Борис Викторович Раушенбах. Путь к Богу<br><span class="bg_bpub_book_author">Борис Викторович Раушенбах</span>

Борис Викторович Раушенбах. Путь к Богу
Борис Викторович Раушенбах

Борис Вик­то­ро­вич Рау­шен­бах (1915–2001) – совет­ский и рос­сий­ский физик-меха­ник, один из осно­во­по­лож­ни­ков совет­ской кос­мо­нав­ти­ки, док­тор тех­ни­че­ских наук, про­фес­сор. Родил­ся он в семье рус­ских нем­цев, про­те­стан­тов-рефор­ма­тов, впо­след­ствии как бы в шут­ку он сам назы­вал себя гугенотом.

В кон­це 1940‑х гг. Рау­шен­бах заин­те­ре­со­вал­ся пра­во­слав­ным бого­сло­ви­ем, ико­но­пи­сью и бого­слу­же­ни­ем, позд­нее позна­ко­мил­ся с иерар­ха­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, вклю­чая пат­ри­ар­хов Пиме­на и Алек­сия II. В сво­их кни­гах он раз­мыш­лял о дог­ма­те Тро­и­цы, о Кре­ще­нии Руси, о пре­по­доб­ном Андрее Руб­лё­ве, об отно­ше­ни­ях нау­ки и рели­гии, одна­ко пере­хо­дить в Пра­во­сла­вие он не спе­шил, пото­му что отно­сил­ся к тако­му шагу более чем серьёз­но: все­мир­но извест­но­му учё­но­му тре­бо­ва­лось вре­мя, что­бы прий­ти к Богу осмыс­лен­но, с пони­ма­ни­ем того, что и зачем он делает.

Реша­ю­щим собы­ти­ем в жиз­ни Рау­шен­ба­ха ста­ла пере­жи­тая им в фев­ра­ле 1997 г. кли­ни­че­ская смерть вслед­ствие пери­то­ни­та. Вот что вспо­ми­нал Борис Викторович:

«Итак, я уми­рал, и пони­мал, что уми­раю. Это было не страш­но, даже чем-то при­ят­но… Ясно пони­мал, какой пере­до мной выбор, и не боял­ся. Видел перед собой кори­дор, кото­рый тянул­ся куда-то вдаль, там, в кон­це, брез­жил свет, и я зако­ле­бал­ся: может быть, мне пой­ти туда? Пото­му что спра­ва было нечто непри­вле­ка­тель­ное, неопрят­ное, как я пони­мал, но в той сто­роне была жизнь. А кори­дор выгля­дел чистым, свет­лым, при­ят­ным, в глу­бине его сия­ло то ли голу­бое небо, то ли что-то в этом духе. И всё-таки я повер­нул напра­во, в кавар­дак, где была жизнь… Воз­вра­щать­ся к жиз­ни было не про­тив­но. Я бы ска­зал, что и уход туда, в свет­лый кори­дор, казал­ся не то что­бы при­ят­ным, но ниче­го сверхъ­есте­ствен­но­го в нём не было, он был нор­ма­лен, не вызы­вал чув­ства отвращения…»

Вско­ре после опе­ра­ции Борис Вик­то­ро­вич позна­ко­мил­ся с насто­я­те­лем Нико­ло-Куз­нец­ко­го хра­ма (г. Москва), про­то­и­е­ре­ем Вла­ди­ми­ром Воро­бьё­вым, кото­рый являл­ся кол­ле­гой Рау­шен­ба­ха по науч­но­му цеху: кан­ди­да­том физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук, быв­шим стар­шим науч­ном сотруд­ни­ком ВЦ АН СССР. И уже в декаб­ре того же 1997 г. свя­щен­ник совер­шил над Бори­сом Вик­то­ро­ви­чем чин при­со­еди­не­ния к Пра­во­слав­ной Церк­ви. В янва­ре 1998 г. о. Вла­ди­мир Воро­бьёв вновь посе­тил Бори­са Вик­то­ро­ви­ча, при­ча­стил его и освя­тил квар­ти­ру, пода­рил ему ико­ну.

Вот как Рау­шен­бах оце­ни­вал этот пово­рот в сво­ей жиз­ни: «Всё-таки пра­во­сла­вие име­ет огром­ные пре­иму­ще­ства по срав­не­нию с гуге­нот­ством, я это­го не знал до сих пор, но теперь пони­маю, оно луч­ше. Та рели­гия более обы­ден­но-домашне-кухон­ная, а пра­во­слав­ная рели­гия более высо­кая, огром­ная, золо­чё­ная. Я, может быть, по-дурац­ки опре­де­ляю раз­ни­цу, но тако­во моё вос­при­я­тие…. В мла­ден­че­стве я не выби­рал рели­гию, какая она ни есть – она моя. Сей­час же я при­ни­мал рели­гию не как ребё­нок, а созна­тель­но. Пере­шёл в пра­во­сла­вие… пото­му, что счи­таю пра­во­сла­вие бли­же к истине, то есть бли­же к древ­ней Церк­ви, кото­рая созда­ва­лась апостолами».

После Кре­ще­ния по мере сво­их сил Борис Вик­то­ро­вич посе­щал бого­слу­же­ния, участ­во­вал в Таин­ствах. 26 фев­ра­ля 2001 г. у него слу­чил­ся тяже­лей­ший инсульт. 26 мар­та 2001 г. тяже­ло­боль­ной учё­ный при­ча­стил­ся послед­ний раз в сво­ей жиз­ни, а на сле­ду­ю­щий день, это был празд­ник иконе Божи­ей Мате­ри «Фео­до­ров­ская», ото­шёл ко Гос­по­ду. Отпе­ва­ли его в Нико­ло-Куз­нец­ком хра­ме, похо­ро­ни­ли на Ново­де­ви­чьем кладбище.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки