Ислам через призму Креста

д‑р. Набил Т. Джаб­бур

Оглав­ле­ние


Виньетка


^Всту­пи­тель­ное слово

Когда Набил и Бар­бара Джаб­бур жили в Египте, а точнее в Каире, я посе­щал их регу­лярно. Их квар­тира нахо­ди­лась на тре­тьем этаже трех­этаж­ного дома в одном из жилых квар­та­лов. На крыше дома была соору­жена неболь­шая ком­ната для гостей, в кото­рую вела лест­ница прямо из их квар­тиры. Там я и оста­нав­ли­вался. Ком­ната была бы иде­аль­ной, если бы не одна удру­ча­ю­щая деталь. Каждое утро, ни свет ни заря, я слышал элек­трон­ный щелчок где-то прямо за моими окнами. Несколько секунд зву­чали помехи, а потом какой-то чело­век, про­чи­стив горло, начи­нал громко завы­вать «Аллах Акбар» (Бог самый великий/превознесенный). Оглу­ши­тель­ный рев доно­сился из гром­ко­го­во­ри­те­лей, уста­нов­лен­ных на сосед­нем здании, в кото­ром рас­по­ла­га­лась мечеть. Мне хва­тало одного щелчка, чтобы проснуться, а потом я сидел с широко рас­кры­тыми гла­зами и доса­до­вал на столь бес­це­ре­мон­ное втор­же­ние в мой ночной сон. Лежа в кро­вати под зауныв­ный речи­та­тив, я вына­ши­вал планы по выводу из строя гром­ко­го­во­ри­те­лей.

На зав­трак, я, все еще кипя недо­воль­ством, садился за стол с Наби­лом и Бар­ба­рой, ожидая услы­шать от них хотя бы слово сочув­ствия – их спальня нахо­ди­лась прямо под моей ком­на­той. Но ничего такого не про­ис­хо­дило. Нако­нец, по про­ше­ствии несколь­ких дней, я спро­сил хозяев, как они мирятся с этими полу­ноч­ными завы­ва­ни­ями. Набил отве­тил, что пона­чалу ему это тоже мешало, но все изме­ни­лось, когда он стал вос­при­ни­мать взы­ва­ния чтеца, как призыв к молитве, обра­щен­ный к нему лично. Он стал про­сы­паться вместе с при­зы­вом и про­во­дил первые минуты дня в молитве к Богу. Ни больше, ни меньше.

В этом дух четы Джаб­бу­ров. В тече­ние несколь­ких лет я наблю­дал за тем, с какой лег­ко­стью они обща­ются с про­те­стан­тами-рефор­ма­тами, коп­тами и мусуль­ма­нами, как в Каире, так и в других горо­дах Египта, а ведь это очень непро­сто. Эта чета вопло­тила в себе первое пра­вило крос­скуль­тур­ного1) под­хода к Бла­го­ве­стию, сфор­му­ли­ро­ван­ного апо­сто­лом Павлом в несколь­ких фразах:

«Хотя я сво­бо­ден от всех, я сам сделал себя рабом всех, ради того, чтобы обра­тить к Богу как можно больше людей. Для иудеев я стал как иудей, чтобы при­влечь иудеев. Для нахо­дя­щихся под зако­ном я стал как под­чи­ня­ю­щийся закону, хотя на самом деле я не под зако­ном. Я делаю это для того, чтобы обра­тить нахо­дя­щихся под зако­ном. Для неиме­ю­щих закона я стал как неиме­ю­щий закона, хотя я не сво­бо­ден от закона Божьего, потому что нахо­жусь под зако­ном Христа. Опять же делаю я это для того, чтобы обра­тить к Богу неиме­ю­щих закона. Для слабых я стал слабым, чтобы при­об­ре­сти и их. Я стал всем для всех ради того, чтобы спасти по край­ней мере неко­то­рых» (1Кор.9:19–22 совр. пере­вод НЗ на рус­ский язык IBS).

В двух словах этот подход можно выра­зить так: бла­го­вест­ву­ю­щий при­спо­саб­ли­ва­ется к тем, кому он бла­го­вест­вует.

Задача не из легких. Она по плечу лишь тому, кто одер­жал победу над вели­ка­ном соб­ствен­ного этно­цен­тризма, есте­ствен­ной склон­но­стью любого чело­века счи­тать свои идеи и тра­ди­ции един­ственно пра­виль­ными, или, по край­ней мере, луч­шими. Пре­одо­леть эту склон­ность и достичь состо­я­ния, когда ты можешь пони­мать чув­ства и страхи чело­века из другой куль­туры, – вели­кий подвиг. Сде­лать это так сложно, что многие об этом даже и думать не желают. И все же думать об этом – наша ответ­ствен­ность. Сего­дня перед после­до­ва­те­лями Христа стоит тяже­лей­шая задача – нала­дить связи и всту­пить в обще­ние с наро­дом, кото­рый мы веками по боль­шей части игно­ри­ро­вали. С мусуль­ма­нами.

В послед­нее деся­ти­ле­тие ислам при­ко­вал к себе вни­ма­ние миро­вого сооб­ще­ства. В совре­мен­ном мире про­ис­хо­дят ради­каль­ные пере­мены: наблю­да­ется ощу­ти­мая поля­ри­за­ция мнений вокруг запад­ной и ислам­ской куль­тур. Да и сам ислам объят аго­нией пере­мен: его фрак­ции борются за пер­вен­ство, а порой и за выжи­ва­ние.

Но вся эта борьба вто­ро­сте­пенна по срав­не­нию с оже­сто­чен­ным кон­флик­том, раз­во­ра­чи­ва­ю­щимся за умы и души мусуль­ман. Наша общая тен­ден­ция – втис­ки­вать все про­яв­ле­ния ислама и самих мусуль­ман в рамки одной общей кари­ка­туры, тем самым под­пи­ты­вая наши при­выч­ные сте­рео­типы. Впро­чем, что бы вы ни думали об исламе как о рели­гии и о мусуль­ман­ской куль­туре, это никак не должно ска­зы­ваться на отно­ше­нии к каж­дому кон­кретно взя­тому мусуль­ма­нину. При­зва­ние после­до­ва­те­лей Христа – любить ближ­них, потому что они любимы Богом, даже если неко­то­рые из них кажутся нам вра­гами.

«Любить» – это глагол, призыв к дей­ствию. Мы при­званы не просто пони­мать ближ­него, а активно слу­жить ему. Как еще они смогут уви­деть Цар­ство Божье?

Вы спро­сите, как это дости­жимо в реаль­но­сти? С чего сле­дует начи­нать? Нач­ните с этой книги. В ней чита­телю пред­став­ля­ется уни­каль­ная воз­мож­ность погру­зиться в миро­ощу­ще­ние мусуль­ман и понять, что они думают и чув­ствуют. Она помо­жет вам сде­лать первые шаги в осво­е­нии искус­ства адап­та­ции к тем, кому мы несем Благую весть.

Джим Питер­сен

^Пре­ди­сло­вие

Одна­жды, направ­ля­ясь в 2004 году в Санта-Фе, штат Нью-Мехико, я увидел скульп­туру, кото­рая потрясла меня до глу­бины души. Ком­по­зи­ция состо­яла из двух вза­и­мо­свя­зан­ных сцен, раз­де­лен­ных дверью. По одну сто­рону двери посреди неисто­вой снеж­ной бури стоял индеец. Он стучал в дверь брус­ча­той хижины и умолял пустить его согреться и пере­ждать бурю. По другую сто­рону двери в теплой ком­нате стояла пере­пу­ган­ная мать с ружьем в руках, а в ее платье вце­пи­лась трех­лет­няя дочь. Объ­ятая стра­хом жен­щина не хотела откры­вать дверь.

Страх перед неве­до­мым. Все мы боимся того, чего не пони­маем. Конечно, в мире много такого, чего стоит бояться, однако необ­хо­димо видеть раз­ницу между здо­ро­выми и нездо­ро­выми стра­хами.

Недавно, пла­ни­руя поездку в Коло­радо Спрингз, я обду­мы­вал, какую книгу лучше взять в само­лет. Было два вари­анта. Книга, напи­сан­ная по-англий­ски мусуль­ман­ским ради­ка­лом Ала аль-Мау­д­уди из Паки­стана, кото­рого счи­тают одним основ­ных идео­ло­гов мусуль­ман­ского фун­да­мен­та­лизма в XX веке. Или напи­сан­ная по-араб­ски книга еги­пет­ского пас­тора об исто­рии хри­сти­ан­ства на Ближ­нем Востоке до зарож­де­ния ислама. Поду­мав, я оста­но­вил выбор на книге, напи­сан­ной по-англий­ски. Навер­няка сидя­щим рядом со мной в само­лете будет спо­кой­ней, если они увидят у меня книгу, напи­сан­ную по-англий­ски, чем книгу, напи­сан­ную по-араб­ски. Люди всегда боятся того, чего не пони­мают.

Цель этой книги – помочь чита­телю пони­мать мусуль­ман и отно­ситься к ним с сочув­ствием. Вза­и­мо­по­ни­ма­ние и любовь рас­се­и­вают льви­ную долю нездо­ро­вых стра­хов. Необ­хо­димо под­няться на сту­пеньку выше про­стой тер­пи­мо­сти. Тер­пи­мость часто сво­дится к тому, что мы держим мусуль­ман на без­опас­ном рас­сто­я­нии: «У тебя своя жизнь, а у меня своя». Хри­сти­ане Запада должны научиться пони­мать миро­воз­зре­ние мусуль­ман и жить соот­вет­ственно этому пони­ма­нию. Неко­то­рые из нас рабо­тают бок о бок с мусуль­ма­нами, другие – живут рядом ними, третьи – видят их, когда ходят по мага­зи­нам. Есть и такие, кото­рые вообще не встре­чают мусуль­ман на улицах своих горо­дов. И все же с экра­нов теле­ви­зо­ров нам посто­янно напо­ми­нают, что мусуль­мане живут рядом с нами и уез­жать не соби­ра­ются. Неко­то­рых мысль о мусуль­ма­нах даже лишает ноч­ного сна и напол­няет бес­сон­ные часы бес­по­кой­ством, нена­ви­стью и пред­рас­суд­ками. Но, нра­вится нам это или нет, мы живем с мусуль­ма­нами в одном мире. Чем скорее мы научимся жить с мусуль­ма­нами и пони­мать их миро­воз­зре­ние, тем лучше. Понять, как они думают и почему они так думают, крайне важно. Пони­ма­ние рож­дает состра­да­ние, а состра­да­ние рас­кры­вает объ­я­тия тем, кого мы прежде отвер­гали. В каче­стве при­мера пораз­мыс­лим над исто­рией, при­ве­ден­ной Брен­на­ном Мэн­нин­гом в книге «Авва, Отче»:

«Писа­тель Стивен Кови вспо­ми­нает случай, про­изо­шед­ший с ним в нью-йорк­ском метро в одно вос­крес­ное утро. Пас­са­жи­ров в вагоне было немного, и все либо читали, либо дре­мали… Сам Кови был погру­жен в книгу, как вдруг на одной из оста­но­вок вошел чело­век с вывод­ком малень­ких ребя­ти­шек. В счи­тан­ные секунды вагон пре­вра­тился в бедлам. Дети носи­лись по вагону взад-вперед, виз­жали и ката­лись по полу. Отец ничего не делал.

Пас­са­жиры пре­клон­ного воз­раста нервно заер­зали на своих крес­лах. Напря­же­ние пере­рас­тало в раз­дра­же­ние. Кови тер­пе­ливо ждал: конечно же, отец вме­ша­ется и вос­ста­но­вит поря­док. Нако­нец, раз­дра­же­ние достигло пре­дела. После паузы, длив­шейся непоз­во­ли­тельно долго, Кови повер­нулся к отцу семей­ства и мягко сказал: «Сэр, вы не могли бы вос­ста­но­вить поря­док; ска­жите, пожа­луй­ста, детям, чтобы они сели и вели себя тихо». Чело­век отве­тил: «Я пони­маю, что нужно что-то сде­лать. Но мы воз­вра­ща­емся из боль­ницы, их мать умерла час назад. Я просто не знаю, что мне делать»2).

Я – хри­сти­а­нин и пишу для хри­стиан, однако основу этой книги состав­ляет вымыш­лен­ная сюжет­ная линия о еги­пет­ском мусуль­ма­нине, сту­денте по имени Ахмад, кото­рый учится в Соеди­нен­ных Штатах по про­грамме обмена. Я хорошо знаком с Ахма­дом в лице многих сотен мусуль­ман, с кото­рыми судьба сво­дила меня на про­тя­же­нии пяти деся­ти­ле­тий. Этот соби­ра­тель­ный образ мусуль­ма­нина, начи­ная со второй главы, пред­ста­вит нашему вни­ма­нию пят­на­дцать пунк­тов мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния. В главе тре­тьей изла­га­ются взгляды отца Ахмада, живу­щего в Египте, а чет­вер­тая глава напи­сана его сест­рой. Главы 3 и 4 про­яс­няют неко­то­рые из под­ня­тых во второй главе вопро­сов.

Ахмад, его отец и сестра – это одно­вре­менно и вымы­сел, и реаль­ность. В лице Ахмада я опи­сы­ваю мусуль­ман, кото­рых хорошо знаю – как сту­ден­тов, обу­ча­ю­щихся в США, так и тех, кто живет на Ближ­нем Востоке. Я знаю их или лично, или по напи­сан­ным ими книгам. Взгляды Ахмада, его отца и сестры – это реаль­ность, дей­стви­тель­ное миро­воз­зре­ние мусуль­ман. Вымыш­лены лишь сами пер­со­нажи, то есть те, кого я назвал Ахма­дом и Фати­мой, а также мои отно­ше­ния с Ахма­дом.

В этой книге я бы хотел напом­нить вам о ваших ближ­них, о мусуль­ма­нах. Они живут на одной с нами пла­нете, хотя и кажутся стран­ными и непо­нят­ными. Я при­гла­шаю вас пере­сечь гра­ницы при­выч­ной для вас куль­туры и посмот­реть на мусуль­ман гла­зами Бога. Когда вы взгля­нете на мир через призму иного миро­воз­зре­ния, ваша зона ком­форта зна­чи­тельно рас­ши­рится. На полу­ме­сяц сле­дует смот­реть, облек­шись во Христа и Его крест. Только так вы смо­жете понять мусуль­ман и про­ник­нуться к ним состра­да­нием. Готовы ли вы к этому при­клю­че­нию?

В главах с 1 по 4 закла­ды­ва­ется основа для пони­ма­ния мусуль­ман­ского миро­ощу­ще­ния. Начи­ная с пятой главы, главы закан­чи­ва­ются вопро­сами для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния.

Для тех чита­те­лей, кото­рые поже­лают глубже изу­чить под­ня­тые Ахма­дом вопросы, я под­го­то­вил спе­ци­аль­ное при­ло­же­ние, в кото­ром речь пойдет о вос­при­я­тии мусуль­ма­нами теку­щих миро­вых собы­тий. Допол­ни­тель­ный мате­риал рас­кры­вает такие темы, как Кре­сто­вые походы, коло­ни­а­лизм, совре­мен­ная исто­рия Изра­иля, эсха­то­ло­гия и угроза свя­щен­ной войны между хри­сти­ан­ством и исла­мом. При­ло­же­ние доступно по элек­трон­ной почте тем, кто про­чи­тает книгу и отпра­вит мне по элек­трон­ной почте запрос (nabeel@nabeeljabbour.com).

Пят­на­дцать пунк­тов мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния, кото­рые изла­га­ются на стра­ни­цах этой книги, раз­биты на три кате­го­рии: ваше (хри­сти­ан­ское) учение, вест­ники учения (вы), реци­пи­ент учения (мусуль­ма­нин). В основ­ной части насто­я­щей книги рас­кры­ва­ются вопросы первых двух кате­го­рий: «ваше (хри­сти­ан­ское) учение» и «вест­ники учения (вы)». Послед­няя кате­го­рия затро­нута в книге лишь отча­сти. В при­ло­же­нии же ей посвя­щено несколько глав, в ходе кото­рых чита­телю будет пред­став­лено крат­кое изло­же­ние ряда полез­ных книг по наи­бо­лее дис­кус­си­он­ным вопро­сам.

^ Часть первая. Началь­ные штрихи. Зна­ком­ство с Ахма­дом

Глава 1

Стоят ли они наших бес­по­койств

Несколько лет назад в Коло­радо-Спрингз меня позна­ко­мили с одним без­ра­бот­ным мусуль­ма­ни­ном, кото­рый к тому же ока­зался алко­го­ли­ком. О его про­блеме я узнал не сразу. Пыта­ясь как-то помочь бед­няге, я попро­сил друга моей семьи взять его на работу. Через какое-то время мне сооб­щили, что у нашего друга из-за него воз­никли непри­ят­но­сти. А потом этого чело­века уво­лили.

Несколько дней спустя мы с женой обна­ру­жили, что наш зна­ко­мый позво­нил в теле­фон­ную ком­па­нию и с их раз­ре­ше­ния начал с нашего теле­фон­ного номера делать меж­ду­на­род­ные звонки, поль­зу­ясь им как кар­точ­кой. Когда, нако­нец, теле­фон­ная ком­па­ния позво­нила, чтобы про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние, я был в шоке, узнав, что они поз­во­лили ему поль­зо­ваться нашим номе­ром. В свое оправ­да­ние они при­вели тот факт, что мы доб­ро­со­вест­ные пла­тель­щики и ком­па­ния нам дове­ряет, а потом доба­вили, что этот мусуль­ма­нин знал имя нашего стар­шего сына, как будто имя нашего стар­шего сына – пароль доступа к нашему номеру!

Честно ска­зать, посту­пок этого чело­века привел меня в ярость. Я разо­рвал с ним все отно­ше­ния и не желал о нем даже слы­шать. Все, что я хотел, это забыть о нем как можно скорее, а если бы он попал в тюрьму, я бы сказал «поде­лом». Стоил ли он моих бес­по­койств?

Две­на­дцать лет спустя, в 2004 году, я позна­ко­мился в Коло­радо-Спрингз с еван­гель­ским хри­сти­а­ни­ном, про­фес­си­о­наль­ным ком­пью­тер­щи­ком. Это был насто­я­щий экс­перт по ком­пью­тер­ной тех­нике, лучший из всех, кого я когда-либо знал. В опре­де­лен­ном смысле мы стали дру­зьями. В 2005 году он стал вла­дель­цем ком­пью­тер­ной фирмы и в то же время обра­тился ко мне с прось­бой занять ему 1000 дол­ла­ров на год, пообе­щав выпла­чи­вать про­центы и бес­платно обслу­жи­вать мой ком­пью­тер при необ­хо­ди­мо­сти.

Мы с женой решили под­дер­жать начи­на­ю­щего биз­не­смена и выдали ему 1000 дол­ла­ров, отка­зав­шись от про­цен­тов. Он поин­те­ре­со­вался, не мог бы я попро­сить своих друзей занять ему немного денег, но я сказал нет, поскольку не чув­ство­вал себя вправе обра­щаться к ним с подоб­ной прось­бой. Прошло несколько меся­цев, а дело нашего друга так и не сдви­ну­лось с мерт­вой точки, а сам он куда-то пропал. Он не отве­чал ни на звонки, ни на письма по элек­трон­ной почте, а адрес, зна­чив­шийся на рас­писке о полу­че­нии 1000 дол­ла­ров, ока­зался фаль­ши­вым. Свой офис он продал другой ком­па­нии, и никто не знал, куда он пере­ехал.

На какое-то время мной вновь овла­дела ярость. Но жена убе­дила меня, что нам лучше забыть об этой тысяче дол­ла­ров и не обра­щаться к адво­кату. Думая об этом чело­веке сейчас, я пора­жа­юсь, что не испы­ты­ваю ни капли горечи или обиды. Как бы я хотел ска­зать ему, что он прощен! Наде­юсь, что одна­жды он вер­нется к Гос­поду, и его отно­ше­ния с Ним вос­ста­но­вятся.

Почему же к ком­пью­тер­щику я отнесся иначе, чем к мусуль­ма­нину? Мне кажется, что со второй ситу­а­цией я спра­вился лучше, потому что к тому вре­мени мое сердце утвер­ди­лось в бла­го­дати, да и в финан­со­вом отно­ше­нии мы не испы­ты­вали затруд­не­ний. Воз­вра­ща­ясь мыс­ленно к ситу­а­ции с мусуль­ма­ни­ном, я жалею, что моей реак­цией на его посту­пок была не милость, не про­ще­ние, а гнев.

^ Быть пред­взя­тым просто

Боль­шин­ство людей в наше время осо­знанно или неосо­знанно верят, что мы живем в эпоху столк­но­ве­ния циви­ли­за­ций, и мыс­ленно делят реаль­ность на «мы» и «они». Сло­вами одного теле­е­ван­ге­ли­ста, «в песке про­ве­дена жирная черта: с одной сто­роны мы, а с другой мусуль­мане». На хри­стиан, живу­щих в нему­суль­ман­ских стра­нах, обру­ши­ва­ется инфор­ма­ци­он­ная лавина, суть кото­рой в том, что «мы», хри­сти­ане, раци­о­наль­ная, обра­зо­ван­ная, утон­чен­ная и циви­ли­зо­ван­ная часть чело­ве­че­ства, тогда как «они», мусуль­мане, – стран­ный народ со стран­ным акцен­том и стран­ной одеж­дой, кото­рый при­дер­жи­ва­ется стран­ной рели­гии, порож­да­ю­щей тер­ро­ризм, нена­висть и отста­лость.

Что ж, ислам как рели­гия и мусуль­мане как народ дей­стви­тельно кажутся боль­шин­ству хри­стиан стран­ными. Как я уже гово­рил выше, нам очень легко окре­стить мусуль­ман­ское рвение экс­тре­миз­мом, их готов­ность к само­по­жерт­во­ва­нию ради слу­же­ния Богу – тер­ро­риз­мом, а холи­сти­че­ский3) взгляд на мир – фана­тиз­мом. Очень легко смот­реть на их жажду спра­вед­ли­во­сти как на жажду мести, на их убеж­де­ния как на дог­ма­тизм, а на их чув­ство соб­ствен­ного досто­ин­ства и чести как на пустое само­до­воль­ство. 4)

Чело­ве­че­ская склон­ность к пред­рас­суд­кам стара как мир. В своей книге «Ори­ен­та­лизм» (Orientalism, Edward Said) Эдвард Сэд опи­сы­вает сцену (Восток), в кото­рой дра­ма­тург (запад­ный хри­сти­а­нин) сочи­няет драму:

«В глу­бине этой восточ­ной сцены мы видим изу­ми­тель­ный куль­тур­ный репер­туар, отдель­ные эле­менты кото­рого порож­дают в вооб­ра­же­нии ска­зочно бога­тый мир: сфинкс, Клео­патра, Эдем, Содом и Гоморра, Изида и Осирис, Сава, Вави­лон, духи-покро­ви­тели, волхвы, Нине­вия, Маго­мет и десятки других кон­тек­стов, иногда только имена, полу­во­об­ра­жа­е­мые, полу­узнан­ные, чудо­вища, бесы, герои, ужасы, удо­воль­ствия, жела­ния».5)

Мухам­мед, пророк ислама, тоже не укрылся от кри­ти­че­ского взгляда запад­ного ана­ли­тика и его суда. Данте поме­щает его в 28‑ю песнь «Ада».

Сего­дня в мире насчи­ты­ва­ется около 1,4 мил­ли­арда мусуль­ман, что состав­ляет более 20 про­цен­тов насе­ле­ния земли. Согласно про­гно­зам, к 2020 году это число вырас­тет до чет­верти насе­ле­ния земли, и это еще не предел. До поры до вре­мени аме­ри­канцы чув­ство­вали себя в без­опас­но­сти за стеной оке­а­нов и морей, но ката­строфа 11 сен­тября 2001 года раз­ру­шила это чув­ство. После войны в Ираке и после­до­вав­ших за ней собы­тий, а также в резуль­тате тен­ден­ци­оз­ного их осве­ще­ния с СМИ в умах хри­стиан утвер­ди­лась попу­ляр­ная ныне идея о «столк­но­ве­нии циви­ли­за­ций». 6) Но прежде чем погру­зиться в рас­суж­де­ния о пред­ска­зан­ном столк­но­ве­нии куль­тур, поз­вольте мне немного рас­ска­зать о себе.

^ Кратко о себе

Я – воз­рож­ден­ный хри­сти­а­нин араб­ского про­ис­хож­де­ния в чет­вер­том поко­ле­нии. Родился я в Сирии, а вырос в Ливане. С 1975 по 1990 г. мы с женой и сыно­вьями жили в Египте и слу­жили мис­си­о­не­рами от орга­ни­за­ции «Нави­га­торы». Насколько мне известно, мой род ведет свою исто­рию от хри­стиан пер­вого века, от второй главы Книги Деяний. Мой прадед пришел ко Христу в резуль­тате дол­гого чтения Нового Завета, экзем­пляр кото­рого ему пода­рил аме­ри­кан­ский мис­си­о­нер и педа­гог Дэниел Блисс.7)

В какой бы из трех стран Ближ­него Востока я ни жил, в Сирии, Ливане или Египте, вокруг меня всегда были мусуль­мане. Между мной и ими не было оке­а­нов. С ними я ходил в школу, играл в спор­тив­ные игры, и всегда думал, что пони­маю и ценю их миро­воз­зре­ние. Но, пока я жил в Египте, во мне про­изо­шла суще­ствен­ная пере­мена. Бла­го­даря нашему слу­же­нию среди еги­пет­ских мусуль­ман я увидел ислам и мусуль­ман в другом ракурсе.

С 1987 по 1990 я при­ни­мал уча­стие в про­грамме на полу­че­ние док­тор­ской сте­пени по пере­писке. В то время я жил в Каире, что для темы моей дис­сер­та­ции было крайне полезно. Каир – интел­лек­ту­аль­ная сто­лица ислама, а мои науч­ные иссле­до­ва­ния каса­лись ислама в целом и ислам­ского фун­да­мен­та­лизма в част­но­сти. Почти все, что я читал в те годы, было напи­сано мусуль­ма­нами по-араб­ски. Погру­зив­шись в ислам, я научился смот­реть на него как на фено­мен – без пред­взя­то­стей и преж­де­вре­мен­ных выво­дов. Иными сло­вами, я научился смот­реть на ислам гла­зами мусуль­ман.

^ Куль­тур­ный шок

В Коло­радо-Спрингз мы пере­ехали в январе 1991 года, в разгар первой войны в Пер­сид­ском заливе. Надо ска­зать, что пере­езд из Египта в Аме­рику во время войны потре­бо­вал от нас зна­чи­тель­ных внут­рен­них пере­мен. Неко­то­рое время спустя я начал вести в рамках вос­крес­ной школы семи­нар для взрос­лых по теме «ислам», в кото­ром участ­во­вало около семи­де­сяти аме­ри­кан­ских еван­ге­ли­стов. Заня­тия шли около шести меся­цев. На послед­ней встрече я решил в завер­ше­ние курса пред­ло­жить прак­ти­че­ское зада­ние. На белой доске я начер­тил три колонки. Первую я оза­гла­вил: «Как оце­ни­вают войну в Пер­сид­ском заливе мусуль­мане?», вторую – «Как оце­ни­вает войну в Пер­сид­ском заливе сред­не­ста­ти­сти­че­ский аме­ри­ка­нец?», третью – «Как должны оце­ни­вать войну в Пер­сид­ском заливе аме­ри­кан­ские хри­сти­ане?» На запол­не­ние первой колонки ушло немало вре­мени. Вторая не вызвала затруд­не­ний. Что каса­ется тре­тьей колонки, то ответ на этот вопрос поста­вил боль­шин­ство участ­ни­ков в тупик. Я напом­нил участ­ни­кам, что они не отно­сятся ни к ирак­ским мусуль­ма­нам, ни к сред­не­ста­ти­сти­че­ским аме­ри­кан­цам, и под­черк­нул, что они – хри­сти­ане, кото­рые живут в Аме­рике. А это значит, что в первую оче­редь они должны хра­нить вер­ность не Аме­рике, а Цар­ству Божьему, кото­рому пред­стоит рас­про­стра­ниться среди всех наро­дов земли. По окон­ча­нии встречи ко мне подо­шел один из участ­ни­ков и сказал, что еще нико­гда не посе­щал таких слож­ных заня­тий в вос­крес­ной школе. Он при­знался, что не раз поду­мы­вал о том, чтобы оста­вить заня­тия на пол­пути. На мой вопрос, почему он этого не сделал, он отве­тил: «Я напо­ми­нал себе, что я не сред­не­ста­ти­сти­че­ский аме­ри­ка­нец, а хри­сти­а­нин, кото­рый живет в Аме­рике».

^ Мой новый друг Ахмад

После пере­езда в Соеди­нен­ные Штаты у меня появи­лась воз­мож­ность общаться со сту­ден­тами-мусуль­ма­нами, кото­рые про­дол­жали свое обра­зо­ва­ние в США и Канаде. Как пра­вило, это были выходцы из араб­ского мира, из Ирана и других мусуль­ман­ских стран. Добавлю, что, пока я жил на Ближ­нем Востоке, я знал многих мусуль­ман лично и про­чи­тал много книг, напи­сан­ных мусуль­ма­нами. При­зна­юсь честно: неко­то­рые из них стали моими геро­ями.

Одна из таких фигур – Рабийя аль-Ада­вийя, жен­щина-мистик VIII века. Дет­ские годы она про­вела в раб­стве. Но с годами в ее жизни про­си­яла такая глу­бо­кая любовь к Богу, что ее хозяин даро­вал ей сво­боду. Все знали ее как пре­дан­ную слу­жи­тель­ницу Божью, и мусуль­манки часто обра­ща­лись к ней с прось­бой о настав­ни­че­стве. Спустя какое-то время она осно­вала для женщин что-то вроде мона­стыря. Вот одна из ее молитв, кото­рую я пере­фра­зи­ро­вал на при­выч­ный для нас язык: «Гос­поди, почему я Тебя люблю? Потому ли, что боюсь ада? Если так, то пошли меня в ад! Люблю ли я Тебя, потому что хочу попасть в рай? Если так, то лиши меня рая! Боже, очисти мои устрем­ле­ния. Помоги любить Тебя ради одного Тебя, ибо Ты достоин всей моей любви и всего моего покло­не­ния».

Как жаль, что вы не можете встре­титься со всеми моими дру­зьями-мусуль­ма­нами! В этой книге я рас­скажу вам о том, что они чув­ствуют и что думают. Поскольку вы не можете позна­ко­миться с ними лично, я ввожу в эту исто­рию вымыш­лен­ного пер­со­нажа, Ахмада. Как я уже гово­рил, он – не просто один из мусуль­ман, а соби­ра­тель­ный образ мусуль­ма­нина. Добавлю, что он реален: все, что Ахмад будет гово­рить, помо­жет нам понять, что мусуль­мане дей­стви­тельно чув­ствуют по отно­ше­нию к нам. Итак, исто­рия начи­на­ется.

В начале лета 2006 года я читал вос­крес­ные про­по­веди в одной из церк­вей Коло­радо-Спрингз. Одна из моих про­по­ве­дей была посвя­щена осмыс­ле­нию ката­строфы 11 сен­тября 2001 года, и я поде­лился своей любо­вью к мусуль­ма­нам. После слу­же­ния ко мне подо­шел чело­век араб­ского вида и выра­зил бла­го­дар­ность за то, что я про­явил такое ува­же­ние к мусуль­ма­нам. Акцент без­оши­бочно выда­вал в нем араба. Звали его Ахмад Абдул Муньим. Я очень уди­вился, встре­тив мусуль­ма­нина в церкви. Уже через минуту выяс­ни­лось, что он при­е­хал из Египта, и мы пере­шли на араб­ский. Ахмаду оста­ва­лось про­быть в Коло­радо-Спрингз еще несколько меся­цев, и мы дого­во­ри­лись о встрече в бли­жай­шее время. За эти несколько меся­цев мы успели узнать друг о друге очень много и стали доб­рыми дру­зьями.

Кроме всего про­чего, выяс­ни­лось, что Ахмад прибыл в Соеди­нен­ные Штаты за месяц до 11 сен­тября для полу­че­ния док­тор­ской сте­пени. Сте­пень маги­стра он полу­чил в Аме­ри­кан­ском Уни­вер­си­тете Каира. Его семья была срав­ни­тельно неболь­шой по мусуль­ман­ским меркам – отец, мать и сестра, – однако даль­них род­ствен­ни­ков было огром­ное мно­же­ство. Отец, врач по про­фес­сии, пере­дал своему сыну любовь к обра­зо­ва­нию и усер­дие, а семья была готова на любые жертвы, чтобы обес­пе­чить Ахмаду хоро­шее обра­зо­ва­ние.

Я узнал, что в первую неделю пре­бы­ва­ния в США к Ахмаду подо­шли сту­денты-мусуль­мане и при­гла­сили его участ­во­вать в мусуль­ман­ской ассо­ци­а­ции, однако он отка­зался, живя в Аме­рике, огра­ни­чи­вать себя узкими рам­ками мусуль­ман­ской общины. Полу­чить ученую сте­пень в Соеди­нен­ных Штатах было его давней мечтой. С первой встречи я убе­дился, что Ахмад глу­боко уко­ре­нен в мусуль­ман­ской вере. В отли­чие от многих сту­ден­тов-мусуль­ман, он при­е­хал сюда не раз­вле­каться. Ахмад пол­но­стью посвя­тил себя работе над дис­сер­та­цией, но одно­вре­менно хотел лучше позна­ко­миться с новой куль­ту­рой. До при­езда в США он поня­тия не имел об аме­ри­кан­ском фут­боле, чер­ли­де­рах, хоккее на льду и бейс­боле. Его люби­мым видом спорта был евро­пей­ский футбол, и он немало уди­вился, узнав, что аме­ри­канцы этим словом назы­вают совсем другой вид спорта. Он болел за ту же фут­боль­ную команду, что и мы с женой, когда мы еще жили в Египте. Бла­го­даря раз­го­во­рам о фут­боле наши отно­ше­ния зна­чи­тельно окрепли.

Его жела­ние узнать Аме­рику изнутри было столь силь­ным, что он был похож на ребенка, пере­пол­нен­ного радост­ным воз­буж­де­нием и невин­ной жаждой боль­шого при­клю­че­ния. Однако собы­тия 11 сен­тября, про­изо­шед­шие спустя месяц после его при­езда, поуба­вили его пыл. Когда мы дели­лись вос­по­ми­на­ни­ями о ката­строфе 11.09.2001, нам обоим это при­чи­няло неве­ро­ят­ные душев­ные стра­да­ния. Ахмад вспо­ми­нал, что целыми днями смот­рел теле­ви­зор и испы­ты­вал глу­бо­кую боль и разо­ча­ро­ва­ние, следя за хро­ни­кой ужас­ных собы­тий. Несколько дней он не мог изба­виться от шока и него­до­ва­ния по отно­ше­нию к ислам­ским фана­ти­кам. Но одно­вре­менно с этим его не поки­дало чув­ство, что аме­ри­канцы не правы, авто­ма­ти­че­ски запи­сы­вая всех мусуль­ман в тер­ро­ри­сты или подо­зре­ва­е­мые. Ему очень хоте­лось, чтобы аме­ри­канцы смогли уви­деть за кули­сами ката­строфы огром­ную про­пасть между запад­ным и араб­ским миром и осо­знали ее при­чины.

Ахмад стал заме­чать, что, как только люди слышат его силь­ный араб­ский акцент и узнают, что он мусуль­ма­нин, они тут же начи­нают отно­ситься к нему насто­ро­женно. Под их поли­ти­че­ски кор­рект­ными улыб­ками скры­вался страх, подо­зри­тель­ность и неже­ла­ние всту­пать в какой-либо кон­такт. Были дни, когда ему не хоте­лось даже выхо­дить из дома, идти в уни­вер­си­тет или супер­мар­кет. В эти моменты, при­зна­вался Ахмад, ему было бы очень легко при­со­еди­ниться к мусуль­ман­ской общине в уни­вер­си­тете и окру­жить себя плот­ным коль­цом мусуль­ман­ских друзей. И все же он про­ти­вился этой мысли, как только мог.

Ему очень хоте­лось доне­сти до окру­жа­ю­щих, что не все мусуль­мане тер­ро­ри­сты и что ни он, ни его род­ствен­ники не были ислам­скими фун­да­мен­та­ли­стами и даже не сим­па­ти­зи­ро­вали им. Но мало кто его слушал. Как пра­вило, он видел в людях подо­зри­тель­ность, страх и неуве­рен­ность. Иногда ему каза­лось, что он при­ше­лец с другой пла­неты. Со сле­зами на глазах он рас­ска­зы­вал мне о том, как к нему подо­шел один сту­дент в уни­вер­си­тете, еван­гель­ский хри­сти­а­нин, и потре­бо­вал от него дока­за­тельств того, что он не тайный шпион и не пере­оде­тый тер­ро­рист.

В Ахмаде мне очень нра­ви­лось то, что он умел под­хо­дить ко всему непред­взято и был открыт к новому, оста­ва­ясь при этом убеж­ден­ным мусуль­ма­ни­ном. Уко­рен­не­ность в своей вере и еги­пет­ской куль­туре не сде­лали его пред­взя­тым кри­ти­ком других рели­гий и куль­тур. Со вре­ме­нем он обна­ру­жил, что лучше всего к нему отно­сятся аме­ри­канцы из еван­гель­ских церк­вей – осо­бенно оче­видно это стало после собы­тий 11 сен­тября. Конечно, были среди них и те, кто отно­сился к нему с осуж­де­нием, но таких людей он избе­гал. Своих еван­гель­ских друзей он при­гла­шал домой и гото­вил для них тра­ди­ци­он­ные еги­пет­ские блюда. Те в ответ при­гла­шали его в свои дома и в церкви. Когда Ахмад пришел в ту цер­ковь, где про­по­ве­до­вал я, он уже побы­вал в десяти других церк­вах.

Еще боль­шее удив­ле­ние у меня вызвало то, что Ахмад читал Библию одно­вре­менно с регу­ляр­ным чте­нием Корана. В Библии ему больше всего нра­ви­лись Еван­ге­лия, осо­бенно Нагор­ная про­по­ведь (Мф.5–7). Я был пора­жен тому, как много он про­чи­тал из Вет­хого Завета. Ахмад зада­вал много вопро­сов о хри­сти­ан­стве в Аме­рике и выра­жал бес­по­кой­ство по поводу рас­ту­щей про­па­сти между хри­сти­а­нами и мусуль­ма­нами. Сму­щенно он рас­ска­зал мне, как ему было стыдно за мусуль­ман, отре­а­ги­ро­вав­ших на дат­ские кари­ка­туры наси­лием, но доба­вил, что жест­кие выска­зы­ва­ния извест­ных хри­сти­ан­ских дея­те­лей против ислама и про­рока Мухам­меда вызвали у него шок.

Через Ахмада Бог даро­вал мне бла­го­дать. Между нами воз­никли проч­ные узы. Подру­житься с Ахма­дом было нетрудно, поскольку я провел пят­на­дцать лет в Египте и изучал ислам. В те летние месяцы мы про­вели много вре­мени в обще­нии, но послед­няя встреча имеет для меня особое зна­че­ние. Ахмад помог мне взгля­нуть на мир его гла­зами – я же слушал его не только ушами, но и серд­цем. Резуль­та­том стало то, что я уже нико­гда не буду смот­реть на мир, как прежде.

В сле­ду­ю­щих главах я рас­скажу о миро­воз­зре­нии, с кото­рым меня позна­ко­мил Ахмад.

^Глава 2

^Миро­воз­зре­ние Ахмада

Узнав Ахмада ближе, я понял, что этот чело­век гор­дится своей семьей, стра­ной и рели­гией и хранит им вер­ность. Он был настолько непред­взят и открыт, что я часто ловил себя на мысли, что мне хоте­лось бы быть на него похо­жим. Он посто­янно цити­ро­вал мне айят из Корана о том, что «в рели­гии не может быть при­нуж­де­ния» (Сура 2:256), и сделал все воз­мож­ное, чтобы я не сомне­вался в отсут­ствии у него наме­ре­ний обра­щать меня в ислам. Со своей сто­роны он сми­ренно и с веж­ли­во­стью попро­сил меня не пытаться обра­тить его в хри­сти­ан­ство. Он пытался избе­жать вся­че­ских попы­ток вза­им­ного обра­ще­ния, опа­са­ясь за наши отно­ше­ния. Вместе с тем у него было кипу­чее жела­ние зада­вать вопросы о Христе и о биб­лей­ских темах, кото­рых он не пони­мал. Время, про­ве­ден­ное вместе в Коло­радо-Спрингз, а затем пере­писка по элек­трон­ной почте, стали дра­го­цен­ной частью нашей необыч­ной дружбы.

Ахмад сказал, что хорошо знаком с мето­дами, кото­рыми хри­сти­ане поль­зу­ются для рас­про­стра­не­ния вести о Христе и обра­ще­ния людей в хри­сти­ан­ство. Иногда все они звучат оди­на­ково, как будто хри­сти­ане заучили одни и те же биб­лей­ские стихи наизусть и прошли обу­че­ние прин­ци­пам рас­про­стра­не­ния своей веры у одного и того же настав­ника. Ахмаду много раз рас­ска­зы­вали «Четыре духов­ных закона», пока­зы­вали иллю­стра­ции «Мост к жизни» и «Шаги к обре­те­нию мира с Богом».

В душе Ахмада нако­пи­лось доста­точно разо­ча­ро­ва­ния в связи с тем, что ему никак не уда­ва­лось объ­яс­нить своим рев­ност­ным хри­сти­ан­ским дру­зьям, что у него совер­шенно другое миро­воз­зре­ние. Он пытался ста­вить себя на их место и убеж­дал в том, что в изло­же­нии хри­сти­ан­ского учения есть вещи, непо­нят­ные мусуль­ма­нину. Ставя себя на место мусуль­ман Египта и других стран Востока, он пытался доне­сти до своих хри­сти­ан­ских друзей при­чины, по кото­рым мусуль­мане испы­ты­вают непри­язнь к хри­сти­ан­ству и Западу в целом. Ахмад сказал, что его хри­сти­ан­ские друзья никак не могут взять в толк, почему он не желает оста­вить ислам и стать хри­сти­а­ни­ном.

Слушая его, я вся­че­ски давал ему понять, что хочу понять миро­воз­зре­ние мусуль­ман, и пообе­щал, что буду слу­шать с искрен­ним жела­нием разо­браться в том, что он скажет. Одна­жды он посмот­рел мне прямо в глаза и спро­сил: «Ты уверен, что захо­чешь слу­шать меня, даже если я буду насту­пать тебе на люби­мые мозоли?» Я заве­рил его, что буду слу­шать вни­ма­тельно, потому что хочу уви­деть мир его гла­зами. Тогда он сказал, что после несколь­ких меся­цев обры­воч­ных раз­го­во­ров с дру­зьями-хри­сти­а­нами он решил соста­вить опи­са­ние своего миро­воз­зре­ния. Он ждал воз­мож­но­сти поде­литься этим опи­са­нием, когда его попро­сят рас­ска­зать о своем миро­воз­зре­нии в церкви или в домаш­ней группе. У него уже все было готово, и я предо­ста­вил ему первую воз­мож­ность. Он попро­сил раз­ре­ше­ния при­не­сти в сле­ду­ю­щий раз с собой флеш-карту, чтобы рас­пе­ча­тать свои записи на моем прин­тере.

Ему не тер­пе­лось зачи­тать хри­сти­а­нину текст, в кото­рый он вложил душу, но в то же время он боялся, что может оби­деть меня и поте­рять мою дружбу. Я снова заве­рил его, что буду слу­шать вни­ма­тельно, потому что хочу открыть для себя его мир. Я даже попро­сил раз­ре­ше­ния сохра­нить копию на своем ком­пью­тере, чтобы исполь­зо­вать впо­след­ствии в своих про­по­ве­дях и книгах. Раз­ре­ше­ние было дано.

^ Наша послед­няя встреча

За день до нашей встречи я испы­ты­вал сме­шан­ные чув­ства. Мне очень хоте­лось, чтобы Ахмад жил в моем городе посто­янно. Хоте­лось рас­тя­нуть его визит в Коло­радо-Спрингз. Но в то же время я был бла­го­да­рен Богу за то, что наша дружба про­дол­жится по элек­трон­ной почте и по теле­фону. Я испы­ты­вал страст­ное жела­ние испра­вить невер­ные пред­став­ле­ния своего друга, однако я дал Богу обе­ща­ние, что буду слу­шать его с готов­но­стью учиться и узна­вать что-то новое. Я молил Бога о том, чтобы каким-то обра­зом Ахмад мог уви­деть в моем ува­жи­тель­ном отно­ше­нии, сми­ре­нии и откры­то­сти Иисуса Христа.

Когда Ахмад при­е­хал к нам в послед­ний раз, моя жена пред­ло­жила ему ливан­ские сла­до­сти, кото­рые он так любил, и его люби­мый напи­ток – горя­чий чай. Я спро­сил, принес ли он флеш-карту, и он сказал, что «да». Мы рас­пе­ча­тали его записи и усе­лись в гости­ной. Атмо­сфера была испол­нена грусти – это была наша послед­няя встреча. На сле­ду­ю­щий день он улетит в свой горо­док, чтобы про­дол­жить работу над док­тор­ской дис­сер­та­цией в своем уни­вер­си­тете.

Пре­рвал тишину Ахмад, сказав, что ему будет ужасно не хва­тать наших встреч. Затем он спро­сил еще раз, дей­стви­тельно хочу ли я услы­шать его миро­воз­зре­ния, на что я отве­тил уве­рен­ным «конечно». С силь­ным араб­ским акцен­том он начал читать по-англий­ски то, что наде­ялся когда-нибудь зачи­тать нерав­но­душ­ным хри­сти­а­нам:

«Бисмилла Рахман Рахим (Во имя Бога мило­сти­вого и мило­серд­ного). Меня зовут Ахмад Абдул Муньим. В Соеди­нен­ных Штатах я нахо­жусь с авгу­ста 2001 года; я при­е­хал за месяц до 11 сен­тября. По завер­ше­нии работы над док­тор­ской дис­сер­та­цией я пла­ни­рую вер­нуться в Египет. В Аме­рике я встре­чался со мно­гими еван­гель­скими хри­сти­а­нами, как вы их назы­ва­ете. Они при­гла­шали меня в церкви и пыта­лись обра­тить в хри­сти­ан­ство. Моя реак­ция на то хри­сти­ан­ство, с кото­рым меня позна­ко­мили, типична для боль­шин­ства мусуль­ма­нин по всему миру. В част­но­стях же эта реак­ция более соот­вет­ствует взгля­дам араб­ских мусуль­ман».

Один из тех, кто пытался меня обра­тить, спро­сил, почему мне так сложно обра­титься и при­нять хри­сти­ан­ство. Я отве­тил, что тому есть три при­чины: «Ваше учение; вест­ники учения (вы сами) и реци­пи­ент учения (я)». Дамы и гос­пода, поз­вольте мне поде­литься с вами тем, что я отве­тил этому чело­веку.

На этом месте я похва­лил Ахмада за бле­стя­щее вступ­ле­ние и сказал, что мне очень понра­ви­лись его три кате­го­рии: «Ваше учение»; «Вест­ники учения (вы)» и «Реци­пи­ент учения (я)».

^Ваше учение

1. Хри­сти­ан­ское учение для меня чужое. Это чуждые мне тер­мины и чуждое мне содер­жа­ние. Ваша рели­ги­оз­ная лек­сика очень отли­ча­ется от моей. Осо­бенно ясно я это понял, когда мне пода­рили Библию на араб­ском языке. Хотя она была напи­сана по-араб­ски, и араб­ский мой родной язык, мне было трудно ее понять. У вас, хри­стиан, свой соб­ствен­ный рели­ги­оз­ный язык. Даже клю­че­вая фигура вашей веры, Иисус, назван в араб­ской Библии двумя име­нами. Хри­сти­ане-арабы назы­вают Иисуса Йасуу, а мусуль­мане зовут Его Ис. Если вы так жела­ете доне­сти до нас свою рели­гию, почему вы не исполь­зу­ете понят­ный нам язык?

С болью в сердце я согла­сился, что хри­сти­ане ожи­дают от мусуль­ман, что они выучат их рели­ги­оз­ный язык.

2. Вы смот­рите на вещи так, как если бы мы были в суде, и объ­яс­ня­ете их юри­ди­че­скими поня­ти­ями. Вы так много гово­рите о виде и пра­вед­но­сти, грехе и нака­за­нии, осуж­де­нии и оправ­да­нии. Мне пока­зы­вали «Четыре духов­ных закона» и иллю­стра­ции «Мост к жизни» и «Шаги к обре­те­нию мира с Богом». В их основе логи­че­ский сил­ло­гизм и юри­ди­че­ская тер­ми­но­ло­гия. Моя пара­дигма, или призма, через кото­рую я смотрю на мир, это призма позора и чести, чистоты и нечи­стоты, страха и силы, а не вины и пра­вед­но­сти, как у вас. Когда я говорю с вами, у меня такое чув­ство, будто мне пыта­ются навя­зать чув­ство вины. Есть ли в вашем учении то, что помо­жет мне спра­виться с чув­ством позора, осквер­нен­но­сти, страха?

Я был пора­жен глу­би­ной его мысли. Но одно­вре­менно мне стало горько оттого, что мы, хри­сти­ане, не умеем доне­сти Еван­ге­лие понят­ным обра­зом. Я поду­мал об Иисусе и о Его про­по­веди Цар­ства Божьего. Он вовсе не исполь­зо­вал стро­гие сил­ло­гизмы, донося Благую весть до людей восточ­ной куль­туры. Он не строил схемы:

  1. Бог свят.
  2. Чело­век грешен.
  3. За грех должна быть рас­плата.
  4. Я (Хри­стос) внес плату за вас.
  5. Вы должны веро­вать в Меня (Христа).

В речах Иисуса таких сил­ло­гиз­мов не было. Он учил прит­чами и исполь­зо­вал иные пара­дигмы.

3. Когда вы «сви­де­тель­ству­ете» нам, вы ведете себя так, как будто пони­ма­ете нашу веру. В основе ваших рас­суж­де­ний невер­ное допу­ще­ние: вы начи­на­ете с сопо­став­ле­ния про­рока Мухам­меда и Христа, Корана и Библии. Вы дума­ете, что поняли нашу рели­гию и вникли в наше бого­сло­вие. Но как ни при­скорбно, у вас иска­жен­ное пони­ма­ние нашей веры. Для пра­виль­ного пони­ма­ния ислама необ­хо­димо сопо­став­лять Христа, как вы Его видите, с Кора­ном, как его видим мы. Вы верите, что Хри­стос есть несо­тво­рен­ное вечное Слово Бога, и мы верим, что Коран – не Мухам­мед – есть вечное несо­тво­рен­ное Слово Бога. Что вы отно­сите ко Христу, мы отно­сим к Корану. Кто в вашей вере имеет такой же высо­кий статус, как пророк Мухам­мед в исламе? И с чем в нашей рели­гии можно срав­нить Библию? Пока вы не решите этих зага­док, вам не понять нашего бого­сло­вия.

Дей­стви­тельно, во многих напи­сан­ных после 11 сен­тября ста­тьях дела­ются совер­шенно невер­ные сопо­став­ле­ния. Я согла­сился с Ахма­дом. У многих хри­стиан иска­жен­ное пони­ма­ние ислама.

4. Как я пони­маю, вы очень гор­ди­тесь своей Биб­лией. Но поз­вольте мне ска­зать кое-что, что вам будет очень тяжело услы­шать. Я убеж­ден, что моя книга, Коран, куда более досто­верна, чем Библия, поскольку она была про­дик­то­вана слово в слово через послан­ного Богом ангела. Все, что хри­сти­ане верят отно­си­тельно Десяти Запо­ве­дей, я отношу ко всему Корану. Коран не явля­ется чело­ве­че­ским писа­нием. Он был про­дик­то­ван Богом через ангела. Зачем мне остав­лять более совер­шен­ное учение и заме­нять его менее совер­шен­ным, кото­рое к тому же опи­ра­ется на менее досто­вер­ное писа­ние?

Этими сло­вами Ахмад дей­стви­тельно насту­пил на мою люби­мую мозоль, и он знал это. Про­чи­тав эти строки, он поднял на меня полные печали глаза, зная, что навер­няка обидел меня. Но он твердо решил быть чест­ным до конца. Что каса­ется меня, то я печа­лился лишь о том, что если мой друг, Ахмад, соби­ра­ется быть до конца чест­ным с самим собой, то ему при­дется столк­нуться с неиз­беж­ными про­бле­мами, свя­зан­ными с меха­ни­сти­че­ской трак­тов­кой бого­дух­но­ве­ния. Есть ли в Коране ошибки? Если да, то кто их допу­стил?

^ Вест­ники учения (вы)

Ахмад про­дол­жал:

«Хри­сти­ан­ство – это запад­ная рели­гия, и мы, мусуль­мане, свя­заны с хри­сти­а­нами мно­го­ве­ко­вой исто­рией. Поз­вольте мне поде­литься с вами неко­то­рыми исто­ри­че­скими фак­тами».

Хри­сти­ан­ство не запад­ная рели­гия, отме­тил я про себя. Печально то, что она пре­вра­ти­лась в запад­ную рели­гию. Но вер­немся к словам Ахмада:

5. Кре­сто­вые походы имели место в ХІІ–ХІII веках. В тече­ние двух­сот лет в наши земли втор­га­лись волна за волной бес­ко­неч­ные армии кре­сто­нос­цев. Запад­ные страны посы­лали свои армии в Иеру­са­лим, чтобы навя­зать мусуль­ма­нам хри­сти­ан­ский джихад, свя­щен­ную войну, с целью очи­стить Иеру­са­лим. Иеру­са­лим – осо­бен­ный город не только для вас, но и для нас. Сэр Стивен Ран­си­ман, ваш зна­ме­ни­тый исто­рик-иссле­до­ва­тель кре­сто­вых похо­дов, писал: «Именно кро­во­жад­ный хри­сти­ан­ский фана­тизм… воз­ро­дил пламя ислам­ского фана­тизма». Но разве нынеш­няя поли­тика США на Ближ­нем Востоке не про­буж­дает, не сти­му­ли­рует ислам­ский фана­тизм? Не порож­ден ли ислам­ский фана­тизм и рас­ту­щее наси­лие новыми кре­сто­выми похо­дами Запада? Разве не попытки навя­зать Ближ­нему Востоку демо­кра­тию в запад­ном стиле открыли ящик Пан­доры и выпу­стили на белый свет ислам­ский фун­да­мен­та­лизм?

Вот это да! Начи­тан­ность Ахмада про­из­вела на меня впе­чат­ле­ние. В то же время я был заин­три­го­ван пред­ло­жен­ной им вер­сией вза­и­мо­связи между поли­ти­кой США на Ближ­нем Востоке и воз­рож­де­нием ислам­ского фун­да­мен­та­лизма.

6. Все мусуль­ман­ские страны мира, кроме Ирана, Сау­дов­ской Аравии и Йемена, были коло­ни­ями запад­ных хри­сти­ан­ских стран – Пор­ту­га­лии, Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции и Гол­лан­дии. Эти хри­сти­ан­ские нации пришли и исто­щили наши при­род­ные ресурсы. Под при­кры­тием бла­го­род­ных целей – нести циви­ли­за­цию, демо­кра­тию, они пре­вра­тили нас, мусуль­ман, во вто­ро­сорт­ных людей. Неко­то­рые мусуль­ман­ские лидеры до сих пор зада­ются вопро­сом: не про­дол­жа­ется ли эта коло­ни­за­ция в наше время, хотя бы и под другим назва­нием? Если война в Ираке и все ее послед­ствия обер­нутся в вашу пользу, каким будет ваш кон­троль над Ираком и сопре­дель­ными госу­дар­ствами?

Слушая его мысли о коло­ни­а­лизме, я вспом­нил био­гра­фию Хасана аль-Банна, осно­ва­теля вли­я­тель­ного и «воз­рож­ден­че­ского» Мусуль­ман­ского брат­ства в Египте, а также то, что он писал о коло­ни­а­лизме. Не исклю­чено, что взгляды Ахмада частично сфор­ми­ро­ваны под вли­я­нием аль-Банны.

7. В 1948 году Запад наса­дил госу­дар­ство Изра­иль в самом центре араб­ского и мусуль­ман­ского мира. До 1948 года вы не хотели, чтобы евреи поки­дали Восточ­ную Европу и Россию и пере­се­ля­лись в Аме­рику и Англию, поэтому вы пере­се­лили их в Пале­стину. С момента своего появ­ле­ния в 1948 году и как след­ствие пред­ше­ство­вав­ших этому собы­тий Изра­иль стал для нас колюч­кой в боку. До этого момента у мусуль­ман не было особых кон­флик­тов с евре­ями. Ответ­ствен­ность за испан­скую инкви­зи­цию и холо­кост несут хри­сти­ане – не мусуль­мане! Да, Изра­иль для нас как колючка в боку. Так чув­ствуют не только араб­ские мусуль­мане, но и все мусуль­мане вообще, мои братья и сестры по всему миру, вклю­чая хри­стиан, посто­янно живу­щих в мусуль­ман­ских стра­нах. Умма, соли­дар­ность ислам­ского народа Божьего, соеди­няет нас в единое целое, как в стра­да­ниях, так и в радо­стях. Когда нача­лась война в Пер­сид­ском заливе в 1991 году, мы все отож­деств­ляли себя с ирак­цами – не только арабы, но и индо­не­зийцы, паки­станцы и ниге­рийцы. В период между двумя ирак­скими вой­нами 1991 г. и 2003 г. по при­чине недо­статка анти­био­ти­ков и про­пи­та­ния умерло около 870 000 детей8). Это резуль­тат санк­ций, ини­ци­и­ро­ван­ных запад­ными стра­нами и нало­жен­ными ООН. Я нена­ви­дел Сад­дама Хусейна так же, как и вы, но я болел душой за ирак­цев и до сих пор болею.

Ахмад читал эти строки с глу­бо­ким чув­ством, каждое слово имело для него зна­че­ние.

8. Я пора­жа­юсь, насколько вы слепы отно­си­тельно соб­ствен­ных двой­ных стан­дар­тов. Вы так погло­щены войной с тер­ро­риз­мом, что не заме­ча­ете оже­сто­чен­ной битвы, идущей за умы и души мусуль­ман. Мы раз­ры­ва­емся между двумя лаге­рями: демо­кра­тией и фун­да­мен­та­лиз­мом. Реша­ю­щим фак­то­ром для многих из нас явля­ется сле­ду­ю­щий: какая из сторон лучше решит про­блему вопи­ю­щей неспра­вед­ли­во­сти, совер­ша­е­мой против пале­стин­цев, – уме­рен­ные мусуль­мане или фун­да­мен­та­ли­сты? Среди моих род­ствен­ни­ков нет фун­да­мен­та­ли­стов, никто даже не сим­па­ти­зи­рует им. Но, при­е­хав в вашу страну и воочию убе­див­шись в суще­ство­ва­нии двой­ных стан­дар­тов, я все более скло­ня­юсь в сто­рону фун­да­мен­та­лизма, потому что у меня есть интел­лект и я вижу вопи­ю­щую неспра­вед­ли­вость. Похоже, меня вы теря­ете. Если моло­дой еврей уез­жает из Аме­рики, чтобы слу­жить доб­ро­воль­цем в армии Изра­иля, и из авто­мата уби­вает пале­стин­цев, чтобы захва­тить их тер­ри­то­рии, вы не вос­при­ни­ма­ете его как тер­ро­ри­ста. Это, конечно, объ­яс­ня­ется тем, что Изра­иль у вас счи­та­ется демо­кра­ти­че­ской стра­ной. Но что каса­ется меня, то я вижу Изра­иль иначе: это страна, прак­ти­ку­ю­щая расизм и навя­зы­ва­ю­щая мест­ным пале­стин­цам режим апар­те­ида. Если же пале­сти­нец, граж­да­нин США, поки­дает Аме­рику, чтобы вер­нуться в Пале­стину и исполь­зо­вать для защиты захва­чен­ной вами тер­ри­то­рии един­ствен­ное доступ­ное ему оружие, соб­ствен­ное тело, то вы счи­та­ете его тер­ро­ри­стом. Счи­та­ете ли вы тер­ро­ри­стом биб­лей­ского Сам­сона, учи­ты­вая обсто­я­тель­ства его смерти? Вините ли вы Сам­сона за то, что он исполь­зо­вал един­ствен­ное доступ­ное ему оружие, соб­ствен­ное тело, чтобы уби­вать мирных граж­дан?

Здесь Ахмад стал читать с еще боль­шей страст­но­стью. Слова шли из самих глубин сердца – он опи­сы­вал соб­ствен­ные муче­ния по поводу того, что обсто­я­тель­ства скло­няют его в сто­рону ислам­ского фун­да­мен­та­лизма. Он взгля­нул на меня гла­зами, пол­ными скорби, и с гневом снова про­из­нес: «Похоже, вы меня теря­ете». Я знал, что мы оба думаем об одном и том же чело­веке, хотя мы и не про­из­несли его имя вслух. Саид Кутб, уро­же­нец Египта, при­е­хал в Аме­рику по про­грамме сту­ден­че­ского обмена и за время пре­бы­ва­ния в Соеди­нен­ных Штатах стал ислам­ским фун­да­мен­та­ли­стом. Он был пове­шен в Египте в 1966 году, однако его книги до сих пор оста­ются основ­ным источ­ни­ком идео­ло­гии ислам­ского фун­да­мен­та­лизма.

9. После 11 сен­тября 2001 года адми­ни­стра­ция США исполь­зует слово «тер­ро­рист» таким обра­зом, что уже не оста­ется места для кри­ти­че­ского ана­лиза. Вы опи­сы­ва­ете тер­ро­ризм как рако­вую опу­холь и заклю­ча­ете: «Не стоит тра­тить время на иссле­до­ва­ние причин, мы просто убьем болезнь». Вы утвер­жда­ете, что борьба идет не на жизнь, а на смерть: «Они хотят нас уни­что­жить, значит един­ствен­ный ответ с нашей сто­роны – уни­что­жить их». Всякий, кто не согла­сен с такими выво­дами, обви­ня­ется в наив­но­сти, непа­три­о­тич­но­сти или жела­нии задоб­рить тер­ро­ри­стов. В июне-июле 2006 года Изра­иль решил нака­зать Хес­боллу за похи­ще­ние двух солдат и ракет­ную атаку по Изра­илю. Но дело нача­лось не с похи­ще­ния двух солдат и пуска ракет. Дело нача­лось в 1982 г. и еще раньше, в 1967 году, когда Изра­иль захва­тил фермы Шеба. Меня, как мусуль­ма­нина, воз­му­тили дей­ствия Хес­боллы. У них не было ника­ких прав делать то, что они сде­лали, и навле­кать на Ливан бед­ствие. Однако реак­ция Изра­иля меня шоки­ро­вала. Они не огра­ни­чили свои атаки пора­же­нием целей, при­над­ле­жав­ших Хес­болле, а изре­ше­тили весь Ливан вдоль и попе­рек! Хуже того, адми­ни­стра­ция США одоб­рила их дей­ствия, пола­гая, что вслед за этим на Ближ­нем Востоке уста­но­вится новый поря­док. Меня просто пора­жает сле­пота адми­ни­стра­ции США. Неужели вы дума­ете, что народы Ближ­него Востока примут демо­кра­тию в резуль­тате бом­бе­жек и умерят свой пыл вслед­ствие устра­ше­ний?

Я был оше­лом­лен. Ахмад ока­зался глу­бо­ким мыс­ли­те­лем, обла­дав­шим соб­ствен­ным взгля­дом на меж­ду­на­род­ную поли­тику. Кроме того, он чув­ство­вал себя сво­бод­ным кри­ти­ко­вать Аме­рику, нахо­дясь в Аме­рике.

10. Как в поли­тике, так и в сим­па­тиях, вы отож­деств­ля­ете себя с евре­ями, хотя это совер­шенно непо­сле­до­ва­тельно. Я не пони­маю вашей логики. Совре­мен­ные евреи не при­знают Иисуса Мес­сией. Их пер­во­свя­щен­ник две тысячи лет назад объ­явил Его бого­хуль­ни­ком, и, насколько я пони­маю, вы верите, что Иисус был распят как рим­ля­нами, так и евре­ями. Мусуль­мане же высоко чтят Иисуса. Мы верим, что Он родился от девы, исце­лял слепых и про­ка­жен­ных, вос­кре­шал мерт­вых, ныне пре­бы­вает с Богом на небе­сах и вер­нется на землю в Судный День как Зна­ме­ние Часа. Почему вы тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам? Я имею в виду не куль­турно, а тео­ло­ги­че­ски? Конечно, куль­турно вы ближе к ним, чем к мусуль­ма­нам, потому что многие евреи при­е­хали из Европы и многие явля­ются граж­да­нами США. Но я повто­ряю свой вопрос: «Почему вы тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам?»

Я заду­мался над тем, как бы на этот вопрос отве­тили мои друзья из еван­ге­ли­че­ских церк­вей. «Почему вы тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам?»

11. Воз­можно, то, что я сейчас скажу, хри­сти­а­нам понять очень трудно, но именно это чув­ствуют мусуль­мане. Пожа­луй­ста, не делайте общих суж­де­ний и не запи­сы­вайте всех мусуль­ман в злодеи. Зло коре­нится не в исламе и не в хри­сти­ан­стве как в рели­гии. Зло в фана­тизме. Фана­ти­ков доста­точно и в мусуль­ман­стве, и в хри­сти­ан­стве. Лично мне стыдно за ислам­ских фана­ти­ков. А что вы, хри­сти­ане, чув­ству­ете по поводу выска­зы­ва­ний хри­сти­ан­ских фун­да­мен­та­лист­ских лиде­ров, кото­рые назвали все­мо­гу­щего Бога, Бога, кото­рому мы покло­ня­емся, демо­ном, а про­рока Мухам­меда тер­ро­ри­стом и одер­жи­мым педо­фи­лом. Анти­ис­лам­ская про­па­ганда, сто­я­щая за пуб­ли­ка­цией дат­ских кари­ка­тур в фев­рале 2006 года, и реак­ция мусуль­ман для меня позор и шок. Но, пожа­луй­ста, не забы­вайте, что для мусуль­ман пуб­ли­ка­ция этих кари­ка­тур стала послед­ней каплей, пере­пол­нив­шей чашу тер­пе­ния. Думаю, что мусуль­мане хотели ска­зать хри­сти­ан­ским стра­нам: «Всему есть предел». Теперь вы пони­ма­ете, почему мусуль­ман­ским фана­ти­кам так просто воз­бу­дить толпы мусуль­ман к ответ­ным дей­ствиям?

Все это было про­чи­тано с непод­дель­ной печа­лью в голосе. Ахмад пытался ска­зать, что именно фана­тики стоят за без­рас­суд­ными дей­стви­ями, какой бы сто­ро­ной они ни совер­ша­лись.

12. Как мусуль­ма­нин, я не отде­ляю церкви от госу­дар­ства. В исламе такого раз­де­ле­ния не суще­ствует. Когда вы гово­рите мне о хри­сти­ан­стве, я чув­ствую, что вы хотите «про­дать» мне весь пакет: рели­гию, поли­тику, капи­та­лизм и демо­кра­тию. Иногда мы чув­ствуем в вас три­ум­фа­тор­ство, пре­вос­ход­ство, жела­ние воз­вы­ситься над нами своим могу­ще­ством. Где же то сми­ре­ние и чув­ство спра­вед­ли­во­сти, кото­рому учит Библия? Мне очень нра­вится биб­лей­ский отры­вок, кото­рый кто-то из вас мне пока­зал: «С чем пред­стать мне пред Гос­по­дом, пре­кло­ниться пред Богом небес­ным? Пред­стать ли пред Ним со все­со­жже­ни­ями, с тель­цами одно­лет­ними? Но можно ли уго­дить Гос­поду тыся­чами овнов или неис­чет­ными пото­ками елея? Разве дам Ему пер­венца моего за пре­ступ­ле­ние мое и плод чрева моего – за грех души моей? О, чело­век! ска­зано тебе, что – добро и чего тре­бует от тебя Гос­подь: дей­ство­вать спра­вед­ливо, любить дела мило­сер­дия и сми­рен­но­муд­ренно ходить пред Богом твоим». Меня, как и Ганди, при­вле­кает Хри­стос, но не ваше хри­сти­ан­ство.

Как печально, что пре­ткно­ве­нием для Ганди стали хри­сти­ане и хри­сти­ан­ство в Англии. Страшно поду­мать, что мы можем поте­рять Ахмада и многих других лишь из-за того, что не умеем отли­чать Еван­ге­лие от запад­ной обертки, в кото­рую оно завер­нуто.

Когда вы пыта­е­тесь обра­тить меня, я чув­ствую себя так, будто вы навя­зы­ва­ете мне свои цен­но­сти. В мусуль­ман­ских стра­нах много людей, кото­рые не пони­мают вас так, как я, и счи­тают, что под пред­ло­гом рас­про­стра­не­ния сво­боды вы стре­ми­тесь про­ник­нуть в нашу куль­туру и уни­что­жить ее – осо­бенно нашу моло­дежь через фильмы с про­па­ган­дой сек­су­аль­ной рас­пу­щен­но­сти. Но нам дороги наши цен­но­сти. Мы не хотим их поте­рять в резуль­тате гло­ба­ли­за­ции. Мы ценим честь, вер­ность, муже­ство, веж­ли­вость, любовь к спра­вед­ли­во­сти, госте­при­им­ство и страх Божий.

Это дей­стви­тельно так. Живя в Египте, я сам видел нега­тив­ное вли­я­ние запад­ных цен­но­стей. Мусуль­ман на самом деле тре­во­жат послед­ствия гло­ба­ли­за­ции.

^ Реци­пи­ент учения (я)

13. Если я оставлю ислам и приму хри­сти­ан­ство, я уже не буду счи­таться своим в своем народе. Дело не только в том, что мои соро­дичи будут отно­ситься ко мне как к пре­да­телю, я сам буду так к себе отно­ситься! Я уже гово­рил, что мы судим о вещах не на осно­ва­нии того, что пра­вильно, а что нет, а на осно­ва­нии того, что почетно, а что позорно. Можете ли вы пред­ста­вить себе позор, кото­рый падет на моих род­ствен­ни­ков и друзей, если я оставлю ислам и приму хри­сти­ан­ство? Уверен, что мои роди­тели не пере­не­сут этого, но даже если бы они пере­несли, им все равно при­шлось бы под­верг­нуться бес­ко­неч­ным усты­же­ниям со сто­роны род­ствен­ни­ков и всех, кто нас знает.

Слушая эти слова, я вспом­нил фильм «Скри­пач на крыше» и заду­мался над тем, как схожи евреи и мусуль­мане. В этом фильме молоч­ник Тевье, живу­щий в России, не воз­ра­жает против брака своей стар­шей дочери с бедным еврей­ским порт­ным. Он не воз­ра­жает против брака второй дочери с евреем-агно­сти­ком и к тому же ком­му­ни­стом. Но когда его третья дочь выхо­дит замуж за рус­ского хри­сти­а­нина, он кля­нется с ней не раз­го­ва­ри­вать.

14. Если бы я принял хри­сти­ан­ство, все под­дер­жи­ва­ю­щие мою жизнь связи были бы поте­ряны. Я был бы, как гласит пого­ворка, гол как сокол. Как бы я жил? Можете ли вы обес­пе­чить мне новую систему под­держки?

В мою систему под­держки входит:

  • Работа, дающая посто­ян­ный доход. Если бы обра­тился в хри­сти­ан­ство, то по воз­вра­ще­нии домой я поте­рял бы работу и стал без­ра­бот­ным. Мусуль­мане не нани­мают пре­да­те­лей.
  • Семья, к кото­рой я при­над­лежу, мои корни, мое имя, моя иден­тич­ность.
  • Мой мусуль­ман­ский рели­ги­оз­ный язык, к кото­рому я привык, мусуль­ман­ское искус­ство, поэзия и музыка, кото­рую я очень люблю.
  • Мусуль­ман­ские притчи, тра­ди­ции, обряды.

Я поду­мал, что опа­се­ния его обос­но­ванны, однако есть и другой вари­ант, кото­рый пока не при­хо­дит ему в голову. (Об этом будет ска­зано в другой главе.)

15. Как могу я отка­заться от своего имени, Ахмад, кото­рое полу­чил при рож­де­нии и кото­рым назы­вают меня все мои друзья, и отзы­ваться на другое имя, Стив или Питер? Какие чув­ства воз­никли у вас, аме­ри­кан­цев, когда вы услы­шали о моло­дом аме­ри­канце Джоне Уокере Линдхе, кото­рый при­со­еди­нился к Тали­бану в Афга­ни­стане и взял себе мусуль­ман­ское имя? При­зы­вая меня при­нять хри­сти­ан­ство, вы про­сите меня совер­шить пре­да­тель­ство!

Вот это да! Пример Джона Уокера Линдха бьет в самую точку! Инте­ресно, что ска­зали бы на это мои друзья-хри­сти­ане из разных стран? И как бы они отре­а­ги­ро­вали на убе­ди­тель­ность аргу­мента Ахмада в целом?

В тот вечер, когда Ахмад ушел, я долго лежал в постели и раз­мыш­лял о том, что мне откры­лось из его моно­лога. В голове кру­жи­лось много вопро­сов. Во-первых, сколько истины в том, что он гово­рит? Если в его словах есть правда, то должен ли я попро­сить у Ахмада про­ще­ния от лица своих сограж­дан и бра­тьев по вере. Я вспом­нил Неемию, про­сив­шего Бога про­стить его и иеру­са­лим­ских иудеев, хотя сам он жил в Вави­лоне и не был пови­нен в грехах живших в Иеру­са­лиме сооте­че­ствен­ни­ков. Были и другие вопросы. Также Ахмад рас­ска­зал мне кое-что о своем отце в Египте.

В сле­ду­ю­щей главе речь пойдет о пере­жи­ва­ниях отца Ахмада и о том, как Ахмад и его отец вос­при­ни­мают нас, запад­ных хри­стиан.

^ Глава 3

^ Их пре­тен­зии

К выводу о том, что Ахмад видит нас совсем не так, как видим себя мы, я пришел очень быстро. У него другой взгляд прак­ти­че­ски на все – на теку­щие собы­тия, на исто­рию Ближ­него Востока, на исто­рию хри­сти­ан­ства, на исто­рию ислама. В резуль­тате того, что я искренне пытался поста­вить себя его место и уви­деть мир его гла­зами, Ахмад внут­ренне при­обод­рился и стал сво­бод­ней делиться со мной своими чув­ствами. При послед­ней нашей встрече Ахмад упо­мя­нул, что за время своего пре­бы­ва­ния в Аме­рике он дважды наве­щал роди­те­лей в Египте. В одном из послед­них элек­трон­ных писем он рас­ска­зал, что, когда он при­ез­жал к роди­те­лям в 2006 году, его очень бес­по­ко­ило состо­я­ние отца. Затем он пообе­щал, что по элек­трон­ной почте подробно изло­жит взгляды своего отца на ситу­а­цию в Египте и на Ближ­нем Востоке. Через несколько дней я полу­чил от него письмо сле­ду­ю­щего содер­жа­ния:

^ Отец Ахмада

Как я уже гово­рил, в Соеди­нен­ные Штаты я при­е­хал неза­долго до собы­тий 11 сен­тября. За время учебы мне уда­лось пару раз наве­стить роди­те­лей в Египте, и я просто не в состо­я­нии усле­дить за про­ис­хо­дя­щими там стре­ми­тель­ными пере­ме­нами. Во время послед­него визита я много общался с отцом. Он врач, пен­си­о­нер, рабо­та­ю­щий на пол­ставки, егип­тя­нин до мозга костей. Он много и увле­ченно читает, а в послед­нее время про­во­дит много вре­мени в интер­нете, следя за теку­щими собы­ти­ями. Я застал его в состо­я­нии рас­ту­щего разо­ча­ро­ва­ния и бес­по­кой­ства. В про­шлом он был убеж­ден­ным про­тив­ни­ком ислам­ского фун­да­мен­та­лизма, однако теперь он гораздо больше сим­па­ти­зи­рует взгля­дам фун­да­мен­та­ли­стов. Он гово­рит, что в резуль­тате рас­пада Совет­ского Союза и первой войны в Пер­сид­ском заливе (1991) в его стране про­изо­шел ряд собы­тий, кото­рые стали ката­ли­за­то­ром стре­ми­тель­ных пере­мен. Когда-то в мире было две сверх­дер­жавы, кото­рые балан­си­ро­вали друг друга в борьбе за власть. По словам моего отца, после рас­пада Совет­ского Союза, и осо­бенно после собы­тий 11 сен­тября, Аме­рику уже ничто не сдер­жи­вает. Вот, вкратце, тре­во­жа­щие его наблю­де­ния:

1. По мнению отца, власти Египта раз­ры­ва­ются между двумя край­но­стями: попыт­ками уго­дить Аме­рике и жела­нием уго­дить граж­да­нам, кото­рые нахо­дятся под силь­ным вли­я­нием воз­рож­да­ю­ще­гося ислам­ского дви­же­ния, сти­му­ли­ру­е­мого Мусуль­ман­ским брат­ством. В глу­бине души он убеж­ден, что власти Египта утра­тили неза­ви­си­мость и не могут при­ни­мать соб­ствен­ные реше­ния.

2. После ката­строфы 11 сен­тября 2001 года Аме­рика объ­явила Египту и всему миру, что все страны должны опре­де­лить свою сто­рону в войне против тер­ро­ризма: быть за Соеди­нен­ные Штаты или против них. Что значит послед­ний выбор, Аме­рика рас­пи­сала во всех подроб­но­стях. С точки зрения отца, это неспра­вед­ливо: должен быть третий вари­ант, а именно ней­тра­ли­тет – он более всего отве­чает инте­ре­сам Египта.

3. В доме отца уста­нов­лено спут­ни­ко­вое теле­ви­де­ние, и на него обру­ши­ва­ется целая лавина теле­ка­на­лов, откры­тых в 1990‑х, в кото­рых ведутся пере­дачи про­зе­лит­ского толка, ста­вя­щие своей целью обра­тить мусуль­ман в хри­сти­ан­ство. Дело не только в этом: по ряду кана­лов идут пере­дачи, в кото­рых ведутся откро­вен­ные нападки на ислам, Коран и Мухам­меда, а Египет бес­си­лен что-либо пред­при­нять. Отец часто вспо­ми­нает слова, ска­зан­ные осно­ва­те­лем Мусуль­ман­ского брат­ства, Хаса­ном аль-Банной, что путь к коло­ни­а­лизму про­ло­жили хри­сти­ан­ские мис­си­о­неры, а коло­ни­а­лизм стал «крышей», под кото­рой мис­си­о­неры зани­ма­ются про­зе­ли­тиз­мом и напа­дают на ислам. Многие из этих пере­дач сни­ма­ются на Западе или финан­си­ру­ются запад­ными хри­сти­а­нами. Отец воз­му­щен до глу­бины души, но сознает соб­ствен­ное бес­си­лие.

4. Он счи­тает, что запад­ные цен­но­сти отли­ча­ются от ислам­ских цен­но­стей Египта. С его точки зрения, неко­то­рые запад­ные цен­но­сти хороши, но есть среди них и такие, через кото­рые в еги­пет­ское обще­ство про­ни­кает зло. Запад очень ценит сво­боду воле­изъ­яв­ле­ния, однако, если не суще­ствует ника­ких огра­ни­че­ний, будет ли предел рас­про­стра­не­нию в обще­стве пор­но­гра­фии, куль­тов и даже откры­того сата­низма? Отец с бес­по­кой­ством думает о том, что в резуль­тате гло­ба­ли­за­ции еги­пет­ская моло­дежь утра­тит страх Божий, ува­же­ние к роди­те­лям и стар­шим. Он боится, что моло­дые люди через музыку и фильмы станут под­ра­жать цен­но­стям запад­ной моло­дежи. Не исклю­чено, что они зара­зятся их пагуб­ными при­стра­сти­ями.

5. Отец счи­тает, что у Египта должен быть выбор, что пере­ни­мать у Запада, а что нет. Гло­ба­ли­за­ция, похоже, не остав­ляет нам этого выбора.

6. Ана­ли­зи­руя ситу­а­цию в мире, отец все больше убеж­да­ется в том, что Аме­рика стре­мится упро­чить свое политическое/военное доми­ни­ро­ва­ние в мире и рас­ши­рить свои инте­ресы. А поскольку нефть – мощ­ней­ший инстру­мент гос­под­ства, сле­дует задаться вопро­сом: не явля­ются ли теку­щие собы­тия новым вопло­ще­нием коло­ни­а­лизма? Что если мы ста­но­вимся сви­де­те­лями нео­ко­ло­ни­а­лизма?

7. Отец разо­ча­ро­ван без­дей­ствен­но­стью ООН перед лицом рас­ту­щей в мире геге­мо­нии США. Будучи егип­тя­ни­ном, он не может голо­со­вать на выбо­рах аме­ри­кан­ского пре­зи­дента, и, тем не менее, аме­ри­кан­ский пре­зи­дент решает его судьбу и судьбу его народа по ряду важ­ней­ших вопро­сов. Иракцы не голо­со­вали за пре­зи­дента Буша и за войну в Ираке. Уди­ви­тельно ли, что жите­лей Ближ­него Востока при­вле­кает поли­ти­че­ский тер­ро­ризм, исполь­зо­ва­ние силы с целью при­влечь вни­ма­ние мира к реаль­ным или реально ощу­ти­мым недо­воль­ствам. Для них это един­ствен­ный способ сде­лать свой «голос» слы­ши­мым и доне­сти до мира тот факт, что все эти вопросы для них важны.

8. Когда среди наших близ­ких и даль­них род­ствен­ни­ков воз­ни­кает кон­фликт, боль­шин­ство из нас ста­ра­ется сде­лать все воз­мож­ное, чтобы поло­жить раз­но­гла­сиям конец. Неко­то­рых из нас счи­тают миро­твор­цами. Но есть и такие, кто лишь под­ли­вает масло в огонь вражды, рас­про­стра­няя слухи и вына­ши­вая злые наме­ре­ния. Пола­гаю, то же самое про­ис­хо­дит и на меж­ду­на­род­ной арене. Воз­можны два сце­на­рия:

a. Поощ­ре­ние кон­флик­тов, под­ли­ва­ние масла в огонь вражды.
b. Раз­ре­ше­ние кон­флик­тов, миро­твор­че­ство.

Отец убеж­ден, что раньше, во вре­мена пре­зи­дента Кар­тера, Аме­рика была миро­твор­че­ской дер­жа­вой, но с момента избра­ния Джор­джа Буша-млад­шего она пре­вра­ти­лась в под­стре­ка­теля войны, раз­жи­га­теля нена­ви­сти и про­ти­во­бор­ства.

9. Отца вол­нует не только Египет, но и весь Ближ­ний Восток. Король Иор­да­нии насто­я­тельно при­зы­вал пре­зи­дента Буша не начи­нать войну в Ираке, но пре­зи­дент Буш не при­слу­шался к его голосу. Теперь в Иор­да­нии более мил­ли­она ирак­ских бежен­цев, осо­бенно в сто­лице, Аммане, и число их растет с каждым днем. Пони­мают ли аме­ри­канцы, что этот наплыв бежен­цев озна­чает для иор­дан­ских школ и боль­ниц, и как остро встают вопросы жилья, про­сти­ту­ции, пре­ступ­но­сти, загру­жен­но­сти дорог и т.п.? Насе­ле­ние Иор­да­нии чуть больше шести мил­ли­о­нов. Добавьте к этому один мил­лион чело­век, и это все равно, что послать в Аме­рику пять­де­сят мил­ли­о­нов бежен­цев, причем в один город, напри­мер, в Нью-Йорк. Войну начала Аме­рика, а рас­хле­бы­вать послед­ствия при­хо­дится Иор­да­нии. Иор­дан­цам при­хо­дится сотруд­ни­чать с Аме­ри­кой, иначе весь регион будет стра­дать в резуль­тате про­вала в Ираке. Отца совер­шенно не удив­ляет, почему Ближ­ний Восток нена­ви­дит Аме­рику, и почему в послед­нее время стало так легко вер­бо­вать тер­ро­ри­стов.

М‑да, вот так посла­ние! Ахмад и его отец откры­вают мне новый взгляд на мир и рас­ши­ряют мои гори­зонты, помо­гая уви­деть то, что обычно сокрыто от моих глаз. Я даже стал сомне­ваться в истин­но­сти неко­то­рых своих убеж­де­ний. Одним из моих дав­ниш­них убеж­де­ний было то, что нам необ­хо­димо хри­сти­а­ни­зи­ро­вать нашу куль­туру, но теперь я чув­ствую, что земля под моими ногами задро­жала.

^ Хри­сти­ан­ский мир или Цар­ство Божье?

В основе наших дей­ствий лежат какие-то допу­ще­ния, убеж­де­ния, хотя в боль­шин­стве слу­чаев мы их не осо­знаем. Неко­то­рые из этих допу­ще­ний уходят кор­нями в Писа­ние, а неко­то­рые – в нашу куль­туру. Далее по ходу главы я ана­ли­зи­рую исход­ные допу­ще­ния, на кото­рых осно­вы­ва­ются или прежде осно­вы­ва­лись мои дей­ствия.

Исто­рия хри­сти­ан­ского мира имеет свое раз­ви­тие. В начале после­до­ва­тели Христа назы­ва­лись после­до­ва­те­лями Пути. Со вре­ме­нем они стали име­но­ваться хри­сти­а­нами. В IV веке импе­ра­тор Кон­стан­тин сделал хри­сти­ан­ство госу­дар­ствен­ной рели­гией, и так появился хри­сти­ан­ский мир. Цер­ковь всту­пила в «свя­щен­ный союз» с госу­дар­ством. В одной из после­ду­ю­щих глав исто­рия хри­сти­ан­ского мира рас­смат­ри­ва­ется подробно.

В про­ти­во­по­лож­ность хри­сти­ан­скому миру Цар­ство Божье – это:

  • незри­мое вла­ды­че­ство Бога;
  • рост Еван­ге­лия вне зави­си­мо­сти от того, кто правит кон­крет­ной стра­ной;
  • под­ра­жа­ние Христу в мыслях и поступ­ках.

Цар­ство Божье – это вечное вла­ды­че­ство Бога, это реаль­ность как нынеш­него века, так и века буду­щего. В первую оче­редь хри­сти­ане явля­ются граж­да­нами Цар­ства Божьего и только потом граж­да­нами хри­сти­ан­ского мира или запад­ной куль­туры.

Неко­то­рые хри­сти­ане путают Цар­ство Божье с хри­сти­ан­ским миром. Другие склонны думать, будто Цар­ство Божье и хри­сти­ан­ский мир – пере­се­ка­ю­щи­еся поня­тия. В целом, однако, хри­сти­ан­ский мир и демо­кра­тия хороши тем, что поз­во­ляют людям, пожи­на­ю­щим их плоды, сво­бодно выби­рать свои цен­но­сти и изда­вать соот­вет­ству­ю­щие законы.9) Во многих демо­кра­ти­че­ских стра­нах, где утвер­ди­лись хри­сти­ан­ские цен­но­сти, наблю­да­ется стрем­ле­ние к сохра­не­нию мира, облег­че­нию чело­ве­че­ских стра­да­ний, сти­му­ли­ро­ва­нию эко­но­ми­че­ского бла­го­со­сто­я­ния, под­дер­жа­нию сво­боды, прав чело­века и закон­но­сти. Но, несмотря на все пре­иму­ще­ства хри­сти­ан­ства, сле­дует задать вопрос: «Дей­стви­тельно ли для суще­ство­ва­ния Цар­ства Божьего и рас­про­стра­не­ния Еван­ге­лия абсо­лютно необ­хо­димо то, что мы назы­ваем «хри­сти­ан­ским миром»? Раньше я думал, что это абсо­лют­ная необ­хо­ди­мость, но посте­пенно я отхожу от этой пози­ции.

В 1682 году мусуль­мане Осман­ской импе­рии напали на Австрию, и летом 1683 года Вена была взята в кольцо окру­же­ния. Осада Вены была снята, а Осман­ская импе­рия потер­пела сокру­ши­тель­ное пора­же­ние в этой войне. После пора­же­ния у Вены мусуль­мане потер­пели еще ряд круп­ных пора­же­ний в Вен­грии и других частях Европы. Спустя какое-то время после три­умфа над мусуль­ма­нами евро­пей­ские страны на волне воен­ных успе­хов объ­еди­ни­лись и обра­зо­вали так назы­ва­е­мую Свя­щен­ную лигу. По дого­во­рен­но­сти с Лигой Россия потес­нила турков к югу, дойдя до Чер­ного моря. В январе 1699 года при содей­ствии и посред­ни­че­стве англи­чан и гол­ланд­цев между Осман­ской импе­рией и Свя­щен­ной лигой был под­пи­сано мирное согла­ше­ние в Кар­ло­ви­цах.

Мирное согла­ше­ние в Кар­ло­ви­цах стало зна­ко­вым собы­тием в исто­рии отно­ше­ний между мусуль­ма­нами и хри­сти­а­нами: хри­сти­ан­ские страны раз и навсе­гда сокру­шили мусуль­ман­скую импе­рию и зна­чи­тельно сокра­тили ее раз­меры. С тех пор хри­сти­ан­ский мир раз­ви­ва­ется и про­цве­тает, а боль­шин­ство мусуль­ман­ских стран влачит жалкое суще­ство­ва­ние в отно­си­тель­ной изо­ля­ции.

В наше время многие с тре­во­гой гово­рят, что нача­лось второе про­ти­во­сто­я­ние между хри­сти­ан­ским миром и исла­мом. Совре­мен­ные хри­сти­ане нередко смот­рят на осаду Вены 1683 года и видят в теку­щих собы­тиях повто­ре­ние вели­кой драмы. Если одна­жды аме­ри­канцы и бри­танцы будут вынуж­дены выве­сти войска из Ирака, как когда-то совет­ские войска были выве­дены из Афга­ни­стана, мусуль­мане осме­леют, и для хри­сти­ан­ского мира это будет озна­чать вели­кое пора­же­ние. С тем, что этого сце­на­рия сле­дует избе­гать любой ценой, согла­ша­ются не только аме­ри­канцы и запад­ные страны, но и боль­шин­ство хри­стиан мира. Похоже, для нас самое глав­ное – выжи­ва­ние хри­сти­ан­ского мира. Но можем ли мы утвер­ждать, что выжи­ва­ние хри­сти­ан­ского мира – первый при­о­ри­тет Бога?

На таком допу­ще­нии стро­и­лись мои рас­суж­де­ния раньше. Но я начал раз­мыш­лять об этом и попы­тался пред­ста­вить себе, как Бог смот­рит на наш мир. Если бы в 1683 году мусуль­мане одер­жали победу, озна­чало бы это пора­же­ние для Бога, Его Цар­ства и конец рас­про­стра­не­нию Еван­ге­лия? Если бы Осман­ская импе­рия раз­била войска хри­стиан, стал бы Бог пани­ко­вать? Смот­рит ли Бог на вещи так же, как мы? Исхо­дим ли мы из допу­ще­ния, что пора­же­ние хри­сти­ан­ского мира есть пора­же­ние Бога и Его Цар­ства? Исхо­дим ли мы из допу­ще­ния, что, когда хри­сти­ан­ский мир кон­тро­ли­рует ситу­а­цию, Бог кон­тро­ли­рует ситу­а­цию? Воз­можно ли рас­про­стра­не­ние Цар­ства Божьего в мусуль­ман­ском мире, если хри­сти­ане в нем состав­ляют мень­шин­ство, а стра­ной правит мусуль­ман­ский пра­ви­тель? О Цар­стве Божьем хорошо рас­суж­да­ется в зани­ма­тель­ной книге Гре­го­рит Бойда «Миф о хри­сти­ан­ской нации» (Gregory Boyd, Myth of a Christian Nation). К этой книге я вер­нусь в одной из глав при­ло­же­ния.

Все мы согласны, что в Соеди­нен­ных Штатах хри­сти­ан­ство имеет гос­под­ству­ю­щее поло­же­ние. Так назы­ва­е­мое «Рели­ги­оз­ное право» в Аме­рике имеет огром­ную силу, и может до опре­де­лен­ной сте­пени обу­сло­вить, кто будет вос­се­дать в Белом доме, какие законы будут при­няты, и какие судьи будут назна­чены в Вер­хов­ный Суд. С другой сто­роны, все мы согла­симся с тем, что Китай едва ли назо­вешь хри­сти­ан­ской стра­ной. Госу­дар­ство кон­тро­ли­ру­ется ком­му­ни­стами, и многие под­вер­га­ются пре­сле­до­ва­ниям за свою веру во Христа. До Мао Цзэ­дуна под­поль­ная цер­ковь в Китае насчи­ты­вала около мил­ли­она чело­век. А к тому вре­мени, когда он умер, под­поль­ная гони­мая цер­ковь уже начи­ты­вала пять­де­сят мил­ли­о­нов чело­век. Раду­ется ли Бог состо­я­нию «хри­сти­ан­ского мира» в Аме­рике? Кусает ли Он локти оттого, что Китай – нехри­сти­ан­ская страна? Что если хри­сти­ане по всему миру тратят все свои усилия на сохра­не­ние и рас­про­стра­не­ние демо­кра­тии и «хри­сти­ан­ского мира», пре­не­бре­гая при этом Богом, под­ра­жа­нием Христу и рас­про­стра­не­нием под­лин­ного Еван­ге­лия? Что если мы оза­бо­чены стрем­ле­нием защи­тить, сохра­нить и укре­пить свой хри­сти­ан­ский мир?

Поли­тики демо­кра­ти­че­ских стран дей­стви­тельно должны отста­и­вать цен­но­сти хри­сти­ан­ского мира и бороться за права чело­века. Жизнь по демо­кра­ти­че­ским прин­ци­пам и защита демо­кра­тии – необ­хо­ди­мая обя­зан­ность поли­ти­ков перед лицом чело­ве­че­ской гре­хов­но­сти и чело­ве­че­ского досто­ин­ства. Но обыч­ные хри­сти­ане при­званы к боль­шему. Наш взгляд, в отли­чие от взгляда поли­ти­ков, должен фоку­си­ро­ваться не в одной точке, а в двух одно­вре­менно. Он должен быть бифо­каль­ным. В бли­жай­шей пер­спек­тиве мы должны видеть хри­сти­ан­ский мир, а в дале­кой – Цар­ство Божье, кра­соту Иисуса Христа в нашей жизни, цель рас­про­стра­не­ния Еван­ге­лия. Я жажду уви­деть то время, когда мои хри­сти­ан­ские друзья в Египте полу­чат сво­боду, кото­рую дает хри­сти­ан­ский мир. Я жажду уви­деть тот момент, когда мусуль­мане всего мира полу­чат право покло­няться Богу так, как они сами того захо­тят. Я жажду уви­деть осво­бож­де­ние из тюрем веру­ю­щих мусуль­ман­ского про­ис­хож­де­ния (ВМП), кото­рые были туда бро­шены мусуль­ма­нами. Однако я должен быть осмот­ри­тель­ным и даль­но­вид­ным и не ста­вить знак равен­ства между рас­про­стра­не­нием Еван­ге­лия и экс­пан­сией хри­сти­ан­ского мира.

В книге «Если хотите ходить по водам, нужно выйти из лодки» (If You Want to Walk on Water, You’ve Got to Get out of the Boat) Джон Орт­берг назы­вает аме­ри­кан­ских хри­стиан людьми, пред­по­чи­та­ю­щими не выхо­дить за пре­делы лягу­шат­ника.10) Они хотят кон­тро­ли­ро­вать ситу­а­цию, чув­ство­вать твер­дый пол под своими ногами. Они не желают выплы­вать за пре­делы лягу­шат­ника, где можно поте­рять кон­троль. Поэтому они барах­та­ются по колено в воде, а когда их одо­ле­вает скука, играют в игрушки. Что же до хри­сти­ан­ских мень­шинств в других стра­нах мира, то они реально борются за выжи­ва­ние. Эти страны не назо­вешь «хри­сти­ан­ским миром», права чело­века там не соблю­да­ются. Но вол­нует ли Бога бли­зость или уда­лен­ность этих стран от идеала хри­сти­ан­ского мира? Конечно, Он хочет спасти Своих детей и бла­го­сло­вить их, но все же Хри­стос молился о Своих после­до­ва­те­лях, чтобы Бог не взял их из мира, но сохра­нил их от зла. В сущ­но­сти, Богу важно не столько изме­нить наши обсто­я­тель­ства, сколько изме­нить нас в кон­тек­сте обсто­я­тельств.

Каждый вечер поне­дель­ника в боль­шой про­те­стант­ской церкви Каира про­во­дится молит­вен­ное собра­ние. Молитва может про­дол­жаться до двух часов, а неко­то­рые люди оста­ются даже на ночь. Число тех, кто посе­щает молит­вен­ные собра­ния каждый поне­дель­ник, пре­вы­шает тысячу чело­век. Они молятся за свою страну, за пра­ви­тель­ство Египта и за все араб­ские госу­дар­ства в целом. С поли­ти­че­ской точки зрения, хри­сти­ан­ские цен­но­сти в Египте нахо­дятся в пла­чев­ном состо­я­нии, но Цар­ство Божье здесь цветет и бла­го­ухает. Что же можно ска­зать о хри­сти­а­нах демо­кра­ти­че­ских стран? Похоже, они изо всех сил сра­жа­ются за свой хри­сти­ан­ский мир и за сохра­не­ние кон­троля на миро­вой арене, а по сути – за право оста­ваться в без­опас­ном лягу­шат­нике. Заду­ма­емся: а что если мы дей­стви­тельно тратим все усилия на то, чтобы отсто­ять свое право сохра­нять и укреп­лять хри­сти­ан­ский мир?11) Кому мы упо­доб­ля­емся по образу своего мыш­ле­ния – импе­ра­тору Кон­стан­тину или Иисусу и апо­столу Павлу?

Пока я жил в Египте (1975–1990), на моих глазах «хри­сти­ан­ский мир» в этой стране сокра­тился до пуга­ю­щего мини­мума. Так или иначе стра­да­ниям под­верг­лись прак­ти­че­ски все хри­сти­ане, как номи­наль­ные, так и воз­рож­ден­ные – неза­ви­симо от дено­ми­на­ции. Многие хри­сти­ане имми­гри­ро­вали на Запад из опа­се­ний о даль­ней­шей судьбе хри­сти­ан­ства. Одним из самых замет­ных при­зна­ков исчез­но­ве­ния хри­сти­ан­ства стал мина­рет, а именно призыв к молитве, зву­чав­ший с мно­го­чис­лен­ных мина­ре­тов.

В Каире более тысячи мече­тей. Кроме этого есть еще много «импро­ви­зи­ро­ван­ных» мече­тей, когда в каче­стве поме­ще­ния для моля­щихся исполь­зу­ется подвал высот­ного здания. На зда­ниях уста­нов­лены мощные гром­ко­го­во­ри­тели, из кото­рых регу­лярно гремит призыв к молитве или призыв на про­по­ведь по пят­ни­цам. Мусуль­мане молятся пять раз в день, и каждый раз время молитвы воз­ве­ща­ется с помо­щью гром­ко­го­во­ри­те­лей. Для хри­сти­ан­ского сооб­ще­ства в Египте самый мучи­тель­ный призыв к молитве – тот, что звучит на заре. Мне это было хорошо известно, и я решил помочь бра­тьям по вере пле­нять всякое помыш­ле­ние в послу­ша­ние Христу. В Египте я часто про­по­ве­до­вал по тексту 2Кор.10:3–6 и ста­рался прак­ти­че­ски пока­зать, как мы можем заме­нять старые мыс­лен­ные цепочки новыми, состо­я­щими из «свежих» зве­ньев. Напри­мер, когда я нахо­жусь в Каире в районе полу­дня и слышу взы­ва­ния с мина­рета, мои мысли могут пойти в сле­ду­ю­щем направ­ле­нии:

  1. Это тот самый чело­век, кото­рый раз­бу­дил меня в пять утра.
  2. Неужели обя­за­тельно исполь­зо­вать гром­ко­го­во­ри­тели? Кто хочет молиться в пять утра, может вос­поль­зо­ваться будиль­ни­ком.
  3. Мусуль­мане берут хри­стиан за горло, они хотят взять нас измо­ром и под­чи­нить своей воле.
  4. Мы должны тре­бо­вать своих прав, но я не знаю, как это сде­лать – вся власть в их руках.
  5. Нена­вижу их.
  6. Гос­поди, помоги мне их любить.
  7. Гос­поди, помоги мне поде­литься Благой вестью с каким-нибудь мусуль­ма­ни­ном на сле­ду­ю­щей неделе.

Послед­ние два звена этой мыс­лен­ной цепочки звучат бла­го­родно, однако я сомне­ва­юсь, что Бог отве­тит на эту молитву. Два послед­них про­ше­ния – резуль­тат чув­ства вины.

В своих про­по­ве­дях я объ­яс­няю необ­хо­ди­мость разо­рвать эту цепочку еще на первом звене, сфор­ми­ро­вать новую цепочку и упраж­няться в посте­пен­ном усво­е­нии новых мыслей, пока они не станут нашими «по умол­ча­нию». С первым звеном цепочки ничего не поде­ла­ешь – призыв к молитве мы слышим посто­янно. Воз­можно, неко­то­рые из нас втайне меч­тают про­красться под покро­вом ночи на мина­рет или на крышу здания, где уста­нов­лены гром­ко­го­во­ри­тели, и обре­зать про­вода. Но этим ничего не изме­нишь – на сле­ду­ю­щий день про­вода будут вос­ста­нов­лены, и все вер­нется на круги своя. Реко­мен­до­ван­ная мной аль­тер­на­тив­ная цепочка мыслей выгля­дит так:

  1. Когда я слышу призыв к молитве с мина­рета, в голову непро­из­вольно при­хо­дит сле­ду­ю­щая мысль: это тот самый чело­век, кото­рый раз­бу­дил меня в пять утра.
  2. Бла­го­дарю Тебя, Гос­поди, что по Своей муд­ро­сти и бла­го­дати Ты опре­де­лил мне жить в Египте, где боль­шин­ство насе­ле­ния состав­ляют мусуль­мане.
  3. Гос­поди, кто этот чело­век, взы­ва­ю­щий с мина­рета? Нет ли в его семье боля­щих, нет ли в их жизни серьез­ных невзгод?
  4. Гос­поди, дай этому чело­веку и его семье понять, как сильно Ты любишь их.
  5. Гос­поди, поз­воль и мне смот­реть на мусуль­ман Твоими гла­зами.
  6. Гос­поди, помоги мне любить их.
  7. Гос­поди, помоги мне поде­литься Благой вестью с каким-нибудь мусуль­ма­ни­ном на сле­ду­ю­щей неделе.

Послед­ние два звена в этой цепочке иден­тичны двум послед­ним зве­ньям преды­ду­щей цепочки. Раз­ница лишь в том, что в новой цепочке эти про­ше­ния порож­дены не чув­ством вины, а любо­вью.

Нужно ска­зать, что про­по­ве­до­вать на эту тему мне было отно­си­тельно легко – рядом с нашим домом не было мече­тей. Мы слы­шали лишь отда­лен­ные при­зывы к молитве из двух мече­тей, кото­рые нахо­ди­лись довольно далеко от нас, и мы не про­сы­па­лись каждое утро под гро­мо­глас­ные завы­ва­ния. Но одна­жды все изме­ни­лось.

Мы и не подо­зре­вали о том, что цоколь­ный этаж высот­ного здания в семи­де­сяти метрах от нашего дома решили пере­обо­ру­до­вать в мечеть, а на крыше уста­но­вить мощные гром­ко­го­во­ри­тели. Первый призыв на молитву мы услы­шали холод­ным зимним утром. Он был таким вне­зап­ным и оглу­ши­тель­ным, что я едва не рухнул с кро­вати. Грохот был попро­сту нестер­пи­мым из-за неве­ро­ят­ной гром­ко­сти, кото­рая усу­губ­ля­лась эхом – звук отра­жался от высот­ного здания прямо перед нашим домом. Хри­сти­ан­ский мир вокруг меня сжался до ужа­са­ю­ще­гося мини­мума, и я взмо­лился к Богу о помощи. Это было невы­но­симо. Все, о чем я про­по­ве­до­вал по 2Кор.10:3–6, о необ­хо­ди­мо­сти пре­об­ра­зо­вы­вать свои мысли, испа­ри­лось в счи­тан­ные доли секунды по при­чине полной неумест­но­сти. В тот день мы про­сили Бога поми­ло­вать нас, и Он отве­тил через несколько часов. На крыше изме­нили направ­ле­ние гром­ко­го­во­ри­теля – теперь он был направ­лен прямо на нас. Стало еще громче, но оглу­ши­тель­ное эхо исчезло. Так яви­лась милость.

Каждое утро мы про­сы­па­лись в тот самый момент, когда диктор про­чи­щал горло, прежде чем начать свой речи­та­тив. Его взы­ва­ния состо­яли из сле­ду­ю­щих утвер­жде­ний:

  • Бог самый вели­кий.
  • Нет Бога, кроме Аллаха.
  • Мухам­мед – пророк Его.
  • Встань и молись.
  • Встань и твори добрые дела.
  • Бог самый вели­кий.
  • Нет Бога, кроме Аллаха.

Со вре­ме­нем выяс­ни­лось, что я каждое утро молюсь со своим сосе­дом, тем самым чело­ве­ком, кото­рый вещал через гром­ко­го­во­ри­тель бли­жай­шей мечети. Когда он про­из­но­сил слова о Божьем вели­чии, в памяти всплы­вали биб­лей­ские отрывки соот­вет­ству­ю­щего содер­жа­ния. Когда зву­чали слова о еди­но­бо­жии, я вспом­нил Втор.6:4–5: «Слушай, Изра­иль: Гос­подь, Бог наш, Гос­подь един есть; и люби Гос­пода, Бога твоего, всем серд­цем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими». Наи­боль­шие боре­ния во мне вызы­вали две первые фразы, кото­рые этот чело­век про­из­но­сил, прежде чем при­сту­пить к молит­вен­ному речи­та­тиву. Про­чи­стив горло (этого было доста­точно, чтобы меня раз­бу­дить), сосед обычно про­воз­гла­шал: «Встань и молись. Молиться лучше, чем спать». Было холодно, и я чув­ство­вал укоры сове­сти за то, что ленюсь и не хочу выползти из теплой постели. Тогда я просил у Бога про­ще­ния и молился завер­ну­тым в теплые одеяла. Я бла­го­да­рил Бога за вер­ность и рев­ность этого чело­века, согла­сив­ше­гося не только вста­вать в такую рань, но и каждое утро идти в мечеть.

Я стал прак­ти­ко­вать молитву в пять утра. Помо­лив­шись, иногда я засы­пал, а иногда вста­вал и начи­нал свой день. По про­ше­ствии несколь­ких недель про­изо­шло пора­зи­тель­ное чудо. Совер­шив молитву, я пре­спо­койно засы­пал, несмотря на оглу­ши­тель­ный рев гром­ко­го­во­ри­теля – еще до окон­ча­ния при­зыва к молитве.

Легко желать экс­пан­сии хри­сти­ан­ского мира: мы стоим по колено в воде и пол­но­стью кон­тро­ли­руем ситу­а­цию. Мы стоим с гордо под­ня­той голо­вой и чув­ствуем под ногами твер­дый пол. То, что я испы­тал в связи с откры­тием мечети рядом с нашим домом, можно оха­рак­те­ри­зо­вать так: Бог выну­дил меня выплыть на глу­бину, где я поте­рял кон­троль, но научился пла­вать. В те дни я полу­чил ценный урок, кото­рый с тех пор мне при­хо­дится усва­и­вать снова и снова.

^ Неуме­лые вест­ники

Я чув­ство­вал в себе жгучее жела­ние рас­ска­зать Ахмаду Благую весть. Он кон­сер­ва­ти­вен в своих взгля­дах, но умеет мыс­лить непред­взято. Если бы он был закрыт к чужому мнению, он нико­гда не всту­пил бы в кон­такт с аме­ри­кан­цами. Он не стал бы про­ти­виться попыт­кам уни­вер­си­тет­ской мусуль­ман­ской ассо­ци­а­ции вовлечь его в свои ряды. Ахмад заме­тил, что многие аме­ри­канцы-хри­сти­ане, с кото­рыми он по-насто­я­щему сдру­жился, пред­по­чи­тали гово­рить, но не слу­шать. Его взгляды их не инте­ре­со­вали. Они много гово­рили о Христе и искренне удив­ля­лись, что он не пони­мает их аргу­мен­тов в пользу того, что он нуж­да­ется в обра­ще­нии в хри­сти­ан­ство.

Ахмад рас­ска­зы­вал об этом так. «Они не пони­мали, что мне необ­хо­димо излить скорбь, прежде чем я смогу их слу­шать. Я не мог при­слу­ши­ваться к их учению – пре­пят­ствием были сами учи­теля. Иногда я пре­ры­вал их и пытался гово­рить о том, что мне было важно, но это вызы­вало удив­ле­ние. Они никак не могли взять в толк, почему меня вол­нуют кре­сто­вые походы, кото­рые были когда-то при царе Горохе. Их удив­ляло, почему я вижу в совре­мен­ном мире воз­рож­де­ние коло­ни­а­лизма в самых разных его вари­а­циях. Моя интер­пре­та­ция исто­рии Изра­иля повергла их в шок. Они пола­гают, что суще­ствует только одна истин­ная исто­рия Изра­иля, та, что они узнали в церк­вах и хри­сти­ан­ских книгах. Они не могли понять, почему меня раз­дра­жают выска­зы­ва­ния неко­то­рых хри­сти­ан­ских теле­е­ван­ге­ли­стов, но были убеж­дены, что хри­сти­ане во всем мире должны по умол­ча­нию под­дер­жи­вать Изра­иль и быть про­тив­ни­ками арабов и всех мусуль­ман вообще».

Я вер­нулся к пре­зен­та­ции Ахмада, кон­кретно к той его части, где под­ни­ма­лись вопросы из кате­го­рии «Вест­ники учения (вы)». Первым пунк­том речь шла о кре­сто­вых похо­дах.

^ Кре­сто­вые походы

Вот что гово­ри­лось в опи­са­нии Ахмада о кре­сто­вых похо­дах:

«Кре­сто­вые походы имели место в ХII–ХІІІ веках. В тече­ние двух­сот лет в наши земли втор­га­лись волна за волной бес­ко­неч­ные армии кре7стоносцев. Запад­ные страны посы­лали свои армии в Иеру­са­лим, чтобы навя­зать мусуль­ма­нам хри­сти­ан­ский джихад, свя­щен­ную войну, с целью очи­стить Иеру­са­лим. Иеру­са­лим – осо­бен­ный город не только для вас, но и для нас. Сэр Стивен Ран­си­ман, ваш зна­ме­ни­тый исто­рик-иссле­до­ва­тель кре­сто­вых похо­дов, писал: «Именно кро­во­жад­ный хри­сти­ан­ский фана­тизм… воз­ро­дил пламя ислам­ского фана­тизма». Но разве нынеш­няя поли­тика США на Ближ­нем Востоке не про­буж­дает, не сти­му­ли­рует ислам­ский фана­тизм? Не порож­ден ли ислам­ский фана­тизм и рас­ту­щее наси­лие новыми кре­сто­выми похо­дами Запада? Разве не попытки навя­зать Ближ­нему Востоку демо­кра­тию в запад­ном стиле открыли ящик Пан­доры и выпу­стили на белый свет ислам­ский фун­да­мен­та­лизм?»

Раз­мыш­ляя над кре­сто­выми похо­дами, я удив­лялся, почему он обви­няет меня, про­те­станта, за то, что совер­шили като­лики много веков назад. Но очень скоро меня осе­нило, что он не раз­де­ляет като­ли­ков и про­те­стан­тов. Для него все они хри­сти­ане. Тогда я поду­мал: почему бы им не забыть и не про­стить? Сколько веков нужно мусуль­ма­нам, чтобы забыть про кре­сто­вые походы? Но когда я попы­тался уви­деть исто­рию и теку­щие собы­тия их гла­зами, я понял, что для них кре­сто­вые походы не просто собы­тия давно минув­ших лет. Они убеж­дены, что дух кре­сто­вых похо­дов сохра­нился по сей день. Поэтому они не могут просто забыть и про­стить.12)

^ Нео­ко­ло­ни­а­лизм

Я пере­чи­тал то, что Ахмад напи­сал про коло­ни­а­лизм в своей пре­зен­та­ции. Вот его мысли:

«Все мусуль­ман­ские страны мира, кроме Ирана, Сау­дов­ской Аравии и Йемена, были коло­ни­ями запад­ных хри­сти­ан­ских стран – Пор­ту­га­лии, Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции и Гол­лан­дии. Эти хри­сти­ан­ские народы пришли и исто­щили наши при­род­ные ресурсы. Под при­кры­тием бла­го­род­ных целей – нести циви­ли­за­цию, демо­кра­тию, они пре­вра­тили нас, мусуль­ман, во вто­ро­сорт­ных людей. Неко­то­рые мусуль­ман­ские лидеры до сих пор зада­ются вопро­сом: не про­дол­жа­ется ли эта коло­ни­за­ция и в наше время, хотя бы и под другим назва­нием? Если война в Ираке и все ее послед­ствия обер­нутся в вашу пользу, каким будет ваш кон­троль над Ираком и сопре­дель­ными госу­дар­ствами?»

Раз­мыш­ляя над этим абза­цем, я пытался отве­тить на заин­три­го­вав­ший меня вопрос, каким обра­зом он свя­зы­вает Ирак с коло­ни­а­лиз­мом. Хри­сти­ане дей­стви­тельно на про­тя­же­нии своей долгой исто­рии прак­ти­ко­вали коло­ни­а­лизм, но что каса­ется меня, то я думал, что эти вре­мена оста­лись далеко позади.

Книга Дэвида Боша «Пре­об­ра­жа­ю­ща­яся миссия» (Transforming Mission, David Bosch)13) – пре­крас­ное иссле­до­ва­ние исто­ри­че­ских корней коло­ни­а­лизма. Кроме всего про­чего в этой книге я нашел кое-какие све­де­ния об исто­рии нашей Церкви, кото­рые, честно при­зна­юсь, мне не очень-то хоте­лось узна­вать. Меня пора­зила вза­и­мо­связь идеи коло­ни­а­лизма с рядом биб­лей­ских отрыв­ков. Я узнал больше об Авгу­стине и о тех, кто про­ло­жил путь для коло­ни­а­лизма. А книга про­фес­сора Рашида Халиди пока­зала мне, что нео­ко­ло­ни­а­лизм – это реаль­ность наших дней, кото­рая пря­чется под раз­ными назва­ни­ями.14)

^ Изра­иль

В отно­ше­нии Изра­иля Ахмад пишет сле­ду­ю­щее:

«С момента появ­ле­ния Изра­иля в 1948 году и как след­ствие пред­ше­ство­вав­ших собы­тий Изра­иль стал для нас колюч­кой в боку. До того у мусуль­ман не было особых кон­флик­тов с евре­ями. Ответ­ствен­ность за испан­скую инкви­зи­цию и холо­кост несут хри­сти­ане – не мусуль­мане!»

В личной беседе Ахмад сказал мне сле­ду­ю­щее: «Когда я читаю араб­скую версию совре­мен­ной исто­рии Изра­иля и Пале­стины, я вижу при­страст­ное отно­ше­ние к евреям и попытки оправ­дать пале­стин­цев. Но когда я читаю ту же исто­рию, напи­сан­ную аме­ри­кан­цами и евро­пей­цами, я вижу пред­взя­тое отно­ше­ние к пале­стин­цам в угоду Изра­илю. Осо­знают ли на Западе реаль­ность этого при­стра­стия?»

Вопрос Изра­иля очень вол­нует Ахмада. Я обна­ру­жил, что, если только я готов слу­шать и вни­кать в его доводы, это зна­чи­тель­ным обра­зом укреп­ляет мосты между нашими мирами. Чем крепче эти мосты, тем боль­ший груз истины они могут выдер­жать. Мне не обя­за­тельно согла­шаться с Ахма­дом во всем, что он гово­рит, но я хочу вни­ма­тельно его слу­шать, чтобы уви­деть мир его гла­зами. Ахмад не пале­сти­нец, он – егип­тя­нин. Как уди­ви­тельно, что судьба Пале­стины забо­тит его так сильно!

Глава 4 при­ло­же­ния рас­ска­зы­вает об обрат­ной сто­роне медали в исто­рии отно­ше­ний Изра­иля и Пале­стины, а в пятой главе изла­га­ются взгляды Рашида Халиди на этот же вопрос. Скажу сразу, что с моей сто­роны это всего лишь попытка пред­ста­вить общий обзор идей Колина Чеп­мена и про­фес­сора Халиди. Я рас­счи­ты­ваю на то, что эти две главы посеют в чита­те­лях жела­ние само­сто­я­тельно озна­ко­миться с кни­гами этих двух авто­ров. Колин Чепмен – глу­боко веру­ю­щий чело­век, пре­по­да­ва­тель ряда семи­на­рий на Ближ­нем Востоке и в Вели­ко­бри­та­нии. Он явля­ется авто­ром несколь­ких книг и при­знан­ным авто­ри­те­том по дан­ному вопросу. Д‑р Халиди – глава кафедры восто­ко­ве­де­ния Колум­бий­ского уни­вер­си­тета. Озна­ком­ле­ние с его идеями помогло мне урав­но­ве­сить взгляды про­фес­сора Бер­нарда Льюиса15) и уви­деть исто­рию Ближ­него Востока гла­зами аме­ри­канца, кото­рый одно­вре­менно явля­ется мусуль­ма­ни­ном араб­ского про­ис­хож­де­ния.

Еще один полез­ный источ­ник по этому вопросу – книга пре­зи­дента Кар­тера «Пале­стина: мир, не апар­теид» (Palestine: Peace Not Apartheid). В глазах мусуль­ман пре­зи­дент Картер явля­ется самым ува­жа­е­мым аме­ри­кан­ским пре­зи­ден­том. Его знают как миро­творца, и он сумел уста­но­вить мир между Изра­и­лем и Егип­том. До сих пор он ока­зы­вает зна­чи­тель­ное вли­я­ние на мир посред­ством гума­ни­тар­ных про­ек­тов и мони­то­ринга сво­бод­ных выбо­ров.

^ Эсха­то­ло­гия

В личной беседе Ахмад мне сказал:

«Я не вижу боль­шой раз­ницы между шии­тами Ирана, кото­рые ожи­дают сокро­вен­ного Имама, и хри­сти­ан­скими сио­нист­скими про­по­вед­ни­ками на аме­ри­кан­ском теле­ви­де­нии. И те, и другие верят, что они могут уско­рить явле­ние сокро­вен­ного Имама, или Второе При­ше­ствие Христа».16)

Это еще один живо­тре­пе­щу­щий вопрос для еван­гель­ских хри­стиан и мусуль­ман. Неко­то­рые еван­гель­ские веру­ю­щие имеют четкую пози­цию отно­си­тельно Изра­иля, поскольку рас­смат­ри­вают теку­щие собы­тия в свете того, что им пред­став­ля­ется обрат­ным отче­том вре­мени, остав­ше­гося до Вто­рого При­ше­ствия Христа. Ахмад же вос­при­ни­мает эсха­то­ло­гию иран­ского лидера Махмуда Ахма­ди­не­жада как аль­тер­на­тив­ную версию того, о чем вещают неко­то­рые теле­е­ван­ге­ли­сты в Аме­рике.

Я наде­юсь, что, про­чи­тав шестую главу при­ло­же­ния под назва­нием «Чепмен и другие об эсха­то­ло­гии», вы почув­ству­ете жела­ние взгля­нуть на эсха­то­ло­гию дру­гими гла­зами, ради Ахмада и таких, как он. Эти люди не видят Христа; для них Он окутан непо­нят­ной им эсха­то­ло­гией. Можем ли мы явить Иисуса без оку­ты­ва­ю­щей Его куль­тур­ной пелены так, чтобы мусуль­мане смогли Его реально уви­деть, не чув­ствуя, что пре­ты­ка­ются о неуме­лые попытки Его про­воз­вест­ни­ков?

^ Хри­сти­ан­ство и ислам

В при­ло­же­ние вклю­чена особая глава с назва­нием «Угроза Свя­щен­ной миро­вой войны». После собы­тий 11 сен­тября 2001 года про­пасть между хри­сти­ан­ским и мусуль­ман­ским мирами неумо­лимо растет. Похоже, и мы всту­паем в прямую кон­фрон­та­цию с мусуль­ма­нами, подоб­ную той, что нача­лась осадой Вены в 1683 году. Кто побе­дит в этой войне? Какой ценой и ради каких целей она будет вестись? Не пыта­емся ли мы спасти хри­сти­ан­ский мир ценой потери Цар­ства Божьего и Еван­ге­лия, кото­рые при­званы рас­про­стра­ниться по миру? В этой главе я поде­лился своими чув­ствами и выра­зил опа­се­ния отно­си­тель­ного того, что про­ис­хо­дит в совре­мен­ном мире.

В сле­ду­ю­щей главе мусуль­ман­ское миро­воз­зре­ние рас­смат­ри­ва­ется с точки зрения жен­щины-мусуль­манки, после чего мы вер­немся к подроб­ному ана­лизу взгля­дов Ахмада.

^ Глава 4

^ Сестра Ахмада

В преды­ду­щих трех главах вы позна­ко­ми­лись с моим другом Ахма­дом и его отцом. А в этой главе я рас­скажу вам о его сестре и матери. Кроме того, мне при­дется сооб­щить вам еще кое-что об отце Ахмада, поскольку этого тре­бует повест­во­ва­ние.

Как-то раз я спро­сил Ахмада, отно­сятся ли жен­щины-мусуль­манки к только что затро­ну­тым вопро­сам иначе, чем муж­чины? Он отве­тил, что в целом отно­ше­ние оди­на­ково, неза­ви­симо от пола, но у женщин есть свой уни­каль­ный взгляд на вещи. Тогда я спро­сил, не могла ли бы его сестра опи­сать мусуль­ман­ское миро­воз­зре­ние с точки зрения жен­щины. Ахмад пообе­щал, что напи­шет ей письмо. Через несколько недель я полу­чил от Ахмада элек­трон­ное сооб­ще­ние с вло­же­нием, в кото­ром содер­жался ответ его сестры.

Фатима и ее мать – вымыш­лен­ные пер­со­нажи, однако речь в этой главе пойдет о миро­воз­зре­нии реаль­ных людей, кото­рых я знаю лично или по книгам. Сестра и мать Ахмада – соби­ра­тель­ные образы этих реаль­ных людей. Далее я при­вожу ответ, напи­сан­ный Фати­мой в элек­трон­ном письме.

^ Фатима и ее роди­тели

Меня зовут Фатима Абдул Муньим. Мой брат и отец попро­сили меня внести свой вклад в эту дис­кус­сию, и я очень рада этой воз­мож­но­сти. Думаю, что мне, как пред­ста­ви­тель­нице обра­зо­ван­ной про­слойки мусуль­ман­ских женщин, есть что ска­зать о нашем миро­воз­зре­нии. Я пол­но­стью согласна с тем, что уже было ска­зано в этой связи моим братом и отцом.

Прежде чем начать рас­сказ о себе и о своих взгля­дах, мне бы хоте­лось ска­зать несколько слов о своей матери. Хотя она не так обра­зо­ванна, как осталь­ные члены нашей семьи – она окон­чила только сред­нюю школу – муд­рость этой жен­щины не огра­ни­чи­ва­ется тем, что она узнала, сидя за партой. С годами она стала цель­ной и зрелой лич­но­стью.

В неко­то­ром смысле мама – под­держка и опора для отца. Каждый день она окру­жает его и всех нас своей любо­вью. У нее от при­роды забот­ли­вое сердце и ровный харак­тер, в кото­ром отец, Ахмад и я не раз чер­пали под­держку в труд­ную минуту. Когда мы с Ахма­дом были под­рост­ками, мы охла­дели к Богу и отсту­пили от тра­ди­ци­он­ных мусуль­ман­ских цен­но­стей, но мама моли­лась за нас день и ночь, про­дол­жала верить в нас и вну­шать нам страх Божий.

В исламе суще­ствует два вида молитв, кото­рые на араб­ском назы­ва­ются «салят» и «ду’аа». Салят – это обря­до­вая молитва, кото­рую сле­дует про­из­но­сить пять раз в день, а ду’аа – это спон­тан­ное про­ше­ние, кото­рое веру­ю­щий воз­но­сит к Богу в любое время, зани­ма­ясь повсе­днев­ными делами. Мама воз­но­сила эти про­ше­ния за нас долгие годы, бла­го­даря чему мы и стали тем, кто мы есть. Я нико­гда не забуду то утро, когда я, будучи ребен­ком, просну­лась, чтобы схо­дить в туалет. Было еще темно, и я уви­дела мать, сто­я­щую на коле­нях с покры­той голо­вой и воз­но­ся­щую утрен­нюю молитву салят. Она меня не заме­тила, но этот дет­ский опыт про­из­вел на меня неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние.

О маме я могла бы гово­рить очень долго, но настало время рас­ска­зать о себе. Я – сестра Ахмада, Фатима. На еги­пет­ском диа­лекте араб­ского это звучит Фатма. Я гор­жусь своим именем и именем моего рода. Фати­мой звали дочь про­рока Мухам­меда. Она же была женой чет­вер­того халифа Али. Моего отца зовут Абдул Муньим, что озна­чает «Слуга мило­сти­вого Бога».

Я закон­чила маги­стра­туру по спе­ци­аль­но­сти физика и в насто­я­щее время пре­по­даю в Аме­ри­кан­ском уни­вер­си­тете Каира. Это уни­вер­си­тет с аме­ри­кан­ской систе­мой обра­зо­ва­ния: оценки, полу­чен­ные в этом уни­вер­си­тете, засчи­ты­ва­ются в аме­ри­кан­ских уни­вер­си­те­тах. Когда-нибудь я наде­юсь про­дол­жить обра­зо­ва­ние и полу­чить сте­пень док­тора, но, скорее в Англии, чем в Аме­рике. Среди моих сту­ден­тов девушки и юноши, но я нена­много старше их. Каждый день я рабо­таю бок о бок со мно­же­ством коллег, муж­чи­нами и жен­щи­нами. Боль­шин­ство из них егип­тяне, но есть аме­ри­канцы и евро­пейцы.

Я люблю свой родной город; в Каире я про­жила всю жизнь. Мне нра­вится мест­ная куль­тура и наш народ, но я устаю от пере­пол­нен­ных тол­пами улиц и интен­сив­ного дви­же­ния. Каждый день мне при­хо­дится решать слож­ней­шую задачу – искать место для пар­ковки авто­мо­биля, утром перед уни­вер­си­те­том, вече­ром – перед домом. В Каире остро стоит про­блема загряз­не­ния окру­жа­ю­щей среды, и на улицах много мусора. Но, несмотря на все про­блемы, я пред­по­чи­таю Каир всем горо­дам мира. Пусть мы не объ­ек­тивны, но у нас гово­рят: «Маср ум эль-дунья», «Египет – мать всего мира».

Я про­чи­тала опи­са­ние мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния, напи­сан­ное Ахма­дом. Сама я не была в Аме­рике, но зна­кома со мно­гими аме­ри­кан­цами, рабо­та­ю­щими и уча­щи­мися в нашем уни­вер­си­тете. Кроме того, я про­вожу много вре­мени в интер­нете и слежу за теку­щими собы­ти­ями. Мне понра­ви­лось то, как мой брат раз­де­лил тре­во­жа­щие нас вопросы на три кате­го­рии: про­по­ведь запад­ных хри­стиан, запад­ные хри­сти­ане как носи­тели про­по­веди, и то, почему для нас немыс­лимо отречься от соб­ствен­ной куль­туры, чтобы при­нять евро­пей­скую или аме­ри­кан­скую куль­туру и стать хри­сти­а­нами. Наш народ имеет глу­бо­кие корни и при­над­ле­жит к циви­ли­за­ции, кото­рой по мень­шей мере пять тысяч лет. Зачем же нам отры­ваться от этих корней, от наших семей, куль­туры и мира, к кото­рому мы при­над­ле­жим? Я пол­но­стью согласна с тем, что напи­сал Ахмад.

Что каса­ется отца, то он один из моих героев. Он очень ува­жа­е­мый врач, но в насто­я­щее время он рабо­тает на пол­ставки. Много лет я видела в нем твер­дость харак­тера и одно­вре­менно мяг­кость – соче­та­ние, дела­ю­щее его пре­крас­ным отцом. Ко мне, как и к Ахмаду, он всегда отно­сился с ува­же­нием, внушая нам чув­ство досто­ин­ства. Таких отцов, как он, мало, и многие подруги по-хоро­шему мне зави­дуют. Очень наде­юсь, что мне пове­зет, и я найду мужа с харак­те­ром, как у отца.

В послед­ние несколько лет все мы видим, что у отца растут опа­се­ния за буду­щее нашей страны. В про­шлом он нико­гда не сим­па­ти­зи­ро­вал фун­да­мен­та­ли­стам. Но после войны в Пер­сид­ском заливе и осо­бенно после 11 сен­тября 2001 года в нем про­изо­шла оче­вид­ная пере­мена – он стал больше сим­па­ти­зи­ро­вать зада­чам, кото­рые ставят перед собой фун­да­мен­та­ли­сты. Раньше он писал много статей в мест­ные газеты с осуж­де­нием ислам­ского фун­да­мен­та­лизма и фун­да­мен­та­ли­стов. Одна­жды фана­тики даже угро­жали ему смер­тью, но он не пере­стал пуб­лично выска­зы­вать свое мнение. Одна­жды он напи­сал статью в мест­ную газету с кри­ти­кой хри­сти­ан­ского фун­да­мен­та­лизма в Аме­рике и задал вопрос, почему хри­сти­ане Запада не кри­ти­куют свой фун­да­мен­та­лизм. Нужно ска­зать, что с идео­ло­гией фун­да­мен­та­лизма он до сих пор не согла­сен, но его при­вле­кает то, что фун­да­мен­та­ли­сты ищут спра­вед­ли­во­сти, смело бро­сают вызов Аме­рике и не согла­ша­ются быть мари­о­нет­ками в руках Запада.

Я про­чи­тала и то, что мой отец доба­вил к ска­зан­ному Ахма­дом, и пол­но­стью согласна с тем, как он изло­жил свои опа­се­ния.

^ Вклад Фатимы

На Западе при­нято рав­нять всех мусуль­ман под одну гре­бенку: нас счи­тают либо фана­ти­ками, либо фун­да­мен­та­ли­стами. Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции гово­рят о нас как о куль­тур­ном моно­лите, но мы очень разные. В мире более мил­ли­арда мусуль­ман. Мы живем на всех кон­ти­нен­тах и гово­рим на разных языках. Среди нас есть и орто­доксы, и сомне­ва­ю­щи­еся, и удо­вле­тво­рен­ные, и обмир­щен­ные, и мистики, и фун­да­мен­та­ли­сты, и пред­ста­ви­тели так назы­ва­е­мого «народ­ного» мусуль­ман­ства. Как ни печально, но многие из нас живут в бед­но­сти и суе­ве­риях.

На Западе многие думают, что в мусуль­ман­ском обще­стве жен­щи­нам нет места. Счи­та­ется, что они живут в тени мужчин и не имеют соб­ствен­ного суще­ство­ва­ния. При этом почему-то забы­вают об Индо­не­зии, где пре­зи­ден­том была жен­щина, и о Паки­стане, где пре­мьер-мини­стром была жен­щина. Индо­не­зия и Паки­стан – мусуль­ман­ские страны с огром­ным насе­ле­нием.

То, что многие жен­щины в мусуль­ман­ском мире при­тес­ня­ются и подав­ля­ются род­ствен­ни­ками-муж­чи­нами, правда. Как ни при­скорбно, эти муж­чины извра­щают наше учение, чтобы дер­жать женщин в узде. Однако это явле­ние рас­про­стра­нено не только среди мусуль­ман, но и среди хри­стиан и евреев. Мой брат Ахмад рас­ска­зы­вал мне о неко­то­рых церк­вах в Аме­рике, в кото­рых жен­щины не допус­ка­ются до руко­во­дя­щих ролей. Что каса­ется евреев и их веры, то, насколько я знаю Ветхий Завет, мно­го­жен­ство в то время было раз­ре­шено. У царя Соло­мона были сотни жен и налож­ниц. Лично я испы­ты­ваю разо­ча­ро­ва­ние и стыд, думая о мусуль­ман­ках, кото­рые живут в неве­же­стве, раб­стве и зави­си­мо­сти. Я жажду дожить до того вре­мени, когда жен­щины в мусуль­ман­ском мире поймут, что на дворе XXI век и научатся жить соот­вет­ственно.

К тому, что напи­сали брат и отец, я хотела бы доба­вить несколько своих мыслей. Пусть это будет взгля­дом пред­ста­ви­тель­ницы обра­зо­ван­ной про­слойки мусуль­ман­ских женщин.

^ Скром­ность и хиджаб

Боль­шую часть своей жизни я соблю­даю пост Рама­дан, хотя и не каждый день месяца. Недавно я решила поститься в тече­ние всего месяца Рама­дан. Кроме того, несколько лет назад я при­няла реше­ние носить хиджаб. Хиджаб – это жен­ский голов­ной платок, скры­ва­ю­щий волосы, но остав­ля­ю­щий лицо откры­тым. Когда мои уни­вер­си­тет­ские друзья уви­дели меня в хиджабе, они спро­сили, не озна­чает ли это, что я начала скло­няться к фун­да­мен­та­лизму. Вовсе нет. Я надела хиджаб, чтобы выра­зить свою жиз­нен­ную пози­цию. Я хотела этим ска­зать, что я чело­век духов­ный, и не хочу, чтобы моя жен­ствен­ность ста­но­ви­лась камнем пре­ткно­ве­ния для мужчин среди сту­ден­тов и коллег.

В семье меня никто не просил наде­вать хиджаб. И я не чув­ствую, что ноше­ние этого голов­ного платка делает меня ущерб­ной. Напро­тив, это при­дает мне уве­рен­но­сти. Тем самым я доношу до окру­жа­ю­щих, что я не лег­ко­до­ступ­ная жен­щина. Я гор­жусь своими мусуль­ман­скими тра­ди­ци­ями и куль­ту­рой и не желаю ассо­ци­и­ро­вать себя с запад­ным секу­ля­риз­мом. Я не хочу, чтобы ко мне отно­си­лись как к пред­мету сек­су­аль­ного вожде­ле­ния. В то же время я не соби­ра­юсь наде­вать платок «никаб», кото­рый остав­ляет откры­тыми только глаза. Его носят фун­да­мен­та­листки. С ними я тоже не хочу иметь ничего общего. Ноше­нием хиджаба я под­чер­ки­ваю, что я обра­зо­ван­ная жен­щина, и спо­собна спра­виться с теми труд­ными зада­чами, кото­рые ставит перед нами совре­мен­ная жизнь. Я живу в мире, но хочу избе­жать обмир­ще­ния.

Перед мусуль­ман­ками стоит слож­ная задача – выра­жать свою кра­соту со скром­но­стью. Кра­соту может хорошо выра­зить лицо, а сама кра­сота коре­нится внутри чело­века. Внеш­няя кра­сота под­чер­ки­ва­ется чув­ством уве­рен­но­сти в себе, зре­ло­стью в поступ­ках и чело­ве­че­ским досто­ин­ством, а не чув­ствен­но­стью. Для нас секс – част­ное дело, и чело­век должен хра­нить свое цело­муд­рие до вступ­ле­ния в брак.

Жен­ская при­вле­ка­тель­ность должна быть тонкой и слож­ной, иначе мы захо­тим быть соблаз­ни­тель­ными. Мне не нра­вится, что запад­ные реклам­ные агент­ства навя­зы­вают запад­ным жен­щи­нам опре­де­лен­ный образ мыслей. Запад­ная реклама учит, что жен­щина может иметь власть, только если она выгля­дит сек­су­ально. Неуди­ви­тельно, что эта инфор­ма­ци­он­ное дав­ле­ние при­во­дит к таким резуль­та­там, как под­рост­ко­вая бере­мен­ность, ано­рек­сия, болезни, пере­да­ва­е­мые поло­вым путем, сожи­тель­ства и имплан­та­ция груди. Думаю, со сто­роны мусуль­ман­ских женщин было бы непра­вильно исполь­зо­вать свою жен­скую при­вле­ка­тель­ность с целью мани­пу­ли­ро­ва­ния и заво­е­ва­ния рабо­чих мест. Кто посту­пает подоб­ным обра­зом, роняет свое досто­ин­ство.

В отно­ше­нии сви­да­ний и вступ­ле­ния в брак скажу, что, будучи под­рост­ком, я счи­тала, что пра­виль­ный брак может быть только с тем, в кого ты влюб­лен. Но теперь, когда я стала взрос­лой, я смотрю на это иначе. Я убеж­дена, что влю­бив­шийся рано или поздно раз­лю­бит пред­мет своей стра­сти. Осно­ва­нием для брака должно быть посвя­ще­ние себя дру­гому чело­веку, а не чув­ство влюб­лен­но­сти. Я бы хотела, чтобы мои роди­тели внесли вклад в мое заму­же­ство. В нашей куль­туре высоко ценятся браки по дого­во­рен­но­сти.

Мусуль­манка выхо­дит замуж за чело­века, кото­рый не ото­рван от своей семьи, но имеет проч­ные связи со своими род­ствен­ни­ками, как ближ­ними, так и даль­ними. Сов­ме­сти­мость должна быть не только между супру­гами, но и между их семьями. Когда мусуль­мане испы­ты­вают труд­но­сти в браке, под­держку и совет они полу­чают от обеих семей. Наши семьи нук­ле­ар­ные, но они прочно свя­заны со своими род­ствен­ни­ками систе­мой род­ствен­ных связей. В резуль­тате мы испы­ты­ваем чув­ство при­над­леж­но­сти. Когда я выйду замуж и рожу детей, я пла­ни­рую несколько лет про­ве­сти дома и зани­маться вос­пи­та­нием детей. Конечно, в том случае, если мой муж сможет обес­пе­чи­вать всю семью. Роль хра­ни­тель­ницы очага и вос­пи­та­теля детей ничуть не при­ни­жает моего жен­ского досто­ин­ства. Напро­тив, я буду вно­сить свой вклад в фор­ми­ро­ва­ние сле­ду­ю­щего поко­ле­ния, уча их зре­ло­сти и страху Божьему.

Если уни­вер­си­тет не даст мне воз­мож­но­сти про­ве­сти дома несколько лет, не теряя работы, то у меня есть выход. Я не одна. Рас­тить детей мне помо­жет семья, глав­ным обра­зом мать. Я очень уважаю маму за то, как она вырас­тила нас. Она нико­гда не чер­пала чув­ство соб­ствен­ного досто­ин­ства в работе. Глав­ным для нее всегда было то, кем она явля­ется, и к чему она при­звана.

Воз­можно, я опи­сы­ваю свое буду­щее слиш­ком иде­а­ли­стично. Мой опти­мизм осно­вы­ва­ется на том, что я не при­над­лежу к боль­шой семье. Немно­гие мусуль­манки могут полу­чить такую работу, как у меня, и зача­стую не имеют свет­лых надежд на буду­щее.

Видите ли, ислам это не просто система пред­став­ле­ний о Боге. Для нас ислам – это куль­тура, миро­воз­зре­ние, образ жизни. Что же можно ска­зать о Коране? Каково учение Корана о жен­щине?17)

^ Место жен­щины в Коране

В исламе Коран тол­ку­ется по-раз­ному. По этой при­чине у нас много раз­лич­ных тече­ний и школ ислам­ского права. Насколько я пони­маю, в хри­сти­ан­стве тоже суще­ствует боль­шое раз­но­об­ра­зие тол­ко­ва­ний. Я не считаю себя тра­ди­ци­он­ной мусуль­ман­кой или фун­да­мен­та­лист­кой; скорее я –про­грес­сив­ная обра­зо­ван­ная мусуль­манка, глу­боко уко­ре­нен­ная в ислам­ской куль­туре. Я вижу себя чело­ве­ком, уко­ре­нен­ным в исламе, и в то же время чело­ве­ком откры­тым, мусуль­ман­кой, живу­щей в XXI веке.

Я при­дер­жи­ва­юсь мнения, что все откро­ве­ния Корана были явлены про­року в опре­де­лен­ное время и в опре­де­лен­ном исто­ри­че­ском кон­тек­сте. К тому же они были нис­по­сланы как в общих, так и в част­ных обсто­я­тель­ствах. Поэтому тол­ко­вать тексты Корана сле­дует в свете исто­ри­че­ского кон­тек­ста и в соот­вет­ствии с духом Корана, избе­гая бук­ва­лизма.

Многие суры отно­сятся исклю­чи­тельно к вре­ме­нам про­рока, тогда как другие имеют уни­вер­саль­ное при­ло­же­ние. Лак­му­со­вой бумаж­кой при тол­ко­ва­нии Корана явля­ется дух Корана. Напри­мер, во дни про­рока Мухам­меда поли­га­мия поощ­ря­лась с совер­шенно кон­крет­ной целью – чтобы раз­ре­шить сло­жив­шу­юся исто­ри­че­скую ситу­а­цию. В войнах поги­бало много мужчин, и после них оста­ва­лось боль­шое коли­че­ство вдов. В такой ситу­а­ции их ждала либо бед­ность, либо про­сти­ту­ция. Поэтому Бог по мило­сти Своей указал про­року в Коране на воз­мож­ность мно­го­жен­ства. Эта прак­тика стала про­яв­ле­нием мило­сер­дия, чтобы вдовы могли чув­ство­вать себя мате­ри­ально и эмо­ци­о­нально защи­щен­ными и чтобы у них был дом и семья. Неко­то­рые муж­чины, побор­ники мусуль­ман­ского тра­ди­ци­о­на­лизма, зло­упо­треб­ляют этой прак­ти­кой и берут себе много жен, чтобы удо­вле­тво­рять соб­ствен­ную похоть. Они идут против духа Корана, когда прак­ти­куют мно­го­жен­ство не ради мило­сер­дия и любви, а из эго­изма, потвор­ствуя стра­стям.

Среди мужчин-тра­ди­ци­о­на­ли­стов есть и такие, кото­рые выво­дят из Корана, будто жен­щины – слабые и низшие созда­ния, пороч­ные по своей при­роде, умственно несо­вер­шен­ные и духовно огра­ни­чен­ные. Все, что ска­зано в этой связи в Коране и Хади­сах (жизнь и учение про­рока), по всей веро­ят­но­сти, отно­си­лось к кон­крет­ной исто­ри­че­ской ситу­а­ции. В наше время все обстоит иначе. К несча­стью, мусуль­манки вот уже много веков живут в мире, в кото­ром доми­ни­руют муж­чины, а те при­сво­или себе исклю­чи­тель­ное право на тол­ко­ва­ние Корана. Печально думать, что в целом жен­щи­нам при­над­ле­жит лишь 1/1000 миро­вых богатств, хотя они состав­ляют 50 про­цен­тов насе­ле­ния пла­неты. Такая неспра­вед­ли­вость ясно гово­рит о том, что Бог в этих стра­нах не явля­ется дей­стви­тель­ным пра­ви­те­лем. Убеж­дена, что это при­ло­жимо ко всем рели­гиям. Наси­лие, угне­те­ние, неспра­вед­ли­вость и дес­по­тизм – извра­ще­ние истин­ной рели­гии, с кото­рым нужно бороться. По своему духу ислам – рели­гия, соглас­ная с чело­ве­че­ской при­ро­дой, и при пра­виль­ном ее пони­ма­нии она при­но­сит плоды спра­вед­ли­во­сти и равен­ства.

В отли­чие от хри­сти­ан­ской версии, в Коране при­чи­ной гре­хо­па­де­ния была не одна Ева. Иску­ше­нию под­верг­лись как Адам, так и Ева; оба они пре­не­брегли пре­ду­пре­жде­ни­ями, что и при­вело к гре­хо­па­де­нию. Вина лежит на обоих пра­ро­ди­те­лях, поэтому Коран и дает муж­чи­нам и жен­щи­нам равные воз­мож­но­сти: «Муж­чи­нам – соот­вет­ству­ю­щая доля из того, что они при­об­рели, а жен­щи­нам – под­хо­дя­щая доля из того, что они при­об­рели» (Сура 4, айят 32).

Что каса­ется наслед­ства, то, согласно Суре 4, айяту 11, сын имеет право на две трети, а дочь только на одну треть. Спра­вед­ливо ли это? Эта кажу­ща­яся неспра­вед­ли­вость, потому что из кон­тек­ста мы видим, что доля дочери пред­на­зна­чена только для нее. Доля же муж­чины состоит из двух частей: одна треть для него, а вторая треть – для его семьи, для содер­жа­ния жены и детей. Сын полу­чает допол­ни­тель­ную долю наслед­ства, чтобы быть в состо­я­нии про­кор­мить семью.

В отно­ше­нии духов­ных спо­соб­но­стей полов и тре­бо­ва­ний, предъ­яв­ля­е­мых Кора­ном к муж­чи­нам и жен­щи­нам, мы видим равен­ство и отсут­ствие каких-либо раз­ли­чий. В Коране ясно гово­рится: «Поис­тине, для обра­тив­шихся в ислам, т. е. мусуль­ман и мусуль­ма­нок, для веру­ю­щих (мужчин и женщин) в Аллаха и в Его послан­ника, для послуш­ных, пови­ну­ю­щихся Аллаху мужчин и женщин, верных в своих словах, дея­ниях, наме­ре­ниях, для тер­пе­ли­вых мужчин и женщин, пере­но­ся­щих труд­но­сти, покор­ных Аллаху, для мужчин и женщин, пода­ю­щих мило­стыню, соблю­да­ю­щих пред­пи­сан­ный пост и допол­ни­тель­ный – бого­угод­ный – пост (нафилу), для хра­ня­щих свое цело­муд­рие и для мужчин и женщин, мно­го­кратно поми­на­ю­щих Аллаха в серд­цах, в речах, в мыслях, уго­то­вил Аллах про­ще­ние грехов и вели­кую награду за их деяния» (Сура 33, айят 35).

Между муж­чи­нами и жен­щи­нами, живу­щими по учению Корана, нет раз­ли­чий: «Поис­тине, тем, кто уве­ро­вал в Аллаха и творил добро, будут уго­то­ваны рай­ские сады бла­жен­ства» (Сура 31, айят 8).

Коран учит как мужчин, так и женщин почи­тать роди­те­лей: «Твой Гос­подь пове­лел, чтобы ты покло­нялся только Ему, любил своих роди­те­лей и отно­сился к ним с почте­нием. Если один из них осла­беет, или они оба достиг­нут глу­бо­кой ста­ро­сти, не говори им пло­хого слова, не кричи на них, а говори им лас­ко­вые слова, выра­жа­ю­щие любовь, доб­роту и ува­же­ние. Будь добр, смирен и мило­сер­ден к ним и говори: «Гос­поди! Поми­луй их, как они мило­вали и вос­пи­ты­вали меня, когда я был мал»» (Сура 14, айяты 23–24). Это тре­бо­ва­ние отно­сится как к сыно­вьям, так и к доче­рям, а почте­ние сле­дует ока­зы­вать и отцам, и мате­рям.

Что же про­изо­шло в исто­рии ислама? После смерти про­рока воз­ро­ди­лось пат­ри­ар­халь­ное обще­ство. Рели­гию исполь­зо­вали для оправ­да­ния обы­чаев пле­мени. Как ни при­скорбно, ислам, вместо того чтобы изме­нять пле­мен­ное обще­ство, стал ору­дием в руках пат­ри­ар­халь­ной системы. Но суще­ствуют доста­точ­ные сви­де­тель­ства в пользу того, что во время жизни про­рока и после его смерти в исламе было немало вли­я­тель­ных и спо­соб­ных женщин.18)

^ Мусуль­ман­ские жен­щины

Я рас­скажу о трех жен­щи­нах-мусуль­ман­ках, живших на заре ислама. Они являют собой яркое сви­де­тель­ство того, какими были жен­щины в те вре­мена.

^ Хади­джа

Хади­джа – первая жена про­рока Мухам­меда. До ее смерти у Мухам­меда не было других жен. Хади­джа была жен­щи­ной бога­той и финан­сово неза­ви­си­мой еще до заму­же­ства. У нее было соб­ствен­ное дело, а Мухам­мед в юности рабо­тал на нее. Когда речь зашла о браке, Хади­джа взяла на себя ини­ци­а­тиву и сде­лала Мухам­меду пред­ло­же­ние в пись­мен­ной форме. Она была неза­ви­си­мой, уве­рен­ной в себе жен­щи­ной, что едва ли соот­вет­ствует образу пас­сив­ной и покор­ной рабыни. Она была на пят­на­дцать лет старше Мухам­меда, и ее назы­вали «мате­рью всех верных».

^ Фатима

Фатима – дочь про­рока Мухам­меда. Она была сви­де­тель­ни­цей гоне­ний на своего отца в период Мекки за то, что он веро­вал в еди­ного Бога, и под­дер­жи­вала его во всем. Она являет собой пример стой­ко­сти и выдержки в тяже­лых обсто­я­тель­ствах. После смерти отца и вступ­ле­ния в брак с Али она про­явила поли­ти­че­ское муже­ство, про­ти­во­став реше­нию мусуль­ман­ского боль­шин­ства, кото­рое избрало первым хали­фом Абу Бакра, тогда как счи­тала, что право быть первым хали­фом при­над­ле­жит Али. До самой смерти она оста­ва­лась в поли­ти­че­ской оппо­зи­ции. Фатиму знают как дочь про­рока, жену чет­вер­того халифа Али, и мать внуков про­рока. В исто­рии она сыг­рала клю­че­вую роль, и я гор­жусь, что ношу ее имя.

^ Айша

Айша была одной из жен про­рока Мухам­меда. Это была поли­ти­че­ски даль­но­вид­ная жен­щина, сыг­рав­шая важ­ней­шую роль в раз­ви­тии ислама после смерти мужа. Именно к ней вос­хо­дит мусуль­ман­ская тра­ди­ция, повест­ву­ю­щая о жизни и учении про­рока Мухам­меда. Она явля­ется созда­тель­ни­цей наи­бо­лее досто­вер­ных тек­стов, вошед­ших в лите­ра­туру хадис. Это была смелая жен­щина: она не только открыто выра­жала свои взгляды, но и муже­ственно отве­чала на вызов тех, кто творил без­за­ко­ние.

Тяже­лое поло­же­ние мусуль­ман­ских женщин в сего­дняш­нем мире объ­яс­ня­ется не нашей рели­гией, а тем, что рели­гия стала ору­дием мани­пу­ля­ции в руках пат­ри­ар­халь­ного обще­ства. В Коране же мы нахо­дим ясное сви­де­тель­ство в пользу жен­ского руко­вод­ства: «Я нашел там жен­щину, кото­рая правит наро­дом Сабы. Ей даро­ваны все блага зем­ного мира. У нее вели­кий трон, дока­зы­ва­ю­щий вели­чие ее цар­ства и мощь ее власти» (Сура 27, айят 23).

Вот то, что я хотела доба­вить к напи­сан­ному братом и отцом отно­си­тельно мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния.

Читая письмо Фатимы, кото­рое пере­слал мне Ахмад, я про­никся глу­бо­ким ува­же­нием не только к нему, но и ко всей его семье, и почув­ство­вал искрен­нее состра­да­ние к ним и к таким же, как они, мусуль­ма­нам.

^Глава 5

^Сила исход­ных допу­ще­ний

«Только биб­лей­ские допу­ще­ния могут быть вер­ными»,
– веру­ю­щий из Син­га­пура.

Одна­жды Ахмад сказал мне сле­ду­ю­щее: «Похоже, что и у хри­стиан, и мусуль­ман есть свои исход­ные допу­ще­ния, на кото­рых стро­ятся все даль­ней­шие рас­суж­де­ния. Если бы мы разо­бра­лись с этими допу­ще­ни­ями, то смогли бы лучше понять друг друга».

Каждый год, в январе, я про­вожу в Колум­бий­ском меж­ду­на­род­ном уни­вер­си­тете недель­ный семи­нар «Ислам в XXI веке». Как-то один из сту­ден­тов, кото­рый всегда сооб­щает мне о появ­ле­нии новых веб-сайтов и статей, при­слал мне письмо со ссыл­кой на сле­ду­ю­щий веб-сайт (MEMRI: The Middle East Media Research Institute http://memritv.org). Ресурс ока­зался очень полез­ным. Мне хоте­лось дер­жать руку на пульсе обще­ствен­ного мнения мусуль­ман Ирака, и я начал про­смат­ри­вать видео­ро­лики, содер­жа­щие крат­кое изло­же­ние про­по­ве­дей, зву­ча­щих в ирак­ских мече­тях по пят­ни­цам. Про­по­веди выло­жены на араб­ском языке с англий­скими суб­тит­рами. Меня шоки­ро­вало то, как прямо и откро­венно про­по­вед­ники громят Изра­иль и Аме­рику и молятся о том, чтобы Бог излил на них Свой гнев. Но одно­вре­менно с этим я увидел и услы­шал то, что слышат мусуль­мане в пере­пол­нен­ных мече­тях каждую пят­ницу.

Есть и вторая сто­рона медали. Два­дцать пер­вого марта 2006 года Аль-Джа­зира выпу­стила в прямой эфир по спут­ни­ко­вому теле­ви­де­нию дебаты между еги­пет­ским спе­ци­а­ли­стом по исламу и док­то­ром Вафой Султан, жен­щи­ной араб­ского про­ис­хож­де­ния, кото­рая в насто­я­щее время живет в Соеди­нен­ных Штатах. На канале Аль-Джа­зира это теле­шоу назы­ва­ется «Другой взгляд» и поль­зу­ется огром­ной попу­ляр­но­стью во всем араб­ском мире. Видео­ро­лик, кото­рый я про­смот­рел, выло­жен в резю­ми­ро­ван­ном виде на выше­упо­мя­ну­том сайте (MEMRI) с англий­скими суб­тит­рами. Д‑р. Султан родом из Сирии и имеет мусуль­ман­ские корни. О себе она гово­рит как о свет­ском чело­веке, не испо­ве­ду­ю­щим веры в сверхъ­есте­ствен­ное. В ходе деба­тов она под­вергла ислам и мусуль­ман жесто­чай­шей кри­тике, обви­няя их в вар­вар­стве.

На Западе многие при­дер­жи­ва­ются мнения, что на сего­дня глав­ная война в мире – это война с тер­ро­риз­мом. Я же убеж­ден, что в наше время раз­во­ра­чи­ва­ется более мас­штаб­ный и серьез­ный кон­фликт с намного более опас­ными послед­стви­ями для всего мира и рас­про­стра­не­ния Еван­ге­лия в буду­щем. Чем дольше мы игно­ри­руем эту мас­штаб­ную войну, тем слож­нее нам будет справ­ляться с ее послед­стви­ями. Речь идет не о войне с исла­мом, а овойне внутри самого ислама, как ясно сле­дует из выше­ска­зан­ного. Подроб­ней об этой войне гово­рится по ходу главы.

^Граж­дане Цар­ства

На про­тя­же­нии этой книги я буду пред­став­лять вашему вни­ма­нию ряд допу­ще­ний, кото­рые сле­дует под­верг­нуть здра­вой кри­тике как с пози­ции Писа­ния, так и с пози­ции пра­виль­ного взгляда на мусуль­ман и их миро­воз­зре­ния. Все наши рас­суж­де­ния, так или иначе, опи­ра­ются на исход­ные допу­ще­ния. Таким обра­зом, перед каждым из нас стоит задача выявить лежа­щие в основе наших суж­де­ний допу­ще­ния и взгля­нуть на них через призму Писа­ния и через призму мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния. Одно допу­ще­ние я уже назы­вал ранее: наша глав­ная цель – рас­про­стра­не­ние Еван­ге­лия среди наро­дов, а наше истин­ное граж­дан­ство – граж­дан­ство в Цар­стве Божьем в про­ти­во­по­лож­ность при­над­леж­но­сти к хри­сти­ан­скому миру.

Помните семи­нар, кото­рый я про­во­дил в 1991 году в рамках вос­крес­ной школы для взрос­лых? Участ­ни­кам было пред­ло­жено взгля­нуть и на первую войну в Пер­сид­ском заливе не гла­зами ирак­ских мусуль­ман или аме­ри­кан­ских обы­ва­те­лей, а гла­зами хри­стиан, живу­щих в Аме­рике? В своей книге «Целе­устрем­лен­ная жизнь» Рик Уоррен напо­ми­нает (глава «Жизнь как вре­мен­ный проект»), что, согласно биб­лей­скому учению, жизнь чело­века мимо­летна. На земле мы лишь крат­кий миг. Библия опи­сы­вает его как пар, появ­ля­ю­щийся на корот­кое время и быстро исче­за­ю­щий. Пастор Уоррен пишет:

«Пред­ставьте, что пра­ви­тель­ство вашей страны напра­вило вас в каче­стве посла во враж­деб­ную дер­жаву. Скорее всего, вам при­дется выучить другой язык и при­спо­со­биться к обы­чаям и куль­туре этого народа, чтобы соблю­дать пра­вила веж­ли­во­сти и успешно выпол­нять воз­ло­жен­ную на вас миссию. Будучи послом, вы не можете изо­ли­ро­вать себя от врага. Миссия тре­бует от вас кон­такта, обще­ния с ним. Но пред­ставьте, что вы так «при­тер­лись» к этой стране, так искренне полю­били ее, что теперь пред­по­чи­та­ете ее своей родине. Это озна­чает, что вы уже не верны своей родине, а при­сяг­нули на вер­ность другой дер­жаве. Вы уже не можете быть послом. Вместо того чтобы пред­став­лять инте­ресы своей страны, вы начи­на­ете дей­ство­вать как ее враг, ста­но­ви­тесь пре­да­те­лем».19)

Как же сле­дует в свете всего выше­ска­зан­ного отно­ситься к мусуль­ма­нам, обра­тив­шимся ко Христу? Сего­дня ко Христу при­хо­дит мно­же­ство людей с мусуль­ман­скими кор­нями, кото­рые не гово­рят на моем языке и не при­над­ле­жат к моему народу и моей стране? Отно­шусь ли я к ним как к бра­тьям и сест­рам, хочу ли общаться с ними и молиться за них? Или я более предан соци­аль­ным и поли­ти­че­ским уль­тра­кон­сер­ва­то­рам среди моих сооте­че­ствен­ни­ков, кото­рые раз­де­ляют мои кон­сер­ва­тив­ные поли­ти­че­ские взгляды, но не имеют жела­ния жить ради Христа?

^Уме­рен­ные мусуль­мане и фана­тики

Сле­ду­ю­щее мое допу­ще­ние звучит так: уме­рен­ные, откры­тые мусуль­мане быст­рее при­ни­мают Еван­ге­лие, чем фана­тики.

Я знаю одного брата, хри­сти­а­нина, кото­рый выгля­дит как Усама бин Ладен. Еще недавно он раз­де­лял и взгляды послед­него. И все же он – вопло­ще­ние того, что я имею в виду под уме­рен­но­стью и откры­то­стью. В его духов­ном пути был момент, когда он начал честно и непред­взято иссле­до­вать неко­то­рые бого­слов­ские аспекты ислама. Вслед за этим настал период сомне­ний, закон­чив­шийся поис­ком Бога в Новом Завете. В конце концов он узнал Христа. В апреле 2005 года этого чело­века аре­сто­вали и поса­дили в тюрьму. Жена смогла в первый раз наве­стить его только спустя три месяца. Он оста­вался в заклю­че­нии за веру во Христа два года, хотя это про­ти­во­за­конно. Все это время он провел в оди­ноч­ной камере под землей в нече­ло­ве­че­ских усло­виях. Это была плата за вер­ность обре­тен­ному Гос­поду Иисусу Христу. Ему ска­зали, что его отпу­стят только в том случае, если он согла­сится стать инфор­ма­то­ром и сооб­щать о других мусуль­ма­нах, обра­тив­шихся ко Христу. Он отка­зался и попла­тился двумя годами тюрьмы.

Между фун­да­мен­та­ли­стами и фана­ти­ками есть раз­ница. Фун­да­мен­та­ли­сты– это пре­дан­ные мусуль­мане, кото­рые стоят на бук­валь­ном истол­ко­ва­нии дог­ма­тов ислама. Они глу­боко пре­данны исламу и готовы на любые жертвы ради веры в Бога. Ими движет кон­крет­ное истол­ко­ва­ние ислама и глу­бо­кая пре­дан­ность вере. Апо­стол Павел, опи­сы­вая свое иудей­ское про­шлое в Флп.3, изоб­ра­зил себя убеж­ден­ным фун­да­мен­та­ли­стом. После встречи со Хри­стом его неуме­рен­ная рев­ность о Боге изме­нила русло.

Что же каса­ется фана­ти­ков, то я опре­де­ляю их иначе. В тол­ко­вом сло­варе ска­зано, что фана­тик – это чрез­мерно увле­чен­ный, непо­мерно рев­ност­ный чело­век. Мне кажется, это слиш­ком мягкое опре­де­ле­ние. Убеж­ден, что в первую оче­редь фана­ти­ками движет не вера, а нена­висть и само­до­воль­ство. Они напа­дают на любого, кто дерз­нет с ними не согла­ситься, и ведут себя как закон­ники и лице­меры. Они подобны фари­сеям в Новом Завете. Лично я нахожу, что слож­нее всего найти кон­такт именно с фана­ти­че­ски настро­ен­ными мусуль­ма­нами. Многие фун­да­мен­та­ли­сты фана­тичны, но не все.

^Спра­вед­ли­вость и все­вла­стие Бога

Сле­ду­ю­щее допу­ще­ние можно сфор­му­ли­ро­вать так: все­вла­стие Бога-Все­дер­жи­теля не только не про­ти­во­ре­чит, но и нераз­рывно свя­зано с нашей чело­ве­че­ской ответ­ствен­но­стью за то, чтобы «дей­ство­вать спра­вед­ливо, любить дела мило­сер­дия и сми­рен­но­муд­ренно ходить пред Богом твоим» (Мих.6:8). Все­вла­стие Бога – это одна сто­рона медали, а чело­ве­че­ская ответ­ствен­ность – другая сто­рона той же медали. Иисус – Князь мира, но Он же сказал: «Бла­женны миро­творцы» (Мф.5:9). Отказ от одной из этих сторон при­во­дит к тому, что мы начи­наем посту­пать неспра­вед­ливо во имя Бога, или впа­даем в без­дей­ствие и сни­маем с себя всякую ответ­ствен­ность.

Недавно, когда я читал Книгу Бытия, меня пора­зил кон­траст между Авра­амом и Иако­вом. Бог уже даро­вал Авра­аму Землю Обе­то­ван­ную, однако в Быт.23 Авраам наста­и­вает на том, что ему необ­хо­димо запла­тить за место погре­бе­ния Сарры. Уве­рен­ность в том, что Бог даро­вал ему землю, не осво­бо­дила его от ответ­ствен­но­сти дей­ство­вать спра­вед­ливо и не дала ему право просто занять обе­щан­ную ему землю или взять ее силой. С Иако­вом же все было иначе. В Быт.27 мы читаем, что Бог даро­вал бла­го­сло­ве­ние ему, а не Исаву, однако Иакову было трудно пове­рить в то, что Бог осу­ще­ствит Свои наме­ре­ния. Обе­щан­ное Богом Иаков взял с помо­щью обмана и лукав­ства, а не через дове­рие Богу и пра­вед­ные дела. Что же отве­тил Бог?

^Вели­кая война

Еще одно важ­ней­шее допу­ще­ние, кото­рое я делаю в отно­ше­нии мусуль­ман, звучит так: боль­шин­ство мусуль­ман раз­ры­ва­ются между двумя пози­ци­ями. Уме­рен­ные и откры­тые мусуль­мане тянут их в сто­рону уме­рен­но­сти и откры­то­сти, а ислам­ские фун­да­мен­та­ли­сты тянут их в сто­рону фун­да­мен­та­лизма. Я исхожу из допу­ще­ния, что мы, хри­сти­ане, пра­ви­тель­ство США, Китая, Европы и других круп­ных госу­дарств, должны попы­таться скло­нить чашу весов в сто­рону уме­рен­но­сти и откры­то­сти путем под­держки уме­рен­ных мусуль­ман.

В сего­дняш­нем мире раз­во­ра­чи­ва­ется круп­но­мас­штаб­ный кон­фликт за умы и души мусуль­ман. Джон Мид в своей книге «Новая миро­вая война» (John Mead, The New World War) дает сле­ду­ю­щие опре­де­ле­ния трем кате­го­риям мусуль­ман:

  • «Куль­тур­ные» мусуль­мане: мусуль­мане, при­дер­жи­ва­ю­щи­еся скорее куль­тур­ных тра­ди­ций, чем кано­нов рели­гии. Иначе говоря, они просто роди­лись в ислам­ской стране.
  • Мусуль­мане Корана: мусуль­мане, испо­ве­ду­ю­щие ислам­скую веру и сле­ду­ю­щие ясному учению Корана. Они при­ла­гают усилия, чтобы в точ­но­сти испол­нять учение Корана в своей повсе­днев­ной жизни. Неко­то­рые пред­ста­ви­тели этой группы отно­сятся к фун­да­мен­та­ли­стам.
  • Воин­ствен­ные мусуль­мане: мусуль­мане, активно защи­ща­ю­щие свою веру путем воору­жен­ного кон­фликта и/или дру­гими стра­те­ги­че­скими сред­ствами, наце­лен­ными на уни­что­же­ние или под­чи­не­ние нему­суль­ман, кото­рые, с их точки зрения, пред­став­ляют собой угрозу для мусуль­ман­ского насе­ле­ния в част­но­сти и для ислам­ской циви­ли­за­ции в целом».20) К этой группе отно­сятся неко­то­рые фун­да­мен­та­ли­сты и все воин­ственно и фана­тично настро­ен­ные мусуль­мане.

В начале XX века самой вли­я­тель­ной груп­пой в мусуль­ман­ском мире были так назы­ва­е­мые «куль­тур­ные» мусуль­мане. На свои страны они ока­зы­вали огром­ное вли­я­ние и про­дви­гали совре­мен­ные идеи и свет­ское обра­зо­ва­ние. Состо­я­ние ислама в те вре­мена можно пред­ста­вить сле­ду­ю­щей диа­грам­мой. На тре­уголь­нике с тупым углом вверху мы видим, что воин­ствен­ные мусуль­мане, или фун­да­мен­та­ли­сты, играют незна­чи­тель­ную роль. Пунк­тир­ная линия озна­чает, что неко­то­рое число воин­ствен­ных мусуль­ман отсе­и­ва­лось во вторую кате­го­рию – мусуль­мане Корана. Вторая пунк­тир­ная линия обо­зна­чает про­цесс посте­пен­ного отсе­и­ва­ния мусуль­ман Корана в огром­ную и вли­я­тель­ную про­слойку «куль­тур­ных» мусуль­ман.

pic1

В наши дни ситу­а­ция изме­ни­лась корен­ным обра­зом. Тре­уголь­ник теперь направ­лен тупым углом вниз. Уме­рен­ные и откры­тые мусуль­мане, такие как д‑р Вафа Султан и другие, состав­ляют мень­шин­ство, и их голоса заглу­ша­ются фана­тич­ным ревом фун­да­мен­та­ли­стов, кото­рые вещают в мече­тях Ирака и других мусуль­ман­ских стран по пят­ни­цам. В арсе­нале фун­да­мен­та­ли­стов реаль­ные и нераз­ре­шен­ные недо­воль­ства, кото­рые поз­во­ляют им без осо­бого труда скло­нять на свою сто­рону широ­кие массы и вер­бо­вать доб­ро­воль­цев. На сле­ду­ю­щей диа­грамме пока­зано состо­я­ние ислам­ского мира сего­дня. Как уже было ска­зано, я исхожу из допу­ще­ния, что мы, хри­сти­ане, а также пра­ви­тель­ство США, Китая, Европы и других круп­ных госу­дарств, должны сыг­рать свою роль в том, в какую сто­рону кач­нется чаша весов. Либо своими дей­стви­ями мы укре­пим пози­ции фун­да­мен­та­ли­стов и фана­ти­ков, либо мы под­дер­жим и укре­пим пози­ции уме­рен­ных мусуль­ман. Кроме того, те, кто обща­ется с мусуль­ма­нами, должны осо­знать зна­чи­мость своей роли в этих отно­ше­ниях. Либо мы скло­няем мусуль­ман к откры­то­сти и ко Христу, либо мы под­ли­ваем масла в огонь фана­тизма.

pic2

Пунк­тир­ная линия сверху пока­зы­вает, что срав­ни­тельно малый про­цент «куль­тур­ных» мусуль­ман отсе­и­ва­ется через пунк­тир­ную линию в кате­го­рию мусуль­мане Корана. Вторая пунк­тир­ная линия пока­зы­вает, что все боль­шее коли­че­ство мусуль­ман Корана отсе­и­ва­ется в ряды воин­ству­ю­щих мусуль­ман. Успех орга­ни­за­ции Хамас на выбо­рах в Пале­стине в фев­рале 2006 года – лишь один из фактов, под­твер­жда­ю­щих подоб­ное поло­же­ние дел.

Идет война за умы и души пред­ста­ви­те­лей мусуль­ман­ского мира. Перед мусуль­ма­нами стоит выбор: скло­ниться в сто­рону уме­рен­ного ислама и стать откры­тыми, или скло­ниться в сто­рону ислам­ского фун­да­мен­та­лизма и фана­тизма. Напря­же­ние, создав­ше­еся в мусуль­ман­ском мире, можно пред­ста­вить и такой схемой:

pic3

Раз­мыш­ляя над темами, затро­ну­тыми Ахма­дом, полезно задать себе сле­ду­ю­щий вопрос: как я могу помочь мусуль­ма­нам, кото­рых знаю лично или вижу на улице, скло­ниться в сто­рону уме­рен­но­сти и откры­то­сти, а не в сто­рону фана­тизма? В конце концов, все мы хотим, чтобы наши зна­ко­мые мусуль­мане при­бли­зи­лись ко Христу хотя бы на один шаг.

^Исто­рия двух сту­ден­тов

Мой стар­ший брат при­е­хал в Соеди­нен­ные Штаты в 50‑х годах про­шлого века в каче­стве сту­дента по обмену, когда посту­пил в маги­стра­туру на инже­нер­ный факуль­тет. Наши роди­тели знали Гос­пода, но не знали, как доне­сти до нас Еван­ге­лие. В резуль­тате мы оба выросли номи­наль­ными хри­сти­а­нами и боя­лись Бога исклю­чи­тельно как гнев­ного Судию. В Аме­рике мой брат встре­тил Христа. К Гос­поду его при­влекли еван­гель­ские веру­ю­щие, с кото­рыми он позна­ко­мился в Аме­рике в то время. Вер­нув­шись на Ближ­ний Восток, он стал делиться с нами Благой вестью, и Еван­ге­лие посте­пенно начало про­ни­кать в нашу жизнь. Ко Христу я пришел бла­го­даря брату и другим хри­сти­а­нам.

Саид Кутб также был меж­ду­на­род­ным сту­ден­том, при­е­хав­шим в Аме­рику из Египта, но его опыт был иным. Родился он в 1906 году и в юно­ше­ском воз­расте выучил наизусть весь Коран.21) Во время учебы в школе и кол­ле­дже Саид отошел от Бога и стал номи­наль­ным, то есть «куль­тур­ным» мусуль­ма­ни­ном. Тем не менее, он про­дол­жал насла­ждаться лите­ра­тур­ными досто­ин­ствами Корана. По окон­ча­нии педа­го­ги­че­ского кол­ле­джа Саид рабо­тал учи­те­лем в госу­дар­ствен­ных школах Египта. Спустя какое-то время пра­ви­тель­ство отдало долж­ное его острому уму, и в 1940 году он был назна­чен инспек­то­ром госу­дар­ствен­ных школ. В это самое время глу­боко пре­дан­ный исламу еги­пет­ский мусуль­ма­нин Хасан аль-Банна стал во главе ста­бильно рас­ту­щей орга­ни­за­ции, извест­ной под назва­нием Мусуль­ман­ское брат­ство. Несмотря на то, что Мусуль­ман­ское брат­ство ока­зы­вало огром­ное вли­я­ние на жизнь мусуль­ман Египта и Ближ­него Востока, Саид Кутб оста­вался номи­наль­ным мусуль­ма­ни­ном. В 1948 году он был направ­лен в Гринли, Коло­радо с особой мис­сией. Еги­пет­ское пра­ви­тель­ство, выде­лив­шее ему сти­пен­дию на обу­че­ние в США, рас­счи­ты­вало на то, что, по воз­вра­ще­нии в Египет, он зай­мется рефор­ми­ро­ва­нием мест­ной обра­зо­ва­тель­ной системы. Кроме того, еги­пет­ское пра­ви­тель­ство наде­я­лось, что, побы­вав в Аме­рике, Саид про­ник­нется запад­ными цен­но­стями. Но за время пре­бы­ва­ния в Аме­рике Саид Кутб пре­вра­тился в ислам­ского фун­да­мен­та­ли­ста! Как это про­изо­шло?

Во-первых, до поездки в Аме­рику он нико­гда не выез­жал за пре­делы Египта. На борту корабля по дороге в Европу, а затем в Аме­рику Саид с тре­во­гой раз­мыш­лял о том, как же он сможет оста­ваться мусуль­ма­ни­ном в Аме­рике, если он не был глу­боко предан исламу, живя в Египте. На волне этих мыслей он снова начал читать Коран, кото­рый когда-то знал наизусть. Чем больше он читал и молился, тем с боль­шей сме­ло­стью он потом раз­го­ва­ри­вал с дру­гими еги­пет­скими мусуль­ма­нами на корабле. Он зада­вал им тот же труд­ный вопрос, кото­рым мучался сам: как они соби­ра­ются оста­ваться вер­ными исламу в Лон­доне или Париже, если, будучи в Египте, они не жили, как насто­я­щие мусуль­мане? Саид стал при­гла­шать людей с корабля в свою каюту, и они вместе читали Коран и моли­лись. В один из вече­ров в его каюту чуть ли не ворва­лась под­вы­пив­шая евро­пей­ская кра­сотка и пред­ло­жила свои услуги. Саид был так напу­ган, что захлоп­нул дверь у нее перед лицом, рухнул на колени и при­нялся горячо молиться.

В Аме­рике его вни­ма­ние при­влекли несколько вещей, и он стал их ана­ли­зи­ро­вать. Как я писал в своей преды­ду­щей книге, «он был впе­чат­лен новыми тех­но­ло­ги­ями, эффек­тив­но­стью системы управ­ле­ния и высо­ким при­о­ри­те­том работы и успеха, но его воз­му­тила реклама и инду­стрия раз­вле­че­ний, кото­рые, по его мнению, пре­вра­тили Аме­рику в страну лице­ме­рия». С точки зрения Саида Кутба, «зацик­лен­ность аме­ри­кан­цев на мате­ри­а­лизме, праг­ма­тизме и поверх­ност­ной рели­ги­оз­но­сти пре­вра­тила их в чисто мате­ри­аль­ные объ­екты без души и духа. Гени­аль­ность в отно­ше­нии про­мыш­лен­ных тех­но­ло­гий и управ­ле­ния сосед­ствует с пол­ней­шей при­ми­тив­но­стью в плане духов­ных и эти­че­ских цен­но­стей».22)

В Аме­рике Кутба раз­дра­жало реши­тельно все: расизм, инди­ви­ду­аль­ная сво­бода раз­врата и пош­ло­сти, эко­но­ми­че­ская система нера­вен­ства, плохие стрижки, баналь­ность, пере­хо­дя­щая в вуль­гар­ность, бра­ко­раз­вод­ные про­цессы, «живот­ное» сме­ше­ние полов, про­ис­хо­див­шее даже в стенах церк­вей в виде парных танцев.

Наблю­дая, с какой любо­вью жители Грили стри­гут лужайки вокруг своих домов, Кутб видел в этом откры­тое про­яв­ле­ние эго­изма и мате­ри­а­лизма. Под маской бла­го­по­лу­чия, думал он, скры­ва­ется опас­ная реаль­ность: про­стые аме­ри­канцы, счи­тав­шие себя сво­бод­ными, на самом деле были поте­рян­ными душами, пой­ман­ными в западню своих жела­ний и стра­стей.

Аме­ри­кан­ское обще­ство не раз­ви­ва­ется, не идет вперед, а утя­ги­вает людей за собой назад, к зве­ри­ному при­ми­ти­визму – к стра­стям. А самым страш­ным для Кутба было то, что подоб­ная транс­фор­ма­ция гро­зила про­изойти и в его соб­ствен­ной стране, Египте, уже сда­вав­шем свои пат­ри­ар­халь­ные пози­ции перед запад­ной «куль­ту­рой».

В Египет Саид Кутб вер­нулся убеж­ден­ным фун­да­мен­та­ли­стом.

Во время пре­бы­ва­ния в Аме­рике про­изо­шло два собы­тия, кото­рые потрясли его до глу­бины души. Во-первых, лико­ва­ние аме­ри­кан­цев по поводу убий­ства Хасана аль-Банны.23) Он пора­зился, как легко аме­ри­канцы создают кари­ка­туры на вели­ких людей, а затем обос­но­вы­вают ими свою нена­висть. Во-вторых, он был потря­сен тем, что Запад, а осо­бенно хри­сти­ане, с огром­ной радо­стью вос­при­няли новость о созда­нии госу­дар­ства Изра­иль. Он не мог понять, как хри­сти­ане, при­зван­ные к спра­вед­ли­во­сти, начи­сто забы­вают о всякой спра­вед­ли­во­сти, когда речь идет о под­держке Изра­иля.

Вер­нув­шись в Египет, Саид Кутб при­со­еди­нился к Мусуль­ман­скому брат­ству и вскоре стал одним из его лиде­ров. Впо­след­ствии он напи­сал целый ряд книг, идеи кото­рых окра­шены впе­чат­ле­ни­ями от Аме­рики и несколь­ких лет, про­ве­ден­ных в тюрь­мах Египта. Одна из его книг носит назва­ние «Под сенью Корана» и цели­ком посвя­щена тол­ко­ва­нию Корана. Но самой извест­ной его книгой счи­та­ется «Веха»; в ней кратко сфор­му­ли­ро­вано бого­сло­вие и фило­со­фия ислам­ского фун­да­мен­та­лизма. В 1966 году Саид Кутб был пове­шен при пре­зи­денте Джа­мале Абдуле Насере. В те дни пра­ви­тель­ство Египта решило, что они пол­но­стью иско­ре­нили ислам­ский фун­да­мен­та­лизм.

После про­чте­ния несколь­ких книг Саида Кутба я пришел к выводу, что никто не может иско­ре­нить ислам­ский фун­да­мен­та­лизм. Мы можем выре­зать целое поко­ле­ние фун­да­мен­та­ли­стов, но, если обос­но­ван­ные недо­воль­ства мусуль­ман оста­нутся нераз­ре­шен­ными, через несколько лет нам при­дется начи­нать новую войну с новым поко­ле­нием тер­ро­ри­стов. Меня пугает то, что с каждым новым поко­ле­нием нам потре­бу­ется все больше усилий на сдер­жи­ва­ние тер­ро­ризма, поскольку наси­лие порож­дает наси­лие. Между теммы можем обез­ору­жить фана­ти­ков, если напра­вим свои усилия на раз­ре­ше­ние обос­но­ван­ных недо­вольств и пре­тен­зий со сто­роны мусуль­ман Ближ­него Востока и тем самым окажем под­держку уме­рен­ным мусуль­ма­нам, поз­во­лив им самим иско­ре­нить фун­да­мен­та­лизм.

В 1966 году, в тот самый год, когда был пове­шен Саид Кутб, Айман аль-Завахри, в то время тинэй­джер, орга­ни­зо­вал первую группу по уче­ни­че­ству. Уче­ни­ком Кутба Завахри стал, изучая его книги и впи­ты­вая в себя его бого­слов­ские воз­зре­ния. Айман аль-Завахри – второй чело­век в Аль-Каиде и, можно ска­зать, ее моз­го­вой центр. Мухам­мед Кутб, родной брат Саида Кутба, при­е­хал в Сау­дов­скую Аравию в каче­стве про­фес­сора, чтобы пре­по­да­вать в Уни­вер­си­тете короля Абдула Азиза. Одним из его сту­ден­тов, на кото­рого он оказал боль­шое вли­я­ние, был Усама бин Ладен.

Что же мы имеем? Мой брат и Саид Кутб оба были меж­ду­на­род­ными сту­ден­тами, при­е­хав­шими в Аме­рику на учебу. Но если мой брат в Аме­рике встре­тил Христа, то Саид Кутб в этой же стране стал ислам­ским фун­да­мен­та­ли­стом и оказал суще­ствен­ное вли­я­ние на укреп­ле­ние ислам­ского фун­да­мен­та­лизма в совре­мен­ном мире.

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Что вы дума­ете о словах Ахмада и утвер­жде­нии син­га­пур­ского хри­сти­а­нина?
  2. На каких допу­ще­ниях осно­вано ваше мнение об исламе и мусуль­ма­нах?
  3. Про­ана­ли­зи­руйте одно за другим свои допу­ще­ния. Соот­вет­ствуют ли они:
    a. Учению Писа­ния?
    b. Миро­воз­зре­нию мусуль­ман?
  4. Понятны ли вам те допу­ще­ния, кото­рые я изло­жил и описал в этой главе? Согласны ли вы с ними?
  5. Есть ли мусуль­мане среди ваших друзей и зна­ко­мых и сколько? О сколь­ких из них вы моли­тесь? Как нам сле­дует общаться с ними, прежде чем они узнают о Христе?

^Глава 6

^ Начинка и обертка

«Еван­гель­ские хри­сти­ане Аме­рики, руко­вод­ству­ясь Рели­ги­оз­ным правом, пыта­ются сде­лать так, чтобы Аме­рика сле­до­вала биб­лей­ским цен­но­стям»,
– хри­сти­а­нин-аме­ри­ка­нец.

В одном из раз­го­во­ров Ахмад сказал: «Когда аме­ри­канцы гово­рят мне о Христе, я часто при­хожу в недо­уме­ние. У меня созда­ется такое впе­чат­ле­ние, что быть хри­сти­а­ни­ном я могу лишь в том случае, если уверую во Христа и стану фана­том Раша Лимбо».24)

С 1991 по 2000 год я жил в Коло­радо, однако про­дол­жал устра­и­вать для своих еги­пет­ских друзей регу­ляр­ные настав­ни­че­ские встречи. В тече­ние двух лет мы наме­ренно изу­чали несколько клю­че­вых тем Свя­щен­ного Писа­ния и ана­ли­зи­ро­вали широ­кий круг биб­лей­ских вопро­сов от Бытия до Откро­ве­ния. Одна из изу­ча­е­мых тем зву­чала так: «Что есть Еван­ге­лие, или Благая весть, для мусуль­ман?» Хри­стос учил о Еван­ге­лии так: «При­бли­зи­лось Цар­ствие Божье». После долгих раз­мыш­ле­ний я соста­вил про­стое опре­де­ле­ние Еван­ге­лия, кото­рое со вре­ме­нем отта­чи­ва­лось и уточ­ня­лось, приняв, нако­нец, сле­ду­ю­щий вид: Еван­ге­лие – это самая фан­та­стич­ная и вели­чай­шая новость, в кото­рой люди крайне нуж­да­ются не только на умствен­ном уровне, но и на уровне опыта. Это весть о том, что Бог пре­бы­вает с нами вопреки всем бедам; Он цар­ствует и в конце концов вос­тор­же­ствует над злом. Эти истины были явлены миру в Иисусе Христе и в Церкви как в духов­ной семье Божьей.

^ Ман­да­рин и обер­точ­ная бумага

Как-то раз во время одной из таких встреч, посвя­щен­ных иссле­до­ва­нию Еван­ге­лия, я, вос­поль­зо­вав­шись пере­ры­вом, отпра­вился в спальню, обер­нул ман­да­рин слоем бумаги и напи­сал на нем: «Я должен поме­нять свое мусуль­ман­ское имя на хри­сти­ан­ское, чтобы войти в Цар­ствие Божие». Затем я обер­нул ман­да­рин в еще один слой бумаги и напи­сал на нем: «Мне необ­хо­димо пере­стать поль­зо­ваться мусуль­ман­ской тер­ми­но­ло­гией, такой как бисмила рахман рахим (во имя Бога мило­сти­вого и мило­серд­ного), и поль­зо­ваться хри­сти­ан­ской тер­ми­но­ло­гией, такой как «Алли­луйя» и «Хвала Гос­поду». Поверх этого слоя я нало­жил еще один слой с над­пи­сью: «Мои поли­ти­че­ские взгляды должны быть про­из­ра­иль­скими». Так ман­да­рин оброс мно­же­ством слоев бумаги. Когда я закон­чил, ман­да­рин по раз­ме­рам похо­дил на волей­боль­ный мяч.

После пере­рыва я вер­нулся в гости­ную, и мы пере­шли к послед­ней части цикла, посвя­щен­ного Еван­ге­лию (доброй вести) для мусуль­ман. Я пока­зал участ­ни­кам обер­ну­тый бума­гой шар и сказал, что внутри есть что-то хоро­шее – символ Еван­ге­лия. Сна­чала я пока­зал им то, что было напи­сано на внеш­ней обертке, и спро­сил: «Это Еван­ге­лие?» Мне отве­тили: «Нет». Тогда я снял первый слой бумаги и про­чи­тал напи­сан­ное на втором: «Это Еван­ге­лие?» «Нет», – после­до­вал ответ. Я снимал слой за слоем, и в ком­нате нарас­тало радост­ное воз­буж­де­ние. Когда остался лишь один слой, и стало ясно, что внутри ман­да­рин, все захи­хи­кали. Я спро­сил: «Это Еван­ге­лие?» В ответ про­зву­чало гро­мо­глас­ное «нет». Тогда я снял послед­ний слой, про­де­мон­стри­ро­вал ман­да­рин и спро­сил: «Это Еван­ге­лие?» «Да», – дружно про­кри­чали мои друзья, но я отве­тил: «Нет». Очи­стив кожуру, я поднял фрукт и сказал: «Это – Еван­ге­лие».

Несколько лет назад я был на приеме у одного врача-ате­и­ста. Его люби­мая над­пись на бам­пере гла­сила: «Боже, спаси меня от Твоих после­до­ва­те­лей». Когда при первой встрече он узнал, что я хри­сти­а­нин и рабо­таю с «Нави­га­то­рами», он стал ругать еван­гель­ских веру­ю­щих и «Рели­ги­оз­ное право» на чем свет стоит. По инер­ции я хотел было встать в защит­ную стойку, но вспом­нил, что Еван­ге­лие – это не «запад­ная» и не «хри­сти­ан­ская» обертка, а Иисус Хри­стос и Цер­ковь как семья Божья. Я выслу­шал его, согла­сился с парой заме­ча­ний и изви­нился от лица бра­тьев-хри­стиан. Потом я задал ему вопрос: «А чем вас обидел Иисус Хри­стос?» Вопрос застал его врас­плох, и он отве­тил: «Ну, Хри­стос-то меня никак не обижал». И мы стали гово­рить о том, как неко­то­рые вместе с гряз­ной водой выплес­ки­вают ребенка.

Есть такая старая исто­рия о том, как одна мать купала своего ребенка в метал­ли­че­ском тазу. Окон­чив купа­ние, она взяла ребенка, вытерла и одела его и поло­жила в люльку. В доме не было совре­мен­ных удобств, поэтому она вынесла таз на улицу и выплес­нула гряз­ную воду. Но, разу­ме­ется, она не выплес­нула вместе с гряз­ной водой ребенка! Я выска­зал врачу-ате­и­сту мысль о том, что в исто­рии хри­сти­ан­ства полезно раз­ли­чать между гряз­ной водой и лич­но­стью Иисуса Христа.

Я уже много лет обща­юсь с мусуль­ма­нами и пришел к выводу, что они оби­жены вовсе не Хри­стом, а «хри­сти­ан­ской оберт­кой» Еван­ге­лия. Выда­ю­щийся индий­ский дея­тель Ганди гово­рил, что ему нра­вится Хри­стос, но не нра­вится хри­сти­ан­ство. Прежде чем окон­ча­тельно вер­нуться в родную Индию, он общался с хри­сти­а­нами Англии и Южной Африки, и это оттолк­нуло его от хри­сти­ан­ства. И все же, несмотря на это, он смог отли­чить ребенка от гряз­ной воды. Для многих мусуль­ман это слиш­ком слож­ная задача.

Что при­хо­дит в голову мусуль­ма­нину, когда он раз­мыш­ляет о воз­мож­но­сти обра­ще­ния в хри­сти­ан­ство? Что он должен сде­лать, чтобы войти в Цар­ство Божье? Если поста­вить себя на его место, в голову придут сле­ду­ю­щие пункты. Как, по-вашему, что из этого списка можно назы­вать Еван­ге­лием?25)

  • Поме­нять свое мусуль­ман­ское имя (к при­меру, Али) на хри­сти­ан­ское (напри­мер, Стив).
  • Верить в то, что Бог всту­пил в сек­су­аль­ные отно­ше­ния с Марией, и у них родился Сын. Немед­ленно покре­ститься и всем об этом рас­ска­зы­вать, осо­бенно своим род­ствен­ни­кам; иначе хри­сти­ане станут сомне­ваться в истин­но­сти моего обра­ще­нии.
  • Не вста­вать на колени во время молитвы по мусуль­ман­скому обычаю. Молиться вели­кому и пре­воз­не­сен­ному Богу, сидя на стуле или цер­ков­ной скамье. Рас­сла­биться и непри­нуж­денно молиться, даже когда сидишь нога на ногу.
  • Ругать ислам, Мухам­меда и Коран, чтобы тем самым дока­зать свой окон­ча­тель­ный разрыв с исла­мом и при­над­леж­ность к хри­сти­ан­ству. Чем больше я буду напа­дать на ислам, тем больше хри­сти­ане будут верить, что я стал одним из них. Если я жен­щина – пове­сить вокруг шеи золо­той кре­стик, носить корот­кие юбки и платья без рука­вов. Пере­стать носить хиджаб, чтобы мусуль­ман­ские род­ствен­ники знали, что отныне я отли­ча­юсь от них.
  • Упо­треб­лять алко­голь и сви­нину без огра­ни­че­ний, потому что у меня есть сво­бода.
  • Жить без огра­ни­че­ний и делать все, что захо­чется, потому что все мои грехи про­щены.
  • Сле­дить за тем, чтобы слу­чайно не упо­тре­бить мусуль­ман­ские тер­мины, такие как «аль хам­ду­лил­лях» (Бла­го­да­ре­ние Богу), «инша Аллах» (Если Богу угодно), «асалам алей­кум» (Мир вам), «бисмила» (во имя Бога) и «бисмила рахман рахим» (во имя Бога мило­сти­вого и мило­серд­ного).
  • Видеть в арабах и мусуль­ма­нах врагов, назы­вать их Бога демо­ном, а про­рока Мухам­меда тер­ро­ри­стом и одер­жи­мым педо­фи­лом.
  • Если я живу в Соеди­нен­ных Штатах, стать рес­пуб­ли­кан­цем и слу­шать радио ток-шоу, под­дер­жи­ва­ю­щие капи­та­лизм, демо­кра­тию, рес­пуб­ли­кан­ство и Рели­ги­оз­ное право. Стать как можно более запад­ным чело­ве­ком.

^ Все дело в отно­ше­нии

Когда мы еще жили в Египте, и наш сын был малень­кий, ему нужно было осво­ить науку завя­зы­ва­ния шнур­ков на ботин­ках. В те дни мы не имели совре­мен­ных изоб­ре­те­ний, таких как липучка, и всем детям при­хо­ди­лось учиться завя­зы­вать шнурки. Нашему сынишке эта наука дава­лась с трудом. Как-то раз утром я соби­рался отве­сти его в школу и загля­нул в его ком­нату, чтобы позвать его к выходу. Он был с голо­вой погру­жен в завя­зы­ва­ние шнур­ков. Сердце мое напол­ни­лось такой гор­до­стью за сына, что я тихо подо­звал жену, и мы стали наблю­дать за ним, стоя у дверей его ком­наты. Когда он, нако­нец, заме­тил нас, он увидел улыбку на моем лице и решил, что я над ним смеюсь. На самом же деле, я улы­бался, потому что меня рас­пи­рала гор­дость. Сын рас­пла­кался и, под­бе­жав, стал меня бить. Как вы дума­ете, ударил ли я его в ответ? Конечно, нет. Я нежно обнял его и поз­во­лил ему бить меня до тех пор, пока его обида не рас­тво­ри­лась в моей любви.

Во второй главе вы позна­ко­ми­лись с миро­воз­зре­нием Ахмада. Не было ли у вас мысли, что внут­ренне с ним спо­рите? Спо­собны ли мы, раз­би­рая и ана­ли­зи­руя ска­зан­ное Ахма­дом, слу­шать не просто ушами, но еще и серд­цем? В резуль­тате мы сами можем пре­об­ра­зиться. В лице Ахмада звучат голоса мил­ли­арда мусуль­ман, кото­рым необ­хо­димо услы­шать добрую еван­гель­скую весть.

Я всегда думал, что глав­ная мысль Книги Иона – обра­ще­ние Нине­вии. Но чем больше я вчи­ты­ва­юсь в эти главы, тем яснее вижу, что книга Ионы рас­ска­зы­вает о мис­си­о­нере, кото­рому необ­хо­димо было обра­ще­ние. Пони­маю, что это звучит как окси­мо­рон: мис­си­о­нер, нуж­да­ю­щийся в обра­ще­нии. В одной из после­ду­ю­щих глав Книга Ионы рас­смат­ри­ва­ется подроб­ней.

В деся­той главе Книги Деяний (Деян.10) изла­га­ется исто­рия Кор­ни­лия, в част­но­сти то, как Бог посред­ством ангела напра­вил его к апо­сто­лам, чтобы через них он обрел жела­ние своего сердца. Если бы Бог захо­тел, Он мог бы легко сооб­щить Кор­ни­лию все, что тому нужно было услы­шать, устами ангела. Но Бог поже­лал задей­ство­вать апо­стола Петра, чтобы тот изме­нился. Не исклю­чено, что Петру гро­зило стать этно­цен­трич­ным иудеем, если бы не послан­ный Ему Богом опыт обще­ния с языч­ни­ками.

Для Петра войти в дом языч­ника было делом немыс­ли­мым. Поэтому Бог и дал ему виде­ние и истол­ко­ва­ние виде­ния. Чуть позже при­были послан­ные Кор­ни­лием и под­твер­дили пра­виль­ность виде­ния и истол­ко­ва­ния. Из послу­ша­ния Петр отпра­вился в дом Кор­ни­лия, взяв с собой шесть иудеев в каче­стве сви­де­те­лей. Он знал, что по воз­вра­ще­нии ему, скорее всего, при­дется объ­яс­нять иеру­са­лим­ской церкви, почему он вошел в дом языч­ника. Если бы Петр не увидел того, что Бог совер­шает среди языч­ни­ков, воз­можно, реше­ние иеру­са­лим­ского собора было бы иным (Деян.15). В ходе обще­ния с домом Кор­ни­лия изме­ни­лась не только жизнь языч­ни­ков, изме­нился сам Петр. Про­сите Бога о внут­рен­нем пре­об­ра­же­нии в ходе чтения этой книги.

Зная, что мусуль­мане нуж­да­ются в Еван­ге­лии, хри­сти­ане могут почув­ство­вать свое пре­вос­ход­ство. В конце концов, мы носи­тели учения, а они только реци­пи­енты. Мы можем настолько зацик­литься на их нужде, что станем совер­шенно слепы к тому, что Бог желает совер­шить в нашей жизни. Подобно Ионе мы упу­стим то, что Бог совер­шает ради нашего пре­об­ра­же­ния.

В этой главе речь шла о мно­го­чис­лен­ных насло­е­ниях вокруг Еван­ге­лия, кото­рые мусуль­мане по ошибке при­ни­мают за суть Благой вести. Судя по всему, они отвер­гают Еван­ге­лие именно из-за этих насло­е­ний. Впро­чем, в Еван­ге­лии бла­го­сти Божьей нуж­да­ются не только мусуль­мане; мы сами нуж­да­емся в пре­об­ра­же­нии, чтобы уви­деть мусуль­ман Божьими гла­зами.

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Что вы дума­ете о словах Ахмада и о словах аме­ри­кан­ского хри­сти­а­нина?
  2. Поставьте себя на место мусуль­ман. Что может их тре­во­жить при мысли об обра­ще­нии ко Христу?
  3. Про­чи­тайте книгу про­рока Ионы. Зачем была напи­сана эта книга?
  4. В каком пре­об­ра­же­нии нуж­да­е­тесь вы, чтобы иметь здо­ро­вое отно­ше­ние к мусуль­ма­нам?

^ Глава 7

^ Воин­ствен­ность или тер­пи­мость

«Теракт, совер­шен­ный в Лон­доне в июле 2005 года тер­ро­ри­стом-смерт­ни­ком, был про­яв­ле­нием ван­да­лизма. Само­убий­ство с целью совер­ше­ния тер­акта есть безу­мие. Меня пора­жает то, что мусуль­мане не осуж­дают подоб­ные дей­ствия, хотя они явно достойны осуж­де­ния»,
– хри­сти­а­нин из Вели­ко­бри­та­нии.

При изло­же­нии мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния Ахмад сказал сле­ду­ю­щее: «Читая в Библии об обсто­я­тель­ствах гибели Сам­сона, счи­та­ете ли вы его тер­ро­ри­стом? Вините ли вы Сам­сона за то, что он исполь­зо­вал един­ствен­ное доступ­ное ему оружие, соб­ствен­ное тело, чтобы убить мирных граж­дан?».

После 11 сен­тября 2001 года я полу­чаю по элек­трон­ной почте мно­же­ство писем и статей, в кото­рых об исламе гово­рится как о рели­гии воин­ству­ю­щей. Опрос, про­ве­ден­ный «Вашинг­тон пост – Эй-Би-Си Ньюз» 9 марта 2006 года пока­зал, что 46 про­цен­тов аме­ри­кан­цев отно­сятся к исламу и мусуль­ма­нам нега­тивно, что на 7 про­цен­тов выше, чем в эмо­ци­о­нально напря­жен­ный месяц после тер­акта 11 сен­тября 2001 года. Пре­зи­дент Аме­ри­кан­ского инсти­тута ара­би­стики в Вашинг­тоне Джеймс Д. Зогби при­знался, что не удив­лен резуль­та­тами опроса. После сен­тябрь­ских собы­тий 2001 года араб­ский мир под­вер­га­ется нещад­ным напад­кам со сто­роны поли­ти­ков, пуб­ли­ци­стов и СМИ. Он сказал: «Сего­дня напря­же­ние вовсе не спало; нерв прак­ти­че­ски оголен и может вызвать боль в любую минуту».26)

Но есть и другие мнения. Неко­то­рые утвер­ждают, что «ислам» озна­чает мир, и, сле­до­ва­тельно, это рели­гия мира. Слово «ислам» значит покор­ность, а слово «салям» – мир. По-араб­ски эти два слова звучат похоже. На волне этих про­ти­во­ре­чи­вых мнений я стал полу­чать от друзей письма с прось­бой разъ­яс­нить истин­ное поло­же­ние дел. Что такое ислам? Рели­гия тер­пи­мо­сти или рели­гия воин­ствен­но­сти? В Коране мы нахо­дим и то, и другое.

^ Клю­че­вые учения

В исламе суще­ствует три клю­че­вых учения, истол­ко­ва­нием кото­рых опре­де­ля­ется при­над­леж­ность чело­века к одной из трех кате­го­рий, а именно: «куль­тур­ные» мусуль­мане, мусуль­мане Корана и мусуль­мане воин­ству­ю­щие. Учения эти таковы: джихад, отде­ле­ние и сле­до­ва­ние при­меру про­рока.

«Джихад» по-араб­ски озна­чает «бороться». Когда мне впер­вые попа­лась в руки сим­фо­ния Корана, я начал наме­ренно искать это слово. К своему удив­ле­нию я обна­ру­жил, что слово «джихад» встре­ча­ется в Коране огром­ное коли­че­ство раз. Учение о джи­хаде тол­ку­ется одним из трех спо­со­бов:

  1. «Куль­тур­ные» мусуль­мане верят, что прак­ти­ко­вать джихад значит бороться за свою пра­вед­ность в повсе­днев­ной жизни посред­ством уда­ле­ния от греха.
  2. Мусуль­мане Корана пола­гают, что для джи­хада недо­ста­точно просто бороться за пра­вед­ность в повсе­днев­ной жизни посред­ством уда­ле­ния от греха. Они идут дальше и гово­рят, что пра­вед­ность мусуль­ма­нина должна при­во­дить к опре­де­лен­ной соци­аль­ной актив­но­сти. По-араб­ски это фор­му­ли­ру­ется так: «аль Амр бил маруф ва анил мункар», что озна­чает «умно­же­ние доб­ро­де­тели и пре­одо­ле­ние порока».
  3. Воин­ствен­ные мусуль­мане идут еще дальше в истол­ко­ва­нии джи­хада. Они утвер­ждают, что иногда поз­во­ли­тельно исполь­зо­вать силу для созда­ния мусуль­ма­нам над­ле­жа­щих усло­вий, чтобы они могли испо­ве­до­вать ислам долж­ным обра­зом. Если при этом поги­бают люди, счи­та­ется, что это «необ­хо­ди­мые жертвы».

Что каса­ется учения об отде­ле­нии, то раньше я пола­гал, что суще­ствует только три его истол­ко­ва­ния. Однако после 11 сен­тября 2001 года я столк­нулся с чет­вер­тым.

  1. «Куль­тур­ные» мусуль­мане и неко­то­рые мусуль­мане Корана верят, что быть отде­лен­ным от мира значит быть в мире, но быть не от мира. Во многом это истол­ко­ва­ние сов­па­дает с тем, как хри­сти­ане пони­мают свое отде­ле­ние от мира.
  2. Неко­то­рые мусуль­мане Корана идут еще дальше и утвер­ждают, что истин­ное тол­ко­ва­ние учения об отде­ле­нии тре­бует от мусуль­ма­нина под­дер­жи­вать обще­ние только с оди­на­ково мыс­ля­щими пра­во­вер­ными мусуль­ма­нами. Пра­во­вер­ный мусуль­ма­нин, живу­щий в Каире, должен из чув­ства долга и пре­дан­но­сти Богу ехать за покуп­ками за пять кило­мет­ров в мага­зин, при­над­ле­жа­щий такому же, как он, пра­во­вер­ному мусуль­ма­нину. Ходить за покуп­ками в бли­жай­ший супер­мар­кет, при­над­ле­жа­щий «куль­тур­ному» мусуль­ма­нину, это все равно, что про­яв­лять нера­ди­вость.
  3. Неко­то­рые мусуль­мане Корана и неко­то­рые фун­да­мен­та­ли­сты идут еще дальше и пони­мают учение об отде­ле­нии сле­ду­ю­щим обра­зом. Под­лин­ное отде­ле­ние, утвер­ждают они, воз­можно лишь в том случае, если люди живут в одной общине. Такое пони­ма­ние отде­ле­ния испо­ве­дуют амиши в Аме­рике. В недав­ней исто­рии ислама подоб­ное истол­ко­ва­ние учения об отде­ле­нии нашло вопло­ще­ние в дви­же­нии Тали­бан, в Афга­ни­стане.
  4. Воин­ству­ю­щие мусуль­мане тол­куют это учение по-своему, уже­сто­чая пра­вила игры. Надеж­ные, под­лин­ные мусуль­мане, при­над­ле­жа­щие к «дому ислама», могут быть посланы в «дом войны» в каче­стве «кротов». Обя­зан­ность «крота» – асси­ми­ли­ро­ваться во вра­же­ской стране и ожи­дать вре­мени, когда от него потре­бу­ется выпол­нить важное зада­ние. Неко­то­рые мусуль­мане, живу­щие на Западе в каче­стве «кротов», могут даже заста­вить себя гре­шить и упо­треб­лять алко­голь вплоть до несколь­ких дней до выпол­не­ния ответ­ствен­ного зада­ния с целью снять с себя всякие подо­зре­ния. Их задача – создать у окру­жа­ю­щих впе­чат­ле­ние, будто они без­вред­ные номи­наль­ные мусуль­мане.

Третье учение – учение о сле­до­ва­нии по стопам Мухам­меда в повсе­днев­ной жизни. Это учение тоже имеет три истол­ко­ва­ния:

  1. Для неко­то­рых «куль­тур­ных» мусуль­ман, мусуль­ман Корана и мусуль­ман-фун­да­мен­та­ли­стов под­ра­жа­ние про­року Мухам­меду озна­чает воз­вра­ще­ние к мен­та­ли­тету седь­мого века. Боль­шин­ство мусуль­ман едва ли согла­сится с такой интер­пре­та­цией сле­до­ва­ния при­меру Мухам­меда; они сты­дятся тех, кто так пони­мает ислам. Однако не каждый, кто носит белый халат и сан­да­лии и отра­щи­вает бороду, под­ра­жает про­року Мухам­меду воз­вра­ще­нием в седь­мой век. То же самое можно ска­зать и о жен­щи­нах, кото­рые покры­вают голову, а иногда закры­вают и все лицо кроме глаз. Для многих это просто способ заявить о том, что они не желают вли­ваться в совре­мен­ный мир со всеми при­су­щими ему поро­ками.
  2. Для многих уме­рен­ных мусуль­ман сле­до­ва­ние по стопам про­рока Мухам­меда озна­чает умение рас­по­зна­вать зло так же, как это делал он, и готов­ность муже­ственно ему про­ти­во­сто­ять. Мухам­мед имел сме­лость про­ти­во­стать греху идо­ло­по­клон­ства и тем самым под­верг свою жизнь мно­же­ству опас­но­стей. В Мекке покло­ня­лись самым разным боже­ствам, и четыре из две­на­дцати меся­цев года были отве­дены для палом­ни­че­ства. В это время в город сте­ка­лись бес­чис­лен­ные палом­ники, а тор­говля в эти месяцы про­цве­тала. Глав­ное в про­по­веди Мухам­меда было то, что Бог един, и имя Ему Аллах.27) Учение Мухам­меда о един­стве Бога и о том, что все другие боги – идолы, всту­пала в явное про­ти­во­ре­чие с про­цве­тав­шим в Мекке идо­ло­по­клон­ством. За подоб­ные речи Мухам­меда гнали и нена­ви­дели, и он даже был вынуж­ден оста­вить Мекку и пере­браться со своими после­до­ва­те­лями в 622 году в Медину. Помимо идо­ло­по­клон­ства Мухам­мед видел и обли­чал другие грехи, кото­рыми была навод­нена Мекка тех времен. При­дер­жи­ва­ю­щи­еся этого тол­ко­ва­ния мусуль­мане верят, что они должны выяв­лять пороки совре­мен­но­сти и со сме­ло­стью бро­сать им вызов.
  3. Ислам­ские фун­да­мен­та­ли­сты испо­ве­дуют более стро­гое истол­ко­ва­ние этого учения. В жизни про­рока они раз­ли­чают три основ­ных этапа: под­по­лье, объ­еди­не­ние и уче­ни­че­ство, а также завер­ша­ю­щий этап – рас­про­стра­не­ние. Они верят, что должны сле­до­вать той же схеме. Когда их сажают в тюрьму, они счи­тают, что пере­жи­вают этап под­по­лья, подобно тому, как пророк пре­бы­вал в под­по­лье во время гоне­ний в Мекке. По осво­бож­де­нии из заклю­че­ния в их жизни начи­на­ется второй этап сле­до­ва­ния по стопам Мухам­меда, когда он с уче­ни­ками пере­брался в Медину. Это было нача­лом этапа объ­еди­не­ния и уче­ни­че­ства. Мухам­мед собрал своих после­до­ва­те­лей в Медине, и в первый раз мусуль­мане смогли покло­няться Богу сво­бодно. Второй этап неиз­бежно привел к этапу рас­про­стра­не­ния нового учения по горо­дам, где жили первые мусуль­мане, а также в других горо­дах, пле­ме­нах и стра­нах.

Про­чи­тав целый ряд книг, напи­сан­ных мусуль­ман­скими фун­да­мен­та­ли­стами в XX веке, я многое узнал о том, как про­те­кает их повсе­днев­ная жизнь – в том числе в заклю­че­нии. Неко­то­рые ислам­ские фун­да­мен­та­ли­сты, ока­зав­шись в тюрьме или под аре­стом, укреп­ля­ются в своей фун­да­мен­та­лист­ской вере. В тюрьме им не обя­за­тельно вста­вать в пять утра, но они все равно про­сы­па­ются на заре, потому что хотят воз­но­сить утрен­ние молитвы вместе. День они про­во­дят в изу­че­нии Корана, заучи­ва­нии сур, обсуж­де­нии про­чи­тан­ного в груп­пах, про­слу­ши­ва­нии поуче­ний и про­по­ве­дей своих рели­ги­оз­ных лиде­ров. Когда срок заклю­че­ния исте­кает, для них это день окон­ча­ния «духов­ной семи­на­рии», и со сле­ду­ю­щего дня начи­на­ется их слу­же­ние. Мусуль­ман­ский фун­да­мен­та­лист точно знает, на какой стадии духов­ного пути он нахо­дится – в под­по­лье, на этапе объ­еди­не­ния и уче­ни­че­ства или на этапе рас­про­стра­не­ния. На каждом этапе фун­да­мен­та­лист осо­знает цель и смысл своей жизни. В их жизни нет места для жало­сти к себе; мен­та­ли­тета жертвы у них не бывает.

^ Коран о тер­пи­мо­сти и воин­ствен­но­сти

Тер­пи­мо­сти в Коране посвя­щено несколько мест. Чаще всего цити­ру­ется сура 2:256: «В рели­гии нет при­нуж­де­ния». Иными сло­вами, ислам нельзя навя­зы­вать нему­суль­ма­нам. Нему­суль­мане сво­бодны покло­няться Богу, как им забла­го­рас­су­дится. В другом отрывке ска­зано: «Если бы Аллах поже­лал, уве­ро­вали бы все, кто живет на земле. Поэтому не печалься из-за неве­рия мно­го­бож­ни­ков. Ведь никто не уве­рует вопреки своему жела­нию, и ты не смо­жешь выну­дить людей верить в истину и покло­няться Аллаху. И тебе не над­ле­жит заста­вить их верить; чтобы ты ни делал, они оста­нутся невер­ными» (Сура 10:99). О тер­пи­мо­сти также гово­рится в суре 18:29: «Истина, кото­рая исхо­дит от вашего Гос­пода. Тот, кто поже­лает, уве­рует в Него, а тот, кто не желает, не уве­рует и навре­дит только себе».

Еще один зна­чи­тель­ный отры­вок о тер­пи­мо­сти, сура 42:48, гласит: «Если мно­го­бож­ники отка­жутся от того, к чему ты, о послан­ник Мухам­мед, их при­звал, не печалься! Ведь ты не над­зи­ра­тель за их дея­ни­ями. Тебе над­ле­жит только пере­дать им Откро­ве­ния». Из этих слов ясно, что Мухам­меду не сле­до­вало играть роль над­зи­ра­теля и удер­жи­вать мусуль­ман от отступ­ни­че­ства. Фана­тич­ные мусуль­мане, как пра­вило, не заме­чают подоб­ные суры или наме­ренно их игно­ри­руют.

Что каса­ется нетер­пи­мо­сти и воин­ствен­но­сти, то этой теме в Коране посвя­щено несколько мест. Фун­да­мен­та­ли­сты делают акцент на «воин­ствен­ных» отрыв­ках, а уме­рен­ные – на отрыв­ках, посвя­щен­ных тер­пи­мо­сти. Любо­пытно, что в Коране есть один отры­вок, кото­рый исполь­зу­ется в каче­стве вес­кого аргу­мента как либе­ра­лами, так и фун­да­мен­та­ли­стами. Речь идет о суре 2:190–193:

«Сра­жай­тесь на пути Аллаха с теми, кто сра­жа­ется против вас, но не пре­сту­пайте границ доз­во­лен­ного. Воис­тину, Аллах не любит пре­сту­па­ю­щих гра­ницы. Уби­вайте неве­ру­ю­щих, где бы вы их ни встре­тили, изго­няйте их из тех мест, откуда они вас изгнали, ибо для них неве­рие хуже, чем смерть от вашей руки. И не сра­жай­тесь с ними у Запрет­ной мечети, пока они не станут сра­жаться в ней с вами. Если же они станут сра­жаться у Запрет­ной мечети, то уби­вайте их. Таково воз­да­я­ние невер­ным! Если же они укло­нятся от сра­же­ния, то ведь Аллах – про­ща­ю­щий, мило­серд­ный. Сра­жай­тесь с ними, пока не сгинет неве­рие и не утвер­дится вера в Аллаха. Если же они отре­кутся от неве­рия, то не должно быть вражды, кроме как к нече­стив­цам».

В интер­пре­та­ции уме­рен­ных этот текст озна­чает, что мусуль­мане не должны ини­ци­и­ро­вать кон­фликты; как только прямое про­ти­во­сто­я­ние закон­чи­лось, необ­хо­димо искать мира любой ценой. Они акцен­ти­руют такие фразы, как: «не пре­сту­пайте границ доз­во­лен­ного», «Бог не любит пре­сту­па­ю­щих гра­ницы», «Не сра­жай­тесь с ними… пока они не станут сра­жаться… с вами». При­ме­не­ние силы оправ­дано лишь при необ­хо­ди­мо­сти само­за­щиты.

В интер­пре­та­ции фун­да­мен­та­ли­стов тот же самый текст озна­чает сле­ду­ю­щее: мусуль­мане должны вое­вать против всех нему­суль­ман, пока ислам не вос­тор­же­ствует в мире и невер­ные не будут при­ве­дены в покор­ность. Акцент они делают на сле­ду­ю­щих фразах: «Сра­жай­тесь на пути Аллаха с теми, кто сра­жа­ется против вас», «Уби­вайте неве­ру­ю­щих, где бы вы их ни встре­тили, изго­няйте их из тех мест, откуда они вас изгнали, ибо для них неве­рие хуже, чем смерть от вашей руки», «…уби­вайте их. Таково воз­да­я­ние невер­ным!», «Сра­жай­тесь с ними, пока не сгинет неве­рие…».

^ Доводы уме­рен­ных

Доводы уме­рен­ных про­ис­те­кают из допу­ще­ния, что неко­то­рые части Корана не имеют уни­вер­саль­ного при­ло­же­ния, но отно­сятся только ко вре­ме­нам про­рока Мухам­меда. Есть и другие части, кото­рые при­ме­нимы во все вре­мена – не только во вре­мена про­рока. Наи­бо­лее ярко этот взгляд был сфор­му­ли­ро­ван Махму­дом Таха, судан­ским бого­сло­вом, пове­шен­ным в 1985 году в Судане за свои воз­зре­ния. Подробно свою бого­слов­скую систему он изло­жил в книге «Второе посла­ние ислама». По убеж­де­нию Махмуда Таха, во время пре­бы­ва­ния в Мекке Мухам­мед полу­чил от Бога глав­ное, основ­ное откро­ве­ние.28)

С точки зрения этого бого­слова, учение Мухам­меда было чистым, и поэтому люди не были готовы его при­нять и гнали про­рока. От жесто­ких гоне­ний Мухам­мед и его после­до­ва­тели спа­са­лись в Эфи­о­пии. Спустя какое-то время, они решили, что стра­те­ги­че­ски целе­со­об­раз­ней пере­браться в Медину, что и было сде­лано в 622 году. Медина нахо­ди­лась в 250 милях к северу от Мекки, в Сау­дов­ской Аравии.

Махмуд Таха писал, что в Медине Мухам­мед полу­чил от Бога «смяг­чен­ное» откро­ве­ние для тех, кто не был готов к высо­кому откро­ве­нию по при­чине жесто­ко­сер­дия.29) Таха вос­при­ни­мал высо­кое откро­ве­ние почти так же, как мы вос­при­ни­маем Нагор­ную про­по­ведь. Он верил, что мусуль­мане должны вер­нуться к высо­кому откро­ве­нию, кото­рое было дано Мухам­меду в Мекке. Он и его после­до­ва­тели счи­тали, что суры пери­ода Мекки имеют боль­ший вес, чем суры Медины. Высо­кое откро­ве­ние гово­рит о Боге и Его свой­ствах, о тер­пи­мо­сти и о попе­че­нии о вдовах и сиро­тах, тогда как «смяг­чен­ное» учение, нис­по­слан­ное в период Медины, вклю­чает тексты о нетер­пи­мо­сти и воин­ствен­но­сти.

Д‑р А.А. Ан-Наим, мусуль­ма­нин-либе­рал, пра­во­вед и пра­во­за­щит­ник, – один из при­вер­жен­цев теории Махмуда Таха. Юри­ди­че­ское обра­зо­ва­ние он полу­чил в Судане и Кем­бридж­ском уни­вер­си­тете, а сте­пень док­тора – в Эдин­бург­ском уни­вер­си­тете, Шот­лан­дия. Свои иссле­до­ва­ния он посвя­тил вопросу о сопо­ста­ви­мо­сти пред­ло­жен­ного Махму­дом Таха тол­ко­ва­ния с запад­ной кон­цеп­цией прав чело­века. В част­но­сти он писал:

«Если акцент совре­мен­ного ислам­ского права не сме­стится с тек­стов Корана и Сунны пери­ода Медины, легших в осно­ва­ние шари­ата, то избе­жать серьез­ных и прин­ци­пи­аль­ных нару­ше­ний прав чело­века едва ли удастся. Как уже было ска­зано в отно­ше­нии кон­сти­ту­ци­о­на­лизма, уго­лов­ного судо­про­из­вод­ства и меж­ду­на­род­ного зако­но­да­тель­ства, тра­ди­ци­он­ные методы рефор­ми­ро­ва­ния в рамках шари­ата не могут при­ве­сти к дости­же­нию долж­ного уровня реформ. Для дости­же­ния долж­ного уровня реформ необ­хо­димо отста­вить в сто­рону тексты Корана и Сунны пери­ода Медины как отслу­жив­шие своей исто­ри­че­ской, пере­ход­ной цели, и при­ме­нять тексты пери­ода Мекки, кото­рые хоть и были прак­ти­че­ски нере­а­ли­зу­емы, однако явля­ются един­ствен­ным пра­виль­ным путем раз­ви­тия».30)

Боль­шин­ство мусуль­ман назо­вут Махмуда Таха и Ан-Наима край­ними либе­ра­лами, но это не делает их нему­суль­ма­нами. Книга «Либе­раль­ный ислам» не стала при­чи­ной для их отлу­че­ния от ислам­ского сооб­ще­ства. Их просто запи­сали в кате­го­рию либе­раль­ных мусуль­ман, невзи­рая на то, что даже сам редак­тор изда­ния, Курц­ман, не согла­сился с изло­жен­ными в ней бого­слов­скими воз­зре­ни­ями.

^ Доводы фун­да­мен­та­ли­стов

Чтобы адек­ватно изло­жить доводы фун­да­мен­та­ли­стов, необ­хо­димо прежде разо­браться с тео­рией упразд­не­ния. Упразд­не­ние озна­чает отмену ран­него откро­ве­ния более позд­ним. Этот аспект появился в исламе после появ­ле­ния сата­нин­ских стихов. Что такое упразд­не­ние и сата­нин­ские стихи, выяс­нится после крат­кого экс­курса в исто­рию.

Согласно исто­ри­кам Корана, свой сверхъ­есте­ствен­ный опыт Мухам­мед полу­чил в 613 году во время обще­ния с Богом. Он имел воз­мож­ность про­во­дить много часов в молитве, поскольку был женат на Хади­дже, бога­той вдове. Про­рока мучил один вопрос: почему Бог оста­вил арабов? Иудеи имели соб­ствен­ных про­ро­ков и книги, напи­сан­ные на иврите. У хри­стиан также был свой пророк (Мухам­мед считал Иисуса про­ро­ком хри­стиан) и книги, напи­сан­ные на их языке.31) Почему же у арабов не было соб­ствен­ного про­рока и книги, напи­сан­ной на их языке? Согласно мусуль­ман­ской тра­ди­ции, когда Мухам­мед страстно взывал к Богу и воз­но­сил Ему свой вопрос, в виде­нии ему явился архан­гел Гав­риил. В резуль­тате этого опыта Мухам­мед утвер­дился в своем про­ро­че­ском при­зва­нии. (Других непо­сред­ствен­ных откро­ве­ний свыше у него не было. Мусуль­мане счи­тают, что сверхъ­есте­ствен­ное откро­ве­ние при­хо­дило к Мухам­меду посте­пенно, по несколько пред­ло­же­ний за раз, в период с 613 по 632 годы, то есть до самой его смерти.)

Нис­по­слан­ное через архан­гела Гав­ри­ила откро­ве­ние, согласно мусуль­ман­ской тра­ди­ции, явля­ется посла­нием из Небес­ной Книги (Аль лавх аль махфуз). Мусуль­мане верят, что частично откро­ве­ние была даро­вана Моисею (Таврат), а частично – Давиду (Забур). Обе этих части вошли в состав Вет­хого Завета. После­ду­ю­щее откро­ве­ние было нис­по­слано Иисусу, кото­рый в свою оче­редь пере­дал его уче­ни­кам (инджил), кото­рые и соста­вили Новый Завет. От своих пред­ше­ствен­ни­ков Мухам­мед отли­чался тем, что был негра­мо­тен. Моисей, Давид и Иисус умели читать и писать, а Мухам­мед не умел. Поэтому нис­по­слан­ное откро­ве­ние было про­дик­то­вано ему слово в слово, по нескольку пред­ло­же­ний за раз. Пророк запо­ми­нал послан­ные ему утвер­жде­ния, а затем быстро пере­да­вал их тем, кто умел читать и писать. Мусуль­мане верят, что Коран – это истин­ное слово из Небес­ной Книги. Можно ска­зать, что содер­жа­ние Корана это как бы фото­ко­пия Небес­ной Книги. То, что хри­сти­ане отно­сят только к Десяти Запо­ве­дям, мусуль­мане отно­сят ко всему Корану.

Но вер­немся к сата­нин­ским стихам. К жите­лям Мекки Мухам­мед обра­тился с про­по­ве­дью о том, что боги, кото­рым они покло­ня­лись, на самом деле явля­ются идо­лами, и что суще­ствует только один Бог. Купцы города вос­при­няли это учение в штыки, поскольку в тече­нии четы­рех палом­ни­че­ских меся­цев полу­чали боль­шие при­были. На Мухам­меда и его после­до­ва­те­лей нача­лись гоне­ния. В Мекке был широко рас­про­стра­нен культ трех богинь – Аллы, Уззы и Манат, и Мухам­мед раз­мыш­лял о том, можно ли сов­ме­стить покло­не­ние этим трем боги­ням с покло­не­нием Аллаху, не всту­пая в про­ти­во­ре­чие с еди­но­бо­жием. Глядя на хри­сти­ан­ство, он не нашел про­ти­во­ре­чия между верой в Бога и при­зна­нием анге­лов. В тот день Мухам­мед, по соб­ствен­ному убеж­де­нию, полу­чил откро­ве­ние от Бога, что покло­не­ние Богу можно сов­ме­щать с покло­не­нием трем боги­ням. Народ Мекки был весьма обра­до­ван этим откро­ве­нием и стал более вос­при­им­чив к учению Мухам­меда.

Но очень скоро Мухам­мед понял, что совер­шил серьез­ную ошибку, и что во время полу­че­ния откро­ве­ния в его мысли вкра­лась сата­нин­ская ложь. Эти мысли и назы­вают сата­нин­скими сти­хами (см. суру 53, аяты 19–23). Согласно тра­ди­ции, позд­нее Мухам­мед полу­чил еще одно откро­ве­ние, испра­вив­шее сата­нин­ские стихи. На этом собы­тии и осно­вана теория упразд­не­ния. Эта теория гласит, что позд­нее откро­ве­ние имеет боль­ший вес, чем раннее. На вопрос, может ли Бог изме­нять Свои мысли, нис­по­сы­лая чело­веку про­ти­во­ре­чи­вые откро­ве­ния, Мухам­мед отве­чал, что Бог – все­власт­ный Вла­дыка над всей все­лен­ной и потому сво­бо­ден менять Свои пове­ле­ния. В Коране ска­зано: «Мы не отме­няем и не пре­даем забве­нию ни один аят, не при­ведя лучше его или равный ему. Разве ты не знаешь, что Аллах вла­стен над всем сущим?» (Сура 2, аят 106). На этом и осно­вы­ва­ется теория упразд­не­ния.

Согласно одному из ранних аятов, упо­треб­ле­ние вина может иметь и добрые, и дурные послед­ствия (Сура 2, аят 219). Но более позд­ний аят запре­щает алко­голь вообще (Сура 5 аяты 93–94). После­ду­ю­щее откро­ве­ние анну­ли­рует или упразд­няет пред­ше­ству­ю­щее. В Мекке уче­ни­кам было дано уве­ще­ва­ние молиться всю ночь (Сура 73, аяты 2–4), однако в Медине, вслед­ствие умно­же­ния повсе­днев­ных забот, Мухам­мед полу­чил откро­ве­ние о том, что мусуль­ма­нам не нужно молиться всю ночь. Таким обра­зом, пер­во­на­чаль­ное откро­ве­ние было смяг­чено (Сура 73, аят 20).

При­меры с алко­го­лем и все­нощ­ными молит­вами без­обидны. Вопрос о соот­но­ше­нии тер­пи­мо­сти и воин­ствен­но­сти стоит намного острее. Дело в том, что хро­но­ло­ги­че­ски откро­ве­ние о тер­пи­мо­сти пред­ше­ствует откро­ве­нию о воин­ствен­но­сти. При­ме­няя прин­цип упразд­не­ния, мы должны при­пи­сать тек­стам о воин­ствен­но­сти боль­шую зна­чи­мость, чем тек­стам о тер­пи­мо­сти, на том осно­ва­нии, что тексты о воин­ствен­но­сти дати­ру­ются более позд­ней датой. Для мусуль­ман­ских фун­да­мен­та­ли­стов и акти­ви­стов теория упразд­не­ния имеет клю­че­вое зна­че­ние; они убеж­дены, что с бого­слов­ской точки зрения их пози­ция более обос­но­вана, чем пози­ция уме­рен­ных и либе­раль­ных мусуль­ман.

В отли­чие от фун­да­мен­та­ли­стов, Махмуд Таха и его ученик Ан-Наим не при­ни­мают теорию упразд­не­ния: они счи­тают, что пер­во­на­чаль­ное высо­кое откро­ве­ние имеет боль­ший вес, чем позд­нее откро­ве­ние, нис­по­слан­ное в кон­крет­ном исто­ри­че­ском кон­тек­сте и слу­жив­шее пере­ход­ным целям.

Суще­ствует ли в Библии нечто подоб­ное теории упразд­не­ния? Несо­мненно. В1Цар.15:1–3 ска­зано:

«И сказал Самуил Саулу: Гос­подь послал меня пома­зать тебя царем над наро­дом Его, над Изра­и­лем; теперь послу­шай гласа Гос­пода. Так гово­рит Гос­подь Саваоф: вспом­нил Я о том, что сделал Амалик Изра­илю, как он про­ти­во­стал ему на пути, когда он шел из Египта; теперь иди и порази Ама­лика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до груд­ного мла­денца, от вола до овцы, от вер­блюда до осла».

В книге Вто­ро­за­ко­ние (Втор.7:1–2) Моисей пове­ле­вал народу сде­лать сле­ду­ю­щее:

«Когда введет тебя Гос­подь, Бог твой, в землю, в кото­рую ты идешь, чтоб овла­деть ею, и изго­нит от лица твоего мно­го­чис­лен­ные народы, Хет­теев, Гер­ге­сеев, Амор­реев, Хана­неев, Фере­зеев, Евеев и Иеву­сеев, семь наро­дов, кото­рые мно­го­чис­лен­нее и силь­нее тебя, и пре­даст их тебе Гос­подь, Бог твой, и пора­зишь их, тогда предай их закля­тию, не всту­пай с ними в союз и не щади их».

В совре­мен­ной тер­ми­но­ло­гии то, что Самуил пове­лел царю Саулу, и то, что Моисей пове­лел народу изра­иль­скому, назы­ва­ется «этни­че­ской чист­кой». В Новом Завете, однако, мы видим совер­шенно иное учение. В Мф.5:43–48 Иисус настав­ляет Своих уче­ни­ков: «Вы слы­шали, что ска­зано: люби ближ­него твоего и нена­видь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, бла­го­слов­ляйте про­кли­на­ю­щих вас, бла­го­тво­рите нена­ви­дя­щим вас и моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас, да будете сынами Отца вашего Небес­ного, ибо Он пове­ле­вает солнцу Своему вос­хо­дить над злыми и доб­рыми и посы­лает дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных. Ибо если вы будете любить любя­щих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы при­вет­ству­ете только бра­тьев ваших, что осо­бен­ного дела­ете? Не так же ли посту­пают и языч­ники? Итак будьте совер­шенны, как совер­шен Отец ваш Небес­ный».

Вопрос: каким тек­стам мы при­даем боль­шее зна­че­ние, вет­хо­за­вет­ным или ново­за­вет­ным, в кото­рых Иисус учит нас отно­ситься с любо­вью даже к врагам? В нашем случае Новый Завет был дан позже Вет­хого. В Коране же учения о тер­пи­мо­сти и воин­ствен­но­сти поме­няны местами, поэтому ислам­ские фун­да­мен­та­ли­сты имеют более обос­но­ван­ную бого­слов­скую пози­цию, если брать во вни­ма­ние теорию упразд­не­ния.

^ Теракт-само­убий­ство

Когда мы слышим о том, как люди взры­вают себя с целью совер­ше­ния тер­ак­тов, нас это шоки­рует и оше­лом­ляет. Как могут люди такое делать? Но шоки­рует ли нас рас­сказ о том, как Самсон вос­поль­зо­вался един­ствен­ным доступ­ным ему ору­жием, соб­ствен­ным телом, чтобы убить мирных граж­дан? Разве совер­ше­ние само­убий­ства во время войны так уж необычно?

В ходе Второй миро­вой войны япон­ские пилоты совер­шили само­убий­ство с целью выпол­не­ния стра­те­ги­че­ской миссии, и заслу­жили тем самым славу и почет у своего народа. Группа аме­ри­кан­ских лет­чи­ков, достиг­нув стра­те­ги­че­ских пози­ций, решила пере­сечь так назы­ва­е­мую «точку невоз­вра­ще­ния»32) и при­несла себя в жертву ради ско­рей­шего окон­ча­ния войны. Эти лет­чики стали образ­цом муже­ства, пат­ри­о­тизма и само­по­жерт­во­ва­ния.

Каким же обра­зом тер­акты-само­убий­ства пре­вра­ти­лись в наи­бо­лее часто исполь­зу­е­мый вид оружия среди пале­стин­цев, ирак­цев и других мусуль­ман?

  1. В ходе ирано-ирак­ского кон­фликта в 80‑х годах про­шлого века в иран­скую армию всту­пили доб­ро­вольцы-под­ростки. Они были слиш­ком молоды, чтобы участ­во­вать в боевых дей­ствиях, а на их под­го­товку не было вре­мени. Поэтому они пред­ло­жили себя в доб­ро­воль­ную жертву – выстро­и­лись в длин­ную шеренгу перед вра­же­скими пози­ци­ями и наме­ренно под­ры­ва­лись на зало­жен­ных ирак­цами минах. На родине их окру­жили бес­смерт­ной славой.
  2. Члены ливан­ской орга­ни­за­ции Хес­болла поль­зу­ются у себя на родине боль­шим ува­же­нием за про­во­ди­мую ими соци­аль­ную работу. Они активно участ­вуют в меро­при­я­тиях по предо­став­ле­нию деше­вых услуг бедной части насе­ле­ния, кото­рая не в состо­я­нии удо­вле­тво­рить даже самые насущ­ные потреб­но­сти. Кроме того, Хес­болла ока­зы­вает актив­ное воору­жен­ное сопро­тив­ле­ние изра­иль­скому при­сут­ствию на юге Ливана, пола­гая, что фермы Шеба при­сво­ены Изра­и­лем. Орга­ни­за­ция при­ни­мает актив­ное уча­стие в поли­ти­че­ском про­цессе в Ливане. Долгие годы Хес­болла под­дер­жи­вает проч­ные связи с Ираком, поскольку отно­сится к шиит­ской ветви ислама. Идея тер­ак­тов-само­убийств пришла в ливан­скую орга­ни­за­цию Хес­болла из Ирана.
  3. Неко­то­рые пале­стинцы, в том числе Хамас, начали исполь­зо­вать тер­акты-само­убий­ства в борьбе с изра­иль­ской окку­па­цией, а бла­го­даря СМИ этот метод посте­пенно пере­ко­че­вал в Ирак, Россию и в другие части света.

На Западе тер­акты-само­убий­ства счи­та­ются актом ван­да­лизма и вар­вар­ства, и я согла­сен с этой оцен­кой. Если бы пале­стинцы при­бе­гали к нена­силь­ствен­ным мето­дам сопро­тив­ле­ния, все было бы гораздо лучше.

Но тер­акты-само­убий­ства – след­ствие безыс­ход­но­сти. Без­условно, пале­стинцы достигли бы более ощу­ти­мых резуль­та­тов, если бы не исполь­зо­вали наси­лие в своих дей­ствиях и идео­ло­гии.

И все же мусуль­ман­ский мир смот­рит на таких само­убийц, как на героев веры. Они – муже­ствен­ные муж­чины и жен­щины, гото­вые пожерт­во­вать собой ради осво­бож­де­ния родины от захват­чи­ков. Когда пале­стинцы шли с кам­нями против бро­не­транс­пор­те­ров, танков, авто­ма­тов и воен­ных само­ле­тов, они вызы­вали смех. Но когда они изоб­рели новое оружие, соб­ствен­ные тела, у них появился реаль­ный шанс в нерав­ной борьбе. Неко­то­рые стали доб­ро­воль­ными само­убий­цами ради дости­же­ния достой­ных с их точки зрения целей, другие – из при­ми­тив­ных побуж­де­ний, таких как ско­рей­шее попа­да­ние в рай и обре­те­ние рай­ского бла­жен­ства взамен нищен­скому суще­ство­ва­нию.

В апреле 2002 года я изло­жил в письме к пре­зи­денту Бушу ряд мыслей в отно­ше­нии тер­ак­тов-само­убийств. Что каса­ется меня лично, то я глу­боко убеж­ден, что если бы пале­стинцы и другие угне­та­е­мые народы пла­неты сле­до­вали по стопам Ганди, Мар­тина Лютера Кинга-млад­шего, а в конеч­ном итоге, и Самого Иисуса Христа, и прак­ти­ко­вали бы нена­силь­ствен­ные методы сопро­тив­ле­ния, наш мир был бы совер­шенно иным. Вот один абзац из этого письма:

«Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции США пыта­ются пред­ста­вить тер­ро­ри­стов-смерт­ни­ков как гряз­ных и алчных убийц, поза­рив­шихся на деньги, кото­рые Садам Хусейн пообе­щал их семьям. Насколько я изучал ислам­ский фун­да­мен­та­лизм, это невер­ная интер­пре­та­ция. На Запад­ном берегу реки Иордан и в сек­торе Газа тер­ро­ри­сты-смерт­ники поль­зу­ются глу­бо­чай­шим ува­же­нием как герои, отдав­шие свою жизнь за сво­боду. Это отча­яв­ши­еся люди в отча­ян­ном поло­же­нии, безо всякой надежды на буду­щее. Что каса­ется меня, то я считаю, что тер­ро­ри­сты-смерт­ники начи­нают с крат­ко­вре­мен­ного при­ступа фана­тизма, но потом жизнь в угне­те­нии и в при­тес­не­ниях пре­вра­щает это вре­мен­ное безу­мие в оправ­дан­ный пат­ри­о­тизм».

В этой главе рас­смат­ри­вался ряд учений и веро­ва­ний мусуль­ман. У каж­дого из этих учений есть свои тол­ко­ва­ния. От того, какое тол­ко­ва­ние при­ни­мает мусуль­ма­нин, зави­сит, станет ли он уме­рен­ным или фун­да­мен­та­ли­стом. Кроме того, от этого зави­сит, насколько мусуль­ма­нин открыт к хри­сти­ан­ской вере.

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Пере­чи­тайте при­ве­ден­ное в начале главы выска­зы­ва­ние хри­сти­а­нина из Вели­ко­бри­та­нии. Что вы дума­ете об этих словах и о том, что сказал Ахмад о тер­ак­тах-само­убий­ствах?
  2. Что общего между ислам­ским джи­ха­дом и воору­жен­ными кон­флик­тами в других рели­гиях? Напри­мер, в 1995 году правый изра­иль­ский ради­кал Игал Амир орга­ни­зо­вал убий­ство пре­мьер-мини­стра Изра­иля Ицхака Рабина по при­чине несо­гла­сия с мир­ными согла­ше­ни­ями, под­пи­сан­ными в Осло. Как это сопо­ста­вимо с воин­ствен­но­стью джи­ха­ди­стов?
  3. Нахо­дите ли вы обос­но­ван­ным фун­да­мен­та­лист­ский взгляд на учение об отде­ле­нии и сле­до­ва­нии по стопам Мухам­меда?
  4. Что вы дума­ете о теории упразд­не­ния? Что делает ее опас­ной в кон­тек­сте ислама?
  5. Как по-вашему, почему мусуль­мане, муж­чины и жен­щины, готовы пойти на само­убий­ство за мусуль­ман­скую веру? Можете ли вы поста­вить себя на их место и понять их мотивы?

^ Часть вторая. Учение. Анализ клю­че­вых вопро­сов

^ Глава 8

^ В обще­нии с наро­дами

«Если они хотят позна­ко­миться с нашим бого­сло­вием в чистом виде, им при­дется выучить хри­сти­ан­скую тер­ми­но­ло­гию»,
– хри­сти­а­нин из Иор­да­нии.

«Библия учит, что мы должны быть отде­лены от мира»,
– хри­сти­а­нин из Узбе­ки­стана.

Изла­гая пункты своего миро­воз­зре­ния, Ахмад сказал в част­но­сти сле­ду­ю­щее: «Если вы так жела­ете доне­сти до нас свою рели­гию, почему вы не исполь­зу­ете понят­ный нам язык? В Египте были хри­сти­ане, кото­рые легко нахо­дили кон­такт с нами, мусуль­ма­нами, но у меня сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что боль­шин­ство из них пред­по­чи­тало оста­ваться в изо­ля­ции. Мне часто при­хо­дил в голову вопрос, не содер­жится ли в Библии учение об изо­ля­ци­о­низме?»

В этой главе я хотел бы при­влечь ваше вни­ма­ние к двум зна­чи­тель­ным пери­о­дам в вет­хо­за­вет­ной исто­рии народа Божьего. Речь идет о пери­о­дах еги­пет­ского и вави­лон­ского пле­не­ний. Из этих двух отрез­ков изра­иль­ской исто­рии мы можем почерп­нуть полез­ные уроки для наших отно­ше­ний с мусуль­ма­нами. Но, прежде всего, раз­бе­ремся с парой важных момен­тов, а именно с этно­цен­трич­но­стью как про­ти­во­по­лож­но­стью бла­го­сло­ве­ния и так назы­ва­е­мыми «тремя кар­тин­ками».

Одна­жды хри­сти­анка, родом из Юго-Восточ­ной Азии, при­е­хала в Север­ную Африку и наня­лась в мусуль­ман­скую семью помощ­ни­цей в веде­нии домаш­него хозяй­ства. По-англий­ски эта жен­щина почти не гово­рила. Члены семьи, состо­яв­шей из отца, матери и шести­лет­ней дочери, гово­рили по-англий­ски с трудом. Но, как бы то ни было, им при­шлось общаться един­ствен­ным доступ­ным им спо­со­бом – с помо­щью меж­ду­на­род­ного языка, англий­ского. Эта жен­щина искренне любила Гос­пода. Ее сми­рен­ное отно­ше­ние, любовь и само­от­вер­жен­ность стали ярким сви­де­тель­ством о Христе. Она полю­била эту семью и стала для шести­лет­ней девочки второй мате­рью, несмотря на то, что их обще­ние было непол­но­цен­ным.

Как-то раз девочка вбе­жала в ком­нату этой жен­щины и застала ее моля­щейся на коле­нях. Веж­ливо дождав­шись, пока жен­щина закон­чит свои молитвы, она спро­сила на лома­ном англий­ском: «Ты что, моли­лась?» «Да», – отве­тила жен­щина. «А с кем ты гово­ришь, когда молишься?» – спро­сила девочка. «Со Хри­стом». «Научи меня, пожа­луй­ста, молиться Христу?» «Но я не умею молиться Христу по-англий­ски, только на моем родном языке, тагаль­ском».33)

Девочка упро­сила жен­щину научить ее этой молитве, пусть даже на тагаль­ском! По ее насто­я­нию, жен­щина про­дик­то­вала ей молитву на тагаль­ском языке, а девочка запи­сала ее араб­скими бук­вами, не пони­мая зна­че­ния слов. Прошло какое-то время, и жен­щине при­шлось уехать на родину. А девочка моли­лась каждый вечер на чужом языке в тече­ние десяти лет!

Как-то раз, уже будучи под­рост­ком, она сидела в своей ком­нате с малень­ким радио­при­ем­ни­ком и слу­шала радио на корот­ких волнах. Вдруг она услы­шала голос, кото­рый часто повто­рял имя Масих, Хри­стос, по-араб­ски. Она узнала это слово. Долгие годы она обра­ща­лась в молитве ко Христу, однако боль­шая часть из того, что она услы­шала по радио, оста­лась для нее непо­нят­ной. Диктор гово­рил по-араб­ски, на ее родном языке, и все же слова каза­лись чужими и туман­ными. В конце пере­дачи она, нако­нец, услы­шала то, что ее обра­до­вало. Диктор сказал: «Про­дол­же­ние нашей про­граммы слу­шайте завтра и каждый вечер в это же время».

«Нако­нец-то, Бог отве­тил на мои молитвы», – поду­мала она. В тот день она боя­лась дотро­нуться до при­ем­ника, чтобы слу­чайно не сбить частоту и не поте­рять стан­цию – транс­ля­ция шла на корот­ких волнах. С этого дня она начала слу­шать хри­сти­ан­скую радио­стан­цию по пят­на­дцать минут каждый вечер. Ей пона­до­би­лось около шести меся­цев, чтобы понять, что часто упо­треб­ля­е­мое дик­то­ром имя Иасу – так назы­вают Иисуса хри­сти­ане-арабы – озна­чает того же самого чело­века, кото­рого в Коране зовут Ис. Иисус.34)

Что, по-вашему, чув­ство­вал Бог, зная, что эта девушка по-насто­я­щему жаждет узнать Его дра­го­цен­ного Сына, и одно­вре­менно видя, каким обра­зом мест­ная араб­ская цер­ковь доно­сит Еван­ге­лие до наро­дов Ближ­него Востока в этой радио­про­грамме? Что думает Бог о тех спо­со­бах, кото­рые мы изби­раем для рас­про­стра­не­ния Благой вести среди окру­жа­ю­щих нас людей? Делаем ли мы все воз­мож­ное, чтобы рас­крыть им суть Бла­го­ве­стил на доступ­ном и понят­ном им языке?

Этой исто­рией я хотел пока­зать, что хри­сти­ане-арабы уже несколько веков исполь­зуют в своей про­по­веди хри­сти­ан­ский рели­ги­оз­ный язык, кото­рый чужд и непо­ня­тен для арабов-мусуль­ман. Этно­цен­трич­ные хри­сти­ане всех стран мира склонны воз­во­дить пре­грады вместо того, чтобы воз­во­дить мосты.

^ Этно­цен­трич­ность как про­ти­во­по­лож­ность бла­го­сло­ве­нию

Этно­цен­трич­ность дает чув­ство при­над­леж­но­сти ценой изо­ля­ции. Мы при­над­ле­жим к разным наро­дам, нациям, куль­ту­рам и суб­куль­ту­рам. У каждой суб­куль­туры, как пра­вило, есть свой язык, свои обычаи, свои цен­но­сти. Неуди­ви­тельно, что девушка из нашей исто­рии не могла понять более 30 про­цен­тов из того, что гово­ри­лось в хри­сти­ан­ской радио­про­грамме, хотя все это зву­чало по-араб­ски! Многие хри­сти­ане-арабы живут в отдель­ных суб­куль­ту­рах со своим языком, они женятся только на своих и ста­ра­ются жить обособ­ленно от мусуль­ман.

На про­тя­же­нии своей исто­рии иудеям при­хо­ди­лось всту­пать в обще­ние с окру­жав­шими их наро­дами и посто­янно под­дер­жи­вать рав­но­ве­сие между асси­ми­ля­цией и изо­ля­цией. Во вре­мена Вет­хого Завета народ Божий должен был отде­литься от окру­жав­ших его наро­дов, чтобы не осквер­ниться их идо­ло­по­клон­ством. Опас­ность была велика как для тех, кто оста­вался в Иудее во время Вави­лон­ского пле­не­ния, так и для тех, кто вер­нулся из изгна­ния – хотя и в мень­шей сте­пени.

Но одно­вре­менно с этим изра­иль­тяне были при­званы стать бла­го­сло­ве­нием для всех наро­дов. Вели­кому пат­ри­арху Авра­аму Бог сказал: «И сказал Гос­подь Авраму: пойди из земли твоей… в землю, кото­рую Я укажу тебе; и Я про­из­веду от тебя вели­кий народ, и бла­го­словлю тебя… и бла­го­сло­вятся в тебе все пле­мена земные». Отно­ше­ние Авра­ама к окру­жав­шим его наро­дам было иным, чем отно­ше­ние к ним Иисуса Навина или Саму­ила. Иудеям Бог дал одно­вре­менно при­ви­ле­гию и ответ­ствен­ность. Поль­зо­ваться при­ви­ле­гией им было просто, и они дер­жа­лись за нее изо всех сил, а об ответ­ствен­но­сти зача­стую забы­вали.

С подоб­ным иску­ше­нием стал­ки­ва­лись не только изра­иль­тяне в Ветхом Завете, но и весь народ Божий во все века и по всему миру. Впасть в этно­цен­трич­ность очень просто.

В ночь перед Своим рас­пя­тием Иисус в молитве за уче­ни­ков и за всех нас излил душу перед Богом-Отцом (см. Ин.17:20). Он искренне молился о том, чтобы Его уче­ники смогли успешно балан­си­ро­вать между этими двумя край­но­стями. Они не должны отде­ляться от мира настолько, чтобы стать обособ­лен­ной этно­цен­трич­ной общи­ной, но и не должны асси­ми­ли­ро­ваться с миром, чтобы не стать обмир­щен­ными. Иисус не хотел, чтобы Его после­до­ва­тели поте­ряли «соле­ность» и стали бес­по­лез­ными (Мф.5:13). В Своей молитве Он просил Отца:

«Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совер­шен­ную. Я пере­дал им слово Твое; и мир воз­не­на­ви­дел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохра­нил их от зла. Они не от мира, как и Я не от мира. Освяти их исти­ною Твоею; слово Твое есть истина. Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир».

Эта молитва изоби­лует опи­са­ни­ями того, что значит балан­си­ро­вать между двумя край­но­стями. Хри­сти­ане не от мира сего, но они в мире и должны быть светом и солью. Своим уче­ни­кам Иисус сказал:

«Вы – соль земли. Если же соль поте­ряет силу, то чем сде­ла­ешь ее соле­ною? Она уже ни к чему не годна, как разве выбро­сить ее вон на попра­ние людям. Вы – свет мира. Не может укрыться город, сто­я­щий наверху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосу­дом, но на под­свеч­нике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и про­слав­ляли Отца вашего Небес­ного».

^ Три кар­тинки

Раз­мыш­ляя о живу­щих в мире, я мыс­ленно нари­со­вал три кар­тинки, схе­ма­ти­че­ски изоб­ра­жа­ю­щие разные кате­го­рии людей. Вот кар­тинка № 1:

pic4

На первой кар­тинке я изоб­ра­зил рож­ден­ных свыше хри­стиан, на кото­рых Еван­ге­лие повли­яло лишь отча­сти. У них закра­шены только головы. Это «святая тусовка». Они отде­лены от основ­ного обще­ства по при­чине своих стра­хов, чув­ства неза­щи­щен­но­сти и хри­сти­ан­ской суб­куль­туры. Они не знают, как общаться с людьми нецер­ков­ными и при­кры­вают свое чув­ство неуве­рен­но­сти «внеш­ней свя­то­стью». Они боятся осквер­ниться миром и потому дер­жатся вдали от него. Ярким пред­ста­ви­те­лем этой первой кате­го­рии веру­ю­щих явля­ется мис­си­о­нер Иона. Иона был этно­цен­три­чен, как и весь народ Божий на тот период своей исто­рии.

На второй кар­тинке пред­став­лена вторая край­ность:

pic5

Здесь мы видим другую группу рож­ден­ных свыше хри­стиан, кото­рые затро­нуты Еван­ге­лием лишь отча­сти. Я закра­сил только их головы, но не тела. От хри­стиан первой кате­го­рии они отли­ча­ются рази­тель­ным обра­зом, и все же они ничуть не более эффек­тивны в плане рас­про­стра­не­ния еван­гель­ской вести. Хри­стине второй кате­го­рии пре­бы­вают в мире, но они стали обмир­щен­ными. Это учи­теля, поте­ряв­шие учение. Когда они соби­ра­ются с муже­ством и всту­пают в обще­ние с неве­ру­ю­щими людьми, им задают резон­ный вопрос: «Кто ты такой, чтобы рас­ска­зы­вать мне о Христе? Разве в твоей жизни есть что-то, что дает тебе право гово­рить мне о Христе?»

С иску­ше­нием обмир­ще­ния при­шлось столк­нуться вет­хо­за­вет­ной царице Есфирь, после того, как она стала одной из жен царя Артак­серкса. Она боя­лась подойти к своему мужу, царю, чтобы попро­сить мило­сти для своего народа. В эти моменты ею двигал страх и неже­ла­ние поки­дать свою зону ком­форта. Мар­до­хей, род­ствен­ник и настав­ник Есфири, подал ей в письме отрезв­ля­ю­щую мысль, что если она не поже­лает под­верг­нуть себя риску ради спа­се­ния своего народа, то Бог найдет ей достой­ную замену. Есфирь собра­лась с силами и решила пойти на риск. Успеш­ное балан­си­ро­ва­ние между обмир­ще­нием и изо­ля­цией можно пред­ста­вить сле­ду­ю­щим рисун­ком:

pic6

Обра­тите вни­ма­ние, что на кар­тинке № 3 я закра­сил не только голову, но и все тело чело­века. Еван­ге­лие ока­зы­вает воз­дей­ствие на все аспекты их жизни, и они пре­об­ра­жа­ются, живя в мире. Они имеют связь с тем обще­ством, в кото­ром живут. Они в мире, но не от мира. Балан­си­руя между двумя край­но­стями, они ста­ра­ются избе­жать и изо­ля­ции (кар­тина 1), и обмир­ще­ния (кар­тина 2). Они – соль и свет. Это добрая закваска, рас­про­стра­ня­ю­ща­яся по всему обще­ству с бла­го­да­тью и исти­ной.

В 1‑м посла­нии Павла к Корин­фя­нам об отде­ле­нии от мира гово­рится шоки­ру­ю­щим обра­зом. Апо­стол при­зы­вает руко­во­ди­те­лей церкви при­нять стро­гие меры в отно­ше­нии брата, винов­ного в кро­во­сме­ше­нии.35) Вот что пишет Павел:

«Я писал вам в посла­нии – не сооб­щаться с блуд­ни­ками; впро­чем не вообще с блуд­ни­ками мира сего, или лихо­им­цами, или хищ­ни­ками, или идо­ло­слу­жи­те­лями, ибо иначе над­ле­жало бы вам выйти из мира сего. Но я писал вам не сооб­щаться с тем, кто, назы­ва­ясь братом, оста­ется блуд­ни­ком, или лихо­им­цем, или идо­ло­слу­жи­те­лем, или зло­ре­чи­вым, или пья­ни­цею, или хищ­ни­ком; с таким даже и не есть вместе».

Инте­ресно, что отде­ле­ние от мира в этом кон­тек­сте не озна­чает отде­ле­ние от амо­раль­ных людей вообще. Если бы хри­сти­ане отде­ли­лись от людей мира, они впали бы в край­ность, пред­став­лен­ную в кар­тинке № 1. Но с другой сто­роны, если бы они стали потвор­ство­вать нерас­ка­яв­ше­муся греш­нику и идти на ком­про­мисс с грехом, то впали бы в край­ность, пред­став­лен­ную в кар­тинке № 2. Павел при­зы­вает их отде­литься не от нехри­стиан вообще, а от рож­ден­ных свыше хри­стиан, кото­рые не остав­ляют блуда, любо­с­тя­жа­ния или идо­ло­по­клон­ства.

Что же гово­рит нам Павел в этом тексте? Что если он пове­ле­вает нам избе­гать изо­ля­ци­о­низма, то есть не отде­ляться от мусуль­ман и нецер­ков­ных людей мира сего? Среди этих самых людей Бог при­звал нас быть солью и светом. Что если нам сле­дует отде­литься от тех рож­ден­ных свыше хри­стиан, кото­рые нена­ви­дят мусуль­ман, чернят их и, упи­ва­ясь соб­ствен­ной пра­вед­но­стью, глядят сверху вниз на людей нецер­ков­ных? Что если пре­бы­ва­ние среди этих высо­ко­мер­ных снобов может при­ве­сти к тому, что я сам зара­жусь их сно­биз­мом, сепа­ра­тиз­мом и буду руко­вод­ство­ваться этно­цен­триз­мом, а не любо­вью? Если это пра­виль­ное истол­ко­ва­ние, то перед нами поис­тине ради­каль­ное учение. Любить мусуль­ман и избе­гать напы­щен­ных хри­стиан – очень ради­кально.

^ Еги­пет­ский плен

Все мы знаем, что семей­ство Иакова, в кото­ром вырос Иосиф, едва ли назо­вешь бла­го­по­луч­ным. В Египет Иосиф попал из-за мести завист­ли­вых бра­тьев. Мы также знаем, что в еги­пет­ской тюрьме Иосиф ока­зался по при­чине уязв­лен­ного само­лю­бия жены Поти­фара. Но Бог по мило­сти Своей нис­по­слал фара­ону, вла­дыке одной из сверх­дер­жав того вре­мени, тре­вож­ный сон. Во сне фара­ону было явлено состо­я­ние эко­но­мики на бли­жай­шие четыр­на­дцать лет. Вооб­ра­зите себе пре­зи­дента Соеди­нен­ных Штатов, полу­чив­шего от Самого Бога све­де­ния о наи­бо­лее эффек­тив­ном спо­собе вло­же­ния средств на бли­жай­шие семь лет и о состо­я­нии эко­но­мики в тече­ние сле­ду­ю­щих четыр­на­дцати лет.

Поскольку фараон не знал, как тол­ко­вать сим­волы своего виде­ния, Бог мило­стиво даро­вал Иосифу спо­соб­ность к истол­ко­ва­нию снов. В резуль­тате между фара­о­ном и Иоси­фом обра­зо­ва­лась тесная связь. Иосиф стал пра­ви­те­лем, то есть пре­мьер-мини­стром Египта, и на его плечи легла обя­зан­ность эко­но­ми­че­ского пла­ни­ро­ва­ния. У него были несо­мнен­ные пре­иму­ще­ства, ибо он понял то, что Бог открыл фара­ону во сне: Египет ожи­дают семь лет изоби­лия, а затем семь лет неуро­жая. Как же Иосиф подо­шел к пла­ни­ро­ва­нию буду­щего, и к чему это при­вело?

В Быт.46 мы читаем о том, что сделал Иосиф:

«И сказал Иосиф бра­тьям своим и дому отца своего: я пойду, извещу фара­она и скажу ему: братья мои и дом отца моего, кото­рые были в земле Хана­ан­ской, пришли ко мне; эти люди пас­тухи овец, ибо ско­то­воды они; и мелкий и круп­ный скот свой, и все, что у них, при­вели они. Если фараон при­зо­вет вас и скажет: какое заня­тие ваше? то вы ска­жите: мы, рабы твои, ско­то­во­дами были от юности нашей доныне, и мы и отцы наши, чтобы вас посе­лили в земле Гесем. Ибо мер­зость для Егип­тян всякий пастух овец» (Быт.46 31–34).

Конечно, нет ничего непра­виль­ного в том, чтобы забо­титься о своей семье, когда она пере­жи­вает бед­ствие. Но Иосиф знал, что земля Гесем в дельте Нила самая пло­до­род­ная в Египте и научил своих бра­тьев гово­рить с фара­о­ном так, чтобы их посе­лили именно в Гесеме. Почему-то я сомне­ва­юсь, что Иосиф руко­вод­ство­вался в этом случае исклю­чи­тельно жела­нием бла­го­по­лу­чия для егип­тян и наме­ре­нием огра­дить их от осквер­не­ния.

Из сле­ду­ю­щего текста мы узнаем отно­ше­ние фара­она к просьбе Иосифа:

«И сказал фараон Иосифу: отец твой и братья твои пришли к тебе; земля Еги­пет­ская пред тобою; на лучшем месте земли посели отца твоего и бра­тьев твоих; пусть живут они в земле Гесем; и если знаешь, что между ними есть спо­соб­ные люди, поставь их смот­ри­те­лями над моим скотом. И привел Иосиф Иакова, отца своего, и пред­ста­вил его фара­ону» (Быт.47:5–7).

Когда я был моло­дым хри­сти­а­ни­ном, я думал, что собы­тия 50‑й главы Книги Бытия и первых глав Книги Исход не раз­де­лены боль­шим вре­мен­ным про­ме­жут­ком. Я пола­гал, что евреев стали при­тес­нять сразу после смерти Иосифа, и при­мерно в то же время родился Моисей. Кроме того, я думал, что, коль скоро фара­оны во вре­мена Моисея были злы, сле­до­ва­тельно, все фара­оны были злы, в том числе и фараон, кото­рый был при Иосифе. Но теперь я знаю, что после фара­она, жив­шего при Иосифе, и до фара­о­нов времен Моисея, прошло по мень­шей мере четы­ре­ста лет, за кото­рые сме­ни­лось около два­дцати фара­о­нов. В Быт.47:11–12 мы видим, что фараон, живший при Иосифе, был хоро­шим чело­ве­ком, и что он ради любви к Иосифу про­явил щед­рость к его родным. К тому же он был доста­точно смирен, чтобы сни­зойти до личной встречи с Иако­вом и при­нять от него бла­го­сло­ве­ние как от чело­века пре­клон­ного воз­раста. В Быт.47:11–12 ска­зано о том, как Иосиф посе­лил своих род­ствен­ни­ков в дельте Нила и обес­пе­чил их землей и про­пи­та­нием в тяже­лые годы. «И посе­лил Иосиф отца своего и бра­тьев своих, и дал им вла­де­ние в земле Еги­пет­ской, в лучшей части земли, в земле Раам­сес, как пове­лел фараон. И снаб­жал Иосиф отца своего и бра­тьев своих и весь дом отца своего хлебом, по потреб­но­стям каж­дого семей­ства».

Как же Иосиф обра­щался с егип­тя­нами во время пре­бы­ва­ния на посту пра­ви­теля Египта? В Быт.47 мы видим совер­шенно другой подход. Он не рас­пре­де­лил накоп­лен­ное за семь лет изоби­лия добро между голод­ными мас­сами. У него были совер­шенно другие планы:

«И не было хлеба по всей земле, потому что голод весьма уси­лился, и изну­рены были от голода земля Еги­пет­ская и земля Хана­ан­ская. Иосиф собрал все серебро… И серебро исто­щи­лось в земле Еги­пет­ской и в земле Хана­ан­ской. Все Егип­тяне пришли к Иосифу и гово­рили: дай нам хлеба; зачем нам уми­рать пред тобою, потому что серебро вышло у нас? Иосиф сказал: при­го­няйте скот ваш, и я буду давать вам за скот ваш, если серебро вышло у вас. И при­го­няли они к Иосифу скот свой; и давал им Иосиф хлеб за лоша­дей… И прошел этот год; и пришли к нему на другой год и ска­зали ему: не скроем от гос­по­дина нашего, что серебро исто­щи­лось… ничего не оста­лось у нас пред гос­по­ди­ном нашим, кроме тел наших и земель наших… И купил Иосиф всю землю Еги­пет­скую для фара­она… И народ сделал он рабами от одного конца Египта до дру­гого. Только земли жрецов не купил, ибо жрецам от фара­она поло­жен был уча­сток… И жил Изра­иль в земле Еги­пет­ской, в земле Гесем, и вла­дели они ею, и пло­ди­лись, и весьма умно­жи­лись» (Быт.47:13–18, 20–22, 27 курсив добав­лен).

Помощь народу во время голода, при­шед­шая в резуль­тате муд­рого пла­ни­ро­ва­ния, была волей и про­мыс­лом Бога. В про­тив­ном случае Бог не дал бы фара­ону про­ро­че­ских сно­ви­де­ний. Однако кон­крет­ные методы реа­ли­за­ции этой помощи были остав­лены на Иосифа. Тот же, вместо того чтобы про­явить спра­вед­ли­вость, обес­пе­чил бла­го­со­сто­я­ние своим родным и обо­га­тил фара­она за счет голод­ных масс. Если бы вы были на месте Иосифа, пра­ви­теля всего Египта, разве не нашли бы вы иного спо­соба осу­ще­ствить Божьи наме­ре­ния, без пре­вра­ще­ния егип­тян в рабов? Разве нельзя было бы сде­лать это без навя­зы­ва­ния одной из сверх­дер­жав древ­него мира фео­даль­ной системы прав­ле­ния?

Я лично считаю, что из-за дей­ствий Иосифа еврей­ский народ стал на путь, при­вед­ший, в конеч­ном итоге, спустя четы­ре­ста лет, к пре­вра­ще­нию изра­иль­тян в этно­цен­трич­ную общину. Что повли­яло на реше­ние Иосифа, до конца неясно – воз­можно, тот факт, что он вырос в небла­го­по­луч­ной семье, а также тем­пе­ра­мент. В Египет потомки Иакова пришли в коли­че­стве шести­де­сяти шести чело­век, а через четы­ре­ста лет умно­жи­лись до трех мил­ли­о­нов. В это время они состав­ляли два­дцать про­цен­тов насе­ле­ния страны, у них была своя земля и соб­ствен­ность в отли­чие от егип­тян, кото­рые томи­лись в раб­стве.

Как, по-вашему, выучили ли изра­иль­тяне мест­ный язык? Забо­ти­лись ли они о бла­го­со­сто­я­нии егип­тян? Какой из трех пред­став­лен­ных выше кар­ти­нок они соот­вет­ствуют больше всего, первой, второй или тре­тьей?

В Книге Исход мы узнаем, что было спустя четы­ре­ста лет:

«И умер Иосиф и все братья его и весь род их; а сыны Изра­и­левы рас­пло­ди­лись и раз­мно­жи­лись, и воз­росли и уси­ли­лись чрез­вы­чайно, и напол­ни­лась ими земля та. И вос­стал в Египте новый царь, кото­рый не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Изра­и­ле­вых мно­го­чис­лен и силь­нее нас; пере­хит­рим же его, чтобы он не раз­мно­жался; иначе, когда слу­чится война, соеди­нится и он с нашими непри­я­те­лями, и воору­жится против нас, и выйдет из земли нашей».

Как отно­си­лись егип­тяне к еврей­скому народу? Видели ли они в них пред­ста­ви­те­лей кар­тинки 1, 2 или 3? Из отрывка ясно, что даже спустя четы­ре­ста лет мест­ное насе­ле­ние вос­при­ни­мало евреев как чуже­зем­цев. Их подо­зре­вали в том, что во время войны они могут пре­дать инте­ресы давшей им убе­жище страны и пере­мет­нуться на сто­рону врага.

^ Вави­лон­ский плен

Если в Египте на народ Божий смот­рели как на этно­цен­трич­ную общину, и, воз­можно, такой тен­ден­ции неосо­знанно спо­соб­ство­вал Иосиф, в вави­лон­ском плену народ Божий пошел по совер­шенно дру­гому пути и стал бла­го­сло­ве­нием для наро­дов.

Рас­смот­рим подроб­но­сти пре­бы­ва­ния изра­иль­тян в вави­лон­ском плену. В 722 году до н. э. асси­рий­ское войско вторг­лось в пре­делы север­ного цар­ства Изра­иль и его сто­лицу Сама­рию. Нача­лась этни­че­ская чистка: огром­ное коли­че­ство изра­иль­тян было уве­дено в Асси­рию в каче­стве рабов, а их земли были заняты асси­рий­цами. Подоб­ные чистки часто устра­и­ва­лись асси­рий­цами и дру­гими могу­ще­ствен­ными дер­жа­вами древ­него мира. Ко вре­мени Христа про­изо­шло такое сме­ше­ние между наро­дом север­ного цар­ства, асси­рий­цами и дру­гими наро­дами, что евреи южного цар­ства стали смот­реть на сама­рий­цев как на народ нечи­стый.

В 722 году до н. э. асси­рий­ская армия про­дол­жила свое наше­ствие и, достиг­нув Иеру­са­лима, взяла его в кольцо осады. Однако захва­тить город им не уда­лось. Иеру­са­лим­ские иудеи верили, что своим спа­се­нием они обя­заны чуду. Асси­рий­ской армии при­шлось быстро отсту­пить и вер­нуться в Асси­рию. Это слу­чи­лось во вре­мена про­рока Исайи.

В 586 году до н. э. в землю иудей­скую вторг­лась другая армия, и снова Иеру­са­лим ока­зался в кольце окру­же­ния. В то время многие про­роки пыта­лись под­ра­жать пат­ри­о­тизму Исайи. Они верили, что, покуда стоит храм, Иеру­са­лим не падет от руки врага. Но пророк Иере­мия про­воз­гла­сил, что Божья воля в том, чтобы иудеи сло­жили оружие и сда­лись. Евреи воз­не­на­ви­дели Иере­мию за то, что тот отка­зался про­во­дить «пат­ри­о­ти­че­скую линию». На самом же деле Бог захо­тел нака­зать Иудею, южное цар­ство за грехи, совер­ша­е­мые на про­тя­же­нии многих деся­ти­ле­тий.

По про­мыслу Божьему, вави­ло­няне вторг­лись в пре­делы земли иудей­ской, раз­ру­шили стены Иеру­са­лима и захва­тили город. Храм был уни­что­жен, а многие части города пре­даны огню. Боль­шую часть евреев увели в каче­стве рабов в Вави­лон, а в Иеру­са­лиме были остав­лены только бед­ней­шие из бедных под при­смот­ром мари­о­не­точ­ного пра­ви­теля. Царь вместе с семьей был пленен. Цар­ские сыно­вья были умерщ­влены вави­ло­ня­нами на глазах у отца, после чего ему самому выко­лоли глаза и увели в цепях в Вави­лон. Так начался период вави­лон­ского пле­не­ния. Какой рази­тель­ный кон­траст с тем, как нача­лось пре­бы­ва­ние потом­ков Иакова в Египте!

Вооб­ра­зим себе юношу по имени Симон, живу­щего в Иеру­са­лиме в те самые вре­мена. Его роди­тели пали от меча, а сестра была обес­че­щена одним из коман­ди­ров вра­же­ской армии и его сол­да­тами и бро­шена уми­рать. Самого Симона увели в Вави­лон в каче­стве раба, и он попал в дом к тому самому вави­лон­скому коман­диру. На чуж­бине Симон муча­ется вопро­сом, как ему теперь жить и отно­ситься к членам семьи своего хозя­ина. Иногда ему поз­во­ляют посе­щать собра­ния, устра­и­ва­е­мые евре­ями. Одна­жды евреи соби­ра­ются по осо­бому случаю – зачи­тать посла­ние про­рока Иере­мии из Иеру­са­лима. Симон слышит, что в посла­нии пророк дает настав­ле­ние о том, как народ Божий должен жить в плену и отно­ситься к вави­ло­ня­нам. Далее при­во­дится выдержка из посла­ния Иере­мии, цити­ру­е­мая по книге про­рока Иере­мии (Иер.29:4–7, 10–14):

«Так гово­рит Гос­подь Саваоф, Бог Изра­и­лев, всем плен­ни­кам, кото­рых Я пере­се­лил из Иеру­са­лима в Вави­лон…».

Слушая эти слова, Симон пора­жа­ется тому, что напи­сал пророк. Ока­зы­ва­ется, его судьба реша­ется не коман­ди­ром вави­лон­ской армии, а Самим Богом. Даже если коман­дир вави­лон­ской армии убеж­ден, что это он привел евреев в Вави­лон, на самом деле все это допу­стил все­власт­ный Вла­дыка все­лен­ной.

«Стройте домы и живите в них, и раз­во­дите сады и ешьте плоды их; берите жен и рож­дайте сыно­вей и доче­рей; и сыно­вьям своим берите жен и доче­рей своих отда­вайте в заму­же­ство, чтобы они рож­дали сыно­вей и доче­рей, и раз­мно­жай­тесь там, а не ума­ляй­тесь».

Снова Симон слышит напо­ми­на­ние о том, что в вави­лон­ском плену ему при­дется оста­ваться очень долго. Евреи вер­нутся в Иеру­са­лим не через несколько меся­цев. В дей­стви­тель­но­сти это займет семь­де­сят лет. В Вави­лоне Симон про­жи­вет всю жизнь. Он пони­мает, что у него не может быть мен­та­ли­тета беженца. Бог пове­ле­вает ему устами про­рока, что необ­хо­димо стро­ить дом, жениться, рожать детей. Слова про­рока он истол­ко­вы­вает так, что жениться ему нужно на еврей­ской жен­щине, а не на вави­ло­нянке. Далее в посла­нии гово­рится:

«И заботь­тесь о бла­го­со­сто­я­нии города, в кото­рый Я пере­се­лил вас, и моли­тесь за него Гос­поду; ибо при бла­го­со­сто­я­нии его и вам будет мир…»

При­нять такое Симону очень непро­сто. Бог пове­лел ему искать мира и бла­го­со­сто­я­ния вави­ло­нян? Мыс­лимо ли такое? Вави­ло­няне погу­били его семью, раз­ру­шили Иеру­са­лим, а ему дается настав­ле­ние молиться за бла­го­по­лу­чие пле­нив­шего его коман­дира! Если он будет про­цве­тать, бла­го­по­лу­чие придет и к Симону.

«Ибо так гово­рит Гос­подь: когда испол­нится вам в Вави­лоне семь­де­сят лет, тогда Я посещу вас и исполню доброе слово Мое о вас, чтобы воз­вра­тить вас на место сие. Ибо только Я знаю наме­ре­ния, какие имею о вас, гово­рит Гос­подь, наме­ре­ния во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущ­ность и надежду. И воз­зо­вете ко Мне, и пой­дете и помо­ли­тесь Мне, и Я услышу вас; и взы­щете Меня и най­дете, если взы­щете Меня всем серд­цем вашим. И буду Я найден вами, гово­рит Гос­подь, и воз­вращу вас из плена и соберу вас из всех наро­дов и из всех мест, куда Я изгнал вас, гово­рит Гос­подь, и воз­вращу вас в то место, откуда пере­се­лил вас».

Слушая посла­ние про­рока, Симон пони­мает, что должен быть даль­но­вид­ным. Речь идет не только о его поко­ле­нии – от дей­ствий евреев зави­сит судьба их потом­ков.

Неко­то­рые евреи в Вави­лоне не посту­пали по словам про­рока Иере­мии. Они ощу­щали себя жерт­вами и всеми силами рва­лись обратно в Иеру­са­лим. Они жили по прин­ципу кар­тинки № 1. Но были и другие, такие как Даниил и его три друга. Они жили по прин­ци­пам кар­тинки № 3 и пре­об­ра­жали целые цар­ства.

Даниил и его друзья не шли на ком­про­мисс с обсто­я­тель­ствами в ущерб отно­ше­ний с Богом, но в то же время и не устра­ня­лись от обще­ства, в кото­рое Бог их поме­стил. Дани­илу, Анании, Миса­илу и Азарии дали новые, вави­лон­ские, имена. Дани­ила назвали Вал­та­са­ром, Ананию – Седрах, Миса­ила – Миса­хом, а Азарию – Авде­наго. Авде­наго озна­чает «раб Наго». Наго – это имя вави­лон­ского боже­ства. Авде­наго не тер­зался по поводу своего нового имени и его жут­кого зна­че­ния. Он не думал, что отныне он явля­ется рабом Наго. Он знал, что Бог оста­ется все­мо­гу­щим Вла­ды­кой, Твор­цом неба и земли, и имя Его Яхве. За любовь к Богу Яхве и за свою пре­дан­ность Ему он был готов даже при­нять смерть в огнен­ной печи.

Семь­де­сят лет спустя евреи начали воз­вра­щаться в Иеру­са­лим неболь­шими груп­пами, как и обещал Гос­подь. Воз­вра­ще­ние евреев опи­сано в биб­лей­ских книгах Неемия, Ездра и других. В своей книге «Пре­об­ра­жа­ю­щая миссия» Дэвид Бош отме­тил, что наи­боль­шее вли­я­ние на другие народы евреи ока­зали именно в годы пле­не­ния и в период непо­сред­ственно после­до­вав­ший за вави­лон­ским пленом. Заметьте, это про­изо­шло не во время пре­бы­ва­ния в Египте, когда евреи жили по прин­ци­пам кар­тинки № 1, а в вави­лон­ском плену, когда они научи­лись жить по прин­ци­пам кар­тинки № 3.

Между Быт.50 и Исх.1 прошло четы­ре­ста лет. Почему Бог не гово­рил со Своим наро­дом во время его пре­бы­ва­ния в Египте? Мы знаем только о начале этого пери­ода и его конце, а что про­ис­хо­дило в сере­дине? Явля­ется ли «мол­ча­ние» Бога резуль­та­том обмир­ще­ния народа Божьего? Или они стали настолько этно­цен­тричны, что забыли Бога и смысл своего суще­ство­ва­ния? В Ветхом Завете нет книг, посвя­щен­ных этому пери­оду.

Что каса­ется вави­лон­ского плена, то в Ветхом Завете семи­де­ся­ти­лет­ний отре­зок вре­мени описан не в одной, а в несколь­ких книгах. Есть книги, опи­сы­ва­ю­щие время, пред­ше­ство­вав­шее пле­не­нию, и есть книги, посвя­щен­ные непо­сред­ственно плену и воз­вра­ще­нию евреев в Иеру­са­лим. Если открыть Библию на содер­жа­нии и про­смот­реть книги Вет­хого Завета, то мы увидим, что так или иначе с пле­не­нием народа Божьего свя­заны сле­ду­ю­щие из них: 4Царств, 1Паралипоменон, 2Паралипоменон, Ездра, Неемия, Есфирь, Псал­тирь, а также книги про­ро­ков Исайя, Иере­мия, Иезе­ки­иль, Даниил и др. Можем ли мы сде­лать вывод, что, когда народ Божий живет по прин­ци­пам кар­тинки № 3, Бог являет Свою силу в могу­ще­ствен­ных дея­ниях и нис­по­сы­лает народу Своему обиль­ные откро­ве­ния?

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. В эпи­графе к этой главе при­ве­дены слова хри­сти­а­нина из Иор­да­нии: «Если они хотят позна­ко­миться с нашим бого­сло­вием в чистом виде, им при­дется осво­ить хри­сти­ан­скую тер­ми­но­ло­гию». Что вы дума­ете об этом утвер­жде­нии в свете выска­зы­ва­ний Ахмада, при­ве­ден­ных далее?
  2. Слы­шали ли вы раньше такое истол­ко­ва­ние дей­ствий Иосифа, какое дано в этой главе? Что было для вас новым? Что пока­за­лось стран­ным?
  3. Каково зна­че­ние пери­о­дов пле­не­ния и изгна­ния для нашей жизни?
  4. Вос­при­ни­мают ли хри­стиан в вашей стране как этно­цен­трич­ную суб­куль­туру? Если да, то почему?
  5. Как живут хри­сти­ан­ские мень­шин­ства в мусуль­ман­ских стра­нах? Как вос­при­ни­мают хри­стиан мусуль­мане этих стран: как сооб­ще­ства, живу­щие по прин­ци­пам кар­тинки 1, 2 или 3?

^ Глава 9

^ Изо­ля­ция, или Учение без соли

«Мусуль­мане оса­ждают нас со всех сторон. Если мы не будем силь­ными, они нас сокру­шат»,
– хри­сти­а­нин из Эфи­о­пии.

В личном раз­го­воре Ахмад сказал: «Почему столько хри­стиан в Египте днем и ночью «воз­во­дят защит­ные валы» и зани­мают обо­ро­ни­тель­ную пози­цию? Тот же самый мен­та­ли­тет я заме­чаю и здесь, в Аме­рике. Основ­ная часть аме­ри­кан­ского обще­ства отно­сится к Рели­ги­оз­ному праву с подо­зри­тель­но­стью».

В преды­ду­щей главе рас­смат­ри­ва­лись два основ­ных пери­ода вет­хо­за­вет­ной исто­рии изра­иль­ского народа, период еги­пет­ского и вави­лон­ского пле­не­ний. В Египте народ Божий по боль­шей части соот­вет­ство­вал кар­тинке № 1, а воз­можно и кар­тинке № 2. Прин­ципы кар­тинки № 3 оста­ва­лись для них недо­ся­га­е­мыми – они не смогли быть в мире, но не от мира. Бла­го­сло­ве­нием для наро­дов они не стали. Такой вывод можно сде­лать на осно­ва­нии того факта, что, согласно Исх.1, егип­тяне отно­си­лись к евреям, про­жив­шим бок о бок с ними четы­ре­ста лет, с насто­ро­жен­но­стью, опа­са­ясь, что в случае войны они могут пере­мет­нуться на сто­рону врага. В отли­чие от еги­пет­ского пери­ода, в вави­лон­ском изгна­нии народ Божий соот­вет­ство­вал кар­тинке № 3. Даниил и его друзья ока­зы­вали пре­об­ра­жа­ю­щее вли­я­ние на цар­ства.

В этой главе речь пойдет о том, как анализ этих двух пери­о­дов можно при­ме­нить к совре­мен­ному миру. Я рас­скажу вам об одном из своих еги­пет­ских друзей, Саму­иле, и о том, как уроки, почерп­ну­тые из иссле­до­ва­ния еги­пет­ского и вави­лон­ского пери­о­дов в исто­рии народа Божьего, были реа­ли­зо­ваны им в повсе­днев­ной жизни в Египте. Сле­дует ска­зать, что выводы по этим двум основ­ным исто­ри­че­ским пери­о­дам, при­ме­нимы в любой стране мире, не только в Египте.

Для начала вспом­ним три выше­при­ве­ден­ных кар­тинки, и что они озна­чают.

Кар­тинка № 1. Изо­ля­ция. «Святая тусовка». Мен­та­ли­тет защит­ной стойки.

pic4

Кар­тинка № 2. Ком­про­мисс с миром. Учи­теля, поте­ряв­шие учение.

pic5

Кар­тинка № 3. В мире, но не от мира. Соль и свет. Бла­го­сло­ве­ние наро­дам.

pic6

^ Изо­ля­ция как про­ти­во­по­лож­ность обще­ния с миром

С 1975 по 1990 годы мы с женой жили в Египте. В какой-то момент мы даже стали серьезно поду­мы­вать о том, чтобы остаться здесь жить навсе­гда, но Бог рас­по­ря­дился иначе, и в январе 1991 года мы пере­бра­лись в Соеди­нен­ные Штаты.36) Пока мы жили в Египте, одним из самых близ­ких моих друзей был Самуил, еван­гель­ский хри­сти­а­нин, при­над­ле­жав­ший к копт­ской церкви.37)

С Саму­и­лом я позна­ко­мился в биб­лей­ской группе в первый год своего пре­бы­ва­ния в Египте. В то время он рабо­тал учи­те­лем в госу­дар­ствен­ной школе, нахо­див­шейся в пяти мину­тах ходьбы от его дома. На работу он при­хо­дил к восьми, а уходил в пол­день. Пла­тили ему очень мало. Оста­ток дня он про­во­дил в церкви и со вре­ме­нем стал выпол­нять мно­же­ство ответ­ствен­ных ролей. Его даже при­гла­сили участ­во­вать в совете ста­рей­шин, хотя в то время он не был ста­рей­ши­ной.

Одна­жды Самуил пришел ко мне с ново­стью, что ему пред­ло­жили хоро­шую работу на боль­шой ста­ле­ли­тей­ной фаб­рике. При отлич­ной зар­плате был серьез­ный недо­ста­ток. Его ожидал стро­гий рабо­чий график: с семи утра до пяти вечера, шесть дней в неделю. Кроме того, до места и обратно рабо­чих раз­во­зил заказ­ной авто­бус, и поездка зани­мала час в одном направ­ле­нии. Иными сло­вами, его ждал две­на­дца­ти­ча­со­вой рабо­чий день, и Самуил не знал, согла­шаться или нет.

Я задал ему вопрос: «Самуил, разве ты не соби­ра­ешься жениться в бли­жай­шем буду­щем?» Он отве­тил, что соби­ра­ется, и я спро­сил, почему же он колеб­лется в отно­ше­нии работы, кото­рая сулит ему при­лич­ный доход. Очень скоро мне стали понятны его опа­се­ния: он бес­по­ко­ился о своем слу­же­нии в церкви, кото­рое ему при­шлось бы оста­вить. Тогда я обра­тил его вни­ма­ние на бес­чис­лен­ные воз­мож­но­сти для слу­же­ния среди коллег по работе, осо­бенно учи­ты­вая тот факт, что девя­но­сто про­цен­тов пер­со­нала фаб­рики – мусуль­мане. В конце концов он согла­сился, что если он примет пред­ло­же­ние о работе, люди, кото­рых он настав­лял в церкви, научатся брать на себя ответ­ствен­ность и воз­рас­тут в бла­го­дати. В тот день Самуил пообе­щал, что будет молиться о новом пред­ло­же­нии.

Через несколько дней он и еще один веру­ю­щий из его церкви были при­няты на фаб­рику. На сле­ду­ю­щее утро, без пяти шесть, их ожидал фаб­рич­ный авто­бус. Магед, второй хри­сти­а­нин, наня­тый на фаб­рику, жил по прин­ци­пам кар­тинки № 1. Садясь в запол­нен­ный на треть авто­бус, Магед при­вет­ство­вал рабо­чих хри­сти­ан­ским при­вет­ствием: «Доброе утро». Никто ему не отве­тил, и никто не захо­тел сидеть рядом с ним. Магед прошел на заднюю пло­щадку и сел в послед­нем ряду один. После него в авто­бус вошел Самуил и широ­кой улыб­кой на лице при­вет­ство­вал рабо­чих мусуль­ман­ским при­вет­ствием: «Асалам алей­кум» (Мир вам). В ответ раз­да­лись друж­ные голоса: «Ва алей­кум салам ва рам­хату Аллах ва бара­ка­тур» (Мир и тебе и милость Божья и бла­го­сло­ве­ние). Все сразу захо­тели с ним сидеть, и Самуил устро­ился рядом с мусуль­ма­ни­ном. Так за пят­на­дцать секунд Магед и Самуил дали окру­жа­ю­щим понять, кто они такие.

В одну из пятниц, недели две после начала работы на фаб­рике, Самуил зашел ко мне в гости, и я поин­те­ре­со­вался, как идут его дела на новой работе. Он сказал, что воз­мож­но­сти для бла­го­вест­во­ва­ния бес­чис­ленны, но вышло так, что с пер­вого дня работы на фаб­рике он прак­ти­че­ски забро­сил Писа­ние. Раньше он каждое утро про­во­дил в молитве и в обще­нии с Богом, но, начав рабо­тать на фаб­рике, он с трудом под­ни­мался утром, а вече­ром падал от уста­ло­сти, не в состо­я­нии читать Библию. Мы обсу­дили воз­мож­ные вари­анты, и он принял реше­ние читать Библию в авто­бусе по дороге на работу. На сле­ду­ю­щее утро он взял с собой свой малень­кий Новый Завет и по дороге читал Еван­ге­лие от Марка. Сидя­щий рядом мусуль­ма­нин все время загля­ды­вал в его книгу, пыта­ясь понять, что же он читает. Самуил мыс­ленно воз­звал к Богу: «Гос­поди, дай мне хотя бы пять минут покоя!» Но потом он попро­сил у Бога про­ще­ние за свое нетер­пе­ние и недо­ста­ток любви. Обер­нув­шись к соседу, он сказал, что читает о жизни Иисуса Христа, и спро­сил, не хочет ли тот послу­шать. Чело­век охотно согла­сился, и в то утро Самуил читал Библию с мусуль­ма­ни­ном. С этого дня он каждое утро читал Библию и молился в авто­бусе, иногда в оди­но­че­стве, а иногда в ком­па­нии с дру­гими рабо­чими фаб­рики, что нередко пере­хо­дило в воз­мож­ность для бла­го­вест­во­ва­ния.

Спустя несколько недель Самуил вос­тор­женно рас­ска­зы­вал мне о том, как много на работе воз­мож­но­стей для про­яв­ле­ния любви к мусуль­ма­нам и для обще­ния с ними. Но скоро перед ним стала другая труд­ность. С тех пор как он начала рабо­тать на фаб­рике, он пере­стал регу­лярно повто­рять заучен­ные наизусть стихи Писа­ния. Раньше он каждую неделю заучи­вал по два стихи и регу­лярно повто­рял уже выучен­ные, но после при­хода на фаб­рику про­цесс заглох. В конце нашего раз­го­вора ему пришла в голову идея, кото­рая повергла меня в шок. Но у Саму­ила храб­рое сердце, и его идея вполне соот­вет­ство­вала его храб­ро­сти. Он сказал, что на работе у них три пере­рыва: в десять утра, в пол­день и в три часа дня. Идея заклю­ча­лась в том, чтобы повто­рять стихи в десять утра, попро­сив одного из рабо­чих про­ве­рять по кар­точ­кам точ­ность его цити­ро­ва­ния. Зная, что боль­шин­ство рабо­чих – мусуль­мане, я сильно сомне­вался в разум­но­сти такого плана.

Через несколько дней я поин­те­ре­со­вался, как реа­ли­зу­ется его план. Он сказал, что на сле­ду­ю­щий день после нашего раз­го­вора он взял на работу кожа­ную сумочку со сти­хами на кар­тон­ных кар­точ­ках и, ока­зав­шись в авто­бусе, пере­дал ее сидев­шему рядом мусуль­ма­нину. Объ­яс­нив, что на кар­точ­ках стихи из книг Таврат и Инджил, он попро­сил его про­ве­рить точ­ность цити­ро­ва­ния. Мусуль­ма­нин отнесся к делу со всей ответ­ствен­но­стью. Каждый раз, когда Самуил допус­кал ошибку, тот оста­нав­ли­вал его и просил повто­рить стих пять раз. Мой друг при­знался, что еще нико­гда в жизни не учил стихи так скру­пу­лезно.

В даль­ней­шем пят­на­дца­ти­ми­нут­ные пере­рывы нередко пре­вра­ща­лись из повтора стихов в воз­мож­ность для бла­го­вест­во­ва­ния. Но бывало и наобо­рот: один чело­век, узнав, что в сумочке стихи из Библии, швыр­нул кар­точки на пол и взмо­лился Богу о про­ще­нии за то, что под­верг себя осквер­не­нию. Если бы подоб­ное про­изо­шло со мной, я бы серьезно засо­мне­вался в том, что идея повто­рять стихи с помо­щью мусуль­ман удачна. Самуил же быстро нашелся: «Ну и что? Зато я сразу узнаю, кто передо мной: откры­тый чело­век или фана­тик».

Через несколько меся­цев после того, как Самуил начал рабо­тать на фаб­рике, насту­пил месяц Рама­дан. Была сере­дина лета. Мусуль­мане при­дер­жи­ва­ются лун­ного кален­даря, кото­рый короче нашего, и Рама­дан выпа­дает на разные вре­мена года: иногда на весну, а иногда на зиму или лето. В месяц Рама­дан мусуль­мане постятся, воз­дер­жи­ва­ясь от воды и пищи с рас­света до заката. Если Рама­дан выпа­дает на зиму, поститься не так тяжело. Дни коротки, и к тому же постя­щи­еся не так стра­дают от силь­ной жажды. Но если Рама­дан выпа­дает на лето, когда дни про­дол­жи­тельны, люди муча­ются от нестер­пи­мой жажды. Как и другие хри­сти­ане на фаб­рике, Самуил ел и пил в неболь­шой ком­натке во время трех пере­ры­вов, пока мусуль­мане изне­мо­гали на солн­це­пеке. Мусуль­мане знали, что хри­сти­ане делают в этой ком­натке и нена­ви­дели их за это.

Пару недель Самуил ел и пил вместе с хри­сти­а­нами, но потом почув­ство­вал, что что-то не так. Он попро­сил Бога о муд­ро­сти, и у него появи­лась идея. Ему пришло в голову, что он может поститься вместе с мусуль­ма­нами, но делать это иначе, чем они. Он не соби­рался ста­но­виться мусуль­ма­ни­ном; он лишь хотел быть похо­жим на мусуль­ман, чтобы стать для них другом и, в конеч­ном итоге, при­влечь их сердца ко Христу (см. 1Кор.9:19–23). Его реше­ние заклю­ча­лось в том, чтобы зав­тра­кать каждое утро, прежде чем выйти из дома в шесть утра. По воз­вра­ще­нии же домой к шести вечера его будет ждать при­го­тов­лен­ный ужин. Таким обра­зом, он решил поститься с шести утра до шести вечера. Мусуль­мане же обычно встают в четыре утра, чтобы позав­тра­кать до рас­света и постятся до самого заката, кото­рый в это время года в семь трид­цать вечера. Самуил хотел пока­зать своим дру­зьям-мусуль­ма­нам, что постится из любви к ним, не ради того, чтобы заслу­жить Божью любовь.

Один его кол­лега, инже­нер, как-то раз заме­тил, что Самуил не ест с хри­сти­а­нами во время пере­ры­вов, и спро­сил: «Ты постишься?». «Да», – отве­тил Самуил. «Как мы?» Самуил объ­яс­нил, что постится с шести до шести. Тогда инже­нер спро­сил его: «Это пра­во­слав­ный пост?» Самуил отве­тил, что пра­во­слав­ные во время поста воз­дер­жи­ва­ются лишь от неко­то­рых про­дук­тов. Поду­мав, инже­нер заклю­чил, что Самуил постится по-про­те­стант­ски, на что Самуил сказал, что у про­те­стан­тов не при­нято поститься. «Почему же ты постишься?» – поин­те­ре­со­вался он. У Саму­ила появи­лась воз­мож­ность объ­яс­нить, что любя­щий Бог не сбро­сил Свое учение с неба как бас­кет­боль­ный мяч, ожидая, что мы его пой­маем. Он воз­лю­бил нас во Христе так, что Сам сошел к нам на землю.

Как-то раз выдался необы­чайно жаркий день. Около полу­дня Самуил и двое инже­не­ров-мусуль­ман шли под паля­щим полу­ден­ным солн­цем, и вне­запно Самуил поте­рял созна­ние. Кол­леги отта­щили его в тень и уса­дили на кресло, а вокруг них быстро собра­лись люди. Один из двух инже­не­ров сбегал за кув­ши­ном воды и ста­ка­ном. Они брыз­гали водой на лицо Саму­ила до тех пор, пока он не вер­нулся в созна­ние, а потом инже­нер напол­нил стакан водой и про­тя­нул Саму­илу со сло­вами: «Мы знаем, что ты нас любишь. Пост или не пост, но ты должен выпить воды».

Для меня Самуил – один из тех, кто являет собой пример кар­тинки № 3. В его жизни прин­цип «в мире, но от мира» про­яв­ля­ется в полной мере. Думаю, что когда Бог смот­рит на его жизнь, сердце Его испол­ня­ется радо­стью.

^ Пара­ли­зу­ю­щий страх

Каждый хри­сти­а­нин, так или иначе, стал­ки­ва­ется в жизни с одним из двух иску­ше­ний: изо­ли­ро­ваться от обще­ства, в кото­ром живет, или стать бес­цвет­ным, прес­ным и поте­рять соль хри­сти­ан­ства. В одной из преды­ду­щих глав я уже упо­ми­нал о том, как я устра­и­вал для еги­пет­ских друзей изу­че­ние ряда биб­лей­ских тем, от Бытия до Откро­ве­ния. Одна из тем зву­чала так: «Что есть Еван­ге­лие, или Благая весть, для мусуль­ман?» В самом конце изу­че­ния мы заду­ма­лись над тем, что мешает нам испол­нять волю Божью на этом поприще, и пришли к выводу, что глав­ное пре­пят­ствие – страх. Позже участ­ники этих встреч тща­тельно изу­чили биб­лей­ские стихи по теме «страх», потра­тив на это несколько меся­цев. В резуль­тате многие из них осво­бо­ди­лись от пара­ли­зу­ю­щего страха.

За несколько лет до того, как про­во­ди­лось это изу­че­ние, я какое-то время жил на Кипре,38) и ко мне в гости при­е­хал Самуил. Обсу­див ситу­а­цию со слу­же­нием в Египте, мы пришли к выводу, что самое опас­ное оружие в руках дья­вола это страх. Страх пара­ли­зует детей Божьих. Мы вспом­нили наших общих друзей, кото­рых дьявол с помо­щью страха загнал в угол. Думая о них, я пред­ста­вил загнан­ных в угол людей, кото­рые боятся дви­нуться с места и пере­сту­пить через начер­чен­ную дья­во­лом линию, через кото­рую тот строго-настрого запре­тил им пере­сту­пать. Пред­став­ляю, что чув­ствует Бог, видя, что Его дети загнаны в угол.

Мы долго раз­го­ва­ри­вали и моли­лись, а потом я спро­сил Саму­ила: «А чего боишься ты?» Самуил уже был женат, и у него было трое детей. Он отве­тил: «Боюсь, что в два или три часа ночи нагря­нет тайная поли­ция, посту­чит в дверь и скажет, что меня вызы­вают в глав­ное управ­ле­ние на интер­вью. Но я знаю, что это не просто интер­вью, а несколько меся­цев или лет тюрьмы».

Я снова спро­сил: «Чего ты боишься?» Он отве­тил, что не слиш­ком бес­по­ко­ится за свою семью, поскольку цер­ковь клят­венно пообе­щала ему, что поза­бо­тится о них. Потом он сказал, что если его жене пове­зет, то она найдет его в первой же тюрьме. В про­тив­ном случае ей при­дется обойти все тюрьмы Египта – они раз­бро­саны по всей стране. Потом Самуил вспом­нил, что в еги­пет­ских тюрь­мах кормят ужасно, и, как пра­вило, заклю­чен­ные едят то, что им при­но­сят род­ствен­ники. Но Самуил не слиш­ком боялся плохой еды – он был уверен, что сможет быстро подру­житься с дру­гими заклю­чен­ными, и те поде­лятся с ним едой.

Тогда я спро­сил в третий раз: «Чего же ты боишься?» Немного поду­мав, он при­знался: «Боюсь, что меня возь­мут под арест очень быстро, и я не успею взять очки, меди­ка­менты, зубную щетку и Библию». После нашего раз­го­вора он оста­вил «заве­ща­ние» одному близ­кому другу отно­си­тельно своей семьи и собрал неболь­шой порт­фель, в кото­рый уложил пижаму, зубную щетку и пасту, очки для чтения, Библию и меди­ка­менты, кото­рые посто­янно обнов­ля­лись соот­вет­ственно сроку год­но­сти. Порт­фель был собран в начале девя­но­стых годов, но, пока Самуил жил в Египте, он ему не пона­до­бился. Как только Самуил выявил источ­ник своего страха и пред­при­нял шаги по его пре­одо­ле­нию, корень страха был вырван.39)

В 2004 году Саму­ила вызвали в управ­ле­ние тайной поли­ции. Он должен был явиться в назна­чен­ный час. Как пра­вило, те, кого вызы­вают на интер­вью, при­ез­жают вовремя или даже раньше. После этого они про­во­дят несколько часов в томи­тель­ном ожи­да­нии. Тайная поли­ция наме­ренно застав­ляет людей ждать, чтобы те подольше муча­лись стра­хами и бес­по­кой­ством. Когда их, нако­нец, вызы­вают, они настолько изму­чены пере­жи­ва­ни­ями, что легко идут на сотруд­ни­че­ство. Страх под­го­тав­ли­вает их к тому, чтобы сооб­щить поли­ции все, что они знают.

Самуил рас­ска­зал мне, что в тот день, отправ­ля­ясь в тайную поли­цию, он спе­ци­ально оделся с иго­лочки, как на сва­дьбу. Наме­ренно опоз­дав на пол­часа, он уселся в кресло нога на ногу и демон­стра­тивно погру­зился в газету. Вскоре его вызвали и при­ня­лись вся­че­ски угро­жать. Сокра­тим рас­сказ, сказав, что угрозы ни к чему не при­вели.40)

Впо­след­ствии они пред­при­няли еще одну попытку воз­дей­ство­вать на Саму­ила. Они стали пооче­редно допра­ши­вать всех его друзей и коллег, зада­вая каж­дому один и тот же вопрос: «Что вам известно о Саму­иле?» Неко­то­рые не под­да­лись на про­во­ка­цию, но были и те, кто из страха, по вну­ше­нию сатаны, отка­за­лись рабо­тать с Саму­и­лом.

В июле 2005 года мы с женой при­е­хали в Египет на пару недель по особой одно­ра­зо­вой визе. Целью этой поездки было посе­ще­ние кон­фе­рен­ции, на кото­рой я услы­шал одну из лучших про­по­ве­дей о страхе. Про­по­вед­ни­ком был Самуил.

Быть в мире, но не от мира – тяже­лей­шая задача. Как просто изо­ли­ро­ваться от других, жить в без­опас­но­сти в своей соб­ствен­ной суб­куль­туре, не видеть и не слы­шать нужд окру­жа­ю­щих нас людей! Как просто отка­заться от соли хри­сти­ан­ского учения из страха перед гоне­ни­ями или из жела­ния осво­бо­диться от лишних бес­по­койств! Самуил – один из тех, кто научился балан­си­ро­вать между этими двумя край­но­стями.

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Что вы дума­ете о выска­зы­ва­ниях Ахмада отно­си­тельно хри­стиан в Египте и Аме­рике? Прав ли хри­сти­а­нин из Эфи­о­пии?
  2. Кто те люди, кото­рые вопло­щают для вас прин­цип «в мире, но не от мира»?
  3. Каким обра­зом им уда­ется избе­жать край­но­стей кар­тинки № 1 и кар­тинки № 2?
  4. Какие пара­ли­зу­ю­щие волю страхи типичны для хри­стиан в вашей стране?

^ Глава 10

^ Сила пара­дигмы

«Нам известны истин­ные нужды мусуль­ман. Они нуж­да­ются в вере в Иисуса Христа и спа­се­нии»,
– хри­сти­а­нин из Индо­не­зии.

Как-то раз Ахмад сказал мне: «Не могу понять, почему мне так трудно доне­сти до аме­ри­кан­цев, в чем на самом деле заклю­ча­ются мои реально ощу­ти­мые нужды. Эти добрые хри­сти­ане, кото­рых я люблю, сами решают, что мне нужно, и не соби­ра­ются спра­ши­вать об этом меня».

Когда аме­ри­кан­ская сту­дентка Нэнси воз­вра­ща­лась домой в обще­жи­тие поздно вече­ром, на нее напал моло­дой муж­чина. Он заклеил ей рот клей­кой лентой, чтобы никто не услы­шал криков, и изна­си­ло­вал. Затем насиль­ник при­вя­зал ее к дереву и скрылся. Нэнси обна­ру­жили спустя неко­то­рое время и сразу же отвезли в неот­ложку для ока­за­ния первой помощи. Ее стра­да­ния были просто ужасны. Она испы­ты­вала физи­че­скую боль, стыд, уни­же­ние, но острее всего было чув­ство позора. Во время изна­си­ло­ва­ния она на корот­кий момент, напо­по­лам с болью и ужасом, почув­ство­вала сек­су­аль­ное удо­воль­ствие.

Через какое-то время она в подроб­но­стях открыла свои чув­ства пси­хо­логу-кон­суль­танту в уни­вер­си­тете. Со сле­зами на глазах она при­зна­лась, что ощу­щает стыд по поводу потери дев­ствен­но­сти. Кроме того, она чув­ство­вала себя вино­ва­той за то, что на крат­кий миг почув­ство­вала сек­су­аль­ное удо­воль­ствие. Но самое глав­ное, она во всех подроб­но­стях опи­сала не остав­ляв­шее ее чув­ство стыда, позора, нечи­стоты.

В ходе кон­суль­та­ций пси­хо­лог уде­лила глав­ное вни­ма­ние чув­ству вины и пол­но­стью игно­ри­ро­вала другие аспекты пси­хо­ло­ги­че­ской травмы. По окон­ча­нии кон­суль­та­ций пси­хо­лог была довольна резуль­та­тами своей работы. Ей уда­лось убе­дить Нэнси, что она не вино­вата в том, что на корот­кий мир почув­ство­вала сек­су­аль­ное удо­воль­ствие. Нэнси же оце­ни­вала резуль­таты кон­суль­та­ций иначе. Чув­ство позора и осквер­нен­но­сти не ушло.

Часто, когда мы обща­емся с мусуль­ма­нами, нам кажется, что мы цели­ком и пол­но­стью их пони­маем, а на самом деле мы гово­рим с ними на другом языке. Пси­хо­лог была убеж­дена, что, раз­ре­шив про­блему вины, она помо­жет Нэнси изба­виться от гне­ту­щих ее чувств. Нэнси, однако, чув­ство­вала, что ей нужно совер­шенно другое. Самой острой ее нуждой было спра­виться с чув­ством позора, внут­рен­ней нечи­стоты. Дру­гими сло­вами, ее бес­по­ко­ило не чув­ство вины, а чув­ство стыда и осквер­нен­но­сти.

^ Разные пара­дигмы

Как-то раз мы с женой при­гла­сили зна­ко­мую мусуль­манку схо­дить с нами на фильм «Стра­сти Хри­стовы». Но, прежде чем отпра­виться в кино, мы зашли к ней в гости. Я хотел яснее рас­ска­зать ей Еван­ге­лие, чтобы во время про­смотра она могла вос­при­ни­мать рас­пя­тие и вос­кре­се­ние Христа в кон­тек­сте еван­гель­ской вести. Еван­ге­лие я изло­жил тра­ди­ци­он­ным спо­со­бом, нари­со­вав кар­тину Божьей свя­то­сти и пра­вед­но­сти. Я рас­ска­зал ей о грехе и воз­мез­дии за грех, и о том, что Хри­стос совер­шил на кресте и в вос­кре­се­нии.

Раз­ница была лишь в том, что на этот раз я описал грех не только в кон­тек­сте вины и пра­вед­но­сти, но и в кон­тек­сте чести и позора, осквер­не­ния (над­жаса) и очи­ще­ния (тахара), а также в кон­тек­сте страха и силы. Когда я закон­чил свой рас­сказ, к нашему удив­ле­нию и радо­сти жен­щина вос­клик­нула: «Ах, как бы я хотела быть чистой!» Она не ска­зала: «Как бы я хотела быть про­щен­ной», потому что не испы­ты­вала чув­ства вины. Она чув­ство­вала, что нуж­да­ется не в про­ще­нии вины, а во внут­рен­нем очи­ще­нии того, что мы назы­ваем пороч­но­стью, или испор­чен­но­стью чело­ве­че­ской при­роды.41)

Несколько лет назад я про­чи­тал книгу Роланда Мюл­лера под назва­нием «Честь и позор: ключ, отпи­ра­ю­щий дверь».42) В своей книге Мюллер опи­сы­вает четыре основ­ных пара­дигмы:43) вина/праведность, позор/честь, осквернение/очищение, страх/сила. По мнению автора, пара­дигма вина/праведность типична для хри­сти­ан­ского Запада, тогда как пара­дигма позор/честь и осквернение/очищение более всего рас­про­стра­нена в мусуль­ман­ских стра­нах.

На самом же деле, пара­дигма позор/честь рас­про­стра­нена не только в мусуль­ман­ских стра­нах, но и на всей тер­ри­то­рии от север­ной Африки до Кореи. Пара­дигма страх/сила типична для «народ­ного» мусуль­ман­ства в мусуль­ман­ских стра­нах и в ряде афри­кан­ских стран, где широко прак­ти­ку­ется магия и обще­ние с демо­нами. Мюллер совер­шенно верно отме­чает, что в Библии пред­став­лены все четыре пара­дигмы. Соот­вет­ственно, наша задача – научиться доно­сить Благую весть с учетом всех четы­рех пара­дигм, начи­ная с той, кото­рая наи­бо­лее соот­вет­ствует потреб­но­стям кон­крет­ного чело­века.

Чаще всего хри­сти­ане при изло­же­нии Благой вести сводят Еван­ге­лие к личной уве­рен­но­сти в полном и вечном про­ще­нии (вина/праведность, юри­ди­че­ская пара­дигма). Но, воз­можно, у Еван­ге­лия есть и другие изме­ре­ния? К при­меру, дает ли Еван­ге­лие уве­рен­ность в том, что мы можем в полной мере и навсе­гда очи­ститься от внут­рен­ней скверны, от внут­рен­ней нечи­стоты? И, нако­нец, дает ли Еван­ге­лие уве­рен­ность в том, что мы можем в полной мере и навсе­гда осво­бо­диться от пут страха? Если сво­дить Еван­ге­лие исклю­чи­тельно к пара­дигме вина/праведность, это будет непол­ное, усе­чен­ное Еван­ге­лие. В Библии широко пред­став­лены все четыре пара­дигмы, но по какой-то при­чине хри­сти­ане, осо­бенно хри­сти­ане Запада, научи­лись заме­чать только пара­дигму вина/праведность. Объ­яс­ня­ется это рядом причин:

  1. Посла­ния Павла полны юри­ди­че­ских тер­ми­нов, таких как вина, плата за грех, суд и оправ­да­ние.
  2. Ранние отцы Церкви были не только бого­сло­вами; неко­то­рые из них были юри­стами, напри­мер, Квинт Тер­тул­лиан (ок. 160–225 гг.) и Авре­лий Пру­ден­ций (ок. 348–405 гг.). Среди бого­сло­вов-рефор­ма­то­ров тоже было немало юри­стов, напри­мер Каль­вин. Вот почему наши биб­лей­ские ком­мен­та­рии пест­рят юри­ди­че­ской тер­ми­но­ло­гией.
  3. Юри­ди­че­ские тер­мины лежат в основе наи­бо­лее попу­ляр­ных и часто исполь­зу­е­мых мис­си­о­не­рами еван­ге­ли­за­ци­он­ных посо­бий, кото­рые состав­лены в Аме­рике.
  4. Зна­ме­ни­тые еван­ге­ли­сты два­дца­того века, при­влек­шие ко Христу огром­ное коли­че­ство людей по всему миру, опи­ра­лись на пара­дигму вина/праведность. Самый яркий тому пример – Билли Грэм.
  5. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство чита­ю­щих эту книгу скажут, что изме­нив­шее их жизнь Еван­ге­лие было впер­вые услы­шано ими в юри­ди­че­ской трак­товке (вина/праведность).
  6. Биб­лей­ские ком­мен­та­рии, широко исполь­зу­е­мые по всему миру, носят «запад­ную» окраску. Во-первых, англий­ский – меж­ду­на­род­ный язык, во-вторых, запад­ная цер­ковь рас­по­ла­гает зна­чи­тель­ными мате­ри­аль­ными ресур­сами, а, в‑третьих, на Западе живут и рабо­тают извест­ней­шие биб­лей­ские бого­словы. Ком­мен­та­рии, напи­сан­ные по-англий­ски аме­ри­кан­ским биб­ле­и­стом на основе пара­дигмы вина/праведность, будут пере­ве­дены на другие языки с гораздо боль­шей веро­ят­но­стью, чем ком­мен­та­рии араб­ского биб­ле­и­ста, напи­сан­ные по-араб­ски и исхо­дя­щие из пара­дигмы позор/честь.

В силу этих и других причин боль­шин­ство из нас, читая Свя­щен­ное Писа­ние, про­се­и­вает инфор­ма­цию через некий фильтр. Этот фильтр влияет не только на то, как мы пони­маем и доно­сим Еван­ге­лие, но и на то, как мы истол­ко­вы­ваем Писа­ние. Даже будучи арабом по про­ис­хож­де­нию, про­жив­шим на Ближ­нем Востоке боль­шую часть жизни, я ловлю себя на мысли, что в боль­шин­стве слу­чаев читаю Библию через призму запад­ной тра­ди­ции. Мой друг и учи­тель д‑р Кеннет Бейли помог мне осо­знать нали­чие этой про­блемы и при­звал читать Библию «по-араб­ски». Скорее всего, мой родной город, в кото­ром я вырос до появ­ле­ния элек­три­че­ства, теле­фо­нов, радио и теле­ви­зо­ров, гораздо ближе к биб­лей­ской куль­туре, чем можно себе вооб­ра­зить. Кроме того, у меня в запасе мно­же­ство кон­крет­ных при­ме­ров того, как можно с помо­щью других пара­дигм выявить в Писа­нии глу­бину, недо­ступ­ную для узкого взгляда. Рас­смот­рим пару иллю­стра­ций, под­ска­зан­ных Кен­не­том Бейли.44)

^ Слепая зона

Одна из притч Иисуса звучит так:

«И сказал им: поло­жим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в пол­ночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего пред­ло­жить ему; а тот изнутри скажет ему в ответ: не бес­по­кой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе. Если, говорю вам, он не вста­нет и не даст ему по дружбе с ним, то по неот­ступ­но­сти [anaidiea] его, встав, даст ему, сколько просит» (Лк.11:5–8)

Гре­че­ское слово «anaidiea» в стихе 8 имеет несколько оттен­ков зна­че­ния. Пере­вод­чики ста­ра­ются найти и исполь­зо­вать тот отте­нок, кото­рый лучше всего отра­жает зна­че­ние в этом кон­крет­ном кон­тек­сте. В пере­воде ISV (меж­ду­на­род­ная стан­дарт­ная версия) исполь­зо­вано слово «упор­ство», в ASV (аме­ри­кан­ская стан­дарт­ная версия) – слово «настой­чи­вость», а в NIV (новая меж­ду­на­род­ная версия) – «дерз­но­ве­ние». У гре­че­ского слова есть и еще один отте­нок, «бес­стыд­ство», кото­рое напря­мую свя­зано с честью/бесчестием. Какой отте­нок зна­че­ния наи­бо­лее уме­стен в данном кон­тек­сте? Отве­тить на этот вопрос помо­жет куль­турно-исто­ри­че­ский кон­текст.

Пред­ста­вим, что эта исто­рия про­ис­хо­дит в обыч­ной иудей­ской деревне во вре­мена Христа. В те вре­мена у людей не было ни теле­фо­нов, ни элек­три­че­ства, ни Мак­до­нал­дсов. Неожи­данно к чело­веку при­хо­дит посреди ночи гость и сооб­щает, что он голо­ден. Хозя­ину дома и его жене неудобно за то, что у них нет в доме даже хлеба, основ­ного про­дукта. Свежий хлеб они соби­ра­лись печь только завтра. Хозяин дома отправ­ля­ется к своему другу, чтобы попро­сить хлеба. Не забы­вайте, что у них нет ни теле­фо­нов, ни двер­ных звон­ков, а поэтому он просто стучит в дверь. На улице темно, элек­три­че­ских фона­рей еще не изоб­рели. Сверху из окна выгля­ды­вает чело­век и видит, как кто-то сту­чится к нему в дверь, держа в руке фонарь. Он не видит его лица, фонарь слиш­ком туск­лый, и потому кричит: «Кто там?»

Сто­я­щий у двери отве­чает: «Друг, дай мне взаймы три хлеба. Ко мне пришел гость, мне нечем его накор­мить». Хозяин дома узнает голос посе­ти­теля. Разумно ли пред­по­ло­жить, что после этого он может ска­зать: «Оставь меня в покое. Двери уже заперты, дети спят. Я не могу тебе ничего дать»? Скорее всего, его соседи уже просну­лись и вни­ма­тельно следят за раз­го­во­ром. По голо­сам они узнали гово­ря­щих. Если хозяин дома отка­жет своему другу, как назав­тра он посмот­рит в глаза своим сосе­дям? Ведь в этой куль­туре госте­при­им­ство – прежде всего.

Если рас­смат­ри­вать слово «anaidiea» через пара­дигму позора/чести, едва ли «упор­ство» будет пра­виль­ным пере­во­дом. Мыс­лимо ли, чтобы отверг­ну­тый и уни­жен­ный чело­век про­дол­жал упорно бара­ба­нить в дверь, кото­рую ему не хотят отпи­рать? Пред­ста­вить такое просто невоз­можно! Эта притча о чести и позоре, а не об упор­стве. Об упор­стве гово­рит другая притча.45) Что же пыта­ется доне­сти Иисус в этой притче? Он учит не упор­ству, а дерз­но­ве­нию, как пере­ве­дено в версии NIV. Иисус под­чер­ки­вает, что Бог непре­менно отве­тит на наши молитвы, потому что Он верен Своим обе­ща­ниям. Отве­тить на наши молитвы для Него дело чести.

Прежде чем перейти к дру­гому отрывку, вспом­ним, что на Ближ­нем Востоке путе­ше­ствен­ники, при­ходя в город или деревню, обычно оста­нав­ли­ва­ются у род­ствен­ни­ков или друзей. Если они никого в этом месте не знают, они могут оста­но­виться на посто­я­лом дворе у одного из бога­тых жите­лей деревни. Помните также, что никто зара­нее не сооб­щает о своем при­ходе.

В другом отрывке из Еван­ге­лия от Луки рас­ска­зы­ва­ется о рож­де­стве Иисуса Христа.

«В те дни вышло от кесаря Авгу­ста пове­ле­ние сде­лать пере­пись по всей земле. Эта пере­пись была первая в прав­ле­ние Кви­ри­ния Сириею. И пошли все запи­сы­ваться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Гали­леи, из города Наза­рета, в Иудею, в город Дави­дов, назы­ва­е­мый Виф­леем, потому что он был из дома и рода Дави­дова, запи­саться с Мариею, обру­чен­ною ему женою, кото­рая была бере­менна. Когда же они были там, насту­пило время родить Ей; и родила Сына своего Пер­венца, и спе­ле­нала Его, и поло­жила Его в ясли, потому что не было им места в гости­нице».

Иосиф был родом из Виф­ле­ема, но жил в Наза­рете. Когда вышло пове­ле­ние кесаря Август о пере­писи, Иосифу при­шлось вместе с обру­чен­ной ему Марией, кото­рая была на послед­нем месяце бере­мен­но­сти, отпра­виться в Виф­леем. Это путе­ше­ствие в девя­но­сто миль по очень хол­ми­стой мест­но­сти навер­няка заняло несколько дней. Кроме Иосифа и Марии в Виф­леем сте­ка­лось мно­же­ство народа; все, кто родился в этом городе, должны быть вер­нуться на родину для уча­стия в пере­писи. Жители Виф­ле­ема полу­чили воз­мож­ность уви­деться со ста­рыми дру­зьями и наве­стить род­ствен­ни­ков. В стихе 7 мы читаем: «…и родила Сына своего Пер­венца, и спе­ле­нала Его, и поло­жила Его в ясли, потому что не было им места в гости­нице [kataluma]».

Гре­че­ское слово «kataluma» пере­во­дится как гор­ница, ком­ната в доме, кото­рая обычно пред­на­зна­ча­ется для гостей. Слово «kataluma» также встре­ча­ется в Лк.22:1 и Мк.14:14, где рас­ска­зы­ва­ется о том, как Иисус и уче­ники вку­шали Пас­халь­ную вечерю в гор­нице. В гре­че­ском языке есть еще одно слово, озна­ча­ю­щее «гости­ница», «pando», и его мы встре­чаем в Еван­ге­лии от Луки, в притче о добром сама­ри­тя­нине: «…подойдя, пере­вя­зал ему раны, воз­ли­вая масло и вино; и, поса­див его на своего осла, привез его в гости­ницу [pando] и поза­бо­тился о нем» (Лк.10:34). Почему же в отрывке о рож­де­стве Христа пере­вод­чики наста­и­вают на пере­воде слова «kataluma» как «гости­ница», а не как «гор­ница»? Будет ли пред­ло­же­ние связ­ным и понят­ным, если в Лк.2:7 пере­ве­сти слово «kataluma» как гор­ница? «…и родила Сына своего Пер­венца, и спе­ле­нала Его, и поло­жила Его в ясли, потому что не было им места в гор­нице [kataluma]».

Когда я смотрю на этот стих гла­зами араба и учи­ты­ваю то, чему научил меня д‑р Бейли, меня пора­жает мысль о том, что по воз­вра­ще­нии в родной город Иосиф не смог найти ни одного род­ствен­ника, у кото­рого он мог бы оста­но­виться. Город был навод­нен людьми, все воз­вра­ща­лись в родные места для пере­писи. Мария же была в очень необыч­ном поло­же­нии: ее ожи­дали близ­кие роды, но никто не пред­ло­жил ей ноч­лега! Чтобы ощу­тить всю несу­раз­ность ситу­а­ции, вспом­ните о том, как Авраам встре­тил трех стран­ни­ков: «И побе­жал Авраам к стаду, и взял теленка неж­ного и хоро­шего, и дал отроку, и тот поспе­шил при­го­то­вить его. И взял масла и молока и теленка при­го­тов­лен­ного, и поста­вил перед ними, а сам стоял подле них под дере­вом. И они ели» (Быт.18:7–8).

Что если пере­вод­чи­ков Лк.2:7 ввело в заблуж­де­ние слово «ясли», и они оши­бочно заклю­чили, что Мария родила в хлеву? Можно ли пред­по­ло­жить, что они не знали о том, что на Востоке живот­ных, как пра­вило, заго­няли на ночь в дом и ста­вили на нижнем ярусе ком­наты с двумя уров­нями пола? Это дела­лось и для без­опас­но­сти, и для обес­пе­че­ния живот­ным крова в непо­году. Что если пере­вод­чики ничего не знали об обычае утром выго­нять живот­ных во двор и тща­тельно вычи­щать место, где они стояли ночью? Что если они не знали, что ясли обычно ста­ви­лись на пере­ходе от ниж­него яруса, где стояли живот­ные, к верх­нему, жилому ярусу ком­наты? Жилой ярус служил ночью спаль­ней, а днем – гости­ной. Гор­ни­цей же назы­вали ком­нату на втором этаже дома.

Я истол­ко­вы­ваю Лк.2:7 так, что Мария родила Иисуса в гостиной/спальне, потому что в гор­нице не было места. Мла­денца Иисуса она поло­жила на чистые покры­вала в ясли, поскольку живот­ных уже выгнали во двор. Насколько я могу пред­по­ло­жить, ком­ната была полна женщин, род­ствен­ниц, кото­рые были чем-то заняты. Среди них, скорее всего, нашлась и пови­валь­ная бабка. Я живо пред­став­ляю себе Иосифа в обще­стве других мужчин, ожи­да­ю­щих окон­ча­ния родов в другой ком­нате. Что же каса­ется гор­ницы, то она, оче­видно, была занята гостями более пре­клон­ного воз­раста.

В кон­тек­сте восточ­ной пара­дигмы позора/чести Лк.2:7 может обре­сти совер­шенно новое, обо­га­ща­ю­щее наш взгляд тол­ко­ва­ние. Бог сошел на землю в лице Иисуса Христа и обитал с нами. Он родился не вдали от рода чело­ве­че­ского, в хлеву, а в пере­пол­нен­ном людьми доме. Сколько же рож­де­ствен­ских коля­док и песен нужно будет пере­пи­сать, если выяс­нится, что это верное истол­ко­ва­ние? Что если мы теряем кра­соту, глу­бину и широту биб­лей­ского взгляда, про­се­и­вая чита­е­мое через при­выч­ные для нас филь­тры? Вот уже несколько лет при чтении Свя­щен­ного Писа­ния я пыта­юсь рас­смат­ри­вать текст через разные пара­дигмы – не только через тра­ди­ци­он­ную призму вины/праведности, но и через призму позора/чести, осквернения/очищение, страха/силы.

В начале этой главы рас­ска­зы­ва­лось об изна­си­ло­ван­ной девушке, сту­дентке уни­вер­си­тета, кото­рой не смогла помочь ее пси­хо­лог-кон­суль­тант по при­чине непо­ни­ма­ния реально ощу­ти­мых нужд паци­ента. Затем были рас­смот­рены четыре пара­дигмы мыш­ле­ния, пред­став­лен­ные в Писа­нии, а именно: юри­ди­че­ская пара­дигма вина/праведность, пара­дигма позора/чести, пара­дигма осквернения/очищения и пара­дигма страха/силы. И, нако­нец, мы отме­тили, что взгляд на Писа­ние, огра­ни­чи­ва­ю­щийся пара­диг­мой вина/праведность, грозит тем, что в нашем вос­при­я­тии воз­ни­кает «слепая зона», меша­ю­щая видеть бога­тый орна­мент биб­лей­ского миро­воз­зре­ния.

В сле­ду­ю­щей главе четыре пара­дигмы рас­смат­ри­ва­ются более подробно, а также при­во­дятся иллю­стра­ции из Писа­ния, отра­жа­ю­щие глу­бину и широту еван­гель­ской вести. Именно в этом кон­тек­сте мы и должны оце­ни­вать мусуль­ман­ское миро­воз­зре­ние, чтобы наво­дить мосты между двумя мирами.

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Что вы дума­ете о словах Ахмада в отно­ше­нии реально ощу­ти­мых мусуль­ма­нами нужд? Как вы оце­ни­ва­ете утвер­жде­ние индо­не­зий­ского хри­сти­а­нина?
  2. При­хо­ди­лось ли вам слу­шать ответы на вопросы, кото­рых вы не зада­вали? Что вы при этом чув­ство­вали? Как мы должны слу­шать чело­века, чтобы понять его реально ощу­ти­мые нужды?
  3. Вспом­ните отрывки Писа­ния, где ясно гово­рится о:
    a. пара­дигме позор/честь;
    b. пара­дигме осквернение/очищение;
    c. пара­дигме страх/сила.

Пере­чи­тайте исто­рию Лота в Быт.19:1–8. Его дом окру­жила раз­нуз­дан­ная толпа гомо­сек­су­а­ли­стов, тре­бо­вав­ших выдать им при­шед­ших к нему гостей. Лот пред­ло­жил вместо них своих соб­ствен­ных доче­рей: «Вот у меня две дочери, кото­рые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего» (ст. 8). Почему он так посту­пил?

^ Глава 11

^ Стыд, осквер­не­ние и страх

«Све­де­ния о Еван­ге­лии, пред­став­лен­ные в таких бук­ле­тах, как «Четыре духов­ных закона», доста­точны для любого, кто желает познать истину в ее пол­ноте»,
– хри­сти­а­нин из Ниге­рии.

В своем опи­са­нии мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния Ахмад отме­тил сле­ду­ю­щее: «Когда я говорю с вами, у меня такое чув­ство, будто мне пыта­ются навя­зать чув­ство вины. Есть ли в вашем учении то, что помо­жет мне спра­виться с чув­ством позора, осквер­нен­но­сти, страха?»

Во время поездки в одну из мусуль­ман­ских стран тре­тьего мира меня попро­сили высту­пить перед груп­пой из сорока дере­вен­ских жите­лей. Две трети из них состав­ляли муж­чины, одну треть – жен­щины. Воз­раст участ­ни­ков был от два­дцати семи до шести­де­сяти пяти лет. Эти люди при­е­хали в сто­лицу на авто­бусе по при­гла­ше­нию хри­сти­ан­ского агент­ства по раз­ви­тию пред­при­ни­ма­тель­ства, кото­рое про­во­дило ряд мини-про­ек­тов по обу­че­нию прин­ци­пам личной эффек­тив­но­сти. О Христе и Библии эти люди почти ничего не знали: агент­ство было слиш­ком огра­ни­чено в своих дей­ствиях.

Мое араб­ское про­ис­хож­де­ние, а также зна­ком­ство с Кора­ном стали плат­фор­мой для нала­жи­ва­ния пер­во­на­чаль­ного кон­такта с ауди­то­рией. При­е­хав на место, я увидел сорок чело­век, сидя­щих на полу в форме буквы U – жен­щины с одной сто­роны, а муж­чины с двух других сторон. Перед слу­ша­те­лями стояли два стула, один для меня, а другой, оче­видно, для пере­вод­чика. Сна­чала я пола­гал, что у меня будет только час, но на месте узнал, что мне предо­ста­вили целых два часа. Это при­вело меня в заме­ша­тель­ство. С одной сто­роны, я пони­мал, что мне ока­зали боль­шую честь, но с другой мне было жалко людей, кото­рым пред­сто­яло про­си­деть на полу два часа. Если бы я сел на пол, как они, моя боль­ная спина не давала бы мне покоя.

Прежде чем отпра­виться на встречу, я долго раз­мыш­лял над тем, как лучше доне­сти до людей смысл еван­гель­ской вести, не навя­зы­вая им чужих пара­дигм, а исполь­зуя их соб­ствен­ные. Поду­мав, я решил не опи­раться на тра­ди­ци­он­ные тексты. Вместо этого я взял за основу текст пятой главы Еван­ге­лия от Марка, в кото­рой изло­жен ряд жиз­нен­ных исто­рий.

^ Исто­рия первая

В первой исто­рии, Мк.5:1–20, рас­ска­зы­ва­ется о встрече Христа с буйным бес­но­ва­тым, назвав­шим себя леги­о­ном – в нем жило много бесов. Этот чело­век был очень силен и жил в гробах. Мы читаем: «Он имел жилище в гробах, и никто не мог его свя­зать даже цепями… и никто не в силах был укро­тить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни» (Мк.5:3–5).

Разу­ме­ется, он стал изгоем не только для семьи и родных, но и для всего города. Могу себе пред­ста­вить, какими жут­кими исто­ри­ями обросла эта фигура в народ­ном созна­нии. Судите сами, можно ли найти более бла­го­при­ят­ный кон­текст для жутких исто­рий: клад­би­щен­ская тьма, гробы, скре­жет рву­щихся цепей, зло­ве­щий вой бес­но­ва­того. По ночам даже самые храб­рые жители деревни обхо­дили это место за три версты.

Начи­ная свой рас­сказ, я видел, что мои сорок слу­ша­те­лей ловят каждое мое слово. В каждой мусуль­ман­ской стране суще­ствует так назы­ва­е­мый «народ­ный ислам». Это рели­гия негра­мот­ных и мало­об­ра­зо­ван­ных. Миро­воз­зре­ние народ­ного ислама под­пи­ты­ва­ется из трех источ­ни­ков: частично из Корана, частично из мусуль­ман­ских тра­ди­ций и в зна­чи­тель­ной мере народ­ными суе­ве­ри­ями. В книге Билла Маска «Неви­ди­мый лик ислама» отме­ча­ется, что в народ­ном мусуль­ман­стве выде­ля­ется отдель­ный вид духов­ных существ, джинны. Они сотво­рены из огня (см. сура 55, айят 15) и зани­мают про­ме­жу­точ­ное поло­же­ние между анге­лами и чело­ве­ком. Джины отно­сятся к бес­плот­ным духам, однако оби­тают среди людей. Раз­ли­чают три кате­го­рии джин­нов: добрые, злые и ней­траль­ные. Народ­ному мусуль­ман­ству свой­стве­нен страх перед джин­нами и жела­ние под­чи­нить их своей воле и исполь­зо­вать их в своих инте­ре­сах. У джин­нов свои места оби­та­ния, такие как, напри­мер, клад­бища. А вред они при­чи­няют во время совер­ше­ния опре­де­лен­ных дей­ствий, напри­мер, поло­вой бли­зо­сти или дефе­ка­ции.

Когда исто­рия достигла раз­вязки, где Иисус демон­стри­рует Свою власть над бес­но­ва­тым, я заме­тил, что люди смот­рят на меня с широко рас­кры­тыми гла­зами. То, что бесы при­знали Христа Сыном Божьим и востре­пе­тали от ужаса, потрясло их до глу­бины души. В Библии ска­зано, что бес­но­ва­тый под­бе­жал ко Христу, «покло­нился Ему и, вскри­чав гром­ким голо­сом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Все­выш­него? закли­наю Тебя Богом, не мучь меня!» (Мк.5:6–7).

Всем, кто меня слушал, было ясно, что перед Хри­стом стоял жалкий, ник­чем­ный чело­век. Он пред­став­лял угрозу для жите­лей этой и других дере­вень. Почему же Иисус оказал ему честь, воз­вы­сил его, изгнав из него бесов и послав их в свиней? Почему Он про­явил к нему состра­да­ние и вернул ему смысл жизни? Вну­шав­ший страх всей округе стал раз­но­сить по всей округе благую весть об Иисусе Христе.

Через эту исто­рию мне уда­лось пока­зать Иисуса через при­выч­ную для мусуль­ман пара­дигму страха/силы. Они ясно уви­дели власть Христа над джин­нами и демо­нами, поскольку Он смог послать их в свиней. После этого они были готовы к сле­ду­ю­щей впе­чат­ля­ю­щей исто­рии, запи­сан­ной в пятой главе Еван­ге­лия от Марка.

^ Исто­рия вторая

Вторая исто­рия – из Еван­ге­лия от Марка (Мк.5:21–34), об исце­ле­нии жен­щины, стра­дав­шей кро­во­те­че­нием. Иисус и уче­ники пере­плыли на другую сто­рону озера, и вокруг Него быстро собра­лась толпа. К Иисусу подо­шел чело­век по имени Иаир и попро­сил пойти с ним и исце­лить его две­на­дца­ти­лет­нюю дочь, кото­рая была при смерти. Сжа­лив­шись над ним, Иисус отпра­вился в его дом в сопро­вож­де­нии толпы людей. Но по пути к дому Иаира Ему при­шлось оста­но­виться. Писа­ние гово­рит, что к Нему подо­шла жен­щина, кото­рая стра­дала кро­во­те­че­нием две­на­дцать лет, много потер­пела от многих врачей, исто­щила все, что было у ней, и не полу­чила ника­кой пользы, но пришла еще в худшее состо­я­ние (Мк.5:25–26).

Каково было отно­ше­ние иудеев к жен­щине, стра­дав­шей подоб­ным неду­гом? Начнем с того, что она стра­дала от тяже­лей­шей болезни, необы­чайно долгой мен­стру­а­ции, кото­рая не пре­кра­ща­лась две­на­дцать лет. Вооб­ра­зите, сколько у нее было стирки! От нее отка­за­лись все врачи, когда она истра­тила все свои деньги на лече­ние. К физи­че­скому исто­ще­нию доба­ви­лась бед­ность. Проще говоря, она была в отча­я­нии. Далее мы читаем: «Услы­шав об Иисусе, подо­шла сзади в народе и при­кос­ну­лась к одежде Его, ибо гово­рила: если хотя к одежде Его при­кос­нусь, то выздо­ро­вею» (Мк.5:27–28).

Как она посмела при­бли­зиться к Иисусу? Открыв Книгу Левит, я зачи­тал своим слу­ша­те­лям сле­ду­ю­щие стихи из глав 12 и 13:

«И сказал Гос­подь Моисею, говоря: скажи сынам Изра­и­ле­вым: если жен­щина зачнет и родит мла­денца муже­ского пола, то она нечи­ста будет семь дней; как во дни стра­да­ния ее очи­ще­нием, она будет нечи­ста; в вось­мой же день обре­жется у него край­няя плоть его; и трид­цать три дня должна она сидеть, очи­ща­ясь от кровей своих; ни к чему свя­щен­ному не должна при­ка­саться и к свя­ти­лищу не должна при­хо­дить, пока не испол­нятся дни очи­ще­ния ее. Если же она родит мла­денца жен­ского пола, то во время очи­ще­ния своего она будет нечи­ста две недели, и шесть­де­сят шесть дней должна сидеть, очи­ща­ясь от кровей своих» (Лев.12:1–5).

Еще до того, как я начал читать 15‑ю главу, я ясно ощутил, что ком­ната напол­ни­лась особым при­сут­ствием Божьим. Слу­ша­тели сидели как заво­ро­жен­ные, остро пони­мая акту­аль­ность затро­ну­той темы. Я чув­ство­вал, что жен­щины осо­бенно отож­деств­ляют себя с этой бедной изра­иль­тян­кой и пони­мают, что значит быть отвер­жен­ной по при­чине нечи­стоты. Я про­дол­жил чтение и пере­шел к главе 15:

«Если жен­щина имеет исте­че­ние крови, теку­щей из тела ее, то она должна сидеть семь дней во время очи­ще­ния своего, и всякий, кто при­кос­нется к ней, нечист будет до вечера; и все, на чем она ляжет в про­дол­же­ние очи­ще­ния своего, нечи­сто; и все, на чем сядет, нечи­сто; и всякий, кто при­кос­нется к постели ее, должен вымыть одежды свои и омыться водою и нечист будет до вечера; и всякий, кто при­кос­нется к какой-нибудь вещи, на кото­рой она сидела, должен вымыть одежды свои и омыться водою, и нечист будет до вечера; и если кто при­кос­нется к чему-нибудь на постели или на той вещи, на кото­рой она сидела, нечист будет до вечера» (Лев.15:19–23).

Про­чи­тав эти строки, я понял, что мне уже не нужно ничего объ­яс­нять. Мои слу­ша­тели и так поняли, что, решив при­бли­зиться ко Христу и при­кос­нуться к Нему, жен­щина под­вергла себя ужас­ному риску. Что если кто-то в толпе узнает ее и пуб­лично обви­нит в том, что она виновна в его нечи­стоте? Что если люди, окру­жав­шие Христа, побьют ее за дер­зость? Что если Сам Хри­стос осквер­нится ее при­кос­но­ве­нием и отверг­нет ее, как сде­лали все осталь­ные?

Мусуль­мане тоже прак­ти­куют обря­до­вые омо­ве­ния перед молит­вой и совер­шают их, когда есть воз­мож­ность. По заве­ден­ной тра­ди­ции они умы­вают руки, лицо и другие части тела. Чело­век, совер­шив­ший омо­ве­ние, не может пожать руку тому, чьи руки не умыты, иначе он будет счи­таться нечи­стым. Если же он при­сту­пает к Богу в молитве, будучи нечист, то в глу­бине души он знает, что осквер­нен, и Бог его не услы­шит.

Помню, один мой хоро­ший друг-хри­сти­а­нин, кото­рый родился и вырос в мусуль­ман­ской семье, рас­ска­зы­вал, как ему жаль мусуль­ман­ских женщин. В месяц Рама­дан вся его семья обычно пости­лась, вклю­чая его жену – даже когда у нее были месяч­ные. Но в глу­бине души она знала, что в эти дни она счи­та­ется нечи­стой, и что пост ее бес­по­ле­зен. По про­ше­ствии Рама­дана обычно устра­и­вался празд­ник в честь окон­ча­ния поста, и несколько дней постив­ши­еся насла­жда­лись вкус­ной едой. Все, кроме бедной жены. Жен­щине было не до празд­ника. Она про­дол­жала поститься в оди­но­че­стве, чтобы навер­стать упу­щен­ные из-за мен­стру­а­ции дни поста.

Я чув­ство­вал, что Бог поз­во­лил мне уста­но­вить очень глу­бо­кий кон­такт с моими слу­ша­те­лями. Исто­рия, рас­ска­зан­ная в Мк.5, затро­нула их острую нужду – жела­ние быть чистыми пред Богом и угод­ными Ему. В Мк.7 Иисус про­ком­мен­ти­ро­вал это жела­ние так: «Исхо­дя­щее из чело­века осквер­няет чело­века. Ибо извнутрь, из сердца чело­ве­че­ского, исхо­дят злые помыслы, пре­лю­бо­де­я­ния, любо­де­я­ния, убий­ства, кражи, лихо­им­ство, злоба, ковар­ство, непо­треб­ство, завист­ли­вое око, бого­хуль­ство, гор­дость, безум­ство, все это зло извнутрь исхо­дит и осквер­няет чело­века» (Мк.7:20–23).

Иисус объ­яс­нил, что важно не просто омыться внешне, не просто совер­шить обряд. Наша беда не в том, что мы нечи­сты сна­ружи, а в том, что мы нечи­сты изнутри. Дает ли Еван­ге­лие уве­рен­ность в полном и непре­хо­дя­щем очи­ще­нии внут­рен­него чело­века? Дает. Бог дарует нам новые сердца. Исце­лив­ша­яся жен­щина была уве­рена, что Иисус может сде­лать то, на что не спо­со­бен ника­кой другой чело­век. Все, что ей тре­бу­ется для исце­ле­ния, это при­кос­но­ве­ние. Про­явив необы­чай­ное муже­ство, она про­бра­лась сквозь толпу и кос­ну­лась края Его одежды. Далее ска­зано: «И тотчас иссяк у ней источ­ник крови, и она ощу­тила в теле, что исце­лена от болезни. В то же время Иисус, почув­ство­вав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обра­тился в народе и сказал: кто при­кос­нулся к Моей одежде?» (Мк.5:29–30).

Почему Иисус оста­но­вился и задал этот вопрос: «Кто при­кос­нулся к Моей одежде?» Вокруг было столько народу, и все, так или иначе, заде­вали Его. Дело в том, что Иисуса инте­ре­со­вало не то, кто был к Нему ближе осталь­ных в гео­гра­фи­че­ском отно­ше­нии. Его инте­ре­со­вала вера и духов­ная бли­зость. И еще один вопрос: зачем Хри­стос ввел жен­щину в сму­ще­ние, выну­див ее пуб­лично при­знаться в своем поступке? Думаю, Он хотел при­людно уве­рить ее в реаль­но­сти даро­ван­ного ей исце­ле­ния – осво­бож­де­ния не только от кро­во­те­че­ния, но и от нечи­стоты сердца. Далее исто­рия гласит:

«Уче­ники ска­зали Ему: Ты видишь, что народ теснит Тебя, и гово­ришь: кто при­кос­нулся ко Мне? Но Он смот­рел вокруг, чтобы видеть ту, кото­рая сде­лала это. Жен­щина в страхе и тре­пете, зная, что с нею про­изо­шло, подо­шла, пала пред Ним и ска­зала Ему всю истину. Он же сказал ей: дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здо­рова от болезни твоей» (Мк.5:31–34).

На этом я вполне мог бы пре­рвать свою речь: слу­ша­тели были потря­сены этими двумя еван­гель­скими исто­ри­ями, затро­нув­шими их реаль­ные, насущ­ные нужды. Но поскольку у меня еще оста­ва­лось время, я пере­шел к тре­тьей исто­рии.

^ Исто­рия третья

Я напом­нил группе, что Иисус направ­лялся в дом Иаира, чтобы исце­лить его две­на­дца­ти­лет­нюю дочь, а эпизод с жен­щи­ной про­изо­шел по пути. Я задал им вопрос: «Как бы вы чув­ство­вали себя на месте этого охва­чен­ного отча­я­ньем чело­века?» Навер­няка, сердце Иаира раз­ры­ва­лось от бес­по­кой­ства и ужаса, когда к нему подо­шел один из слуг и сказал, что все кон­чено. Дочь его умерла. Иисус тотчас повер­нулся к Иаиру, началь­нику сина­гоги, и сказал: «Не бойся, только веруй» (Мк.5:36).

Придя в дом Иаира, Иисус вошел в ком­нату, где лежала девочка, и попро­сил всех выйти, кроме роди­те­лей и несколь­ких уче­ни­ков. Затем, «взяв девицу за руку, гово­рит ей: “талифа куми”, что значит: девица, тебе говорю, встань. И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет две­на­дцати. Видев­шие пришли в вели­кое изум­ле­ние. И Он строго при­ка­зал им, чтобы никто об этом не знал, и сказал, чтобы дали ей есть» (Мк.5:41–43).

Мусуль­мане, осо­бенно те, кто испо­ве­дует народ­ный ислам, при мысли о смерти и уми­ра­нии испы­ты­вают ужас. Одна из попу­ляр­ней­ших в мусуль­ман­ском мире книг, напи­сан­ных на араб­ском языке, назы­ва­ется «Муки смерти». Страх перед неиз­вест­но­стью и неуве­рен­ность в том, что ждет чело­века по ту сто­рону смерти, все­ляет в их сердца пани­че­ский страх. Билл Маек в своей книге «Неви­ди­мый лик ислама» пишет, что в мусуль­ман­стве смерть это раз­лу­че­ние души и тела. Посмерт­ную участь чело­века оспа­ри­вают два ангела Накир и Мункар. Под­го­товка к смерти часто зани­мает всю жизнь. Когда глава семьи нахо­дится при смерти, семья при­гла­шает осо­бого слу­жи­теля, чтобы тот читал Коран в ком­нате уми­ра­ю­щего. При этом воз­жи­га­ются особые бла­го­во­ния, и соблю­да­ется ряд запре­тов отно­си­тельно посе­ще­ний. На подушку в изго­ло­вье кладут неболь­шой Коран, и по воз­мож­но­сти брыз­гают лицо святой водой Замзам.46) Жела­тельно, чтобы смерть насту­пила в пят­ницу, и чтобы при этом уми­ра­ю­щий лежал на правом боку – этот бок обла­дает боль­шим досто­ин­ством.47)

Именно такие мысли бро­дили в серд­цах моих слу­ша­те­лей, когда они слу­шали исто­рию из пятой главы Еван­ге­лия от Марка. Могу­ще­ство Иисуса, кото­рый Своей вла­стью сумел даже вос­кре­сить девочку из мерт­вых, про­из­вело на них силь­ное впе­чат­ле­ние. Прежде чем закон­чить, я спро­сил, есть ли ко мне какие-то вопросы. Первый вопрос был задан жен­щи­ной. Она несмело под­няла ука­за­тель­ный палец и про­го­во­рила: «Я хочу верить в Иисуса. Как это сде­лать?» Честно говоря, я чуть не упал со стула. Я никак не ожидал, что такой вопрос зада­дут во все­услы­ша­ние. Ее муж, скорее всего, сидел на про­ти­во­по­лож­ной сто­роне ком­наты.

^ Ряд прин­ци­пов

В послед­них двух главах рас­смат­ри­ва­лись раз­лич­ные пара­дигмы мыш­ле­ния. Сфор­му­ли­руем несколько прин­ци­пов:

  1. В Библии пред­став­лены разные пара­дигмы мыш­ле­ния. На Западе хри­сти­ане, как пра­вило, пола­гают, что пара­дигма вины/праведности един­ственно воз­мож­ная. Но на самом деле есть и другие пара­дигмы: позор/честь, осквернение/очищение, страх/сила. Три послед­ние пара­дигмы очень важны для мусуль­ман. Наряду с этим суще­ствуют и другие схемы мыш­ле­ния. Напри­мер, эпохе пост­мо­дерна при­сущи свои, новые пара­дигмы, и слу­жи­те­лям, всту­па­ю­щим в обще­ние с совре­мен­ным миром, необ­хо­димо их выяс­нять и ана­ли­зи­ро­вать.
  2. Я и мой друг, мис­си­о­нер со стажем Уол­дрон Скотт, много обща­емся на тему пара­дигм и их огром­ного вли­я­ния. В одном из писем он писал сле­ду­ю­щее:
    «Пара­дигма вины/праведности стала основ­ной для про­те­стант­ской ветви хри­сти­ан­ства. Фор­мально она появи­лась в хри­сти­ан­ском бого­сло­вии лишь с нача­лом Рефор­ма­ции (XVI век), когда три чет­верти хри­сти­ан­ской исто­рии были уже позади. До Рефор­ма­ции пре­об­ла­да­ю­щей моде­лью была пара­дигма Св. Ансельма Кен­тер­бе­рий­ского (XI век), так назы­ва­е­мая пара­дигма сатис­фак­ции, в основе кото­рой лежала пара­дигма позора/чести. Хри­сти­ан­ство поль­зо­ва­лось ею на про­тя­же­нии пяти веков, так же как и рефор­ма­тор­ской пара­диг­мой. Но еще до Рефор­ма­ции и Ансельма суще­ство­вала клас­си­че­ская пара­дигма страха/силы, кото­рая широко рас­про­стра­нена и по сей день. Что каса­ется пара­дигмы осквернение/очищение, то я не уверен, был ли в исто­рии хри­сти­ан­ства период, когда эта пара­дигма исполь­зо­ва­лась в каче­стве клю­че­вой модели искуп­ле­ния».48)
  3. Знание Еван­ге­лия тре­бует всех четы­рех пара­дигм, однако начи­нать нужно с той, кото­рую собе­сед­ник лучше всего пони­мает.
  4. Как-то раз, когда я слушал лекцию об эпохе пост­мо­дерна, меня осе­нила мысль о том, что я могу при­об­ре­сти много полез­ных навы­ков для обще­ния с мусуль­ма­нами, если только решусь отсту­пить от тра­ди­ци­он­ного под­хода к Бла­го­ве­стию. Кон­траст между модер­низ­мом и пост­мо­дер­низ­мом так сильно напом­нил мне раз­ли­чия между юри­ди­че­ской и дру­гими пара­диг­мами мыш­ле­ния. Раз­ли­чия между эпо­хами модерна и пост­мо­дерна во многом подобны раз­ли­чиям в исполь­зу­е­мых хри­сти­а­нами еван­ге­ли­за­ци­он­ных под­хо­дах:
    Модер­низм уста­нав­ли­вает истину почти исклю­чи­тельно с помо­щью раци­о­наль­ных, веще­ственно изме­ри­мых дока­за­тельств. Пост­мо­дер­низму же недо­ста­точно веще­ствен­ных дока­за­тельств, чтобы найти ответы на глу­бин­ные вопросы бытия. Сего­дня на первое место ста­вятся чув­ства и сердце. Если модер­низм исхо­дит из опти­ми­сти­че­ского взгляда на исто­рию и посте­пен­ного раз­ви­тия чело­ве­че­ства, поко­ря­ю­щего себе при­роду, то в пост­мо­дер­низме пре­об­ла­дает пес­си­ми­сти­че­ская или фата­ли­сти­че­ская трак­товка исто­рии. Пост­мо­дер­ни­сты склонны не дове­рять науке: она при­но­сит больше про­блем, чем реаль­ных благ. Во вре­мена модер­низма верили в абсо­лют, уни­вер­саль­ные кате­го­рии и объ­ек­тив­ные кри­те­рии истины. Пост­мо­дер­нист пожи­мает пле­чами и живет, как будто вера отно­си­тельна, а истина – пред­мет твор­че­ства, кото­рое, как известно, всегда субъ­ек­тивно. Модер­нист­ский упор на авто­ном­ность каж­дого инди­ви­ду­ума, поко­ря­ю­щего себе мир, раз­би­ва­ется вдре­безги о пост­мо­дер­ни­сти­че­скую склон­ность к общин­ному мыш­ле­нию с акцен­том на вза­и­мо­дей­ствие. Акцент модер­низма на целе­по­ла­га­ние, пла­ни­ро­ва­ние и иерар­хию несов­ме­стим с пост­мо­дер­ни­сти­че­ской любо­вью к игре слу­чай­но­стей (хаосу) в мире, где каждый может внести свою лепту в общее дело. Пост­мо­дер­нист пред­по­чи­тает голове сердце, не огра­ни­чи­вает себя рам­ками есте­ствен­ного и вполне спо­со­бен при­нять сверхъ­есте­ствен­ное. Он живет в мире бес­ко­неч­ного раз­но­об­ра­зия и не терпит тесных рамок уни­фи­ци­ро­ван­ного под­хода. 49)
  5. Благая весть о Христе отве­чает на глу­бин­ные нужды всех людей.
    a. Чело­веку с моде­лью мыш­ле­ния вина/праведность Еван­ге­лие гово­рит о полном про­ще­нии грехов, обре­тен­ном крест­ной смер­тью Христа. Он отдал нам Свою пра­вед­ность и взял на Себя наши грехи, про­шлые, насто­я­щие и буду­щие.50)
    b. Чело­веку с моде­лью мыш­ле­ния позор/честь Хри­стос пред­ла­гает Свой покров. Духовно нагих Он обла­чает с ног до головы в одежды правды (Ис.61:10).
    c. Чело­век с моде­лью мыш­ле­ния осквернение/очищение чер­пает надежду в том, что Хри­стос обли­чил иудеев за то, что те прак­ти­ко­вали лишь внеш­ние омо­ве­ния, а в дей­стви­тель­но­сти нуж­да­лись в обнов­ле­нии сердец (Мк.7:20–23). Хри­стос же создал в нас новые чистые сердца (см. Иез.36:26).
    d. Чело­век с моде­лью мыш­ле­ния страх/сила раду­ется тому, что кон­фликт все­лен­ских мас­шта­бов между Хри­стом и сата­ной закон­чился сокру­ше­нием послед­него. Хри­стос отнял у него самое глав­ное оружие, смерть, и пре­вра­тил ее во врата в вечную жизнь.51)

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Как по-вашему, насколько спра­вед­ливы слова Ахмада? Согласны ли вы с выска­зы­ва­нием хри­сти­а­нина из Ниге­рии?
  2. Назо­вите биб­лей­ские отрывки, гово­ря­щие о других пара­диг­мах мыш­ле­ния, помимо тра­ди­ци­он­ной (вина/праведность).
  3. Из каких ком­по­нен­тов скла­ды­ва­ется пара­дигма эпохи пост­мо­дерна? В каких биб­лей­ских отрыв­ках дается ответ на чаяния пред­ста­ви­те­лей этой эпохи?
  4. Если бы сту­дент уни­вер­си­тета в одной из запад­ных стран – США, Новая Зелан­дия или Вели­ко­бри­та­ния – спи­сы­вал на экза­мене, как долго его бы мучило чув­ство вины? Стало бы это чув­ство острее, если бы его ули­чили во лжи? Что это гово­рит о месте пара­дигмы вина/праведность в запад­ном созна­нии?

^ Глава 12

^ Сход­ства и раз­ли­чия

Как же велика раз­ница между Биб­лией и Кора­ном, между Иису­сом и Мухам­ме­дом! Почему же мусуль­мане не видят оче­вид­ных фактов?
– хри­сти­а­нин из Арген­тины.

В ходе своей пре­зен­та­ции Ахмад сказал: «В основе ваших рас­суж­де­ний невер­ное допу­ще­ние: вы начи­на­ете с сопо­став­ле­ния про­рока Мухам­меда и Христа, Корана и Библии. Вы дума­ете, что поняли нашу рели­гию и вникли в наше бого­сло­вие. Но, как ни при­скорбно, у вас иска­жен­ное пони­ма­ние нашей веры».

Несколько лет назад я спе­ци­ально нанес визит одному своему зна­ко­мому аме­ри­канцу, кото­рый пред­взято отно­сится к мусуль­ма­нам. Как только я зашел к нему в дом, он стал вос­тор­женно делиться со мной мыс­лями из книги, кото­рую на тот момент читал, – книги об исламе, напи­сан­ной еван­гель­ским хри­сти­а­ни­ном. Все, что он про­чи­тал, лишь под­твер­ждало его пред­взя­тые взгляды. Но осо­бенно его оше­ло­мил абзац, в кото­ром автор утвер­ждает, будто в соот­вет­ствие с Кора­ном только белые люди пойдут в рай, а черным уго­то­ван ад. Я был оше­лом­лен не меньше, чем он, и потому попро­сил его пока­зать мне соот­вет­ству­ю­щий абзац.

Озна­ко­мив­шись с ним, я был пора­жен тем, каким обра­зом автор делает выводы отно­си­тельно ислама. К сча­стью, в конце абзаца была ссылка на соот­вет­ству­ю­щее место в Коране. Я уверил своего зна­ко­мого, что, насколько я знаю Коран, Бог бла­го­во­лит к бла­го­че­сти­вому веру­ю­щему неза­ви­симо от его расо­вой при­над­леж­но­сти. Потом я пообе­щал, что обя­за­тельно про­смотрю этот отры­вок и сообщу ему резуль­таты. После озна­ком­ле­ния с отрыв­ком, как на араб­ском, так и на англий­ском языках, я убе­дился, что автор совер­шенно иска­зил ска­зан­ное в тексте. Вот что ска­зано в Коране: «Это вели­кое нака­за­ние будет в тот День, когда посвет­леют лица веру­ю­щих от радо­сти и почер­неют лица неве­ру­ю­щих от печали. Тем, у кото­рых лица почер­неют, будет ска­зано с упре­ком: “Неужели вы стали невер­ными после того, как при­об­щи­лись к истине, что свой­ственно чело­ве­че­ской при­роде, и пошли по пря­мому пути, и к вам пришли ясные зна­ме­ния об этой истине? Так вку­сите же муку за то, что вы не веро­вали!”» (Сура 3, айят 106) Речь идет о пра­вед­ных и о том, как «убе­лятся» их лица в День Суда. Лица же непра­вед­ных и злых «почер­неют». Здесь гово­рится не о пред­по­чте­нии одной расы другой, а о похвале или посрам­ле­нии в День Суда.

Пред­став­ляю, какое коли­че­ство людей про­чи­тало эту книгу без кри­ти­че­ской про­верки пред­ло­жен­ного авто­ром тол­ко­ва­ния. Как далеко рас­про­стра­ни­лись слухи о том, что Коран под­дер­жи­вает дис­кри­ми­на­цию черных? Сколько хри­стиан «убе­ди­лось» в пра­виль­но­сти своих пред­взя­то­стей бла­го­даря этой книге?

Для меня самый быст­рый способ оце­нить книгу об исламе, напи­сан­ную хри­сти­а­ни­ном, это про­сле­дить основ­ную мысль автора. Какие срав­не­ния он про­во­дит между исла­мом и хри­сти­ан­ством? Если в основе рас­суж­де­ний автора лежат сопо­став­ле­ния Христа и Мухам­меда, Библии и Корана, я знаю, что читать книгу не стоит. Выводы все равно будут невер­ными. Читать такую книгу – зря тра­тить время, и к тому же это непре­менно при­ве­дет к пута­нице в голове чита­теля.

^ Сход­ства и раз­ли­чия

Прежде чем оце­нить пра­виль­ность сопо­став­ле­ний хри­сти­ан­ства и ислама, полезно обра­титься к исто­рии. Первые бого­слов­ские споры вспых­нули в мусуль­ман­стве почти сразу же после смерти Мухам­меда по ини­ци­а­тиве секты Мута­зила. Адепты этой секты учили, что Бог суще­ствует от века, а Коран, Слово Божье, имело начало во вре­мени. Иначе говоря, они утвер­ждали, что Коран был сотво­рен. Нача­лом Корана при­зна­вался момент, когда Мухам­мед начал полу­чать от архан­гела Гав­ри­ила откро­ве­ние. Бого­словы основ­ного тече­ния в исламе кате­го­ри­че­ски отвергли такое тол­ко­ва­ние, объ­явив секту ере­ти­че­ской. С их точки зрения, если Бог вечен, то и Коран, Слово Божье, суще­ствует от века. Бог не может мол­чать, а, сле­до­ва­тельно, слово Его вечно и без­на­чально. В своем пони­ма­нии Корана они пришли к выво­дам, кото­рые срав­нимы, хотя и не иден­тичны, хри­сти­ан­скому учению о Христе.

С чем же или с кем сле­дует сопо­став­лять Коран?

Основ­ным хри­сто­ло­ги­че­ским тек­стом для хри­сти­ан­ского бого­сло­вия явля­ется начало Еван­ге­лия от Иоанна:

«В начале было Слово [Логос], и Слово [Логос] было у Бога, и Слово [Логос] было Бог. Оно было в начале у Бога» (Ин.1:1–2). Вечное, несо­тво­рен­ное Слово Бога (Логос), суще­ство­вав­шее с Богом от века, сошло на землю и вопло­ти­лось. Мы знаем его как Иисуса Христа. В Новом Завете есть и другой хри­сто­ло­ги­че­ский отры­вок, из кото­рого мы узнаем о Христе еще больше:

«Кото­рый есть образ Бога неви­ди­мого, рож­ден­ный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небе­сах и что на земле, види­мое и неви­ди­мое: пре­столы ли, гос­под­ства ли, началь­ства ли, власти ли, – все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит.… ибо бла­го­угодно было Отцу, чтобы в Нем оби­тала всякая пол­нота, и чтобы посред­ством Его при­ми­рить с Собою все, уми­ро­тво­рив через Него, Кровию креста Его, и земное и небес­ное» (Кол.1:15–17, 19–20).

В этом и других текстах Нового Завета нам сооб­ща­ется о при­роде Логоса, веч­ного несо­тво­рен­ного Слова Божьего, о Его вопло­ще­нии, жизни на земле в совер­шен­ной пра­вед­но­сти, кото­рая удо­вле­тво­рила спра­вед­ли­вым тре­бо­ва­ниям Бога, о Его рас­пя­тии, вос­кре­се­нии и воз­не­се­нии. То же самое мусуль­мане верят в отно­ше­нии Корана, что он есть вечное несо­тво­рен­ное слово Божье. Основ­ное отли­чие в том, что Слово Божье вопло­ти­лось в книге, явив­шей волю Божью, а не в Чело­веке. Таким обра­зом, сход­ство между Хри­стом и Кора­ном реально суще­ствует, но это не полное сход­ство. Кому же соот­вет­ствует пророк Мухам­мед в биб­лей­ском бого­сло­вии?

Согласно мусуль­ман­ской тра­ди­ции, Мухам­мед за всю жизнь так и не научился читать и писать. С 613 года нашей эры он начал полу­чать откро­ве­ния от Бога через архан­гела Гав­ри­ила. Содер­жа­ние Корана пол­но­стью соот­вет­ствует Книге Небес (аль-Лавх-Махфуз). Поскольку Мухам­мед не знал гра­моты, полу­чен­ные им по нескольку айятов за раз откро­ве­ния (с 613 по 632 гг.) явля­ются сто­про­цент­ным Словом Божьим. С помо­щью своей фото­гра­фи­че­ской памяти он запо­ми­нал дословно то, что гово­рил ему архан­гел и пере­да­вал тем, кто умел писать. Согласно исто­ри­кам ислама, Коран кано­ни­зи­ро­вали спустя два­дцать лет после смерти про­рока, в 652 году.

Орто­док­саль­ные мусуль­мане счи­тают, что сам Мухам­мед не совер­шал чудес. Но сам он испы­тал вели­чай­шее чудо в исто­рии. Будучи негра­мо­тен, он принял от Бога вечное несо­тво­рен­ное Слово, Коран. Разве мог бы негра­мот­ный чело­век при­ду­мать такую книгу, как Коран? Мусуль­мане верят, что способ полу­че­ния Мухам­ме­дом Корана чуде­сен и уни­ка­лен. Ни один чело­век на земле не мог бы его повто­рить (иджас аль-Коран, чудес­ная при­рода Корана).

Самое оче­вид­ное соот­вет­ствие про­року Мухам­меду в Библии – это Мария. Она была девой, и, тем не менее, через чудес­ное вме­ша­тель­ство Бога зачала Логос, вечное несо­тво­рен­ное Слово Божье. Из Нового Завета видно, что она не совер­шала чудес, но испы­тала вели­чай­шее чудо в исто­рии. Она чудес­ным обра­зом зачала и родила вопло­щен­ного Бога, Гос­пода Иисуса Христа. Для нас Мария значит то же самое, что Мухам­мед для мусуль­ман. Дев­ство Марии соот­вет­ствует негра­мот­но­сти Мухам­меда. Если бы у Марии было трое детей до зача­тия Христа, кто бы пове­рил ее рас­сказу о чудес­ном зача­тии? Если бы Мухам­мед был гра­мо­тен и напи­сал до Корана три книги, кто бы пове­рил ему, что его чет­вер­тая книга суще­ственно отли­ча­ется от других?

Инте­ресно и то, что на всем про­тя­же­нии хри­сти­ан­ской исто­рии Мария почи­та­лась так же, как Мухам­мед в мусуль­ман­ской исто­рии.

^ Вопрос о бого­дух­но­ве­нии

Ахмад сказал: «Коран не явля­ется чело­ве­че­ским писа­нием. Он был про­дик­то­ван Богом через ангела. Зачем мне остав­лять более совер­шен­ное учение и заме­нять его менее совер­шен­ным, кото­рое к тому же опи­ра­ется на менее досто­вер­ное писа­ние?»

Как мы уже отме­чали, мусуль­мане счи­тают, что частично Книга небес была даро­вана Моисею и Давиду, а частично – Иисусу. Моисей, Давид и Иисус умели читать и писать.52) Согласно мусуль­ман­ской тра­ди­ции, Моисей и Давид запи­сали откро­ве­ние соб­ствен­ными сло­вами, поэтому в их писа­ниях есть место ошиб­кам. После­до­ва­тели Христа тоже запи­сали нис­по­слан­ное Иисусу откро­ве­ние соб­ствен­ными сло­вами, и оно тоже не застра­хо­вано от ошибок. Мухам­мед же был негра­мо­тен, и потому принял от Бога точную «фото­ко­пию» Книги небес. Коран, таким обра­зом, сошел с небес, и каждое его слово – слово Божье, данное безо вся­кого чело­ве­че­ского посред­ни­че­ства.

Мусуль­мане рас­смат­ри­вают Библию как свою мусуль­ман­скую тра­ди­цию (хадис). Воз­лю­бив­шие Бога мусуль­мане соста­вили опи­са­ние жизни и учения Мухам­меда. Эти писа­ния выше других книг, поскольку в них рас­ска­зы­ва­ется о жизни и учении вели­кого про­рока Мухам­меда. Но это книги чело­ве­че­ские, и потому в них могут быть ошибки. По этой при­чине неко­то­рые отно­ся­щи­еся к тра­ди­ции хадис писа­ния почи­та­ются досто­вер­ными, а другие – нет. То же самое отно­сится и к авто­рам Еван­ге­лий и Библии в целом. Но Коран для мусуль­ман­ского созна­ния – то же самое, что для хри­стиан Десять Запо­ве­дей. Десять Запо­ве­дей были начер­таны пер­стом Самого Бога, без чело­ве­че­ского посред­ника. Вот почему Коран почи­та­ется более совер­шен­ным откро­ве­нием, чем Библия. Вопрос, кото­рый задают мусуль­мане, звучит так: зачем нам заме­нять более совер­шен­ное откро­ве­ние менее совер­шен­ным, кото­рое к тому же опи­ра­ется на менее досто­вер­ное писа­ние?

И все же перед мусуль­ма­нами стоит ряд серьез­ней­ших про­блем. В Коране име­ются грам­ма­ти­че­ские, гео­гра­фи­че­ские и исто­ри­че­ские ошибки, а коль так, то чьи это ошибки? Они не могут быть ошиб­ками Мухам­меда, а, сле­до­ва­тельно, это ошибки Бога, ведь Мухам­мед был всего лишь «запи­сы­ва­ю­щим устрой­ством». То, что в Коране есть ошибки, под­твер­жда­ется целым рядом иссле­до­ва­те­лей. Сле­дует также учесть, что по срав­не­нию с Биб­лией, кото­рую такие тео­логи, как Рудольф Бульт­ман, изу­чили вдоль и попе­рек, Коран еще не под­вергся все­сто­рон­нему кри­ти­че­скому ана­лизу. Поз­во­лят ли Корану пройти через подоб­ное испы­та­ние? Каковы будут резуль­таты?

В отно­ше­нии Свя­щен­ного Писа­ния хри­сти­ан­ская исто­рия выра­бо­тала несколько теорий бого­дух­но­ве­ния: Для ряда бого­сло­вов бого­дух­но­ве­ние озна­чает просто вдох­но­ве­ние. Авторы отдель­ных книг Свя­щен­ного Писа­ния напи­сали их по вдох­но­ве­нию. Шекс­пир тоже напи­сал Мак­бета по вдох­но­ве­нию. Чита­ю­щие Мак­бета чув­ствуют, что это более высо­кая лите­ра­тура. Тот факт, что это про­из­ве­де­ние до сих пор изу­ча­ется по всему миру сту­ден­тами-фило­ло­гами, дока­зы­вает особое вдох­но­ве­ние автора. То же самое спра­вед­ливо и по отно­ше­нию к Библии: вдох­но­ве­ние ее авто­ров дока­зы­ва­ется тем фактом, что эта книга до сих пор ока­зы­вает колос­саль­ное вли­я­ние на жизнь людей по всему миру.

  1. Согласно другой теории, бого­дух­но­венны только биб­лей­ские идеи. Все осталь­ное – исто­рии, мысли и слова – при­ду­мано авто­рами. Сто­рон­ники этой теории счи­тают, что книга Ионы, напри­мер, явля­ется твор­че­ским вымыс­лом автора, сочи­нив­шего исто­рию о чело­веке по имени Иона, кото­рый был про­гло­чен боль­шой рыбой, а затем про­по­ве­до­вал в Нине­вии. Бог вдох­но­вил только основ­ную идею исто­рии – этно­цен­трич­ность народа изра­иль­ского в про­ти­во­по­лож­ность мило­сер­дию и дол­го­тер­пе­нию Божьему к наро­дам.
  2. Третья теория гласит, что бого­дух­но­ве­ние отно­сится только к мыслям, но не к словам. Согласно этой теории, авторы Писа­ния полу­чили от Бога мысли, а затем запи­сали их соб­ствен­ными сло­вами. Мне трудно при­нять эту теорию по той при­чине, что я не могу при­ду­мать ни одной мысли, кото­рую можно было бы осо­знать без помощи слов. На мой взгляд, мысль нельзя назвать мыслью, пока она не обле­чена в слова.
  3. Боль­шин­ство хри­стиан при­дер­жи­ва­ются теории, согласно кото­рой «нико­гда про­ро­че­ство не было про­из­но­симо по воле чело­ве­че­ской, но изре­кали его святые Божии чело­веки, будучи дви­жимы Духом Святым» (2Пет.1:21). Бог дал авто­рам не только идеи и мысли, но и кон­крет­ные слова. Пророк Исайя владел древ­не­ев­рей­ским языком гораздо лучше, чем пророк Амос. Однако Богу не нужно было учить моса языку, чтобы через него нис­по­слать совер­шен­ное учение. Святой Дух Своим наи­тием подо­брал в его лек­сике именно те слова, кото­рые были необ­хо­димы для пере­дачи совер­шен­ного учения. Кроме того, Богу не при­шлось зани­маться обра­зо­ва­нием Амоса, чтобы сде­лать его под­хо­дя­щим для небес­ного откро­ве­ния сосу­дом. Недо­ста­точ­ная обра­зо­ван­ность биб­лей­ских авто­ров (неко­то­рые из них пола­гали, что Солнце вра­ща­ется вокруг Земли) не поме­шала нам при­нять через них совер­шен­ное откро­ве­ние. Также важно отме­тить, что Святой Дух непо­сред­ственно участ­во­вал в про­цессе кано­ни­за­ции книг Свя­щен­ного Писа­ния. Из сотен руко­пи­сей, под­верг­шихся тща­тель­ному изу­че­нию и испы­та­нию вре­ме­нем, в Ветхий Завет были ото­браны только трид­цать девять, в Новый – только два­дцать семь. Святой Дух непо­сред­ственно влиял на про­цесс отбора и отсе­и­ва­ния.
  4. В хри­сти­ан­ской исто­рии был ряд бого­сло­вов, кото­рые при­дер­жи­ва­лись теории меха­ни­че­ского бого­дух­но­ве­ния. Согласно этой теории, Бог дословно про­дик­то­вал людям Библию. Как и Десять Запо­ве­дей, начер­тан­ные пер­стом Божьим, Библия была дословно про­дик­то­вана запи­сав­шим ее чело­ве­че­ским посред­ни­кам. Для при­вер­жен­цев этой теории, впро­чем, тот факт, что в ряде биб­лей­ских стихов о Земле гово­рится как о центре Сол­неч­ной системы, оста­ется необъ­яс­ни­мым. По этой теории ошибки не могут быть чело­ве­че­скими, поскольку Библия про­дик­то­вана Богом дословно. Если бы боль­шин­ство хри­стиан раз­де­ляло теорию меха­ни­че­ского бого­дух­но­ве­ния, Писа­ние нико­гда не выдер­жало бы испы­та­ния «высо­кой кри­тики».

Как уже было ска­зано, перед мусуль­ма­нами, при­дер­жи­ва­ю­щи­мися теории меха­ни­че­ского бого­дух­но­ве­ния, стоят серьез­ные про­блемы. До сих пор Коран не под­вер­гался такому же тща­тель­ному кри­ти­че­скому ана­лизу, как Библия. Но в век Интер­нета и гло­ба­ли­за­ции мусуль­мане сами скоро начнут под­вер­гать свои писа­ния кри­ти­че­скому раз­бору.

Когда мой друг Ахмад сказал: «Коран не явля­ется чело­ве­че­ским писа­нием. Он был про­дик­то­ван Богом через ангела», я поду­мал, что для кри­тики этой пози­ции сле­дует выбрать место и время. Но время это еще не пришло.

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Что вы дума­ете об утвер­жде­нии Ахмада? Что можно ска­зать о хри­сти­а­нине из Арген­тины на осно­ва­нии ска­зан­ных им слов?
  2. Какие сход­ства и раз­ли­чия можно обна­ру­жить между Кора­ном (как его видят мусуль­мане) и Хри­стом (как Его видим мы)? Насколько срав­нима Дева Мария с Мухам­ме­дом?
  3. Что гово­рится в самой Библии о досто­вер­но­сти биб­лей­ских откро­ве­ний? 2Пет.1:16–21.
    «Ибо мы воз­ве­стили вам силу и при­ше­ствие Гос­пода нашего Иисуса Христа, не хит­ро­спле­тен­ным басням после­дуя, но быв оче­вид­цами Его вели­чия. [О чем гово­рит Петр? Кто оче­видцы Его вели­чия?] Ибо Он принял от Бога Отца честь и славу, когда от веле­леп­ной славы при­несся к Нему такой глас: Сей есть Сын Мой воз­люб­лен­ный, в Кото­ром Мое бла­го­во­ле­ние. И этот глас, при­нес­шийся с небес, мы слы­шали, будучи с Ним на святой горе. [Петр гово­рит о пре­об­ра­же­нии Христа на святой горе, оче­вид­цами кото­рого были апо­столы Петр, Иоанн и Иаков. Воз­ни­кали ли у Петра сомне­ния в истин­но­сти уви­ден­ного? Даже если так, он всегда мог спро­сить по отдель­но­сти у Иоанна и Иакова, что каждый из них видел на горе пре­об­ра­же­ния.] И притом мы имеем вер­ней­шее про­ро­че­ское слово [име­ется в виду, что Слово Божье досто­вер­нее опыта, кото­рый пере­жили Петр, Иоанн и Иаков на горе пре­об­ра­же­ния]; и вы хорошо дела­ете, что обра­ща­е­тесь к нему, как к све­тиль­нику, сия­ю­щему в темном месте, доколе не начнет рас­све­тать день и не взой­дет утрен­няя звезда в серд­цах ваших, зная прежде всего то, что ника­кого про­ро­че­ства в Писа­нии нельзя раз­ре­шить самому собою. Ибо нико­гда про­ро­че­ство не было про­из­но­симо по воле чело­ве­че­ской, но изре­кали его святые Божии чело­веки, будучи дви­жимы Духом Святым».
  4. Поставьте себя на место мусуль­ман; с какими вопро­сами вам при­шлось бы иметь дело, если бы вы при­дер­жи­ва­лись теории меха­ни­че­ского бого­дух­но­ве­ния Корана?

^ Глава 13

^ Библия и Коран

«На Западе пре­об­ла­дает иудео-хри­сти­ан­ская куль­тура, и, конечно, по бого­слов­ским воз­зре­ниям мы ближе к иудеям, чем к мусуль­ма­нам»,
– хри­сти­а­нин из Австра­лии.

Опи­сы­вая мусуль­ман­ское миро­воз­зре­ния Ахмад сказал:

«Совре­мен­ные евреи не при­ни­мают Иисуса как Мессию. Их пер­во­свя­щен­ник две тысячи лет назад объ­явил Его бого­хуль­ни­ком, и, насколько я пони­маю, вы верите, что Иисус был распят и рим­ля­нами, и евре­ями. Мусуль­мане же высоко чтят Иисуса. Мы верим, что Он родился от девы, исце­лял слепых и про­ка­жен­ных, вос­кре­шал мерт­вых, ныне пре­бы­вает с Богом на небе­сах и вер­нется на землю в Судный День как Зна­ме­ние Часа. Почему вы тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам? Я имею в виду не куль­турно, а тео­ло­ги­че­ски? Конечно, куль­турно вы ближе к ним, чем к мусуль­ма­нам, потому что многие евреи при­е­хали из Европы и многие явля­ются граж­да­нами США. Но я повто­ряю свой вопрос: «Почему вы тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам?»

В личном раз­го­воре Ахмад при­знался, что его крайне удив­ляет и даже повер­гает в заме­ша­тель­ство тот факт, что хри­сти­ане Запада чув­ствуют себя тео­ло­ги­че­ски ближе к иудеям, чем к мусуль­ма­нам. Он выра­зил жела­ние подробно разо­браться с тер­ми­ном «иудео-хри­сти­ан­ская мораль», поскольку сильно сомне­вался в том, что иудеи и хри­сти­ане стоят на оди­на­ко­вых мораль­ных прин­ци­пах. С его точки зрения, иудей­ская мораль заклю­ча­ется в прин­ципе «око за око и зуб за зуб». Хри­сти­ане же верят в учение Иисуса о любви к врагам и о про­ще­нии тех, кто против них согре­шает. Если же это так, как могут иудеи и хри­сти­ане иметь оди­на­ко­вую иудео-хри­сти­ан­скую мораль? Сам Ахмад заклю­чил, что иудеи скорее похожи на мусуль­ман, поскольку и те, и другие испо­ве­дуют прин­цип «око за око и зуб за зуб». С хри­сти­а­нами же они имеют мало общего, как, соб­ственно, и мусуль­мане. Отча­сти я согла­сился с этим выво­дом.

Термин «иудео-хри­сти­ан­ский» на Западе часто недо­по­ни­мают и исполь­зуют неверно. Я пола­гаю, что его можно при­ме­нять только к хри­сти­а­нам, кото­рые при­ни­мают и Ветхий и Новый Заветы и читают Ветхий Завет в свете Нового. Мораль таких хри­стиан опи­ра­ется на вет­хо­за­вет­ные чаяния иудей­ского народа, ожи­дав­шего Мессию, кото­рые, по хри­сти­ан­скому учению, испол­ни­лись в лице Гос­пода Иисуса Христа.

Иудеи же не верят в Иисуса как ожи­да­е­мого Изра­и­лем Мессию. Как сказал Ахмад, две тысячи лет назад иудей­ский пер­во­свя­щен­ник Каиафа объ­явил Христа хули­те­лем Бога. Мораль иудеев опи­ра­ется на Ветхий Завет и тол­ко­ва­ния к нему, в кото­рых Ветхий Завет трак­ту­ется в свете все еще ожи­да­е­мого Мессии. Понятно, что термин «иудео-хри­сти­ан­ский» в его чисто бого­слов­ском зна­че­нии непри­ме­ним к тра­ди­ци­он­ным иудеям, поскольку они не при­ни­мают Иисуса и Новый Завет. Он при­ме­ним только к хри­сти­а­нам. Вместе с тем, как заме­тил мой друг Уол­дрон Скотт, за послед­ние сто лет живу­щие на Западе иудеи во многом пере­няли запад­ную мораль и основы запад­ной циви­ли­за­ции, при­ведя свои прин­ципы в соот­вет­ствие с ними. В этом отно­ше­нии термин «иудео-хри­сти­ан­ский» можно при­ме­нить и к ним.

Хри­сти­ан­ская мораль поко­ится на трех стол­пах:

  1. Абсо­лют­ная воля Бога, явлен­ная в Десяти Запо­ве­дях.
  2. Личный пример и учение Иисуса Христа.
  3. Новая жизни в Духе.

В основу запад­ной циви­ли­за­ции хри­сти­ане поло­жили все три прин­ципа, а совре­мен­ные иудеи «под­стро­и­лись» под них. Иудеи не при­ни­мают Христа как Мессию, однако в совре­мен­ном мире они внешне пере­няли запад­ную куль­туру, кото­рая, как при­знают и те, и другие, имеет под собой хри­сти­ан­скую основу, зало­жен­ную в Ветхом и Новом Заве­тах.

Далее в раз­го­воре с Ахма­дом мне при­шлось несколько раз отве­чать на вопрос, почему хри­сти­ане чув­ствуют себя тео­ло­ги­че­ски ближе к иудеям, чем к мусуль­ма­нам. Этот вопрос осо­бенно его вол­но­вал. Раз­би­рая данную тему по элек­трон­ной почте, мы про­смот­рели мно­же­ство отрыв­ков, как в Библии, так и в Коране. Очень полез­ными мне пока­за­лись книги Джона Гил­кри­ста, в кото­рых при­во­дится мно­же­ство исто­ри­че­ских фактов и све­де­ний о Коране.53)

^ Биб­лей­ские лич­но­сти в Коране

В Коране упо­ми­на­ется о про­ро­ках и послан­ни­ках Божьих, кото­рые при­хо­дят в мир для пре­ду­пре­жде­ния рода чело­ве­че­ского о необ­хо­ди­мо­сти веры в еди­ного Бога. Мусуль­мане при­знают многих биб­лей­ских про­ро­ков и пат­ри­ар­хов. Им дана запо­ведь почи­тать в равной мере всех про­ро­ков, не делая раз­ли­чий. В Коране пере­чис­лены сле­ду­ю­щие про­роки: Адам, Авраам, Исаак, Измаил, Иаков и Моисей. Исайя, Иере­мия и Иезе­ки­иль в этот список не входят. Опи­сан­ная в Библии система жерт­во­при­но­ше­ний в Коране не упо­ми­на­ется.

Из ново­за­вет­ных фигур в Коране упо­мя­нуты Исса (Иисус), Марйам (Мария), Йяхья (Иоанн Кре­сти­тель) и Зака­рия (отец Иоанна Кре­сти­теля). Марии в Коране отве­дено особое место. Она была не только мате­рью Иисуса, но и девой, к кото­рой при рож­де­нии не при­кос­нулся сатана.54) Вторым чело­ве­ком, кото­рого не касался сатана при рож­де­нии, был Иисус. О Марии и Иисусе в Коране ска­зано: «И ту, кото­рая сохра­нила свою скром­ность… И Мы вду­нули в нее от Нашего духа и сде­лали ее и ее сына зна­ме­нием для миров» (Сура 21, айят 91).

^ Иисус

В Коране Иисусу при­сва­и­ва­ется несколько титу­лов. Он и аль-Масих (Хри­стос), и Кали­ма­туху (Его Слово), и Рухон минху (дух от Него). Мусуль­мане верят, что Иисус родился от девы, исце­лял слепых и про­ка­жен­ных и вос­кре­шал мерт­вых. Также в Коране гово­рится, что, будучи юношей, Иисус совер­шил чудо: вдох­нул жизнь в гли­ня­ных птиц (см. Сура 5, айят 110). Согласно Корану, Иисус был взят на небо (Сура 4, айят 158) и вер­нется на землю в конце времен в каче­стве Зна­ме­ния Часа (Сура 43, айят 61).

И все же в основ­ных вопро­сах бого­сло­вия Коран суще­ственно рас­хо­дится с Биб­лией. В одном месте Корана утвер­жда­ется, что Иисус не был распят. Это ска­зано в кон­тек­сте рас­суж­де­ний о неве­рии иудеев:

«Они… нару­шили этот обет, не пове­рили в Его зна­ме­ния, неспра­вед­ливо изби­вали про­ро­ков… Они навлекли на себя гнев Аллаха за их неве­рие и за то, что они воз­вели на Марйам вели­кую кле­вету. Но он не был убит ими и не был распят, как они измыш­ляли. Им все это лишь пред­ста­ви­лось. Они думали, что убили и рас­пяли самого про­рока. На самом деле они убили и рас­пяли дру­гого, похо­жего на Ису. Потом они сами спо­рили – убит был Иса или другой. Они все пре­бы­вают в сомне­нии об этом. У них нет об этом ника­кого знания, а есть только пред­по­ло­же­ния. Они не были уве­рены, что убили именно его. Они его не убили. Аллах вознес Ису к Себе и спас его от врагов. Он не был распят и не был убит. Поис­тине, Аллах Все­мо­гущ, Велик и мудр в Своих дея­ниях!» (Сура 4, айяты 155–158).

Пове­рить в то, что иудеи рас­пяли Иисуса, для мусуль­ман все равно, что при­знать пора­же­ние Бога и Иисуса. Поэтому они верят, что Бог чудес­ным обра­зом вме­шался, взял к Себе Иисуса, а вместо Него рас­пяли дру­гого. Иудеям каза­лось, что это Иисус, но на самом деле это был кто-то очень похо­жий на Него. Неко­то­рые счи­тают, что распят был Иуда.

Другое суще­ствен­ное раз­ли­чие между Биб­лией и Кора­ном каса­ется учения о Боже­стве Христа. В Коране гово­рится: «Иудеи в своих убеж­де­ниях не при­дер­жи­ва­ются еди­но­бо­жия, а гово­рят, что Узайр55) – сын Аллаха. Хри­сти­ане также гово­рят, что Мессия Иса – Божий сын… Эти слова не были нис­по­сланы им ни в Писа­нии, ни с послан­ни­ками Аллаха. У них нет ника­ких дока­за­тельств этого. Говоря так, они упо­доб­ля­ются мно­го­бож­ни­кам, бывшим прежде. Да пора­зит Аллах этих невер­ных!» (Сура 9, айят 30). Мусуль­ман­ские исто­рики утвер­ждают, что в юно­ше­ские годы Мухам­мед посе­щал Дамаск с кара­ва­нами Хади­джи, своей буду­щей жены. Навер­няка во время этих посе­ще­ний он бывал в мест­ных церк­вах и, заходя в них, видел огром­ную статую жен­щины с мла­ден­цем на руках. На вопрос, кто это, ему отве­чали, что это Мария, Бого­ма­терь, родив­шая Иисуса Христа, Сына Божьего. Видимо, на этом осно­ва­нии он и заклю­чил, что хри­сти­ане впали в «ширк» – измыс­лили себе других богов. В Коране это почи­та­ется вели­чай­шим грехом, един­ствен­ным непро­сти­тель­ным грехом. Как мог Бог всту­пить в физи­че­ские отно­ше­ния с жен­щи­ной и родить от нее сына? В резуль­тате подоб­ных умо­за­клю­че­ний Коран отвер­гает Боже­ство Христа и тро­ич­ность Бога.

^Библия

Коран выде­ляет иудеев и хри­стиан в отдель­ную кате­го­рию, отлич­ную от языч­ни­ков и идо­ло­по­клон­ни­ков. И те, и другие зовутся «людьми Писа­ния». Но Коран ставит им в упрек то, что они отсту­пили от учения Писа­ния: «Мы при­ка­зали после­до­ва­те­лям Исы и обла­да­те­лям Еван­ге­лия судить по тому, что низвел Аллах. А тот, кто не судит по тому, что нис­по­слал Аллах, тот – отступ­ник, нару­ши­тель шари­ата Аллаха» (Сура 5, айят 47). «Скажи (о Мухам­мад!) обла­да­те­лям Писа­ния: «Вы не будете на прямом пути рели­ги­оз­ной истины, пока вы не объ­явите о всех заве­тах, пове­ле­ниях и запо­ве­дях, нис­по­слан­ных в Торе и Еван­ге­лии, и пока вы не после­ду­ете им, уве­ро­вав в Коран, низ­ве­ден­ный Алла­хом Своему послан­нику, как руко­вод­ство людям» (Сура 5, айят 68).

Мухам­мед верил, что между Ветхим и Новым Заве­тами и Кора­ном суще­ствует полная гар­мо­ния. В то время он просто считал, что Коран это араб­ский экви­ва­лент этих более ранних книг. Инджил (Еван­ге­лие) было нис­по­слано Иисусу (см. Сура 57, айят 27), а Таврат и Забур (Тора и Псал­тирь, то есть Ветхий Завет) – иудеям (Сура 4, айят 136 и Сура 5, айят 47). Коран же был нис­по­слан Мухам­меду отча­сти для под­твер­жде­ния истин­но­сти преж­него откро­ве­ния, а отча­сти потому, что у арабов не было ни соб­ствен­ной свя­щен­ной книги, ни соб­ствен­ного про­рока – вообще ничего на араб­ском языке. По своему содер­жа­нию Коран как бы «подо­гнан» под осо­бен­но­сти араб­ского народа, и тем самым вос­пол­няет то, чего недо­ста­вало в ранних откро­ве­ниях.

В Суре 3:78 гово­рится о группе людей из иудеев и хри­стиан, кото­рых Коран обви­няет не в отступ­ле­нии от текста Библии, а в «искрив­ле­нии языка» (см. Суры 2:101; 4:46; 5:44; 2:75). Что это за люди? «А среди них есть такие, кото­рые своими язы­ками искрив­ляют писа­ние, чтобы вы сочли это писа­нием, хотя оно и не писа­ние, и гово­рят: “Это – от Аллаха”, а это – не от Аллаха, и гово­рят они на Аллаха ложь, зная это» (Сура 3:78).

Неко­то­рые совре­мен­ные мусуль­ман­ские бого­словы пола­гают, что речь идет об иска­же­нии Библии с целью насаж­де­ния Церкви. Хри­сти­ане, с их точки зрения, иска­жают Писа­ние и гово­рят ложь о Боге, чтобы управ­лять мас­сами. В каче­стве при­мера они ука­зы­вают на Никей­ский Собор. Что каса­ется меня, то мне этот довод кажется без­осно­ва­тель­ным, да и сами мусуль­мане здесь не могут при­ве­сти убе­ди­тель­ных аргу­мен­тов.

Но что же тогда озна­чает «искрив­ле­ние языка» в этом тексте? В каче­стве иллю­стра­ции при­веду забав­ный случай. Одна­жды я участ­во­вал в группе по изу­че­нию Писа­ния для мужчин-хри­стиан и сразу после окон­ча­ния встречи задал им про­во­ка­ци­он­ный вопрос, чтобы немного над ними под­шу­тить. Я спро­сил, знают ли они наизусть Притч.32:15. Напомню, что в Книге Прит­чей Соло­мо­но­вых только трид­цать одна глава, послед­няя из кото­рых – всем извест­ное вос­хва­ле­ние бла­го­че­сти­вой жены. Но никто в группе неже­на­тых мужчин об этом не вспом­нил. Тогда я «про­ци­ти­ро­вал» им стих: «Чело­век без жены, что дом без стены». Какое-то время я сдер­жи­вал улыбку, а затем при­знался, что автор стиха я сам, а потом сооб­щил им при­ду­ман­ное моим сыном про­дол­же­ние к этому стиху (Притч.32:16): «Не име­ю­щий сынов, что кобыла без подков». Мы хорошо посме­я­лись, осо­бенно над стихом 16. А я живо пред­ста­вил себе, как Мухам­мед при­хо­дит к иудей­ским началь­ни­кам и вос­тор­жен­ным голо­сом рас­ска­зы­вает им, что Бог нис­по­слал ему откро­ве­ние из Книги Небес. Навер­няка, Мухам­мед рас­счи­ты­вал, что иудей­ские началь­ники раз­де­лят его радость о том, что Бог не забыл арабов. Но вместо этого они, веро­ятно, стали сочи­нять стихи напо­до­бие тех, кто при­ду­мал я и мой сын, и на какой-то момент Мухам­мед обма­нулся их мело­дич­ной рифмой, пока сочи­ни­тели не стали над ним открыто сме­яться. Пола­гаю, что айяты об «искрив­ле­нии языка» вполне могут объ­яс­няться подоб­ными инци­ден­тами.

^ Люди Писа­ния

Мухам­мед не сомне­вался в истин­но­сти Вет­хого и Нового Заве­тов. Согласно Корану, во вре­мена Мухам­меда писа­ни­ями иудеев и хри­стиан были Инджил и Таврат (см. Сура 5:46; 5:50; 7:157).

Что каса­ется людей Писа­ния – иудеев и хри­стиан, то в Судный День избе­жать нака­за­ния смогут лишь неко­то­рые из них. Осталь­ных назы­вают в Коране отступ­ни­ками от Писа­ния, отступ­ни­ками от Бога и про­тив­ни­ками Мухам­меда. В сово­куп­но­сти они обви­ня­ются в при­тя­за­ниях на моно­поль­ное обла­да­ние исти­ной, а также в том, что они спорят об истине даже между собой: «Иудеи гово­рят, что у хри­стиан нет основы – истин­ной веры, – а хри­сти­ане утвер­ждают, что нет основы – истин­ной веры – у иудеев. И те и другие при­во­дят дока­за­тель­ства из своих Писа­ний. Подоб­ное же гово­рят и неве­ру­ю­щие из арабов, кото­рые пока не разу­меют и ничего не знают об их Писа­ниях. Они все не правы. В Судный день Аллах рас­су­дит их отно­си­тельно того, в чем они рас­хо­ди­лись» (Сура 2:113).

^ Иудеи и хри­сти­ане

В отдель­ных частях Корана утвер­жда­ется, иудеи – злей­шие враги ислама (см. Сура 5:44; 5:67; 2:96; 5:84). «Мы утвер­ждаем… что из всех людей самую силь­ную вражду испы­ты­вают к тебе и к тем, кто уве­ро­вал в Аллаха и в тебя, иудеи и мно­го­бож­ники, кото­рые покло­ня­ются помимо Аллаха при­дан­ным Ему сото­ва­ри­щам» (Сура 5:82). «Авраам не был ни иудеем, ни хри­сти­а­ни­ном. А был он хани­фом [иска­те­лем Истины], пре­дав­шимся Аллаху, и не был мно­го­бож­ни­ком» (Сура 3:67). Авраам верил в Бога и в то, что Он един. По сути Авраам был мусуль­ма­ни­ном, поскольку ислам озна­чает покор­ность еди­ному Богу.

О хри­сти­а­нах Коран отзы­ва­ется более бла­го­склонно. «Несо­мненно, ты убе­дишься, что больше всех дру­же­любны к уве­ро­вав­шим те, кото­рые гово­рят: “Воис­тину, мы – хри­сти­ане”. Это оттого, что среди них есть иереи и монахи и что они не высо­ко­мерны» (Сура 5:82). И все же хри­сти­ане не избе­жали упре­ков: «Иудеи и хри­сти­ане при­зна­вали богами помимо Аллаха своих ученых и мона­хов, а также Мессию, сына Марйам. Однако им было велено покло­няться только еди­ному Богу, кроме кото­рого нет боже­ства. Хвала Ему, пре­выше Он их мно­го­бо­жия!» (Сура 9:31)

По мнению неко­то­рых мусуль­ман, в конце жизни Мухам­меда, когда мусуль­ман­ское и хри­сти­ан­ское войско всту­пили в войну в север­ной Аравии, отно­ше­ние про­рока к хри­сти­а­нам изме­ни­лось на враж­деб­ное. «Вы, кото­рые уве­ро­вали! Не дру­жите с иуде­ями и хри­сти­а­нами: они дружат между собой. Если же кто-либо из вас дружит с ними, то он сам из них. Воис­тину, Аллах не ведет прямым путем нече­стив­цев» (Сура 5:51). «Сра­жай­тесь с теми из людей Писа­ния, кто не верует ни в Аллаха, ни в Судный день, кто не счи­тает запрет­ным то, что запре­тили Аллах и Его Послан­ник, кто не сле­дует истин­ной рели­гии, пока они не станут уни­женно пла­тить джизйу соб­ствен­но­ручно» (Сура 9:29).

^ Назад к вопросу

Вер­немся к раз­го­вору, нача­тому в первых пара­гра­фах главы: Ахмад выска­зал смелую мысль, а затем задал вол­но­вав­ший его вопрос. «Мы верим, что Он родился от девы, исце­лял слепых и про­ка­жен­ных, вос­кре­шал мерт­вых, ныне пре­бы­вает с Богом на небе­сах и вер­нется на землю в Судный День как Зна­ме­ние Часа. Почему вы тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам?»

Почему же мы тео­ло­ги­че­ски чув­ствуем себя ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам? Причин этому много. Отча­сти – из-за эсха­то­ло­гии (учение о конце света),56) а отча­сти потому, что Ветхий Завет при­ни­ма­ется хри­сти­ан­ской тра­ди­цией как часть Боже­ствен­ного Откро­ве­ния, тогда как про­ис­хож­де­ние Корана вызы­вает сомне­ния. Еще одна воз­мож­ная при­чина – куль­тур­ная про­пасть между хри­сти­а­нами и мусуль­ма­нами. Запад­ные хри­сти­ане чув­ствуют себя ближе к евреям, поскольку те живут рядом с ними уже две тысячи лет. С мусуль­ма­нами же дело обстоит иначе: они втор­га­лись в Европу дважды, и хри­сти­а­нам при­шлось вести с ними про­дол­жи­тель­ные войны (Кре­сто­вые походы). Впро­чем, не стоит забы­вать, что с евре­ями у хри­стиан не всегда были доб­ро­со­сед­ские отно­ше­ния: в исто­рии были вре­мена, когда евреи под­вер­га­лись и уни­же­ниям, и гоне­ниям. Потреб­ность гово­рить об общей иудео-хри­сти­ан­ской тра­ди­ции воз­никла только с наступ­ле­нием эпохи Про­све­ще­ния, зарож­де­нием идеала демо­кра­тии и обще­ствен­ного плю­ра­лизма. К тому же неод­но­знач­ная поли­тика на Ближ­нем Востоке отнюдь не спо­соб­ствует уста­нов­ле­нию пони­ма­ния между хри­сти­а­нами и мусуль­ма­нами.

Оче­видно то, что боль­шая часть выше­пе­ре­чис­лен­ных причин имеет отно­ше­ние к куль­туре, а не к тео­ло­гии. Соот­вет­ственно, живо­тре­пе­щу­щий вопрос Ахмада оста­ется без ответа: «Я имею в виду не куль­турно, а тео­ло­ги­че­ски? Конечно, куль­турно вы ближе к ним, чем к мусуль­ма­нам. Но я повто­ряю свой вопрос: «Почему вы тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам?» Как бы вы отве­тили на вопрос Ахмада, если при­ни­мать во вни­ма­ние не куль­туру, а тео­ло­гию? Чув­ству­ете ли вы себя тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам? Если да, то на каких осно­ва­ниях?

В этом раз­деле речь шла о вопро­сах, под­ня­тых Ахма­дом в отно­ше­нии нашего учения и нас, его носи­те­лей. Сле­ду­ю­щий раздел посвя­щен реци­пи­ен­там нашей про­по­веди, то есть тем, кто ее слу­шает.

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Как бы вы отве­тили на вопрос Ахмада: «Почему вы тео­ло­ги­че­ски ближе к евреям, чем к мусуль­ма­нам?»
  2. Как бы вы оце­нили «иудео-хри­сти­ан­скую» мораль и тра­ди­цию?
  3. Как по-вашему, согла­си­лись бы мусуль­мане с тем, как в этой главе пред­став­лено учение Корана? С чем бы они могли не согла­ситься?
  4. Как по-вашему, согла­си­лись бы запад­ные хри­сти­ане с тем, как в этой главе пред­став­лено учение Корана? С чем бы они могли не согла­ситься?
  5. Почему хри­сти­ан­ское пони­ма­ние ислама так рази­тельно отли­ча­ется от мусуль­ман­ского? Какие фак­торы спо­соб­ствуют такой поля­ри­за­ции мнений?

^ Часть третья. Реци­пи­енты. Орга­ни­че­ская связь с мусуль­ма­нами

Глава 14

Бла­го­ве­стие в кон­тек­сте отно­ше­ний

«Обра­ща­ю­щи­еся в хри­сти­ан­ство мусуль­мане, должны само­сто­я­тельно пла­тить цену сле­до­ва­ния за Хри­стом, не впадая в зави­си­мость от нас, хри­стиан. Бог поза­бо­тится об их нуждах»,
– хри­сти­а­нин из Фран­ции.

Пытав­ше­муся обра­тить его в хри­сти­ан­ство Ахмад сказал: «Если бы я принял хри­сти­ан­ство, все под­дер­жи­ва­ю­щие мою жизнь связи были бы поте­ряны. Я был бы, как гласит пого­ворка, гол как сокол. Как бы я жил? Можете ли вы обес­пе­чить мне новую систему под­держки?»

В письме к Титу апо­стол Павел изла­гает реко­мен­да­ции отно­си­тельно того, как пра­вильно забо­титься о насаж­ден­ной им церкви. В Тит.2:4–6 речь идет о том, чему Тит должен научить стариц, чтобы те, в свою оче­редь, пере­дали это моло­дым жен­щи­нам, а именно: «любить мужей, любить детей, быть цело­муд­рен­ными, чистыми, попе­чи­тель­ными о доме, доб­рыми, покор­ными своим мужьям, да не пори­ца­ется слово Божие». Слово, пере­ве­ден­ное как «пори­ца­ется», озна­чает в данном кон­тек­сте пре­зи­рать или ругать Слово Божье.

Пере­чис­лим семь качеств, кото­рым ста­рицы должны научить моло­дых женщин:

  1. Любить мужей.
  2. Любить детей.
  3. Быть цело­муд­рен­ными.
  4. Быть чистыми.
  5. Быть попе­чи­тель­ными о доме. Иначе говоря, моло­дые жены должны забо­титься о домаш­нем хозяй­стве (в те вре­мена роли муж­чины и жен­щины были четко опре­де­лены. Муж­чины добы­вали про­пи­та­ние, а жен­щины забо­ти­лись о доме).
  6. Быть доб­рыми.
  7. Быть покор­ными своим мужьям.57)

В этом списке меня удив­ляет отсут­ствие пове­ле­ния бла­го­вест­во­вать. А что если муж этой моло­дой жен­щины не верит во Христа? Разве она не должна делиться с ним Благой вестью? Разве не должна она рас­ска­зать ему замы­сел спа­се­ния? О себе Павел гово­рил, что не может не бла­го­вест­во­вать. «Ибо если я бла­го­вест­вую, то нечем мне хва­литься, потому что это необ­хо­ди­мая обя­зан­ность моя, и горе мне, если не бла­го­вест­вую!» (1Кор.9:16). Тимо­фею он пове­лел сле­ду­ю­щее: «Про­по­ве­дуй слово, настой во время и не во время, обли­чай, запре­щай, уве­ще­вай со всяким дол­го­тер­пе­нием и нази­да­нием»(2Тим.4:2). Павел и Тимо­фей были зре­лыми веру­ю­щими, и про­по­ведь Благой вести вме­ня­лась им в обя­зан­ность. Однако нигде в посла­ниях Павла мы не видим пове­ле­ния бла­го­вест­во­вать, обра­щен­ного к моло­дым веру­ю­щим. Почему же в Тит.2:4–5 моло­дым женам не дается пове­ле­ние бла­го­вест­во­вать?

^ Два сце­на­рия семей­ной жизни

Далее я изла­гаю два вымыш­лен­ных сце­на­рия семей­ных отно­ше­ний, кото­рые отра­жают реаль­ные отно­ше­ния между реаль­ными людьми, кото­рых я лично знаю в Египте и в других стра­нах. В основе этих сце­на­риев – Тит.2:4–5. В первом случае жена нару­шает апо­столь­ские пове­ле­ния, а во втором – сле­дует им и пожи­нает плоды.

^ Сце­на­рий первый

Пред­ста­вим себе моло­дую жен­щину в одной из стран тре­тьего мира, кото­рая шесть меся­цев назад вышла замуж за муж­чину со сред­ним достат­ком. Оба выросли в семьях номи­наль­ных хри­стиан и не имели лич­ного обще­ния с Гос­по­дом. Жен­щина, един­ствен­ный ребе­нок обес­пе­чен­ных роди­те­лей, пре­вра­ти­лась в изба­ло­ван­ную и эго­цен­трич­ную особу. Она не научи­лась ни гото­вить, ни под­дер­жи­вать поря­док в доме, ни вести обыч­ные домаш­ние дела. Все­гдаш­ней ее забо­той была учеба в кол­ле­дже.

Выйдя замуж, она каждое утро допоздна валя­лась в постели, а в осталь­ное время вела празд­ный образ жизни. Работы у нее не было, да она и не чув­ство­вала потреб­но­сти ее искать. Муж вста­вал каждый день в шесть утра, и через час отправ­лялся на работу. Домой он, как пра­вило, воз­вра­щался к поло­вине шестого. К эго­и­стич­ному образу жизни жены муж отно­сился с тер­пе­нием и питался бутер­бро­дами. Когда на кухне уже не оста­ва­лось чистой посуды, он мыл ее перед ужином, чтобы в доме были чистые тарелки.

Одна­жды эта жен­щина позна­ко­ми­лась с при­е­хав­шими к ним в город аме­ри­кан­скими мис­си­о­не­рами, семей­ной парой. Между ними завя­за­лась дружба, и в этот же вечер они рас­ска­зали ей Еван­ге­лие. Любовь Божья глу­боко потрясла эту жен­щину, и она пере­стала бояться ада. Вер­нув­шись домой, она с нетер­пе­нием ждала мужа, чтобы рас­ска­зать ему Благую весть. Тот пришел, как обычно, в пять трид­цать вечера, и тут же напра­вился в их ком­нату, чтобы поста­вить свой рабо­чий порт­фель. В ком­нате как всегда был бедлам. Зайдя на кухню, чтобы зава­рить себе чаю, он обна­ру­жил, что в сушилке нет ни одной чистой чашки. Что ж, вечер ему при­дется про­ве­сти у рако­вины.

Пока он мыл посуду, в кухню вошла вос­тор­жен­ная жена и при­ня­лась с жаром рас­ска­зы­вать о своих новых аме­ри­кан­ских дру­зьях. Из рас­сказа стало ясно, что ей не тер­пится позна­ко­мить с ними мужа. Она поде­ли­лась тем, как ей рас­ска­зали Благую весть о крест­ной смерти Иисуса, и тем, что ее бес­по­коит судьба мужа в веч­но­сти. Ведь если он не уве­рует в Иисуса, его ждет ад. Все это время муж молча смот­рел на жену и думал: «Мало того, что она лен­тяйка и эго­истка, теперь еще к этому при­ба­ви­лось поме­ша­тель­ство на рели­ги­оз­ной почве».

Пред­ста­вим на минуту, что, под­дав­шись ее уго­во­рам, он все-таки пойдет на встречу с аме­ри­кан­скими мис­си­о­не­рами. К чему это при­ве­дет? Скорее всего, он все время будет вни­ма­тельно сле­дить за их дей­стви­ями и сло­вами, чтобы опре­де­лить, что же кон­кретно они делают, чтобы сбить с толку лег­ко­вер­ных женщин и пре­вра­тить их в рели­ги­оз­ных фана­ти­ков. Но такое отно­ше­ние есть не что иное, как «пори­ца­ние» Слова Божьего. Не исклю­чено, что, читая этот сце­на­рий, вы вспом­нили кон­крет­ных людей.

^ Сце­на­рий второй

Перед нами все та же эго­цен­трич­ная моло­дая жен­щина, кото­рая позна­ко­ми­лась с аме­ри­кан­скими мис­си­о­не­рами и завя­зала с ними проч­ную дружбу. Между ними уста­но­ви­лась глу­бо­кая связь, и мис­си­о­неры в тот же вечер рас­ска­зали ей Еван­ге­лие. Истина о любви Божьей так глу­боко затро­нула ее сердце, что ее прон­зило чув­ство соб­ствен­ной гре­хов­но­сти. В первый раз в жизни она серьезно заду­ма­лась над тем, что вела себя как эго­истка и лен­тяйка, после чего она в слезах пока­я­лась перед Богом в своих грехах. Вер­нув­шись домой, она позво­нила мужу и ска­зала, что когда он придет с работы, должна ему кое в чем при­знаться.

Оста­ток дня она про­вела за убор­кой квар­тиры – впер­вые в жизни. После несколь­ких часов стирки, уборки и мытья посуды она решила что-нибудь при­го­то­вить для мужа, но к своему стыду обна­ру­жила, что не знает его люби­мых блюд. Да и гото­вить их она не умела! Тогда она позво­нила све­крови и спро­сила, какое блюдо у мужа люби­мое и как его гото­вить. Сле­ду­ю­щие два часа она про­вела на кухне. Когда муж открыл двери дома в поло­вине шестого, до него донесся запах его люби­мого блюда. Вместо того чтобы как обычно зайти в ком­нату и поста­вить порт­фель, он напра­вился прямо в кухню и с порога спро­сил жену: «А где мама?» «Мама не при­хо­дила», – отве­тила она. «А кто гото­вит?» «Я», – после­до­вал ответ. «Но ты же не умеешь!» «Я просто позво­нила маме и спро­сила, что ты любишь и как это при­го­то­вить. Наде­юсь, все полу­чи­лось, как тебе нра­вится».

Муж был оше­лом­лен. Он зашел в ком­нату, чтобы поста­вить там порт­фель, и к своему удив­ле­нию обна­ру­жил, что ком­ната убрана, как в первую брач­ную ночь. «Что это с ней?» – изу­мился он. Вер­нув­шись на кухню, он стал рас­спра­ши­вать жену о при­чи­нах столь уди­ви­тель­ной пере­мены. Со сми­ре­нием в голосе она пове­дала ему про аме­ри­кан­ских мис­си­о­не­ров и о том, что она узнала об Иисусе. Потом она при­зна­лась мужу, что удив­ля­ется, как он терпел ее все это время и до сих пор с ней не раз­велся. Сможет ли он ее когда-нибудь про­стить за эгоизм и празд­ность? «Конечно, – отве­тил муж, – но скажи, что слу­чи­лось?» Жена рас­ска­зала ему подроб­ней об аме­ри­кан­ских мис­си­о­не­рах и о том, что они гово­рили об Иисусе.

Этот вечер муж запом­нил надолго. Он сидел за соб­ствен­ным обе­ден­ным столом и ел свое люби­мое блюдо, при­го­тов­лен­ное его соб­ствен­ной женой! За едой он рас­спра­ши­вал ее об аме­ри­кан­ских мис­си­о­не­рах и, каза­лось, был не прочь с ними позна­ко­миться. Жене он сказал, что будет только рад, если она станет видеться с ними чаще. Более того, она могла бы пойти к ним этим же вече­ром, если бы захо­тела. Сам он хотел рас­сла­биться после работы и посмот­реть теле­ви­зор. Жена отве­тила, что, чем идти в гости одной, она пред­по­чтет остаться дома и посмот­реть теле­ви­зор с ним.

В этот же вечер жена при­няла тайное реше­ние. Она решила вста­вать в шесть, а не в девять утра, чтобы гото­вить мужу зав­трак. На сле­ду­ю­щее утро она впер­вые за шесть меся­цев услы­шала звонок будиль­ника, но, к несча­стью, ее внут­рен­ние часы были настро­ены на более позд­нее время, и, пере­вер­нув­шись на другой бок, она снова заснула. В семь утра она услы­шала звук захло­пы­ва­ю­щейся двери, и ей при­шлось бук­вально выта­щить себя из постели. Закон­чив работу по дому, она позво­нила све­крови и попро­сила у нее рецепты других люби­мых блюд мужа.

Когда муж вер­нулся с работы в пять трид­цать вечера, он ничего не помнил о вче­раш­них собы­тиях. Но как только он открыл дверь, в нос ему ударил запах еще одного люби­мого блюда, и собы­тия преды­ду­щего вечера тотчас всплыли в его памяти.

Рано или поздно, этот муж захо­чет позна­ко­миться с аме­ри­кан­скими мис­си­о­не­рами, ока­зав­шими такое вли­я­ние на его жену. Станет ли он пори­цать Слово Божье, когда услы­шит от них Еван­ге­лие? Нико­гда!

^ Кон­такт с мусуль­ма­нами. Два сце­на­рия

В этой части я при­веду еще два вымыш­лен­ных сце­на­рия, отра­жа­ю­щихреаль­ные ситу­а­ции с реаль­ными людьми, живу­щими в разных стра­нах мира. Сце­на­рии постро­ены вокруг муд­ро­сти пове­ле­ний апо­стола Павла в Тит.2:4–5. В обеих ситу­а­циях участ­вую я сам, а вымыш­лен­ным пер­со­на­жем, соби­ра­тель­ным обра­зом мусуль­ман, будет еги­пет­ский юноша по имени Али. На этот раз сце­на­рии раз­ви­ва­ются вокруг бла­го­вест­во­ва­ния мусуль­ма­нам. В первом сце­на­рии опи­сы­ва­ется ситу­а­ция, идущая враз­рез с муд­рыми пове­ле­ни­ями Павла в Тит.2:4–5. Во втором – ситу­а­ция, в кото­рой дух апо­столь­ской муд­ро­сти вопло­ща­ется в реаль­ном жиз­нен­ном кон­тек­сте и при­но­сит свои плоды.

^ Сце­на­рий первый

Пред­ста­вим, что, живя в Египте, мы с женой много моли­лись Богу о том, чтобы Он свел нас с людьми, глу­боко жаж­ду­щими позна­ния Христа и жела­ю­щими позна­ко­миться с Его жизнью, как она опи­сана в Еван­ге­лиях. Одна­жды в Каире я позна­ко­мился со сту­ден­том по имени Али и понял, что он – ответ на наши молитвы. Мы немного пого­во­рили, и выяс­ни­лось, что он уже давно ищет Новый Завет, но не знает, где его взять. Ходить по церк­вам и про­сить инджил у него не хва­тало сме­ло­сти. В Каире он знал только один хри­сти­ан­ский книж­ный мага­зин, где можно было бы купить Новый Завет. Но что если его увидит кто-нибудь из род­ствен­ни­ков? К тому же он просто не знал, как попро­сить инджил, и это его очень сму­щало. Я сказал, что у меня есть один лишний экзем­пляр, и что я с радо­стью им поде­люсь. В этот день он впер­вые открыл Новый Завет. Мы вместе про­ли­стали содер­жа­ние, я объ­яс­нил ему, что мы назы­ваем гла­вами и сти­хами, а также раз­ницу между Еван­ге­ли­ями и Посла­ни­ями.

Потом я спро­сил, не хочет ли он встре­чаться раз в неделю, чтобы обсуж­дать про­чи­тан­ные им главы. Он согла­сился, и мы дого­во­ри­лись о встрече на сле­ду­ю­щий втор­ник. Когда он пришел, я спро­сил, что ему понра­ви­лось, и пред­ло­жил обсу­дить воз­ник­шие вопросы. Кроме того, я попро­сил его не рас­ска­зы­вать другим о том, что он со мной встре­ча­ется и читает Новый Завет. Али пообе­щал сле­до­вать моему совету, а когда наша встреча закон­чи­лась, отпра­вился домой.

Его семья была отно­си­тельно обес­пе­чен­ной, и Али жил в соб­ствен­ной ком­нате. Но никто не мог бы гаран­ти­ро­вать, что его никто здесь не побес­по­коит. В Египте роди­тели захо­дят в ком­нату ребенка одного с ними пола без стука. Поэтому Али читал Еван­ге­лие под оде­я­лом при помощи фона­рика, при­тво­ря­ясь, что спит.

Неделя за неде­лей он при­хо­дил к нам в гости, и мы не сомне­ва­лись в том, что он искренне жаждет позна­вать Христа. Я нико­гда не забуду наши встречи. Ничто так не вдох­нов­ляет и не весе­лит душу, как воз­мож­ность взгля­нуть на Писа­ние гла­зами искрен­него и жаж­ду­щего чело­века.

По про­ше­ствии шести меся­цев Али подо­шел ко мне и сказал, что верит во Христа. Мы пого­во­рили, и стало ясно, что он по-насто­я­щему встре­тил Гос­пода. Я рас­ска­зал об этом жене, и она искренне поздра­вила его с при­ня­тием важ­ней­шего в жизни реше­ния. Когда я спро­сил, сооб­щил ли он о своем реше­нии роди­те­лям, Али был крайне удив­лен. Помня мою просьбу не рас­ска­зы­вать другим о наших встре­чах, он думал, что его отно­ше­ния с Богом оста­нутся тайной. Я же стал убеж­дать его в том, что рас­ска­зать о своей вере роди­те­лям очень важно.

В сле­ду­ю­щий втор­ник Али пришел к нам в гости и стал вос­тор­женно рас­ска­зы­вать о том, что Хри­стос делает в его жизни. У него появи­лось силь­ное жела­ние учиться, чтобы стать одним из лучших сту­ден­тов в уни­вер­си­тете. Я спро­сил, рас­ска­зал ли он о своей вере роди­те­лям, и тот дро­жа­щим голо­сом при­знался, что у него не хва­тает сме­ло­сти. Я объ­яс­нил, что мы не должны сты­диться Иисуса, и рас­ска­зал ему, как веру­ю­щие в Книге Деяний про­сили Бога о дерз­но­ве­нии про­по­ве­до­вать о Христе без страха, и когда Бог отве­тил на их молитвы, они обна­ру­жили мно­же­ство воз­мож­но­стей для бла­го­вест­во­ва­ния. Я сделал все воз­мож­ное, чтобы вдох­но­вить его на этот шаг и даже пока­зал ему, какой стих в Новом Завете можно исполь­зо­вать при раз­го­воре с роди­те­лями.

В тот вечер Али ушел от нас подав­лен­ным, он не хотел сты­диться Христа. Придя домой, он застал отца в гости­ной, чита­ю­щим Коран. От страха у него бук­вально под­ка­ши­ва­лись ноги. Он тихо прошел в свою ком­нату, взял Новый Завет, открыл то место, кото­рое я ему указал, и зало­жил его паль­цем. Войдя в гости­ную, он тихо сел рядом с отцом, чтобы не пре­ры­вать его чтения. Несколько минут прошло в напря­жен­ном ожи­да­нии. Али чув­ство­вал, как бешено коло­тится у него сердце. Вдруг отец пре­рвал чтение и спро­сил: «Ты ходишь в мечеть на молитву?» Али отве­тил: «Нет». «Почему?» На это Али отве­тил, что стал хри­сти­а­ни­ном. Отец не мог пове­рить своим ушам!

Али начал зачи­ты­вать отцу ука­зан­ный мной стих в Новом Завете, но взбе­шен­ный роди­тель с криком вырвал книгу у него из рук, разо­рвал на части и выбро­сил в окно. Крича и руга­ясь, он выгнал Али из дома, сказав, что он ему больше не сын. Али вышел за дверь и стал спус­каться по лест­нице. На крик вышел его дядя, живший в сосед­ней квар­тире, и, узнав, что про­изо­шло, громко сказал: «Я сего­дня же сообщу тайной поли­ции».

Через несколько часов Али посту­чался в нашу дверь. Он рас­ска­зал, что пре­одо­лел страх и рас­ска­зал отцу о своем реше­нии, но тот выгнал его из дома. Все это, конечно, озна­чало, что ему некуда идти, негде жить. Я похва­лил его за муже­ство и сказал, что Хри­стос непре­менно о нем поза­бо­тится. Али доба­вил, что дядя сего­дня сооб­щит о нем в тайную поли­цию. Эти слова заро­нили в мое сердце бес­по­кой­ство. Тайная поли­ция могла высле­дить его, и тогда он привел их прямо к нашему дому. Я уже хотел было при­гла­сить его пожить у нас, пока ситу­а­ция не уля­жется, но после слов о наме­ре­нии дяди я решил, что остав­лять его здесь будет слиш­ком опасно. Я отошел на пару минут и стал зво­нить дру­зьям, кото­рые моли­лись за Али послед­ние пол­года. Я рас­ска­зал им о труд­ной ситу­а­ции Али, осо­бенно в связи с тайной поли­цией, но никто не согла­сился при­нять его у себя дома. Тогда мы с дру­зьями собрали немного денег и посе­лили Али в недо­ро­гом, но при­лич­ном отеле, пока не станет ясно, как ему помочь. Мы стали думать о том, реально ли ему полу­чить визу и пере­браться в Аме­рику, Австра­лию и какую-то другую страну. После неко­то­рых раз­ду­мий мы с дру­зьями решили, что для Али и для нас будет лучше, если он уедет из страны.

Хотя Али вымыш­лен­ный пер­со­наж, он явля­ется соби­ра­тель­ным обра­зом реаль­ных людей, кото­рых я знаю по имени. Его ситу­а­ция – типич­ный сце­на­рий еван­ге­ли­за­ции в мусуль­ман­ском мире. Так про­ис­хо­дит уже несколько веков. Одной жен­щине, попав­шей в подоб­ную ситу­а­цию, при­шлось ожи­дать при­ми­ре­ния со своими род­ствен­ни­ками шест­на­дцать лет.

^ Сце­на­рий второй

Пред­ста­вим, что после несколь­ких лет воз­не­се­ния Богу молитв о том, чтобы Он свел нас с мусуль­ма­нами, жаж­ду­щими познать Христа, я встре­тил юношу по имени Али. Какой ответ на молитву! Услы­шав, что Али без­успешно ищет экзем­пляр Нового Завета, я пред­ло­жил ему один из моих в пода­рок. Объ­яс­нив, что текст делится на главы и стихи, я позна­ко­мил его с оглав­ле­нием Нового Завета. Затем я пока­зал ему свою Библию и про­ком­мен­ти­ро­вал содер­жа­ние Вет­хого Завета. Прежде чем попро­щаться, я спро­сил, не хотел бы он встре­чаться раз в неделю где-нибудь в центре города, чтобы обсуж­дать про­чи­тан­ное за неделю. Али с радо­стью согла­сился.

Я доба­вил, что мы сможем встре­чаться только в том случае, если его роди­тели дадут на это согла­сие. Он посмот­рел на меня стран­ным взгля­дом, как бы говоря: «Разве непо­нятно, что скажет мой отец? Ты что с другой пла­неты?» Тогда я открыл вет­хо­за­вет­ную книгу Исход и зачи­тал Десять Запо­ве­дей, пояс­нив, что в этом суть шари­ата, то есть закона Божьего в Ветхом Завете. Мы обра­тили вни­ма­ние на запо­ведь почи­тать отца и мать, осо­бенно в свете того, что в то время Али был сту­ден­том, и роди­тели пла­тили за его обу­че­ние.

Я под­черк­нул важ­ность послу­ша­ния Богу во всем, не только в чем-то одном. Али спро­сил, дей­стви­тельно ли так необ­хо­димо согла­сие его роди­те­лей, и я снова сказал, что да. Но в этот день я совер­шил две ошибки: я забыл спро­сить его фами­лию и взять теле­фон. Мне было известно только его имя, Али. При сле­ду­ю­щей встрече мне непре­менно нужно узнать его фами­лию и номер теле­фона.

В сле­ду­ю­щий втор­ник я пришел на место встречи, но Али не было. Я про­ждал его около часа, но он так и не появился. Надо ска­зать, меня это очень рас­стро­ило, и я мыс­ленно строил разные пред­по­ло­же­ния. «Может быть, он забыл?» Через неделю я снова пришел на это место в назна­чен­ное время, но его опять не было. Я еще больше рас­стро­ился при мысли, что без­воз­вратно поте­рял связь с таким чело­ве­ком, но решил молиться за него каждый день перед сном. Внут­ренне я был готов молиться за него долгие годы. Вечер за вече­ром я просил Бога напра­вить Али к другим хри­сти­а­нам, кото­рые смогли бы помочь ему в духов­ном пути.

Спустя пол­года, когда я шел по центру Каира, про­изо­шло чудо. Слу­чайно, или вернее по Про­мыслу Божьему, я столк­нулся с Али лицом к лицу в самом центре мно­го­мил­ли­он­ного мура­вей­ника. После шести меся­цев молитвы сердце мое испол­ни­лось любви к этому юноше, и я был ужасно рад его видеть. Я крепко обнял его и спро­сил, почему он не пришел на ту встречу пол­года назад. Али отве­тил, что послу­шался запо­веди почи­тать отца и мать и рас­ска­зал о нашей встрече отцу. Выслу­шав его, отец кате­го­рично отре­зал: «Не встре­чайся больше с этим чело­ве­ком». Я похва­лил юношу за послу­ша­ние и спро­сил, как идут его дела. Он отве­тил, что вчера умер один из его дядей, и попро­щаться с ним при­е­хали мно­го­чис­лен­ные род­ствен­ники с юга. Их квар­тира пере­пол­нена людьми. Я поин­те­ре­со­вался, будет ли уместно, если я зайду к ним этим вече­ром, чтобы выра­зить свои собо­лез­но­ва­ния. Али сказал, что это не поме­шает, и рас­ска­зал, как найти их дом.

По мусуль­ман­скому обычаю в тече­ние трех дней после смерти чело­века в дом умер­шего съез­жа­ются род­ствен­ники и друзья, чтобы выра­зить свои собо­лез­но­ва­ния. Жен­щины соби­ра­ются в квар­тире, а муж­чины сидят в спе­ци­ально обо­ру­до­ван­ной вре­мен­ной палатке в форме ком­наты, кото­рая уста­нав­ли­ва­ется на улице рядом с домом. Размер палатки варьи­ру­ется в зави­си­мо­сти от достатка семьи. Боль­шие палатки вме­щают до сотни чело­век. Когда ста­вится палатка, дви­же­ние на улице пере­кры­ва­ется (остав­ля­ется только тро­туар), а транс­порту ука­зы­ва­ется объ­езд­ная дорога. Сидя­чие места выстра­и­ва­ются в форме буквы U, а перед ними уста­нав­ли­ва­ется плат­форма, на кото­рой вос­се­дает имам, чита­ю­щий Коран через мик­ро­фон. Над палат­кой ста­вятся гром­ко­го­во­ри­тели, чтобы чтение Корана было слышно всей округе. Так весь район узнает, что настало время выра­зить свои собо­лез­но­ва­ния. По обычаю шейх, или имам, в тече­ние два­дцати пяти минут читает Коран. Затем сле­дует пере­рыв на пол­часа; в это время муж­чины раз­го­ва­ри­вают между собой, а когда чтение воз­об­нов­ля­ется, все почти­тельно умол­кают и начи­нают слу­шать.

В тот вечер я подъ­е­хал к дому Али, и мне повезло – непо­да­леку от дома я обна­ру­жил место для пар­ковки. Услы­шав чтение Корана, я быстро опре­де­лил нужное направ­ле­ние. Войдя в палатку, я гла­зами поис­кал Али. Он сидел рядом с четырьмя дру­гими муж­чи­нами в костю­мах и гал­сту­ках. Шейх читал Коран, а я подо­шел к Али и другим муж­чи­нам, пожал руки и нашел место рядом с шейхом.

В Египте немало хри­стиан, как номи­наль­ных, так и искрен­них, кото­рые отно­сятся к мусуль­ма­нам с предубеж­де­нием. Таким когда-то был и я, но, мило­стью Божьей, я посте­пенно меня­юсь. Когда пред­взя­тый хри­сти­а­нин при­ез­жает на мусуль­ман­скую цере­мо­нию про­ща­ния с умер­шим, прежде чем войти, он обычно «наби­рает в легкие побольше чистого хри­сти­ан­ского воз­духа», и лишь потом захо­дит в палатку, задер­жи­вая дыха­ние как можно дольше. И выра­же­нием лица, и мими­кой он под­чер­ки­вает, что не желает осквер­няться мусуль­ман­ством, когда звучит Коран.

Что каса­ется меня, то, найдя место, где сесть, я стал насла­ждаться чте­нием Корана. У шейха был при­ят­ный голос, да и место из Корана было мне зна­комо. Вни­ма­тельно слушая, я раз­мыш­лял о том, насколько это сопо­ста­вимо с уче­нием Писа­ния. Тем вре­ме­нем Али шепнул своему отцу, что я тот самый чело­век, кото­рый наста­и­вал на необ­хо­ди­мо­сти спро­сить отцов­ского раз­ре­ше­ния на сов­мест­ное чтение инджила. Отец Али стал наблю­дать за мной и по внеш­ним при­зна­кам опре­де­лил, что я не из тех, кто воро­тит нос от Корана из-за страха осквер­ниться.

По окон­ча­нии чтения я попро­сил Али позна­ко­мить меня с отцом. Между ними сразу обра­зо­ва­лось место, чтобы я мог сесть. Сле­ду­ю­щие два­дцать минут я потра­тил на то, чтобы лучше узнать отца Али. Я зада­вал ему много вопро­сов: «Сколько лет было вашему брату? Чем он болел? Тяжело ли он стра­дал? Есть ли у него дети, и сколько им лет? Как чув­ствует себя его жена?» Все это время я только спра­ши­вал, а отец Али все гово­рил и гово­рил. В конце концов я почув­ство­вал, что настало время ухо­дить, и, встав с места, пожал руки род­ствен­ни­кам Али и напра­вился к выходу. К моему удив­ле­нию про­во­дить меня несколько метров в знак ува­же­ния вышел не только Али, но и его отец. Обычно такой чести удо­ста­и­ва­ются только самые почет­ные гости. В ответ на этот жест я сделал то, что от меня ожи­дали. Обра­тив­шись к Али и его отцу, я побла­го­да­рил их за боль­шую честь, и сказал, что им лучше вер­нуться к гостям в палатку. На этот раз они выиг­рали спор и прошли со мной еще несколько метров. Тогда я снова оста­но­вился, побла­го­да­рил их за доб­роту и стал наста­и­вать на том, что им пора вер­нуться к гостям. На этот раз они согла­си­лись. Я попро­щался с ними и пошел к машине. Но не успел я до нее дойти, как меня догнал Али и сооб­щил потря­са­ю­щую новость. Он снова спро­сил отца, можно ли ему со мной встре­чаться, и тот дал согла­сие.

Внесем в сце­на­рий неболь­шие изме­не­ния. Пред­по­ло­жим, что мы с Али начали еже­не­дельно встре­чаться для чтения о Христе не за шесть меся­цев до его обра­ще­ния, а за два с поло­ви­ной года. Этого вре­мени было бы доста­точно, чтобы мы с женой хорошо узнали его семью. Время от вре­мени мы ходили к ним в гости, а они – к нам. Моя жена взяла пару рецеп­тов у матери Али и пред­ло­жила зани­маться с сест­рой Али англий­ским. На Рож­де­ство и Пасху роди­тели Али нано­сили нам фор­маль­ные визиты и даже дарили подарки. Навер­няка, их очень радо­вали пере­мены в жизни Али, даже до того как он объ­явил о своей вере во Христа. Он добился успе­хов в учебе, и пове­де­ние его изме­ни­лось ради­каль­ным обра­зом. Раньше, когда мама про­сила его зайти в супер­мар­кет по дороге из уни­вер­си­тета, он кричал на нее, говоря, что ему много задают и что сестре легче ходить по мага­зи­нам.

Теперь же его отно­ше­ние стало иным. Прежде чем отпра­виться на учебу, Али спра­ши­вал мать, не нужно ли зайти за покуп­ками. Новый Завет и Библия лежали на столе в его ком­нате на видном месте; пря­тать их под матрац не было нужды. Иногда он остав­лял их даже на столе в гости­ной. Время от вре­мени они попа­дали в руки отца, матери или сестры; они читали их, но не гово­рили, что это ложное или чужое учение.

Спустя три года после нашего зна­ком­ства Али уве­ро­вал в Гос­пода Иисуса Христа. Шесть меся­цев после нашего пер­вого зна­ком­ства не прошли даром – я молился за него каждый день. Пока мы читали вместе Библию в тече­ние двух лет, я не пытался вырвать Али из есте­ствен­ного кон­тек­ста жизни. Время от вре­мени вопросы о Христе воз­ни­кали даже у отца Али, и он мне их зада­вал после про­чте­ния соот­вет­ству­ю­щего отрывка. Таким обра­зом, Еван­ге­лие кос­ну­лось не только жизни Али, но и его родных. Уве­ро­вав во Христа, Али не поме­нял имя на Стив или Питер. Он остался Али, но только теперь он любил Иисуса, и жизнь его начала пре­об­ра­жаться.

Хотя исто­рия эта вымыш­лена, ее пер­со­нажи изоб­ра­жают реаль­ных людей, кото­рых я лично знаю. При таком под­ходе к Бла­го­ве­стию чело­век не лиша­ется своих есте­ствен­ных связей и есте­ствен­ного жиз­нен­ного кон­тек­ста; слу­же­ние про­ис­хо­дит внутри этого кон­тек­ста. В сле­ду­ю­щих главах этот подход подробно раз­би­ра­ется с точки зрения Писа­ния. Нам пред­стоит уви­деть, поз­во­лен ли в Библии подоб­ный подход к Бла­го­ве­стию, а, может быть, он даже поощ­ря­ется? Речь пойдет о том, как рас­про­стра­нять Благую весть внутри есте­ствен­ного жиз­нен­ного кон­тек­ста.

Вопросы для обсуж­де­ния и раз­мыш­ле­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Что вы дума­ете об утвер­жде­нии хри­сти­а­нина из Фран­ции? Насколько спра­вед­ливы слова Ахмада?
  2. Как на осно­ва­нии Тит.2:4–5 веру­ю­щая жена должна влиять на своего номи­нально веру­ю­щего мужа, чтобы при­влечь его ко Христу? Зна­комы ли вы с семьями, соот­вет­ству­ю­щие пер­вому сце­на­рию?
  3. Зна­комы ли вы с людьми, соот­вет­ству­ю­щими одному из двух сце­на­риев о нала­жи­ва­нии связей с мусуль­ма­нами? Как по-вашему, есть ли истина во втором сце­на­рии? Что это за истина?
  4. Можете ли вы при­ве­сти отрывки Писа­ния, в кото­рых гово­рится о том, что чело­века нельзя выры­вать из есте­ствен­ного кон­тек­ста, и что, напро­тив, он должен иметь воз­мож­ность верить в Бога в есте­ствен­ной для него среде?

^ Глава 15

^ Раз­но­об­ра­зие про­яв­ле­ний «Ekklesia»

«Когда мусуль­ма­нин обра­ща­ется ко Христу, ему необ­хо­димо отречься от ислама, оста­вить семью, при­со­еди­ниться к Церкви и войти в лоно хри­сти­ан­ства. Пре­не­бре­же­ние хотя бы одним из этих усло­вий рав­но­сильно измене»,
– хри­сти­а­нин из Судана.

Пытав­ше­муся обра­тить его в хри­сти­ан­ство Ахмад отве­тил:

«Как могу я отка­заться от своего имени, Ахмад, кото­рое полу­чил при рож­де­нии и кото­рым назы­вают меня все мои друзья, и отзы­ваться на другое имя – Стив или Питер? Какие чув­ства воз­никли у вас, аме­ри­кан­цев, когда вы услы­шали о том, как моло­дой аме­ри­ка­нец Джон Уокер Линдх при­со­еди­нился к Тали­бану в Афга­ни­стане и взял себе мусуль­ман­ское имя? При­зы­вая меня при­нять хри­сти­ан­ство, вы про­сите меня совер­шить пре­да­тель­ство».

В беседе с другим аме­ри­кан­цем Ахмад заме­тил: «Когда я попа­даю в цер­ковь, я чув­ствую себя не в своей тарелке. Я привык молиться, опус­ка­ясь на колени перед все­мо­гу­щим Богом в обще­стве тех, кто также пре­кло­няет колена перед Богом».

Один из моих самых люби­мых филь­мов – мюзикл «Скри­пач на крыше». Это исто­рия об одной еврей­ской семье, живу­щей в России в начале XX века. Молоч­ник Тевье ста­ра­ется жить по тра­ди­циям еврей­ского народа и ищет хоро­ших мужей для своих трех доче­рей, Цейтл, Годл и Хавы. Вопреки обы­чаям народа, дочери отка­зы­ва­ются от сове­тов свахи и соб­ствен­ного отца, сами выби­рают себе жени­хов и выхо­дят замуж по любви. Стар­шая дочь Цейтл выхо­дит за бед­ного еврей­ского порт­ного. Тевье очень бы хоте­лось, чтобы у зятя было больше денег, но вынуж­ден сми­риться. Вторая дочь Годл выхо­дит замуж за ком­му­ни­ста еврей­ского про­ис­хож­де­ния, сту­дента-агно­стика из Киева. Хотя отец и счи­тает их безум­цами, он в конце концов сми­ря­ется, поскольку зять тоже из евреев. Но, когда Хава, третья дочь, выхо­дит замуж за сына пра­во­слав­ного свя­щен­ника, хри­сти­а­нина, Тевье обви­няет ее в пре­да­тель­стве и кля­нется с ней нико­гда не раз­го­ва­ри­вать. Хава теперь для него умерла – несмотря на безум­ную любовь к дочери, Тевье никак не может при­ми­риться с тем, что она пре­дала веру своего народа.

В своем отно­ше­нии к тем, кто пере­хо­дит в другую веру, мусуль­мане очень похожи на евреев. Пытав­шимся обра­тить его в хри­сти­ан­ство Ахмад объ­яс­нил: «При­зы­вая меня при­нять хри­сти­ан­ство, вы про­сите меня совер­шить пре­да­тель­ство». Дей­стви­тельно ли для веры во Христа обя­за­тельно поки­нуть ислам и при­со­еди­ниться к хри­сти­ан­ству? Может ли мусуль­ма­нин искренне верить во Христа, оста­ва­ясь среди своего народа, то есть оста­ва­ясь для него светом и солью? Этой теме и посвя­щена эта и сле­ду­ю­щая главы.

В преды­ду­щей главе на при­мере вымыш­лен­ного юноши Али было пока­зано, что на осно­ва­нии Тит.2:4–5 мусуль­ма­нин, обра­тив­шийся ко Христу и пре­бы­ва­ю­щий в близ­ком обще­нии с Ним, вовсе не обя­за­тельно совер­шает пре­да­тель­ство. Чтобы помочь мусуль­ма­нам сохра­нять данные им Богом отно­ше­ния, необ­хо­димо по-новому взгля­нуть на цер­ковь и заново разо­браться с тем, что такое при­над­леж­ность к Телу Хри­стову. В этой главе основ­ное вни­ма­ние мы уделим поня­тию «ekklesia» (Цер­ковь) и мно­го­об­ра­зию ее про­яв­ле­ний. В книге «Рост без оков», напи­сан­ной мной в 2006 году, теме Цер­ковь отве­дена целая глава. Поскольку насто­я­щее рас­суж­де­ние каса­ется веры и куль­туры,58) есть смысл при­ве­сти здесь пред­став­лен­ную в книге кон­цеп­цию еще раз.

^ Что такое Цер­ковь?

Если пока­зать хри­сти­а­нам при­ве­ден­ные ниже рисунки и спро­сить, какой из них больше похож на Цер­ковь, то, скорее всего, боль­шин­ство укажет на первый, поскольку таково обыч­ное пред­став­ле­ние о Церкви.

pic7

Когда мусуль­ма­нин или хри­сти­а­нин слышит слово «цер­ковь», в голову ему при­хо­дят обыч­ные пред­став­ле­ния о Церкви – здание, особый вид архи­тек­туры, вос­крес­ные собра­ния, пение гимнов, цер­ков­ная скамья, сбор пожерт­во­ва­ний и тому подоб­ное. Все это рису­нок № 1.

Что же изоб­ра­жено на рисунке № 2? Это неви­ди­мая Цер­ковь. Слово «ekklesia» озна­чает народ Божий, и этот народ может пре­красно выжи­вать в под­по­лье, будучи неви­ди­мой Цер­ко­вью. Бла­го­даря есте­ствен­ным кана­лам связи Еван­ге­лие течет в ekklesia тихо и бес­пре­пят­ственно.

На рисунке № 2 схе­ма­тично изоб­ра­жены есте­ствен­ные связи между людьми. Чело­век, обо­зна­чен­ный цифрой 6, зани­мает актив­ную пози­цию в системе есте­ствен­ных связей, а 11 – пери­фе­рий­ную. Но оба в равной мере любимы Богом. Также на втором рисунке связи между людьми изоб­ра­жены двой­ными лини­ями, кото­рые обо­зна­чают каналы дву­сто­рон­ней связи. Эти каналы могут быть откры­тыми или закры­тыми.

Пред­ста­вим, что система связей, изоб­ра­жен­ная на рисунке 2, суще­ствует еще до того, как кто-то в ней при­хо­дит к вере во Христа. Напри­мер, ко Христу при­хо­дит № 6. Что про­изой­дет, если № 6 начнет укреп­лять и углуб­лять личные отно­ше­ния с людьми, про­яв­лять больше сми­ре­ния, про­сить про­ще­ния, когда необ­хо­димо, и воз­ве­щать людям Благую весть по при­меру Христа? Можете ли вы пред­ста­вить, что этот чело­век отка­зы­ва­ется от чтения мора­лей своим домо­чад­цам и дру­зьям, а вместо этого начи­нает своими поступ­ками про­кла­ды­вать путь для Еван­ге­лия, ожидая момента, когда он заслу­жит право его рас­ска­зать? Что если его жиз­нен­ная миссия состоит в том, чтобы вопло­щать на прак­тике сле­ду­ю­щие два стиха, прежде чем перейти к сло­вес­ной про­по­веди Еван­ге­лия?

«Никому не воз­да­вайте злом за зло, но пеки­тесь о добром перед всеми чело­ве­ками» (Рим.12:17).

«За все бла­го­да­рите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе»(1Сол.5:18).

Можете ли вы пред­ста­вить Цер­ковь как народ Божий, а не как здание или место встречи хри­стиан? Вооб­ра­зим, что № 6, № 3 и № 16 на втором рисунке встре­тили Бога, осво­бо­ди­лись от бре­мени греха и начали воз­рас­тать в бла­го­дати. Что потре­бу­ется, чтобы все обо­зна­чен­ные на рисунке 2 люди пре­вра­ти­лись в ekklesia, то есть народ Божий?59) Могут ли они оста­ваться в есте­ствен­ном кон­тек­сте жизни и одно­вре­менно быть ekklesia? Будут ли они ekklesia, не посе­щая цер­ков­ное здание или любую другую тра­ди­ци­он­ную цер­ковь, и если Еван­ге­лие будет рас­про­стра­няться в их среде по есте­ствен­ным кана­лам меж­лич­ност­ных связей? Поз­во­ляет ли такой сце­на­рий Библия? Отве­тить на этот вопрос очень важно, поскольку от этого зави­сит судьба бра­тьев и сестер из мусуль­ман­ской среды, кото­рые, приняв Христа, про­дол­жают жить в мусуль­ман­ских стра­нах, где отказ от ислама рас­смат­ри­ва­ется как пре­да­тель­ство. Чтобы отве­тить на этот вопрос, обра­тимся к опи­са­нию ново­за­вет­ной ekklesia.

^ Ново­за­вет­ная цер­ковь

Всегда ли ekklesia выгля­дела так, как она выгля­дит сего­дня на Западе? С чего она начи­на­лась и как раз­ви­ва­лась на про­тя­же­нии веков?

Одно из первых опи­са­ний ekklesia в Библии мы нахо­дим почти сразу же после собы­тий, свя­зан­ных с вос­кре­се­нием Христа: «Петр и Иоанн шли вместе в храм в час молитвы девя­тый» (Деян.3:1). Петр и Иоанн, уче­ники Хри­стовы, отпра­ви­лись, как обычно, в иудей­ский храм, причем это было вре­ме­нем молитвы. Они были ekklesia, наро­дом Божьим, пре­бы­вав­шим в обще­нии с Богом и друг с другом в кон­тек­сте повсе­днев­ной иудей­ской жизни. Иудеи, как и мусуль­мане, кото­рые молятся пять раз в сутки, совер­шают молитвы в четко уста­нов­лен­ное время. Что гово­рит этот стих о том, кем вос­при­ни­мали себя Петр и Иоанн? Они вос­при­ни­мали себя иуде­ями, веру­ю­щими в Иисуса. Они не счи­тали себя хри­сти­а­нами (на самом деле, назва­ние «хри­сти­а­нин» вошло в обиход гораздо позд­нее). Вера во Христа никак не мешала им ходить в иудей­ский храм. Но после вос­кре­се­ния и воз­не­се­ния Христа Его после­до­ва­тели, ekklesia, стали под­вер­гаться гоне­ниям в Иеру­са­лиме. Одного из уче­ни­ков, Сте­фана, забро­сали кам­нями. В Деян.8 гово­рится: «В те дни про­изо­шло вели­кое гоне­ние на цер­ковь в Иеру­са­лиме; и все, кроме Апо­сто­лов, рас­се­я­лись по разным местам Иудеи и Сама­рии… Между тем рас­се­яв­ши­еся ходили и бла­го­вест­во­вали слово» (Деян.8:1, 4).

До сего момента рас­се­ян­ные по миру после­до­ва­тели Хри­стовы бла­го­вест­во­вали только иудеям, своему народу. Но в Антио­хии про­изо­шло нечто иное:

«Между тем рас­се­яв­ши­еся от гоне­ния, быв­шего после Сте­фана, прошли до Фини­кии и Кипра и Антио­хии, никому не про­по­ве­дуя слово, кроме Иудеев. Были же неко­то­рые из них Кипряне и Кири­нейцы, кото­рые, придя в Антио­хию, гово­рили Елли­нам, бла­го­вест­вуя Гос­пода Иисуса» (Деян.11:19–20).

В это время ekklesia, народ Божий в Антио­хии состоял не только из обра­щен­ных иудеев, но и из обра­тив­шихся ко Христу языч­ни­ков, по про­ис­хож­де­нию неиудеев.

Позд­нее, когда апо­стол Павел принес Еван­ге­лие в Малую Азию и Грецию, свою про­по­ведь он неиз­менно начи­нал в сина­гоге. Един­ствен­ным исклю­че­нием стал город Филиппы, поскольку там не было сина­гоги. Иудей­ские веру­ю­щие и их зна­ко­мые соби­ра­лись послу­шать Слово Божье у реки. Туда и отпра­вился Павел, следуя пра­вилу обра­щать Еван­ге­лие сна­чала к иудеям. Он должен был сооб­щить им то, что столь ожи­да­е­мый ими Мессия, нако­нец, явился миру и что это Гос­подь Иисус Хри­стос.

Неко­то­рые иудеи при­няли веру, а другие вос­про­ти­ви­лись Павлу и стали гнать после­до­ва­те­лей Хри­сто­вых. Со вре­ме­нем ко Христу стало обра­щаться все больше языч­ни­ков, и, в конце концов, их стало так много, что Павел обра­тил все свои усилия на них. В Посла­нии к веру­ю­щим города Ефеса, по боль­шей части обра­щен­ным из языч­ни­ков, среди кото­рых Павел провел больше вре­мени, чем в каком-либо другом месте, при­во­дится опи­са­ние един­ства в мно­го­об­ра­зии:

«Итак помните, что вы, неко­гда языч­ники по плоти, кото­рых назы­вали необ­ре­зан­ными так назы­ва­е­мые обре­зан­ные плот­ским [обре­за­нием], совер­ша­е­мым руками, что вы [обра­щен­ные из языч­ни­ков] были в то время без Христа, отчуж­дены от обще­ства Изра­иль­ского, чужды заве­тов обе­то­ва­ния, не имели надежды и были без­бож­ники в мире. А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие неко­гда далеко, стали близки Кровию Хри­сто­вою. Ибо Он [Иисус Хри­стос] есть мир наш [обра­щен­ных из иудеев и языч­ни­ков], соде­лав­ший из обоих одно и раз­ру­шив­ший сто­яв­шую посреди пре­граду, упразд­нив вражду Плотию Своею, а закон запо­ве­дей уче­нием, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового чело­века, устрояя мир, и в одном теле при­ми­рить обоих с Богом посред­ством креста, убив вражду на нем. И, придя, бла­го­вест­во­вал мир вам, даль­ним [языч­ни­кам] и близ­ким [иудеям], потому что через Него и те и другие [веру­ю­щие из иудеев и языч­ни­ков] имеем доступ к Отцу, в одном Духе. Итак вы уже не чужие и не при­шельцы, но сограж­дане святым и свои Богу, быв утвер­ждены на осно­ва­нии Апо­сто­лов и про­ро­ков, имея Самого Иисуса Христа кра­е­уголь­ным [камнем]».

Вни­ма­тельно изу­чите рису­нок 3 в свете Еф.2:11–20.

pic8

Что вы видите на этом схе­ма­ти­че­ском изоб­ра­же­нии? Внеш­ний круг напол­няют иудеи и языч­ники; иудеи изоб­ра­жены как квад­раты, а языч­ники как круги. Между ними – стена раз­де­ле­ния.60) Но суще­ствует ли стена раз­де­ле­ния внутри круга, в семье Божьей, ekklesia? Нет. Вы видите, что квад­раты (иудеи) суще­ствуют бок о бок с кру­гами (языч­ни­ками) как братья и сестры во Христе. Обра­тите вни­ма­ние, что кругам не обя­за­тельно ста­но­виться квад­ра­тами, чтобы войти в Цар­ство Божье, как и квад­ра­там не обя­за­тельно ста­но­виться кру­гами. Един­ство суще­ствует внутри мно­го­об­ра­зия. Заметьте, что два чело­века, хотя и при­об­щены к Телу Хри­стову, живут обособ­ленно друг от друга. Это может пока­заться стран­ным, однако, как станет ясно из этой и сле­ду­ю­щей главы, иногда это необ­хо­димо для того, чтобы рас­про­стра­нять Еван­ге­лие среди людей другой веры.

^ Акту­аль­ность для сего­дняш­него дня

Как выгля­дит Божья семья сего­дня? Дей­стви­тельно ли для един­ства Церкви необ­хо­димо еди­но­об­ра­зие? Должны ли все круги стать квад­ра­тами, чтобы в Церкви было един­ство?

Мы уже знаем, как остро стоял вопрос обще­ния между иуде­ями и языч­ни­ками во вре­мена Павла. Есть ли что-то общее между той ситу­а­цией и совре­мен­ным миром? Думаю есть, и мы можем найти это общее, если на место иудеев и языч­ни­ков поста­вим хри­стиан и мусуль­ман. Посмот­рите на рису­нок 4:

pic9

За пле­чами хри­стиан на этой схеме два­дцать веков исто­рии. Многие из них номи­наль­ные хри­сти­ане, не име­ю­щие близ­кого обще­ния с Богом. Те, кто сми­ря­ется перед Богом, входит в ekklesia, внут­рен­ний круг, и сохра­няет свою хри­сти­ан­скую иден­тич­ность (квад­рат). Среди мусуль­ман также есть те, кто, сми­рив­шись перед Хри­стом, всту­пает в ekklesia, внут­рен­ний круг, сохра­няя мусуль­ман­скую иден­тич­ность (круг). В ekklesia нет стены раз­де­ле­ния между кру­гами и квад­ра­тами, в отли­чие от мира, где про­ти­во­сто­я­ние между хри­сти­а­нами и мусуль­ма­нами очень заметно.

Вер­немся к Еф.2:11–20 и про­чи­таем этот отры­вок, заме­няя слово «иудеи» на слово «хри­сти­ане», а слово «языч­ники» – на слово «мусуль­мане». Когда я впер­вые про­де­лал это несколько лет назад, я осо­знал акту­аль­ность Нового Завета в наши дни.

«Итак помните, что неко­гда вы [после­до­ва­тели Христа из мусуль­ман]… были в то время без Христа… чужды заве­тов обе­то­ва­ния, не имели надежды и были без­бож­ники в мире. А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие неко­гда далеко, стали близки Кровию Хри­сто­вою. Ибо Он [Иисус Хри­стос] есть мир наш [веру­ю­щих с мусуль­ман­скими и хри­сти­ан­скими кор­нями], соде­лав­ший из обоих одно и раз­ру­шив­ший сто­яв­шую посреди пре­граду, упразд­нив вражду Плотию Своею, а закон запо­ве­дей уче­нием, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового чело­века, устрояя мир, и в одном теле при­ми­рить обоих с Богом посред­ством креста, убив вражду на нем. И, придя, бла­го­вест­во­вал мир вам, даль­ним [веру­ю­щим с мусуль­ман­скими кор­нями] и близ­ким [веру­ю­щим с хри­сти­ан­скими кор­нями], потому что через Него и те и другие [веру­ю­щие с мусуль­ман­скими и хри­сти­ан­скими кор­нями] имеем доступ к Отцу, в одном Духе. Итак вы [веру­ю­щие с мусуль­ман­скими и хри­сти­ан­скими кор­нями] уже не чужие и не при­шельцы, но сограж­дане святым и свои Богу, быв утвер­ждены на осно­ва­нии Апо­сто­лов и про­ро­ков, имея Самого Иисуса Христа кра­е­уголь­ным камнем».

Что вы на это ска­жете? Какие мысли воз­ни­кают при таком про­чте­нии? Бог любит мно­го­об­ра­зие. (Просто огля­ни­тесь вокруг!) Он не хочет, чтобы мы все были оди­на­ко­выми. Напро­тив, Он раз­ру­шает сто­я­щую между нами пре­граду и при­ми­ряет нас всех с Собою крест­ной смер­тью. Един­ство в ekklesia воз­можно при сохра­не­нии мно­го­об­ра­зия. Если это спра­вед­ливо для пер­вого века, то это спра­вед­ливо и для нашего вре­мени.

^ Совре­мен­ные про­яв­ле­ния ekklesia

Я узнал, что в одной из мусуль­ман­ских стран, где я часто бываю, уве­ро­вав­шие во Христа мусуль­мане (Исса аль Масих) могут суще­ство­вать на трех уров­нях, соот­вет­ственно трем про­яв­ле­ниям ekklesia.

Первый уро­вень – види­мая, или явная, Цер­ковь. Это про­ти­во­по­лож­ность под­поль­ной Церкви; она иден­ти­фи­ци­ру­ется по зданию, види­мому руко­вод­ству, тра­ди­циям, встре­чам по опре­де­лен­ным дням, как видно из рисунка 1.

pic10

На этой схеме хри­сти­ане, при­над­ле­жа­щие к явной церкви, обо­зна­чены квад­ра­том. У них своя куль­тура и язык. Чтобы попасть в эту цер­ковь, обра­щен­ным из мусуль­ман­ства при­хо­дится пол­но­стью отка­зы­ваться от мусуль­ман­ской иден­тич­но­сти и куль­туры и пере­ни­мать куль­туру види­мой хри­сти­ан­ской церкви. В таких церк­вах подав­ля­ю­щее боль­шин­ство состав­ляют «квад­раты», то есть хри­сти­ане мест­ного про­ис­хож­де­ния, с неболь­шим вкрап­ле­нием обра­тив­шихся из мусуль­ман­ства.61) Обра­тив­ши­еся из мусуль­ман­ства когда-то имели мусуль­ман­ские имена, но сме­нили их – пре­вра­ти­лись из «кругов» в «квад­раты». Напри­мер, Исхак (круг) ста­но­вится Иса­а­ком (квад­рат), а Ахмад – Стивом. Пра­ви­тель­ству этих стран хорошо известно о таких людях и зача­стую над ними уста­нав­ли­ва­ется жест­кий кон­троль и слежка.

Второй уро­вень Церкви – «полу­под­поль­ная» цер­ковь, изоб­ра­жен­ная на рисунке 5. Здесь мы видим два квад­рата: они могут быть либо мис­си­о­не­рами, либо мест­ными хри­сти­а­нами. Один из двух мис­си­о­не­ров имеет кон­такт с тремя обра­тив­ши­мися ко Христу мусуль­ма­нами (круги), другой – с двумя. Пятеро обра­тив­шихся ко Христу мусуль­ман (круги) не зна­комы друг с другом. При этом мис­си­о­неры или мест­ные хри­сти­ане чув­ствуют на себе ответ­ствен­ность «наса­дить новую цер­ковь», неза­ви­симо от того, реальна эта ответ­ствен­ность или вооб­ра­жа­ема. И вот они в первый раз соби­рают обра­тив­шихся ко Христу мусуль­ман (круги).

pic11

На рисунке 5 пока­зано, что на первой встрече между «кру­гами» нет ника­ких отно­ше­ний. Пятеро обра­щен­ных из мусуль­ман пришли на встречу только потому, что их при­гла­сили друзья-хри­сти­ане (квад­раты). На первой встрече актив­ность про­яв­ляют только мис­си­о­неры или мест­ные хри­сти­ане. Обра­щен­ные из мусуль­ман пред­по­чи­тают мол­чать и вести себя сдер­жанно: они боятся друг друга. Что если один из них – осве­до­ми­тель тайной поли­ции? В этом случае лучше гово­рить как можно меньше. Поэтому на первой встрече активно выска­зы­ва­ются только «квад­раты», то есть мис­си­о­неры или хри­сти­ане мест­ного про­ис­хож­де­ния. Такая «полу­под­поль­ная» цер­ковь в потен­ци­але может пре­вра­титься либо в явную цер­ковь (см. рис. 1), либо в неви­ди­мую цер­ковь (см. рис. 2). Все зави­сит от того, как мис­си­о­неры или мест­ные хри­сти­ане посту­пят с ново­об­ра­щен­ными: внушат ли они им удоб­ный и «без­опас­ный» мен­та­ли­тет мест­ной хри­сти­ан­ской куль­туры или, напро­тив, при­да­дут своим серд­цам «округ­лую» мусуль­ман­скую форму и станут поощ­рять бывших мусуль­ман к тому, чтобы они сохра­няли род­ствен­ные и дру­же­ские связи, как пока­зано на рисунке 2 (неви­ди­мая цер­ковь).

pic12

Такая ekkesia суще­ствует под­польно и состоит исклю­чи­тельно из «кругов», свя­зан­ных друг с другом систе­мой уже суще­ству­ю­щих семей­ных и дру­же­ских связей. В этой модели мис­си­о­неры или мест­ные хри­сти­ане если и свя­заны с чле­нами неви­ди­мой церкви, то только с горст­кой лиде­ров. Эти люди – «квад­раты», у кото­рых очень «округ­лые» сердца. Подобно Вар­наве, кото­рый, выслу­шав Павла, стал его защит­ни­ком в иеру­са­лим­ской церкви, эти хри­сти­ане искренне верят в «круги» и активно защи­щают их перед руко­вод­ством явной, види­мой, церкви. Как Вар­нава, взяв­ший Павла в мис­си­о­нер­ское путе­ше­ствие и поз­во­лив­ший ему быть лиде­ром, эти хри­сти­ане вся­че­ски поощ­ряют обра­щен­ных из мусуль­ман­ства веру­ю­щих к воз­рас­та­нию в бла­го­дати и личной ответ­ствен­но­сти. У «квад­ра­тов» с «округ­лыми серд­цами» нет ни тай­ного, ни явного стрем­ле­ния пере­де­лы­вать круги в квад­раты или выве­сти под­поль­ную цер­ковь на поверх­ность, чтобы она стала види­мой. Под­поль­ная цер­ковь рас­про­стра­ня­ется тихо и неза­метно через систему есте­ствен­ных связей и, как закваска, рас­пол­за­ю­ща­яся по опаре теста (Мф.13:33), быстро растет.62)

^ Язы­че­ский oikos

Деся­тая и прак­ти­че­ски вся один­на­дца­тая глава Книги Деяний посвя­щены языч­нику Кор­ни­лию и его домо­чад­цам (oikos). На про­тя­же­нии двух глав рас­ска­зы­ва­ется об искренне ищущем Бога языч­нике, в кото­ром оче­видно про­яв­ля­лось дей­ствие Божье. Кроме того, мы узнаем, как тяжело было народу Божьему перейти гра­ницу, раз­де­ляв­шую две куль­туры, чтобы всту­пить в неиз­ве­дан­ную тер­ри­то­рию, где Бог дей­ствует в Своей ekkesia непри­выч­ным обра­зом, а именно через соци­аль­ную инфра­струк­туру пер­вого века.

Кор­ни­лий при­над­ле­жал к знат­ному рим­скому роду. В Кеса­рии он зани­мал высо­кое поло­же­ние и был хорошо изве­стен всем иудеям (Деян.10:22). Будучи сот­ни­ком ита­лий­ского полка, Кор­ни­лий началь­ство­вал над сотней воинов, по боль­шей части ита­лий­цами по про­ис­хож­де­нию. На фоне уга­са­ю­щего поли­те­изма Кор­ни­лий пред­стает набож­ным и бого­бо­яз­нен­ным языч­ни­ком. Он жаждет обще­ния с Богом и пере­ни­мает иудей­ский моно­те­изм. Озна­ко­мив­шись со свя­щен­ными кни­гами иудеев, он начи­нает прак­ти­ко­вать неко­то­рые их обряды. Вера его про­яв­ля­ется в регу­ляр­ной молитве, совер­ша­е­мой в опре­де­лен­ные часы дня, и в раз­да­я­нии мило­стыни иудеям. Он – глава над своим домом, в кото­рый, судя по всему, входят не только ближ­ние и даль­ние род­ствен­ники, но и воины, при­слуга и, воз­можно, даже друзья (Деян.10:27). Я слышал мнение, что дом Кор­ни­лия насчи­ты­вал от два­дцати пяти до ста чело­век. Это был типич­ный для той соци­аль­ной струк­туры oikos.

Исто­рия Кор­ни­лия зна­чи­тельна тем, что Кор­ни­лий не был ни про­зе­ли­том (обра­щен­ным в иуда­изм), ни обре­зан­ным по закону Мои­се­еву (Деян.10:28, 34, 45; 11:3, 18). Это был набож­ный языч­ник, пере­няв­ший неко­то­рые иудей­ские кон­цеп­ции и обычаи. Писа­ние назы­вает его бого­бо­яз­нен­ным (Деян.10:2). Веро­ятно, он был первым языч­ни­ком, кото­рый вошел в ekklesia через парад­ный вход, избе­жав необ­хо­ди­мо­сти про­тис­ки­ваться через узкие врата иудей­ской рели­гии. Бла­го­даря этому случаю фун­да­мен­таль­ный вопрос о един­стве в мно­го­об­ра­зии был решен в ekkesia раз и навсе­гда.

В тайных угол­ках мусуль­ман­ского мира сокрыто немало мусуль­ман, кото­рые, подобно Кор­ни­лию, жаждут узнать Христа. Те, кого мы знаем, состав­ляют лишь неболь­шой про­цент от общего их числа. Я знаком с одним чело­ве­ком, кото­рого ко Христу при­влекло чтение Корана. Бла­го­даря мно­го­чис­лен­ным сурам о Христе и Марии в нем появи­лось силь­ное жела­ние найти и про­чи­тать Новый Завет. Этот чело­век жил в своей соци­аль­ной инфра­струк­туре, в системе род­ствен­ных связей, кото­рая во многом подобна домам (oikoi)63) ново­за­вет­ных времен. При­ходя ко Христу, такие, как он, мусуль­мане могут стать солью и светом для своих род­ствен­ни­ков и друзей, если будут раз­ви­вать с ними добрые отно­ше­ния и упо­доб­ляться Христу в своей повсе­днев­ной жизни, прежде чем Еван­ге­лие про­зву­чит из их уст.

Фено­мен обра­ще­ния Кор­ни­лия привел ekklesia в Иеру­са­лиме в заме­ша­тель­ство. Даже Петру было тяжело испол­нить Божье пове­ле­ние. Только бла­го­даря чудес­ному побуж­де­нию от Бога Петр решился отпра­виться в дом языч­ника и даже вкушал его пищу (Деян.10:10–20). Зная, насколько опасно поки­дать пре­делы «без­опас­ной» иудей­ской куль­туры, Петр взял с собой шесть сви­де­те­лей (Деян.11:12). Позд­нее, когда началь­ники иеру­са­лим­ской церкви потре­бо­вали от Петра отчет в том, что он сделал,(Деян.11:2–3), апо­столу при­шлось при­ве­сти в свое оправ­да­ние необ­хо­ди­мость послу­ша­ния Богу (Деян.11:4–14). Всю ответ­ствен­ность он воз­ло­жил на Него: «Когда же начал я гово­рить, сошел на них Дух Святый, как и на нас вна­чале… Итак, если Бог дал им такой же дар, как и нам, уве­ро­вав­шим в Гос­пода Иисуса Христа, то кто же я, чтобы мог вос­пре­пят­ство­вать Богу?» (Деян.11:15, 17).

Сего­дня перед нами стоят те же про­блемы и те же задачи, что и перед Цер­ко­вью Хри­сто­вой в первом веке. Братья и сестры во Христе из разных стра­нах мира раз­де­ляют мнение хри­сти­а­нина из Судана, при­ве­ден­ное в начале главы: «Когда мусуль­ма­нин обра­ща­ется ко Христу, ему необ­хо­димо отречься от ислама, оста­вить семью, при­со­еди­ниться к Церкви и войти в лоно хри­сти­ан­ства. Пре­не­бре­же­ние хотя бы одним из этих усло­вий рав­но­сильно измене». Дей­стви­тельно ли это измена Христу? Скорее, измена хри­сти­ан­ским обы­чаям и тра­ди­циям.

В этой главе раз­би­ра­лись биб­лей­ские тексты, в кото­рых пока­зано, что един­ство в ekklesia не про­ти­во­ре­чит прин­ципу мно­го­об­ра­зия. В сле­ду­ю­щей главе рас­смат­ри­ва­ются допол­ни­тель­ные тексты по этой же теме.

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Что вы дума­ете о выска­зы­ва­ниях Ахмада и хри­сти­а­нина из Судана об измене и пре­да­тель­стве?
  2. В Мф.18:20 ска­зано: «Где двое или трое собраны во имя Мое [Иисуса], там Я посреди них». Каковы, в свете дан­ного стиха, мини­маль­ные тре­бо­ва­ния к ekklesia в кон­тек­сте oikos?
  3. Как Павел выхо­дил на гра­ницы при­выч­ной для него куль­туры в неиз­вест­ный мир языч­ни­ков? Что мы можем почерп­нуть в этой связи из 1Кор.9:19–21? «Ибо, будучи сво­бо­ден от всех, я всем пора­бо­тил себя, дабы больше при­об­ре­сти: для Иудеев я был как Иудей, чтобы при­об­ре­сти Иудеев; для под­за­кон­ных был как под­за­кон­ный, чтобы при­об­ре­сти под­за­кон­ных; для чуждых закона – как чуждый закона, – не будучи чужд закона пред Богом, но под­за­ко­нен Христу, – чтобы при­об­ре­сти чуждых закона».
  4. Пред­ставьте себе oikos, как он изоб­ра­жен на рисунке 2. В каких биб­лей­ских отрыв­ках гово­рится о том, что нам необ­хо­димо оста­ваться в есте­ствен­ном жиз­нен­ном кон­тек­сте, чтобы быть в нем солью и светом (не ста­но­виться «квад­ра­тами», а оста­ваться «кру­гами»)? Какие прин­ципы мы можем из них почерп­нуть?

^ Глава 16

^ Оста­вай­тесь в кон­тек­сте

«Можно ли пред­ста­вить себе сата­ни­ста, оста­ю­ще­гося в сата­нин­ской церкви, чтобы быть для нее солью и светом? Ислам – это зло; никто не может оста­ваться в исламе и быть там “своим”»,
– хри­сти­а­нин из Сирии.

Мой друг Ахмад напи­сал сле­ду­ю­щее: «Если я оставлю ислам и приму хри­сти­ан­ство, я уже не буду счи­таться своим в своем народе. Дело не только в том, что мои соро­дичи будут отно­ситься ко мне как к пре­да­телю, я сам буду так к себе отно­ситься!… Можете ли вы пред­ста­вить себе стыд, кото­рый падет на моих род­ствен­ни­ков и друзей, если я оставлю ислам и приму хри­сти­ан­ство?»

Поз­вольте мне опи­сать вымыш­лен­ную ситу­а­цию, в кото­рой я явля­юсь соби­ра­тель­ным обра­зом хри­сти­а­нина. Пред­по­ло­жим, что я искрен­ний хри­сти­а­нин-егип­тя­нин, живу­щий в Каире.64)

По втор­ни­кам я посе­щаю про­те­стант­скую цер­ковь в центре Каира и участ­вую в бого­слу­же­нии для рабо­та­ю­щего насе­ле­ния. В уни­вер­си­тете меня при­тес­няли за веру, и с тех пор я отно­шусь к мусуль­ма­нам с предубеж­де­нием. В еги­пет­ских газе­тах часто печа­та­ются мусуль­ман­ские статьи, в кото­рых звучат нападки на хри­сти­ан­ство и Библию, а мусуль­ман­ские теле­про­по­вед­ники посто­янно оскорб­ляют нашу веру по теле­ви­зору.

В один из втор­ни­ков я как обычно пришел в свою цер­ковь, и друзья сооб­щили мне, что сего­дня перед нами высту­пит гость, обра­тив­шийся мусуль­ма­нин. Услы­шав это, я почув­ство­вал одно­вре­менно и радость, и насто­ро­жен­ность. Искренна ли его вера, или он просто играет роль, чтобы ввести нас в заблуж­де­ние? Увидев его вхо­дя­щим в цер­ковь, я сразу же почув­ство­вал отвра­ще­ние, заме­тив на его лбу синяк, знак псев­до­ду­хов­ного рвения. Фана­тич­ные мусуль­мане синя­ком на лбу (зибеба) выстав­ляют напо­каз свою набож­ность: синяк – это знак того, что они много моли­лись, долго стояли на коле­нях и много раз каса­лись лбом пола. Отвра­ще­ние мое уси­ли­лось, когда я услы­шал его при­вет­ствие «асалям алей­кум» (мир вам). Это чисто мусуль­ман­ское при­вет­ствие. Навер­ное, он только при­тво­ря­ется хри­сти­а­ни­ном. Его имя укре­пило во мне анти­па­тию: он назвался Муста­фой. Разве может хри­сти­а­нин прийти в цер­ковь с мусуль­ман­ским именем Мустафа? Мустафа озна­чает «избран­ный»; это одно из имен Мухам­меда, кото­рого почи­тают избран­ным про­ро­ком. Ну и собра­ние у нас будет сего­дня!

После песен и молитв этого чело­века пред­став­ляют как мусуль­ма­нина, обра­тив­ше­гося в хри­сти­ан­ство. Про себя я думаю, не слиш­ком ли рано пове­рили ему мои друзья. Что если они обма­ну­лись на его счет? Он еще должен убе­дить меня в том, что он насто­я­щий, искрен­ний хри­сти­а­нин, такой же как я, но убе­дить меня не так-то просто.

Он начи­нает рас­ска­зы­вать свою исто­рию, и вся цер­ковь вни­ма­тельно слу­шает, пыта­ясь понять, насколько искренне его реше­ние. После несколь­ких минут он, почув­ство­вав себя сво­бод­ней, начи­нает напа­дать на ислам, высме­и­вать Мухам­меда и мусуль­ман­скую веру. Мне нра­вится то, что он гово­рит. По нашему смеху и одоб­ре­нию его выпа­дов он пони­мает, что нра­вится хри­сти­а­нам. Когда рас­сказ кон­ча­ется, при­хо­жане вооду­шев­лены его исто­рией. Жаль только что его речь и тер­мины «нехри­сти­ан­ские». Но мы знаем, что должны запа­стись тер­пе­нием: со вре­ме­нем эти шеро­хо­ва­то­сти сгла­дятся. После собра­ния я и многие другие сер­дечно поздрав­ляем его с обра­ще­нием. Видя, как люди под­хо­дят и бла­го­да­рят его за рас­сказ, бывший мусуль­ма­нин, нако­нец, чув­ствует себя при­ня­тым. В нашей церкви к нему отно­сятся как к герою с нимбом над голо­вой.

И все же мне не нра­вится его зибеба, синяк на лбу. Наде­юсь, в буду­щем он зама­жет его кремом. Во время нефор­маль­ного обще­ния после собра­ния я слежу за ним краем глаза и вдруг заме­чаю, что он раз­го­ва­ри­вает с моей млад­шей сест­рой и дру­гими жен­щи­нами. С этого момента я начи­наю сомне­ваться в его моти­вах. Уж не охот­ник ли он за жен­щи­нами? Зачем мусуль­ма­нину обра­щаться ко Христу, если не ради женщин, денег или воз­мож­но­сти уехать в Аме­рику? Дома я читаю сестре неболь­шое настав­ле­ние и предо­сте­ре­гаю, чтобы она не слиш­ком радо­ва­лось новому зна­ком­ству, пока не выяс­нится, что он искрен­ний веру­ю­щий. Нужно подо­ждать, пока в его жизни не появятся «плоды»; только после этого ему можно дове­рять. Я даже цити­рую ей стих о необ­хо­ди­мо­сти такой про­верки: «По плодам узна­ете их» (Мф.7:20).

Когда Мустафа появ­ля­ется в нашей церкви в сле­ду­ю­щий втор­ник, уже не в каче­стве высту­па­ю­щего, а как обыч­ный при­хо­жа­нин, он заме­чает, что люди встре­чают его натя­ну­тыми, неесте­ствен­ными улыб­ками. Мы держим его на без­опас­ном рас­сто­я­нии, потому что он при­вет­ствует нас сло­вами «асалям алей­кум» и выгля­дит слиш­ком по-мусуль­ман­ски. Похоже, не я один про­чи­тал дома лекцию о необ­хо­ди­мо­сти про­яв­лять осто­рож­ность, пока в жизни этого чело­века не появятся явные плоды пере­мен. Мустафа тем вре­ме­нем начи­нает сомне­ваться, что в этой церкви его при­ни­мают.

Прошло немного вре­мени, и Мустафа встре­чает дру­гого еги­пет­ского про­те­станта, кото­рый при­гла­шает его в свою цер­ковь. Нимб вре­менно воз­вра­ща­ется, но нена­долго. Его при­гла­шают то в одну, то в другую, то в третью цер­ковь, и посте­пенно Мустафа пони­мает, что нужно делать, чтобы понра­виться хри­сти­а­нам. Нужно высме­и­вать ислам и ругать Коран и Мухам­меда.

Очень скоро он осва­и­вает хри­сти­ан­скую тер­ми­но­ло­гию, раз­ры­вает отно­ше­ния со всеми мусуль­ман­скими род­ствен­ни­ками и дру­зьями и начи­нает открыто ругать ислам. Он даже меняет имя, ста­но­вится Пите­ром, и при­ни­мает Кре­ще­ние. Спустя какое-то время он снова при­хо­дит в нашу цер­ковь, на этот раз с рас­ска­зом о своих стра­да­ниях за Христа. Он уже не Мустафа, а брат Питер. Мне всегда было трудно назы­вать его «брат Мустафа». Мустафа как-то не вяжется со словом «брат». Он уже не исполь­зует мусуль­ман­ские выра­же­ния, как раньше, и даже воз­де­вает руки во время пения с воз­гла­сами «Алли­луйя!» и «Хвала Гос­поду!» Теперь он стал одним из нас. Он всту­пил в нашу цита­дель с непро­би­ва­е­мыми сте­нами, надежно защи­ща­ю­щими нас от мусуль­ман­ского обще­ства.

Эта печаль­ная исто­рия – нагляд­ная иллю­стра­ция того, как мы, хри­сти­ане, удобно устро­ив­шись в своем без­опас­ном хри­сти­ан­ском гнезде, отно­симся к обра­тив­шимся ко Христу мусуль­ма­нам вот уже несколько веков. Но велит ли Библия обра­тив­ше­муся мусуль­ма­нину раз­ры­вать отно­ше­ния с род­ствен­ни­ками и дру­зьями, чтобы войти в лоно хри­сти­ан­ства? Может ли обра­тив­шийся в хри­сти­ан­ство мусуль­ма­нин оста­ваться среди своего народа?

^ Нееман и его дилемма

В главе 14 мы позна­ко­ми­лись с вымыш­лен­ным пер­со­на­жем Али, кото­рый явля­ется соби­ра­тель­ным обра­зом типич­ного мусуль­ма­нина. На его при­мере был рас­крыт смысл апо­столь­ских пове­ле­ний в Тит.2:4–5. Напомню, что в главе 15 речь шла о том, как Павел аргу­мен­ти­ро­вал воз­мож­ность един­ства в ekklesia, несмотря на мно­го­об­ра­зие (Еф.2:11–20). Теперь раз­бе­рем похо­жую ситу­а­цию в Ветхом Завете, в кото­рой вера в Бога не повлекла за собой потерю высо­кого поло­же­ния, а, наобо­рот, при­вела к тому, что чело­век остался в есте­ствен­ном жиз­нен­ном кон­тек­сте без потери сфор­ми­ро­вав­шихся связей.

В Деян.10 рас­ска­зы­ва­ется о языч­нике Кор­ни­лии, а в 4Цар.5 изла­га­ется исто­рия о Нее­мане Сири­я­нине. Нееман был вое­на­чаль­ни­ком сирий­ской армии во вре­мена про­рока Елисея. Это был бога­тый и очень вли­я­тель­ный чело­век, кото­рого почи­тали как героя многих войн. Он был любим­цем царя, и тот щедро одарил его вла­стью. Но, несмотря на высо­кое поло­же­ние и огром­ную власть, у этого чело­века была серьез­ная про­блема. Он был болен про­ка­зой. Впро­чем, это не лишило его высо­кого поло­же­ния, и он не был изо­ли­ро­ван от обще­ства.

Кроме всего про­чего Нееман был чело­ве­ком веру­ю­щим. У него было доста­точно сми­ре­ния, чтобы при­знать свою нужду, и к тому же он был послу­шен. Он пове­рил рас­сказу раба-изра­иль­тя­нина о про­роке Елисее и дока­зал свою веру на деле, обра­тив­шись к царю с прось­бой отпра­виться к про­року, чтобы исце­литься от болезни.

Тогда царь сирий­ский напи­сал посла­ние изра­иль­скому царю: «Вместе с пись­мом сим, вот, я посы­лаю к тебе Нее­мана, слугу моего, чтобы ты снял с него про­казу его» (4Цар.5:6). Прибыв в Изра­иль, Нееман, послу­шав­шись пове­ле­ния Елисея, «пошел он и оку­нулся в Иор­дане семь раз, по слову чело­века Божия, и обно­ви­лось тело его, как тело малого ребенка, и очи­стился» (4Цар.5:14).

Испы­тав вели­кое чудо исце­ле­ния от про­казы, Нееман глу­боко уве­ро­вал в Яхве, Бога Изра­и­лева. Но перед ним встала дилемма: как покло­няться Яхве, Богу изра­иль­тян, живя в Дамаске? Мыс­лимо ли открыто отверг­нуть покло­не­ние идолам и оста­ваться при­бли­жен­ным сирий­ского царя Арама? Вопрос стал ребром.

По всей види­мо­сти, царь Арам так любил Нее­мана, что, отправ­ля­ясь на покло­не­ние в храм бога Рим­мона, всегда брал его с собой. Когда царь при­сту­пал к изва­я­нию Рим­мона, он пре­кло­нял колена, опи­ра­ясь на руку Нее­мана. Нее­ману при­хо­ди­лось тоже скло­няться, поскольку он не мог отойти от царя, не нанеся ему обиды. В этом и состо­яла дилемма Нее­мана. После исце­ле­ния Нееман пришел к выводу, что Яхве – истин­ный Бог, а Риммон – не более чем идол. Он понял, что покло­няться Рим­мону он уже не может. Но в то же время он не хотел поте­рять вли­я­тель­ного поло­же­ния в обще­стве и пере­би­раться в Изра­иль, чтобы там без­опасно покло­няться Яхве.

Чтобы найти ответ на тре­во­жив­ший его вопрос, Нееман отпра­вился к Елисею и объ­яс­нил ему сло­жив­шу­юся ситу­а­цию:

«И сказал Нееман: если уже не так, то пусть рабу твоему дадут земли, сколько снесут два лошака, потому что не будет впредь раб твой при­но­сить все­со­жже­ния и жертвы другим богам, кроме Гос­пода; только вот в чем да про­стит Гос­подь раба твоего: когда пойдет гос­по­дин мой в дом Рим­мона для покло­не­ния там и опрется на руку мою, и покло­нюсь я в доме Рим­мона, то, за мое покло­не­ние в доме Рим­мона, да про­стит Гос­подь раба твоего в случае сем» (4Цар.5:17–18).

В ответ Елисей сказал: «Иди с миром» (4Цар.5:19). В сущ­но­сти, пророк Елисей заве­рил Нее­мана, что тот может вер­нуться в Дамаск и спо­койно ходить с царем в храм Рим­мона, не бес­по­ко­ясь о том, что ему при­хо­дится пре­кло­нять колени. Делая это, он сохра­нит свое вли­я­тель­ное поло­же­ние.

Конечно, 4Цар.5 и Деян.11–12 – отрывки опи­са­тель­ного харак­тера; это не учение. Из них нельзя выво­дить дог­ма­ти­че­ские прин­ципы. Но в то же время они наглядно иллю­стри­руют, как на про­тя­же­нии веков Бога огра­ни­чи­вали опре­де­лен­ным гео­гра­фи­че­ским местом, четко очер­чен­ными гра­ни­цами. Нееман пола­гал, что Яхве пре­бы­вает только в Изра­иле, и что, если он увезет с собой изра­иль­скую землю, он захва­тит с собой и частицу Яхве, или, по край­ней мере, Яхве собла­го­во­лит являть ему Свое при­сут­ствие.

Ту же самую ошибку допу­стила и сама­ри­тян­ская жен­щина в чет­вер­той главе Еван­ге­лия от Иоанна, равно как и мно­же­ство совре­мен­ных хри­стиан, кото­рые при­вя­зы­вают Бога к месту покло­не­ния или к опре­де­лен­ным хри­сти­ан­ским меро­при­я­тиям. Сама­ри­тянке Иисус отве­тил так:

«Поверь Мне, что насту­пает время, когда и не на горе сей, и не в Иеру­са­лиме будете покло­няться Отцу… Но наста­нет время и настало уже, когда истин­ные поклон­ники будут покло­няться Отцу в духе и истине, ибо таких поклон­ни­ков Отец ищет Себе. Бог есть дух, и покло­ня­ю­щи­еся Ему должны покло­няться в духе и истине» (Ин.4:21, 23–24).

Очень многим из нас свой­ственно огра­ни­чи­вать Бога пре­де­лами «хри­сти­ан­ской гео­гра­фии»; мы ожи­даем от мусуль­ман, что и они при­со­еди­нятся к нашему хри­сти­ан­ству и станут искрен­ними после­до­ва­те­лями Христа. Мы не дове­ряем им, пока они не станут нашей точной копией. Мы ждем от них не сле­до­ва­ния биб­лей­ской истине и прак­тике, а одоб­ри­тель­ного при­зна­ния два­дцати веков нашей хри­сти­ан­ской исто­рии. Мы огра­ни­чи­ваем Божье дей­ствие сте­нами своей церкви. В нашем созна­нии ekkesia – это то, что изоб­ра­жено на рисунке 1 в начале преды­ду­щей главы.

Исто­рия Нее­мана – повест­во­ва­тель­ный текст. Далее рас­смат­ри­ва­ются веро­учи­тель­ные тексты, в кото­рых Писа­ние пове­ле­вает веру­ю­щим оста­ваться в есте­ствен­ном жиз­нен­ном кон­тек­сте, сохра­няя сфор­ми­ро­ван­ные вре­ме­нем связи и отно­ше­ния.

^ Золо­тая истина

Одна­жды в ходе семи­нара я привел 1Кор.7:17–24 в каче­стве биб­лей­ского обос­но­ва­ния того, что мусуль­ма­нам, обра­тив­шимся ко Христу, необ­хо­димо оста­ваться среди своего народа, чтобы быть солью и светом. После семи­нара ко мне подо­шел чело­век и начал дока­зы­вать, что я не могу исполь­зо­вать этот отры­вок как осно­ва­ние для подоб­ного вывода. Эти стихи, сказал он мне, нахо­дятся в кон­тек­сте рас­суж­де­ний о браке, поэтому их нельзя истол­ко­вы­вать более широко. Я решил вер­нуться к выше­упо­мя­ну­тому отрывку и изу­чить его глубже. После повтор­ного изу­че­ния я утвер­дился во мнении, что в 1Кор.7:17–24 затра­ги­ва­ется не только тема брака, но и другие важные темы, в том числе необ­хо­ди­мость для веру­ю­щих оста­ваться в есте­ствен­ном жиз­нен­ном кон­тек­сте. С тех пор я исполь­зую данный текст как клю­че­вое обос­но­ва­ние соот­вет­ству­ю­щего под­хода к слу­же­нию.

В начале 7‑й главы 1‑го Посла­ния к Корин­фя­нам Павел опи­сы­вает пре­иму­ще­ства без­бра­чия, причем время от вре­мени смяг­чает тон своих настав­ле­ний такими фра­зами как: «Впро­чем, это ска­зано мною как поз­во­ле­ние, а не как пове­ле­ние». Нако­нец, в рас­суж­де­ниях о браке Павел похо­дит к живо­тре­пе­щу­щему вопросу: что если жен­щина ста­но­вится хри­сти­ан­кой, а ее муж – неве­ру­ю­щий? Должна ли она с ним раз­ве­стись? Апо­стол отве­чает так: «Жена, кото­рая имеет мужа неве­ру­ю­щего, и он согла­сен жить с нею, не должна остав­лять его» (1Кор.7:13). Далее Павел при­во­дит при­чины: «Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ется женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ется мужем веру­ю­щим. Иначе дети ваши были бы нечи­сты, а теперь святы» (1Кор.7:14). (Пона­чалу мне было трудно понять этот довод, но потом я связал данный отры­вок с 1Пет.3:1–6, и все стало на свои места.) Затем Павел гово­рит: «Если же неве­ру­ю­щий хочет раз­ве­стись, пусть раз­во­дится; брат или сестра в таких слу­чаях не свя­заны; к миру при­звал нас Гос­подь. Почему ты знаешь, жена, не спа­сешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спа­сешь ли жены?» (1Кор.7:15–16).

Похоже, в основе этих пове­ле­ний лежит жела­ние Павла оста­вить веру­ю­щего супруга в браке в надежде, что неве­ру­ю­щий супруг в конце концов придет ко Христу. Чтобы при­дать своему доводу боль­ший вес, Павел при­со­во­ку­пил к своим рас­суж­де­ниям «золо­тую истину», кото­рая при­ме­нима не только к этой главе, но и к другим главам Пав­ло­вых посла­ний. Золо­тая истина озву­чена в1Кор.7:17–24 65) а четкую ее фор­му­ли­ровку мы нахо­дим в 1Кор.7:20: «Каждый оста­вайся в том звании, в кото­ром при­зван». После разъ­яс­не­ний ситу­а­ции, когда один супруг веру­ю­щий, а другой нет, и при­ве­де­ния в каче­стве обос­но­ва­ния золо­той истины в 1Кор.7:17–24, Павел пере­хо­дит к вопро­сам брака и необ­хо­ди­мо­сти пре­про­во­дить земную жизнь с осо­зна­нием ее мимо­лет­но­сти и важ­но­сти вве­рен­ной нам миссии.

Изло­же­ние своих мыслей по дан­ному вопросу я начну с очень полез­ной пере­крест­ной ссылки – 1Пет.3:16, а затем вер­нусь к 1Кор.7:17–24 и оста­нов­люсь на золо­той истине подроб­ней.

^ Пере­крест­ная ссылка

Отры­вок 1Пет.3:1–6 поле­зен для насто­я­щего рас­суж­де­ния тем, что в нем гово­рится о веру­ю­щей жене, кото­рая живет либо с неве­ру­ю­щим, либо с «посред­ствен­ным» хри­сти­а­ни­ном. Вот что пишет Павел об этой ситу­а­ции:

«Также и вы, жены, пови­нуй­тесь своим мужьям, чтобы те из них, кото­рые не поко­ря­ются слову, житием жен своих без слова при­об­ре­та­емы были, когда увидят ваше чистое, бого­бо­яз­нен­ное житие. Да будет укра­ше­нием вашим не внеш­нее пле­те­ние волос, не золо­тые уборы или наряд­ность в одежде, но сокро­вен­ный сердца чело­век в нетлен­ной кра­соте крот­кого и мол­ча­ли­вого духа, что дра­го­ценно пред Богом. Так неко­гда и святые жены, упо­вав­шие на Бога, укра­шали себя, пови­ну­ясь своим мужьям. Так Сарра пови­но­ва­лась Авра­аму, назы­вая его гос­по­ди­ном. Вы – дети ее, если дела­ете добро и не сму­ща­е­тесь ни от какого страха».

Петр начи­нает с того, что веру­ю­щая жена, живу­щая с посред­ствен­ным мужем, должна пови­но­ваться ему, потому что в этом случае он при­об­ре­та­ется для Христа внут­рен­ней кра­со­той своей поло­вины. Пови­но­ве­ние не озна­чает рабо­ле­пие. Пови­но­ве­ние воз­можно лишь тогда, когда чело­век знает Бога и верит, что Он держит все обсто­я­тель­ства нашей жизни в Своих руках. Если чело­век при­вя­зан мыс­лями к чело­веку, кото­рому он пови­ну­ется, это ведет к рабо­ле­пию или рож­дает внут­рен­ний про­тест.

В 1Пет.3:3–4 Петр опи­сы­вает пови­но­ве­ние как внут­рен­нюю кра­соту, кра­соту, кото­рая не увя­дает с воз­рас­том. Пови­но­ве­ние подобно дра­го­цен­ной кар­тине, а внеш­ние укра­ше­ния, кото­рые жен­щина носит, – это рамка для кар­тины. Рамка суще­ствует для того, чтобы под­чер­ки­вать кра­соту кар­тины, а не для того, чтобы состя­заться с ней за пер­вен­ство.

Далее, в 1Пет.3:5–6 Петр при­зы­вает хри­сти­а­нок брать пример пови­но­ве­ния с Сарры. Но почему не с Руфи? Руфь пови­но­ва­лась не только мужу, но и све­крови – даже после смерти мужа! Можно ли назвать Сарру образ­цом пови­но­ве­ния? В случае с Агарью скорее Авраам пови­но­вался своей жене, чем она ему.

И все же в двух извест­ных нам эпи­зо­дах Сарра пови­но­ва­лась Авра­аму, даже когда он был неправ. В Быт.20 он просит свою жену отпра­виться к Ави­ме­леху, чтобы обез­опа­сить себя. Сарра могла бы ска­зать Богу: «Гос­поди, Авраам мой муж, и должен был, как глава семьи, про­сте­реть над своей семьей покры­вало защиты. Но сейчас он недо­стоин нести это бремя. Покры­вало разо­драно, и на меня хлещет дождь. Зачем мне оста­ваться под ним? Не лучше ли просто уйти?»

Но вместо этого Сарра пови­но­ва­лась Авра­аму и отпра­ви­лась к Ави­ме­леху. Бог пошел вместе с ней и рас­про­стер огром­ное покры­вало Своей защиты прямо над разо­дран­ным покры­ва­лом «посред­ствен­ного» Авра­ама. Поскольку Сарра дове­ри­лась Богу и пови­но­ва­лась мужу, Ави­ме­леху не было поз­во­лено сде­лать ее своей налож­ни­цей.66) Итак, мы видим, что и Петр, и Павел при­зы­вают веру­ю­щих оста­ваться в браке с неве­ру­ю­щим супру­гом ради того, чтобы при­об­ре­сти его для Христа. Затем Павел пере­хо­дит на кре­щендо и озву­чи­вает в 1Кор.7:24 свою золо­тую истину.

^ Кре­щендо

Рас­смот­рим эту золо­тую истину вни­ма­тель­ней:

«(1Кор.7:17) Только каждый посту­пай так, как Бог ему опре­де­лил, и каждый, как Гос­подь при­звал. Так я пове­ле­ваю по всем церк­вам. (1Кор.7:18) При­зван ли кто обре­зан­ным, не скры­вайся; при­зван ли кто необ­ре­зан­ным, не обре­зы­вайся. (1Кор.7:19) Обре­за­ние ничто и необ­ре­за­ние ничто, но все в соблю­де­нии запо­ве­дей Божиих. (1Кор.7:20) Каждый оста­вайся в том звании, в кото­ром при­зван. (1Кор.7:21) Рабом ли ты при­зван, не сму­щайся; но если и можешь сде­латься сво­бод­ным, то лучшим вос­поль­зуйся. (1Кор.7:22) Ибо раб, при­зван­ный в Гос­поде, есть сво­бод­ный Гос­пода; равно и при­зван­ный сво­бод­ным есть раб Хри­стов. (1Кор.7:23) Вы куп­лены доро­гою ценою; не делай­тесь рабами чело­ве­ков. (1Кор.7:24) В каком звании кто при­зван, братия, в том каждый и оста­вайся пред Богом».

В 1Кор.7:17 Павел гово­рит авто­ри­тетно. Это уже не мягкий уступ­чи­вый тон 6‑го стиха: «Впро­чем, это ска­зано мною как поз­во­ле­ние, а не как пове­ле­ние». В 17‑м стихе гово­рится, что оста­ваться в есте­ствен­ном жиз­нен­ном кон­тек­сте – наша миссия и при­зва­ние. Если чело­век отка­зы­ва­ется оста­ваться в том звании, в кото­ром застало обра­ще­ние, он отка­зы­ва­ется от Божьего при­зва­ния и отвер­гает Его миссию. Затем апо­стол объ­яс­няет, что прин­ципу пре­бы­ва­ния в есте­ствен­ном кон­тек­сте он учит во всех церк­вах. Обра­тите вни­ма­ние: пове­ле­ние повто­ря­ется трижды в кон­тек­сте неболь­шого отрывка: в стихах 17, 20 и 24.

Далее Павел пере­хо­дит к другим обла­стям жизни и пояс­няет, что выше­упо­мя­ну­тый прин­цип при­ме­ним не только к браку, но и к иудей­ско-язы­че­ской поле­мике и вопросу о раб­стве. Иудей, обра­тив­шийся ко Христу, не должен ста­но­виться хри­сти­а­ни­ном-языч­ни­ком. Хри­сти­а­нин из языч­ни­ков не должен обре­зы­ваться и упо­доб­ляться хри­сти­а­нам иудей­ского про­ис­хож­де­ния. Иудей ты по рож­де­нию или языч­ник, не имеет ника­кого зна­че­ния. Имеет зна­че­ние только послу­ша­ние Христу и сохра­не­ние своей иден­тич­но­сти, когда чело­век оста­ется самим собой в полной мере. Как видно из при­ве­ден­ного ниже рисунка, не важно, явля­ется ли хри­сти­а­нин квад­ра­том или кругом. Важно лишь то, при­над­ле­жит ли он к внут­рен­нему кругу ekklesia.

pic13

Как вы помните, на этом рисунке слова «иудеи» и «языч­ники» можно заме­нить на слова «хри­сти­ане» и «мусуль­мане». Мусуль­ма­нину не обя­за­тельно менять свою форму и иден­тич­ность, чтобы войти в Цар­ство Божье. Он может войти через широ­кие врата Цар­ства и не про­тис­ки­ваться сквозь узкие двери мно­го­ве­ко­вой хри­сти­ан­ской иден­тич­но­сти и тра­ди­ции. На при­мере Кор­ни­лия и Нее­мана мы видели, что им не при­шлось пере­кра­и­вать свою иден­тич­ность, то есть ста­но­виться квад­ра­тами, чтобы войти в Цар­ство Божье.

Кроме этого, Павел затра­ги­вает еще один насущ­ный для своего вре­мени вопрос – раб­ство. Что делать, если раб стал хри­сти­а­ни­ном, а его хозяин тоже хри­сти­а­нин? Должен ли раб тре­бо­вать осво­бож­де­ния? Как под­хо­дит к этому вопросу Павел? Начи­ная с 21-го стиха, озву­чи­ва­ется пове­ле­ние рабам: «Рабом ли ты при­зван, не сму­щайся; но если и можешь сде­латься сво­бод­ным, то лучшим вос­поль­зуйся. Ибо раб, при­зван­ный в Гос­поде, есть сво­бод­ный Гос­пода; равно и при­зван­ный сво­бод­ным есть раб Хри­стов. Вы куп­лены доро­гою ценою; не делай­тесь рабами чело­ве­ков».

Рабу-хри­сти­а­нину Павел гово­рит, что, если тот может стать сво­бод­ным, то пусть обре­тет сво­боду. Но если такой воз­мож­но­сти нет, он не должен жало­ваться на судьбу и сето­вать на хозя­ина. Павел напо­ми­нает ему, что внут­ренне он сво­бо­ден и при­зы­вает поль­зо­ваться данной ему сво­бо­дой. К тому же его хозяин – раб Гос­пода Иисуса Христа. Иначе говоря, мы живем в падшем, испор­чен­ном мире, но перед Хри­стом все мы равны. Поэтому Павел и в третий раз повто­ряет выше­упо­мя­ну­тый прин­цип, пове­ле­вая рабам оста­ваться в том звании, в кото­ром они при­званы, и кото­рое Гос­подь им назна­чил. Обсто­я­тель­ства своей жизни они должны при­ни­мать без ропота.

Отры­вок 1Кор.7:21–24 посвя­щен раб­ству, но в совре­мен­ном мире раб­ства уже прак­ти­че­ски нет. Какое при­ме­не­ние может быть этой истине в наше время?

В Египте обще­ство раз­де­лено на три класса: неболь­шая про­слойка очень бога­тых людей, так назы­ва­е­мый сред­ний класс, в про­цент­ном соот­но­ше­нии немного пре­вы­ша­ю­щий бога­тую про­слойку, и огром­ный сег­мент тех, кого отно­сят к бедной части обще­ства.

Юноша по имени Рамзи – выхо­дец из бедной про­слойки еги­пет­ского обще­ства, живу­щий в одном из бедных квар­та­лов Каира. Он вырос в про­те­стант­ской семье и с дет­ства посе­щал неболь­шую про­те­стант­скую цер­ковь в бедной части города. Актив­ное уча­стие в цер­ков­ной жизни при­вело к тому, что Рамзи уве­ро­вал в Гос­пода уже в юном воз­расте. К учебе он под­хо­дил со всей серьез­но­стью и полу­чал наи­луч­шие оценки. Выпуск­ной экза­мен в сред­ней школе он сдал на «отлично», и его при­няли в меди­цин­ский уни­вер­си­тет. В Египте обу­че­ние в госу­дар­ствен­ных вузах бес­платно. В уни­вер­си­тете Рамзи позна­ко­мился с девуш­кой по имени Лейла, кото­рая, как и он, выросла в бедной про­те­стант­ской семье в другой части Каира. Лейла тоже пришла ко Христу в раннем воз­расте.

Между Рамзи и Лейлой завя­за­лась дружба, и со вре­ме­нем их обще­ние стало по-насто­я­щему глу­бо­ким. Они были не просто одно­группни­ками, а духовно близ­кими дру­зьями, кото­рые могли гово­рить друг с другом на серьез­ные темы. После окон­ча­ния уни­вер­си­тета они поже­ни­лись, заня­лись част­ной прак­ти­кой, арен­до­вав один офис на двоих в квар­тале для людей со сред­ним достат­ком, и сняли квар­тиру непо­да­леку от дома.

Поскольку оба были выход­цами из бедных слоев обще­ства, им пока­за­лось, что целе­со­об­раз­ней оста­вить церкви, в кото­рых они выросли, и при­со­еди­ниться к другой про­те­стант­ской церкви, в квар­тале, где нахо­дился их офис и квар­тира. Когда они впер­вые пришли в новую цер­ковь, на пороге их встре­тил пожи­лой чело­век, кото­рый, как потом выяс­ни­лось, был ста­рей­ши­ной и встре­чал посе­ти­те­лей у двери. При первом раз­го­воре он зада­вал слиш­ком много вопро­сов, инте­ре­су­ясь, где они живут и откуда они родом. Рамзи это не понра­ви­лось, но, к сча­стью, ста­рей­шина скоро пере­клю­чился на других при­хо­жан, и они смогли, нако­нец, пройти в цер­ковь. Бого­слу­же­ние про­из­вело на них хоро­шее впе­чат­ле­ние, и они решили, что будут ходить в эту цер­ковь. Един­ствен­ным отри­ца­тель­ным момен­том был назой­ли­вый ста­рей­шина у дверей. «Будет ли он там в сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье?» – думали они.

Когда в сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье они при­пар­ко­вали свой авто­мо­биль и подо­шли к дверям церкви, ста­рей­шина был на месте. Он быстро вспом­нил их, одарил широ­кой улыб­кой и начал снова инте­ре­со­вать их про­ис­хож­де­нием и местом житель­ства. Рамзи сухо про­тя­нул ему адрес своего офиса и квар­тиры, под­черк­нув, что это квар­тал для людей сред­него достатка. Ста­рей­шина изви­нился за то, что неверно задал вопрос. Он хотел узнать, где Рамзи и Лейла про­вели дет­ство, и где живут их роди­тели. Воз­можно, по их акценту он дога­дался, что они не здеш­ние.

Рамзи и Лейла сты­ди­лись своего низ­кого про­ис­хож­де­ния и дет­ства, про­ве­ден­ного в бед­но­сти. Обоим хоте­лось отго­ро­диться от своего про­шлого. Что скажет Павел этой семей­ной паре в 1Кор.7:21–24? При­мерно сле­ду­ю­щее:

«Нет ничего непра­виль­ного в том, чтобы стре­миться к достатку. Если у вас есть воз­мож­ность выйти из бед­но­сти и обес­пе­чить себе сред­ний доста­ток, вос­поль­зуй­тесь этой воз­мож­но­стью, но делайте это из пра­виль­ных побуж­де­ний. Ведь если бы вы открыли офис в бедном квар­тале Каира, в этом не было бы ничего дур­ного. Даже здесь вы могли бы жить хорошо и заре­ко­мен­до­вать себя как самых обра­зо­ван­ных людей квар­тала. Рамзи и Лейла, не отвер­гайте своего про­шлого, своего насле­дия, и не делайте само­цели из жела­ния повы­сить свой соци­аль­ный статус. Наобо­рот, сде­лайте своей целью рас­про­стра­не­ние Еван­ге­лия через свою повсе­днев­ную жизнь».

Как мы уже отме­чали, седь­мая глава 1‑го Посла­ния к Корин­фя­нам посвя­щена браку. Однако в самой сере­дине главы, в стихах 17–24, апо­стол поме­щает золо­тую истину, кото­рая пре­красно соче­та­ется и с дру­гими его посла­ни­ями. Золо­тая истина каса­ется не только брака и семьи, но и иудей­ско-язы­че­ской поле­мики, а также вопро­сов раб­ства и сво­боды.

Неко­то­рые мусуль­мане, обра­тив­шись ко Христу, желают совер­шенно поки­нуть ислам и облечься в новую хри­сти­ан­скую иден­тич­ность. Другие, если им дадут такую воз­мож­ность, пред­по­чтут оста­ваться в есте­ствен­ном кон­тек­сте жизни и рабо­тать над укреп­ле­нием и углуб­ле­нием связей с окру­жа­ю­щими людьми. Хри­сти­ане должны обес­пе­чить мусуль­ма­нам, с кото­рыми они делятся Благой вестью, сво­бод­ный выбор своего пути. Ищущих Бога мусуль­ман легко скло­нить в сто­рону куль­тур­ных и бого­слов­ских сте­рео­ти­пов Запада посред­ством вну­ше­ний и мани­пу­ля­ций. Но они заслу­жи­вают луч­шего!

Вопросы для раз­мыш­ле­ния и обсуж­де­ния

  1. Вер­ни­тесь к началу главы. Что вы дума­ете о кате­го­рич­ном выска­зы­ва­нии хри­сти­а­нина из Сирии: «Можно ли пред­ста­вить себе сата­ни­ста, оста­ю­ще­гося в сата­нин­ской церкви, чтобы быть для нее солью и светом? Ислам – это зло; никто не может оста­ваться в исламе, чтобы бла­го­вест­во­вать изнутри». Как по-вашему, может ли обра­тив­шийся ко Христу мусуль­ма­нин оста­ваться в мусуль­ман­ском кон­тек­сте, не жерт­вуя суще­ству­ю­щими отно­ше­ни­ями?
  2. Можете ли вы вспом­нить другие биб­лей­ские стихи, допус­ка­ю­щие или поощ­ря­ю­щие опи­сан­ный выше подход к Бла­го­ве­стию среди мусуль­ман (оста­ваться в кон­тек­сте)? Что вам нра­вится в этих текстах?
  3. Что в исто­рии Нее­мана (4Цар.5) запом­ни­лось вам больше всего?
  4. Какие бого­слов­ские доводы можно почерп­нуть из 1Кор.17–24 в пользу «кон­тек­сту­аль­ного» под­хода к Бла­го­ве­стию? Какие доводы кажутся вам наи­бо­лее вес­кими? Что в этом отрывке ясно и недву­смыс­ленно сви­де­тель­ствует о допу­сти­мо­сти такого под­хода?

^ Глава 17

^ Что сле­дует пред­при­нять

Мы, хри­сти­ане Запада (как и хри­сти­ане осталь­ной части мира), смот­рим на реаль­ность сквозь призму своей куль­туры, сквозь призму Библии и учения Церкви. Все собы­тия и явле­ния мы рас­смат­ри­ваем как бы через цвет­ное стекло, скажем, через корич­не­вые солн­це­за­щит­ные очки, и заклю­чаем, что видим вещи в пра­виль­ном свете. Мусуль­мане же смот­рят на мир через другое стекло – напри­мер, через зеле­ное. В силу своей рели­гии и тра­ди­ции они видят мир не так, как его видим мы. Но они, так же, как мы, искренне верят, что видят вещи в пра­виль­ном свете и знают истин­ную реаль­ность. В этой книге нам пред­ста­ви­лась воз­мож­ность взгля­нуть на реаль­ность их гла­зами – сквозь зеле­ные очки. В этом нам помогли Ахмад, соби­ра­тель­ный образ мусуль­ма­нина, его отец, сестра, а также то, что они напи­сали. Я искренне наде­юсь, что в резуль­тате озна­ком­ле­ния с новым взгля­дом на вещи мы, нако­нец, поняли, что наш взгляд на реаль­ность обу­слов­лен осо­бен­но­стями наших очков, кото­рые дру­гого цвета, чем у мусуль­ман. Осо­зна­ние того, что наше виде­ние мира окра­шено вли­я­нием нашей куль­туры и тра­ди­ции – боль­шой шаг на пути к обре­те­нию навы­ков меж­куль­тур­ного мыш­ле­ния.

В этой книге мы рас­смот­рели вопросы Ахмада по двум кате­го­риям: Вест­ники учения (вы) и Реци­пи­ент учения (я). Вопросы кате­го­рии «Вест­ники учения (вы)» выхо­дят за рамки рас­смат­ри­ва­е­мых в книге тем, хотя и явля­ются живо­тре­пе­щу­щими. Хри­сти­ане Запада воло­кут за собой «багаж», кото­рого нет у хри­стиан осталь­ного мира. В допол­ни­тель­ных главах при­ло­же­ния про­во­дится анализ этого «багажа», а также под­ни­ма­ются вопросы, каса­ю­щи­еся исто­рии хри­сти­ан­ства и нашего вос­при­я­тия теку­щих миро­вых собы­тий. Те из вас, кто, про­чи­тав книгу, поже­лают углу­биться в выше­пе­ре­чис­лен­ные темы, могут напи­сать мне по адресу nabeel@nabeeljabbour.com, и я вышлю вам главы о кре­сто­вых похо­дах, коло­ни­а­лизме, исто­рии Изра­иля и эсха­то­ло­гии. Допол­ни­тель­ные главы высы­ла­ются как при­ло­же­ние к элек­трон­ному письму. Напомню, что этот мате­риал отправ­ля­ется только тем, кто про­чи­тал книгу.

^ Книга Ионы и ее муд­рость

Раньше я пола­гал, что Книга Ионы – типич­ная мис­си­о­нер­ская исто­рия. Мис­си­о­нер поки­дает родину и направ­ля­ется в дале­кую страну (чем дальше, тем боль­шей славы он достоин), чтобы воз­ве­стить там биб­лей­ское учение. В резуль­тате его усилий к Богу обра­ща­ется огром­ное число языч­ни­ков. Мне всегда каза­лось, что основ­ная идея Книги Иона – обра­ще­ние несколь­ких тысяч языч­ни­ков в городе Нине­вия. Но со вре­ме­нем я понял, что глав­ное в Книге Ионы вовсе не обра­ще­ние нине­ви­тян. В первую оче­редь это исто­рия слу­жи­теля Божьего, кото­рый сам нуж­дался в обра­ще­нии. Сле­до­вало бы ожи­дать, что Иона воз­ра­ду­ется, когда увидит обра­ще­ние нине­ви­тян и то, как Бог нис­по­сы­лает милость явив­шим искрен­нее сми­ре­ние языч­ни­кам. Но вместо этого мы видим в Ионе недо­воль­ство и раз­дра­же­ние. Недо­стой­ное отно­ше­ние к Богу и к языч­ни­кам скво­зит в его молитве, и мы пони­маем, что Иона сам нуж­да­ется в обра­ще­нии – в пока­я­нии и осо­зна­нии Божьей любви к языч­ни­кам. Молитва Ионы демон­стри­рует этно­цен­трич­ность и пред­взя­тое отно­ше­ние к языч­ни­кам. Молился он так:

«О, Гос­поди! не это ли гово­рил я, когда еще был в стране моей? Потому я и побе­жал в Фарсис, ибо знал, что Ты Бог благий и мило­сер­дый, дол­го­тер­пе­ли­вый и мно­го­мило­сти­вый и сожа­ле­ешь о бед­ствии… возьми душу мою от меня» (Ион.4:2–3).

Что озна­чает эта молитва? Поз­вольте мне пере­фра­зи­ро­вать ска­зан­ное Ионой, при­бег­нув к гипер­боле в целях «шоко­вой тера­пии» и для пущей ясно­сти. Вот что, на мой взгляд, Иона сказал Богу:

«Гос­поди, Ты знаешь мое сердце, мою пре­дан­ность и рев­ность о воз­ве­ще­нии языч­ни­кам Божьего суда. Но я не могу Тебе дове­рять, потому что иногда Ты ста­но­вишься сен­ти­мен­таль­ным и жалост­ли­вым. Если бы только я мог Тебе дове­рять, я бы с самого начала послу­шался Твоего пове­ле­ния отпра­виться в Нине­вию. Поэтому-то я и бежал в про­ти­во­по­лож­ную сто­рону, в Фарсис. Но Ты силой заста­вил меня вер­нуться, и что мы имеем? Все именно так, как я и пред­по­ла­гал. Лучше меня убей».

Ком­мен­ти­руя Книгу Ионы в своей книге, Дэвид Бош сказал: «Для мис­си­о­нер­ства эта исто­рия зна­чи­тельна не тем, что пророк Божий совер­шил гео­гра­фи­че­ское пере­ме­ще­ние в язы­че­скую страну, а тем, что Яхве явля­ется Богом состра­да­ю­щим, и Его состра­да­ние не имеет границ».67)

Какие мысли при­хо­дили вам в голову, когда вы читали главы 2, 3 и 4, где изла­га­ются взгляды Ахмада, его отца и сестры Фатимы? Всту­пали ли вы с ними в мыс­лен­ный спор? Что каса­ется меня, то в тот вечер, когда Ахмад зачи­тал мне пункты мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния, я долго лежал в постели и не мог уснуть.

Неко­то­рые из воз­ник­ших у меня вопро­сов до сих пор не дают мне покоя:

  1. Кто мой ближ­ний? В мире насчи­ты­ва­ется 1,4 мил­ли­арда мусуль­ман, что состав­ляет более два­дцати про­цен­тов миро­вого насе­ле­ния.
  2. Насколько верно то, что гово­рит Ахмад?
  3. Должен ли я в чем-то пока­яться перед Богом и этим чело­ве­ком от лица своих сооте­че­ствен­ни­ков и бра­тьев по вере? Неемия просил Бога про­стить его и евреев в Иеру­са­лиме, хотя сам он нахо­дился в Вави­лоне и не грешил гре­хами тех, кто оста­вался в Иеру­са­лиме.
  4. В каких обла­стях мне необ­хо­димо попол­нить знания, чтобы лучше разо­браться с под­ня­тыми Ахма­дом вопро­сами? Какие мне доступны ресурсы? Будет ли для меня поле­зен допол­ни­тель­ный мате­риал по кре­сто­вым похо­дам, коло­ни­а­лизме, исто­рии Изра­иля и эсха­то­ло­гии?
  5. Если брать кон­крет­ные пункты мусуль­ман­ского миро­воз­зре­ния, как мне узнать, кто из нас двоих прав, а кто заблуж­да­ется?
  6. Какие пункты пре­зен­та­ции Ахмада каса­ются «запад­ной обертки» вокруг Еван­ге­лия, а какие самой сути Еван­ге­лия?
  7. Как научиться доно­сить Благую весть не только через при­выч­ные для нас пара­дигмы, но и с помо­щью других моде­лей мыш­ле­ния?
  8. Какие срав­не­ния между исла­мом и хри­сти­ан­ством можно счи­тать допу­сти­мыми?
  9. Какие апо­ло­ге­ти­че­ские источ­ники мне доступны?
  10. Как сохра­нять в обще­нии с Ахма­дом сми­ре­ние и сочув­ствие без необ­хо­ди­мо­сти согла­шаться с ним по всем вопро­сам?
  11. Какие из моих убеж­де­ний отно­си­тельно совре­мен­ной исто­рии Ближ­него Востока нуж­да­ются в пере­смотре?
  12. Как бы я описал свое отно­ше­ние к мил­ли­арду не опре­де­лив­шихся мусуль­ман по всему миру? Как я могу посред­ством соб­ствен­ного хри­сто­по­до­бия спо­соб­ство­вать умно­же­нию числа откры­тых и уме­рен­ных мусуль­ман?
  13. Каким обра­зом обра­тив­ши­еся ко Христу мусуль­мане могут оста­ваться в мусуль­ман­ской куль­туре как искрен­ние и пре­дан­ные после­до­ва­тели Гос­пода?
  14. Хочет ли Бог, чтобы я начал регу­лярно молиться за мусуль­ман­ский мир, начи­ная с мусуль­ма­нина, кото­рого я лично знаю?

^ При­ло­же­ние

В при­ло­же­ниях гово­рится о нас как о вест­ни­ках хри­сти­ан­ского учения. В саму книгу эти главы не вошли по ряду причин. Во-первых, боль­шая часть этого мате­ри­ала напи­сана не мной, а дру­гими людьми, а во-вторых, потому что неко­то­рые не стали бы читать слиш­ком тол­стую книгу. Допол­ни­тель­ные главы напи­саны для чита­те­лей, кото­рые желают понять, почему мусуль­мане вос­при­ни­мают нас иначе, чем мы сами. Я искренне наде­юсь, что про­чи­тав­шие книгу до конца захо­тят озна­ко­миться и с гла­вами при­ло­же­ния и почув­ствуют жела­ние углу­биться в изу­че­ние затра­ги­ва­е­мых вопро­сов, чтобы лучше понять мусуль­ман­ское мыш­ле­ние и миро­воз­зре­ние. Учиться крос­скуль­тур­ному мыш­ле­нию значит всту­пать в пре­делы чужой куль­туры. Заметьте: Хри­стос не сбро­сил нам еван­гель­ское учение с небес; Он Сам пришел на землю и жил в нашем падшем мире. Он всту­пил в пре­делы нашей куль­туры и огра­ни­чил себя рам­ками вре­мени и про­стран­ства. Он знал, что такое испы­ты­вать боль, горе, голод и физи­че­ские стра­да­ния. Перед воз­не­се­нием к Отцу Он сказал уче­ни­кам: «Как послал Меня Отец, так и Я посы­лаю вас» (Ин.20:21).

Еще одна при­чина нев­клю­че­ния допол­ни­тель­ных глав в основ­ной текст книги кро­ется в том, что я наме­ре­ва­юсь посто­янно редак­ти­ро­вать и обнов­лять эту инфор­ма­цию. Глав­ная цель при­ло­же­ния – побу­дить чита­теля к глу­бо­кому изу­че­нию под­ня­тых вопро­сов посред­ством чтения полез­ной лите­ра­туры, а такой лите­ра­туры ста­но­вится все больше. Вот почему при­ло­же­ние нуж­да­ется в посто­ян­ном редак­ти­ро­ва­нии.

В при­ло­же­нии подробно рас­смат­ри­ва­ются вопросы Ахмада из кате­го­рии «Вест­ники учения (вы, запад­ные хри­сти­ане)». Эти главы посвя­щены кре­сто­вым похо­дам, коло­ни­а­лизму, совре­мен­ной исто­рии Изра­иля и эсха­то­ло­гии. Также в при­ло­же­ние вклю­чены полез­ные статьи о теку­щих миро­вых собы­тиях.

Перед пуб­ли­ка­цией я отдал свою руко­пись на рецен­зи­ро­ва­ние хоро­шему другу, кото­рый служит Богу среди мусуль­ман в одной из стран тре­тьего мира. Озна­ко­мив­шись с гла­вами при­ло­же­ния, он напи­сал мне сле­ду­ю­щее:

«Я про­чи­тал при­ло­же­ние. Эти главы встре­во­жили меня. Све­де­ния о кре­сто­вых похо­дах, нео­ко­ло­ни­а­лизме и сио­низме при­вели меня в шок. Тре­вож­ные мысли пре­сле­до­вали меня даже во сне».

При­зна­юсь, я не сразу понял, что он имеет в виду. Озна­чает ли это, что я совер­шил ошибку, вклю­чив эти главы в при­ло­же­ние? Может быть, их стоит убрать? Я попро­сил его объ­яс­нить, что он имел в виду. Ответ был такой:

«Это вели­ко­леп­ная книга и очень полез­ное при­ло­же­ние! Я был шоки­ро­ван урод­ли­выми фак­тами исто­рии. Все, что ска­зано в книге и при­ло­же­нии бьет в самую точку! Я и не подо­зре­вал, что Еван­ге­лие было погре­бено под плот­ными слоями исто­рии войн и при­зы­вов к наси­лию. Я нашел про­по­ведь Урбана II. Раньше я читал исто­ри­че­ские книги, но был слеп, чтобы видеть, как вос­при­ни­мают нас мусуль­мане. Вчера я позво­нил своему другу, мусуль­ма­нину, и попро­сил у него про­ще­ния. Наде­юсь, это поспо­соб­ствует, хотя бы в малой сте­пени, пусть только в одном уголке мира, фор­ми­ро­ва­нию обще­ства сми­рен­но­муд­рия. В моей исто­рии тер­ро­ризма не меньше, чем в их исто­рии. Обви­нять мусуль­ман в тер­ро­ризме значит не заме­чать бревна в соб­ствен­ном глазу. Воз­можно, их гнев объ­яс­ня­ется изъ­я­нами моей исто­рии, хотя это и не может слу­жить им оправ­да­нием.

Словом, главы при­ме­ча­ния напи­саны так пре­вос­ходно и содер­жат столько интри­гу­ю­щих све­де­ний, что сра­жают чита­теля как ударом молнии. Не слиш­ком-то мы отли­ча­емся от мусуль­ман в плане пред­рас­суд­ков и наси­лия. Мою исто­рию уж точно не назо­вешь святой. Я понял, что мне необ­хо­димо повы­сить уро­вень своей тер­пи­мо­сти и являть мусуль­ма­нам Иисуса Христа, а не хри­сти­ан­ство. Книга и при­ло­же­ние бьют в самую точку, и я первый, кто извле­кает из них пользу!

Когда несколько дней назад я сказал своему другу, мусуль­ма­нину, что не прошу его ста­но­виться хри­сти­а­ни­ном, а прошу только сле­до­вать за Хри­стом, тот отве­тил: «У тебя новая стра­те­гия?» Затем он поднял тему кре­сто­вых похо­дов. Короче говоря, он мне не пове­рил. А ведь я знаю его десять лет. Что ж, несколько лет назад я посеял недоб­рое семя. Вот чем объ­яс­ня­ются мои тре­вож­ные мысли. Поэтому я и пере­зво­нил ему через несколько дней и снова попро­сил про­ще­ния».

Напомню, что главы при­ло­же­ния можно полу­чить, напи­сав мне по элек­трон­ной почте nabeel@nabeeljabbour.com.


При­ме­ча­ния:

1. Крос­скуль­тур­ное мыш­ле­ние – спо­соб­ность пони­мать и при­ни­мать осо­бен­но­сти других куль­тур для постро­е­ния эффек­тив­ного вза­и­мо­дей­ствия с их пред­ста­ви­те­лями.
2. Brennan Manning, Abba’s Child: The Cry of the Heart for Intimate Belonging(Colorado Springs, CO: NavPress, 2002), 68–69. Пер­во­ис­точ­ник: Стивен Кови «Семь при­вы­чек высо­ко­эф­фек­тив­ного чело­века», семи­нар на аудио­кас­се­тах (Provo, UT).
3. Холи­сти­че­ский взгляд на вещи ори­ен­ти­ро­ван на систем­ный подход, целое для него больше, чем просто сумма его частей.
4. Nabeel Jabbour, The Rumbling Volcano:Islamic Fundamentalism in Egypt(Pasadena, CA: Mandate Press, 1993), 8.
5. Edward Said, Orientalism (New York: Vintage Books, 1979), 67.
6. Samuel Huntington, The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order(New York: Simon & Schuster, Touchtone, 1996).
7. Дэниел Блисс был осно­ва­те­лем Аме­ри­кан­ского уни­вер­си­тета в сто­лице Ливана, Бей­руте, кото­рый ранее назы­вался Сирий­ским про­те­стант­ским кол­ле­джем.
8. Отдел ООН по коор­ди­на­ции гума­ни­тар­ных про­ек­тов, “Iraq: Child Mortality Rates Finally Dropping,” IRIN: Humanitarian News and Analysis, http://www.irinnews.org/report. aspx?reportid=25417 (доступ 3 июля, 2007).
9. Пожа­луй, лучше назвать это хри­сти­ан­ством, чем «хри­сти­ан­ским миром» в его вза­и­мо­связи с хри­сти­ан­скими цен­но­стями и куль­ту­рой. Исполь­зуя термин «хри­сти­ан­ский мир», я имею в виду именно этот аспект хри­сти­ан­ства. «Хри­сти­ан­ским миром» назы­ва­ется опре­де­лен­ная тер­ри­то­рия, напри­мер, Европа, где хри­сти­ан­ство испо­ве­ду­ется как офи­ци­аль­ная рели­гия.
10. John Ortberg, If You Want to Walk on Water, You’ve Got to Get out of the Boat(Grand Rapids, MI: Zondervan), 2001.
11. Наци­о­наль­ные инте­ресы и образ жизни.
12. Жела­ю­щие допол­ни­тельно изу­чать этот вопрос найдут в при­ло­же­нии восемь глав, посвя­щен­ных этой теме. В них изло­жено крат­кое содер­жа­ние ряда книг с целью поощ­ре­ния инте­реса к чтению, кото­рое помо­жет адек­ватно взгля­нуть на эти вопросы с точки зрения мусуль­ман. Неко­то­рые главы при­ло­же­ния будут пере­пи­сы­ваться и допол­няться с учетом теку­щих собы­тий. Во второй главе при­ло­же­ния при­во­дится крат­кое содер­жа­ние выда­ю­ще­гося иссле­до­ва­ния кре­сто­вых похо­дов, сде­лан­ного Фредом Райтом (Fred Wright).
13. David Bosch, Transforming Mission (Maryknoll, NY: Orbis Books, 1991).
14. В каче­стве при­мера см. Rashid Khalidi The Iron Cage: The Story of the Palestinian’s Struggle for Statehood (Boston: Beacon Press, 2006).
15. Про­фес­сор Бер­нард Льюис был одним из глав­ных совет­ни­ков адми­ни­стра­ции Буша по вопро­сам отно­ше­ний с мусуль­ма­нами на Ближ­нем Востоке. По оцен­кам жур­нала «Таймс», это одна из самых вли­я­тель­ных фигур в мире, поскольку именно его теория была при­нята адми­ни­стра­цией Буша за основу и стала побу­ди­тель­ным фак­то­ром в реше­нии начать войну в Ираке. Одна из извест­ней­ших книг про­фес­сора Льюиса «Что пошло не так? Столк­но­ве­ние между исла­мом и совре­мен­но­стью на Ближ­нем Востоке» (What Went Wrong? The Clash Between Islam and Modernity in the Middle East, Harper Perennial, 2003).
16. Основа шиит­ского рели­ги­оз­ного миро­воз­зре­ния – сокро­вен­ный Имам. Исто­рии о первых один­на­дцати Имамах имеют исто­ри­че­скую основу, а исто­рия две­на­дца­того Имама мистична и чудесна. Ядро шиит­ского учения о сокро­вен­ном Имаме состав­ляют учения об исчез­но­ве­нии и воз­вра­ще­нии. Учение об исчез­но­ве­нии – это просто вера в то, что Бог сокрыл Мухам­меда аль-Махди от глаз живу­щих, чтобы спасти ему жизнь. Бог таин­ствен­ным обра­зом сохра­няет ему жизнь с момента его «сокры­тия» в 874 году. В конце времен Бог явит аль-Махди миру, и Он воз­вра­тится, чтобы пра­вить чело­ве­че­ством.
17. В этом раз­деле я опи­рался на све­де­ния, при­ве­ден­ные в книге Shirin Taber,Muslims Next Door: Uncovering Myths and Creating Friendships (Grand Rapids, MI: Zondervan, 2004).
18. В этом раз­деле я опи­рался на све­де­ния, изло­жен­ные в книге Бена­зир Бхутто “Politics and the Muslim Woman,” in Liberal Islam, ред. Charles Kurzman (Oxford: Oxford University Press, 1998), 107–111
19. Рик Уоррен, «Целе­устрем­лен­ная жизнь».
20. John Clark Mead, The New World War (Fairfax, VA: Xulon Press, 2002), 47.
21. Объем Корана при­мерно равен объему Нового Завета.
22. Nabeel Jabbour, The Rumbling Volcano:Islamic Fundamentalism in Egypt(Pasadena, CA: Mandate Press, 1993), 125
23. Хасан аль-Банна – осно­ва­тель еги­пет­ской орга­ни­за­ции Мусуль­ман­ское брат­ство; на Западе его счи­тают Усамой бин Ладе­ном своего вре­мени.
24. Раш Лимбо – зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский теле­ве­ду­щий-уль­тра­кон­сер­ва­тор.
25. Первая часть моей книги «Рост без оков» (Unshackled and Growing) посвя­щена Христу как ядру Благой вести. Unshackled and. Growing (Colorado Springs, CO: Dawson Media, 2006)
26. Darryl Fears and Claudia Deanne, “Negative Perception of Islam Increasing.”Washington Post, 9 марта, 2006, A01.
27. Аллах – это араб­ское слово, озна­ча­ю­щее Бог. Когда я молюсь по-араб­ски, я молюсь Аллаху. Он – Отец Гос­пода Иисуса Христа. В араб­ской Библии это слово встре­ча­ется посто­янно. В араб­ском языке просто нет дру­гого слова для обо­зна­че­ния Бога. Можно ли ска­зать, что Бог, кото­рому покло­ня­ются мусуль­мане, этот тот же Бог, кото­рому покло­ня­емся мы? И да, и нет. Мусуль­мане верят, что у Бога девя­но­сто девять имен или свойств. С боль­шин­ством этих имен хри­сти­ане согла­сятся. Одно из глав­ных отли­чий в том, что мусуль­мане не счи­тают Бога своим Небес­ным Отцом. На это можно взгля­нуть иначе: «Можем ли мы ска­зать, что Яхве, о кото­ром гово­рил Иисус, это тот же Яхве, о кото­ром гово­рили фари­сеи?» Ответ: и да, и нет. Да, потому что в их словах было много общего, а нет, потому что Иисус учил Своих после­до­ва­те­лей обра­щаться к Богу как к Отцу. Фари­сеев это учение, без­условно, шоки­ро­вало, и они счи­тали его ересью.
28. Суры пери­ода Мекки пред­став­ляют Мухам­меда как уве­ще­ва­теля, отвра­ща­ю­щего свой народ от идолов. Эти суры лако­ничны и содер­жат про­ро­че­ства и нази­да­ния. Глав­ные темы этого пери­ода – един­ство Бога, Судный День, бла­гость Божья и могу­ще­ство, чело­ве­че­ская бла­го­дар­ность в ответ на бла­гость Божью, покло­не­ние Богу и попе­че­ние о бедных. Доволь­ство своим богат­ством рас­смат­ри­ва­лось как небла­го­дар­ность по отно­ше­нию к Богу и отри­ца­ние Творца.
29. Суры пери­ода Медины пред­став­ляют Мухам­меда как главу общины. Он – Расул Аллах, Божий послан­ник. Это длин­ные суры, подробно рас­суж­да­ю­щие о тон­ко­стях закона, подобно книге Левит. В них гово­рится об отступ­ле­нии народа и о гря­ду­щем суде. Именно в этой части Корана нахо­дятся суры о тер­пи­мо­сти и воин­ствен­но­сти.
30. Цити­ру­ется в Charles Kurzman, ред.. Liberal Islam: A Source-book (Oxford: Oxford University Press, 1998), 234
31. На древне­си­рий­ском языке, диа­лекте того вре­мени.
32. «Точкой невоз­вра­ще­ния» назы­вают линию на дат­чике топ­лива, нахо­дя­щу­юся посе­ре­дине табло и озна­ча­ю­щую, что у пилота оста­лось ровно столько горю­чего, сколько необ­хо­димо для без­опас­ного воз­вра­ще­ния на базу.
33. Тагаль­ский язык – один из основ­ных языков на Филип­пи­нах.
34. Хри­сти­ане арабы назы­вают Иисуса араб­ским именем Иасу, кото­рое по зву­ча­нию близко к еврей­скому имени Иешуа (Иисус). В Коране Иисуса назы­вают Иса – араб­ское имя, близ­кое по зву­ча­нию к гре­че­скому вари­анту имени Иисус. Иешуа по-еврей­ски и Иисус по-гре­че­ски – одно и то же имя. Хри­стос звучит оди­на­ково как у арабов-хри­стиан, так и у мусуль­ман.
35. Я исхожу из того, что он был рож­ден­ным свыше хри­сти­а­ни­ном.
36. В сен­тябре 1990 меня выслали из страны как попав­шего в «черный список». На то, чтобы поки­нуть страну, нам дали 10 дней.
37. Копты – гре­че­ское назва­ние егип­тян. Копты в основ­ном испо­ве­дуют пра­во­сла­вие, есть униаты и про­те­станты.
38. Кипр нахо­дится в часе лета от еги­пет­ской сто­лицы Каир. Мы встре­ча­лись на Кипре, потому что я был в черном списке, и не мог пере­сечь гра­ницу Египта.
39. В 2006 году Самуил с семьей пере­ехал в Соеди­нен­ные Штаты. Он принял на себя обя­зан­но­сти по реги­ону и уже не зани­ма­ется слу­же­нием исклю­чи­тельно в Египте, а ведет теле­ви­зи­он­ное слу­же­ние для арабов.
40. Самуил не делал ничего про­ти­во­за­кон­ного, и поли­ция это знала. Они лишь хотели запу­гать его, чтобы он пере­стал про­по­ве­до­вать мусуль­ма­нам.
41. Араб­ское слово «над­жаса» озна­чает нечи­стый, отвра­ти­тель­ный. В этом языке нет поли­ти­че­ски кор­рект­ного слова для обо­зна­че­ния нечи­стоты.
42. Roland Muller, Honor and Shame: Unlocking the Door (Philadelphiä Xlibris Corporation, 2001). www.rmuller.com.
43. Пара­дигма – это почти то же самое, что миро­воз­зре­ние. Это наш способ вос­при­я­тия реаль­но­сти, очки, через кото­рые мы смот­рим на мир.
44. Чтобы лучше позна­ко­миться с д‑ром Бейли и его кни­гами, посе­тите его сайт www.shenango.org/bailey.htm
45. Лк.18:1–8: притча о непра­вед­ном судье.
46. Воз­вра­ща­ясь домой после хаджа в Мекку, палом­ники везут с собой воду из колодца Замзам как цели­тель­ное сред­ство.
47. Пят­ница – самый бла­го­сло­вен­ный день недели. Правая рука – для еды и руко­по­жа­тий, а левая – для «низ­кого» упо­треб­ле­ния.
48. См. Веб-сайт Уол­дрона Скотта http://www.waldronscott.net
49. Bruce McCluggage, “Bartolome de las Casas, From Conquest to Advocacy” (лекция. Rocky Mountain Region of the Evangelical Missiological Society, Denver, CO, April 21, 2006).
50. Этой теме посвя­щены две главы в моей книге «Рост без оков».
51. Этой пара­дигме посвя­щена отдель­ная глава в моей книге «Рост без оков».
52. Неко­то­рые мало­об­ра­зо­ван­ные мусуль­мане до сих пор верят, что Новый Завет писал Сам Иисус. Но боль­шин­ство счи­тает, что Иисус принял Новый Завет от Бога и пере­дал уче­ни­кам, кото­рые его и запи­сали.
53. John Gilchrist, «The Quran: The Scripture of Islam» (South Africä MERCSA, 1995). Другие книги Гил­кри­ста: «Muhammad: The Prophet of Islam» and «Facing the Muslim Challenge». Все пере­чис­лен­ные книги выло­жены в интер­нете: http://answering-islam.org.uk/Gilchrist/#qbs.
54. Согласно мусуль­ман­ской тра­ди­ции (хадис) каж­дого мла­денца при рож­де­нии каса­ется сатана, поэтому они и плачут сразу после родов. Это похоже, хотя бы и отча­сти, на хри­сти­ан­ское учение о пер­во­род­ном грехе. В исламе у этого пра­вила было только два исклю­че­ния: Мария и Иисус. Только к ним сатана не при­кос­нулся в момент рож­де­ния. Об этом засви­де­тель­ство­вал Аль-Бухари. Даже Мухам­мед при рож­де­нии не избе­жал при­кос­но­ве­ния сатаны. Как же к этому отно­сится народ­ный ислам? Мусуль­ман­ская тра­ди­ция ука­зы­вает на пово­рот­ное собы­тие в жизни Мухам­меда, про­изо­шед­шее, когда он был еще ребен­ком. Как-то раз во время игры с дру­гими маль­чи­ками во дворе при­ем­ной матери с ним слу­чился при­па­док, и он упал на землю. Тра­ди­ция гласит, что в этот момент спу­стив­шийся с небес ангел рас­крыл груд­ную клетку про­рока и его сердце и вынул из него черный сгу­сток. Сгу­сток сим­во­ли­зи­рует грех, или немощь, все­ля­ю­щу­юся в чело­века в резуль­тате при­кос­но­ве­ния сатаны при рож­де­нии. Мухам­меда от этой немощи изба­вил ангел.
55. Обычно Узайр счи­та­ется иден­тич­ным биб­лей­скому про­року Ездре, хотя извест­ные мате­ри­алы об иуда­изме VVII вв. поз­во­ляют гово­рить лишь об отно­си­тельно незна­чи­тель­ном по сте­пени выде­ле­нии Ездры из ряда почи­та­е­мых фигур иудей­ской свя­щен­ной исто­рии. Воз­можно, в Аравии суще­ство­вала секта, кото­рая почи­тала Ездру, то есть Узайра, как Мессию Бога, точных данных невоз­можно найти, так как в Коране он упо­ми­на­ется лишь один раз. Мы можем ссы­латься только на после­ко­ра­ни­че­ское пре­да­ние, кото­рое рас­ска­зы­вает о том, что Узайру после вре­мени исчез­но­ве­ния Ков­чега и тек­стов ат-Тауры (Торы) была послана муд­рость от Аллаха и он учил еврей­ский народ их Закону, когда же свитки Торы были най­дены, то ока­за­лось, что все, чему он их учил, соот­вет­ство­вало Писа­нию.
56. Эсха­то­ло­гии посвя­щена отдель­ная глава при­ло­же­ния.
57. Покор­ность часто путают с рабо­ле­пием, но это совер­шенно разные вещи. Иисус и Павел были покор­ными, но едва ли их обви­нишь в рабо­ле­пии. В основе покор­но­сти лежит уве­рен­ность в том, что мои обсто­я­тель­ства в руках Бога-Все­дер­жи­теля, и никто другой не вла­стен над моей судь­бой.
58. Nabeel Jabbour, Unshackled and Growing: Muslims and Christians on the Journey to Freedom (Colorado Springs, CO: Dawson Media, 2006), глава 11.
59. Словом «ekklesia» греки назы­вали «цер­ковь», «при­зван­ный народ Божий». «Ekklesia» очень важна для Бога, и в Библии ее назы­вают семьей Божьей, Телом Хри­сто­вым и храмом Свя­того Духа. Кроме того, в Новом Завете есть еще одно часто повто­ря­ю­ще­еся слово «oikos», кото­рым обычно обо­зна­чают дом и домо­чад­цев. Соци­аль­ная струк­тура в ново­за­вет­ные вре­мена состо­яла именно из «oikos». В первые два века хри­сти­ан­ства Цер­ковь посте­пенно про­никла в соци­аль­ную струк­туру обще­ства, «oikos».
60. Когда я веду семи­нар по соот­вет­ству­ю­щей теме, я исполь­зую схему с цвет­ными круж­ками и квад­ра­тами. Я так их и назы­ваю: синие квад­раты и зеле­ные кружки. Но поскольку в книге я не могу исполь­зо­вать цвета, кружки и квад­раты не закра­шены.
61. «Мест­ными» могут быть, напри­мер, еги­пет­ские хри­сти­ане в Египте или хри­сти­ане китай­ского про­ис­хож­де­ния в Индо­не­зии.
62. Иногда «круги» назы­вают тер­ми­ном «свои среди своих», а «квад­раты» – «помощ­ни­ками».
63. «Оіkоі» – форма мно­же­ствен­ного числа от «oikos».
64. В дей­стви­тель­но­сти у меня ливан­ские корни, но в Египте я прожил с семьей пят­на­дцать лет.
65. У Павла есть и другие «золо­тые истины», кото­рые при­ме­нимы не к одному, а прак­ти­че­ски ко всем его посла­ниям. Две наи­бо­лее извест­ные – Флп.2:5–11 и Кол.1:15–20. По всей види­мо­сти, в ранней Церкви эти «золо­тые истины» заучи­ва­лись наизусть, а затем пелись как гимны.
66. Иногда пови­но­ве­ние может выра­жаться в про­ти­во­по­лож­ных по сути дей­ствиях. Напри­мер, чело­век, под­вер­га­ю­щийся жесто­кому обра­ще­нию, может про­явить муже­ство, про­ти­во­стать гру­бому отно­ше­нию ради любви, кото­рая во благо других может вре­менно стать жест­кой.
67. David Bosch, Witness to the World (Atlantä John Knox, 1980), 53.

Д‑р. Набил Т. Джаб­бур. Ислам через призму Креста. – Ново­си­бирск: Посох, 2009, – 256 с.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки