Главная » Ислам » Ислам и христианство » Ислам через призму Креста
Распечатать Система Orphus

Ислам через призму Креста

( Ислам через призму Креста 1 голос: 5 из 5 )

д-р. Набил Т. Джаббур

 

Оглавление

 

Виньетка

 

^ Вступительное слово

Когда Набил и Барбара Джаббур жили в Египте, а точнее в Каире, я посещал их регулярно. Их квартира находилась на третьем этаже трехэтажного дома в одном из жилых кварталов. На крыше дома была сооружена небольшая комната для гостей, в которую вела лестница прямо из их квартиры. Там я и останавливался. Комната была бы идеальной, если бы не одна удручающая деталь. Каждое утро, ни свет ни заря, я слышал электронный щелчок где-то прямо за моими окнами. Несколько секунд звучали помехи, а потом какой-то человек, прочистив горло, начинал громко завывать «Аллах Акбар» (Бог самый великий/превознесенный). Оглушительный рев доносился из громкоговорителей, установленных на соседнем здании, в котором располагалась мечеть. Мне хватало одного щелчка, чтобы проснуться, а потом я сидел с широко раскрытыми глазами и досадовал на столь бесцеремонное вторжение в мой ночной сон. Лежа в кровати под заунывный речитатив, я вынашивал планы по выводу из строя громкоговорителей.

На завтрак, я, все еще кипя недовольством, садился за стол с Набилом и Барбарой, ожидая услышать от них хотя бы слово сочувствия – их спальня находилась прямо под моей комнатой. Но ничего такого не происходило. Наконец, по прошествии нескольких дней, я спросил хозяев, как они мирятся с этими полуночными завываниями. Набил ответил, что поначалу ему это тоже мешало, но все изменилось, когда он стал воспринимать взывания чтеца, как призыв к молитве, обращенный к нему лично. Он стал просыпаться вместе с призывом и проводил первые минуты дня в молитве к Богу. Ни больше, ни меньше.

В этом дух четы Джаббуров. В течение нескольких лет я наблюдал за тем, с какой легкостью они общаются с протестантами-реформатами, коптами и мусульманами, как в Каире, так и в других городах Египта, а ведь это очень непросто. Эта чета воплотила в себе первое правило кросскультурного1) подхода к Благовестию, сформулированного апостолом Павлом в нескольких фразах:

«Хотя я свободен от всех, я сам сделал себя рабом всех, ради того, чтобы обратить к Богу как можно больше людей. Для иудеев я стал как иудей, чтобы привлечь иудеев. Для находящихся под законом я стал как подчиняющийся закону, хотя на самом деле я не под законом. Я делаю это для того, чтобы обратить находящихся под законом. Для неимеющих закона я стал как неимеющий закона, хотя я не свободен от закона Божьего, потому что нахожусь под законом Христа. Опять же делаю я это для того, чтобы обратить к Богу неимеющих закона. Для слабых я стал слабым, чтобы приобрести и их. Я стал всем для всех ради того, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1Кор.9:19–22 совр. перевод НЗ на русский язык IBS).

В двух словах этот подход можно выразить так: благовествующий приспосабливается к тем, кому он благовествует.

Задача не из легких. Она по плечу лишь тому, кто одержал победу над великаном собственного этноцентризма, естественной склонностью любого человека считать свои идеи и традиции единственно правильными, или, по крайней мере, лучшими. Преодолеть эту склонность и достичь состояния, когда ты можешь понимать чувства и страхи человека из другой культуры, – великий подвиг. Сделать это так сложно, что многие об этом даже и думать не желают. И все же думать об этом – наша ответственность. Сегодня перед последователями Христа стоит тяжелейшая задача – наладить связи и вступить в общение с народом, который мы веками по большей части игнорировали. С мусульманами.

В последнее десятилетие ислам приковал к себе внимание мирового сообщества. В современном мире происходят радикальные перемены: наблюдается ощутимая поляризация мнений вокруг западной и исламской культур. Да и сам ислам объят агонией перемен: его фракции борются за первенство, а порой и за выживание.

Но вся эта борьба второстепенна по сравнению с ожесточенным конфликтом, разворачивающимся за умы и души мусульман. Наша общая тенденция – втискивать все проявления ислама и самих мусульман в рамки одной общей карикатуры, тем самым подпитывая наши привычные стереотипы. Впрочем, что бы вы ни думали об исламе как о религии и о мусульманской культуре, это никак не должно сказываться на отношении к каждому конкретно взятому мусульманину. Призвание последователей Христа – любить ближних, потому что они любимы Богом, даже если некоторые из них кажутся нам врагами.

«Любить» – это глагол, призыв к действию. Мы призваны не просто понимать ближнего, а активно служить ему. Как еще они смогут увидеть Царство Божье?

Вы спросите, как это достижимо в реальности? С чего следует начинать? Начните с этой книги. В ней читателю представляется уникальная возможность погрузиться в мироощущение мусульман и понять, что они думают и чувствуют. Она поможет вам сделать первые шаги в освоении искусства адаптации к тем, кому мы несем Благую весть.

Джим Питерсен

^ Предисловие

Однажды, направляясь в 2004 году в Санта-Фе, штат Нью-Мехико, я увидел скульптуру, которая потрясла меня до глубины души. Композиция состояла из двух взаимосвязанных сцен, разделенных дверью. По одну сторону двери посреди неистовой снежной бури стоял индеец. Он стучал в дверь брусчатой хижины и умолял пустить его согреться и переждать бурю. По другую сторону двери в теплой комнате стояла перепуганная мать с ружьем в руках, а в ее платье вцепилась трехлетняя дочь. Объятая страхом женщина не хотела открывать дверь.

Страх перед неведомым. Все мы боимся того, чего не понимаем. Конечно, в мире много такого, чего стоит бояться, однако необходимо видеть разницу между здоровыми и нездоровыми страхами.

Недавно, планируя поездку в Колорадо Спрингз, я обдумывал, какую книгу лучше взять в самолет. Было два варианта. Книга, написанная по-английски мусульманским радикалом Ала аль-Маудуди из Пакистана, которого считают одним основных идеологов мусульманского фундаментализма в XX веке. Или написанная по-арабски книга египетского пастора об истории христианства на Ближнем Востоке до зарождения ислама. Подумав, я остановил выбор на книге, написанной по-английски. Наверняка сидящим рядом со мной в самолете будет спокойней, если они увидят у меня книгу, написанную по-английски, чем книгу, написанную по-арабски. Люди всегда боятся того, чего не понимают.

Цель этой книги – помочь читателю понимать мусульман и относиться к ним с сочувствием. Взаимопонимание и любовь рассеивают львиную долю нездоровых страхов. Необходимо подняться на ступеньку выше простой терпимости. Терпимость часто сводится к тому, что мы держим мусульман на безопасном расстоянии: «У тебя своя жизнь, а у меня своя». Христиане Запада должны научиться понимать мировоззрение мусульман и жить соответственно этому пониманию. Некоторые из нас работают бок о бок с мусульманами, другие – живут рядом ними, третьи – видят их, когда ходят по магазинам. Есть и такие, которые вообще не встречают мусульман на улицах своих городов. И все же с экранов телевизоров нам постоянно напоминают, что мусульмане живут рядом с нами и уезжать не собираются. Некоторых мысль о мусульманах даже лишает ночного сна и наполняет бессонные часы беспокойством, ненавистью и предрассудками. Но, нравится нам это или нет, мы живем с мусульманами в одном мире. Чем скорее мы научимся жить с мусульманами и понимать их мировоззрение, тем лучше. Понять, как они думают и почему они так думают, крайне важно. Понимание рождает сострадание, а сострадание раскрывает объятия тем, кого мы прежде отвергали. В качестве примера поразмыслим над историей, приведенной Бреннаном Мэннингом в книге «Авва, Отче»:

«Писатель Стивен Кови вспоминает случай, произошедший с ним в нью-йоркском метро в одно воскресное утро. Пассажиров в вагоне было немного, и все либо читали, либо дремали… Сам Кови был погружен в книгу, как вдруг на одной из остановок вошел человек с выводком маленьких ребятишек. В считанные секунды вагон превратился в бедлам. Дети носились по вагону взад-вперед, визжали и катались по полу. Отец ничего не делал.

Пассажиры преклонного возраста нервно заерзали на своих креслах. Напряжение перерастало в раздражение. Кови терпеливо ждал: конечно же, отец вмешается и восстановит порядок. Наконец, раздражение достигло предела. После паузы, длившейся непозволительно долго, Кови повернулся к отцу семейства и мягко сказал: «Сэр, вы не могли бы восстановить порядок; скажите, пожалуйста, детям, чтобы они сели и вели себя тихо». Человек ответил: «Я понимаю, что нужно что-то сделать. Но мы возвращаемся из больницы, их мать умерла час назад. Я просто не знаю, что мне делать»2).

Я – христианин и пишу для христиан, однако основу этой книги составляет вымышленная сюжетная линия о египетском мусульманине, студенте по имени Ахмад, который учится в Соединенных Штатах по программе обмена. Я хорошо знаком с Ахмадом в лице многих сотен мусульман, с которыми судьба сводила меня на протяжении пяти десятилетий. Этот собирательный образ мусульманина, начиная со второй главы, представит нашему вниманию пятнадцать пунктов мусульманского мировоззрения. В главе третьей излагаются взгляды отца Ахмада, живущего в Египте, а четвертая глава написана его сестрой. Главы 3 и 4 проясняют некоторые из поднятых во второй главе вопросов.

Ахмад, его отец и сестра – это одновременно и вымысел, и реальность. В лице Ахмада я описываю мусульман, которых хорошо знаю – как студентов, обучающихся в США, так и тех, кто живет на Ближнем Востоке. Я знаю их или лично, или по написанным ими книгам. Взгляды Ахмада, его отца и сестры – это реальность, действительное мировоззрение мусульман. Вымышлены лишь сами персонажи, то есть те, кого я назвал Ахмадом и Фатимой, а также мои отношения с Ахмадом.

В этой книге я бы хотел напомнить вам о ваших ближних, о мусульманах. Они живут на одной с нами планете, хотя и кажутся странными и непонятными. Я приглашаю вас пересечь границы привычной для вас культуры и посмотреть на мусульман глазами Бога. Когда вы взглянете на мир через призму иного мировоззрения, ваша зона комфорта значительно расширится. На полумесяц следует смотреть, облекшись во Христа и Его крест. Только так вы сможете понять мусульман и проникнуться к ним состраданием. Готовы ли вы к этому приключению?

В главах с 1 по 4 закладывается основа для понимания мусульманского мироощущения. Начиная с пятой главы, главы заканчиваются вопросами для размышления и обсуждения.

Для тех читателей, которые пожелают глубже изучить поднятые Ахмадом вопросы, я подготовил специальное приложение, в котором речь пойдет овосприятии мусульманами текущих мировых событий. Дополнительный материал раскрывает такие темы, как Крестовые походы, колониализм, современная история Израиля, эсхатология и угроза священной войны между христианством и исламом. Приложение доступно по электронной почте тем, кто прочитает книгу и отправит мне по электронной почте запрос (nabeel@nabeeljabbour.com).

Пятнадцать пунктов мусульманского мировоззрения, которые излагаются на страницах этой книги, разбиты на три категории: ваше (христианское) учение, вестники учения (вы), реципиент учения (мусульманин). В основной части настоящей книги раскрываются вопросы первых двух категорий: «ваше (христианское) учение» и «вестники учения (вы)». Последняя категория затронута в книге лишь отчасти. В приложении же ей посвящено несколько глав, в ходе которых читателю будет представлено краткое изложение ряда полезных книг по наиболее дискуссионным вопросам.

^ Часть первая. Начальные штрихи. Знакомство с Ахмадом

Глава 1

 

Стоят ли они наших беспокойств

Несколько лет назад в Колорадо-Спрингз меня познакомили с одним безработным мусульманином, который к тому же оказался алкоголиком. О его проблеме я узнал не сразу. Пытаясь как-то помочь бедняге, я попросил друга моей семьи взять его на работу. Через какое-то время мне сообщили, что у нашего друга из-за него возникли неприятности. А потом этого человека уволили.

Несколько дней спустя мы с женой обнаружили, что наш знакомый позвонил в телефонную компанию и с их разрешения начал с нашего телефонного номера делать международные звонки, пользуясь им как карточкой. Когда, наконец, телефонная компания позвонила, чтобы провести расследование, я был в шоке, узнав, что они позволили ему пользоваться нашим номером. В свое оправдание они привели тот факт, что мы добросовестные плательщики и компания нам доверяет, а потом добавили, что этот мусульманин знал имя нашего старшего сына, как будто имя нашего старшего сына – пароль доступа к нашему номеру!

Честно сказать, поступок этого человека привел меня в ярость. Я разорвал с ним все отношения и не желал о нем даже слышать. Все, что я хотел, это забыть о нем как можно скорее, а если бы он попал в тюрьму, я бы сказал «поделом». Стоил ли он моих беспокойств?

Двенадцать лет спустя, в 2004 году, я познакомился в Колорадо-Спрингз с евангельским христианином, профессиональным компьютерщиком. Это был настоящий эксперт по компьютерной технике, лучший из всех, кого я когда-либо знал. В определенном смысле мы стали друзьями. В 2005 году он стал владельцем компьютерной фирмы и в то же время обратился ко мне с просьбой занять ему 1000 долларов на год, пообещав выплачивать проценты и бесплатно обслуживать мой компьютер при необходимости.

Мы с женой решили поддержать начинающего бизнесмена и выдали ему 1000 долларов, отказавшись от процентов. Он поинтересовался, не мог бы я попросить своих друзей занять ему немного денег, но я сказал нет, поскольку не чувствовал себя вправе обращаться к ним с подобной просьбой. Прошло несколько месяцев, а дело нашего друга так и не сдвинулось с мертвой точки, а сам он куда-то пропал. Он не отвечал ни на звонки, ни на письма по электронной почте, а адрес, значившийся на расписке о получении 1000 долларов, оказался фальшивым. Свой офис он продал другой компании, и никто не знал, куда он переехал.

На какое-то время мной вновь овладела ярость. Но жена убедила меня, что нам лучше забыть об этой тысяче долларов и не обращаться к адвокату. Думая об этом человеке сейчас, я поражаюсь, что не испытываю ни капли горечи или обиды. Как бы я хотел сказать ему, что он прощен! Надеюсь, что однажды он вернется к Господу, и его отношения с Ним восстановятся.

Почему же к компьютерщику я отнесся иначе, чем к мусульманину? Мне кажется, что со второй ситуацией я справился лучше, потому что к тому времени мое сердце утвердилось в благодати, да и в финансовом отношении мы не испытывали затруднений. Возвращаясь мысленно к ситуации с мусульманином, я жалею, что моей реакцией на его поступок была не милость, не прощение, а гнев.

^ Быть предвзятым просто

Большинство людей в наше время осознанно или неосознанно верят, что мы живем в эпоху столкновения цивилизаций, и мысленно делят реальность на «мы» и «они». Словами одного телеевангелиста, «в песке проведена жирная черта: с одной стороны мы, а с другой мусульмане». На христиан, живущих в немусульманских странах, обрушивается информационная лавина, суть которой в том, что «мы», христиане, рациональная, образованная, утонченная и цивилизованная часть человечества, тогда как «они», мусульмане, – странный народ со странным акцентом и странной одеждой, который придерживается странной религии, порождающей терроризм, ненависть и отсталость.

Что ж, ислам как религия и мусульмане как народ действительно кажутся большинству христиан странными. Как я уже говорил выше, нам очень легко окрестить мусульманское рвение экстремизмом, их готовность к самопожертвованию ради служения Богу – терроризмом, а холистический3)взгляд на мир – фанатизмом. Очень легко смотреть на их жажду справедливости как на жажду мести, на их убеждения как на догматизм, а на их чувство собственного достоинства и чести как на пустое самодовольство. 4)

Человеческая склонность к предрассудкам стара как мир. В своей книге «Ориентализм» (Orientalism, Edward Said) Эдвард Сэд описывает сцену (Восток), в которой драматург (западный христианин) сочиняет драму:

«В глубине этой восточной сцены мы видим изумительный культурный репертуар, отдельные элементы которого порождают в воображении сказочно богатый мир: сфинкс, Клеопатра, Эдем, Содом и Гоморра, Изида и Осирис, Сава, Вавилон, духи-покровители, волхвы, Ниневия, Магомет и десятки других контекстов, иногда только имена, полувоображаемые, полуузнанные, чудовища, бесы, герои, ужасы, удовольствия, желания».5)

Мухаммед, пророк ислама, тоже не укрылся от критического взгляда западного аналитика и его суда. Данте помещает его в 28-ю песнь «Ада».

Сегодня в мире насчитывается около 1,4 миллиарда мусульман, что составляет более 20 процентов населения земли. Согласно прогнозам, к 2020 году это число вырастет до четверти населения земли, и это еще не предел. До поры до времени американцы чувствовали себя в безопасности за стеной океанов и морей, но катастрофа 11 сентября 2001 года разрушила это чувство. После войны в Ираке и последовавших за ней событий, а также в результате тенденциозного их освещения с СМИ в умах христиан утвердилась популярная ныне идея о «столкновении цивилизаций». 6) Но прежде чем погрузиться в рассуждения о предсказанном столкновении культур, позвольте мне немного рассказать о себе.

^ Кратко о себе

Я – возрожденный христианин арабского происхождения в четвертом поколении. Родился я в Сирии, а вырос в Ливане. С 1975 по 1990 г. мы с женой и сыновьями жили в Египте и служили миссионерами от организации «Навигаторы». Насколько мне известно, мой род ведет свою историю от христиан первого века, от второй главы Книги Деяний. Мой прадед пришел ко Христу в результате долгого чтения Нового Завета, экземпляр которого ему подарил американский миссионер и педагог Дэниел Блисс.7)

В какой бы из трех стран Ближнего Востока я ни жил, в Сирии, Ливане или Египте, вокруг меня всегда были мусульмане. Между мной и ими не было океанов. С ними я ходил в школу, играл в спортивные игры, и всегда думал, что понимаю и ценю их мировоззрение. Но, пока я жил в Египте, во мне произошла существенная перемена. Благодаря нашему служению среди египетских мусульман я увидел ислам и мусульман в другом ракурсе.

С 1987 по 1990 я принимал участие в программе на получение докторской степени по переписке. В то время я жил в Каире, что для темы моей диссертации было крайне полезно. Каир – интеллектуальная столица ислама, а мои научные исследования касались ислама в целом и исламского фундаментализм в частности. Почти все, что я читал в те годы, было написано мусульманами по-арабски. Погрузившись в ислам, я научился смотреть на него как на феномен – без предвзятостей и преждевременных выводов. Иными словами, я научился смотреть на ислам глазами мусульман.

^ Культурный шок

В Колорадо-Спрингз мы переехали в январе 1991 года, в разгар первой войны в Персидском заливе. Надо сказать, что переезд из Египта в Америку во время войны потребовал от нас значительных внутренних перемен. Некоторое время спустя я начал вести в рамках воскресной школы семинар для взрослых по теме «ислам», в котором участвовало около семидесяти американских евангелистов. Занятия шли около шести месяцев. На последней встрече я решил в завершение курса предложить практическое задание. На белой доске я начертил три колонки. Первую я озаглавил: «Как оценивают войну в Персидском заливе мусульмане?», вторую – «Как оценивает войну в Персидском заливе среднестатистический американец?», третью – «Как должны оценивать войну в Персидском заливе американские христиане?» На заполнение первой колонки ушло немало времени. Вторая не вызвала затруднений. Что касается третьей колонки, то ответ на этот вопрос поставил большинство участников в тупик. Я напомнил участникам, что они не относятся ни к иракским мусульманам, ни к среднестатистическим американцам, и подчеркнул, что они – христиане, которые живут в Америке. А это значит, что в первую очередь они должны хранить верность не Америке, а Царству Божьему, которому предстоит распространиться среди всех народов земли. По окончании встречи ко мне подошел один из участников и сказал, что еще никогда не посещал таких сложных занятий в воскресной школе. Он признался, что не раз подумывал о том, чтобы оставить занятия на полпути. На мой вопрос, почему он этого не сделал, он ответил: «Я напоминал себе, что я не среднестатистический американец, а христианин, который живет в Америке».

^ Мой новый друг Ахмад

После переезда в Соединенные Штаты у меня появилась возможность общаться со студентами-мусульманами, которые продолжали свое образование в США и Канаде. Как правило, это были выходцы из арабского мира, из Ирана и других мусульманских стран. Добавлю, что, пока я жил на Ближнем Востоке, я знал многих мусульман лично и прочитал много книг, написанных мусульманами. Признаюсь честно: некоторые из них стали моими героями.

Одна из таких фигур – Рабийя аль-Адавийя, женщина-мистик VIII века. Детские годы она провела в рабстве. Но с годами в ее жизни просияла такая глубокая любовь к Богу, что ее хозяин даровал ей свободу. Все знали ее как преданную служительницу Божью, и мусульманки часто обращались к ней с просьбой о наставничестве. Спустя какое-то время она основала для женщин что-то вроде монастыря. Вот одна из ее молитв, которую я перефразировал на привычный для нас язык: «Господи, почему я Тебя люблю? Потому ли, что боюсь ада? Если так, то пошли меня в ад! Люблю ли я Тебя, потому что хочу попасть в рай? Если так, то лиши меня рая! Боже, очисти мои устремления. Помоги любить Тебя ради одного Тебя, ибо Ты достоин всей моей любви и всего моего поклонения».

Как жаль, что вы не можете встретиться со всеми моими друзьями-мусульманами! В этой книге я расскажу вам о том, что они чувствуют и что думают. Поскольку вы не можете познакомиться с ними лично, я ввожу в эту историю вымышленного персонажа, Ахмада. Как я уже говорил, он – не просто один из мусульман, а собирательный образ мусульманина. Добавлю, что он реален: все, что Ахмад будет говорить, поможет нам понять, что мусульмане действительно чувствуют по отношению к нам. Итак, история начинается.

В начале лета 2006 года я читал воскресные проповеди в одной из церквей Колорадо-Спрингз. Одна из моих проповедей была посвящена осмыслению катастрофы 11 сентября 2001 года, и я поделился своей любовью к мусульманам. После служения ко мне подошел человек арабского вида и выразил благодарность за то, что я проявил такое уважение к мусульманам. Акцент безошибочно выдавал в нем араба. Звали его Ахмад Абдул Муньим. Я очень удивился, встретив мусульманина в церкви. Уже через минуту выяснилось, что он приехал из Египта, и мы перешли на арабский. Ахмаду оставалось пробыть в Колорадо-Спрингз еще несколько месяцев, и мы договорились о встрече в ближайшее время. За эти несколько месяцев мы успели узнать друг о друге очень много и стали добрыми друзьями.

Кроме всего прочего, выяснилось, что Ахмад прибыл в Соединенные Штаты за месяц до 11 сентября для получения докторской степени. Степень магистра он получил в Американском Университете Каира. Его семья была сравнительно небольшой по мусульманским меркам – отец, мать и сестра, – однако дальних родственников было огромное множество. Отец, врач по профессии, передал своему сыну любовь к образованию и усердие, а семья была готова на любые жертвы, чтобы обеспечить Ахмаду хорошее образование.

Я узнал, что в первую неделю пребывания в США к Ахмаду подошли студенты-мусульмане и пригласили его участвовать в мусульманской ассоциации, однако он отказался, живя в Америке, ограничивать себя узкими рамками мусульманской общины. Получить ученую степень в Соединенных Штатах было его давней мечтой. С первой встречи я убедился, что Ахмад глубоко укоренен в мусульманской вере. В отличие от многих студентов-мусульман, он приехал сюда не развлекаться. Ахмад полностью посвятил себя работе над диссертацией, но одновременно хотел лучше познакомиться с новой культурой. До приезда в США он понятия не имел об американском футболе, черлидерах, хоккее на льду и бейсболе. Его любимым видом спорта был европейский футбол, и он немало удивился, узнав, что американцы этим словом называют совсем другой вид спорта. Он болел за ту же футбольную команду, что и мы с женой, когда мы еще жили в Египте. Благодаря разговорам о футболе наши отношения значительно окрепли.

Его желание узнать Америку изнутри было столь сильным, что он был похож на ребенка, переполненного радостным возбуждением и невинной жаждой большого приключения. Однако события 11 сентября, произошедшие спустя месяц после его приезда, поубавили его пыл. Когда мы делились воспоминаниями о катастрофе 11.09.2001, нам обоим это причиняло невероятные душевные страдания. Ахмад вспоминал, что целыми днями смотрел телевизор и испытывал глубокую боль и разочарование, следя за хроникой ужасных событий. Несколько дней он не мог избавиться от шока и негодования по отношению к исламским фанатикам. Но одновременно с этим его не покидало чувство, что американцы не правы, автоматически записывая всех мусульман в террористы или подозреваемые. Ему очень хотелось, чтобы американцы смогли увидеть за кулисами катастрофы огромную пропасть между западным и арабским миром и осознали ее причины.

Ахмад стал замечать, что, как только люди слышат его сильный арабский акцент и узнают, что он мусульманин, они тут же начинают относиться к нему настороженно. Под их политически корректными улыбками скрывался страх, подозрительность и нежелание вступать в какой-либо контакт. Были дни, когда ему не хотелось даже выходить из дома, идти в университет или супермаркет. В эти моменты, признавался Ахмад, ему было бы очень легко присоединиться к мусульманской общине в университете и окружить себя плотным кольцом мусульманских друзей. И все же он противился этой мысли, как только мог.

Ему очень хотелось донести до окружающих, что не все мусульмане террористы и что ни он, ни его родственники не были исламскими фундаменталистами и даже не симпатизировали им. Но мало кто его слушал. Как правило, он видел в людях подозрительность, страх и неуверенность. Иногда ему казалось, что он пришелец с другой планеты. Со слезами на глазах он рассказывал мне о том, как к нему подошел один студент в университете, евангельский христианин, и потребовал от него доказательств того, что он не тайный шпион и не переодетый террорист.

В Ахмаде мне очень нравилось то, что он умел подходить ко всему непредвзято и был открыт к новому, оставаясь при этом убежденным мусульманином. Укоренненость в своей вере и египетской культуре не сделали его предвзятым критиком других религий и культур. Со временем он обнаружил, что лучше всего к нему относятся американцы из евангельских церквей – особенно очевидно это стало после событий 11 сентября. Конечно, были среди них и те, кто относился к нему с осуждением, но таких людей он избегал. Своих евангельских друзей он приглашал домой и готовил для них традиционные египетские блюда. Те в ответ приглашали его в свои дома и в церкви. Когда Ахмад пришел в ту церковь, где проповедовал я, он уже побывал в десяти других церквах.

Еще большее удивление у меня вызвало то, что Ахмад читал Библию одновременно с регулярным чтением Корана. В Библии ему больше всего нравились Евангелия, особенно Нагорная проповедь (Мф.5–7). Я был поражен тому, как много он прочитал из Ветхого Завета. Ахмад задавал много вопросов о христианстве в Америке и выражал беспокойство по поводу растущей пропасти между христианами и мусульманами. Смущенно он рассказал мне, как ему было стыдно за мусульман, отреагировавших на датские карикатуры насилием, но добавил, что жесткие высказывания известных христианских деятелей против ислама и пророка Мухаммеда вызвали у него шок.

Через Ахмада Бог даровал мне благодать. Между нами возникли прочные узы. Подружиться с Ахмадом было нетрудно, поскольку я провел пятнадцать лет в Египте и изучал ислам. В те летние месяцы мы провели много времени в общении, но последняя встреча имеет для меня особое значение. Ахмад помог мне взглянуть на мир его глазами – я же слушал его не только ушами, но и сердцем. Результатом стало то, что я уже никогда не буду смотреть на мир, как прежде.

В следующих главах я расскажу о мировоззрении, с которым меня познакомил Ахмад.

^ Глава 2

 

^ Мировоззрение Ахмада

Узнав Ахмада ближе, я понял, что этот человек гордится своей семьей, страной и религией и хранит им верность. Он был настолько непредвзят и открыт, что я часто ловил себя на мысли, что мне хотелось бы быть на него похожим. Он постоянно цитировал мне айят из Корана о том, что «в религии не может быть принуждения» (Сура 2:256), и сделал все возможное, чтобы я не сомневался в отсутствии у него намерений обращать меня в ислам. Со своей стороны он смиренно и с вежливостью попросил меня не пытаться обратить его в христианство. Он пытался избежать всяческих попыток взаимного обращения, опасаясь за наши отношения. Вместе с тем у него было кипучее желание задавать вопросы о Христе и о библейских темах, которых он не понимал. Время, проведенное вместе в Колорадо-Спрингз, а затем переписка по электронной почте, стали драгоценной частью нашей необычной дружбы.

Ахмад сказал, что хорошо знаком с методами, которыми христиане пользуются для распространения вести о Христе и обращения людей в христианство. Иногда все они звучат одинаково, как будто христиане заучили одни и те же библейские стихи наизусть и прошли обучение принципам распространения своей веры у одного и того же наставника. Ахмаду много раз рассказывали «Четыре духовных закона», показывали иллюстрации «Мост к жизни» и «Шаги к обретению мира с Богом».

В душе Ахмада накопилось достаточно разочарования в связи с тем, что ему никак не удавалось объяснить своим ревностным христианским друзьям, что у него совершенно другое мировоззрение. Он пытался ставить себя на их место и убеждал в том, что в изложении христианского учения есть вещи, непонятные мусульманину. Ставя себя на место мусульман Египта и других стран Востока, он пытался донести до своих христианских друзей причины, по которым мусульмане испытывают неприязнь к христианству и Западу в целом. Ахмад сказал, что его христианские друзья никак не могут взять в толк, почему он не желает оставить ислам и стать христианином.

Слушая его, я всячески давал ему понять, что хочу понять мировоззрение мусульман, и пообещал, что буду слушать с искренним желанием разобраться в том, что он скажет. Однажды он посмотрел мне прямо в глаза и спросил: «Ты уверен, что захочешь слушать меня, даже если я буду наступать тебе на любимые мозоли?» Я заверил его, что буду слушать внимательно, потому что хочу увидеть мир его глазами. Тогда он сказал, что после нескольких месяцев обрывочных разговоров с друзьями-христианами он решил составить описание своего мировоззрения. Он ждал возможности поделиться этим описанием, когда его попросят рассказать о своем мировоззрении в церкви или в домашней группе. У него уже все было готово, и я предоставил ему первую возможность. Он попросил разрешения принести в следующий раз с собой флеш-карту, чтобы распечатать свои записи на моем принтере.

Ему не терпелось зачитать христианину текст, в который он вложил душу, но в то же время он боялся, что может обидеть меня и потерять мою дружбу. Я снова заверил его, что буду слушать внимательно, потому что хочу открыть для себя его мир. Я даже попросил разрешения сохранить копию на своем компьютере, чтобы использовать впоследствии в своих проповедях и книгах. Разрешение было дано.

^ Наша последняя встреча

За день до нашей встречи я испытывал смешанные чувства. Мне очень хотелось, чтобы Ахмад жил в моем городе постоянно. Хотелось растянуть его визит в Колорадо-Спрингз. Но в то же время я был благодарен Богу за то, что наша дружба продолжится по электронной почте и по телефону. Я испытывал страстное желание исправить неверные представления своего друга, однако я дал Богу обещание, что буду слушать его с готовностью учиться и узнавать что-то новое. Я молил Бога о том, чтобы каким-то образом Ахмад мог увидеть в моем уважительном отношении, смирении и открытости Иисуса Христа.

Когда Ахмад приехал к нам в последний раз, моя жена предложила ему ливанские сладости, которые он так любил, и его любимый напиток – горячий чай. Я спросил, принес ли он флеш-карту, и он сказал, что «да». Мы распечатали его записи и уселись в гостиной. Атмосфера была исполнена грусти – это была наша последняя встреча. На следующий день он улетит в свой городок, чтобы продолжить работу над докторской диссертацией в своем университете.

Прервал тишину Ахмад, сказав, что ему будет ужасно не хватать наших встреч. Затем он спросил еще раз, действительно хочу ли я услышать его мировоззрения, на что я ответил уверенным «конечно». С сильным арабским акцентом он начал читать по-английски то, что надеялся когда-нибудь зачитать неравнодушным христианам:

«Бисмилла Рахман Рахим (Во имя Бога милостивого и милосердного). Меня зовут Ахмад Абдул Муньим. В Соединенных Штатах я нахожусь с августа 2001 года; я приехал за месяц до 11 сентября. По завершении работы над докторской диссертацией я планирую вернуться в Египет. В Америке я встречался со многими евангельскими христианами, как вы их называете. Они приглашали меня в церкви и пытались обратить в христианство. Моя реакция на то христианство, с которым меня познакомили, типична для большинства мусульманин по всему миру. В частностях же эта реакция более соответствует взглядам арабских мусульман».

Один из тех, кто пытался меня обратить, спросил, почему мне так сложно обратиться и принять христианство. Я ответил, что тому есть три причины: «Ваше учение; вестники учения (вы сами) и реципиент учения (я)». Дамы и господа, позвольте мне поделиться с вами тем, что я ответил этому человеку.

На этом месте я похвалил Ахмада за блестящее вступление и сказал, что мне очень понравились его три категории: «Ваше учение»; «Вестники учения (вы)» и «Реципиент учения (я)».

^ Ваше учение

1. Христианское учение для меня чужое. Это чуждые мне термины и чуждое мне содержание. Ваша религиозная лексика очень отличается от моей. Особенно ясно я это понял, когда мне подарили Библию на арабском языке. Хотя она была написана по-арабски, и арабский мой родной язык, мне было трудно ее понять. У вас, христиан, свой собственный религиозный язык. Даже ключевая фигура вашей веры, Иисус, назван в арабской Библии двумя именами. Христиане-арабы называют Иисуса Йасуу, а мусульмане зовут Его Ис. Если вы так желаете донести до нас свою религию, почему вы не используете понятный нам язык?

С болью в сердце я согласился, что христиане ожидают от мусульман, что они выучат их религиозный язык.

2. Вы смотрите на вещи так, как если бы мы были в суде, и объясняете их юридическими понятиями. Вы так много говорите о виде и праведности, грехе и наказании, осуждении и оправдании. Мне показывали «Четыре духовных закона» и иллюстрации «Мост к жизни» и «Шаги к обретению мира с Богом». В их основе логический силлогизм и юридическая терминология. Моя парадигма, или призма, через которую я смотрю на мир, это призма позора и чести, чистоты и нечистоты, страха и силы, а не вины и праведности, как у вас. Когда я говорю с вами, у меня такое чувство, будто мне пытаются навязать чувство вины. Есть ли в вашем учении то, что поможет мне справиться с чувством позора, оскверненности, страха?

Я был поражен глубиной его мысли. Но одновременно мне стало горько оттого, что мы, христиане, не умеем донести Евангелие понятным образом. Я подумал об Иисусе и о Его проповеди Царства Божьего. Он вовсе не использовал строгие силлогизмы, донося Благую весть до людей восточной культуры. Он не строил схемы:

1. Бог свят.
2. Человек грешен.
3. За грех должна быть расплата.
4. Я (Христос) внес плату за вас.
5. Вы должны веровать в Меня (Христа).

В речах Иисуса таких силлогизмов не было. Он учил притчами и использовал иные парадигмы.

3. Когда вы «свидетельствуете» нам, вы ведете себя так, как будто понимаете нашу веру. В основе ваших рассуждений неверное допущение: вы начинаете с сопоставления пророка Мухаммеда и Христа, Корана и Библии. Вы думаете, что поняли нашу религию и вникли в наше богословие. Но как ни прискорбно, у вас искаженное понимание нашей веры. Для правильного понимания ислама необходимо сопоставлять Христа, как вы Его видите, с Кораном, как его видим мы. Вы верите, что Христос есть несотворенное вечное Слово Бога, и мы верим, что Коран – не Мухаммед – есть вечное несотворенное Слово Бога. Что вы относите ко Христу, мы относим к Корану. Кто в вашей вере имеет такой же высокий статус, как пророк Мухаммед в исламе? И с чем в нашей религии можно сравнить Библию? Пока вы не решите этих загадок, вам не понять нашего богословия.

Действительно, во многих написанных после 11 сентября статьях делаются совершенно неверные сопоставления. Я согласился с Ахмадом. У многих христиан искаженное понимание ислама.

4. Как я понимаю, вы очень гордитесь своей Библией. Но позвольте мне сказать кое-что, что вам будет очень тяжело услышать. Я убежден, что моя книга, Коран, куда более достоверна, чем Библия, поскольку она была продиктована слово в слово через посланного Богом ангела. Все, что христиане верят относительно Десяти Заповедей, я отношу ко всему Корану. Коран не является человеческим писанием. Он был продиктован Богом через ангела. Зачем мне оставлять более совершенное учение и заменять его менее совершенным, которое к тому же опирается на менее достоверное писание?

Этими словами Ахмад действительно наступил на мою любимую мозоль, и он знал это. Прочитав эти строки, он поднял на меня полные печали глаза, зная, что наверняка обидел меня. Но он твердо решил быть честным до конца. Что касается меня, то я печалился лишь о том, что если мой друг, Ахмад, собирается быть до конца честным с самим собой, то ему придется столкнуться с неизбежными проблемами, связанными с механистической трактовкой богодухновения. Есть ли в Коране ошибки? Если да, то кто их допустил?

^ Вестники учения (вы)

Ахмад продолжал:

«Христианство – это западная религия, и мы, мусульмане, связаны с христианами многовековой историей. Позвольте мне поделиться с вами некоторыми историческими фактами».

Христианство не западная религия, отметил я про себя. Печально то, что она превратилась в западную религию. Но вернемся к словам Ахмада:

5. Крестовые походы имели место в ХІІ-ХІII веках. В течение двухсот лет в наши земли вторгались волна за волной бесконечные армии крестоносцев. Западные страны посылали свои армии в Иерусалим, чтобы навязать мусульманам христианский джихад, священную войну, с целью очистить Иерусалим. Иерусалим – особенный город не только для вас, но и для нас. Сэр Стивен Рансиман, ваш знаменитый историк-исследователь крестовых походов, писал: «Именно кровожадный христианский фанатизм… возродил пламя исламского фанатизма». Но разве нынешняя политика США на Ближнем Востоке не пробуждает, не стимулирует исламский фанатизм? Не порожден ли исламский фанатизм и растущее насилие новыми крестовыми походами Запада? Разве не попытки навязать Ближнему Востоку демократию в западном стиле открыли ящик Пандоры и выпустили на белый свет исламский фундаментализм?

Вот это да! Начитанность Ахмада произвела на меня впечатление. В то же время я был заинтригован предложенной им версией взаимосвязи между политикой США на Ближнем Востоке и возрождением исламского фундаментализма.

6. Все мусульманские страны мира, кроме Ирана, Саудовской Аравии и Йемена, были колониями западных христианских стран – Португалии, Великобритании, Франции и Голландии. Эти христианские нации пришли и истощили наши природные ресурсы. Под прикрытием благородных целей – нести цивилизацию, демократию, они превратили нас, мусульман, во второсортных людей. Некоторые мусульманские лидеры до сих пор задаются вопросом: не продолжается ли эта колонизация в наше время, хотя бы и под другим названием? Если война в Ираке и все ее последствия обернутся в вашу пользу, каким будет ваш контроль над Ираком и сопредельными государствами?

Слушая его мысли о колониализме, я вспомнил биографию Хасана аль-Банна, основателя влиятельного и «возрожденческого» Мусульманского братства в Египте, а также то, что он писал о колониализме. Не исключено, что взгляды Ахмада частично сформированы под влиянием аль-Банны.

7. В 1948 году Запад насадил государство Израиль в самом центре арабского и мусульманского мира. До 1948 года вы не хотели, чтобы евреи покидали Восточную Европу и Россию и переселялись в Америку и Англию, поэтому вы переселили их в Палестину. С момента своего появления в 1948 году и как следствие предшествовавших этому событий Израиль стал для нас колючкой в боку. До этого момента у мусульман не было особых конфликтов с евреями. Ответственность за испанскую инквизицию и холокост несут христиане – не мусульмане! Да, Израиль для нас как колючка в боку. Так чувствуют не только арабские мусульмане, но и все мусульмане вообще, мои братья и сестры по всему миру, включая христиан, постоянно живущих в мусульманских странах. Умма, солидарность исламского народа Божьего, соединяет нас в единое целое, как в страданиях, так и в радостях. Когда началась война в Персидском заливе в 1991 году, мы все отождествляли себя с иракцами – не только арабы, но и индонезийцы, пакистанцы и нигерийцы. В период между двумя иракскими войнами 1991 г. и 2003 г. по причине недостатка антибиотиков и пропитания умерло около 870 000 детей8). Это результат санкций, инициированных западными странами и наложенными ООН. Я ненавидел Саддама Хусейна так же, как и вы, но я болел душой за иракцев и до сих пор болею.

Ахмад читал эти строки с глубоким чувством, каждое слово имело для него значение.

8. Я поражаюсь, насколько вы слепы относительно собственных двойных стандартов. Вы так поглощены войной с терроризмом, что не замечаете ожесточенной битвы, идущей за умы и души мусульман. Мы разрываемся между двумя лагерями: демократией и фундаментализмом. Решающим фактором для многих из нас является следующий: какая из сторон лучше решит проблему вопиющей несправедливости, совершаемой против палестинцев, – умеренные мусульмане или фундаменталисты? Среди моих родственников нет фундаменталистов, никто даже не симпатизирует им. Но, приехав в вашу страну и воочию убедившись в существовании двойных стандартов, я все более склоняюсь в сторону фундаментализма, потому что у меня есть интеллект и я вижу вопиющую несправедливость. Похоже, меня вы теряете. Если молодой еврей уезжает из Америки, чтобы служить добровольцем в армии Израиля, и из автомата убивает палестинцев, чтобы захватить их территории, вы не воспринимаете его как террориста. Это, конечно, объясняется тем, что Израиль у вас считается демократической страной. Но что касается меня, то я вижу Израиль иначе: это страна, практикующая расизм и навязывающая местным палестинцам режим апартеида. Если же палестинец, гражданин США, покидает Америку, чтобы вернуться в Палестину и использовать для защиты захваченной вами территории единственное доступное ему оружие, собственное тело, то вы считаете его террористом. Считаете ли вы террористом библейского Самсона, учитывая обстоятельства его смерти? Вините ли вы Самсона за то, что он использовал единственное доступное ему оружие, собственное тело, чтобы убивать мирных граждан?

Здесь Ахмад стал читать с еще большей страстностью. Слова шли из самих глубин сердца – он описывал собственные мучения по поводу того, что обстоятельства склоняют его в сторону исламского фундаментализма. Он взглянул на меня глазами, полными скорби, и с гневом снова произнес: «Похоже, вы меня теряете». Я знал, что мы оба думаем об одном и том же человеке, хотя мы и не произнесли его имя вслух. Саид Кутб, уроженец Египта, приехал в Америку по программе студенческого обмена и за время пребывания в Соединенных Штатах стал исламским фундаменталистом. Он был повешен в Египте в 1966 году, однако его книги до сих пор остаются основным источником идеологии исламского фундаментализма.

9. После 11 сентября 2001 года администрация США использует слово «террорист» таким образом, что уже не остается места для критического анализа. Вы описываете терроризм как раковую опухоль и заключаете: «Не стоит тратить время на исследование причин, мы просто убьем болезнь». Вы утверждаете, что борьба идет не на жизнь, а на смерть: «Они хотят нас уничтожить, значит единственный ответ с нашей стороны – уничтожить их». Всякий, кто не согласен с такими выводами, обвиняется в наивности, непатриотичности или желании задобрить террористов. В июне-июле 2006 года Израиль решил наказать Хесболлу за похищение двух солдат и ракетную атаку по Израилю. Но дело началось не с похищения двух солдат и пуска ракет. Дело началось в 1982 г. и еще раньше, в 1967 году, когда Израиль захватил фермы Шеба. Меня, как мусульманина, возмутили действия Хесболлы. У них не было никаких прав делать то, что они сделали, и навлекать на Ливан бедствие. Однако реакция Израиля меня шокировала. Они не ограничили свои атаки поражением целей, принадлежавших Хесболле, а изрешетили весь Ливан вдоль и поперек! Хуже того, администрация США одобрила их действия, полагая, что вслед за этим на Ближнем Востоке установится новый порядок. Меня просто поражает слепота администрации США. Неужели вы думаете, что народы Ближнего Востока примут демократию в результате бомбежек и умерят свой пыл вследствие устрашений?

Я был ошеломлен. Ахмад оказался глубоким мыслителем, обладавшим собственным взглядом на международную политику. Кроме того, он чувствовал себя свободным критиковать Америку, находясь в Америке.

10. Как в политике, так и в симпатиях, вы отождествляете себя с евреями, хотя это совершенно непоследовательно. Я не понимаю вашей логики. Современные евреи не признают Иисуса Мессией. Их первосвященник две тысячи лет назад объявил Его богохульником, и, насколько я понимаю, вы верите, что Иисус был распят как римлянами, так и евреями. Мусульмане же высоко чтят Иисуса. Мы верим, что Он родился от девы, исцелял слепых и прокаженных, воскрешал мертвых, ныне пребывает с Богом на небесах и вернется на землю в Судный День как Знамение Часа. Почему вы теологически ближе к евреям, чем к мусульманам? Я имею в виду не культурно, а теологически? Конечно, культурно вы ближе к ним, чем к мусульманам, потому что многие евреи приехали из Европы и многие являются гражданами США. Но я повторяю свой вопрос: «Почему вы теологически ближе к евреям, чем к мусульманам?»

Я задумался над тем, как бы на этот вопрос ответили мои друзья из евангелических церквей. «Почему вы теологически ближе к евреям, чем к мусульманам?»

11. Возможно, то, что я сейчас скажу, христианам понять очень трудно, но именно это чувствуют мусульмане. Пожалуйста, не делайте общих суждений и не записывайте всех мусульман в злодеи. Зло коренится не в исламе и не в христианстве как в религии. Зло в фанатизме. Фанатиков достаточно и в мусульманстве, и в христианстве. Лично мне стыдно за исламских фанатиков. А что вы, христиане, чувствуете по поводу высказываний христианских фундаменталистских лидеров, которые назвали всемогущего Бога, Бога, которому мы поклоняемся, демоном, а пророка Мухаммеда террористом и одержимым педофилом. Антиисламская пропаганда, стоящая за публикацией датских карикатур в феврале 2006 года, и реакция мусульман для меня позор и шок. Но, пожалуйста, не забывайте, что для мусульман публикация этих карикатур стала последней каплей, переполнившей чашу терпения. Думаю, что мусульмане хотели сказать христианским странам: «Всему есть предел». Теперь вы понимаете, почему мусульманским фанатикам так просто возбудить толпы мусульман к ответным действиям?

Все это было прочитано с неподдельной печалью в голосе. Ахмад пытался сказать, что именно фанатики стоят за безрассудными действиями, какой бы стороной они ни совершались.

12. Как мусульманин, я не отделяю церкви от государства. В исламе такого разделения не существует. Когда вы говорите мне о христианстве, я чувствую, что вы хотите «продать» мне весь пакет: религию, политику, капитализм и демократию. Иногда мы чувствуем в вас триумфаторство, превосходство, желание возвыситься над нами своим могуществом. Где же то смирение и чувство справедливости, которому учит Библия? Мне очень нравится библейский отрывок, который кто-то из вас мне показал: «С чем предстать мне пред Господом, преклониться пред Богом небесным? Предстать ли пред Ним со всесожжениями, с тельцами однолетними? Но можно ли угодить Господу тысячами овнов или неисчетными потоками елея? Разве дам Ему первенца моего за преступление мое и плод чрева моего – за грех души моей? О, человек! сказано тебе, что – добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим». Меня, как и Ганди, привлекает Христос, но не ваше христианство.

Как печально, что преткновением для Ганди стали христиане и христианство в Англии. Страшно подумать, что мы можем потерять Ахмада и многих других лишь из-за того, что не умеем отличать Евангелие от западной обертки, в которую оно завернуто.

Когда вы пытаетесь обратить меня, я чувствую себя так, будто вы навязываете мне свои ценности. В мусульманских странах много людей, которые не понимают вас так, как я, и считают, что под предлогом распространения свободы вы стремитесь проникнуть в нашу культуру и уничтожить ее – особенно нашу молодежь через фильмы с пропагандой сексуальной распущенности. Но нам дороги наши ценности. Мы не хотим их потерять в результате глобализации. Мы ценим честь, верность, мужество, вежливость, любовь к справедливости, гостеприимство и страх Божий.

Это действительно так. Живя в Египте, я сам видел негативное влияние западных ценностей. Мусульман на самом деле тревожат последствия глобализации.

^ Реципиент учения (я)

13. Если я оставлю ислам и приму христианство, я уже не буду считаться своим в своем народе. Дело не только в том, что мои сородичи будут относиться ко мне как к предателю, я сам буду так к себе относиться! Я уже говорил, что мы судим о вещах не на основании того, что правильно, а что нет, а на основании того, что почетно, а что позорно. Можете ли вы представить себе позор, который падет на моих родственников и друзей, если я оставлю ислам и приму христианство? Уверен, что мои родители не перенесут этого, но даже если бы они перенесли, им все равно пришлось бы подвергнуться бесконечным устыжениям со стороны родственников и всех, кто нас знает.

Слушая эти слова, я вспомнил фильм «Скрипач на крыше» и задумался над тем, как схожи евреи и мусульмане. В этом фильме молочник Тевье, живущий в России, не возражает против брака своей старшей дочери с бедным еврейским портным. Он не возражает против брака второй дочери с евреем-агностиком и к тому же коммунистом. Но когда его третья дочь выходит замуж за русского христианина, он клянется с ней не разговаривать.

14. Если бы я принял христианство, все поддерживающие мою жизнь связи были бы потеряны. Я был бы, как гласит поговорка, гол как сокол. Как бы я жил? Можете ли вы обеспечить мне новую систему поддержки?

В мою систему поддержки входит:

• Работа, дающая постоянный доход. Если бы обратился в христианство, то по возвращении домой я потерял бы работу и стал безработным. Мусульмане не нанимают предателей.

• Семья, к которой я принадлежу, мои корни, мое имя, моя идентичность.

• Мой мусульманский религиозный язык, к которому я привык, мусульманское искусство, поэзия и музыка, которую я очень люблю.

• Мусульманские притчи, традиции, обряды.

Я подумал, что опасения его обоснованны, однако есть и другой вариант, который пока не приходит ему в голову. (Об этом будет сказано в другой главе.)

15. Как могу я отказаться от своего имени, Ахмад, которое получил при рождении и которым называют меня все мои друзья, и отзываться на другое имя, Стив или Питер? Какие чувства возникли у вас, американцев, когда вы услышали о молодом американце Джоне Уокере Линдхе, который присоединился к Талибану в Афганистане и взял себе мусульманское имя? Призывая меня принять христианство, вы просите меня совершить предательство!

Вот это да! Пример Джона Уокера Линдха бьет в самую точку! Интересно, что сказали бы на это мои друзья-христиане из разных стран? И как бы они отреагировали на убедительность аргумента Ахмада в целом?

В тот вечер, когда Ахмад ушел, я долго лежал в постели и размышлял о том, что мне открылось из его монолога. В голове кружилось много вопросов. Во-первых, сколько истины в том, что он говорит? Если в его словах есть правда, то должен ли я попросить у Ахмада прощения от лица своих сограждан и братьев по вере. Я вспомнил Неемию, просившего Бога простить его и иерусалимских иудеев, хотя сам он жил в Вавилоне и не был повинен в грехах живших в Иерусалиме соотечественников. Были и другие вопросы. Также Ахмад рассказал мне кое-что о своем отце в Египте.

В следующей главе речь пойдет о переживаниях отца Ахмада и о том, как Ахмад и его отец воспринимают нас, западных христиан.

^ Глава 3

 

^ Их претензии

К выводу о том, что Ахмад видит нас совсем не так, как видим себя мы, я пришел очень быстро. У него другой взгляд практически на все – на текущие события, на историю Ближнего Востока, на историю христианства, на историю ислама. В результате того, что я искренне пытался поставить себя его место и увидеть мир его глазами, Ахмад внутренне приободрился и стал свободней делиться со мной своими чувствами. При последней нашей встрече Ахмад упомянул, что за время своего пребывания в Америке он дважды навещал родителей в Египте. В одном из последних электронных писем он рассказал, что, когда он приезжал к родителям в 2006 году, его очень беспокоило состояние отца. Затем он пообещал, что по электронной почте подробно изложит взгляды своего отца на ситуацию в Египте и на Ближнем Востоке. Через несколько дней я получил от него письмо следующего содержания:

^ Отец Ахмада

Как я уже говорил, в Соединенные Штаты я приехал незадолго до событий 11 сентября. За время учебы мне удалось пару раз навестить родителей в Египте, и я просто не в состоянии уследить за происходящими там стремительными переменами. Во время последнего визита я много общался с отцом. Он врач, пенсионер, работающий на полставки, египтянин до мозга костей. Он много и увлеченно читает, а в последнее время проводит много времени в интернете, следя за текущими событиями. Я застал его в состоянии растущего разочарования и беспокойства. В прошлом он был убежденным противником исламского фундаментализма, однако теперь он гораздо больше симпатизирует взглядам фундаменталистов. Он говорит, что в результате распада Советского Союза и первой войны в Персидском заливе (1991) в его стране произошел ряд событий, которые стали катализатором стремительных перемен. Когда-то в мире было две сверхдержавы, которые балансировали друг друга в борьбе за власть. По словам моего отца, после распада Советского Союза, и особенно после событий 11 сентября, Америку уже ничто не сдерживает. Вот, вкратце, тревожащие его наблюдения:

1. По мнению отца, власти Египта разрываются между двумя крайностями: попытками угодить Америке и желанием угодить гражданам, которые находятся под сильным влиянием возрождающегося исламского движения, стимулируемого Мусульманским братством. В глубине души он убежден, что власти Египта утратили независимость и не могут принимать собственные решения.

2. После катастрофы 11 сентября 2001 года Америка объявила Египту и всему миру, что все страны должны определить свою сторону в войне против терроризма: быть за Соединенные Штаты или против них. Что значит последний выбор, Америка расписала во всех подробностях. С точки зрения отца, это несправедливо: должен быть третий вариант, а именно нейтралитет – он более всего отвечает интересам Египта.

3. В доме отца установлено спутниковое телевидение, и на него обрушивается целая лавина телеканалов, открытых в 1990-х, в которых ведутся передачи прозелитского толка, ставящие своей целью обратить мусульман в христианство. Дело не только в этом: по ряду каналов идут передачи, в которых ведутся откровенные нападки на ислам, Коран и Мухаммеда, а Египет бессилен что-либо предпринять. Отец часто вспоминает слова, сказанные основателем Мусульманского братства, Хасаном аль-Банной, что путь к колониализму проложили христианские миссионеры, а колониализм стал «крышей», под которой миссионеры занимаются прозелитизмом и нападают на ислам. Многие из этих передач снимаются на Западе или финансируются западными христианами. Отец возмущен до глубины души, но сознает собственное бессилие.

4. Он считает, что западные ценности отличаются от исламских ценностей Египта. С его точки зрения, некоторые западные ценности хороши, но есть среди них и такие, через которые в египетское общество проникает зло. Запад очень ценит свободу волеизъявления, однако, если не существует никаких ограничений, будет ли предел распространению в обществе порнографии, культов и даже открытого сатанизма? Отец с беспокойством думает о том, что в результате глобализации египетская молодежь утратит страх Божий, уважение к родителям и старшим. Он боится, что молодые люди через музыку и фильмы станут подражать ценностям западной молодежи. Не исключено, что они заразятся их пагубными пристрастиями.

5. Отец считает, что у Египта должен быть выбор, что перенимать у Запада, а что нет. Глобализация, похоже, не оставляет нам этого выбора.

6. Анализируя ситуацию в мире, отец все больше убеждается в том, что Америка стремится упрочить свое политическое/военное доминирование в мире и расширить свои интересы. А поскольку нефть – мощнейший инструмент господства, следует задаться вопросом: не являются ли текущие события новым воплощением колониализма? Что если мы становимся свидетелями неоколониализма?

7. Отец разочарован бездейственностью ООН перед лицом растущей в мире гегемонии США. Будучи египтянином, он не может голосовать на выборах американского президента, и, тем не менее, американский президент решает его судьбу и судьбу его народа по ряду важнейших вопросов. Иракцы не голосовали за президента Буша и за войну в Ираке. Удивительно ли, что жителей Ближнего Востока привлекает политический терроризм, использование силы с целью привлечь внимание мира к реальным или реально ощутимым недовольствам. Для них это единственный способ сделать свой «голос» слышимым и донести до мира тот факт, что все эти вопросы для них важны.

8. Когда среди наших близких и дальних родственников возникает конфликт, большинство из нас старается сделать все возможное, чтобы положить разногласиям конец. Некоторых из нас считают миротворцами. Но есть и такие, кто лишь подливает масло в огонь вражды, распространяя слухи и вынашивая злые намерения. Полагаю, то же самое происходит и на международной арене. Возможны два сценария:

a. Поощрение конфликтов, подливание масла в огонь вражды.

b. Разрешение конфликтов, миротворчество.

Отец убежден, что раньше, во времена президента Картера, Америка была миротворческой державой, но с момента избрания Джорджа Буша-младшего она превратилась в подстрекателя войны, разжигателя ненависти и противоборства.

9. Отца волнует не только Египет, но и весь Ближний Восток. Король Иордании настоятельно призывал президента Буша не начинать войну в Ираке, но президент Буш не прислушался к его голосу. Теперь в Иордании более миллиона иракских беженцев, особенно в столице, Аммане, и число их растет с каждым днем. Понимают ли американцы, что этот наплыв беженцев означает для иорданских школ и больниц, и как остро встают вопросы жилья, проституции, преступности, загруженности дорог и т.п.? Население Иордании чуть больше шести миллионов. Добавьте к этому один миллион человек, и это все равно, что послать в Америку пятьдесят миллионов беженцев, причем в один город, например, в Нью-Йорк. Войну начала Америка, а расхлебывать последствия приходится Иордании. Иорданцам приходится сотрудничать с Америкой, иначе весь регион будет страдать в результате провала в Ираке. Отца совершенно не удивляет, почему Ближний Восток ненавидит Америку, и почему в последнее время стало так легко вербовать террористов.

М-да, вот так послание! Ахмад и его отец открывают мне новый взгляд на мир и расширяют мои горизонты, помогая увидеть то, что обычно сокрыто от моих глаз. Я даже стал сомневаться в истинности некоторых своих убеждений. Одним из моих давнишних убеждений было то, что нам необходимо христианизировать нашу культуру, но теперь я чувствую, что земля под моими ногами задрожала.

^ Христианский мир или Царство Божье?

В основе наших действий лежат какие-то допущения, убеждения, хотя в большинстве случаев мы их не осознаем. Некоторые из этих допущений уходят корнями в Писание, а некоторые – в нашу культуру. Далее по ходу главы я анализирую исходные допущения, на которых основываются или прежде основывались мои действия.

История христианского мира имеет свое развитие. В начале последователи Христа назывались последователями Пути. Со временем они стали именоваться христианами. В IV веке император Константин сделал христианство государственной религией, и так появился христианский мир. Церковь вступила в «священный союз» с государством. В одной из последующих глав история христианского мира рассматривается подробно.

В противоположность христианскому миру Царство Божье – это:

• незримое владычество Бога;

• рост Евангелия вне зависимости от того, кто правит конкретной страной;

• подражание Христу в мыслях и поступках.

Царство Божье – это вечное владычество Бога, это реальность как нынешнего века, так и века будущего. В первую очередь христиане являются гражданами Царства Божьего и только потом гражданами христианского мира или западной культуры.

Некоторые христиане путают Царство Божье с христианским миром. Другие склонны думать, будто Царство Божье и христианский мир – пересекающиеся понятия. В целом, однако, христианский мир и демократия хороши тем, что позволяют людям, пожинающим их плоды, свободно выбирать свои ценности и издавать соответствующие законы.9) Во многих демократических странах, где утвердились христианские ценности, наблюдается стремление к сохранению мира, облегчению человеческих страданий, стимулированию экономического благосостояния, поддержанию свободы, прав человека и законности. Но, несмотря на все преимущества христианства, следует задать вопрос: «Действительно ли для существования Царства Божьего и распространения Евангелия абсолютно необходимо то, что мы называем «христианским миром»? Раньше я думал, что это абсолютная необходимость, но постепенно я отхожу от этой позиции.

В 1682 году мусульмане Османской империи напали на Австрию, и летом 1683 года Вена была взята в кольцо окружения. Осада Вены была снята, а Османская империя потерпела сокрушительное поражение в этой войне. После поражения у Вены мусульмане потерпели еще ряд крупных поражений в Венгрии и других частях Европы. Спустя какое-то время после триумфа над мусульманами европейские страны на волне военных успехов объединились и образовали так называемую Священную лигу. По договоренности с Лигой Россия потеснила турков к югу, дойдя до Черного моря. В январе 1699 года при содействии и посредничестве англичан и голландцев между Османской империей и Священной лигой был подписано мирное соглашение в Карловицах.

Мирное соглашение в Карловицах стало знаковым событием в истории отношений между мусульманами и христианами: христианские страны раз и навсегда сокрушили мусульманскую империю и значительно сократили ее размеры. С тех пор христианский мир развивается и процветает, а большинство мусульманских стран влачит жалкое существование в относительной изоляции.

В наше время многие с тревогой говорят, что началось второе противостояние между христианским миром и исламом. Современные христиане нередко смотрят на осаду Вены 1683 года и видят в текущих событиях повторение великой драмы. Если однажды американцы и британцы будут вынуждены вывести войска из Ирака, как когда-то советские войска были выведены из Афганистана, мусульмане осмелеют, и для христианского мира это будет означать великое поражение. С тем, что этого сценария следует избегать любой ценой, соглашаются не только американцы и западные страны, но и большинство христиан мира. Похоже, для нас самое главное – выживание христианского мира. Но можем ли мы утверждать, что выживание христианского мира – первый приоритет Бога?

На таком допущении строились мои рассуждения раньше. Но я начал размышлять об этом и попытался представить себе, как Бог смотрит на наш мир. Если бы в 1683 году мусульмане одержали победу, означало бы это поражение для Бога, Его Царства и конец распространению Евангелия? Если бы Османская империя разбила войска христиан, стал бы Бог паниковать? Смотрит ли Бог на вещи так же, как мы? Исходим ли мы из допущения, что поражение христианского мира есть поражение Бога и Его Царства? Исходим ли мы из допущения, что, когда христианский мир контролирует ситуацию, Бог контролирует ситуацию? Возможно ли распространение Царства Божьего в мусульманском мире, если христиане в нем составляют меньшинство, а страной правит мусульманский правитель? О Царстве Божьем хорошо рассуждается в занимательной книге Грегорит Бойда «Миф о христианской нации» (Gregory Boyd, Myth of a Christian Nation). К этой книге я вернусь в одной из глав приложения.

Все мы согласны, что в Соединенных Штатах христианство имеет господствующее положение. Так называемое «Религиозное право» в Америке имеет огромную силу, и может до определенной степени обусловить, кто будет восседать в Белом доме, какие законы будут приняты, и какие судьи будут назначены в Верховный Суд. С другой стороны, все мы согласимся с тем, что Китай едва ли назовешь христианской страной. Государство контролируется коммунистами, и многие подвергаются преследованиям за свою веру во Христа. До Мао Цзэдуна подпольная церковь в Китае насчитывала около миллиона человек. А к тому времени, когда он умер, подпольная гонимая церковь уже начитывала пятьдесят миллионов человек. Радуется ли Бог состоянию «христианского мира» в Америке? Кусает ли Он локти оттого, что Китай – нехристианская страна? Что если христиане по всему миру тратят все свои усилия на сохранение и распространение демократии и «христианского мира», пренебрегая при этом Богом, подражанием Христу и распространением подлинного Евангелия? Что если мы озабочены стремлением защитить, сохранить и укрепить свой христианский мир?

Политики демократических стран действительно должны отстаивать ценности христианского мира и бороться за права человека. Жизнь по демократическим принципам и защита демократии – необходимая обязанность политиков перед лицом человеческой греховности и человеческого достоинства. Но обычные христиане призваны к большему. Наш взгляд, в отличие от взгляда политиков, должен фокусироваться не в одной точке, а в двух одновременно. Он должен быть бифокальным. В ближайшей перспективе мы должны видеть христианский мир, а в далекой – Царство Божье, красоту Иисуса Христа в нашей жизни, цель распространения Евангелия. Я жажду увидеть то время, когда мои христианские друзья в Египте получат свободу, которую дает христианский мир. Я жажду увидеть тот момент, когда мусульмане всего мира получат право поклоняться Богу так, как они сами того захотят. Я жажду увидеть освобождение из тюрем верующих мусульманского происхождения (ВМП), которые были туда брошены мусульманами. Однако я должен быть осмотрительным и дальновидным и не ставить знак равенства между распространением Евангелия и экспансией христианского мира.

В книге «Если хотите ходить по водам, нужно выйти из лодки» (If You Want to Walk on Water, You’ve Got to Get out of the Boat) Джон Ортберг называет американских христиан людьми, предпочитающими не выходить за пределы лягушатника.10) Они хотят контролировать ситуацию, чувствовать твердый пол под своими ногами. Они не желают выплывать за пределы лягушатника, где можно потерять контроль. Поэтому они барахтаются по колено в воде, а когда их одолевает скука, играют в игрушки. Что же до христианских меньшинств в других странах мира, то они реально борются за выживание. Эти страны не назовешь «христианским миром», права человека там не соблюдаются. Но волнует ли Бога близость или удаленность этих стран от идеала христианского мира? Конечно, Он хочет спасти Своих детей и благословить их, но все же Христос молился о Своих последователях, чтобы Бог не взял их из мира, но сохранил их от зла. В сущности, Богу важно не столько изменить наши обстоятельства, сколько изменить нас в контексте обстоятельств.

Каждый вечер понедельника в большой протестантской церкви Каира проводится молитвенное собрание. Молитва может продолжаться до двух часов, а некоторые люди остаются даже на ночь. Число тех, кто посещает молитвенные собрания каждый понедельник, превышает тысячу человек. Они молятся за свою страну, за правительство Египта и за все арабские государства в целом. С политической точки зрения, христианские ценности в Египте находятся в плачевном состоянии, но Царство Божье здесь цветет и благоухает. Что же можно сказать о христианах демократических стран? Похоже, они изо всех сил сражаются за свой христианский мир и за сохранение контроля на мировой арене, а по сути – за право оставаться в безопасном лягушатнике. Задумаемся: а что если мы действительно тратим все усилия на то, чтобы отстоять свое право сохранять и укреплять христианский мир?11) Кому мы уподобляемся по образу своего мышления – императору Константину или Иисусу и апостолу Павлу?

Пока я жил в Египте (1975–1990), на моих глазах «христианский мир» в этой стране сократился до пугающего минимума. Так или иначе страданиям подверглись практически все христиане, как номинальные, так и возрожденные – независимо от деноминации. Многие христиане иммигрировали на Запад из опасений о дальнейшей судьбе христианства. Одним из самых заметных признаков исчезновения христианства стал минарет, а именно призыв к молитве, звучавший с многочисленных минаретов.

В Каире более тысячи мечетей. Кроме этого есть еще много «импровизированных» мечетей, когда в качестве помещения для молящихся используется подвал высотного здания. На зданиях установлены мощные громкоговорители, из которых регулярно гремит призыв к молитве или призыв на проповедь по пятницам. Мусульмане молятся пять раз в день, и каждый раз время молитвы возвещается с помощью громкоговорителей. Для христианского сообщества в Египте самый мучительный призыв к молитве – тот, что звучит на заре. Мне это было хорошо известно, и я решил помочь братьям по вере пленять всякое помышление в послушание Христу. В Египте я часто проповедовал по тексту 2Кор.10:3–6 и старался практически показать, как мы можем заменять старые мысленные цепочки новыми, состоящими из «свежих» звеньев. Например, когда я нахожусь в Каире в районе полудня и слышу взывания с минарета, мои мысли могут пойти в следующем направлении:

1. Это тот самый человек, который разбудил меня в пять утра.
2. Неужели обязательно использовать громкоговорители? Кто хочет молиться в пять утра, может воспользоваться будильником.
3. Мусульмане берут христиан за горло, они хотят взять нас измором и подчинить своей воле.
4. Мы должны требовать своих прав, но я не знаю, как это сделать – вся власть в их руках.
5. Ненавижу их.
6. Господи, помоги мне их любить.
7. Господи, помоги мне поделиться Благой вестью с каким-нибудь мусульманином на следующей неделе.

Последние два звена этой мысленной цепочки звучат благородно, однако я сомневаюсь, что Бог ответит на эту молитву. Два последних прошения – результат чувства вины.

В своих проповедях я объясняю необходимость разорвать эту цепочку еще на первом звене, сформировать новую цепочку и упражняться в постепенном усвоении новых мыслей, пока они не станут нашими «по умолчанию». С первым звеном цепочки ничего не поделаешь – призыв к молитве мы слышим постоянно. Возможно, некоторые из нас втайне мечтают прокрасться под покровом ночи на минарет или на крышу здания, где установлены громкоговорители, и обрезать провода. Но этим ничего не изменишь – на следующий день провода будут восстановлены, и все вернется на круги своя. Рекомендованная мной альтернативная цепочка мыслей выглядит так:

1. Когда я слышу призыв к молитве с минарета, в голову непроизвольно приходит следующая мысль: это тот самый человек, который разбудил меня в пять утра.
2. Благодарю Тебя, Господи, что по Своей мудрости и благодати Ты определил мне жить в Египте, где большинство населения составляют мусульмане.
3. Господи, кто этот человек, взывающий с минарета? Нет ли в его семье болящих, нет ли в их жизни серьезных невзгод?
4. Господи, дай этому человеку и его семье понять, как сильно Ты любишь их.
5. Господи, позволь и мне смотреть на мусульман Твоими глазами.
6. Господи, помоги мне любить их.
7. Господи, помоги мне поделиться Благой вестью с каким-нибудь мусульманином на следующей неделе.

Последние два звена в этой цепочке идентичны двум последним звеньям предыдущей цепочки. Разница лишь в том, что в новой цепочке эти прошения порождены не чувством вины, а любовью.

Нужно сказать, что проповедовать на эту тему мне было относительно легко – рядом с нашим домом не было мечетей. Мы слышали лишь отдаленные призывы к молитве из двух мечетей, которые находились довольно далеко от нас, и мы не просыпались каждое утро под громогласные завывания. Но однажды все изменилось.

Мы и не подозревали о том, что цокольный этаж высотного здания в семидесяти метрах от нашего дома решили переоборудовать в мечеть, а на крыше установить мощные громкоговорители. Первый призыв на молитву мы услышали холодным зимним утром. Он был таким внезапным и оглушительным, что я едва не рухнул с кровати. Грохот был попросту нестерпимым из-за невероятной громкости, которая усугублялась эхом – звук отражался от высотного здания прямо перед нашим домом. Христианский мир вокруг меня сжался до ужасающегося минимума, и я взмолился к Богу о помощи. Это было невыносимо. Все, о чем я проповедовал по 2Кор.10:3–6, о необходимости преобразовывать свои мысли, испарилось в считанные доли секунды по причине полной неуместности. В тот день мы просили Бога помиловать нас, и Он ответил через несколько часов. На крыше изменили направление громкоговорителя – теперь он был направлен прямо на нас. Стало еще громче, но оглушительное эхо исчезло. Так явилась милость.

Каждое утро мы просыпались в тот самый момент, когда диктор прочищал горло, прежде чем начать свой речитатив. Его взывания состояли из следующих утверждений:

1. Бог самый великий.
2. Нет Бога, кроме Аллаха.
3. Мухаммед – пророк Его.
4. Встань и молись.
5. Встань и твори добрые дела.
6. Бог самый великий.
7. Нет Бога, кроме Аллаха.

Со временем выяснилось, что я каждое утро молюсь со своим соседом, тем самым человеком, который вещал через громкоговоритель ближайшей мечети. Когда он произносил слова о Божьем величии, в памяти всплывали библейские отрывки соответствующего содержания. Когда звучали слова о единобожии, я вспомнил Втор.6:4–5: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими». Наибольшие борения во мне вызывали две первые фразы, которые этот человек произносил, прежде чем приступить к молитвенному речитативу. Прочистив горло (этого было достаточно, чтобы меня разбудить), сосед обычно провозглашал: «Встань и молись. Молиться лучше, чем спать». Было холодно, и я чувствовал укоры совести за то, что ленюсь и не хочу выползти из теплой постели. Тогда я просил у Бога прощения и молился завернутым в теплые одеяла. Я благодарил Бога за верность и ревность этого человека, согласившегося не только вставать в такую рань, но и каждое утро идти в мечеть.

Я стал практиковать молитву в пять утра. Помолившись, иногда я засыпал, а иногда вставал и начинал свой день. По прошествии нескольких недель произошло поразительное чудо. Совершив молитву, я преспокойно засыпал, несмотря на оглушительный рев громкоговорителя – еще до окончания призыва к молитве.

Легко желать экспансии христианского мира: мы стоим по колено в воде и полностью контролируем ситуацию. Мы стоим с гордо поднятой головой и чувствуем под ногами твердый пол. То, что я испытал в связи с открытием мечети рядом с нашим домом, можно охарактеризовать так: Бог вынудил меня выплыть на глубину, где я потерял контроль, но научился плавать. В те дни я получил ценный урок, который с тех пор мне приходится усваивать снова и снова.

^ НЕУМЕЛЫЕ ВЕСТНИКИ

Я чувствовал в себе жгучее желание рассказать Ахмаду Благую весть. Он консервативен в своих взглядах, но умеет мыслить непредвзято. Если бы он был закрыт к чужому мнению, он никогда не вступил бы в контакт с американцами. Он не стал бы противиться попыткам университетской мусульманской ассоциации вовлечь его в свои ряды. Ахмад заметил, что многие американцы-христиане, с которыми он по-настоящему сдружился, предпочитали говорить, но не слушать. Его взгляды их не интересовали. Они много говорили о Христе и искренне удивлялись, что он не понимает их аргументов в пользу того, что он нуждается в обращении в христианство.

Ахмад рассказывал об этом так. «Они не понимали, что мне необходимо излить скорбь, прежде чем я смогу их слушать. Я не мог прислушиваться к их учению – препятствием были сами учителя. Иногда я прерывал их и пытался говорить о том, что мне было важно, но это вызывало удивление. Они никак не могли взять в толк, почему меня волнуют крестовые походы, которые были когда-то при царе Горохе. Их удивляло, почему я вижу в современном мире возрождение колониализма в самых разных его вариациях. Моя интерпретация истории Израиля повергла их в шок. Они полагают, что существует только одна истинная история Израиля, та, что они узнали в церквах и христианских книгах. Они не могли понять, почему меня раздражают высказывания некоторых христианских телеевангелистов, но были убеждены, что христиане во всем мире должны по умолчанию поддерживать Израиль и быть противниками арабов и всех мусульман вообще».

Я вернулся к презентации Ахмада, конкретно к той его части, где поднимались вопросы из категории «Вестники учения (вы)». Первым пунктом речь шла о крестовых походах.

^ Крестовые походы

Вот что говорилось в описании Ахмада о крестовых походах:

«Крестовые походы имели место в ХII-ХІІІ веках. В течение двухсот лет в наши земли вторгались волна за волной бесконечные армии крестоносцев. Западные страны посылали свои армии в Иерусалим, чтобы навязать мусульманам христианский джихад, священную войну, с целью очистить Иерусалим. Иерусалим – особенный город не только для вас, но и для нас. Сэр Стивен Рансиман, ваш знаменитый историк-исследователь крестовых походов, писал: «Именно кровожадный христианский фанатизм… возродил пламя исламского фанатизма». Но разве нынешняя политика США на Ближнем Востоке не пробуждает, не стимулирует исламский фанатизм? Не порожден ли исламский фанатизм и растущее насилие новыми крестовыми походами Запада? Разве не попытки навязать Ближнему Востоку демократию в западном стиле открыли ящик Пандоры и выпустили на белый свет исламский фундаментализм?»

Размышляя над крестовыми походами, я удивлялся, почему он обвиняет меня, протестанта, за то, что совершили католики много веков назад. Но очень скоро меня осенило, что он не разделяет католиков и протестантов. Для него все они христиане. Тогда я подумал: почему бы им не забыть и не простить? Сколько веков нужно мусульманам, чтобы забыть про крестовые походы? Но когда я попытался увидеть историю и текущие события их глазами, я понял, что для них крестовые походы не просто события давно минувших лет. Они убеждены, что дух крестовых походов сохранился по сей день. Поэтому они не могут просто забыть и простить.12)

^ Неоколониализм

Я перечитал то, что Ахмад написал про колониализм в своей презентации. Вот его мысли:

«Все мусульманские страны мира, кроме Ирана, Саудовской Аравии и Йемена, были колониями западных христианских стран – Португалии, Великобритании, Франции и Голландии. Эти христианские народы пришли и истощили наши природные ресурсы. Под прикрытием благородных целей – нести цивилизацию, демократию, они превратили нас, мусульман, во второсортных людей. Некоторые мусульманские лидеры до сих пор задаются вопросом: не продолжается ли эта колонизация и в наше время, хотя бы и под другим названием? Если война в Ираке и все ее последствия обернутся в вашу пользу, каким будет ваш контроль над Ираком и сопредельными государствами?»

Размышляя над этим абзацем, я пытался ответить на заинтриговавший меня вопрос, каким образом он связывает Ирак с колониализмом. Христиане действительно на протяжении своей долгой истории практиковали колониализм, но что касается меня, то я думал, что эти времена остались далеко позади.

Книга Дэвида Боша «Преображающаяся миссия» (Transforming Mission, David Bosch)13) – прекрасное исследование исторических корней колониализма. Кроме всего прочего в этой книге я нашел кое-какие сведения об истории нашей Церкви, которые, честно признаюсь, мне не очень-то хотелось узнавать. Меня поразила взаимосвязь идеи колониализма с рядом библейских отрывков. Я узнал больше об Августине и о тех, кто проложил путь для колониализма. А книга профессора Рашида Халиди показала мне, что неоколониализм – это реальность наших дней, которая прячется под разными названиями.14)

^ Израиль

В отношении Израиля Ахмад пишет следующее:

«С момента появления Израиля в 1948 году и как следствие предшествовавших событий Израиль стал для нас колючкой в боку. До того у мусульман не было особых конфликтов с евреями. Ответственность за испанскую инквизицию и холокост несут христиане – не мусульмане!»

В личной беседе Ахмад сказал мне следующее: «Когда я читаю арабскую версию современной истории Израиля и Палестины, я вижу пристрастное отношение к евреям и попытки оправдать палестинцев. Но когда я читаю ту же историю, написанную американцами и европейцами, я вижу предвзятое отношение к палестинцам в угоду Израилю. Осознают ли на Западе реальность этого пристрастия?»

Вопрос Израиля очень волнует Ахмада. Я обнаружил, что, если только я готов слушать и вникать в его доводы, это значительным образом укрепляет мосты между нашими мирами. Чем крепче эти мосты, тем больший груз истины они могут выдержать. Мне не обязательно соглашаться с Ахмадом во всем, что он говорит, но я хочу внимательно его слушать, чтобы увидеть мир его глазами. Ахмад не палестинец, он – египтянин. Как удивительно, что судьба Палестины заботит его так сильно!

Глава 4 приложения рассказывает об обратной стороне медали в истории отношений Израиля и Палестины, а в пятой главе излагаются взгляды Рашида Халиди на этот же вопрос. Скажу сразу, что с моей стороны это всего лишь попытка представить общий обзор идей Колина Чепмена и профессора Халиди. Я рассчитываю на то, что эти две главы посеют в читателях желание самостоятельно ознакомиться с книгами этих двух авторов. Колин Чепмен – глубоко верующий человек, преподаватель ряда семинарий на Ближнем Востоке и в Великобритании. Он является автором нескольких книг и признанным авторитетом по данному вопросу. Д-р Халиди – глава кафедры востоковедения Колумбийского университета. Ознакомление с его идеями помогло мне уравновесить взгляды профессора Бернарда Льюиса15) и увидеть историю Ближнего Востока глазами американца, который одновременно является мусульманином арабского происхождения.

Еще один полезный источник по этому вопросу – книга президента Картера «Палестина: мир, не апартеид» (Palestine: Peace Not Apartheid). В глазах мусульман президент Картер является самым уважаемым американским президентом. Его знают как миротворца, и он сумел установить мир между Израилем и Египтом. До сих пор он оказывает значительное влияние на мир посредством гуманитарных проектов и мониторинга свободных выборов.

^ Эсхатология

В личной беседе Ахмад мне сказал:

«Я не вижу большой разницы между шиитами Ирана, которые ожидают сокровенного Имама, и христианскими сионистскими проповедниками на американском телевидении. И те, и другие верят, что они могут ускорить явление сокровенного Имама, или Второе Пришествие Христа».16)

Это еще один животрепещущий вопрос для евангельских христиан и мусульман. Некоторые евангельские верующие имеют четкую позицию относительно Израиля, поскольку рассматривают текущие события в свете того, что им представляется обратным отчетом времени, оставшегося до Второго Пришествия Христа. Ахмад же воспринимает эсхатологию иранского лидера Махмуда Ахмадинежада как альтернативную версию того, о чем вещают некоторые телеевангелисты в Америке.

Я надеюсь, что, прочитав шестую главу приложения под названием «Чепмен и другие об эсхатологии», вы почувствуете желание взглянуть на эсхатологию другими глазами, ради Ахмада и таких, как он. Эти люди не видят Христа; для них Он окутан непонятной им эсхатологией. Можем ли мы явить Иисуса без окутывающей Его культурной пелены так, чтобы мусульмане смогли Его реально увидеть, не чувствуя, что претыкаются о неумелые попытки Его провозвестников?

^ Христианство и ислам

В приложение включена особая глава с названием «Угроза Священной мировой войны». После событий 11 сентября 2001 года пропасть между христианским и мусульманским мирами неумолимо растет. Похоже, и мы вступаем в прямую конфронтацию с мусульманами, подобную той, что началась осадой Вены в 1683 году. Кто победит в этой войне? Какой ценой и ради каких целей она будет вестись? Не пытаемся ли мы спасти христианский мир ценой потери Царства Божьего и Евангелия, которые призваны распространиться по миру? В этой главе я поделился своими чувствами и выразил опасения относительного того, что происходит в современном мире.

В следующей главе мусульманское мировоззрение рассматривается с точки зрения женщины-мусульманки, после чего мы вернемся к подробному анализу взглядов Ахмада.

^ Глава 4

 

^ Сестра Ахмада

В предыдущих трех главах вы познакомились с моим другом Ахмадом и его отцом. А в этой главе я расскажу вам о его сестре и матери. Кроме того, мне придется сообщить вам еще кое-что об отце Ахмада, поскольку этого требует повествование.

Как-то раз я спросил Ахмада, относятся ли женщины-мусульманки к только что затронутым вопросам иначе, чем мужчины? Он ответил, что в целом отношение одинаково, независимо от пола, но у женщин есть свой уникальный взгляд на вещи. Тогда я спросил, не могла ли бы его сестра описать мусульманское мировоззрение с точки зрения женщины. Ахмад пообещал, что напишет ей письмо. Через несколько недель я получил от Ахмада электронное сообщение с вложением, в котором содержался ответ его сестры.

Фатима и ее мать – вымышленные персонажи, однако речь в этой главе пойдет о мировоззрении реальных людей, которых я знаю лично или по книгам. Сестра и мать Ахмада – собирательные образы этих реальных людей. Далее я привожу ответ, написанный Фатимой в электронном письме.

^ Фатима и ее родители

Меня зовут Фатима Абдул Муньим. Мой брат и отец попросили меня внести свой вклад в эту дискуссию, и я очень рада этой возможности. Думаю, что мне, как представительнице образованной прослойки мусульманских женщин, есть что сказать о нашем мировоззрении. Я полностью согласна с тем, что уже было сказано в этой связи моим братом и отцом.

Прежде чем начать рассказ о себе и о своих взглядах, мне бы хотелось сказать несколько слов о своей матери. Хотя она не так образованна, как остальные члены нашей семьи – она окончила только среднюю школу – мудрость этой женщины не ограничивается тем, что она узнала, сидя за партой. С годами она стала цельной и зрелой личностью.

В некотором смысле мама – поддержка и опора для отца. Каждый день она окружает его и всех нас своей любовью. У нее от природы заботливое сердце и ровный характер, в котором отец, Ахмад и я не раз черпали поддержку в трудную минуту. Когда мы с Ахмадом были подростками, мы охладели к Богу и отступили от традиционных мусульманских ценностей, но мама молилась за нас день и ночь, продолжала верить в нас и внушать нам страх Божий.

В исламе существует два вида молитв, которые на арабском называются «салят» и «ду’аа». Салят – это обрядовая молитва, которую следует произносить пять раз в день, а ду’аа – это спонтанное прошение, которое верующий возносит к Богу в любое время, занимаясь повседневными делами. Мама возносила эти прошения за нас долгие годы, благодаря чему мы и стали тем, кто мы есть. Я никогда не забуду то утро, когда я, будучи ребенком, проснулась, чтобы сходить в туалет. Было еще темно, и я увидела мать, стоящую на коленях с покрытой головой и возносящую утреннюю молитву салят. Она меня не заметила, но этот детский опыт произвел на меня неизгладимое впечатление.

О маме я могла бы говорить очень долго, но настало время рассказать о себе. Я – сестра Ахмада, Фатима. На египетском диалекте арабского это звучит Фатма. Я горжусь своим именем и именем моего рода. Фатимой звали дочь пророка Мухаммеда. Она же была женой четвертого халифа Али. Моего отца зовут Абдул Муньим, что означает «Слуга милостивого Бога».

Я закончила магистратуру по специальности физика и в настоящее время преподаю в Американском университете Каира. Это университет с американской системой образования: оценки, полученные в этом университете, засчитываются в американских университетах. Когда-нибудь я надеюсь продолжить образование и получить степень доктора, но, скорее в Англии, чем в Америке. Среди моих студентов девушки и юноши, но я ненамного старше их. Каждый день я работаю бок о бок со множеством коллег, мужчинами и женщинами. Большинство из них египтяне, но есть американцы и европейцы.

Я люблю свой родной город; в Каире я прожила всю жизнь. Мне нравится местная культура и наш народ, но я устаю от переполненных толпами улиц и интенсивного движения. Каждый день мне приходится решать сложнейшую задачу – искать место для парковки автомобиля, утром перед университетом, вечером – перед домом. В Каире остро стоит проблема загрязнения окружающей среды, и на улицах много мусора. Но, несмотря на все проблемы, я предпочитаю Каир всем городам мира. Пусть мы не объективны, но у нас говорят: «Маср ум эль-дунья», «Египет – мать всего мира».

Я прочитала описание мусульманского мировоззрения, написанное Ахмадом. Сама я не была в Америке, но знакома со многими американцами, работающими и учащимися в нашем университете. Кроме того, я провожу много времени в интернете и слежу за текущими событиями. Мне понравилось то, как мой брат разделил тревожащие нас вопросы на три категории: проповедь западных христиан, западные христиане как носители проповеди, и то, почему для нас немыслимо отречься от собственной культуры, чтобы принять европейскую или американскую культуру и стать христианами. Наш народ имеет глубокие корни и принадлежит к цивилизации, которой по меньшей мере пять тысяч лет. Зачем же нам отрываться от этих корней, от наших семей, культуры и мира, к которому мы принадлежим? Я полностью согласна с тем, что написал Ахмад.

Что касается отца, то он один из моих героев. Он очень уважаемый врач, но в настоящее время он работает на полставки. Много лет я видела в нем твердость характера и одновременно мягкость – сочетание, делающее его прекрасным отцом. Ко мне, как и к Ахмаду, он всегда относился с уважением, внушая нам чувство достоинства. Таких отцов, как он, мало, и многие подруги по-хорошему мне завидуют. Очень надеюсь, что мне повезет, и я найду мужа с характером, как у отца.

В последние несколько лет все мы видим, что у отца растут опасения за будущее нашей страны. В прошлом он никогда не симпатизировал фундаменталистам. Но после войны в Персидском заливе и особенно после 11 сентября 2001 года в нем произошла очевидная перемена – он стал больше симпатизировать задачам, которые ставят перед собой фундаменталисты. Раньше он писал много статей в местные газеты с осуждением исламского фундаментализма и фундаменталистов. Однажды фанатики даже угрожали ему смертью, но он не перестал публично высказывать свое мнение. Однажды он написал статью в местную газету с критикой христианского фундаментализма в Америке и задал вопрос, почему христиане Запада не критикуют свой фундаментализм. Нужно сказать, что с идеологией фундаментализма он до сих пор не согласен, но его привлекает то, что фундаменталисты ищут справедливости, смело бросают вызов Америке и не соглашаются быть марионетками в руках Запада.

Я прочитала и то, что мой отец добавил к сказанному Ахмадом, и полностью согласна с тем, как он изложил свои опасения.

^ Вклад Фатимы

На Западе принято равнять всех мусульман под одну гребенку: нас считают либо фанатиками, либо фундаменталистами. Средства массовой информации говорят о нас как о культурном монолите, но мы очень разные. В мире более миллиарда мусульман. Мы живем на всех континентах и говорим на разных языках. Среди нас есть и ортодоксы, и сомневающиеся, и удовлетворенные, и обмирщенные, и мистики, и фундаменталисты, и представители так называемого «народного» мусульманства. Как ни печально, но многие из нас живут в бедности и суевериях.

На Западе многие думают, что в мусульманском обществе женщинам нет места. Считается, что они живут в тени мужчин и не имеют собственного существования. При этом почему-то забывают об Индонезии, где президентом была женщина, и о Пакистане, где премьер-министром была женщина. Индонезия и Пакистан – мусульманские страны с огромным населением.

То, что многие женщины в мусульманском мире притесняются и подавляются родственниками-мужчинами, правда. Как ни прискорбно, эти мужчины извращают наше учение, чтобы держать женщин в узде. Однако это явление распространено не только среди мусульман, но и среди христиан и евреев. Мой брат Ахмад рассказывал мне о некоторых церквах в Америке, в которых женщины не допускаются до руководящих ролей. Что касается евреев и их веры, то, насколько я знаю Ветхий Завет, многоженство в то время было разрешено. У царя Соломона были сотни жен и наложниц. Лично я испытываю разочарование и стыд, думая о мусульманках, которые живут в невежестве, рабстве и зависимости. Я жажду дожить до того времени, когда женщины в мусульманском мире поймут, что на дворе XXI век и научатся жить соответственно.

К тому, что написали брат и отец, я хотела бы добавить несколько своих мыслей. Пусть это будет взглядом представительницы образованной прослойки мусульманских женщин.

^ Скромность и хиджаб

Большую часть своей жизни я соблюдаю пост Рамадан, хотя и не каждый день месяца. Недавно я решила поститься в течение всего месяца Рамадан. Кроме того, несколько лет назад я приняла решение носить хиджаб. Хиджаб – это женский головной платок, скрывающий волосы, но оставляющий лицо открытым. Когда мои университетские друзья увидели меня в хиджабе, они спросили, не означает ли это, что я начала склоняться к фундаментализму. Вовсе нет. Я надела хиджаб, чтобы выразить свою жизненную позицию. Я хотела этим сказать, что я человек духовный, и не хочу, чтобы моя женственность становилась камнем преткновения для мужчин среди студентов и коллег.

В семье меня никто не просил надевать хиджаб. И я не чувствую, что ношение этого головного платка делает меня ущербной. Напротив, это придает мне уверенности. Тем самым я доношу до окружающих, что я не легкодоступная женщина. Я горжусь своими мусульманскими традициями и культурой и не желаю ассоциировать себя с западным секуляризмом. Я не хочу, чтобы ко мне относились как к предмету сексуального вожделения. В то же время я не собираюсь надевать платок «никаб», который оставляет открытыми только глаза. Его носят фундаменталистки. С ними я тоже не хочу иметь ничего общего. Ношением хиджаба я подчеркиваю, что я образованная женщина, и способна справиться с теми трудными задачами, которые ставит перед нами современная жизнь. Я живу в мире, но хочу избежать обмирщения.

Перед мусульманками стоит сложная задача – выражать свою красоту со скромностью. Красоту может хорошо выразить лицо, а сама красота коренится внутри человека. Внешняя красота подчеркивается чувством уверенности в себе, зрелостью в поступках и человеческим достоинством, а не чувственностью. Для нас секс – частное дело, и человек должен хранить свое целомудрие до вступления в брак.

Женская привлекательность должна быть тонкой и сложной, иначе мы захотим быть соблазнительными. Мне не нравится, что западные рекламные агентства навязывают западным женщинам определенный образ мыслей. Западная реклама учит, что женщина может иметь власть, только если она выглядит сексуально. Неудивительно, что эта информационное давление приводит к таким результатам, как подростковая беременность, анорексия, болезни, передаваемые половым путем, сожительства и имплантация груди. Думаю, со стороны мусульманских женщин было бы неправильно использовать свою женскую привлекательность с целью манипулирования и завоевания рабочих мест. Кто поступает подобным образом, роняет свое достоинство.

В отношении свиданий и вступления в брак скажу, что, будучи подростком, я считала, что правильный брак может быть только с тем, в кого ты влюблен. Но теперь, когда я стала взрослой, я смотрю на это иначе. Я убеждена, что влюбившийся рано или поздно разлюбит предмет своей страсти. Основанием для брака должно быть посвящение себя другому человеку, а не чувство влюбленности. Я бы хотела, чтобы мои родители внесли вклад в мое замужество. В нашей культуре высоко ценятся браки по договоренности.

Мусульманка выходит замуж за человека, который не оторван от своей семьи, но имеет прочные связи со своими родственниками, как ближними, так и дальними. Совместимость должна быть не только между супругами, но и между их семьями. Когда мусульмане испытывают трудности в браке, поддержку и совет они получают от обеих семей. Наши семьи нуклеарные, но они прочно связаны со своими родственниками системой родственных связей. В результате мы испытываем чувство принадлежности. Когда я выйду замуж и рожу детей, я планирую несколько лет провести дома и заниматься воспитанием детей. Конечно, в том случае, если мой муж сможет обеспечивать всю семью. Роль хранительницы очага и воспитателя детей ничуть не принижает моего женского достоинства. Напротив, я буду вносить свой вклад в формирование следующего поколения, уча их зрелости и страху Божьему.

Если университет не даст мне возможности провести дома несколько лет, не теряя работы, то у меня есть выход. Я не одна. Растить детей мне поможет семья, главным образом мать. Я очень уважаю маму за то, как она вырастила нас. Она никогда не черпала чувство собственного достоинства в работе. Главным для нее всегда было то, кем она является, и к чему она призвана.

Возможно, я описываю свое будущее слишком идеалистично. Мой оптимизм основывается на том, что я не принадлежу к большой семье. Немногие мусульманки могут получить такую работу, как у меня, и зачастую не имеют светлых надежд на будущее.

Видите ли, ислам это не просто система представлений о Боге. Для нас ислам – это культура, мировоззрение, образ жизни. Что же можно сказать о Коране? Каково учение Корана о женщине?17)

^ Место женщины в Коране

В исламе Коран толкуется по-разному. По этой причине у нас много различных течений и школ исламского права. Насколько я понимаю, в христианстве тоже существует большое разнообразие толкований. Я не считаю себя традиционной мусульманкой или фундаменталисткой; скорее я –прогрессивная образованная мусульманка, глубоко укорененная в исламской культуре. Я вижу себя человеком, укорененным в исламе, и в то же время человеком открытым, мусульманкой, живущей в XXI веке.

Я придерживаюсь мнения, что все откровения Корана были явлены пророку в определенное время и в определенном историческом контексте. К тому же они были ниспосланы как в общих, так и в частных обстоятельствах. Поэтому толковать тексты Корана следует в свете исторического контекста и в соответствии с духом Корана, избегая буквализма.

Многие суры относятся исключительно к временам пророка, тогда как другие имеют универсальное приложение. Лакмусовой бумажкой при толковании Корана является дух Корана. Например, во дни пророка Мухаммеда полигамия поощрялась с совершенно конкретной целью – чтобы разрешить сложившуюся историческую ситуацию. В войнах погибало много мужчин, и после них оставалось большое количество вдов. В такой ситуации их ждала либо бедность, либо проституция. Поэтому Бог по милости Своей указал пророку в Коране на возможность многоженства. Эта практика стала проявлением милосердия, чтобы вдовы могли чувствовать себя материально и эмоционально защищенными и чтобы у них был дом и семья. Некоторые мужчины, поборники мусульманского традиционализма, злоупотребляют этой практикой и берут себе много жен, чтобы удовлетворять собственную похоть. Они идут против духа Корана, когда практикуют многоженство не ради милосердия и любви, а из эгоизма, потворствуя страстям.

Среди мужчин-традиционалистов есть и такие, которые выводят из Корана, будто женщины – слабые и низшие создания, порочные по своей природе, умственно несовершенные и духовно ограниченные. Все, что сказано в этой связи в Коране и Хадисах (жизнь и учение пророка), по всей вероятности, относилось к конкретной исторической ситуации. В наше время все обстоит иначе. К несчастью, мусульманки вот уже много веков живут в мире, в котором доминируют мужчины, а те присвоили себе исключительное право на толкование Корана. Печально думать, что в целом женщинам принадлежит лишь 1/1000 мировых богатств, хотя они составляют 50 процентов населения планеты. Такая несправедливость ясно говорит о том, что Бог в этих странах не является действительным правителем. Убеждена, что это приложимо ко всем религиям. Насилие, угнетение, несправедливость и деспотизм – извращение истинной религии, с которым нужно бороться. По своему духу ислам – религия, согласная с человеческой природой, и при правильном ее понимании она приносит плоды справедливости и равенства.

В отличие от христианской версии, в Коране причиной грехопадения была не одна Ева. Искушению подверглись как Адам, так и Ева; оба они пренебрегли предупреждениями, что и привело к грехопадению. Вина лежит на обоих прародителях, поэтому Коран и дает мужчинам и женщинам равные возможности: «Мужчинам – соответствующая доля из того, что они приобрели, а женщинам – подходящая доля из того, что они приобрели» (Сура 4, айят 32).

Что касается наследства, то, согласно Суре 4, айяту 11, сын имеет право на две трети, а дочь только на одну треть. Справедливо ли это? Эта кажущаяся несправедливость, потому что из контекста мы видим, что доля дочери предназначена только для нее. Доля же мужчины состоит из двух частей: одна треть для него, а вторая треть – для его семьи, для содержания жены и детей. Сын получает дополнительную долю наследства, чтобы быть в состоянии прокормить семью.

В отношении духовных способностей полов и требований, предъявляемых Кораном к мужчинам и женщинам, мы видим равенство и отсутствие каких-либо различий. В Коране ясно говорится: «Поистине, для обратившихся в ислам, т. е. мусульман и мусульманок, для верующих (мужчин и женщин) в Аллаха и в Его посланника, для послушных, повинующихся Аллаху мужчин и женщин, верных в своих словах, деяниях, намерениях, для терпеливых мужчин и женщин, переносящих трудности, покорных Аллаху, для мужчин и женщин, подающих милостыню, соблюдающих предписанный пост и дополнительный – богоугодный – пост (нафилу), для хранящих свое целомудрие и для мужчин и женщин, многократно поминающих Аллаха в сердцах, в речах, в мыслях, уготовил Аллах прощение грехов и великую награду за их деяния» (Сура 33, айят 35).

Между мужчинами и женщинами, живущими по учению Корана, нет различий: «Поистине, тем, кто уверовал в Аллаха и творил добро, будут уготованы райские сады блаженства» (Сура 31, айят 8).

Коран учит как мужчин, так и женщин почитать родителей: «Твой Господь повелел, чтобы ты поклонялся только Ему, любил своих родителей и относился к ним с почтением. Если один из них ослабеет, или они оба достигнут глубокой старости, не говори им плохого слова, не кричи на них, а говори им ласковые слова, выражающие любовь, доброту и уважение. Будь добр, смирен и милосерден к ним и говори: «Господи! Помилуй их, как они миловали и воспитывали меня, когда я был мал»» (Сура 14, айяты 23–24). Это требование относится как к сыновьям, так и к дочерям, а почтение следует оказывать и отцам, и матерям.

Что же произошло в истории ислама? После смерти пророка возродилось патриархальное общество. Религию использовали для оправдания обычаев племени. Как ни прискорбно, ислам, вместо того чтобы изменять племенное общество, стал орудием в руках патриархальной системы. Но существуют достаточные свидетельства в пользу того, что во время жизни пророка и после его смерти в исламе было немало влиятельных и способных женщин.18)

^ Мусульманские женщины

Я расскажу о трех женщинах-мусульманках, живших на заре ислама. Они являют собой яркое свидетельство того, какими были женщины в те времена.

^ Хадиджа

Хадиджа – первая жена пророка Мухаммеда. До ее смерти у Мухаммеда не было других жен. Хадиджа была женщиной богатой и финансово независимой еще до замужества. У нее было собственное дело, а Мухаммед в юности работал на нее. Когда речь зашла о браке, Хадиджа взяла на себя инициативу и сделала Мухаммеду предложение в письменной форме. Она была независимой, уверенной в себе женщиной, что едва ли соответствует образу пассивной и покорной рабыни. Она была на пятнадцать лет старше Мухаммеда, и ее называли «матерью всех верных».

^ Фатима

Фатима – дочь пророка Мухаммеда. Она была свидетельницей гонений на своего отца в период Мекки за то, что он веровал в единого Бога, и поддерживала его во всем. Она являет собой пример стойкости и выдержки в тяжелых обстоятельствах. После смерти отца и вступления в брак с Али она проявила политическое мужество, противостав решению мусульманского большинства, которое избрало первым халифом Абу Бакра, тогда как считала, что право быть первым халифом принадлежит Али. До самой смерти она оставалась в политической оппозиции. Фатиму знают как дочь пророка, жену четвертого халифа Али, и мать внуков пророка. В истории она сыграла ключевую роль, и я горжусь, что ношу ее имя.

^ Айша

Айша была одной из жен пророка Мухаммеда. Это была политически дальновидная женщина, сыгравшая важнейшую роль в развитии ислама после смерти мужа. Именно к ней восходит мусульманская традиция, повествующая о жизни и учении пророка Мухаммеда. Она является создательницей наиболее достоверных текстов, вошедших в литературу хадис. Это была смелая женщина: она не только открыто выражала свои взгляды, но и мужественно отвечала на вызов тех, кто творил беззаконие.

Тяжелое положение мусульманских женщин в сегодняшнем мире объясняется не нашей религией, а тем, что религия стала орудием манипуляции в руках патриархального общества. В Коране же мы находим ясное свидетельство в пользу женского руководства: «Я нашел там женщину, которая правит народом Сабы. Ей дарованы все блага земного мира. У нее великий трон, доказывающий величие ее царства и мощь ее власти» (Сура 27, айят 23).

Вот то, что я хотела добавить к написанному братом и отцом относительно мусульманского мировоззрения.

Читая письмо Фатимы, которое переслал мне Ахмад, я проникся глубоким уважением не только к нему, но и ко всей его семье, и почувствовал искреннее сострадание к ним и к таким же, как они, мусульманам.

^ Глава 5

 

^ Сила исходных допущений

«Только библейские допущения могут быть верными»,
– верующий из Сингапура.

Однажды Ахмад сказал мне следующее: «Похоже, что и у христиан, и мусульман есть свои исходные допущения, на которых строятся все дальнейшие рассуждения. Если бы мы разобрались с этими допущениями, то смогли бы лучше понять друг друга».

Каждый год, в январе, я провожу в Колумбийском международном университете недельный семинар «Ислам в XXI веке». Как-то один из студентов, который всегда сообщает мне о появлении новых веб-сайтов и статей, прислал мне письмо со ссылкой на следующий веб-сайт (MEMRI: The Middle East Media Research Institute http://memritv.org). Ресурс оказался очень полезным. Мне хотелось держать руку на пульсе общественного мнения мусульман Ирака, и я начал просматривать видеоролики, содержащие краткое изложение проповедей, звучащих в иракских мечетях по пятницам. Проповеди выложены на арабском языке с английскими субтитрами. Меня шокировало то, как прямо и откровенно проповедники громят Израиль и Америку и молятся о том, чтобы Бог излил на них Свой гнев. Но одновременно с этим я увидел и услышал то, что слышат мусульмане в переполненных мечетях каждую пятницу.

Есть и вторая сторона медали. Двадцать первого марта 2006 года Аль-Джазира выпустила в прямой эфир по спутниковому телевидению дебаты между египетским специалистом по исламу и доктором Вафой Султан, женщиной арабского происхождения, которая в настоящее время живет в Соединенных Штатах. На канале Аль-Джазира это телешоу называется «Другой взгляд» и пользуется огромной популярностью во всем арабском мире. Видеоролик, который я просмотрел, выложен в резюмированном виде на вышеупомянутом сайте (MEMRI) с английскими субтитрами. Д-р. Султан родом из Сирии и имеет мусульманские корни. О себе она говорит как о светском человеке, не исповедующим веры в сверхъестественное. В ходе дебатов она подвергла ислам и мусульман жесточайшей критике, обвиняя их в варварстве.

На Западе многие придерживаются мнения, что на сегодня главная война в мире – это война с терроризмом. Я же убежден, что в наше время разворачивается более масштабный и серьезный конфликт с намного более опасными последствиями для всего мира и распространения Евангелия в будущем. Чем дольше мы игнорируем эту масштабную войну, тем сложнее нам будет справляться с ее последствиями. Речь идет не о войне с исламом, а овойне внутри самого ислама, как ясно следует из вышесказанного. Подробней об этой войне говорится по ходу главы.

^ Граждане Царства

На протяжении этой книги я буду представлять вашему вниманию ряд допущений, которые следует подвергнуть здравой критике как с позиции Писания, так и с позиции правильного взгляда на мусульман и их мировоззрения. Все наши рассуждения, так или иначе, опираются на исходные допущения. Таким образом, перед каждым из нас стоит задача выявить лежащие в основе наших суждений допущения и взглянуть на них через призму Писания и через призму мусульманского мировоззрения. Одно допущение я уже называл ранее: наша главная цель – распространение Евангелия среди народов, а наше истинное гражданство – гражданство в Царстве Божьем в противоположность принадлежности к христианскому миру.

Помните семинар, который я проводил в 1991 году в рамках воскресной школы для взрослых? Участникам было предложено взглянуть и на первую войну в Персидском заливе не глазами иракских мусульман или американских обывателей, а глазами христиан, живущих в Америке? В своей книге «Целеустремленная жизнь» Рик Уоррен напоминает (глава «Жизнь как временный проект»), что, согласно библейскому учению, жизнь человека мимолетна. На земле мы лишь краткий миг. Библия описывает его как пар, появляющийся на короткое время и быстро исчезающий. Пастор Уоррен пишет:

«Представьте, что правительство вашей страны направило вас в качестве посла во враждебную державу. Скорее всего, вам придется выучить другой язык и приспособиться к обычаям и культуре этого народа, чтобы соблюдать правила вежливости и успешно выполнять возложенную на вас миссию. Будучи послом, вы не можете изолировать себя от врага. Миссия требует от вас контакта, общения с ним. Но представьте, что вы так «притерлись» к этой стране, так искренне полюбили ее, что теперь предпочитаете ее своей родине. Это означает, что вы уже не верны своей родине, а присягнули на верность другой державе. Вы уже не можете быть послом. Вместо того чтобы представлять интересы своей страны, вы начинаете действовать как ее враг, становитесь предателем».19)

Как же следует в свете всего вышесказанного относиться к мусульманам, обратившимся ко Христу? Сегодня ко Христу приходит множество людей с мусульманскими корнями, которые не говорят на моем языке и не принадлежат к моему народу и моей стране? Отношусь ли я к ним как к братьям и сестрам, хочу ли общаться с ними и молиться за них? Или я более предан социальным и политическим ультраконсерваторам среди моих соотечественников, которые разделяют мои консервативные политические взгляды, но не имеют желания жить ради Христа?

^ Умеренные мусульмане и фанатики

Следующее мое допущение звучит так: умеренные, открытые мусульмане быстрее принимают Евангелие, чем фанатики.

Я знаю одного брата, христианина, который выглядит как Усама бин Ладен. Еще недавно он разделял и взгляды последнего. И все же он – воплощение того, что я имею в виду под умеренностью и открытостью. В его духовном пути был момент, когда он начал честно и непредвзято исследовать некоторые богословские аспекты ислама. Вслед за этим настал период сомнений, закончившийся поиском Бога в Новом Завете. В конце концов он узнал Христа. В апреле 2005 года этого человека арестовали и посадили в тюрьму. Жена смогла в первый раз навестить его только спустя три месяца. Он оставался в заключении за веру во Христа два года, хотя это противозаконно. Все это время он провел в одиночной камере под землей в нечеловеческих условиях. Это была плата за верность обретенному Господу Иисусу Христу. Ему сказали, что его отпустят только в том случае, если он согласится стать информатором и сообщать о других мусульманах, обратившихся ко Христу. Он отказался и поплатился двумя годами тюрьмы.

Между фундаменталистами и фанатиками есть разница. Фундаменталисты– это преданные мусульмане, которые стоят на буквальном истолковании догматов ислама. Они глубоко преданны исламу и готовы на любые жертвы ради веры в Бога. Ими движет конкретное истолкование ислама и глубокая преданность вере. Апостол Павел, описывая свое иудейское прошлое в Флп.3, изобразил себя убежденным фундаменталистом. После встречи со Христом его неумеренная ревность о Боге изменила русло.

Что же касается фанатиков, то я определяю их иначе. В толковом словаре сказано, что фанатик – это чрезмерно увлеченный, непомерно ревностный человек. Мне кажется, это слишком мягкое определение. Убежден, что в первую очередь фанатиками движет не вера, а ненависть и самодовольство. Они нападают на любого, кто дерзнет с ними не согласиться, и ведут себя как законники и лицемеры. Они подобны фарисеям в Новом Завете. Лично я нахожу, что сложнее всего найти контакт именно с фанатически настроенными мусульманами. Многие фундаменталисты фанатичны, но не все.

^ Справедливость и всевластие Бога

Следующее допущение можно сформулировать так: всевластие Бога-Вседержителя не только не противоречит, но и неразрывно связано с нашей человеческой ответственностью за то, чтобы «действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Мих.6:8). Всевластие Бога – это одна сторона медали, а человеческая ответственность – другая сторона той же медали. Иисус – Князь мира, но Он же сказал: «Блаженны миротворцы» (Мф.5:9). Отказ от одной из этих сторон приводит к тому, что мы начинаем поступать несправедливо во имя Бога, или впадаем в бездействие и снимаем с себя всякую ответственность.

Недавно, когда я читал Книгу Бытия, меня поразил контраст между Авраамом и Иаковом. Бог уже даровал Аврааму Землю Обетованную, однако в Быт.23 Авраам настаивает на том, что ему необходимо заплатить за место погребения Сарры. Уверенность в том, что Бог даровал ему землю, не освободила его от ответственности действовать справедливо и не дала ему право просто занять обещанную ему землю или взять ее силой. С Иаковом же все было иначе. В Быт.27 мы читаем, что Бог даровал благословение ему, а не Исаву, однако Иакову было трудно поверить в то, что Бог осуществит Свои намерения. Обещанное Богом Иаков взял с помощью обмана и лукавства, а не через доверие Богу и праведные дела. Что же ответил Бог?

^ Великая война

Еще одно важнейшее допущение, которое я делаю в отношении мусульман, звучит так: большинство мусульман разрываются между двумя позициями. Умеренные и открытые мусульмане тянут их в сторону умеренности и открытости, а исламские фундаменталисты тянут их в сторону фундаментализма. Я исхожу из допущения, что мы, христиане, правительство США, Китая, Европы и других крупных государств, должны попытаться склонить чашу весов в сторону умеренности и открытости путем поддержки умеренных мусульман.

В сегодняшнем мире разворачивается крупномасштабный конфликт за умы и души мусульман. Джон Мид в своей книге «Новая мировая война» (John Mead, The New World War) дает следующие определения трем категориям мусульман:

• «Культурные» мусульмане: мусульмане, придерживающиеся скорее культурных традиций, чем канонов религии. Иначе говоря, они просто родились в исламской стране.

• Мусульмане Корана: мусульмане, исповедующие исламскую веру и следующие ясному учению Корана. Они прилагают усилия, чтобы в точности исполнять учение Корана в своей повседневной жизни. Некоторые представители этой группы относятся к фундаменталистам.

• Воинственные мусульмане: мусульмане, активно защищающие свою веру путем вооруженного конфликта и/или другими стратегическими средствами, нацеленными на уничтожение или подчинение немусульман, которые, с их точки зрения, представляют собой угрозу для мусульманского населения в частности и для исламской цивилизации в целом».20) К этой группе относятся некоторые фундаменталисты и все воинственно и фанатично настроенные мусульмане.

В начале XX века самой влиятельной группой в мусульманском мире были так называемые «культурные» мусульмане. На свои страны они оказывали огромное влияние и продвигали современные идеи и светское образование. Состояние ислама в те времена можно представить следующей диаграммой. На треугольнике с тупым углом вверху мы видим, что воинственные мусульмане, или фундаменталисты, играют незначительную роль. Пунктирная линия означает, что некоторое число воинственных мусульман отсеивалось во вторую категорию – мусульмане Корана. Вторая пунктирная линия обозначает процесс постепенного отсеивания мусульман Корана в огромную и влиятельную прослойку «культурных» мусульман.

pic1

В наши дни ситуация изменилась коренным образом. Треугольник теперь направлен тупым углом вниз. Умеренные и открытые мусульмане, такие как д-р Вафа Султан и другие, составляют меньшинство, и их голоса заглушаются фанатичным ревом фундаменталистов, которые вещают в мечетях Ирака и других мусульманских стран по пятницам. В арсенале фундаменталистов реальные и неразрешенные недовольства, которые позволяют им без особого труда склонять на свою сторону широкие массы и вербовать добровольцев. На следующей диаграмме показано состояние исламского мира сегодня. Как уже было сказано, я исхожу из допущения, что мы, христиане, а также правительство США, Китая, Европы и других крупных государств, должны сыграть свою роль в том, в какую сторону качнется чаша весов. Либо своими действиями мы укрепим позиции фундаменталистов и фанатиков, либо мы поддержим и укрепим позиции умеренных мусульман. Кроме того, те, кто общается с мусульманами, должны осознать значимость своей роли в этих отношениях. Либо мы склоняем мусульман к открытости и ко Христу, либо мы подливаем масла в огонь фанатизма.

pic2

Пунктирная линия сверху показывает, что сравнительно малый процент «культурных» мусульман отсеивается через пунктирную линию в категорию мусульмане Корана. Вторая пунктирная линия показывает, что все большее количество мусульман Корана отсеивается в ряды воинствующих мусульман. Успех организации Хамас на выборах в Палестине в феврале 2006 года – лишь один из фактов, подтверждающих подобное положение дел.

Идет война за умы и души представителей мусульманского мира. Перед мусульманами стоит выбор: склониться в сторону умеренного ислама и стать открытыми, или склониться в сторону исламского фундаментализма и фанатизма. Напряжение, создавшееся в мусульманском мире, можно представить и такой схемой:

pic3

Размышляя над темами, затронутыми Ахмадом, полезно задать себе следующий вопрос: как я могу помочь мусульманам, которых знаю лично или вижу на улице, склониться в сторону умеренности и открытости, а не в сторону фанатизма? В конце концов, все мы хотим, чтобы наши знакомые мусульмане приблизились ко Христу хотя бы на один шаг.

^ История двух студентов

Мой старший брат приехал в Соединенные Штаты в 50-х годах прошлого века в качестве студента по обмену, когда поступил в магистратуру на инженерный факультет. Наши родители знали Господа, но не знали, как донести до нас Евангелие. В результате мы оба выросли номинальными христианами и боялись Бога исключительно как гневного Судию. В Америке мой брат встретил Христа. К Господу его привлекли евангельские верующие, с которыми он познакомился в Америке в то время. Вернувшись на Ближний Восток, он стал делиться с нами Благой вестью, и Евангелие постепенно начало проникать в нашу жизнь. Ко Христу я пришел благодаря брату и другим христианам.

Саид Кутб также был международным студентом, приехавшим в Америку из Египта, но его опыт был иным. Родился он в 1906 году и в юношеском возрасте выучил наизусть весь Коран.21) Во время учебы в школе и колледже Саид отошел от Бога и стал номинальным, то есть «культурным» мусульманином. Тем не менее, он продолжал наслаждаться литературными достоинствами Корана. По окончании педагогического колледжа Саид работал учителем в государственных школах Египта. Спустя какое-то время правительство отдало должное его острому уму, и в 1940 году он был назначен инспектором государственных школ. В это самое время глубоко преданный исламу египетский мусульманин Хасан аль-Банна стал во главе стабильно растущей организации, известной под названием Мусульманское братство. Несмотря на то, что Мусульманское братство оказывало огромное влияние на жизнь мусульман Египта и Ближнего Востока, Саид Кутб оставался номинальным мусульманином. В 1948 году он был направлен в Гринли, Колорадо с особой миссией. Египетское правительство, выделившее ему стипендию на обучение в США, рассчитывало на то, что, по возвращении в Египет, он займется реформированием местной образовательной системы. Кроме того, египетское правительство надеялось, что, побывав в Америке, Саид проникнется западными ценностями. Но за время пребывания в Америке Саид Кутб превратился в исламского фундаменталиста! Как это произошло?

Во-первых, до поездки в Америку он никогда не выезжал за пределы Египта. На борту корабля по дороге в Европу, а затем в Америку Саид с тревогой размышлял о том, как же он сможет оставаться мусульманином в Америке, если он не был глубоко предан исламу, живя в Египте. На волне этих мыслей он снова начал читать Коран, который когда-то знал наизусть. Чем больше он читал и молился, тем с большей смелостью он потом разговаривал с другими египетскими мусульманами на корабле. Он задавал им тот же трудный вопрос, которым мучался сам: как они собираются оставаться верными исламу в Лондоне или Париже, если, будучи в Египте, они не жили, как настоящие мусульмане? Саид стал приглашать людей с корабля в свою каюту, и они вместе читали Коран и молились. В один из вечеров в его каюту чуть ли не ворвалась подвыпившая европейская красотка и предложила свои услуги. Саид был так напуган, что захлопнул дверь у нее перед лицом, рухнул на колени и принялся горячо молиться.

В Америке его внимание привлекли несколько вещей, и он стал их анализировать. Как я писал в своей предыдущей книге, «он был впечатлен новыми технологиями, эффективностью системы управления и высоким приоритетом работы и успеха, но его возмутила реклама и индустрия развлечений, которые, по его мнению, превратили Америку в страну лицемерия». С точки зрения Саида Кутба, «зацикленность американцев на материализме, прагматизме и поверхностной религиозности превратила их в чисто материальные объекты без души и духа. Гениальность в отношении промышленных технологий и управления соседствует с полнейшей примитивностью в плане духовных и этических ценностей».22)

В Америке Кутба раздражало решительно все: расизм, индивидуальная свобода разврата и пошлости, экономическая система неравенства, плохие стрижки, банальность, переходящая в вульгарность, бракоразводные процессы, «животное» смешение полов, происходившее даже в стенах церквей в виде парных танцев.

Наблюдая, с какой любовью жители Грили стригут лужайки вокруг своих домов, Кутб видел в этом открытое проявление эгоизма и материализма. Под маской благополучия, думал он, скрывается опасная реальность: простые американцы, считавшие себя свободными, на самом деле были потерянными душами, пойманными в западню своих желаний и страстей.

Американское общество не развивается, не идет вперед, а утягивает людей за собой назад, к звериному примитивизму – к страстям. А самым страшным для Кутба было то, что подобная трансформация грозила произойти и в его собственной стране, Египте, уже сдававшем свои патриархальные позиции перед западной «культурой».

В Египет Саид Кутб вернулся убежденным фундаменталистом.

Во время пребывания в Америке произошло два события, которые потрясли его до глубины души. Во-первых, ликование американцев по поводу убийства Хасана аль-Банны.23) Он поразился, как легко американцы создают карикатуры на великих людей, а затем обосновывают ими свою ненависть. Во-вторых, он был потрясен тем, что Запад, а особенно христиане, с огромной радостью восприняли новость о создании государства Израиль. Он не мог понять, как христиане, призванные к справедливости, начисто забывают о всякой справедливости, когда речь идет о поддержке Израиля.

Вернувшись в Египет, Саид Кутб присоединился к Мусульманскому братству и вскоре стал одним из его лидеров. Впоследствии он написал целый ряд книг, идеи которых окрашены впечатлениями от Америки и нескольких лет, проведенных в тюрьмах Египта. Одна из его книг носит название «Под сенью Корана» и целиком посвящена толкованию Корана. Но самой известной его книгой считается «Веха»; в ней кратко сформулировано богословие и философия исламского фундаментализма. В 1966 году Саид Кутб был повешен при президенте Джамале Абдуле Насере. В те дни правительство Египта решило, что они полностью искоренили исламский фундаментализм.

После прочтения нескольких книг Саида Кутба я пришел к выводу, что никто не может искоренить исламский фундаментализм. Мы можем вырезать целое поколение фундаменталистов, но, если обоснованные недовольства мусульман останутся неразрешенными, через несколько лет нам придется начинать новую войну с новым поколением террористов. Меня пугает то, что с каждым новым поколением нам потребуется все больше усилий на сдерживание терроризма, поскольку насилие порождает насилие. Между теммы можем обезоружить фанатиков, если направим свои усилия на разрешение обоснованных недовольств и претензий со стороны мусульман Ближнего Востока и тем самым окажем поддержку умеренным мусульманам, позволив им самим искоренить фундаментализм.

В 1966 году, в тот самый год, когда был повешен Саид Кутб, Айман аль-Завахри, в то время тинэйджер, организовал первую группу по ученичеству. Учеником Кутба Завахри стал, изучая его книги и впитывая в себя его богословские воззрения. Айман аль-Завахри – второй человек в Аль-Каиде и, можно сказать, ее мозговой центр. Мухаммед Кутб, родной брат Саида Кутба, приехал в Саудовскую Аравию в качестве профессора, чтобы преподавать в Университете короля Абдула Азиза. Одним из его студентов, на которого он оказал большое влияние, был Усама бин Ладен.

Что же мы имеем? Мой брат и Саид Кутб оба были международными студентами, приехавшими в Америку на учебу. Но если мой брат в Америке встретил Христа, то Саид Кутб в этой же стране стал исламским фундаменталистом и оказал существенное влияние на укрепление исламского фундаментализма в современном мире.

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Что вы думаете о словах Ахмада и утверждении сингапурского христианина?
2. На каких допущениях основано ваше мнение об исламе и мусульманах?
3. Проанализируйте одно за другим свои допущения. Соответствуют ли они:
a. Учению Писания?
b. Мировоззрению мусульман?
4. Понятны ли вам те допущения, которые я изложил и описал в этой главе? Согласны ли вы с ними?
5. Есть ли мусульмане среди ваших друзей и знакомых и сколько? О скольких из них вы молитесь? Как нам следует общаться с ними, прежде чем они узнают о Христе?

^ Глава 6

 

^ Начинка и обертка

«Евангельские христиане Америки, руководствуясь Религиозным правом, пытаются сделать так, чтобы Америка следовала библейским ценностям»,
– христианин-американец.

В одном из разговоров Ахмад сказал: «Когда американцы говорят мне о Христе, я часто прихожу в недоумение. У меня создается такое впечатление, что быть христианином я могу лишь в том случае, если уверую во Христа и стану фанатом Раша Лимбо».24)

С 1991 по 2000 год я жил в Колорадо, однако продолжал устраивать для своих египетских друзей регулярные наставнические встречи. В течение двух лет мы намеренно изучали несколько ключевых тем Священного Писания и анализировали широкий круг библейских вопросов от Бытия до Откровения. Одна из изучаемых тем звучала так: «Что есть Евангелие, или Благая весть, для мусульман?» Христос учил о Евангелии так: «Приблизилось Царствие Божье». После долгих размышлений я составил простое определение Евангелия, которое со временем оттачивалось и уточнялось, приняв, наконец, следующий вид: Евангелие – это самая фантастичная и величайшая новость, в которой люди крайне нуждаются не только на умственном уровне, но и на уровне опыта. Это весть о том, что Бог пребывает с нами вопреки всем бедам; Он царствует и в конце концов восторжествует над злом. Эти истины были явлены миру в Иисусе Христе и в Церкви как в духовной семье Божьей.

^ Мандарин и оберточная бумага

Как-то раз во время одной из таких встреч, посвященных исследованию Евангелия, я, воспользовавшись перерывом, отправился в спальню, обернул мандарин слоем бумаги и написал на нем: «Я должен поменять свое мусульманское имя на христианское, чтобы войти в Царствие Божие». Затем я обернул мандарин в еще один слой бумаги и написал на нем: «Мне необходимо перестать пользоваться мусульманской терминологией, такой как бисмила рахман рахим (во имя Бога милостивого и милосердного), и пользоваться христианской терминологией, такой как «Аллилуйя» и «Хвала Господу». Поверх этого слоя я наложил еще один слой с надписью: «Мои политические взгляды должны быть произраильскими». Так мандарин оброс множеством слоев бумаги. Когда я закончил, мандарин по размерам походил на волейбольный мяч.

После перерыва я вернулся в гостиную, и мы перешли к последней части цикла, посвященного Евангелию (доброй вести) для мусульман. Я показал участникам обернутый бумагой шар и сказал, что внутри есть что-то хорошее – символ Евангелия. Сначала я показал им то, что было написано на внешней обертке, и спросил: «Это Евангелие?» Мне ответили: «Нет». Тогда я снял первый слой бумаги и прочитал написанное на втором: «Это Евангелие?» «Нет», – последовал ответ. Я снимал слой за слоем, и в комнате нарастало радостное возбуждение. Когда остался лишь один слой, и стало ясно, что внутри мандарин, все захихикали. Я спросил: «Это Евангелие?» В ответ прозвучало громогласное «нет». Тогда я снял последний слой, продемонстрировал мандарин и спросил: «Это Евангелие?» «Да», – дружно прокричали мои друзья, но я ответил: «Нет». Очистив кожуру, я поднял фрукт и сказал: «Это – Евангелие».

Несколько лет назад я был на приеме у одного врача-атеиста. Его любимая надпись на бампере гласила: «Боже, спаси меня от Твоих последователей». Когда при первой встрече он узнал, что я христианин и работаю с «Навигаторами», он стал ругать евангельских верующих и «Религиозное право» на чем свет стоит. По инерции я хотел было встать в защитную стойку, но вспомнил, что Евангелие – это не «западная» и не «христианская» обертка, а Иисус Христос и Церковь как семья Божья. Я выслушал его, согласился с парой замечаний и извинился от лица братьев-христиан. Потом я задал ему вопрос: «А чем вас обидел Иисус Христос?» Вопрос застал его врасплох, и он ответил: «Ну, Христос-то меня никак не обижал». И мы стали говорить о том, как некоторые вместе с грязной водой выплескивают ребенка.

Есть такая старая история о том, как одна мать купала своего ребенка в металлическом тазу. Окончив купание, она взяла ребенка, вытерла и одела его и положила в люльку. В доме не было современных удобств, поэтому она вынесла таз на улицу и выплеснула грязную воду. Но, разумеется, она не выплеснула вместе с грязной водой ребенка! Я высказал врачу-атеисту мысль о том, что в истории христианства полезно различать между грязной водой и личностью Иисуса Христа.

Я уже много лет общаюсь с мусульманами и пришел к выводу, что они обижены вовсе не Христом, а «христианской оберткой» Евангелия. Выдающийся индийский деятель Ганди говорил, что ему нравится Христос, но не нравится христианство. Прежде чем окончательно вернуться в родную Индию, он общался с христианами Англии и Южной Африки, и это оттолкнуло его от христианства. И все же, несмотря на это, он смог отличить ребенка от грязной воды. Для многих мусульман это слишком сложная задача.

Что приходит в голову мусульманину, когда он размышляет о возможности обращения в христианство? Что он должен сделать, чтобы войти в Царство Божье? Если поставить себя на его место, в голову придут следующие пункты. Как, по-вашему, что из этого списка можно называть Евангелием?25)

• Поменять свое мусульманское имя (к примеру, Али) на христианское (например, Стив).

• Верить в то, что Бог вступил в сексуальные отношения с Марией, и у них родился Сын. Немедленно покреститься и всем об этом рассказывать, особенно своим родственникам; иначе христиане станут сомневаться в истинности моего обращении.

• Не вставать на колени во время молитвы по мусульманскому обычаю. Молиться великому и превознесенному Богу, сидя на стуле или церковной скамье. Расслабиться и непринужденно молиться, даже когда сидишь нога на ногу.

• Ругать ислам, Мухаммеда и Коран, чтобы тем самым доказать свой окончательный разрыв с исламом и принадлежность к христианству. Чем больше я буду нападать на ислам, тем больше христиане будут верить, что я стал одним из них. Если я женщина – повесить вокруг шеи золотой крестик, носить короткие юбки и платья без рукавов. Перестать носить хиджаб, чтобы мусульманские родственники знали, что отныне я отличаюсь от них.

• Употреблять алкоголь и свинину без ограничений, потому что у меня есть свобода.

• Жить без ограничений и делать все, что захочется, потому что все мои грехи прощены.

• Следить за тем, чтобы случайно не употребить мусульманские термины, такие как «аль хамдулиллях» (Благодарение Богу), «инша Аллах» (Если Богу угодно), «асалам алейкум» (Мир вам), «бисмила» (во имя Бога) и «бисмила рахман рахим» (во имя Бога милостивого и милосердного).

• Видеть в арабах и мусульманах врагов, называть их Бога демоном, а пророка Мухаммеда террористом и одержимым педофилом.

• Если я живу в Соединенных Штатах, стать республиканцем и слушать радио ток-шоу, поддерживающие капитализм, демократию, республиканство и Религиозное право. Стать как можно более западным человеком.

^ Все дело в отношении

Когда мы еще жили в Египте, и наш сын был маленький, ему нужно было освоить науку завязывания шнурков на ботинках. В те дни мы не имели современных изобретений, таких как липучка, и всем детям приходилось учиться завязывать шнурки. Нашему сынишке эта наука давалась с трудом. Как-то раз утром я собирался отвести его в школу и заглянул в его комнату, чтобы позвать его к выходу. Он был с головой погружен в завязывание шнурков. Сердце мое наполнилось такой гордостью за сына, что я тихо подозвал жену, и мы стали наблюдать за ним, стоя у дверей его комнаты. Когда он, наконец, заметил нас, он увидел улыбку на моем лице и решил, что я над ним смеюсь. На самом же деле, я улыбался, потому что меня распирала гордость. Сын расплакался и, подбежав, стал меня бить. Как вы думаете, ударил ли я его в ответ? Конечно, нет. Я нежно обнял его и позволил ему бить меня до тех пор, пока его обида не растворилась в моей любви.

Во второй главе вы познакомились с мировоззрением Ахмада. Не было ли у вас мысли, что внутренне с ним спорите? Способны ли мы, разбирая и анализируя сказанное Ахмадом, слушать не просто ушами, но еще и сердцем? В результате мы сами можем преобразиться. В лице Ахмада звучат голоса миллиарда мусульман, которым необходимо услышать добрую евангельскую весть.

Я всегда думал, что главная мысль Книги Иона – обращение Ниневии. Но чем больше я вчитываюсь в эти главы, тем яснее вижу, что книга Ионы рассказывает о миссионере, которому необходимо было обращение. Понимаю, что это звучит как оксиморон: миссионер, нуждающийся в обращении. В одной из последующих глав Книга Ионы рассматривается подробней.

В десятой главе Книги Деяний (Деян.10) излагается история Корнилия, в частности то, как Бог посредством ангела направил его к апостолам, чтобы через них он обрел желание своего сердца. Если бы Бог захотел, Он мог бы легко сообщить Корнилию все, что тому нужно было услышать, устами ангела. Но Бог пожелал задействовать апостола Петра, чтобы тот изменился. Не исключено, что Петру грозило стать этноцентричным иудеем, если бы не посланный Ему Богом опыт общения с язычниками.

Для Петра войти в дом язычника было делом немыслимым. Поэтому Бог и дал ему видение и истолкование видения. Чуть позже прибыли посланные Корнилием и подтвердили правильность видения и истолкования. Из послушания Петр отправился в дом Корнилия, взяв с собой шесть иудеев в качестве свидетелей. Он знал, что по возвращении ему, скорее всего, придется объяснять иерусалимской церкви, почему он вошел в дом язычника. Если бы Петр не увидел того, что Бог совершает среди язычников, возможно, решение иерусалимского собора было бы иным (Деян.15). В ходе общения с домом Корнилия изменилась не только жизнь язычников, изменился сам Петр. Просите Бога о внутреннем преображении в ходе чтения этой книги.

Зная, что мусульмане нуждаются в Евангелии, христиане могут почувствовать свое превосходство. В конце концов, мы носители учения, а они только реципиенты. Мы можем настолько зациклиться на их нужде, что станем совершенно слепы к тому, что Бог желает совершить в нашей жизни. Подобно Ионе мы упустим то, что Бог совершает ради нашего преображения.

В этой главе речь шла о многочисленных наслоениях вокруг Евангелия, которые мусульмане по ошибке принимают за суть Благой вести. Судя по всему, они отвергают Евангелие именно из-за этих наслоений. Впрочем, в Евангелии благости Божьей нуждаются не только мусульмане; мы сами нуждаемся в преображении, чтобы увидеть мусульман Божьими глазами.

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Что вы думаете о словах Ахмада и о словах американского христианина?
2. Поставьте себя на место мусульман. Что может их тревожить при мысли об обращении ко Христу?
3. Прочитайте книгу пророка Ионы. Зачем была написана эта книга?
4. В каком преображении нуждаетесь вы, чтобы иметь здоровое отношение к мусульманам?

^ Глава 7

 

^ Воинственность или терпимость

«Теракт, совершенный в Лондоне в июле 2005 года террористом-смертником, был проявлением вандализма. Самоубийство с целью совершения теракта есть безумие. Меня поражает то, что мусульмане не осуждают подобные действия, хотя они явно достойны осуждения»,
– христианин из Великобритании.

При изложении мусульманского мировоззрения Ахмад сказал следующее: «Читая в Библии об обстоятельствах гибели Самсона, считаете ли вы его террористом? Вините ли вы Самсона за то, что он использовал единственное доступное ему оружие, собственное тело, чтобы убить мирных граждан?».

После 11 сентября 2001 года я получаю по электронной почте множество писем и статей, в которых об исламе говорится как о религии воинствующей. Опрос, проведенный «Вашингтон пост – Эй-Би-Си Ньюз» 9 марта 2006 года показал, что 46 процентов американцев относятся к исламу и мусульманам негативно, что на 7 процентов выше, чем в эмоционально напряженный месяц после теракта 11 сентября 2001 года. Президент Американского института арабистики в Вашингтоне Джеймс Д. Зогби признался, что не удивлен результатами опроса. После сентябрьских событий 2001 года арабский мир подвергается нещадным нападкам со стороны политиков, публицистов и СМИ. Он сказал: «Сегодня напряжение вовсе не спало; нерв практически оголен и может вызвать боль в любую минуту».26)

Но есть и другие мнения. Некоторые утверждают, что «ислам» означает мир, и, следовательно, это религия мира. Слово «ислам» значит покорность, а слово «салям» – мир. По-арабски эти два слова звучат похоже. На волне этих противоречивых мнений я стал получать от друзей письма с просьбой разъяснить истинное положение дел. Что такое ислам? Религия терпимости или религия воинственности? В Коране мы находим и то, и другое.

^ Ключевые учения

В исламе существует три ключевых учения, истолкованием которых определяется принадлежность человека к одной из трех категорий, а именно: «культурные» мусульмане, мусульмане Корана и мусульмане воинствующие. Учения эти таковы: джихад, отделение и следование примеру пророка.

«Джихад» по-арабски означает «бороться». Когда мне впервые попалась в руки симфония Корана, я начал намеренно искать это слово. К своему удивлению я обнаружил, что слово «джихад» встречается в Коране огромное количество раз. Учение о джихаде толкуется одним из трех способов:

1. «Культурные» мусульмане верят, что практиковать джихад значит бороться за свою праведность в повседневной жизни посредством удаления от греха.
2. Мусульмане Корана полагают, что для джихада недостаточно просто бороться за праведность в повседневной жизни посредством удаления от греха. Они идут дальше и говорят, что праведность мусульманина должна приводить к определенной социальной активности. По-арабски это формулируется так: «аль Амр бил маруф ва анил мункар», что означает «умножение добродетели и преодоление порока».
3. Воинственные мусульмане идут еще дальше в истолковании джихада. Они утверждают, что иногда позволительно использовать силу для создания мусульманам надлежащих условий, чтобы они могли исповедовать ислам должным образом. Если при этом погибают люди, считается, что это «необходимые жертвы».

Что касается учения об отделении, то раньше я полагал, что существует только три его истолкования. Однако после 11 сентября 2001 года я столкнулся с четвертым.

1. «Культурные» мусульмане и некоторые мусульмане Корана верят, что быть отделенным от мира значит быть в мире, но быть не от мира. Во многом это истолкование совпадает с тем, как христиане понимают свое отделение от мира.

2. Некоторые мусульмане Корана идут еще дальше и утверждают, что истинное толкование учения об отделении требует от мусульманинаподдерживать общение только с одинаково мыслящими правоверными мусульманами. Правоверный мусульманин, живущий в Каире, должен из чувства долга и преданности Богу ехать за покупками за пять километров в магазин, принадлежащий такому же, как он, правоверному мусульманину. Ходить за покупками в ближайший супермаркет, принадлежащий «культурному» мусульманину, это все равно, что проявлять нерадивость.
3. Некоторые мусульмане Корана и некоторые фундаменталисты идут еще дальше и понимают учение об отделении следующим образом. Подлинное отделение, утверждают они, возможно лишь в том случае, если люди живут в одной общине. Такое понимание отделения исповедуют амиши в Америке. В недавней истории ислама подобное истолкование учения об отделении нашло воплощение в движении Талибан, в Афганистане.
4. Воинствующие мусульмане толкуют это учение по-своему, ужесточая правила игры. Надежные, подлинные мусульмане, принадлежащие к «дому ислама», могут быть посланы в «дом войны» в качестве «кротов». Обязанность «крота» – ассимилироваться во вражеской стране и ожидать времени, когда от него потребуется выполнить важное задание. Некоторые мусульмане, живущие на Западе в качестве «кротов», могут даже заставить себя грешить и употреблять алкоголь вплоть до нескольких дней до выполнения ответственного задания с целью снять с себя всякие подозрения. Их задача – создать у окружающих впечатление, будто они безвредные номинальные мусульмане.

Третье учение – учение о следовании по стопам Мухаммеда в повседневной жизни. Это учение тоже имеет три истолкования:

1. Для некоторых «культурных» мусульман, мусульман Корана и мусульман-фундаменталистов подражание пророку Мухаммеду означает возвращение к менталитету седьмого века. Большинство мусульман едва ли согласится с такой интерпретацией следования примеру Мухаммеда; они стыдятся тех, кто так понимает ислам. Однако не каждый, кто носит белый халат и сандалии и отращивает бороду, подражает пророку Мухаммеду возвращением в седьмой век. То же самое можно сказать и о женщинах, которые покрывают голову, а иногда закрывают и все лицо кроме глаз. Для многих это просто способ заявить о том, что они не желают вливаться в современный мир со всеми присущими ему пороками.

2. Для многих умеренных мусульман следование по стопам пророка Мухаммеда означает умение распознавать зло так же, как это делал он, и готовность мужественно ему противостоять. Мухаммед имел смелость противостать греху идолопоклонства и тем самым подверг свою жизнь множеству опасностей. В Мекке поклонялись самым разным божествам, и четыре из двенадцати месяцев года были отведены для паломничества. В это время в город стекались бесчисленные паломники, а торговля в эти месяцы процветала. Главное в проповеди Мухаммеда было то, что Бог един, и имя Ему Аллах.27) Учение Мухаммеда о единстве Бога и о том, что все другие боги – идолы, вступала в явное противоречие с процветавшим в Мекке идолопоклонством. За подобные речи Мухаммеда гнали и ненавидели, и он даже был вынужден оставить Мекку и перебраться со своими последователями в 622 году в Медину. Помимо идолопоклонства Мухаммед видел и обличал другие грехи, которыми была наводнена Мекка тех времен. Придерживающиеся этого толкования мусульмане верят, что они должнывыявлять пороки современности и со смелостью бросать им вызов.

3. Исламские фундаменталисты исповедуют более строгое истолкование этого учения. В жизни пророка они различают три основных этапа: подполье, объединение и ученичество, а также завершающий этап – распространение. Они верят, что должны следовать той же схеме. Когда их сажают в тюрьму, они считают, что переживают этап подполья, подобно тому, как пророк пребывал в подполье во время гонений в Мекке. По освобождении из заключения в их жизни начинается второй этап следования по стопам Мухаммеда, когда он с учениками перебрался в Медину. Это было началомэтапа объединения и ученичества. Мухаммед собрал своих последователей в Медине, и в первый раз мусульмане смогли поклоняться Богу свободно. Второй этап неизбежно привел к этапу распространения нового учения по городам, где жили первые мусульмане, а также в других городах, племенах и странах.

Прочитав целый ряд книг, написанных мусульманскими фундаменталистами в XX веке, я многое узнал о том, как протекает их повседневная жизнь – в том числе в заключении. Некоторые исламские фундаменталисты, оказавшись в тюрьме или под арестом, укрепляются в своей фундаменталистской вере. В тюрьме им не обязательно вставать в пять утра, но они все равно просыпаются на заре, потому что хотят возносить утренние молитвы вместе. День они проводят в изучении Корана, заучивании сур, обсуждении прочитанного в группах, прослушивании поучений и проповедей своих религиозных лидеров. Когда срок заключения истекает, для них это день окончания «духовной семинарии», и со следующего дня начинается их служение. Мусульманский фундаменталист точно знает, на какой стадии духовного пути он находится – в подполье, на этапе объединения и ученичества или на этапе распространения. На каждом этапе фундаменталист осознает цель и смысл своей жизни. В их жизни нет места для жалости к себе; менталитета жертвы у них не бывает.

^ Коран о терпимости и воинственности

Терпимости в Коране посвящено несколько мест. Чаще всего цитируется сура 2:256: «В религии нет принуждения». Иными словами, ислам нельзя навязывать немусульманам. Немусульмане свободны поклоняться Богу, как им заблагорассудится. В другом отрывке сказано: «Если бы Аллах пожелал, уверовали бы все, кто живет на земле. Поэтому не печалься из-за неверия многобожников. Ведь никто не уверует вопреки своему желанию, и ты не сможешь вынудить людей верить в истину и поклоняться Аллаху. И тебе не надлежит заставить их верить; чтобы ты ни делал, они останутся неверными» (Сура 10:99). О терпимости также говорится в суре 18:29: «Истина, которая исходит от вашего Господа. Тот, кто пожелает, уверует в Него, а тот, кто не желает, не уверует и навредит только себе».

Еще один значительный отрывок о терпимости, сура 42:48, гласит: «Если многобожники откажутся от того, к чему ты, о посланник Мухаммед, их призвал, не печалься! Ведь ты не надзиратель за их деяниями. Тебе надлежит только передать им Откровения». Из этих слов ясно, что Мухаммеду не следовало играть роль надзирателя и удерживать мусульман от отступничества. Фанатичные мусульмане, как правило, не замечают подобные суры или намеренно их игнорируют.

Что касается нетерпимости и воинственности, то этой теме в Коране посвящено несколько мест. Фундаменталисты делают акцент на «воинственных» отрывках, а умеренные – на отрывках, посвященных терпимости. Любопытно, что в Коране есть один отрывок, который используется в качестве веского аргумента как либералами, так и фундаменталистами. Речь идет о суре 2:190–193:

«Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границ дозволенного. Воистину, Аллах не любит преступающих границы. Убивайте неверующих, где бы вы их ни встретили, изгоняйте их из тех мест, откуда они вас изгнали, ибо для них неверие хуже, чем смерть от вашей руки. И не сражайтесь с ними у Запретной мечети, пока они не станут сражаться в ней с вами. Если же они станут сражаться у Запретной мечети, то убивайте их. Таково воздаяние неверным! Если же они уклонятся от сражения, то ведь Аллах – прощающий, милосердный. Сражайтесь с ними, пока не сгинет неверие и не утвердится вера в Аллаха. Если же они отрекутся от неверия, то не должно быть вражды, кроме как к нечестивцам».

В интерпретации умеренных этот текст означает, что мусульмане не должны инициировать конфликты; как только прямое противостояние закончилось, необходимо искать мира любой ценой. Они акцентируют такие фразы, как: «не преступайте границ дозволенного», «Бог не любит преступающих границы», «Не сражайтесь с ними… пока они не станут сражаться… с вами». Применение силы оправдано лишь при необходимости самозащиты.

В интерпретации фундаменталистов тот же самый текст означает следующее: мусульмане должны воевать против всех немусульман, пока ислам не восторжествует в мире и неверные не будут приведены в покорность. Акцент они делают на следующих фразах: «Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас», «Убивайте неверующих, где бы вы их ни встретили, изгоняйте их из тех мест, откуда они вас изгнали, ибо для них неверие хуже, чем смерть от вашей руки», «…убивайте их. Таково воздаяние неверным!», «Сражайтесь с ними, пока не сгинет неверие…».

^ Доводы умеренных

Доводы умеренных проистекают из допущения, что некоторые части Корана не имеют универсального приложения, но относятся только ко временам пророка Мухаммеда. Есть и другие части, которые применимы во все времена – не только во времена пророка. Наиболее ярко этот взгляд был сформулирован Махмудом Таха, суданским богословом, повешенным в 1985 году в Судане за свои воззрения. Подробно свою богословскую систему он изложил в книге «Второе послание ислама». По убеждению Махмуда Таха, во время пребывания в Мекке Мухаммед получил от Бога главное, основное откровение.28)

С точки зрения этого богослова, учение Мухаммеда было чистым, и поэтому люди не были готовы его принять и гнали пророка. От жестоких гонений Мухаммед и его последователи спасались в Эфиопии. Спустя какое-то время, они решили, что стратегически целесообразней перебраться в Медину, что и было сделано в 622 году. Медина находилась в 250 милях к северу от Мекки, в Саудовской Аравии.

Махмуд Таха писал, что в Медине Мухаммед получил от Бога «смягченное» откровение для тех, кто не был готов к высокому откровению по причине жестокосердия.29) Таха воспринимал высокое откровение почти так же, как мы воспринимаем Нагорную проповедь. Он верил, что мусульмане должны вернуться к высокому откровению, которое было дано Мухаммеду в Мекке. Он и его последователи считали, что суры периода Мекки имеют больший вес, чем суры Медины. Высокое откровение говорит о Боге и Его свойствах, о терпимости и о попечении о вдовах и сиротах, тогда как «смягченное» учение, ниспосланное в период Медины, включает тексты о нетерпимости и воинственности.

Д-р А.А. Ан-Наим, мусульманин-либерал, правовед и правозащитник, – один из приверженцев теории Махмуда Таха. Юридическое образование он получил в Судане и Кембриджском университете, а степень доктора – в Эдинбургском университете, Шотландия. Свои исследования он посвятил вопросу о сопоставимости предложенного Махмудом Таха толкования с западной концепцией прав человека. В частности он писал:

«Если акцент современного исламского права не сместится с текстов Корана и Сунны периода Медины, легших в основание шариата, то избежать серьезных и принципиальных нарушений прав человека едва ли удастся. Как уже было сказано в отношении конституционализма, уголовного судопроизводства и международного законодательства, традиционные методы реформирования в рамках шариата не могут привести к достижению должного уровня реформ. Для достижения должного уровня реформ необходимо отставить в сторону тексты Корана и Сунны периода Медины как отслужившие своей исторической, переходной цели, и применять тексты периода Мекки, которые хоть и были практически нереализуемы, однако являются единственным правильным путем развития».30)

Большинство мусульман назовут Махмуда Таха и Ан-Наима крайними либералами, но это не делает их немусульманами. Книга «Либеральный ислам» не стала причиной для их отлучения от исламского сообщества. Их просто записали в категорию либеральных мусульман, невзирая на то, что даже сам редактор издания, Курцман, не согласился с изложенными в ней богословскими воззрениями.

^ Доводы фундаменталистов

Чтобы адекватно изложить доводы фундаменталистов, необходимо прежде разобраться с теорией упразднения. Упразднение означает отмену раннего откровения более поздним. Этот аспект появился в исламе после появления сатанинских стихов. Что такое упразднение и сатанинские стихи, выяснится после краткого экскурса в историю.

Согласно историкам Корана, свой сверхъестественный опыт Мухаммед получил в 613 году во время общения с Богом. Он имел возможность проводить много часов в молитве, поскольку был женат на Хадидже, богатой вдове. Пророка мучил один вопрос: почему Бог оставил арабов? Иудеи имели собственных пророков и книги, написанные на иврите. У христиан также был свой пророк (Мухаммед считал Иисуса пророком христиан) и книги, написанные на их языке.31) Почему же у арабов не было собственного пророка и книги, написанной на их языке? Согласно мусульманской традиции, когда Мухаммед страстно взывал к Богу и возносил Ему свой вопрос, в видении ему явился архангел Гавриил. В результате этого опыта Мухаммед утвердился в своем пророческом призвании. (Других непосредственных откровений свыше у него не было. Мусульмане считают, что сверхъестественное откровение приходило к Мухаммеду постепенно, по несколько предложений за раз, в период с 613 по 632 годы, то есть до самой его смерти.)

Ниспосланное через архангела Гавриила откровение, согласно мусульманской традиции, является посланием из Небесной Книги (Аль лавх аль махфуз). Мусульмане верят, что частично откровение была дарована Моисею (Таврат), а частично – Давиду (Забур). Обе этих части вошли в состав Ветхого Завета. Последующее откровение было ниспослано Иисусу, который в свою очередь передал его ученикам (инджил), которые и составили Новый Завет. От своих предшественников Мухаммед отличался тем, что был неграмотен. Моисей, Давид и Иисус умели читать и писать, а Мухаммед не умел. Поэтому ниспосланное откровение было продиктовано ему слово в слово, по нескольку предложений за раз. Пророк запоминал посланные ему утверждения, а затем быстро передавал их тем, кто умел читать и писать. Мусульмане верят, что Коран – это истинное слово из Небесной Книги. Можно сказать, что содержание Корана это как бы фотокопия Небесной Книги. То, что христиане относят только к Десяти Заповедям, мусульмане относят ко всему Корану.

Но вернемся к сатанинским стихам. К жителям Мекки Мухаммед обратился с проповедью о том, что боги, которым они поклонялись, на самом деле являются идолами, и что существует только один Бог. Купцы города восприняли это учение в штыки, поскольку в течении четырех паломнических месяцев получали большие прибыли. На Мухаммеда и его последователей начались гонения. В Мекке был широко распространен культ трех богинь – Аллы, Уззы и Манат, и Мухаммед размышлял о том, можно ли совместить поклонение этим трем богиням с поклонением Аллаху, не вступая в противоречие с единобожием. Глядя на христианство, он не нашел противоречия между верой в Бога и признанием ангелов. В тот день Мухаммед, по собственному убеждению, получил откровение от Бога, что поклонение Богу можно совмещать с поклонением трем богиням. Народ Мекки был весьма обрадован этим откровением и стал более восприимчив к учению Мухаммеда.

Но очень скоро Мухаммед понял, что совершил серьезную ошибку, и что во время получения откровения в его мысли вкралась сатанинская ложь. Эти мысли и называют сатанинскими стихами (см. суру 53, аяты 19–23). Согласно традиции, позднее Мухаммед получил еще одно откровение, исправившее сатанинские стихи. На этом событии и основана теория упразднения. Эта теория гласит, что позднее откровение имеет больший вес, чем раннее. На вопрос, может ли Бог изменять Свои мысли, ниспосылая человеку противоречивые откровения, Мухаммед отвечал, что Бог – всевластный Владыка над всей вселенной и потому свободен менять Свои повеления. В Коране сказано: «Мы не отменяем и не предаем забвению ни один аят, не приведя лучше его или равный ему. Разве ты не знаешь, что Аллах властен над всем сущим?» (Сура 2, аят 106). На этом и основывается теория упразднения.

Согласно одному из ранних аятов, употребление вина может иметь и добрые, и дурные последствия (Сура 2, аят 219). Но более поздний аят запрещает алкоголь вообще (Сура 5 аяты 93–94). Последующее откровение аннулирует или упраздняет предшествующее. В Мекке ученикам было дано увещевание молиться всю ночь (Сура 73, аяты 2–4), однако в Медине, вследствие умножения повседневных забот, Мухаммед получил откровение о том, что мусульманам не нужно молиться всю ночь. Таким образом, первоначальное откровение было смягчено (Сура 73, аят 20).

Примеры с алкоголем и всенощными молитвами безобидны. Вопрос о соотношении терпимости и воинственности стоит намного острее. Дело в том, что хронологически откровение о терпимости предшествует откровению о воинственности. Применяя принцип упразднения, мы должны приписать текстам о воинственности большую значимость, чем текстам о терпимости, на том основании, что тексты о воинственности датируются более поздней датой. Для мусульманских фундаменталистов и активистов теория упразднения имеет ключевое значение; они убеждены, что с богословской точки зрения их позиция более обоснованна, чем позиция умеренных и либеральных мусульман.

В отличие от фундаменталистов, Махмуд Таха и его ученик Ан-Наим не принимают теорию упразднения: они считают, что первоначальное высокое откровение имеет больший вес, чем позднее откровение, ниспосланное в конкретном историческом контексте и служившее переходным целям.

Существует ли в Библии нечто подобное теории упразднения? Несомненно. В1Цар.15:1–3 сказано:

«И сказал Самуил Саулу: Господь послал меня помазать тебя царем над народом Его, над Израилем; теперь послушай гласа Господа. Так говорит Господь Саваоф: вспомнил Я о том, что сделал Амалик Израилю, как он противостал ему на пути, когда он шел из Египта; теперь иди и порази Амалика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла».

В книге Второзаконие (Втор.7:1–2) Моисей повелевал народу сделать следующее:

«Когда введет тебя Господь, Бог твой, в землю, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею, и изгонит от лица твоего многочисленные народы, Хеттеев, Гергесеев, Аморреев, Хананеев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев, семь народов, которые многочисленнее и сильнее тебя, и предаст их тебе Господь, Бог твой, и поразишь их, тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их».

В современной терминологии то, что Самуил повелел царю Саулу, и то, что Моисей повелел народу израильскому, называется «этнической чисткой». В Новом Завете, однако, мы видим совершенно иное учение. В Мф.5:43–48 Иисус наставляет Своих учеников: «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный».

Вопрос: каким текстам мы придаем большее значение, ветхозаветным или новозаветным, в которых Иисус учит нас относиться с любовью даже к врагам? В нашем случае Новый Завет был дан позже Ветхого. В Коране же учения о терпимости и воинственности поменяны местами, поэтому исламские фундаменталисты имеют более обоснованную богословскую позицию, если брать во внимание теорию упразднения.

^ Теракт-самоубийство

Когда мы слышим о том, как люди взрывают себя с целью совершения терактов, нас это шокирует и ошеломляет. Как могут люди такое делать? Но шокирует ли нас рассказ о том, как Самсон воспользовался единственным доступным ему оружием, собственным телом, чтобы убить мирных граждан? Разве совершение самоубийства во время войны так уж необычно?

В ходе Второй мировой войны японские пилоты совершили самоубийство с целью выполнения стратегической миссии, и заслужили тем самым славу и почет у своего народа. Группа американских летчиков, достигнув стратегических позиций, решила пересечь так называемую «точку невозвращения»32) и принесла себя в жертву ради скорейшего окончания войны. Эти летчики стали образцом мужества, патриотизма и самопожертвования.

Каким же образом теракты-самоубийства превратились в наиболее часто используемый вид оружия среди палестинцев, иракцев и других мусульман?

1. В ходе ирано-иракского конфликта в 80-х годах прошлого века в иранскую армию вступили добровольцы-подростки. Они были слишком молоды, чтобы участвовать в боевых действиях, а на их подготовку не было времени. Поэтому они предложили себя в добровольную жертву – выстроились в длинную шеренгу перед вражескими позициями и намеренно подрывались на заложенных иракцами минах. На родине их окружили бессмертной славой.
2. Члены ливанской организации Хесболла пользуются у себя на родине большим уважением за проводимую ими социальную работу. Они активно участвуют в мероприятиях по предоставлению дешевых услуг бедной части населения, которая не в состоянии удовлетворить даже самые насущные потребности. Кроме того, Хесболла оказывает активное вооруженное сопротивление израильскому присутствию на юге Ливана, полагая, что фермы Шеба присвоены Израилем. Организация принимает активное участие в политическом процессе в Ливане. Долгие годы Хесболла поддерживает прочные связи с Ираком, поскольку относится к шиитской ветви ислама. Идея терактов-самоубийств пришла в ливанскую организацию Хесболла из Ирана.
3. Некоторые палестинцы, в том числе Хамас, начали использовать теракты-самоубийства в борьбе с израильской оккупацией, а благодаря СМИ этот метод постепенно перекочевал в Ирак, Россию и в другие части света.

На Западе теракты-самоубийства считаются актом вандализма и варварства, и я согласен с этой оценкой. Если бы палестинцы прибегали к ненасильственным методам сопротивления, все было бы гораздо лучше.

Но теракты-самоубийства – следствие безысходности. Безусловно, палестинцы достигли бы более ощутимых результатов, если бы не использовали насилие в своих действиях и идеологии.

И все же мусульманский мир смотрит на таких самоубийц, как на героев веры. Они – мужественные мужчины и женщины, готовые пожертвовать собой ради освобождения родины от захватчиков. Когда палестинцы шли с камнями против бронетранспортеров, танков, автоматов и военных самолетов, они вызывали смех. Но когда они изобрели новое оружие, собственные тела, у них появился реальный шанс в неравной борьбе. Некоторые стали добровольными самоубийцами ради достижения достойных с их точки зрения целей, другие – из примитивных побуждений, таких как скорейшее попадание в рай и обретение райского блаженства взамен нищенскому существованию.

В апреле 2002 года я изложил в письме к президенту Бушу ряд мыслей в отношении терактов-самоубийств. Что касается меня лично, то я глубоко убежден, что если бы палестинцы и другие угнетаемые народы планеты следовали по стопам Ганди, Мартина Лютера Кинга-младшего, а в конечном итоге, и Самого Иисуса Христа, и практиковали бы ненасильственные методы сопротивления, наш мир был бы совершенно иным. Вот один абзац из этого письма:

«Средства массовой информации США пытаются представить террористов-смертников как грязных и алчных убийц, позарившихся на деньги, которые Садам Хусейн пообещал их семьям. Насколько я изучал исламский фундаментализм, это неверная интерпретация. На Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа террористы-смертники пользуются глубочайшим уважением как герои, отдавшие свою жизнь за свободу. Это отчаявшиеся люди в отчаянном положении, безо всякой надежды на будущее. Что касается меня, то я считаю, что террористы-смертники начинают с кратковременного приступа фанатизма, но потом жизнь в угнетении и в притеснениях превращает это временное безумие в оправданный патриотизм».

В этой главе рассматривался ряд учений и верований мусульман. У каждого из этих учений есть свои толкования. От того, какое толкование принимает мусульманин, зависит, станет ли он умеренным или фундаменталистом. Кроме того, от этого зависит, насколько мусульманин открыт к христианской вере.

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Перечитайте приведенное в начале главы высказывание христианина из Великобритании. Что вы думаете об этих словах и о том, что сказал Ахмад о терактах-самоубийствах?
2. Что общего между исламским джихадом и вооруженными конфликтами в других религиях? Например, в 1995 году правый израильский радикал Игал Амир организовал убийство премьер-министра Израиля Ицхака Рабина по причине несогласия с мирными соглашениями, подписанными в Осло. Как это сопоставимо с воинственностью джихадистов?
3. Находите ли вы обоснованным фундаменталистский взгляд на учение об отделении и следовании по стопам Мухаммеда?
4. Что вы думаете о теории упразднения? Что делает ее опасной в контексте ислама?
5. Как по-вашему, почему мусульмане, мужчины и женщины, готовы пойти на самоубийство за мусульманскую веру? Можете ли вы поставить себя на их место и понять их мотивы?

^ Часть вторая. Учение. Анализ ключевых вопросов

^ Глава 8

 

^ В общении с народами

«Если они хотят познакомиться с нашим богословием в чистом виде, им придется выучить христианскую терминологию»,
– христианин из Иордании.

«Библия учит, что мы должны быть отделены от мира»,
– христианин из Узбекистана.

Излагая пункты своего мировоззрения, Ахмад сказал в частности следующее: «Если вы так желаете донести до нас свою религию, почему вы не используете понятный нам язык? В Египте были христиане, которые легко находили контакт с нами, мусульманами, но у меня сложилось впечатление, что большинство из них предпочитало оставаться в изоляции. Мне часто приходил в голову вопрос, не содержится ли в Библии учение об изоляционизме?»

В этой главе я хотел бы привлечь ваше внимание к двум значительным периодам в ветхозаветной истории народа Божьего. Речь идет о периодах египетского и вавилонского пленений. Из этих двух отрезков израильской истории мы можем почерпнуть полезные уроки для наших отношений с мусульманами. Но, прежде всего, разберемся с парой важных моментов, а именно с этноцентричностью как противоположностью благословения и так называемыми «тремя картинками».

Однажды христианка, родом из Юго-Восточной Азии, приехала в Северную Африку и нанялась в мусульманскую семью помощницей в ведении домашнего хозяйства. По-английски эта женщина почти не говорила. Члены семьи, состоявшей из отца, матери и шестилетней дочери, говорили по-английски с трудом. Но, как бы то ни было, им пришлось общаться единственным доступным им способом – с помощью международного языка, английского. Эта женщина искренне любила Господа. Ее смиренное отношение, любовь и самоотверженность стали ярким свидетельством о Христе. Она полюбила эту семью и стала для шестилетней девочки второй матерью, несмотря на то, что их общение было неполноценным.

Как-то раз девочка вбежала в комнату этой женщины и застала ее молящейся на коленях. Вежливо дождавшись, пока женщина закончит свои молитвы, она спросила на ломаном английском: «Ты что, молилась?» «Да», – ответила женщина. «А с кем ты говоришь, когда молишься?» – спросила девочка. «Со Христом». «Научи меня, пожалуйста, молиться Христу?» «Но я не умею молиться Христу по-английски, только на моем родном языке, тагальском».33)

Девочка упросила женщину научить ее этой молитве, пусть даже на тагальском! По ее настоянию, женщина продиктовала ей молитву на тагальском языке, а девочка записала ее арабскими буквами, не понимая значения слов. Прошло какое-то время, и женщине пришлось уехать на родину. А девочка молилась каждый вечер на чужом языке в течение десяти лет!

Как-то раз, уже будучи подростком, она сидела в своей комнате с маленьким радиоприемником и слушала радио на коротких волнах. Вдруг она услышала голос, который часто повторял имя Масих, Христос, по-арабски. Она узнала это слово. Долгие годы она обращалась в молитве ко Христу, однако большая часть из того, что она услышала по радио, осталась для нее непонятной. Диктор говорил по-арабски, на ее родном языке, и все же слова казались чужими и туманными. В конце передачи она, наконец, услышала то, что ее обрадовало. Диктор сказал: «Продолжение нашей программы слушайте завтра и каждый вечер в это же время».

«Наконец-то, Бог ответил на мои молитвы», – подумала она. В тот день она боялась дотронуться до приемника, чтобы случайно не сбить частоту и не потерять станцию – трансляция шла на коротких волнах. С этого дня она начала слушать христианскую радиостанцию по пятнадцать минут каждый вечер. Ей понадобилось около шести месяцев, чтобы понять, что часто употребляемое диктором имя Иасу – так называют Иисуса христиане-арабы – означает того же самого человека, которого в Коране зовут Ис. Иисус.34)

Что, по-вашему, чувствовал Бог, зная, что эта девушка по-настоящему жаждет узнать Его драгоценного Сына, и одновременно видя, каким образом местная арабская церковь доносит Евангелие до народов Ближнего Востока в этой радиопрограмме? Что думает Бог о тех способах, которые мы избираем для распространения Благой вести среди окружающих нас людей? Делаем ли мы все возможное, чтобы раскрыть им суть Благовестил на доступном и понятном им языке?

Этой историей я хотел показать, что христиане-арабы уже несколько веков используют в своей проповеди христианский религиозный язык, который чужд и непонятен для арабов-мусульман. Этноцентричные христиане всех стран мира склонны возводить преграды вместо того, чтобы возводить мосты.

^ Этноцентричность как противоположность благословению

Этноцентричность дает чувство принадлежности ценой изоляции. Мы принадлежим к разным народам, нациям, культурам и субкультурам. У каждой субкультуры, как правило, есть свой язык, свои обычаи, свои ценности. Неудивительно, что девушка из нашей истории не могла понять более 30 процентов из того, что говорилось в христианской радиопрограмме, хотя все это звучало по-арабски! Многие христиане-арабы живут в отдельных субкультурах со своим языком, они женятся только на своих и стараются жить обособленно от мусульман.

На протяжении своей истории иудеям приходилось вступать в общение с окружавшими их народами и постоянно поддерживать равновесие между ассимиляцией и изоляцией. Во времена Ветхого Завета народ Божий должен был отделиться от окружавших его народов, чтобы не оскверниться их идолопоклонством. Опасность была велика как для тех, кто оставался в Иудее во время Вавилонского пленения, так и для тех, кто вернулся из изгнания – хотя и в меньшей степени.

Но одновременно с этим израильтяне были призваны стать благословениемдля всех народов. Великому патриарху Аврааму Бог сказал: «И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей… в землю, которую Я укажу тебе; и Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя… и благословятся в тебе все племена земные». Отношение Авраама к окружавшим его народам было иным, чем отношение к ним Иисуса Навина или Самуила. Иудеям Бог дал одновременно привилегию и ответственность. Пользоваться привилегией им было просто, и они держались за нее изо всех сил, а об ответственностизачастую забывали.

С подобным искушением сталкивались не только израильтяне в Ветхом Завете, но и весь народ Божий во все века и по всему миру. Впасть в этноцентричность очень просто.

В ночь перед Своим распятием Иисус в молитве за учеников и за всех нас излил душу перед Богом-Отцом (см. Ин.17:20). Он искренне молился о том, чтобы Его ученики смогли успешно балансировать между этими двумя крайностями. Они не должны отделяться от мира настолько, чтобы стать обособленной этноцентричной общиной, но и не должны ассимилироваться с миром, чтобы не стать обмирщенными. Иисус не хотел, чтобы Его последователи потеряли «соленость» и стали бесполезными (Мф.5:13). В Своей молитве Он просил Отца:

«Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную. Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. Они не от мира, как и Я не от мира. Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина. Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир».

Эта молитва изобилует описаниями того, что значит балансировать между двумя крайностями. Христиане не от мира сего, но они в мире и должны быть светом и солью. Своим ученикам Иисус сказал:

«Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий наверху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного».

^ Три картинки

Размышляя о живущих в мире, я мысленно нарисовал три картинки, схематически изображающие разные категории людей. Вот картинка № 1:

pic4

На первой картинке я изобразил рожденных свыше христиан, на которых Евангелие повлияло лишь отчасти. У них закрашены только головы. Это «святая тусовка». Они отделены от основного общества по причине своих страхов, чувства незащищенности и христианской субкультуры. Они не знают, как общаться с людьми нецерковными и прикрывают свое чувство неуверенности «внешней святостью». Они боятся оскверниться миром и потому держатся вдали от него. Ярким представителем этой первой категории верующих является миссионер Иона. Иона был этноцентричен, как и весь народ Божий на тот период своей истории.

На второй картинке представлена вторая крайность:

pic5

Здесь мы видим другую группу рожденных свыше христиан, которые затронуты Евангелием лишь отчасти. Я закрасил только их головы, но не тела. От христиан первой категории они отличаются разительным образом, и все же они ничуть не более эффективны в плане распространения евангельской вести. Христине второй категории пребывают в мире, но они стали обмирщенными. Это учителя, потерявшие учение. Когда они собираются с мужеством и вступают в общение с неверующими людьми, им задают резонный вопрос: «Кто ты такой, чтобы рассказывать мне о Христе? Разве в твоей жизни есть что-то, что дает тебе право говорить мне о Христе?»

С искушением обмирщения пришлось столкнуться ветхозаветной царице Есфирь, после того, как она стала одной из жен царя Артаксеркса. Она боялась подойти к своему мужу, царю, чтобы попросить милости для своего народа. В эти моменты ею двигал страх и нежелание покидать свою зону комфорта. Мардохей, родственник и наставник Есфири, подал ей в письме отрезвляющую мысль, что если она не пожелает подвергнуть себя риску ради спасения своего народа, то Бог найдет ей достойную замену. Есфирь собралась с силами и решила пойти на риск. Успешное балансирование между обмирщением и изоляцией можно представить следующим рисунком:

pic6

Обратите внимание, что на картинке № 3 я закрасил не только голову, но и все тело человека. Евангелие оказывает воздействие на все аспекты их жизни, и они преображаются, живя в мире. Они имеют связь с тем обществом, в котором живут. Они в мире, но не от мира. Балансируя между двумя крайностями, они стараются избежать и изоляции (картина 1), и обмирщения (картина 2). Они – соль и свет. Это добрая закваска, распространяющаяся по всему обществу с благодатью и истиной.

В 1-м послании Павла к Коринфянам об отделении от мира говорится шокирующим образом. Апостол призывает руководителей церкви принять строгие меры в отношении брата, виновного в кровосмешении.35) Вот что пишет Павел:

«Я писал вам в послании – не сообщаться с блудниками; впрочем не вообще с блудниками мира сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира сего. Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе».

Интересно, что отделение от мира в этом контексте не означает отделение от аморальных людей вообще. Если бы христиане отделились от людей мира, они впали бы в крайность, представленную в картинке № 1. Но с другой стороны, если бы они стали потворствовать нераскаявшемуся грешнику и идти на компромисс с грехом, то впали бы в крайность, представленную в картинке № 2. Павел призывает их отделиться не от нехристиан вообще, а от рожденных свыше христиан, которые не оставляют блуда, любостяжания или идолопоклонства.

Что же говорит нам Павел в этом тексте? Что если он повелевает нам избегать изоляционизма, то есть не отделяться от мусульман и нецерковных людей мира сего? Среди этих самых людей Бог призвал нас быть солью и светом. Что если нам следует отделиться от тех рожденных свыше христиан, которые ненавидят мусульман, чернят их и, упиваясь собственной праведностью, глядят сверху вниз на людей нецерковных? Что если пребывание среди этих высокомерных снобов может привести к тому, что я сам заражусь их снобизмом, сепаратизмом и буду руководствоваться этноцентризмом, а не любовью? Если это правильное истолкование, то перед нами поистине радикальное учение. Любить мусульман и избегать напыщенных христиан – очень радикально.

^ Египетский плен

Все мы знаем, что семейство Иакова, в котором вырос Иосиф, едва ли назовешь благополучным. В Египет Иосиф попал из-за мести завистливых братьев. Мы также знаем, что в египетской тюрьме Иосиф оказался по причине уязвленного самолюбия жены Потифара. Но Бог по милости Своей ниспослал фараону, владыке одной из сверхдержав того времени, тревожный сон. Во сне фараону было явлено состояние экономики на ближайшие четырнадцать лет. Вообразите себе президента Соединенных Штатов, получившего от Самого Бога сведения о наиболее эффективном способе вложения средств на ближайшие семь лет и о состоянии экономики в течение следующих четырнадцати лет.

Поскольку фараон не знал, как толковать символы своего видения, Бог милостиво даровал Иосифу способность к истолкованию снов. В результате между фараоном и Иосифом образовалась тесная связь. Иосиф стал правителем, то есть премьер-министром Египта, и на его плечи легла обязанность экономического планирования. У него были несомненные преимущества, ибо он понял то, что Бог открыл фараону во сне: Египет ожидают семь лет изобилия, а затем семь лет неурожая. Как же Иосиф подошел к планированию будущего, и к чему это привело?

В Быт.46 мы читаем о том, что сделал Иосиф:

«И сказал Иосиф братьям своим и дому отца своего: я пойду, извещу фараона и скажу ему: братья мои и дом отца моего, которые были в земле Ханаанской, пришли ко мне; эти люди пастухи овец, ибо скотоводы они; и мелкий и крупный скот свой, и все, что у них, привели они. Если фараон призовет вас и скажет: какое занятие ваше? то вы скажите: мы, рабы твои, скотоводами были от юности нашей доныне, и мы и отцы наши, чтобы вас поселили в земле Гесем. Ибо мерзость для Египтян всякий пастух овец» (Быт.46 31–34).

Конечно, нет ничего неправильного в том, чтобы заботиться о своей семье, когда она переживает бедствие. Но Иосиф знал, что земля Гесем в дельте Нила самая плодородная в Египте и научил своих братьев говорить с фараоном так, чтобы их поселили именно в Гесеме. Почему-то я сомневаюсь, что Иосиф руководствовался в этом случае исключительно желанием благополучия для египтян и намерением оградить их от осквернения.

Из следующего текста мы узнаем отношение фараона к просьбе Иосифа:

«И сказал фараон Иосифу: отец твой и братья твои пришли к тебе; земля Египетская пред тобою; на лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих; пусть живут они в земле Гесем; и если знаешь, что между ними есть способные люди, поставь их смотрителями над моим скотом. И привел Иосиф Иакова, отца своего, и представил его фараону» (Быт.47:5–7).

Когда я был молодым христианином, я думал, что события 50-й главы Книги Бытия и первых глав Книги Исход не разделены большим временным промежутком. Я полагал, что евреев стали притеснять сразу после смерти Иосифа, и примерно в то же время родился Моисей. Кроме того, я думал, что, коль скоро фараоны во времена Моисея были злы, следовательно, все фараоны были злы, в том числе и фараон, который был при Иосифе. Но теперь я знаю, что после фараона, жившего при Иосифе, и до фараонов времен Моисея, прошло по меньшей мере четыреста лет, за которые сменилось около двадцати фараонов. В Быт.47:11–12 мы видим, что фараон, живший при Иосифе, был хорошим человеком, и что он ради любви к Иосифу проявил щедрость к его родным. К тому же он был достаточно смирен, чтобы снизойти до личной встречи с Иаковом и принять от него благословение как от человека преклонного возраста. В Быт.47:11–12 сказано о том, как Иосиф поселил своих родственников в дельте Нила и обеспечил их землей и пропитанием в тяжелые годы. «И поселил Иосиф отца своего и братьев своих, и дал им владение в земле Египетской, в лучшей части земли, в земле Раамсес, как повелел фараон. И снабжал Иосиф отца своего и братьев своих и весь дом отца своего хлебом, по потребностям каждого семейства».

Как же Иосиф обращался с египтянами во время пребывания на посту правителя Египта? В Быт.47 мы видим совершенно другой подход. Он не распределил накопленное за семь лет изобилия добро между голодными массами. У него были совершенно другие планы:

«И не было хлеба по всей земле, потому что голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская. Иосиф собрал все серебро… И серебро истощилось в земле Египетской и в земле Ханаанской. Все Египтяне пришли к Иосифу и говорили: дай нам хлеба; зачем нам умирать пред тобою, потому что серебро вышло у нас? Иосиф сказал:пригоняйте скот ваш, и я буду давать вам за скот ваш, если серебро вышло у вас. И пригоняли они к Иосифу скот свой; и давал им Иосиф хлеб за лошадей… И прошел этот год; и пришли к нему на другой год и сказали ему: не скроем от господина нашего, что серебро истощилось… ничего не осталось у нас пред господином нашим, кроме тел наших и земель наших… И купил Иосиф всю землю Египетскую для фараона… И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого. Только земли жрецов не купил, ибо жрецам от фараона положен был участок… И жил Израиль в земле Египетской, в земле Гесем, и владели они ею, и плодились, и весьма умножились» (Быт.47:13–18, 20–22, 27 курсив добавлен).

Помощь народу во время голода, пришедшая в результате мудрого планирования, была волей и промыслом Бога. В противном случае Бог не дал бы фараону пророческих сновидений. Однако конкретные методы реализации этой помощи были оставлены на Иосифа. Тот же, вместо того чтобы проявить справедливость, обеспечил благосостояние своим родным и обогатил фараона за счет голодных масс. Если бы вы были на месте Иосифа, правителя всего Египта, разве не нашли бы вы иного способа осуществить Божьи намерения, без превращения египтян в рабов? Разве нельзя было бы сделать это без навязывания одной из сверхдержав древнего мира феодальной системы правления?

Я лично считаю, что из-за действий Иосифа еврейский народ стал на путь, приведший, в конечном итоге, спустя четыреста лет, к превращению израильтян в этноцентричную общину. Что повлияло на решение Иосифа, до конца неясно – возможно, тот факт, что он вырос в неблагополучной семье, а также темперамент. В Египет потомки Иакова пришли в количестве шестидесяти шести человек, а через четыреста лет умножились до трех миллионов. В это время они составляли двадцать процентов населения страны, у них была своя земля и собственность в отличие от египтян, которые томились в рабстве.

Как, по-вашему, выучили ли израильтяне местный язык? Заботились ли они о благосостоянии египтян? Какой из трех представленных выше картинок они соответствуют больше всего, первой, второй или третьей?

В Книге Исход мы узнаем, что было спустя четыреста лет:

«И умер Иосиф и все братья его и весь род их; а сыны Израилевы расплодились и размножились, и возросли и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля та. И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли нашей».

Как относились египтяне к еврейскому народу? Видели ли они в них представителей картинки 1, 2 или 3? Из отрывка ясно, что даже спустя четыреста лет местное население воспринимало евреев как чужеземцев. Их подозревали в том, что во время войны они могут предать интересы давшей им убежище страны и переметнуться на сторону врага.

^ Вавилонский плен

Если в Египте на народ Божий смотрели как на этноцентричную общину, и, возможно, такой тенденции неосознанно способствовал Иосиф, в вавилонском плену народ Божий пошел по совершенно другому пути и стал благословением для народов.

Рассмотрим подробности пребывания израильтян в вавилонском плену. В 722 году до н. э. ассирийское войско вторглось в пределы северного царства Израиль и его столицу Самарию. Началась этническая чистка: огромное количество израильтян было уведено в Ассирию в качестве рабов, а их земли были заняты ассирийцами. Подобные чистки часто устраивались ассирийцами и другими могущественными державами древнего мира. Ко времени Христа произошло такое смешение между народом северного царства, ассирийцами и другими народами, что евреи южного царства стали смотреть на самарийцев как на народ нечистый.

В 722 году до н. э. ассирийская армия продолжила свое нашествие и, достигнув Иерусалима, взяла его в кольцо осады. Однако захватить город им не удалось. Иерусалимские иудеи верили, что своим спасением они обязаны чуду. Ассирийской армии пришлось быстро отступить и вернуться в Ассирию. Это случилось во времена пророка Исайи.

В 586 году до н. э. в землю иудейскую вторглась другая армия, и снова Иерусалим оказался в кольце окружения. В то время многие пророки пытались подражать патриотизму Исайи. Они верили, что, покуда стоит храм, Иерусалим не падет от руки врага. Но пророк Иеремия провозгласил, что Божья воля в том, чтобы иудеи сложили оружие и сдались. Евреи возненавидели Иеремию за то, что тот отказался проводить «патриотическую линию». На самом же деле Бог захотел наказать Иудею, южное царство за грехи, совершаемые на протяжении многих десятилетий.

По промыслу Божьему, вавилоняне вторглись в пределы земли иудейской, разрушили стены Иерусалима и захватили город. Храм был уничтожен, а многие части города преданы огню. Большую часть евреев увели в качестве рабов в Вавилон, а в Иерусалиме были оставлены только беднейшие из бедных под присмотром марионеточного правителя. Царь вместе с семьей был пленен. Царские сыновья были умерщвлены вавилонянами на глазах у отца, после чего ему самому выкололи глаза и увели в цепях в Вавилон. Так начался период вавилонского пленения. Какой разительный контраст с тем, как началось пребывание потомков Иакова в Египте!

Вообразим себе юношу по имени Симон, живущего в Иерусалиме в те самые времена. Его родители пали от меча, а сестра была обесчещена одним из командиров вражеской армии и его солдатами и брошена умирать. Самого Симона увели в Вавилон в качестве раба, и он попал в дом к тому самому вавилонскому командиру. На чужбине Симон мучается вопросом, как ему теперь жить и относиться к членам семьи своего хозяина. Иногда ему позволяют посещать собрания, устраиваемые евреями. Однажды евреи собираются по особому случаю – зачитать послание пророка Иеремии из Иерусалима. Симон слышит, что в послании пророк дает наставление о том, как народ Божий должен жить в плену и относиться к вавилонянам. Далее приводится выдержка из послания Иеремии, цитируемая по книге пророка Иеремии (Иер.29:4–7, 10–14):

«Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев, всем пленникам, которых Я переселил из Иерусалима в Вавилон…».

Слушая эти слова, Симон поражается тому, что написал пророк. Оказывается, его судьба решается не командиром вавилонской армии, а Самим Богом. Даже если командир вавилонской армии убежден, что это он привел евреев в Вавилон, на самом деле все это допустил всевластный Владыка вселенной.

«Стройте домы и живите в них, и разводите сады и ешьте плоды их; берите жен и рождайте сыновей и дочерей; и сыновьям своим берите жен и дочерей своих отдавайте в замужество, чтобы они рождали сыновей и дочерей, и размножайтесь там, а не умаляйтесь».

Снова Симон слышит напоминание о том, что в вавилонском плену ему придется оставаться очень долго. Евреи вернутся в Иерусалим не через несколько месяцев. В действительности это займет семьдесят лет. В Вавилоне Симон проживет всю жизнь. Он понимает, что у него не может быть менталитета беженца. Бог повелевает ему устами пророка, что необходимо строить дом, жениться, рожать детей. Слова пророка он истолковывает так, что жениться ему нужно на еврейской женщине, а не на вавилонянке. Далее в послании говорится:

«И заботьтесь о благосостоянии города, в который Я переселил вас, и молитесь за него Господу; ибо при благосостоянии его и вам будет мир…»

Принять такое Симону очень непросто. Бог повелел ему искать мира и благосостояния вавилонян? Мыслимо ли такое? Вавилоняне погубили его семью, разрушили Иерусалим, а ему дается наставление молиться за благополучие пленившего его командира! Если он будет процветать, благополучие придет и к Симону.

«Ибо так говорит Господь: когда исполнится вам в Вавилоне семьдесят лет, тогда Я посещу вас и исполню доброе слово Мое о вас, чтобы возвратить вас на место сие. Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду. И воззовете ко Мне, и пойдете и помолитесь Мне, и Я услышу вас; и взыщете Меня и найдете, если взыщете Меня всем сердцем вашим. И буду Я найден вами, говорит Господь, и возвращу вас из плена и соберу вас из всех народов и из всех мест, куда Я изгнал вас, говорит Господь, и возвращу вас в то место, откуда переселил вас».

Слушая послание пророка, Симон понимает, что должен быть дальновидным. Речь идет не только о его поколении – от действий евреев зависит судьба их потомков.

Некоторые евреи в Вавилоне не поступали по словам пророка Иеремии. Они ощущали себя жертвами и всеми силами рвались обратно в Иерусалим. Они жили по принципу картинки № 1. Но были и другие, такие как Даниил и его три друга. Они жили по принципам картинки № 3 и преображали целые царства.

Даниил и его друзья не шли на компромисс с обстоятельствами в ущерб отношений с Богом, но в то же время и не устранялись от общества, в которое Бог их поместил. Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии дали новые, вавилонские, имена. Даниила назвали Валтасаром, Ананию – Седрах, Мисаила – Мисахом, а Азарию – Авденаго. Авденаго означает «раб Наго». Наго – это имя вавилонского божества. Авденаго не терзался по поводу своего нового имени и его жуткого значения. Он не думал, что отныне он является рабом Наго. Он знал, что Бог остается всемогущим Владыкой, Творцом неба и земли, и имя Его Яхве. За любовь к Богу Яхве и за свою преданность Ему он был готов даже принять смерть в огненной печи.

Семьдесят лет спустя евреи начали возвращаться в Иерусалим небольшими группами, как и обещал Господь. Возвращение евреев описано в библейских книгах Неемия, Ездра и других. В своей книге «Преображающая миссия» Дэвид Бош отметил, что наибольшее влияние на другие народы евреи оказали именно в годы пленения и в период непосредственно последовавший за вавилонским пленом. Заметьте, это произошло не во время пребывания в Египте, когда евреи жили по принципам картинки № 1, а в вавилонском плену, когда они научились жить по принципам картинки № 3.

Между Быт.50 и Исх.1 прошло четыреста лет. Почему Бог не говорил со Своим народом во время его пребывания в Египте? Мы знаем только о начале этого периода и его конце, а что происходило в середине? Является ли «молчание» Бога результатом обмирщения народа Божьего? Или они стали настолько этноцентричны, что забыли Бога и смысл своего существования? В Ветхом Завете нет книг, посвященных этому периоду.

Что касается вавилонского плена, то в Ветхом Завете семидесятилетний отрезок времени описан не в одной, а в нескольких книгах. Есть книги, описывающие время, предшествовавшее пленению, и есть книги, посвященные непосредственно плену и возвращению евреев в Иерусалим. Если открыть Библию на содержании и просмотреть книги Ветхого Завета, то мы увидим, что так или иначе с пленением народа Божьего связаны следующие из них: 4Царств, 1Паралипоменон, 2Паралипоменон, Ездра, Неемия, Есфирь, Псалтирь, а также книги пророков Исайя, Иеремия, Иезекииль, Даниил и др. Можем ли мы сделать вывод, что, когда народ Божий живет по принципам картинки № 3, Бог являет Свою силу в могущественных деяниях и ниспосылает народу Своему обильные откровения?

Вопросы для размышления и обсуждения

1. В эпиграфе к этой главе приведены слова христианина из Иордании: «Если они хотят познакомиться с нашим богословием в чистом виде, им придется освоить христианскую терминологию». Что вы думаете об этом утверждении в свете высказываний Ахмада, приведенных далее?
2. Слышали ли вы раньше такое истолкование действий Иосифа, какое дано в этой главе? Что было для вас новым? Что показалось странным?
3. Каково значение периодов пленения и изгнания для нашей жизни?
4. Воспринимают ли христиан в вашей стране как этноцентричную субкультуру? Если да, то почему?
5. Как живут христианские меньшинства в мусульманских странах? Как воспринимают христиан мусульмане этих стран: как сообщества, живущие по принципам картинки 1, 2 или 3?

^ Глава 9

 

^ Изоляция, или Учение без соли

«Мусульмане осаждают нас со всех сторон. Если мы не будем сильными, они нас сокрушат»,
– христианин из Эфиопии.

В личном разговоре Ахмад сказал: «Почему столько христиан в Египте днем и ночью «возводят защитные валы» и занимают оборонительную позицию? Тот же самый менталитет я замечаю и здесь, в Америке. Основная часть американского общества относится к Религиозному праву с подозрительностью».

В предыдущей главе рассматривались два основных периода ветхозаветной истории израильского народа, период египетского и вавилонского пленений. В Египте народ Божий по большей части соответствовал картинке № 1, а возможно и картинке № 2. Принципы картинки № 3 оставались для них недосягаемыми – они не смогли быть в мире, но не от мира. Благословением для народов они не стали. Такой вывод можно сделать на основании того факта, что, согласно Исх.1, египтяне относились к евреям, прожившим бок о бок с ними четыреста лет, с настороженностью, опасаясь, что в случае войны они могут переметнуться на сторону врага. В отличие от египетского периода, в вавилонском изгнании народ Божий соответствовал картинке № 3. Даниил и его друзья оказывали преображающее влияние на царства.

В этой главе речь пойдет о том, как анализ этих двух периодов можно применить к современному миру. Я расскажу вам об одном из своих египетских друзей, Самуиле, и о том, как уроки, почерпнутые из исследования египетского и вавилонского периодов в истории народа Божьего, были реализованы им в повседневной жизни в Египте. Следует сказать, что выводы по этим двум основным историческим периодам, применимы в любой стране мире, не только в Египте.

Для начала вспомним три вышеприведенных картинки, и что они означают.

Картинка № 1. Изоляция. «Святая тусовка». Менталитет защитной стойки.

pic4

Картинка № 2. Компромисс с миром. Учителя, потерявшие учение.

pic5

Картинка № 3. В мире, но не от мира. Соль и свет. Благословение народам.

pic6

^ Изоляция как противоположность общения с миром

С 1975 по 1990 годы мы с женой жили в Египте. В какой-то момент мы даже стали серьезно подумывать о том, чтобы остаться здесь жить навсегда, но Бог распорядился иначе, и в январе 1991 года мы перебрались в Соединенные Штаты.36) Пока мы жили в Египте, одним из самых близких моих друзей был Самуил, евангельский христианин, принадлежавший к коптской церкви.37)

С Самуилом я познакомился в библейской группе в первый год своего пребывания в Египте. В то время он работал учителем в государственной школе, находившейся в пяти минутах ходьбы от его дома. На работу он приходил к восьми, а уходил в полдень. Платили ему очень мало. Остаток дня он проводил в церкви и со временем стал выполнять множество ответственных ролей. Его даже пригласили участвовать в совете старейшин, хотя в то время он не был старейшиной.

Однажды Самуил пришел ко мне с новостью, что ему предложили хорошую работу на большой сталелитейной фабрике. При отличной зарплате был серьезный недостаток. Его ожидал строгий рабочий график: с семи утра до пяти вечера, шесть дней в неделю. Кроме того, до места и обратно рабочих развозил заказной автобус, и поездка занимала час в одном направлении. Иными словами, его ждал двенадцатичасовой рабочий день, и Самуил не знал, соглашаться или нет.

Я задал ему вопрос: «Самуил, разве ты не собираешься жениться в ближайшем будущем?» Он ответил, что собирается, и я спросил, почему же он колеблется в отношении работы, которая сулит ему приличный доход. Очень скоро мне стали понятны его опасения: он беспокоился о своем служении в церкви, которое ему пришлось бы оставить. Тогда я обратил его внимание на бесчисленные возможности для служения среди коллег по работе, особенно учитывая тот факт, что девяносто процентов персонала фабрики – мусульмане. В конце концов он согласился, что если он примет предложение о работе, люди, которых он наставлял в церкви, научатся брать на себя ответственность и возрастут в благодати. В тот день Самуил пообещал, что будет молиться о новом предложении.

Через несколько дней он и еще один верующий из его церкви были приняты на фабрику. На следующее утро, без пяти шесть, их ожидал фабричный автобус. Магед, второй христианин, нанятый на фабрику, жил по принципам картинки № 1. Садясь в заполненный на треть автобус, Магед приветствовал рабочих христианским приветствием: «Доброе утро». Никто ему не ответил, и никто не захотел сидеть рядом с ним. Магед прошел на заднюю площадку и сел в последнем ряду один. После него в автобус вошел Самуил и широкой улыбкой на лице приветствовал рабочих мусульманским приветствием: «Асалам алейкум» (Мир вам). В ответ раздались дружные голоса: «Ва алейкум салам ва рамхату Аллах ва баракатур» (Мир и тебе и милость Божья и благословение). Все сразу захотели с ним сидеть, и Самуил устроился рядом с мусульманином. Так за пятнадцать секунд Магед и Самуил дали окружающим понять, кто они такие.

В одну из пятниц, недели две после начала работы на фабрике, Самуил зашел ко мне в гости, и я поинтересовался, как идут его дела на новой работе. Он сказал, что возможности для благовествования бесчисленны, но вышло так, что с первого дня работы на фабрике он практически забросил Писание. Раньше он каждое утро проводил в молитве и в общении с Богом, но, начав работать на фабрике, он с трудом поднимался утром, а вечером падал от усталости, не в состоянии читать Библию. Мы обсудили возможные варианты, и он принял решение читать Библию в автобусе по дороге на работу. На следующее утро он взял с собой свой маленький Новый Завет и по дороге читал Евангелие от Марка. Сидящий рядом мусульманин все время заглядывал в его книгу, пытаясь понять, что же он читает. Самуил мысленно воззвал к Богу: «Господи, дай мне хотя бы пять минут покоя!» Но потом он попросил у Бога прощение за свое нетерпение и недостаток любви. Обернувшись к соседу, он сказал, что читает о жизни Иисуса Христа, и спросил, не хочет ли тот послушать. Человек охотно согласился, и в то утро Самуил читал Библию с мусульманином. С этого дня он каждое утро читал Библию и молился в автобусе, иногда в одиночестве, а иногда в компании с другими рабочими фабрики, что нередко переходило в возможность для благовествования.

Спустя несколько недель Самуил восторженно рассказывал мне о том, как много на работе возможностей для проявления любви к мусульманам и для общения с ними. Но скоро перед ним стала другая трудность. С тех пор как он начала работать на фабрике, он перестал регулярно повторять заученные наизусть стихи Писания. Раньше он каждую неделю заучивал по два стихи и регулярно повторял уже выученные, но после прихода на фабрику процесс заглох. В конце нашего разговора ему пришла в голову идея, которая повергла меня в шок. Но у Самуила храброе сердце, и его идея вполне соответствовала его храбрости. Он сказал, что на работе у них три перерыва: в десять утра, в полдень и в три часа дня. Идея заключалась в том, чтобы повторять стихи в десять утра, попросив одного из рабочих проверять по карточкам точность его цитирования. Зная, что большинство рабочих – мусульмане, я сильно сомневался в разумности такого плана.

Через несколько дней я поинтересовался, как реализуется его план. Он сказал, что на следующий день после нашего разговора он взял на работу кожаную сумочку со стихами на картонных карточках и, оказавшись в автобусе, передал ее сидевшему рядом мусульманину. Объяснив, что на карточках стихи из книг Таврат и Инджил, он попросил его проверить точность цитирования. Мусульманин отнесся к делу со всей ответственностью. Каждый раз, когда Самуил допускал ошибку, тот останавливал его и просил повторить стих пять раз. Мой друг признался, что еще никогда в жизни не учил стихи так скрупулезно.

В дальнейшем пятнадцатиминутные перерывы нередко превращались из повтора стихов в возможность для благовествования. Но бывало и наоборот: один человек, узнав, что в сумочке стихи из Библии, швырнул карточки на пол и взмолился Богу о прощении за то, что подверг себя осквернению. Если бы подобное произошло со мной, я бы серьезно засомневался в том, что идея повторять стихи с помощью мусульман удачна. Самуил же быстро нашелся: «Ну и что? Зато я сразу узнаю, кто передо мной: открытый человек или фанатик».

Через несколько месяцев после того, как Самуил начал работать на фабрике, наступил месяц Рамадан. Была середина лета. Мусульмане придерживаются лунного календаря, который короче нашего, и Рамадан выпадает на разные времена года: иногда на весну, а иногда на зиму или лето. В месяц Рамадан мусульмане постятся, воздерживаясь от воды и пищи с рассвета до заката. Если Рамадан выпадает на зиму, поститься не так тяжело. Дни коротки, и к тому же постящиеся не так страдают от сильной жажды. Но если Рамадан выпадает на лето, когда дни продолжительны, люди мучаются от нестерпимой жажды. Как и другие христиане на фабрике, Самуил ел и пил в небольшой комнатке во время трех перерывов, пока мусульмане изнемогали на солнцепеке. Мусульмане знали, что христиане делают в этой комнатке и ненавидели их за это.

Пару недель Самуил ел и пил вместе с христианами, но потом почувствовал, что что-то не так. Он попросил Бога о мудрости, и у него появилась идея. Ему пришло в голову, что он может поститься вместе с мусульманами, но делать это иначе, чем они. Он не собирался становиться мусульманином; он лишь хотел быть похожим на мусульман, чтобы стать для них другом и, в конечном итоге, привлечь их сердца ко Христу (см. 1Кор.9:19–23). Его решение заключалось в том, чтобы завтракать каждое утро, прежде чем выйти из дома в шесть утра. По возвращении же домой к шести вечера его будет ждать приготовленный ужин. Таким образом, он решил поститься с шести утра до шести вечера. Мусульмане же обычно встают в четыре утра, чтобы позавтракать до рассвета и постятся до самого заката, который в это время года в семь тридцать вечера. Самуил хотел показать своим друзьям-мусульманам, что постится из любви к ним, не ради того, чтобы заслужить Божью любовь.

Один его коллега, инженер, как-то раз заметил, что Самуил не ест с христианами во время перерывов, и спросил: «Ты постишься?». «Да», – ответил Самуил. «Как мы?» Самуил объяснил, что постится с шести до шести. Тогда инженер спросил его: «Это православный пост?» Самуил ответил, что православные во время поста воздерживаются лишь от некоторых продуктов. Подумав, инженер заключил, что Самуил постится по-протестантски, на что Самуил сказал, что у протестантов не принято поститься. «Почему же ты постишься?» – поинтересовался он. У Самуила появилась возможность объяснить, что любящий Бог не сбросил Свое учение с неба как баскетбольный мяч, ожидая, что мы его поймаем. Он возлюбил нас во Христе так, что Сам сошел к нам на землю.

Как-то раз выдался необычайно жаркий день. Около полудня Самуил и двое инженеров-мусульман шли под палящим полуденным солнцем, и внезапно Самуил потерял сознание. Коллеги оттащили его в тень и усадили на кресло, а вокруг них быстро собрались люди. Один из двух инженеров сбегал за кувшином воды и стаканом. Они брызгали водой на лицо Самуила до тех пор, пока он не вернулся в сознание, а потом инженер наполнил стакан водой и протянул Самуилу со словами: «Мы знаем, что ты нас любишь. Пост или не пост, но ты должен выпить воды».

Для меня Самуил – один из тех, кто являет собой пример картинки № 3. В его жизни принцип «в мире, но от мира» проявляется в полной мере. Думаю, что когда Бог смотрит на его жизнь, сердце Его исполняется радостью.

^ Парализующий страх

Каждый христианин, так или иначе, сталкивается в жизни с одним из двух искушений: изолироваться от общества, в котором живет, или стать бесцветным, пресным и потерять соль христианства. В одной из предыдущих глав я уже упоминал о том, как я устраивал для египетских друзей изучение ряда библейских тем, от Бытия до Откровения. Одна из тем звучала так: «Что есть Евангелие, или Благая весть, для мусульман?» В самом конце изучения мы задумались над тем, что мешает нам исполнять волю Божью на этом поприще, и пришли к выводу, что главное препятствие – страх. Позже участники этих встреч тщательно изучили библейские стихи по теме «страх», потратив на это несколько месяцев. В результате многие из них освободились от парализующего страха.

За несколько лет до того, как проводилось это изучение, я какое-то время жил на Кипре,38) и ко мне в гости приехал Самуил. Обсудив ситуацию со служением в Египте, мы пришли к выводу, что самое опасное оружие в руках дьявола это страх. Страх парализует детей Божьих. Мы вспомнили наших общих друзей, которых дьявол с помощью страха загнал в угол. Думая о них, я представил загнанных в угол людей, которые боятся двинуться с места и переступить через начерченную дьяволом линию, через которую тот строго-настрого запретил им переступать. Представляю, что чувствует Бог, видя, что Его дети загнаны в угол.

Мы долго разговаривали и молились, а потом я спросил Самуила: «А чего боишься ты?» Самуил уже был женат, и у него было трое детей. Он ответил: «Боюсь, что в два или три часа ночи нагрянет тайная полиция, постучит в дверь и скажет, что меня вызывают в главное управление на интервью. Но я знаю, что это не просто интервью, а несколько месяцев или лет тюрьмы».

Я снова спросил: «Чего ты боишься?» Он ответил, что не слишком беспокоится за свою семью, поскольку церковь клятвенно пообещала ему, что позаботится о них. Потом он сказал, что если его жене повезет, то она найдет его в первой же тюрьме. В противном случае ей придется обойти все тюрьмы Египта – они разбросаны по всей стране. Потом Самуил вспомнил, что в египетских тюрьмах кормят ужасно, и, как правило, заключенные едят то, что им приносят родственники. Но Самуил не слишком боялся плохой еды – он был уверен, что сможет быстро подружиться с другими заключенными, и те поделятся с ним едой.

Тогда я спросил в третий раз: «Чего же ты боишься?» Немного подумав, он признался: «Боюсь, что меня возьмут под арест очень быстро, и я не успею взять очки, медикаменты, зубную щетку и Библию». После нашего разговора он оставил «завещание» одному близкому другу относительно своей семьи и собрал небольшой портфель, в который уложил пижаму, зубную щетку и пасту, очки для чтения, Библию и медикаменты, которые постоянно обновлялись соответственно сроку годности. Портфель был собран в начале девяностых годов, но, пока Самуил жил в Египте, он ему не понадобился. Как только Самуил выявил источник своего страха и предпринял шаги по его преодолению, корень страха был вырван.39)

В 2004 году Самуила вызвали в управление тайной полиции. Он должен был явиться в назначенный час. Как правило, те, кого вызывают на интервью, приезжают вовремя или даже раньше. После этого они проводят несколько часов в томительном ожидании. Тайная полиция намеренно заставляет людей ждать, чтобы те подольше мучались страхами и беспокойством. Когда их, наконец, вызывают, они настолько измучены переживаниями, что легко идут на сотрудничество. Страх подготавливает их к тому, чтобы сообщить полиции все, что они знают.

Самуил рассказал мне, что в тот день, отправляясь в тайную полицию, он специально оделся с иголочки, как на свадьбу. Намеренно опоздав на полчаса, он уселся в кресло нога на ногу и демонстративно погрузился в газету. Вскоре его вызвали и принялись всячески угрожать. Сократим рассказ, сказав, что угрозы ни к чему не привели.40)

Впоследствии они предприняли еще одну попытку воздействовать на Самуила. Они стали поочередно допрашивать всех его друзей и коллег, задавая каждому один и тот же вопрос: «Что вам известно о Самуиле?» Некоторые не поддались на провокацию, но были и те, кто из страха, по внушению сатаны, отказались работать с Самуилом.

В июле 2005 года мы с женой приехали в Египет на пару недель по особой одноразовой визе. Целью этой поездки было посещение конференции, на которой я услышал одну из лучших проповедей о страхе. Проповедником был Самуил.

Быть в мире, но не от мира – тяжелейшая задача. Как просто изолироваться от других, жить в безопасности в своей собственной субкультуре, не видеть и не слышать нужд окружающих нас людей! Как просто отказаться от соли христианского учения из страха перед гонениями или из желания освободиться от лишних беспокойств! Самуил – один из тех, кто научился балансировать между этими двумя крайностями.

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Что вы думаете о высказываниях Ахмада относительно христиан в Египте и Америке? Прав ли христианин из Эфиопии?
2. Кто те люди, которые воплощают для вас принцип «в мире, но не от мира»?
3.Каким образом им удается избежать крайностей картинки № 1 и картинки № 2?
3.Какие парализующие волю страхи типичны для христиан в вашей стране?

^ Глава 10

 

^ Сила парадигмы

«Нам известны истинные нужды мусульман. Они нуждаются в вере в Иисуса Христа и спасении»,
– христианин из Индонезии.

Как-то раз Ахмад сказал мне: «Не могу понять, почему мне так трудно донести до американцев, в чем на самом деле заключаются мои реально ощутимые нужды. Эти добрые христиане, которых я люблю, сами решают, что мне нужно, и не собираются спрашивать об этом меня».

Когда американская студентка Нэнси возвращалась домой в общежитие поздно вечером, на нее напал молодой мужчина. Он заклеил ей рот клейкой лентой, чтобы никто не услышал криков, и изнасиловал. Затем насильник привязал ее к дереву и скрылся. Нэнси обнаружили спустя некоторое время и сразу же отвезли в неотложку для оказания первой помощи. Ее страдания были просто ужасны. Она испытывала физическую боль, стыд, унижение, но острее всего было чувство позора. Во время изнасилования она на короткий момент, напополам с болью и ужасом, почувствовала сексуальное удовольствие.

Через какое-то время она в подробностях открыла свои чувства психологу-консультанту в университете. Со слезами на глазах она призналась, что ощущает стыд по поводу потери девственности. Кроме того, она чувствовала себя виноватой за то, что на краткий миг почувствовала сексуальное удовольствие. Но самое главное, она во всех подробностях описала не оставлявшее ее чувство стыда, позора, нечистоты.

В ходе консультаций психолог уделила главное внимание чувству вины и полностью игнорировала другие аспекты психологической травмы. По окончании консультаций психолог была довольна результатами своей работы. Ей удалось убедить Нэнси, что она не виновата в том, что на короткий мир почувствовала сексуальное удовольствие. Нэнси же оценивала результаты консультаций иначе. Чувство позора и оскверненности не ушло.

Часто, когда мы общаемся с мусульманами, нам кажется, что мы целиком и полностью их понимаем, а на самом деле мы говорим с ними на другом языке. Психолог была убеждена, что, разрешив проблему вины, она поможет Нэнси избавиться от гнетущих ее чувств. Нэнси, однако, чувствовала, что ей нужно совершенно другое. Самой острой ее нуждой было справиться с чувством позора, внутренней нечистоты. Другими словами, ее беспокоило не чувство вины, а чувство стыда и оскверненности.

^ Разные парадигмы

Как-то раз мы с женой пригласили знакомую мусульманку сходить с нами на фильм «Страсти Христовы». Но, прежде чем отправиться в кино, мы зашли к ней в гости. Я хотел яснее рассказать ей Евангелие, чтобы во время просмотра она могла воспринимать распятие и воскресение Христа в контексте евангельской вести. Евангелие я изложил традиционным способом, нарисовав картину Божьей святости и праведности. Я рассказал ей о грехе и возмездии за грех, и о том, что Христос совершил на кресте и в воскресении.

Разница была лишь в том, что на этот раз я описал грех не только в контексте вины и праведности, но и в контексте чести и позора, осквернения (наджаса) и очищения (тахара), а также в контексте страха и силы. Когда я закончил свой рассказ, к нашему удивлению и радости женщина воскликнула: «Ах, как бы я хотела быть чистой!» Она не сказала: «Как бы я хотела быть прощенной», потому что не испытывала чувства вины. Она чувствовала, что нуждается не в прощении вины, а во внутреннем очищении того, что мы называем порочностью, или испорченностью человеческой природы.41)

Несколько лет назад я прочитал книгу Роланда Мюллера под названием «Честь и позор: ключ, отпирающий дверь».42) В своей книге Мюллер описывает четыре основных парадигмы:43) вина/праведность, позор/честь, осквернение/очищение, страх/сила. По мнению автора, парадигма вина/праведность типична для христианского Запада, тогда как парадигма позор/честь и осквернение/очищение более всего распространена в мусульманских странах.

На самом же деле, парадигма позор/честь распространена не только в мусульманских странах, но и на всей территории от северной Африки до Кореи. Парадигма страх/сила типична для «народного» мусульманства в мусульманских странах и в ряде африканских стран, где широко практикуется магия и общение с демонами. Мюллер совершенно верно отмечает, что в Библии представлены все четыре парадигмы. Соответственно, наша задача – научиться доносить Благую весть с учетом всех четырех парадигм, начиная с той, которая наиболее соответствует потребностям конкретного человека.

Чаще всего христиане при изложении Благой вести сводят Евангелие к личной уверенности в полном и вечном прощении (вина/праведность, юридическая парадигма). Но, возможно, у Евангелия есть и другие измерения? К примеру, дает ли Евангелие уверенность в том, что мы можем в полной мере и навсегда очиститься от внутренней скверны, от внутренней нечистоты? И, наконец, дает ли Евангелие уверенность в том, что мы можем в полной мере и навсегда освободиться от пут страха? Если сводить Евангелие исключительно к парадигме вина/праведность, это будет неполное, усеченное Евангелие. В Библии широко представлены все четыре парадигмы, но по какой-то причине христиане, особенно христиане Запада, научились замечать только парадигму вина/праведность. Объясняется это рядом причин:

1. Послания Павла полны юридических терминов, таких как вина, плата за грех, суд и оправдание.
2. Ранние отцы Церкви были не только богословами; некоторые из них были юристами, например, Квинт Тертуллиан (ок. 160–225 гг.) и Аврелий Пруденций (ок. 348–405 гг.). Среди богословов-реформаторов тоже было немало юристов, например Кальвин. Вот почему наши библейские комментарии пестрят юридической терминологией.
3. Юридические термины лежат в основе наиболее популярных и часто используемых миссионерами евангелизационных пособий, которые составлены в Америке.
4. Знаменитые евангелисты двадцатого века, привлекшие ко Христу огромное количество людей по всему миру, опирались на парадигму вина/праведность. Самый яркий тому пример – Билли Грэм.
5. Подавляющее большинство читающих эту книгу скажут, что изменившее их жизнь Евангелие было впервые услышано ими в юридической трактовке (вина/праведность).
6. Библейские комментарии, широко используемые по всему миру, носят «западную» окраску. Во-первых, английский – международный язык, во-вторых, западная церковь располагает значительными материальными ресурсами, а, в-третьих, на Западе живут и работают известнейшие библейские богословы. Комментарии, написанные по-английски американским библеистом на основе парадигмы вина/праведность, будут переведены на другие языки с гораздо большей вероятностью, чем комментарии арабского библеиста, написанные по-арабски и исходящие из парадигмы позор/честь.

В силу этих и других причин большинство из нас, читая Священное Писание, просеивает информацию через некий фильтр. Этот фильтр влияет не только на то, как мы понимаем и доносим Евангелие, но и на то, как мы истолковываем Писание. Даже будучи арабом по происхождению, прожившим на Ближнем Востоке большую часть жизни, я ловлю себя на мысли, что в большинстве случаев читаю Библию через призму западной традиции. Мой друг и учитель д-р Кеннет Бейли помог мне осознать наличие этой проблемы и призвал читать Библию «по-арабски». Скорее всего, мой родной город, в котором я вырос до появления электричества, телефонов, радио и телевизоров, гораздо ближе к библейской культуре, чем можно себе вообразить. Кроме того, у меня в запасе множество конкретных примеров того, как можно с помощью других парадигм выявить в Писании глубину, недоступную для узкого взгляда. Рассмотрим пару иллюстраций, подсказанных Кеннетом Бейли.44)

^ Слепая зона

Одна из притч Иисуса звучит так:

«И сказал им: положим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему; а тот изнутри скажет ему в ответ: не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе. Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности [anaidiea] его, встав, даст ему, сколько просит»(Лк.11:5–8)

Греческое слово «anaidiea» в стихе 8 имеет несколько оттенков значения. Переводчики стараются найти и использовать тот оттенок, который лучше всего отражает значение в этом конкретном контексте. В переводе ISV (международная стандартная версия) использовано слово «упорство», в ASV (американская стандартная версия) – слово «настойчивость», а в NIV (новая международная версия) – «дерзновение». У греческого слова есть и еще один оттенок, «бесстыдство», которое напрямую связано с честью/бесчестием. Какой оттенок значения наиболее уместен в данном контексте? Ответить на этот вопрос поможет культурно-исторический контекст.

Представим, что эта история происходит в обычной иудейской деревне во времена Христа. В те времена у людей не было ни телефонов, ни электричества, ни Макдоналдсов. Неожиданно к человеку приходит посреди ночи гость и сообщает, что он голоден. Хозяину дома и его жене неудобно за то, что у них нет в доме даже хлеба, основного продукта. Свежий хлеб они собирались печь только завтра. Хозяин дома отправляется к своему другу, чтобы попросить хлеба. Не забывайте, что у них нет ни телефонов, ни дверных звонков, а поэтому он просто стучит в дверь. На улице темно, электрических фонарей еще не изобрели. Сверху из окна выглядывает человек и видит, как кто-то стучится к нему в дверь, держа в руке фонарь. Он не видит его лица, фонарь слишком тусклый, и потому кричит: «Кто там?»

Стоящий у двери отвечает: «Друг, дай мне взаймы три хлеба. Ко мне пришел гость, мне нечем его накормить». Хозяин дома узнает голос посетителя. Разумно ли предположить, что после этого он может сказать: «Оставь меня в покое. Двери уже заперты, дети спят. Я не могу тебе ничего дать»? Скорее всего, его соседи уже проснулись и внимательно следят за разговором. По голосам они узнали говорящих. Если хозяин дома откажет своему другу, как назавтра он посмотрит в глаза своим соседям? Ведь в этой культуре гостеприимство – прежде всего.

Если рассматривать слово «anaidiea» через парадигму позора/чести, едва ли «упорство» будет правильным переводом. Мыслимо ли, чтобы отвергнутый и униженный человек продолжал упорно барабанить в дверь, которую ему не хотят отпирать? Представить такое просто невозможно! Эта притча о чести и позоре, а не об упорстве. Об упорстве говорит другая притча.45) Что же пытается донести Иисус в этой притче? Он учит не упорству, а дерзновению, как переведено в версии NIV. Иисус подчеркивает, что Бог непременно ответит на наши молитвы, потому что Он верен Своим обещаниям. Ответить на наши молитвы для Него дело чести.

Прежде чем перейти к другому отрывку, вспомним, что на Ближнем Востоке путешественники, приходя в город или деревню, обычно останавливаются у родственников или друзей. Если они никого в этом месте не знают, они могут остановиться на постоялом дворе у одного из богатых жителей деревни. Помните также, что никто заранее не сообщает о своем приходе.

В другом отрывке из Евангелия от Луки рассказывается о рождестве Иисуса Христа.

«В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею. И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна. Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице».

Иосиф был родом из Вифлеема, но жил в Назарете. Когда вышло повеление кесаря Август о переписи, Иосифу пришлось вместе с обрученной ему Марией, которая была на последнем месяце беременности, отправиться в Вифлеем. Это путешествие в девяносто миль по очень холмистой местности наверняка заняло несколько дней. Кроме Иосифа и Марии в Вифлеем стекалось множество народа; все, кто родился в этом городе, должны быть вернуться на родину для участия в переписи. Жители Вифлеема получили возможность увидеться со старыми друзьями и навестить родственников. В стихе 7 мы читаем: «…и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице [kataluma]».

Греческое слово «kataluma» переводится как горница, комната в доме, которая обычно предназначается для гостей. Слово «kataluma» также встречается вЛк.22:1 и Мк.14:14, где рассказывается о том, как Иисус и ученики вкушали Пасхальную вечерю в горнице. В греческом языке есть еще одно слово, означающее «гостиница», «pando», и его мы встречаем в Евангелии от Луки, в притче о добром самаритянине: «…подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу [pando] и позаботился о нем» (Лк.10:34). Почему же в отрывке о рождестве Христа переводчики настаивают на переводе слова «kataluma» как «гостиница», а не как «горница»? Будет ли предложение связным и понятным, если в Лк.2:7 перевести слово «kataluma» как горница? «…и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в горнице [kataluma]».

Когда я смотрю на этот стих глазами араба и учитываю то, чему научил меня д-р Бейли, меня поражает мысль о том, что по возвращении в родной город Иосиф не смог найти ни одного родственника, у которого он мог бы остановиться. Город был наводнен людьми, все возвращались в родные места для переписи. Мария же была в очень необычном положении: ее ожидали близкие роды, но никто не предложил ей ночлега! Чтобы ощутить всю несуразность ситуации, вспомните о том, как Авраам встретил трех странников: «И побежал Авраам к стаду, и взял теленка нежного и хорошего, и дал отроку, и тот поспешил приготовить его. И взял масла и молока и теленка приготовленного, и поставил перед ними, а сам стоял подле них под деревом. И они ели» (Быт.18:7–8).

Что если переводчиков Лк.2:7 ввело в заблуждение слово «ясли», и они ошибочно заключили, что Мария родила в хлеву? Можно ли предположить, что они не знали о том, что на Востоке животных, как правило, загоняли на ночь в дом и ставили на нижнем ярусе комнаты с двумя уровнями пола? Это делалось и для безопасности, и для обеспечения животным крова в непогоду. Что если переводчики ничего не знали об обычае утром выгонять животных во двор и тщательно вычищать место, где они стояли ночью? Что если они не знали, что ясли обычно ставились на переходе от нижнего яруса, где стояли животные, к верхнему, жилому ярусу комнаты? Жилой ярус служил ночью спальней, а днем – гостиной. Горницей же называли комнату на втором этаже дома.

Я истолковываю Лк.2:7 так, что Мария родила Иисуса в гостиной/спальне, потому что в горнице не было места. Младенца Иисуса она положила на чистые покрывала в ясли, поскольку животных уже выгнали во двор. Насколько я могу предположить, комната была полна женщин, родственниц, которые были чем-то заняты. Среди них, скорее всего, нашлась и повивальная бабка. Я живо представляю себе Иосифа в обществе других мужчин, ожидающих окончания родов в другой комнате. Что же касается горницы, то она, очевидно, была занята гостями более преклонного возраста.

В контексте восточной парадигмы позора/чести Лк.2:7 может обрести совершенно новое, обогащающее наш взгляд толкование. Бог сошел на землю в лице Иисуса Христа и обитал с нами. Он родился не вдали от рода человеческого, в хлеву, а в переполненном людьми доме. Сколько же рождественских колядок и песен нужно будет переписать, если выяснится, что это верное истолкование? Что если мы теряем красоту, глубину и широту библейского взгляда, просеивая читаемое через привычные для нас фильтры? Вот уже несколько лет при чтении Священного Писания я пытаюсь рассматривать текст через разные парадигмы – не только через традиционную призму вины/праведности, но и через призму позора/чести, осквернения/очищение, страха/силы.

В начале этой главы рассказывалось об изнасилованной девушке, студентке университета, которой не смогла помочь ее психолог-консультант по причине непонимания реально ощутимых нужд пациента. Затем были рассмотрены четыре парадигмы мышления, представленные в Писании, а именно: юридическая парадигма вина/праведность, парадигма позора/чести, парадигма осквернения/очищения и парадигма страха/силы. И, наконец, мы отметили, что взгляд на Писание, ограничивающийся парадигмой вина/праведность, грозит тем, что в нашем восприятии возникает «слепая зона», мешающая видеть богатый орнамент библейского мировоззрения.

В следующей главе четыре парадигмы рассматриваются более подробно, а также приводятся иллюстрации из Писания, отражающие глубину и широту евангельской вести. Именно в этом контексте мы и должны оценивать мусульманское мировоззрение, чтобы наводить мосты между двумя мирами.

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Что вы думаете о словах Ахмада в отношении реально ощутимых мусульманами нужд? Как вы оцениваете утверждение индонезийского христианина?
2. Приходилось ли вам слушать ответы на вопросы, которых вы не задавали? Что вы при этом чувствовали? Как мы должны слушать человека, чтобы понять его реально ощутимые нужды?
3. Вспомните отрывки Писания, где ясно говорится о:
a. парадигме позор/честь;
b. парадигме осквернение/очищение;
c. парадигме страх/сила.

Перечитайте историю Лота в Быт.19:1–8. Его дом окружила разнузданная толпа гомосексуалистов, требовавших выдать им пришедших к нему гостей. Лот предложил вместо них своих собственных дочерей: «Вот у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего» (ст. 8). Почему он так поступил?

^ Глава 11

 

^ Стыд, осквернение и страх

«Сведения о Евангелии, представленные в таких буклетах, как «Четыре духовных закона», достаточны для любого, кто желает познать истину в ее полноте»,
– христианин из Нигерии.

В своем описании мусульманского мировоззрения Ахмад отметил следующее: «Когда я говорю с вами, у меня такое чувство, будто мне пытаются навязать чувство вины. Есть ли в вашем учении то, что поможет мне справиться с чувством позора, оскверненности, страха?»

Во время поездки в одну из мусульманских стран третьего мира меня попросили выступить перед группой из сорока деревенских жителей. Две трети из них составляли мужчины, одну треть – женщины. Возраст участников был от двадцати семи до шестидесяти пяти лет. Эти люди приехали в столицу на автобусе по приглашению христианского агентства по развитию предпринимательства, которое проводило ряд мини-проектов по обучению принципам личной эффективности. О Христе и Библии эти люди почти ничего не знали: агентство было слишком ограничено в своих действиях.

Мое арабское происхождение, а также знакомство с Кораном стали платформой для налаживания первоначального контакта с аудиторией. Приехав на место, я увидел сорок человек, сидящих на полу в форме буквы U – женщины с одной стороны, а мужчины с двух других сторон. Перед слушателями стояли два стула, один для меня, а другой, очевидно, для переводчика. Сначала я полагал, что у меня будет только час, но на месте узнал, что мне предоставили целых два часа. Это привело меня в замешательство. С одной стороны, я понимал, что мне оказали большую честь, но с другой мне было жалко людей, которым предстояло просидеть на полу два часа. Если бы я сел на пол, как они, моя больная спина не давала бы мне покоя.

Прежде чем отправиться на встречу, я долго размышлял над тем, как лучше донести до людей смысл евангельской вести, не навязывая им чужих парадигм, а используя их собственные. Подумав, я решил не опираться на традиционные тексты. Вместо этого я взял за основу текст пятой главы Евангелия от Марка, в которой изложен ряд жизненных историй.

^ История первая

В первой истории, Мк.5:1–20, рассказывается о встрече Христа с буйным бесноватым, назвавшим себя легионом – в нем жило много бесов. Этот человек был очень силен и жил в гробах. Мы читаем: «Он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями… и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни» (Мк.5:3–5).

Разумеется, он стал изгоем не только для семьи и родных, но и для всего города. Могу себе представить, какими жуткими историями обросла эта фигура в народном сознании. Судите сами, можно ли найти более благоприятный контекст для жутких историй: кладбищенская тьма, гробы, скрежет рвущихся цепей, зловещий вой бесноватого. По ночам даже самые храбрые жители деревни обходили это место за три версты.

Начиная свой рассказ, я видел, что мои сорок слушателей ловят каждое мое слово. В каждой мусульманской стране существует так называемый «народный ислам». Это религия неграмотных и малообразованных. Мировоззрение народного ислама подпитывается из трех источников: частично из Корана, частично из мусульманских традиций и в значительной мере народными суевериями. В книге Билла Маска «Невидимый лик ислама» отмечается, что в народном мусульманстве выделяется отдельный вид духовных существ, джинны. Они сотворены из огня (см. сура 55, айят 15) и занимают промежуточное положение между ангелами и человеком. Джины относятся к бесплотным духам, однако обитают среди людей. Различают три категории джиннов: добрые, злые и нейтральные. Народному мусульманству свойственен страх перед джиннами и желание подчинить их своей воле и использовать их в своих интересах. У джиннов свои места обитания, такие как, например, кладбища. А вред они причиняют во время совершения определенных действий, например, половой близости или дефекации.

Когда история достигла развязки, где Иисус демонстрирует Свою власть над бесноватым, я заметил, что люди смотрят на меня с широко раскрытыми глазами. То, что бесы признали Христа Сыном Божьим и вострепетали от ужаса, потрясло их до глубины души. В Библии сказано, что бесноватый подбежал ко Христу, «поклонился Ему и, вскричав громким голосом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!» (Мк.5:6–7).

Всем, кто меня слушал, было ясно, что перед Христом стоял жалкий, никчемный человек. Он представлял угрозу для жителей этой и других деревень. Почему же Иисус оказал ему честь, возвысил его, изгнав из него бесов и послав их в свиней? Почему Он проявил к нему сострадание и вернул ему смысл жизни? Внушавший страх всей округе стал разносить по всей округе благую весть об Иисусе Христе.

Через эту историю мне удалось показать Иисуса через привычную для мусульман парадигму страха/силы. Они ясно увидели власть Христа над джиннами и демонами, поскольку Он смог послать их в свиней. После этого они были готовы к следующей впечатляющей истории, записанной в пятой главе Евангелия от Марка.

^ История вторая

Вторая история – из Евангелия от Марка (Мк.5:21–34), об исцелении женщины, страдавшей кровотечением. Иисус и ученики переплыли на другую сторону озера, и вокруг Него быстро собралась толпа. К Иисусу подошел человек по имени Иаир и попросил пойти с ним и исцелить его двенадцатилетнюю дочь, которая была при смерти. Сжалившись над ним, Иисус отправился в его дом в сопровождении толпы людей. Но по пути к дому Иаира Ему пришлось остановиться. Писание говорит, что к Нему подошла женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет, много потерпела от многих врачей, истощила все, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние (Мк.5:25–26).

Каково было отношение иудеев к женщине, страдавшей подобным недугом? Начнем с того, что она страдала от тяжелейшей болезни, необычайно долгой менструации, которая не прекращалась двенадцать лет. Вообразите, сколько у нее было стирки! От нее отказались все врачи, когда она истратила все свои деньги на лечение. К физическому истощению добавилась бедность. Проще говоря, она была в отчаянии. Далее мы читаем: «Услышав об Иисусе, подошла сзади в народе и прикоснулась к одежде Его, ибо говорила: если хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею» (Мк.5:27–28).

Как она посмела приблизиться к Иисусу? Открыв Книгу Левит, я зачитал своим слушателям следующие стихи из глав 12 и 13:

«И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сынам Израилевым: если женщина зачнет и родит младенца мужеского пола, то она нечиста будет семь дней; как во дни страдания ее очищением, она будет нечиста; в восьмой же день обрежется у него крайняя плоть его; и тридцать три дня должна она сидеть, очищаясь от кровей своих; ни к чему священному не должна прикасаться и к святилищу не должна приходить, пока не исполнятся дни очищения ее. Если же она родит младенца женского пола, то во время очищения своего она будет нечиста две недели, и шестьдесят шесть дней должна сидеть, очищаясь от кровей своих» (Лев.12:1–5).

Еще до того, как я начал читать 15-ю главу, я ясно ощутил, что комната наполнилась особым присутствием Божьим. Слушатели сидели как завороженные, остро понимая актуальность затронутой темы. Я чувствовал, что женщины особенно отождествляют себя с этой бедной израильтянкой и понимают, что значит быть отверженной по причине нечистоты. Я продолжил чтение и перешел к главе 15:

«Если женщина имеет истечение крови, текущей из тела ее, то она должна сидеть семь дней во время очищения своего, и всякий, кто прикоснется к ней, нечист будет до вечера; и все, на чем она ляжет в продолжение очищения своего, нечисто; и все, на чем сядет, нечисто; и всякий, кто прикоснется к постели ее, должен вымыть одежды свои и омыться водою и нечист будет до вечера; и всякий, кто прикоснется к какой-нибудь вещи, на которой она сидела, должен вымыть одежды свои и омыться водою, и нечист будет до вечера; и если кто прикоснется к чему-нибудь на постели или на той вещи, на которой она сидела, нечист будет до вечера» (Лев.15:19–23).

Прочитав эти строки, я понял, что мне уже не нужно ничего объяснять. Мои слушатели и так поняли, что, решив приблизиться ко Христу и прикоснуться к Нему, женщина подвергла себя ужасному риску. Что если кто-то в толпе узнает ее и публично обвинит в том, что она виновна в его нечистоте? Что если люди, окружавшие Христа, побьют ее за дерзость? Что если Сам Христос осквернится ее прикосновением и отвергнет ее, как сделали все остальные?

Мусульмане тоже практикуют обрядовые омовения перед молитвой и совершают их, когда есть возможность. По заведенной традиции они умывают руки, лицо и другие части тела. Человек, совершивший омовение, не может пожать руку тому, чьи руки не умыты, иначе он будет считаться нечистым. Если же он приступает к Богу в молитве, будучи нечист, то в глубине души он знает, что осквернен, и Бог его не услышит.

Помню, один мой хороший друг-христианин, который родился и вырос в мусульманской семье, рассказывал, как ему жаль мусульманских женщин. В месяц Рамадан вся его семья обычно постилась, включая его жену – даже когда у нее были месячные. Но в глубине души она знала, что в эти дни она считается нечистой, и что пост ее бесполезен. По прошествии Рамадана обычно устраивался праздник в честь окончания поста, и несколько дней постившиеся наслаждались вкусной едой. Все, кроме бедной жены. Женщине было не до праздника. Она продолжала поститься в одиночестве, чтобы наверстать упущенные из-за менструации дни поста.

Я чувствовал, что Бог позволил мне установить очень глубокий контакт с моими слушателями. История, рассказанная в Мк.5, затронула их острую нужду – желание быть чистыми пред Богом и угодными Ему. В Мк.7 Иисус прокомментировал это желание так: «Исходящее из человека оскверняет человека. Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека» (Мк.7:20–23).

Иисус объяснил, что важно не просто омыться внешне, не просто совершить обряд. Наша беда не в том, что мы нечисты снаружи, а в том, что мы нечисты изнутри. Дает ли Евангелие уверенность в полном и непреходящем очищении внутреннего человека? Дает. Бог дарует нам новые сердца. Исцелившаяся женщина была уверена, что Иисус может сделать то, на что не способен никакой другой человек. Все, что ей требуется для исцеления, это прикосновение. Проявив необычайное мужество, она пробралась сквозь толпу и коснулась края Его одежды. Далее сказано: «И тотчас иссяк у ней источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни. В то же время Иисус, почувствовав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обратился в народе и сказал: кто прикоснулся к Моей одежде?» (Мк.5:29–30).

Почему Иисус остановился и задал этот вопрос: «Кто прикоснулся к Моей одежде?» Вокруг было столько народу, и все, так или иначе, задевали Его. Дело в том, что Иисуса интересовало не то, кто был к Нему ближе остальных в географическом отношении. Его интересовала вера и духовная близость. И еще один вопрос: зачем Христос ввел женщину в смущение, вынудив ее публично признаться в своем поступке? Думаю, Он хотел прилюдно уверить ее в реальности дарованного ей исцеления – освобождения не только от кровотечения, но и от нечистоты сердца. Далее история гласит:

«Ученики сказали Ему: Ты видишь, что народ теснит Тебя, и говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Он смотрел вокруг, чтобы видеть ту, которая сделала это. Женщина в страхе и трепете, зная, что с нею произошло, подошла, пала пред Ним и сказала Ему всю истину. Он же сказал ей: дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей» (Мк.5:31–34).

На этом я вполне мог бы прервать свою речь: слушатели были потрясены этими двумя евангельскими историями, затронувшими их реальные, насущные нужды. Но поскольку у меня еще оставалось время, я перешел к третьей истории.

^ История третья

Я напомнил группе, что Иисус направлялся в дом Иаира, чтобы исцелить его двенадцатилетнюю дочь, а эпизод с женщиной произошел по пути. Я задал им вопрос: «Как бы вы чувствовали себя на месте этого охваченного отчаяньем человека?» Наверняка, сердце Иаира разрывалось от беспокойства и ужаса, когда к нему подошел один из слуг и сказал, что все кончено. Дочь его умерла. Иисус тотчас повернулся к Иаиру, начальнику синагоги, и сказал: «Не бойся, только веруй» (Мк.5:36).

Придя в дом Иаира, Иисус вошел в комнату, где лежала девочка, и попросил всех выйти, кроме родителей и нескольких учеников. Затем, «взяв девицу за руку, говорит ей: “талифа куми”, что значит: девица, тебе говорю, встань. И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати. Видевшие пришли в великое изумление. И Он строго приказал им, чтобы никто об этом не знал, и сказал, чтобы дали ей есть» (Мк.5:41–43).

Мусульмане, особенно те, кто исповедует народный ислам, при мысли о смерти и умирании испытывают ужас. Одна из популярнейших в мусульманском мире книг, написанных на арабском языке, называется «Муки смерти». Страх перед неизвестностью и неуверенность в том, что ждет человека по ту сторону смерти, вселяет в их сердца панический страх. Билл Маек в своей книге «Невидимый лик ислама» пишет, что в мусульманстве смерть это разлучение души и тела. Посмертную участь человека оспаривают два ангела Накир и Мункар. Подготовка к смерти часто занимает всю жизнь. Когда глава семьи находится при смерти, семья приглашает особого служителя, чтобы тот читал Коран в комнате умирающего. При этом возжигаются особые благовония, и соблюдается ряд запретов относительно посещений. На подушку в изголовье кладут небольшой Коран, и по возможности брызгают лицо святой водой Замзам.46) Желательно, чтобы смерть наступила в пятницу, и чтобы при этом умирающий лежал на правом боку – этот бок обладает большим достоинством.47)

Именно такие мысли бродили в сердцах моих слушателей, когда они слушали историю из пятой главы Евангелия от Марка. Могущество Иисуса, который Своей властью сумел даже воскресить девочку из мертвых, произвело на них сильное впечатление. Прежде чем закончить, я спросил, есть ли ко мне какие-то вопросы. Первый вопрос был задан женщиной. Она несмело подняла указательный палец и проговорила: «Я хочу верить в Иисуса. Как это сделать?» Честно говоря, я чуть не упал со стула. Я никак не ожидал, что такой вопрос зададут во всеуслышание. Ее муж, скорее всего, сидел на противоположной стороне комнаты.

^ Ряд принципов

В последних двух главах рассматривались различные парадигмы мышления. Сформулируем несколько принципов:

1. В Библии представлены разные парадигмы мышления. На Западе христиане, как правило, полагают, что парадигма вины/праведности единственно возможная. Но на самом деле есть и другие парадигмы: позор/честь, осквернение/очищение, страх/сила. Три последние парадигмы очень важны для мусульман. Наряду с этим существуют и другие схемы мышления. Например, эпохе постмодерна присущи свои, новые парадигмы, и служителям, вступающим в общение с современным миром, необходимо их выяснять и анализировать.
2. Я и мой друг, миссионер со стажем Уолдрон Скотт, много общаемся на тему парадигм и их огромного влияния. В одном из писем он писал следующее:

«Парадигма вины/праведности стала основной для протестантской ветви христианства. Формально она появилась в христианском богословии лишь с началом Реформации (XVI век), когда три четверти христианской истории были уже позади. До Реформации преобладающей моделью была парадигма Св. Ансельма Кентерберийского (XI век), так называемая парадигма сатисфакции, в основе которой лежала парадигма позора/чести. Христианство пользовалось ею на протяжении пяти веков, так же как и реформаторской парадигмой. Но еще до Реформации и Ансельма существовала классическая парадигма страха/силы, которая широко распространена и по сей день. Что касается парадигмы осквернение/очищение, то я не уверен, был ли в истории христианства период, когда эта парадигма использовалась в качестве ключевой модели искупления».48)

3. Знание Евангелия требует всех четырех парадигм, однако начинать нужно с той, которую собеседник лучше всего понимает.
4. Как-то раз, когда я слушал лекцию об эпохе постмодерна, меня осенила мысль о том, что я могу приобрести много полезных навыков для общения с мусульманами, если только решусь отступить от традиционного подхода к Благовестию. Контраст между модернизмом и постмодернизмом так сильно напомнил мне различия между юридической и другими парадигмами мышления. Различия между эпохами модерна и постмодерна во многом подобны различиям в используемых христианами евангелизационных подходах:

Модернизм устанавливает истину почти исключительно с помощью рациональных, вещественно измеримых доказательств. Постмодернизму же недостаточно вещественных доказательств, чтобы найти ответы на глубинные вопросы бытия. Сегодня на первое место ставятся чувства и сердце. Если модернизм исходит из оптимистического взгляда на историю и постепенного развития человечества, покоряющего себе природу, то в постмодернизме преобладает пессимистическая или фаталистическая трактовка истории. Постмодернисты склонны не доверять науке: она приносит больше проблем, чем реальных благ. Во времена модернизма верили в абсолют, универсальные категории и объективные критерии истины. Постмодернист пожимает плечами и живет, как будто вера относительна, а истина – предмет творчества, которое, как известно, всегда субъективно. Модернистский упор на автономность каждого индивидуума, покоряющего себе мир, разбивается вдребезги о постмодернистическую склонность к общинному мышлению с акцентом на взаимодействие. Акцент модернизма на целеполагание, планирование и иерархию несовместим с постмодернистической любовью к игре случайностей (хаосу) в мире, где каждый может внести свою лепту в общее дело. Постмодернист предпочитает голове сердце, не ограничивает себя рамками естественного и вполне способен принять сверхъестественное. Он живет в мире бесконечного разнообразия и не терпит тесных рамок унифицированного подхода. 49)

5. Благая весть о Христе отвечает на глубинные нужды всех людей.
a. Человеку с моделью мышления вина/праведность Евангелие говорит о полном прощении грехов, обретенном крестной смертью Христа. Он отдал нам Свою праведность и взял на Себя наши грехи, прошлые, настоящие и будущие.50)
b. Человеку с моделью мышления позор/честь Христос предлагает Свой покров. Духовно нагих Он облачает с ног до головы в одежды правды(Ис.61:10).
c. Человек с моделью мышления осквернение/очищение черпает надежду в том, что Христос обличил иудеев за то, что те практиковали лишь внешние омовения, а в действительности нуждались в обновлении сердец (Мк.7:20–23). Христос же создал в нас новые чистые сердца (см. Иез.36:26).
d. Человек с моделью мышления страх/сила радуется тому, что конфликт вселенских масштабов между Христом и сатаной закончился сокрушением последнего. Христос отнял у него самое главное оружие, смерть, и превратил ее во врата в вечную жизнь.51)

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Как по-вашему, насколько справедливы слова Ахмада? Согласны ли вы с высказыванием христианина из Нигерии?
2. Назовите библейские отрывки, говорящие о других парадигмах мышления, помимо традиционной (вина/праведность).
3. Из каких компонентов складывается парадигма эпохи постмодерна? В каких библейских отрывках дается ответ на чаяния представителей этой эпохи?
4. Если бы студент университета в одной из западных стран – США, Новая Зеландия или Великобритания – списывал на экзамене, как долго его бы мучило чувство вины? Стало бы это чувство острее, если бы его уличили во лжи? Что это говорит о месте парадигмы вина/праведность в западном сознании?

^ Глава 12

 

^ Сходства и различия

Как же велика разница между Библией и Кораном, между Иисусом и Мухаммедом! Почему же мусульмане не видят очевидных фактов?
– христианин из Аргентины.

В ходе своей презентации Ахмад сказал: «В основе ваших рассуждений неверное допущение: вы начинаете с сопоставления пророка Мухаммеда и Христа, Корана и Библии. Вы думаете, что поняли нашу религию и вникли в наше богословие. Но, как ни прискорбно, у вас искаженное понимание нашей веры».

Несколько лет назад я специально нанес визит одному своему знакомому американцу, который предвзято относится к мусульманам. Как только я зашел к нему в дом, он стал восторженно делиться со мной мыслями из книги, которую на тот момент читал, – книги об исламе, написанной евангельским христианином. Все, что он прочитал, лишь подтверждало его предвзятые взгляды. Но особенно его ошеломил абзац, в котором автор утверждает, будто в соответствие с Кораном только белые люди пойдут в рай, а черным уготован ад. Я был ошеломлен не меньше, чем он, и потому попросил его показать мне соответствующий абзац.

Ознакомившись с ним, я был поражен тем, каким образом автор делает выводы относительно ислама. К счастью, в конце абзаца была ссылка на соответствующее место в Коране. Я уверил своего знакомого, что, насколько я знаю Коран, Бог благоволит к благочестивому верующему независимо от его расовой принадлежности. Потом я пообещал, что обязательно просмотрю этот отрывок и сообщу ему результаты. После ознакомления с отрывком, как на арабском, так и на английском языках, я убедился, что автор совершенно исказил сказанное в тексте. Вот что сказано в Коране: «Это великое наказание будет в тот День, когда посветлеют лица верующих от радости и почернеют лица неверующих от печали. Тем, у которых лица почернеют, будет сказано с упреком: “Неужели вы стали неверными после того, как приобщились к истине, что свойственно человеческой природе, и пошли по прямому пути, и к вам пришли ясные знамения об этой истине? Так вкусите же муку за то, что вы не веровали!”» (Сура 3, айят 106) Речь идет о праведных и о том, как «убелятся» их лица в День Суда. Лица же неправедных и злых «почернеют». Здесь говорится не о предпочтении одной расы другой, а о похвале или посрамлении в День Суда.

Представляю, какое количество людей прочитало эту книгу без критической проверки предложенного автором толкования. Как далеко распространились слухи о том, что Коран поддерживает дискриминацию черных? Сколько христиан «убедилось» в правильности своих предвзятостей благодаря этой книге?

Для меня самый быстрый способ оценить книгу об исламе, написанную христианином, это проследить основную мысль автора. Какие сравнения он проводит между исламом и христианством? Если в основе рассуждений автора лежат сопоставления Христа и Мухаммеда, Библии и Корана, я знаю, что читать книгу не стоит. Выводы все равно будут неверными. Читать такую книгу – зря тратить время, и к тому же это непременно приведет к путанице в голове читателя.

^ Сходства и различия

Прежде чем оценить правильность сопоставлений христианства и ислама, полезно обратиться к истории. Первые богословские споры вспыхнули в мусульманстве почти сразу же после смерти Мухаммеда по инициативе секты Мутазила. Адепты этой секты учили, что Бог существует от века, а Коран, Слово Божье, имело начало во времени. Иначе говоря, они утверждали, что Коран был сотворен. Началом Корана признавался момент, когда Мухаммед начал получать от архангела Гавриила откровение. Богословы основного течения в исламе категорически отвергли такое толкование, объявив секту еретической. С их точки зрения, если Бог вечен, то и Коран, Слово Божье, существует от века. Бог не может молчать, а, следовательно, слово Его вечно и безначально. В своем понимании Корана они пришли к выводам, которые сравнимы, хотя и не идентичны, христианскому учению о Христе.

С чем же или с кем следует сопоставлять Коран?

Основным христологическим текстом для христианского богословия является начало Евангелия от Иоанна:

«В начале было Слово [Логос], и Слово [Логос] было у Бога, и Слово [Логос] было Бог. Оно было в начале у Бога» (Ин.1:1–2). Вечное, несотворенное Слово Бога (Логос), существовавшее с Богом от века, сошло на землю и воплотилось. Мы знаем его как Иисуса Христа. В Новом Завете есть и другой христологический отрывок, из которого мы узнаем о Христе еще больше:

«Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит…. ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное» (Кол.1:15–17, 19–20).

В этом и других текстах Нового Завета нам сообщается о природе Логоса, вечного несотворенного Слова Божьего, о Его воплощении, жизни на земле в совершенной праведности, которая удовлетворила справедливым требованиям Бога, о Его распятии, воскресении и вознесении. То же самое мусульмане верят в отношении Корана, что он есть вечное несотворенное слово Божье. Основное отличие в том, что Слово Божье воплотилось в книге, явившей волю Божью, а не в Человеке. Таким образом, сходство между Христом и Кораном реально существует, но это не полное сходство. Кому же соответствует пророк Мухаммед в библейском богословии?

Согласно мусульманской традиции, Мухаммед за всю жизнь так и не научился читать и писать. С 613 года нашей эры он начал получать откровения от Бога через архангела Гавриила. Содержание Корана полностью соответствует Книге Небес (аль-Лавх-Махфуз). Поскольку Мухаммед не знал грамоты, полученные им по нескольку айятов за раз откровения (с 613 по 632 гг.) являются стопроцентным Словом Божьим. С помощью своей фотографической памяти он запоминал дословно то, что говорил ему архангел и передавал тем, кто умел писать. Согласно историкам ислама, Коран канонизировали спустя двадцать лет после смерти пророка, в 652 году.

Ортодоксальные мусульмане считают, что сам Мухаммед не совершал чудес. Но сам он испытал величайшее чудо в истории. Будучи неграмотен, он принял от Бога вечное несотворенное Слово, Коран. Разве мог бы неграмотный человек придумать такую книгу, как Коран? Мусульмане верят, что способ получения Мухаммедом Корана чудесен и уникален. Ни один человек на земле не мог бы его повторить (иджас аль-Коран, чудесная природа Корана).

Самое очевидное соответствие пророку Мухаммеду в Библии – это Мария. Она была девой, и, тем не менее, через чудесное вмешательство Бога зачала Логос, вечное несотворенное Слово Божье. Из Нового Завета видно, что она не совершала чудес, но испытала величайшее чудо в истории. Она чудесным образом зачала и родила воплощенного Бога, Господа Иисуса Христа. Для нас Мария значит то же самое, что Мухаммед для мусульман. Девство Марии соответствует неграмотности Мухаммеда. Если бы у Марии было трое детей до зачатия Христа, кто бы поверил ее рассказу о чудесном зачатии? Если бы Мухаммед был грамотен и написал до Корана три книги, кто бы поверил ему, что его четвертая книга существенно отличается от других?

Интересно и то, что на всем протяжении христианской истории Мария почиталась так же, как Мухаммед в мусульманской истории.

^ Вопрос о богодухновении

Ахмад сказал: «Коран не является человеческим писанием. Он был продиктован Богом через ангела. Зачем мне оставлять более совершенное учение и заменять его менее совершенным, которое к тому же опирается на менее достоверное писание?»

Как мы уже отмечали, мусульмане считают, что частично Книга небес была дарована Моисею и Давиду, а частично – Иисусу. Моисей, Давид и Иисус умели читать и писать.52) Согласно мусульманской традиции, Моисей и Давид записали откровение собственными словами, поэтому в их писаниях есть место ошибкам. Последователи Христа тоже записали ниспосланное Иисусу откровение собственными словами, и оно тоже не застраховано от ошибок. Мухаммед же был неграмотен, и потому принял от Бога точную «фотокопию» Книги небес. Коран, таким образом, сошел с небес, и каждое его слово – слово Божье, данное безо всякого человеческого посредничества.

Мусульмане рассматривают Библию как свою мусульманскую традицию (хадис). Возлюбившие Бога мусульмане составили описание жизни и учения Мухаммеда. Эти писания выше других книг, поскольку в них рассказывается о жизни и учении великого пророка Мухаммеда. Но это книги человеческие, и потому в них могут быть ошибки. По этой причине некоторые относящиеся к традиции хадис писания почитаются достоверными, а другие – нет. То же самое относится и к авторам Евангелий и Библии в целом. Но Коран для мусульманского сознания – то же самое, что для христиан Десять Заповедей. Десять Заповедей были начертаны перстом Самого Бога, без человеческого посредника. Вот почему Коран почитается более совершенным откровением, чем Библия. Вопрос, который задают мусульмане, звучит так: зачем нам заменять более совершенное откровение менее совершенным, которое к тому же опирается на менее достоверное писание?

И все же перед мусульманами стоит ряд серьезнейших проблем. В Коране имеются грамматические, географические и исторические ошибки, а коль так, то чьи это ошибки? Они не могут быть ошибками Мухаммеда, а, следовательно, это ошибки Бога, ведь Мухаммед был всего лишь «записывающим устройством». То, что в Коране есть ошибки, подтверждается целым рядом исследователей. Следует также учесть, что по сравнению с Библией, которую такие теологи, как Рудольф Бультман, изучили вдоль и поперек, Коран еще не подвергся всестороннему критическому анализу. Позволят ли Корану пройти через подобное испытание? Каковы будут результаты?

В отношении Священного Писания христианская история выработала несколько теорий богодухновения: Для ряда богословов богодухновение означает просто вдохновение. Авторы отдельных книг Священного Писания написали их по вдохновению. Шекспир тоже написал Макбета по вдохновению. Читающие Макбета чувствуют, что это более высокая литература. Тот факт, что это произведение до сих пор изучается по всему миру студентами-филологами, доказывает особое вдохновение автора. То же самое справедливо и по отношению к Библии: вдохновение ее авторов доказывается тем фактом, что эта книга до сих пор оказывает колоссальное влияние на жизнь людей по всему миру.

1. Согласно другой теории, богодухновенны только библейские идеи. Все остальное – истории, мысли и слова – придумано авторами. Сторонники этой теории считают, что книга Ионы, например, является творческим вымыслом автора, сочинившего историю о человеке по имени Иона, который был проглочен большой рыбой, а затем проповедовал в Ниневии. Бог вдохновил только основную идею истории – этноцентричность народа израильского в противоположность милосердию и долготерпению Божьему к народам.
2. Третья теория гласит, что богодухновение относится только к мыслям, но не к словам. Согласно этой теории, авторы Писания получили от Бога мысли, а затем записали их собственными словами. Мне трудно принять эту теорию по той причине, что я не могу придумать ни одной мысли, которую можно было бы осознать без помощи слов. На мой взгляд, мысль нельзя назвать мыслью, пока она не облечена в слова.
3. Большинство христиан придерживаются теории, согласно которой «никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2Пет.1:21). Бог дал авторам не только идеи и мысли, но и конкретные слова. Пророк Исайя владел древнееврейским языком гораздо лучше, чем пророк Амос. Однако Богу не нужно было учить Амоса языку, чтобы через него ниспослать совершенное учение. Святой Дух Своим наитием подобрал в его лексике именно те слова, которые были необходимы для передачи совершенного учения. Кроме того, Богу не пришлось заниматься образованием Амоса, чтобы сделать его подходящим для небесного откровения сосудом. Недостаточная образованность библейских авторов (некоторые из них полагали, что Солнце вращается вокруг Земли) не помешала нам принять через них совершенное откровение. Также важно отметить, что Святой Дух непосредственноучаствовал в процессе канонизации книг Священного Писания. Из сотен рукописей, подвергшихся тщательному изучению и испытанию временем, в Ветхий Завет были отобраны только тридцать девять, в Новый – только двадцать семь. Святой Дух непосредственно влиял на процесс отбора и отсеивания.
4. В христианской истории был ряд богословов, которые придерживались теории механического богодухновения. Согласно этой теории, Бог дословно продиктовал людям Библию. Как и Десять Заповедей, начертанные перстом Божьим, Библия была дословно продиктована записавшим ее человеческим посредникам. Для приверженцев этой теории, впрочем, тот факт, что в ряде библейских стихов о Земле говорится как о центре Солнечной системы, остается необъяснимым. По этой теории ошибки не могут быть человеческими, поскольку Библия продиктована Богом дословно. Если бы большинство христиан разделяло теорию механического богодухновения, Писание никогда не выдержало бы испытания «высокой критики».

Как уже было сказано, перед мусульманами, придерживающимися теории механического богодухновения, стоят серьезные проблемы. До сих пор Коран не подвергался такому же тщательному критическому анализу, как Библия. Но в век Интернета и глобализации мусульмане сами скоро начнут подвергать свои писания критическому разбору.

Когда мой друг Ахмад сказал: «Коран не является человеческим писанием. Он был продиктован Богом через ангела», я подумал, что для критики этой позиции следует выбрать место и время. Но время это еще не пришло.

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Что вы думаете об утверждении Ахмада? Что можно сказать о христианине из Аргентины на основании сказанных им слов?
2. Какие сходства и различия можно обнаружить между Кораном (как его видят мусульмане) и Христом (как Его видим мы)? Насколько сравнима Дева Мария с Мухаммедом?
3. Что говорится в самой Библии о достоверности библейских откровений?2Пет.1:16–21.

«Ибо мы возвестили вам силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа, не хитросплетенным басням последуя, но быв очевидцами Его величия. [О чем говорит Петр? Кто очевидцы Его величия?] Ибо Он принял от Бога Отца честь и славу, когда от велелепной славы принесся к Нему такой глас: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение. И этот глас, принесшийся с небес, мы слышали, будучи с Ним на святой горе. [Петр говорит о преображении Христа на святой горе, очевидцами которого были апостолы Петр, Иоанн и Иаков. Возникали ли у Петра сомнения в истинности увиденного? Даже если так, он всегда мог спросить по отдельности у Иоанна и Иакова, что каждый из них видел на горе преображения.] И притом мы имеем вернейшее пророческое слово [имеется в виду, что Слово Божье достовернее опыта, который пережили Петр, Иоанн и Иаков на горе преображения]; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших, зная прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым».

4. Поставьте себя на место мусульман; с какими вопросами вам пришлось бы иметь дело, если бы вы придерживались теории механического богодухновения Корана?

^ Глава 13

 

^ Библия и Коран

«На Западе преобладает иудео-христианская культура, и, конечно, по богословским воззрениям мы ближе к иудеям, чем к мусульманам»,
– христианин из Австралии.

Описывая мусульманское мировоззрения Ахмад сказал:

«Современные евреи не принимают Иисуса как Мессию. Их первосвященник две тысячи лет назад объявил Его богохульником, и, насколько я понимаю, вы верите, что Иисус был распят и римлянами, и евреями. Мусульмане же высоко чтят Иисуса. Мы верим, что Он родился от девы, исцелял слепых и прокаженных, воскрешал мертвых, ныне пребывает с Богом на небесах и вернется на землю в Судный День как Знамение Часа. Почему вы теологически ближе к евреям, чем к мусульманам? Я имею в виду не культурно, а теологически? Конечно, культурно вы ближе к ним, чем к мусульманам, потому что многие евреи приехали из Европы и многие являются гражданами США. Но я повторяю свой вопрос: «Почему вы теологически ближе к евреям, чем к мусульманам?»

В личном разговоре Ахмад признался, что его крайне удивляет и даже повергает в замешательство тот факт, что христиане Запада чувствуют себя теологически ближе к иудеям, чем к мусульманам. Он выразил желание подробно разобраться с термином «иудео-христианская мораль», поскольку сильно сомневался в том, что иудеи и христиане стоят на одинаковых моральных принципах. С его точки зрения, иудейская мораль заключается в принципе «око за око и зуб за зуб». Христиане же верят в учение Иисуса о любви к врагам и о прощении тех, кто против них согрешает. Если же это так, как могут иудеи и христиане иметь одинаковую иудео-христианскую мораль? Сам Ахмад заключил, что иудеи скорее похожи на мусульман, поскольку и те, и другие исповедуют принцип «око за око и зуб за зуб». С христианами же они имеют мало общего, как, собственно, и мусульмане. Отчасти я согласился с этим выводом.

Термин «иудео-христианский» на Западе часто недопонимают и используют неверно. Я полагаю, что его можно применять только к христианам, которые принимают и Ветхий и Новый Заветы и читают Ветхий Завет в свете Нового. Мораль таких христиан опирается на ветхозаветные чаяния иудейского народа, ожидавшего Мессию, которые, по христианскому учению, исполнились в лице Господа Иисуса Христа.

Иудеи же не верят в Иисуса как ожидаемого Израилем Мессию. Как сказал Ахмад, две тысячи лет назад иудейский первосвященник Каиафа объявил Христа хулителем Бога. Мораль иудеев опирается на Ветхий Завет и толкования к нему, в которых Ветхий Завет трактуется в свете все еще ожидаемого Мессии. Понятно, что термин «иудео-христианский» в его чисто богословском значении неприменим к традиционным иудеям, поскольку они не принимают Иисуса и Новый Завет. Он применим только к христианам. Вместе с тем, как заметил мой друг Уолдрон Скотт, за последние сто лет живущие на Западе иудеи во многом переняли западную мораль и основы западной цивилизации, приведя свои принципы в соответствие с ними. В этом отношении термин «иудео-христианский» можно применить и к ним.

Христианская мораль покоится на трех столпах:

1. Абсолютная воля Бога, явленная в Десяти Заповедях.
2. Личный пример и учение Иисуса Христа.
3. Новая жизни в Духе.

В основу западной цивилизации христиане положили все три принципа, а современные иудеи «подстроились» под них. Иудеи не принимают Христа как Мессию, однако в современном мире они внешне переняли западную культуру, которая, как признают и те, и другие, имеет под собой христианскую основу, заложенную в Ветхом и Новом Заветах.

Далее в разговоре с Ахмадом мне пришлось несколько раз отвечать на вопрос, почему христиане чувствуют себя теологически ближе к иудеям, чем к мусульманам. Этот вопрос особенно его волновал. Разбирая данную тему по электронной почте, мы просмотрели множество отрывков, как в Библии, так и в Коране. Очень полезными мне показались книги Джона Гилкриста, в которых приводится множество исторических фактов и сведений о Коране.53)

^ Библейские личности в Коране

В Коране упоминается о пророках и посланниках Божьих, которые приходят в мир для предупреждения рода человеческого о необходимости веры в единого Бога. Мусульмане признают многих библейских пророков и патриархов. Им дана заповедь почитать в равной мере всех пророков, не делая различий. В Коране перечислены следующие пророки: Адам, Авраам, Исаак, Измаил, Иаков и Моисей. Исайя, Иеремия и Иезекииль в этот список не входят. Описанная в Библии система жертвоприношений в Коране не упоминается.

Из новозаветных фигур в Коране упомянуты Исса (Иисус), Марйам (Мария), Йяхья (Иоанн Креститель) и Закария (отец Иоанна Крестителя). Марии в Коране отведено особое место. Она была не только матерью Иисуса, но и девой, к которой при рождении не прикоснулся сатана.54) Вторым человеком, которого не касался сатана при рождении, был Иисус. О Марии и Иисусе в Коране сказано: «И ту, которая сохранила свою скромность… И Мы вдунули в нее от Нашего духа и сделали ее и ее сына знамением для миров» (Сура 21, айят 91).

^ Иисус

В Коране Иисусу присваивается несколько титулов. Он и аль-Масих (Христос), и Калиматуху (Его Слово), и Рухон минху (дух от Него). Мусульмане верят, что Иисус родился от девы, исцелял слепых и прокаженных и воскрешал мертвых. Также в Коране говорится, что, будучи юношей, Иисус совершил чудо: вдохнул жизнь в глиняных птиц (см. Сура 5, айят 110). Согласно Корану, Иисус был взят на небо (Сура 4, айят 158) и вернется на землю в конце времен в качестве Знамения Часа (Сура 43, айят 61).

И все же в основных вопросах богословия Коран существенно расходится с Библией. В одном месте Корана утверждается, что Иисус не был распят. Это сказано в контексте рассуждений о неверии иудеев:

«Они… нарушили этот обет, не поверили в Его знамения, несправедливо избивали пророков… Они навлекли на себя гнев Аллаха за их неверие и за то, что они возвели на Марйам великую клевету. Но он не был убит ими и не был распят, как они измышляли. Им все это лишь представилось. Они думали, что убили и распяли самого пророка. На самом деле они убили и распяли другого, похожего на Ису. Потом они сами спорили – убит был Иса или другой. Они все пребывают в сомнении об этом. У них нет об этом никакого знания, а есть только предположения. Они не были уверены, что убили именно его. Они его не убили. Аллах вознес Ису к Себе и спас его от врагов. Он не был распят и не был убит. Поистине, Аллах Всемогущ, Велик и мудр в Своих деяниях!» (Сура 4, айяты 155–158).

Поверить в то, что иудеи распяли Иисуса, для мусульман все равно, что признать поражение Бога и Иисуса. Поэтому они верят, что Бог чудесным образом вмешался, взял к Себе Иисуса, а вместо Него распяли другого. Иудеям казалось, что это Иисус, но на самом деле это был кто-то очень похожий на Него. Некоторые считают, что распят был Иуда.

Другое существенное различие между Библией и Кораном касается учения о Божестве Христа. В Коране говорится: «Иудеи в своих убеждениях не придерживаются единобожия, а говорят, что Узайр55) – сын Аллаха. Христиане также говорят, что Мессия Иса – Божий сын… Эти слова не были ниспосланы им ни в Писании, ни с посланниками Аллаха. У них нет никаких доказательств этого. Говоря так, они уподобляются многобожникам, бывшим прежде. Да поразит Аллах этих неверных!» (Сура 9, айят 30). Мусульманские историки утверждают, что в юношеские годы Мухаммед посещал Дамаск с караванами Хадиджи, своей будущей жены. Наверняка во время этих посещений он бывал в местных церквах и, заходя в них, видел огромную статую женщины с младенцем на руках. На вопрос, кто это, ему отвечали, что это Мария, Богоматерь, родившая Иисуса Христа, Сына Божьего. Видимо, на этом основании он и заключил, что христиане впали в «ширк» – измыслили себе других богов. В Коране это почитается величайшим грехом, единственным непростительным грехом. Как мог Бог вступить в физические отношения с женщиной и родить от нее сына? В результате подобных умозаключений Коран отвергает Божество Христа и троичность Бога.

^ Библия

Коран выделяет иудеев и христиан в отдельную категорию, отличную от язычников и идолопоклонников. И те, и другие зовутся «людьми Писания». Но Коран ставит им в упрек то, что они отступили от учения Писания: «Мы приказали последователям Исы и обладателям Евангелия судить по тому, что низвел Аллах. А тот, кто не судит по тому, что ниспослал Аллах, тот – отступник, нарушитель шариата Аллаха» (Сура 5, айят 47). «Скажи (о Мухаммад!) обладателям Писания: «Вы не будете на прямом пути религиозной истины, пока вы не объявите о всех заветах, повелениях и заповедях, ниспосланных в Торе и Евангелии, и пока вы не последуете им, уверовав в Коран, низведенный Аллахом Своему посланнику, как руководство людям» (Сура 5, айят 68).

Мухаммед верил, что между Ветхим и Новым Заветами и Кораном существует полная гармония. В то время он просто считал, что Коран это арабский эквивалент этих более ранних книг. Инджил (Евангелие) было ниспослано Иисусу (см. Сура 57, айят 27), а Таврат и Забур (Тора и Псалтирь, то есть Ветхий Завет) – иудеям (Сура 4, айят 136 и Сура 5, айят 47). Коран же был ниспослан Мухаммеду отчасти для подтверждения истинности прежнего откровения, а отчасти потому, что у арабов не было ни собственной священной книги, ни собственного пророка – вообще ничего на арабском языке. По своему содержанию Коран как бы «подогнан» под особенности арабского народа, и тем самым восполняет то, чего недоставало в ранних откровениях.

В Суре 3:78 говорится о группе людей из иудеев и христиан, которых Коран обвиняет не в отступлении от текста Библии, а в «искривлении языка» (см. Суры 2:101; 4:46; 5:44; 2:75). Что это за люди? «А среди них есть такие, которые своими языками искривляют писание, чтобы вы сочли это писанием, хотя оно и не писание, и говорят: “Это – от Аллаха”, а это – не от Аллаха, и говорят они на Аллаха ложь, зная это» (Сура 3:78).

Некоторые современные мусульманские богословы полагают, что речь идет об искажении Библии с целью насаждения Церкви. Христиане, с их точки зрения, искажают Писание и говорят ложь о Боге, чтобы управлять массами. В качестве примера они указывают на Никейский Собор. Что касается меня, то мне этот довод кажется безосновательным, да и сами мусульмане здесь не могут привести убедительных аргументов.

Но что же тогда означает «искривление языка» в этом тексте? В качестве иллюстрации приведу забавный случай. Однажды я участвовал в группе по изучению Писания для мужчин-христиан и сразу после окончания встречи задал им провокационный вопрос, чтобы немного над ними подшутить. Я спросил, знают ли они наизусть Притч.32:15. Напомню, что в Книге Притчей Соломоновых только тридцать одна глава, последняя из которых – всем известное восхваление благочестивой жены. Но никто в группе неженатых мужчин об этом не вспомнил. Тогда я «процитировал» им стих: «Человек без жены, что дом без стены». Какое-то время я сдерживал улыбку, а затем признался, что автор стиха я сам, а потом сообщил им придуманное моим сыном продолжение к этому стиху (Притч.32:16): «Не имеющий сынов, что кобыла без подков». Мы хорошо посмеялись, особенно над стихом 16. А я живо представил себе, как Мухаммед приходит к иудейским начальникам и восторженным голосом рассказывает им, что Бог ниспослал ему откровение из Книги Небес. Наверняка, Мухаммед рассчитывал, что иудейские начальники разделят его радость о том, что Бог не забыл арабов. Но вместо этого они, вероятно, стали сочинять стихи наподобие тех, кто придумал я и мой сын, и на какой-то момент Мухаммед обманулся их мелодичной рифмой, пока сочинители не стали над ним открыто смеяться. Полагаю, что айяты об «искривлении языка» вполне могут объясняться подобными инцидентами.

^ Люди Писания

Мухаммед не сомневался в истинности Ветхого и Нового Заветов. Согласно Корану, во времена Мухаммеда писаниями иудеев и христиан были Инджил и Таврат (см. Сура 5:46; 5:50; 7:157).

Что касается людей Писания – иудеев и христиан, то в Судный День избежать наказания смогут лишь некоторые из них. Остальных называют в Коране отступниками от Писания, отступниками от Бога и противниками Мухаммеда. В совокупности они обвиняются в притязаниях на монопольное обладание истиной, а также в том, что они спорят об истине даже между собой: «Иудеи говорят, что у христиан нет основы – истинной веры, – а христиане утверждают, что нет основы – истинной веры – у иудеев. И те и другие приводят доказательства из своих Писаний. Подобное же говорят и неверующие из арабов, которые пока не разумеют и ничего не знают об их Писаниях. Они все не правы. В Судный день Аллах рассудит их относительно того, в чем они расходились» (Сура 2:113).

^ Иудеи и христиане

В отдельных частях Корана утверждается, иудеи – злейшие враги ислама (см. Сура 5:44; 5:67; 2:96; 5:84). «Мы утверждаем… что из всех людей самую сильную вражду испытывают к тебе и к тем, кто уверовал в Аллаха и в тебя, иудеи и многобожники, которые поклоняются помимо Аллаха приданным Ему сотоварищам» (Сура 5:82). «Авраам не был ни иудеем, ни христианином. А был он ханифом [искателем Истины], предавшимся Аллаху, и не был многобожником» (Сура 3:67). Авраам верил в Бога и в то, что Он един. По сути Авраам был мусульманином, поскольку ислам означает покорность единому Богу.

О христианах Коран отзывается более благосклонно. «Несомненно, ты убедишься, что больше всех дружелюбны к уверовавшим те, которые говорят: “Воистину, мы – христиане”. Это оттого, что среди них есть иереи и монахи и что они не высокомерны» (Сура 5:82). И все же христиане не избежали упреков: «Иудеи и христиане признавали богами помимо Аллаха своих ученых и монахов, а также Мессию, сына Марйам. Однако им было велено поклоняться только единому Богу, кроме которого нет божества. Хвала Ему, превыше Он их многобожия!» (Сура 9:31)

По мнению некоторых мусульман, в конце жизни Мухаммеда, когда мусульманское и христианское войско вступили в войну в северной Аравии, отношение пророка к христианам изменилось на враждебное. «Вы, которые уверовали! Не дружите с иудеями и христианами: они дружат между собой. Если же кто-либо из вас дружит с ними, то он сам из них. Воистину, Аллах не ведет прямым путем нечестивцев» (Сура 5:51). «Сражайтесь с теми из людей Писания, кто не верует ни в Аллаха, ни в Судный день, кто не считает запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник, кто не следует истинной религии, пока они не станут униженно платить джизйу собственноручно» (Сура 9:29).

^ Назад к вопросу

Вернемся к разговору, начатому в первых параграфах главы: Ахмад высказал смелую мысль, а затем задал волновавший его вопрос. «Мы верим, что Он родился от девы, исцелял слепых и прокаженных, воскрешал мертвых, ныне пребывает с Богом на небесах и вернется на землю в Судный День как Знамение Часа. Почему вы теологически ближе к евреям, чем к мусульманам?»

Почему же мы теологически чувствуем себя ближе к евреям, чем к мусульманам? Причин этому много. Отчасти – из-за эсхатологии (учение о конце света),56) а отчасти потому, что Ветхий Завет принимается христианской традицией как часть Божественного Откровения, тогда как происхождение Корана вызывает сомнения. Еще одна возможная причина – культурная пропасть между христианами и мусульманами. Западные христиане чувствуют себя ближе к евреям, поскольку те живут рядом с ними уже две тысячи лет. С мусульманами же дело обстоит иначе: они вторгались в Европу дважды, и христианам пришлось вести с ними продолжительные войны (Крестовые походы). Впрочем, не стоит забывать, что с евреями у христиан не всегда были добрососедские отношения: в истории были времена, когда евреи подвергались и унижениям, и гонениям. Потребность говорить об общей иудео-христианской традиции возникла только с наступлением эпохи Просвещения, зарождением идеала демократии и общественного плюрализма. К тому же неоднозначная политика на Ближнем Востоке отнюдь не способствует установлению понимания между христианами и мусульманами.

Очевидно то, что большая часть вышеперечисленных причин имеет отношение к культуре, а не к теологии. Соответственно, животрепещущий вопрос Ахмада остается без ответа: «Я имею в виду не культурно, а теологически? Конечно, культурно вы ближе к ним, чем к мусульманам. Но я повторяю свой вопрос: «Почему вы теологически ближе к евреям, чем к мусульманам?» Как бы вы ответили на вопрос Ахмада, если принимать во внимание не культуру, а теологию? Чувствуете ли вы себя теологически ближе к евреям, чем к мусульманам? Если да, то на каких основаниях?

В этом разделе речь шла о вопросах, поднятых Ахмадом в отношении нашего учения и нас, его носителей. Следующий раздел посвящен реципиентам нашей проповеди, то есть тем, кто ее слушает.

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Как бы вы ответили на вопрос Ахмада: «Почему вы теологически ближе к евреям, чем к мусульманам?»
2. Как бы вы оценили «иудео-христианскую» мораль и традицию?
3. Как по-вашему, согласились бы мусульмане с тем, как в этой главе представлено учение Корана? С чем бы они могли не согласиться?
4. Как по-вашему, согласились бы западные христиане с тем, как в этой главе представлено учение Корана? С чем бы они могли не согласиться?
5. Почему христианское понимание ислама так разительно отличается от мусульманского? Какие факторы способствуют такой поляризации мнений?

^ Часть третья. Реципиенты. Органическая связь с мусульманами

Глава 14

 

Благовестие в контексте отношений

«Обращающиеся в христианство мусульмане, должны самостоятельно платить цену следования за Христом, не впадая в зависимость от нас, христиан. Бог позаботится об их нуждах»,
– христианин из Франции.

Пытавшемуся обратить его в христианство Ахмад сказал: «Если бы я принял христианство, все поддерживающие мою жизнь связи были бы потеряны. Я был бы, как гласит поговорка, гол как сокол. Как бы я жил? Можете ли вы обеспечить мне новую систему поддержки?»

В письме к Титу апостол Павел излагает рекомендации относительно того, как правильно заботиться о насажденной им церкви. В Тит.2:4–6 речь идет о том, чему Тит должен научить стариц, чтобы те, в свою очередь, передали это молодым женщинам, а именно: «любить мужей, любить детей, быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме, добрыми, покорными своим мужьям, да не порицается слово Божие». Слово, переведенное как «порицается», означает в данном контексте презирать или ругать Слово Божье.

Перечислим семь качеств, которым старицы должны научить молодых женщин:

1. Любить мужей.
2. Любить детей.
3. Быть целомудренными.
4. Быть чистыми.
5. Быть попечительными о доме. Иначе говоря, молодые жены должны заботиться о домашнем хозяйстве (в те времена роли мужчины и женщины были четко определены. Мужчины добывали пропитание, а женщины заботились о доме).
6. Быть добрыми.
7. Быть покорными своим мужьям.57)

В этом списке меня удивляет отсутствие повеления благовествовать. А что если муж этой молодой женщины не верит во Христа? Разве она не должна делиться с ним Благой вестью? Разве не должна она рассказать ему замысел спасения? О себе Павел говорил, что не может не благовествовать. «Ибо если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую!» (1Кор.9:16). Тимофею он повелел следующее: «Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием»(2Тим.4:2). Павел и Тимофей были зрелыми верующими, и проповедь Благой вести вменялась им в обязанность. Однако нигде в посланиях Павла мы не видим повеления благовествовать, обращенного к молодым верующим. Почему же в Тит.2:4–5 молодым женам не дается повеление благовествовать?

^ Два сценария семейной жизни

Далее я излагаю два вымышленных сценария семейных отношений, которые отражают реальные отношения между реальными людьми, которых я лично знаю в Египте и в других странах. В основе этих сценариев – Тит.2:4–5. В первом случае жена нарушает апостольские повеления, а во втором – следует им и пожинает плоды.

^ Сценарий первый

Представим себе молодую женщину в одной из стран третьего мира, которая шесть месяцев назад вышла замуж за мужчину со средним достатком. Оба выросли в семьях номинальных христиан и не имели личного общения с Господом. Женщина, единственный ребенок обеспеченных родителей, превратилась в избалованную и эгоцентричную особу. Она не научилась ни готовить, ни поддерживать порядок в доме, ни вести обычные домашние дела. Всегдашней ее заботой была учеба в колледже.

Выйдя замуж, она каждое утро допоздна валялась в постели, а в остальное время вела праздный образ жизни. Работы у нее не было, да она и не чувствовала потребности ее искать. Муж вставал каждый день в шесть утра, и через час отправлялся на работу. Домой он, как правило, возвращался к половине шестого. К эгоистичному образу жизни жены муж относился с терпением и питался бутербродами. Когда на кухне уже не оставалось чистой посуды, он мыл ее перед ужином, чтобы в доме были чистые тарелки.

Однажды эта женщина познакомилась с приехавшими к ним в город американскими миссионерами, семейной парой. Между ними завязалась дружба, и в этот же вечер они рассказали ей Евангелие. Любовь Божья глубоко потрясла эту женщину, и она перестала бояться ада. Вернувшись домой, она с нетерпением ждала мужа, чтобы рассказать ему Благую весть. Тот пришел, как обычно, в пять тридцать вечера, и тут же направился в их комнату, чтобы поставить свой рабочий портфель. В комнате как всегда был бедлам. Зайдя на кухню, чтобы заварить себе чаю, он обнаружил, что в сушилке нет ни одной чистой чашки. Что ж, вечер ему придется провести у раковины.

Пока он мыл посуду, в кухню вошла восторженная жена и принялась с жаром рассказывать о своих новых американских друзьях. Из рассказа стало ясно, что ей не терпится познакомить с ними мужа. Она поделилась тем, как ей рассказали Благую весть о крестной смерти Иисуса, и тем, что ее беспокоит судьба мужа в вечности. Ведь если он не уверует в Иисуса, его ждет ад. Все это время муж молча смотрел на жену и думал: «Мало того, что она лентяйка и эгоистка, теперь еще к этому прибавилось помешательство на религиозной почве».

Представим на минуту, что, поддавшись ее уговорам, он все-таки пойдет на встречу с американскими миссионерами. К чему это приведет? Скорее всего, он все время будет внимательно следить за их действиями и словами, чтобы определить, что же конкретно они делают, чтобы сбить с толку легковерных женщин и превратить их в религиозных фанатиков. Но такое отношение есть не что иное, как «порицание» Слова Божьего. Не исключено, что, читая этот сценарий, вы вспомнили конкретных людей.

^ Сценарий второй

Перед нами все та же эгоцентричная молодая женщина, которая познакомилась с американскими миссионерами и завязала с ними прочную дружбу. Между ними установилась глубокая связь, и миссионеры в тот же вечер рассказали ей Евангелие. Истина о любви Божьей так глубоко затронула ее сердце, что ее пронзило чувство собственной греховности. В первый раз в жизни она серьезно задумалась над тем, что вела себя как эгоистка и лентяйка, после чего она в слезах покаялась перед Богом в своих грехах. Вернувшись домой, она позвонила мужу и сказала, что когда он придет с работы, должна ему кое в чем признаться.

Остаток дня она провела за уборкой квартиры – впервые в жизни. После нескольких часов стирки, уборки и мытья посуды она решила что-нибудь приготовить для мужа, но к своему стыду обнаружила, что не знает его любимых блюд. Да и готовить их она не умела! Тогда она позвонила свекрови и спросила, какое блюдо у мужа любимое и как его готовить. Следующие два часа она провела на кухне. Когда муж открыл двери дома в половине шестого, до него донесся запах его любимого блюда. Вместо того чтобы как обычно зайти в комнату и поставить портфель, он направился прямо в кухню и с порога спросил жену: «А где мама?» «Мама не приходила», – ответила она. «А кто готовит?» «Я», – последовал ответ. «Но ты же не умеешь!» «Я просто позвонила маме и спросила, что ты любишь и как это приготовить. Надеюсь, все получилось, как тебе нравится».

Муж был ошеломлен. Он зашел в комнату, чтобы поставить там портфель, и к своему удивлению обнаружил, что комната убрана, как в первую брачную ночь. «Что это с ней?» – изумился он. Вернувшись на кухню, он стал расспрашивать жену о причинах столь удивительной перемены. Со смирением в голосе она поведала ему про американских миссионеров и о том, что она узнала об Иисусе. Потом она призналась мужу, что удивляется, как он терпел ее все это время и до сих пор с ней не развелся. Сможет ли он ее когда-нибудь простить за эгоизм и праздность? «Конечно, – ответил муж, – но скажи, что случилось?» Жена рассказала ему подробней об американских миссионерах и о том, что они говорили об Иисусе.

Этот вечер муж запомнил надолго. Он сидел за собственным обеденным столом и ел свое любимое блюдо, приготовленное его собственной женой! За едой он расспрашивал ее об американских миссионерах и, казалось, был не прочь с ними познакомиться. Жене он сказал, что будет только рад, если она станет видеться с ними чаще. Более того, она могла бы пойти к ним этим же вечером, если бы захотела. Сам он хотел расслабиться после работы и посмотреть телевизор. Жена ответила, что, чем идти в гости одной, она предпочтет остаться дома и посмотреть телевизор с ним.

В этот же вечер жена приняла тайное решение. Она решила вставать в шесть, а не в девять утра, чтобы готовить мужу завтрак. На следующее утро она впервые за шесть месяцев услышала звонок будильника, но, к несчастью, ее внутренние часы были настроены на более позднее время, и, перевернувшись на другой бок, она снова заснула. В семь утра она услышала звук захлопывающейся двери, и ей пришлось буквально вытащить себя из постели. Закончив работу по дому, она позвонила свекрови и попросила у нее рецепты других любимых блюд мужа.

Когда муж вернулся с работы в пять тридцать вечера, он ничего не помнил о вчерашних событиях. Но как только он открыл дверь, в нос ему ударил запах еще одного любимого блюда, и события предыдущего вечера тотчас всплыли в его памяти.

Рано или поздно, этот муж захочет познакомиться с американскими миссионерами, оказавшими такое влияние на его жену. Станет ли он порицать Слово Божье, когда услышит от них Евангелие? Никогда!

^ Контакт с мусульманами. Два сценария

В этой части я приведу еще два вымышленных сценария, отражающихреальные ситуации с реальными людьми, живущими в разных странах мира. Сценарии построены вокруг мудрости повелений апостола Павла в Тит.2:4–5. В обеих ситуациях участвую я сам, а вымышленным персонажем, собирательным образом мусульман, будет египетский юноша по имени Али. На этот раз сценарии развиваются вокруг благовествования мусульманам. В первом сценарии описывается ситуация, идущая вразрез с мудрыми повелениями Павла в Тит.2:4–5. Во втором – ситуация, в которой дух апостольской мудрости воплощается в реальном жизненном контексте и приносит свои плоды.

^ Сценарий первый

Представим, что, живя в Египте, мы с женой много молились Богу о том, чтобы Он свел нас с людьми, глубоко жаждущими познания Христа и желающими познакомиться с Его жизнью, как она описана в Евангелиях. Однажды в Каире я познакомился со студентом по имени Али и понял, что он – ответ на наши молитвы. Мы немного поговорили, и выяснилось, что он уже давно ищет Новый Завет, но не знает, где его взять. Ходить по церквам и просить инджил у него не хватало смелости. В Каире он знал только один христианский книжный магазин, где можно было бы купить Новый Завет. Но что если его увидит кто-нибудь из родственников? К тому же он просто не знал, как попросить инджил, и это его очень смущало. Я сказал, что у меня есть один лишний экземпляр, и что я с радостью им поделюсь. В этот день он впервые открыл Новый Завет. Мы вместе пролистали содержание, я объяснил ему, что мы называем главами и стихами, а также разницу между Евангелиями и Посланиями.

Потом я спросил, не хочет ли он встречаться раз в неделю, чтобы обсуждать прочитанные им главы. Он согласился, и мы договорились о встрече на следующий вторник. Когда он пришел, я спросил, что ему понравилось, и предложил обсудить возникшие вопросы. Кроме того, я попросил его не рассказывать другим о том, что он со мной встречается и читает Новый Завет. Али пообещал следовать моему совету, а когда наша встреча закончилась, отправился домой.

Его семья была относительно обеспеченной, и Али жил в собственной комнате. Но никто не мог бы гарантировать, что его никто здесь не побеспокоит. В Египте родители заходят в комнату ребенка одного с ними пола без стука. Поэтому Али читал Евангелие под одеялом при помощи фонарика, притворяясь, что спит.

Неделя за неделей он приходил к нам в гости, и мы не сомневались в том, что он искренне жаждет познавать Христа. Я никогда не забуду наши встречи. Ничто так не вдохновляет и не веселит душу, как возможность взглянуть на Писание глазами искреннего и жаждущего человека.

По прошествии шести месяцев Али подошел ко мне и сказал, что верит во Христа. Мы поговорили, и стало ясно, что он по-настоящему встретил Господа. Я рассказал об этом жене, и она искренне поздравила его с принятием важнейшего в жизни решения. Когда я спросил, сообщил ли он о своем решении родителям, Али был крайне удивлен. Помня мою просьбу не рассказывать другим о наших встречах, он думал, что его отношения с Богом останутся тайной. Я же стал убеждать его в том, что рассказать о своей вере родителям очень важно.

В следующий вторник Али пришел к нам в гости и стал восторженно рассказывать о том, что Христос делает в его жизни. У него появилось сильное желание учиться, чтобы стать одним из лучших студентов в университете. Я спросил, рассказал ли он о своей вере родителям, и тот дрожащим голосом признался, что у него не хватает смелости. Я объяснил, что мы не должны стыдиться Иисуса, и рассказал ему, как верующие в Книге Деяний просили Бога о дерзновении проповедовать о Христе без страха, и когда Бог ответил на их молитвы, они обнаружили множество возможностей для благовествования. Я сделал все возможное, чтобы вдохновить его на этот шаг и даже показал ему, какой стих в Новом Завете можно использовать при разговоре с родителями.

В тот вечер Али ушел от нас подавленным, он не хотел стыдиться Христа. Придя домой, он застал отца в гостиной, читающим Коран. От страха у него буквально подкашивались ноги. Он тихо прошел в свою комнату, взял Новый Завет, открыл то место, которое я ему указал, и заложил его пальцем. Войдя в гостиную, он тихо сел рядом с отцом, чтобы не прерывать его чтения. Несколько минут прошло в напряженном ожидании. Али чувствовал, как бешено колотится у него сердце. Вдруг отец прервал чтение и спросил: «Ты ходишь в мечеть на молитву?» Али ответил: «Нет». «Почему?» На это Али ответил, что стал христианином. Отец не мог поверить своим ушам!

Али начал зачитывать отцу указанный мной стих в Новом Завете, но взбешенный родитель с криком вырвал книгу у него из рук, разорвал на части и выбросил в окно. Крича и ругаясь, он выгнал Али из дома, сказав, что он ему больше не сын. Али вышел за дверь и стал спускаться по лестнице. На крик вышел его дядя, живший в соседней квартире, и, узнав, что произошло, громко сказал: «Я сегодня же сообщу тайной полиции».

Через несколько часов Али постучался в нашу дверь. Он рассказал, что преодолел страх и рассказал отцу о своем решении, но тот выгнал его из дома. Все это, конечно, означало, что ему некуда идти, негде жить. Я похвалил его за мужество и сказал, что Христос непременно о нем позаботится. Али добавил, что дядя сегодня сообщит о нем в тайную полицию. Эти слова заронили в мое сердце беспокойство. Тайная полиция могла выследить его, и тогда он привел их прямо к нашему дому. Я уже хотел было пригласить его пожить у нас, пока ситуация не уляжется, но после слов о намерении дяди я решил, что оставлять его здесь будет слишком опасно. Я отошел на пару минут и стал звонить друзьям, которые молились за Али последние полгода. Я рассказал им о трудной ситуации Али, особенно в связи с тайной полицией, но никто не согласился принять его у себя дома. Тогда мы с друзьями собрали немного денег и поселили Али в недорогом, но приличном отеле, пока не станет ясно, как ему помочь. Мы стали думать о том, реально ли ему получить визу и перебраться в Америку, Австралию и какую-то другую страну. После некоторых раздумий мы с друзьями решили, что для Али и для нас будет лучше, если он уедет из страны.

Хотя Али вымышленный персонаж, он является собирательным образом реальных людей, которых я знаю по имени. Его ситуация – типичный сценарий евангелизации в мусульманском мире. Так происходит уже несколько веков. Одной женщине, попавшей в подобную ситуацию, пришлось ожидать примирения со своими родственниками шестнадцать лет.

^ Сценарий второй

Представим, что после нескольких лет вознесения Богу молитв о том, чтобы Он свел нас с мусульманами, жаждущими познать Христа, я встретил юношу по имени Али. Какой ответ на молитву! Услышав, что Али безуспешно ищет экземпляр Нового Завета, я предложил ему один из моих в подарок. Объяснив, что текст делится на главы и стихи, я познакомил его с оглавлением Нового Завета. Затем я показал ему свою Библию и прокомментировал содержание Ветхого Завета. Прежде чем попрощаться, я спросил, не хотел бы он встречаться раз в неделю где-нибудь в центре города, чтобы обсуждать прочитанное за неделю. Али с радостью согласился.

Я добавил, что мы сможем встречаться только в том случае, если его родители дадут на это согласие. Он посмотрел на меня странным взглядом, как бы говоря: «Разве непонятно, что скажет мой отец? Ты что с другой планеты?» Тогда я открыл ветхозаветную книгу Исход и зачитал Десять Заповедей, пояснив, что в этом суть шариата, то есть закона Божьего в Ветхом Завете. Мы обратили внимание на заповедь почитать отца и мать, особенно в свете того, что в то время Али был студентом, и родители платили за его обучение.

Я подчеркнул важность послушания Богу во всем, не только в чем-то одном. Али спросил, действительно ли так необходимо согласие его родителей, и я снова сказал, что да. Но в этот день я совершил две ошибки: я забыл спросить его фамилию и взять телефон. Мне было известно только его имя, Али. При следующей встрече мне непременно нужно узнать его фамилию и номер телефона.

В следующий вторник я пришел на место встречи, но Али не было. Я прождал его около часа, но он так и не появился. Надо сказать, меня это очень расстроило, и я мысленно строил разные предположения. «Может быть, он забыл?» Через неделю я снова пришел на это место в назначенное время, но его опять не было. Я еще больше расстроился при мысли, что безвозвратно потерял связь с таким человеком, но решил молиться за него каждый день перед сном. Внутренне я был готов молиться за него долгие годы. Вечер за вечером я просил Бога направить Али к другим христианам, которые смогли бы помочь ему в духовном пути.

Спустя полгода, когда я шел по центру Каира, произошло чудо. Случайно, или вернее по Промыслу Божьему, я столкнулся с Али лицом к лицу в самом центре многомиллионного муравейника. После шести месяцев молитвы сердце мое исполнилось любви к этому юноше, и я был ужасно рад его видеть. Я крепко обнял его и спросил, почему он не пришел на ту встречу полгода назад. Али ответил, что послушался заповеди почитать отца и мать и рассказал о нашей встрече отцу. Выслушав его, отец категорично отрезал: «Не встречайся больше с этим человеком». Я похвалил юношу за послушание и спросил, как идут его дела. Он ответил, что вчера умер один из его дядей, и попрощаться с ним приехали многочисленные родственники с юга. Их квартира переполнена людьми. Я поинтересовался, будет ли уместно, если я зайду к ним этим вечером, чтобы выразить свои соболезнования. Али сказал, что это не помешает, и рассказал, как найти их дом.

По мусульманскому обычаю в течение трех дней после смерти человека в дом умершего съезжаются родственники и друзья, чтобы выразить свои соболезнования. Женщины собираются в квартире, а мужчины сидят в специально оборудованной временной палатке в форме комнаты, которая устанавливается на улице рядом с домом. Размер палатки варьируется в зависимости от достатка семьи. Большие палатки вмещают до сотни человек. Когда ставится палатка, движение на улице перекрывается (оставляется только тротуар), а транспорту указывается объездная дорога. Сидячие места выстраиваются в форме буквы U, а перед ними устанавливается платформа, на которой восседает имам, читающий Коран через микрофон. Над палаткой ставятся громкоговорители, чтобы чтение Корана было слышно всей округе. Так весь район узнает, что настало время выразить свои соболезнования. По обычаю шейх, или имам, в течение двадцати пяти минут читает Коран. Затем следует перерыв на полчаса; в это время мужчины разговаривают между собой, а когда чтение возобновляется, все почтительно умолкают и начинают слушать.

В тот вечер я подъехал к дому Али, и мне повезло – неподалеку от дома я обнаружил место для парковки. Услышав чтение Корана, я быстро определил нужное направление. Войдя в палатку, я глазами поискал Али. Он сидел рядом с четырьмя другими мужчинами в костюмах и галстуках. Шейх читал Коран, а я подошел к Али и другим мужчинам, пожал руки и нашел место рядом с шейхом.

В Египте немало христиан, как номинальных, так и искренних, которые относятся к мусульманам с предубеждением. Таким когда-то был и я, но, милостью Божьей, я постепенно меняюсь. Когда предвзятый христианин приезжает на мусульманскую церемонию прощания с умершим, прежде чем войти, он обычно «набирает в легкие побольше чистого христианского воздуха», и лишь потом заходит в палатку, задерживая дыхание как можно дольше. И выражением лица, и мимикой он подчеркивает, что не желает оскверняться мусульманством, когда звучит Коран.

Что касается меня, то, найдя место, где сесть, я стал наслаждаться чтением Корана. У шейха был приятный голос, да и место из Корана было мне знакомо. Внимательно слушая, я размышлял о том, насколько это сопоставимо с учением Писания. Тем временем Али шепнул своему отцу, что я тот самый человек, который настаивал на необходимости спросить отцовского разрешения на совместное чтение инджила. Отец Али стал наблюдать за мной и по внешним признакам определил, что я не из тех, кто воротит нос от Корана из-за страха оскверниться.

По окончании чтения я попросил Али познакомить меня с отцом. Между ними сразу образовалось место, чтобы я мог сесть. Следующие двадцать минут я потратил на то, чтобы лучше узнать отца Али. Я задавал ему много вопросов: «Сколько лет было вашему брату? Чем он болел? Тяжело ли он страдал? Есть ли у него дети, и сколько им лет? Как чувствует себя его жена?» Все это время я только спрашивал, а отец Али все говорил и говорил. В конце концов я почувствовал, что настало время уходить, и, встав с места, пожал руки родственникам Али и направился к выходу. К моему удивлению проводить меня несколько метров в знак уважения вышел не только Али, но и его отец. Обычно такой чести удостаиваются только самые почетные гости. В ответ на этот жест я сделал то, что от меня ожидали. Обратившись к Али и его отцу, я поблагодарил их за большую честь, и сказал, что им лучше вернуться к гостям в палатку. На этот раз они выиграли спор и прошли со мной еще несколько метров. Тогда я снова остановился, поблагодарил их за доброту и стал настаивать на том, что им пора вернуться к гостям. На этот раз они согласились. Я попрощался с ними и пошел к машине. Но не успел я до нее дойти, как меня догнал Али и сообщил потрясающую новость. Он снова спросил отца, можно ли ему со мной встречаться, и тот дал согласие.

Внесем в сценарий небольшие изменения. Предположим, что мы с Али начали еженедельно встречаться для чтения о Христе не за шесть месяцев до его обращения, а за два с половиной года. Этого времени было бы достаточно, чтобы мы с женой хорошо узнали его семью. Время от времени мы ходили к ним в гости, а они – к нам. Моя жена взяла пару рецептов у матери Али и предложила заниматься с сестрой Али английским. На Рождество и Пасху родители Али наносили нам формальные визиты и даже дарили подарки. Наверняка, их очень радовали перемены в жизни Али, даже до того как он объявил о своей вере во Христа. Он добился успехов в учебе, и поведение его изменилось радикальным образом. Раньше, когда мама просила его зайти в супермаркет по дороге из университета, он кричал на нее, говоря, что ему много задают и что сестре легче ходить по магазинам.

Теперь же его отношение стало иным. Прежде чем отправиться на учебу, Али спрашивал мать, не нужно ли зайти за покупками. Новый Завет и Библия лежали на столе в его комнате на видном месте; прятать их под матрац не было нужды. Иногда он оставлял их даже на столе в гостиной. Время от времени они попадали в руки отца, матери или сестры; они читали их, но не говорили, что это ложное или чужое учение.

Спустя три года после нашего знакомства Али уверовал в Господа Иисуса Христа. Шесть месяцев после нашего первого знакомства не прошли даром – я молился за него каждый день. Пока мы читали вместе Библию в течение двух лет, я не пытался вырвать Али из естественного контекста жизни. Время от времени вопросы о Христе возникали даже у отца Али, и он мне их задавал после прочтения соответствующего отрывка. Таким образом, Евангелие коснулось не только жизни Али, но и его родных. Уверовав во Христа, Али не поменял имя на Стив или Питер. Он остался Али, но только теперь он любил Иисуса, и жизнь его начала преображаться.

Хотя история эта вымышлена, ее персонажи изображают реальных людей, которых я лично знаю. При таком подходе к Благовестию человек не лишается своих естественных связей и естественного жизненного контекста; служение происходит внутри этого контекста. В следующих главах этот подход подробно разбирается с точки зрения Писания. Нам предстоит увидеть, позволен ли в Библии подобный подход к Благовестию, а, может быть, он даже поощряется? Речь пойдет о том, как распространять Благую весть внутри естественного жизненного контекста.

Вопросы для обсуждения и размышления

1. Вернитесь к началу главы. Что вы думаете об утверждении христианина из Франции? Насколько справедливы слова Ахмада?
2. Как на основании Тит.2:4–5 верующая жена должна влиять на своего номинально верующего мужа, чтобы привлечь его ко Христу? Знакомы ли вы с семьями, соответствующие первому сценарию?
3. Знакомы ли вы с людьми, соответствующими одному из двух сценариев о налаживании связей с мусульманами? Как по-вашему, есть ли истина во втором сценарии? Что это за истина?
4. Можете ли вы привести отрывки Писания, в которых говорится о том, что человека нельзя вырывать из естественного контекста, и что, напротив, он должен иметь возможность верить в Бога в естественной для него среде?

^ Глава 15

 

^ Разнообразие проявлений «Ekklesia»

«Когда мусульманин обращается ко Христу, ему необходимо отречься от ислама, оставить семью, присоединиться к Церкви и войти в лоно христианства. Пренебрежение хотя бы одним из этих условий равносильно измене»,
– христианин из Судана.

Пытавшемуся обратить его в христианство Ахмад ответил:

«Как могу я отказаться от своего имени, Ахмад, которое получил при рождении и которым называют меня все мои друзья, и отзываться на другое имя – Стив или Питер? Какие чувства возникли у вас, американцев, когда вы услышали о том, как молодой американец Джон Уокер Линдх присоединился к Талибану в Афганистане и взял себе мусульманское имя? Призывая меня принять христианство, вы просите меня совершить предательство».

В беседе с другим американцем Ахмад заметил: «Когда я попадаю в церковь, я чувствую себя не в своей тарелке. Я привык молиться, опускаясь на колени перед всемогущим Богом в обществе тех, кто также преклоняет колена перед Богом».

Один из моих самых любимых фильмов – мюзикл «Скрипач на крыше». Это история об одной еврейской семье, живущей в России в начале XX века. Молочник Тевье старается жить по традициям еврейского народа и ищет хороших мужей для своих трех дочерей, Цейтл, Годл и Хавы. Вопреки обычаям народа, дочери отказываются от советов свахи и собственного отца, сами выбирают себе женихов и выходят замуж по любви. Старшая дочь Цейтл выходит за бедного еврейского портного. Тевье очень бы хотелось, чтобы у зятя было больше денег, но вынужден смириться. Вторая дочь Годл выходит замуж за коммуниста еврейского происхождения, студента-агностика из Киева. Хотя отец и считает их безумцами, он в конце концов смиряется, поскольку зять тоже из евреев. Но, когда Хава, третья дочь, выходит замуж за сына православного священника, христианина, Тевье обвиняет ее в предательстве и клянется с ней никогда не разговаривать. Хава теперь для него умерла – несмотря на безумную любовь к дочери, Тевье никак не может примириться с тем, что она предала веру своего народа.

В своем отношении к тем, кто переходит в другую веру, мусульмане очень похожи на евреев. Пытавшимся обратить его в христианство Ахмад объяснил: «Призывая меня принять христианство, вы просите меня совершить предательство». Действительно ли для веры во Христа обязательно покинуть ислам и присоединиться к христианству? Может ли мусульманин искренне верить во Христа, оставаясь среди своего народа, то есть оставаясь для него светом и солью? Этой теме и посвящена эта и следующая главы.

В предыдущей главе на примере вымышленного юноши Али было показано, что на основании Тит.2:4–5 мусульманин, обратившийся ко Христу и пребывающий в близком общении с Ним, вовсе не обязательно совершает предательство. Чтобы помочь мусульманам сохранять данные им Богом отношения, необходимо по-новому взглянуть на церковь и заново разобраться с тем, что такое принадлежность к Телу Христову. В этой главе основное внимание мы уделим понятию «ekklesia» (Церковь) и многообразию ее проявлений. В книге «Рост без оков», написанной мной в 2006 году, теме Церковь отведена целая глава. Поскольку настоящее рассуждение касается веры и культуры,58) есть смысл привести здесь представленную в книге концепцию еще раз.

^ Что такое Церковь?

Если показать христианам приведенные ниже рисунки и спросить, какой из них больше похож на Церковь, то, скорее всего, большинство укажет на первый, поскольку таково обычное представление о Церкви.

pic7

Когда мусульманин или христианин слышит слово «церковь», в голову ему приходят обычные представления о Церкви – здание, особый вид архитектуры, воскресные собрания, пение гимнов, церковная скамья, сбор пожертвований и тому подобное. Все это рисунок № 1.

Что же изображено на рисунке № 2? Это невидимая Церковь. Слово «ekklesia» означает народ Божий, и этот народ может прекрасно выживать в подполье, будучи невидимой Церковью. Благодаря естественным каналам связи Евангелие течет в ekklesia тихо и беспрепятственно.

На рисунке № 2 схематично изображены естественные связи между людьми. Человек, обозначенный цифрой 6, занимает активную позицию в системе естественных связей, а 11 – периферийную. Но оба в равной мере любимы Богом. Также на втором рисунке связи между людьми изображены двойными линиями, которые обозначают каналы двусторонней связи. Эти каналы могут быть открытыми или закрытыми.

Представим, что система связей, изображенная на рисунке 2, существует еще до того, как кто-то в ней приходит к вере во Христа. Например, ко Христу приходит № 6. Что произойдет, если № 6 начнет укреплять и углублять личные отношения с людьми, проявлять больше смирения, просить прощения, когда необходимо, и возвещать людям Благую весть по примеру Христа? Можете ли вы представить, что этот человек отказывается от чтения моралей своим домочадцам и друзьям, а вместо этого начинает своими поступками прокладывать путь для Евангелия, ожидая момента, когда он заслужит право его рассказать? Что если его жизненная миссия состоит в том, чтобы воплощать на практике следующие два стиха, прежде чем перейти к словесной проповеди Евангелия?

«Никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками» (Рим.12:17).

«За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе»(1Сол.5:18).

Можете ли вы представить Церковь как народ Божий, а не как здание или место встречи христиан? Вообразим, что № 6, № 3 и № 16 на втором рисунке встретили Бога, освободились от бремени греха и начали возрастать в благодати. Что потребуется, чтобы все обозначенные на рисунке 2 люди превратились в ekklesia, то есть народ Божий?59) Могут ли они оставаться в естественном контексте жизни и одновременно быть ekklesia? Будут ли они ekklesia, не посещая церковное здание или любую другую традиционную церковь, и если Евангелие будет распространяться в их среде по естественным каналам межличностных связей? Позволяет ли такой сценарий Библия? Ответить на этот вопрос очень важно, поскольку от этого зависит судьба братьев и сестер из мусульманской среды, которые, приняв Христа, продолжают жить в мусульманских странах, где отказ от ислама рассматривается как предательство. Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к описанию новозаветной ekklesia.

^ Новозаветная церковь

Всегда ли ekklesia выглядела так, как она выглядит сегодня на Западе? С чего она начиналась и как развивалась на протяжении веков?

Одно из первых описаний ekklesia в Библии мы находим почти сразу же после событий, связанных с воскресением Христа: «Петр и Иоанн шли вместе в храм в час молитвы девятый» (Деян.3:1). Петр и Иоанн, ученики Христовы, отправились, как обычно, в иудейский храм, причем это было временем молитвы. Они были ekklesia, народом Божьим, пребывавшим в общении с Богом и друг с другом в контексте повседневной иудейской жизни. Иудеи, как и мусульмане, которые молятся пять раз в сутки, совершают молитвы в четко установленное время. Что говорит этот стих о том, кем воспринимали себя Петр и Иоанн? Они воспринимали себя иудеями, верующими в Иисуса. Они не считали себя христианами (на самом деле, название «христианин» вошло в обиход гораздо позднее). Вера во Христа никак не мешала им ходить в иудейский храм. Но после воскресения и вознесения Христа Его последователи, ekklesia, стали подвергаться гонениям в Иерусалиме. Одного из учеников, Стефана, забросали камнями. В Деян.8 говорится: «В те дни произошло великое гонение на церковь в Иерусалиме; и все, кроме Апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии… Между тем рассеявшиеся ходили и благовествовали слово» (Деян.8:1, 4).

До сего момента рассеянные по миру последователи Христовы благовествовали только иудеям, своему народу. Но в Антиохии произошло нечто иное:

«Между тем рассеявшиеся от гонения, бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя слово, кроме Иудеев. Были же некоторые из них Кипряне и Киринейцы, которые, придя в Антиохию, говорили Еллинам, благовествуя Господа Иисуса» (Деян.11:19–20).

В это время ekklesia, народ Божий в Антиохии состоял не только из обращенных иудеев, но и из обратившихся ко Христу язычников, по происхождению неиудеев.

Позднее, когда апостол Павел принес Евангелие в Малую Азию и Грецию, свою проповедь он неизменно начинал в синагоге. Единственным исключением стал город Филиппы, поскольку там не было синагоги. Иудейские верующие и их знакомые собирались послушать Слово Божье у реки. Туда и отправился Павел, следуя правилу обращать Евангелие сначала к иудеям. Он должен был сообщить им то, что столь ожидаемый ими Мессия, наконец, явился миру и что это Господь Иисус Христос.

Некоторые иудеи приняли веру, а другие воспротивились Павлу и стали гнать последователей Христовых. Со временем ко Христу стало обращаться все больше язычников, и, в конце концов, их стало так много, что Павел обратил все свои усилия на них. В Послании к верующим города Ефеса, по большей части обращенным из язычников, среди которых Павел провел больше времени, чем в каком-либо другом месте, приводится описание единства в многообразии:

«Итак помните, что вы, некогда язычники по плоти, которых называли необрезанными так называемые обрезанные плотским [обрезанием], совершаемым руками, что вы [обращенные из язычников] были в то время без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире. А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою. Ибо Он [Иисус Христос] есть мир наш [обращенных из иудеев и язычников], соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем. И, придя, благовествовал мир вам, дальним [язычникам] и близким [иудеям], потому что через Него и те и другие [верующие из иудеев и язычников] имеем доступ к Отцу, в одном Духе. Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным [камнем]».

Внимательно изучите рисунок 3 в свете Еф.2:11–20.

pic8

Что вы видите на этом схематическом изображении? Внешний круг наполняют иудеи и язычники; иудеи изображены как квадраты, а язычники как круги. Между ними – стена разделения.60) Но существует ли стена разделения внутри круга, в семье Божьей, ekklesia? Нет. Вы видите, что квадраты (иудеи) существуют бок о бок с кругами (язычниками) как братья и сестры во Христе. Обратите внимание, что кругам не обязательно становиться квадратами, чтобы войти в Царство Божье, как и квадратам не обязательно становиться кругами. Единство существует внутри многообразия. Заметьте, что два человека, хотя и приобщены к Телу Христову, живут обособленно друг от друга. Это может показаться странным, однако, как станет ясно из этой и следующей главы, иногда это необходимо для того, чтобы распространять Евангелие среди людей другой веры.

^ Актуальность для сегодняшнего дня

Как выглядит Божья семья сегодня? Действительно ли для единства Церкви необходимо единообразие? Должны ли все круги стать квадратами, чтобы в Церкви было единство?

Мы уже знаем, как остро стоял вопрос общения между иудеями и язычниками во времена Павла. Есть ли что-то общее между той ситуацией и современным миром? Думаю есть, и мы можем найти это общее, если на место иудеев и язычников поставим христиан и мусульман. Посмотрите на рисунок 4:

pic9

За плечами христиан на этой схеме двадцать веков истории. Многие из них номинальные христиане, не имеющие близкого общения с Богом. Те, кто смиряется перед Богом, входит в ekklesia, внутренний круг, и сохраняет свою христианскую идентичность (квадрат). Среди мусульман также есть те, кто, смирившись перед Христом, вступает в ekklesia, внутренний круг, сохраняя мусульманскую идентичность (круг). В ekklesia нет стены разделения между кругами и квадратами, в отличие от мира, где противостояние между христианами и мусульманами очень заметно.

Вернемся к Еф.2:11–20 и прочитаем этот отрывок, заменяя слово «иудеи» на слово «христиане», а слово «язычники» – на слово «мусульмане». Когда я впервые проделал это несколько лет назад, я осознал актуальность Нового Завета в наши дни.

«Итак помните, что некогда вы [последователи Христа из мусульман]… были в то время без Христа… чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире. А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою. Ибо Он [Иисус Христос] есть мир наш [верующих с мусульманскими и христианскими корнями], соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем. И, придя, благовествовал мир вам, дальним [верующим с мусульманскими корнями] и близким [верующим с христианскими корнями], потому что через Него и те и другие [верующие с мусульманскими и христианскими корнями] имеем доступ к Отцу, в одном Духе. Итак вы [верующие с мусульманскими и христианскими корнями] уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем».

Что вы на это скажете? Какие мысли возникают при таком прочтении? Бог любит многообразие. (Просто оглянитесь вокруг!) Он не хочет, чтобы мы все были одинаковыми. Напротив, Он разрушает стоящую между нами преграду и примиряет нас всех с Собою крестной смертью. Единство в ekklesia возможно при сохранении многообразия. Если это справедливо для первого века, то это справедливо и для нашего времени.

^ Современные проявления ekklesia

Я узнал, что в одной из мусульманских стран, где я часто бываю, уверовавшие во Христа мусульмане (Исса аль Масих) могут существовать на трех уровнях, соответственно трем проявлениям ekklesia.

Первый уровень – видимая, или явная, Церковь. Это противоположность подпольной Церкви; она идентифицируется по зданию, видимому руководству, традициям, встречам по определенным дням, как видно из рисунка 1.

pic10

На этой схеме христиане, принадлежащие к явной церкви, обозначены квадратом. У них своя культура и язык. Чтобы попасть в эту церковь, обращенным из мусульманства приходится полностью отказываться от мусульманской идентичности и культуры и перенимать культуру видимой христианской церкви. В таких церквах подавляющее большинство составляют «квадраты», то есть христиане местного происхождения, с небольшим вкраплением обратившихся из мусульманства.61) Обратившиеся из мусульманства когда-то имели мусульманские имена, но сменили их – превратились из «кругов» в «квадраты». Например, Исхак (круг) становится Исааком (квадрат), а Ахмад – Стивом. Правительству этих стран хорошо известно о таких людях и зачастую над ними устанавливается жесткий контроль и слежка.

Второй уровень Церкви – «полуподпольная» церковь, изображенная на рисунке 5. Здесь мы видим два квадрата: они могут быть либо миссионерами, либо местными христианами. Один из двух миссионеров имеет контакт с тремя обратившимися ко Христу мусульманами (круги), другой – с двумя. Пятеро обратившихся ко Христу мусульман (круги) не знакомы друг с другом. При этом миссионеры или местные христиане чувствуют на себе ответственность «насадить новую церковь», независимо от того, реальна эта ответственность или воображаема. И вот они в первый раз собирают обратившихся ко Христу мусульман (круги).

pic11

На рисунке 5 показано, что на первой встрече между «кругами» нет никаких отношений. Пятеро обращенных из мусульман пришли на встречу только потому, что их пригласили друзья-христиане (квадраты). На первой встрече активность проявляют только миссионеры или местные христиане. Обращенные из мусульман предпочитают молчать и вести себя сдержанно: они боятся друг друга. Что если один из них – осведомитель тайной полиции? В этом случае лучше говорить как можно меньше. Поэтому на первой встрече активно высказываются только «квадраты», то есть миссионеры или христиане местного происхождения. Такая «полуподпольная» церковь в потенциале может превратиться либо в явную церковь (см. рис. 1), либо в невидимую церковь (см. рис. 2). Все зависит от того, как миссионеры или местные христиане поступят с новообращенными: внушат ли они им удобный и «безопасный» менталитет местной христианской культуры или, напротив, придадут своим сердцам «округлую» мусульманскую форму и станут поощрять бывших мусульман к тому, чтобы они сохраняли родственные и дружеские связи, как показано на рисунке 2 (невидимая церковь).

pic12

Такая ekkesia существует подпольно и состоит исключительно из «кругов», связанных друг с другом системой уже существующих семейных и дружеских связей. В этой модели миссионеры или местные христиане если и связаны с членами невидимой церкви, то только с горсткой лидеров. Эти люди – «квадраты», у которых очень «округлые» сердца. Подобно Варнаве, который, выслушав Павла, стал его защитником в иерусалимской церкви, эти христиане искренне верят в «круги» и активно защищают их перед руководством явной, видимой, церкви. Как Варнава, взявший Павла в миссионерское путешествие и позволивший ему быть лидером, эти христиане всячески поощряют обращенных из мусульманства верующих к возрастанию в благодати и личной ответственности. У «квадратов» с «округлыми сердцами» нет ни тайного, ни явного стремления переделывать круги в квадраты или вывести подпольную церковь на поверхность, чтобы она стала видимой. Подпольная церковь распространяется тихо и незаметно через систему естественных связей и, как закваска, расползающаяся по опаре теста (Мф.13:33), быстро растет.62)

^ Языческий oikos

Десятая и практически вся одиннадцатая глава Книги Деяний посвящены язычнику Корнилию и его домочадцам (oikos). На протяжении двух глав рассказывается об искренне ищущем Бога язычнике, в котором очевидно проявлялось действие Божье. Кроме того, мы узнаем, как тяжело было народу Божьему перейти границу, разделявшую две культуры, чтобы вступить в неизведанную территорию, где Бог действует в Своей ekkesia непривычным образом, а именно через социальную инфраструктуру первого века.

Корнилий принадлежал к знатному римскому роду. В Кесарии он занимал высокое положение и был хорошо известен всем иудеям (Деян.10:22). Будучи сотником италийского полка, Корнилий начальствовал над сотней воинов, по большей части италийцами по происхождению. На фоне угасающего политеизма Корнилий предстает набожным и богобоязненным язычником. Он жаждет общения с Богом и перенимает иудейский монотеизм. Ознакомившись со священными книгами иудеев, он начинает практиковать некоторые их обряды. Вера его проявляется в регулярной молитве, совершаемой в определенные часы дня, и в раздаянии милостыни иудеям. Он – глава над своим домом, в который, судя по всему, входят не только ближние и дальние родственники, но и воины, прислуга и, возможно, даже друзья (Деян.10:27). Я слышал мнение, что дом Корнилия насчитывал от двадцати пяти до ста человек. Это был типичный для той социальной структуры oikos.

История Корнилия значительна тем, что Корнилий не был ни прозелитом (обращенным в иудаизм), ни обрезанным по закону Моисееву (Деян.10:28, 34, 45; 11:3, 18). Это был набожный язычник, перенявший некоторые иудейские концепции и обычаи. Писание называет его богобоязненным (Деян.10:2). Вероятно, он был первым язычником, который вошел в ekklesia черезпарадный вход, избежав необходимости протискиваться через узкие врата иудейской религии. Благодаря этому случаю фундаментальный вопрос о единстве в многообразии был решен в ekkesia раз и навсегда.

В тайных уголках мусульманского мира сокрыто немало мусульман, которые, подобно Корнилию, жаждут узнать Христа. Те, кого мы знаем, составляют лишь небольшой процент от общего их числа. Я знаком с одним человеком, которого ко Христу привлекло чтение Корана. Благодаря многочисленным сурам о Христе и Марии в нем появилось сильное желание найти и прочитать Новый Завет. Этот человек жил в своей социальной инфраструктуре, в системе родственных связей, которая во многом подобна домам (oikoi)63)новозаветных времен. Приходя ко Христу, такие, как он, мусульмане могут стать солью и светом для своих родственников и друзей, если будут развивать с ними добрые отношения и уподобляться Христу в своей повседневной жизни, прежде чем Евангелие прозвучит из их уст.

Феномен обращения Корнилия привел ekklesia в Иерусалиме в замешательство. Даже Петру было тяжело исполнить Божье повеление. Только благодаря чудесному побуждению от Бога Петр решился отправиться в дом язычника и даже вкушал его пищу (Деян.10:10–20). Зная, насколько опасно покидать пределы «безопасной» иудейской культуры, Петр взял с собой шесть свидетелей (Деян.11:12). Позднее, когда начальники иерусалимской церкви потребовали от Петра отчет в том, что он сделал,(Деян.11:2–3), апостолу пришлось привести в свое оправдание необходимость послушания Богу (Деян.11:4–14). Всю ответственность он возложил на Него: «Когда же начал я говорить, сошел на них Дух Святый, как и на нас вначале… Итак, если Бог дал им такой же дар, как и нам, уверовавшим в Господа Иисуса Христа, то кто же я, чтобы мог воспрепятствовать Богу?» (Деян.11:15, 17).

Сегодня перед нами стоят те же проблемы и те же задачи, что и перед Церковью Христовой в первом веке. Братья и сестры во Христе из разных странах мира разделяют мнение христианина из Судана, приведенное в начале главы: «Когда мусульманин обращается ко Христу, ему необходимо отречься от ислама, оставить семью, присоединиться к Церкви и войти в лоно христианства. Пренебрежение хотя бы одним из этих условий равносильно измене». Действительно ли это измена Христу? Скорее, измена христианским обычаям и традициям.

В этой главе разбирались библейские тексты, в которых показано, что единство в ekklesia не противоречит принципу многообразия. В следующей главе рассматриваются дополнительные тексты по этой же теме.

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Что вы думаете о высказываниях Ахмада и христианина из Судана об измене и предательстве?
2. В Мф.18:20 сказано: «Где двое или трое собраны во имя Мое [Иисуса], там Я посреди них». Каковы, в свете данного стиха, минимальные требования к ekklesia в контексте oikos?
3. Как Павел выходил на границы привычной для него культуры в неизвестный мир язычников? Что мы можем почерпнуть в этой связи из 1Кор.9:19–21? «Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона – как чуждый закона, – не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, – чтобы приобрести чуждых закона».
4. Представьте себе oikos, как он изображен на рисунке 2. В каких библейских отрывках говорится о том, что нам необходимо оставаться в естественном жизненном контексте, чтобы быть в нем солью и светом (не становиться «квадратами», а оставаться «кругами»)? Какие принципы мы можем из них почерпнуть?

^ Глава 16

 

^ Оставайтесь в контексте

«Можно ли представить себе сатаниста, остающегося в сатанинской церкви, чтобы быть для нее солью и светом? Ислам – это зло; никто не может оставаться в исламе и быть там “своим”»,
– христианин из Сирии.

Мой друг Ахмад написал следующее: «Если я оставлю ислам и приму христианство, я уже не буду считаться своим в своем народе. Дело не только в том, что мои сородичи будут относиться ко мне как к предателю, я сам буду так к себе относиться!… Можете ли вы представить себе стыд, который падет на моих родственников и друзей, если я оставлю ислам и приму христианство?»

Позвольте мне описать вымышленную ситуацию, в которой я являюсь собирательным образом христианина. Предположим, что я искренний христианин-египтянин, живущий в Каире.64)

По вторникам я посещаю протестантскую церковь в центре Каира и участвую в богослужении для работающего населения. В университете меня притесняли за веру, и с тех пор я отношусь к мусульманам с предубеждением. В египетских газетах часто печатаются мусульманские статьи, в которых звучат нападки на христианство и Библию, а мусульманские телепроповедники постоянно оскорбляют нашу веру по телевизору.

В один из вторников я как обычно пришел в свою церковь, и друзья сообщили мне, что сегодня перед нами выступит гость, обратившийся мусульманин. Услышав это, я почувствовал одновременно и радость, и настороженность. Искренна ли его вера, или он просто играет роль, чтобы ввести нас в заблуждение? Увидев его входящим в церковь, я сразу же почувствовал отвращение, заметив на его лбу синяк, знак псевдодуховного рвения. Фанатичные мусульмане синяком на лбу (зибеба) выставляют напоказ свою набожность: синяк – это знак того, что они много молились, долго стояли на коленях и много раз касались лбом пола. Отвращение мое усилилось, когда я услышал его приветствие «асалям алейкум» (мир вам). Это чисто мусульманское приветствие. Наверное, он только притворяется христианином. Его имя укрепило во мне антипатию: он назвался Мустафой. Разве может христианин прийти в церковь с мусульманским именем Мустафа? Мустафа означает «избранный»; это одно из имен Мухаммеда, которого почитают избранным пророком. Ну и собрание у нас будет сегодня!

После песен и молитв этого человека представляют как мусульманина, обратившегося в христианство. Про себя я думаю, не слишком ли рано поверили ему мои друзья. Что если они обманулись на его счет? Он еще должен убедить меня в том, что он настоящий, искренний христианин, такой же как я, но убедить меня не так-то просто.

Он начинает рассказывать свою историю, и вся церковь внимательно слушает, пытаясь понять, насколько искренне его решение. После нескольких минут он, почувствовав себя свободней, начинает нападать на ислам, высмеивать Мухаммеда и мусульманскую веру. Мне нравится то, что он говорит. По нашему смеху и одобрению его выпадов он понимает, что нравится христианам. Когда рассказ кончается, прихожане воодушевлены его историей. Жаль только что его речь и термины «нехристианские». Но мы знаем, что должны запастись терпением: со временем эти шероховатости сгладятся. После собрания я и многие другие сердечно поздравляем его с обращением. Видя, как люди подходят и благодарят его за рассказ, бывший мусульманин, наконец, чувствует себя принятым. В нашей церкви к нему относятся как к герою с нимбом над головой.

И все же мне не нравится его зибеба, синяк на лбу. Надеюсь, в будущем он замажет его кремом. Во время неформального общения после собрания я слежу за ним краем глаза и вдруг замечаю, что он разговаривает с моей младшей сестрой и другими женщинами. С этого момента я начинаю сомневаться в его мотивах. Уж не охотник ли он за женщинами? Зачем мусульманину обращаться ко Христу, если не ради женщин, денег или возможности уехать в Америку? Дома я читаю сестре небольшое наставление и предостерегаю, чтобы она не слишком радовалось новому знакомству, пока не выяснится, что он искренний верующий. Нужно подождать, пока в его жизни не появятся «плоды»; только после этого ему можно доверять. Я даже цитирую ей стих о необходимости такой проверки: «По плодам узнаете их»(Мф.7:20).

Когда Мустафа появляется в нашей церкви в следующий вторник, уже не в качестве выступающего, а как обычный прихожанин, он замечает, что люди встречают его натянутыми, неестественными улыбками. Мы держим его на безопасном расстоянии, потому что он приветствует нас словами «асалям алейкум» и выглядит слишком по-мусульмански. Похоже, не я один прочитал дома лекцию о необходимости проявлять осторожность, пока в жизни этого человека не появятся явные плоды перемен. Мустафа тем временем начинает сомневаться, что в этой церкви его принимают.

Прошло немного времени, и Мустафа встречает другого египетского протестанта, который приглашает его в свою церковь. Нимб временно возвращается, но ненадолго. Его приглашают то в одну, то в другую, то в третью церковь, и постепенно Мустафа понимает, что нужно делать, чтобы понравиться христианам. Нужно высмеивать ислам и ругать Коран и Мухаммеда.

Очень скоро он осваивает христианскую терминологию, разрывает отношения со всеми мусульманскими родственниками и друзьями и начинает открыто ругать ислам. Он даже меняет имя, становится Питером, и принимает Крещение. Спустя какое-то время он снова приходит в нашу церковь, на этот раз с рассказом о своих страданиях за Христа. Он уже не Мустафа, а брат Питер. Мне всегда было трудно называть его «брат Мустафа». Мустафа как-то не вяжется со словом «брат». Он уже не использует мусульманские выражения, как раньше, и даже воздевает руки во время пения с возгласами «Аллилуйя!» и «Хвала Господу!» Теперь он стал одним из нас. Он вступил в нашу цитадель с непробиваемыми стенами, надежно защищающими нас от мусульманского общества.

Эта печальная история – наглядная иллюстрация того, как мы, христиане, удобно устроившись в своем безопасном христианском гнезде, относимся к обратившимся ко Христу мусульманам вот уже несколько веков. Но велит ли Библия обратившемуся мусульманину разрывать отношения с родственниками и друзьями, чтобы войти в лоно христианства? Может ли обратившийся в христианство мусульманин оставаться среди своего народа?

^ Нееман и его дилемма

В главе 14 мы познакомились с вымышленным персонажем Али, который является собирательным образом типичного мусульманина. На его примере был раскрыт смысл апостольских повелений в Тит.2:4–5. Напомню, что в главе 15 речь шла о том, как Павел аргументировал возможность единства в ekklesia, несмотря на многообразие (Еф.2:11–20). Теперь разберем похожую ситуацию в Ветхом Завете, в которой вера в Бога не повлекла за собой потерю высокого положения, а, наоборот, привела к тому, что человек остался в естественном жизненном контексте без потери сформировавшихся связей.

В Деян.10 рассказывается о язычнике Корнилии, а в 4Цар.5 излагается история о Неемане Сириянине. Нееман был военачальником сирийской армии во времена пророка Елисея. Это был богатый и очень влиятельный человек, которого почитали как героя многих войн. Он был любимцем царя, и тот щедро одарил его властью. Но, несмотря на высокое положение и огромную власть, у этого человека была серьезная проблема. Он был болен проказой. Впрочем, это не лишило его высокого положения, и он не был изолирован от общества.

Кроме всего прочего Нееман был человеком верующим. У него было достаточно смирения, чтобы признать свою нужду, и к тому же он был послушен. Он поверил рассказу раба-израильтянина о пророке Елисее и доказал свою веру на деле, обратившись к царю с просьбой отправиться к пророку, чтобы исцелиться от болезни.

Тогда царь сирийский написал послание израильскому царю: «Вместе с письмом сим, вот, я посылаю к тебе Неемана, слугу моего, чтобы ты снял с него проказу его» (4Цар.5:6). Прибыв в Израиль, Нееман, послушавшись повеления Елисея, «пошел он и окунулся в Иордане семь раз, по слову человека Божия, и обновилось тело его, как тело малого ребенка, и очистился»(4Цар.5:14).

Испытав великое чудо исцеления от проказы, Нееман глубоко уверовал в Яхве, Бога Израилева. Но перед ним встала дилемма: как поклоняться Яхве, Богу израильтян, живя в Дамаске? Мыслимо ли открыто отвергнуть поклонение идолам и оставаться приближенным сирийского царя Арама? Вопрос стал ребром.

По всей видимости, царь Арам так любил Неемана, что, отправляясь на поклонение в храм бога Риммона, всегда брал его с собой. Когда царь приступал к изваянию Риммона, он преклонял колена, опираясь на руку Неемана. Нееману приходилось тоже склоняться, поскольку он не мог отойти от царя, не нанеся ему обиды. В этом и состояла дилемма Неемана. После исцеления Нееман пришел к выводу, что Яхве – истинный Бог, а Риммон – не более чем идол. Он понял, что поклоняться Риммону он уже не может. Но в то же время он не хотел потерять влиятельного положения в обществе и перебираться в Израиль, чтобы там безопасно поклоняться Яхве.

Чтобы найти ответ на тревоживший его вопрос, Нееман отправился к Елисею и объяснил ему сложившуюся ситуацию:

«И сказал Нееман: если уже не так, то пусть рабу твоему дадут земли, сколько снесут два лошака, потому что не будет впредь раб твой приносить всесожжения и жертвы другим богам, кроме Господа; только вот в чем да простит Господь раба твоего: когда пойдет господин мой в дом Риммона для поклонения там и опрется на руку мою, и поклонюсь я в доме Риммона, то, за мое поклонение в доме Риммона, да простит Господь раба твоего в случае сем» (4Цар.5:17–18).

В ответ Елисей сказал: «Иди с миром» (4Цар.5:19). В сущности, пророк Елисей заверил Неемана, что тот может вернуться в Дамаск и спокойно ходить с царем в храм Риммона, не беспокоясь о том, что ему приходится преклонять колени. Делая это, он сохранит свое влиятельное положение.

Конечно, 4Цар.5 и Деян.11–12 – отрывки описательного характера; это не учение. Из них нельзя выводить догматические принципы. Но в то же время они наглядно иллюстрируют, как на протяжении веков Бога ограничивали определенным географическим местом, четко очерченными границами. Нееман полагал, что Яхве пребывает только в Израиле, и что, если он увезет с собой израильскую землю, он захватит с собой и частицу Яхве, или, по крайней мере, Яхве соблаговолит являть ему Свое присутствие.

Ту же самую ошибку допустила и самаритянская женщина в четвертой главе Евангелия от Иоанна, равно как и множество современных христиан, которые привязывают Бога к месту поклонения или к определенным христианским мероприятиям. Самаритянке Иисус ответил так:

«Поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу… Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин.4:21, 23–24).

Очень многим из нас свойственно ограничивать Бога пределами «христианской географии»; мы ожидаем от мусульман, что и ониприсоединятся к нашему христианству и станут искренними последователями Христа. Мы не доверяем им, пока они не станут нашей точной копией. Мы ждем от них не следования библейской истине ипрактике, а одобрительного признания двадцати веков нашей христианской истории. Мы ограничиваем Божье действие стенами своей церкви. В нашем сознании ekkesia – это то, что изображено на рисунке 1 в начале предыдущей главы.

История Неемана – повествовательный текст. Далее рассматриваются вероучительные тексты, в которых Писание повелевает верующим оставаться в естественном жизненном контексте, сохраняя сформированные временем связи и отношения.

^ Золотая истина

Однажды в ходе семинара я привел 1Кор.7:17–24 в качестве библейского обоснования того, что мусульманам, обратившимся ко Христу, необходимо оставаться среди своего народа, чтобы быть солью и светом. После семинара ко мне подошел человек и начал доказывать, что я не могу использовать этот отрывок как основание для подобного вывода. Эти стихи, сказал он мне, находятся в контексте рассуждений о браке, поэтому их нельзя истолковывать более широко. Я решил вернуться к вышеупомянутому отрывку и изучить его глубже. После повторного изучения я утвердился во мнении, что в 1Кор.7:17–24 затрагивается не только тема брака, но и другие важные темы, в том числе необходимость для верующих оставаться в естественном жизненном контексте. С тех пор я использую данный текст как ключевое обоснование соответствующего подхода к служению.

В начале 7-й главы 1-го Послания к Коринфянам Павел описывает преимущества безбрачия, причем время от времени смягчает тон своих наставлений такими фразами как: «Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление». Наконец, в рассуждениях о браке Павел походит к животрепещущему вопросу: что если женщина становится христианкой, а ее муж – неверующий? Должна ли она с ним развестись? Апостол отвечает так: «Жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его» (1Кор.7:13). Далее Павел приводит причины: «Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1Кор.7:14). (Поначалу мне было трудно понять этот довод, но потом я связал данный отрывок с 1Пет.3:1–6, и все стало на свои места.) Затем Павел говорит: «Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?» (1Кор.7:15–16).

Похоже, в основе этих повелений лежит желание Павла оставить верующего супруга в браке в надежде, что неверующий супруг в конце концов придет ко Христу. Чтобы придать своему доводу больший вес, Павел присовокупил к своим рассуждениям «золотую истину», которая применима не только к этой главе, но и к другим главам Павловых посланий. Золотая истина озвучена в1Кор.7:17–24 65) а четкую ее формулировку мы находим в 1Кор.7:20: «Каждый оставайся в том звании, в котором призван». После разъяснений ситуации, когда один супруг верующий, а другой нет, и приведения в качестве обоснования золотой истины в 1Кор.7:17–24, Павел переходит к вопросам брака и необходимости препроводить земную жизнь с осознанием ее мимолетности и важности вверенной нам миссии.

Изложение своих мыслей по данному вопросу я начну с очень полезной перекрестной ссылки – 1Пет.3:16, а затем вернусь к 1Кор.7:17–24 и остановлюсь на золотой истине подробней.

^ Перекрестная ссылка

Отрывок 1Пет.3:1–6 полезен для настоящего рассуждения тем, что в нем говорится о верующей жене, которая живет либо с неверующим, либо с «посредственным» христианином. Вот что пишет Павел об этой ситуации:

«Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. Так некогда и святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь своим мужьям. Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином. Вы – дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха».

Петр начинает с того, что верующая жена, живущая с посредственным мужем, должна повиноваться ему, потому что в этом случае он приобретается для Христа внутренней красотой своей половины. Повиновение не означает раболепие. Повиновение возможно лишь тогда, когда человек знает Бога и верит, что Он держит все обстоятельства нашей жизни в Своих руках. Если человек привязан мыслями к человеку, которому он повинуется, это ведет к раболепию или рождает внутренний протест.

В 1Пет.3:3–4 Петр описывает повиновение как внутреннюю красоту, красоту, которая не увядает с возрастом. Повиновение подобно драгоценной картине, а внешние украшения, которые женщина носит, – это рамка для картины. Рамка существует для того, чтобы подчеркивать красоту картины, а не для того, чтобы состязаться с ней за первенство.

Далее, в 1Пет.3:5–6 Петр призывает христианок брать пример повиновения с Сарры. Но почему не с Руфи? Руфь повиновалась не только мужу, но и свекрови – даже после смерти мужа! Можно ли назвать Сарру образцом повиновения? В случае с Агарью скорее Авраам повиновался своей жене, чем она ему.

И все же в двух известных нам эпизодах Сарра повиновалась Аврааму, даже когда он был неправ. В Быт.20 он просит свою жену отправиться к Авимелеху, чтобы обезопасить себя. Сарра могла бы сказать Богу: «Господи, Авраам мой муж, и должен был, как глава семьи, простереть над своей семьей покрывало защиты. Но сейчас он недостоин нести это бремя. Покрывало разодрано, и на меня хлещет дождь. Зачем мне оставаться под ним? Не лучше ли просто уйти?»

Но вместо этого Сарра повиновалась Аврааму и отправилась к Авимелеху. Бог пошел вместе с ней и распростер огромное покрывало Своей защиты прямо над разодранным покрывалом «посредственного» Авраама. Поскольку Сарра доверилась Богу и повиновалась мужу, Авимелеху не было позволено сделать ее своей наложницей.66) Итак, мы видим, что и Петр, и Павел призывают верующих оставаться в браке с неверующим супругом ради того, чтобы приобрести его для Христа. Затем Павел переходит на крещендо и озвучивает в 1Кор.7:24 свою золотую истину.

^ Крещендо

Рассмотрим эту золотую истину внимательней:

«(1Кор.7:17) Только каждый поступай так, как Бог ему определил, и каждый, как Господь призвал. Так я повелеваю по всем церквам. (1Кор.7:18) Призван ли кто обрезанным, не скрывайся; призван ли кто необрезанным, не обрезывайся. (1Кор.7:19) Обрезание ничто и необрезание ничто, но все в соблюдении заповедей Божиих. (1Кор.7:20) Каждый оставайся в том звании, в котором призван. (1Кор.7:21) Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся. (1Кор.7:22) Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным есть раб Христов. (1Кор.7:23) Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков. (1Кор.7:24) В каком звании кто призван, братия, в том каждый и оставайся пред Богом».

В 1Кор.7:17 Павел говорит авторитетно. Это уже не мягкий уступчивый тон 6-го стиха: «Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление». В 17-м стихе говорится, что оставаться в естественном жизненном контексте – наша миссия и призвание. Если человек отказывается оставаться в том звании, в котором застало обращение, он отказывается от Божьего призвания и отвергает Его миссию. Затем апостол объясняет, что принципу пребывания в естественном контексте он учит во всех церквах. Обратите внимание: повеление повторяется трижды в контексте небольшого отрывка: в стихах 17, 20 и 24.

Далее Павел переходит к другим областям жизни и поясняет, что вышеупомянутый принцип применим не только к браку, но и к иудейско-языческой полемике и вопросу о рабстве. Иудей, обратившийся ко Христу, не должен становиться христианином-язычником. Христианин из язычников не должен обрезываться и уподобляться христианам иудейского происхождения. Иудей ты по рождению или язычник, не имеет никакого значения. Имеет значение только послушание Христу и сохранение своей идентичности, когда человек остается самим собой в полной мере. Как видно из приведенного ниже рисунка, не важно, является ли христианин квадратом или кругом. Важно лишь то, принадлежит ли он к внутреннему кругу ekklesia.

pic13

Как вы помните, на этом рисунке слова «иудеи» и «язычники» можно заменить на слова «христиане» и «мусульмане». Мусульманину не обязательно менять свою форму и идентичность, чтобы войти в Царство Божье. Он может войти через широкие врата Царства и не протискиваться сквозь узкие двери многовековой христианской идентичности и традиции. На примере Корнилия и Неемана мы видели, что им не пришлось перекраивать свою идентичность, то есть становиться квадратами, чтобы войти в Царство Божье.

Кроме этого, Павел затрагивает еще один насущный для своего времени вопрос – рабство. Что делать, если раб стал христианином, а его хозяин тоже христианин? Должен ли раб требовать освобождения? Как подходит к этому вопросу Павел? Начиная с 21-го стиха, озвучивается повеление рабам: «Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся. Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным есть раб Христов. Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков».

Рабу-христианину Павел говорит, что, если тот может стать свободным, то пусть обретет свободу. Но если такой возможности нет, он не должен жаловаться на судьбу и сетовать на хозяина. Павел напоминает ему, что внутренне он свободен и призывает пользоваться данной ему свободой. К тому же его хозяин – раб Господа Иисуса Христа. Иначе говоря, мы живем в падшем, испорченном мире, но перед Христом все мы равны. Поэтому Павел и в третий раз повторяет вышеупомянутый принцип, повелевая рабам оставаться в том звании, в котором они призваны, и которое Господь им назначил. Обстоятельства своей жизни они должны принимать без ропота.

Отрывок 1Кор.7:21–24 посвящен рабству, но в современном мире рабства уже практически нет. Какое применение может быть этой истине в наше время?

В Египте общество разделено на три класса: небольшая прослойка очень богатых людей, так называемый средний класс, в процентном соотношении немного превышающий богатую прослойку, и огромный сегмент тех, кого относят к бедной части общества.

Юноша по имени Рамзи – выходец из бедной прослойки египетского общества, живущий в одном из бедных кварталов Каира. Он вырос в протестантской семье и с детства посещал небольшую протестантскую церковь в бедной части города. Активное участие в церковной жизни привело к тому, что Рамзи уверовал в Господа уже в юном возрасте. К учебе он подходил со всей серьезностью и получал наилучшие оценки. Выпускной экзамен в средней школе он сдал на «отлично», и его приняли в медицинский университет. В Египте обучение в государственных вузах бесплатно. В университете Рамзи познакомился с девушкой по имени Лейла, которая, как и он, выросла в бедной протестантской семье в другой части Каира. Лейла тоже пришла ко Христу в раннем возрасте.

Между Рамзи и Лейлой завязалась дружба, и со временем их общение стало по-настоящему глубоким. Они были не просто одногруппниками, а духовно близкими друзьями, которые могли говорить друг с другом на серьезные темы. После окончания университета они поженились, занялись частной практикой, арендовав один офис на двоих в квартале для людей со средним достатком, и сняли квартиру неподалеку от дома.

Поскольку оба были выходцами из бедных слоев общества, им показалось, что целесообразней оставить церкви, в которых они выросли, и присоединиться к другой протестантской церкви, в квартале, где находился их офис и квартира. Когда они впервые пришли в новую церковь, на пороге их встретил пожилой человек, который, как потом выяснилось, был старейшиной и встречал посетителей у двери. При первом разговоре он задавал слишком много вопросов, интересуясь, где они живут и откуда они родом. Рамзи это не понравилось, но, к счастью, старейшина скоро переключился на других прихожан, и они смогли, наконец, пройти в церковь. Богослужение произвело на них хорошее впечатление, и они решили, что будут ходить в эту церковь. Единственным отрицательным моментом был назойливый старейшина у дверей. «Будет ли он там в следующее воскресенье?» – думали они.

Когда в следующее воскресенье они припарковали свой автомобиль и подошли к дверям церкви, старейшина был на месте. Он быстро вспомнил их, одарил широкой улыбкой и начал снова интересовать их происхождением и местом жительства. Рамзи сухо протянул ему адрес своего офиса и квартиры, подчеркнув, что это квартал для людей среднего достатка. Старейшина извинился за то, что неверно задал вопрос. Он хотел узнать, где Рамзи и Лейла провели детство, и где живут их родители. Возможно, по их акценту он догадался, что они не здешние.

Рамзи и Лейла стыдились своего низкого происхождения и детства, проведенного в бедности. Обоим хотелось отгородиться от своего прошлого. Что скажет Павел этой семейной паре в 1Кор.7:21–24? Примерно следующее:

«Нет ничего неправильного в том, чтобы стремиться к достатку. Если у вас есть возможность выйти из бедности и обеспечить себе средний достаток, воспользуйтесь этой возможностью, но делайте это из правильных побуждений. Ведь если бы вы открыли офис в бедном квартале Каира, в этом не было бы ничего дурного. Даже здесь вы могли бы жить хорошо и зарекомендовать себя как самых образованных людей квартала. Рамзи и Лейла, не отвергайте своего прошлого, своего наследия, и не делайте самоцели из желания повысить свой социальный статус. Наоборот, сделайте своей целью распространение Евангелия через свою повседневную жизнь».

Как мы уже отмечали, седьмая глава 1-го Послания к Коринфянам посвящена браку. Однако в самой середине главы, в стихах 17–24, апостол помещает золотую истину, которая прекрасно сочетается и с другими его посланиями. Золотая истина касается не только брака и семьи, но и иудейско-языческой полемики, а также вопросов рабства и свободы.

Некоторые мусульмане, обратившись ко Христу, желают совершенно покинуть ислам и облечься в новую христианскую идентичность. Другие, если им дадут такую возможность, предпочтут оставаться в естественном контексте жизни и работать над укреплением и углублением связей с окружающими людьми. Христиане должны обеспечить мусульманам, с которыми они делятся Благой вестью, свободный выбор своего пути. Ищущих Бога мусульман легко склонить в сторону культурных и богословских стереотипов Запада посредством внушений и манипуляций. Но онизаслуживают лучшего!

Вопросы для размышления и обсуждения

1. Вернитесь к началу главы. Что вы думаете о категоричном высказывании христианина из Сирии: «Можно ли представить себе сатаниста, остающегося в сатанинской церкви, чтобы быть для нее солью и светом? Ислам – это зло; никто не может оставаться в исламе, чтобы благовествовать изнутри». Как по-вашему, может ли обратившийся ко Христу мусульманин оставаться в мусульманском контексте, не жертвуя существующими отношениями?
2. Можете ли вы вспомнить другие библейские стихи, допускающие или поощряющие описанный выше подход к Благовестию среди мусульман (оставаться в контексте)? Что вам нравится в этих текстах?
3. Что в истории Неемана (4Цар.5) запомнилось вам больше всего?
4. Какие богословские доводы можно почерпнуть из 1Кор.17–24 в пользу «контекстуального» подхода к Благовестию? Какие доводы кажутся вам наиболее вескими? Что в этом отрывке ясно и недвусмысленно свидетельствует о допустимости такого подхода?

^ Глава 17

 

^ Что следует предпринять

Мы, христиане Запада (как и христиане остальной части мира), смотрим на реальность сквозь призму своей культуры, сквозь призму Библии и учения Церкви. Все события и явления мы рассматриваем как бы через цветное стекло, скажем, через коричневые солнцезащитные очки, и заключаем, что видим вещи в правильном свете. Мусульмане же смотрят на мир через другое стекло – например, через зеленое. В силу своей религии и традиции они видят мир не так, как его видим мы. Но они, так же, как мы, искренне верят, что видят вещи в правильном свете и знают истинную реальность. В этой книге нам представилась возможность взглянуть на реальность их глазами – сквозь зеленые очки. В этом нам помогли Ахмад, собирательный образ мусульманина, его отец, сестра, а также то, что они написали. Я искренне надеюсь, что в результате ознакомления с новым взглядом на вещи мы, наконец, поняли, что наш взгляд на реальность обусловлен особенностями наших очков, которые другого цвета, чем у мусульман. Осознание того, что наше видение мира окрашено влиянием нашей культуры и традиции – большой шаг на пути к обретению навыков межкультурного мышления.

В этой книге мы рассмотрели вопросы Ахмада по двум категориям: Вестники учения (вы) и Реципиент учения (я). Вопросы категории «Вестники учения (вы)» выходят за рамки рассматриваемых в книге тем, хотя и являются животрепещущими. Христиане Запада волокут за собой «багаж», которого нет у христиан остального мира. В дополнительных главах приложения проводится анализ этого «багажа», а также поднимаются вопросы, касающиеся истории христианства и нашего восприятия текущих мировых событий. Те из вас, кто, прочитав книгу, пожелают углубиться в вышеперечисленные темы, могут написать мне по адресу nabeel@nabeeljabbour.com, и я вышлю вам главы о крестовых походах, колониализме, истории Израиля и эсхатологии. Дополнительные главы высылаются как приложение к электронному письму. Напомню, что этот материал отправляется только тем, кто прочитал книгу.

^ Книга Ионы и ее мудрость

Раньше я полагал, что Книга Ионы – типичная миссионерская история. Миссионер покидает родину и направляется в далекую страну (чем дальше, тем большей славы он достоин), чтобы возвестить там библейское учение. В результате его усилий к Богу обращается огромное число язычников. Мне всегда казалось, что основная идея Книги Иона – обращение нескольких тысяч язычников в городе Ниневия. Но со временем я понял, что главное в Книге Ионы вовсе не обращение ниневитян. В первую очередь это история служителя Божьего, который сам нуждался в обращении. Следовало бы ожидать, что Иона возрадуется, когда увидит обращение ниневитян и то, как Бог ниспосылает милость явившим искреннее смирение язычникам. Но вместо этого мы видим в Ионе недовольство и раздражение. Недостойное отношение к Богу и к язычникам сквозит в его молитве, и мы понимаем, что Иона сам нуждается в обращении – в покаянии и осознании Божьей любви к язычникам. Молитва Ионы демонстрирует этноцентричность и предвзятое отношение к язычникам. Молился он так:

«О, Господи! не это ли говорил я, когда еще был в стране моей? Потому я и побежал в Фарсис, ибо знал, что Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и сожалеешь о бедствии… возьми душу мою от меня» (Ион.4:2–3).

Что означает эта молитва? Позвольте мне перефразировать сказанное Ионой, прибегнув к гиперболе в целях «шоковой терапии» и для пущей ясности. Вот что, на мой взгляд, Иона сказал Богу:

«Господи, Ты знаешь мое сердце, мою преданность и ревность о возвещении язычникам Божьего суда. Но я не могу Тебе доверять, потому что иногда Ты становишься сентиментальным и жалостливым. Если бы только я мог Тебе доверять, я бы с самого начала послушался Твоего повеления отправиться в Ниневию. Поэтому-то я и бежал в противоположную сторону, в Фарсис. Но Ты силой заставил меня вернуться, и что мы имеем? Все именно так, как я и предполагал. Лучше меня убей».

Комментируя Книгу Ионы в своей книге, Дэвид Бош сказал: «Для миссионерства эта история значительна не тем, что пророк Божий совершил географическое перемещение в языческую страну, а тем, что Яхве является Богом сострадающим, и Его сострадание не имеет границ».67)

Какие мысли приходили вам в голову, когда вы читали главы 2, 3 и 4, где излагаются взгляды Ахмада, его отца и сестры Фатимы? Вступали ли вы с ними в мысленный спор? Что касается меня, то в тот вечер, когда Ахмад зачитал мне пункты мусульманского мировоззрения, я долго лежал в постели и не мог уснуть.

Некоторые из возникших у меня вопросов до сих пор не дают мне покоя:

1. Кто мой ближний? В мире насчитывается 1,4 миллиарда мусульман, что составляет более двадцати процентов мирового населения.
2. Насколько верно то, что говорит Ахмад?
3. Должен ли я в чем-то покаяться перед Богом и этим человеком от лица своих соотечественников и братьев по вере? Неемия просил Бога простить его и евреев в Иерусалиме, хотя сам он находился в Вавилоне и не грешил грехами тех, кто оставался в Иерусалиме.
4. В каких областях мне необходимо пополнить знания, чтобы лучше разобраться с поднятыми Ахмадом вопросами? Какие мне доступны ресурсы? Будет ли для меня полезен дополнительный материал по крестовым походам, колониализме, истории Израиля и эсхатологии?
5. Если брать конкретные пункты мусульманского мировоззрения, как мне узнать, кто из нас двоих прав, а кто заблуждается?
6. Какие пункты презентации Ахмада касаются «западной обертки» вокруг Евангелия, а какие самой сути Евангелия?
7. Как научиться доносить Благую весть не только через привычные для нас парадигмы, но и с помощью других моделей мышления?
8. Какие сравнения между исламом и христианством можно считать допустимыми?
9. Какие апологетические источники мне доступны?
10. Как сохранять в общении с Ахмадом смирение и сочувствие без необходимости соглашаться с ним по всем вопросам?
11. Какие из моих убеждений относительно современной истории Ближнего Востока нуждаются в пересмотре?
12. Как бы я описал свое отношение к миллиарду не определившихся мусульман по всему миру? Как я могу посредством собственного христоподобия способствовать умножению числа открытых и умеренных мусульман?
13. Каким образом обратившиеся ко Христу мусульмане могут оставаться в мусульманской культуре как искренние и преданные последователи Господа?
14. Хочет ли Бог, чтобы я начал регулярно молиться за мусульманский мир, начиная с мусульманина, которого я лично знаю?

^ Приложение

В приложениях говорится о нас как о вестниках христианского учения. В саму книгу эти главы не вошли по ряду причин. Во-первых, большая часть этого материала написана не мной, а другими людьми, а во-вторых, потому что некоторые не стали бы читать слишком толстую книгу. Дополнительные главы написаны для читателей, которые желают понять, почему мусульмане воспринимают нас иначе, чем мы сами. Я искренне надеюсь, что прочитавшие книгу до конца захотят ознакомиться и с главами приложения и почувствуют желание углубиться в изучение затрагиваемых вопросов, чтобы лучше понять мусульманское мышление и мировоззрение. Учиться кросскультурному мышлению значит вступать в пределы чужой культуры. Заметьте: Христос не сбросил нам евангельское учение с небес; Он Сам пришел на землю и жил в нашем падшем мире. Он вступил в пределы нашей культуры и ограничил себя рамками времени и пространства. Он знал, что такое испытывать боль, горе, голод и физические страдания. Перед вознесением к Отцу Он сказал ученикам: «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин.20:21).

Еще одна причина невключения дополнительных глав в основной текст книги кроется в том, что я намереваюсь постоянно редактировать и обновлять эту информацию. Главная цель приложения – побудить читателя к глубокому изучению поднятых вопросов посредством чтения полезной литературы, а такой литературы становится все больше. Вот почему приложение нуждается в постоянном редактировании.

В приложении подробно рассматриваются вопросы Ахмада из категории «Вестники учения (вы, западные христиане)». Эти главы посвящены крестовым походам, колониализму, современной истории Израиля и эсхатологии. Также в приложение включены полезные статьи о текущих мировых событиях.

Перед публикацией я отдал свою рукопись на рецензирование хорошему другу, который служит Богу среди мусульман в одной из стран третьего мира. Ознакомившись с главами приложения, он написал мне следующее:

«Я прочитал приложение. Эти главы встревожили меня. Сведения о крестовых походах, неоколониализме и сионизме привели меня в шок. Тревожные мысли преследовали меня даже во сне».

Признаюсь, я не сразу понял, что он имеет в виду. Означает ли это, что я совершил ошибку, включив эти главы в приложение? Может быть, их стоит убрать? Я попросил его объяснить, что он имел в виду. Ответ был такой:

«Это великолепная книга и очень полезное приложение! Я был шокирован уродливыми фактами истории. Все, что сказано в книге и приложении бьет в самую точку! Я и не подозревал, что Евангелие было погребено под плотными слоями истории войн и призывов к насилию. Я нашел проповедь Урбана II. Раньше я читал исторические книги, но был слеп, чтобы видеть, как воспринимают нас мусульмане. Вчера я позвонил своему другу, мусульманину, и попросил у него прощения. Надеюсь, это поспособствует, хотя бы в малой степени, пусть только в одном уголке мира, формированию общества смиренномудрия. В моей истории терроризма не меньше, чем в их истории. Обвинять мусульман в терроризме значит не замечать бревна в собственном глазу. Возможно, их гнев объясняется изъянами моей истории, хотя это и не может служить им оправданием.

Словом, главы примечания написаны так превосходно и содержат столько интригующих сведений, что сражают читателя как ударом молнии. Не слишком-то мы отличаемся от мусульман в плане предрассудков и насилия. Мою историю уж точно не назовешь святой. Я понял, что мне необходимо повысить уровень своей терпимости и являть мусульманам Иисуса Христа, а не христианство. Книга и приложение бьют в самую точку, и я первый, кто извлекает из них пользу!

Когда несколько дней назад я сказал своему другу, мусульманину, что не прошу его становиться христианином, а прошу только следовать за Христом, тот ответил: «У тебя новая стратегия?» Затем он поднял тему крестовых походов. Короче говоря, он мне не поверил. А ведь я знаю его десять лет. Что ж, несколько лет назад я посеял недоброе семя. Вот чем объясняются мои тревожные мысли. Поэтому я и перезвонил ему через несколько дней и снова попросил прощения».

Напомню, что главы приложения можно получить, написав мне по электронной почте nabeel@nabeeljabbour.com.


1. Кросскультурное мышление – способность понимать и принимать особенности других культур для построения эффективного взаимодействия с их представителями.

2. Brennan Manning, Abba’s Child: The Cry of the Heart for Intimate Belonging(Colorado Springs, CO: NavPress, 2002), 68–69. Первоисточник: Стивен Кови «Семь привычек высокоэффективного человека», семинар на аудиокассетах (Provo, UT).

3. Холистический взгляд на вещи ориентирован на системный подход, целое для него больше, чем просто сумма его частей.

4. Nabeel Jabbour, The Rumbling Volcano:Islamic Fundamentalism in Egypt(Pasadena, CA: Mandate Press, 1993), 8.

5. Edward Said, Orientalism (New York: Vintage Books, 1979), 67.

6. Samuel Huntington, The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order(New York: Simon & Schuster, Touchtone, 1996).

7. Дэниел Блисс был основателем Американского университета в столице Ливана, Бейруте, который ранее назывался Сирийским протестантским колледжем.

8. Отдел ООН по координации гуманитарных проектов, “Iraq: Child Mortality Rates Finally Dropping,” IRIN: Humanitarian News and Analysis, http://www.irinnews.org/report. aspx?reportid=25417 (доступ 3 июля, 2007).

9. Пожалуй, лучше назвать это христианством, чем «христианским миром» в его взаимосвязи с христианскими ценностями и культурой. Используя термин «христианский мир», я имею в виду именно этот аспект христианства. «Христианским миром» называется определенная территория, например, Европа, где христианство исповедуется как официальная религия.

10. John Ortberg, If You Want to Walk on Water, You’ve Got to Get out of the Boat(Grand Rapids, MI: Zondervan), 2001.

11. Национальные интересы и образ жизни.

12. Желающие дополнительно изучать этот вопрос найдут в приложении восемь глав, посвященных этой теме. В них изложено краткое содержание ряда книг с целью поощрения интереса к чтению, которое поможет адекватно взглянуть на эти вопросы с точки зрения мусульман. Некоторые главы приложения будут переписываться и дополняться с учетом текущих событий. Во второй главе приложения приводится краткое содержание выдающегося исследования крестовых походов, сделанного Фредом Райтом (Fred Wright).

13. David Bosch, Transforming Mission (Maryknoll, NY: Orbis Books, 1991).

14. В качестве примера см. Rashid Khalidi The Iron Cage: The Story of the Palestinian’s Struggle for Statehood (Boston: Beacon Press, 2006).

15. Профессор Бернард Льюис был одним из главных советников администрации Буша по вопросам отношений с мусульманами на Ближнем Востоке. По оценкам журнала «Таймс», это одна из самых влиятельных фигур в мире, поскольку именно его теория была принята администрацией Буша за основу и стала побудительным фактором в решении начать войну в Ираке. Одна из известнейших книг профессора Льюиса «Что пошло не так? Столкновение между исламом и современностью на Ближнем Востоке» (What Went Wrong? The Clash Between Islam and Modernity in the Middle East, Harper Perennial, 2003).

16. Основа шиитского религиозного мировоззрения – сокровенный Имам. Истории о первых одиннадцати Имамах имеют историческую основу, а история двенадцатого Имама мистична и чудесна. Ядро шиитского учения о сокровенном Имаме составляют учения об исчезновении и возвращении. Учение об исчезновении – это просто вера в то, что Бог сокрыл Мухаммеда аль-Махди от глаз живущих, чтобы спасти ему жизнь. Бог таинственным образом сохраняет ему жизнь с момента его «сокрытия» в 874 году. В конце времен Бог явит аль-Махди миру, и Он возвратится, чтобы править человечеством.

17. В этом разделе я опирался на сведения, приведенные в книге Shirin Taber,Muslims Next Door: Uncovering Myths and Creating Friendships (Grand Rapids, MI: Zondervan, 2004).

18. В этом разделе я опирался на сведения, изложенные в книге Беназир Бхутто “Politics and the Muslim Woman,” in Liberal Islam, ред. Charles Kurzman (Oxford: Oxford University Press, 1998), 107–111

19. Рик Уоррен, «Целеустремленная жизнь».

20. John Clark Mead, The New World War (Fairfax, VA: Xulon Press, 2002), 47.

21. Объем Корана примерно равен объему Нового Завета.

22. Nabeel Jabbour, The Rumbling Volcano:Islamic Fundamentalism in Egypt(Pasadena, CA: Mandate Press, 1993), 125

23. Хасан аль-Банна – основатель египетской организации Мусульманское братство; на Западе его считают Усамой бин Ладеном своего времени.

24. Раш Лимбо – знаменитый американский телеведущий-ультраконсерватор.

25. Первая часть моей книги «Рост без оков» (Unshackled and Growing) посвящена Христу как ядру Благой вести. Unshackled and. Growing (Colorado Springs, CO: Dawson Media, 2006)

26. Darryl Fears and Claudia Deanne, “Negative Perception of Islam Increasing.”Washington Post, 9 марта, 2006, A01.

27. Аллах – это арабское слово, означающее Бог. Когда я молюсь по-арабски, я молюсь Аллаху. Он – Отец Господа Иисуса Христа. В арабской Библии это слово встречается постоянно. В арабском языке просто нет другого слова для обозначения Бога. Можно ли сказать, что Бог, которому поклоняются мусульмане, этот тот же Бог, которому поклоняемся мы? И да, и нет. Мусульмане верят, что у Бога девяносто девять имен или свойств. С большинством этих имен христиане согласятся. Одно из главных отличий в том, что мусульмане не считают Бога своим Небесным Отцом. На это можно взглянуть иначе: «Можем ли мы сказать, что Яхве, о котором говорил Иисус, это тот же Яхве, о котором говорили фарисеи?» Ответ: и да, и нет. Да, потому что в их словах было много общего, а нет, потому что Иисус учил Своих последователей обращаться к Богу как к Отцу. Фарисеев это учение, безусловно, шокировало, и они считали его ересью.

28. Суры периода Мекки представляют Мухаммеда как увещевателя, отвращающего свой народ от идолов. Эти суры лаконичны и содержат пророчества и назидания. Главные темы этого периода – единство Бога, Судный День, благость Божья и могущество, человеческая благодарность в ответ на благость Божью, поклонение Богу и попечение о бедных. Довольство своим богатством рассматривалось как неблагодарность по отношению к Богу и отрицание Творца.

29. Суры периода Медины представляют Мухаммеда как главу общины. Он – Расул Аллах, Божий посланник. Это длинные суры, подробно рассуждающие о тонкостях закона, подобно книге Левит. В них говорится об отступлении народа и о грядущем суде. Именно в этой части Корана находятся суры о терпимости и воинственности.

30. Цитируется в Charles Kurzman, ред.. Liberal Islam: A Source-book (Oxford: Oxford University Press, 1998), 234

31. На древнесирийском языке, диалекте того времени.

32. «Точкой невозвращения» называют линию на датчике топлива, находящуюся посередине табло и означающую, что у пилота осталось ровно столько горючего, сколько необходимо для безопасного возвращения на базу.

33. Тагальский язык – один из основных языков на Филиппинах.

34. Христиане арабы называют Иисуса арабским именем Иасу, которое по звучанию близко к еврейскому имени Иешуа (Иисус). В Коране Иисуса называют Иса – арабское имя, близкое по звучанию к греческому варианту имени Иисус. Иешуа по-еврейски и Иисус по-гречески – одно и то же имя. Христос звучит одинаково как у арабов-христиан, так и у мусульман.

35. Я исхожу из того, что он был рожденным свыше христианином.

36. В сентябре 1990 меня выслали из страны как попавшего в «черный список». На то, чтобы покинуть страну, нам дали 10 дней.

37. Копты – греческое название египтян. Копты в основном исповедуют православие, есть униаты и протестанты.

38. Кипр находится в часе лета от египетской столицы Каир. Мы встречались на Кипре, потому что я был в черном списке, и не мог пересечь границу Египта.

39. В 2006 году Самуил с семьей переехал в Соединенные Штаты. Он принял на себя обязанности по региону и уже не занимается служением исключительно в Египте, а ведет телевизионное служение для арабов.

40. Самуил не делал ничего противозаконного, и полиция это знала. Они лишь хотели запугать его, чтобы он перестал проповедовать мусульманам.

41. Арабское слово «наджаса» означает нечистый, отвратительный. В этом языке нет политически корректного слова для обозначения нечистоты.

42. Roland Muller, Honor and Shame: Unlocking the Door (Philadelphiä Xlibris Corporation, 2001). www.rmuller.com.

43. Парадигма – это почти то же самое, что мировоззрение. Это наш способ восприятия реальности, очки, через которые мы смотрим на мир.

44. Чтобы лучше познакомиться с д-ром Бейли и его книгами, посетите его сайт www.shenango.org/bailey.htm

45. Лк.18:1–8: притча о неправедном судье.

46. Возвращаясь домой после хаджа в Мекку, паломники везут с собой воду из колодца Замзам как целительное средство.

47. Пятница – самый благословенный день недели. Правая рука – для еды и рукопожатий, а левая – для «низкого» употребления.

48. См. Веб-сайт Уолдрона Скотта http://www.waldronscott.net

49. Bruce McCluggage, “Bartolome de las Casas, From Conquest to Advocacy” (лекция. Rocky Mountain Region of the Evangelical Missiological Society, Denver, CO, April 21, 2006).

50. Этой теме посвящены две главы в моей книге «Рост без оков».

51. Этой парадигме посвящена отдельная глава в моей книге «Рост без оков».

52. Некоторые малообразованные мусульмане до сих пор верят, что Новый Завет писал Сам Иисус. Но большинство считает, что Иисус принял Новый Завет от Бога и передал ученикам, которые его и записали.

53. John Gilchrist, «The Quran: The Scripture of Islam» (South Africä MERCSA, 1995). Другие книги Гилкриста: «Muhammad: The Prophet of Islam» and «Facing the Muslim Challenge». Все перечисленные книги выложены в интернете: http://answering-islam.org.uk/Gilchrist/#qbs.

54. Согласно мусульманской традиции (хадис) каждого младенца при рождении касается сатана, поэтому они и плачут сразу после родов. Это похоже, хотя бы и отчасти, на христианское учение о первородном грехе. В исламе у этого правила было только два исключения: Мария и Иисус. Только к ним сатана не прикоснулся в момент рождения. Об этом засвидетельствовал Аль-Бухари. Даже Мухаммед при рождении не избежал прикосновения сатаны. Как же к этому относится народный ислам? Мусульманская традиция указывает на поворотное событие в жизни Мухаммеда, произошедшее, когда он был еще ребенком. Как-то раз во время игры с другими мальчиками во дворе приемной матери с ним случился припадок, и он упал на землю. Традиция гласит, что в этот момент спустившийся с небес ангел раскрыл грудную клетку пророка и его сердце и вынул из него черный сгусток. Сгусток символизирует грех, или немощь, вселяющуюся в человека в результате прикосновения сатаны при рождении. Мухаммеда от этой немощи избавил ангел.

55. Обычно Узайр считается идентичным библейскому пророку Ездре, хотя известные материалы об иудаизме V–VII вв. позволяют говорить лишь об относительно незначительном по степени выделении Ездры из ряда почитаемых фигур иудейской священной истории. Возможно, в Аравии существовала секта, которая почитала Ездру, то есть Узайра, как Мессию Бога, точных данных невозможно найти, так как в Коране он упоминается лишь один раз. Мы можем ссылаться только на послекораническое предание, которое рассказывает о том, что Узайру после времени исчезновения Ковчега и текстов ат-Тауры (Торы) была послана мудрость от Аллаха и он учил еврейский народ их Закону, когда же свитки Торы были найдены, то оказалось, что все, чему он их учил, соответствовало Писанию.

56. Эсхатологии посвящена отдельная глава приложения.

57. Покорность часто путают с раболепием, но это совершенно разные вещи. Иисус и Павел были покорными, но едва ли их обвинишь в раболепии. В основе покорности лежит уверенность в том, что мои обстоятельства в руках Бога-Вседержителя, и никто другой не властен над моей судьбой.

58. Nabeel Jabbour, Unshackled and Growing: Muslims and Christians on the Journey to Freedom (Colorado Springs, CO: Dawson Media, 2006), глава 11.

59. Словом «ekklesia» греки называли «церковь», «призванный народ Божий». «Ekklesia» очень важна для Бога, и в Библии ее называют семьей Божьей, Телом Христовым и храмом Святого Духа. Кроме того, в Новом Завете есть еще одно часто повторяющееся слово «oikos», которым обычно обозначают дом и домочадцев. Социальная структура в новозаветные времена состояла именно из «oikos». В первые два века христианства Церковь постепенно проникла в социальную структуру общества, «oikos».

60. Когда я веду семинар по соответствующей теме, я использую схему с цветными кружками и квадратами. Я так их и называю: синие квадраты и зеленые кружки. Но поскольку в книге я не могу использовать цвета, кружки и квадраты не закрашены.

61. «Местными» могут быть, например, египетские христиане в Египте или христиане китайского происхождения в Индонезии.

62. Иногда «круги» называют термином «свои среди своих», а «квадраты» – «помощниками».

63. «Оіkоі» – форма множественного числа от «oikos».

64. В действительности у меня ливанские корни, но в Египте я прожил с семьей пятнадцать лет.

65. У Павла есть и другие «золотые истины», которые применимы не к одному, а практически ко всем его посланиям. Две наиболее известные – Флп.2:5–11 и Кол.1:15–20. По всей видимости, в ранней Церкви эти «золотые истины» заучивались наизусть, а затем пелись как гимны.

66. Иногда повиновение может выражаться в противоположных по сути действиях. Например, человек, подвергающийся жестокому обращению, может проявить мужество, противостать грубому отношению ради любви, которая во благо других может временно стать жесткой.

67. David Bosch, Witness to the World (Atlantä John Knox, 1980), 53.

   

Д-р. Набил Т. Джаббур. Ислам через призму Креста. – Новосибирск: Посох, 2009, – 256 с.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru