­дине про­ско­ми­дии и обла­чился бы, он все же не должен при­ни­мать уча­стие в заклю­чи­тель­ных дей­ствиях про­ско­ми­дии, а свя­щен­ник, как начал само­сто­я­тельно, так и окан­чи­вает всю про­ско­ми­дию сам, без диа­кона. Диакон тогда начи­нает свое слу­же­ние с каж­де­ния храма на часах. Пра­виль­нее же диа­кону при­хо­дить к службе во время и вместе со свя­щен­ни­ком совер­шать про­ско­ми­дию до Боже­ствен­ной литур­гии.

Цер­ков­ные пра­вила ука­зы­вают, чтобы завеса цер­ков­ная на цар­ских вратах отвер­за­лась бы не раньше отпу­ста про­ско­ми­дии (см. «Новая скри­жаль» и «Устав» Николь­скаго). На прак­тике завеса отдер­ги­ва­ется на псал­мах 3‑го или 6‑го часа, когда диакон совер­шает каж­де­ние алтаря и всего храма.

  1. О содер­жа­нии губы и платов

К вопросу о достой­ном содер­жа­нии или­тон­ной губы и платов, упо­треб­ля­е­мых при при­ча­ще­нии слу­жа­щих и мирян, при­хо­дится слы­шать раз­лич­ные мнения. Отно­сим чита­теля к авто­ри­тет­ней­шему руко­вод­ству про­то­и­е­рея А.Ф. Хой­нац­кого. Он пишет: «Если губа или­тон­ная или исти­раль­ная (что на жерт­вен­нике) или плат, упо­треб­ля­е­мый для выти­ра­ния Чаши потем­неют и загряз­нятся, или запы­лятся, то тако­вые должны быть измы­ва­емы не кем другим, как только одними свя­щен­ни­ками или диа­ко­нами. При сем измо­ве­ние это должно быть по воз­мож­но­сти частое, чтобы все озна­чен­ные вещи были всегда чисты, как сле­дует, и при том оно должно быть посто­янно про­из­во­димо в церкви над алтар­ною умы­валь­ни­цею, и вода, отселе оста­ю­ща­яся, должна быть изли­ва­ема или в реку или под св. пре­стол по обычаю» (Хой­нац­кий, «О Литур­гии», пар. 149).

Итак, платы сле­дует весьма осто­рожно вымы­вать, сливая воду в спе­ци­аль­ный коло­дец или в умы­валь­ницу соеди­нен­ную с про­точ­ной речкой или источ­ни­ком.

О том, какая вели­кая ответ­ствен­ность лежит на свя­щен­но­слу­жи­те­лях содер­жать в порядке платы можно судить по записи одного ста­рого слу­жи­теля алтаря: «О, братия, — пишет он, — если бы пошиты были платы, упо­треб­ля­е­мые за литур­гией, из мате­рии свет­лого цвета, можно пред­ста­вить с каким стра­хом при­ка­са­лись бы мы к этим свя­ты­ням, видя их окра­шен­ными живо­тво­ря­щей Кровью Гос­под­ней!» Поис­тине, заме­ча­ние достой­ное вни­ма­ния бла­го­го­вей­ного слу­жи­теля алтаря!

Говоря о платах, обычно тот, кото­рый упо­треб­ля­ется для алтаря, пола­га­ется по правую сто­рону под напре­столь­ный крест. Тот, кото­рый изно­сится для при­ча­ще­ния мирян содер­жится под вторым кре­стом с левой сто­роны пре­стола.

Молитвы при­го­то­ви­тель­ные к литур­гии

Слу­жеб­ник ука­зы­вает сле­ду­ю­щий поря­док начала при­го­то­ви­тель­ного к литур­гии: «Свя­щен­но­слу­жи­тели, ставше вкупе пред святою тра­пе­зою (на архи­ерей­ской службе посреди храма), покла­ня­ются трижды, в себе моля­щеся и гла­го­люще: «Царю Небес­ный» (1‑жды), «Слава в вышних Богу» (2‑жды) и «Гос­поди, устне мои отвер­зеши, и уста моя воз­ве­стят хвалу Твою» (1‑жды)».

На прак­тике, трое­крат­ное покло­не­ние обычно осу­ществ­ля­ется сле­ду­ю­щим поряд­ком: после молитвы «Царю Небес­ный» поклон; после дву­крат­ного про­из­но­ше­ния молитвы «Слава в вышних Богу» поклон один; после «Гос­поди, устне..». один поклон, причем, послед­няя молитва про­из­но­сится во мно­же­ствен­ном числе: «Гос­поди, устне наша отвер­зеши, и уста наша воз­ве­стят хвалу Твою», за исклю­че­нием, конечно, когда служит свя­щен­ник сам, без диа­кона.

На празд­ник Пасхи и до Воз­не­се­ния начало литур­гии совер­ша­ется так: После началь­ного воз­гласа Литур­гии иерей, стоя пред пре­сто­лом с Кре­стом и три­свещ­ни­ком в левой руке и кади­лом в правой, а диакон на горнем месте со свечой, поют трижды: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых..». Певцы повто­ряют: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых..». (трижды). Иерей — 1‑й стих: «Да вос­крес­нет Бог..». Певцы: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых..». (еди­но­жды), и прочее, как в начале утрени. В заклю­че­ние свя­щен­но­слу­жи­тели поют: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых, смер­тию смерть поправ», а певцы: «И сущим во гробех живот даро­вав». Во время пения стихов с тро­па­рем Пасхи совер­ша­ется каж­де­ние алтаря, ико­но­стаса и моля­щихся. (Во время каж­де­ния моля­щихся иерей при­вет­ствует их воз­гла­сом: «Хри­стос вос­кресе!»)

От недели Анти­пасхи и до отда­ния Пасхи литур­гия еже­дневно начи­на­ется так: «Бла­го­сло­венно Цар­ство..». Иерей: «Хри­стос Вос­кресе» 2 12 раза; лик — «И сущим во гробех». Таже мирная екте­ния. Изоб­ра­зи­тель­ные. На самый день отда­ния Пасхи начало, якоже на самую Пасху.

На празд­ник Воз­не­се­ния и до Пяти­де­сят­ницы при начале литур­гии, вместо «Царю Небес­ный», свя­щен­ник читает тро­парь Воз­не­се­ния: 1‑жды; и обыч­ные стихи — «Слава в вышних Богу»: 2‑жды и «Гос­поди устне мои». Ука­за­ние «Цер­ков­ного Вест­ника» раз­нится с этим обыч­ным поряд­ком, там гово­рится: «Гос­поди устне мои» чита­ется. (Ц.В. 1892 г., №31).

Все эти молитвы иерей читает с воз­де­тыми руками, а затем целуют: свя­щен­ник св. Еван­ге­лие, диакон же святую тра­пезу. После сего, накло­нив главу свою и держа орарь тремя персты десные руки, — диакон испра­ши­вает бла­го­сло­ве­ние от свя­щен­ника начать Свя­щен­но­дей­ствие Боже­ствен­ного и страш­ного Таин­ства — гла­голя при сем: «Время сотво­рити Гос­по­деви, вла­дыко бла­го­слови!» Свя­щен­ник зна­ме­нуя его про­из­но­сит. «Бла­го­сло­вен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков». Диакон гово­рит: Аминь, и при­со­во­куп­ляет: «Помо­лися о мне вла­дыко!» Свя­щен­ник: «Да испра­вит Гос­подь стопы твоя», и снова диакон просит: «помяни мя вла­дыко святый!»Свя­щен­ник ответ­ствует молясь: «Да помя­нет тя Гос­подь Бог во цар­ствии Своем всегда, ныне и присно и во веки веков!» Диакон закан­чи­вает: «Аминь!»— И покла­ня­ется диакон св. пре­столу и свя­щен­нику и исхо­дит из алтаря север­ною дверью, ста­но­вится на амвоне прямо святых врат и тут снова творит молит­вен­ное покло­не­ние трижды (малыми покло­нами) — гла­голя в себе:«Гос­поди устне мои отвер­зеши, и уста моя воз­ве­стят хвалу Твою», и воз­гла­шает: «Бла­го­слови вла­дыко!»

На это воз­зва­ние диа­кона свя­щен­ник, пред­стоя пред пре­сто­лом внутрь алтаря, со уми­ле­нием про­из­но­сит первый воз­глас, — зна­ме­нуя при этом кре­сто­об­разно над св. Анти­мин­сом, дер­жи­мым им святым Еван­ге­лием — гла­голя: «Бла­го­сло­венно Цар­ство Отца, и Сына, и Свя­того Духа, ныне и присно, и во веки веков!» Лик: «Аминь».

Затем диакон громко, не спеша воз­гла­шает — держа на отвесе десную руку с орарем про­ше­ния вели­кой екте­нии и молится сам на каждом про­из­но­ше­нии про­ше­ния. (Метод, стр. 25–26).

Необ­хо­димо также отме­тить, что во время литур­гии не может быть одно­вре­менно ника­ких тре­бо­ис­пол­не­ний, напри­мер, если свя­щен­ник во время пения анти­фо­нов совер­шил бы освя­ще­ние икон или натель­ных кре­стов. Тем более, совсем недо­пу­стимо каки­я­либо тре­бо­ис­пол­не­ния совер­шать перед жерт­вен­ни­ком, на кото­ром пред­ле­жат преду­го­то­ван­ные для евха­ри­стии дары Хлеба и Вина.

Когда поются на литур­гии анти­фоны, а когда изоб­ра­зи­тель­ные

Об этом точно ука­зано в 21 главе Типи­кона. Мы пере­пе­ча­ты­ваем ее пол­но­стью, только для удо­бо­по­нят­но­сти пояс­ним назва­ния.

Изоб­ра­зи­тель­ными назы­ва­ется пение в начале литур­гии, после екте­нии, псалом «Бла­го­слови, душе моя, Гос­пода», и «Хвали, душе моя, Гос­пода» и «Во Цар­ствии Твоем» (бла­женны).

Анти­фоны раз­ли­ча­ются на празд­нич­ные, поло­жен­ные на вели­кие Гос­под­ские празд­ники (Рож­де­ство, Кре­ще­ние, Воз­дви­же­ние, Пре­об­ра­же­ние и т.п.) и все­днев­ные (буд­нич­ные): «Блого есть испо­ве­да­тися», «Гос­подь воца­рися» и т.д.

Глава 21: О еже когда гла­го­лются изоб­ра­зи­тель­ные и когда анти­фоны

«Изоб­ра­зи­тель­ные гла­го­лются во дни вос­крес­ные во весь год, и во Вла­дычни и Бого­ро­дични празд­ники, в нихже несть анти­фо­нов. Такожде в пред­праздн­ствах и попраздн­ствах, и во всю 50-цу. Подобне же и святых, имущих бдение и поли­е­лей, и выход, и сла­во­сло­вие, и емуже ука­зует песнь во уставе на литур­гии. Анти­фоны же гла­го­лются сеп­темб­рия в 14 день: Декем­брия в 25 день: Иан­ну­а­рия в 6 день: Авгу­ста в 6 день: В неделю Ваий; в неделю Пасхи, и во всю Свет­лую сед­мицу: В чет­вер­ток Воз­не­се­ния Гос­подня: В неделю 50цы, соб­ствен­ные празд­ни­ков. Во все же лето по вся дни, в нихже не ука­зует свя­того на Бла­жен­нах песни, гла­го­лются анти­фоны повсе­днев­ныя: Благо есть: с про­чими. Аще же и ука­зует коему свя­тому про­ки­мен, апо­стол, Еван­ге­лие и при­ча­стен, кроме песни, и в те дни гла­го­лются анти­фоны же все­днев­ныя».

Итак, в вели­кие Гос­под­ские празд­ники поются особые празд­нич­ные анти­фоны, поме­щен­ные на ряду службы в минеях и сбор­нике.

Если в минеи на литур­гии для какого дня не ука­зана песнь на бла­женны, то в тот день поются повсе­днев­ные анти­фоны.

А на какой день ука­зана в минеи на литур­гии на бла­женны песнь канона, в тот поются изоб­ра­зи­тель­ныя.

О молит­вах на анти­фо­нах литур­гии

Молитвы трех анти­фо­нов — общие для литур­гии свя­ти­те­лей Васи­лия Вели­кого и Иоанна Зла­то­уста — свя­щен­ник про­из­но­сит тайно, т.е. про себя, во время пения анти­фо­нов и екте­ний, ска­зы­ва­е­мых диа­ко­ном. (Такова совре­мен­ная прак­тика при­ня­тая повсе­местно в Пра­во­слав­ной Церкви, хотя мы знаем, что в древ­но­сти эти молитвы про­из­но­си­лись во все­услы­ша­ние пред­сто­я­щего и моля­ще­гося народа). Эти молитвы нельзя читать после воз­гласа, ибо воз­глас есть заклю­чи­тель­ная фраза данной молитвы. Необ­хо­димо понять важ­ность и смысл этого пра­виль­ного порядка.

Неко­то­рая труд­ность вно­сится в этот рас­по­ря­док раз­лич­ными редак­ци­ями слу­жеб­ни­ков. Так, в изда­ниях Кие­во­Пе­чер­ской Лавры 1822 г., Мос­ков­ском сино­даль­ном 1894 г. и Свя­то­Тро­иц­кого мона­стыря, Джор­дан­вилл, 1954 и 1982 гг. молитвы анти­фо­нов поме­щены после своего же воз­гласа, что не соот­вет­ствует тре­бо­ва­нию связи молитвы и заклю­че­нии ея. Такое несо­от­вет­ствие было отме­чено и исправ­лено уже в после­ду­ю­щих изда­ниях — Мос­ков­ском сино­даль­ном 1905 г. и Киев­ском 1907 г. и 1909 г. (это то, что име­ется у автора). В этих редак­циях молитва анти­фона сле­дует за про­ше­нием екте­нии: «Пре­свя­тую, Пре­чи­стую, Пре­бла­го­сло­вен­ную» и «Тебе, Гос­поди», а затем указан воз­глас. Как видим, после тре­тьяго анти­фона сле­дует воз­глас: «Яко благ и чело­ве­ко­лю­бец Бог еси» и по нем сразу же отвер­за­ются цар­ския врата на малый вход — без задержки, кото­рая полу­ча­ется в первом случае.

Лучше всего, это разяс­ня­ется в «Чинов­нике архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния», где тайные молитвы анти­фо­нов, екте­нии и воз­гласы постав­лены в логи­че­ском порядке. Между прочим, инте­ресно здесь отме­тить, что во время мирной екте­нии архи­ерей читает молитву пред­ло­же­ния: «Боже, Боже наш, Небес­ный Хлеб», а за ней молитву пер­вого анти­фона перед воз­гла­сом: «Яко подо­бает Тебе всякая слава», про­из­но­си­мым стар­шим из сослу­жа­щих иереев.

Малый вход

Не всегда все детали свя­щен­но­дей­ствий можно найти в слу­жеб­нике. Для точ­ного испол­не­ния малого входа необ­хо­димо знать неко­то­рые тон­ко­сти всего этого дей­ствия. Малый вход на литур­гии совер­ша­ется сле­ду­ю­щим поряд­ком: в конце «Бла­жен­ных» свя­щен­ник и диакон пред святою тра­пе­зою творят три поклона. Свя­щен­ник лобы­зает св. Еван­ге­лие и пре­стол, диакон целует пре­стол только. Приняв с пре­стола св. Еван­ге­лие, свя­щен­ник пере­дает его диа­кону. Диакон, при­ни­мая Еван­ге­лие, целует дес­ницу иерея. Оба обхо­дят пре­стол с правой сто­роны, диакон пред­ше­ствуя с Еван­ге­лием, и исхо­дят север­ными вра­тами из алтаря. Еван­ге­лию пред­но­сятся лам­пады, то есть пред­ше­ствуют при­служ­ники с зажжен­ными све­чами. Еван­ге­лие пред­став­ляет Самого Иисуса Христа, шествие изоб­ра­жает выход Христа на про­по­ведь, лам­пады озна­чают явле­ние Пред­течи Иоанна. Если служат два диа­кона, млад­ший, после цело­ва­ния пре­стола, берет от свя­щен­ника бла­го­сло­ве­ние на кадило, и идет впе­реди Еван­ге­лия, посто­янно ока­жи­вая оное.

Став перед цар­скими вра­тами, иерей и диакон пре­кло­няют главы. Диакон про­из­но­сит тихим голо­сом: «Гос­поду, помо­лимся», свя­щен­ник читает тайно тихим голо­сом молитву входа: «Вла­дыко, Гос­поди Боже наш». Так ука­зы­вает слу­жеб­ник. На прак­тике, отходя от пре­стола, диакон сразу же воз­гла­шает тихо: «Гос­поду, помо­лимся», свя­щен­ник начи­нает читать молитву входа при шествии. В цар­ских дверях диакон, пере­ло­жив Еван­ге­лие на левое плечо и держа орарь в правой руке, пока­зы­вает орарем на Восток и гово­рит тихим голо­сом: «Бла­го­слови, Вла­дыко, святый вход». Свя­щен­ник бла­го­слов­ляет рукой на Восток, про­из­нося: «Бла­го­сло­вен вход святых Твоих всегда, ныне и присно, и во веки веков». Сле­дует заме­тить, что в боль­шин­стве слу­жеб­ни­ков ни после воз­гласа молитвы входа «Яко подо­бает», ни после бла­го­сло­вен­ной молитвы, не ука­зано про­из­но­сить «Аминь». Диакон под­хо­дит к свя­щен­нику держа Еван­ге­лие в обеих руках прямо. Иерей, пере­кре­стив­шись, целует Еван­ге­лие, пола­гая на него правую руку, кото­рую в свою оче­редь целует диакон. Диакон, поце­ло­вав дес­ницу иерея и обо­ро­тясь к Востоку, ста­но­вится перед свя­щен­ни­ком, воз­вы­шает несколько руки и, «пока­зуя» св. Еван­ге­лие (слу­жеб­ник), делает им неболь­шой крест (Ц.В. 1890 г., №44; в чинов­нике архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния ска­зано очень опре­де­ленно: мало кре­ствуя) и про­из­но­сит: «Пре­муд­рость, прости». И свя­щен­ник, если служит сам, без диа­кона, также пере­кла­ды­вает Еван­ге­лие на левое плечо, правой рукой бла­го­слов­ляет на Восток, а затем, бла­го­слов­ляя Еван­ге­лием, про­из­но­сит: «Пре­муд­рость, прости».

Диакон, а за ним иерей входят в алтарь, причем, иерей, пере­кре­стив­шись, целует в цар­ских вратах икону Спа­си­теля, бла­го­слов­ляет све­ще­нос­цев, пере­кре­стив­шись, целует икону Божией Матери и, войдя в алтарь, целует св. Еван­ге­лие, поло­жен­ное на пре­стол диа­ко­ном, и сам пре­стол.

При­ме­ча­ние: В литур­гиях, отправ­ля­е­мых с вечер­нею, малый вход бывает с Еван­ге­лием, хотя и слу­жится вечерня. Свя­щен­ник читает молитву входа вечерни: «Вечер, и заутра, и полу­дня». Молитвы анти­фон­ные и вход­ная литур­гий­ная опус­ка­ются (Ц.В. 1880 г., №11).

Малый вход на литур­гии при собор­ном слу­же­нии.

«Цер­ков­ный Вест­ник» ука­зы­вает сле­ду­ю­щий поря­док: «Пред­сто­я­тель, при начале пения пес­но­пе­ния, поло­жен­ного, на «Слава», совер­шив трое­крат­ное молит­вен­ное покло­не­ние пред пре­сто­лом, целует Еван­ге­лие и подает его диа­кону; после этого под­хо­дит (кругом пре­стола с левой сто­роны) к перед­ней сто­роне пре­стола второй свя­щен­ник, ста­но­вится рядом с пред­сто­я­те­лем, и оба вместе совер­шают молит­венно покло­не­ние пред пре­сто­лом, целуют его, отхо­дят на правую сто­рону пре­стола и идут кругом него вслед за диа­ко­ном; после этой первой пары совер­шают тоже самое попарно, в порядке стар­шин­ства, и все осталь­ные свя­щен­ники, при чем те из них, кото­рые имеют скуфии и ками­лавки, совер­шают цело­ва­ние пре­стола в оных; из алтаря все свя­щен­ники идут один за другим, в порядке стар­шин­ства и ста­но­вятся правые (про­ходя впе­реди насто­я­теля, сто­я­щого на сере­дине, против цар­ских врат) на правой сто­роне, а левые — на левой, т.е. так, как они стояли в алтаре. Бла­го­сло­ве­ние рукою на восток, про­из­не­се­ние поло­жен­ных слов и цело­ва­ние Еван­ге­лия совер­шает только один пред­сто­я­тель. Входя в алтарь за диа­ко­ном, он целует на цар­ских вратах обе иконы; осталь­ные же свя­щен­ники целуют только ту, кото­рая нахо­дится с их сто­роны. Пред­сто­я­тель же бла­го­слов­ляет све­ще­носца; затем он покло­ня­ется пре­столу, целует его и ста­но­вится на своем месте; прочие свя­щен­ники также ста­но­вятся каждый на свое место, покло­ня­ются пре­столу, целуют его и затем кла­ня­ются предстоятелю”(Ц.В. 1900 г., №13).

Доба­вим от себя, что прак­ти­че­ски удоб­нее, чтобы сослу­жа­щие свя­щен­ники, сразу по начер­та­нии Еван­ге­лием креста, сразу бы вхо­дили в алтарь — впе­реди пред­сто­я­теля. Тогда пред­сто­я­тель целует икону Спа­си­теля, бла­го­слов­ляет, лобы­зает икону Бого­ма­тери и сле­дует в алтарь, как ука­зано выше.

Малый вход при слу­же­нии Архи­ерея.

Про­то­ди­а­кон с еван­ге­лием — ниже амвона, посре­дине, против архи­ерея; по сто­ро­нам еван­ге­лия — рипид­чики, лицом друг к другу. Возле них, ближе к кафедре — диа­коны и ипо­ди­а­коны. Помо­лив­шись (один поклон), все кла­ня­ются архи­ерею. Про­то­ди­а­кон впол­го­лоса гово­рит: «Гос­поду помо­лимся». Архи­ерей и иереи читают тайно молитву «Вла­дыко Гос­поди, Боже наш…»

По про­чте­нии архи­ереем молитвы (и по совер­ше­нии, если есть, награж­де­ния и про­из­вод­ства в высший чин) про­то­ди­а­кон, пере­кла­ды­вая еван­ге­лие на левое плечо, воз­вы­шает правую руку с орарем вверх и гово­рит впол­го­лоса: «бла­го­слови, Прео­свя­щен­ней­ший Вла­дыко, святый вход». Архи­ерей, бла­го­слов­ляя, гла­го­лет: «Бла­го­сло­вен вход святых Твоих всегда, ныне и присно, и во веки веков». Про­то­ди­а­кон про­из­но­сит: «Аминь» и вместе с ипо­ди­а­ко­нами под­хо­дит к архи­ерею, кото­рый целует еван­ге­лие; про­то­ди­а­кон целует правую руку архи­ерея, при­дер­жи­ва­ю­щую еван­ге­лие, и отхо­дит с еван­ге­лием к рипид­чи­кам — ста­но­вится лицом к алтарю. Ипо­ди­а­коны пере­дают архи­ерею три­ки­рий и дики­рий. Про­то­ди­а­кон, под­ни­мая немного вверх еван­ге­лие (в прак­тике — творя им крест), воз­гла­шает: «Пре­муд­рость, прости» и, обра­тив­шись лицом на запад, поет со всеми мед­ленно «При­и­дите, покло­нимся…» Диа­коны кадят на еван­ге­лие, затем на архи­ерея, когда он совер­шает покло­не­ние перед еван­ге­лием и осе­няет затем три­ки­рием и дики­рием кла­ня­ю­щихся ему свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Архи­ерей осе­няет три­ки­рием и дики­рием народ на запад, юг и север.

В это время про­то­ди­а­кон в пред­ше­ствии диа­ко­нов вносит еван­ге­лие в алтарь чрез цар­ские врата и пола­гает его на пре­столе; все осталь­ные цер­ков­но­слу­жи­тели входят в алтарь через север­ную и южную двери, а свя­щен­ники оста­ются внизу солеи. Архи­ерей сходит с кафедры и вос­хо­дит на амвон, где осе­няет — при пении пев­чими «Спаси ны, Сыне Божий…» — три­ки­рием и дики­рием народ на две сто­роны и идет в алтарь. У цар­ских врат его встре­чает про­то­ди­а­кон, при­ни­мает от него три­ки­рий. Архи­ерей же, поце­ло­вав иконы на стол­пах цар­ских врат, пре­стол и приняв кадило от диа­кона, начи­нает кадить. Вслед за архи­ереем входят в алтарь иереи, целуя каждый икону в цар­ских вратах на своей сто­роне.

Архи­ерей при мед­лен­ном пении свя­щен­но­слу­жи­те­лями «Спаси ны, сыне Божий…», в пред­ше­ствии про­то­ди­а­кона с три­ки­рием, кадит пре­стол, жерт­вен­ник, горнее место, иереев на правой и левой сто­роне, свя­щенно-цер­ков­но­слу­жи­те­лей и исхо­дит на солею. Све­ще­но­сец и посош­ник сходят с солеи и ста­но­вятся ниже амвона против цар­ских врат; испо­лат­чики тихо и слад­ко­звучно поют «Ис полла эти, дес­пота». Иереи целуют пре­стол. Архи­ерей кадит цар­ские врата, ико­но­стас, кли­росы, народ, мест­ные иконы, входит в алтарь, кадит пре­стол, иереев и про­то­ди­а­кона. Све­ще­но­сец и посош­ник воз­вра­ща­ются на свои места. На кли­росе поют «Ис полла…» про­тяж­ное, один раз, и затем тро­пари по Уставу.

Второй ипо­ди­а­кон при­ни­мает от архи­ерея дики­рий, про­то­ди­а­кон — кадило (три­ки­рий пере­да­ется пер­вому ипо­ди­а­кону). Все трое ста­но­вятся за пре­сто­лом и одно­вре­менно кла­ня­ются при каж­де­нии про­то­ди­а­ко­ном архи­ерея трижды по трижды; затем обра­ща­ются лицом к востоку, про­то­ди­а­кон пере­дает кадило поно­марю, все чет­веро делают поклон, кла­ня­ются архи­ерею и идут на свои места. Ипо­ди­а­коны, име­ю­щие хиро­те­сию, ставят три­ки­рий и дики­рий на пре­стол, не име­ю­щие хиро­те­сии — на под­ставки за пре­сто­лом.

Кни­го­дер­жец под­хо­дит к архи­ерею с Чинов­ни­ком для чтения молитвы «Боже Святый, иже во святых почи­ваяй…»

По совре­мен­ной прак­тике Рус­ской Церкви так назы­ва­е­мая похвала на Три­свя­том бывает только при пат­ри­ар­шем слу­же­нии.

После пения тро­па­рей и конда­ков про­то­ди­а­кон целует пре­стол и, держа орарь тремя пер­стами, впол­го­лоса гово­рит: «Бла­го­слови, Прео­свя­щен­ней­ший Вла­дыко, время Три­свя­таго»; поце­ло­вав бла­го­слов­ля­ю­щую руку архи­ерея, он выхо­дит на солею и против образа Спа­си­теля про­из­но­сит: «Гос­поду помо­лимся». Певцы: «Гос­поди поми­луй». Архи­ерей про­из­но­сит свой первый литур­гий­ный воз­глас: «Яко свят еси Боже наш… ныне и присно». Про­то­ди­а­кон, став в цар­ских вратах, обра­тив­шись лицом к народу, докан­чи­вает воз­глас: «И во веки веков», наводя орарем на народ — от левой руки к правой, на уровне своего чела. Певчие поют: «Аминь» и затем «Святый Боже…»

Про­то­ди­а­кон, войдя в алтарь, берет дики­рий и подает его архи­ерею; в алтаре все поют «Святый Боже…» Архи­ерей творит дики­рием крест над еван­ге­лием. Второй иерей, взяв обеими руками напре­столь­ный крест за верх­ний и нижний концы и, обра­тив его перед­ней сто­ро­ной, на кото­рой нахо­дятся свя­щен­ные изоб­ра­же­ния, к пре­столу, подает его архи­ерею, целуя руку архи­ерея. Пред амво­ном, против цар­ских врат, ста­но­вятся све­ще­но­сец и посош­ник.

Архи­ерей, имея в левой руке крест, в правой — дики­рий, при пении пев­чими речи­та­ти­вом «Святый Боже…», выхо­дит на амвон и про­из­но­сит: «Призри с небесе, Боже, и виждь…» По про­из­не­се­нии этой молитвы, когда архи­ерей бла­го­слов­ляет на запад, испо­лат­чики поют «Святый Боже», на юг — «Святый Креп­кий», на север — «Святый Без­смерт­ный, поми­луй нас». Архи­ерей входит в алтарь. Певчие на кли­росе поют «Святый Боже…» Све­ще­но­сец и посош­ник ста­но­вятся на свои места.

Архи­ерей, отдав крест (крест при­ни­мает второй иерей и пола­гает его на пре­столе) и поце­ло­вав пре­стол, идет на горнее место.

Тро­пари и кондаки

Литур­гия еже­дневно отправ­ля­ется почти без изме­не­ний по уста­нов­лен­ному чину, — меня­ются только про­ки­мен, апо­стол, Еван­ге­лие и при­ча­стен. Един­ствен­ное место, где отра­жа­ется круг годич­ный и сед­мич­ный в литур­гии — это пение тро­па­рей и конда­ков по малом входе. Здесь Цер­ковь воз­дает хвалу и хра­мо­вому, и сед­мич­ному, и под числом месяца при­шед­ше­муся свя­тому или празд­нику. Тем тща­тель­нее и искус­нее должен певец спле­сти этот един­ствен­ный венок хвалы на литур­гии.

На малом входе после «При­и­дите, покло­нимся» поются сна­чала тро­пари, потом кондаки — храма, сед­мич­ного дня и свя­того под числом месяца, а кондак еще и заупо­кой­ный. Вся эта хвала закан­чи­ва­ется на «И ныне» бого­ро­дич­ным «Пред­ста­тель­ство хри­стиан» или, если храм Гос­под­ский или Бого­ро­дич­ный, хра­мо­вым конда­ком.

В каком порядке поются тро­пари и кондаки?

Поются они по стар­шин­ству в таком чино­по­сле­до­ва­нии: Гос­поду, Божией Матери, Без­п­лот­ным, Кре­сти­телю, про­ро­кам, апо­сто­лам, свя­ти­те­лям, муче­ни­кам, пре­по­доб­ным, без­среб­рен­ни­кам.

Вот и нужно все тро­пари, т.е. хра­мо­вой, сед­мич­ного дня, миней­ный рас­пре­де­лить по этой лест­нице и так про­петь.

Потом в таком же порядке поются и кондаки. Только, во-первых, в буд­нич­ные дни после конда­ков на «Слава» поется заупо­кой­ный кондак «Со свя­тыми упокой». А во-вторых, зара­нее нужно сооб­ра­зить, что петь на «И ныне». Обычно — «Пред­ста­тель­ство хри­стиан», но если храм в честь Гос­пода или Бого­ро­дицы, то хра­мо­вой кондак поется не в начале, но покры­вает на «И ныне», а «Пред­ста­тель­ство» не поется совсем.

Все ли ука­зан­ные тро­пари и на каж­до­йли литур­гии поются?

Нет. В дву­на­де­ся­тые празд­ники поются только тро­парь и кондак празд­ника.

В дни, когда поло­жена бден­ная, поли­е­лей­ная или сла­во­слов­ная служба, а также в пред­праздн­ства и попраздн­ства, одним словом, когда остав­ля­ется октоих, а служба поется только по минеи или триоди, опус­ка­ются тро­парь и кондак сед­мич­ного круга дня и заупо­кой­ный.

Возь­мем пример. — В храме Архи­стра­тига Миха­ила, как петь тро­пари и кондаки по входе 16 января в среду?

Тро­пари: сед­мич­ный — Спаси Гос­поди: храма — «Небес­ных воинств»: свя­тому апо­столу Петру — «Рима не оставль». Кондаки: сед­мич­ный — «Воз­не­сыйся на крест»: храма — «Архи­стра­тизи Божии»: апо­столу Петру — «Вер­хов­ного и пер­вого апо­стола»: Слава: «Со свя­тыми упокой»: И ныне: «Пред­ста­тель­ство хри­стиан».

Для удоб­ства при­ве­дем устав­ное ука­за­ние пения тро­па­рей и конда­ков на литур­гии обычно поме­ща­е­мое в цер­ков­ных кален­да­рях:

Устав о Тро­па­рях и Конда­ках

Аще слу­чится в неделю святый, имущий бдение:

По входе тро­парь вос­кре­сен и храма Бого­ро­дицы, идеже храм Ея; и святого.Кондак вос­кре­сен: Слава: свя­таго; И ныне: храма Бого­ро­дицы. А идеже несть храма Бого­ро­дицы, а храм Хри­стов; И ныне: кондак вос­кре­сен; тро­парь же и кондак храма Хри­стова в сия дни не гла­го­лются. А идеже несть храма Хри­стова и Бого­ро­дицы; И ныне: кондак — «Пред­ста­тель­ство хри­стиан»: Тро­пари же и кондаки храмом святых в сия дни не гла­го­лются.

Аще слу­чится в неделю служба свя­тому про­стая, шесте­рич­ная, сла­во­слов­ная или поли­е­лей­ная:

По входе гла­го­лем тро­парь вос­кре­сен, и храма Бого­ро­дицы или храма свя­того, и свя­того рядо­вого, гла­го­лем же и другий тро­парь, аще есть. Таже кондак вос­кре­сен и храма свя­таго; Слава: свя­того рядо­ваго; И ныне: храма Бого­ро­дицы. Ащели другий святый, имеяй кондак; Слава: кондак дру­гого свя­таго; И ныне: храма Бого­ро­дицы. А идеже несть храма Бого­ро­дицы, а храм Хри­стов; И ныне: кондак вос­кре­сен. А идеже несть храма Хри­стова и Бого­ро­дицы — И ныне: кондак — «Пред­ста­тель­ство хри­стиан».

Аще слу­чится бдение свя­тому в сед­мич­ный день, кроме недели:

По входе тро­парь храма Хри­стова, или Бого­ро­дицы, и свя­того бден­ного. Посем, Слава: кондак свя­того бден­наго; И ныне: кондак храма Хри­стова или храма Бого­ро­дицы. Аще же храма Хри­стова и Бого­ро­дицы несть, гла­го­лем прежде тро­парь бден­ного свя­таго; Слава: кондак его; И ныне: — «Пред­ста­тель­ство хри­стиан»: Храма же свя­того на литур­гии по входе, егда бдение свя­того бывает, тро­паря и кондака не гла­го­лем нико­гда.

В дни Триоди Пост­ной и Триоди Цвет­ной нужно сле­до­вать особым ука­за­ниям бого­слу­жеб­ного Типи­кона.

Три­свя­тая песнь

На литур­гии огла­шен­ных Три­свя­тая песнь имеет настолько важное цен­траль­ное зна­че­ние, что нам пред­став­ля­ется полез­ным озна­ко­миться с ее про­ис­хож­де­нием. Обра­тимся к запи­сям Ив. Дмит­рев­скаго:

«Чаще всех других в церкви Хри­сти­ан­ской слы­шится сия Боже­ствен­ная песнь. Она зани­мает первое место как во всех моле­ниях обще­на­род­ных, так и наедине воз­сы­ла­е­мых пра­во­слав­ными. Мы про­из­но­сим ее, вста­вая с одра и отходя ко сну, идя в храм, совер­шая и другие бого­угод­ные дела и даже в пред­смерт­ные минуты. Святая Цер­ковь при­няла Три­свя­тую песнь в свое упо­треб­ле­ние из откро­ве­ния небес­ного. Об этом святый Иоанн Дамас­кин в книге «О вере Пра­во­слав­ной» повест­вует: «моля­щимся неко­гда в Кон­стан­тине граде людям, во время неко­его от Бога послан­ного пре­ще­ния, при Архи­епи­скопе Прокле, слу­чится вне­запу вос­хи­щену быти горе отро­чати из среды народа, и тамо научи­тися от Ангель­ского учения сей Три­свя­той песни:Святый Боже, Святый креп­кий, Святый бес­смерт­ный: вскоре потом воз­вра­ти­вся оттуда отрок, и чему научен бысть тамо, пове­дал; и тогда все мно­же­ство народа оную же песнь воз­гла­сило. Сим обра­зом преста пре­ще­ние» (Св. Иоанн Дамас­кин, в кн. 3 О вере пра­во­славн., гл. 10).

С того вре­мени уста­нов­лено петь сие Ангель­ское сла­во­сло­вие по пове­ле­нию бла­го­че­сти­вей­шей царевны (впо­след­ствии Импе­ра­трицы) Пуль­хе­рии и брата ее Фео­до­сия (Дмит­рев­ский, стр. 216–217)».

«О наступ­ле­нии вре­мени для пения Три­свя­того диакон напо­ми­нает свя­щен­нику пред окон­ча­нием тайной молитвы три­свя­того пения, для чего, «при­к­ло­нив главу и держа в руке тремя пер­стами орарь», просит у него бла­го­сло­ве­ние на сие: «Бла­го­слови, вла­дыко, время Три­свя­таго» (Слу­жеб­ник). Свя­щен­ник, пре­по­дав тре­бу­е­мое бла­го­сло­ве­ние, про­из­но­сит вслух заклю­чи­тель­ные слова молитвы, кото­рую доселе читал про себя: «Яко свят еси Боже наш, и Тебе славу воз­сы­лаем, Отцу и Сыну и Свя­тому Духу, ныне и присно»… Окон­ча­ние воз­гласа: и во веки веков, свя­щен­ник предо­став­ляет дого­во­рить диа­кону. Для сего диакон выхо­дит из алтаря цар­скими вра­тами; но прежде чем скажет эти слова, он напе­ред оста­но­вится пред мест­ною иконою Спа­си­теля и про­из­не­сет: Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­вые и услыши ны; и когда эту же крат­кую молитву про­поют на кли­росе, тогда уже он, обра­тив­шись к народу, гро­мо­гласно скажет: и во веки веков, давая сим воз­гла­сом и под­ня­тием ораря знак к пению Три­свя­того. Это пение, после столь­ких при­го­тов­ле­ний, тотчас же и начи­на­ется. — Слова: «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­вые и услыши ны» раз­ры­вают связь свя­щен­ни­че­ского воз­гласа и в боль­шей части спис­ков литур­гии Зла­то­усто­вой гре­че­ских и сла­вян­ских, не име­ются; тем не менее их нельзя почи­тать излиш­ними: они служат окон­ча­тель­ным при­го­тов­ле­нием веру­ю­щих к нача­тию столь важной песни, как Три­свя­тое, и пред­став­ляют крат­кое изло­же­ние пред­ше­ству­ю­щей тайной молитвы свя­щен­ника. Как свя­щен­ник в сей молитве просит Гос­пода бла­го­во­ли­тельно при­з­реть на нас греш­ных, дер­за­ю­щих сла­во­сло­вить Его Три­свя­тою песнию, и при­нять из наших уст сию песнь: так и диакон и вслед за ним все пред­сто­я­щие сми­ренно умо­ляют Гос­пода, да спасет бла­го­че­сти­вых, т.е. да не осудит, да не отри­нет, да не погу­бит пра­во­слав­ных (бла­го­че­сти­вые значит пра­во­слав­ные), дер­за­ю­щих пред пре­сто­лом Его петь Ему Три­свя­тую песнь, и да услы­шит от них пение ее с таким же бла­го­во­ле­нием, как бла­го­во­ли­тельно внем­лет Он тому же пению от уст сера­фи­мов и херу­ви­мов. — Когда же свя­щен­ник служит один без диа­кона, тогда воз­глас: яко свят еси Боже наш про­из­но­сится без пере­рыва и без вставки слов: Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя» (Нечаев, стр. 131–132).

В совре­мен­ном архи­ерей­ском слу­же­нии литур­гии поря­док сла­га­ется ана­ло­гично, с малыми изме­не­ни­ями. Так, полу­чив бла­го­сло­ве­ние, диакон отхо­дит к святым дверям и, стоя пред ними, гла­го­лет: «Гос­поду помо­лимся», чего не бывает на иерей­ской службе. Архи­ерей же воз­гла­шает: «Яко свят еси Боже наш, и Тебе славу воз­сы­лаем, Отцу и Сыну и Свя­тому Духу, ныне и присно». Диакон гово­рит: «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя». Лик поет тот же стих. Диакон: «И услыши ны». Клирос повто­ряет то же. Тогда диакон про­воз­гла­шает на народ: «И во веки веков». Певцы поют: «Аминь» и Три­свя­тое. Как видим, на обеих служ­бах — архи­ерей­ской и иерей­ской — про­ис­хо­дит разрыв воз­гласа: «Яко свят еси Боже наш», кото­рый обры­ва­ется на словах: «ныне и присно». И только после вставки: «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя», диакон заклю­чает иерей­ский (архи­ерей­ский) воз­глас окон­ча­нием: «И во веки веков».

Для раз­ре­ше­ния этого оче­вид­ного нару­ше­ния целост­но­сти воз­гласа, необ­хо­димо обра­титься к после­до­ва­нию архи­ерей­ского слу­же­ния, в кото­ром выяв­ля­ется согла­со­ван­ность молит­во­сло­вий пред­ше­ству­ю­щих пению Три­свя­того через про­воз­гла­ше­ние так назы­ва­е­мой вели­кой похвалы. Ив. Дмит­рев­ский повест­вует: «Моле­ние: Гос­поди! спаси бла­го­че­сти­выя! содер­жит и при­вет­ствие как собрав­шимся к слу­ша­нию Литур­гию Хри­сти­а­нам, так и всем пра­во­слав­ным. Потому во время Архи­ерей­ского слу­же­ния, после сего воз­гла­ше­ния, бывает мно­го­ле­тие Свя­тей­шему Синоду, Госу­дарю со всею Высо­чай­шею Фами­лиею, Син­клиту, Воин­ству и всем Хри­сти­а­нам. Это при­вет­ствие в Чинов­нике Архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния назы­ва­ется вели­кою похва­лою. Оно в сие время Литур­гии воз­гла­ша­ется: 1) потому, что Литур­гия, как все­мир­ное моле­ние и жертва мира, воз­но­сится оздра­вии и спа­се­нии всех их; 2) потому что уже насту­пает важ­ней­шая часть сла­во­сло­вия Божия, а именно, пение Три­свя­того; сле­до­ва­тельно надобно напо­ми­нать моля­щимся, чтобы они все мысли и чув­ства свои устре­мили к таин­ствен­ной свя­тыне Бого­слу­же­ния, перед ними, с ними и для них совер­ша­е­мого». (Дмит­рев­ский, стр. 215).

При­во­дим повест­во­ва­ние о вели­кой похвале по посо­бию прот. Николь­ского, сохра­няя версию вели­ко­леп­ного слу­же­ния в доре­во­лю­ци­он­ной пра­во­слав­ной и само­дер­жав­ной России (1907 г.):

«При архи­ерей­ском слу­же­нии, после «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­вые и услыши ны», воз­гла­ша­ется: «многая лета» Св. Синоду, Импе­ра­тору и цар­ству­ю­щему дому и разным чино­на­чаль­ни­кам, а воз­зва­ние: «И во веки веков» сле­дует после воз­гласа. «Яко свят еси», именно: Архи­ерей, по окаж­де­нии сто­я­щих в алтаре, стоит пред святою тра­пе­зою (пре­сто­лом), смотря к народу. И про­то­ди­а­кон, выйдя из алтаря, ста­но­вится к святым дверям «к стране», а не прямо против них, держит орарий тремя пер­стами, мало воз­дви­гает его и гово­рит: «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя», и певцы поют: «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя». Засим диакон гово­рит: «И услыши ны», и певцы поют: «И услыши ны». Тогда постав­ля­ется кафедра уго­тов­лен­ная пред святою тра­пе­зою, и садится Архи­ерей лицом к народу (Чиновн.). После сего диакон воз­гла­шает Похвалу (Чинов.), т.е. исчис­ляет всех тех, кого он разу­меет бла­го­че­сти­выми, про­из­нося свою молитву. Так он воз­гла­шает: «Свя­тей­ший Пра­ви­тель­ству­ю­щий Синод на многая лета». Про­воз­гла­шен­ное диа­ко­ном: «Свя­тей­ший Пра­ви­тель­ству­ю­щий Синод на многая лета» повто­ряют слу­жа­щие архи­манд­риты и иереи. Потом то же поют певцы сперва пра­вого, а потом левого кли­роса. И когда поют конец: «на многая лета», Архи­ерей бла­го­слов­ляет поющих обеими руками, сидя. Засим диакон «воз­гла­шает Вели­кую Похвалу», т.е. вос­по­ми­нает Импе­ра­тора и весь цар­ству­ю­щий дом, при­бав­ляя: «на многая лета». Архи­ерей встает. Потом вос­по­ми­нает слу­жа­щего Архи­ерея; засим гово­рит: «Прео­свя­щен­ные Мит­ро­по­литы, Архи­епи­скопы, Епи­скопы на многая лета». Нако­нец, воз­гла­шает: «Бла­го­вер­ный Пра­ви­тель­ству­ю­щий Син­клит, вое­на­чаль­ники, гра­до­на­чаль­ники и хри­сто­лю­би­вое воин­ство и вся пра­во­слав­ные хри­сти­аны на многая лета». Эти похвалы поют в алтаре сослу­жа­щие Архи­ерею и потом певцы обоих кли­ро­сов. Во время про­воз­гла­ше­ния сих похвал Архи­ерей бла­го­слов­ляет народ обеими руками кре­сто­видно, сидя; засим отъ­ем­лют кафедру. По окон­ча­нии всех похвал, Архи­ерей, обо­ро­тясь к востоку, поет пред святою тра­пе­зою, вместе с пред­сто­я­щими сослу­жи­те­лями, послед­ний кондак по чину (по Уставу), кото­рый не был пропет сряду по входе, как видели выше. И засим уже диакон гово­рит: «Бла­го­слови, вла­дыко, время Три­свя­таго». Полу­чив бла­го­сло­ве­ние, он отхо­дит к святым дверям и, стоя пред ними, гла­го­лет: «Гос­поду помо­лимся». Архи­ерей же воз­гла­шает: «Яко свят еси, Боже наш, и Тебе славу воз­сы­лаем, Отцу, и Сыну, и Свя­тому Духу, ныне и присно». И про­то­ди­а­кон близ дверей, держа орарий тремя пер­стами и пока­зуя к народу, гово­рит: «И во веки веков». Засим певцы поют: «Аминь» и «Три­свя­тое» (Николь­ский, стр. 388–389).

Как видим, при испол­не­нии Вели­кой Похвалы, после­до­ва­тель­ность воз­гла­сов сохра­ня­ется нераз­рывно и все ста­но­вится на свои места.

Итак, по знаку диа­кона, дан­ному орарем, насту­пает тре­пет­ный момент литур­гии, когда будет вос­пе­ваться ангель­ское сла­во­сло­вие Святой Троице.

Три­свя­тая песнь зани­мает особое место в Боже­ствен­ной литур­гии. Надо упо­мя­нуть, что послед­ним конда­ком на литур­гии окан­чи­ва­ется после­до­ва­ние Изоб­ра­зи­тель­ных и воз­гла­сом, — «Яко Свят еси, Боже наш», пола­га­ется начало уже самой литур­гии.

На архи­ерей­ском бого­слу­же­нии этим первым своим воз­гла­сом архи­ерей именно и пред­на­чи­нает слу­же­ние самой литур­гии.

По про­чте­нии Три­свя­того, диакон обра­ща­ется к слу­жа­щему иерею со сло­вами: «Повели, Вла­дыко». Иерей целует пре­стол, а не Еван­ге­лие, а за свя­щен­ни­ком также целует пре­стол и диакон. Затем они отхо­дят к гор­нему месту, обходя пре­стол справа, в то время, как свя­щен­ник про­из­но­сит: «Бла­го­сло­вен грядый во имя Гос­подне». На пред­ло­же­ние диа­кона: «Бла­го­слови, Вла­дыко, горний пре­стол», иерей бла­го­слов­ляет горнее место с молит­вой: «Бла­го­сло­вен еси на пре­столе..». (Р.д.с.п. 1889 г., №17).

Пение три­свя­того на архи­ерей­ском бого­слу­же­нии

После пения тро­па­рей и конда­ков про­то­ди­а­кон целует пре­стол и, держа орарь тремя пер­стами, впол­го­лоса гово­рит: «Бла­го­слови, Прео­свя­щен­ней­ший Вла­дыко, время Три­свя­таго»; поце­ло­вав бла­го­слов­ля­ю­щую руку архи­ерея, он выхо­дит на солею и против образа Спа­си­теля про­из­но­сит: «Гос­поду помо­лимся». Певцы: «Гос­поди поми­луй». Архи­ерей про­из­но­сит свой первый литур­гий­ный воз­глас: «Яко свят еси Боже наш… ныне и присно». Про­то­ди­а­кон, став в цар­ских вратах, обра­тив­шись лицом к народу, докан­чи­вает воз­глас: «И во веки веков», наводя орарем на народ — от левой руки к правой, на уровне своего чела. Певчие поют: «Аминь» и затем «Святый Боже…»

Про­то­ди­а­кон, войдя в алтарь, берет дики­рий и подает его архи­ерею; в алтаре все поют «Святый Боже…» Архи­ерей творит дики­рием крест над еван­ге­лием. Второй иерей, взяв обеими руками напре­столь­ный крест за верх­ний и нижний концы и, обра­тив его перед­ней сто­ро­ной, на кото­рой нахо­дятся свя­щен­ные изоб­ра­же­ния, к пре­столу, подает его архи­ерею, целуя руку архи­ерея. Пред амво­ном, против цар­ских врат, ста­но­вятся све­ще­но­сец и посош­ник.

Архи­ерей, имея в левой руке крест, в правой — дики­рий, при пении пев­чими речи­та­ти­вом «Святый Боже…», выхо­дит на амвон и про­из­но­сит: «Призри с небесе, Боже, и виждь…» По про­из­не­се­нии этой молитвы, когда архи­ерей бла­го­слов­ляет на запад, испо­лат­чики поют «Святый Боже», на юг — «Святый Креп­кий», на север — «Святый Без­смерт­ный, поми­луй нас». Архи­ерей входит в алтарь. Певчие на кли­росе поют «Святый Боже…» Све­ще­но­сец и посош­ник ста­но­вятся на свои места.

Архи­ерей, отдав крест (крест при­ни­мает второй иерей и пола­гает его на пре­столе) и поце­ло­вав пре­стол, идет на горнее место. По про­хож­де­нии архи­ерея к гор­нему месту все сослу­жа­щие при­кла­ды­ва­ются к пре­столу и, отходя затем к гор­нему месту, ста­но­вятся за пре­сто­лом по чину. Архи­ерей, обходя пре­стол с правой сто­роны и бла­го­сло­вив дики­рием горнее место, отдает дики­рий ипо­ди­а­кону, кото­рый постав­ляет его на место. Про­то­ди­а­кон, стоя у гор­него места слева от пре­стола, читает тро­парь: «Троицы явле­ние во Иор­дане бысть…» и подает три­ки­рий архи­ерею, кото­рый осе­няет три­ки­рием с гор­него места прямо, направо и налево (от себя — налево и направо) при пении всех сослу­жа­щих «Святый Боже…» Певчие закан­чи­вают Три­свя­тое, начи­ная со «Слава, и ныне … Святый Без­смерт­ный поми­луй нас». В заклю­че­ние поют пол­но­стью «Святый Боже, Святый Креп­кий …»

Пение на литур­гии вместо Три­свя­того

  1. «Елицы во Христа кре­сти­стеся» поется вместо Три­свя­того на св. Пасху и во всю Свет­лую сед­мицу, также в день св. Пяти­де­сят­ницы, в празд­ники Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния, в Лаза­реву суб­боту и в Вели­кую суб­боту потому, что в пер­вен­ству­ю­щей Церкви в эти дни пре­иму­ще­ственно кре­сти­лись ново­об­ра­щен­ные в Хри­сти­ан­ство.

В попраздн­ство же и в отда­ние этих празд­ни­ков поется Три­свя­тое неиз­менно.

  1. В Воз­дви­же­ние Креста Гос­подня и в третье вос­кре­се­ние Вели­кого поста, когда бывает покло­не­ние Живо­тво­ря­щему Кресту Гос­подню, вместо «Святый Боже», поется: «Кресту Твоему покла­ня­емся, Вла­дыко». Но в день Про­ис­хож­де­ния Чест­ных Древ Живо­тво­ря­щего Креста Гос­подня, 1 авгу­ста, хотя и бывает покло­не­ние кресту, поется Три­свя­тое.

Для руко­вод­ства кли­ро­шан на литур­гии архи­ерей­ским чином отме­тим поря­док пения «Кресту Твоему»:

  1. Хор пол­но­стью пес­но­пе­ние.
  2. Свя­щен­но­слу­жи­тели в алтаре пол­но­стью.
  3. Хор пол­но­стью.
  4. Раз­дельно. Так наз. «Трио»: а) «Кресту Твоему..». б) «…покло­ня­емся Вла­дыко..». в) «…и святое Вос­кре­се­ние Твое славим».
  5. Хор пол­но­стью.
  6. Алтарь — свя­щен­но­слу­жи­тели пол­но­стью.
  7. Хор: Слава, и ныне: «И святое Вос­кре­се­ние Твое славим».

И конеч­ное: «Кресту Твоему» пол­но­стью.

Чтение Апо­стола

Во время про­кимна свя­щен­ник и диакон стоят на горнем месте, иерей с южной сто­роны, а диакон с север­ной (Ц.В. 1890 г., №44).

Во время чтения Апо­стола диакон кадит святую тра­пезу окрест, жерт­вен­ник и весь алтарь, потом — свя­щен­но­слу­жи­те­лей, потом исхо­дит пред святые двери и кадит Вла­дыки Христа святый образ, и Пре­свя­тые Бого­ро­дицы, за тем кадит кли­росы и весь народ.

При­ме­ча­ние: каж­де­ние одного пре­стола или жерт­вен­ника бывает на литур­гии по окон­ча­нии про­ско­ми­дии, пред Вели­ким входом, по Вели­ком входе, при словах: «Изрядно о Пре­свя­тей..». и после воз­гласа: «Спаси, Боже, люди Твоя..». (Литур­гика, стр. 93–94).

«Во время пения: «Алли­луия», свя­щен­ник читает про себя молитву, что пред Еван­ге­лием: «Вос­сияй в серд­цах наших чело­ве­ко­любче Вла­дыко..». а диакон при­ем­лет от поно­маря кадиль­ницу и бла­го­сло­ве­ние от свя­щен­ника, кадит св. тра­пезу окрест жерт­вен­ника, алтарь весь и свя­щен­ника, а также ико­но­стас, кли­роса, чтеца и народ по уста­нов­лен­ному порядку, читая про себя 50‑й псалом.

Заме­тим, что в насто­я­щее время каж­де­ние это диакон начи­нает не за пением «Алли­луия», (как это ука­зано в слу­жеб­нике), а во время чтения апо­стола или даже во время пения про­кимна, если апо­столь­ское чтение корот­кое.

Чтец, или второй диакон, читает поло­жен­ный отры­вок из апо­столь­ских посла­ний. Как при чтении Апо­стола, так и при чтении Еван­ге­лия, надо про­из­но­сить слова неспешна и внятно, без теат­раль­но­сти, рева или рыча­ния. Устав Церкви обя­зы­вает чтеца читать бла­го­го­вейно, не бор­зяся и вра­зу­ми­тельно. Легкое воз­вы­ше­ние голоса и пони­же­ние его должно про­из­во­дить по уда­ре­ниям, соблю­дая пра­вила грам­ма­ти­че­ской про­со­дии (повы­ше­ние голоса над каким-нибудь словом стиха для при­да­ния ему музы­каль­ного ритма, то, что иначе назы­ва­ется тактом). И тогда будет цер­ков­ное чтение для всех бла­го­звучно и вра­зу­ми­тельно.

При собор­ным слу­же­нием второй диакон читает на амвоне апо­столь­ские Посла­ния, а пред выхо­дом из алтаря с книгою Апо­стола воз­ла­гает и орарь свой на оную вдоль. После же чтения Посла­ний апо­столь­ских, диакон воз­вра­ща­ется с книгою в алтарь, и став у южного угла св. пре­стола, про­из­но­сит в извест­ное время: «Пре­муд­рость прости услы­шим свя­того Еван­ге­лия!» (Метод, стр. 65, 72, 74).

Прежде чем перейти к порядку чтения Еван­ге­лия, при­ве­дем уставы опро­ким­нах и алли­лу­а­риях на литур­гия:

Устав о про­ким­нах и алли­лу­а­риях

В сед­мич­ные дни:

  • Один Апо­стол рядо­вой дню — про­ки­мен дня.
  • Апо­стол дню и свя­тому (кроме суббот): про­ки­мен дню дважды, свя­тому — еди­но­жды. В суб­боту же: про­ки­мен свя­тому — дважды, дню — еди­но­жды.
  • В попраздн­ство (в пред­праздн­ство про­ки­мен дню не отме­ня­ется), про­ки­мен празд­ника трижды.
  • Попраздн­ство и свя­тому: про­ки­мен празд­ника дважды, свя­тому — еди­но­жды.
  • В отда­ние празд­ника: про­ки­мен празд­ника трижды.

В неделю (т.е. вос­кре­се­нье):

  • Апо­стол рядо­вой — про­ки­мен гласа недели трижды (аще несть Гос­под­ский празд­ник).
  • Аще два апо­столь­ских чтения, то про­ки­мен вос­крес­ный гласа дважды и другой — еди­но­жды.
  • Аще отда­ние: про­ки­мен недели — дважды, празд­ника — еди­но­жды.

Устав об алли­лу­а­риях

Про­ки­мен пред­ше­ствует чтению Апо­стола, алли­лу­а­рий пред­ше­ствует чтению Еван­ге­лия.

В сед­мич­ные дни:

    • Еван­ге­лие рядо­вое дня — алли­луиа дня.
    • Еван­ге­лие дню и свя­тому (кроме суб­боты) — алли­луиа свя­тому.
    • Еван­ге­лие свя­тому и дню (в суб­боту) — алли­луиа свя­тому и дню.
    • В пред­праздн­ство или попраздн­ство — алли­луиа или дня или свя­того.
    • Отда­ние празд­ника Гос­подня — Еван­ге­лие дня и алли­луиа празд­ника.

В неделю:

    • Еван­ге­лие рядо­вое — алли­луиа гласа недели.
    • Еван­ге­лие рядо­вое и свя­тому — алли­луиа гласа недели и свя­тому.
    • В отда­ние празд­ника Гос­подня (Еван­ге­лие празд­ника нико­гда-же гла­го­лем) — Еван­ге­лие рядо­вое и алли­луиа гласа.

Чтение Еван­ге­лия

При собор­ном слу­же­нии Еван­ге­лие подает диа­кону 2‑й свя­щен­ник; отходя для этого к пре­столу, он и диакон кла­ня­ются пред­сто­я­телю, целуют пре­стол (свя­щен­ник еще и Еван­ге­лие). Подав диа­кону Еван­ге­лие, свя­щен­ник воз­вра­ща­ется на свое место и опять кла­ня­ется пред­сто­я­телю. Диакон, приняв Еван­ге­лие от вто­рого свя­щен­ника, под­но­сит оное к пред­сто­я­телю для цело­ва­ния. На архи­ерей­ской службе Еван­ге­лие диа­кону подает 1‑й свя­щен­ник, диакон под­но­сит Еван­ге­лие для цело­ва­ния архи­ерею («Киев­ский епар­хи­аль­ный вест­ник», 1891 г., 10).

Обойдя пре­стол, диакон выно­сит Еван­ге­лие через цар­ские врата и читает его лицом к востоку. Если же свя­щен­ник служит без диа­кона, тогда сам читает Еван­ге­лие, зря на запад к народу. Архи­ереи слу­шают Еван­ге­лие, стоя на горнем месте, зря на запад, с покры­тою голо­вою. Свя­щен­ник стоит за пре­сто­лом, на южном углу его (Ц.В. 1891 г., №14), зря на запад, и для слу­ша­ния Еван­ге­лия сни­мает голов­ной убор.

На иерей­ской службе диакон гово­рит: «Бла­го­слови, вла­дыко, бла­го­ве­сти­теля свя­того апо­стола и еван­ге­ли­ста..». На архи­ерей­ском слу­же­нии, диакон про­из­но­сит так: «Бла­го­слови, прео­свя­щен­ней­ший вла­дыко, бла­го­ве­сти­теля свя­того слав­ного апо­стола и еван­ге­ли­ста, имярек (Матфея, Марка, Луки, Иоанна Бого­слова)». Архи­ерей или свя­щен­ник, зна­ме­нуя диа­кона, ответ­ствуют оди­на­ко­выми сло­вами: «Бог молит­вами свя­того слав­ного все­х­валь­ного апо­стола и Еван­ге­ли­ста..».

Непо­сред­ственно перед чте­нием Еван­ге­лия, после воз­гласа: «Вонмем», слу­жа­щие в алтаре совер­шают малый поклон на горнее место, как бы испра­ши­вая бла­го­сло­ве­ние на чтение Слова Божия от Гос­пода Все­дер­жи­теля, вос­се­дя­щего на пре­столе.

Про­то­ди­а­кон, име­ю­щий бла­го­сло­ве­ние на ноше­ние ками­лавки, может одеть оную после про­чте­ния Еван­ге­лия, а не загодя перед окон­ча­нием.

Иерей, при­ни­мая Еван­ге­лие из рук диа­кона по про­чте­нии его, целует св. Еван­ге­лие, а диакон целует дес­ницу свя­щен­ника (Р.д.с.п. 1889 г., №17). О цело­ва­нии же Еван­ге­лия архи­ереем в то время, когда оно бывает про­чи­тано на амвоне и при­ни­ма­ется самим архи­ереем из рук про­то­ди­а­кона, отме­чено в Чинов­нике.

По про­чте­нии Еван­ге­лия, если пре­стол неболь­шого раз­мера, прак­тич­нее ста­вить Еван­ге­лие на боко­вой сто­роне пре­стола, а не на сере­дине пре­стола, закры­вая Даро­хра­ни­тель­ницу, из предо­сто­рож­но­сти, чтобы книга Еван­ге­лия не упала на сосуды со Свя­тыми Дарами. В архи­ерей­ском Чинов­нике ука­зы­ва­ется пола­гать Еван­ге­лие «на горней стране, выше анти­минса», что также отме­чает С. Бул­га­ков («Настоль­ная книга»).

После чтения Еван­ге­лия цар­ские врата оста­ются отвер­стыми до екте­ньи об огла­шен­ных.

Рас­кры­тие анти­минса.

Илитон и три сто­роны анти­минса (кроме верх­ней) раз­вер­ты­ва­ются иереем во время екте­нии «Рцем вси» после тайно про­из­но­си­мой молитвы при­леж­ного моле­ния (Ц.В. 1892 г., №15).

Верх­няя сто­рона анти­минса рас­кры­ва­е­исе на словах екте­нии: «Открыет им Еван­ге­лие правды». В архи­ерей­ском слу­жеб­нике гово­рится, что «внегда гла­го­лется сей воз­глас, про­сти­рают анти­минс сослу­жа­щии, каса­ется же и архи­ерей десною рукою» (см. чин лит. св. Злат. в арх. служ.). По откры­тии анти­минса, архи­ерей или стар­ший иерей при­ни­мает губу во время воз­гласа вто­рого свя­щен­ника «Да и тии с нами славят», а при словах «Отца, и Сына, и Свя­того Духа» кре­сто­об­разно зна­ме­нует анти­минс губкой. Потом, поце­ло­вав ее, пола­гает вверху анти­минса (Р.д.с.п. 1889 г., №17).

В собор­ном слу­же­нии воз­глас: «Яко да под дер­жа­вою Твоею… всегда про­из­но­сит пред­сто­я­тель”» (Метод, стр. 93, 100).

Поми­но­ве­ние усоп­ших за литур­гией.

Екте­ния за упокой во время литур­гии совер­ша­ется только в будние дни и, есте­ственно, в роди­тель­ские суб­боты. В празд­нич­ные и вос­крес­ные дни воз­гла­ше­ние этой екте­нии недо­пу­стимо, равно как и не пас­халь­ной сед­мице.

Херу­вим­ская песнь

«Диакон окон­чив екте­нию входит в алтарь север­ною дверью (Слу­жеб­ник), покла­ня­ется гор­нему месту и свя­щен­нику и, рас­тво­рив цар­ская врата, берет от поно­маря кадиль­ницу с фимиа­мом, а с нею бла­го­сло­ве­ние от иерея, кадит алтарь, ико­но­стас, клир и народ, читая про себя 50‑й псалом и тро­пари уми­ли­тель­ные, елико изво­лит.

Свя­щен­ник же стоя пред пре­сто­лом Божиим читает про себя молитву: «Ник­тоже достоин от свя­зав­шихся плот­скими похотьми и сластьми при­хо­дити, или при­бли­жи­тися, или слу­жити Тебе, Царю Славы», и проч». (Метод, стр. 100).

В слу­жеб­ни­ках гово­рится, что диакон кадит «святую тра­пезу окрест, алтарь весь, и свя­щен­ника» (наприм. изд. Киев 1822 г.). В архи­ерей­ском же чинов­нике пред­пи­сы­ва­ется сле­ду­ю­щее: «диакон кадит святую тра­пезу округ, и святое пред­ло­же­ние, и святые иконы и архи­ерея, «три по три», и вся по обычаю».

Пред чте­нием молитвы: «Ник­тоже достоин», скуфьи, ками­лавки, митры сни­ма­ются и уже не наде­ва­ется во все даль­ней­шее про­дол­же­ние литур­гии, кончая послед­ним явле­нием Святых Даров народу.

После чтения молитвы «Ник­тоже достоин..». и каж­де­ния, совер­ша­е­мого диа­ко­ном, пред­сто­я­тель и диакон гла­го­лют «Херу­вим­скую песнь», как ука­зано в слу­жеб­нике, причем, при собор­ном слу­же­нии, только пред­сто­я­тель воз­де­вает руки и читает вслух: «Иже Херу­вимы..». Если служат несколько диа­ко­нов, то каждый из них в порядке стар­шин­ства читает «Яко да Царя..».

По про­чте­нии свя­щен­ни­ком Херу­вим­ской песни, слу­жеб­ник ука­зы­вает ему «отхо­дить в пред­ло­же­ние». Сделав поклон народу, свя­щен­ник, не обходя пре­стола кругом, прямо идет к жерт­вен­нику, т.е. с левой сто­роны пре­стола (Р.д.с.п. 1886 г., №52).

Неко­то­рые свя­щен­ники, ради поспеш­но­сти, кадят «святая» на жерт­вен­нике, про­из­нося: «Возь­мите руки ваша во святая..». Это непра­вильно. Слу­жеб­ник ука­зы­вает иерею кадить с молит­вой: «Боже, очисти мя, греш­ного». И только когда диакон скажет: «Возьми, вла­дыко», иерей воз­ла­гает воздух на левое плечо диа­кона со сло­вами: «Возь­мите руки ваша..». Архи­ерей гово­рит: «В мире возь­мите руки ваша..».

«При­ме­ни­тельно к ука­за­нию архи­ерей­ского слу­жеб­ника, и свя­щен­ник пред вели­ким входом, при­ни­мая дискос с жерт­вен­ника и постав­ляя его на главу диа­кона, целует оный, а равно целует и Потир, когда берет его с жерт­вен­ника в свои руки; тоже делает свя­щен­ник и по вели­ком выходе, когда при­ни­мает дискос с головы диа­кона и когда постав­ляет дискос и потир на пре­стол» (Р.д.с.п. 1889 г., №17).

При собор­ном слу­же­нии пред­сто­я­тель изно­сит Св. Чашу, а крест выне­сти довольно одному, то-есть вто­рому свя­щен­нику. Прочие иереи, раз­но­об­ра­зие кото­рых будет пред­став­лять глазам нази­да­тель­ные напо­ми­на­ния, именно: копие, лжица (озна­ча­ю­щая Исаиин уголь), губка, нако­нец, блюдца, одно с изоб­ра­же­нием креста, а другое Божией Матери. Диакон же изно­сит св. дискос, держа его на главе в обеих руках и в правой руке еще неся кадило. Если свя­щен­ник служит без диа­кона, тогда Потир несет в правой руке, а дискос в левой (Ц.В. 1893 г., №21).

Оста­но­вимся еще на одном подроб­ном изъ­яс­не­нии дей­ствия вели­кого входа:

«При собор­ном слу­же­нии, когда пред­сто­я­тель отой­дет к жерт­вен­нику, осталь­ные свя­щен­ники под­хо­дят, в порядке стар­шин­ства, по два, к перед­ней сто­роне пре­стола, делают пред ним поклон, целуют анти­минс и пре­стол, снова покло­ня­ются пред пре­сто­лом, затем кла­ня­ются друг другу, народу, и в порядке стар­шин­ства раз­ными сто­ро­нами отхо­дят к жерт­вен­нику. Пред­сто­я­тель воз­ла­гает на главу стар­шого диа­кона дискос. Свя­щен­ники берут копие, лжицу, блюдце и т.д. Пред­сто­я­тель идет вслед за диа­ко­ном, а за пред­сто­я­те­лем идут осталь­ные свя­щен­ники в порядке стар­шин­ства; второй свя­щен­ник несет крест, третий крест же или лжицу, или копие, чет­вер­тый — копие или лжицу, пятый губку или блюдце из-под Агн­цо­вой просфоры, причем, беря тот или другой из этих св. пред­ме­тов, каждый целует его и несет его в руках, держа при персех. Если слу­же­ние совер­ша­ется без диа­кона, то одни ука­зы­вает нести 1‑му свя­щен­нику Чашу и дискос, 2‑му — крест, 3‑му — лжицу и т.д., другие же — 1‑му Чашу, 2‑му дискос и т.д.

Выйдя из алтаря, все ста­но­вятся лицом к народу на солее в порядке стар­шин­ства, начи­ная от амвона (где первым стоит диакон, а рядом с ним пред­сто­я­тель) до левого кли­роса. *** Первый свя­щен­ник поми­нает Главу Церкви и мест­ного архи­ерея, второй — страну и пра­ви­те­лей, третий — созда­те­лей и при­хо­жан храма. В заклю­че­ние пред­сто­я­тель гово­рит «Всех вас пра­во­слав­ных хри­стиа..». По окон­ча­нии воз­гла­ше­ний, все свя­щен­ники в порядке стар­шин­ства входят цар­скими дверьми в алтарь, каждый целует несо­мую им свя­тыню и кладет на свое место, затем все ста­но­вятся по своим местам, кла­ня­ются пред пре­сто­лом, целуют его и кла­ня­ются пред­сто­я­телю» (Ц.В. 1885,48; 1886,8,41; 1889, 12,26. См. также при­ло­же­ние №2).

«Неко­то­рые из народа имеют обык­но­ве­ние падать на колени, как только пока­жутся идущие из алтаря с дис­ко­сом и Сосу­дом свя­щен­но­слу­жи­тели. На литур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Даров так и бывает, но во всякое другое время, так как Дары пере­но­сятся еще не освя­щен­ные, земных покло­ном не пола­га­ется. Уместно в это время только гла­во­пре­кло­не­ние» (Попов, ч. 2‑я, стр. 57).

Заим­ствуем даль­ней­ший поря­док дей­ствий из спра­воч­ника «Метод бого­слу­жеб­ных воз­гла­сов»:

«Вшед же диакон внутрь св. дверей в алтарь, стоит одес­ную пре­стола; и когда свя­щен­ник входит, тогда гла­го­лет к нему диакон: «Да помя­нет Гос­подь Бог свя­щен­ство твое во Цар­ствии Своем!» — Сам же осто­рожно пре­кло­ня­ется на одно колено у южного угла свя­того пре­стола и отдает свя­щен­нику св. дискос, якоже и при­ем­лет оный. И свя­щен­ник с осто­рож­но­стью снемля с главы диа­кона св. дискос — тихо ответ­ствует на привет того: «Да помя­нет Гос­подь Бог свя­щенно-диа­кон­ство твое во Цар­ствии Своем, всегда, ныне и присно, и во веки веков!» И тогда свя­щен­ник постав­ляет Св. Потир на святую тра­пезу, святый же дискос взем со главы диа­кона постав­ляет и той на св. тра­пезу с левой сто­роны Потира — читая тихо поло­жен­ные тро­пари: «Бла­го­об­раз­ный Иосиф», и проч. При чтении озна­чен­ных тро­па­рей, иерей берет покровцы от свя­щен­ного дис­коса и св. потира, пола­гает их на одной стране св. тра­пезы; воздух же берет с диа­кон­ского плеча и, окурив его над кадиль­ни­цею, покры­вает им святая, гла­голя в себе: «Бла­го­об­раз­ный Иосиф, со древа снем пре­чи­стое Твое Тело, пла­ща­ни­цею чистою обвив, и бла­го­уха­ньми во гробе нове закрыв, положи». И прием кадиль­ницу от диа­кона кадит святая трижды, гла­голя в себе: «Ублажи Гос­поди бла­го­во­ле­нием Твоим Сиона, и да сози­ждутся стены Иеру­са­лим­ские; тогда бла­го­во­лиши жертву правды, воз­но­ше­ния и все­со­жи­га­е­мая, тогда воз­ло­жат на алтарь Твой тельцы», — воз­вра­щает кадило диа­кону. Затем иерей опус­кает свою фелонь (ризу) и бла­го­го­вейно скло­нив главу обра­ща­ется к диа­кону с сле­ду­ю­щими сло­вами: «Помяни мя брате и сослу­жи­телю!»

Диакон стоит пред иереем также скло­нен­ною главою, держа при сем орарь тремя персты правой руки, отве­чает на привет свя­щен­ника: «Да помя­нет Гос­подь Бог свя­щен­ство твое во Цар­ствии Своем!» И в свою оче­редь просит о себе: «Помо­лися о мне, Вла­дыко Святый!»

Иерей ответ­ствует: «Дух Святый найдет на тя и сила Выш­няго осенит тя!»

Диакон на сие: «Той же Дух содей­ствует нам во вся дни живота нашего». И повто­ряет про­ше­ние: «Помяни мя. Вла­дыко Святый!»

И свя­щен­ник бла­го­слов­ляя диа­кона про­из­но­сит: «Да помя­нет тя Гос­подь Бог во Цар­ствии Своем всегда, ныне и присно, и во веки веков!»

Диакон целуя дес­ницу бла­го­слов­ля­ю­щую его ответ­ствует: «Аминь». И покло­ни­вся св. пре­столу и свя­щен­нику, исхо­дит из алтаря север­ною дверью и став на обыч­ном месте (на амвоне) воз­гла­шает екте­нию: «Испол­ним молитву нашу Гос­по­деви”» (Метод, стр. 105–106).

На литур­гии архи­ерей­ским чином этот поря­док изме­ня­ется так: архи­ерей, после воз­ло­же­ния воз­духа и каж­де­ния, обра­ща­ется к сослу­жа­щим помо­литься о нем. Сослу­жа­щие (обычно это вслух от имени всего собора делает про­то­ди­а­кон), отве­чают: «Дух Святый найдет на тя..». Архи­ерей: «Тойже Дух..». Про­то­ди­а­кон обра­ща­ется к архи­ерею: «Помо­лися о нас..». Архи­ерей: «Да упра­вит Гос­подь стопы ваша..». На про­ше­ние помя­нуть всех, архи­ерей заклю­чает: «Да помя­нет вас Гос­подь Бог..».

Свя­щен­ник же покло­ня­ется свя­тому пре­столу и, поце­ло­вав воздух, покры­ва­ю­щий дискос и Чашу, и край пре­стола, читает в это время тихо молитву «Гос­поди Боже Все­дер­жи­телю, едине святе», и проч.

Вели­кий вход при слу­же­нии Архи­ерея.

По окон­ча­нии архи­ерей­ской поми­но­ве­ний у жерт­вен­ника ипо­ди­а­коны сни­мают с архи­ерея омофор. Про­то­ди­а­кон, став на правое колено, гово­рит: «Возьми, Прео­свя­щен­ней­ший Вла­дыко». Архи­ерей берет обеими руками дискос, целует его, даёт цело­вать дискос и руку свою про­то­ди­а­кону и, постав­ляя при челе про­то­ди­а­кона дискос (про­то­ди­а­кон при­ем­лет его обеими руками), про­из­но­сит: «В мире возь­мите руки ваша во святая…» Про­то­ди­а­кон отходит.К архи­ерею под­хо­дит первый иерей и, при­ни­мая от архи­ерея потир, целует его и руку архи­ерея, говоря: «Архи­ерей­ство твое да помя­нет Гос­подь Бог во Цар­ствии Своем всегда…» Второй свя­щен­ник под­хо­дит, держа в наклон­ном поло­же­нии Крест (верх­ний конец — вправо: свя­щен­ными изоб­ра­же­ни­ями — к архи­ерею) обеими руками и про­из­нося «Архи­ерей­ство твое…», целует руку архи­ерея, кото­рый пола­гает её на руко­ятку Креста, и Крест. Осталь­ные иереи, говоря те же слова и целуя руку архи­ерея, при­ни­мают от него свя­щен­ные пред­меты жерт­вен­ника: лжицу, копие и прочее.

Совер­ша­ется вели­кий вход. Впе­реди идут чрез север­ные двери диакон с митрой и омо­фо­ром на блюде, све­ще­но­сец, посош­ник, диакон с кади­лом, ипо­ди­а­коны с дики­рием и три­ки­рием, поно­мари с рипи­дами (обычно один впе­реди дис­коса, другой — позади потира), про­то­ди­а­кон и затем иереи по стар­шин­ству. Све­ще­но­сец и посош­ник ста­но­вятся на обыч­ные места. Диакон с митрой идет через цар­ские врата в алтарь и оста­нав­ли­ва­ется у левого перед­него угла пре­стола. Рипид­чики и ипо­ди­а­коны ста­но­вятся по сто­ро­нам орлеца, постлан­ного на солее; про­то­ди­а­кон — пред орле­цом, став на одно колено, диакон с кади­лом — в алтаре у цар­ских врат, с правой руки от архи­ерея, иереи — в два ряда, обра­тив­шись на север и юг, стар­шие — к цар­ским вратам. Архи­ерей отхо­дит от жерт­вен­ника, под­хо­дит к диа­кону с митрой, целует митру, пола­гая на митру руку. Диаон гово­рит: «Архи­ерей­ство твое…» и целует руку архи­ерея, и затем отно­сит митру и омофор на место.

Архи­ерей исхо­дит в цар­ские врата, взяв кадило у диа­кона, и кадит Святые Дары. Про­то­ди­а­кон гово­рит тихо: «Архи­ерей­ство твое…», архи­ерей берёт дискос, совер­шает поми­но­ве­ние по чину и отно­сит дискос на пре­стол. Пер­вен­ству­ю­щий иерей ста­но­вится пред орле­цом и тихо гово­рит шеству­ю­щему из алтаря архи­ерею: «Архи­ерей­ство твое…» Архи­ерей кадит Чашу, берёт её. Первый диакон, приняв от архи­ерея кадило, отхо­дит к правой сто­роне пре­стола; пер­вен­ству­ю­щий иерей, поце­ло­вав руку архи­ерея, ста­но­вится на свое место. Архи­ерей про­дол­жает поми­но­ве­ние.

При­ни­мая Святые Дары, архи­ерей поми­нает Свя­тей­шего Пат­ри­арха, Прео­свя­щен­ных мит­ро­по­ли­тов, архи­епи­ско­пов и епи­ско­пов, чест­ное пре­сви­тер­ство, во Христе диа­кон­ство, весь мона­ше­ский чин и весь причет цер­ков­ный и закан­чи­вает поми­но­ве­ние сло­вами: «Всех вас, пра­во­слав­ных хри­стиан, да помя­нет Гос­подь Бог…» Когда архи­ерей отно­сит Чашу на пре­стол, за ним в алтарь входят иереи. Читая поло­жен­ные молитвы, архи­ерей, сняв покровцы, воз­ду­хом покры­вает дискос и Чашу, затем наде­вает митру и после каж­де­ния Даров гово­рит: «Братие и сослу­жи­те­лие, помо­ли­теся обо мне». Ему отве­чают: «Дух Святый найдет на тя, и сила Выш­няго осенит тя». Про­то­ди­а­кон и сослу­жа­щие: «Помо­лися о нас, Вла­дыко святый». Архи­ерей: «Да испра­вит Гос­подь стопы ваша». Про­то­ди­а­кон и прочие: «Помяни нас, Вла­дыко святый». Архи­ерей, бла­го­слов­ляя про­то­ди­а­кона и диа­ко­нов, гово­рит: «Да помя­нет вас Гос­подь Бог…». Про­то­ди­а­кон: «Аминь».

После бла­го­сло­ве­ния первый диакон, став у восточ­ного пра­вого угла пре­стола, кадит архи­ерея трижды по трижды, отдаёт кадило поно­марю, оба молятся к востоку, кла­ня­ются архи­ерею, и диакон выхо­дит из алтаря про­из­но­сить екте­нию. Архи­ерей на солее бла­го­слов­ляет народ дики­рием и три­ки­рием. Певчие поют «Ис полла…»

Цар­ские врата по вели­ком входе при архи­ерей­ском слу­же­нии не затво­ря­ются.

Лоб­за­ние любви

При собор­ном слу­же­нии, перед «Верую» бывает в алтаре брат­ское цело­ва­ние, кото­рое совер­ша­ется так: иереи молятся Богу пред пре­сто­лом (три поклона), говоря про себя: «Воз­люблю Тя, Гос­поди, кре­по­сте моя..». целуют дискос, Чашу и пре­стол, затем целуют друг у друга руку, причем, слова «Хри­стос посреди нас» гово­рит стар­ший. Млад­ший под­твер­ждает: «И есть и будет». В пас­халь­ный период: «Хри­стос вос­кресе» — «Воис­тину вос­кресе». То же делают и диа­коны между собой.

Сбор­ник разъ­яс­не­ний уточ­няет:

«Когда диакон воз­гла­шает: «Воз­лю­бим друг друга, да еди­но­мыс­лием испо­вемы», свя­щен­ник в это время покла­ня­ется трижды гла­голя в себе: «Воз­люблю Тя Гос­поди кре­по­сте моя, Гос­подь утвер­жде­ние мое и при­бе­жище мое!» (трижды). И затем бла­го­го­вейно целует св. пред­ло­же­ние верх у свя­того дис­коса, верх у Св. Потира и край святые тра­пезы пред собою и отвер­зает завесу у цар­ских врат.

Когда же будет свя­щен­ника два или более совер­шать литур­гию: то и они лобы­зают св. пред­ло­же­ние, тра­пезу и друг друга в руку и в рамена (обходя св. пре­стол с права на лево), с про­из­но­ше­нием сих слов: насто­я­тель гово­рит первый: «Хри­стос посреди нас!» Ему ответ­ствует целу­ю­щийся: «И есть, и будет!» Тоже испол­няют в это время между собою и диа­коны, если их будут два или три; каждый из них целует орарь свой, где изоб­ра­же­ние креста, и друг друга в рамена — про­из­нося при сем, что и свя­щен­ники: «Хри­стос посреди», и проч. Подобно сему и диакон, сто­я­щий на амвоне, спо­кла­ня­ется и целует орарь свой, где есть креста образ. И затем уже громко воз­гла­шает: «Двери, двери», и т.д». (Метод, стр. 113).

Лоб­за­ние святое, или лоб­за­ние любви, пред­став­ляет древ­ней­ший обряд и вос­хо­дит ко вре­ме­нам апо­столь­ским (Рим. 16; 1Петр. 5:14). Оно зна­ме­нует собою вза­им­ное при­ми­ре­ние между собою слу­жа­щих и моля­щихся в храме (в древ­но­сти бла­го­че­сти­вый обряд вза­им­ного цело­ва­ния совер­шали и все моля­щи­еся в храме — муж­чины с муж­чи­нами, жен­щины с жен­щи­нами). Поря­док цело­ва­ния в алтаре сле­дует образу двух глав­ней­ших запо­ве­дей: любить Бога и любить ближ­него. Поэтому и лобы­зают свя­щен­но­слу­жи­тели прежде преду­го­то­ван­ные к освя­ще­нию Дары и пре­стол — седа­лище Бога Живого, а затем друг друга в плечи, озна­чая тем, что они равно под­ле­жат «игу» Хри­стову и носят «ярем» Его на плечах своих.

Символ веры

По окон­ча­нии цело­ва­ния между свя­щен­но­слу­жи­те­лями, диакон воз­гла­шает: «Двери, двери, пре­муд­ро­стию вонмем!» В древ­но­сти этим воз­гла­сом диа­коны пода­вали знак так назы­ва­е­мым «вра­та­рям», — лицам, назна­чен­ным сте­речь двери цер­ков­ные, не впус­кать и не выпус­кать никого из храма во время «воз­но­ше­ния, дабы кто из нече­сти­вых для любо­пыт­ного зрения и посме­я­ния не взошел; да и чтобы из сущих внутри храма хри­стиан по лено­сти кто не дерз­нул преж­де­вре­менно изыти» (Мит­ро­фан Кри­то­пул в «Испо­ве­да­нии Восточ­ной Церкви», гл. 2‑я). Теперь под именем дверей разу­ме­ются наши мысли, кото­рые мы в это время бла­го­го­вей­ного совер­ше­ния Таин­ства должны закрыть для впе­чат­ле­ний всего мир­ского, сует­ного, внеш­него.

В Чинов­нике литур­гии Зла­то­уста ска­зано, что Символ за литур­гией «гла­го­лют людие бла­го­го­вейно мерным гласом» под како­вым выра­же­нием нужно пони­мать мерное пение, а не чтение (Ц.В. 1892 г., №22).

При начале пения Сим­вола веры, пер­вен­ству­ю­щий берет воздух, покры­ва­ю­щий дискос и Чашу, и колеб­лет его, вместе со всеми сослу­жа­щими, вверх и вниз над Дарами. Это веяние воз­духа озна­чает осе­не­ние Духа Божия, Своею силою и бла­го­да­тию всегда при­су­щего совер­ше­нию св. Таинств. Для того, чтобы сослу­жа­щим быть обра­щен­ным к Дарам при веянии воз­ду­хом, сто­я­щие по правую (южную сто­рону) пре­стола под­дер­жи­вает воздух правой рукой, а сто­я­щие по левую сто­рону левой. Диа­коны в это время оста­ются на солее для пения Сим­вола вместе со всем наро­дом. Надо заме­тить, что пение всей цер­ко­вью «Верую» и «Отче наш» весьма бла­го­творно дей­ствует на моля­щихся.

По окон­ча­нии веяния воз­ду­хом при чтении Сим­вола веры слу­жа­щими, воздух скла­ды­ва­ется и пола­га­ется по левую (север­ную) сто­рону анти­минса, выше лежа­щего на покровце креста, на кото­ром лежат лжица и копие. По правую сто­рону анти­минса, также на покровце, пола­га­ется второй напре­столь­ный крест. После воз­гла­ше­ния: «Побед­ную песнь», звез­дица скла­ды­ва­ется и пола­га­ется на свер­ну­тый воздух.

Освя­ще­ние даров

Бла­го­го­вей­ней­шая и тре­пет­ней­шая минута Боже­ствен­ной Евха­ри­стии, — пре­су­ществ­ле­ние Святых Даров, то-есть хлеба и вина в истин­ное Тело и истин­ную Кровь Гос­пода Иисуса Христа, тре­бует совер­шенно осо­бого вни­ма­ния совер­ша­ю­щего вели­кое Таин­ство, напря­же­ние всех его душев­ных и телес­ных сил.

При про­из­не­се­нии слов «Побед­ную песнь поюще, вопи­юще, взы­ва­юще и гла­го­люще», диакон, пред­ва­ри­тельно поце­ло­вав пре­стол, берет тремя пер­стами с орарем звез­дицу и каса­ется ею дис­коса сверху с четы­рех сторон: восточ­ной, запад­ной, левой и правой; целует звез­дицу, скла­ды­вает ее и пола­гает на левой сто­роне пре­стола выше креста; «а затем покло­нив­шись иерею пере­хо­дит на десную страну пре­стола.

Свя­щен­ник же по воз­гласе: «Побед­ную песнь», молится — читая про себя молитву: «С сими и мы бла­жен­ными силами Вла­дыко Чело­ве­ко­любче, вопием и гла­го­лем», и проч». (Метод, стр. 121).

Все воз­гласы евха­ри­сти­че­ского канона при собор­ном слу­же­нии пред­сто­я­тель про­из­но­сит сам. При словах «При­и­мите, ядите..». и «Пийте от нея вси..». про­то­ди­а­кон один правою рукою ука­зы­вает на дискос и Чашу. Свя­щен­ник также про­сти­рает руку к дис­косу и Чаше. В слу­жеб­нике гово­рится: «Подобне, егда гла­го­лет: «При­и­мите… пийте..». спо­ка­зует диа­кону» (Ц.В. 1891 г., №14).

«При совер­ше­нии литур­гии св. Васи­лия Вели­кого, во время освя­ще­ния, Чаша с вином бла­го­слов­ля­ется на слова: «Чашу же сию», в парал­лель пер­вому бла­го­сло­ве­нию на слова: «хлеб, убо сей..». (Ц.В. 1890 г., №15).

Про­то­и­е­рей Попов пишет: «Пред освя­ще­нием Даров, когда про­из­но­сятся слова «При­и­мите, ядите..». и «Пийте от нея вси..». свя­щен­ник и диакон, да и все, кто близко стоит в алтаре и слышит эти слова, должны накло­нить свои головы, как пред сло­вами Самого Иисуса Христа, кото­рые служат осно­ва­нием близ­кого уже совер­ше­ния вели­кой тайны. Падать же в это время на землю не тре­бу­ется; тогда должно быть осо­бенно тихое и сосре­до­то­чен­ное состо­я­ние слу­жа­щих. Диакон, под­ни­мая с пре­кло­нен­ною главою дискос и Потир (правая рука берет дискос и оста­ется сверху, а левая сосуд и бывает под правой) во время воз­гласа свя­щен­ни­че­ского: «Твоя от Твоих», не делает ими креста, но просто и притом одна­жды при­под­ни­мает их, а затем тихо опус­кает, как бы только пока­зы­вая при­но­си­мое Богу Отцу, как пока­зал и на Тайной вечери Иисус Хри­стос. Но делая это, он не должен закры­вать собой пред пре­сто­лом самого воз­но­ся­щего, или слу­жа­щего (то-есть свя­щен­ника), а быть только с боку пре­стола» (Попов, ч. 2‑я, стр. 57–58).

От себя доба­вим, что разные люди разно под­ни­мают. Один очень высоко и демон­стра­тивно (хотят думать, что это тор­же­ственно). Не лучше-ли как иные делают, скромно и бла­го­го­вейно, немного выше головы, обра­щен­ность ввысь. Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов был очень против демон­стра­тив­ных жестов.

При при­зы­ва­нии Свя­того Духа слу­жеб­ник и жерт­вен­ник ука­зы­вают слова: «Сердце чисто..». и «Не отвержи мене..». про­из­но­сить только про­то­ди­а­кону, но на прак­тике обычно это делают попе­ре­менно первые два диа­кона. По бла­го­сло­ве­нии хлеба и вина «Аминь», обычно, про­из­но­сят все диа­коны вместе, внятно, но без вопля.

И вообще, слу­жа­щим свя­щен­нику и диа­кону сле­дует быть сугубо осто­рож­ными, чтобы всегда за бого­слу­же­нием, но осо­бенно во время Евха­ри­сти­че­ского канона избе­гать даже тени эмо­ци­о­наль­но­сти (не говоря уже о теат­раль­но­сти, увле­че­ния своим голо­сом) и всяких выкри­ки­ва­ний. Не слу­чайно слу­жеб­ник пред­пи­сы­вает диа­кону перед освя­ще­нием Даров «под­к­ло­нив главу, и пока­зуя со орарем святый Хлеб, гла­го­лати тайно: «Бла­го­слови, вла­дыко, Святый Хлеб»». Здесь «тайно» озна­чает — тихим гласом, и эта тихость выра­жает, конечно, не только всту­пи­тель­ное при­глу­шен­ное при­гла­ше­ние к бла­го­сло­ве­нию, но и обя­за­тель­ное настро­е­ние сугу­бого сми­ре­ния и мира в про­воз­гла­ше­нии всех воз­гла­сов свя­щен­ника и диа­кона, при­но­ся­щих «милость мира, жертву хва­ле­ния».

Прот. Попов настав­ляет: «Свя­щен­ник про­из­но­сит молитву при­зы­ва­ния Свя­того Духа и бла­го­слов­ляет Дары не тороп­ливо. При этом имя­но­слов­ное (пер­стами руки) он изоб­ра­жает со всею точ­но­стью; бла­го­слов­ля­ю­щую руку прямо над­но­сит на Агнец, затем на вино в сосуде, нако­нец, на то и другое, а не как-либо со сто­роны или мало про­сти­рая руку; слова пре­су­ществ­ле­ния Даров про­из­но­сит он внятно, без покло­нов, с осо­бен­ною выра­зи­тель­но­стью для боль­шого убеж­де­ния себя и других в дей­стви­тель­но­сти того, что совер­ша­ется в эти минуты Духом Святым. При собор­ном слу­же­нии каждый из свя­щен­ни­ков за стар­шим про­из­но­сит, как участ­ву­ю­щий в совер­ше­нии тайны, все те слова, кото­рые отно­сятся к совер­ше­нию ее, то-есть, начи­ная с «При­и­мите, ядите..». и окан­чи­вая «пре­ло­жив Духом Твоим Святым», про­из­но­сит шепо­том и, по воз­мож­но­сти, не отста­вая от других, равно как и не пре­ду­пре­ждая стар­шого, словом, как бы из одних уст гово­ри­лись все эти слова. Без­дей­ство­вать в это время прочие свя­щен­ники, как и при архи­ерей­ском слу­же­нии, не должны; они рукою только не дей­ствуют в совер­ше­нии бес­кров­ной Жертвы, но духом, молит­вой, устами и гла­зами вполне участ­вуют в ней. После совер­ше­ния же тайны диакон внятно и твердо гово­рит трижды: «Аминь». Еще скажу: если где столько пре­ступна тороп­ли­вость и неточ­ность дей­ствий свя­щен­ника, так осо­бенно в этом свя­щен­ней­шем деле, в эти минуты. Может быть даже повод сослу­жа­щим иереям или одному диа­кону к сомне­нию, — совер­ши­лась-ли тайна пре­ло­же­ния Даров, если пред­сто­я­тель слиш­ком скоро, как про­из­нес слова для совер­ше­ния ее, так и бла­го­сло­вил Дары, не давая диа­кону дого­ва­ри­вать: «сердце чисто..» и «не отвержи мене», пре­пят­ствуя ему отве­чать каждый раз «Аминь», или если в свою оче­редь и диакон вяло и не свое­вре­менно, зами­ная свя­щен­ника, про­из­но­сил те слова, кото­рые должен был про­из­но­сить. Еще малень­кая запоз­да­лость на этот раз не повре­дит делу. Но преж­де­вре­мен­ность, но пре­ду­пре­жде­ние могут мешать. Вообще в бого­слу­же­нии должно идти одно за другим, и в таком-то разе скорее избег­нем како­го­либо заме­ша­тель­ства. В данном же случае часто сме­ши­вает свя­щен­ника диакон за литур­гией св. Васи­лия Вели­кого, как менее извест­ной. И нужно вну­шить диа­кону, чтобы он вперед заучил все слова к совер­ше­нию страш­ной тайны, кото­рые про изне­сти при­хо­дится на его долю. Нето­роп­ли­вость на сей раз свя­щен­но­дей­ству­ю­щего тем осо­бенно важна, что в таком случае уже не оста­нется забы­тым что-либо из высо­ких слов и дей­ствий, кото­рые входят в состав совер­ше­ния тайны, и не может после этого воз­ник­нуть сомне­ние, часто напрас­ное, — всели то ска­зано и сде­лано, что должно быть» (Попов, ч. 2‑я, стр. 58–60).

Поми­но­ве­ние святых, живых и мерт­вых

В разных изда­ниях слу­жеб­ника указан неоди­на­ко­вый поря­док совер­ше­ния «хода­тай­ствен­ной молитвы», то-есть поми­но­ве­ния святых, живых и мерт­вых во время пения «Достойно есть» (или «Задо­стой­ника»). И не только поря­док! В слу­жеб­ни­ках ука­зы­ва­ется поми­на­ние в пред­лож­ном падеже: «О святем Иоанне про­роце, Пред­течи и Кре­сти­тели, о святых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лех, о святем имярек, его же и память совер­шаем, и о всех святых Твоих: ихже молит­вами посети нас, Боже» (Мос­ков­ский служ., 1905 г.; Киев­ский, 1909 г.).

Надо ска­зать, что вос­по­ми­на­ние святых при свя­щен­но­дей­ствии Евха­ри­стии исхо­дит из того зна­че­ния литур­гии, что на ней совер­ша­е­мое жерт­во­при­но­ше­ние, есть не только уми­ло­сти­ви­тель­ное (кото­рое умо­ляет Бога об отпу­ще­нии грехов живым и мерт­вым), но также и бла­го­дар­ствен­ное. Какие же суть при­чины бла­го­да­ре­ния? Святые! В них Цер­ковь обрела иско­мое, полу­чила жела­е­мое, то-есть Цар­ство Небес­ное (Нико­лай Кава­сила в «Тол­ко­ва­нии литур­гии», гл. 10 и 33). Исходя из того, что это вос­по­ми­на­ние начи­на­ется молит­венно еще до пения «Достойно есть», именно: «Еще при­но­сим Ти сло­вес­ную сию службу о еже в вере почив­ших пра­от­цех, отцех, пат­ри­ар­сех, про­ро­цех, Апо­сто­лех… изрядно (осо­бенно же) о Пре­свя­тей, Пре­чи­стей, Пре­бла­го­сло­вен­ней, Слав­ней Вла­ды­чице нашей Бого­ро­дице и прис­но­деве Марии», дума­ется, что логич­нее дер­жаться именно этой падеж­ной формы: «О святем Иоанне про­роце и т.д».

После поми­на­ния всех святых и во время пения «Достойно есть» свя­щен­ник тайно поми­нает по именам усоп­ших по диптиху, то-есть помян­нику, затем епи­скоп­ство, пре­сви­тер­ство, диа­кон­ство, весь свя­щен­ни­че­ский чин, всю Цер­ковь и пред­ле­жа­щие власти. По «Достойно есть» свя­щен­ник вслух поми­нает пат­ри­ар­хов, главу помест­ной Церкви и пра­вя­щего архи­ерея, и опять, тайно, град, страну житель­ства, нуж­да­ю­щихся в уми­ло­сти­ви­тель­ной жертве, только что при­не­сен­ной, и, нако­нец, живых, кого он счи­тает нужным помя­нуть по именам. В это время диа­кону ука­зано поми­нать усоп­ших и живых «аще хощет», опять­таки по диптиху храма (служ. Моск., 1905 г. и Киевск., 1909 г.)

После воз­гла­ше­ния «В первых помяни, Гос­поди..». хор поет: «И всех (муже­ского пола), и вся (жен­ского пола)» пред­сто­я­щих, поми­на­е­мых и отсут­ству­ю­щих.

«Певцы про­тяжно поют: И всех и вся! А затем, как и пред выхо­дом на солею, молит­венно покла­ня­ются св. алтарю и вза­имно друг другу — рас­хо­дятся в порядке по кли­ро­сам. Свя­щен­ник же за пением: И всех и вся! читает тайно молитву: Помяни Гос­поди град сей; и проч. Поми­нает и своих близ­ких живых и умер­ших» (Метод, стр. 132).

«Прием кадило, свя­щен­ник воз­гла­шает: «Изрядно о Пре­свя­тей..». и кадит пред святою тра­пе­зою трижды. Таже диакон кадит святую тра­пезу окрест».

На литур­гии свят. Васи­лия Вели­кого пред­пи­сы­ва­ется свя­щен­нику поми­нать, после святых, сна­чала живых: «О спа­се­нии, посе­ще­нии, остав­ле­нии грехов рабов Божиих имярек,» и сразу же усоп­ших: «О покои и остав­ле­нии душ раб Твоих имярек», затем Цер­ковь, и т.д., а диа­кону поми­нать только живых после «В первых помяни, Гос­поди..».

Молитва Гос­подня

«Суще­ствует в Церкви обычай, что пред нача­лом пения молитвы Гос­под­ней свя­щен­ник, по про­из­не­се­нии воз­гласа: «И спо­доби нас, Вла­дыко», покла­ня­ется до земли пред св. пре­сто­лом. А за ними, в этот момент, бла­го­го­вейно покла­ня­ются до земли и все пред­сто­я­щие в храме» (Метод, стр. 140).

Воз­но­ше­ние свя­того Хлеба

В сослу­же­нии диа­кона свя­щен­ник на екте­ниях имеет воз­мож­ность про­честь поло­жен­ные тайные молитвы. Посему, хор на такой службе поет ровно, то-есть без про­тяж­ных «Гос­поди, поми­луй», «Подай, Гос­поди» и «Тебе, Гос­поди». Но бывают моменты, когда и при сослу­же­нии диа­кона хору необ­хо­димо петь про­тяжно, чтобы дать воз­мож­ность свя­щен­нику не торо­пясь про­честь тайную молитву. Так, после пения «Отче наш», когда диакон воз­гла­сит: «Главы ваша Гос­по­деви при­к­ло­ните», хор должен петь «Тебе, Гос­поди» мед­ленно, ибо в это время свя­щен­ник читает молитву гла­во­пре­кло­не­ния. Также после воз­гласа: «Бла­го­да­тию и щед­ро­тами» хор должен петь «Аминь» про­тяжно, давая воз­мож­ность свя­щен­нику про­честь молитву «Вонми, Гос­поди..». а диа­кону в это время пре­по­я­саться орарем кре­сто­об­разно (тем изоб­ра­жая крылья Сера­фи­мов). По про­чте­нии молитвы, свя­щен­ник покло­ня­ется трижды пред Св. Дарами, говоря: «Боже, очисти мя, греш­ного, и поми­луй мя». Такое же покло­не­ние с той же молит­вой выпол­няет на амвоне (на «немже стоит месте») диакон.

Когда свя­щен­ник при­кос­нется к Свя­тому Хлебу, чтобы сотво­рить воз­но­ше­ние, диакон воз­гла­шает: «Вонмем». Свя­щен­ник, воз­нося Св. Агнец, воз­гла­шает: «Святая святым!» (то-есть освя­щен­ные Тайны должны быть пода­ва­емы одним только чистым от грехов, достой­ным «святым»). Воз­но­сить Св. Агнец нужно просто, то-есть, не делая им креста, так как Он выше креста (Р.д.с.п. 1886 г., №40).

При воз­гла­ше­ниях «Вонмем! Святая святым!» завеса закры­ва­ется и перед вра­тами ста­вится зажжен­ная свеча.

Раз­дроб­ле­ние Свя­того Агнца

После воз­но­ше­ния Св. Агнца с воз­гла­сом: «Святая святым!» свя­щен­ник или архи­ерей раз­дроб­ляет Агнец на четыре части, по начер­тан­ному на Нем в про­ско­ми­дии кре­сто­об­раз­ному пожре­нию, со сло­вами: «Раз­дроб­ля­ется и раз­де­ля­ется Агнец Божий..». Словом «раз­дроб­ля­ется» обо­зна­ча­ется пре­лом­ле­ние, а словом «раз­де­ля­ется» — раз­да­я­ние, в память того, как Гос­подь пере­дал уче­ни­кам Своим вос­по­ми­на­ние сей тайны, сперва бла­го­сло­вил хлеб, потом пре­ло­мил и, нако­нец, дал святым уче­ни­кам Своим, Апо­сто­лам. Свя­щен­ник в этом дей­ствии изоб­ра­жает Иисуса Христа. Нечего и гово­рить, что диа­ко­нам вхо­дить в это поло­же­ние ни под каким усло­вием неуместно. Диакон гово­рит: «Раз­дроби, Вла­дыко, Святый Хлеб».

О раз­дроб­ле­нии Агнца подробно повест­ву­ется в слу­жеб­нике и даже схе­ма­ти­че­ски изоб­ра­жа­ется рас­по­ло­же­ние частиц на дис­косе. По раз­дроб­ле­нии, части Св. Агнца пола­га­ются на дис­косе так: ИИС — горе (на восток), ХРС — низу (на запад), НИ — десно (на север), КА — лево (на юг). Пола­га­ются части «крест­ным зна­ме­нием», бук­вами долу ко свя­тому дис­косу — в сере­дину «закла­нием», мяго­тию, же горе — к краям дис­коса. Неко­то­рые пони­мают под сло­вами «зна­ме­нием долу» ста­вить частицы бук­вами вниз к пре­столу, а мяко­тью вверх к потолку. Так, напри­мер, сбор­ник «Метод» ука­зы­вает: «Прежде всего Св. Агнец пола­га­ется долу крест­ным зна­ме­нием (т.е. печа­тью вниз) ко свя­тому дис­косу, закла­нием же — горе, как это дела­лось в начале про­ско­ми­дии при слове: «Жрется Агнец Божий..». И, отде­лив от Агнца частицу ИИС, пола­гай на вышней стране св. дис­коса (т.е. на востоке), частицу ХС от долу (на западе), а частицу НИ от север­ные страны, частицу КА с полу­ден­ные страны (южные) по при­ла­га­е­мому изоб­ра­же­нию» (Метод, стр. 151).

Опыт пока­зы­вает, что поло­же­ние частей Св. Агнца бук­вами вниз, а мяко­тью вверх, небез­опасно, т.к. это поло­же­ние менее устой­чиво, чем, когда эти части лежат на дис­косе — зна­ме­нием к центру его.

Раз­дро­бив Св. Хлеб, свя­щен­ник берет с дис­коса горнюю часть Его, содер­жа­щую начер­та­ние слова: «Иисус» и сотво­рив ею сверх Потира (Чаши) изоб­ра­же­ние креста, опус­кает ее в рас­тво­ре­ние Крови, и тем творит соеди­не­ние Таинств, про­из­нося притом эти таин­ствен­ные слова: «Испол­не­ние Духа Свя­таго», под­твер­ждая, что Св. Евха­ри­стия совер­ша­ется под Его Боже­ствен­ным наи­тием. Диакон гово­рит: «Аминь».

Итак, св. Агнцем тво­рится три креста: 1) При воз­вы­ше­нии Св. Хлеба (воз­вы­ше­ние или под­ня­тие Христа на крест для рас­пя­тия), 2) При рас­по­ло­же­ние Его на дис­косе на 4 части, 3) При опус­ка­нии частицы «Иисус» в Чашу.

Вли­ва­ние теп­лоты

Соеди­нив Тело и Кровь, свя­щен­ник бла­го­слов­ляет под­не­сен­ную в сосуде теп­лоту (в цер­ков­ных книгах назы­ва­е­мую «укро­пом»), освя­щает ее кре­сто­об­раз­ным осе­не­нием и при­зы­вает на сие Божие бла­го­сло­ве­ние: «Бла­го­сло­венна теп­лота Святых Твоих… Аминь» («Аминь» про­из­но­сит сам свя­щен­ник, а не диакон). Диакон вли­вает теп­лоту в Потир кре­сто­об­разно со сло­вами: «Теп­лота веры исполнь Духа Свя­того. Аминь», сви­де­тель­ствуя, что вли­ва­ние теп­лоты озна­чает сим­во­ли­че­ски соше­ствие Духа Свя­того на Цер­ковь.

Отно­си­тельно каче­ства теп­лоты, прот. Евге­ний Попов в своих «Пись­мах по Пас­тыр­скому Бого­сло­вию» пишет: «Вли­вать теп­лоту в Чашу перед при­об­ще­нием нужно не столь много, чтобы вино могло поте­рять свой есте­ствен­ный вкус, а вода сде­ла­лась пре­об­ла­да­ю­щим соста­вом, и не слиш­ком мало (в первом случае, несо­раз­мер­ность допус­ка­ется чаще тогда, когда служит один свя­щен­ник и вина влито в сосуд мало, а во втором — при сослу­же­нии несколь­ких свя­щен­ни­ков и осо­бенно при архи­ерей­ском). Вли­ва­е­мая вода должна быть настолько горяча, чтобы тотчас от себя сооб­щила теп­лоту Святой Боже­ствен­ной Крови в Чаше. Это тре­бу­ется по сле­ду­ю­щим сооб­ра­же­ниям: после погру­же­ния первой частицы Агнца в Потир, Тело Хри­стово соеди­ня­ется с Кровью, и тем видимо изоб­ра­жа­ется жиз­нен­ность состава Хри­стова. Кроме того, теп­ло­тою воды здесь изоб­ра­жа­ется теп­лота веры. Итак, не насто­ять, чтобы при­го­тов­ля­лась горя­чая вода для теп­лоты и вли­вать в Потир в это время воду только полу-согре­тую — непро­сти­тель­ное невни­ма­ние свя­щен­ника. Осо­бенно в зимнюю пору вода тща­тельно должна быть согре­ва­ема, да и самый ков­ши­чек, как вещь метал­ли­че­скую, нужно сна­чала согреть, слив из него первую горя­чую воду» (Попов, ч. 2‑я, стр. 60–61).

При­го­тов­ле­ние к при­ча­ще­нию

Раз­дро­бив св. Агнец на четыре части, соеди­нив Таин­ства и влив теп­лоту в Потир, пред­сто­я­тель заго­тов­ляет частицы Св. Тела Хри­стова для при­ча­ще­ния духо­вен­ства в алтаре и для мирян. Для при­ча­ще­ния слу­жа­щих пред­сто­я­тель берет запад­ную часть Св. Агнца, содер­жа­щую начер­та­ние слова «ХРИ­СТОС», и дробит ее на частицы, соот­вет­ственно числу слу­жа­щих. В случае недо­статка (при собор­ном слу­же­нии) для при­об­ще­ния всего собора слу­жи­те­лей этой части Св. Агнца, можно раз­де­лить и части «НИ—КА», как об этом и ука­зы­вает чинов­ник архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния, одно вре­менно наблю­дая, чтобы оста­ва­лись частицы этих двух частей (НИ-КА) для при­об­ще­ния и мирян. В случае мно­же­ства при­част­ни­ков из мирян (напри­мер, в Вели­кий пост), когда бы вдруг для при­ча­ще­ния их всех заго­тов­лен­ных Св. Даров ока­за­лось недо­ста­точно, то свя­щен­ник не должен ни под каким пред­ло­гом под­ли­вать в Чашу воду или вино, а тем более при­бав­лять к части­цам Боже­ствен­ного Хлеба другой хлеб не освя­щен­ный (Учит. Извест.), не исклю­чая при этом даже частиц, выни­ма­е­мых в честь святых или за живых и умер­ших и т.п. (Допол­не­ние к Учит. Извест.) Посту­па­ю­щий иначе, согре­шит смертно и должен под­ле­жать низ­вер­же­нию, по пра­ви­лам цер­ков­ным. Осо­бенно нуж­да­ю­щихся свя­щен­ник может при­ча­щать запас­ными Дарами, под­ли­вая для этого неосвя­щен­ное вино в Чашу, и при­ча­щая их вообще, как и других по обычаю.

В случае недо­статка частиц, полу­ча­е­мых от раз­дроб­ле­ния извест­ных частей Агнца с над­пи­са­нием НИ и КА для при­ча­ще­ния мирян, можно упо­тре­бить для той же цели частицы из частей ИС или ХС. Вообще сле­дует заго­тов­лять Агнец доста­точ­ной вели­чины, осо­бенно для собор­ной службы.

Как было ука­зано выше, раз­дроб­ле­ние Св. Агнца есть прямая обя­зан­ность пред­сто­я­теля, и раз­дроб­ле­ние Св. Агнца на какие-либо частицы диа­ко­нам отнюдь воз­бра­ня­ется. Един­ствен­ное, чем могут вспо­мо­ще­ство­вать в этом случае диа­коны свя­щен­нику, — это соби­ра­ние наре­зан­ных частиц и погру­же­ние их в Св. Чашу.

При­ча­ще­ние духо­вен­ства

При слу­же­нии одного свя­щен­ника диа­коны при­ча­ща­ются Св. Тела Хри­стова одно­вре­менно со свя­щен­ни­ком (см. слу­жеб­ник). На собор­ных слу­же­ниях диа­коны при­ча­ща­ются Пре­чи­стого Тела Хри­стова после свя­щен­ни­ков.

При собор­ном слу­же­нии соблю­да­ется сле­ду­ю­щий поря­док: пред при­ча­ще­нием пред­сто­я­тель, сотво­рив молитву «Боже, очисти мя, греш­ного», трижды с тремя пояс­ными покло­нами, про­чи­тав: «Ослаби, остави..». кла­ня­ется сослу­жа­щим и про­из­но­сит: «Бла­го­сло­вите мя, отцы святии, и про­стите мне греш­ному». Сослу­жа­щие также кла­ня­ются пред­сто­я­телю. Пред­сто­я­тель, обра­тив­шись к западу, теми же сло­вами испра­ши­вает про­ще­ние у моля­щихся (Р.д.с.п. 1886 г., №3). Затем пред­сто­я­тель со сло­вами: «Се, при­хо­жду к без­смерт­ному Царю и Богу моему», совер­шает земной поклон, целует край пре­стола и пола­гает себе на ладонь правой руки Пре­чи­стое Тело Хри­стово со сло­вами: «Чест­ное и Пре­свя­тое Тело Гос­пода и Бога… и в жизнь вечную» (без «Аминь») и отхо­дит на правую сто­рону пре­стола, где стоял второй свя­щен­ник. Каждый свя­щен­ник и диакон, когда гото­вится подойти к Св. Тайнам, одно­вре­менно на своих местах делает покло­не­ния пред ними и под­хо­дит к дис­косу уже без поклона, при­ло­жив­шись только к свя­тому пре­столу.

Тогда все свя­щен­ники, сто­я­щие на правой сто­роне, пере­хо­дят на левую и ста­но­вятся по стар­шин­ству для при­ня­тия Пре­чи­стого Тела по тому же чину, по кото­рому дей­ство­вал пред­сто­я­тель. Второй свя­щен­ник, при­няв­ший в руки Пре­чи­стое Тело, не обхо­дит пред­сто­я­теля за его спиной, но воз­вра­ща­ется обратно по левой сто­роне пре­стола и ста­но­вится рядом с пред­сто­я­те­лем. Идти за спи­нами свя­щен­ни­ков, имея в своих руках Пре­чи­стое Тело, не пола­га­ется. Поэтому свя­щен­ники, гото­вя­щи­еся при­нять Пре­чи­стое Тело, должны отсту­пить с левой сто­роны от пре­стола на такое рас­сто­я­ние, кото­рое нужно для про­хож­де­ния свя­щен­ни­ков, уже при­няв­ших в свои руки Пре­чи­стое Тело. При­ня­тую часть Св. Тела цело­вать не уместно, равно как не нужно при­кры­вать ее левой рукой или очень сжи­мать на ладони. Когда все свя­щен­ники примут в свои руки Пре­чи­стое Тело и вста­нут вокруг всего пре­стола, пред­сто­я­тель воз­вра­ща­ется на свое место пред пре­сто­лом и во услы­ша­ние сослу­жа­щих читает молитву св. Иоанна Зла­то­уста: «Верую, Гос­поди, и испо­ве­дую..». (архи­ерей читает молитву про себя и отдельно от всех). Еще лучше, если ради брат­ского духов­ного еди­не­ния, все свя­щен­ники будут читать эту молитву вместе «еди­неми устами и единем серд­цем». Невоз­можно пере­оце­нить вели­кую пользу от такой общей молитвы! (На архи­ерей­ской службе каждый, при­няв­ший Св. Тело, должен пройти с Ним на свое место и, накло­нив­шись к пре­столу, читать само­сто­я­тельно про себя поло­жен­ную молитву). По про­чте­нии молитвы, при­ча­ща­ются все свя­щен­ники одно­вре­менно с пред­сто­я­те­лем.

По при­ча­ще­нии всех свя­щен­ни­ков, пред­сто­я­тель при­зы­вает диа­ко­нов для вру­че­ния им Пре­чи­стого Тела, кото­рые для при­ня­тия Св. Тела под­хо­дят с левой сто­роны пре­стола и, по при­ня­тии, отхо­дят опять влево — левой сто­роны пре­стола. Диа­ко­нам пред­сто­я­тель пре­по­дает часть Св. Тела просто, а не делая над при­ем­лю­щим ее и ею же изоб­ра­же­ние креста; при­чина этого тре­бо­ва­ния заклю­ча­ется в том, что Самое Тело Хри­стово выше крест­ного изоб­ра­же­ния, или зна­ме­ния. Пре­по­да­вая, про­из­но­сит пред­сто­я­тель слова: «Имярек, свя­щен­но­ди­а­кону, пре­по­да­ется Чест­ное и Святое и Пре­чи­стое Тело Гос­пода и Бога… и в жизнь вечную» (без «Аминь»).

В неко­то­рых местах уко­ре­нился обычай при собор­ном слу­же­нии не откла­ды­вать при­ча­ще­ние диа­ко­нов (по при­ча­ще­нии всех свя­щен­ни­ков), а пре­по­да­вать им Пре­чи­стое Тело сразу после свя­щен­ни­ков. В таком случае сослу­жа­щие иереи при­ни­мают Св. Тело в порядке стар­шин­ства, затем пред­сто­я­тель пре­по­дает Св. Тело диа­ко­нам и послед­ним берет сам мар­га­рит (частицу) Св. Агнца для при­ча­ще­ния. Тогда все — иереи и диа­кона — вместе читают молитву пред при­ча­ще­нием (Сравни с архи­ерей­ской служ­бой на кото­рой архи­ерей, при­ча­стив­шись Св. Тела и Крови, пре­по­дает Св. Тело свя­щен­ни­кам и сразу же диа­ко­нам).

В наше время уко­ре­нился обычай свя­щен­ни­кам, при­ни­ма­ю­щим в руки Св. Тело Хри­стово, лобы­заться с пред­сто­я­те­лем в правое плечо со сло­вами: «Хри­стос посреде нас» (от стар­шего)… «И есть и будет» (от млад­шего), а в пас­халь­ный период: «Хри­стос вос­кресе» — «Воис­тину вос­кресе». Ни в слу­жеб­ни­ках, ни в руко­вод­ствах этот обычай не упо­ми­на­ется, да он и мало удобен, если даже не опасен, в смысле боль­шей воз­мож­но­сти обро­нить частичку.

Вкусив часть, каждый из свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов должен осмот­реть ладонь своей руки, чтобы не оста­лась на ней хоть малей­шая кру­пинка от Св. Хлеба.

Для при­ча­ще­ния Крови Хри­сто­вой все свя­щен­ники по стар­шин­ству под­хо­дят к Св. Чаше с правой сто­роны, совер­шают пояс­ной, а не земной поклон и про­из­но­сят: «Се, при­хо­жду… Чест­ные и Святые Крове Гос­пода и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа при­ча­ща­юся аз… и в жизнь вечную. Аминь» (Из двух молитв, чита­е­мых себе и двух диа­кону, эта един­ствен­ная молитва, заклю­ча­ю­ща­яся словом «Аминь»). При при­ча­ще­нии всегда сле­дует верх­ний конец плата под­ла­гать под ризу (фелонь), а не под ворот­ник под­ряс­ника. Свя­щен­но­слу­жи­тели в алтаре пооди­ночке при­сту­пают к Чаше; каждый пьет трижды и из бла­го­го­ве­ния все при первом разе гово­рят: «Святый Боже; — при втором: — Святый Креп­кий; — при тре­тьем: — Святый Бес­смерт­ный, — и нако­нец: — поми­луй нас», что отно­сится к Трии­по­стас­ному Боже­ству (Новая Скри­жаль, стр. 219). При­ча­стив­шись Св. Крови, каждый дочи­ста обти­рает платом свои уста, а потом край сосуда, чтобы на сосуде не оста­лось ни частиц Тела, ни капли Крови, и каса­ется устами края Потира, как бы самого прон­зен­ного ребра Спа­си­те­лева, исто­чив­шего на кресте Кровь и воду. Посему и про­из­но­сит здесь свя­щен­ник слова, кото­рые Сера­фим, в таин­ствен­ном виде­нии про­рока Исаии, взяв кле­щами из гор­нила (печи) жерт­вен­ного угль горя­щий и кос­нувся им уст про­ро­че­ских, отемля грехи его, изрек: «Се, при­кос­нуся устнам моим, и отымет без­за­ко­ния моя, и грехи моя очи­стит» (Ис. 6:7). Это при­кос­но­ве­ние уст наших к Св. Чаше уста­нов­лено в зна­ме­ние отъ­я­тия и очи­ще­ния наших грехов (Дмит­рев­ский, стр. 343). Для при­ча­ще­ния свя­щен­но­слу­жи­тели обычно упо­треб­ляют плат на правой сто­роне пре­стола, левый же изно­сится с Чашей для при­ча­ще­ния мирян.

После всех свя­щен­ни­ков пред­сто­я­тель при­ча­щает Св. Кровью диа­ко­нов со сло­вами: «При­ча­ща­ется раб Божий, диакон имярек, Чест­ные и Святые Крове Гос­пода и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во остав­ле­ние грехов своих и в жизнь вечную» (без «Аминь»). По при­об­ще­нии при­со­во­куп­ляет и сие: «Се, при­кос­нуся устнам твоим, и отимет без­за­ко­ния твоя и грехи твоя очи­стит».

Теп­лоту и анти­дор после при­ча­ще­ния при­ни­мают все свя­щен­ники (кроме име­ю­щих потреб­лять Св. Дары), пред­ва­рив сие омо­ве­нием уст.

Таким обра­зом, состав­ля­ется чин свя­того при­ча­ще­ния слу­жи­те­лей на собор­ной службе. Когда свя­щен­ник служит один с диа­ко­ном, все дей­ствия оста­ются те же, только диа­коны, как уже было заме­чено, при­ча­ща­ются одно­вре­менно со свя­щен­ни­ком. При­ни­мая Св. Тело из рук свя­щен­ника, диакон лобы­зает дес­ницу его. Приняв частицу, диакон отхо­дит «созади святые тра­пезы» и ожи­дает общей со свя­щен­ни­ком молитвы перед при­ча­стием. Диакон читает молитву вместе с пред­сто­я­те­лем, но, все же, ждет, чтобы свя­щен­ник начал читать ее первым. Ни в коем случае диакон не должен потреб­лять частицу Св. Тела прежде свя­щен­ника. Суще­ствует также бла­го­че­сти­вый обычай, — когда свя­щен­ник при­ча­ща­ется Св. Крови, диакон про­из­но­сит вслух: «Святый Боже, Святый Креп­кий, Святый Бес­смерт­ный, поми­луй нас», выра­жая тем почте­ние пред­сто­я­телю.

Непо­сред­ственно после при­ча­ще­ния, свя­щен­ник вслух читает молитву бла­го­да­ре­ния: «Бла­го­да­рим Тя, Вла­дыко Чело­ве­ко­любче, бла­го­де­телю душ наших..». Эту молитву свя­щен­ник читает для себя и для диа­кона, почему она и состав­лена во мно­же­ствен­ном числе, как обра­ще­ние ко Гос­поду от обоих их. Ни в коем случае нельзя допус­кать, чтобы диакон про­из­но­сил эту молитву вместо свя­щен­ника.

Поклоны на литур­гии

На литур­гии пола­га­ются сле­ду­ю­щие земные (в будние дни) поклоны: «Один после освя­ще­ния Св. Даров, другой на «Отче наш», третий при чтении «Ослаби остави», пред при­ча­ще­нием Св. Таин, и чет­вер­тый при словах: «Се, при­хо­жду к Без­смерт­ному Царю»… Обычай неко­то­рых свя­щен­ни­ков пола­гать поклоны в про­дол­же­ние всей литур­гии не заслу­жи­вает ника­кого одоб­ре­ния « (Р.д.с.п. 1885 г., №5253).

Заго­тов­ле­ние частиц для при­ча­ще­ния

Про­чи­тав бла­го­дар­ствен­ную молитву: «Бла­го­да­рим Тя, Вла­дыко Чело­ве­ко­любче», свя­щен­ник раз­дроб­ляет две частицы Св. Агнца — НИ-КА на малые части и вла­гает их в Потир для при­ча­ще­ния мирян. Свя­щен­ник должен наблю­дать, чтобы ни одна частица не оста­лась бы не омо­чен­ною в Св. Крови. Как уже было заме­чено выше, раз­дроб­ле­ние Св. Агнца совер­шает свя­щен­ник, а не диакон. В край­ней нужде, напри­мер при необык­но­венно боль­шом числе при­част­ни­ков, диакон может помочь в погру­же­нии уже наре­зан­ных частиц в Св. Чашу. На прак­тике, во время наре­зы­ва­ния частиц Св. Агнца для мирян диакон читает вос­крес­ные песни: «Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше… Све­тися, све­тися… О, Пасха велия..». кото­рые слу­жеб­ник ука­зы­вает читать по при­ча­ще­нии мирян. Это допус­ка­ется для облег­че­ния хода службы.

По погру­же­нии всех частиц НИ-КА в Потир, свя­щен­ник забла­го­вре­менно может губою акку­ратно собрать осталь­ные частицы (заздрав­ные и заупо­кой­ные) у перед­него (запад­ного) края дис­коса для после­ду­ю­щего всы­па­ния их в Потир. Ни в коем случае не пола­га­ется всы­пать заздрав­ные и заупо­кой­ные частицы в Св. Чашу, если есть при­част­ники, т.к. оши­бочно может ока­заться, что свя­щен­ник пре­по­даст одну из этих частиц, вместо при­ча­ще­ния Телом Хри­сто­вым. Если же нет при­част­ни­ков, то осталь­ные заздрав­ные и заупо­кой­ные частицы тотчас же всы­па­ются в Потир с молит­вой: «Отмый, Гос­поди, грехи поми­нав­шихся зде..». (неко­то­рые оши­бочно читают: «омый», вместо «отмый»). Другие свя­щен­ники при­дер­жи­ва­ются стро­гого порядка всы­пать эти частицы на своем месте, т.е. после выноса Св. Чаши, что пред­став­ля­ется нам более оправ­дан­ным.

Если диакон будет потреб­лять Св. Дары, свя­щен­ник должен прежде омыть уста (т.е. рот, усы и бороду частично), затем запить теп­ло­тою (сме­ше­ние воды с вином), вкушая также несколько частиц анти­дора (см. отд. IV. 42). Если же свя­щен­ник служит без диа­кона, это все он испол­няет после потреб­ле­ния Св. Даров, как ука­зано ниже.

Со всею осто­рож­но­стью должны быть собраны крошки с анти­минса и или­тона. При свер­ты­ва­нии анти­минса нужно потре­бить эти крошки до при­ня­тия анти­дора. (Делает это обычно диакон, кото­рый потреб­ляет Св. Дары позже).

Если на дис­косе, в случае отсут­ствия при­част­ни­ков, не оста­ется ника­ких частиц, на него воз­ла­га­ется свер­ну­тый воздух и звез­дица, кото­рые покры­ва­ются покров­цем. Если же на дис­косе остав­лены частицы, он оста­ется откры­тым. Св. Чаша покры­ва­ется вторым покров­цем и так изно­сится к народу. Диакон изно­сит плат, лежа­щий на левой сто­роне пре­стола. Неко­то­рые свя­щен­ники, для удоб­ства в при­ча­ще­нии, сразу же покры­вают Потир платом и так изно­сят к народу, остав­ляя покро­вец на пре­столе.

Когда бывает много при­част­ни­ков, как, напри­мер, в Вели­ком посту, не вос­пре­ща­ется под Чашу ста­вить столик, кото­рый покры­ва­ется запас­ным воз­душ­ком, т.к. не без­опасно и весьма уто­ми­тельно дер­жать в руках сосуд долгое время.

О несколь­ких Агнцах и Поти­рах на литур­гии

При боль­шом числе при­част­ни­ков и при нали­чии сослу­жа­щих свя­щен­ни­ков, в наро­чи­тые дни бывает при­ча­ще­ние из двух или более Чаш. Встает вопрос — как заго­то­вить Агнец, доста­точ­ный для мно­же­ства при­ча­ща­ю­щихся и как обес­пе­чить доста­точно вина для освя­ще­ния.

Прежде всего, в зави­си­мо­сти от числа при­част­ни­ков преду­го­тов­ля­ется соот­вет­ственно боль­шого раз­мера Агнец, насколько может вме­стить дискос. Можно заго­то­вить и несколько Агнцев, но поме­ща­ются они на одном дис­косе, подобно литур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Даров. И все же, если на каком-либо все­на­род­ном тор­же­стве будет, скажем, несколько тысяч при­част­ни­ков, тогда конечно огра­ни­читься единым дис­ко­сом или единым Агнцем не пред­ста­вится прак­ти­че­ски испол­ни­мым. Все же, пред­по­чти­тельно огра­ни­чи­ваться единым боль­шим Агнцем.

Что каса­ется до заго­тов­ле­ния вина для при­ча­ще­ния, здесь могут быть две воз­мож­но­сти. Если име­ется вме­сти­тель­ная Чаша и потом, перед самим при­ча­ще­нием часть Святой Крови будет пере­ли­ваться в мень­шую или в мень­шие Чаши, тогда доста­точно на про­ско­ми­дии преду­го­то­вить одну боль­шую Чашу. Но можно зара­нее, вместо единой Чаши, заго­то­вить и допол­ни­тель­ные Потиры с вином и водой, как обычно дела­ется на про­ско­ми­дии. Все молит­во­сло­вия про­ско­ми­дии должны быть совер­ша­емы для каж­дого Агнца и для каждой Чаши.

Если Чаши заго­тав­ли­ва­ются зара­нее с вином, то на Вели­кий вход, на Херу­вим­ской песне, изно­сятся все Чаши. Но, конечно, если Кровь Гос­подня будет пере­ли­ваться из единой Чаши в допол­ни­тель­ную, тогда изно­сится только одна Чаша, как обычно. Дискос же, как было заме­чено выше, с одним или с несколь­кими на нем Агн­цами, изно­сится один. Если же заго­тов­лено будет несколько дис­ко­сов, то, как и Чаши, все они должны изно­ситься на Вели­кий вход.

По постав­ле­нии дис­коса и Чаши (Чаш) на пре­стол, все они покры­ва­ются воз­ду­хом, как обычно при­нято.

На воз­гласе «Твоя от Твоих», если несколько Чаш с вином нахо­дятся на пре­столе, тогда диа­кона под­ни­мают дискос и все Чаши одно­вре­менно. При отсут­ствии вто­рого диа­кона в воз­но­ше­нии может помочь и один из свя­щен­ни­ков сослу­жа­щих.

Если заго­тов­ля­ются несколько Агнцев, тогда на воз­гласе «Святая святым» иерей воз­но­сит все Агнцы одно­вре­менно, как это дела­ется на литур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Даров. При одном Агнце и при несколь­ких Поти­рах, Агнец раз­де­ля­ется как обычно, Святая Кровь пере­ли­ва­ется из боль­шого Потира во все допол­ни­тель­ные Чаши. Часть «ИС» раз­де­ля­ется на частицы, соот­вет­ственно числу Чаш, этими части­цами испол­ня­ются все Потиры. (При нали­чии несколь­ких Агнцев, части­цами «ИС» от каж­дого Агнца испол­ня­ются другие Чаши). После сего с молит­вой вли­ва­ется теп­лота во все Чаши. Пере­ли­ва­ние Св. Крови в Чаши дела­ется чер­па­лом, т.е. ков­ши­ком с ручкой, наро­чито для этого, и только для этого, пред­на­зна­чен­ным. Пере­ли­вать прямо из Чаши в Чашу не без­опасно, так как можно про­лить Кровь на анти­минс. Если же допол­ни­тель­ные Чаши преду­го­то­ваны с вином и водой на про­ско­ми­дии, тогда, как обычно, вли­ва­ется теп­лота пооче­редно во все Чаши.

Перед послед­ним явле­нием Святых Даров народу, над анти­мин­сом пред­сто­я­те­лем начер­ты­ва­ется образ креста с каждой Чашей, со сло­вами: «Бла­го­сло­вен Бог наш»; и он пере­дает вторую Чашу вто­рому свя­щен­нику, и третью тре­тьему и они несут их к жерт­вен­нику, а затем насто­я­тель сам изно­сит первую Чашу к народу, как обычно, со сло­вами: «Всегда, ныне и присно, и во веки веков».

При­ча­ще­ние мирян

Цар­ские двери отво­ря­ются перед изне­се­нием Св. Таин для при­ча­ще­ния народа. После пения при­частна, свя­щен­ник, поце­ло­вав Потир, подает его диа­кону у пре­стола. Диакон, покло­нив­шись, бла­го­го­вейно при­ни­мает от свя­щен­ника Потир и, поце­ло­вав его, изно­сит через цар­ские врата к народу со сло­вами: «Со стра­хом Божиим и верою при­сту­пите».

Свя­щен­ник читает молитву (Св. Иоанна Зла­то­уста) перед при­ча­ще­нием: «Верую, Гос­поди, и испо­ве­дую..». и при­ча­щает Боже­ствен­ных Таин со сло­вами: «При­ча­ща­ется раб Божий, имярек, чест­ного и свя­того Тела и Крове Гос­пода и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во остав­ле­ние грехов и в жизнь вечную».

Неко­то­рые свя­щен­ники про­из­но­сят эту послед­нюю молитву при­ча­ще­ния вольно, по своему усмот­ре­нию меняя и добав­ляя слова. Пра­виль­нее всегда при­дер­жи­ваться обще­при­ня­той фор­му­ли­ровки.

При­сту­пая к при­ча­стию, миряне должны одна­жды покло­ниться Христу сущему в Св. Таинах, затем сло­жить руки на персях в образ креста, держа «левую руку поверх правой» (чтобы слу­чайно не пере­кре­ститься и не задеть чаши). Когда при­ча­ща­ю­щийся про­гло­тит, как должно, Св. Дары, то диакон оти­рает ему акку­ратно уста платом: при­ча­ща­ю­щийся целует «край Св. Чаши, как самое ребро Хри­стово, из кото­рого истекла Кровь и вода» (Хой­нац­кий, «О Литур­гии», пар. 131), и, отсту­пив немного, делает малый, не земной поклон. Во многих местах уко­ре­нился обычай цело­вать нижнюю часть Чаши. Спра­воч­ник настав­ляет: «Диакон же крепко держит в руках своих Св. Чашу, и тут же при­сут­ству­ю­щий поно­марь оти­рает акку­ратно уста при­ча­ща­ю­щихся, не мешая послед­ним при­кос­нуться к краю Св. Чаши» (Метод, стр. 158).

Жен­щины должны при­сту­пать к св. Чаше с покры­тою голо­вою, как и заве­щает св. Апо­стол Павел: «всякая жена, моля­ща­яся с откры­тою голо­вою, посты­жает свою голову» (1Кор. 11:5). Обычно это пра­вило пред­пи­сы­ва­ется замуж­ним жен­щи­нам.

Заклю­чи­тель­ные дей­ствия

После при­ча­ще­ния мирян, диакон при­ни­мает от свя­щен­ника лжицу в раз­вер­ну­тый плат. Свя­щен­ник сам вносит Потир в алтарь, постав­ляя его на пре­столе. Диа­кону пред­пи­сы­ва­ется слу­жеб­ни­ком оте­реть губою дискос дочи­ста, влагая все бывшие на нем частицы в Потир, с про­из­но­ше­нием слов: «Отмый, Гос­поди, грехи..». На дискос кладут звез­дицу, лжицу, копие, свер­ну­тый воздух и покры­вают покров­цем.

Свя­щен­ник бла­го­слов­ляет народ рукою, воз­гла­шая: «Спаси, Боже, люди Твоя..». и, повер­нув­шись к пре­столу и приняв от диа­кона кадило, кадит трижды Святая со сло­вами: «Воз­не­сися на небеса, Боже» (одна­жды). Вернув кадило диа­кону, свя­щен­ник воз­ла­гает дискос на его голову. Диакон пере­но­сит дискос на жерт­вен­ник, обходя пре­стол влево, запад­ною и север­ною сто­ро­ною алтаря, т.е. между пре­сто­лом и цар­скими вра­тами, и у жерт­вен­ника ожи­дает свя­щен­ника.

Свя­щен­ник, покло­нив­шись, целует Св. Чашу, начер­ты­вает ею образ креста над анти­мин­сом и, говоря тайно (тихо): «Бла­го­сло­вен Бог наш», обра­ща­ется к цар­ским дверям и, зря на народ, с про­из­но­ше­нием слов: «Всегда, ныне и присно и во веки веков», под­ни­мает Чашу вверх и делает ею крест, в озна­ме­но­ва­ние того, что Иисус Хри­стос, «егда бла­го­слов­ляще уче­ни­ков, отступи от них, и воз­но­ша­шеся на небо». Если свя­щен­ник служил без диа­кона, то воз­глас: «Всегда, ныне и присно..». про­из­но­сится свя­щен­ни­ком с одним Поти­ром, после чего он обра­ща­ется к пре­столу, берет в другую руку дискос и идет к жерт­вен­нику. (Ц.В., 1897 г., №4). Иными сло­вами, свя­щен­ник всегда бла­го­слов­ляет народ одной Чашей, без дис­коса, точно так, как это дела­ется на архи­ерей­ской службе, когда архи­ерей вру­чает Потир, без дис­коса, стар­шему из слу­жа­щих свя­щен­ни­ков.

Когда свя­щен­ник идет от пре­стола с Чашей к жерт­вен­нику, диакон кадит его. Поста­вивши Потир (а если без диа­кона, то и дискос) на жерт­вен­ник, свя­щен­ник кадит Святая трижды и отдает кадило диа­кону. Диакон кадит свя­щен­ника еди­но­жды, оба кла­ня­ются перед жерт­вен­ни­ком и отхо­дят на свои места — иерей к пре­столу, диакон на солею для про­из­но­ше­ния екте­ньи: «Прости при­имше». Свя­щен­ник наде­вает скуфью, ками­лавку или митру (Р.д.с.п. 1896 г., №8), целует губу (Р.д.с.п. 1889 г., №17), потом сла­гает анти­минс, закры­вая сперва его верх­нюю сто­рону, потом нижнюю, затем левую боко­вую и нако­нец правую боко­вую сто­рону. Таким же обра­зом скла­ды­ва­ется и илитон.

Для свя­щен­ни­че­ских цело­ва­ний св. пре­стола перед про­чте­нием, а равно и после про­чте­ния заам­вон­ной молитвы, и в конце литур­гии перед отпу­стом, нет осно­ва­ния ни в общем обычае, ни в пись­мен­ных пра­ви­лах нашей Церкви. При собор­ном слу­же­нии самый млад­ший свя­щен­ник, покло­нив­шись пред­сто­я­телю, не целуя пре­стола, выхо­дит цар­скими дверьми за амвон и читает заам­вон­ную молитву, после того, воз­вра­тив­шись в алтарь, ста­но­вится на свое место, совер­шает молит­вен­ное покло­не­ние перед пре­сто­лом, не целуя его, и кла­ня­ется пред­сто­я­телю (Р.д.с.п. 1889 г., №17).

«Во все время чтения свя­щен­ни­ком молитвы заам­вон­ной, диакон стоит на десней стране солеи пред обра­зом Вла­дыки Христа, с пре­кло­нен­ною главою, держа и орарь свой тремя персты десной руки, воз­де­той к свя­тому образу. По окон­ча­нии молитвы, диакон покла­ня­ется свя­щен­нику и входит в алтарь север­ною стра­ною; свя­щен­ник же входит свя­тыми вра­тами в алтарь и в пред­ло­же­ние и тут читает тихо сле­ду­ю­щую молитву: «Испол­не­ние закона и про­ро­ков, Сам сый Христе Боже наш», и проч. — бла­го­слов­ляя диа­кона упо­тре­бить Святая» (Метод, стр. 169).

В слу­жеб­ни­ках раз­ного изда­ния про­ро­че­ствен­ные слова псалма (Псал. 107:6) озна­ча­ются неоди­на­ково. В одних: «Воз­не­сыйся на небеса, Боже, и по всей земли слава Твоя»; в других: «Воз­не­сися на небеса, Боже, и по всей земли слава Твоя». По опре­де­ле­нию «Цер­ков­ного Вест­ника» (Ц.В. 1889 г., №10), первая редак­ция, т.е. «воз­не­сыйся» лишена молит­вен­ного смысла, потому что не имеет ска­зу­е­мого. Вторая же редак­ция «воз­не­сися» согласна с чте­нием как Псал­тири, так и рус­ской и сла­вян­ской Библии. Эта же редак­ция ука­зана в труде прот. К. Николь­ского (стр. 450). Вторая редак­ция, именно, «воз­не­сися» ука­зы­ва­ется в слу­жеб­ни­ках, име­ю­щихся в нашем рас­по­ря­же­нии: Киево-Печер­ской Лавры от 1822, 1907 и 1909 гг., и Мос­ков­ской сино­даль­ной типо­гра­фии от 1894 г.

Очень важно также отме­тить, что нужно остав­лять неко­то­рое коли­че­ство Святых Даров в Потире после при­ча­ще­ния мирян.

При­чина этому ука­зана в извест­ном изъ­яс­не­нии Боже­ствен­ной литур­гии Ивана Дмит­рев­ского, где гово­рится: «В слу­жеб­нике о пере­не­се­нии Даров напе­ча­тано: «Диакон, прием (дискос) со бла­го­го­ве­нием, зря вне к дверям ничтоже гла­голя, отхо­дит в Пред­ло­же­ние». Обра­ще­ние диа­кона с дис­ко­сом вне врат цар­ских к народу напо­ми­нает о бла­го­че­сти­вом древ­них хри­стиан обык­но­ве­нии. В пер­вен­ству­ю­щей Церкви, по при­ча­ще­нии Святых Таин, когда остав­ши­еся части Тела Хри­стова (Кото­рое пода­ва­емо было верным с дис­коса в руки), отно­симы были диа­ко­нами в Пред­ло­же­ние, при виде­нии всех (Чино­по­ло­жен. Апост. кн. 8, гл. 13), то пред­сто­я­щие, сопро­вож­дая их туда устрем­лен­ным взором, с бла­го­го­ве­нием им покло­ня­лись, яко Самому Гос­поду. Ныне же, поелику дискос бывает праз­ден, то и отно­сится диа­ко­ном в мол­ча­нии, ничтоже гла­голя, являя только его людям из цар­ских врат, как в вос­по­ми­на­ние оного обык­но­ве­ния, так и дая тем знак пред­сто­я­щим, что непо­сред­ственно за ним воз­след­ствует и Потир со Св. Тай­нами, дабы они ожи­дали Их с бла­го­го­ве­нием отдать послед­нее Им покло­не­ние. А для сего и нужно свя­щен­нику, после при­ча­ще­ния людей (что наи­паче слу­читься может во время Четы­ре­де­сят­ницы, когда вели­кое мно­же­ство при­сту­па­ю­щих из народа бывает), неко­то­рое коли­че­ство Тела и Крови Гос­под­ней остав­лять в Потире, дабы 1) как сие послед­нее бого­леп­ное покло­не­ние отдано было от людей еще дей­стви­тельно суще­ству­ю­щим в Чаше Боже­ствен­ным Тайнам; так и 2) чтоб изоб­ра­жа­е­мое отне­се­нием их на жерт­вен­ник Таин­ство Воз­не­се­ния Гос­подня совер­ши­лось самыми Дарами, по точ­ному бла­го­на­ме­ре­нию и уста­нов­ле­нию Церкви, а не одним только празд­ным Поти­ром» (Дмит­рев­ский, стр. 352).

“Виде­хом Свет Истин­ный.”

Пес­но­пе­ние «Виде­хом Свет Истин­ный» обра­щено к Святой Троице и впер­вые в круге бого­слу­жеб­ного года поется на вели­кой вечерни празд­ника св. Пяти­де­сят­ницы на «Гос­поди воз­звах».

На литур­гии оно явля­ется разъ­яс­не­нием и заклю­че­нием воз­гласа: «Спаси, Боже, люди Твоя и бла­го­слови досто­я­ние Твое», в кото­ром пре­по­да­ется бла­го­сло­ве­ние народу цер­ков­ному, только что полу­чив­шему вели­кий дар Тела и Крови Хри­сто­вых, и потому име­ну­е­мому досто­я­нием Гос­пода, ибо «уви­дели Свет истин­ный, при­няли Духа Небес­ного и обрели веру истин­ную».

Со дня Пасхи до отда­ния ее, вместо этого пес­но­пе­ния поется тро­парь: «Хри­стос Вос­кресе» одна­жды. Со дня Воз­не­се­ния до отда­ния его, вместо «Виде­хом Свет Истин­ный» поется тро­парь «Воз­несся еси во славе». В суб­боту же пред Пяти­де­сят­ни­цею поется тро­парь суб­боты Тро­иц­кой «Глу­би­ною муд­ро­сти».

Потреб­ле­ние Святых Даров

Если свя­щен­ник служит с диа­ко­ном, то должен читать молитву на потреб­ле­ние Св. Даров не про себя, а в слух диа­кону. Свя­щен­ник, совер­ша­ю­щий литур­гию без диа­кона, должен читать молитву: «Испол­не­ние закона и пророк» по отпу­сте литур­гии, не перед пре­сто­лом, а перед жерт­вен­ни­ком, на кото­ром потреб­ля­ются остав­ши­еся Св. Таины, т.к. эта молитва над­пи­сы­ва­ется так: «молитва гла­го­ле­мая, внегда потре­бити Святая», т.е. молитва, чита­е­мая в то время, когда потреб­ля­ются Св. Таины» (Ц.В., 1895 г., №7).

Если без осо­бен­ного труда при потреб­ле­нии Св. Даров отыс­ки­ва­ются частицы Св. Агнца, то их и сле­дует потре­бить прежде всего. Но не сле­дует сму­щаться, если и не будет так, потому что потреб­ле­ние Св. Даров не есть в стро­гом смысле при­ча­ще­ние, кото­рого одна­жды спо­доб­ля­ются слу­жа­щие литур­гию в свое время и по ука­зан­ному чину (Ц.В., 1888 г., №2).

Потреб­ле­ние Св. Даров диакон или сам свя­щен­ник должны по воз­мож­но­сти выпол­нять раньше, пока в них сохра­ня­ется теп­лота. Но если нужно, как, напри­мер, в зимнее время, то можно при потреб­ле­нии Св. Даров под­ли­вать к ним теплой воды.

«По пра­вилу цер­ков­ному, добав­ле­ние воды к Св. Тайнам вос­пре­ща­ется лишь при при­ча­ще­нии; потреб­ле­ние же Св. Даров не есть при­ча­ще­ние, тем более, что при оном вода упо­треб­ля­ется для окон­ча­тель­ного очи­ще­ния Св. Потира. Кроме того, в данном случае добав­ле­ние воды вызы­ва­ется нуждою, почему и явля­ется, по нашему мнению, вполне допу­сти­мым. На тот же случай, когда Боже­ствен­ная Кровь замерз­нет в Св. Потире, ука­за­ние дается в «Изве­стии учи­тель­ном”» (Ц.В., 1898 г., №23).

Внутри сосуд нужно не только облить теплой водой и обте­реть губкой, при­ни­ма­ю­щей в себя влагу, но и хорошо обте­реть платом, спе­ци­ально для этого хра­ни­мым на жерт­вен­нике. Потреб­ле­ние Св. Даров в неко­то­рые поми­наль­ные или празд­нич­ные дни бывает сколько при­ят­ней­шею тра­пе­зою, столько же и делом забот­ли­вым. Напри­мер, когда слу­чится подан­ных на про­ско­ми­дию просфор мно­же­ство, не может не быть сосуд полон Св. Крови, хоть бы частицы были выни­ма­емы малень­кие.

Анти­дор сле­дует вку­шать уже после того, как, влитая в Потир вода, для его очи­ще­ния, выпита, т.к. иногда и неза­метно для глаз могут остаться в Потире частицы Св. Таин или частицы, выну­тые из просфор, но напо­ен­ные Св. Кровию. С потреб­ле­нием Св. Даров, должна пере­стать гореть свеча на жерт­вен­нике. По суще­ству­ю­щему обычаю нашей Церкви, девя­ти­чин­ная просфора при­над­ле­жит диа­кону (см. отд. IV. 82, выше).

Уста и руки сле­дует тща­тельно вымы­вать сразу же после потреб­ле­ния Св. Даров, а тогда уже запи­вать «теп­ло­тою», — теплой водой с добав­ле­нием вина. Омо­ве­ние совер­ша­ется в умы­валь­нике, вода из кото­рого должна исте­кать в источ­ник про­точ­ной воды или в отдель­ный слив в землю.

По слу­жеб­нику, потреб­ле­ние Св. Даров, при слу­же­нии с диа­ко­ном, пола­га­ется после заам­вон­ной молитвы; при слу­же­нии же без диа­кона потреб­лять Св. Дары сле­дует прямо после отпу­ста и только тогда при­сту­пать к испол­не­нию част­ных треб (Ц.В., 1895 г., №7).

Анти­дор

Под именем анти­дора у нас в соб­ствен­ном смысле надобно разу­меть «остатки от той просфоры, из кото­рой изы­ма­ется Св. Агнец для литур­гии, и кото­рые раз­да­ются тем, кои к при­ча­ще­нию Св. Таин себя не при­го­то­вили» (Новая Скри­жаль). В совре­мен­ной прак­тике чаще всего раз­да­ются именно эти боль­шие частицы про­ско­ми­дий­ных просфор, а сам анти­дор потреб­ля­ется свя­щен­но­слу­жи­те­лями. Даже раз­ре­ша­ется раз­дро­бить для раз­дачи с анти­до­ром и «хлебы, на все­нощ­ных бла­го­сло­вен­ные». Таким обра­зом, недо­ста­точ­ность анти­дора не может быть при­знана осно­ва­нием к несо­блю­де­нию обычая раз­дачи анти­дора моля­щимся.

Отпуст литур­гии

О бла­го­сло­ве­нии народа перед отпу­стом см. отдел о Вечерни II. 17.

По обычаю, перед отпу­стом свя­щен­ник берет св. крест с пре­стола и после отпу­ста, огра­див св. кре­стом оба лика и народ и цело­вав сам, дает для цело­ва­ния пред­сто­я­щим.

«Обычай тво­рить отпуст литур­гии с кре­стом в руках не всегда и не везде соблю­да­ется, между тем сле­дует неопу­сти­тельно и повсе­местно под­дер­жи­вать его в виду того, что народ очень доро­жит им, имеет бла­го­че­сти­вое жела­ние, отслу­шав литур­гию, при­ло­житься ко кресту, даже счи­тает за грех выйти из церкви, не при­ло­жив­шись ко кресту по окон­ча­нии литур­гии» (Р.д.с.п. 1889, №17; Ц. Вед. 1895, №39).

Иерей став в откры­тых цар­ских вратах лицом к народу, про­из­но­сит отпуск дне, или празд­ника. В слу­жеб­нике ука­зы­ва­ется поря­док про­из­но­ше­ния отпу­ста. Так, для литур­гии св. Иоанна Зла­то­устого сле­дует отпуст: «Хри­стос истин­ный Бог наш, молит­вами Пре­чи­стые Своея Матере (и прочая), иже во святых отца нашего Иоанна, архи­епи­скопа Кон­стан­тина града, Зла­то­устого: и свя­того имярек, егоже есть храм и егоже есть день: и всех святых, поми­лует и спасет нас, яко благ и чело­ве­ко­лю­бец».

Подроб­нее об отпу­стах см. отд. I. 31.

«И когда про­из­но­сятся слова: «Хри­стос истин­ный Бог наш», иерей зна­ме­нует себя или пола­гает на себя крест­ное зна­ме­ние и своим бла­го­че­сти­вым при­ме­ром воз­буж­дает к сему других» (Метод, стр. 172).

По цело­ва­нии же свя­щен­ник опять осе­няет св. кре­стом народ и воз­вра­ща­ется в алтарь, причем цар­ские врата и завеса закры­ва­ются. После отпу­ста литур­гии, хотя бы и была нужда тотчас начать зака­зан­ный моле­бен, сле­дует затво­рять цар­ские двери, притом — затво­рять вполне, т.е. с закры­тием их заве­сой.

Окон­ча­ние литур­гии:

в пас­халь­ный период.

От недели Анти­пасхи и до отда­ния Пасхи еже­дневно на литур­гии конец ее бывает сле­ду­ю­щий. Иерей: «Спаси, Боже», лик вместо «Виде­хом свет истин­ный» поет: «Хри­стос Вос­кресе» оди­на­жды (про­тяж­ное). На воз­глас иерея: «Всегда, ныне, и присно», лик поет: «Да испол­нятся уста». На отпу­сте, егда иерей речет: «Слава Тебе, Христе Боже наш», лик поет: «Хри­стос Вос­кресе» трижды. Отпуст вос­крес­ный: «Вос­кре­сый из мерт­вых». На день Отда­ния Пасхи конец литур­гии поем, якоже на самую Пасху.

от Воз­не­се­ния до Троицы.

В суб­боту перед празд­ни­ком Троицы, когда и отда­ние празд­ника Воз­не­се­ния совер­ши­лось, а Тро­и­цын празд­ник еще не наспел, вместо — «Виде­хом Свет Истин­ный» (не петого от св. Пасхи), есть обычай в сей день петь — «Глу­би­ною муд­ро­сти».

Пас­халь­ная Литур­гия

В зару­бе­жье уко­ре­нился обычай на Пасху слу­жить литур­гию сразу после окон­ча­ния заут­рени (и пения Пас­халь­ных часов). Многие инте­ре­су­ются, — а как было в доре­во­лю­ци­он­ной России? Озна­ком­ле­ние с этим вопро­сом пока­зы­вает, что прак­тика слу­же­ния этих служб была раз­но­об­разна, во всяком случае, в Москве.

Сви­де­тель­ство сему нахо­дим в авто­ри­тет­ном сбор­нике «Руко­вод­ство для лиц, отправ­ля­ю­щих цер­ков­ные бого­слу­же­ния в мос­ков­ском кафед­раль­ном Христа Спа­си­теля соборе и мос­ков­ском Боль­шом Успен­ском в тече­ние всего года» (Москва, 1901 г.) В отно­ше­нии храма Христа Спа­си­теля, ука­зы­ва­ется: «По окон­ча­нии утрени без рас­хода совер­ша­ется и литур­гия архи­ерей­ским слу­же­нием. Позд­няя литур­гия в при­деле Свят. Нико­лая в 6 часов утра отправ­ля­ется черед­ными сед­мицы — свя­щен­ни­ком и диа­ко­ном. Вечерня — в 3 часа дня, при уча­стии архи­ерея» (Моск. Руко­вод., стр. 162–165). Зато, в отно­ше­нии этих же служб в Успен­ском соборе указан такой поря­док: «Бла­го­вест к утрени ровно в пол­ночь. Мит­ро­по­лит при первых ударах в коло­кол из своих покоев в Чудо­вом мона­стыре отправ­ля­ется в собор. После утрени целуют крест и хри­сто­су­ются… Литур­гия совер­ша­ется в 6 часов утра. Служит мит­ро­по­лит с собор­ным духо­вен­ством… Бла­го­вест в 3 часа попо­лу­дни. Служит вечерню мит­ро­по­лит» (Моск. Руко­вод., стр. 166170).

Итак, в Москве, в старое время, прак­тика служб в первый день св. Пасхи в двух пер­во­пре­столь­ных собо­рах была раз­лич­ная.

Таре­лоч­ные сборы

На при­хо­дах твердо вошло в прак­тику про­из­во­дить таре­лоч­ные сборы на литур­гии, когда пре­иму­ще­ственно соби­ра­ется боль­шее число бого­моль­цев. На таре­лоч­ные сборы должны быть назна­ча­емы бла­го­нрав­ные и сте­пен­ные при­хо­жане, веж­ли­вые, обхо­ди­тель­ные с людьми всех состо­я­ний и воз­рас­тов и, нако­нец, при­лично и скромно одетые. Сбор­щики офи­ци­ально утвер­жда­ются адми­ни­стра­цией при­хода, с бла­го­сло­ве­ния насто­я­теля при­хода.

Сбор­щики ожи­дают окон­ча­ние пения молитвы Гос­под­ней «Отче наш». когда ста­но­вятся перед цар­скими вра­тами, ниже солеи. После воз­гласа «Святая святым», когда начи­нают петь кино­ник, т.е. при­част­ный стих, сбор­щики делают три пояс­ных поклона, кре­стясь на ико­но­стас, затем, обер­нув­шись, делают пояс­ной поклон народу и идут соби­рать пожерт­во­ва­ния, один на правую поло­вину храма, а другой на левую поло­вину.

Нет надоб­но­сти, как делают неко­то­рые, еще раз, после сбора, воз­вра­щаться к солее и делать бла­го­дар­ствен­ный поклон народу.

Третья тарелка — на особые цели, объ­яв­ля­е­мые насто­я­те­лем, ста­вится у цело­ва­ния креста, после раз­дачи анти­дора.

Можно только при­вет­ство­вать те при­ходы, где уда­ется избе­гать этих вол­не­ний со сбо­рами, и соби­рать жертвы иным путем, напри­мер, у свеч­ного ящика или дру­гими спо­со­бами.

Литур­гия Пре­ждео­свя­щен­ных Даров

Общие поня­тия

«Литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров, как самое назва­ние ее ока­зы­вает, отли­ча­ется от литур­гии св. Иоанна Зла­то­устого и св. Васи­лия Вели­кого тем, что на ней пред­ла­га­ются для при­ча­ще­ния Св. Дары, уже освя­щен­ные прежде. Посему на литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров не бывает при­но­ше­ния (про­ско­ми­дии) и освя­ще­ния Даров (Евха­ри­стии).

Литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров совер­ша­ется в дни Вели­кого поста (Лаодик. соб. прав. 49, 51. Трульск. соб. прав. 52) потому, что при­но­ше­ние Даров и освя­ще­ние Даров — Евха­ри­стия — несов­местны с стро­го­стью поста.

По Уставу, литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров совер­ша­ется в среду и пяток вели­кой Четы­ре­де­сят­ницы. Также в поне­дель­ник, втор­ник, чет­вер­ток, если в них слу­чится празд­ник с поли­е­леем или хра­мо­вый, и в поне­дель­ник, втор­ник и среду Страст­ной сед­мицы.

В связи с тем, что литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров не явля­ется полной литур­гией, есть обычай на сед­ми­свеч­нике зажи­гать не все семь лампад, а только три.

Время совер­ше­ния Литур­гии

Так как в Вели­ком посту (в сед­мич­ные дни) только по вечеру доз­во­ля­ется при­ни­мать пищу (Тип., гл. 8 и послед. понед. и сред. 1‑й седм. Вел. поста), толитур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров совер­ша­ется после 9‑го часа и вечерни. Пред литур­гиею совер­ша­ются вели­ко­пост­ные 3‑й, 6‑й и 9‑й часы с Изоб­ра­зи­тель­ными и вечерня (Николь­ский, стр. 460).

В насто­я­щее время литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров обычно слу­жится с утра, как и другие литур­гии. То — дань вре­мени, о чем крас­но­ре­чиво гово­рит архиеп. Авер­кий: «Согласно нашему Уставу, во дни поста (кроме суббот и дней вос­крес­ных) хри­сти­ане могут при­ни­мать пищу только одна­жды в деньпритом лишь после вечерни. А вечерня должна совер­шаться, по Уставу, по совер­ше­нии девя­того часа, время совер­ше­ния коего соот­вет­ствует, по нашему 3‑м часам попо­лу­дни. Отсюда есте­ственно, что и совер­ше­ние Боже­ствен­ной литур­гии в буд­нич­ные дни Вели­кого поста, на коей про­ис­хо­дит при­ча­ще­ние Св. Хри­сто­вых Таин, также должно про­ис­хо­дить после вечерни. Вот почему литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров совер­ша­ется в соеди­не­нии с вечер­ней и притом именно после нее. И, конечно, само собой разу­ме­ется, что эта литур­гия, по Уставу, должна совер­шаться в вечер­ние часы, а вовсе не утром, но только не поздно вече­ром, а вскоре после 3‑х часов дня. Само собою ясно при этом, что все веру­ю­щие до этого вре­мени должны воз­дер­жи­ваться от вку­ше­ния пищи, чего тре­бует и самый пост и пред­сто­я­щее за этой литур­гией при­ча­ще­ние Св. Хри­сто­вых Таин.

При­го­тов­ле­ние Агнца

«Дары, кото­рые пре­по­да­ются верным на литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров, освя­ща­ются прежде — при совер­ше­нии литур­гии или св. Иоанна Зла­то­устого (в неделю Сыро­пуст­ную, в неделю Ваий, в Бла­го­ве­ще­ние, слу­чив­ше­еся в сед­мич­ные дни) или св. Васи­лия Вели­кого (в недели 1‑ю, 2‑ю, 3‑ю, 4‑ю и 5‑ю Вели­кого поста).

При литур­гиях, на коих освя­ща­ются Дары и для литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров, упо­треб­ля­ется в про­ско­ми­дии боль­шее число просфор, нежели обык­но­венно. Ибо Агнец для каждой литур­гии изъ­ем­лется из особой просфоры (Слу­жебн., Чиновн., литург. пре­ждеосв. Даров и Сим. Сол., отв. 60): хлеб для Агнца должен быть не частица, но целый, чтобы, по обык­но­ве­нию, мог быть раз­де­лен на части и, по пре­лом­ле­нии, раз­да­ваем.

Святый хлеб пре­ждео­свя­щен­ных Даров при­го­тов­ля­ется на про­ско­ми­дии в то время, когда при­го­тов­ля­ется и Агнец для литур­гии. Когда на про­ско­ми­дии свя­щен­ник выре­жет первый хлеб для Агнца, пожрет и про­бо­дет его, тогда точно также он режет другой хлеб и также жрет его и про­бо­дает. И какие слова гово­рил при этих свя­щен­но­дей­ствиях над первым хлебом, те же про­из­но­сит и над вторым, именно: «В вос­по­ми­на­ние Гос­пода» и пр., «Яко овча». То же совер­шает и над тре­тьим хлебом, если он при­го­тов­ля­ется для пре­ждео­свя­щен­ной литур­гии. Потом вли­вает в Чашу вино с водою и про­из­но­сит слова, какие всегда про­из­но­сятся на про­ско­ми­дии при этом свя­щен­но­дей­ствии; нако­нец, покры­вает дискос и Потир покро­вами и кадит, про­из­нося молитву пред­ло­же­ния. Во время освя­ще­ния Даров свя­щен­ник, по при­зы­ва­нии Св. Духа, без всякой пере­мены про­из­но­сит слова: «сотвори убо хлеб сей чест­ное Тело Христа Твоего», а не гово­рит во мно­же­ствен­ном числе: «сотвори хлебы сия», потому что един есть Хри­стос (Слу­жебн.) как в том, так и в другом хлебе. Когда свя­щен­ник делает воз­но­ше­ние Даров, он воз­но­сит и Агнец, назна­чен­ный для литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров. Когда потом свя­щен­ник раз­дро­бит первый святый хлеб, частицу его вложит в Потир и вольет в Потир теп­лоту, тогда он пола­гает на левую руку (на губу) другой Агнец, при­го­тов­ля­е­мый для пре­ждео­свя­щен­ной литур­гии, не раз­дроб­ляя его, правою рукою берет лжицу и, омочив ее в Пре­чи­стой Крови, при­ка­са­ется ею свя­тому хлебу кре­сто­об­разно, «во страну, на ней же начер­тася крест, под мяг­ко­стью», т.е. при­ка­са­ется той сто­роне свя­того хлеба, кото­рая кре­сто­об­разно над­ре­зана. Пре­чи­стое Тело, соеди­нен­ное с Пре­чи­стою Кровию, пола­га­ется в хле­бо­но­сец (ковчег) и хра­нится до литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров» (Николь­ский, стр. 459).

Слу­жить пре­ждео­свя­щен­ную литур­гию на запас­ных Дарах (хра­ни­мых для при­об­ще­ния боль­ных) не пола­га­ется (Ц.В. 1896 г., №40). Нельзя совер­шать оную литур­гию на испор­тив­шемся Агнце (Ц.В. 1892 г., №12).

Литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров совер­ша­ется на Агнце, освя­щен­ном прежде — на литур­гии св. Иоанна Зла­то­уста или св. Васи­лия Вели­кого. Отсюда понятно, что на литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров не должны быть выни­ма­емы частицы из просфор. Опус­кать эти частицы в Чашу и про­из­но­сить: «Отмый, Гос­поди, Кровию», нельзя, потому что в Чаше вино «не пре­су­ще­ственно в Кровь Боже­ствен­ную». Равным обра­зом и хра­не­ние тако­вых частиц до сле­ду­ю­щей литур­гии св. Иоанна Зла­то­уста или св. Васи­лия Вели­кого не сле­дует (Хой­нац­кий, «О Литур­гии», пар. 178; Р. д. с. п. 1888, №46; Ц.В. 1890 г., №48; 1892 г., №12; 1895 г., №47; 1899 г., №15).

Прот. Е. Попов объ­яс­няет: «При­го­тов­ля­ю­щий для литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров Святой Агнец должен с боль­шим оби­лием напа­ять Св. Кровию ту часть (ХС), от кото­рой, обык­но­венно, при­ча­ща­ются слу­жа­щие, иначе (ближе к поверх­но­сти этой части) не будет Крови, между тем как при­ни­ма­ю­щий ее будет гово­рить: «пре­по­да­ется… Пре­чи­стое Тело и Кровь..». Если же пред­по­ла­га­ются за этой литур­гией и при­част­ники из мирян, то Святой Агнец в преды­ду­щий вос­крес­ный день нужно делать больше и напа­ять его Святою Кровию уже до того, чтоб по раз­де­ле­нии его на малые части ока­за­лось на каждой раз­де­лен­ной частице несколько Крови. (Теми же части­цами, на кото­рых не ока­жется совсем Святой Крови, и нельзя будет при­об­щать; они оста­нутся для потреб­ле­ния после литур­гии). Раз­ре­зы­вать в таком случае Агнец за про­ско­ми­дией нужно с осо­бен­ною предо­сто­рож­но­стью, чтоб раз­ре­зан­ные части, обра­щен­ные при суше­нии мяг­ко­стью к верху, не могли от своей тяже­сти рас­пасться. Пола­гать его вообще в кивот сле­дует так, чтоб он не был видим для вхо­дя­щих в алтарь, даже и в то время, когда (как за служ­бой) откры­ва­ется крышка или дверка кивота для вли­я­ния на него сухого воз­духа (а иной раз для уда­ре­ния на него сол­неч­ного света). Но сохрани Бог забыть затво­рить кивот с Агн­цами и так-то оста­вить его от одной службы до другой, тем более на ночь: в про­дол­же­ние этого вре­мени могут быть и мете­ние в алтаре и боль­шой дым от печки и может что слу­читься еще опас­нее. Чтоб вернее избег­нуть этой забыв­чи­во­сти, нужно затво­рять кивот каждый раз в одно время при окон­ча­нии службы. Вели­кая забот­ли­вость тре­бу­ется, чтоб сохра­нить от повре­жде­ния Св. Агнцы, осо­бенно послед­ний, или для обедни в пят­ницу. На сей раз кри­ти­че­ский осо­бенно день — чет­вер­ток: в этот осо­бенно день надобно иметь откры­тым кивот со Св. Дарами. Чтоб не могло быть повре­жде­ния и на поверх­но­сти Агнца, кото­рою будет лежать Агнец на дне кивота, удоб­ным пред­став­ля­ется пере­ме­нять на разные сто­роны поло­же­ние в кивоте Агнцов. Если некаж­до­днев­ная служба, для осве­же­ния Агнцов воздухом сле­дует наро­чито при­хо­дить в цер­ковь. Если и за всем тем, так или иначе, повре­дятся Св. Дары для литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров, и даже до того, что не удобно будет упо­тре­бить их для службы, в таком случае литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров про­пус­ка­ется. Повре­жден­ные Св. Дары нельзя ни сожечь, не иначе как-либо истре­бить. Дождав­шись литур­гии св. Зла­то­уста или св. Васи­лия Вели­кого, нужно потре­бить их со слад­ким вином (Номо­кан. прав. 160), притом — особо или после потреб­ле­ния литур­гий­ных Даров дня. Тяжкую же вину своей неосто­рож­но­сти или неза­бот­ли­во­сти по этому делу надобно поспе­шить — очи­стить глу­бо­ким пока­я­нием пред духов­ни­ком и эпи­ти­миею» (Попов, ч. 2‑я, стр. 6667).

Вход­ные Молитвы

Во время 9‑го часа иерей и диакон, где есть, тихо читают пред Цар­скими вра­тами вход­ное литур­гии. Молитвы чита­ются те же, какие и как на литур­гии св. Иоанна Зла­то­уста, только не чита­ется молитва: «Гос­поди, низ­посли руку» (чтение како­вой молитвы было бы не уместно, потому что в ней свя­щен­ник испра­ши­вает у Гос­пода укреп­ле­ние на совер­ше­ние бес­кров­ного свя­щен­но­дей­ствия). Войдя в алтарь, свя­щен­ник трижды покло­ня­ется пред св. тра­пе­зою, целует пре­стол, крест на нем и Еван­ге­лие, а затем обла­ча­ется в свя­щен­ные одежды» (Р. д. с. п. 1869 г., №9; 1896 г., №6; Ц.В. 1890 г., №15; 1892 г., №11; 1893 г., №20).

При обла­че­нии в каждую одежду свя­щен­ник творит над нею крест, целует и ничего не гово­рит, кроме «Гос­поду помо­лимся» Также и на омо­ве­ние рук свя­щен­ник и диакон ничего не про­из­но­сят. Обла­че­ние совер­ша­ется до отпу­ста изоб­ра­зи­тель­ных.

Когда литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров слу­жится отдельно от часов и изоб­ра­зи­тель­ных, в более позд­ний час, тогда вход­ные чита­ются непо­сред­ственно перед нача­лом вечерни.

Начало Литур­гии

«Перед нача­лом литур­гии молитвы: «Царю Небес­ный», «Слава в вышних», и проч. не чита­ются, равно как и «Время сотво­рити» и проч. (как на полной литур­гии); но, после трое­крат­ного покло­не­ния пред св. тра­пе­зою со сло­вами: «Боже, очисти мя, греш­ного», свя­щен­ник и диакон целуют пре­стол (а в иных местах — свя­щен­ник целует св. Еван­ге­лие, диакон же целует св. пре­стол и св. крест на пре­столе), после чего диакон, приняв (молча бла­го­сло­ве­ние у свя­щен­ника и покло­нив­шись ему, исхо­дит на обыч­ное место пред Цар­скими вра­тами и воз­гла­шает: «Бла­го­слови, вла­дыко» (Ц.В. 1890 г., №15).

У Николь­ского читаем: «Свя­щен­ник про­из­но­сит началь­ный воз­глас литур­гии. «Бла­го­сло­венно Цар­ство Отца, и Сына, и Свя­того Духа, ныне, и присно, и во веки веков» (Слу­жебн.) При этом творит Еван­ге­лием крест над пре­сто­лом (Чиновн.)» (Николь­ский, стр. 461).

В отно­ше­нии ноше­ния свя­щен­ни­ками голов­ного убора руко­вод­ство­ваться сле­дует сле­ду­ю­щими пра­ви­лами:

«Свя­щен­ники сни­мают скуфьи или ками­лавки во время пения «Во Цар­ствии Твоем» и т.д., как и пред нача­лом полной литур­гии. Потом наде­вают их и стоят с покры­тою голо­вою до пере­не­се­ния Св. Даров с пре­стола на жерт­вен­ник. Ока­дивши здесь, т.е. у жерт­вен­ника Св. Дары сле­дует опять покрыть голову и в таком виде нахо­диться до пения «Да испра­вится». На «Да испра­вится» скуфьи и ками­лавки опять сни­ма­ются. Начи­ная с сугу­бой екте­ньи, скуфьи и ками­лавки могут быть наде­ва­емы до «Ныне силы небес­ныя»; затем они сни­ма­ются и не пола­га­ется наде­вать их до «Да испол­нятся уста» и т.д., как и на полной литур­гии» (Риж. Е.В. 1891 г., №12).

Во время чтения 103 псалма иерей пред Цар­скими вра­тами читает све­тиль­нич­ные молитвы (см. их в чине вечерни), начи­ная «с чет­вер­тые молитвы «Немолч­ными пес­ньми», пото­мучто три первые чита­ются после малых екте­ний» (Слу­жеб­ник).

Кафизмы.

«Пред литур­гиею пре­ждео­свя­щен­ных Даров сти­хо­сло­вие кафизмы бывает не так, как за вечер­нею без литур­гии, именно: после «Слава» клир поет: «И ныне и присно, и во веки веков. Аминь; Алли­луиа, алли­луиа, алли­луиа, слава Тебе Боже» (3‑жды). И только после сего тотчас екте­ния малая, причем иерей в алтаре тайно читает одну из молитв вечер­них — све­тиль­нич­ных на каждой екте­нии, кото­рых бывает три, по числу слав кафизмы» (Неа­по­ли­тан­ский, стр. 60).

Пере­не­се­ние Агнца с пре­стола на жерт­вен­ник

На литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров на чтении 18‑й кафизмы пере­не­се­ние Свя­того Агнца с пре­стола на жерт­вен­ник совер­ша­ется сле­ду­ю­щим поряд­ком: на 1‑й Славе свя­щен­ник, взяв св. Еван­ге­лие (лежа­щее на анти­минсе), пола­гает его за анти­мин­сом, рас­кры­вает анти­минс и вместе с диа­ко­ном делает два земных поклона перед пре­сто­лом, при помощи копия и лжицы выни­мает Св. Агнец из хле­бо­носца (даро­хра­ни­тель­ницы) и кладет на дискос, кото­рый прежде сего постав­ляет на анти­минсе, затем делает третий поклон. (Здесь ука­зы­ва­ются поклоны в том порядке, как они обычно дела­ются при цело­ва­нии икон, св. мощей и др. свя­тынь). Дискос оста­ется откры­тым, на него не постав­ля­ется ни звез­дица, ни покро­вец.

На 2‑й Славе свя­щен­ник сов­местно с диа­ко­ном, дер­жа­щем в руке свечу, совер­шает трой­ное каж­де­ние пре­стола со всех сторон, обходя вокруг трижды, затем отдает кадиль­ницу диа­кону. На 3‑й Славе завеса на вратах задер­ги­ва­ется, свя­щен­ник, сотво­рив поклон до земли (по Неа­по­ли­тан­скому: три поклона) перед Свя­тыми Дарами, пола­гает дискос на свою главу и в пред­ше­ствии обра­щен­ного лицом к Святым Дарам диа­кона, име­ю­щему свечу и кадиль­ницу, пере­но­сит, идя мимо гор­него места, дискос на жерт­вен­ник. Иерей вли­вает в Святой Потир вино и воду, берет звез­дицу, и окадив ее, ставит на дискос над Святым Агнцем, потом берет покро­вец и, ока­дивши его, покры­вает дискос, ока­дивши другой покро­вец, покры­вает им Чашу, после чего, окадив воздух, покры­вает им дискос и Чашу, ставит свечу перед Свя­тыми Дарами, кадит жерт­вен­ник и, одно­вре­менно с диа­ко­ном, творит земной поклон. На всех ука­зан­ных дей­ствиях свя­щен­ник каждый раз гово­рит только: «Гос­поду помо­лимся», а диакон допол­няет: «Гос­поди, поми­луй». В заклю­че­нии свя­щен­ник гово­рит: «Молит­вами святых отец наших, Гос­поди Иисусе Христе, Боже наш, поми­луй нас». Свеча зажжен­ная, кото­рая в другое время постав­ля­ется за сосу­дом, или к восточ­ному краю жерт­вен­ника, теперь горит пред Дарами, как уже освя­щен­ными».

«Сохрани Бог во время этого пере­носа дис­коса на главе сро­нить Св. Агнец! Тогда (как и в несчаст­ном случае повре­жде­ния Св. Даров), если близко духов­ник, надобно очи­стить совесть испо­ве­дью: если же до духов­ника далеко, то самому нало­жить на себя какой-либо подвиг пока­я­ния, напри­мер, пост трех­днев­ный или только одно­днев­ный, а также чтение ака­фи­ста Слад­чай­шему Иисусу на том месте, где после­до­вал печаль­ный случай). Вина вли­вать в сосуд нужно мало или столько, чтоб мог лишь Св. Агнец омо­читься» (Попов, ч. 2‑я, стр. 68).

Воз­вра­тясь к пре­столу, свя­щен­ник скла­ды­вает анти­минс и снова пола­гает на нем св. Еван­ге­лие. Тогда завеса на Цар­ских вратах вновь отвер­за­ется.

Малый Вход и чтения

«По окон­ча­нии кафизмы и после екте­нии, певцы поют: «Гос­поди, воз­звах». Во время пения стихир иерей, а, если есть, диакон совер­шает каж­де­ние всей церкви и народа.

Когда же поется сти­хира на «Слава и ныне», тогда откры­ва­ются Цар­ские двери (Чиновн., Тип., гл. 23), и бывает вход с кадиль­ни­цей, без Еван­ге­лия. Если же на литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров поло­жено читать Еван­ге­лие, то вход совер­ша­ется с Еван­ге­лием (Тип., послед. среды 1‑й седм. Вел. поста; Слу­жебн.)

По входе чита­ются две паре­мий дня, а, когда ука­зано в Минеи, — и паре­мии празд­ника.

После чтения из книги Бытия Цар­ские двери отво­ря­ются (Чиновн., лит. пре­ждеосв. Даров), и про­из­но­сится чтецом и поется пев­цами второй про­ки­мен (смотри в особой книжке на 1‑ю сед­мицу Вел. поста). После пения про­кимна диакон, обра­ща­ясь к свя­щен­нику (при архи­ерей­ском слу­же­нии — про­то­ди­а­кон к архи­ерею) воз­гла­шает. «Пове­лите» (Слу­жебн., Чинов. и Типи­кон) свя­щен­ник, взяв обеими руками кадиль­ницу и свещ­ник со свечою, стоит пред св. тра­пе­зою, зря к востоку и, назна­ме­нуя крест, гово­рит.«Пре­муд­рость прости», воз­буж­дая моля­щихся к бла­го­го­ве­нию» (Николь­ский, стр. 464–466).

Далее у Неа­по­ли­тан­ского: «Затем обра­ща­ется к народу в Цар­ских вратах и теми же све­тиль­ни­ком и кади­лом осе­няет народ, падший ниц, и воз­гла­шает: «Свет Хри­стов про­све­щает всех». Затем цер­ков­но­слу­жи­тель берет све­тиль­ник с кади­лом из рук иерея, народ встает и чтец гово­рит: «Прит­чей чтение»; иерей: «Вонмем», и затво­ря­ются врата. После паре­мии чтец среди церкви поет: «Да испра­вится молитва моя..». (Неа­по­ли­тан­ский, стр. 60). Под осе­не­нием свечей на восток и на запад име­ется в виду зна­ме­но­ва­ние кре­стом в обоих слу­чаях.

Поря­док чтения паре­мий по входе на литур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных даров Вкла­дыш в слу­жеб­ник.

Вход.
Диак.: Пре­муд­рость, прости.
Лик: Свете тихий.
Диак.: Вонмем.
Свящ.: Мир всем.
Диак.: Пре­муд­рость.
Чтец: Про­ки­мен 1‑й.
Диак.: Пре­муд­рость.
Чтец: Бытия чтение.
Диак.: Вонмем.
Закры­ва­ются цар­ския врата.
Чтение.
Диак.: Вонмем.
Откры­ва­ются цар­ския врата.
Чтец: Про­ки­мен 2‑й.
Диак.: Пове­лите.
Свящ.: Пре­муд­рость, прости.
Свет Хри­стос про­све­щает всех.
Закры­ва­ются цар­ския врата.
Чтец: Прит­чей чтение.
Диак.: Вонмем.
Чтение.
Свящ.: Мир ти.
Диак.: Пре­муд­рость.
Откры­ва­ются цар­ския врата.
Да испра­вится молитва моя.
Свящ.: Гос­поди и Вла­дыко… (3 покл.)
Екте­ния: Рцем вси.

“Да испра­вится молитва моя.”

Во время пения «Да испра­вится молитва моя» цар­ские врата отвер­за­ются; народ и клир ста­но­вятся на колени, а иерей, стоя перед св. пре­сто­лом, кадит.

«Сна­чала чтец, стоя пред Цар­скими вра­тами, поет: Да испра­вится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воз­де­я­ние руку моею жертва вечер­няя. И по пении чтеца, лик поет то же. Таже чтец: Стих 1‑й: Гос­поди, воз­звах к Тебе, услыши мя, вонми гласу моле­ния моего, внегда воз­звати ми к Тебе. Стих 2‑й:Положи, Гос­поди, хра­не­ние устом моим и дверь ограж­де­ния о устнах моих. Стих 3‑й: Не уклони сердце мое в сло­веса лукав­ствия, непще­вати вины о гресех. После каж­дого этого стиха лик поет. Да испра­вится. Затем чтец поет:Да испра­вится молитва моя, яко кадило пред Тобою, а лик уже окан­чи­вает: Воз­де­я­ние руку моею жертва вечер­няя.

— Весь стих: «Да испра­вится», в начале и первая поло­вина его в конце, а также и все три стиха поло­жен­ные пред. «Да испра­вится», поются по Слу­жеб­нику — чтецом, по Ирмо­ло­ги­ону — свя­щен­ни­ком, по Чинов­нику — пев­цами. Там, где нет певцов, всего лучше, конечно, сле­до­вать Ирмо­ло­ги­ону, если, конечно, иереи имеют умеют петь.

— Там, где при церкви один чтец, он же и певец, и где свя­щен­ник не при­ни­мает ника­кого уча­стия в пении, — там певец, пропев 1‑й раз: «Да испра­вится», идет на клирос и поет сле­ду­ю­щие разы: «Да испра­вится», стоя на кли­росе, стихи же: «Гос­поди воз­звах», «Положи Гос­поди» и проч., про­из­но­сит иерей. Послед­ний раз: «Да испра­вится», чтец поет среди церкви до слов: «воз­де­я­ние руку», с этих же слов он докан­чи­вает пение на кли­росе (Неа­по­ли­тан­ский, 61 стр.)

Народ, обык­но­венно, стоит на коле­нях при пении всех стихов, исклю­чая пения послед­ний раз второй поло­вины: «Да испра­вится». Что же каса­ется иерея, то он после пения «Не уклони сердце мое в сло­веса лукав­ствия», идет к жерт­вен­нику; за ним, встав с колен, сле­дует и диакон; пред жерт­вен­ни­ком иерей кадит 3‑жды, и, отдав кадило диа­кону, воз­вра­ща­ется к пре­столу и ста­но­вится пред ним на колени; диакон же оста­ется пред жерт­вен­ни­ком и кадит, стоя пред ним, до конца пения: «Да испра­вится”» (Бул­га­ков, стр. 923).

Допу­стить дево­чек-учениц к пению: «Да испра­вится молитва моя» за амво­ном запре­ще­ний нет.

По испол­не­нии этого молит­во­сло­вия иерей про­из­но­сит молитву: «Гос­поди и Вла­дыко живота моего» с тремя покло­нами. Затво­ря­ются Цар­ские врата.

Чтение Апо­стола, Еван­ге­лия, Екте­ньи

«После вели­ких покло­нов в неко­то­рые дни чита­ются Апо­стол и Еван­ге­лие. Так бывает: в дни памяти вели­ких святых (Тип., послед. 24-го фев­раля, аще в понед. 2‑й, 3‑й, 4‑й седмиц Вели­кого поста и послед. 9‑го марта) и в дни хра­мо­вых празд­ни­ков (Тип., храм. гл. 34 и 35). В Страст­ную сед­мицу на литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров пола­га­ется только чтение Еван­ге­лия (не бывает чтения Апо­стола).

В Типи­коне, при ука­за­ниях на то, что в празд­ники вели­ких святых (тип., послед. 24-го фев­раля, аще в понед. 2‑й, 3‑й и 4‑й седм. Велик. поста) и в празд­ники хра­мо­вые (Тип., гл. 34 и 35) чита­ются Апо­стол и Еван­ге­лие, заме­ча­ется, что по пении «Да испра­вится» и по вели­ких покло­нах «малые екте­нии не гла­го­лем».

Когда поло­жено читать Апо­стол и Еван­ге­лие, тогда отво­ря­ются Цар­ские двери (Триодь Пост­ная, изд. в Москве, 1754 г., 1828 г. и друг. см. послед. среды 1‑й седм. Велик. поста).

После Еван­ге­лия, если же Еван­ге­лие не чита­ется, то после пения «Да испра­вится» и вели­ких покло­нов — сле­дуют те же молит­во­сло­вия, кото­рые бывают после чтения Еван­ге­лия в литур­гиях св. Иоанна Зла­то­устого и св. Васи­лия Вели­кого, а именно: екте­ния «Рцем вси». Во время екте­нии свя­щен­ник читает тайно ту молитву, кото­рую про­из­но­сит и на литур­гиях свв. Иоанна Зла­то­устого и Васи­лия Вели­кого. После молитвы и екте­нии свя­щен­ник воз­гла­шает. «Яко мило­стив и чело­ве­ко­лю­бец Бог еси» (Слу­жебн., Чиновн.).

На пре­ждео­свя­щен­ной литур­гии не сле­дует совер­шать поми­но­ве­ние усоп­ших, так как эта литур­гия не может быть заупо­кой­ною в смысле уми­ло­сти­ви­тель­ной жертвы за усоп­ших, при­со­еди­не­ние к этой литур­гии заупо­кой­ных апо­стола, еван­ге­лия и екте­нии не имеет ника­кого осно­ва­ния и в древ­ней Церкви нико­гда оная литур­гия не совер­ша­лась в зна­че­нии заупо­кой­ной (Ц.В. 1878 г., №11; 1885 г., №32).

Потом про­из­но­сится екте­ния об огла­шен­ных.

Начи­ная от среды (но не ранее, хотя бы, напр., во втор­ник и отправ­ля­лась литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров) Кре­сто­по­клон­ной сед­мицы после воз­гласа: «Да и тии», пола­га­ются на литур­гиях пре­ждео­свя­щен­ных Даров (см. Служеб.), хотя бы слу­чился и празд­ну­е­мый день (но не на литур­гиях свв. Иоанна Зла­то­уста и Васи­лия Вели­кого), особые екте­ния и молитва (тайно чита­е­мая иереем) о гото­вя­щихся к про­све­ще­нию, т.е. кре­ще­нию (Ц.В. 1890 г., №49). — Упо­треб­ле­ние этих моле­ний в наше время, при отсут­ствии гото­вя­щихся к кре­ще­нию, напо­ми­нает нам о пред­на­зна­че­нии нашей Церкви ко все­мир­ному рас­про­стра­не­нию и побуж­дает молиться, да изве­дет Гос­подь на жатву Свою дея­те­лей, кото­рые бы собрали всех людей во едино стадо (Рук. д. с. п. 1897 г., №12).

«По окон­ча­нии екте­нии об огла­шен­ных, свя­щен­ник, после тайно про­чи­тан­ной молитвы, воз­гла­шает: «Да и тии (т.е. огла­шен­ные) с нами славят Пре­чест­ное и Вели­ко­ле­пое имя Твое». Пред тем, как про­из­но­сить этот воз­глас, свя­щен­ник рас­про­сти­рает анти­минс; если же несколько свя­щен­ни­ков совер­шают службу, то все они рас­про­сти­рают анти­минс, и стар­ший из свя­щен­ни­ков берет анти­минс­ную губу и делает ею крест на анти­минсе и, цело­вав ее, пола­гает: на правой сто­роне анти­минса вверху (Чиновн. лит. пре­ждео­свя­щен­ных Даров). Обык­но­венно, в это время раз­вер­ты­ва­ется только верх­няя часть анти­минса, прочие же части, равно и илитон, в кото­ром завер­нут анти­минс, рас­кры­ва­ются во время екте­нии: «Рцем вси», после молитвы при­леж­ного моле­ния» (Николь­ский, стр. 471).

Вели­кий Вход

После воз­гласа: «По дару Христа твоего» отвер­за­ются Цар­ские двери. Когда начи­на­ется пение: «Ныне силы небес­ныя..». диакон, если есть, а без него сам свя­щен­ник кадит святой пре­стол, жерт­вен­ник и алтарь, читая тайно псалом 50‑й. «Даже тогда, когда диакон кадит в алтаре (только), свя­щен­ник, как и кадя­щий диакон, оба читают псалом 50‑й» (Попов, ч. 2‑я, стр. 69). В слу­жеб­нике ука­зы­ва­ется: «кадит святую тра­пезу, и святое пред­ло­же­ние и свя­щен­ника», в то время как Чинов­ник допол­няет. «Кадит святую тра­пезу точию сопреди, трижды: таже святое пред­ло­же­ние». После каж­де­ния свя­щен­ник и диакон (а если нет диа­кона, то свя­щен­ник один), сотво­рив три пояс­ных поклона со сло­вами «Боже, очисти мя, греш­ного», читают «Ныне силы небес­ныя..». трижды. Свя­щен­ник с воз­де­тыми руками: «Ныне силы… дори­но­сится», диакон докан­чи­вает: «Верою и любо­вию… алли­луиа».

Целует — свя­щен­ник анти­минс и пре­стол, а диакон только пре­стол, и отхо­дят оба к жерт­вен­нику для пере­не­се­ния Святых Даров на пре­стол.

При­шедши к жерт­вен­нику, свя­щен­ник покло­ня­ется пред­ло­же­нию трижды, говоря «Боже, очисти мя, греш­ного» (Чинов­ник архи­ерей­ского слу­же­ния), затем берет кадиль­ницу, кадит Св. Дары и, отдав кадиль­ницу диа­кону, воз­ла­гает на его плечо боль­шой воздух, а если нет диа­кона, то себе на плечо по обычаю. Затем свя­щен­ник берет дискос, постав­ляет его на голове своей и держит правой рукой, — левой же рукой берет Потир с вином и, держа Чашу при груди, таким обра­зом совер­шает вели­кий вход через север­ные двери в Цар­ские врата тихо, ничего не воз­гла­шая, а народ весь, равно и клир падают ниц.

«Если же служат несколько свя­щен­ни­ков, то второй из них несет Чашу, а третий — крест, словом — все идут в том же порядке, как поло­жено и на других литур­гиях, только нет ни чьих слов, сохра­ня­ется общее и глу­бо­кое мол­ча­ние» (Попов, ч. 2‑я, стр. 69. См. также Чинов­ник).

Диакон, пред­ше­ствуя с кадиль­ни­цею и смотря на иду­щего свя­щен­ника, кадит перед Свя­тыми Дарами. По пере­не­се­нии Святых Даров свя­щен­ник должен прежде поста­вить Святой Потир на анти­минс, а потом уже обеими руками сни­мать с головы дискос, чтобы избег­нуть при этом каких-либо опас­ных слу­чаев. Свя­щен­ник про­из­но­сит вслух. «Верою и любо­вию при­сту­пим..». чем подает певчим знак допе­вать песнь входа: «Верою и любо­вию… алли­луиа», т.к. во время самого пере­не­се­ния Св. Даров в храме соблю­да­ется все­об­щее бла­го­го­вей­ное мол­ча­ние. Тогда народ встает с колен.

Затем малые покровцы сни­ма­ются с дис­коса и Чаши и кла­дутся под два креста на пре­столе, как обычно. Свя­щен­ник сни­мает боль­шой воздух с плеча диа­кона, напол­няет фимиа­мом от кадила и покры­вает им дискос со Свя­тыми Дарами и Чашу, без каких-либо молитв. Приняв от диа­кона кадило, свя­щен­ник ока­жи­вает Святые Дары трижды, тоже не говоря ни слова, и пре­по­дав про­стое бла­го­сло­ве­ние диа­кону (без про­из­не­се­ния слов. «помяни, брате и сослу­жи­телю» и т.д.) совер­шает три земных поклона с молит­вою преп. Ефрема Сирина «Гос­поди и Вла­дыко живота моего..».

«На литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров по вели­ком входе, обык­но­венно, затво­ря­ется не вся завеса, а только поло­вина ее.

Так как на литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров не бывает освя­ще­ния Даров, то за вели­ким входом сле­дуют молит­во­сло­вия к при­ча­ще­нию верных. Диакон про­из­но­сит екте­нию: «Испол­ним вечер­нюю молитву нашу Гос­по­деви» (свя­щен­нику и диа­кону сле­дует отме­тить в слу­жеб­нике слова: «вечера, вечер­нюю», ради совер­ша­ю­щейся «вечер­ней» службы). По окон­ча­нии екте­нии поется «Отче наш».

При­го­тов­ле­ние к При­ча­ще­нию

На литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров не бывает воз­но­ше­ния Тела Хри­стова, ибо оно, изоб­ра­жая воз­не­се­ние Гос­пода на крест, было уже на литур­гии, на кото­рой освя­ща­лись Дары. По пре­по­я­са­нии диа­кона орарем по молитве, про­из­не­сен­ной иереем тайно «Вонми, Гос­поди Иисусе Христе», иерей с диа­ко­ном покло­ня­ются трижды, про­из­нося. «Боже, очисти мя, греш­ного». Диакон про­из­но­сит это «вне» (т.е. алтаря) «идеже стоит». Свя­щен­ник, при­кро­вен­ным сущим Даром, вложив руку, каса­ется Хлеба с бла­го­го­ве­нием и стра­хом Божиим. Когда диакон, пре­кло­нив главу, про­из­не­сет: «Вонмем», иерей воз­гла­шает: «Пре­ждео­свя­щен­ная Святая святым» (сле­дует отме­тить слово: «Пре­ждео­свя­щен­ная»). В это время закры­ва­ется другая поло­вина завесы. Потом свя­щен­ник сни­мает воздух со Святых Даров. Диакон же, войдя в алтарь и став близ свя­щен­ника, гово­рит. «Раз­дроби, вла­дыко, Святый Хлеб» И свя­щен­ник раз­дроб­ляет Св. Агнец с теми же сло­вами и точно так, как и на литур­гии св. Иоанна Зла­то­устого и св. Васи­лия Вели­кого, вла­гает частицу в Потир, ничего не говоря, и диакон вли­вает теп­лоту, ничего не про­из­нося. Потом свя­щен­но­слу­жи­тели при­ча­ща­ются (Слу­жеб­ник и Чинов­ник).

При­ча­ще­ние Свя­щен­но­слу­жи­те­лей

Так как Тело Хри­стово напи­тано Кровию Хри­сто­вою (на литур­гии, на кото­рой было освя­ще­ние Даров), то диакон, под­ходя для полу­че­ния Св. Даров, гово­рит: «Пре­по­даждь мне, вла­дыко, Чест­ное и Святое Тело и Кровь Гос­пода и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». И свя­щен­ник, давая ему частицу Святых Таин, гово­рит: «Имярек свя­щен­но­ди­а­кону пре­по­да­ется Чест­ное и Святое и Пре­чи­стое Тело и Кровь Гос­пода и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во остав­ле­ние грехов и жизнь вечную во имя Отца, и Сына, и Свя­того Духа». Подобно сему гово­рит свя­щен­ник, когда и сам берет частицу Святых Таин.

По при­ча­ще­нии, взяв губу, оти­рает руку, гла­голя. «Слава Тебе, Боже», трижды. И, цело­вав губу, поло­жит на место. Если на службе пре­ждео­свя­щен­ной литур­гии при­ча­ща­ется только свя­щен­ник без диа­кона, то, по при­ча­ще­нии Святых Таин, свя­щен­ник не пиет из Чаши, но пиет по окон­ча­нии литур­гии, когда потреб­ляет Святые Таины. Ибо, хотя вино и освя­щено вло­же­нием частиц Святых Таин, но оно не пре­су­ществ­лено в Боже­ствен­ную Кровь; над ним не чита­лись здесь, как в литур­гиях св. Иоанна Зла­то­устого и св. Васи­лия Вели­кого, слова освя­ще­ния.

Но если на литур­гии свя­щен­ник и диакон при­об­ща­ются, то диакон в это время из Чаши не пиет (а пиет по заам­вон­ной молитве, по потреб­ле­нии остав­шихся частиц Святых Таин). Свя­щен­ник же по при­об­ще­нии Святых Таин берет Святый Потир с покров­цем обеими руками, пиет из него, ничего не про­из­нося. Затем уста и Потир выти­рает покров­цем и ставит Потир на пре­стол. После сего, умы­вает руки и уста, и взяв ана­фору (анти­дор), читает бла­го­дар­ствен­ные молитвы. Диакон (если же при литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров не бывает диа­кона, то свя­щен­ник) пола­гает с дис­коса частицы в Потир с вели­ким вни­ма­нием, ничего не про­из­нося. И, цело­вав святый дискос, пола­гает близ Свя­того Потира. Потом, взяв покро­вец, покры­вает Святый Потир; на святый же дискос пола­гает звез­дицу и покровцы и аер (воздух) и покла­ня­ется трижды. (Слу­жеб­ник и Чинов­ник).

В заклю­че­ние свя­щен­ник читает бла­го­дар­ствен­ную молитву: «Бла­го­да­рим Тя Спаса всех Бога».

При­ча­ще­ние Мирян, заклю­чи­тель­ные дей­ствия

По откры­тии Цар­ских врат и воз­гла­ше­нии: «Со стра­хом Божиим и верою при­сту­пите», не вос­по­ми­на­ются — уста­нов­ле­ние таин­ства При­ча­ще­ния, ни Вос­кре­се­ние Гос­пода, ни воз­не­се­ние Его на небо. Вместо «Бла­го­сло­вен грядый во имя Гос­подне, Бог Гос­подь и явися нам», поется «Бла­го­словлю Гос­пода на всякое время, выну хвала Его во устех моих». И бывает при­об­ще­ние мирян. Прот. А. Неа­по­ли­тан­ский отме­чает. «При­об­щаться могут из воз­раст­ных мирян, гото­вые при­об­щаться Св. Таин, а мла­денцы груд­ные не могут» (Неа­по­ли­тан­ский, стр. 61). Что каса­ется отро­ков, при­ни­ма­ю­щих обыч­ную пищу, но не достиг­ших семи­лет­него воз­раста, таких при­об­щать не воз­бра­ня­ется. За тем свя­щен­ник, поста­вив на пре­стол Потир и бла­го­слов­ляя народ, гово­рит. «Спаси, Боже, люди Твоя и бла­го­слови досто­я­ние Твое». Лик поет. «Хлеб небес­ный и Чашу жизни вку­сите, и видите, яко благ Гос­подь. Алли­луиа, алли­луиа, алли­луиа».

Свя­щен­ник при каж­де­нии Святых Даров не про­из­но­сит (как на литур­гии св. Иоанна Зла­то­устого и св. Васи­лия Вели­кого): «Воз­не­сися на небеса, Боже, и по всей земли слава Твоя». И лик не поет: «Виде­хом Свет истин­ный», но свя­щен­ник, пока­див Святые Дары трижды, отдает кадило диа­кону: и взем св. дискос постав­ляет на голову диа­коню, и диакон, взем и его со бла­го­го­ве­нием, зря вне ко дверем, ничтоже гла­голя, отхо­дит ко пред­ло­же­нию и постав­ляет и. Свя­щен­ник же, покло­ни­вся, взем Св. Потир и обра­щься ко дверем, зрит к людем, гла­голя тайно: Бла­го­сло­вен Бог наш, и воз­гласно: Всегда, ныне и присно, и во веки веков, отно­сит Святая к жерт­вен­нику.

Певчие же поют: «Да испол­нятся уста наша хва­ле­ния Твоего, Гос­поди». Диакон про­из­но­сит обыч­ную екте­нию по при­ча­ще­нии: «Прости при­имше», памя­туя отме­тить «Вечера всего совер­шенна..».

Свя­щен­ник, сложив анти­минс, творит над ним св. Еван­ге­лием крест, воз­гла­шая: «Яко Ты еси освя­ще­ние наше».

«После заам­вон­ной молитвы лик поет трижды: «Буди имя Гос­подне бла­го­сло­венно: Слава и ныне: и псалом 33‑й: «Бла­го­словлю Гос­пода» (Чиновн.). В Вели­кую среду, после «Буди имя Гос­подне», пола­га­ется три вели­ких поклона (Тип., послед. Вел. среды). За тем свя­щен­ник читает молитву пред потреб­ле­нием Св. Даров.

Отпуст литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров, кроме дней Страст­ной сед­мицы, такой же, какой и на литур­гии св. Васи­лия Вели­кого и св. Иоанна Зла­то­устого, т.е. «Хри­стос истин­ный Бог наш молит­вами Пре­чи­стые Своея Матере». Далее, на нем сле­дуют вос­по­ми­на­ния, смотря по дню сед­мицы, за тем вос­по­ми­на­ется святой, его же есть день. Не должно при этом забы­вать, что служба вечерни и сле­ду­ю­щей за нею литур­гии отно­сится к после­ду­ю­щему дню. На литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров, совер­ша­е­мой в 24‑й день фев­раля и 9‑го марта, свя­щен­ник на отпу­сте поми­нает прежде празд­ну­е­мого свя­того, потом настав­шего (Тип., послед. 24-го фев­раля, аще слу­чится в поне­дель­ник 2‑й, 3‑й или 4‑й седмиц Вели­кого поста, и послед. 9‑го марта). Нако­нец, на отпу­сте свя­щен­ник вос­по­ми­нает «Иже во святых отца нашего Гри­го­рия Двое­слова» — соста­витя литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров (Слу­жебн., литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров). В Страст­ную сед­мицу про­из­но­сится особый отпуст (там же), именно в начале его при­бав­ля­ются слова: «Грядый Гос­подь на воль­ную Страсть, нашего ради спа­се­ния, Хри­стос истин­ный Бог наш» и т.д. (Слу­жебн., отпу­сты Вла­дыч­них празд­ни­ков)» (Николь­ский, стр. 480).

По ходу службы анти­дор (см. отдел IV.42) раз­да­ется веру­ю­щим при пении 33-го псалма. Прак­ти­че­ски, в это время потреб­ля­ются Св. Дары (диа­ко­ном или свя­щен­ни­ком, если он служит сам), а анти­дор раз­да­ется миря­нам после отпу­ста, кото­рый, по сему случаю, про­из­но­сится без креста, как это обычно бывает на литур­гиях св. Иоанна Зла­то­устого и св. Васи­лия Вели­кого.

После бла­го­дар­ствен­ных молитв чита­ется тро­парь свят. Гри­го­рию Двое­слову: «Яко от Бога свыше Боже­ствен­ную бла­го­дать вос­прием». В неко­то­рых слу­жеб­ни­ках, вместо сего тро­паря ука­зы­ва­ется общий тро­парь свя­ти­те­лям: «Пра­вило веры и образ кро­то­сти».

Свя­щен­ник или диакон, потреб­ля­ю­щий св. Дары, должен про­явить вни­ма­ние к вымы­тию теплой водой Дис­коса, в виду того, что на нем лежал св. Агнец, напо­ен­ный Кровью Хри­сто­вой. Вода с Дис­коса сли­ва­ется в Чашу, а затем уже Потир высу­ши­ва­ется дочи­ста.

Разные бого­слу­же­ния и пояс­не­ния

Осо­бен­но­сти Вос­крес­ных Бого­слу­же­ний всего года

Общие поня­тия

Цер­ков­ный бого­слу­жеб­ный год, отно­си­тельно счета недель, начи­на­ется днем Свет­лого Хри­стова Вос­кре­се­ния и раз­де­ля­ется на ТРИ КРУГА. Первый круг заклю­чает в себе восемь недель (на цер­ков­но­сла­вян­ском языке неделя — вос­крес­ный день), от Пасхи до Пяти­де­сят­ницы. Второй круг заклю­чает в себе трид­цать две недели, начи­ная с недели Всех Святых до недели о Закхее вклю­чи­тельно. Третий круг заклю­чает в себе десять недель, от недели Мытаря и Фари­сея до Пасхи. Цер­ков­ный год начи­на­ется 1‑го сен­тября по ста­рому стилю (Цер­ков­ное Ново­ле­тие).

К поня­тию о недель­ных кругах необ­хо­димо доба­вить, что в первом круге дни седмиц начи­на­ются вос­крес­ными днями и окан­чи­ва­ются суб­бо­тою, во втором и тре­тьем — поне­дель­ни­ками и окан­чи­ва­ются вос­кре­се­ньем, за исклю­че­нием Страст­ной сед­мицы, окан­чи­ва­ю­щейся суб­бо­тою.

В Цер­ков­ном Уставе непо­движ­ные дни года раз­де­ля­ются на дни празд­нич­ные: на празд­ники вели­кие, на празд­ники сред­ние двух родов и на празд­ники малые двух родов. Более подроб­ные пояс­не­ния о цер­ков­ных празд­ни­ках дадим ниже.

В тече­ние всего года Цер­ковь поль­зу­ется рядом бого­слу­жеб­ных книг, в зави­си­мо­сти от вре­мени года. Так, бого­слу­же­ния пер­вого круга слу­жатся по книге, кото­рая носит назва­ние «Триодь Цвет­ная» («Пен­ти­ко­ста­рион»), второй круг слу­жится по книге «Осмо­глас­ник» («Октоих»), третий круг слу­жится по книге «Три­пес­нец или Триодь Пост­ная» («Три­о­дион»). В то же время все эти службы свя­заны между собою празд­ни­ками Гос­под­скими, Бого­ро­дич­ными и святых, кото­рые содер­жатся в две­на­дцати книгах «Минеи Месяч­ной» («Анфо­ло­гион»), по одной книге на каждый месяц года, и «Минеи Общей».

Боже­ствен­ная литур­гия явля­ется основ­ным бого­слу­же­нием Церкви и в тече­ние года рас­пре­де­ля­ется сле­ду­ю­щим обра­зом: литур­гия св. Иоанна Зла­то­устого совер­ша­ется еже­дневно, за исклю­че­нием сед­мич­ных дней в Вели­ком посту. В суб­бот­ние дни Вели­кого поста, кроме Вели­кой суб­боты, также совер­ша­ется литур­гия св. Иоанна Зла­то­устого. Литур­гия св. Васи­лия Вели­кого совер­ша­ется десять раз в году, а именно: 1‑го января, в день памяти св. Васи­лия Вели­кого, в первые пять вос­крес­ных дней Вели­кого поста, в Вели­кий чет­вер­ток, в Вели­кую суб­боту и в наве­че­рие празд­ни­ков или в самые празд­ники Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния Гос­подня, смотря по тому, в какие дни озна­чен­ные празд­ники при­лу­чатся. Напри­мер, если наве­че­рие (сочель­ник) Рож­де­ства Хри­стова или Кре­ще­ния Гос­подня слу­чится в поне­дель­ник, втор­ник, среду, чет­вер­ток и пяток — литур­гия в наве­че­рие св. Васи­лия Вели­кого, а в празд­ник — св. Иоанна Зла­то­устого; если наве­че­рие слу­чится в суб­боту или вос­кре­се­нье — литур­гия в наве­че­рие св. Иоанна Зла­то­устого, а в празд­ник св. Васи­лия Вели­кого.

Теперь перей­дем к изъ­яс­не­нию неко­то­рых осо­бен­но­стей Вос­крес­ных Бого­слу­же­ний, сосре­до­то­чи­вая наше вни­ма­ние на отдель­ных кругах цер­ков­ного бого­слу­жеб­ного года.

Первый Круг

Первый круг бого­слу­жеб­ного года заклю­чает в себе восемь недель Цвет­ной Триоди, начи­ная от Пасхи до Пяти­де­сят­ницы: неделя св. Пасхи, Фомы, Миро­но­сиц, Рас­слаб­лен­ного, Сама­ря­ныни, Сле­пого, свв. Отец 1‑го Все­лен­ского собора и св. Пяти­де­сят­ницы.

На всех вос­крес­ных литур­гиях этого круга поло­жено читать Еван­ге­лие от Иоанна, за исклю­че­нием недели о миро­но­си­цах, когда чита­ется Еван­ге­лие от Марка.

В период пас­халь­ного празд­но­ва­ния (от Пасхи и до Отда­ния Пасхи) недель­ные службы носят пас­халь­ный харак­тер. Это как бы один непре­рыв­ный чин в честь Вос­крес­шего Спа­си­теля. Неко­то­рое исклю­че­ние состав­ляет служба в неделю Фомину или Анти­пасхи (т.е. «вместо Пасхи»). Надо ска­зать, что неделя Анти­пасхи явля­ется Новою Неде­лею, заме­ня­ю­щей собой как бы Пасху и, вместе с тем, откры­ва­ю­щей новый ряд вос­крес­ным дням в году. Это как бы «празд­ник в празд­нике», так что служба в этот день в зна­чи­тель­ной мере опус­кает пас­халь­ный эле­мент, кото­рый соблю­да­ется в осталь­ных недель­ных служ­бах этого пери­ода. Мы наблю­даем, напри­мер, что на вели­кой вечерни опус­ка­ются сти­хиры Пасхи, а вместо них поются сти­хиры на сти­ховне Триоди. На утрени опус­ка­ется канон Пасхи — «Вос­кре­се­ния день» — и заме­ня­ется осо­быми ирмо­сами — «Поим вси, людие» (Пас­халь­ная ката­ва­сия сохра­ня­ется), по 3‑ей песни опус­ка­ется пас­халь­ный кондак — «Аще и во гроб» — и заме­ня­ется ипа­коем празд­ника (в неделю Сама­ря­ныни этот кондак заме­ня­ется конда­ком Пре­по­ло­ве­ния), также опус­ка­ется све­ти­лен Пасхи — «Плотию уснув» — и заме­ня­ется экса­по­сти­ла­рием празд­ника. На литур­гии вместо при­частна — «Тело Хри­стово» — поется при­ча­стен — «Похвали, Иеру­са­лиме».

Неделя св. Пасхи откры­вает собою 1‑й глас, так что 2‑й глас в порядке после­до­ва­тель­но­сти должен был бы сов­пасть с 2‑й неде­лею после Пасхи, или неде­лею Анти­пасхи. Однако, согласно харак­тера этого дня, выде­ля­ю­щего его на особое место празд­ника, 2‑й глас пере­но­сится на сле­ду­ю­щую неделю — св. Жен Миро­но­сиц. Таким обра­зом, на вечерни и утрени в неделю Анти­пасхи мы наблю­даем отсут­ствие неко­то­рых вос­крес­ных гла­со­вых стихир, тро­па­рей, и т.д. Вся служба ведется по Триоди. На вечерни опус­ка­ются вос­крес­ные сти­хиры на Гос­поди воз­звах, вос­крес­ный дог­ма­тик, вос­крес­ная сти­хира на сти­ховне и тро­парь на бла­го­сло­ве­ние хлебов — «Бого­ро­дице Дево». На утрени опус­ка­ется вос­крес­ный тро­парь на Бог Гос­подь, вос­крес­ные тро­пари по непо­роч­ных

— «Ангель­ский собор», сте­пенна и про­ки­мен гласа, вос­крес­ные сти­хиры на хва­ли­тех и тро­парь гласа по вели­ком сла­во­сло­вии.

Одно­вре­менно при­со­во­куп­ля­ется эле­мент чисто празд­нич­ный, как напри­мер: лития, вели­ча­ние, сте­пенны 4‑го гласа — «От юности моея» и празд­нич­ный про­ки­мен.

Есть осо­бен­но­сти недель­ных служб пас­халь­ного круга, кото­рые соблю­да­ются во всех слу­чаях. Так, все бого­слу­же­ния начи­на­ются побед­ным тро­па­рем «Хри­стос Вос­кресе». На утрени «Вос­кре­се­ние Хри­стово» поется трижды (вместо одного раза, как это бывает в осталь­ные вос­крес­ные дни года). На литур­гии бывают про­кимны дня вместо гла­со­вых, Апо­стол же чита­ется из Деяний Св. Апо­стол. Вместо «Достойно есть» поется «Ангел вопи­яше» с ирмо­сом — «Све­тися, све­тися». Вместо «Виде­хом свет истин­ный» лик поет «Хри­стос Вос­кресе» еди­но­жды, а по воз­гласе иерея «Слава Тебе, Христе Боже» лик поет «Хри­стос Вос­кресе» трижды. («Хри­стос Вос­кресе» перед отпу­стом все­нощ­ной не поется).

Сле­дует отме­тить, что после­до­ва­ния, име­ю­щие полное начало (от — «Слава Тебе, Боже наш» — «Царю Небес­ный», напри­мер: 3‑й или 9‑й часы) начи­на­ются сле­ду­ю­щим обра­зом: По — «Аминь» — «Хри­стос Вос­кресе» трижды, далее

— «Три­свя­тое», по «Отче наш» и проч. обычно, а на своем месте — «При­и­дите покло­нимся» (напри­мер, вечерня после 9‑го часа, бдение, 1‑й час после утрени) «При­и­дите покло­нимся» не бывает, но — «Хри­стос Вос­кресе» трижды. Вообще же «Царю Небес­ный» не чита­ется до самого празд­ника Пяти­де­сят­ницы.

При чтении Шесто­псал­мия, началь­ный стих «Слава в вышних Богу» не опус­ка­ется, как это неко­то­рые оши­бочно думают, заме­няя его тро­па­рем «Хри­стос Вос­кресе». По пра­вилу, начи­ная утреню, лик поет «Хри­стос Вос­кресе» трижды, и затем чтец начи­нает Шесто­псал­мие «Слава в вышних Богу» и проч.

Осо­бен­ность службы в неделю свв. Отцов 1‑го Все­лен­ского собора заклю­ча­ется в том, что в этот день при­хо­дится попраздн­ство Воз­не­се­ния Гос­подня. Потому служба посвя­щена вос­крес­ному дню (6‑го гласа), памяти свв. Отцов и празд­нику Воз­не­се­ния. На вечерни — по «Ныне отпу­ща­еши» тро­парь «Бого­ро­дице Дево» опус­ка­ется. На утрени поется задо­стой­ник — «Вели­чай, душе моя» и ирмос — «Тя паче ума», а вместо «Виде­хом Свет истин­ный» поется тро­парь Воз­не­се­нию.

В неделю Св. Пяти­де­сят­ницы или Святые Троицы вся служба посвя­щена исклю­чи­тельно этому вели­кому тор­же­ству. При­хо­дя­щийся в порядке оче­реди седь­мой глас опус­ка­ется.

Второй Круг

Второй круг бого­слу­жеб­ного года заклю­чает в себе трид­цать две недели, начи­ная с недели Всех Святых до недели о Закхее вклю­чи­тельно (в неко­то­рые цер­ков­ные годы число недель по Пяти­де­сят­нице бывает более озна­чен­ного — от 33 до 37-ми). Чтение Еван­ге­лия за вос­крес­ной литур­гией в этом кругу рас­пре­де­ля­ется сле­ду­ю­щим обра­зом: от недели Всех Святых до 17‑й недели вклю­чи­тельно чита­ется Еван­ге­лие от Матфея; от 18‑й недели до 32‑й недели вклю­чи­тельно чита­ется Еван­ге­лие от Луки; недо­ста­ю­щие еван­гель­ские чтения от 33‑й до 37‑й недели берут из преды­ду­щих пред­праздн­ствен­ных и попразд­ствен­ных недель, име­ю­щих свои чтения, т.е. делают в таком случае «отступку».

Этот круг явля­ется самым про­дол­жи­тель­ным в году, так что боль­шин­ство цер­ков­ных празд­ни­ков при­хо­дится именно на этот период. Оста­но­вимся на поня­тии о празд­ни­ках.

Как уже было заме­чено, празд­ники раз­де­лены на вели­кие, сред­ние и малые. Опо­зна­ются празд­ники в Типи­коне (т.е. Уставе) и в Месяч­ной Минее осо­быми зна­ками, именно:

  • вели­кие празд­ники имеют крест в круге;
  • сред­ние пер­вого раз­ряда — крест с полу­кру­жием;
  • сред­ние вто­рого раз­ряда — один крест;
  • малые пер­вого раз­ряда — крас­ный знак с тремя точ­ками, не совер­шенно окру­жен­ными;
  • малые вто­рого раз­ряда — черный знак с тремя точ­ками, не совер­шенно окру­жен­ными.

О вели­ких празд­ни­ках в Типи­коне ска­зано: «имже бдение и вся служба празд­ника совер­ша­ется по Уставу». Эти празд­ники суть Хри­стовы, Бого­ро­дичны и Пред­те­чевы два: Рож­де­ство (24-го июня) и Усек­но­ве­ние (29-го авгу­ста) и обоих вер­хов­ных Апо­сто­лов, Петра и Павла (29-го июня). К этому раз­ряду при­над­ле­жат девять празд­ни­ков, так назы­ва­е­мых дву­на­де­ся­тых, а именно: Рож­де­ство Бого­ро­дицы (8‑го сен­тября), Воз­дви­же­ние Креста Гос­подня (14-го сен­тября), Вход во храм Пре­свя­тые Бого­ро­дицы (21-го ноября), Рож­де­ство Хри­стово (25-го декабря), Бого­яв­ле­ние Гос­подне (6‑го января), Сре­те­ние Гос­подне (2‑го фев­раля), Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бого­ро­дицы (25-го марта), Пре­об­ра­же­ние Гос­подне (6‑го авгу­ста), Успе­ние Пре­свя­той Бого­ро­дицы (15-го авгу­ста). Три же из числа дву­на­де­ся­тых празд­ни­ков, именно Вход Гос­по­день в Иеру­са­лим, Воз­не­се­ние Гос­подне и Пяти­де­сят­ница, суть подвиж­ные. Празд­ник Пасхи, или Свет­лое Хри­стово Вос­кре­се­ние, есть высо­чай­ший: он не в числе две­на­дцати. Празд­ник Покрова Пре­свя­тые Бого­ро­дицы (1‑го октября) имеет знак вели­кого празд­ника, но не при­над­ле­жит к числу дву­на­де­ся­тых.

Когда в вос­крес­ный день при­хо­дится один из четы­рех Гос­под­ских празд­ни­ков — Воз­дви­же­ния, Рож­де­ства Хри­стова, Бого­яв­ле­ния и Пре­об­ра­же­ния — вся служба носит исклю­чи­тельно празд­нич­ный харак­тер, а вос­крес­ный эле­мент цели­ком опус­ка­ется («вос­кресно ничтоже поем»).

Отно­си­тельно вели­ких празд­ни­ков Пред­течи и Апо­сто­лов в Уставе ска­зано: «Аще слу­чится празд­ник сей в неделю, пред­ва­ряет вся служба вос­кресна». Иными сло­вами, служба рас­пре­де­ля­ется подобно службе свя­тому, иму­щему бдение, т.е. службе сред­него празд­ника пер­вого раз­ряда (крест с полу­кру­жием), о чем речь будет дальше.

Когда один из осталь­ных вели­ких празд­ни­ков при­хо­дится на вос­крес­ный день, служба бывает насы­щена празд­нич­ным эле­мен­том, но и вос­крес­ная служба в зна­чи­тель­ной мере сохра­ня­ется. В основ­ном служба празд­нич­ная соче­та­ется с вос­крес­ной служ­бой сле­ду­ю­щим обра­зом: На Вели­кой вечерни, на Гос­поди воз­звах сти­хиры вос­кресны 4 и празд­ника 6; Слава, и ныне: празд­ника. Про­ки­мен дня и чтения празд­ника 3. На литии сти­хиры празд­ника; на сти­ховне вос­кресны; Слава, и ныне: празд­ника. На бла­го­сло­ве­нии хлебов тро­парь празд­ника трижды. На Утрени на Бог Гос­подь тро­парь вос­крес­ный дважды; Слава, и ныне: празд­ника. Кафизмы обыч­ные, седальны с бого­ро­дич­ными вос­кресны. Затем поли­е­лей и вели­ча­ние празд­ника. Ангель­ский собор: ипакои гласа и седальны все празд­ника, по еди­но­жды; Слава, и ныне: празд­ника, иже по поли­е­леи седа­лен. Сте­пенна гласа. Про­ки­мен и еван­ге­лие празд­ника. Таже Вос­кре­се­ние Хри­стово; Слава: припев празд­ника; И ныне: тойже, и сти­хира празд­ника. Канон вос­крес­ный с ирмо­сом на 4; и Бого­ро­дицы 2; и празд­ника оба канона на 8. Ката­ва­сия празд­ника, или особо поло­жен­ная. По 3‑й песни кондак и икос вос­кресны, и седа­лен празд­ника дважды. На 6‑й песни кондак и икос празд­ника. На 9‑й песни при­пе­вов не поем, но Чест­ней­шую. Све­ти­лен вос­кре­сен; Слава, и ныне: празд­ника. На хва­ли­тех сти­хиры вос­кресны 4; и празд­ника 4 с празд­нич­ными сти­хами; Слава: празд­ника; И ныне: Пре­бла­го­сло­венна еси, Бого­ро­дице Дево. Сла­во­сло­вие вели­кое. По Три­свя­том, тро­парь вос­кре­сен. На Часах чита­ется тро­парь празд­ника на Слава, а кондак празд­ника на первом и шестом часах. На Литур­гии, по входе, тро­парь вос­кре­сен и празд­ника; Слава: кондак вос­крес­ный; И ныне: празд­ника. Кроме того второй про­ки­мен, второй апо­стол, второе еван­ге­лие и второй при­ча­стен празд­ника, а вместо «Достойно» поется припев и ирмос 9‑й песни.

Здесь необ­хо­димо упо­мя­нуть об особых днях и пери­о­дах вре­мени, пред­ше­ству­ю­щих и после­ду­ю­щих дву­на­де­ся­тым празд­ни­кам. На цер­ков­ном языке пред­праздн­ство озна­чает пред­две­рие или канун празд­ника, когда Цер­ковь в своих пес­но­пе­ниях начи­нает про­слав­лять наступ­ле­ние свя­щен­ного дня. (Пред­праздн­ства Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния Гос­подня начи­на­ются несколь­кими днями ранее озна­чен­ных празд­ни­ков, а именно — Рож­де­ствен­ское с 20 дек., Кре­щен­ское — со 2 января). Попраздн­ство — пре­про­во­ди­тель­ные дни празд­ника, когда Цер­ковь неко­то­рое время про­дол­жает про­слав­лять собы­тие минув­шего празд­ника до его отда­ния. Отда­ние празд­ника — послед­ний день попраздн­ства того или дру­гого дву­на­де­ся­того празд­ника и Св. Пасхи, когда служба в своих пес­но­пе­ниях бывает подобна празд­нику.

В тече­ние года отда­ния празд­ни­ков при­хо­дятся на сле­ду­ю­щие дни:

  • Св. Пасхи — канун Воз­не­се­ния Гос­подня.
  • Воз­не­се­ния Гос­подня — пяток 7‑й сед­мицы по Пасхе.
  • Св. Пяти­де­сят­ницы — первая суб­бота по Пяти­де­сят­нице.
  • Пре­об­ра­же­ния Гос­подня — 13 авгу­ста.
  • Успе­ния Пре­свя­тые Бого­ро­дицы — 23 авгу­ста.
  • Рож­де­ства Божией Матери — 12 сен­тября.
  • Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня — 21 сен­тября.
  • Вве­де­ния во храм Пре­свя­тые Бого­ро­дицы — 25 ноября.
  • Рож­де­ства Хри­стова — 31 декабря.
  • Кре­ще­ния Гос­подня (Бого­яв­ле­ния) — 14 января.
  • Сре­те­ния Гос­подня — 9 фев­раля или. если празд­ник сопри­ка­са­ется с пред­ва­ри­тель­ными днями поста, ранее озна­чен­ного дня.
  • Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­тые Бого­ро­дицы — 26 марта или, если празд­ник слу­чится в Лаза­реву суб­боту и позд­нее, отда­ния не бывает.
  • У празд­ника Входа Гос­подня во Иеру­са­лим, как у празд­ника, пред­ва­ря­ю­щего Страст­ную сед­мицу, не бывает ни попраздн­ства ни отда­ния.

Если в период от дву­на­де­ся­того празд­ника до отда­ния празд­ника при­хо­дится вос­крес­ный день, тако­вой носит наиме­но­ва­ние попраздн­ства, и служба в этот день, равно как и служба пред­празд­нетва и служба отда­ния празд­ника, сов­па­да­ю­щих с вос­крес­ным днем, носит особый отпе­ча­ток. Общими пра­ви­лами такой службы явля­ются: на вели­кой вечерни, на бла­го­сло­ве­нии хлебов, Бого­ро­дице Дево поется дважды, затем тро­парь празд­ника. На литур­гии, вместо «Достойно есть» поется припев и ирмос 9‑й песни празд­ника.

О сред­них празд­ни­ках пер­вого раз­ряда с знаком креста в полу­кру­жии ска­зано в Типи­коне: «имже бдение совер­ша­ется, при­ла­га­ется же канон Бого­ро­дицы на утрени». Под загла­вием «О святем имущем бдение, аще при­лу­чится в неделю» Устав преду­смат­ри­вает сле­ду­ю­щее соче­та­ние служб празд­нич­ной и вос­крес­ной: На Вели­кой вечерни, на Гос­поди воз­звах сти­хиры вос­кресны 4 и свя­того 6; Слава: свя­того; И ныне: дог­ма­тик. Вход. Про­ки­мен — Гос­подь воца­рися: Чтения свя­того 3. На литии сти­хира храма и сти­хиры свя­того; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен в тойже глас, от сти­хов­ных недели. На сти­ховне сти­хиры вос­кресны; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен в тот же глас. На бла­го­сло­ве­нии хлебов: Бого­ро­дице Дево 2‑жды и тро­парь свя­того 1‑жды.

На Утрени, на Бог Гос­подь тро­парь вос­кре­сен 2‑жды; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен вос­крес­ный по гласу тро­паря свя­того. По кафиз­мах седальны вос­кресны. Поли­е­лей и вели­ча­ние свя­тому. Ангель­ский собор. Ипакои гласа, и седальны оба свя­того; Слава: поли­е­лей­ный седа­лен; И ныне: бого­ро­ди­чен его. Сте­пенна и про­ки­мен гласа. Еван­ге­лие вос­кресно. Вос­кре­се­ние Хри­стово и прочее обычно. Канон вос­кре­сен с ирмо­сом на 4, и Бого­ро­дицы на 2, и свя­того на 8. Ката­ва­сия по уставу, о чем смотри ниже. По 3‑й песни кондак свя­того, по 6й вос­крес­ный. На 9‑ой песни поем Чест­ней­шую. Све­ти­лен вос­кре­сен; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен вос­крес­ный. На хва­ли­тех сти­хиры вос­кресны 4, и свя­того со слав­ным 4, с при­певы их вечер­ними; Слава: сти­хира еван­гель­ская; И ныне: Пре­бла­го­сло­венна еси. И прочее обычно. На Часах, тро­парь свя­того на Слава, а кондак его сле­дует на 1‑м и 6‑м часах. На литур­гии, по входе тро­парь вос­кре­сен и храма Бого­ро­дицы (где храм Ее), и свя­того. Кондак вос­кре­сен; Слава: свя­того; И ныне: Бого­ро­дицы храма. Аще ли ни; И ныне: Пред­ста­тель­ство хри­стиан. (В эти дни тро­пари и кондаки храмов святых не поются). Про­ки­мен, апо­стол, алли­луиа, Еван­ге­лие и при­ча­стен прежде вос­кре­сен, таже свя­того.

Сред­ние празд­ники вто­рого раз­ряда с знаком креста в Типи­коне обо­зна­чены так: «имже бдение не совер­ша­ется..». Святые, кото­рые имеют этот знак, назы­ва­ются «свя­тыми с поли­е­леем». Соче­та­ние службы поли­е­лей­ного свя­того и вос­крес­ной службы Устав преду­смат­ри­вает в сле­ду­ю­щем порядке: На Вели­кой вечерни, на Гос­поди воз­звах сти­хиры вос­кресны 4, и свя­того 6; Слава: свя­того; И ныне: дог­ма­тик. Вход. Про­ки­мен — Гос­подь воца­рися: Чтения свя­того 3. На сти­ховне сти­хиры вос­кресны гласа; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен по гласу свя­того. По Ныне отпу­ща­еши: Бого­ро­дице Дево 3‑жды. На Утрени, на Бог Гос­подь тро­парь вос­крес­ный 2‑жды; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен вос­кре­сен по гласу тро­паря свя­того. По кафиз­мах седальны вос­кресны. Поли­е­лей и вели­ча­ние свя­тому. Ангель­ский собор. Ипакои, сте­пенна и про­ки­мен гласа. Еван­ге­лие вос­кресно. Вос­кре­се­ние Хри­стово и прочее вос­кресно обычно. Канон вос­кре­сен со ирмо­сом на 4, и кре­сто­вос­кре­сен на 2, и Бого­ро­дицы на 2, и свя­того на 6. Аще свя­того два канона: оба канона на 8, а кре­сто­вос­кре­сен остав­ляем. По 3‑й песни кондак свя­того, по 6‑й вос­крес­ный. На 9‑й Чест­ней­шую. Све­ти­лен вос­крес­ный; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен вос­кре­сен гласа. На хва­ли­тех сти­хиры вос­кресны гласа на 4, и свя­того на 4, со слав­ным, с при­певы его вечер­ними; Слава: сти­хира еван­гель­ская; И ныне: Пре­бла­го­сло­венна еси. И прочее обычно. На Часах, тро­парь свя­того на Слава, кондак его на 1‑м и 6‑м часах. На Литур­гии, то же, что и для сред­него празд­ника пер­вого раз­ряда.

К сред­ним празд­ни­кам с знаком креста при­над­ле­жат празд­ники в память явле­ния и пере­не­се­ния неко­то­рых чудо­твор­ных икон Пре­свя­тые Бого­ро­дицы.

Малые празд­ники пер­вого раз­ряда, кото­рые имеют крас­ный знак с тремя точ­ками, отли­ча­ются в Типи­коне сле­ду­ю­щим обра­зом: «На вечерне кафизма обыч­ная, на Гос­поди воз­звах сти­хиры на 6, на утрени канон на 6, и сла­во­сло­вие вели­кое, и прочая служба по Уставу». Эти празд­ну­е­мые святые име­ну­ются «свя­тыми со сла­во­сло­вием». Когда поется (а не чита­ется) вели­кое сла­во­сло­вие, тогда поются и сти­хиры на хва­ли­тех.

Малые празд­ники вто­рого раз­ряда, кото­рые имеют черный знак с тремя точ­ками, отли­ча­ются тем, что они «имеют на Гос­поди воз­звах сти­хиры на 6, и на утрени канон на 6». Эти святые назы­ва­ются «шесте­рич­ными свя­тыми» или «свя­тыми на шесть» (Сти­хиры на 6 име­ну­ются «шесте­рик»).

В опи­са­нии малых празд­ни­ков пер­вого раз­ряда ска­зано «на вечерни кафизма обыч­ная». Здесь под­ра­зу­ме­ва­ется вся первая кафизма. На вечерне же вели­ких и сред­них празд­ни­ков пола­га­ется первый анти­фон первой кафизмы: Блажен муж. Однако, на вечерне в суб­боту вечера, на вос­кре­се­ние, хотя бы в вос­кре­се­ние слу­чился всякий вели­кий, сред­ний и даже Гос­под­ский дву­на­де­ся­тый празд­ник, сти­хо­сло­вится вся первая кафизма, как соот­вет­ству­ю­щая своим содер­жа­нием вос­по­ми­на­нию Вос­кре­се­ния Хри­стова. Правда, в при­ход­ской прак­тике, в вос­крес­ные дни всегда поется «Блажен муж».

Малые празд­ники соче­та­ются с вос­крес­ной служ­бой сле­ду­ю­щим обра­зом: на Вели­кой вечерни, на Гос­поди воз­звах сти­хиры вос­кресны 6, и свя­того 4; Слава: свя­того; И ныне: дог­ма­тик. Вход. Про­ки­мен: Гос­подь воца­рися. На сти­ховне сти­хиры вос­кресны; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен вос­кре­сен по гласу свя­того. По Ныне отпу­ща­еши: Бого­ро­дице Дево 3‑жды. На Утрени, на Бог Гос­подь тро­парь вос­кре­сен 2‑жды; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен вос­крес­ный по гласу тро­паря свя­того. Прочее до канона вос­кресно. Канон вос­кре­сен со ирмо­сом на 4, и кре­сто­вос­кре­сен на 2, и Бого­ро­дицы на 2, и свя­того на 6. По 3‑й песни кондак свя­того, по 6‑й вос­крес­ный. На 9‑й Чест­ней­шую. Све­ти­лен вос­кре­сен; Слава: свя­того; И ныне: бого­ро­ди­чен вос­кре­сен гласа. На хва­ли­тех сти­хиры вос­кресны 4, и свя­того со слав­ным 4 (т.е. поются 4 сти­хиры на «Хва­лите» свя­тому из Минеи, вклю­чая в это число четы­рех стихир и ту сти­хиру, кото­рая в Минее поло­жена на «Слава»). Аще ли не имать святый на хва­ли­тех стихир, поем сти­хиры вос­кресны по обычаю. Слава: сти­хира еван­гель­ская; И ныне: Пре­бла­го­сло­венна еси. И прочее обычно. На Часах, тро­парь свя­того на Слава. Кондак вос­кре­сен. Если святой сла­во­слов­ный, кондак его на 1‑м и 6‑м часах. На Литур­гии, по входе тро­парь вос­кре­сен, и храма Бого­ро­дицы (идеже храм Ее), таже храма свя­того, посем рядо­вого свя­того. Аще ли есть другий святый, и тро­парь ему при­лу­чится: гла­го­лем тро­парь и дру­гого свя­того. Таже кондак вос­кре­сен и храма; Слава: кондак днев­ного свя­того; И ныне: Бого­ро­дицы храма. Аще ли храма Бого­ро­дицы несть; Слава: кондак рядо­вого свя­того; И ныне: Пред­ста­тель­ство хри­стиан. Про­ки­мен, апо­стол, алли­луиа, Еван­ге­лие и при­ча­стен, прежде вос­кре­сен, и потом свя­того.

Помимо пяти основ­ных раз­ря­дов празд­ни­ков, рас­смот­рен­ных нами, есть еще шестой разряд дней, кото­рый, соб­ственно, не при­чис­лен к празд­ни­кам и не имеет знака вообще. В эти дни поются сти­хиры на Гос­поди воз­звах на 3, канон же на утрени на 4. Часто в Месяч­ной Минее под одним числом нахо­дятся два после­до­ва­ния, и оба тем святым, кото­рым нет знака в Меся­це­слове. Оба после­до­ва­ния отправ­ля­ются при бого­слу­же­нии вместе, как бы одно. В Типи­коне эти числа, в кото­рые служба поется двум святым, не име­ю­щим знака, не при­чис­ля­ются к празд­ни­кам сред­ним, а об них гово­рится только: «аще два святых» и ука­зы­ва­ется, как сле­дует отправ­лять службу. Если же вспо­ми­на­ются два таких святых, из коих празд­не­ство одного при­над­ле­жит сред­ним празд­ни­кам, а дру­гого — мень­шим, то празд­ник при­чис­ля­ется к числу сред­них.

Служба хра­мо­вых дву­на­де­ся­тых празд­ни­ков Гос­под­ских и Бого­ро­дич­ных оди­на­ково совер­ша­ется как во всех церк­вах, так и в той церкви, где хра­мо­вой празд­ник. В хра­мо­вой празд­ник свя­того, хотя бы святой не при­над­ле­жал к вели­ким святым, служба хра­мо­вая отправ­ля­ется тор­же­ствен­нее, нежели служба вели­кому свя­тому, и не пере­ла­га­ется на другой день (за исклю­че­нием первой сед­мицы Вели­кого поста, Страст­ной сед­мицы и дня Св. Пасхи). О совер­ше­нии службы в хра­мо­вые празд­ники при сов­па­де­нии их с вос­крес­ными днями нахо­дятся ука­за­ния в Типи­коне в так наз. Хра­мо­вых главах. Так, напри­мер, в 3‑й хра­мо­вой главе читаем: «Аще слу­чится храм свя­того, или святые в неделю, поем службу всю неиз­менно, яко при­лу­чив­ше­гося свя­того, иму­щего бдение в неделю». О чтении на утрени Еван­ге­лия в хра­мо­вые празд­ники, слу­чив­ши­еся в вос­крес­ные дни, в Типи­коне содер­жатся ука­за­ния не одни и те же. Прот. К. Николь­ский при­хо­дит к след. выводу: как в празд­ники вели­кие Гос­под­ские и Бого­ро­дичны, слу­чив­ши­еся в вос­кре­се­нье, так и в хра­мо­вой празд­ник в вос­кре­се­ние чита­ется на утрени Еван­ге­лие празд­ника, т.е. храма (Николь­ский, стр. 286).

Святая Цер­ковь отме­чает еще особые празд­но­ва­ния, наро­чито свя­зан­ные с вос­крес­ными днями. Сюда отно­сятся сле­ду­ю­щие недели в году:

  • Неделя 1‑я по Пяти­де­сят­нице — Всех Святых;
  • Неделя 2‑я по Пяти­де­сят­нице — Всех Святых в земле Рос­сий­стей про­си­яв­ших;
  • Вос­кре­се­нье между 13 и 19 июля — Память Свв. Отец Шести Все­лен­ских Собо­ров;
  • Воскр. между 7 и 13 сент. — Неделя перед Воз­дви­же­нием;
  • Воскр. между 15 и 21 сент. — Неделя по Воз­дви­же­нии;
  • Воскр. между 11 и 18 окт. — Свв. Отец 7‑го Все­лен­ского Собора;
  • Воскр. между 11 и 17 дек. — Неделя Святых Пра­о­тец;
  • Воскр. между 18 и 24 дек. — Неделя пред Рож­де­ством Хри­сто­вым, Святых Отец;
  • Воскр. между 26 и 31 дек. — Неделя по Рож­де­стве Хри­сто­вом, Святых Бого­отец;
  • Воскр. между 1 и 5 янв. — Неделя пред Бого­яв­ле­нием (Про­све­ще­нием);
  • Воскр. между 7 и 13 янв. — Неделя по Бого­яв­ле­нии (Про­све­ще­нии).

Круг Третий.

Третий круг бого­слу­жеб­ного года заклю­чает в себе десять недель, из кото­рых первые четыре явля­ются неде­лями под­го­то­ви­тель­ными к Вели­кому посту, а послед­ние шесть явля­ются неде­лями Святой Четы­ре­де­сят­ницы. Вот наиме­но­ва­ния под­го­то­ви­тель­ных недель: неделя о Мытаре и Фари­сее, неделя о Блуд­ном Сыне, неделя Мясо­пуст­ная и неделя Сыро­пуст­ная (изгна­ние Ада­мово). Назва­ния недель Святой Четы­ре­де­сят­ницы: неделя Первая — Тор­же­ство Пра­во­сла­вия, неделя Вторая — Све­то­твор­ная (память Свя­ти­теля Гри­го­рия Паламы), неделя Третья — Кре­сто­по­клон­ная, неделя Чет­вер­тая — память пре­по­доб­ного Иоанна Лествич­ника, неделя Пятая — память пре­по­доб­ной Марии Еги­пет­ской, неделя Шестая — Ваий, Верб­ная или Цвет­ная (Вход Гос­по­день во Иеру­са­лим).

Бого­слу­же­ния этого круга насы­щены молит­во­сло­ви­ями, под­го­тов­ля­ю­щими веру­ю­щих к подвигу пока­я­ния. Осо­бенно это отра­жа­ется в буд­нич­ных служ­бах, но и в вос­крес­ные дни бого­слу­же­нию присущ скорб­ный и уми­ли­тель­ный отпе­ча­ток пока­я­ния, причем, по мере того, как мы воз­вы­ша­емся по лествице подвига поста, начи­ная от под­го­то­ви­тель­ных недель и пере­ходя к неде­лям Вели­кого поста, этот отпе­ча­ток про­яв­ля­ется все более и более.

От недели Мытаря и Фари­сея и до 5‑й недели вклю­чи­тельно на утрени на «Вос­кре­се­ние Хри­стово» поется «Пока­я­ния отверзи ми двери». В недели о Блуд­ном Сыне, Мясо­пуст­ную и Сыро­пуст­ную после поли­е­лея поется уми­ли­тель­ный псалом «На реках Вави­лон­ских». Если в один из вос­крес­ных дней, в про­ме­жу­ток вре­мени от недели Мытаря и Фари­сея до 5‑й недели поста, слу­чится празд­ник Сре­те­ния Гос­подня, празд­ник Бла­го­ве­ще­ния или хра­мо­вой, песнь «Пока­я­ния отверзи ми двери» не поется, но поется псалом «На реках Вави­лон­ских».

Если Сре­те­ние Гос­подне слу­чится в Чистый Поне­дель­ник, то тогда служба празд­ника пере­но­сится на канун сего дня, на Сырное вос­кре­се­нье.

От недели Мясо­пуст­ной до недели 5‑й Вели­кого поста на хва­ли­тех послед­няя сти­хира Триоди по Уставу поется дважды, со стихом «Вос­кресни Гос­поди Боже мой»: и на Слава. Тогда пред­по­след­ними сти­хами бывают «Испо­вемся Тебе, Гос­поди, всем серд­цем моим»: и «Воз­ве­се­люся и воз­ра­ду­юся о Тебе, пою имени Твоему Вышний»: (в недели 2‑ю и 3‑ю особые стихи).

В добав­ле­ние к выше­из­ло­жен­ным осо­бен­но­стям, к бого­слу­же­нию четы­рех под­го­то­ви­тель­ных недель, помимо вос­крес­ной службы, при­бав­ля­ется сле­ду­ю­щий пост­ный эле­мент: На вели­кой вечерни поются сти­хиры Триоди на Гос­поди воз­звах и на сти­ховне. На утрени добав­ля­ется канон Триоди, по 3‑й песни седа­лен Триоди, по 6‑й песни кондак Триоди, све­ти­лен и бого­ро­ди­чен Триоди. На часах вос­крес­ный кондак опус­ка­ется и заме­ня­ется конда­ком Триоди. На литур­гии поется кондак Триоди, а Апо­стол и Еван­ге­лие под­го­то­ви­тель­ной недели.

В первые пять недель Святой Четы­ре­де­сят­ницы, в добав­ле­ние к рядо­вой вос­крес­ной службе и выше­ука­зан­ным осо­бен­но­стям, служба имеет сле­ду­ю­щие допол­не­ния: На вели­кой вечерни поются сти­хиры Триоди. На утрени по 3‑й песни седа­лен Триоди, по 6‑й песни кондак Триоди, также све­ти­лен Триоди. На часах, Слава: тро­парь Триоди, и вместо кондака гласа чита­ется кондак Триоди. Литур­гия в недели 1‑ю, 2‑ю, 3‑ю, 4‑ю и 5‑ю слу­жится св. Васи­лия Вели­кого. По входе тро­парь и кондак Триоди, про­ки­мен, Апо­стол и Еван­ге­лие недели поста, вместо «Достойно есть» поется «О Тебе раду­ется». Второй при­ча­стен Триоди.

Осо­бен­но­стью литур­гии 1‑й недели Вели­кого поста явля­ется уми­ли­тель­ный по содер­жа­нию и грозно-уве­ще­ва­тель­ный по зна­че­нию чин Тор­же­ства Пра­во­сла­вия, кото­рый в сей день совер­ша­ется архи­ерей­ским слу­же­нием в кафед­раль­ных собо­рах.

Осо­бен­ность утрени 3‑й недели заклю­ча­ется в том, что в этот день Еван­ге­лие для цело­ва­ния по обычаю не изно­сится, ввиду того, что после вели­кого сла­во­сло­вия при про­тяж­ном пении Три­свя­того совер­ша­ется особый чин выноса Св. Креста, с пением тро­паря Кресту, молитвы «Кресту Твоему покла­ня­емся Вла­дыко» трижды и особых стихир. На литур­гии этой недели вместо Три­свя­того поется «Кресту твоему покла­ня­емся Вла­дыко».

К служ­бам в 2‑ю, 4‑ю и 5‑ю недели Вели­кого поста при­бав­ля­ется память святым дня — Свят. Гри­го­рия Паламы (2‑я нед.), преп. Иоанна Лествич­ника (4‑я нед.) и преп. Марии Еги­пет­ской (5‑я нед.) Добав­ля­ются сти­хиры святым, тро­пари и

кондаки святым, све­тильны святым, а на литур­гии 2‑й про­ки­мен, 2‑й апо­стол, 2‑е еван­ге­лие и 2‑й при­ча­стен, все памяти святых.

В неделю Ваий дву­на­де­ся­тый празд­ник «Вход Гос­по­день во Иеру­са­лим», вся служба носит исклю­чи­тельно празд­нич­ный харак­тер, а гла­со­вый эле­мент цели­ком опус­ка­ется. Вот неко­то­рые осо­бен­но­сти этой службы: На вели­кой вечерни поем дважды тро­парь, поемый в Лаза­реву суб­боту — «Общее Вос­кре­се­ние», затем тро­парь «Спо­греб­шеся Тебе». На утрени поем вели­ча­ние празд­нику, но «Вос­кре­се­ние Хри­стово» не поем. Совер­ша­ется чин освя­ще­ния вербы (ваия). Канон и ката­ва­сия празд­ника, вместо «Чест­ней­шую» поется ирмос 9‑й песни — «Бог Гос­подь». На литур­гии св. Иоанна Зла­то­устого поются анти­фоны празд­ника, а вместо «Достойно есть» поется ирмос 9‑й песни «Бог Гос­подь».

Начи­ная с утрени Лаза­ре­вой суб­боты «Чест­ней­шую» не поем во все дни до поне­дель­ника по недели Фоми­ной, а по вос­кре­се­ньям и далее до недели Всех Святых.

Заклю­чи­тель­ные Заме­ча­ния.

Для пол­ноты пони­ма­ния вос­крес­ного бого­слу­же­ния нам сле­дует оста­но­вить вни­ма­ние на несколь­ких общих поня­тиях и поло­же­ниях, затро­ну­тых в нашем тол­ко­ва­нии трех кругов бого­слу­жеб­ного года.

  1. Канон. В вос­крес­ные дни каноны поются на 14, т.е. поло­жено читать 13 тро­па­рей в каждой песни, пред­ва­рять ее ирмо­сом пер­вого канона и окан­чи­вать соот­вет­ству­ю­щей дню ката­ва­сией. На празд­нич­ные и вос­крес­ные дни ката­ва­сия поется по каждой песни канона, а на про­стые дни по 3, 6, 8 и 9 песням. Каноны сле­дуют в сле­ду­ю­щем порядке: сна­чала чита­ются из Окто­иха вос­крес­ный, кре­сто­вос­крес­ный и Бого­ро­дицы, затем из Минеи — свя­тому, пред­праздн­ству или попраздн­ству. Вос­крес­ный канон отме­ня­ется только в Гос­под­ские дву­на­де­ся­тые празд­ники, кре­сто­вос­крес­ный канон опус­ка­ется, если в недели слу­чится святой с бде­нием или попраздн­ство и вообще, когда из Минеи поются на 8. Если же слу­чится святой с бде­нием, или пред­праздн­ство или попраздн­ство, или два вели­ких святых, вообще когда из Минеи ука­зы­ва­ется брать каноны на 10, то отме­ня­ется и Бого­ро­дицы канон из Окто­иха. Таким обра­зом, все каноны Окто­иха поются только тогда, когда в неделю празд­ну­ется малый святой, кото­рому поло­жен канон на 4, или свя­тому канона нет совсем, тогда как слу­чи­лось пред­праздн­ство или попраздн­ство.
  2. Ката­ва­сия. Согласно главе 19 Типи­кона ката­ва­сия рас­пре­де­ля­ется по вре­ме­нам года так:
  • От 1 сен­тября до 21 сент., до отда­ния празд­ника Воз­дви­же­ния Чест­ного Креста: «Крест начер­тав Моисей» (Воз­дви­же­ния).
  • От 22 сен­тября до 20 ноября: «Отверзу уста моя» (Всего лета).
  • От 21 ноября до 31 декабря, до отда­ния Рож­де­ства Хри­стова: «Хри­стос Раж­да­ется» (Рож­де­ства Хри­стова).
  • От 1 января до 14 января, до отда­ния Бого­яв­ле­ния: «Глу­бины открыл есть дно» (Бого­яв­ле­ния).
  • От 15 января до отда­ния Сре­те­ния Гос­подня: «Сушу глу­бо­ро­ди­тель­ную землю» (Сре­те­ния).
  • От отда­ния Сре­те­ния Гос­подня до 1 авгу­ста (кроме Четы­ре­де­сят­ницы недель и Пяти­де­сят­ницы): «Отверзу уста моя».
  • От 1 авгу­ста до празд­ника Пре­об­ра­же­ния, и на самый празд­ник: «Крест начер­тав Моисей». В попраздн­стве Пре­об­ра­же­ния, и до отда­ния: «Лицы изра­иль­те­стии» (Пре­об­ра­же­ния).
  • От 14 авгу­ста до 23 авгу­ста, до отда­ния Успе­ния: «Пре­укра­шен­ная Боже­ствен­ною славою» (Успе­ния).
  • От отда­ния Успе­ния до 1 сен­тября: «Крест начер­тав Моисей».

Четы­ре­де­сят­ницы же и Пяти­де­сят­ницы:

  • В неделю Мытаря и Фари­сея, во 2‑ю, 4‑ю и 5‑ю Святых постов: «Отверзу уста моя».
  • В неделю Блуд­ного Сына, Мясо­пуст­ную, Сыро­пуст­ную, в 1‑ю и 3‑ю Святых постов, в неделю Ваий и Страст­ную неделю: Ката­ва­сия Триоди.
  • Аще слу­чится празд­ну­е­мый святой во всю Четы­ре­де­сят­ницу в сед­мич­ные дни: «Отверзу уста моя».
  • От недели Святые Пасхи и до отда­ния: «Вос­кре­се­ния день» (Пасхи).
  • В день Пре­по­ло­ве­ния Пяти­де­сят­ницы и на отда­ние: «Море огу­стил еси».
  • В неделю 6‑ю по Пасхе и на отда­ние Пасхи: «Спа­си­телю Богу» (Воз­не­се­ния).
  • На самый празд­ник Воз­не­се­ния: «Боже­ствен­ным покро­вен» (Пяти­де­сят­ницы).
  • От Воз­не­се­ния до отда­ния: «Спа­си­телю Богу» (Воз­не­се­ния).
  • В неделю 7‑ю по Пасхе, Святых Отец: «Боже­ствен­ным покро­вен».
  • В суб­боту Пяти­де­сят­ную: Триоди.
  • От недели Пяти­де­сят­ные и до отда­ния: «Боже­ствен­ным покро­вен».
  • В неделю Всех Святых до 1 авгу­ста: «Отверзу уста моя».
  1. «Ныне отпу­ща­еши».

В неко­то­рых при­хо­дах укре­пился обычай петь «Ныне отпу­ща­еши». Согласно Устава, «Ныне отпу­ща­еши» всегда чита­ется, а вовсе не поется, причем самим насто­я­те­лем (Типи­кон, глава 2) или пред­сто­я­те­лем — ста­рей­шим из свя­щен­но­слу­жи­те­лей, самим насто­я­те­лем или даже архи­ереем, когда он при­сут­ствует при совер­ше­нии вечерни (Типи­кон, глава 7). Неко­то­рые счи­тают, что петь «Ныне отпу­ща­еши» в самый празд­ник Сре­те­ния Гос­подня может быть допус­ка­емо.

  1. Поли­е­лей. Почти повсе­местно, укре­пился обычай круг­лый год петь поли­е­лей — «Хва­лите имя Гос­подне» на вос­крес­ных служ­бах. Однако, отно­си­тельно пения поли­е­лея в вос­крес­ные дни Устав ука­зы­вает сле­ду­ю­щее: «от Сырной недели до Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня, поли­е­лей упразд­ня­ется. По отда­нии Воз­дви­же­ния и до недели Сыро­пуст­ной, кроме пред­праздн­ства и попраздн­ства Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния, в вос­крес­ные дни на утрени поется поли­е­лей».
  2. Глас и неделя. Соот­но­ше­ние между восе­мью гла­сами и числом недели по Пяти­де­сят­нице:

Для того, чтобы опре­де­лить глас недели нужно из поряд­ко­вого числа недели отнять еди­ницу и оста­ток раз­де­лить на 8; оста­ток, полу­чив­шийся от деле­ния, укажет глас.

Напри­мер, неделя 27‑я по Пяти­де­сят­нице:

27–1 = 26 : 8 = 3, оста­ток 2.

Оста­ток 2 озна­чает, что глас недели 2‑й. Если же остатка не будет, то поется 8‑й глас.

  1. Утрен­нее Еван­ге­лие. Для того, чтобы опре­де­лить рядо­вое утрен­нее вос­крес­ное Еван­ге­лие (и вос­крес­ный све­ти­лен и утрен­нюю сти­хиру еван­гель­скую) нужно поряд­ко­вое число недели раз­де­лить на 11 (столп утрен­них вос­крес­ных Еван­ге­лий); число остатка будет озна­чать рядо­вое Еван­ге­лие.

Напри­мер, неделя 32‑я по Пяти­де­сят­нице: 32 : 11 = 2, оста­ток 10.

Оста­ток 10 озна­чает, что рядо­вое утрен­нее вос­крес­ное Еван­ге­лие 10‑е.

После­сло­вие.

Позна­ко­мив­шись в вос­крес­ным бого­слу­же­нием, каким оно бывает в тече­ние всего года, мы должны были вник­нуть не только в соеди­не­ние непо­движ­ного круга с подвиж­ным кругом пери­о­дов вели­ко­пост­ного и пас­халь­ного, но и в мудрое согла­со­ва­ние бого­слу­жеб­ных кругов: суточ­ного, сед­мич­ного и годич­ного, во всех воз­мож­ных соче­та­ниях и сов­па­де­ниях, что и выяв­ляет под­лин­ную духо­нос­ность бога­тей­шего бого­слу­же­ния Пра­во­слав­ной Церкви.

Туше­ние свечей и соби­ра­ние огар­ков во время бого­слу­же­ния

Для того, чтобы зани­маться туше­нием свечей во время бого­слу­же­ния необ­хо­димо иметь на это бла­го­сло­ве­ние насто­я­теля, а не делать это само­вольно.

Туше­ние свечей явля­ется как-бы частью слу­же­ния в храме, а посему должно строго соот­вет­ство­вать пра­ви­лам бла­го­чи­ния, а не быть про­из­воль­ным.

Когда не вовремя тушатся свечи и сни­ма­ются огарки, это отвле­кает моля­щихся от молитвы и мешает свя­щен­но­слу­жи­телю сосре­до­то­читься в молитве.

Если чело­век не умеет отли­чить глав­ных момен­тов в бого­слу­же­нии, то пусть лучше не берется за такое ответ­ствен­ное дело.

Огарки сле­дует не бро­сать, а бес­шумно класть в спе­ци­аль­ные ящики возле под­свеч­ни­ков.

Под­правка фити­лей и чистка лам­пад­ных ста­кан­чи­ков (если упо­треб­ля­ются свечи вместо масла) должна про­из­во­диться до или после бого­слу­же­ния, но не во время службы.

Жела­тельно, чтобы туша­щие свечи носили бы обувь на мягкой подошве.

Вот те моменты или части служб, когда кате­го­ри­че­ски запре­ща­ется ходить по церкви или тушить свечи (исклю­че­нием может быть только опас­ность пожара):

На литур­гии:

  1. Во время чтения Еван­ге­лия.
  2. Во время пения Херу­вим­ской песни (от слов: «Иже Херу­вимы тайно обра­зу­юще» до конеч­ного трое­крат­ного пения «Алли­луия»).
  3. Во время Евха­ри­сти­че­ского канона (от воз­гласа: «Двери, двери, пре­муд­ро­стию вонмем» через пение Сим­вола веры: «Верую во еди­ного Бога» и через весь канон, когда поется «Милость мира» до окон­ча­ния песни Бого­ро­дице: «Достойно есть», а если празд­ник, то Задо­стой­ника). Это самыйстраш­ный и бла­го­го­вей­ный момент литур­гии — в про­тя­же­нии всего этого вре­мени не может быть ника­ких хож­де­ний по храму или туше­ния свечей.
  4. Во время пения «Отче наш» (молитвы Гос­под­ней).
  5. Во время молитвы перед при­ча­ще­нием.

На все­нощ­ном бдении:

Запре­ща­ется тушить свечи (или ста­вить их) во время чтения Шесто­псал­мия (когда весь элек­три­че­ский свет в храме тушится) и во времячтения Еван­ге­лия.

Аги­асма — вели­кая и малая

В Пра­во­слав­ной Церкви святая вода имеет самое широ­кое при­ме­не­ние, как источ­ник Божией бла­го­дати в таин­ствен­ном освя­ще­нии всех и всего. Так, ново­рож­ден­ные мла­денцы (или некре­щен­ные воз­раст­ные) через кре­ще­ние в воде осво­бож­да­ются от пер­во­род­ного греха и соеди­ня­ются со Хри­стом, ста­но­вясь новой тварью. Уми­рает чело­век, останки его и послед­нее оби­та­лище — гроб, кро­пятся св. водой в напут­ствие в веч­ность, как и место упо­ко­е­ния — клад­бище.

Отправ­ля­ется кто в путе­ше­ствие, бла­го­слов­ля­ется он окроп­ле­нием св. водою. Перед нача­тием учения отро­ков окроп­ляют св. водой. И осно­ва­ние дома, и само жилище чело­века непре­менно освя­ща­ется св. водой. В церкви все име­ю­щее свя­щен­ное упо­треб­ле­ние, обя­за­тельно освя­ща­ется через кроп­ле­ние св. водою, как и сам храм при осно­ва­нии, при завер­ше­нии стро­и­тель­ства его и посто­янно в наро­чи­тые дни и празд­ники года.

Так, в храме освя­ща­ется св. водой все при­над­ле­жа­щее алтарю и слу­жи­те­лям алтаря — пре­стол, жерт­вен­ник, анти­минс, слу­жеб­ные сосуды, кресты, Еван­ге­лия, одежды алтар­ные, обла­че­ния свя­щен­но­слу­жи­те­лей и т.д. Освя­ща­ются также все свя­щен­ные пред­меты — иконы, кресты, хоругви, ков­чежцы, коло­кола и прочее.

Святая вода, упо­треб­ля­е­мая для освя­ще­ния людей и цер­ков­ных пред­ме­тов, сама освя­ща­ется в разные вре­мена года и имеет раз­лич­ное при­ме­не­ние. Святая вода назы­ва­ется аги­асмою и бывает двух видов. Аги­асма вели­кая есть Бого­яв­лен­ская вода, освя­щен­ная вели­ким освя­ще­нием, а малая аги­асма есть также святая вода, только освя­щен­ная малым освя­ще­нием.

Вели­кое водо­освя­ще­ние совер­ша­ется в день Бого­яв­ле­ния (Кре­ще­ния) Гос­подня. Освя­ща­ется вода сна­чала в наве­че­рие Бого­яв­ле­ния Гос­подня, а потом во второй раз в самый празд­ник, после литур­гии. Первую упо­треб­ляют «для раз­да­я­ния народу в питие и окроп­ле­ние домов»; вторая — освя­щен­ная в самый празд­ник после литур­гии, с вели­ким бла­го­го­ве­нием сохра­ня­ется в церкви в про­дол­же­ние всего года и упо­треб­ля­ется «для освя­ще­ния новых икон и других вещей, име­ю­щих свя­щен­ное упо­треб­ле­ние или осквер­нен­ных чем-либо нечи­стым, и для при­ча­ще­ния каю­щихся, состо­я­щих под запре­ще­нием» (Новая Скри­жаль, стр. 393).

Можно-ли добав­лять к освя­щен­ной воде свежую, неосвя­щен­ную воду на тот случай, если бы воды не хва­тило для всех моля­щихся?

Пря­мого ответа как-будто не нахо­дим в спра­воч­ни­ках о тре­бо­со­вер­ше­нии, но часто встре­ча­ется уве­ще­ва­ние к народу не устра­и­вать бес­по­ряд­ков при чер­па­нии освя­щен­ной воды, на том осно­ва­нии, что вода заго­тов­ля­ется в доста­точ­ном коли­че­стве для всех (напри­мер, см. у Бул­га­кова, стр. 22). Если вода дей­стви­тельно всегда будет в достатке, то отпа­дает и нужда о добав­ле­нии свежей воды.

Древ­ние хри­сти­ане, весьма бережно отно­сив­ши­еся к частому при­ча­ще­нию святых Хри­сто­вых Таинств, когда по неко­то­рым обсто­я­тель­ствам не могли при­ча­ститься Св. Таин, «вместо Крови Хри­сто­вой при­ча­ща­лись этой освя­щен­ной воды, а вместо Тела Хри­стова при­ни­мали хлеб, бла­го­сло­вен­ный на все­нощ­ном бдении, или анти­дор, наде­ясь, что вода эта и бла­го­сло­вен­ный хлеб или анти­дор, про­из­ве­дут в душах их неко­то­рое освя­ще­ние и уте­ше­ние. Посему, как бла­го­сло­вен­ный хлеб и анти­дор, так и освя­щен­ная вода, сохра­ня­ются у пра­во­слав­ных хри­стиан в вели­ком почете и при­ем­лются с осо­бен­ным бла­го­го­ве­нием» (Новая Скри­жаль).

Святая вода, име­ну­е­мая вели­кою «свя­ты­нею» («После­до­ва­ние об испо­ве­да­нии»), имеет силу воз­буж­дать веру­ю­щих к духов­ному бла­го­го­ве­нию, и свя­щен­ники должны шире и более тре­петно поль­зо­ваться ее дарами в своем пас­тыр­ском деле душе­по­пе­че­ния.

Еван­гель­ские “отступка” и “пре­ступка.”

Чита­ю­щие св. Еван­ге­лие неод­но­кратно встре­чают тер­мины: «отступка» и «пре­ступка». Разъ­яс­ним, что озна­чают эти наиме­но­ва­ния.

Отступка или воз­вра­ще­ние назад в еван­гель­ских чте­ниях — состоит в том, что, за про­чте­нием всех назна­чен­ных еван­гель­ских чтений 32‑х недель после Пяти­де­сят­ницы (что, в свою оче­редь, зави­сит от вре­мени празд­но­ва­ния св. Пасхи), снова, пред Неде­лею мытаря и фари­сея, чита­ются послед­ние чтения.

Пре­ступка в чтении Апо­сто­лов и Еван­ге­лий, это — про­пуск при чте­ниях, когда ука­зы­ва­ется пере­хо­дить к другим зача­лам, что слу­ча­ется довольно часто в бого­слу­жеб­ном чтении Еван­ге­лия и Апо­стола.

Чтение Бого­ро­дич­ного еван­ге­лия с пре­ступ­кой

О Божией Матери у всех четы­рех еван­ге­ли­стов ска­зано весьма немного. Тайна Вопло­ще­ния Сына Божия рас­кры­ва­ется только у еван­ге­ли­стов Матфея и Луки. Все осталь­ные повест­во­ва­ния остав­ляют Пре­чи­стую Деву Марию как-бы в тени собы­тий. Несо­мненно, это соот­вет­ствует исклю­чи­тельно сми­рен­ному облику Бого­ма­тери. Поэтому многие недо­уме­вают, что утрен­нее еван­гель­ское чтение от Луки, отно­ся­ще­еся к празд­ни­кам Бого­ро­дицы, зач. 4‑е (стихи 39–56), устав пред­пи­сы­вает читать с так назыв. «пре­ступ­кой», то есть про­пус­ком стихов 50–55.

Для разъ­яс­не­ния сего недо­уме­ния при­веду сооб­ра­же­ния про­то­и­е­рея Рости­слава Гана: «По поводу еван­гель­ского чтения от Луки с пре­ступ­кой, замечу, что стихи 46–49 гово­рят о славе (и про­слав­ле­нии) Божией Матери, а стихи 50–55 отно­сятся к дей­ствиям Про­мысла Божия в отно­ше­нии вообще пра­вед­ни­ков. И так как эти стихи не имеют непо­сред­ствен­ного отно­ше­ния к Божией Матери, то поэтому они и «пре­сту­па­ются». Это только мои соб­ствен­ные рас­суж­де­ния, так как нигде еще не при­хо­ди­лось встре­чать ника­ких объ­яс­не­ний, каса­ю­щихся этой «пре­ступки», но вопрос этот всегда инте­ре­со­вал меня» (Из письма 1975 г.).

Заупо­кой­ные литии

Поря­док литии о усоп­ших указан в главе 9‑й Типи­кона. Обра­тим вни­ма­ние на неко­то­рые подроб­но­сти после­до­ва­ния, часто нару­ша­е­мые в прак­тике. Так:

    • Первый тро­парь по «Отче наш» для усоп­шего муж­ского рода поется так: «Со духи пра­вед­ных скон­чав­шихся душу раба Твоего, Спасе, упокой, сохра­няя ю (т.е. душу, а не его) во бла­жен­ной жизни, яже у Тебе, Чело­ве­ко­любче» (см. Псал­тирь — после­до­ва­ние по исходе души от тела).
    • По тро­па­рях нет осно­ва­ния петь кондака «Со свя­тыми упокой», как неко­то­рые делают. Это отно­сится к мест­ному обычаю.
    • По молитве: «Боже духов» и воз­гласе: «Яко Ты еси вос­кре­се­ние», свя­щен­ник сразу воз­гла­шает: «Слава Тебе, Христе Боже». Перед этим воз­гла­сом не ука­зано воз­гла­шать: «Пре­муд­рость. Пре­свя­тая Бого­ро­дице спаси нас» и «Чест­ней­шую Херу­вим..».
    • Отпуст на литии указан: «Вос­кре­сый из мерт­вых». Нет осно­ва­ния добав­лять слова: «Живыми и мерт­выми обла­дая» перед этим отпу­стом. На этом отпу­сте поми­на­ется душа пре­став­ль­ша­гося, а не пред­став­ша­гося, что явля­ется руси­фи­ка­цией цер­ков­но­сла­вян­ского текста. Что же каса­ется при­бав­ле­ния в отпу­сте имени свя­того по имени усоп­шего, то это, надо думать, не нару­шает духа обыч­ных отпу­стов на требах, где дается слу­жа­щему неко­то­рая сво­бода в упо­ми­на­нии имен святых угод­ни­ков Божиих.

В период Четы­ре­де­сят­ницы заупо­кой­ная лития совер­ша­ется сле­ду­ю­щим обра­зом:

В при­творе (или в соот­вет­ству­ю­щем месте храма) зара­нее уста­нав­ли­ва­ется пани­хид­ный стол (тет­ра­под). По окон­ча­нии 1‑го часа или вечерни свя­щен­ник берет кадило и в пред­ше­ствии двух све­ще­нос­цев исхо­дит в при­твор север­ными вра­тами (цар­ские врата и завеса не откры­ва­ются). За ним, при пении само­глас­ной сти­хиры храма, сле­дуют хор и моля­щи­еся. Сти­хира берется из службы того свя­того, кото­рому посвя­щен придел, где совер­ша­ется служба. Это может быть сти­хира по 50‑м псалме или одна из литий­ных стихир. (Если святой не имеет празд­нич­ного знака, шесте­рич­ный или сла­во­слов­ный и его служба не содер­жит ука­зан­ных пес­но­пе­ний, сти­хира берется с «Гос­поди воз­звах»).

Иерей воз­гла­шает: «Бла­го­сло­вен Бог наш…». Певцы: «Аминь». Чтец: Три­свя­тое по «Отче наш». Иерей — воз­глас: Певцы: «Аминь» и тро­пари 4‑го гласа: «Со духи пра­вед­ных..». «В поко­ищи Твоем, Гос­поди…». «Слава» — «Ты еси Бог..». «И ныне» — «Едина Чистая…». Иерей (с кади­лом) про­из­но­сит заупо­кой­ную екте­нию: «Поми­луй нас, Боже..». «Еще молимся о упо­ко­е­нии…». «Яко да Гос­подь Бог..». «Мило­сти Божия…». «Гос­поду помо­лимся». Певцы: «Гос­поди, поми­луй» (40). Молитва: «Боже духов…». Воз­глас: «Яко Ты еси Вос­кре­се­ние…». «Слава Тебе, Христе Боже..». и т.д. Отпуст: «Вос­кре­сый из мерт­вых…». По отпу­сте поется особый стих: «Вечная ваша память, досто­бла­жен­нии отцы и братия наша, присно поми­на­е­мии» (трижды). Во время пения стиха свя­щен­ник окрест кадит тет­ра­под (трижды), затем про­из­но­сит: «Бог да убла­жит и упо­коит их и нас поми­лует, яко Благ и Чело­ве­ко­лю­бец» (еди­но­жды).

Лития на Радо­ницу

После воз­гласа свя­щен­ника, певчие: Хри­стос вос­кресе из мерт­вых, смер­тию смерть поправ и сущим во гробех живот даро­вав (трижды).

Поем пас­халь­ные ирмосы:

  1. Вос­кре­се­ния день, про­све­тимся людие.… При­певы: Хри­стос вос­кресе из мерт­вых (в конце каж­дого ирмоса).3. При­и­дите пиво пием новое… 6. Снис­шел еси в пре­ис­под­няя земли … 8. Ангел вопи­яше Бла­го­дат­ней … 9. Све­тися, све­тися, новый Иеру­са­лиме … .

Свя­щен­ник гово­рит сугу­бую екте­нию. Вечная память. «И нам дарова живот вечный…»

О слу­же­нии пани­хид в Свет­лую суб­боту.

Иногда в Свет­лую суб­боту свя­щен­ники совер­шает пани­хиды на моги­лах.

К све­де­нию духо­вен­ства полезно будет знать, что еще в 1981 г. на этот пред­мет был издан указ Высо­ко­прео­свя­щен­ней­шего Мит­ро­по­лита Фила­рета, Пер­во­и­е­рарха РПЦЗ. Вот, что гласит сей указ:

«Нам стало известно, что якобы на неко­то­рых клад­би­щах при­нято слу­же­ние пани­хид окрест­ным духо­вен­ством в Свет­лую суб­боту. Я пола­гаю, что по всей веро­ят­но­сти, такое грубое нару­ше­ние Устава совер­ша­ется не нашим духо­вен­ством. Однако, на случай обра­ще­ния просьб о таких пани­хи­дах к нашим свя­щен­ни­кам, пред­ла­гаю им реши­тельно в этом отка­зы­вать. По Уставу поми­но­ве­ние усоп­ших ука­зано во втор­ник после Фоми­ной недели. Только вслед­ствие общей заня­то­сти, в порядке послаб­ле­ния, в насто­я­щее время оно часто совер­ша­ется начи­ная с этого вос­крес­ного дня, но только после литур­гии, т.е. все-таки после окон­ча­ния Пас­халь­ной сед­мицы. Ранее этого вре­мени слу­же­ние пани­хид реши­тельно запре­ща­ется».

Ни сооб­ра­же­ния удоб­ства при­хо­жан, ни мате­ри­аль­ные сооб­ра­же­ния, не имеют оправ­да­ния.

На пове­че­рии про­ше­ние: “Рцем и о себе самех.”

Репринт­ные с доре­во­лю­ци­он­ных ори­ги­на­лов сбор­ники с после­до­ва­нием бого­слу­же­ния первой сед­мицы Поста в конце вели­кого пове­че­рия пред­ла­гают сле­ду­ю­щее послед­нее про­ше­ние екте­ньи: «Рцем и о них».

В совре­мен­ном часо­слове окон­ча­ние вели­кого пове­че­рия отсы­лает к полу­нощ­нице («И прочая, якоже пред­пи­сано в полу­нощ­нице»). В полу­нощ­нице (на стр. 26) напи­сано: Пред­сто­я­тель: «Рцем и о них» (сноска), и внизу стра­ницы рас­кры­тие этой сноски: С греч. «о себе самех».

В гре­че­ском (совре­мен­ном) тексте часо­слова стоит: «Είπτωμεν καί υπέρ εαυτών» («Скажем и о самих себе»). Слово «εαυτού” можно бы пере­ве­сти без лите­ра­тур­ной обра­ботки как «сами»: «скажем и о самих». Но как сле­дует пони­мать эту гре­че­скую кон­струк­цию и кто же эти «сами»?

Так как здесь идет речь о нас («скажем» — это призыв к нам), то пра­вильно будет ска­зать: «скажем и о себе самих».

Закладки в Слу­жеб­нике

Чтобы не пере­кла­ды­вать во время службы закладки в слу­жеб­нике с места на место, можно накле­ить на края стра­ниц сло­жен­ные попо­лам неболь­шие кусочки шел­ко­вой лен­точки так, чтобы они чуть высту­пали наружу. А чтобы было легче ори­ен­ти­ро­ваться среди них, эти закладки могут быть разных цветов, накле­ены на разной высоте и на разных краях стра­ницы.

Хиро­те­сии, Хиро­то­нии, награды

Чин хиро­те­сии во чтеца и ипо­ди­а­кона может совер­шаться:

  1. Перед нача­лом Боже­ствен­ной литур­гии, после обла­че­ния Архи­ерея, на сере­дине храма.
  2. На Боже­ствен­ной литур­гии во время мирной екте­нии, на сере­дине храма.
  3. При совер­ше­нии Боже­ствен­ной литур­гии несколь­кими архи­ере­ями одним из млад­ших архи­ереев во время обла­че­ния пер­вого архи­ерея, в алтаре.
  4. Во время Все­нощ­ного бдения, в алтаре.
  5. Во вне­бо­го­слу­жеб­ное время. В этом случае место совер­ше­ния чина опре­де­ля­ется Архи­ереем.

В любом случае струк­тура чина оди­на­кова.

Став­лен­ник и два ипо­ди­а­кона исхо­дят из алтаря через север­ные и южные двери (став­лен­ник через север­ные) и ста­но­вятся на солее в ряд лицом к Цар­ским вратам. Став­лен­ник стоит посе­ре­дине между двумя ипо­ди­а­ко­нами. Все они делают одно­вре­менно три пояс­ных поклона, пово­ра­чи­ва­ются и кла­ня­ются Архи­ерею пояс­ным покло­ном. Далее став­лен­ник и ипо­ди­а­коны под­хо­дят к краю амвона и оттуда второй раз кла­ня­ются Архи­ерею, также пояс­ным покло­ном. Далее став­лен­ник и ипо­ди­а­коны идут к кафедре, и став­лен­ник (один) делает Архи­ерею земной поклон. Затем став­лен­ник при­к­ло­няет главу. Архи­ерей трижды бла­го­слов­ляет главу став­лен­ника, воз­ла­гает на нее руку и читает поло­жен­ные по чину молитву и тро­пари.

Если чин хиро­те­сии совер­ша­ется в алтаре, то ипо­ди­а­коны и став­лен­ник ста­но­вятся на Горнем месте, став­лен­ник между ипо­ди­а­ко­нами. Все они три раза кре­стятся, кла­ня­ются пояс­ным покло­ном Архи­ерею, под­хо­дят к нему, и став­лен­ник (один) делает земной поклон Архи­ерею. Затем все совер­ша­ется по опи­сан­ному выше чину.

После про­чте­ния тро­паря на «И ныне..». ипо­ди­а­кон подает Архи­ерею нож­ницы. Архи­ерей постри­гает главу став­лен­ника кре­сто­об­разно во имя Отца и Сына, и Свя­таго Духа. Про­то­ди­а­кон на каждое постри­же­ние гово­рит «Аминь». Ипо­ди­а­кон подает Архи­ерею малую фелонь. Архи­ерей бла­го­слов­ляет фелонь, став­лен­ник кре­стится, целует крест на фелони и руку Архи­ерея. Ипо­ди­а­коны обла­чают став­лен­ника в фелонь. Архи­ерей снова трижды бла­го­слов­ляет главу руко­по­ла­га­е­мого.

Далее Архи­ерей читает поло­жен­ную молитву. После ее про­чте­ния Архи­ерей при­ни­мает у ипо­ди­а­кона книгу Апо­стол, откры­вает ее и вру­чает став­лен­нику, кото­рый пово­ра­чи­ва­ется лицом к алтарю и читает Апо­стол по сле­ду­ю­щей схеме:

Вна­чале став­лен­ник смот­рит на верх стра­ницы и читает загла­вие (как на Литур­гии): «Собор­ного посла­ния… чтение» или «К Гала­том посла­ния свя­таго апо­стола Павла чтение» и т.д. Затем став­лен­ник читает зачало, начи­ная с вступ­ле­ния, ука­зан­ного внизу стра­ницы. Архи­ерей жестом оста­нав­ли­вает чтение став­лен­ника. Этот кре­стится, при­кла­ды­ва­ется к пись­ме­нам Апо­стола, к руке Архи­ерея, закры­вает книгу и отдает ее ипо­ди­а­кону.

Ипо­ди­а­коны сни­мают со став­лен­ника фелонь. Архи­ерей трижды бла­го­слов­ляет главу руко­по­ла­га­е­мого и бла­го­слов­ляет сти­харь. Став­лен­ник кре­стится, целует крест на сти­харе и руку Архи­ерея. Ипо­ди­а­коны обла­чают став­лен­ника в сти­харь. Став­лен­ник при­к­ло­няет главу, и Архи­ерей, воз­ло­жив руку на главу став­лен­ника, читает молитву и тай­но­со­вер­ши­тель­ную фор­мулу чина. На этом чин хиро­те­сии во чтеца закон­чен.

Посвя­ще­ние в ипо­ди­а­коны.

Этот чин совер­ша­ется сразу после хиро­те­сии во чтеца. Ипо­ди­а­коны подают Архи­ерею орарь. Архи­ерей бла­го­слов­ляет орарь. Став­лен­ник кре­стится, целует крест на ораре и руку Архи­ерея. Ипо­ди­а­коны опо­я­сы­вают став­лен­ника орарем.

Про­то­ди­а­кон сни­мает с Архи­ерея митру и воз­гла­шает: «Гос­поду помо­лимся». Хор поет: «Гос­поди, поми­луй».

Став­лен­ник при­к­ло­няет главу, и Архи­ерей, трижды бла­го­сло­вив главу став­лен­ника, воз­ла­гает на нее руку и читает поло­жен­ную молитву.

Если чин постав­ле­ния в ипо­ди­а­кона совер­ша­ется перед нача­лом Литур­гии или во время мирной екте­нии и анти­фо­нов, то совер­ша­ется чин умо­ве­ния рук Архи­ерея. Ипо­ди­а­кон изно­сит омо­ве­ние, и после окон­ча­ния молитвы ипо­ди­а­коны воз­ла­гают на плечи став­лен­ника поло­тенце, и дают ему в руки лохань, в кото­рой стоит кувшин с водой. Став­лен­ник держит лохань четырьмя паль­цами (кроме боль­шого), а боль­шими паль­цами при­жи­мает края поло­тенца к ручкам лохани. Про­то­ди­а­кон читает: «Умыю в непо­вин­ных…», а Архи­ерей омы­вает руки. Ипо­ди­а­коны подают Архи­ерею поло­тенце, тот выти­рает руки, и ипо­ди­а­коны воз­ла­гают поло­тенце на плечи став­лен­ника. Архи­ерей бла­го­слов­ляет двумя руками. Про­то­ди­а­кон и 2‑й ипо­ди­а­кон целуют руки Архи­ерея. Архи­ерей второй раз бла­го­слов­ляет двумя руками. 1‑й ипо­ди­а­кон и став­лен­ник целуют руки Архи­ерея. Став­лен­ник и два ипо­ди­а­кона пово­ра­чи­ва­ются и идут на солею. На солее ипо­ди­а­коны еди­но­жды кре­стятся, вместе со став­лен­ни­ком пово­ра­чи­ва­ются и кла­ня­ются Архи­ерею. Ипо­ди­а­коны и став­лен­ник уходят в алтарь (став­лен­ник север­ными дверьми).

Если хиро­те­сия совер­ша­ется во время Все­нощ­ного бдения или во вне­бо­го­слу­жеб­ное время, то омо­ве­ние рук Архи­ерея не совер­ша­ется.

Хиро­то­ния диа­кона и свя­щен­ника

Став­лен­ник должен иметь рясу, под­ряс­ник и пояс.

Ипо­ди­а­коны и став­лен­ник должны еще до начала службы про­кон­тро­ли­ро­вать нали­чие став­лен­ни­че­ского обла­че­ния.

Если пред­по­ла­га­ется иерей­ская хиро­то­ния, то до выхода на встречу 1‑й свя­щен­ник берет второй дискос (если же в храме нет вто­рого дис­коса, то таре­лочку с жерт­вен­ника), воз­ла­гает на него иерей­ский крест постав­ля­е­мого и поме­щает дискос с кре­стом на святой пре­стол справа от даро­хра­ни­тель­ницы.

На встречу Архи­ерея став­лен­ники исхо­дят вместе с диа­ко­нами.

Став­лен­ники ста­но­вятся в один ряд с диа­ко­нами, лицом ко входу в храм, справа от послед­него в ряду диа­кона. Рядом с послед­ним диа­ко­ном стоит став­лен­ник в иереи, рядом с ним став­лен­ник в диа­коны.

Когда Архи­ерей войдет в храм и начнет давать крест духо­вен­ству для цело­ва­ния, то после послед­него свя­щен­ника к Архи­ерею под­хо­дят по стар­шин­ству став­лен­ники. Каждый став­лен­ник кла­ня­ется Архи­ерею земным покло­ном, кре­стится, целует крест и руку Архи­ерея и сразу, не спеша, уходит в алтарь север­ными дверьми.

С этого момента и до вели­кого входа для став­лен­ника в иереи нет особых ука­за­ний, он при­ни­мает уча­стие в Литур­гии наравне с про­чими диа­ко­нами. Обычно, по тра­ди­ции, став­лен­ник во иереи воз­гла­шает екте­нию об огла­шен­ных. Также он носит боль­шой архи­ерей­ский омофор во время чтения Апо­стола.

Во время пения «Иже херу­вимы», когда Архи­ерей отхо­дит к жерт­вен­нику, туда же под­хо­дит став­лен­ник во иереи. Архи­ерей воз­ла­гает на главу став­лен­ника воздух. Став­лен­ник двумя руками при­дер­жи­вает воздух за перед­ние углы и отхо­дит к север­ной двери. На вели­кий вход став­лен­ник идет первым. Он выхо­дит из алтаря, идет по солее до амвона, спус­ка­ется с него и пово­ра­чи­ва­ется лицом к алтарю.

После устав­ных поми­но­ве­ний про­то­ди­а­кон сни­мает с головы став­лен­ника воздух. Став­лен­ник оста­ется стоять на своем месте.

После окон­ча­ния пения «Яко да Царя..». начи­на­ется чин свя­щен­ни­че­ской хиро­то­нии.

Из алтаря через боко­вые двери исхо­дят про­то­ди­а­кон и 1‑й диакон. Они ста­но­вятся рядом со став­лен­ни­ком, по бокам от него, лицом к алтарю.

Про­то­ди­а­кон воз­гла­шает: «Повели», и диа­коны со став­лен­ни­ком кла­ня­ются пояс­ным покло­ном Архи­ерею.

Затем диа­коны и став­лен­ник под­ни­ма­ются на амвон, пово­ра­чи­ва­ются лицом к народу, 1‑й диакон воз­гла­шает: «Пове­лите», и диа­коны со став­лен­ни­ком кла­ня­ются пояс­ным покло­ном народу.

Затем диа­коны и став­лен­ник пово­ра­чи­ва­ются лицом к алтарю. 1‑й свя­щен­ник в Цар­ских вратах встре­чает став­лен­ника и воз­гла­шает: «Повели, (Высоко) Прео­свя­щен­ней­ший Вла­дыко». Став­лен­ник захо­дит в алтарь и сразу совер­шает земной поклон Архи­ерею (без крест­ного зна­ме­ния). Диа­коны в это время уходят в алтарь боко­выми две­рями. Став­лен­ник встает с колен и, ведо­мый свя­щен­ни­ком, обхо­дит вокруг пре­стола. У каж­дого угла пре­стола став­лен­ник кре­стится и при­кла­ды­ва­ется к пре­столу. Духо­вен­ство, а затем хор поет тро­парь: «Святии муче­ницы…». Став­лен­ник ста­но­вится перед Архи­ереем, делает перед ним земной поклон (без крест­ного зна­ме­ния) и, стоя на коле­нях, целует правое колено и руку Архи­ерея. Затем став­лен­ник под­ни­ма­ется с колен. Духо­вен­ство, а затем хор поют тро­парь: «Слава Тебе, Христе Боже…». Став­лен­ник, ведо­мый свя­щен­ни­ком, второй раз обхо­дит пре­стол, при­кла­ды­ва­ясь к его четы­рем углам. Далее став­лен­ник ста­но­вится перед Архи­ереем, делает перед ним земной поклон и, стоя на коле­нях, целует край омо­фора и руку Архи­ерея. Затем став­лен­ник под­ни­ма­ется с колен. Духо­вен­ство, а затем хор поют ирмос: «Исаие ликуй…». Став­лен­ник, ведо­мый свя­щен­ни­ком, в третий раз обхо­дит пре­стол, при­кла­ды­ва­ясь к его четы­рем углам. Далее став­лен­ник вместе со свя­щен­ни­ком ста­но­вятся перед пре­сто­лом. Став­лен­ник и свя­щен­ник два раза кре­стятся и кла­ня­ются пояс­ным покло­ном. Затем свя­щен­ник и став­лен­ник третий раз кре­стятся, и став­лен­ник делает перед пре­сто­лом земной поклон. Свя­щен­ник отво­дит став­лен­ника к пра­вому перед­нему углу пре­стола.

Став­лен­ник в иерея ста­но­вится на оба колена, руки воз­ла­гает кре­сто­видно на край пре­стола и при­к­ло­няет на руки главу. Архи­ерей под­ни­ма­ется с седа­лища, под­хо­дит к став­лен­нику, отла­гает митру, ставит ее на пре­стол, воз­ла­гает на главу став­лен­ника омофор, бла­го­слов­ляет его по главе трижды и воз­ла­гает на главу став­лен­ника руки. 1‑й свя­щен­ник воз­гла­шает: «Вонмем», и Архи­ерей читает: «Боже­ствен­ная Бла­го­дать…». Духо­вен­ство тихо и неспеша поет: «Гос­поди, поми­луй» трижды. После них хор поет: «Кирие элей­сон» трижды. Архи­ерей тайно читает поло­жен­ные молитвы. 1‑й свя­щен­ник тихо читает екте­нию (текст ее дан ниже), а 2‑й свя­щен­ник тихо отве­чает на про­ше­ния екте­нии: «Гос­поди, поми­луй». Архи­ерей закан­чи­вает чтение молитв, сни­мает с головы став­лен­ника омофор. Архи­ерей при­ка­са­ется к руке став­лен­ника, и став­лен­ник под­ни­ма­ется с колен. Ипо­ди­а­коны под­во­дят став­лен­ника к Архи­ерею. Архи­ерей сни­мает с плеча став­лен­ника орарь. Ипо­ди­а­кон подает Архи­ерею свя­щен­ни­че­ские одежды (епи­тра­хиль, пояс и фелонь), кото­рые Архи­ерей после­до­ва­тельно пока­зы­вает народу и воз­гла­шает: «Аксиос» («достоин»). Став­лен­ник кре­стится, целует крест на обла­че­нии и руку Архи­ерея. Архи­ерей воз­ла­гает обла­че­ние на став­лен­ника. После того, как Архи­ерей обла­чил став­лен­ника в фелонь, 1‑й свя­щен­ник берет с пре­стола дискос с иерей­ским кре­стом и подает его Архи­ерею. Архи­ерей, воз­гла­сив «Аксиос», воз­ла­гает крест на став­лен­ника. Послед­ним, также с воз­гла­ше­нием «Аксиос», вру­ча­ется слу­жеб­ник. После этого архи­ерей хри­сто­су­ется со став­лен­ни­ком, говоря: «Хри­стос посреде нас», а став­лен­ник целует правое и левое плечи Архи­ерея и его руку со сло­вами: «и есть и будет». Став­лен­ник отхо­дит вправо и ста­но­вится справа от пер­вого свя­щен­ника.

Есть тра­ди­ция, когда став­лен­ника встре­чают в Цар­ских вратах, а также водят вокруг пре­стола первая пара свя­щен­ни­ков (на диа­кон­ской хиро­то­нии — диа­ко­нов).

Далее ново­по­став­лен­ный иерей при­ни­мает уча­стие в службе наравне с про­чими иере­ями. Он также после воз­гласа «Воз­лю­бим друг друга» при­кла­ды­ва­ется к свя­щен­ным сосу­дам и хри­сто­су­ется со всем духо­вен­ством.

На евха­ри­сти­че­ском каноне со вни­ма­нием молится по слу­жеб­нику на своей первой иерей­ской литур­гии.

После слов «пре­ло­жив Духом Твоим Святым» и зем­ного поклона 1‑й свя­щен­ник постав­ляет перед Свя­тыми Дарами дискос (тот, на кото­ром лежал став­лен­ни­че­ский иерей­ский крест) и пола­гает копие и анти­минс­ную губу. Архи­ерей отде­ляет копием частицу Свя­того Агнца «ХС» и пола­гает ее на второй дискос. 1‑й свя­щен­ник под­во­дит став­лен­ника к Архи­ерею, и Архи­ерей про­из­но­сит: «Прими залог сей и сохрани его цел и невре­дим до послед­него твоего изды­ха­ния, о немже имаши истя­зан быти во второе и страш­ное при­ше­ствие Вели­кого Гос­пода Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» и вру­чает дискос со Святым Телом ново­по­став­лен­ному. Став­лен­ник при­ни­мает дискос и целует руку Архи­ерея. 1‑й иерей отво­дит став­лен­ника к правой сто­роне пре­стола. Став­лен­ник стоит у пре­стола, пре­кло­нив главу, держит дискос над пре­сто­лом и читает 50‑й псалом. Во время пения: «Отче наш..». Архи­ерей при­ни­мает из рук став­лен­ника дискос, а став­лен­ник целует руку Архи­ерея и отхо­дит на свое место.

Став­лен­ник при­ча­ща­ется вторым, после 1‑го свя­щен­ника.

По чину цер­ков­ному ново­по­став­лен­ный иерей про­из­но­сит заам­вон­ную молитву. Во время екте­нии: «Прости при­имше..». он стоит у пре­стола, имея с собой слу­жеб­ник, зало­жен­ный на стра­нице с заам­вон­ной молит­вой. Архи­ерей делает воз­глас после екте­нии, осеняя Еван­ге­лием пре­стол, а затем кре­стится и целует пре­стол. Став­лен­ник также вместе с Архи­ереем кре­стится и целует пре­стол. Архи­ерей воз­гла­шает: «с миром изыдем» и бла­го­слов­ляет рукой став­лен­ника. Став­лен­ник кла­ня­ется Архи­ерею, исхо­дит из алтаря через Цар­ские врата, спус­ка­ется с амвона, пово­ра­чи­ва­ется лицом к алтарю и читает заам­вон­ную молитву. Затем став­лен­ник захо­дит в алтарь через Цар­ские врата, кре­стится, кла­ня­ется Архи­ерею и встает на послед­нее место в ряду иереев.

После окон­ча­ния Литур­гии ново­по­став­лен­ный иерей дает крест для цело­ва­ния народу.

Хиро­то­ния в диа­коны совер­ша­ется после Евха­ри­сти­че­ского канона. До этого момента став­лен­ник во диа­коны участ­вует в сле­ду­ю­щих момен­тах службы:

Омо­ве­ние рук Архи­ерея на 1‑м анти­фоне. В конце мирной екте­нии ипо­ди­а­кон воз­ла­гает на плечи став­лен­ника поло­тенце, а в руки дает ему лохань, в кото­рой стоит кувшин с водой. Ипо­ди­а­коны и став­лен­ник исхо­дят на солею, (став­лен­ник выхо­дит из север­ных дверей) и ста­но­вятся лицом к алтарю. На воз­гласе мирной екте­нии ипо­ди­а­коны кре­стятся, вместе со став­лен­ни­ком кла­ня­ются Архи­ерею и идут к кафедре. Про­то­ди­а­кон читает: «Умыю в непо­вин­ных…», а Архи­ерей омы­вает руки. Ипо­ди­а­коны подают Архи­ерею поло­тенце, а тот выти­рает руки. Ипо­ди­а­коны воз­ла­гают поло­тенце на плечи став­лен­ника. Архи­ерей бла­го­слов­ляет двумя руками. Про­то­ди­а­кон и 2‑й ипо­ди­а­кон целуют руки Архи­ерея. Архи­ерей второй раз бла­го­слов­ляет двумя руками. 1‑й ипо­ди­а­кон и став­лен­ник целуют руки Архи­ерея. Став­лен­ник и два ипо­ди­а­кона пово­ра­чи­ва­ются и идут на солею. На солее ипо­ди­а­коны кре­стятся, вместе со став­лен­ни­ком пово­ра­чи­ва­ются и кла­ня­ются Архи­ерею. Ипо­ди­а­коны и став­лен­ник уходят в алтарь (став­лен­ник север­ными две­рями).

На екте­нии об огла­шен­ных ипо­ди­а­коны выво­дят став­лен­ника с омо­ве­нием к Цар­ским вратам. После того, как Архи­ерей омоет руки, они воз­вра­ща­ются назад в алтарь. Особых ука­за­ний для став­лен­ника нет.

Есть тра­ди­ция, по кото­рой став­лен­ник в диа­коны стоит на Литур­гии с омо­ве­нием на солее, справа, у второй иконы в ряду ико­но­стаса. После омо­ве­ния рук Архи­ерея на Херу­вим­ской песни став­лен­ник уходит с омо­ве­нием в алтарь.

Если на Литур­гии Архи­ерей совер­шает две хиро­то­нии, то став­лен­ник в диа­коны должен наблю­дать за иерей­ской хиро­то­нией, ибо диа­кон­ская хиро­то­ния совер­ша­ется по тому же порядку.

После слов диа­кона: «…при­но­ся­щих Святыя Дары Сия Гос­по­деви Богу Нашему» два ипо­ди­а­кона и став­лен­ник (посе­ре­дине) ста­но­вятся на горнем месте, лицом к востоку. Все они три раза кре­стятся и кла­ня­ются пояс­ными покло­нами, затем кла­ня­ются Архи­ерею, исхо­дят боко­выми дверьми (став­лен­ник север­ными) на солею, спус­ка­ются с нее и ста­но­вятся перед амво­ном, лицом к алтарю.

После воз­гласа Архи­ерея: «И да будут мило­сти..». начи­на­ется чин хиро­то­нии во диа­кона. По своей струк­туре оно ана­ло­гично хиро­то­нии во иерея. Отли­чия лишь в том, что став­лен­ника в диа­коны вокруг пре­стола водит про­то­ди­а­кон, он же воз­гла­шает: «Вонмем», и он же вместе с 1‑м диа­ко­ном читает екте­нию во время чтения молитв Архи­ереем. Став­лен­ник в диа­коны ста­но­вится на правое колено у пре­стола (в отли­чие от став­лен­ника в иереи, кото­рый встает на оба колена). Архи­ерей с воз­гла­ше­нием: «Аксиос» воз­ла­гает на став­лен­ника во диа­коны орарь и поручи, а в руки ему вру­чает рипиду. После окон­ча­ния руко­по­ло­же­ния про­то­ди­а­кон отво­дит ново­по­став­лен­ного к север­ной сто­роне пре­стола, и там став­лен­ник веет рипи­дой кре­сто­об­разно над Свя­тыми Дарами. Во время пения: «Отче наш..». Архи­ерей под­хо­дит к став­лен­нику и при­ни­мает у него рипиду. Став­лен­ник берет в правую руку орарь, (лента про­хо­дит над ука­за­тель­ным и сред­ним паль­цами и под безы­мян­ным паль­цем и мизин­цем), кре­стится, целует рипиду и руку Архи­ерея, кре­стится, целует пре­стол, кре­стится и кла­ня­ется Архи­ерею, кото­рый его бла­го­слов­ляет. Затем став­лен­ник отхо­дит вглубь алтаря и пере­вя­зы­ва­ется орарем по ипо­ди­а­кон­ской схеме.

При­ча­ща­ется став­лен­ник вторым после про­то­ди­а­кона.

Ново­по­став­лен­ный диакон, как и прочие диа­коны, не запи­вает после при­ча­стия, так как после окон­ча­ния Литур­гии он участ­вует в потреб­ле­нии Святых Даров.

По цер­ков­ному чину став­лен­ник про­из­но­сит екте­нию: «Прости при­имше…». Обычно став­лен­ника при выходе на эту екте­нию сопро­вож­дает про­то­ди­а­кон.

Екте­ния на хиро­то­нии

– Миром Гос­поду помо­лимся.
– О свыш­нем мире…
– О мире всего мира…
– О архи­ерее нашем, (Высоко) Прео­свя­щен­ней­шем (поми­на­ется Архи­ерей, совер­ша­ю­щий хиро­то­нию), свя­щен­стве, защи­ще­нии, пре­бы­ва­нии, мире, здра­вии, спа­се­нии его и деле рук его Гос­поду помо­лимся.
– О рабе Божием (имя рек), ныне про­ро­че­ству­е­мом пре­сви­тере (диа­коне), и спа­се­нии его Гос­поду помо­лимся.
– Яко да Чело­ве­ко­лю­бец Бог нескверно и непо­рочно ему свя­щен­ство (диа­кон­ство) дарует, Гос­поду помо­лимся.
– О Вели­ком Гос­по­дине…
– О Бого­хра­ни­мей стране…
– О Граде сем…
– О изба­ви­тися…
– Заступи…
– Пре­свя­тую…

Воз­гласа на екте­нии нет.

Чино­по­сле­до­ва­ние в празд­ник Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня

Перед все­нощ­ной свя­щен­ник берет святой Крест, укра­шан­ный перед этим венком из живых цветов, пола­га­ется его на жерт­вен­нике, на блюдо, покры­тое покров­цем. Затем иерей, обла­чив­шийся в фелонь, с кади­лом, а диакон со свечой идут к жерт­вен­нику. Диакон: «Бла­го­слови, вла­дыко». Иерей: «Бла­го­сло­вен Бог наш». Далее Три­свя­тое по «Отче наш». В это время свя­щен­ник кадит Крест. По воз­гласе поют «Спаси Гос­поди, люди Твоя», «Слава, и ныне», кондак Кресту: «Не ктому пла­мен­ное оружие..». Иерей во время пения тро­паря взи­мает Чест­ной Крест с блюдом на главу и, в пред­ше­ствии диа­кона с кади­лом и со свечой, пере­но­сит его на Пре­стол и пола­гает на анти­минсе, а Еван­ге­лие зара­нее ставит на то место, где оно стояло после чтения Еван­ге­лия на Литур­гии. Пред Пре­сто­лом ста­вится свещ­ник с воз­жжен­ной свечой, где он пре­бы­вает до вели­кого сла­во­сло­вия.

Пред вели­ким сла­во­сло­вием архи­ерей обла­ча­ется во все одежды. Во время пения вели­кого сла­во­сло­вия архи­ерей и диакон совер­шают трое­крат­ное каж­де­ние вокруг Пре­стола. По тра­ди­ции при пении «Святый Боже..». свя­щен­но­слу­жи­тели совер­шают трое­крат­ное покло­не­ние. При послед­нем пении «Святый Боже..». архи­ерей воз­ла­гает на чест­ную главу святой Крест и исхо­дит чрез горнее место и север­ные врата. Впе­реди несут воз­жжен­ную свечу, а за ней сле­дует диакон с кади­лом. За Чест­ным Кре­стом шествуют по стар­шин­ству свя­щен­но­слу­жи­тели. Дойдя до Цар­ских врат, архи­ерей ста­но­вится лицом к алтарю и дожи­да­ется окон­ча­ния пения послед­него Три­свя­того. Другие свя­щен­но­слу­жи­тели в это время спус­ка­ются с солеи и ста­но­вятся лицом к алтарю. Пер­выми стоят стар­шие по сану или поло­же­нию.

По окон­ча­нии пения архи­ерей, воз­дви­гая Крест, воз­гла­шает: «Пре­муд­рость, прости». И при трое­крат­ном пении хором тро­паря «Спаси, Гос­поди, люди Твоя..». архи­ерей идет к уго­тов­лен­ному посре­дине храма аналою, воз­ла­гает на него святой Крест, совер­шает трое­крат­ное каж­де­ние вокруг Живо­тво­ря­щего Креста, а затем трое­крат­ное покло­не­ние ему.

Когда служит архи­ерей, совер­ша­ется чин воз­дви­же­ния Креста. По воз­гла­ше­нии «Пре­муд­рость, прости» при трое­крат­ном пении тро­паря празд­ника архи­ерей идет к уго­тов­лен­ной посре­дине храма архи­ерей­ской кафедре и, став на нее, пово­ра­чи­ва­ется лицом к востоку (алтарю) и поды­мает кверху Крест. Одес­ную и ошуюю [с правой и левой сто­роны] от архи­ерея стоят с напол­нен­ными водой сосу­дами. Ради бла­го­го­ве­ния цер­ков­но­слу­жи­тель должен дер­жать сосуд, в кото­рый сте­кала бы с Креста Гос­подня вода. Диакон велег­ласно воз­гла­шает: «Поми­луй нас, Боже…». Хор поет первую сот­ницу: «Гос­поди, поми­луй». На первой поло­вине сот­ницы пение хора ути­хает, а на второй — уси­ли­ва­ется. В начале пения архи­ерей посте­пенно пре­кло­няет главу «елико пядию отсто­яти главе от земли». Свя­щен­но­слу­жи­тели поли­вают Чест­ной Крест водою. При пении второй поло­вины сот­ницы архи­ерей посте­пенно воздви­за­ется (с помо­щью сослу­жа­щих) горе. Пропев 97 раз «Гос­поди, поми­луй», хор поет «Гос­поди, поми­луй» три раза особым напе­вом. Архи­ерей, стоя прямо и подняв высоко Живо­тво­ря­щий Крест, трижды осе­няет им моля­щихся. Все эти свя­щен­но­дей­ствия и воз­дви­же­ния Креста повто­ря­ются при пении 2‑й, 3‑й, 4‑й и 5‑й сотниц молитвы «Гос­поди, поми­луй».

После пения первой сот­ницы архи­ерей, подняв высоко вверх Крест, пово­ра­чи­ва­ется к западу. Диакон воз­гла­шает: «Еще молимся о мило­сти, жизни и остав­ле­нии грехов Мит­ро­по­лита …». Хор начи­нает пение второй сот­ницы «Гос­поди, поми­луй», и насто­я­тель совер­шает второе воз­дви­же­ние, как уже было ска­зано.

Затем обра­ща­ется к югу, и диакон воз­гла­шает: «Еще молимся о страж­ду­щей стране Рос­сий­стей…», и хор начи­нает третью сот­ницу «Гос­поди, поми­луй».

По окон­ча­нии пения архи­ерей пово­ра­чи­ва­ется к северу. Диакон же гла­го­лет: «Еще молимся о всякой души хри­сти­ан­стей, скор­бя­щей же и озлоб­лен­ней…». И начи­на­ется 4‑е воз­дви­же­ние Креста.

Нако­нец архи­ерей обра­ща­ется к востоку, а диакон воз­гла­шает: «Еще молимся о всех слу­жа­щих и послу­жив­ших во святей оби­тели сей [храме сем]…». Хор начи­нает пятую сот­ницу. В пятом воз­дви­же­нии хор поет: «Слава, и ныне» — «Воз­не­сыйся на Крест волею…». Архи­ерей воз­ла­гает Крест на аналой и совер­шает трое­крат­ное каж­де­ние.

Свя­щен­но­слу­жи­тели трижды поют тро­парь: «Кресту Твоему покла­ня­емся, Вла­дыко…». Затем этот тро­парь трижды поет хор. Во время пения хора архи­ерей совер­шает дважды покло­не­ние, после этого он при­кла­ды­ва­ется к свя­тыне, по цело­ва­нии кото­рой он совер­шает третье покло­не­ние. Подобно делают и другие свя­щен­но­слу­жи­тели, попарно под­ходя к Чест­ному и Живо­тво­ря­щему Кресту. В это время хор поет сти­хиры на цело­ва­ние [покло­не­ние] Креста. Во время при­кла­ды­ва­ния моля­щихся к свя­тому Кресту совер­ша­ется елео­по­ма­за­ние.

По окон­ча­нии цело­ва­ния Креста Крест оста­ется посре­дине храма.

Чин про­ще­ния в Неделю Сыро­пуст­ную

Поря­док вечерни с чином про­ще­ния ука­зы­ва­ется в Типи­коне и с неко­то­рыми прак­ти­че­скими подроб­но­стями в раз­лич­ных мест­ных уста­вах, в при­ло­же­ниях к кален­да­рям и т.д. Чин про­ще­ния в слу­же­нии архи­ерей­ском при­во­дится в руко­вод­стве Мос­ков­ского Успен­ского собора (Моск. Руко­вод., стр. 134–137).

Прак­ти­че­ски вечерня в неделю Сыро­пуст­ную окан­чи­ва­ется сле­ду­ю­щим поряд­ком: Чтец: «Небес­ный Царю..». Иерей: «Гос­поди и Вла­дыко живота моего…»: и творим три поклоны вели­кие. Таже отпуст. В при­ход­ских храмах, вместо отпу­ста, иерей чтет молитву: — «Вла­дыко Мно­го­мило­стиве…»: (та, что в конце Вели­кого пове­че­рия) нам в землю пре­кло­нив­шимся, и испра­ши­вает про­ще­ния у верных.

Сам чин про­ще­ния состав­ля­ется в раз­лич­ных местах по-раз­ному. Укажем один такой поря­док: «Для чина про­ще­ния зара­нее на солею выно­сятся и пола­га­ются на ана­лоях напре­столь­ный Крест, иконы Спа­си­теля и Божией Матери. Насто­я­тель творит земные поклоны перед ними и целует их. Затем он обра­ща­ется к при­сут­ству­ю­щим с поуче­нием о хри­сти­ан­ском про­ве­де­нии поста и испра­ши­вает про­ще­ния грехов у причта и народа, говоря: «Бла­го­сло­вите мя, отцы святии и братия, и про­стите ми, греш­ному, елика согре­ших в сей день и во вся дни живота моего словом, делом, помыш­ле­нием и всеми моими чув­ствы». Сказав это; он земно кла­ня­ется народу. Все отве­чают ему земным покло­ном и гово­рят: «Бог про­стит тя, отче святый. Прости и нас, греш­ных, и бла­го­слови». На это слу­жа­щий свя­щен­ник (как пра­вило, насто­я­тель, а в оби­те­лях — намест­ник) отве­чает: «Бла­го­да­тию Своею Бог да про­стит и поми­лует всех нас».

Затем насто­я­тель берет напре­столь­ный Крест. Все свя­щен­но­слу­жи­тели в порядке стар­шин­ства при­кла­ды­ва­ются к иконам на аналое, под­хо­дят к насто­я­телю, целуют Крест и лобы­за­ются с насто­я­те­лем и друг с другом в рамена (плечи), вза­имно испра­ши­вая про­ще­ния. За ними идут миряне, при­кла­ды­ва­ются ко Кресту, целуют иконы, кото­рые обычно держат свя­щен­но­слу­жи­тели, и испра­ши­вают про­ще­ния у причта и друг у друга». Обычно, в при­ход­ской прак­тике, иконы не изно­сятся и только пред­сто­я­тель держит напре­столь­ный крест. Во время чина про­ще­ния можно петь сти­хиры Пасхи, или «Пока­я­ния отверзи ми двери», «На реках вави­лон­ских».

Закры­тие лика Спа­си­теля на Пла­ща­нице

В одних церк­вах при выносе св. Пла­ща­ницы в Вели­кий пяток лик Христа Спа­си­теля покры­ва­ется воз­ду­хом, а в других — этого не дела­ется. Как пра­вильно? Раз­ре­ше­ние этого недо­умен­ного вопроса дает архи­епи­скоп Авер­кий:

«Обычай покры­вать лик Христа Спа­си­теля воз­ду­хом заим­ство­ван от обычая закры­вать воз­ду­хом лицо архи­ерея или свя­щен­ника, лежа­щего во гробе. Но это, как не раз разъ­яс­ня­лось нашими цер­ков­ными вла­стями еще в России, непра­вильно (см., напр., разъ­яс­не­ние «Церк. Вед». 1897 г., 14). Хри­стос-Спа­си­тель, изоб­ра­жен­ный лежа­щим во гробе на св. Пла­ща­нице, это совсем не одно и то же, что усоп­ший архи­ерей или свя­щен­ник. Архи­ерею или свя­щен­нику лицо закры­ва­ется воз­ду­хом в знак того, что они совер­шали при жизни свя­щен­но­дей­ствие Св. Хри­сто­вых Таин, обычно покры­ва­е­мых воз­ду­хом, а также и для того, чтобы скрыть от пасо­мых печать смерти, лежа­щую на лице их пас­тыря, что не всегда бывает полезно и нази­да­тельно видеть, осо­бенно если смерть обез­об­ра­зила черты его лица, к кото­рому при­выкли пасо­мые. Изоб­ра­же­ние же Христа-Спа­си­теля, лежа­щего во гробе, есть св. икона, кото­рую нет ника­ких осно­ва­ний закры­вать от веру­ю­щих.

Вот как гово­рит об этом «Настоль­ная книга для свя­щенно-цер­ковно-слу­жи­те­лей» С.В. Бул­га­кова: «В боль­шей части церк­вей Пла­ща­ница не покры­ва­ется (за исклю­че­нием разве неболь­шой полосы перед­ней части стола, во избе­жа­ние трения одеж­дой при­кла­ды­ва­ю­щихся и порчи Пла­ща­ницы); в неко­то­рых же церк­вах Пла­ща­ница покры­ва­ется и нередко настолько, что совсем закры­ва­ется воз­ду­хом: сле­до­ва­тельно, совер­шенно неви­дима. Нельзя не поже­лать, чтобы этот обычай — закры­вать Пла­ща­ницу пеле­ной, и лицо Спа­си­теля воз­ду­хом — был остав­лен, и впе­чат­ле­ние от изоб­ра­же­ния поло­жен­ного во гроб Спа­си­теля живо и ясно отпе­чат­ле­ва­лось в серд­цах веру­ю­щих» (см. подробно об этом в «Церк. Ведо­мо­стях» за 1897 г.; Вопросы и ответы, стр. 66).

Пере­об­ла­че­ние в свет­лые одежды в Вели­кую суб­боту

В Вели­кую суб­боту слу­жа­щие, перед чте­нием Еван­ге­лия, пере­об­ла­ча­ются в белые одежды.

Во время пения стихов: «Вос­кресни Боже, суди земли..». пере­ме­ня­ются темные одежды пре­стола, жерт­вен­ника и проч. в свет­лые, свя­щен­но­слу­жи­тели тоже пере­об­ла­ча­ются в свет­лые одежды. Диакон в белых ризах, изоб­ра­жая собою пер­вого сви­де­теля и вест­ника Вос­кре­се­ния Хри­стова — свет­лого ангела, сле­тев­шего ко гробу, выхо­дит с Еван­ге­лием из алтаря к Пла­ща­нице и читает все­ра­дост­ное еван­гель­ское бла­го­вест­во­ва­ние о Вос­кре­се­нии Христа Спа­си­теля, т.к. вечерня в этот день отно­сится к пер­вому дню свет­лого Хри­стова Вос­кре­се­ния.

«Пере­мена одежд свя­щенно-цер­ковно-слу­жи­те­лями на литур­гии в Вели­кую суб­боту — обряд весьма древ­ний, при­ня­тый от Церкви Гре­че­ской. Он служит для веру­ю­щих напо­ми­на­нием о тор­же­ствен­ном кре­ще­нии огла­шен­ных, про­ис­хо­див­шем неко­гда в вечер на Пасху. Зна­чи­тель­ное число паре­мий тоже ука­зы­вает на обычай древ­ней Церкви совер­шать в этот день кре­ще­ние огла­шен­ных: 15 паре­мий про­чи­ты­ва­лись в то время, когда свя­щен­но­слу­жи­тели схо­дили в кре­стиль­ницу читать молитвы над водою, совер­шали кре­ще­ние огла­шен­ных и пома­за­ние миром. Пере­мена темных обла­че­ний на свет­лые тоже стоит в прямой связи с кре­ще­нием огла­шен­ных. Несо­мненно, что кли­рики пере­об­ла­ча­лись из черных, вели­ко­пост­ных одежд в свет­лые, празд­нич­ные пред тем, как отпра­виться им в кре­стиль­ницу, и посту­пали так и по той при­чине, что наме­ре­ва­лись совер­шить кре­ще­ние огла­шен­ных — такое таин­ство, кото­рое в насто­я­щее время, как и в хри­сти­ан­ской древ­но­сти, свя­щен­ники должны совер­шать не иначе, как в белых одеж­дах, изоб­ра­жая этим види­мым знаком радость св. Церкви о при­об­ре­те­нии в кре­ще­нии новой заблуд­шей овцы (Лук. 15:4–10). Но, помимо ука­зан­ного, суще­ствует другой источ­ник радо­сти для хри­стиан в Вели­кую суб­боту, есть другое, более глу­бо­кое осно­ва­ние у свя­щен­но­слу­жи­те­лей менять пред чте­нием св. Еван­ге­лия темные, тра­ур­ные ризы на свет­лые, празд­нич­ные. Обычай кре­стить огла­шен­ных нака­нуне св. Пасхи пре­кра­тился, а пере­мена тра­ур­ных одежд на празд­нич­ные за литур­гией в Вели­кую суб­боту про­дол­жает суще­ство­вать не по одной при­вычке и не в виде только отго­лоска умолк­шей, но неко­гда бывшей в боль­шой силе кре­щаль­ной прак­тики, а в каче­стве явле­ния, всякий раз вызы­ва­ю­щего непод­дель­ную радость в серд­цах веру­ю­щих. При­чина послед­ней заклю­ча­ется в том, что св. Цер­ковь с пения стиха: «Вос­кресни, Боже, суди земли..». как бы начи­нает тор­же­ственно празд­но­вать «спа­си­тель­ную и све­то­зар­ную нощь све­то­зар­ного дне». В Еван­ге­лии на литур­гии в Вели­кую суб­боту повест­ву­ется о Вос­кре­се­нии Спа­си­теля. Эту радост­ную весть о Вос­кре­се­нии Христа, даро­вав­шего всем земно­род­ным жизнь, и хочет выра­зить наша Пра­во­слав­ная Цер­ковь в таком види­мом образе, кото­рый для всех, при­сут­ству­ю­щих в храме за литур­гиею в Вели­кую суб­боту, был бы оди­на­ково поня­тен. И св. Цер­ковь вполне дости­гает своей цели: когда мы видим бла­го­вест­ву­ю­щего св. Еван­ге­лие и всех осталь­ных свя­щенн-оцер­ковно-слу­жи­те­лей пере­об­ла­чив­ши­мися из темных в свет­лые ризы, то невольно испол­ня­емся искрен­ней радо­сти и мыс­ленно вос­по­ми­наем явле­ние миро­но­си­цам небес­ного вест­ника Вос­кре­се­ния, вид, кото­рого был, как молния, и одежда бела, как снег» (Р.д.с.п. 1894 г., №15).

Бого­слу­же­ние на Пасху

Пас­халь­ные Бого­слу­же­ния осо­бенно тор­же­ственны. Хри­стос бо воста: весе­лие вечное, — поет Цер­ковь в каноне Пасхи.

Еще с древ­них, апо­столь­ских времен, хри­сти­ане бодр­ствуют в свя­щен­ную и пред­праздн­ствен­ную спа­си­тель­ную ночь Свет­лого Вос­кре­се­ния Хри­стова, — ночь све­то­зар­ную све­то­нос­ного дня, ожидая вре­мени своего духов­ного осво­бож­де­ния от работы вражия (Цер­ков­ный Устав в неделю Пасхи).

Неза­долго до полу­ночи во всех храмах слу­жится полу­нощ­ница, на кото­рой иерей с диа­ко­ном исхо­дят к Пла­ща­нице и, совер­шив каж­де­ние окрест ее, при пении слов ката­ва­сии 9‑й песни «Воз­стану бо и про­слав­люся» подъ­ем­лют Пла­ща­ницу и отно­сят в алтарь. Пла­ща­ницу пола­гают на святой Пре­стол, где она должна оста­ваться до Отда­ния Пасхи.

Пас­халь­ную утреню, «весе­лие о Вос­кре­се­нии Гос­пода нашего из мерт­вых», начи­нают в 12 часов ночи. При при­бли­же­нии полу­ночи все свя­щен­но­слу­жи­тели в полном обла­че­нии ста­но­вятся по чину у Пре­стола. Свя­щен­но­слу­жи­тели и моля­щи­еся в храме воз­жи­гают свечи. Ровно в 12 часов по мест­ному вре­мени при закры­тых Цар­ских Вратах свя­щен­но­слу­жи­тели тихим гласом поют сти­хиру: «Вос­кре­се­ние Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небе­сех, и нас на земли спо­доби чистым серд­цем Тебе сла­вити».

После этого отвер­за­ется завеса и свя­щен­но­слу­жи­тели снова поют эту же сти­хиру гром­ким голо­сом. Откры­ва­ются Цар­ские Врата, и сти­хира, уже более высо­ким голо­сом, поется духо­вен­ством в третий раз до поло­вины «Вос­кре­се­ние Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небе­сех». Певцы, сто­я­щие на сре­дине храма, закан­чи­вают: «И нас на земли спо­доби».

Крест­ный ход

Крест­ный ход, совер­ша­е­мый в пас­халь­ную ночь, — это шествие Церкви навстречу вос­крес­шему Спа­си­телю.

Крест­ный ход совер­ша­ется вокруг храма при непре­рыв­ном тре­звоне. В свет­лом, лику­ю­щем, вели­че­ствен­ном виде, при пении «Вос­кре­се­ние Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небеси, и нас на земли спо­доби чистым серд­цем Тебе сла­вити», Цер­ковь, как духов­ная неве­ста, идет, как гово­рится в свя­щен­ных пес­но­пе­ниях, «весе­лыми ногами во сре­те­ние исхо­дя­щему Христу из гроба, яко жениху».

Впе­реди крест­ного хода несут фонарь, за ним запре­столь­ный крест, запре­столь­ный образ Божией Матери, далее идут двумя рядами, попарно, хоругве­носцы, певцы, све­ще­носцы со све­чами, диа­коны со своими све­чами и кадиль­ни­цами и за ними свя­щен­ники. В послед­ней паре свя­щен­ни­ков идущий справа несет Еван­ге­лие, а идущий слева — икону Вос­кре­се­ния. Завер­шает шествие пред­сто­я­тель храма с три­свеш­ни­ком и Кре­стом в левой руке.

Если в храме только один свя­щен­ник, то на пеле­нах иконы Вос­кре­се­ния Хри­стова и Еван­ге­лие несут миряне.

Войдя в при­твор, крест­ный ход оста­нав­ли­ва­ется пред закры­тыми запад­ными две­рями храма. Нося­щие свя­тыни оста­нав­ли­ва­ются около дверей лицом к западу. Тре­звон пре­кра­ща­ется. Насто­я­тель храма, приняв от диа­кона кадило, совер­шает каж­де­ние и свя­щен­но­слу­жи­тели трижды поют: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых, смер­тию смерть поправ и сущим во гробех живот даро­вав». Затем свя­щен­но­слу­жи­тели поют стихи:

  • «Да вос­крес­нет Бог, и рас­то­чатся врази Его…»
  • «Яко исче­зает дым, да исчез­нут…»
  • «Тако да погиб­нут греш­ницы …»
  • «Сей день, егоже сотвори Гос­подь… «

На каждый стих певцы поют тро­парь «Хри­стос вос­кресе». Затем пред­сто­я­тель или все свя­щен­но­слу­жи­тели поют «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых, смер­тию смерть поправ». Певцы окан­чи­вают «И сущим во гробех живот даро­вав».

Отвер­за­ются цер­ков­ные двери, и крест­ным ход с этой радост­ной вестью шествует в храм, как и жены-миро­но­сицы пошли в Иеру­са­лим воз­ве­стить уче­ни­кам о Вос­кре­се­нии Гос­пода.

Мирная екте­ния.

Далее хор поет пас­халь­ный канон

Пас­халь­ный канон, тво­ре­ние св. Иоанна Дамас­кина, состав­ля­ю­щий суще­ствен­ней­шую часть пас­халь­ной утрени — венец всех духов­ных песней.

Пас­халь­ный канон пред­став­ляет собой выда­ю­ще­еся про­из­ве­де­ние цер­ков­ной сло­вес­но­сти не только со сто­роны пыш­но­сти своей внеш­ней формы, но и по своим внут­рен­ним досто­ин­ствам, по силе и глу­бине заклю­ча­ю­щимся в нем мыслей, по воз­вы­шен­но­сти и богат­ству своего содер­жа­ния. Этот глу­боко содер­жа­тель­ный канон вводит нас в дух и смысл самого празд­ника Вос­кре­се­ния Хри­стова, застав­ляет нас все­сто­ронне пере­жить душою и понять это собы­тие.

На каждой песни канона совер­ша­ется каж­де­ние, свя­щен­но­слу­жи­тели с кре­стом и кади­лом, в пред­ше­ствии све­тиль­ни­ков, обхо­дят всю цер­ковь, напол­няя ее фимиа­мом, и радостно при­вет­ствуют всех сло­вами «Хри­стос вос­кресе!», на что веру­ю­щие отве­чают «Воис­тину вос­кресе!». Эти мно­го­чис­лен­ные исхож­де­ния свя­щен­ни­ков из алтаря напо­ми­нают о частых явле­ниях Гос­пода Своим уче­ни­кам по Вос­кре­се­нии.

При­вет­ствия в день Пасхи.

При конце утрени свя­щен­но­слу­жи­тели начи­нают хри­сто­со­ваться между собою в алтаре во время пения стихир. По Уставу «цело­ва­ние насто­я­теля с про­чими иереи и диа­коны во святом алтаре бывает сице: гла­го­лет при­хо­дяй — «Хри­стос вос­кресе». Оному же отве­щавшу — «Воис­тину вос­кресе». Так же должно совер­шаться хри­сто­со­ва­ние и с миря­нами.

По Уставу свя­щен­но­слу­жи­тели, похри­сто­со­вав­шись между собой в алтаре, исхо­дят на солею и здесь хри­сто­су­ются с каждым из моля­щихся. Но такой поря­док мог быть соблю­даем лишь в древ­них оби­те­лях, где в храме нахо­ди­лась лишь немно­го­чис­лен­ная братия, или в тех домо­вых и при­ход­ских церк­вах, где бывало немного моля­щихся. Ныне же при гро­мад­ном сте­че­нии бого­моль­цев свя­щен­ник, выйдя с Кре­стом на солею, про­из­но­сит от себя крат­кое общее при­вет­ствие пред­сто­я­щим и закан­чи­вает его трое­крат­ным воз­гла­ше­нием «Хри­стос вос­кресе!» с осе­не­нием Кре­стом на три сто­роны и после этого воз­вра­ща­ется в алтарь.

Яйца на Пасху

С давних времен хра­нится в Пра­во­слав­ной Церкви бла­го­че­сти­вый обычай дарить в празд­ник Пасхи яйца. Этот обычай про­изо­шел от святой рав­ноап­о­столь­ной Марии Маг­да­лины, когда она, по Воз­не­се­нии Гос­под­нем, пришла в Рим для про­по­веди Еван­ге­лия, пред­стала пред импе­ра­то­ром Тиве­рием и, под­неся ему крас­ное яйцо, ска­зала: «Хри­стос вос­кресе!» начи­ная таким обра­зом свою про­по­ведь. По при­меру рав­ноап­о­столь­ной Марии Маг­да­лины мы теперь дарим в Пасху крас­ные яйца, испо­ве­дуя живо­тво­ря­щую смерть и Вос­кре­се­ния Гос­пода — два собы­тия, кото­рые Пасха соеди­няет в себе. Пас­халь­ное яйцо напо­ми­нает нам об одном из глав­ных дог­ма­тов нашей веры и служит види­мым знаком бла­жен­ного вос­кре­се­ния мерт­вых, залог кото­рого мы имеем в Вос­кре­се­нии Иисуса Христа — Побе­ди­теля смерти и ада. Как из яйца, из-под его нежи­вой скор­лупы, рож­да­ется жизнь, так из гроба, жилища смерти тления, вос­стал Жиз­но­да­вец, и так вос­ста­нут в вечную жизнь и все умер­шие.

Артос

Слово артос пере­во­дится с гре­че­ского как «квас­ной хлеб» — общий всем членам Церкви освя­щен­ный хлеб, иначе — просфора все­це­лая.

Артос в про­дол­же­нии всей Свет­лой сед­мицы зани­мает в храме видное место, вместе с иконой Вос­кре­се­ния Гос­подня и, в заклю­че­ние пас­халь­ных тор­жеств, раз­да­ется веру­ю­щим.

С арт­осом соеди­ня­ется и древ­нее цер­ков­ное пре­да­ние, что апо­столы остав­ляли за столом часть хлеба долю Пре­чи­стой Матери Гос­пода в напо­ми­на­ние посто­ян­ного обще­ния с Ней и после тра­пезы бла­го­го­вейно делили эту часть между собой. В мона­сты­рях этот обычай носит назва­ние Чин о Пана­гии, то есть вос­по­ми­на­ние о Все­свя­тей­шей Матери Гос­пода. В при­ход­ских церк­вах этот хлеб Бого­ма­тери вспо­ми­на­ется раз в год в связи с раз­дроб­ле­нием артоса.

Освя­ща­ется артос особой молит­вой, окроп­ле­нием святой водой и каж­де­нием в первый день Святой Пасхи на Литур­гии после заам­вон­ной молитвы. Артос пола­га­ется на солее, против Цар­ских Врат, на уго­то­ван­ном столе или аналое. После освя­ще­ния артоса аналой с арт­осом ставят на солее пред обра­зом Спа­си­теля, где артос лежит в тече­ние всей Святой сед­мицы. Его сохра­няют в храме всю Свет­лую сед­мицу на аналое пред ико­но­ста­сом. Во все дни Свет­лой сед­мицы по окон­ча­нии Литур­гии с арт­осом тор­же­ственно совер­ша­ется крест­ный ход вокруг храма. В Фомино вос­кре­се­нье по заам­вон­ной молитве чита­ется молитва на раз­дроб­ле­ние артоса, артос раз­дроб­ля­ется и в конце Литур­гии при цело­ва­нии Креста раз­да­ется народу как свя­тыня.

Напра­виль­ное про­из­но­ше­ние неко­то­рых слов

Непра­вильно

Пра­вильно

«Чест­ней­шую Херу­вим иСлавнейшую без срав­не­ния Сера­фим»

«… Славней­шую…»

Вечерня: «Пре­муд­рость, простим«

«Пре­муд­рость, прости»

«Свете Тихий… петь быти»

«Пет быти»

Про­ки­мен: «Гос­подь воцарится«

«Гос­подь воцарися«

Утреня: «Хва­лите Его все АнгелыЕго»

«Хва­лите Его вси Ангели Его»

«Хва­лите Его во утверждении силы Его»

«Хва­лите Его во утвержении силы Его»

Про­ки­мен: «Честна пред Господом

«Честна пред Господем смерть пре­по­доб­ных Его»

«Вос­кре­се­ние Хри­стово … при­и­дите вси верныи«

«При­и­дите вси вернии«

Тро­парь 5й глас: «Собез­на­чаль­ное Слово… вос­поим верныи«

«… вос­поим вернии«

Литур­гия: «При­и­дите, покло­нимся… Спаси нас, Сыне Божий

Спаси ны, Сыне Божий

«Бла­жены мило­стивыи… чистыи… изгнаны..».

«Бла­жени мило­стивии чистии… изгнани..».

«Соеди­нить их святей Своей Соборной и Апо­стольской Церкви»

«Соеди­нить их святей Своей Соборней и Апо­столстей Церкви»

«Горе имеем сердца»

«Горе имеим сердца»

Моле­бен: «Пре­по­добный отче… моли Бога о нас»

«Пре­по­добне отче… моли Бога о нас»

Тро­парь Успе­нию: «Представиласяеси к животу»

«Преставилася еси к животу»

Кондак Рож­де­ству Хри­стову: «и земля вертеп Непреступ­номупри­но­сит, Ангелы с пас­тырьми… Предвечный..».

«и земля вертеп Неприступ­номупри­но­сит, Ангели с пас­тырьми…Превечный..».

Кондак Бого­яв­ле­нию: «явился еси, Свет непреступ­ный«

«Явился еси, Свет неприступ­ный«

Пани­хида: «Представшагося… представшуюся… представшихся… «пред­ста­ви­мяся..».

«Преставльшагося… преставльшуюся… преставльихся… пре­став­л­шы­яся..».

«Со духи пра­вед­ных… идеже всисвятыи..».

«Со духи пра­вед­ных… идеже всисвятии..».

«Сам Един еси без­смерт­ный… и в землю оти­деши… таможе вси чело­вецы..».

«Сам Един еси без­смерт­ный… и в землю оти­деши, аможе вси чело­вецы..».

Здесь отме­чены лишь неко­то­рые погреш­но­сти; их, конечно, гораздо больше. Сле­дите вни­ма­тельно за цер­ков­но­сла­вян­ским про­из­но­ше­нием. Напри­мер, в цер­ков­но­сла­вян­ском нет буквы ё, поэт удар­ное «е» надо про­из­но­сить как «е«.

Раз­меры пре­стола и жерт­вен­ника

В после­до­ва­нии освя­ще­ния храма (Треб­ник) ука­зы­ва­ется, чтобы «пре­стол был на четы­рех стол­пах и имел в высоту единый аршин и шесть верш­ков, а широ­тою был по мере алтаря; жерт­вен­ник тако­вые же высоты, ширина и длина по мере алтаря». Высота — аршин и 6 верш­ков — рав­ня­ется 38.5 дюймам, или 98 сан­ти­мет­рам.

Эти свя­щен­ные тре­бо­ва­ния сле­дует учи­ты­вать при соору­же­нии новых или рестав­ра­ции обвет­ша­лых пре­сто­лов и жерт­вен­ни­ков.

Раз­но­чте­ние в ака­фи­сте Божией Матери

Общие поня­тия.

«Ака­фист — от гре­че­ского слова ακαθιστος (букв. — несе­даль­ный). Так назы­ва­ются хва­леб­ные пес­но­пе­ния в честь Гос­пода Иисуса Христа, Божией Матери и святых, испол­ня­е­мые моля­щи­мися стоя (отсюда и про­ис­хо­дит назва­ние). Древ­ней­шим ака­фи­стом и вместе ори­ги­на­лом для всех осталь­ных, счи­та­ется ака­фист Божией Матери. Он состоит из 25 отдель­ных пес­но­пе­ний: 13 конда­ков и 12 икосов.

Литур­ги­че­ское упо­треб­ле­ние ака­фи­ста пред­пи­сано нашим Типи­ко­ном в 5‑ю суб­боту Вели­кого поста на утрени, так наз. «Похвала Пре­свя­той Бого­ро­дицы». На этой службе ака­фист делится на четыре части с мно­го­крат­ным пением пер­вого кондака «Взбран­ной Вое­воде побе­ди­тель­ная» и каж­де­нием.

К вопросу о том, как сле­дует петь в ака­фи­сте «алли­луиа», по одному разу или по трижды, разъ­яс­не­ние нахо­дим у прот. К. Николь­ского: «В бого­слу­жеб­ных книгах, при слове «алли­луиа» иногда печа­та­ется слово «трижды», иногда — не печа­та­ется. Так, в меся­це­слове Слу­жеб­ника, при при­частне, читаем: «алли­луиа трижды». Там же после про­кимна печа­та­ется: алли­луиа, и при этом нет слова «трижды» (сент. 1). Между тем, алли­луиа, при алл­ли­лу­и­а­рии, воз­гла­ша­ется трижды. Когда же сле­дует петь непре­менно одна­жды, тогда о том ясно ука­зано. Так, на литур­гии при входе с Еван­ге­лием, ука­зано в Слу­жеб­нике: «При­и­дите, покло­нимся… алли­луиа, еди­но­жды». Это пение отно­сится к пению: «При­па­дем ко Христу, спаси ны, Сыне Божий». Подоб­ное сему, когда поются псалмы. Напри­мер, при отпе­ва­нии умер­ших, поется псалом «Бла­женни непо­роч­нии», и в нем про­слав­ля­ется Гос­подь — Творец и Про­мыс­ли­тель; тогда еди­но­жды поется «алли­луиа». Когда же при кафизме поется: «Слава Отцу, и Сыну, и Свя­тому Духу», тогда ука­зано петь «алли­луиа трижды».

Ака­фист слу­ша­ется непре­менно стоя, почему и назы­ва­ется «несе­даль­ным». Кроме того, при­нято стоять с зажжен­ными све­чами.

В наро­чи­тых слу­чаях совер­шают моле­бен с ака­фи­стом. Обычно ака­фист слу­жится тому, в честь кого зака­зано молеб­ное пение. Ака­фист слу­жится после 6‑й песни канона, запе­вов и малой екте­ньи и до про­кимна и чтения Еван­ге­лия.

После­до­ва­ние начала молеб­нов

В Пра­во­слав­ной Церкви искони при­нято слу­жить молебны на разные случаи и духов­ные потреб­но­сти чело­ве­че­ской жизни. Часто свя­щен­ники обоб­щают начала всех молеб­нов так:

Свя­щен­ник начи­нает: «Бла­го­сло­вен Бог наш», чтец (а иногда лик): «Слава Тебе Боже наш, слава Тебе» и «Царю Небес­ный», но это не соот­вет­ствует раз­лич­ным нача­лам, ука­зан­ным в треб­нике.

Так, моле­бен на Новый год имеет сле­ду­ю­щее начало: иерей:«Бла­го­сло­венно Цар­ство», лик: «Аминь» и сразу чтец: «При­и­дите, покло­нимся».

Бла­го­дар­ствен­ный моле­бен начи­на­ется так: свя­щен­ник: «Слава Святей»,лик «Аминь» и сразу чтец: «Три­свя­тое. Отче наш», и т.д.

На молебне во время без­до­ж­дия начало бывает такое: свя­щен­ник:«Бла­го­сло­вен Бог наш». Чтец же абие чтет «Три­свя­тое».

На осталь­ных молеб­нах: на общем и перед нача­лом доб­рого дела, при нача­тии учения, о недуж­ных, во время без­вед­рия (бури), во время губи­тель­ного повет­рия, о путе­ше­ству­ю­щих, в празд­ники граж­дан­ские и другие начало в треб­нике ука­зано сле­ду­ю­щее: свя­щен­ник: «Бла­го­сло­вен Бог наш».Лик: «Аминь». Чтец или лик: «Царю Небес­ный» и затем обыч­ное «Три­свя­тое. Отче наш».

Добав­лять: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе» на молеб­нах не ука­зы­ва­ется. Это молит­вен­ное обра­ще­ние ко Гос­поду сле­дует за воз­гла­сом свя­щен­ника: «Бла­го­сло­вен Бог наш», перед «Царю Небес­ный» и чита­ется на 9‑м часе, в начале полу­нощ­ницы, малого пове­че­рия, вели­кого пове­че­рия и, между прочим, в начале утрен­них молитв (по молит­во­слову или пра­виль­нику).

При­певы к тро­па­рям кано­нов и ката­ва­сий на молеб­нах

Каждый кли­ро­ша­нин знает, что с при­пе­вами на кано­нах и молеб­нах часто бывают труд­но­сти, т.к. здесь осо­бенно при­хо­дится иметь дело с грам­ма­ти­кой цер­ков­но­сла­вян­ского языка, мало кому зна­ко­мой. Обра­щаем чита­теля к заметке про­то­и­е­рея Рости­слава Гана.

«При­певы к тро­па­рям кано­нов, осо­бенно на молеб­нах, к сожа­ле­нию, часто дела­ются непра­вильно. Нужно обра­тить вни­ма­ние на соблю­де­ние:

а) муж­ского и жен­ского родов.
б) име­ни­тель­ного и зва­тель­ного паде­жей (в тро­па­рях).

Так, напри­мер, свв. муче­ни­кам (муж­ской род), припев «святии муче­ницы (имена), молите Бога о нас», но свв. муче­ни­цам (жен­ский род) — «святые муче­ницы (имена), молите Бога о нас»; но как звучит без­гра­мотно, когда поют «святии (вместо святыя) муче­ницы Софие, Веро, Надеждо и Любы, молите Бога о нас».

В тро­па­рях муче­нику: «муче­ник Твой, Гос­поди, Мамант» или муче­нице: «агница Твоя, Иисусе, Евфи­мия» в гро­мад­ном боль­шин­стве слу­чаев имя ста­вится в зва­тель­ном падеже, тогда как здесь должно ста­виться в име­ни­тель­ном падеже (под­ле­жа­щее).

Припев св. Иоанну Крон­штадт­скому (иерей): «пра­ведне отче Иоанне, моли Бога о нас», парал­лельно: «пре­по­добне отче Сера­фиме, моли Бога о нас», но св. Симеону Вер­хо­тур­скому (миря­нин): «святый пра­вед­ный Симеоне, моли Бога о нас».

Свя­щен­но­му­че­нику: «свя­щен­но­му­че­ниче Евфи­мие» (в зва­тель­ном падеже), моли Бога о нас», но не «святый свя­щен­но­му­че­ниче..». (см. минею за декабрь месяц, 26-го числа на пове­че­рии).

Св. Иоанну Пред­течи: «святый вели­кий Иоанне, Пред­тече Гос­по­день, моли Бога о нас» (см. канон­ник, — служба св. Иоанну Пред­течи).

Анге­лам: «святии архан­гелы и ангели, молите Бога о нас» (канон­ник, служба бес­плот­ным).

В бого­слу­жеб­ных книгах при­певы к тро­па­рям кано­нов на утрени не ука­зы­ва­ются, так как на их месте должны быть стихи про­ро­че­ских песен, за редким исклю­че­нием, напри­мер: «слава, Гос­поди, свя­тому Вос­кре­се­нию Твоему», т.к. к пер­вому тро­парю вос­крес­ного канона нет стиха из про­ро­че­ской песни.

Что каса­ется ката­ва­сий на молеб­нах, то они при­ве­дены в «книге молеб­ных пений» и ими нужно поль­зо­ваться так, как они напе­ча­таны, а не по про­из­волу. Вот они:

Святей Троице: «Избави от бед рабы Твоя, Многомилостиве,/ яко мы усердно к Тебе прибегаем,/ к мило­сти­вому Изба­ви­телю, всех Владыце,/ в Троице сла­ви­мому Богу» (Книга молеб. пений, Москва 1905 г., л. 165 на обо­роте).

Спа­си­телю: «Избави от бед рабы Твоя, Милостиве,/ яко мы усердно к Тебе прибегаем,/ к мило­сти­вому Избавителю,/ всех Вла­дыце Гос­поду Иисусу».

Пре­свя­тей Бого­ро­дице: «Спаси от бед рабы Твоя, Богородице,/ яко вси по Бозе к Тебе прибегаем,/ яко неру­ши­мей стене и пред­ста­тель­ству. Призри бла­го­сер­дием, все­пе­тая Богородице,/ на мое лютое телесе озлобление,/ и исцели души моея болезнь» (так по часо­слову — «послед. общого молебна», кн. молебн. пений и месяч­ная минея дают немного иной вари­ант).

Свя­тому: «Моли Бога о нас, (чин и имя свя­того в зва­тель­ном падеже) яко мы усердно к тебе прибегаем,/ ско­рому помощ­нику и молит­вен­нику о душах наших».

Осо­бен­но­сти служб, совер­ша­е­мых в при­сут­ствии неслу­жа­щего архи­ерея

Когда свя­щен­ник служит в при­сут­ствии неслу­жа­щего архи­ерея, он должен:

  1. Ожи­дать архи­ерея в церкви в соот­вет­ству­ю­щем обла­че­нии, т.е. в епи­тра­хили и фелони на все­нощ­ном бдении и в полном обла­че­нии на литур­гии.

По входе архи­ерея в цер­ковь, немед­ленно при­нять у него бла­го­сло­ве­ние.

  1. Если должно слу­житься все­нощ­ное бдение, то пред нача­лом каж­де­ния свя­щен­ник под­но­сит кадило для бла­го­сло­ве­ния к архи­ерею. Так посту­пает свя­щен­ник и во всех других слу­чаях, когда должен совер­шить каж­де­ние как на все­нощ­ном бдении, так и на литур­гии и на прочих всех служ­бах. Но диакон, сослу­жа­щий свя­щен­нику, испра­ши­вает бла­го­сло­ве­ние пред каж­де­нием не от архи­ерея, а от свя­щен­ника, кото­рый, бла­го­слов­ляя кадило, про­из­но­сит соот­вет­ству­ю­щую молитву. (По другой прак­тике бла­го­сло­ве­ния на каж­де­ние диакон всегда испра­ши­вает у архи­ерея, а не у иерея). Диакон кадит сна­чала архи­ерею, а затем свя­щен­нику. Архи­ерею пола­га­ется кадить в начале трижды по трижды, а по совер­ше­нии — только трижды.
  2. Диакон перед выхо­дом из алтаря для про­из­не­се­ния екте­нии и по окон­ча­нии ее, по входе в алтарь, делает поклон архи­ерею.
  3. Иерей, по про­из­не­се­нии воз­гласа, делает поклон архи­ерею.
  4. На служ­бах часов, пове­че­рия, полу­нощ­ницы свя­щен­ник воз­гла­шает: «молит­вами свя­того вла­дыки нашего, Гос­поди Иисусе Христе..». и проч.
  5. При про­из­не­се­нии: «Мир вам», иерей кла­ня­ется архи­ерею, но сам рукой не бла­го­слов­ляет народ.
  6. На литур­гии, пред чте­нием Еван­ге­лия, диакон не берет бла­го­сло­ве­ния у иерея, но взяв св. Еван­ге­лие от св. тра­пезы, идет к архи­ерею и испра­ши­вает от него бла­го­сло­ве­ние. Архи­ерей сам молитву гла­го­лет и бла­го­слов­ляет главу его. Иерей, стоя позади св. тра­пезы, зря к людям, воз­гла­шает: «Пре­муд­рость прости».
  7. По про­чте­нии Еван­ге­лия, диакон идет к архи­ерею с Еван­ге­лием; архи­ерей лобы­зает Еван­ге­лие. Диакон, покло­нив­шись ему, отхо­дит к цар­ским вратам. Иерей же, придя от гор­него места к цар­ским вратам, при­ем­лет св. Еван­ге­лие, тихо говоря: «Мир ти, бла­го­вест­ву­ющу».
  8. При пении Херу­вим­ской песни, входя в алтарь, свя­щен­ник поми­нает архи­ерея: «Архи­ерей­ство твое да помя­нет Гос­подь Бог во Цар­ствии Своем всегда, ныне и присно и во веки веков».
  9. По окон­ча­нии службы, свя­щен­ник при­ни­мает от архи­ерея бла­го­сло­ве­ние и раз­об­ла­ча­ется по его выходе из храма («Сбор­ник реше­ний недо­умен­ных вопро­сов из пас­тыр­ской прак­тики»; Р.д.с.п., выпуск 2‑й, Киев 1903 г.).

Посо­бия каса­тельно Устава бого­слу­же­ний

  1. «Настоль­ная Книга для свя­щенно-цер­ковно слу­жи­те­лей», С.В. Бул­га­кова, изд. 3‑е, Харь­ков, 1913 г.
  2. «О Цер­ков­ном Бого­слу­же­нии», И.С. Белю­стина, изд. С.Петербург, 1862 г.
  3. «Вопросы и ответ», архиеп. Авер­кия (Тау­шева), Джор­дан­вилл, 1954 г.
  4. «Исто­ри­че­ское, дог­ма­ти­че­ское и таин­ствен­ное изъ­яс­не­ние Боже­ствен­ной Литурги», И. Дмит­рев­ского, изд. 2‑е, С.Петербург, 1897 г.
  5. «Евха­ри­сти» про­фес­сора архи­манд­рита Кипри­ана (Керн), Париж, 1947 г.
  6. «Литур­гик», архиеп. Авер­кия (Тау­шева), Джор­дан­вилл, 2000 г.
  7. «Метод Бого­слу­жеб­ных воз­гласо»., иером. Герон­тия Кур­га­нов­ского, изд. Москва, 1897 г.
  8. «Руко­вод­ство для лиц, отправ­ля­ю­щих Цер­ков­ные Бого­слу­же­ния в Мос­ков­ском Кафед­раль­ном Христа Спа­си­теля соборе и Мос­ков­ском Боль­шом Успен­ско», Москва 1901 г.
  9. «Цер­ков­ный Устав в Таб­лица», про­то­и­е­рея А. Неа­по­ли­тан­ского, изд. 2‑е, Москва, 1907 г.
  10. «Посо­бие к изу­че­нию Устава Бого­слу­же­ния Пра­во­слав­ной Церкв», про­то­и­е­рея К. Николь­ского, изд. 7‑е, С.Петербург, 1907 г.
  11. «Новая Скри­жал»., архиеп. Вени­а­мина (Румов­ского-Крас­но­пев­кова), изд. 17-ое, С.-Петербург, 1908 г.
  12. «Письма по Пра­во­славно-Пас­тыр­скому Бого­слови», про­то­и­е­рея Е. Попова, изд. 2‑е, Пермь, 1877 г.
  13. «Бого­слу­жеб­ный Устав Пра­во­слав­ной Церкв», В. Роза­нова, изд. Москва, 1902 г.
  14. «Руко­вод­ство для Сель­ских Пас­ты­рей».
  15. «Типи­кон, сие есть Уста», изд. Москва, 1904 г.
  16. «Прак­ти­че­ское Руко­вод­ство для Свя­щен­но­слу­жи­те­лей при Совер­ше­нии Святых Таинств», про­то­и­е­рея А. Хой­нац­кого, изд. Москва, 1882–1883 гг.
  17. «Цер­ков­ный Вестни», изд. С.Петербургской Духов­ной Ака­де­мии с 1875 г.
  18. «Цер­ков­ные Ведо­мо­сти», изд. Св. Синода с 1888 г.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки