Главная » Мой путь к вере » Простые люди о Боге и Церкви
Распечатать Система Orphus

Простые люди о Боге и Церкви

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (2 голос: 5,00 из 5)

Более 100 рассказов твоих современников о радости знать Христа

 

 

Введение

Мы живем в привычной суете, и такая наша жизнь далека от Вечности. «Где Бог? – думаем мы. – И зачем Он нам? Да и кто Его видел?» Свидетельств апостолов нам недостаточно, они писали очень давно. Жизнеописания и творения святых могут создавать у неверующего человека впечатление сказки или сложного философского трактата, базирующегося на необоснованных аксиомах. Рассказы современных священников многие склонны воспринимать со скептицизмом, искать в них подвох и стремление навязать свою точку зрения. Даже общение с верующими друзьями и родственниками часто не может растопить лед в нашем сердце: «Мало ли, что себе напридумывали… Ну ходят в церковь, и пусть ходят, раз им от этого легче». Попытки поговорить о духовном часто заканчиваются ничем. Рассказчик стесняется и не находит нужных слов, слушатель воспринимает его слова как агрессию: «Вон сколько этих религий, почему ты уверен, что прав?»

Эта книга предназначена, прежде всего, для тех, кто не верит в Бога, в Господа Иисуса Христа, в Пресвятую Троицу. Или верит не очень крепко, и искренне хотел бы укрепиться в вере. Не верит, но где-то в глубине сердца хочет поверить, возможно даже, боясь признаться в этом самому себе. Эта книга для тех, кто вместе с отцом евангельского отрока восклицает: «Верую, Господи! помоги моему неверию» (Мк. 9:24). А что может помочь нашему неверию лучше всего? Конечно же, личный опыт. Встреча с Богом. Тот, кто лично встретил Христа, уже не верит, а знает, что Бог есть и что Он благ, и не сомневается. И свидетельствует свое знание другим. Но что делать, если по каким-то причинам Господь еще не открылся нам, а точнее, мы еще не подготовились к встрече с Ним? Со вниманием и уважением прислушаться к свидетельствам тех, кто знает Бога не понаслышке, и проверить своей совестью: они не врут. Таких людей гораздо больше, чем мы привыкли считать. Это не только апостолы, святые и опытные священники, но и великое множество самых обыкновенных людей, живущих вокруг нас. Возможно, такие люди есть и среди ваших родных или знакомых – просто они не рассказывали вам о своем религиозном опыте. Вы сможете прочесть здесь строки тех людей, которые совсем, может быть, недавно были неверующими или даже ярыми атеистами (вот, может, как и вы сейчас), а в какой-то краткий промежуток времени уверовали, точнее сказать, познали Бога и теперь громогласно свидетельствуют всем о Нем. Как же возможно такое чудо? Приближение к Богу – это как взросление. Пока человек мал, он может многого – очень многого – не понимать. Ребенку недоступна масса понятий и явлений из взрослой жизни. Он смеется над ними, уверяет, что их нет. И лишь когда вырастает сам, незаметно приобретает все это богатство, ибо его душа развилась и раскрылась. Так же и с Богом. Пока мы духовные младенцы, мы не можем и не хотим Его увидеть. И лишь по мере духовного взросления приходим в «разум Истины» (1Тим. 2:4). Другое дело, что это взросление у кого-то начинается в молодости, а у кого-то – и на смертном одре. И как важно не упустить этот момент!

Во всемирной сети Интернет есть проект Русской Православной Церкви под названием «Православный Интернет-Курс» (www.pravkurs.ru). На нем проходили и проходят обучение основам Православия сотни русскоговорящих людей из разных стран. У них самые разные профессии, возраст, глубина веры и «стаж» церковной жизни. Многие из них имели удивительный опыт, который не оставил сомнения в том, что Истина – во Иисусе Христе. Об этом опыте, об интересных ситуациях, укрепивших их в вере, о своих размышлениях о Боге, Церкви и о спасении эти люди рассказывали в процессе курса своим преподавателям и однокурсникам. Каждый поступающий на курс был предупрежден, что те написанные им слова, которые могут оказаться полезными не только для однокрусников, но и для всех людей, могут быть опубликованы. Мы не имеем права скрывать Бога, молчать о Нем. «Никто, зажегши свечу, не ставит ее в сокровенном месте, ни под сосудом, но на подсвечнике, чтобы входящие видели свет» (Лк. 11:33). Поэтому администрация Православного Интернет-Курса приняла решение издать небольшую книгу с короткими рассказами наших студентов, чтобы каждый, кто не может по каким-либо причинам выйти в Интернет и поступить на этот курс, мог приобщиться богатству того духовного опыта, который разлит по всему миру, но остается для многих пока незамеченным.

В книге содержится более сотни историй. Перед началом каждого рассказа указывается имя, фамилия, возраст (на момент написания), город и страна автора, иногда род деятельности. Авторская орфография иногда сохраняется, иногда подправляется. Рассказы поделены по темам. Это не слащавые «отзывы (мифических) покупателей», которые часто публикуются в газетах, а слова живых людей, идущие от сердца, от реальных фактов. Вы можете связаться с каждым из них, зарегистрировавшись на сайте Курса и изложив администратору свою просьбу. Подобного материала накопилось очень много, и тут публикуется лишь малая его часть. Надеемся, что эта книга будет иметь продолжение, так как каждый семестр на Курсе появляются новые и новые свидетельства и истории, которые объединяет одно – свидетельство о Христе.

Верим, что эти поучительные, простые, добрые и искренние рассказы наших с вами современников дадут ответы на многие ваши вопросы, согреют вашу душу, укрепят веру, надежду и любовь. Они подойдут как для неверующих, так и для верующих «невоцерковленных», и даже для давно церковных людей, в качестве хорошего духовного чтения. Дайте почитать эту книгу своим сомневающимся близким! В трудную минуту откройте ее, и Дух Господень, говорящий устами простых православных, укрепит вас.

В подготовке данной брошюры нам оказали значительную помощь сотрудник Усть-Каменогорского благочиния Казахстанской Епархии Дмитрий Забиров, отобравший много историй участников Православного Интернет-Курса из Казахстана и участница Ольга Шлифер, разработавшая дизайн обложки. Благодарим Дмитрия, Ольгу и других помощников за труд!

 

МЫ МНОГОКРАТНО ПЫТАЛИСЬ ИЗДАТЬ ЭТУ КНИГУ, НО ПО НЕДОСТАТКУ РЕСУРСОВ НЕ СМОГЛИ. ЕСЛИ ОНА ВАМ ПОНРАВИТСЯ И ВЫ СМОЖЕТЕ ПОМОЧЬ В ЕЕ ИЗДАНИИ (НЕДОРОГО ИЛИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫМ ТИРАЖОМ), ТО ОБРАЩАЙТЕСЬ К АДМИНИСТРАТОРУ САЙТА PRAVKURS.RU

Александр Моисеенко, к.ф-м.н., катехизатор, администратор Православного Интернет-Курса

 

Дорога к Богу

В этом разделе приводятся рассказы людей о том, как они пришли в к Богу и в Церковь в зрелом возрасте, стали православными из неверующих, воцерковленными из формально крещеных. Почему и как это происходит? На этот вопрос каждый может попытаться дать себе ответ, прочитав эти разные истории – и совсем простые, короткие, и подробные, с попыткой анализа.

Людмила Туницына, 55 лет, г. Екатеринбург, Россия

Меня всегда раньше повергал в недоумение сам вопрос: «Веришь ли ты в Бога?» Я не верю – я знаю, что Бог есть! Теперь я поняла, почему люди задают такой вопрос. Они не знают Живого Бога, поэтому спрашивают, принимаешь ли ты на веру без доказательств тезис о существовании какой-то высшей силы, называемой Богом. Как же счастливы те, которым не надо доказывать, что Бог Живой! Какое счастье чувствовать Его любовь, и милосердие, и заботу, которую называют водительством. И какое несчастье, какая пустота, когда Бог оставляет, надеюсь, что на время… Некоторые логические умозаключения могут убедить человека в существовании Бога, но не могут сделать его верующим в высшем смысле этого слова: полностью доверяющим Богу, как Авраам, и полностью верным Богу, любящим Его и могущим пожертвовать всем для служения Ему.

Галина Руссо, 59 лет, Санкт-Петербург, Россия

С детства, сколько себя помню, у меня было смутное ощущение, что окружающий мир и то, что об этом мире говорят и пишут – не одно и то же. Но о Боге и мыслей не было, наоборот, существовала непоколебимая уверенность во всесильности разума человека вообще и своего в частности. Картину мира пыталась складывать самостоятельно, используя в качестве подручных средств сначала научную фантастику, потом философию, далее все попадающиеся на пути разновидности оккультизма. Одновременно закончила Университет, занималась изучением роста кристаллов, защитила кандидатскую диссертацию. В работе своей постоянно сталкивалась все с тем же: не способна современная наука объяснить множество наблюдающихся феноменов. А моя собственная система представлений, как мне казалось, объясняла. Написала докторскую. Но научное сообщество предложенный подход не приветствовало. Только один старенький профессор с иронией спросил: «Ну что, доказали существование Бога?» А я по прежнему о Боге не задумывалась.

Потом сильно и неопознано заболела. Врачи назначали все новые исследования. Мне это надоело и я обратилась за помощью к экстрасенсам, друзей в этом кругу было достаточно. За неделю побывала у троих. И тут, наконец, моя глупость надоела Господу.

30-го марта 2001 года я проснулась утром, и вдруг ощутила Бога, восприняла всеми своими чувствами, что Он – везде. Словами это описать невозможно, продолжалось это чудо несколько секунд, но впечатление было таким сильным, что через неделю я крестилась. И было полтора года действия призывающей благодати, полного счастья, когда каждый день просыпаешься с улыбкой на лице. Болезнь если и не прошла, то отступила надолго. Это был Его дар, и далеко не единственный.

Дальше идут будни. Чтение взахлеб святых отцов и учебников богословия. Послушание в храме, где все свои грехи и неправды видятся особенно остро. И главное – мучительный (и, одновременно, чудесный) процесс изменения взгляда на мир. В моем случае это невероятно сложно. Картина устроения мироздания у меня была очень объемной и проработанной, ее нужно менять по тысячам разных позиций. Воистину: «Во многой мудрости много печали» (Еккл. 1:18). Ничего, прорвемся с Божией помощью! Только бы не отступить…

Матвиенко Артем, 22 года, г. Севастополь, Украина

С детства я жил в атеистическом окружении и среди людей, равнодушных к религии, и воспитание получил соответствующее. И у меня, как, наверное, и у многих, были представления о религии, как о сказке, которую малограмотные и необразованные люди древних времен (в том числе и «бабульки» наших дней, которые не разбираются в техническом прогрессе) придумали, чтоб не бояться природных стихийных бедствий – молний, землетрясений, наводнений и т.д. Бог – это такой себе, в их представлении, добренький дедушка, живущий на небе, который якобы помогает людям. Но я-то – современный человек – знал, что все это не так. Ведь и Гагарин в космос летал, и никакого Бога там не увидел. Так я рос: если не воинствующим атеистом, то человеком равнодушным ко всему, что связано с религией. Хотя крещен был в семь лет. Позже, в старших классах школы, стал интересоваться историей и культурой (Украины), и отношение к христианству, и православию в частности, стало более уважительным. Я христианином не становился, но признавал ведущую роль христианства в мировой, европейской, славянской, украинской истории и культуре. Когда первый раз посетил Киев, мне было очень интересно рассматривать красивейшие соборы, Киево-Печерскую Лавру. С каждым приездом в столицу интерес все возрастал. Но это было всего лишь любопытство. Мне была интересна скорее внешняя сторона христианства. Я начал читать Новый Завет, молиться, но все это было не то. Я не совсем понимал, чего хочет от меня Христос, зачем Он пришел на землю, зачем так страдал. Переломным моментом (это было полтора года назад) стало прочтение книги английского писателя К.С. Льюиса «Просто христианство». Вот тут у меня открылись глаза на многие вещи. Теперь Промыслом Божиим для меня был открыт путь, которым я должен идти. Я увидел себя, увидел мир, увидел окружающих людей совсем по-другому, по-настоящему. Не знаю, насколько далеко я продвинулся в этом пути. Хотелось бы верить, хоть несколько шажочков к покаянию я сделал милостью Божией. После этого были первые шаги в храме, первая Исповедь, первое Причастие, новая жизнь, новые впечатления и много-много интересного. Но… это уже другая история.

Олег Данилин, 30 лет, г. Королев, Россия

Раньше я относился к религии как к сказке, которую придумали люди, чтобы облегчить себе жизнь. Я воспринимал ее несерьезно, относился к церковным людям со снисхождением, считая их «увлечение» простым чудачеством и даже проявлением дремучести, пока не столкнулся сам с темой смысла жизни. Но постепенно я пришел к мысли, что испытываю жалость и сочувствие к тем, кто не верит в Бога и отодвигает решение главных вопросов своей жизни. Невероятно важным стал для меня вопрос о сомнениях в вере. Вопреки расхожему представлению о том, что сомнение – это проявление слабости, я понял, что сомнений не надо бояться, ведь сомнение рождает новые вопросы, которые в свою очередь натолкнут на новые ответы, новую глубину веры. Сомнения позволяют верующему человеку перейти на новый, более высокий уровень, возможность еще ближе познать Бога.

Очень любопытно описал становление веры у человека Х. Яннарас, сравнивая познание человеком Бога со знакомством двух людей: «В обобщенном виде жизнь веры можно представить так: она начинается с доверия к доброму имени человека, укрепляется и растет по мере более близкого знакомства с его делами и поступками и, наконец, превращается в уверенность при личной встрече, непосредственном общении и установлении прямых человеческих отношений». «Вера – это вечный порыв, неутолимая жажда слияния личности с личностью».

Читая о философских «доказательствах бытия Божия», я удивился такой детали: если некоторое время назад они были мне просто необходимы, мне хотелось доказательно объяснить себе существование Бога, то теперь я понимаю, что, получив эти самые доказательства и вполне им доверяя, я не пришел еще к Богу всецело. По словам отца Андрея Кураева, «вера, которая вытащена клещами аргументов, немногого стоит». Это утверждение показывает, что и явные чудеса не могут привести человека к вере, они могут лишь дать начальный импульс неверующему, либо укрепить в вере уже поверившего человека. Без человеческого стремления к вере ни чудеса, ни логические доказательства бытия Божия не смогут привести к вере неверующего. Мы приходим к Богу не через определенный образ мыслей, логические рассуждения, но через определенный образ жизни. Своей жизнью мы должны доказывать и укреплять веру в Бога, в противном случае мы придем к лицемерию, а это, на мой взгляд, хуже неверия.

Иногда я задумываюсь: как много времени я потратил напрасно, как много мне предстоит переосмыслить и исправить. Единственная трудность для меня теперь – это справиться со своим нетерпением в познании Бога. Я понимаю, что всему свое время, но хочется, чтобы время встречи с Ним пришло поскорее…

Наталья Ионова, 28 лет, г. Москва, Россия

О Боге в нашей семье говорить было не принято, так как отец мой был идейным членом КПСС. Поэтому я не могу сказать, что мне с детства кто-то о чем-то религиозном вообще рассказывал. Информация накапливалась по крупицам. Должна сказать, что ощущение Бога (как чего-то всеобъемлющего, не вмещающегося в мое понимание) жило во мне с самого раннего возраста, сколько вообще помню себя. Просто временами оно ослабевало, временами усиливалось. Впервые в жизни я молилась в Храме (своими словами, так как ни одной молитвы не знала), когда мне было лет 10. Молилась о человеке, которого в жизни ни разу не видела, от всего сердца (одна подруга моей сестры попала под машину и долгое время была буквально между жизнью и смертью). Когда я вернулась домой, как сейчас помню, села в кресло, и меня охватило такое неописуемое чувство покоя, тихой радости, какого-то почти полета, что никакие доказательства того, что Он есть, мне больше не были нужны.

Вера Клименко, 27 лет, г. Москва, Россия. Журналист

Всегда интересно узнавать об опыте прихода к Богу. В моем случае ближайшим по-настоящему верующим человеком в семье была прабабушка. Недавно мама заметила: «Надо же, вот и ты теперь…» Вера для меня – жизнь в Боге и согласии с истиной, которая находит живой внутренний отклик. На чувственном уровне это можно сравнить с тем, как, идя по своему совсем непростому пути, не боишься отпустить руки, как бы пройти по канату без страховки, может быть, упасть, подняться или даже начать все с начала. Потому что знаешь, что всегда вырулишь на нужную колею, если можешь себе позволить непозволительную в наше время роскошь – быть собой. Сравнение с трюком приходит на ум неслучайно. Меньше всего в этом чувстве залихватской удали или неумолимой жажды приключений. Важно то, что человеку, в особенности эмоциональному, сложно бывает принять принципиальное решение в ситуации сложного нравственного выбора. Духовно взрослея, мы понимаем, что такие решения необходимы (человеку как личности, ближайшему окружению верующего человека – в качестве внушительной поддержки и, наконец, всем-всем-всем (идеалистично, но очень нужно), для того, чтобы гармония была всеобщей). И наоборот, принимая ответственные решения, мы взрослеем духовно.

Креститься я захотела сама, мне было 12, но понимание Таинства стало открываться постепенно и значительно позже (оглядываясь назад, думаю, что правильных спонтанных решений в моей жизни было всегда больше, чем правильных логически выверенных). Помню накатывающие приливы детского озорства, когда, уехав к бабушкам и дедушкам, хотелось взрослой и осознанной жизни, здесь и сейчас, и непременно чтоб настоящей. Да так, чтоб не видели родители, которые на время школьных каникул оставались за 1000 километров, хотелось, чтоб узнали, когда придет время, и очень удивились. Такая детская важность. Суть Таинства объяснить было некому. Я, маленькая, не подозревала, что у Крещения есть продолжение. Но день до сих пор помню отчетливо: по-праздничному ясный, пленящий новизной и удивительный своей непохожестью на все другие. Суть Таинств продолжает открываться день за днем.

Моменту воцерковления предшествовало множество сомнений и несколько прямых, но важных деталей, которые никогда не стирались из памяти: головокружительный провал экзамена при ответе на вопрос о смысле эпиграфа «Анны Карениной» («Мне отмщение и Аз воздам»). Вопрос был, что называется, под дых, ведь сдавали не богословие, а на месте увязать смысл романа со Священным Писанием не получилось – прострел на всю жизнь. Через несколько лет была статейная ошибка: «Возвращение в Синай». Ну и дальше – сентябрь 2007 года, когда только слепой не понял бы, что это и есть самое что ни на есть начало…

Виталий Ревякин, 24 года, г. Волгоград, Россия

Что же можно рассказать о личном опыте прихода к Богу? Как у большинства людей, воцерковление мое произошло после некоторых жизненных ситуаций, которые заставили посмотреть на всю прошлую жизнь совершенно другими глазами. Сказать, что я был неверующим человеком, конечно же, нельзя. Я лет с 16 стал сознавать себя христианином, но только потому, что это вера моих предков и это уже становилось «модным». Я с благоговением относился к святым образам, к изображениям храмов, ко всем верующим людям. Но, как и многие, с недоверием относился к священникам и ко всем церковным таинствам, искренне веря, что простого осознания, что есть Спаситель и Он в любом случае поможет мне, плохой я или хороший – неважно, достаточно; ну и в церковь, естественно, ходить не нужно. Несколько лет назад, когда я стал делать первые шаги к Храму, я начал анализировать всю свою жизнь, шаг за шагом, год за годом, и к удивлению своему стал находить все больше и больше доказательств чудес, которые являл Господь на протяжении всей моей жизни. Чудеса, лежащие на поверхности, как оказалось, были скрыты от меня, и я просто считал их стечением обстоятельств или вообще не обращал на них внимания. А ведь жизнь моя целиком соткана из различных чудес и предзнаменований. Взять хотя бы мое рождение. Мои родители, молодые комсомольцы, воспитанные на примерах жизни молодогвардейцев и людей типа Александра Матросова, ждали своего первенца. В это время по ТВ шел фильм про героя революции, Виталия Банивура, и так уж эта история тронула их сердца, что с именем ребенка, если родится мальчик, было все решено заранее. И вот 5 мая 1975 года появился на свет мальчик, которому дали имя Виталий. А спустя 17 лет, уже держа в руках свидетельство о Крещении, этот мальчик с удивлением обнаружил, что день памяти его небесного покровителя, Виталия Александрийского (единственного Виталия в святцах на 1992 год), приходится именно на 5 мая по новому стилю…

Анна Самотонина, 20 лет, г. Николаевск, Россия

Мне кажется, я всегда знала или чувствовала, что Бог есть. Как-то в глубоком детстве даже молиться пыталась своими словами, хотя вроде бы и не слышала ничего об этом. Но это в детстве. Потом было взросление и поиски смысла жизни, различные искания. «Доискалась» до того, что заигрывала с нечистой силой. До сознательного занятия оккультизмом не дошло, Господь уберег, но и так пришлось несладко – вплоть до «голосов», потрепали меня даже физически. Через неделю такого кошмара почти уже не соображала ничего, упала на колени и читала «Отче наш» полночи. Утром как будто пелену с глаз сняли – стало все ясно и понятно, а через день уже Пасха… В общем, на Светлой Седмице я крестилась. Это было такое счастье, до сих пор не могу вспоминать без слез умиления. Первый месяц вообще не ходила, а летала! Правда, искушает враг частенько, но и чудесного в жизни много происходит… Господь явил милость Свою так явно, что не смогу усомниться в Нем даже если очень захочу. Слава Богу за все!

Максим Гайдук, 20 лет, г. Лангепас, Россия

Я все еще иду к Нему, но кто-то сказал очень мудрые слова: мы делаем один шаг, а Господь делает десять нам на встречу. Как это случилось: однажды я разочаровался в жизни, которой жил на протяжении многих лет, я начал читать книги о том, как стать лучше, как постичь смысл всего окружающего, начал голодать… Потом разочаровался и во всех тех идеях, о которых читал, – это были вегетарианство, психология, магия, эзотерика, голодание и много чего подобного и «популярного». Я просто отрекся от всего… И как-то мне попался в руки Новый Завет. Начал читать, и с первых строк мне стало сразу легко и сердце мое нашло покой. А потом я пришел в Церковь – сначала ради интереса, а в итоге оказался «дома». И остался там.

Надежда Ляпина , 34 года, г. Санкт-Петербург, Россия

Лично я сравнительно недавно пришла к Вере в Бога. Для меня этот путь сложился, увы, вовсе без намеченной кем-то тропинки. Это как в пургу в поле: снега много, а дороги не видно. Пришлось свою тропинку протаптывать самой. Много раз попытки были зайти в церковь и свечки поставить. А времени в большом городе всегда в обрез: тысяча дел, крутимся с утра до ночи. Душа томилась, требовала ответов на насущные вопросы, на которые времени никак не хватало. Но Господь настолько нас любит, что Он дал мне время разобраться и получить ответы. Уверовала очень медленно, не сразу. У меня совершенно не было духовных книг, а Евангелие вряд ли кому-то с первого раза делается понятным. И вот я взяла книгу, давно стоявшую на полке – около года или двух. Мне ее подарила одна верующая знакомая. Это была книга «Житие преподобного Александра Свирского». Я прочитала ее на одном дыхании. Сейчас думаю, что она попалась мне именно в тот момент, когда я смогла ее воспринять. И после этого пошло мое воцерковление и укрепление в вере.

Елена Портнова, 38 лет, г. Орел, Россия

Мое знание о Православии в детские, да и студенческие годы заключалось лишь в наличии одной иконы у бабушки в спальне. Родители были коммунисты, мама и бабушка – учителя, и никаких разговоров о церкви я не слышала; в школе тоже, у нас там был даже атеистический кружок. Как сейчас помню фразу: «Религия – это повязка на глазах народа». Но тем не менее в душе я чувствовала, что какое-то высшее сознание есть, которое всем управляет. Помню, было мне лет 6, и мы лежали с подругой в саду, в траве, под огромной черемухой, она мне и говорит (у нее бабушка верующая была): «А вот там в небе Божечка сидит и за нами наблюдает, он все видит, что мы делаем». Сколько лет прошло, а это у меня в голове отложилось. Крестили меня родители в 19 лет. Но и тогда я еще ничего не понимала. Да, я была скромная, воспитанная девочка, с отличием закончила институт, но я не могу сказать, что я была в то время православная (в церковь не ходила, икон у меня не было, крестик не носила, молитв не знала). Люди у меня делились на «хороших» и «плохих». Но, видно, моя душа искала Истину. На глаза попалась книга отца Александра Меня «Сын Человеческий». Даже не знаю, откуда она взялась у родителей, – лежала на полке за книгами. Прочитала ее залпом, далее – житие святого Иоанна Кронштадского, книги отца Андрея Кураева и другие. В общем, потихонечку воцерковляюсь. Сейчас, даже не представляю как я могла раньше без этого жить.

Владимир Мисников, 52 года, г. Солигорск, Беларусь

В своей поражающей логике духовный мир открылся мне внезапно, после испытания одной трудной работой. Я молился, чтобы уйти из этого рабства, из ловушки, которую мы сами себе поставили. И пришли искушения, открылся передо мной «кладязь бездны» (Откр. 9:1), к чему подтолкнула одна вредная книжечка по нумерологии начала 90-х годов. И вовремя рядом оказались молодые, но опытные священники. Спаси Бог их за помощь, наставления! И практически все последние 18 лет – это попытка сохранить равновесие, балансируя на лезвии ножа: заигрывание с Православием и одновременная игра в бизнесмена, преподавателя, ученого. И, несмотря на такой мой легкомысленный подход к вере, происходила (и сейчас происходит) постоянная забота Бога о моей душе. И, возможно, мое желание более серьезно относиться к вере и проявление воли Бога во мне позволили год назад вырваться из этого порочного круга и начать настоящую христианскую жизнь, посещая Церковь, творя молитвы, изучая Священное Писание. Все это – подарок мне от Бога. Спаси, Господи!

Илья Зверев, 22 года, г. Пятигорск, Россия

Попытаюсь рассказать о том, как все начиналось. Первая ступень – период искания и встречи. Это громадное вдохновение, это полет, это радость вхождения, «чувство чувств», иначе это состояние не назвать. А дальше главное – осознание необходимости обновления во Крещении. Крещении во имя Господа Иисуса. В решении принять Его. И вот здесь для меня началась вторая ступень – «искушения». Меня искушали не столько внешние факторы, сколько внутренние, я не мог побороть в себе тех страстей которые я считал «собой», т.е. неотъемлемой частью своей «неповторимой» личности. «Как же это я – и без своей излюбленной гордыни? Как же это я – и без острых шуток и приколов? Как же это я – и не душа компании? Да и вообще, зачем все эти Церковные сложности, ведь можно и так верить». Но та благодать, которая «вела меня за руку», вдруг начала испаряться, оставив мне лишь воспоминания и возможность свободного выбора. В этой ситуации очень помогли лекции отца Андрея Кураева и долгие беседы с моим младшим двоюродным братом, который на тот момент был уже крещен. Я решил начать все заново, только теперь с Божьей помощью. Я крестился. И здесь начался третий этап, который я назову «жизнь как Чудо». Чудо, которое меня окружает, меня вдохновляет и которое никогда не перестает. Чудо Любви и Чудо Причастия к этой Любви! Чудо исцеления душ через Исповедь и Чудо единения двух в одну плоть, а если в череде так называемых «случайных» событий углядеть промысел Божий, то и каждая секунда жизни наполняется всеобъемлющем Чудом, покрывающим от всякого зла!

Елена Клепова, 42 года, г. Орел, Россия

Я считаю, что весь жизненный путь человека – это путь к Богу или путь от Него. Всего два направления существует. И я думаю, что преждевременно и неразумно говорить, что ты уже пришел к Богу, так как Господь безгранично тебя любит, но и всегда испытывает, очищает тебя, «как золото огнем». Но возможно и отступление человека, что очень хорошо видно из примера К. Маркса, который в юности был верующим, и других «оступившихся», когда-то искренне верующих людях. Святые отцы не зря предупреждали, что пока мы на земле, мы все в «прелести». И великие святые спотыкались на этом пути, а что уж говорить о нас. Высшее присутствие Бога в своей жизни я ощутила еще в детстве, и очень долго жила с этим знанием – именно знанием, а не верой. Осознание начало приходить уже в зрелом возрасте, с опытом, с возрастанием и укреплением веры. Этот процесс был очень тяжелый и болезненный, так как он был, без сомнения, самым главным. Поиски смысла и внутреннее томление о чем-то неведомом, но так необходимом мне, однажды привели меня в «духовную школу». Там были люди и глубоко верующие, чистые, устремленные и ищущие, и с ограниченным сектантским мышлением (кстати, таких я встречала и среди «истинно верующих» христиан). Именно там начался осмысленный путь к Богу, но, пробыв там несколько лет и начав разбираться и видеть с Божьей помощью, увидела там манипулирование сознанием, элементы магии и оккультизма, завуалированные благими целями и намерениями. После этого я ушла оттуда, а когда позже прочла, что многие на пути к Богу проходят подобное, сняла тяжелый камень с души, искренне покаялась, потому что мы часто сами не ведаем, что творим. По большому счету, то, что мы ищем порою всю жизнь, здесь, рядом, в Православной Церкви. Но Путь к Богу – это путь длиною в жизнь.

Анна Калюжная , 61 год, г. Киев, Украина

Кто не внемлет тихому гласу Господа,

тот внимает Его громам.

Оксана

Оксана работала в соседнем отделе. Она очень любила эзотерику и при каждом удобном случае делилась со мной знаниями, полученными из прочитанных книг. Я молча ее слушала, не протестовала и просто уходила. Через некоторое время у меня возникла мысль рассказать ей о православии, но как? Подумав, я решила начать с православных праздников. Об истории их возникновения, об их сути, о том, как к ним готовиться, как отмечать и т.д. Это ее заинтересовало, но и эзотерику она не оставляла. Оксана мне рассказывала о своем, а я ей – о своем, и так прошло несколько лет. И вот однажды она мне говорит: «А ты можешь повести меня в церковь?» «Конечно», – с радостью согласилась я. В тот воскресный день погода стояла необыкновенная, вот уж воистину «нет больше радости на небесах, чем об одном кающемся грешнике».

После этого Оксана нашла себя, а сейчас она поет на клиросе.

Наталья

Стояли 60-е годы прошлого века. Мы учились в одной школе – я в первом классе, а Наталья во втором. Обычно второклашки свысока смотрят на первоклашек. Мы с Натальей не были подругами, поэтому, когда она предложила мне с ней погулять на переменке, у меня дух захватило. Она ходила в танцевальный кружок и выступала на школьных концертах, которые всегда устраивали в те времена к различным праздникам. Я с восхищением смотрела на нее, и мне так же хотелось танцевать, быть похожей на нее, но кружок я посещать стеснялась. Закончив школу, мы разлетелись как птицы, теперь уже в разные стороны. Нам было по 17–18 лет и вся жизнь была впереди. Мы честно, с радостью строили коммунизм и верили в светлое будущее всего человечества, которое нас с нетерпением ожидало к 90-м годам. Но именно в эти годы все «почему-то» стало рушиться. И не только фабрики, заводы, колхозы, но и семьи и все то, что за все предыдущие годы было построено. В этом водовороте событий не потерять голову и просто не сойти с ума было очень трудно. И осталась одна надежда на Бога, Которого мы не знали, но Который знал нас. И только в Нем я обрела уверенность и твердую почву под ногами.

С Натальей я встретилась, став уже верующим человеком, и предложила ей пойти со мной в церковь, но она отказалась, сославшись на множество дел. Так продолжалось около 10 лет: я ее звала, а она отказывалась. Встретившись в очередной раз, я отметила ее понурый вид. Поинтересовалась, что случилось.

– Оставил муж, – прозвучал трагичный ответ.

– Ну, теперь у тебя много времени. В церковь пойдем?

– Пойдем.

Мы не пропустили ни одного воскресного богослужения за три года. Муж вернулся. Через два года они обвенчались, но, к сожалению, через год он умер.

Спаси тебя Господь, дорогая Наташенька! Пусть Он сделает твой голос, которым ты Ему воспеваешь честь и хвалу во время Литургии, еще краше!

Александр

Этот молодой человек пришел в наш отдел по рекомендации моего сына. Длинные волосы, завязанные узлом, зычный голос – ну чистый дьякон. Он интересовался философией, ходил в различные кружки, но в общении был немногословен. Вести с ним беседы о Боге я не решалась, так как он был намного младше меня. Только однажды я осмелилась и спросила его:

– Саша, а ты Кураева читал?

– Нет.

– А хочешь почитать?

– Нет.

Вот и весь разговор.

Прошла пара лет. Захожу к сыну и вижу у него новую иконку. Спрашиваю:

– Откуда?

– Саша подарил. Из Святогорской Лавры привез…

– !!!

Через год он рассчитался. Спрашиваю его перед уходом:

– Иконку на память подарить?

– С радостью приму, – и лицо его засияло.

Инокиня Евдокия

90-е годы прошлого века. Сколько сломанных и исковерканных судеб, сколько безвременно ушедших людей, сколько жгучей тоски, печали и безысходности. Это время ждет еще своих исследователей. Но это время и великой победы Господа нашего Иисуса Христа. Разве можно было себе представить тогда, что вновь засияют золотые купола восстановленных храмов, что перед исповедью в Великий пост надо будет выстоять огромную очередь. Нет, тогда это и не мыслилось.

Я потеряла работу и, чтобы хоть как-то содержать семью, подрабатывала продажей книг по оккультизму и эзотерике. В свободные минуты постигала эти продажные премудрости.

Однажды ко мне подошла женщина, взглянула на книги, покачала головой и, сказав: «Надо верить в Бога», – удалилась. Я бросила ей вдогонку: «В Бога верят только старики и дураки».

Расплата за эти слова не заставила себя долго ждать. Все вокруг стало рушиться с такой скоростью, что не успевала я оплакать одну трагедию, как поспевала другая.

В изнеможении и со слезами из моей груди вырвались строки:

Исторгнута душа из тишины.

Напрасны слезы и пусты моленья.

За что, за что покров Свой отнял Ты,

Какие мне вменяешь преступленья?

Я так слаба, мне без Тебя не жить!

Я так ничтожна – Ты мое спасенье!

В пыли и прахе дай лишь сил просить

За все грехи мои, Господь, прощенья.

Не уходи, мне душно без Тебя,

Умрет душа, в тоске изнемогая.

Прости, прости, не покидай меня,

Я без Тебя не жажду даже рая.

P.S. «Неисповедимы пути Господни». Это судьбы моих знакомых. Вымышлены только имена.

Светлана Прокофьева, 33 года, г. Москва, Россия

Пройдено мало. Более того, считаю, что я пока еще «духовно слепа». Хотя поиск Истины и духовный рост начался давно, чем дальше идешь по этому пути, тем больше новых горизонтов открывается. Сначала было много разной литературы – и православной, и эзотерической, и философской. Долгие беседы-размышления с друзьями-буддистами. Затем занятия йогой, цигуном. Но что-то мешало мне принять один из этих путей. Эти занятия не давали мне такого желанного мира и покоя в душе. Ходила и в церковь, не переставая удивляться «неприветливости» и какой-то «скорбности» многих прихожанок. Но однажды (думаю, после знакомства с трудами отца Андрея Кураева и профессора А.И. Осипова) что-то с моей душой произошло. Многие знакомые и вроде бы понятные вещи предстали совсем в другом свете, развернулись совсем другой стороной. Перечитывая сейчас труды святых отцов, я открываю их по-новому, вижу в них совсем иной смысл. Стараюсь следовать их советам, приближаясь к христианскому образу жизни.

Алексей Манакин, 29 лет, г. Нижний Новгород, Россия

К Вере я приходил годами. Все началось со знакомства с глубоко православным и воцерковленным человеком, который давал мне книги, беседовал со мной. Мое природное любопытство наконец, через несколько лет, привели меня в Церковь. И еще через несколько лет я исповедовался и причастился. Препятствий к приходу в Церковь было множество: трудно объяснить родителям; это несовременно, как считается в моем кругу (а молодому человеку хочется быть современным); многие говорили о корыстности священнослужителей; долгие богослужения, необходимость стоять все это время, непонятный язык богослужения и т.д. Но, читая литературу, периодически посещая храм, все эти недоумения я разрешил.

Марфа Шумкова, 27 лет, г. Москва, Россия

В том, что Бог существует, не сомневалась никогда, хотя, никто меня не воспитывал в вере. Мне еще в детстве были смешны якобы научные доказательства несуществования Бога, которые иногда слышала от взрослых: «Когда люди стали летать в космос, они увидели, что никакого Бога на небе нет». И до мысли, что наука не отрицает Бытие Бога, а только изучает сотворенный Им мир, дошла тоже как-то интуитивно – дошла сама. У меня проблемы на пути к Богу состоят в основном не в том, что я теоретически чего-то не понимаю, а в том, что мало претворяю свои знания в жизнь. Насчет чудес, кстати, в моей жизни нередки бывали случаи, когда я понимала, что это чудо, что Бог меня ведет и оберегает, а когда рассказывала об этом людям неверующим, слышала в ответ: «Вот повезло!»

Константин Баранов, 30 лет, г. Москва, Россия

Пришел я к Богу практически случайно (случайно ли?). Однажды я решил исповедоваться и причаститься. Поскольку не имел опыта веры, понял, что надо найти какую-то минимальную информацию об исповеди и причастии. Мне попалась книжка отца Иоанна Крестьянкина «Опыт построения исповеди», читая которую, я начал понимать, что мои представления о христианстве очень сильно отличаются от того, что собой представляет христианство на самом деле. Появился интерес, реализовать который мне помогли книги и лекции отца Андрея Кураева и профессора Алексея Ильича Осипова.

Наталия Кузьмина, 34 года, г. Раменское, Россия

Мой приход к вере довольно тернистый и неоригинальный – через страдания, через потери. Крестили меня во младенчестве. Моя милая бабушка – она и была первым сеятелем слова Божьего в моей душе. Тогда я еще этого не понимала, да и не слушала совсем все эти, как мне казалось, «бабушкины сказки»: мы, пионеры, знаем, что космонавт в космосе был, и там никого не видел! Но бабушкина кротость, ее смиренная улыбка в ответ на мои «доводы», ее взгляд, наполненный Верой, еще тогда что-то во мне бередили, что-то самое главное, чего я в себе тогда и не подозревала. Мне была интересна жизнь, все проявления «свободной» юности (конечно, в рамках дозволенного – слава Господу, воспитанием родители меня не обделили). Подспудно как раз в это время я стала себя четко осознавать православной, но как принадлежность к какой-то неформальной группе: кто-то хотел быть металлистом, кто-то рокером, а я вот православная. Я примеряла образ бабушки – и мне было в нем уютно, сладко, спокойно…мне не быть такой, но так хочется! Когда умер папа, а мне было 20 лет, я пришла в церковь – после 13 лет отсутствия в ней. Там было хорошо и спокойно – так, как с бабушкой. Там никто не осудит, с тобой будут плакать, и веселиться, и называть дочкой, как называл меня папа. Там отец всегда жив, меня туда тянуло. Но, 20 лет – суета, тоска по смыслу жизни. Кто бы взял тогда за руку… А может, взял, и именно тогда. Все ведь не зря! Конечно, не зря! Господь меня вел к сегодняшнему дню, когда я готова услышать Его, почувствовать Его, а тогда мне надо было еще пройти свои испытания, чтобы познать жизнь «во всей красе». Я вышла замуж, венчались, родила сына, и все было так, как «у всех», – и брак, как мученический венец, и гора «ошибок», но все без осознания себя рядом с Господом. Жила, как будто веря. Веря, но не зная. «Ты как добрый друг – помоги и пожалей меня, а я такая хорошая, но несчастная, все делаю правильно, а меня не понимают, но Ты же понимаешь меня, Господи…» Господь всегда понимает, и случилось то, что привело меня в чувство, как после долгого летаргического сна: я похоронила своего мужа. Как описать, что произошло со мной? Скорбь, отчаяние… но самое главное – я Бога почувствовала!!! Этого – если он сам подобного не испытал, никому не возможно объяснить! И понимаешь, что обратной дороги нет – мосты все сожжены. Но как учиться жить по-новому? Пришла в церковь в сотый раз, а как будто в первый! Подхожу к Исповеди и Причастию – опять по-новому! А уж про чудеса, посланные Господом в утешение, – их и не перечесть! Но все же я еще младенец. Слава Богу, что хоть это я почувствовала! Так хочется взять кого-то за руку, крепко, и идти к Богу.

Сергей Назаренко, 33 года, г. Астрахань, Россия

Не думаю, что мне удалось прийти к Богу, но я повернулся к Нему лицом и не знаю, ползу, иду или только думаю, что перемещаюсь, но верю, что я к Нему стал ближе. Основное препятствие на пути к Богу – это конкретика веры. Поначалу кажется, что во всех религиях Бог один и тот же – конечно же, Он есть, но каждому по-разному открытый. Потом добираешься до более-менее конкретного Бога, но при этом почему-то странно знакомого. Начинаешь обдумывать заповеди, при этом мало что в этом понимая. Церковь вообще кажется далекой организацией, не имеющей к Богу никакого отношения. Далее появляется тяга к богослужению, хотя даже «Господи, помилуй» не можешь разобрать на литургии, но при этом почему-то хочется прийти снова и снова. Потом было воцерковление. Христа как Истинного Бога я осознал позднее.

Виктория М., 38 лет, г. Братск, Россия

Можно сказать, что я уверовала в одночасье. Год назад. Мне сказали, что только во Христе можно ожить и только вера в Него победит все скорби и печали. С тех пор я и стала оживать. До этого в Церковь не ходила, хотя давно была крещена, училась на психолога, на кое-какие вопросы получила ответы, но в основном в моей жизни все оставалось на своем месте. Центром моей жизни всегда была дочь Соня (ей сейчас 9 лет), и поэтому, когда отношения с ней испортились, я не понимала, почему я («грамотная, умная, психолог, любящая мама и пр., и пр.») готова была в некоторые моменты буквально разорвать свою единственную дочь! Ведь я же все делала правильно (как учили в институте), а результат – в точности до наоборот. Дочка умная, сообразительная – а учится на «тройки», вообще учиться не хочет. В школу ходит «потусоваться», в голове – шмотки, косметика (в ее-то возрасте!), мультики. Откуда все это? Что потом будет? А в личной жизни почему неудачи? Почему ненавижу своего Виталю, на которого каких-то два года назад была готова молиться (прости, Господи)? Все оказалось просто. Тогдашняя картина мира рухнула в одночасье. В голове все перевернулось и… встало на свои места, где во главе был Господь! Я ожила. Мой ребенок сразу повзрослел. Для меня было чудо. Как-то мы проспали в школу – я залетаю в детскую, начинаю суетиться, собирать ее, прыгаю возле нее, а она меня отодвигает и говорит совершенно спокойно: «Мама, я сама соберусь, иди, готовь завтрак». Мама чуть не рухнула… Рассталась с сожителем. Надо было выбирать: или поженимся и обвенчаемся, или расстанемся. Жениться он не захотел. На работе изменились отношения с партнершей по бизнесу. Сейчас думаю, если бы не вера, мы с ней давно были бы врагами. Какие тут могут быть комментарии?

Анна Свирчевская, 30 лет, г. Щелково, Россия

К Богу я пришла несколько лет тому назад, когда в конец погрязла в суете и жизненной рутине и ощутила полную бессмыслицу своей жизни. Я тогда недоумевала: неужели вот так всю жизнь будет, неужели я рождена только для того, чтобы суетиться в мелочных проблемах все отпущенное мне время, а затем умереть, уйти в никуда, окончательно и бессмысленно закончиться? Я стала задумываться о смысле жизни. И уже была близка к унынию и отчаянию, не находя ответа на вопрос о том зачем я живу, о своей конечной цели. Но Господь был милостив и послал мне православного человека, он был так не похож на всех тех людей, которые меня тогда окружали. Внешне он был таким же – но внутренне… Я чувствовала в нем что-то настоящее, и мне захотелось быть таким, как он. Может быть, тогда я почувствовала в этом человеке краешек сияния вечной жизни, к которой он был причастен (поскольку он – настоящий православный христианин). Этот человек помог мне идти в правильном направлении в поисках ответа о смысле жизни. А через некоторое время Господь дал мне тот самый личный опыт встречи с Ним (через Евангелие), после чего я поверила в Бога, покрестилась. Слава Богу за все!

Надежда Кирдеева, 27 лет, г. Санкт-Петербург, Россия

Я была крещена в пять лет. Но среди ближайших родственников воцерковленных людей, увы, не было. Во время моего обучения в старших классах школы мама стала посещать храм и повела за собой нас с братом. Тогда я впервые приступила к Таинствам Покаяния и Святого Причастия. Но, по прошествии небольшого периода времени, я отошла от Церкви, по причине, как сейчас понимаю, надуманной. Не могу сказать, что в это время перестала верить в Бога. Всегда знала, что Бог есть и Он нам помогает в трудную минуту и что на все есть воля Его, серьезно относилась к вопросам религии. Но в храм ходить перестала. Нынешний этап – этап моего осознанного воцерковления. Его начало можно назвать промыслительным – так Господь все управил. Кризис перевернул все мои привычные представления о мирской суете и позволил остановиться и подумать о том, в чем смысл пустого зарабатывания денег, стремления к выполнению плана на работе и гонки за получением премий и бонусов, работы на износ. Схема «работа–дом–работа» и до этого меня всегда пугала и заставляла задуматься, что должно быть что-то еще. Ответом на мои вопросы стала случайная поездка на Валаам в мае 2009 года. Приехала туда на 2 дня, а осталась на месяц… Там я и стала воцерковляться. Господь свел меня с удивительными людьми! Процесс моего познания Церкви продолжается и по сей день. Слава Богу за это!

Анна Вихлянская, 27 лет, г. Нижний Новогород, Россия

Я нашла Бога не по доверию человеческим свидетельствам о Нем: таковых к несчастью в моей судьбе не было. Я искала сразу Бога. Нашла Его, когда прочла Евангелие. Я поверила сразу – Ему, Его Слову. Поняла всем сердцем, разумом и душой, что вот в этой Книге написана Истина, а не человеческие домыслы. Меня так часто учили жить – и наконец-то я нашла Того, Кто может делать это правильно. Теперь я живу с Ним. Но все гладко не бывает. У меня проблемы с доверием Богу, Его промыслу обо мне. Увы, не умею пока верить Богу, как Авраам во время жертвоприношения. А это самое важное… Для меня главное, что я продолжаю стремиться к этому.

Татьяна Гужевская, 33 года, г. Ашдод, Израиль

Да, я верую в Создателя и Спасителя. Вера моя складывалась постепенно – по кирпичику, по чуть-чуть. Даже не могу сказать обо всем, некоторые мелочи не сразу вспомнишь, о других даже говорить неудобно. Но на один из первых своих шагов меня сподвигла наука. На первом курсе медицинского института изучается строение клетки, ее функции, потом физиология, туда же еще и химия включается и еще много чего. И вот как-то в процессе учебы пришла мысль – как эта вся суперсложная система вообще работает?!!! Вот клетка. Казалось бы, и не видно ее без микроскопа, а сколько книжек посвящено ее работе. Нормальной только! А если брать болезни, то еще сколько томов добавится!!! Ну о чем еще думает нормальный студент, как не о том, чтобы было поменьше материала! Неужели все это случайность? Это же сколько времени надо, чтобы все случайности так отшлифовать! Это же ювелирная работа – и красиво, и функционально, да просто гениально, что там говорить!.. Одна работа белка в ДНК чего стоит! Ошибка в одной аминокислоте и все – или инвалид, или труп. И тут еще подвернулась газетка (протестантов каких-то), а там – о возникновении жизни, про этот бульон аминокислот и пр. И вот приводились цифры: вероятность случайного возникновения жизни, а именно соединения РНК (я уже не говорю о ее саморепликации) – я уже не помню саму циферку, но масштаб ничтожности меня поразил. Вот тогда-то и стала задумываться о том, что есть много вещей, о которых я не имею никакого понятия. Потом читала Блаватскую, каких-то других теософов, а потом, по приезде в Израиль, конечно, заинтересовалась иудаизмом. Он мне очень помог: во-первых, вставил мозги по поводу теософов, а во-вторых, дал ощущение Бога именно как Создателя, а не просто дедушки на небесах. Но в какой-то момент иудаизм перестал давать ощущение глубины, наоборот, появилась исчерпанность что ли… Снова вернулась в состояние НЛО – «несознательный ленящийся объект». Ну а потом произошло несколько событий в моей жизни, в результате которых, уже не было сомнений куда идти – только Христианство!

Елизавета Старожук, 22 года, г. Прага, Чехия

Лет до 19 я ходила в храм только по великим праздникам да чтобы поставить свечку за себя и родных. Но определенные события в семье заставили искать спасение в храме, хотя вера моя была некрепка – периодически тонула в скептицизме. А мне хотелось докопаться до истины – почему Православие единственная правая вера. Так сложилось, что в Праге меня познакомили со священником, архимандритом Сергием. Я в этом вижу Божий промысел, потому как случайно нашелся человек в Петербурге, который был знаком чуть ли не с единственным православным священником в Праге и посоветовал обратиться к нему. После 5 минут первого разговора батюшка сказал: «Ну, значит, будешь моей духовной дочерью». Я, помню как сейчас, опешила и даже испугалась – какой дочерью? Что делать нужно? Как себя вести? Мне кажется, это стало переломным моментом на пути моей веры. С тех пор прошло 2 года. Я научилась задавать свои любые и часто глупые вопросы батюшке, более-менее привыкла ходить в храм по субботам и воскресениям, ходить в воскресную школу, стараться влиться в общину. Если бы не такой сердечный и любящий, но строгий наставник, наверное, все бы сложилось по-другому.

Ольга Ерюкова, 39 лет, г. Москва, Россия

Крещена в детстве, лет в пять, мамой «на всякий случай». Еще в школе начала задавать взрослым вопрос о смысле жизни. Вразумительного ответа не получила. Изучала разные религии, философские течения, даже интересовалась оккультизмом. Господь уберег от серьезного соприкосновения. Никогда не практиковала, так как понимала, что тем самым отдаю себя во власть каких-то сил. И, по смутным ощущениям, сил недобрых. Пробовала ходить в храм, но была отвращена «бабушками» и обрядовостью, непонятностью и безразличием. Обратилась к Богу через протестантов. Многое узнала и поняла о Триедином Боге, о вере и христианской любви. Они же привили любовь к Священному Писанию. Со временем почувствовала, что уткнулась в стену и чего-то важного не хватает, что Бог ведет дальше, и обратилась к Православию. И все ощутимей понимаю, что надо менять не только образ жизни, но и образ мыслей. В 90-х провела две недели в Оптиной Пустыни на послушании и была просто ошеломлена ощутимым присутствием там Святого Духа.

Дмитрий Мошкин, 37 лет, г. Вятка, Россия

О своем личном опыте встречи с Богом напишу коротко. Я был мертв и воскрес, родилась моя душа. Притча о блудном сыне – это про меня. Я, когда опустился на самое дно, стал искать решение проблем, долго искал выход через разные системы и направления, пока не нашел Истину. И наверное, не мало таких людей, которые пришли к Богу не через скорби.

Евгений Козин, 45 лет, г. Новосибирск, Россия

Религиозный опыт. Получается, как нечто личное. Пионерское детство. Комсомольская юность. Из поиска смысла, чтение всего и много. Неверие. Атеизм – жизнь ради людей. Потом вера во что-то, назовем, сверхъестественное, высшие силы. Оккультизм – мечтания овладеть некими силами, которых много… В 22 года – прочтение Библии. Поедание плодов собственных грехов. В 25 лет – крещение. Долгие труды по выживанию в новом экономическом пространстве. Продолжение поедания собственных грехов. Чудо. Элемент случая – что родился и вырос в России, поэтому сознательный приход к традиционной религии совпал с воцерковлением в Православной вере. «Повезло»!

Валентина Андреева 62 года, г. Москва, Россия

Начатки веры проявлялись еще в школе, когда отказалась признать, что наши предки (мои, в частности) произошли от обезьяны. Было убеждение, что Кто-то большой и светлый сотворил все сразу таким, как есть. Наша семья была нецерковная, но, выпуская меня в жизнь, мама по памяти написала 2 молитвы: «Отче наш» и 90-й псалом, которым ее в детстве научил мой дед. В 1996 году пришла в Церковь, потому что стали уходить в мир иной мои престарелые родственники и не верилось, что они уходили в небытие. Также хотелось нравственного совершенствования. Стала регулярно ходить на службы и с интересом читать жития святых. Но образ жизни не меняла, и скоро раздвоение закончилось тем, что пришлось себе напомнить, что «в этом болоте я уже тонула» и сама себя вытащить не смогла. Стал вопрос выбора. Исполнить решение о том, что «надо что-то менять», помог священник, который, исповедуя, сразу же давал наставления, предлагал прочесть те или иные книги и посоветовал поступить в приходскую воскресную школу, которую я со временем стала посещать. Так началось воцерковление и обретение православных друзей. Радость православного общения несравнима ни с чем! Со временем некоторые сокурсники стали трудится в нашем и других приходах или в православных организациях. Служение самое разное: работа в детском доме, многолетнее посещение больных и просвещение осужденных, послушание на клиросе, за свечным ящиком и многое другое. Так происходила встреча с Богом и с самим собой.

Александр Воробьев, 27 лет, г. Мегион, Россия

Никто не звал меня, и не было никаких знамений. В очередной раз я сидел, ничего не делая, так как с работы уже приехал, пил пиво – а как еще время убить? И вдруг подумал, что я, оказывается, так слаб, что не могу с собой совладать, и нет у меня ни увлечений, ни цели, ни смысла в жизни. Неужели и всю оставшуюся жизнь мне придется барахтаться в этой бессмысленной рутине? Почему-то пришла мысль, что, наверное, должны помочь мне именно в Церкви. Вспомнил просмотренную как-то передачу про уголовников, которые, освободившись, начинают служить при церкви, вот и подумал, что и мне, может, так можно. Пошел я в наш храм, подошел к батюшке спросить, есть ли у нас такая община, где бы помогали алкоголикам, наркоманам и другим людям, не нашедшим правильного пути. Батюшка мне после службы купил молитвослов и книгу про исповедь. Так я первый раз исповедовался, это было год назад, в Великий Пост. Слава Богу за все!

Алексей Попов, 35лет, г. Екатеринбург, Россия

Осознание нужности Веры в Бога пришло ко мне… через грехи. Жизнь в смутном представлении о Боге, оправдание своих греховных деяний «личной верой в душе» закончилась в 30 с небольшим. Как-то в церкви ясно понял, что лимит терпения иссяк и пора делать выбор. Я крестился. Часто вспоминаю первое время в вере – то ощущение легкости и эйфории в душе. Передать это очень сложно. Легкость и простоту первых свершений я сегодня понимаю как чудо, произошедшее со мной. Сейчас это труд, падения и снова труд. Труд – во имя Господа.

Анна Лиманская, 23 года, г. Благовещенск, Россия

Церковь я долгое время воспринимала как организацию, которая помогает верующим «налаживать контакты» с Богом. Ничего о ней не знала, не понимала и не особо интересовалась, зачем туда люди ходят – помолиться, что ли? Так помолиться и дома можно. В храм первый раз пришла (так, чтобы не просто постоять в притворе, пока мама ставит свечку, или погулять по территории памятника архитектуры) в день, когда меня крестили. Это было в пятницу. В субботу была моя первая всенощная, в воскресенье – первая Литургия. Оба богослужения – по четыре с половиной часа, потому что служили два архиерея: «наш» – архиепископ Благовещенский и Тындинский Гавриил, и «гость» – архиепископ Женевский и Западно-Европейский Михаил. Чувствовала себя как фонарный столб в лесу с живыми березками – куча людей, у них на лицах какая-то своя внутренняя жизнь играет, ничего не понятно, долго, ноги затекли, вроде бы надо молиться, но как это правильно делается? Куда смотреть? Куда не смотреть? Почему свет постоянно выключают? Зачем дверьми в иконостасе хлопают? Короче, книжковые объяснения того, что есть Церковь и почему в ней все так сложно (а я как раз отца Александра Меня дома откопала и прочла), мне тогда – первые полгода – не сильно помогли. Я просто решила, что надо почаще бывать в храме на службах, все слушать, ничему не сопротивляться, а там, глядишь, Господь пожалеет и поможет почувствовать, понять и разобраться, что к чему. Ощущение, что в Церкви главное – единство, чтобы «едиными усты и единым сердцем» славить Бога, появилось очень не сразу и как-то само. Хотя, конечно, не «само». Был конкретный случай. Четвертая неделя Великого поста. В кафедральном соборе по четвергам – Таинство Соборования. Много людей, по большей части, «непостоянные» прихожане. Я до этого уже соборовалась, привела подружку – она в храм ходит редко, и одна постеснялась бы прийти. Священнослужители уже выстроились у аналоя с Евангелием, настоятель уже обратился к присутствующим с речью о смысле Таинства. Вдруг заминка – певчих нет. Один отец диакон стоит, которому вообще-то поручили читать Апостол. Он с надеждой обводит взглядом толпу, находит знакомые лица – меня и еще одну девушку, которая иногда на клиросе поет, машет, чтобы мы шли, вставали рядом и подпевали. А как петь, когда ты слов не знаешь, мотива не помнишь и голос от волнения пропадает? Вместе и молитвенно… В общем, к концу Соборования с нами пела половина храма. Те, кто первый раз пришел (как моя подруга), священнослужители, работницы, постоянные прихожане… Кто слов не различал, мычал в такт. И такая была физически ощутимая от этого помощь, такое сосредоточение в молитве, такое благоговение перед происходящим Таинством. И все эти люди были такие хорошие, такие родные, что хотелось каждого обнять и поблагодарить. И это притом, что я потомственный интроверт-социопат. Никогда не забуду…

Валентина Бочарова, 62 года, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Экс-бухгалтер крупного предприятия

Расскажу, как я пришла к Богу. Думаю, что крещена я была в детстве, потому что в глубинах памяти у меня осталось воспоминание о крестике на груди и то, что он был оловянный. С шести лет воспитывалась в детском доме, а там воспитание – в духе пионерии, комсомола, коммунизма; и, конечно, я выросла ярой атеисткой, активно не веря ни во что, что нельзя увидеть глазами. Зато верила в коммунизм, и это было моей верой, целью и смыслом жизни. Но вот наступила перестройка, смена экономической формации – и все рухнуло. Не во что стало верить и некому. Те, кто должен был сохранять народное богатство, первые начали его растаскивать. Рухнули идеалы, цели – и смысла жизни не стало. Однажды, сидя на работе, я высказалась: «Вот если бы мне попался умный человек и доказал, что есть Бог, я бы, наверное, такой стала верующей!» Разговор этот был не очень серьезный, и я вскоре забыла о нем. Но через месяц к нам на работу взяли женщину – инженера по труду и зарплате – и посадили к нам в бухгалтерию. Она-то и стала тем «умным человеком», который привел меня к Богу. Она ничего не пропагандировала, просто иногда говорила: «Слава Богу за все!» Мне было странно видеть человека грамотного, с высшим образованием и при этом верующего в Бога. Первый мой аргумент был: если Бог есть, то почему умирают дети? На что она спокойно возразила, что у Бога нет мертвых, у него все живые. Однажды она принесла книгу Шаховского, где я прочитала имена великих ученых, о которых я знала с детства. И все они верили в Бога! Вот тогда мне стало стыдно. Почувствовала, что я маленькая козявка, стою на огромной земле, бью себя в грудь и кричу: «Бога нет!» Все мои верования и убеждения повернулись на 180 градусов. Так я поверила, что Бог есть. Это было в 1999 году. Но еще долгих шесть лет я не шла в Церковь. Я верила, что Бог есть, но Он был как бы Сам по Себе, где-то далеко на небе – и Ему дела до меня нет, и я сама по себе здесь на земле озабочена своими делами. Самое большее, что я могла – это поставить свечку и сразу же уйти из храма. Молитвы были непонятны и занудны, ноги уставали, терпения не хватало, казалось, все это стояние бессмысленно и никому не нужно. Это потом уже начались беседы со священником, чтение литературы, постоянное понуждение себя. С 2005 года я стала регулярно посещать храм, а в 2006-м окончательно перешла работать в Богородице-Рождественский храм на послушание к его настоятелю – отцу Евгению.

Денис Фадеев, 31 год, г. Тараз, Казахстан

Когда-то я довольно близко столкнулся с темой выбора религии. Мне трудно не согласиться с тем, что человеку, далекому от религии и ничего не понимающему в ее направлениях, действительно тяжело сделать осознанный выбор в пользу какой-либо. Так что же такое вообще религия? Если брать саму суть, по книгам и словарям, религия – это организованное поклонение высшим силам. «Организованное», потому что в поклонении участвует много людей, а «поклонение» предполагает почтительное корыстное или бескорыстное общение. Корысть и религия, согласитесь, сочетание на первый взгляд неприемлемое. Но на начальном этапе пути становления человека, на пути к вере в Бога, думаю, у каждого бывают корыстные моменты, такова, увы, наша поврежденная природа. Но поверьте, после некоторого укрепления в вере этот этап проходит. К сожалению, не все преодолевают определенные ступени развития в укреплении веры. Кто-то застревает и не развивается. Или некоторые из людей делают первые шаги в неверном направлении. После таких вот неверных шагов становится довольно трудно направить человека в нужное русло, ему необходимо уже объяснять обратное и мягко показывать ошибки и заблуждения, которые в меру своего несовершенства видишь сам.

К сожалению, нам гораздо проще поверить в то, что подносят разжеванным и на «блюдечке с голубой каемочкой» – например, по телевизору. Или же воспринять какую-то информацию из «Сторожевой Башни» (сектантский журнал – ред.), особенно если в ней будут звучать громкие слова, иллюстрированные яркими картинками, нежели потрудиться в познании Бога. Меня порой удивляет, что многие взрослые люди верят во всякую псевдонаучную ерунду, или же во всяких экстрасенсов, или в магию и совсем не задумываются о Создателе. Но бывает и такое – а может быть, в каждом постоянно присутствует подспудно, что человек начинает чувствовать необъяснимую тягу к Богу. И человек начинает искать Его, но в духовной слепоте может забрести не в ту сторону, возможно, что и в прямо противоположную. Если бы все мы сразу попадали на правильный путь! Но так как человек создан свободным и Бог уважает свободу человека, то, к сожалению, так бывает не всегда. Было бы прекрасно, если бы человек, почувствовав тягу к Богу, осознано ставил перед собой вопрос, какую из религий ему предпочесть. Но чаще в жизни происходит так, что человека увлекают в ложном направлении, зацепив чем-то земным, говорят: «Полетели туда, там много вкусного», – и неофит, привычно плывя по течению, идет туда, куда его ведут. Происходит это от элементарного невежества – и от отсутствия желания приложить силы к его преодолению. Удивляет и то, что у многих не возникает желания, прежде чем идти в неверную сторону, разобраться в сути традиционного Православия, которое и искать не надо, которое всегда здесь! И чем более углубляешься в него, тем больше убеждаешься в его непреложной истинности, и такие слова, как религия, Бог, таинства обретают для тебя новый истинный смысл.

Дмитрий Кузьменко, 29 лет, г. Алматы, Казахстан. Сотрудник информационного агентства, ныне координатор молодежного православного образовательного проекта

Путь к Богу тернист. Любой человек, начавший искать Бога, встает на тропу войны, и нет ни одного, кто бы без искушений пришел к Отцу Небесному. Мой путь был также долог и труден. Крестился я в сознательном возрасте, когда учился в школе. Конечно, это была уже не советская школа, но школа, все еще не избавившаяся от предрассудков страны советов. Я верил искренне, по воскресеньям ходил в церковь. Но вокруг меня был информационный вакуум, который я сам же почему-то и не хотел пробить. Одна книга о нью-эйдже, затем другая – и понеслось. Девять лет были как один сплошной кошмар. Моя душа пыталась ухватиться за соломинку псевдоучений, за существующую только в мозгу автора кромку берега и выбраться к просторам блаженства души, ища вечной жизни. Я тогда заблуждался, не понимал, что жизнь вечная не может быть без Бога. Но Господь милостив и терпелив. Мне надо было многое пройти, чтобы поверить в Бога, чтобы понять – Он рядом с нами. Стоит только протянуть руку, и ты почувствуешь всеобъемлющую любовь Отца. Но, как я говорил, любой, кто начинает искать Бога, встает на тропу войны. Как ни горько говорить, но понимание этого приходит не сразу. Много искушений, которые одолевают христианина на пути к Богу. Все силы ада обрушиваются на новообращенного христианина. Такие искушение были, да и будут, у всех – и у меня. Но огонь веры зажжен в моем сердце и я готов бороться с нападками, и знаю: если упаду – встану вновь.

Александр Колмаков, 31 год, г. Алматы, Казахстан. Владелец RR -агентства

Пришел ли я к Богу? До сих пор неуверен в этом. Я был крещен в 10 лет. Инициатива исходила от матери – старший брат отказался, я же принял решение покреститься. В то время активизировали свою деятельность протестантские иностранные церкви, однако к ним я серьезно не относился никогда. В православную, однако, церковь тоже заходил крайне редко (как правило, во время празднования Пасхи), долгое время не исповедовался и не причащался. Пожалуй, только последние два года стал регулярно посещать храм, поскольку стал ощущать силу Божественной Воли в реальной жизни. Ощущение это напрямую связываю с нравственностью. Нравственные поступки, умение отказаться от обычного с мирской точки зрения действия, противоречащего, однако, высокой морали, даются с трудом, но приносят реальные плоды, доставляющие истинную радость не только мне самому, но и окружающим меня людям. Однако я многого не понимаю, еще большего просто не знаю, а потому считаю, что нахожусь только в начале пути к Богу. Пожалуй, что так.

Когда и как я уверовал? Очень трудно ответить на этот вопрос. Наверное, когда (незадолго до своего крещения) твердо заявил однокласснице, которая, как и все остальные, была воспитана в духе научного атеизма, о своей вере. Вот тогда, когда хватило сил впервые вслух сказать о своей вере, я ощутил какую-то внутреннюю поддержку. Реакция же одноклассницы – сначала насмешки, а потом долгий, задумчивый, молчаливый взгляд – тоже странным образом подтолкнула к религии. Я увидел, что и другие люди задумываются об этом, и их собственный ответ на него не всегда соответствует ответу в учебниках. После этого переписал и выучил свою первую и, на долгое время, единственную молитву – «Отче наш». А потом крестился. Какие ступени и препятствия проходил на этом пути? Как и многие в то время, я, уже будучи крещеным, увлекался восточной философией и буддизмом. Читал книги Шри Ауробиндо о медитации и полетах сознания. Практиковал. Однако Господь хранил от крайностей. Обещанные «полеты» действительно случались, но сопровождались внутренним ужасом и болями в сердце. Один раз даже вызывали «скорую». Потом было увлечение книгами Карлоса Кастанеды и курение «травки». Потом – пять лет философского факультета, которые сформировали более-менее целостную картину мира и своего места в нем, так и не воспитавшего, однако, во мне человека нравственного. Это пришло позже, во втором институте, который был дальше от философии, но ближе к практике. Я учился на PR-менеджера в институте, созданном на основе партийной школы с привлечением иностранных преподавателей. Среди прочего там был совершенно, на мой тогдашний взгляд, лишний предмет – этика в СМИ. Вот он-то и перевернул мое представление сначала о профессии, а затем, спустя время, и о жизни. Вдруг оказалось, что вопросы нравственности более практичны и более важны, чем вопросы самообеспечения или вопросы социального статуса. Дело в том, что между первым и вторым институтом я работал в рекламном агентстве, а там нравственность считалась чем-то совершенно излишним в жизни современного человека. Не могу сказать, что мне было уютно в этом террариуме, однако гордыня закрывала глаза на реальное положение дел – все-таки я работал в международной фирме и получал приличную зарплату! Только после того как ушел из агентства и организовал свое, начал понимать, насколько оторваны от реальности все эти куцые представления о «настоящей жизни» «успешного человека». Ну а дальше – стал меняться круг знакомых, произошли перемены в личной жизни, несколько неуспешных лет избавили меня, слава Богу, от страха безденежья… Так, не спеша, Господь наставлял меня на путь Истины. Сначала стал ходить в церковь чаще, затем регулярно. Почувствовал нехватку знаний. И вот я среди вас!

Марина Колосова, 46 лет, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Пресс-секретарь Усть-Каменогорского благочинного церковного округа, экс-редактор журнала «Деловой Усть-Каменогорск»

Есть такая хорошая фраза: «Мы приходим к Богу не через определенный образ мыслей, но через определенный образ жизни». Всю мою жизнь Господь терпеливо и с отеческой любовью вел меня к Себе, как заблудшую и упрямую овцу, отбившуюся от стада. И, слава Богу, наконец-то привел, как первоклашку в свою Школу Жизни – Церковь Христову. Что можно добавить? Сказать, что мне удалось прийти к Богу, пока, наверное, в полной мере я не могу. Вернее будет, если скажу, что я постоянно иду к Богу. И эта дорога то чиста и ясна, как солнечный день, то пролегает через буреломы грехов и страстей в кромешной тьме. Не могу точно назвать тот день и час, когда я уверовала, но сколько себя помню, особенно в трудную минуту, всегда говорила «Господи, помоги!» или «Господи, спаси и сохрани меня грешную!». А искушения и препятствия – они буквально ежеминутны. И чем, кажется, ближе ты подходишь к Господу, тем зорче следит «враг», подстерегающий и искушающий на каждом шагу и не желающий, чтобы редели его ряды.

А я? Какие выводы для себя сделала? Жить нужно так, словно каждый день твой последний и в любую минуту Господь может призвать нас к себе. Что тогда скажем мы Ему в свое оправдание? Ведь чаша наших, особенно нераскаянных, грехов, перетянет чашу наших добрых дел! Дай нам, Господи, всем покаяния и избавления от своих страстей и грехов! Спаси всех нас, Господи!

Наталья Припутникова, 31 год, г. Алматы, Казахстан

Есть Бог или нет Бога – этот вопрос меня особо не волновал. Главное для меня было – выйти замуж, родить ребенка, провести интересно выходные и т.п. И вот все это уже позади, теперь я просто обязана быть хорошей мамой и женой. Но что-то мечта моя на деле выходила кривоватой, особенно не устраивал ребенок: его капризы, непослушание. Раздражение мое усиливалось. И тут начала задумываться о себе как о причине всех неустройств, и как же не вспомнить сейчас то грязноватое прошлое, которое стало особенно тяготить. И вот первая исповедь. Боже, как мне было страшно и стыдно! Слезы и сопли – все вперемешку. Но именно с этого дня и началась моя вера, она просто ворвалась в мою жизнь в один миг. Я словно повернулась к Богу лицом. А дальше – лекции проф. Осипова, святые отцы. Читала взахлеб, потом начала конспектировать и после этого что-то оседало. И вот теперь я иду дальше. Слава Богу за все!

Ольга Шлифер, 26 лет, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Дизайнер

Я еще не пришла к Богу, хотя крещена была в детстве. Уверовала совсем недавно, после долгих поисков смысла жизни, обращений к различным источникам всевозможных «учений». Об их правильности я судила сердцем, по наполненности души от прочтенного. Я пытаюсь познать Бога, и только Евангелие дало мне полное представление о жизни, даже не тем, что учит нас жить правильно, а тем, что раскрывает основные законы и смысл, которого нам так порою не хватает. «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21). «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33).

Мария Кабышева , 26 лет, г. Москва, Россия. Студентка магистратуры МГУ

Уповаю на то, что я на пути к Богу. Если коротко, на сегодняшний день путь мой выглядит так. В детстве у меня было несколько крещеных подруг, и я пыталась «докопаться», во что же это они верят и как. Лет в 8 или в 9 крестили и меня, вместе с мамой. Кстати, у нас в семье больше никто не крестился с тех пор, а в Церковь до сих пор никто не ходит. Так что и я не ходила до прошлой осени. Верила – в сердце всегда было тепло, но пыталась спрятаться, надеясь на авось, надеясь, что этой внутренней веры для меня будет вполне достаточно. А несколько месяцев назад поборола детский страх того, что я ничего не умею и не знаю, и пошла в храм. Очень много ошибаюсь, часто бываю в недоумении. Время от времени мне кажется, что моих возможностей, моего разума, даже моего сердца не хватит, чтобы все это постичь. Но пока непоколебима, по-другому я больше не хочу!

От участия же в жизни церкви остается ощущение радости. Не потому, что испытываешь эйфорию какую-то, а потому, что видишь, как много людей живет тем же самым. И что одна из задач этих людей – и моя тоже – свидетельство о Христе.

В очередной раз восхитилась свободой, которой пронизано Православие. Она в том, что каждый может найти в Церкви то реальное дело, которым он будет прославлять Бога и служить ближним, в том, что каждый всегда может выбрать то дело, которое больше приносит лично ему плодов Духа Святого: молитву, пост, милостыню. Теперь я научилась засыпать и просыпаться с молитвой, закрывая глаза и открывая их на одном слове. В такие дни я чувствую, что все на месте. Но иногда бывают и другие пробуждения, без молитвы – как бы если ты привык просыпаться под мамино бормотанье на кухне, а сегодня его нет, как если вдруг из бабушкиного дома унесли все родные запахи… И тогда всякие сомнения и метания начинают появляться где-то внутри. Теперь я знаю, что причина этих сомнений – я сама: каким камнем придавила душу? Каким безразмерным сапогом наступила на тоненький стебелек веры, который еще и прорасти толком не успел? И еще я знаю, как с этим бороться: помолиться. Иногда помогает не сразу. Главное не оставлять. Еще знаю, что если тревожат сомнения, сознайся в этом Богу и своему духовнику – и Господь не оставит тебя. Потому что «чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам» (Ин. 15:16). Потому что период богооставленности закончился.

Анатолий Степанов, 52 года, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Преподаватель кафедры философии ВКТУ

В плане личного опыта, очевидно, я не одинок. Когда человеку плохо, он обращается к Богу. Когда то, на что человек надеялся и уповал раньше, не помогло, у него два выхода – отчаяние или вера. Неожиданная потеря друзей, болезни близких, когда сам не можешь с этим справиться, – тут-то и задумываешься о высших силах. Вспомнился случай, который произошел в нашем клубе «Сократ» в 1991 году, когда заспорили о вере (чья более правильная) представители трех конфессий – адвентисты, иеговисты и баптисты. Заспорили о вере, а по сути – о том, кто «круче». Они долго пикировались, приводя ссылки на места из Нового Завета, а мне неожиданно пришла на память строка из Апостола. О том, что любовь превыше всего, а без любви и вера ничего не значит. Именно когда я прочел о том, что Бог и есть Любовь, все сразу встало на свои места: имей Любовь и делай, что хочешь, сообразно ей.

Константин Дубров, 34 года, г. Актобе, Казахстан

Крестился я в момент, когда было, как и многим, очень тяжело и надеяться, кроме как на себя и на Бога, было не на кого – время такое. После Крещения ощутил легкость и уверенность. В трудные моменты приходил в церковь, ставил свечи. В глубине души всегда хотелось узнать больше, но все как-то не складывалось. Вера пришла сама собой. В один момент что-то сложилось, изменилось в душе. Поверил – и все. Что касается физических препятствий, то их и не было. Были терзания морального плана: почему не могу жить как большинство? Может, нужно себя заставлять, меняться? А в итоге пришел к выводу: что бы не говорили вокруг – живу правильно.

Галина Литвинова, 53 года, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Врач, ныне преподаватель воскресной школы

Слава Богу! Как премудро и просто устраивает Господь нашу жизнь. И какими же сложными и запутанными дорогами приходим мы к своему Спасителю. Достичь же спасения мы можем только в Церкви – общности людей, объединенных верой, Духом Святым, участием в святых таинствах. Мы объединены во Христе любовью и исполнением заповедей Божьих. В Церкви мы находим настоящих сестер, братьев и отцов по духу. На начальных этапах воцерковления трудновато приходится христианам от незнания Священного Писания, от непонимания церковнославянского языка, особенностей богослужения. Но истинны слова Господа: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28), – всегда находятся рядом добрые люди, которые могут поддержать, помочь, подсказать, объяснить, и от такого участия располагается сердце и к службе, и к пониманию. Человек пришел к Богу! Он приобщается к Христу. Но спасение наше невозможно без желания трудиться, трудиться ради славы Божьей и любви к Господу и ближним. Церковь очень гармонично соединяет в себе наше внутреннее состояние (это любовь, смирение, кротость, вера, покаянное чувство, радость от встречи с единоверцами) и внешнее выражение происходящего в Церкви (таинства, богослужения). В христианской жизни мы должны найти свою меру труда по силам и талантам, данным нам Самим Господом. Дух Святой, вселившись в очищенные покаянием сердца, наставит и укрепит в вере, даст силу в изучении Священного Писания, пребудет в наших сердцах, в молитвах, при общении, при разговорах с неверующими, даст силу исполнять заповеди. И обличит при отступлении, нарушении законов, согрешениях. И среди всех житейских забот и проблем нужно всегда помнить, что центр всего – Иисус Христос, и помнить цену нашего спасения.

Константин Зайцев, г. Усть-Каменогорск. ВКТУ, преподаватель философии

Мой путь к вере шел и идет пока через разум. Солидарен с аргументами протодиакона Андрея Кураева, согласно которым рациональные доказательства бытия Бога не являются в строгом смысле таковыми. Они лишь намекают на «необходимость существования» Бога. Так и у меня вышло. Увлекался философствованием, обсуждал, казалось бы, бесконечные проблемы жизни, смысла, знания и т.п. – и вдруг стало совершенно очевидно, что либо нужно признать существование Бога, либо я должен принять бессмысленность всего сущего, включая, конечно, бессмысленность собственного существования. Получается, что я просто был вынужден допустить существование Бога, а значит, если я откажусь верить, мой отказ будет совершенно не обоснован. И здесь возникли две проблемы: где взять веру сердечную, а не умственное допущение и в кого верить, ведь допущение о существовании Бога не содержит ничего об образе Его – это и Зевс может быть, и Космический Разум, и кто-то еще. Если второй вопрос, как мне кажется, допустимо решать интеллектуально, то первый таким путем не разрешим. Обратившись к догматам, которыми руководствуются приверженцы того или иного вероисповедания, можно довольно четко представить себе основные «за» и «против» и на этом основании определить, что выбрать, но веру как переживание так получить нельзя. Парадоксально, но именно рациональные доводы приводят нас к тому, что вера не приобретается рационально, а находится или раскрывается в мистическом опыте.

Хайт Надежда, 51 год, г. Дармштадт, Германия

В моей юности у меня не было ни единого знакомого, который бы заявлял о своей вере; в свое время я успешно, «на пять», сдала научный атеизм… Единственная Библия, которая была в моем распоряжении – «Забавная библия» Лео Тексиля. У меня были смутные представления о том, кто был Христос. Да и вообще, в 23 года все, что связано с верой и религией, находилось вне пределов моих интересов. И вот однажды я сидела на вахте Дома культуры, в котором к тому времени работала, и у вахтерши-адвентистки увидела Библию. Первый раз я держала Библию в руках… я открыла ее и случайно попала на Евангелие от Матфея, на строку «Истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня» (Мф. 26:21). Тогда я испытала потрясение. Мы все жили и воспитывались в убеждении, что предательство не может быть прощено, даже измена супружеская не могла быть прощена! Женщина, знавшая, что муж изменил, и простившая, не разведшаяся с изменником, в наших глазах заслуживала только презрения. И вдруг! Делится трапеза с тем, кто скоро предаст и отречется! Для меня это было как удар, как внезапное открытие другого мира.

Для меня в тот момент стало абсолютно очевидно, что Христос реально жил на земле и принял мученическую смерть. Но я не стала верующим человеком. Христос стал для меня любимым историческим персонажем, Личностью, которой я восхищалась. Я цитировала Его Нагорную проповедь и мечтала поставить спектакль о Христе. Слава Богу, мне это не удалось. Все, что связано с описанием чудес, казалось мне какой-то сказкой, мешающей восприятию нравственных идей Христа. После государственного «официального принятия Бога», через 10 лет заставившим меня опять задуматься о Боге Истинном, было несчастье, случившееся в моей семье. Дети мои были уже довольно большие, но некрещеные. И вот однажды мне приснился сон, что я держу на руках тельце сына с изрезанным животом. Я проснулась в абсолютной убежденности, что я сегодня, не мешкая, должна крестить детей. Как будто кто-то отдал мне приказ. Муж пытался протестовать, смеяться, но не мог меня остановить. В Москве был путч, Ельцин влезал на танк, а я была в церкви, где крестили моих детей. А через пять дней мой сын попал в реанимацию и вышедший врач сказал мне, что шансов мало. Так мне был преподан урок, что есть моменты в человеческой жизни, когда никто не в силах помочь, только Бог. И я второй раз оказалась в церкви. Мне повезло: я приехала уже к концу литургии в брюках и с непокрытой головой, и никто не сделал мне замечания – напротив, помогали и подсказывали. Сын мой выздоровел. А я поняла, что Бог – это Любовь. Но православной христианкой тогда меня и это не сделало. Мне, как всем моим знакомым – так называемой творческой интеллигенции, была свойственна этакая всеядность: агни-йога, голодание, арифмации Луизы Хей, буддизм, христианские идеи, окультизм… и все мешалось вместе, все прекрасно уживалось и ни к чему не обязывало. Была тоска по Высшей Правде, по смыслу жизни, по Истине. Я ходила и бормотала слова Пилата: «Что есть Истина?!!», периодически возникало желание куда-то поехать – исповедоваться, послушать, чтоб указали путь, чтоб научили… Да и Курская Коренная пустынь была рядом. Но всегда останавливала мысль: «Ну кто мне может помочь? Да и зачем?» Так я и нянчилась со своей гордыней. А потом умерла мама. Ночью над ней читали Псалтырь, я сидела, ничего не понимая и не воспринимая, – все как бы просачивалось сквозь меня. И когда дочитали кафизмы и вышли передохнуть, я осталась одна. В первый раз в моей жизни я молилась и просила Господа простить мою маму. И вдруг я ощутила совершенно ясно, что Бог здесь, рядом, и Он слышит меня. И мне вдруг стало спокойно. С тех пор прошло уже 15 лет, но это воспоминание всегда со мной. Ни разу больше не испытала я такого чувства присутствия Божьего. Но тот единственный раз я не могу забыть, и он дает мне силы жить и идти дальше. А 7 лет назад я стала воцерковленной православной. Но это уже другая история.

Елена Коваль, 31 год, г. Саутпорт, Великобритания

Вот я хотела начать писать, как «я пришла к Богу»… Нет конечно, не я пришла, а Господь вытащил. Из бездны греха, из ужаса – вытащил. Позвал, и все так же продолжает звать. Вспоминаю, что в те годы – в годы безверия – я постоянно изнывала, просто изнемогала где-то глубоко внутри, на уровне сердца…. я категорически не могла находится наедине с собой. Это была такая мука! Помню, что все время старалась эту сосущую дыру чем-то заполнить – людьми, телевизором, зависимостями… и чем больше заполняла, тем больше требовалось… Дыра превращалась в бездну, в адову бездну, и вот, буквально возопив однажды к Тому, Чей лик висел у меня на стенке «для красоты» (замечу, что хоть и крещена была в детстве, но никто не учил верить, в церковь забегала, считая себя «с Богом в душе»), поняла, что все изменилось. Не сразу и как-то незаметно, но Господь не оставил. Посылал скорби, болезни. Вот из-за них я и прибежала в храм уже окончательно. Потом посылал навстречу людей, поддержавших меня в вере, удивительно складывались обстоятельства, попадались нужные книги, которые открывались на нужных страницах. Потом была первая Исповедь и первое Причастие, изучение (глотание) всей подряд литературы, неофитские замашки по полной программе (не знаю, прошли ли). Ну и вот, с тех пор я, по воле Божией, та самая овца, которую Он пытается спасти. Слава Богу за все! За то что взыскует всех, за то что зовет и ждет абсолютно всех – до последней секунды! Как я раньше могла жить без Него, не знаю.

Ольга Дорофеева, 47 лет, г. Электрогорск, Россия

Путь мой был до сих пор не прямым, с извивами – извивами в моем собственном сознании. Лет в 9 я прочла случайно сохранившийся в нашем доме отрывок из жития святой великомученицы Варвары. Как раз о том, как она, будучи образованным, честным человеком с чистым сердцем, интуитивно поняла, что вся природа устроена соразмерно, красиво и со смыслом. Осознание этого величия вызывает благоговейный трепет и ощущение того, что все это великолепие не может быть создано языческими божками, которым поклонялись ее предки и ее отец. Житие святой Варвары открыло мне глубину, о которой я раньше не задумывалась. Действительно, я в бытовой суете не видела мудрого устроения природы, в моем понимании в повседневности не было чуда. Но я просто не видела его – это чудо соразмерности мироздания было для меня привычно. И только в моменты сильного душевного смятения или неожиданного спасения от опасности я как бы выныривала из повседневной суетности. Житие великомученицы Варвары посеяло во мне семена веры, но, как в евангельской притче, прилетели птицы и склевали посеянное, остатки заглушило терние. Родилось стремление к чудесам. Почти как у Лермонтова: «Я любил все обольщения света, но не свет». Гадания, эзотерика, йога и дзен-буддизм. Пыталась найти, что полегче и что не требует большой работы: все хотелось получить сразу и желательно задаром. Этаким «кулем» на чужих плечах въехать в рай – тщеславие и гордыня. Помог научный опыт – он показал, что физические и химические результаты опытов во многом зависят от того, кто этот опыт ставит. Заинтересованный ученый получает одни результаты. Студенты и равнодушные лаборанты – другие. Поняла, что не все так однозначно, как это виделось.

Очень трудно с души, с мозгов сдирать плесень повседневности. И мой сегодняшний сознательный приход в Церковь – второй. 11 лет назад я убежала от трудов поста и молитвы. Но душа-то – христианка, томится и мается, особенно когда все хорошо, когда «все в шоколаде». Она знает, что это не так. И как же сейчас трудно и одновременно спокойно. Нет, не в том смысле, что у меня нет волнений – их прибавилось. Но я знаю: я с Богом, и Он со мной. И от этого светло и покойно на душе. Даже когда ежесекундно грешишь осуждением, раздражением, пересудами, завистью и прочими «прелестями». Но я иду! Господи, не остави мене!

 

Дмитрий Травулька, 28 лет, г. Екатеринбург, Россия

К вере люди приходят разными путями. Часто это внезапное озарение, осознание невозможности жить как раньше. Примечателен здесь образ разбойника, распятого на кресте вместе с Иисусом. Разбойник всю жизнь прожил в грехе, грабя и убивая, и он так бы, наверное, и умер в своем грехе, но его коснулся свет Истины, и он уверовал и спасся. Но есть другой вариант пути к Господу. Я бы мог сравнить этот путь с тропинками в лесу: их много, они бегут в разные стороны, то уводя в чащу, то выводя на простор, но в конечном итоге они все сходятся в одну дорогу, ведущую к лесному источнику. Как вода в источнике есть жизнь для всей природы, так и Слово Господа есть источник живой воды для человеческих душ. Да, этот путь длинный и не всегда легкий, но он не менее ценен, чем первый, и я счастлив, что мне довелось идти именно этой дорогой.

Татьяна Панфилова, 32 года, г. Омск, Россия

Мой приход к вере в Бога начался через одиночество, чувство своей чуждости окружающей социальной среде. К сожалению, Православие сразу не стало мне близким, не смогла его понять и принять, пошла окольным путем. Однако вижу в этом промысел Божий, ведь на этой околице я повстречала своего мужа, благодаря которому впоследствии и пришла к истинной вере. Знания и опыт, накопленные в протестантизме, были не достаточными для счастья в семейной жизни, поэтому мы начали читать и изучать православную литературу. Где и нашли ответы на все наши недоумения и размолвки. Конечно, все это можно было найти в учении Христа и апостолов в Библии, как учат протестанты, однако опыт христианской жизни в Православии гораздо богаче и глубже. Голова закружилась от высоты духа подвижников и духовных отцов. Личная встреча с Богом для меня произошла не сразу. Наверно, с постепенным пониманием того, что Бог всегда и везде присутствует, и нет такого места на земле, где бы Его не было, я начала осознавать Его присутствие в своей жизни. Все, что со мной происходит, все, что я делаю, Богу известно. Взываешь – Он отвечает, помогает; и чем чаще взываешь, тем очевиднее Его близость. Теперь немыслима жизнь без Бога, жить только материальными благами для меня скудость, несчастье, бессмыслица и смерть для души.

Павел Василец, 37 лет, г. Прага, Чехия

Конечно, смотря на все, что сейчас происходит в окружающем мире и, порою, в современной церкви, трудно сказать, что большинство из нас стремится жить христианской жизнью. Мы живем для Бога, но так же не хотим отставать от современности, из-за этого происходит раздвоенность. Какие отношения у меня с Богом? Этот вопрос должен как можно чаще задавать себе каждый человек, чтобы научиться быть над материальным миром и не дать покорить себя ему. А путь к вере – он часто лежит через знания. Чем больше ты узнаешь, тем больше желаешь хранить себя в чистоте и благочестии, расставить правильные приоритеты в личной жизни. Знания помогают другими глазами взглянуть на окружающий мир. Мы начинаем выбирать для себя путь Божий, непроизвольно меняясь. Изменившись же внутренне, мы начинаем понимать и принимать правду Божию, данную нам через Священное Писание, и оставляем при этом правду человеческую, «правду мира сего».

Ирина Прасолова, 39 лет, г. Джанкой, Украина

Начну с того, что отец мой был неверующий, мама считала, что «есть какая-то сила», но не ассоциировала ее с христианским Богом. А бабушка, мамина мама, была очень верующей, постницей. Помню, когда приезжали к ней летом в гости, я с любопытством рассматривала в углу иконы – простенькие, перефотографированные. Помню, что про одного старца, стоящего на коленях с закрытыми глазами, бабушка говорила, что он умер, когда молился. Теперь я знаю, что это был Серафим Саровский. На другой иконке – Троица. Особенно мне нравилась иконка с девочкой, идущей по мостику через бурную речку, девочку охраняет ангел. По утрам бабушка давала мне кусочек просфоры, размоченный в святой водичке. Она же научила меня молитве после еды: «Благодарю Бога и Матерь Божью за хлеб, за соль, за Дар Божий. Господи, помилуй меня грешную». Правда, она мне говорила: «Ты еще маленькая, поэтому говори «помилуй меня, маленькую». Это все трепетные воспоминания детства, я их и сейчас переживаю с легким и светлым чувством. Бабушки давно уже нет, но я уверена, что то зерно, которое она посеяла в мою детскую душу, постепенно произрастало. Сначала это было любопытство и тяга к чему-то сверхъестественному, загадочному – к иному миру. Читала с интересом все, что попадалось на тему православия. Повзрослев, изредка причащалась, не совсем осознавая смысл происходящего. Очень хотела найти кого-нибудь, чтобы ходить в церковь регулярно, потому что одной себя чувствовала дискомфортно, одиноко. И, наконец, 10 лет назад Бог послал мне человека, который привел меня в церковь буквально за руку. У меня никогда не было никаких сомнений, метаний, исканий. Все это было настолько естественным, что для меня была бы дикостью даже мысль обратиться к другой конфессии или секте. Я бы расценила это как предательство пути своих предков, своей истории, Родины наконец, да и бабушки в первую очередь. А сейчас я думаю, что это не моя заслуга, а по молитвам моей бабушки обо мне. Царство Небесное рабе Божией Параскеве!

Варвара Шишкина, 31 год, г. Москва, Россия

К Богу я пришла в 15 лет. Многие рассказывают серьезные, «взрослые» истории, а моя началась по-детски. Дома у нас о Боге не говорилось ни хорошо, ни плохо – вообще никак. А я сама начала задумываться над этим после смерти бабушки. Не из-за смерти как таковой, а из-за того, что понятия семьи и дома с ее смертью изменились: дом перестал быть воплощением уюта, безопасности, прибежища – а может, я просто выросла. Как бы то ни было, я стала осматриваться, искать нечто, что могло бы дать то же ощущение дома. И вот какое со мной произошло приключение.

Сразу после Пасхи моя крестная повела меня в кинотеатр (крестная – она верит и в Бога, и в экстрасенсов, и в… много во что еще, как многие сегодня, но вот, тем не менее, именно она была со мной в этот день – думаю, не случайно). А в кинотеатре шел «Иисус из Назарета» – известный фильм, с тех пор, правда, я и не видела его ни разу. Он произвел на меня ошеломительное впечатление, я была потрясена. Как будто Христос, про которого я тогда совсем (совсем-совсем!) ничего не знала, Сам разговаривал со мной. Это, наверное, кажется преувеличением, но было именно такое впечатление – я боялась пропустить хоть слово. Когда ученики спросили Его, как же молиться, я замерла: вот сейчас, сейчас Он скажет – и тогда же, прямо на слух, выучила молитву Господню (на русском, конечно, языке, не на церковнославянском). И некоторое время так и молилась. С того дня все происходило очень быстро: через месяц я познакомилась с женщиной – воцерковленной православной христианкой, мы много разговаривали, и в какой-то день я попросила взять меня с собой в храм. В эти же дни мы (я, эта женщина и несколько ее друзей) съездили на источник преподобного Сергия Радонежского. И вот тогда, в электричке, я увидела их лица – радостные и светлые – и подумала (очень хорошо помню формулировку): хочу быть в их компании (именно так, мне ведь было 15 лет). Вот так все и вышло. В праздник апостолов Петра и Павла я причастилась в первый раз, а Успенским постом уже постилась.

Дмитрий Борисов, 47 лет, г. Москва, Россия

Я Божий раб, я немощный, я тень.

И, если что хорошее выходит

Из-под моего пера, то это только

Милостью Творца!

Читая Евангелие, я увидел Христа, Образ Бога так ярко, как вспышку молнии, и понял, что я Его знал всегда и только сейчас увидел во всей полноте. И мне вспомнилось, сколько раз Он заявлял о Себе во мне, пытаясь обратить мое внимание к Себе. А я был словно слепой. И сейчас Он четко и явно обозначился во мне и с властью Бога заявил о Себе, что Он есть! Я увидел чудовищную пропасть между мной, которым я был тогда, и Им. Я ужаснулся и был близок к отчаянью из-за мысли о том, что я никогда не смогу даже приблизиться к Нему. Но Его Любовь помогла мне тогда и помогала потом, в самые трудные минуты моей жизни. И на протяжении долгих лет этот живший во мне Образ Божий помогал разгребать завалы моих слабостей, немощей грешной плоти, очищая душу и укрепляя дух. Позже он стал изредка пробиваться наружу, со временем становясь все явственней, отчетливей и ярче. Я очень хорошо стал понимать, что все хорошее в человеке – от Бога. Верность Христу ускоряла и облегчала мой путь. Уход в сторону усложнял и был подобен отсроченному самоубийству. Был период странностей, болезней, когда я просто не мог что-либо делать вообще. Какие-то глубинные процессы происходили во мне и требовали всего меня целиком, всей моей жизненной энергии, силы и воли. Евангельский сюжет вечен: пока существует человечество, будет существовать и он. Люди с начала времен нисколько не поменялись. Меняется «упаковка», антураж, а человек остается прежним. Я перенес мысленно Христа в наше время и представил себе, как бы Он поступал в современной жизни. И сразу понял – так поступать и так говорить мог только Бог! И всё, что Он говорил и делал, – это выше морали и нравственности. Это соединение человека с Богом. Теперь я просто иду за Христом, я полностью верю Ему. Он моя самая главная Любовь! Он мой лучший Друг! Он моя Надежда! Он моя Опора! Он все для меня – и Путь, и Истина, и Жизнь (Ин. 14:6)!

Олег Фромешкин, 39 лет, г. Москва, Россия

Для себя я сравниваю путь к Богу с подъемом на гору. Он всегда требует определенных усилий: духовных, душевных, умственных, физических. Иногда я срываюсь и скольжу вниз, и тогда кажется, что снова подняться и идти вверх уже не смогу. Но Господь снова и снова дает силы, не оставляет на этом пути. К вере я стал приходить во время службы в армии. Как-то сослуживцы принесли из увольнения маленький томик Библии и подарили мне. И вот я начал понемногу читать, очень многое было непонятно, возникало множество вопросов, на которые ни у меня, ни у окружающих не было ответов. Уже потом, после службы, когда я начал посещать храм, слушать проповеди священников, многое стало понятно. Возможно, я мог бы и раньше придти к вере, если бы захотел. Моя прабабушка была очень верующим человеком, в отличие от прадеда, но это не помешало им прожить всю жизнь вместе. Они познакомились еще во время Гражданской войны и прожили в браке до начала 90-х. Сначала умерла прабабушка, а через два года – прадед. Так вот, именно прабабушке, ее вере, ее молитвам я обязан тем, что сейчас живу. В возрасте нескольких месяцев я тяжело заболел, врачи делали все возможное, чтобы спасти меня, но ничего не помогало. Меня выписали из больницы и сказали родителям, чтобы готовились к худшему. И вот в этой ситуации прабабушка не отчаялась, не опустила руки, она привела в дом батюшку (а это было начало 70-х), который меня окрестил. И чудо произошло: через несколько недель я был совершенно здоров, врачи только разводили руками и говорили, что такого просто не может быть.

Михаил Сиверский, 35 лет, г. Ташкент, Узбекистан. Переводчик, преподаватель, журналист

К вере в Бога пришел относительно недавно. До этого считал себя агностиком, несмотря на то что был крещен в православном храме еще 15 лет назад. Поворотом к вере послужила цепь событий, завершившаяся очень неприятным происшествием, из которого выбраться живым без Божией помощи было мало шансов. Я тогда очень сильно испугался, начал молиться. Посмотрел на свою жизнь и на события в ней под иным углом зрения, появилось ощущение Его промысла в отношении меня. Господь вел меня с самого рождения: я был с младенчества усыновлен, о чем узнал несколько лет назад, мне во многом «везло» и после. И потом Он просто как бы предупредил меня, когда я уже совсем увяз во грехе. Позже у меня даже появилось стихотворение на эту тему:

Присутствие Бога звенит в ушах,

Отражается эхом предвечным

От адских зеркал, в которых мой прах

Ртутной песчинкой отсвечивает.

Пока еще черной дырою не стал

Порок мой, слепя нераскаяньем,

Господь, испугай меня! Чтобы отстал,

Оторвался от глыбы той каиновой.

Чтоб пылинкой парил в свете Твоем,

Крест неся свой борьбы с притяжением,

И чтоб помнил о страхе, спасающем том

Мою душу от разложения.

Намного раньше этого наблюдал за верующими, видел, как они менялись после Крещения, читал различную религиозно-философскую литературу, художественную околорелигиозную литературу, но к вере это так и не приводило. Толчком послужили события, о которых упомянул выше. Потряс также фильм Лунгина «Остров», который увидел в это время. А чуть позже открыл православный катехизис работы архиепископа Иоанна Сан-Францисского, стал слушать лекции отца Андрея Кураева. Именно они окончательно помогли мне прийти в Церковь.

Дина (во Святом Крещении Дарья) Галямова, 33 года, г. Черняховск, Россия

Я училась во Владимире. Ходила в Успенский собор, стояла и перед Димитриевским (тогда он был закрыт для посещений) и проникалась историей русской, корнями, которые уходят глубоко-глубоко. Фрески часами рассматривала. Свечки ставила, пыталась молиться по своему разумению. А перед самым выпуском подняла тяжелое, «сорвала» спину. Сидеть на лекциях не могу – больно, лежать тоже не могу, только ходить. Вот и бродила по городу, там, где еще не бывала. Выхожу на перекресток какой-то – пыль, домики деревянные и, скрытая деревьями, маленькая церковь, куполок голубенький. Хорошая такая! Зашла. Служба идет. Ни зевак, ни туристов. Иконостас деревянный, потрескавшийся, старый. Шел Великий Пост, Крестопоклонная неделя (это я после узнала). Стою, вникаю в слова молитвы, делаю все, как прихожане. И тут, не знаю, как и объяснить, за душу взяло. Просто пронзило – Господи, прости меня, грешную! Слова откуда-то изнутри пришли, слезы градом, я на коленях стою и повторяю: «Прости меня, грешную!» Пришлось выйти, успокоилась кое-как и вернулась. Так я и ходила в этот храм до отъезда, подругу туда креститься привела, там же исповедовалась, причащалась. А спине с того раза легче стало, смогла сидеть. И сейчас еще, когда стою на службе и бывают моменты – на душе по особенному светло и высоко делается, то где-то краем сознания промелькнет образ того храма, как благодать, как подарок: мол, все правильно делаешь. Вот с этого момента, мне кажется, и начался мой путь.

Чудо в моей жизни

В этом разделе приводятся рассказы о чудесах – не обязательно явных для всех и ошеломляющих происшествиях. Самые обыкновенные, казалось бы, события часто имеют решающее значение в жизни конкретного человека, определенно убеждая его, что в этом мире все не случайно. Хотя, Господь никогда не принуждает человека к вере, не «припирает его к стенке». Всегда у каждого из нас есть свободный выбор – верить в случайность и бессмысленность мира, в вечную смерть, либо в его целесообразность, осмысленность и вечную жизнь. Думается, в итоге каждый получает по своей вере.

Юлия Новикова, 39 лет, г. Новосибирск, Россия

Что касается утверждения меня в православной вере, начну с того, что впервые я решила поститься в 2008 году. Но делала это исключительно для оздоровления физического. Так как, перепробовав всевозможные системы питания, решила, что православные посты самая оптимальная и проверенная тысячелетиями система. И вот, когда началась Страстная Седмица, меня потянуло посетить храм (за весь пост я там ни разу не была). Пришла в четверг не к началу службы, часов в 12. В храме было много народу и люди стояли в двух очередях. Я вообще не понимала, что происходит, и встала в какую-то очередь. Как позднее оказалось, это была очередь ко Причастию. И я причастилась!!! Когда я повернулась спиной к алтарю, чтобы отправиться за всеми запить теплотой, на весь храм прогремел вопрос: «А ты исповедалась?» У меня подкосились ноги, к голове прилил такой жар, мне трудно передать свое состояние, но оно было близко к обморочному. Я начала озираться, думая, что это мне батюшка так закричал. Но Таинство Причащения продолжалось, и люди за моей спиной начали меня теснить. Никто особенно на меня не обращал внимания. А я не могла сдвинуться с места. Делаю второй шаг и снова те же слова и тот же голос. Я начинаю понимать, что это не батюшка, не прихожане… На трясущихся ногах опять делаю шаг, и больше ничего не происходит. Не помню, как я дошла до свечной лавки и там, у бабули спрашиваю: «Я вот причастилась, но не исповедалась. Это страшно?» Ответ: «Это страшный грех». После этого и началось мое воцерковление.

Мария Леонова, 30 лет, г. Санкт-Петербург, Россия

Я восприняла веру одномоментно. Просто произошло движение к Богу, скорее даже крик души, потерявшей опору в мире. Тяжело и неожиданно заболел муж (менингит), у нас была совсем маленькая дочурка. Безусловно, первый порыв был в науку, надежда на врачей. Но процесс этой болезни нелегок, да и мне, сегодняшней, кажется, что таким был наш путь к вере, путь через скорби и болезнь. Промысел Божий распорядился так, что муж лежал в Боткинской больнице, недалеко от Лавры. А я, в свою очередь, совершенно неискусно, без всяких мыслей, и в то же время сквозь страх читала молитву «Отче наш». Ночью, вставая к детям, днем, просто всегда, зная эту единственную молитву (выучила ее при крещении). Потом пошла в храм. Затем и муж стал прогуливаться из больницы к Лавре, скоро он выписался. Болезнь прошла очень быстро, по словам врачей. Вдруг перешла в легкую форму (хотя мне кажется, что не вдруг). И вот с этого времени пошел процесс в нашей семье, точнее, мы пошли все вместе в одну сторону – к Богу. Для меня не были нужны какие-то доказательства, я просто уверовала. Может быть, совсем по-детски, с радостью и страхом одновременно. Но с тех пор я всегда чувствую Промысел Божий о нашей семье – и в горестях, и в радостях, и в мелочах, и в большом. Все это – наше обращение. Путь, каким оно произошло, все дни и то, как они складывались для меня лично, – все это по сути своей чудесно. Но не как нечто выбивающееся из закона, а как что-то из другой плоскости. Мне, как и многим, очень близка мысль о прикосновении к Святыне.

Наталия Драчева, 39 лет, г. Томск, Россия

Можно сказать, что со мной произошло чудо. Никогда я не была верующим человеком. Почти никогда не было у меня желания прийти в храм, помолится. Если и заходила, то только свечку поставить, вокруг поглазеть и убедиться, что мне здесь не место. Конечно, какая-то неосознанная вера всегда присутствует в человеке, всегда есть какое-то смутное стремление к вере, как чему-то вечному и совершенному. Хочется знать, что жизнь наша не бессмысленное действие, направленное на удовлетворение собственных потребностей, воспроизводство и т.д. Но искания эти уводили меня в другую сторону. Веры не было, а было мировоззрение, состоящее из винегрета отрывочных знаний. Эзотерика, йога, медитации и пр. Но что-то произошло с моим сознанием. Еще представляя Бога как высшую силу, нечто всемогущее, но отвлеченное, равнодушное и даже жестокое, еще совершенно не веря в Иисуса Христа, я начала почему-то искать молитвы. Конечно, самый простой путь – пойти в церковную лавку и купить молитвослов – не пришел мне в голову. На посещение храма я не решалась. Поэтому обратилась к интернету. А там мне попались лекции отца Андрея Кураева. Можно сказать, с них началось мое воцерковление. В них я получила ответы на многие вопросы, которые не давали мне прийти к вере. Но в то же время я понимаю, что если бы Бог не открыл мне себя, не открыл мое сердце или мой разум для понимания, я не смогла бы ничего понять. С отца Андрея началось моедоверие. Это доверие заставило меня читать утренние и вечерние молитвы. Не одну-две, как я собиралась, а все положенные и каждый день. Это доверие привело меня в храм – на службы, Исповедь и Причастие. И до сих пор, я думаю, во мне больше доверия к святым отцам – их проповедям, книгам, писаниям, житиям, чем настоящей веры. Потому что они с Божьей Благодатью, они ощущали ее, ощущали или видели Бога. А я могу только доверять им, ведь у меня такого опыта нет. Но есть надежда, что когда-нибудь со мной это произойдет (как я услышала в проповедях епископа Василия Родзянко: Надежда соединяет Веру и Любовь). Если я буду стремиться к этому, и усердно трудиться, и верить, то любовь Господа не пройдет мимо меня, и я обязательно обрету ее. Я согласна с отцом Андреем, что доказательства бытия Бога нужны верующим, или маловерующим, или сомневающимся (тем, сердце которых открыто для познания Бога), для того чтобы укрепиться в вере, найти пути познания Бога, убедиться в разнообразии Его проявлений. И ничем не помогут неверующим. Никакие доказательства не убедили меня в свое время в существовании Бога или Иисуса Христа – ни факты, ни логические размышления. У меня были свои ответные доводы, которые позволяли мне оставаться при своем мнении. Сейчас же я не сомневаюсь в Его существовании и во всем стараюсь видеть подтверждение этому.

Александра Овчаренко, 27 лет, г. Кронштадт, Россия

Категорически согласна с тем, что вера не достигается посредством аргументированного доказательства определенных постулатов, и что логическое обоснование тех или иных религиозных положений – это всего лишь «подпорки», а никак не фундамент для маловерующих или неверующих вовсе людей. Утверждаю так, потому что имею опыт общения с неверующим человеком – собственным мужем, которого на протяжении 10 лет тщетно пытаюсь заставить хотя бы задуматься о Боге. Заводя такие «агитационные» разговоры, я привожу различные логически обоснованные доводы, с которыми мой муж соглашается, однако вердикт его остается прежним: «Ну не верю я. Не верю…» А вот я верю! И не потому, что знакома и согласна с доказательствами Его бытия, а потому, что несколько раз в моей жизни испытывала ни с чем не сравнимое чувство Его присутствия и участия в моей жизни. Были в опыте моей духовной жизни события, которые иначе как чудесами Господними не назовешь. Расскажу о первом. Помню, когда мне было около 13 лет, в моей семье сложилась крайне тяжелая ситуация: мама была беременна младшим братиком, поздняя беременность в захолустном городке протекала трудно; папа остался без работы («лопнуло» единственное производство в городе); да еще и мы с 9-летним братишкой на попечении… Я ужасно переживала, а родителям – ах, как не сладко было: безденежье, безнадежность, отчаяние…. И вот однажды ночью я стала молиться Богу – как умела, по-детски. Долго-долго я плакала и просила Бога помочь нашей семье. Тогда, будучи ребенком, я молилась так искренне, так глубоко и так горячо, как, наверное, никогда больше не молилась, став взрослой. Через несколько часов молитвы меня озарило поразительное чувство – как будто кто-то бесконечно добрый, бесконечно надежный, бесконечно родной обнял меня и сказал: «Все будет хорошо. Не волнуйся». Вмиг я утешилась и поняла, что теперь – вот теперь-то! – бояться нечего. Меня поглотило незыблемое спокойствие, ощущение полноты жизни, тепло, благодарность, любовь… Я уснула самым счастливым сном. А через несколько дней папа встретил товарища, которого потерял из виду много лет назад. Оказалось, что товарищ – успешный бизнесмен, владелец собственной небольшой компании… Спустя неделю мы с аппетитом лопали торт (невиданная роскошь для того периода), купленный с первого папиного аванса, заработанного в компании друга-бизнесмена… А рожденный девятисотграммовый братишка выжил несмотря на неутешительные прогнозы медиков (слава Тебе, Господи!) и сейчас ходит в шестой класс. И вот пусть сейчас мне кто-нибудь скажет что-нибудь вроде «наука доказала, что Бога нет и не было». Я-то твердо знаю, что Он – ЕСТЬ!

Ольга Бубенцова, 36 лет, г. Раменское, Россия

Меня крестили в детстве. В моей семье разговоры о Боге не велись, но был обычай посещать храм по большим праздникам. В 18 лет я вышла замуж. Осознания того, что такое венчанный брак, тогда еще не было, но мужа я попросила обвенчаться. Господь даровал нам двоих детей. Когда нашему сыну было 4 года, произошло чудо. Мой сын попал под машину, причем за рулем машины был его папа. Мы гуляли во дворе, я отвлеклась на младшую дочь, которая заплакала в коляске. В это время во двор въезжал мой муж. С криками «папа!» ребенок побежал к машине. Муж в это время парковался и ребенка не заметил. На глазах у всего двора машина переехала падающего ребенка по ногам. Хирург сделавший снимки смотрел на меня, как на умалишенную, и все время спрашивал: «Вы уверены, что машина проехала по ногам?» У сына не было ни одного перелома, только гематома. Со словами «это какое-то чудо!» нас отпустили домой. Господь был милостив к нам! После этого случая мы стали чаще посещать храм, в нашем доме появились иконы, мы стали путешествовать по святым местам. А в 2008 году мы всей семьей летели из Италии. Наш самолет совершил аварийную посадку в Белоруссии, на одном двигателе. Это был кошмар! Кругом паника, плач детей. Я сказала своим детям: «Молитесь, только Господь спасет нас!», – и пообещала, что если останемся живы, то будем каждое воскресенье ходить в церковь. Господь услышал нас. Вот таким путем он привел нас в Церковь. Теперь мы ходим в храм, исповедуемся, причащаемся, постимся всей семьей! Каждые каникулы стараемся посетить святое место. Объездили пол-России, повидали столько чудес! Были у мощей святых Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Александра Свирского. Видели своими глазами мироточивые иконы, а в Одессе в селе Шабо кровоточивый образ «Бичевание спасителя». В прошлом году были у мощей Николая Угодника в Бари, ездили в Ланчано – видели Евхаристическое чудо, побывали в Лорето в наисветлейшем доме Девы Марии. Были в Черногории – приложились к деснице Святого Иоанна Крестителя, посетили Острог. Путешествуем на автомобиле, на самолете больше не летаем. Вся наша жизнь – это путь к Богу! Я надеюсь, что Господь нас не оставит на полпути!

Ольга Вагапова, 29 лет, г. Благовещенск, Россия

К вере я пришла вполне разумно и сознательно, и Господь давно стал центром моей жизни. А вот как я пришла в Церковь? Когда-то я была весьма далека от мнения, что мне нужно в нее войти. Как-то, идя по улице, взялась я размышлять о себе, о том, как соотноситься мое восприятие Бога с христианским пониманием. И в общем, даже из ограниченных атеистических источников, понимаю – никак не соотносится. Короче, поняла неожиданно, что я не знаю Бога. Вернее, знаю, но – как-то уж слишком абстрактно, безличностно, как некоторое Безграничье и Абсолют. И тут вопрос: а Бог ли это? Ну, т.е. вдруг понимаю, что вообще – я по-настоящему-то и не верю. И психую из-за этого на Бога. Если Он есть, Он просто обязан мне о том сообщить! Так я подумала.

Ну и, значит, так же про себя заявляю Богу: «Боже, если Ты есть! Я твердо не знаю, Какой Ты, но – Ты должен быть, и должен мне ответить. Вот прямо сейчас, сию минуту яви мне Себя и Свою Волю и именно так, чтобы именно я поняла что это Ты, и что Воля – Твоя, или я уже Тебе не поверю! И только прямо сейчас!» Сегодня я ужасаюсь своей наглости, глупости и такой ультимативности. Тем не менее иду дальше, поднимаю голову – и, как, наверное, все мистически настроенные люди, ожидаю, что увижу «знак» в какой-нибудь ерунде. Но… Вдруг чувствую страх. Вернее, даже трепет – т.е. я прямо чувствую, что услышана, и собственно в этом страхе уже и поняла, что вот Он, Бог. Я чувствую Его своей душой. Я в ужасе начинаю молиться и даже обещать Ему, что пойду в церковь. Страх проходит, и тут я, еще очень взволнованная, вижу идущего вдалеке священника. Надо сказать, у нас священника встретить на улице – вероятность редкая, да тут я еще и вижу, что это не какой-то там абстрактный батюшка, а знакомый: я с ним (он тогда просто парнишка был) лет за 5 до этого разговаривала именно о Боге – он тогда еще и не был в Церкви. Короче, я изумлена и обрадована ему.

Я так обрадовалась, что забыла про все свои завороты – а они вообще-то были у меня грандиозными, просто я не люблю об этом распространяться. А он, батюшка, тоже обрадовался – это было видно, так же издалека меня узнал, а, подойдя, первое что спросил: «Ольга, хочешь, пойдем в церковь?» Я сказала: «Конечно, хочу!» Ему нужно было зачем-то в магазин, я осталась его ждать. Ну и конечно, ведь священник – он носит образ Христа. Я это уже тогда откуда-то знала, и стала размышлять, Бог ли мне так являет Свою Волю, что, как только я о том помолилась, меня тут же вот так в храм зовут? Обуяли сомнения. А этот мой друг и раньше был чудный, а сейчас вообще стал какой-то необыкновенный – это я сразу увидела. Но что-то сильно много начиталась я в свое время о том, какая церковь «не такая» и какие «не такие» священнослужители. Короче, я решила по дороге в храм рассказать батюшке, почему я не хочу быть членом Церкви. «Если он меня хоть раз осудит, значит, это не может быть Воля Бога!» – так я решила. А если ни разу не осудит, значит, это Воля Бога, мне там быть! Ну и по дороге в храм начала батюшке излагать. Говорю, у меня крестика нет, и я давно его не ношу, хотя крестилась сознательно – батюшка тут же заводит меня в монастырскую лавку и дарит, и благословляет, и надевает новый крест. Говорю, что я боюсь ваших церковных «бабулек»: они меня съедят в моем «неформальном» виде, – батюшка посмеялся и благословил приходить хоть как и хоть в каком виде, главное, приходить. Уже на пороге храма я пугаюсь и говорю, что начиталась редкостной дряни и если что и читала о христианстве, то атеистические книжки. Батюшка просит его подождать – и дарит мне «Дары и анафемы» отца Андрея Кураева. Для меня это было совершенно необыкновенно: я ведь была уверена, что по каждой отдельной такой причине в Храм мне путь заказан. Короче, я совершенно точно уверилась, что это Воля Бога мне быть в Церкви, стала ходить на службы, и до сих пор воспоминание об этом чуде меня очень укрепляет. Потому что какие бы ни были у меня сомнения и смущения – кто я такая, чтобы спорить или сомневаться в Воле Бога, так явно выраженной? Я могу сомневаться в себе – но не в Боге же!

Наталья Дворянская, 34 года, г. Санкт-Петербург, Россия

Я пришла к Богу внезапно, это случилось в ночь смерти бабушки. Той, которая крестила меня в детстве. Я в одну ночь стала совершенно другим человеком. Я очень любила ее и сразу по ее смерти стала думать, чем же я могу ей помочь сейчас, ведь она столько для меня при жизни делала. Первая моя православная книжка – «Как мы можем помочь умершим», первые мои молитвы – заупокойные и псалтырь об умерших, первые мои службы – панихиды. Я уволилась с работы, стала посещать богослужения, ездить в паломничества, надела длинную черную юбку, платок – в общем, примерно год была в таком состоянии. Мое, такое суровое, воцерковление чуть не привело к разводу с мужем. Постепенно я стала вести обычную жизнь, стараясь не нервировать своими «постами и церквями» близких. Иногда приходила к Причастию – один раз за три-четыре месяца, а иногда и раз в полгода.

У меня нет детей. Я завела себе собаку и нянчилась с ней, как с ребенком, отдавая все свое время и силы. Про церковь за эти 2 года вообще забыла, перестала даже и молиться. И тут удар – у моего щенка рак (причем в последней стадии, самой тяжелой формы, который не поддается химиотерапии и операциям)! В октябре врачи (3 разных специалиста) сказали, что остается ему жить максимум 1 месяц. Я была в страшном горе. И очень «обиделась» на Бога: почему он мало того, что детей не дал, так еще и любимую собаку забирает?! С этой бедой я и пошла к священнику. Он мне сказал – сама виновата, это ты виновата в том, что произошло с твоей собакой, исправляй свою жизнь.

Вот с тех пор прошло 4 месяца, я стала регулярно молиться, поститься, причащаться. Моя собака до сих пор жива!!! Врачи не понимают в чем дело.

Марина Лобанова, 29 лет, г. Москва, Россия

К Богу я пришла после знакомства со своим мужем. Когда настала пора венчаться, оказалось, что нужно креститься, ну я пошла и покрестилась. Но вера моя была сначала поверхностной и неглубокой. Я ходила в церковь, иногда молилась, но все как-то неглубоко, если не вовсе «понарошку». И только после того, как однажды начались серьезные проблемы в семье, стала молиться по-настоящему, и Господь меня услышал. Он всегда был рядом, и, когда я открыла Ему свое сердце, то Он сразу вошел в него и изменил мою жизнь. Как? Думаю, что это невозможно объяснить словами – это нужно испытать!

Мария Руднева, 18 лет, г. Москва, Россия

Крестили меня в 1998 году. Тогда я целый год болела, лежала в больнице. У меня подозревали какие-то страшные болезни, первый класс я почти полностью пропустила – и главврач нашей детской поликлиники, естественно, «образованный атеист», сказала маме, что надо бы ребенка покрестить. Крестили. И болеть я как-то и перестала. Во всяком случае, тяжело. Конечно, в семь-восемь лет я мало что понимала в вопросах веры. Мама у меня до сих пор на пути к вере, собираемся ее крестить скоро, отец умер рано, а мои крестные были выбраны по принципу «друзья отца». В церкви я бывала очень редко. Когда подросла, полюбила в одиночестве гулять по городу, заходила в церковь – не ежедневно, но, тем не менее, с удовольствием и как бы «само собой». После этого чувствовала, что меня будто бы кто-то поддерживает, окутывает мягким коконом, подталкивает к хорошему и предостерегает от «неправильного». И так легко, хорошо становилось. Затем очень дорогой мне человек попал в беду. Увы, я не могла помочь ничем – ни морально (мы находились на очень далеких друг от друга социальных ступенях), ни материально. Впервые в жизни я испытала полную беспомощность. И вот тут я вновь обратилась к Богу по-настоящему. Уже целенаправленно ходила в храм. Молилась, ставила свечки, подавала записки – мыслей пойти непосредственно на Богослужение не возникало, я не знала, что это на самом деле, как бы это странно ни звучало. Схватилась за веру как за соломинку. Все обошлось, а я облегченно выдохнула.

Спустя два года я поступила в институт (МФТИ). Решив посвятить себя науке, я старалась особо не задумываться над отношениями науки и религии. Для меня наука была отдельно, а вера отдельно. Те самые «две истины». Но курс Виктора Петровича Леги все изменил. Виктор Петрович – сам выпускник Физтеха, поэтому мое доверие как коллега завоевал сразу. Благодаря этому курсу от концепции «двух противоположных истин» я отказалась, теперь наука и религия по-настоящему гармонируют в моем сознании. Еще один барьер между моим сердцем и Господом был убран. Затем, как многие в этом возрасте, я влюбилась. Влюбилась в недосягаемого человека. Обычная девчонка, с проблемами со здоровьем, в состоянии тяжелой депрессии и еще букетом подобных «цветочков». Я стала «глотать» книги о любви и психологии отношений. И как-то так получилось, что я стала постоянной посетительницей одного православного сайта, затем наткнулась на христианскую брошюрку о любви, потом стала целенаправленно искать православные книги о настоящей любви… Много размышляла, переживала, мучилась, но пережила свою возрастную влюбленность. И посмотрела на мир другими глазами. Морально-нравственные переживания юности меня преобразили. Я стала по-другому понимать любовь, отношения между людьми, изменила свои взгляды на брак и т.д. А тут и зачет по апологетике подошел. Тогда я с жадностью принялась читать православные сайты, статьи, книги. А недавно приняла осознанное решение воцерковиться. Исполняю. Не могу не отметить и влияние своего друга, воцерковленного человека, моего ровесника, с которым мы вместе ходили на курсы лекций Леги. А затем он меня привел на лекцию в православный лекторий. Когда я услышала там лекцию отца Всеволода Чаплина «Кто войдет в Царствие Небесное?», мне стало страшно. Страшно до слез – хотелось вскочить, убежать. Я четко поняла, что можно сейчас притвориться, что ничего не было и сойти с пути. И пытаться жить по-прежнему. А можно остаться, измениться, работать над собой, осознать свою ничтожность и немощность, но и жизнь сделать более осмысленной. И тем самым сделать ее лучше. Труднее, хуже, с моей привычной, «мирской» точки зрения, но лучше с той точки зрения, что звучала тогда с кафедры и вокруг меня. Пожалуй, эта лекция и стала моей «отправной точкой». Раньше я надеялась на себя, но теперь поняла, насколько важно, чтобы рядом с тобой были люди верующие, готовые наставить и поддержать, та самая церковь, в которую стремится мое сердце. Это очень помогает. Держит. Дает силу. Слава Господу, в нашем институте таких людей немало! Конечно, сейчас я новичок во всех смыслах – мне многому нужно научиться, многое изменить в жизни и т.д. Но это уже другая история…

Марина Корчагина, 30 лет, г. Егорьевск, Россия

Мой первый приход в Церковь был 15 лет назад. Гибель одноклассника привела в храм. Зашла в чем была: в шортах, в майке, без головного убора. Но это был первый раз, первый приход в храм. Что там читали, что пели – меня это мало интересовало. Не могла понять, зачем люди встают на колени. Не знала молитв, не могла креститься. Креста нательного не носила. Волей судьбы я познакомилась с верующей семьей. Прочитала литературу, которую мне дали. Заинтересовалась. Чудес никаких не просила. Хорошо помню свою первую исповедь. На утро должна была причаститься, но… меня увезли на операционный стол. Волей судьбы или врага рода человеческого – я не причастилась. Но, возможно, именно этим Господь и спас меня. По прошествии какого-то времени, анализируя все, я пришла именно к этому выводу. Началось посещение храмов, святых мест. Исповедовалась, причащалась. Но как началось, так постепенно и закончилось. Современный мир «засосал» в свое чрево. После очередной потери близкого человека вообще прекратила хождение в Церковь. Очерствела сердцем, неверие и отчаяние, казалось бы, победили. Роптала на Бога и Его святых угодников. Было ощущение, что Господь оставил меня. Но пути Господни неисповедимы. Бог, оказывается, не оставил, а дал мне возможность «насладиться жизнью» и сравнить, дал понять, что все-таки на самом деле важно и вечно. После многих предательств я поняла, что в любую трудную минуту не оставит только Бог. Спаси Господи!

Наталья Тарасова, 38 лет, г. Москва, Россия

Когда в школе меня спрашивали, верю ли я в Бога, то я говорила, что не являюсь атеисткой, но верю не в Бога, а в Высший Разум. Господь несколько раз давал мне знаки для выбора правильного пути. Еще в юности, когда я училась в институте, мне предлагали креститься. Но я не придала этому значения. Когда умерла моя мама, я тоже прибегала в храм, но не нашла там поддержки и успокоения. Стала читать разную оккультную литературу: К. Кастанеду, М. Булгакова, С. Лазарева, Нострадамуса. И вдруг – Новый Завет. На улице распространители сунули в руки. У меня стала вырисовываться какая-то картина мира. Я искала любви. Родив первого ребенка, я с мужем и ребенком крестилась. Тогда думала, что этого достаточно. Первая серьезная проблема возникла со вторым ребенком: я не знала, как мне управляться с обоими, чтобы никого не обидеть. И тут чудо: мне предложили семинар по православной психологии. Преподавали две искренне верующие девушки, и так все разложилось по полочкам, что ответ был ясен: без Церкви нет спасения. И вот тогда началось воцерковление и радость Богообщения. Начинала я со Сретенского монастыря, в то время на левой стене там висело фото Туринской Плащаницы. Это было очень сильное впечатление. Дальше были воскресная школа, чудесное избавление дочки от ночных страхов, исцеление сыночка от диатеза за одну ночь, чудный покров Богородицы в трудную минуту, доброе укрепляющее слово духовного отца. Даже в случае очередного падения всегда есть выход, есть опора – и можно подняться и идти дальше. Скажу более, каждое падение поднимает чуть выше.

Слава Богу за все!

Людмила Папилова, 55 лет, г. Москва, Россия

Как я уверовала? Проще рассказать о том, как я не верила. Крестили меня тайно. Отец был офицером, а значит – коммунистом. Однажды, лет в семь, я нашла спрятанную в бабушкином шкафу роскошную куклу, о какой и мечтать не смела. На коробке написано: «Моей дорогой крестнице Людочке от крестной». Как же я завидовала этой крестнице с моим именем! Года три завидовала или четыре, пока интерес к куклам не потеряла. Коробка так и пролежала нераспечатанной. Тайна раскрылась лет через двадцать. Я поехала в командировку в один маленький пограничный поселок в горах, отелей с удобствами там не было, зато жила наша старая знакомая. Я – к ней. «Крестница моя, Людочка!» – представила она меня соседкам. Ничего себе – у меня, оказывается, есть настоящая крестная! Новость меня окрылила. Наверное, мой Ангел-хранитель тогда до моего плеча дотронулся. Радостно так стало, необыкновенно: я вдруг почувствовала себя причастной к главной части человечества, к верующим, да что там причастной – полноценной православной себя почувствовала! Хотя до веры еще было далеко, впрочем, и сейчас не близко. Как я уверовала, трудно рассказать. Умер любимый брат. Но разве можно поверить в смерть наших любимых? Для Бога все живы – и брат воскресил для меня Бога. Это и есть чудо. К остальным чудесам я отношусь нормально. Мне и батюшка так сказал. Как-то пожаловалась ему на исповеди, что скорблю от безденежья. И вдруг деньги посыпались – буквально под ноги. Три дня подряд находила, небольшие суммы, но дело-то не в суммах, а в принципе. Батюшке говорю: «Чудо?!» «Нормально», – буркнул батюшка, для которого это было на самом деле обыденное явление.

Наталья Бондуровская, 33 года, г. Москва, Россия

Верующей в Бога я, кажется, была всегда, в том плане, что верила в Его существование, иногда пробовала молиться, но потребительски – в случаях нужды. В общем, казалось, что живу как все, как положено (не убила, не украла) и считала, что этого вполне достаточно, чтобы попасть в рай. Примерно семь лет назад с моей подругой случилась беда и ее еле спасли на операционном столе. Когда она поправилась, то сразу, целиком и полностью обратилась к Богу, а на мои вопросы она ответила, что получила опыт смерти, и ее хотели забрать в ад, – понятно кто. На меня это сильно подействовало, я очень четко осознала, в каком положении нахожусь сама. Далее Господь устроил так, что мы стали близко общаться с глубоко верующей женщиной, искренняя, настоящая вера которой, без притворства и показухи, привела меня в храм. Правильнее, наверное, сказать – Бог через нее привел. Я тогда училась на психолога, одним из самых сложных моментов было совместить тот огромный багаж теорий, психологических гипотез и полученного мной научного знания с верой. Теории противоречили друг другу и методы иногда были далекими от православия и граничили с эзотерикой. Наверное, в духовном смысле я могла себе навредить, помощь оказал батюшка, который после исповеди сказал очень простые, но самые правильные слова.

Юлия Праворская, 38 лет, г. Санкт-Петербург, Россия

Я просто верила, хотя тогда еще ничего не знала про Христианство. Я не видела ни одной церкви, их просто не существовало там, где мы жили. Зато я знала про Пасху, Троицу, да еще про Илию Пророка. Встреча произошла, когда мы переехали жить в Ленинград. Поселились недалеко от Александро-Невской Лавры. Очень часто я туда бегала на службы. Ощущения были невероятные. Но я ничего не понимала, только чувствовала. Крещение я приняла в 17 лет. Это действительно было счастье: я наконец-то почувствовала общность с Церковью. Далее – взрослая жизнь, мои близкие, мои друзья не были настолько верующими, и как-то я тоже вскоре потерялась, растворилась в этой среде. «Возвращение блудного сына» произошло год назад. Среди житейских и личных проблем внутри возникла такая пустота – прямо «черная дыра». Видимо, я так взмолилась, да было такое сильное желание изменить свою жизнь, что Господь меня услышал. В сердце поселилась радость и любовь. И начали в моей жизни происходить чудеса. Их так много за прошлый год случилось, и никто меня не переубедит, что это не по воле Божьей. Я только об одном расскажу, очень хочется поделиться. В прошлом году с визитом в Санкт-Петербург приезжал Патриарх Кирилл. Мне так хотелось, чтобы на службу пошли мои дети и родители. Очень сложно теперь современных подростков привести в церковь. На службе было очень много прихожан, невозможно было поднять руку, чтобы перекреститься. Нам повезло, мы оказались совсем рядом с Патриархом. На елеопомазание пустили только студентов-семинаристов и священнослужителей. Правда, удавалось и деткам. Моему младшему сыну было тогда 13 лет, сам по себе он маленький, и его взяли с собой монахини, а вот старший большой оказался и никак ему не попасть. Я очень переживала, что ему никак не подойти на елеопомазание, а потом заставила себя смирится. И вдруг кто-то его стал вытаскивать из этой массы людей, а это действительно было сложно. И этим человеком оказался отец Андрей Кураев. «А вдруг семинаристом будет!» – сказал он. Это очень сильное ощущение для 15-летнего ребенка не прошло мимо. Тогда не только я вступила на путь воцерковления, но и вся моя семья.

Лариса Рассказова, 55 лет, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Преподаватель воскресной школы

Может быть, мой рассказ поможет кому-то прочнее встать на путь к Богу. Господь по мере наших сил попускает искушения на этом пути и по вере нашей мы получаем милость от Него. Причастие – это не таблетка. Согласна. Сам Господь знает и решает, кому Причастие будет в осуждение, а кому – как лекарство.

Это случилось несколько лет тому назад. Моя мама была тяжело больна, прикована к постели. Она была верующим человеком. В свои 80 лет могла выучить и рассказать любую молитву. Меня это очень удивляло, так как она иногда многое забывала и часто повторялась. В последние дни жизни она не вставала – медицина была бессильна. Тогда я сходила в храм и пригласила священника, для того чтобы он причастил и исповедовал ее. После того как священник исповедовал и причастил мою маму, произошло чудо – на моих глазах отечность ног исчезла, они стали такими же, как и прежде. После чего она в первый раз за все время ее болезни попросила поесть.

Это чудо заставило меня переосмыслить всю жизнь. После чего я только уповаю на милость Божию и иду по дороге к Нему. Слава Тебе, Господи!

Татьяна Егорова, 41 год, г. Усть-Каменогорск, Казахстан

В двух словах о том, как я пришла в храм, не расскажешь. Крещение я приняла 6 лет назад, но до сих пор воцерковленной себя не считаю. Слишком много лет было прожито в неверии. Те, кто воспитывался в духе атеизма в советское время, меня поймут. Выросла я в семье, которая не жила в православной вере. По маминой линии в роду у меня все были староверами. В детстве мне было интересно слушать Библейские притчи и истории, которые рассказывала бабушка, но воспринимала я их как сказки – не более. Отец был из православной семьи, но тоже воцерковлен не был. Шли годы. Жизненный опыт мне подсказывал, что не так все просто с устройством окружающего мира. Есть явления в жизни, которые с точки зрения официальной науки ну никак не объяснить. Затем, где-то в середине 90-х, в то время, когда я училась в институте, в комнату общежития, которую мы снимали с подругами, среди ночи ворвался то ли обкуренный, то ли обколотый наркоман и устроил полнейший разгром. При себе у него был нож, и нам угрожала реальная опасность. Я, не зная ни одной молитвы, взмолилась к Господу своими словами с просьбой спасти нам жизнь и дала обет, что если мы спасемся, то я схожу в храм и поставлю свечу за наше спасение. Только чудом мне удалось выскользнуть из комнаты и вызвать милицию. В храм я пошла примерно через полгода. До сих пор помню то чувство неловкости, которое меня посетило, когда я впервые вошла в него, – ведь я не знала как себя вести, но бабушки, которые там находились, доброжелательно подсказали мне, что делать. В то же время я купила карманный молитвослов и начала иногда читать молитвы. После чего стала замечать, что если молитва идет от сердца, то Господь помогает. Но крещение я приняла только через несколько лет. Много сомнений меня посетило за это время. В конце концов, я для себя сделала вывод о том, что я верю в Господа и хочу принять Православную веру. Вопросов у меня и сейчас много возникает, но веры в Господа у меня теперь уже никому не отнять.

Любовь Шестакова, 58 лет, г. Алматы, Казахстан. Астроном

1. После 2-го курса института ездила на практику в Пулковскую обсерваторию. Там была организована экскурсия в Печерский монастырь. Мы наблюдали, как монахи шли в трапезную. Младшему было 26 лет. Я до сих пор помню его бледное одухотворенное лицо. Шел 1971 год.

2. Пытались с подругой попасть на Пасху в Елоховскую церковь (Москва). Мы подошли уже совсем близко. В 3 часа ночи нас вытащил из очереди комсомольский патруль. Пригрозили, что могут сообщить по месту учебы и нас исключат. Но ничего такого не случилось. В церковь, увы, не попали.

3. В 1981 году (если не путаю год) уже в Алма-Ате увидела в журнале «Наука и жизнь» восстановленный портрет Христа с плащаницы. Подумала: «Вот, можно посмотреть в глаза Богу».

4. В 1986 году умер отец. С матерью и ее очень набожной сестрой, ходили в церковь на панихиду. Это было первое посещение церкви.

5. В 1994 году крещена (вместе со своей взрослой дочерью) по просьбе матери. Как выяснилось, вторично. Это было перекрещивание: оказалось, что в детстве нас крестили, только без священника.

6. В 1996 году умерла от рака подруга Анна, к которой я ходила каждый день и наблюдала все, что с ней происходит. На смертном одре она крестилась после «вещего» сна: как она сообщила, некто во сне ей явился и советовал покаяться. После крещения она воспряла и прожила еще полгода. Были и другие видения, в предпоследнем ей сказали: «Тебе дается последний шанс». Последнее она не озвучила, а только дала мне книжку с телефонами. Я набирала номера, а она прощалась со всеми. Через 2 недели она умерла. После ее смерти, фактически, я была вынуждена молиться за нее. Если я отлынивала, она снилась мне в глубокой печали. Очевидно, что к протестантам поминать умерших не пойдешь.

7. В 1997 году появилась верующая подруга, которая привела меня в 1999 году к знакомому священнику, с этого года регулярно исповедуюсь и причащаюсь.

Вот так, шаг за шагом, по промыслу Божьему пришла к вере. Наука не стала помехой. В 2003 году были еще 2 смерти: сначала мать, потом еще одна подруга, с интервалом около недели.

Мама Вера умерла на 90-м году жизни у старшей сестры в Екатеринбурге. 2 месяца мы вместе с сестрой ухаживали за ней. Наблюдали, какие бывают предсмертные искушения. Наблюдали, как в душе ее происходит борьба добра со злом. Сестра, тогда еще невоцерковленная, читала «Мои посмертные приключения» Юлии Вознесенской. Она возмутилась после эпизода восхождения души на гору, как «непрозрачные» души не могли взойти туда, как бы «таяли» от яркого света и жара. А прозрачные души проскакивали через свет, не обжигаясь. Сестра сказала, какая странная фантастика, просто чушь какая-то. Буквально через день-другой у мамы было видение: она смотрела вверх и как бы видела множество умерших родственников, которые пришли за ней. Она им ответила, что не пойдет с ними, потому что не сможет еще подняться на гору. Благодаря этому видению мы узнали имя деда, которого не могли добиться от матери в обычной жизни: она его не помнила, так как рано осталась сиротой. Здесь она обратилась к своей умершей матери по имени и отчеству: Анисья Дмитриевна. Этот момент интересен еще тем, что нас она по имени уже не называла. Мы были для нее просто какие-то дежурные девочки.

Было явное свидетельство, что человек перед смертью помнит только душеполезное, она вспомнила все молитвы, какие знала, и часто их повторяла, мы ей были уже не нужны. Перед кончиной, недели за две, она уже смирилась и готовилась к смерти, истерики прекратились. Отошла тихо, под утро. Надеемся, что спаслась.

Едва я вернулась домой в Алма-Ату, как звонит подруга, требует срочно Соборование и Причастие. Мы с ней познакомились на похоронах Аннушки в 1996 году, они вместе были на операции по поводу рака. Ее звали Татьяна, она прожила дольше Анны на 7 лет. Как раз успела вырастить сыновей. К вере хоть и пришла, но были проблемы. А тут вдруг так взволнованно сообщила, что наконец-то поняла, что такое грехи числом, как песок морской, целую тетрадку исписала. И еще: она филолог была по образованию, по-немецки даже стихи писала, а про молитвы на славянском говорила, что не понимает их. И вдруг, как прорезалось: «Там, – говорит, – каждое слово – перл». Так и отошла, по-христиански и быстро… Так как ухаживать особенно было некому: младшему сыну 15 лет, не хотела его обременять.

Марина Колосова, 46 лет, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Пресс-секретарь Усть-каменогорского благочинного церковного округа. Экс-редактор журнала «Деловой Усть-Каменогорск»

Я хотела бы рассказать о тех чудесах, которые произошли в последнее время со мной. Первое чудо произошло в начале этого года, когда меня пригласили работать в пресс-службу нашего благочиния. И, собственно говоря, с этого момента начались мои чудеса и пошло воцерковление. До моего прихода в Церковь, меня не покидало чувство, словно все, что я ни делаю, – будто черновик пишу, в котором полно клякс, помарок и ошибок. И всегда внутренне спрашивала себя, когда же я буду жить так, чтобы жизнь свою не сравнивать с черновиком, чтобы все делать так хорошо и правильно, словно в чистовике ровным и красивым почерком написать, так же и все свои дела и поступки в жизни совершать, старательно, на чистовую, набело, без помарок и ошибок. Ведь жизнь стремительна и невозвратима к своему истоку, как вода в горной реке. Ход ее не остановишь ни на минуту, а тем более не исправишь и не перепишешь в своей жизни то, что успел натворить. И лишь с приходом в Церковь я стала осознавать, что начинаю внутренне меняться. Это почувствовали даже мои родные и близкие, правда, пока не всегда одобрительно к этому относятся. Здесь, в Церкви, я впервые смогла раскрыть свое сердце на Исповеди и почувствовать какое-то внутреннее облегчение, а также познать радость от первого в своей жизни Причастия, сошедшей на меня Божественной благодати, которая проявлялась то в светлом и радостном, умиротворенном чувстве, то слезами, частенько исходящими из меня таким неудержимым потоком, что весь день ходила зареванная. И пошла такая переоценка жизненных ценностей! Все, что раньше было интересным или как-то занимало меня, либо совсем ушло из моей жизни, либо отошло на второй план. Например, я почти полностью перестала смотреть телевизор, особенно сериалы и развлекательные шоу, теперь включаю лишь иногда, когда идут православные передачи. Также я почувствовала себя более спокойной, более терпимой, смиренной по отношению к другим людям, такие чувства, как гнев, вспыльчивость, раздражительность, практически оставили меня с Божией помощью. Кроме того, в этом году мне удалось побывать в паломничествах. Незабываемым было паломничество в Томск и купание в Святом источнике близ Искитима. Благодаря моему приобщению к Церкви я познакомилась в этом году со многими интересными людьми: священниками и их семьями, простыми прихожанами из разных храмов. И всюду я чувствовала такую теплоту, такую сердечность от порой почти незнакомых мне людей, которые по Духу стали мне такими близкими и родными, словно я попала в одну большую дружную семью, имя которой я теперь знаю – это наша Церковь Христова. А во-вторых, именно в Церкви стали осуществляться мои давние мечты или заново совершаться какие-то дела, которые раньше, когда я еще не знала Бога, не давали своих положительных плодов. Так, мое юношеское увлечение театром нашло себя в организации утренников к православным праздникам в храме. А неудавшаяся в молодости карьера педагога с Божией помощью привела меня исправляться и работать над собой в воскресную школу, где многому учусь у приходящих туда детей и педагогов. А также моя мечта – «ни дня без строчки» – наиболее полно теперь раскрывается в освещении дел нашего благочиния. Без должного богословского образования, но по горячим молитвам, Господь всегда помогал мне найти необходимые слова для написания статей, а также посылал силы, душевные и физические, чтобы справиться с поставленной задачей. А это ли не чудо? Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! Господи, помилуй нас грешных, вразуми и не оставь без Своего попечения о нас! Спаси всех нас, Господи!!!

Римма Кубикова, 58 лет, Красноярский Край, Россия. Представитель СМИ

Вообще-то это сокровенное, поэтому кратко. Дважды явным образом – чудом – Господь спасал меня от греха. Одного и того же. Второй раз так грозно, что я мгновенно и навсегда излечилась от своего греховного недуга. Благодарю Тебя, Боже! Дважды: один раз в детстве, второй раз во взрослой жизни были мгновения, которые я называю «Боженька поцеловал в сердце». Недолгие мгновения, может минута, может три, но это состояние, когда время исчезает – инобытие. Оба раза я была одна, наедине с природой. Первый – на реке, вечером, ждала подружку. Было тихо, река плавно несла свои темные воды, чуть смеркалось. Мне было лет 11–12. И вот случилось – описать невозможно в принципе. Весь мир (я же была девчонкой и не способна была философствовать) стал как натянутая тетива, что ли; или вдруг весь мир словно вошел в область высокого, в миллионы ватт напряжения. И абсолютная тишина. И ты вместе с рекой, небом – одно, и так хорошо! Второй – ездили с работы в тайгу за малиной. Я откололась от группы и вышла на обычную полянку. И снова тот же щелчок, оцепенение и потом вроде пробуждения. И понимание, что это снова оно – приходит, когда этот миг уже прошел.

Я много лет прожила на свете. И знаю для себя точно: те два мгновения сделали мою жизнь в тысячи раз более ценной, хотя в ней и так было много хорошего – любовь, дети, внуки. Но это личный опыт, и он иррациональный, не фактологический. И вообще, я всегда физически ощущаю, как милостиво Он несет меня на ласковой ладони Своего мира. Эту фразу я выдумала не сейчас. Много лет она живет во мне. Потому что я знаю, что это действительно так. Я ощущаю даже легкое колыхание. Что касается науки, я много думала об этом. И для меня непреложно, что уровень развития науки – это мера доверия Божьего к нам. И никаких мучений или сомнений по поводу открытий.

Татьяна Алилуенко, 38 лет, г. Орджоникидзе, Украина

Новоначальных «Господь на руках носит». Так произошло и со мной. В поисках ответов на вопросы желающего воцерковиться (тогда я даже слова этого не знала), я «бродила» по православным сайтам, и вдруг вижу на «Азбуке.ру» (azbyka.ru) объявление о наборе на Православный Интернет-Курс (pravkurs.ru). Не имея опыта молитвы, я попыталась, как могла, обратиться к Господу за помощью – оно или нет. Мне Господь ничего не «сказал». Я подумала, значит, решение придется принять самой. Но ведь я обратила внимание на это объявление! Участвую в собеседовании. Прохожу. Но до начала семестра – целый месяц. Спасибо «Азбуке». С ней я пережила первый в жизни пост. Со статьями «Азбуки» начала читать рекомендованную литературу. Стала ходить в храм, исповедоваться, причащаться. У меня навсегда останется в памяти ощущение полета от первого того месяца. А дальше, как у многих учащихся на Курсе, посыпались неприятности. Вдруг заболел муж. Ну конечно же, не вдруг. Обострение хронического панкреатита вдруг не бывает. Голод, холод и покой с поддерживающей терапией не помогает. В больницу категорически отказывается идти (все знают, как упрямы бывают мужчины). Слабеет и желтеет. Дошло до того, что сына трехлетнего от слабости нести не мог, пóтом исходил. Пришлось снова самой принимать решение. Главврач больницы иногда ведет прием по личным вопросам. Вот со своим вопросом я и пришла. «Заочно» укладываю мужа в больницу, остается только его об этом поставить в известность. Всю дорогу к нему на работу я просила у Господа, чтоб он вложил мне в уста нужные слова. Не вложил. Зайдя в кабинет, не смогла внятно начать объяснение – у меня потекли слезы. Муж согласился пойти на прием к хирургу. Хирург после осмотра его даже домой не отпустил: «В палату! Жена все принесет». Три дня – капельницы, уколы, голод и покой. То время – время непрестанной молитвы. Когда готовила кушать, когда читала сказки сыну, когда бежала в больницу с минералкой – я ни на секунду не отступала. Я не вникала в тонкости лечения, врачи делали, что считали нужным. Я молилась своими словами. Молилась по молитвослову. Молилась Господу, Божией Матери, святым, своему ангелу-хранителю, его ангелу-хранителю. Все знают, что такое больница, что такое, когда любимый человек в опасности. Бываешь готов даже поступиться принципами ради любимого. Ни для кого не секрет, что врачи «берут» – подарками ли, деньгами ли… Спросила и я у своей знакомой медсестры, что принято давать. Она мне сказала. Я приготовила нужную сумму. Но по дороге в больницу приняла решение, что эти деньги пожертвую на строительство храма. «Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного… У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6, 1–4). Я так и сделала. Тихонько положила в ящик и незаметно с молитвой ушла: «Ум и руки врачующих нас благослови, да послужат орудием всемощного Врача, Христа Спаса нашего…» И вот первое обследование – УЗИ. Панкреатит не подтвердился. Ура! Подозрение на язву. Назначена гастроскопия. Муж, естественно, нервничает. Накануне вечером говорю: «Все будет хорошо. Ты мне веришь?» – «Верю». Утром звонит и довольным голосом сообщает, что уже все. «Что значит все?» – «Все в порядке. У врача, делавшего обследование, очки на лоб поднялись от удивления! Он сказал, что у меня даже воспалительного процесса не наблюдается, не то что язвы!» Через неделю муж, похудевший, повеселевший, не только выздоровевший, но и отдохнувший от изматывающей работы, вернулся домой. Я со слезами призналась, что потратила деньги «не по назначению». И снова молилась, теперь уже благодаря и прославляя: «Тебе Бога хвалим, Тебе Господа исповедуем, Тебе предвечнаго Отца вся земля величает; Тебе вси ангели, Тебе небеса и вся силы, Тебе Херувими и Серафими непрестанными гласы взывают: Свят, Свят, Свят, Господь Бог Саваоф, полны суть небеса и земля величества славы Твоея…» Прошло время. Позади обучение на курсе. Столько всего узнано, и столько предстоит узнать! Но не прошла со временем моя уверенность, что избавление от неизлечимой болезни – это чудо. И оно навсегда останется со мной. Не важно, что думает об этом мой неверующий муж, не важно, как относятся окружающие… Главное, я знаю.

Максим Кривоногов, 36 лет, Петропавловск, Казахстан

Понимание о том, что есть Тот, Кто создал окружающий мир, у меня возникло еще в школе. Ну не может быть, что законы, по которым все вокруг нас существует, сами собой возникли! Укрепилась же вера после посещения Псково-Печерской лавры. Ездил по турпутевке и увидел там схимника. Меня поразила и его одежда, и его прекрасное одухотворенное, как бы пронизанное светом лицо. До этого мне не приходилось видеть ничего подобного! Первое Причастие принял только через три года. Да и после часто забывал о Боге.

Не понаслышке знаю, что многие приходят к Богу через какое-то видимое и осязаемое чудо. Наверное, многих это привело к Господу и еще приведет. Но лишь бы не заменить нам верой в чудеса веру в Творца. Не стать фарисеями, требующими знамений с неба.

Наверное, главное чудо – это когда слово Божие касается сердца неверующего!

Роман Ромейко, 26 лет, г. Усть-Каменогорск, Казахстан

Уверовал, когда увидел непреодолимый тупик на своем жизненном пути. Когда никто не мог мне помочь. Когда сам ничего не мог разглядеть впереди, и никто не мог сказать, куда идти и что делать. Когда все вокруг, словно разводя руками, не могли ответить на мои вопросы и дать мне хоть немного уверенности в моем будущем. И я начал искать Того, Кто вообще в этом мире главнее всех. И вот, постепенно, с помощью православного интернета и сайта azbyka.ru, стал открывать для себя новый мир. Пошел в храм, хотя и был крещеным к тому моменту уже 5 лет (крестился неосознанно – «как все», «от порчи и сглаза» и «чтобы не болеть»). Мало-помалу, через полгода, приготовился к первой исповеди, покаялся, причастился, и вдруг, в этот же день, запутанный жизненный клубок сам начал распутываться, и в конце концов, Слава Богу, все наладилось.

Оставив пару лет назад написание кандидатской диссертации и научное будущее, я для себя решил с наукой повременить. Соотношение веры, опыта, науки, логики и чуда буду рассматривать, соотнося со своим опытом и с новым взглядом на мир.

Георгий, 36 лет, г. Киев, Украина

В прошлом году я твердо решил держать Великий пост. Причем держать правильно: не только без мясного, но и удерживая себя от любого греха, читая Священное Писание, обращаясь с молитвами к Богу. И со мною начали происходить чудеса. Как-то при чтении Послания к Галатам я вдруг увидел там то, чего не видел никогда. И я понял что произошло!!! Я понял какая жертва была принесена! Меня как молнией поразило. Я отложил книгу и заплакал. Затем узнал, что нужно делать перед Причастием. Впервые за много-много лет исповедовался и впервые причастился. Помню, как по совету иеромонаха, принимавшего мою исповедь, со слезами жег бумагу с записанными прегрешениями. А на следующий день утром, когда проснулся, со мною произошло маленькое чудо, о чем я ходил рассказать священникам Свято-Введенского монастыря и Киево-Печерской Лавры. Меня удивило то, что оба священника, с которыми я тогда разговаривал, нимало не удивились моему рассказу. Оба посоветовали не обращать на произошедшее внимания, молиться, следить за своей духовной жизнью (теперь-то я понимаю почему). Помню слова батюшки, которые он сказал тогда, после разговора со мною, улыбнувшись: «Вы становитесь христианином».

Светлана Батулова, 35 лет, г. Тольятти, Россия

А вот еще чудо: у нас в городе недавно у женщины родилась четверня! Ну ясно, журналисты табуном к ней: расскажите, как дело было, через пробирку, небось, – раньше-то и одного «завести» не удавалось! Оказалось, нет, все естественно. Были с мужем в Святой земле и на горе Моисея попросили у Господа даровать ребеночка. А он подарил вчетверо от того, что просили!

Жизнь Церковью

В данном разделе мы приводим сочинения учащихся Православного Интернет-Курса. Это короткие рассказы-размышления на определенную тему, написанные не священниками и богословами, а простыми мирянами – бизнесменами, служащими, домохозяйками. Люди пишут о том, чем живут – Церковью, которая есть большая семья, с Богом – Отцом, Матерью – Богородицей, старшими братьями – ангелами и святыми и младшими – нами, живыми и усопшими, праведными и грешными. Родных не выбирают.

Надежда Тимошина, 56 лет, г. Москва, Россия

О смысле жизни

Не важно в каком возрасте, но каждый человек однажды задумывается о том, что его жизнь на земле временна и конечна. Хочу сразу пояснить, что я получила атеистическое советское воспитание и крестилась поздно, в 39 лет. Когда ко мне пришло это понимание, сказать точно не могу. Может, в 10–11 лет. Я до сих пор помню весь физический, животный ужас осознания того, что когда-то и я умру, что меня просто не будет, что я исчезну навсегда. Когда я в слезах и истерике – «Не хочу!!!» – подбежала к маме, она сказала мне лишь, что «это будет еще очень-очень не скоро, успокойся». Много позже где-то прочитала я совет детского психолога, что отвечать ребенку в подобной ситуации. Смысл рекомендации был таков: отвлечь чем-то приятным и напоить горячим сладким чаем.

Сейчас люди стараются жить и совсем не думать о смерти. Эта тема стала тяжелой и неприятной, о ней просто не принято говорить. Живут так, будто никогда не умрут, а умирают так, будто никогда не будут жить вечно. «Э, гуляй – один раз живем! Бери от жизни все, наслаждайся! Туда с собой ведь ничего не возьмешь!» – кто из нас не слышал подобных утверждений?

Ошибаются, именно туда каждый возьмет с собой все свои богатства: груз помыслов своих и всего содеянного. И придется держать перед Создателем ответ за то, как распорядился вверенной тебе временной земной жизнью, чтобы получить Жизнь Вечную. Никто не сможет избежать этого Суда. И только от самого человека зависит, каков будет этот груз, какая чаша перевесит – добра или зла. Но похоже, что до сих пор большинство землян следует рекомендации того психолога: «Отвлечь чем-то приятным и напоить горячим сладким чаем».

До слез жаль тех, кто до сих пор не пришел ко Христу. Особенно тех, кто и не пытается идти, откладывая «на потом» или вообще выбрав дорогу в противоположном направлении. Сейчас столько возможностей изучать Истину, а потом на деле применять свои знания, просто жить по Христовым заповедям! Да, это очень трудно. Ведь придется полностью изменить свой образ жизни, отказаться от стольких соблазнов этого мира. А грех завернут в яркую красивую упаковку и кажется таким сладким.

Отказаться от лжи и воровства, немилосердия и жестокости, блуда и сквернословия, пьянства и чревоугодия и многого другого – это означает стать «не таким, как все». Но мы помним предупреждение Христа, что это неизбежно, что все христиане должны быть готовы к такому отношению к ним: «Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое» (Мф. 24:9).

Конечно, сейчас за веру Христову гонят не пытками и казнями, а поношениями и насмешками, кощунством и неверием. Очень трудно благочестивому человеку терпеть эти насмешки, колкости и гонения, «а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15:19). Но, избрав смирение и терпение, никак нельзя быть безмолвным, нужно всегда уметь дать ответ о своей вере. Приняв истину и свет Христов, мы не должны, просто не смеем скрывать его от окружающих нас из-за ложного стыда или боязни показаться отсталыми среди современного безбожия. Впрочем, просвещаясь светом Христовым, мы приобретаем не права, а обязанности. «Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф. 5:12). Кто принял этого света больше, с того больше и взыщется, если светом своим не освещал он окружающую непроглядную тьму.

Для этого Господь дал человеку жизнь и привел в этот прекрасный земной мир! Иди к Богу, всеми силами старайся жить по заповедям Христовым, а если ослаб, проси Божией помощи и поддержки. Полностью предай себя воле Божией, перевоспитывайся, возрождайся, преображайся и стремись попасть в Царство Небесное. Здесь, на земле, мы только учимся жить, готовим себя к Вечности. Так не откладывай своего исправления, человек, потому что никто не знает, когда именно закончится твой земной путь, за пределами которого уже нет места покаянию и исправлению.

Господь всегда рядом с тобой и стучится в дверь твоего сердца; открой, человек, прими сердцем своим Христа! Полюби Бога так, как и Он любит тебя!

Мария Морозова, 29 лет, г. Москва, Россия

О Вере

Когда мы говорим «я верю», первое, что приходит в голову – «не знает», «слепо принимает непроверенные факты». Но для ветхозаветных евреев, для первых христиан «верить» значило доверять и быть верным Богу. Сейчас эти смыслы ушли на второй план, а ведь в них самая суть христианской веры. Вера – это всегда доверие Кому-то, а не чему-то. Миллионы людей считают христианское мировоззрение наиболее гуманным, нравственным, но это не означает наличие у них веры. Верить, доверять, быть верным можно только Личности, Богу. Образец веры явил Авраам, который настолько доверял Богу, что оставил все, что у него было, и пошел туда, куда указал ему Бог. Он бесконечно верит Богу и исполняет Его волю спокойно, хоть и не без ужаса (когда несет своего сына на заклание, например), т.е. не слепо и бездумно, а именно осознанно. Какова роль сомнения, когда мы говорим о вере? Слово «со-мнение» означает «более чем одно мнение» по какому-то вопросу. Сомнений не стоит бояться, ведь они относятся не к Богу, а к нашим представлениям о Нем. И каждое сомнение – это путь к новым открытиям, к более глубоким знаниям о Боге, что лишь приближает нас к Нему. Откуда берется вера? Либо человек переживает опыт встречи с Богом, либо видит в глазах другого человека сияние вечной жизни. Если человек переживает непосредственное общение с Богом, то, когда оно заканчивается, у человека остается сознание того, что этот опыт общения был. Здесь заканчивается опыт и начинается область веры. Доказательств бытия Бога немало, но они не доказывают бытия Бога так, как это делают классические «доказательства», потому что нельзя доказать существование Бога, можно лишь привести к абсурду утверждение, что Бога нет. Наша вера потому и дорога Богу (дерзну предположить), что доказать Его нельзя. Хотя мы и говорили, что основным смыслом слова «вера» является доверие и верность Богу, тем не менее знание о том, что Бог есть, вытекающее из личного общения, по окончании этого общения тоже вера – что оно было, ведь «на руках» у нас ничего не остается (я имею в виду, ничего видимого). Мне понравилась мысль отца Андрея Кураева о том, что «верующий человек отличается от неверующего тем, что круг его опыта просто шире». Вера – это открытость сердца. Но мало просто открыть свое сердце, важно еще и ожидать ответа, ожидать вмешательства Бога в нашу жизнь, без этого условия вера останется неживой. Также вера возможна только при наличии смирения (сознания своего несовершенства) и послушания (готовности исполнить Божью волю). Веру можно потерять… Примеров множество. Для поддержания веры нельзя пренебрегать таинствами – ведь в них мы приобщаемся Богу; молитвой – ведь так мы общаемся с Богом, а общение с Ним всегда глубже, чем любые разговоры о Нем. Но разговоры (изучение основ веры, Священного Писания, Священного Предания, творений Святых Отцов) могут сделать общение более осмысленным и глубоким.

Игорь Тютюнник, 41 год, г. Логойск, Беларусь

О Вере

Говоря о вере, митрополит Антоний Сурожский уточняет, что слово «вера» многозначно: первое его значение – доверие, второе – верность, третье – то содержание веры, которое мы обыкновенно и называем верой и которое является результатом того, что через доверие Богу и верность Ему мы познаем Его и делаемся уже способными о Нем что-то сказать. Если наша вера есть вера в Кого-то (Бога), то домыслы, направленные против нее, не могут ее поколебать. Вера же в те или иные богословские, псевдобогословские или попросту суеверные выкладки может легко быть подвергнута сомнению.

Именно так начинает проникать в нашу жизнь религиозная вера: от религиозного свидетельства тех, кто познал Бога и живет с Ним, через доверие к свидетельству святых пророков и апостолов. Проходит время, вера укрепляется опытом личного общения с Богом, открывая нам Божественную Любовь. Наша жизнь меняется, обретая высший смысл и причастность ко Христу. Мы приходим к Богу не через определенный образ мыслей, а через определенный образ жизни. Можно привести в пример любовь ребенка к родителям: она существует без всяких логических доводов.

Общее понятие веры мы видим у Апостола в 11-й главе Послания к Евреям: уверенность в вещах невидимых… Когда опыт уже невидим и неощущаем, но сознание того, что это состояние только что было, созерцание хранится еще в душе человека и уверенность его абсолютна, хотя само созерцание или предмет этого созерцания стал теперь невидим. Это область веры: мгновение, когда человек открывает, что ушло видение, а уверенность все еще тут. Такой опыт мы видим в жизни апостола Павла – его видение Христа на пути в Дамаск (Деян. 9:3), и в других случаях христианской жизни.

Господь открывается нам в созерцательном молчании и в богословском утверждении, в таинствах, которые, по учению Древней Церкви, являются средством нашего приобщения Богу. Когда человек сподобился этой добродетели, соединения со Христом, он со спокойствием и внутренней тишиной встречает удары судьбы, мужественно противостоит бурям страстей, бесстрашно переносит ярость злобы. Как не стерпеть страдания, если знаешь, что, упорствуя во Христе, усердно трудясь, славишь самого Бога?!

Ольга Шлифер, 26 лет, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Дизайнер

Чудо

Наибольшая, первейшая заповедь гласит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим» (Мф. 22:37). Это основа поведения христианина – любить Бога. От этого происходит и жизнь, и дела человека. Последнее время задаюсь вопросом: так почему же именно христианство наиболее гонимая религия? По сути, ведь Бог есть любовь, и все призваны любить и помогать другим.

В жизни каждого человека, верит он в них или нет, порою происходят чудеса. Не всегда только человек их замечает, а порою не хочет замечать – то ли по неверию своему, то ли из-за гордости и самомнения, то ли по глупости. А чудеса случаются, и очень часто! Чудо – доступное внешнему наблюдению сверхъестественное действие или событие, производимое Божественной силой. Случаются они иногда и при нашем участии, только чуда без веры не произойдет. Иисус Христос сказал: «Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, – будет ему, что ни скажет» (Мк. 11:23). А обрести веру – истинную веру в Бога – само по себе чудо. Смысл христианской жизни заключается в любви Богу. Это главная заповедь, а по вере нашей и воздается нам: кому-то много, кому-то нет. Главное – не отступать назад, а всегда двигаться только вперед! Но чудеса лишь толчок, средство и указатель пути (и дай Бог, чтоб так и было), а дальше человек должен сам учиться любить Бога, искать Его, хотеть встречи с ним. Во многом нам помогает Церковь – храм душ человеческих, в которых живет Господь. Но на пути к Богу нам встречаются не только чудеса и светлая радость, но и обратное – усиленные препятствия.

Хочет человек в церковь пойти – ему говорят: «Не ходи, других дел полно». Хочет человек помочь чем-то – ему говорят: «Не надо, и без тебя плохо». Сколько я разговаривала с верующими, обычно всем (и мне в том числе) что-то всегда мешает. Либо родственники против, либо работа не позволяет, либо болезнь одолевает. Даже руки порою опускаются.

Самое сложное и самое сильное – это вера. Вера такая, которую ничто не может сломить. Ни препятствия, ни жизненные обстоятельства, ни все «сладкие» искушения мира. Человеку очень тяжело во что-то верить, так как жизнь обычно дает результаты с точностью до наоборот. И доказывать надо делами веру свою, «вера, если не имеет дел, мертва» (Иак. 2, 17 ). «Без веры никто не может делать истинно добрых дел и угодить Богу; потому что ради веры приходит благодать Господа нашего Иисуса Христа в того, кто уверовал в Него. По мере веры, какую кто являет, подается и благодать. У кого велика вера, тому подается и благодать великая; у кого мала вера, мала и благодать» (Преподобный Симеон Новый Богослов, † 1021). Если вера твоя при тебе и с делами, ею диктуемыми, все в порядке, тогда чудеса случаются – и люди меняться начинают, и окружающий мир меняется. Без веры в Бога людям просто не выжить, оставаясь при этом людьми. Не открыть чего-то нового, не написать книгу, не нарисовать картину. А ведь это и есть чудо.

Сергей Назаренко, 33 года, г. Астрахань, Россия

Чудо

Чудо… Под этим словом мы часто понимаем нечто такое, что не вписывается в общий порядок этого мира или в общий порядок течения нашей жизни. Гром и глас с небес, хождение по воде, явление ангелов и т.п. Но если рассматривать его в свете Евангелия, то для чего оно нужно и что же под ним понимать? Чудо здесь используется для того, чтобы встряхнуть человека, остановить привычный для него ход жизни, заставить задуматься. Здесь мне интересна не столько разница в определении этого понятия, сколько разница в понимании цели происходящего чуда, как смотрит на них христианство. Для меня лично чудо сродни стеклянной стене, которую человек до поры не видит и которая так же быстро и загадочно исчезает, как и появляется. Вот он идет, суетится в «делах житейских», хочет сделать то, а надо успеть и это, и вдруг – бац! – ударяется головой о стеклянную стенку. Он садиться от удара на пятую точку, чешет шишку, думает, что же случилось, щупает воздух вокруг себя, а стенки-то и нет… И человек оказывается перед выбором: либо решить, что это ему «показалось» и, как рекомендовал киногерой в известном фильме, перекреститься, или все-таки задуматься над собой, над своей жизнью, над своим делами. И вот тут мы видим, что чудо от Господа не порабощает человека, «не тащит его в рай насильно», оно оставляет ему выбор – принять или не принять его, и последующие выводы из случившегося зависят больше от самого человека. Например, чудо воскрешения Лазаря Четверодневного. Казалось бы, любой человек, видя такое, должен признать, что Христос как минимум Человек от Господа, но странно: вместо того чтобы уверовать, старейшины тут же ищут убить не только Иисуса, но и Лазаря. Явное чудо не коснулось их сердца и разума. «Как еще сказал Исаия, народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Ин. 12, 39–40). Человек, подобно Адаму, начинает прятаться по кустам от Бога, от Его проявления в этом мире. Тут появляется еще один аспект. Чудо может быть не чем-то из ряда вон выходящим, чудо может быть простым и обыденным. Например, протодьякон Андрей Кураев описывал, что его «зацепил» взгляд верующего человека в храме на молитве. Отцу Андрею стало интересно, что же может знать или понимать этот человек, чего не знаю или не понимаю я. Это были его первые шаги к вере, а можно было просто загасить эти впечатления временем и собственным разумом, пройти мимо, спрятаться и т.д. Можно проснуться утром, посмотреть на свою жену, детей, с которыми прожил уже много лет, и увидеть их по-новому, увидеть заботливую руку Господа, которая дала тебе все это богатство, не всегда ценимое тобою. И такими мелкими и незначительными становятся твои «ужасные проблемы», или, наоборот, ужасными и глупыми – все мелкие ссоры и обиды. И можно вспомнить песню группы «ЧАЙФ»:

У него только дом,

Возле дома под кленом скамья.

У него в доме печь, в печи хлеб

Да по лавкам семья.

У него сыновья –

Все в него – и красавица дочь.

Раньше всех в его доме проснется любовь.

И как о.Андрей Кураев, и как человек, глядящий новым взглядом на своих близких, мы имеем дело с одним и тем же «явлением», которое в Евангелие называется любовью к Богу и к человеку. И поэтому чудо – это проявление любви, истинной любви в нашем пусть и падшем мире. Именно любовь и порождает чудо. Именно она свела с Небес Господа, именно она вызвала из гроба Лазаря, именно она проявляется отблеском неземной славы на ликах вроде бы простых верующих, именно она зовет за собой, именно она создает семью и дарит детей. И теперь, когда мы знаем, что такое чудо, дело осталось за малым – почаще это чудо проявлять в мире. Вспомним слова Спасителя: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35), а так же слова апостола: «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон» (Рим. 13:8).

Константин Дубров, 34 года, г. Актобе, Казахстан

Духовный опыт

Существует две сферы жизни человека – материальная и духовная. Первую можно познать с помощью науки – разума, логики, опыта и экспериментов. И, что важно, конечное «верю – не верю, доказано – не доказано, истина – не истина» определяется исходя из полученных в итоге доказательств. Ограничение в изучении и познании этой сферы обусловлены лишь физическими возможностями человека и уровнем развития науки на определенный исторический момент.

В духовной сфере все сложнее. Ее можно познавать душой и сердцем. Как это получается, мне объяснить пока сложно, это нужно ощутить (раньше, когда я слышал подобное, казалось – бред, слепая вера и т.д.). И главным инструментом познания в духовной сфере выступает духовный опыт.

При этом разум и логика как бы присутствуют, не отключаются, но в противоречие с душой и сердцем не вступают, а дополняют, что ли, служат для итогового обобщения полученного опыта. А вот с доказательствами здесь получается, что они как бы и не нужны, или, вернее, они иные, чем при использовании только разума и логики. Работает не логический, а какой-то душевный механизм (как бы, душевная логика): ощутил – получил опыт – понял и поверил. Вот этот опыт и является собственно «доказательством», и для Веры таких доказательств достаточно. А вот обогащают, наполняют опыт духовный – личный опыт, изучение Святого Писания, факты божественных чудес (когда они от Бога) и собственно Его Божественные шаги навстречу. И это не разные пути, а единый поток, объединяющий множество взаимодополняющих ручейков.

Хотел бы отметить только, из личного опыта, что все эти «пути» эффективны, если можно так выразиться, когда идешь по ним и смотришь на мир через призму Любви, только тогда и открывается Понимание.

Нелли Краснобаева, 40 лет, г. Усть-каменогорск, Казахстан. Декан кафедры философии ВКТУ

О религии

Впервые придя в Церковь, человек сталкивается с совершенно новым, незнакомым и непонятным ему миром. И сложно понять, где его путь. Наверное, самое главное, что я на сегодня получила, – это попытка понимания: я-то с Богом как? Не подменяется ли жизнь с Богом, не заменяется ли только чтением духовной литературы, правилами, обязанностями, запрещениями – всей внешней формой, обрядом? Спасибо братьям и сестрам за великолепные и насыщенные беседы, в результате которых я поняла, как много мне еще нужно узнать, понять, оценить, того, с чем нужно смириться.

«Что я должен сделать, чтобы убедиться, что Бог есть?», «Что для Вас религия?» – эти вопросы стали для меня основными в объяснении понимания религии и ее места в моей жизни. Изучив большое количество различных мнений, могу констатировать, что религия – это осознанная вера человека во что-то сверхъестественное, которое выше человека. В каждой религии существуют определенные правила поведения, которых должны придерживаться ее приверженцы, а также цель, ради которой люди и следуют постулатам данной религии. Наверное, мне ближе самое древнее определение религии, от которого и произошло самое слово religio (religare – «связывать»), оно показывает, что религия есть связь человека с Богом. «Обязательства человека в отношении Бога – вот что значит религия», – говорит Вовенарг. Такое же значение придают религии Шлейермахер и Фейербах, признавая основой религии сознание человеком своей зависимости от Бога. И еще: «Религия есть результат потребности души и проявления разума» (Б. Констан). Религиозная вера сохраняет качество своей практически-истинной универсальности и в структуре мировоззренческих ценностей современного мира. Для множества людей религия является тем духовным камертоном, по которому настраивается все их существование. То, что позволяет возвыситься над неразберихой житейских ситуаций и бросить взгляд на свое мирское существование. В заключение хотелось бы привести мудрое еврейское изречение: «Душа человеческая есть светильник Бога». Человек – слабое, несчастное животное до тех пор, пока в душе его не горит свет Бога. Когда же свет этот загорается (а зажигается он только в душе, просвещенной религией), человек становится могущественнейшим существом мира. И это не может быть иначе, потому что действует тогда в нем уже не его сила, а сила Божия.

Максим Кривоногов, 36 лет, г. Петропавловск, Казахстан

История Церкви

История государства или история развития народа – это прежде всего даты событий, которые являются переломными. При изучении истории Церкви открывается несколько другая картина. Конечно, можно разделить ее историю на определенные этапы: апостольские времена, время гонений, период Вселенских соборов, время разделения и, наконец, наши дни. Но это было бы правильно, если бы мы изучали временную формацию. Церковь же является непоколебимой основой человеческого спасения, т.е. Церковь есть единица вечная. Поэтому разделять периоды ее жизни на земле можно только условно. Ведь и во времена апостолов, и сегодня Церковь остается неизменной, основываясь на Священном Писании и Священном Предании. Она имеет свое начало со дня сошествия Святого Духа на апостолов. И, переходя из века век вместе со всем человечеством, она, Церковь Воинствующая, встретит конец человеческой истории на земле, но сама не исчезнет, а останется. Но уже как Церковь торжествующая.
Так что же такое история Церкви? Это история спасения человека – каждого в отдельности и одновременно всех людей – как единого организма. На пути этого спасения, конечно, случались и взлеты, и падения. Даже первые христиане, в рядах которых были очевидцы земного пути Спасителя нашего, так же оступались на своем пути. Апостол Иуда пишет в своем послании: «Ибо вкрались некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуждению, нечестивые, обращающие благодать Бога нашего в повод к распутству и отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа» (Иуд. 1:4). Также апостол Иоанн Богослов: «Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист» (2Ин. 1:7). Апостол Павел предостерегает первых христиан держаться спасительного пути по принципу «все мне позволительно, но не все полезно» (1Кор. 6:12). II и III век во времена гонений на Церковь дали нам сонмы небесных заступников, перечислить которых нет возможности как в следствие их многочисленности, так и оттого, что многих мучеников мы не знаем по именам. Однако и в те времена известно немало свидетельств и печального признания фактов падения отдельных членов Церкви. Казалось бы, с прекращением гонений Церковь должна была начать расцветать. Но это время, называемое периодом Вселенских соборов, было временем не менее сложным, чем гонения. Для того чтобы отстоять самое главное в учении Церкви – ее догматы о Боге, о спасении человека собирались Вселенские соборы. Чем же закончились Вселенские соборы, Торжеством ли Православия? Если брать хронологию, то, увы, не только торжеством, но и разделением Церкви. В то время многие забыли слова Спасителя «кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22:21). Нельзя подчинить жизнь Церкви человеческим законам, даже и с самыми благими намерениями. Последствия не заставили себя ждать. Но и это тоже история Церкви. Нет для Церкви времени покоя, и нет времени отдохновения. Вот и сейчас – как и на протяжении прошедших веков, она так же стоит на передовой фронта войны за спасение человека. Как и прежде, она есть непоколебимая основа для Евангельской проповеди. Возникает вопрос: «Кто же сегодня творит ее историю?» А кто иной, как не мы? Прошлого изменить нельзя, а сегодня именно нам дано сделать хоть чуточку для Церкви.

Иван Ерпылев, 20 лет, г. Оренбург, Россия

История Церкви

Когда я вспоминаю тех, кто умер на кресте при императоре Нероне, тех, кого несправедливо обвинили в поджоге Вечного города, мне становится и радостно, и страшно. Страшно потому, что сам, находясь на их месте, скорее всего, отрекся бы от Христа по маловерию своему; и радостно, потому что христианство утверждено навек. Утверждено кровью мучеников. Святых, страданиями и свидетельством о Христе просветивших немало язычников, увидевших, что за любовь и истину можно отдать все – даже саму жизнь – и радоваться этому. Да, Церковь устояла кровью мучеников и устояла по прямому обетованию Спасителя. Но все-таки церковная история – это не только история побед. Это еще и история ересей и расколов. Сколько людей, прежде называвшихся христианами, пошли вопреки Христу и Его Церкви? Сколько отступились от Него, приняв другую веру? Сколько откололись от канонического общения? Сколько настолько утратили дух христианства, что если не благосклонно, то вполне терпимо восприняли аборты и гомосексуальные браки? Сколько наших заблудших братьев при патриархе Никоне впадали в грех, хороня себя в горящих дубовых срубах? Как счастливы в этом смысле мученики, умершие со Христом и как несчастны отступники! Вот парадокс церковной истории – антагонизм отступников и мучеников, отрицания Христа и утверждения Его ценой собственной жизни.

Но ведь во многом в появлении еретиков, в выходе из канонического единства виноваты мы сами. Дух мученичества, дух пламенного горения был утрачен, и плодом нового тысячелетия стал раскол – не первый, но самый мучительный. Кто-то не договорился, кто-то не пошел навстречу своему брату, кто-то не бросил все наносное и не пошел искать примирения, следуя заветам апостолов. Кто знает, случись иначе, и, может быть, раскол был бы уничтожен в корне. Еще ранее – кто не пригласил восточных братьев на Вселенский Собор? Вернее, пригласил, но позволил провести собор без их присутствия? Как уврачевать эти раны, причиненные хладностью христиан? Но история может не только обличать, но и врачевать расколы. Например, волнующим было воссоединение РПЦЗ и РПЦ – когда исторические реалии оказались таковы, что у РПЦЗ нет больше оснований считать РПЦ «чекистами». Были сняты анафемы со старообрядцев – опять же, изучение истории показало, что возможны разные обычаи и это не должно удалять нас от братьев, которые сохраняют неизменной православную веру. Думаю, старообрядческий раскол будет уврачеван. Политическими реалиями вызваны церковные разногласия на Украине, которые, хочется верить, будут уврачеваны при жизни нынешнего поколения. Через историю Своей Церкви Господь являет нам, с одной стороны, сонмы угодников, мучеников, святых, которые показывают достойный пример христианской жизни и зовут нас за собой ко Христу, а с другой стороны – ряд ловушек, ересей, заблуждений, которые опасны для нашей души. Находясь в постоянном противоборстве, Церковь и мир взаимно наносят друг другу удары: Церковь борется за души своих верующих, мир – за те же души, уже не принадлежащие ему, но которые еще могут отречься, если таково будет их изволение. Рассматривая историю Церкви как борьбу, не стоит, однако, приписывать ей какую-то внешнюю воинственность. Борьба наша «против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12), она не имеет вещественного характера. Мы не созывали людей в крестовые походы, не учреждали инквизицию. Борьба возможна только мечом духовным – словом Божьим и верой. Это не борьба с грешным человечеством, это борьба с грехом за человечество.

Александр Василенко, 37 лет, г. Торонто, Канада

О Свете

Хочу сказать, что свет Вечной жизни я увидел в глазах собственной матери, когда она в первый раз (неожиданно для себя самой) увидела меня в нашей церкви, одетого в стихарь. Слезы радости и любви невольно выступили у нее на глазах, слезы, которые она не могла сдержать, как ни пыталась, а я тогда еще не знал, как это называется, теперь я понимаю, что это и был тот самый свет Вечной жизни.

Наталия Коршакова, 33 года, г. Тверь, Россия

Почему все так и с чего все начиналось?

Начиналось все с Сотворения мира. Мира прекрасного, совершенного, идеального. И вот, венцом творения становится человек, созданный по образу Божию. «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1, 28 ). Человек был призван творить волю Бога. Само устроение человека было гармоничным, вся жизнь его проникнута Святым Духом, непосредственной, живой, постоянной связью с Богом. Тело, с одной стороны, было материальным, но, с другой стороны, духовным и бессмертным. Нам это трудно осмыслить, так как наша природа в корне изменилась после грехопадения. Человек создан свободным, но распорядился своей свободой во зло. Адам нарушил Божию волю, совершил грех. Мало того, он отверг возможность покаяния, укоренился в содеянном и сознательно отпал от Бога. Человек был изгнан из рая, изменилась его сущность, изменился окружающий мир. В него вошла смерть, и страсти наполнили жизнь. Человек более не властен над собой. Достаточно приглядеться к себе внимательно, чтобы убедиться в справедливости сказанного. Человек не может не грешить, как не может и обрести бессмертие в этом мире. Таковы последствия первородного греха. Лично мы не виноваты в грехе Адама, но наследуем последствия греха как болезнь. Казалось бы, одна ошибка на заре человечества – и такие страшные последствия! Вспоминается рассказ Рэя Бредбери «И грянул гром». Гибель крошечной бабочки, помноженная на миллионы лет, приводит к глобальным изменениям будущего. Человек был задуман Богом как высшее существо. Это подтверждается и тем, что человек после грехопадения не стал жить как животное, он не может удовлетворяться только естественными потребностями, к чему, казалось бы, логично склоняет его все окружающее поврежденное бытие. Дух преображает его душу стремлением к познанию идеального, к бескорыстной любви, жертвенности, красоте. В то же время Дух не может удовлетвориться тварным миром и, будучи изшедшим от Бога, стремится к Богу, ищет его и тяжко страдает, не находя Его. Мятущиеся души, обуреваемые страстями, – сколько книг об этом написано! Страсть – это то, что неодолимо тянет к себе, мучает невозможностью удовлетворения желаний. А в современном мире так перевернуто все с ног на голову, что характеристика «страстный» звучит как комплимент. На самом деле, страсти разрушают человека, и он в свою очередь несет разрушение в мир. Славянское слово «страсть» означает страдание. Это тяжелая болезнь, для излечения которой требуется большой труд и время. Прежде всего надо бороться с грехами, так как, часто повторяемые, они переходят в страсти, с которыми бороться гораздо труднее. На пороге вечной жизни душа человеческая проходит определенное испытание на степень укорененности каждой страсти. Только тогда обнаруживается ее истинная отрицательная сила. Душа оказывается ничем не защищенной и испытывается страстью каждого мытарства, ее демонами – и отторгает их или соединяется с ними, испытывая тяжелейшие страдания. Но здесь, в этой жизни, мы все можем исправить! Бог открыл нам путь к спасению, дал возможность подготовиться к бессмертию. Господь не спасает насильно, он уважает человеческую свободу, поэтому спасение – это добровольное дело каждого. Человек в земной жизни волен выбирать между добром и злом, грехом и покаянием, определяя тем самым себе жизнь вечную. Выбор за каждым из нас.

Анатолий Степанов, 52 года, г. Усть-Каменогорск, Казахстан. Преподаватель кафедры философии ВКТУ

О Таинствах

Мораль и нравственность как социальные действия сами по себе очень и очень важны, но имеют прикладное значение в процессе приближения к Богу. Они не самоцель, а одновременно и средство, и сопутствующий плод. Средство приближения ко Христу, средство личного Богообщения. Почему «светская мораль» сама по себе не исцеляет, а только направляет отношения между людьми? Скорее всего потому, что она создана самими людьми или усваивается только в отношениях между людьми, не касаясь их природы. Это примерно как если бы в психиатрической больнице сами пациенты, считая, что они здоровы, пытались бы, тем не менее, себя же лечить. Больной больного не исцелит, и нужна внешняя помощь. В таинствах – это помощь Бога на пути исправления и исцеления природы человека. Социальные нормы относительны, религиозные – абсолютны, а потому и первичны. Магические действия выполняются как средства для того, что нужно мне. Таинства – это то, что нужно всем, а отсюда – и настоящему мне. Так как наша природа изначально больна, греховность нашей натуры приводит к тому, что мы совершаем беззакония, поддаемся соблазнам и гордыне, то и правила поведения нас – больных – не могут быть нормальными, но только искривленными и греховными. Важно не мои отношения с людьми, выстраиваемые только для того, чтобы мы не ссорились и не убивали друг друга или просто выживали, – важно мое сознательное и личное общение со Христом, общение ежеминутное и непрестанное, свободное и сознательное. Церковь, состоящая, как, увы, многие думают, из обрядов, догматов и требований нравственности, без непосредственного общения Бога и человека не является Таинством, но магией и фарисейством. На самом деле, через таинства нам дарована возможность вернуть свое естество к образу и подобию Бога – первоначальное естество, наполненное Благодатью и Любовью. Такое Богообщение становится реальным и конкретным только в Церкви, и только через священные таинства, которые человеческим разумом (неисцеленным и греховным) непостижимы, а постижимы лишь верой. Через таинства Церковь становится Церковью, а мы приобретаем жизнь вечную и спасение. В таинствах Дух Святой приобщает нас ко Христу и делает нас вместе единым телом. Таинство – действо Церкви, которое видимым образом сообщает душе верующего невидимую благодать Святого Духа. Только при наличии в душе благодати я способен к преображению своего естества, исправлению своей природы и исцелению. Тогда я – такой независимый и, как я думаю, адекватный и самостоятельный (а по-другому, самоуверенный и гордый), думающий только о себе, о своих и для себя – начинаю вдруг (после преображения) видеть других, чувствовать свою сопричастность им, понимать их боль и проблемы. Таинство не действует во мне помимо моей воли и разума, с другой стороны, оно не управляется только моим разумом и волей, все происходит чудесным образом – как встреча моей воли и Божественной, как добровольное общение моей личности и личности Бога. Магические действия дают человеку определенные силы и возможности независимо от его состояния или желания. Эти способности, силы и энергии безличностны. Благодать же, передаваемая человеку от Бога, напрямую зависит от духовного состояния человека, вызванного личным его отношением к Богу. Как известно со слов старца Силуана, на Афоне почти все, кто туда попадает, в первый месяц получают великий дар Благодати, но в течение года большинство из них теряет его в силу того, что не выдерживают такого испытания.

Христианские таинства не являются чем-то эзотерическим, т.е. сокрытым ото всех, кроме посвященных, как в оккультизме. Ведь Благодать Божия нисходит в Таинстве на человека незримо для него не за заслуги и труды, не за определенные правильно совершенные действия, а даром, не подвластно нашему разумению. Что же является условием действительного дара Крещения, дара получаемого во всех таинствах? «Кто будет веровать и крестится, спасен будет» (Мк. 16:16). Под верой имеется в виду благоволение, с которым мы приступаем к самому Богу, покаяние и страх, сокрушение и осознание того, что недостоин, но Бог милостив и потому попускает общаться с Собой. Таинственное послание человеку определенного дара Божьего связано с конкретным церковным священнодействием. Действие происходит через священника, но дар дается самим Богом, который смотрит не на тело, а на сердце человеческое. Первое и главное Таинство, вводящее человека в Церковь – Крещение. С одной стороны, Крещение – это прощение первородного греха и исцеление поврежденной человеческой природы, а с другой стоны, происходит «посев». При Крещении таинственным образом, разумом не воспринимаемым, дается семя нового человека, из которого он может появиться, а может и не появиться. При Крещении семя нового человека засевается в душу новообращенного, но растить его надо самому, от того – и свобода воли. Крещение само по себе, как в магии или медиумизме, не исцеляет, а предначинает движение нашей души к покаянию и смирению, как созданию условий для веры живой и любви животворящей. Тогда Христос насаждается в сердца наши, как семя в землю Таинством святого Крещения. А семя в нас произрастает по мере возделывания души нашей евангельскими заповедями. Как здорово и красиво! В этом действии ничего не совершается механически, само собою, без моего участия, а все проистекает как решимость моей нравственно свободной личности. При такой решимости таинства позволяют мне справиться с моими слабостями, дают мне силы и энергию не творить беззакония и не грешить больше. Без моей воли и моего духовного напряжения грех из меня автоматически не исчезнет. А Благодать, данная нам в Крещении, помогает и изгнанию греха, и воскрешению из мертвых. Современный мирской опыт, по сути, опыт языческий. Когда надеются на кого-либо: кто-то спасет и поможет, кто-то ниспошлет и вылечит, кто-то защитит и выучит, если мы за это ему… А духовный подвиг и заключается в принятии на себя добровольно и сознательно труда по исправлению своей природы и взращиванию духовного зерна.

Дина (во Святом Крещении Дарья) Галямова, 33 года, г. Черняховск, Россия

О Браке

У каждого из нас есть базовая потребность – любить и быть любимым, заботиться, дарить внимание и тепло близкому человеку. Именно это стремление толкает нас на поиски «второй половины». Люди ищут, ждут, надеются, находят, и… Любовь не таится от людей, ибо она – в нас. И когда встречаются мужчина и женщина, любовь приходит в виде симпатии, влечения, в котором люди привыкли видеть в первую очередь чувственный оттенок. Однако в сердцебиении, волнении и радости проявляется душа, которая осторожно и бережно всматривается в душу другого. Так хрупок этот росток, но сколько в нем тепла и света! И чем дольше и откровеннее общение, тем больше укрепляется чувство. Возможно, это первый шаг на пути к Таинству. К Таинству Брака.

Для чего люди вступают в брак? Мало кто сможет сказать об этом словами. Зато все знают, почему. Потому что любят, потому что не мыслят жизни без любимого человека, потому что только с ним и возможна дальнейшая жизнь. Все правильно. Брак – это следствие любви между мужчиной и женщиной. Однако для жизни в браке этих оснований оказывается недостаточно. У кого-то любовь не выдержала измены, у кого-то «разбилась о быт» или о простое непонимание. Значит, в браке нужны какие-то якоря, могущие удержать любовь от крушения. Быть может, дети? Но дети вырастут и создадут свои семьи. И, кстати, какой пример будет у них перед глазами? Есть совместные интересы, работа, которая объединяет, одним словом, партнерство. Но и в этом случае нет гарантии, что люди сумеют сохранить любовь. Где же он, высший смысл, который способен сохранить семью, умножить любовь? Многие ищут спасения в браке, освященном Церковью. Предполагается, что Бог мистическим образом убережет семью от распада. Однако, как свидетельствует жизнь, и венчанные браки нередко разрушаются. В таком случае, какая разница, где заключен брак – в ЗАГСе или на Небесах? В Церкви брак – это Таинство, в котором жених и невеста, соединенные любовью и взаимным согласием, получают благодать Божию для супружеского счастья, для благословенного рождения и христианского воспитания детей. А обычный брак всего лишь мероприятие, во время которого отношения оформляются юридически. В одной книге приводился такой пример. Два мальчика родились в один день. И первому в день рождения подарили много подарков. А второму просто сказали: «Запомни, сегодня день твоего рождения». И все. И никаких подарков, только констатация факта. Видите разницу? В Таинстве Брака будущие муж и жена получают Благодать Духа Святого. Но оценить и правильно использовать дар может лишь тот, кто понимает, что ему подарили и для чего. Верующие люди знают, что любовь начинается на земле и простирается в вечность. Они знают, что вся наша земная жизнь – это путь ко Христу. И этот путь тяжел. Супруги дают клятву нести тяготы друг друга, быть один другому опорой и поддержкой. Но человеческих сил хватает не всегда. Дары благодати, полученные супругами в Таинстве Брака, как раз и предназначены для восполнения человеческой немощи на этом пути. И Господь щедро одаривает ими. Но, как было написано в какой-то статье, космическим топливом нельзя заправлять мотороллер. Благодать, дарованная для пути к Господу, не предназначена для приземленных, мирских целей. И сама любовь для христиан не чувственность, не абстракция, а образ жизни, уподобление Богу, ведь Бог и есть Любовь. И если в обычном браке супруги сами пробиваются через житейские бури, то в христианском браке муж и жена соединяются со Христом в Таинстве Евхаристии и получают силы бороться как с житейскими бедами, так и с собственным несовершенством. Они знают, что со смертью их любовь не угаснет.

Светлана Батулова, 35 лет, г. Тольятти, Россия

Борьба с грехом

В книге «Просто христианство» ее автор, Клайв С. Льюис, предлагает нам попробовать хотя бы один день «побыть хорошими». Ну, попробуйте, – говорит он. Не говорите сразу, что у вас не получится, а на самом деле добросовестно попробуйте хотя бы один день жить по заповедям. Этого достаточно, чтобы убедиться, что без Бога мы не можем ничего (Ин. 15, 5 ), как сказал нам об этом сам Бог. Я честно попробовала. Действительно, не получается. Даже просто быть «нравственно нейтральным», не делать зла уже очень трудно. Что уж говорить про сознательное, активное действие, направленное на исполнение как ветхозаветных заповедей, так и заповедей блаженства… С утра, торопясь на работу, неправильно застегнула молнию, заело… «Господи, да что ж такое!» – непроизвольно, автоматически нарушила третью заповедь, произнесла имя Господа всуе… Опоздав на работу, тут же, не задумываясь, придумала благовидную причину для объяснения – согрешила, произнеся ложь. И это только начало дня! Разгневалась, осудила, проявила непочтительность к старшему – не только в мыслях (многократно!!!), но и на словах… И все это происходило само собой, поскольку грех – часть нашей натуры, выкорчевывать его больно и трудно, неудобно и почти невозможно. Кажется, мелочь – поддержала «светский разговор», темой которого чаще всего является «перемывание костей» ближнему своему. Казалось бы, что такого? Но: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1 ). Трудно, очень трудно противостоять этим «каждодневным грехам». А чтобы дойти до любви к ближнему своему, как к самому себе… Так, кажется, проще пешком Земной шар обойти, чем приблизиться к идеалу Христовой любви. Гнев, раздражение, осуждение, равнодушие, превозношение – эти грехи правят нами, они наши хозяева. И отстать от них может нам помочь только Господь, если мы дадим Ему такую возможность – действовать в нас. А для этого нужно обуздать свою гордыню и научиться смирению. Это не просто трудно. Это – как родиться заново. Гордыня отделяет нас от Бога. А вера в Бога – это и есть новая жизнь. Смириться не значит отчаяться, это значит – признать свою слабость перед властью греха и попросить помощи у Бога, чтобы иметь надежду когда-нибудь стать по правую сторону Христа (Мф. 25:33). Церковь не оставляет нас без помощи: молитвы, пост и даже определенная дисциплина – все это не цель, а средство, которое помогает при искреннем и честном отношении стать действительно смиренным, освободить в своей душе место для Святого Духа. И в момент Евхаристии приобрести эту помощь, это Божественное присутствие в себе, чтобы в очередной раз встать, когда упадешь. Тогда, может быть, в следующий раз, присутствуя при обсуждении того или иного ближнего своего, получится не осуждать никого на словах, не осуждать самих осуждающих ни на словах, ни в мыслях, а просто мысленно помолиться за них, чтобы Бог не поставил им во грех слова их. Чтобы постепенно учиться жить по заповедям, необходимо быть к себе внимательным каждую минуту. И так как грех прорастал в нас каждый день, каждый час, вылечиваться от него нужно также. Тогда, наверное, через много лет мы сможем избавиться от «автоматических» грехов, которые сегодня совершаем, порой, не задумываясь. Начнем задумываться, каяться в них каждый день, совершая домашнее правило. Если Господь нам поможет, то наши бывшие «хозяева» перестанут открывать «пинком» дверь нашей души – сначала начнут вежливо стучаться и, может быть, иногда их и впустят, но когда-нибудь изгонят совсем… Как бы хотелось когда-нибудь ощутить, какая она – жизнь, свободная от греха. Господи, помоги!

Павел Сокуренко, 31 год, г. Тараз, Казахстан

Духовный росток

В христианстве все для меня неразрывно взаимосвязано и переплетено: таинства с Писанием, с жизнью со Христом, с делами – и описать что-то одно не так просто. Очень важными и интересными для меня стали знания, связанные с таинствами. Самое главное было понять то, что таинства – это не какие-то магические действия волшебника, не ритуал или представление, а именно Богом установленные священнодействия, когда Святым Духом в тебя закладывается семечко, из которого начинает произрастать, пусть пока слабый, Божий росток. Когда выращиваешь цветок, необходимо обеспечить его влагой, плодородной землей. Обеспечить его достаточным солнцем и теплом, но не позволить при этом ростку сгореть на солнце. Так и с нашим духовным ростком. Чтобы принять Бога в себя, мы должны подготовить почву, сделать ее плодородной, понудить себя к покаянию, к труду, может, для кого-то – просто к приходу в храм, к обращению с вопросом к батюшке. Через Таинство, открыв себя для семени Христова, мы получаем его. Теперь наша задача – полить наш росток. Влага – это наша борьба, внутренняя и внешняя. Внутренняя борьба – постоянная борьба с самим собой, со своими слабыми сторонами, борьба с грехом. По себе знаю, что в первую очередь лукавый давит «самые больные мозоли»: осуждение, чревоугодие, блуд, лень. Вот лукавый и вытаскивает все свои козыри, мои «болячки», и топчет молодой росток. Внешняя борьба – это, наверное, наши дела. Без дел ты не христианин. Ты сторонний наблюдатель и не имеешь права называться христианином. В постоянной внутренней и внешней борьбе мы питаем и сохраняем наш росток. Но бывает, что не сохраним. И Господь дает нам еще один шанс вырастить и вырасти. Нужно лишь покаяться и прийти за семечком снова. Вернуться. Ну, а цель наша – раскидистое дерево. Оно даст плод добрый, который накормит нуждающихся, под тенью его можно укрыться от невзгод. Задача наша – вырастить Любовь. Любовь ко Господу, любовь к ближним, любовь к врагам. Каждый христианин призван быть миссионером-катехизатором. Познавая мир Православия, мы начинаем меньше заблуждаться, объясняем ближним смысл существования Церкви, вольно или не вольно воздействуем на родных. И, познав хотя бы мельчайшую его частицу, понимаешь, что теперь предстоит продолжить начатое дело в течение всей своей жизни.

Дмитрий Кузьменко, 29 лет, г. Алматы, Казахстан. Сотрудник информационного агентства. Ныне координатор молодежного православного образовательного проекта

Быть христианином

В наше время надо как никогда остро осознать роль христианина в обществе. Если бросить взгляд в историю, то во время становления христианства как государственной религии, управляющей общественными нормами, само понятие «христианин» подразумевало под собой и христианские поступки: участие в делах Церкви, морально-нравственный облик, жизнь в соответствии с заповедями Христа – и все это было неотъемлемой нормой жизни. Сразу же оговорюсь, что, несмотря на все это, было и достаточное количество людей, живших по другим, преступным законам. Но в целом, нормы жизни были ясны, роль христианина в обществе понятна, потому что и общество было христианским. Именно период безбожия как раз таки изменил моральный облик человека, принадлежащего современному «мирскому» обществу. Оттого в мире потеряли популярность такие замечательные добродетели, как честность, любовь к ближнему, смирение, верность и честь, а посему именно сегодня и встал перед нами особенно остро вопрос осознания своей роли как последователей Христа. Роль эту нужно не только понять и «примерить на себя», но и задуматься, а что здесь мы можем сделать Христа ради? Не для ублажения собственной гордыни, а Христа ради, чтобы человек – любой, посторонний, – просто посмотрев на нас, задумался о жизни, о своих собственных поступках и обратил свой взгляд ко Христу. Как тяжело укрыться от соблазнов окружающего мира, так же тяжело и проявлять добродетель, соотносясь с окружающей действительностью, как же на этом фоне легко убедить себя, что жизнь никчемна, а помощь никому, оказывается-то, и не нужна, а если и нужна, то все возможности перекрыты, и приложить себя некуда. А уж тем более, прикрыться незначительностью тех или иных дел, мол, что это там, например, полы помыть в храме – никто ведь даже не заметит. Но вот как раз таки с этих небольших поступков открывается путь к большей добродетели. Именно к этому надо стремиться, над этим трудиться. Никто не говорит, что быть христианином легко. Наоборот, сложно! И сложность заключается не столько во внешнем «чине» – соблюдении обрядовости, поста, молитвы и прочего, сколько в делах милосердия, ведь без дел вера-то мертва. И в миру можно послужить Господу. И не зря преподобный Серафим Саровский говорил Н. А. Мотовилову о том, что наступает новая эпоха служения Христу – служение в миру. Творить служение каждый должен на своем месте, в соответствии со своим призванием и мерой своего таланта. А то какой прок от нашей «святости», коли мы, попостившись и отстояв литургию в храме, возвращаемся домой и равнодушно проходим мимо человека, лежащего на тротуаре. Или тут же в спешке убегаем из храма, когда может понадобиться помощь престарелому батюшке, к примеру подготовить воду ко Крещению. Или собрать вещи, иконки, небольшие пожертвования и отнести их в хоспис. Побыть с этими людьми, оказать поддержку. Нужно попробовать заглянуть в глубину себя, а затем оглядеться вокруг. Даже наши родственники, близкие нам люди зачастую страдают в одиночестве, а мы не видим этого и в спешке забываем хотя бы сказать им добрые слова и уделить хоть какое-то время. Да, так уж сложилось исторически, что христианская община, точнее жизнь внутри общины, стала разрозненной. Порой мы не знаем, с кем рядом молимся, кто просит нас передать свечку к празднику, зато мы умеем критиковать и замечать ошибки. И тут мы теряем ту общность и ту целостность, сохраняя которую, мы именуемся Церковью Христовой. Кем мы тогда становимся? Мы или обособленно молимся, или обособленно общаемся со священником, порой не замечая или отмахиваясь от суетливого существования ближних, тех людей, с которыми только что молились вместе на литургии. И дело зачастую бывает не в «закрытой» общине, а в нас самих, в нашей косности и нашем нежелании принимать участие в ее жизни. Мы перестаем быть Церковью, а становимся какими-то обособленными захожанами: несмотря на то что исправно присутствуем на богослужениях, жизнью Церкви не живем. Наверное, надо задуматься над смыслом существования Церкви и нашего места в ней, и быть, а не только называться Православными Христианами.

Александр Колмаков, 31 год, г. Алматы, Казахстан. Владелец PR-агентства

Управлять миром

В последнее время для меня смысл понятия «религиозный опыт» сильно изменился. Если раньше под этим я понимал некие мистические переживания, которые порой у меня случались во время медитаций (раньше увлекался йогой и т.п.) или в момент сна, когда я осознавал, что все, что я вижу, в реальности не существует, а только мне снится, то теперь под этим понятием я понимаю совершенно другое. Религиозный опыт – это опыт повседневной жизни, опыт принятия решений, опыт поступков, в общем, всего того, что происходит в жизни всех людей, но… это решения и поступки, которые совершаются с верой в высшую Разумную Силу, чья воля есть Истина. Она есть Истина в любой момент времени, даже тогда, когда тебе кажется, что мирское представление о сути явлений гораздо практичнее. Процесс принятия решений и опыт поступков с такой верой и являются, на мой взгляд, религиозным опытом. Потому что, когда живешь с верой, то вдруг ощущаешь, что не мир тобой управляет, а ты управляешь миром. Ты реально его меняешь и меняешь в лучшую сторону. Только с верой ты становишься творцом, а не управляемым «миром» объектом с простым набором функций, из которых главная – потребление. Творя, человек способен сблизиться с Богом, соучаствовать ему в процессе Творения. И это есть главное чудо, даруемое Всевышним человеку. Главное, потому что, в отличие от чудес «внешних», как бы они ни поражали воображение, только это чудо дает человеку истинную свободу и истинную жизнь.

Валентина Бочарова, 62 года, г. Усть-Каменогорск, Казахстан

Крестный ход в колонии

Нынче, как и каждый год на Пасху, проводим крестный ход в колонии. Казалось бы, можно уже привыкнуть к этому и не волноваться, но вновь и вновь на сердце тревога, волнение, как-то все пройдет?

Начинается подготовительная суета: договариваемся с журналистами, телевидением – кто из них вырвется из суеты мирской и захочет окунуться в мир Православия. Договариваемся с замполитом колонии о времени проведения крестного хода, о разрешении пользоваться фотоаппаратами и т.д. Готовим сумки с угощением: куличи, крашеные яйца, булочки, конфеты – все, что приносят в храм на пожертвование. Бабушки-прихожанки как узнали, что мы собираемся в колонию, принесли варенье и другие сладости. Так приятно собирать для заключенных наших братьев христиан все эти пасхальные приношения и так хочется принести им эту пасхальную радость.

Ну вот, позади все приготовления и мы стоим у ворот колонии, ждем, пока нам оформляют пропуска. Нас шесть человек: отец Евгений с пономарем Сергеем, мы с Натальей идем как певчие и двое журналистов. Все нагруженные: сумки с продуктами, свернутые хоругви, длинные трехметровые древки для хоругвей, чаша для освящения воды, праздничное красное облачение батюшки, кадило, фонарь со свечой и т.п. Пока оформляют пропуска, начинаем разжигать кадило. Ветер задувает спички и ничего не получается. Наталья заслоняет кадило от ветра и усиленно читает молитву «Христос Воскресе из мертвых…», это помогает и вскоре бумага ярко горит, нагревая и зажигая угли. Пропуска готовы, и мы всей процессией, нагруженные, заходим внутрь колонии. Быстро проходим досмотр и двигаемся дальше, оставляя после себя шлейф благоухания ладана. В зоне нас ждут, караулят у входа, навстречу нам уже идут наши православные христиане, приветствуют нас и быстро разбирают у нас все вещи. Мне радостно видеть, что пришло много народу, значит, верят, значит, не стесняются, не боятся исповедовать свою православную веру. Все идем в храм святителя Николая Чудотворца, который стоит во дворе колонии. Храм этот построили сами заключенные под руководством отца Евгения, и какой же он замечательный получился! Небольшой, аккуратный, выстроенный по всем правилам строительства храмов. А внутри все стены и потолок расписаны иконами и сценами из жизни Христа. Пока батюшка облачается в алтаре, ставим на древки хоругви, наливаем святую воду, готовимся к крестному ходу. С пением «Воскресение Твое, Спасе, Ангелы поют на небесех…» батюшка выходит из алтаря широко раскрыв царские врата и все врата алтаря. Выстраиваемся по порядку: первым Сергей несет фонарь с крестом и неугасимой свечой. Сергей – пономарь и идет в красном облачении. За ним идут три пары человек, несущие хоругви, затем – все, кто несет иконы, за ними батюшка с кадилом и кропилом, возле него, справа, идет Станислав, несущий чашу со святой водой, из которой батюшка кропит всех при возгласе «Христос Воскресе!». Следом за батюшкой идем мы с Натальей, подпевая ему. А дальше – все остальные, желающие пройти крестным ходом и, конечно же, охрана. Ах, какой чудесный день, какой чудесный крестный ход, какие милые, чудесные люди вокруг. Охранники улыбаются и закрываются от святой воды, брызги которой попадают на них при кроплении батюшкой. По всему периметру колонии, где проходит крестный ход, стоят осужденные – все вышли посмотреть на крестный ход, и провожают нас взглядами и улыбками, многие кричат в ответ: «Воистину воскрес!» Во всех окнах вторых и третьих этажей зданий колонии также стоят люди, многие крестятся и на возглас священника «Христос Воскресе!» шепчут «Воистину Воскресе!». Господи! Воистину чудеса творишь Ты! Вот здесь, в колонии, где находятся презираемые обществом люди, Ты изливаешь свет благодати в сердца их и наполняешь души их светом веры и надежды. Мы идем крестным ходом, обходя всю территорию колонии, освящая ее молитвой и святой водой. «Христос Воскресе!» – «Воистину Воскресе!».

Владимир Ермилов, 35 лет, г. Пермь, Россия

Крестный ход – путь к Богу

До этого события к крестным ходам относился с большим сомнением… Ежегодно в Пермском крае устраивается семидневный крестный ход протяженностью около 140 км из Перми в Белогорский Свято-Никольский мужской монастырь на престольный праздник святого праведного Серафима, Саровского чудотворца. Давний знакомый, брат о Христе, уговорил меня принять участие в нем, и впервые в жизни я согласился на такой сомнительный (по моим тогдашним представлениям) поступок.

Путь пролегал из пермского Кресто-Митрофаниевского храма через Бахаревский женский монастырь, храмы ближних деревень , заброшенный военный городок Звездный – жутковатый, точно из фильма «Сталкер», поклонный крест и место восстановления храма в селе Троельга, село Ерши с часовней во имя Параскевы Пятницы (располагавшееся на пригорке, с которого уже открывался поразительной, строгой и величественной красоты вид на Белую гору и собор Белогорской Свято-Николаевской обители).

Дорога меняла свой вид от прекрасного загородного шоссе до совершенно мрачной и извилистой тропинки по непролазной мокрой и скользкой глине в буйных лесах. Примерно половина пути была проложена по дорогам с твердым покрытием, а четверть или пятая часть являлась совершенно непригодной для колесного транспорта… Однако самые тяжелые и неудобные участки пути с нами прошли несколько младенцев в колясках(!), которых пронесли на руках под Иисусову молитву наиболее крепкие крестоходцы. Пожалуй, это лично для меня явилось первым шоком: самоотверженность родителей, спокойствие детей и молчаливая помощь сестер и братьев явились откровением, хотя «на бумаге» я все это уже прекрасно знал! Затем пришло время поразиться глубиной веры людей, внешность которых ну никак не могла указать на их православность.

Я видел человека с внешностью франтоватого мушкетера – с закрученными усами и щегольски одетого, который в первый же день стер ноги до кровавых мозолей (кровь пропитала его обувь), а на второй день даже не смог свою дорогую обувь надеть (дальше он шел то в тапочках, то босиком), но все-таки упорно, с молитвой на устах и слезами продолжал идти на праздник святого Серафима Саровского; и дошедшего, и с глубокой радостью лобызавшего икону святого Серафима в храме Белогорской обители.

Видел пожилого приземистого мужичка, больше всего похожего на привычного деревенского пьянчужку, который весь крестный ход – несмотря на тяжесть пути для него самого – неустанно полагал всю свою энергию на заботу о немощных, голодных и жаждущих: всех задыхающихся от жажды матушек и отцов (а днем температура стояла до 30 градусов при 100%-ной влажности, что уже тяжело переносить жителям Урала) поил ключевой и святой водой, каждому находил по доброму слову в поддержку духовных сил, заботился на привалах о пище и питье детям и всем оголодавшим… смотреть на это было удивительно, хотя вроде бы и Евангелие читал, и сам (думал, что)стремился к такому образу жизни. Ведь здесь-то это видишь не одиночными героическими моментами, а полнокровным и всеобщим образом жизни, которым живут в крестном ходу все поголовно!

И изумляет простого обывателя большей частью именно это: здесь видишь множество Христиан – фотографически точно такими, какими они предстают в Деяниях и посланиях апостолов. Тело Христово! Совсем разные, непохожие, но – братья и сестры одной нераздельной семьи. Откровение, восприняв которое, уже не сможешь стать опять развинченным и формальным «захожанином». Здесь воочию наблюдаешь, что « любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор. 13, 4–7 ). Это ошеломляет, когда вдруг осознаешь, что вся теоретическая, «идеальная» модель поведения христианина воплощена реально и множественно вокруг тебя. Что не только отдельные «православные чудики», но общество в массе может, оказывается, жить именно так, как и описано в Новом завете, в точном и полнокровном духе заповедей Христовых, и наиболее точно именно по главной заповеди, Новой: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин. 13, 34 ).

Матушка лет 90, маленькая и согбенная, своими немощными узловатыми ножками в древних тяжелых сапогах проходила самые трудные участки мокрого глиняного месива тихо и безропотно, и чем дальше шла, тем увереннее и смелее становился ее шаг. И не мешали ей ни комары, ни палящее солнце, ни пауты с крупного шмеля размером, ни вязкая топь под ногами, ни увесистая котомка на палке за спиной, ни поваленные поперек тропы деревья. И трудно было найти человека с более разглаженным и умиротворенным ликом во храме Белогорской обители в конце крестного хода. На 140 километров ближе к Царствию Небесному!

Худенькая и почти прозрачная молодая девушка, сестрица о Христе, прошла 53 километра в один день в зной и по каменистой дороге то неся на руках, то толкая в коляске свое годовалое дитя. И ведь было видно, как труден для нее такой подвиг; но, типично городской и далеко не спортивной внешности, она под конец дня выглядела лучше, чем перед переходом, а тихая радость на ее лице просто освещала все вокруг. А ее девочка за весь день (мотаясь и подпрыгивая по неровной дороге в коляске, в духоте и безжалостно кусаемая комарами, несмотря на накомарник) заплакала на минутку лишь один раз, уже в самом конце пути, остальное время лучезарно улыбаясь всему вокруг.

На стоянках очередь в туалеты и за тарелкой еды достигала 400–500 уставших людей, большей частью немолодых женщин… Но ни раздраженного слова, ни перебранок из-за места, ни хмурого взгляда я так и не увидел… Одному человеку перед самым крестным ходом сделали операцию на внутренних органах с запретом «движений и напряжений». Однако, видимо получив благословение своего духовника, он не просто пошел и дошел, но и всю дорогу нес тяжелые рюкзаки идущих вокруг женщин и стариков. Чего это ему стоило, останется тайной, но по вечерам он просто валился плашмя с умученным лицом, а наутро снова стоял на литургии свежий и исполненный благоговения.

Люди, от которых до начала хода «за версту пахло» дороговизной и комфортом жизни, мирно и с теплой улыбкой подставляли поварам (а кормили на стоянках простой и постной пищей с армейской полевой кухни) использованные другими одноразовые тарелки (посуды хватало не всем), безропотно довольствовались ночлегом на истертом линолеуме под дверьми деревенского храма и без устали шли с песней на устах, помогая, чем могли, окружающим бабонькам и дедушкам. Много раз догоняли мы (шел иногда с замыкающей группой) с Иисусовой молитвой – «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!» – выбившихся из сил, спотыкающихся и ковыляющих на израненных ногах, тяжело опирающихся на палки людей. И как только их ушей касалось пение этой молитвы, они словно получали крылья, их походка твердела и шаг ускорялся; на последующих богослужениях надо было видеть пламенное внимание на их лицах, одухотворенность и благоговейность к святыням.

Священники, диакон, молодые алтарники и монахи, как с Белой горы (во главе с игуменом монастыря), так и со всего Пермского края, шли, конечно же, вместе с нами, возглавляемые протоиереем Петром, выглядевшим совершенно в духе Авраама и Исаака: убеленный сединами высокий муж, с ликом и руками цвета мореного дуба, огненным взором, размеренными движениями и полновесным благоговейным голосом. Все они, в совершенном соответствии со Священным Писанием, с лихвой разделяли все тяготы и лишения общей жизни: прокладывали дорогу, несли тяжелые рюкзаки, истирали в кровь свои ноги, ели и пили из одного котла, тщательно и вдумчиво вели все богослужения, помогали словом, молитвой и делом всем нуждающимся, и не было просящих у них помощи и не получивших ее.

Так случилось, что второй день крестного хода пришелся на праздник святого равноапостольного великого князя Владимира. И неожиданно выяснилось, что моему Д ню А нгела искренне рады множество незнакомых людей вокруг – от священников до детей и бабушек, а еще был преподнесен самый ценный за все годы празднования именин и дней рождения подарок: нательный образ Пресвятой Богородицы «Споручница». Когда же на литургии в этот день была пропета всем Владимирам ликующая «многая лета», слезы признательности катились из глаз – тронут был до самых потаенных глубин души!

Молодежь вызывала чувство глубочайшей признательности: работая с трудными подростками в спец. ПТУ, знаю дикое безумство современной жизни, в которой они вынуждены нашими (людей старших поколений) усилиями вариться. Подростков, отроков и отроковиц, совершенно самостоятельно и осмысленно ведущих себя, полноценно и живо общающихся, всей душой помогающих друг другу и всем немощным, было непривычно много! Если в храмах обычно наблюдаешь подростков едва 20–30-ю часть от общего количества молящихся, то здесь их было по меньшей мере вдвое больше. Глядя на детей лет 10–12, совсем по-взрослому шагающих и поющих в пути молитву, и несущих на себе старушкины сумки, и помогающих священникам во время богослужений – преклоняешься перед безбрежным милосердием Божиим, открывшим такому количеству детей их сердца. И остро переживаешь свою ответственность перед Спасителем за воспитание этих детей (хотя бы и «чужих»), страх навредить им грубостью или соблазнением на грех – а как часто мы это делаем, при детях куря, распивая пиво, глумясь и рассказывая сальные анекдоты! «Баней пакибытия» – нового, Небесного бытия – называют Церковь. Продолжая сравнение, крестные ходы смело можно называть «парилкой» этой бани, с мощным и крепким паром и омолаживающими вениками.

Великий пост назначен Церковью для фундаментального пересмотра своей жизни, подробного исследования и отрешения от своих грехов и тщательного осознания своего места и стремлений, для подготовки духа к Пасхе и к вечной жизни. Крестный ход же, продолжая в целом эту направленность, мощнейшим образом сплачивает христиан во Единое Тело, весомо и выпукло показывая возможность коллективного и личного жития по заповедям Божиим. Здесь люди истово стараются жить полнокровно по-христиански: любить друг друга нелицемерно, долготерпеливо, милосердно.

Пусть и видишь несовершенство наше, немощь физическую, душевную и духовную – а в «голове» крестного хода отношения между людьми зачастую бывают напряжены и накалены, как верно замечено в поговорке — «чем ближе к алтарю, тем больше искушений», бесы ведь не дремлют – но гораздо ярче тут проступает поразительно плотная тяга людей к Свету из окружающей тьмы, непоколебимое стремление от своей греховности и несовершенства к Истине и небесному совершенству.

Закончился этот поход в Небесный Иерусалим («поход за венцами», как его называют), а в душе теперь тихонько случилось что-то таинственное и лучезарное: там рычали на окружающих львы, а теперь эти львы куда-то девались, и пейзаж как после прохладного летнего ливня на опушке дубравы – умытая, свежая и живоносная идиллия. Воистину, читавшиеся ранее как исторический роман описания повседневной жизни Авраамова семени – исход из рабства египетского, пеший путь апостолов по странам и весям – в крестном ходу воплощаются совершенно реально, совпадая с представлениями о прочитанном документально точно. И теперь уже не читаешь Исход, Второзаконие, Иисуса Навина, Евангелие, Деяния, жития святых – а полноценно живешь так, как там и было описано. Как рассказать невыразимое, как дать представление о неописуемом? Это любовь. « Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 19–20 ) – ничто не может точнее описать крестный ход, и свидетельствую, что и я получил сполна просимое, как и множество людей из нескольких тысяч, принимавших участие и присоединявшихся к нам по пути. И слава Богу за все!

Людмила Чиркова, 53 года, г. Мамадыш, Россия

О любви

Однажды приступили к Иисусу Христу фарисеи, которые упрекали Его в нарушении закона, и решили испытать Его праведность, соблазняя каверзными вопросами. «И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22, 35–40). Так ответил Господь на вопрос фарисея, и об этом говорил Он на протяжении всего Своего земного служения, ибо все дни Его, о которых повествуют нам евангелисты, исполнены любви к людям; все Его слова и дела – исцеления, насыщения, поучения, вразумления – совершались Им только по великой любви к нам и великой любви к Богу Отцу.

Господь Словом Своим вызвал тварь из небытия по любви, во имя любви и для любви. И поставил венцом Своего творения человека, который должен был поучаться и возрастать в любви, поучая и возвышая прочие создания, получив над ними власть от Бога. Но, нарушив заповедь Божию, Адам поступил не по любви, разрушил связь с Источником любви, утратил возможность беспрепятственного доступа к Божией благодати, разверз великую пропасть греха между небом и землей, разучился любить.

Первые главы Книги Бытия, как и все книги дохристианского мира, не упоминают об этом чувстве. И только с истории богоизбранного народа, с патриарха Авраама начинают встречаться первые упоминания о такой добродетели, как любовь. Начинается осознание важности этого чувства в жизни человеческой. От простой, естественной любви родителей к детям (на примерах Авраама, Иакова), любви-дружбы (Ионафана и Давида), любви-влюбленности (Иакова, «Песнь песней») до любви милосердной, любви Божественной, любви-самоотдачи лежит долгий и нелегкий путь. Естественные виды любви могут принести добрый плод лишь тогда, когда они соединены с милосердием, умножены на него. Но и до родительской любви, и до дружбы, и до влюбленности нужно еще дорасти, вырасти из себялюбия и эгоизма, в которые погружен человек.

И Господь ведет людей ко спасению одному Ему вéдомым путем. Он избирает Авраама и созидает Израиля. Дает этому «избранному Своему» десять Синайских заповедей, научающих основам богоугодной жизни, основам любви-милосердия и самоотдачи. Это были как бы первые ступени той лестницы, по которой человек вновь может взойти на высоту, откуда он ниспал, взойти от земли к небу и приблизиться к Богу. Но правда Божия не нашла своего целостного воплощения в любви до пришествия Спасителя. Хотя уже множество прикровенных, а иногда и довольно ясных указаний на преимущество любви в Законе Божием было дано и в ветхозаветные времена. Приверженцы духовности сумели сформулировать основной духовный смысл всех заповедей в две основные: «люби Господа» и «люби ближнего». Их и привел Иисус Христос в своем ответе на вопрос фарисея.

Действительно, возлюбивший Господа вполне естественно станет исполнять все, чтобы угодить Ему: у любящего Бога не возникнет и мысли о поклонении кому-то или чему-то иному. Из любви к Богу проистекает и благоговейное почитание имени Божия, и неуклонное исполнение Его заповедей. Истинно возлюбивший Бога, безусловно, не сможет не любить ближнего. «Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1Ин. 4:20). Да и не только ближнего, но и вообще все творения Божии. «Листок на ветке зеленый; и ты сорвал его без нужды. Хотя это и не грех, но почему-то жалко и листок; жалко всю тварь сердцу, которое научилось любить», – говорил преподобный Силуан Афонский. Любящий Бога и ближнего ради Бога никогда не станет убийцей, вором, клеветником, прелюбодеем, завистником, так как исполнение заповедей Божиих не будет для него проблемой. «Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его» (1Ин. 5:3).

Но абсолютное исполнение Закона могло совершиться и совершилось только во Христе Иисусе. Господь наш Иисус Христос, воплотивший Собой всякую правду Божию, открыл ее для людей, сделал благодатной нормой отношений. Эта норма состоит в том, что правда Божия, носящая имя «Любовь», должна навсегда утвердиться в отношениях человека с Богом, и ближними, и со всей тварью, т.е. возродить утраченный рай.

Как пишет митрополит Антоний Сурожский: «Рай был в любви; и грех Адама в том, что он не сохранил любовь… Бог предлагал всего Себя, без остатка: Свое бытие, любовь, мудрость, ведение – все Он давал в этом союзе любви, который делает из двух одно существо (как Христос говорит о Себе «Я в Отце и Отец во Мне» (Ин. 14:11)… человек пал, и с ним пошатнулась вся Вселенная… и что? Бог не отвернулся; только Его любовь, которая была ликующей радостью, стала крестным страданием». «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную», – говорит апостол Иоанн Богослов о любви Бога Отца (Ин. 3:16). И он же говорит о любви Бога Сына: «Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою» (1 Ин. 3, 16). Любящий Отец посылает любящего Сына, чтобы наполнился мир любящим Духом Святым, ибо Божественная любовь, любовь, возводящая от земли на небо, возможна только в Боге Духе Святом. «Господь так нас любит, что объяснить этого невозможно, и только Духом Святым познается эта любовь, и душа неизъяснимо чувствует эту любовь», – говорит преподобный Силуан. И далее: «Чтобы прийти в любовь Божию, надо соблюдать все, что заповедал в Евангелии Господь. Нужно иметь милующее сердце, и не только человека любить, но и всякую тварь жалеть; все, что создано Богом… Господь научил меня любить врагов. Без благодати Божией не можем мы любить врагов, но Дух Святой научает любви, и тогда будет жалко даже и бесов, что они отпали от добра, потеряли смирение и любовь к Богу… А кто помышляет злое о врагах, в том нет любви Божией, и не познал он Бога. Если будешь молиться за врагов, то придет к тебе мир; а когда будешь любить врагов, то знай, что благодать Божия живет в тебе большая».

Но истинная любовь к творению возможна только через любовь к Богу. Отношение к людям органично вытекает из веры. Блаженный Августин писал: «Люби Бога, и тогда поступай как хочешь». Если на первом месте в сердце человека будет находиться Господь, то Им и будут направляться все мысли, чувства, дела человека. Такая благодать Божественного присутствия, благодать Духа Святого помогала и продолжает помогать верующим являть подвиги самоотверженной любви, любви в высшем ее значении. Ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13), – сказал Господь Своим ученикам. Он Сам явил первый пример этой вершинной любви, отдав жизнь Свою за человечество. И Его последователи должны учиться подражать Ему.

В последней Своей беседе с учениками Он говорит им: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 34–35). Именно любовь самоотверженная, жертвенная завещана Спасителем: «Как Я возлюбил вас», т.е. до конца, до смерти крестной. Такая любовь возможна только с Богом и в Боге. По словам апостола Павла, «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым» (Рим 5, 5). А апостол любви Иоанн Богослов пишет в своем послании: «Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1 Ин. 4, 7–8). Т.е. любовь есть содержание Божественной жизни и имеет неоспоримое превосходство над всеми другими добродетелями, дарованными нам Духом Святым, ибо без любви они не имеют никакой цены и не приводят человека ко спасению. «Если я говорю языками человеческими или ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы», – свидетельствует о любви апостол Павел (1 Кор. 13, 1–3).

Итак, христианская любовь по своему происхождению есть дар Божий. Христианство – это жизнь, в которой отдельные личности объединяются силой Божественной любви в Единую Церковь – Тело Христово. Любовь вне Бога лишь естественное явление, мало подлежащее христианской однозначной и безусловной оценке. Истинная любовь есть переход в новую действительность. Предел любви – «будут двое едина плоть», – говорит апостол Павел (Еф. 5:31), а по блаженному Августину «любовь есть некоторая жизнь, сочетающая или сочетать стремящаяся». Это и есть веяние Духа Святого, утешающего радостью созерцания, вездесущего и все исполняющего сокровищем благим, подающего жизнь и Своим вселением очищающего мир от всякой скверны. Но для сознания животворческая деятельность Его делается явной лишь при высшем прозрении духовности. Как молился преподобный Силуан Афонский: «О, Господи, сподоби нас дара Духа Святого, да разумеем славу Твою и будем жить на земле в мире и любви, да не будет ни злобы, ни войн, ни врагов, но одна любовь да царствует, и не нужны будут ни армии, ни тюрьмы, и легко будет жить всем на земле». А «Гимн любви» апостола Павла как нельзя лучше говорит о безусловной ценности этой добродетели: «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится… А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор. 13, 8–13).

Вероника Нигматуллина, 32 года, г. Белорецк, Россия

Христианская любовь

Что же такое – христианская любовь? Конечно, она является самым возвышенным, сильным и ярким из всех человеческих чувств. Она представляет собою переживание особой духовной и нравственной близости, сильнейшего внутреннего тяготения одного человека ко всему человечеству. Сердце любящего человека открыто для того, кого он любит, и готово принять, привлечь его к себе. В своей любви оно и другого принимает в себя, и себя отдает другому. «Уста наши отверсты к вам, Коринфяне, сердце наше расширено. Вам не тесно в нас», – писал своим любимым духовным детям апостол Павел (2 Кор. 6, 11–12). «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35), – говорил Своим апостолам, а в их лице и всем нам, христианам, Сам Христос.

Христианская любовь есть чувство особое, приближающее человека к Богу, Который Сам есть Любовь. В сфере земных переживаний нет чувства выше, чем чувство материнской любви, любви переходящей в самопожертвование. И вся история отношений Бога и человека есть сплошная история самопожертвования Небесной любви. Отец Небесный ведет грешника ко спасению за руку, ведет (если рассуждать светски), Своего врага и изменника и не щадит для его спасения Своего Единородного Сына. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). «Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1Ин. 4:10). Сын Божий, сойдя с неба, воплощается, страдает и умирает для того, чтобы через воскресение дать грешнику ту блаженную вечность, которую он утратил из-за своей измены, через свой первородный грех. А перед мукой Он дает ученикам завещание, заповедь идеала: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас» (Ин. 13:34).

«Люди осудили Бога на смерть, Воскресением Своим Он их осудил на бессмертие. За побои воздал им объятием, за оскорбление – благословением, за смерть – бессмертием. Никогда люди не явили такой ненависти к Богу, чем тогда, когда распяли Его; и никогда Бог не явил большей любви к людям, чем тогда, когда Он воскрес. Люди хотели даже Бога сделать смертным, но Бог Воскресением Своим соделал людей бессмертными» (Архимандрит Иустин (Попович).

Вот она – истинная бескорыстная Христианская любовь… Она приемлет всех: не только друзей, но и врагов. А есть ли у нас враги? Враг один – это наш грех! Господь в Евангелии прямо говорит: «Если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники то же делают» (Лк. 6, 32–33). Этим Господь предупреждает нас против эгоистически корыстного характера любви нехристианской, «любви» потребительской и языческой. В такой эгоистической любви на первом месте не любовь – а наше собственное «я», наше самоудовлетворение от этого чувства. А нам, христианам, Господь заповедал иное: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5:44). Таким образом, христианин любит других людей не за доброе или угодливое отношение к себе, а за них самих, ближних братьев своих, они дороги ему сами по себе, и любовь его ищет их спасения, хотя бы по неразумению они и враждебно относятся к нему. Замечательным образом раскрывается сущность и свойства христианской любви в 13-й главе Первого послания апостола Павла к Коринфянам, гимне христианской любви. «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, – говорит апостол, – то я – медь звенящая или кимвал звучащий», т. е. подобен бездушным предметам, которые воздействуют только на внешние чувства человека, а не на его суть. И все высшие добродетели – пророчество, ведение всех тайн, чудотворение и даже подвиги самоотречения и мученичества без любви – ничто, и только от нее приобретают свою цену. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует», т.е. она делает человека терпеливым, кротким, смиренным и благожелательным во всем. Любовь «не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине». Это сила, все побеждающая, сила смиренной любви, уничтожающая эгоизм и злобу, гнездящиеся в сердце человека. И эта истинная любовь всегда ищет правды и истины, а не лжи и угодливости. И наконец, любовь «все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает». Да, именно никогда. Ничто не переломит ее: ни испытания, ни муки, ни горе, ни лишения, ни разочарования. И в иной, лучший мир пойдет она с христианином, и во всей полноте раскроется именно там – когда исчезнут не только дары пророчества и языков, но прекратятся уже вера и надежда. Вера заменится там зрением лицом к лицу, а надежда станет сбывшеюся; одна любовь будет царствовать во веки веков. Поэтому-то и говорит тот же апостол: «Любовь есть исполнение закона» (Рим. 13:10).

«Любовь – самое сильное оружие из всех, что существуют; нет такой силы или оружия, которые могут бороться против любви: она все их преодолевает» (Записки архимандрита Фаддея (Штрабуловича).

Забвение себя – сила всемогущая, пред которою преклоняется все и которая торжествует даже над грубым насилием. Сила, победившая языческий мир, была силой Евангельского самоотречения, воодушевленного любовью и светоносной истиной.
За 19 веков христианской истории прошли целые сонмы свидетелей любви Христовой. И все же в необъятном океане человечества их так мало, они так редки! Редки подобные свидетели потому, что нет подвига более трудного, более болезненного, чем подвиг и борьба за любовь; нет свидетельства более страшного, чем свидетельство о любви; нет проповеди более вызывающей, чем проповедь любви. Бог есть Любовь. Иисус Христос – возлюбленный Сын Бога Отца – возлюбил нас до самой Крестной Смерти и показал нам Путь, благодаря которому мы через жертвенную любовь сможем уподобиться Ему и спастись, объединившись в Его Церкви на Новом Небе.

Светлана Лазарева, 45 лет, г. Омск, Россия

Жить по-христиански

Сегодня средства массовой информации как будто специально стараются ниспровергнуть и разрушить все, что издавна было освящено верой и Церковью и почиталось нашими предками. Сегодня мы, без меры согрешающие, стали жить в мире насилия, эгоизма, обмана, равнодушия, блуда, беззакония, сребролюбия. Узаконенного, сладкого, навязываемого и рекламируемого. Ведь какие нам сейчас навязывают ценности? «Бери от жизни все!» и «Ты этого достоин!», т.е. с пеленок воспитывают в человеке культ материального потребления, превращая его в бездушного потребителя потенциального творца. Много ли среди нас людей, которые на вопрос «чего бы ты хотел получить в этой жизни?» ответили бы «больше всего в своей жизни я хотел бы стяжать Духа Святого»? Ни для кого не секрет, что большинство людей хотят иметь или «крутой» автомобиль, или квартиру с «евроремонтом», или еще что-нибудь материальное – и как можно больше. Ставят это во главу угла. При этом желательно, чтобы все свалилось в одно прекрасное утро в руки само собою и не потребовало бы никаких трудозатрат от самого человека. В сознании многих людей понятие «счастье» неразделимо с понятиями «деньги» и «развлечения». Родители озабочены не тем, как воспитать христианина или хотя бы просто честного, доброго, порядочного человека, а тем, как нацелить ребенка на успех и богатство, обучить простейшим способам добычи последнего. Но неужели все так плохо? Есть ли луч надежды? Что мы можем противопоставить миру сему? Ответ дан Господом Иисусом Христом почти 2000 лет тому назад: «Не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6, 31–33). Но кто может вместить, принять это учение? В современном мире православный христианин выглядит белой вороной, потому что вера наша «не от мира сего». Так как же должен жить православный христианин в современном мире, чтобы сохранить в целости веру? Для этого он должен быть в постоянном соприкосновении с источником духовной пищи – всем тем, что дает нам Церковь для нашего просвещения и спасения. В то же время знания не должны ограничиваться только теорией, ибо «вера без дел мертва» (Иак. 2:20). Иисус Христос так определил роль христиан в их земной жизни: «Вы – соль земли… вы – свет мира» (Мф. 5, 13–14). Для того чтобы быть светом для других, нужно жить по заповеди «Возлюби Господа Бога твоего… возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 37–39). Нужно научиться по-христиански относится к окружающей нас действительности, замечать не только плохое, но и хорошее, быть рассудительными, во всем видеть промысел Божий. Необходимо, усвоив лучшие плоды светской культуры, жить с православным взглядом на все явления нашей жизни. Нельзя в вопросах веры доходить до фанатизма, но и сдавать принципиальные позиции тоже не следует. Нужно или быть православным христианином в каждый момент своей жизни, или не быть им совсем – третьего не дано, так как наша вера открывается не только в наших взглядах, но и во всех наших делах. Поэтому очень важно не только словами и молитвами, но и реальными делами прославлять Бога и служить людям. Не собирая себе тленных сокровищ на земле, не забывая о конечности земной жизни, надо стараться жить так, чтобы оказаться среди тех, о которых Господь сказал: «Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф. 25:34). Однажды я спросила у священника, как мне убедить своих близких, чтобы они обратились ко Христу. Ответом его я и хочу закончить: «Не надо убеждать их словами, особенно сейчас, когда вы еще недостаточно воцерковлены. Старайтесь сами жить по-христиански – и тогда свет и радость озарят вашу жизнь и войдут в ваше сердце, а быть может, затронут и другие сердца, ведь христианская жизнь неотделима от того, чтобы делиться ею с другими».

Татьяна Тамбовцева, 35 лет, г. Александрия, Египет

Паломничество или экскурсия по святым местам?

«Богомолье! Вот чудесное слово для обозначения русского духа…»

И. А. Ильин

Слово «паломник» изначально звучало как пальмовник (с лат. palmarius – несущий пальмовую ветвь). Так называли путешественников, посещающих Святую Землю для поклонения Гробу Господню. Они возвращались домой с пальмовой ветвью в руках – символом встречи со Христом и большой диковинкой в северных краях. Первым паломничеством считается посещение Иерусалима царицей Еленой в 326 году в поисках места распятия и погребения Христа. Христианская традиция паломничества имеет давнюю историю. Распространилась она быстро, и уже в IV веке появилась необходимость в путеводителе по Святой Земле, а к концу IV века паломничество было признано богоугодным делом. В русской традиции изначально паломниками называли только тех, кто отправлялся на Святую землю. Остальные считались просто богомольцами. Позже понятие паломничества распространилось на всех путешественников по святым местам. Самый известный русский паломник-пешеходец – Василий Киевский (Григорович-Барский) (1701–1747), большую часть жизни посвятивший странствованиям по святым местам и оставивший путевые записки. Василий пешком дошел до Рима, затем отправился в Грецию, посетил Палестину, Сирию, Аравию, Синай, Египет, из Константинополя через Румынию, Болгарию, Молдавию и Польшу вернулся в Киев.

И сейчас многие верующие хотели бы отправиться по святым местам. Количество желающих с каждым годом растет, в том числе и паломников к отечественным святыням – по оценкам экспертов, в паломничество отправляется около трех миллионов человек в год. Но все ли понимают, для чего они совершают паломничество и чем отличается паломничество от обычной экскурсии, предпринятой для осмотра святых мест? Для общения с Богом, для духовного совершенствования совсем необязательно куда-то ехать – об этом нам говорит Сам Спаситель: «Наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу… Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Ин. 4, 19–24). «Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения» (1 Тим. 2, 8). Для любого христианина святое место прежде всего там, где он живет, то место, где совершается величайшее Таинство Любви – Евхаристия. И никакие источники и святыни не могут сравниться по своей значимости и «чудесности» с Таинством Евхаристии.

Издревле на Руси паломничали с молитвой, с духовными песнопениями. Придя к цели паломничества, первым делом шли приложиться к главной святыне, ради которой предпринимался путь. Обязательно были на богослужении, исповедовались и на следующий день причащались Святых Христовых Тайн. И только после этого осматривали «достопримечательности», отдыхали душой. Часто паломники старались получить благословение чтимого в святом месте старца, поговорить с ним, испросить духовного совета. И только после этого, духовно обогащенные и умиротворенные, паломники отправлялись в обратный путь. Вернувшись домой, они рассказывали о святынях, чудесах, исцелениях, свидетелями которых были. Сегодня, после почти векового господства коммунизма, эти традиции были утеряны. Церковь ратует за возрождение паломничества, и наша задача принять и продолжить благочестивые традиции наших предков.

Святейший Патриарх Алексий в своем докладе на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года отметил: «Паломничество искони было и должно быть делом Церкви, совершаться по ее благословению. Цель паломничества состоит в поклонении святыням. В связи с этим стоит вспомнить ныне забытое слово, обозначающее смысл паломничества, – поклонничество. Посещение святых мест как внутри России, так и за ее пределами является для многих наших сограждан дорогой к храму, и совершение паломничества должно быть связано с живым литургическим опытом. В связи с этим вызывает обеспокоенность наметившаяся тенденция смешения паломничества с обычным туристским путешествием. Нередко паломничеством называют экскурсионное посещение святых мест, монастырей, храмов. В результате дискредитируется сама идея паломничества».

Паломническая поездка должна быть лишена излишней экзальтации – поиска лишь душевных и психических переживаний. Главная цель паломника – соприкоснуться со святыней. Главное чувство – благоговение. Сама поездка должна быть непосредственно связана с молитвами, богослужениями и напряженным духовным деланием. Паломнические поездки, могут стать и «школой изучения Православия», богатейшей истории нашей страны, способствовать воцерковлению людей, а также воспитанию подрастающего поколения в христианской традиции. Сегодня для многих паломничество к святым местам – это самый короткий путь к обретению веры.

Ольга Артамонова, 23 года, г. Ростов-на-Дону, Россия

Жить по-христиански

Во все времена быть христианином было сложно. Непонимание, гонения, пытки, расстрелы – через все мыслимые ужасы прошли христиане. Души спасала Вера.

Что изменилось, и как сейчас живут люди, истинно верующие в Бога? Скажу прямо – сложно. Годы советского атеизма и запретов на посещение храмов, отсутствие элементарной литературы о Боге, о вере дают о себе знать. Сейчас нет запрета на веру, мы читаем литературу, изучаем Закон Божий, ходим в храм, воцерковляемся, пытаемся жить по Божьим заповедям. Честно скажу, это очень трудно. Пока ты в храме рядом с Богом, рядом с единомышленниками, на душе благодать и радость, а выходишь в мир – и жестокое непонимание, ересь, грубость, зависть других людей жгут сердце огнем. Даже те, кто утверждает, что верит в Бога, крутят у виска и с непониманием относятся к частому посещению церкви, хотя с удовольствием слушают мои рассказы о святых праздниках, притчи и высказывания из Библии. Я понимаю, что если они внимательно слушают, если не смеются надо мной и не гонят меня с моей верой, то когда-нибудь и они придут к Богу и будут добрей, терпимей, нежней друг к другу. Мои друзья говорят, что я стала мудрей и спокойней с тех пор, как стала изучать Библию. Я говорю, что передо мной открылся целый мир. Бог со мной, и святые истины, изложенные тысячи лет тому назад, предстают предо мной. По Евангелию жить сложно, иногда очень сложно, но эта книга, как путеводная звезда, ведет по жизни, заставляет совесть работать. Иногда в жизни возникают ситуации, когда легче было бы соврать, умолчать, извернуться, но тут же какая-то теплая благодать в душе создает радостное настроение, если ты не покривил душой, не продался дьяволу. И хотя другие не могут понять тебя, нестрашно, зато совесть чиста.

Сложное сейчас время, а когда оно было простым? Во все времена существуют проблемы, и никогда христианам не было легко жить. Я своим неверующим друзьям говорю просто: «Оглянитесь, посмотрите вокруг повнимательнее, и вы увидите, что Бог везде, во всем и даже в нас. Христиане – счастливые люди, потому что они знают, что любое испытание, выпавшее на их долю, Бог предвидел, и Он знает, что этому человеку этот крест по плечу, и он с ним справится. Верующие люди живут с верой, надеждой и любовью. Им легче переносить любые испытания жизни». Смерть телесная нестрашна, поскольку душа будет жить вечно. Вот почему сейчас необходимо позаботиться о своей душе. Пусть неверующие смеются, подкалывают, издеваются и пытаются обидеть, они «не ведают, что творят» (Лк. 23:34). Я буду стараться жить по Заповедям Божьим, а иначе быть и не должно, человек должен стремиться к совершенству, ведь безгрешен и идеален только Бог. Когда на чужую злобу, ненависть я отвечаю добром и прощением, меня спрашивают, почему я не мщу. Я отвечаю, что добро они вспомнят, а моя злоба развеется и, кроме камня, в моей душе ничего не оставит, а если жизненный урок не пойдет на пользу моим врагам, то я им только посочувствую и помолюсь за них.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru