Метания разума в поисках Бога<br><span class="bg_bpub_book_author">Иван и Елена</span>

Метания разума в поисках Бога
Иван и Елена

Иван и Еле­на. Исто­рия была опуб­ли­ко­ва­на на фору­ме «Азбу­ка веры».

Я родил­ся в самый рас­цвет «хру­щев­ско­го ате­из­ма» в 1961 году, год выхо­да чело­ве­ка в кос­мос, эпо­ху наив­ных ожи­да­ний «свет­ло­го буду­ще­го», надежд на осво­е­ние чело­ве­ком жиз­ни в кос­мо­се, кон­так­ты с дру­ги­ми вне­зем­ны­ми циви­ли­за­ци­я­ми. Это было вре­мя, когда «физи­ки» были в поче­те, а «лири­ки в загоне». Вся эпо­ха 1960-ых гг., как рас­ска­зы­ва­ли мне роди­те­ли, была пол­на опти­миз­ма в отли­чие от голод­ных 1930–1950-ых гг., про­ни­зан­ных к тому же атмо­сфе­рой стра­ха. Шести­де­ся­тые же годы ста­ли пери­о­дом отте­пе­ли, нача­ла про­ник­но­ве­ния в СССР запад­ной музы­ки и др. про­яв­ле­ний сво­бо­ды, хотя и крайне огра­ни­чен­ной. Но в этот же пери­од опять нача­лось актив­ное наступ­ле­ние на цер­ковь, сам тер­мин «цер­ковь» пода­вал­ся как нечто «тем­ное», «отста­лое», крайне реак­ци­он­ное. Вот в такое вре­мя дове­лось мне родить­ся, и с ран­не­го дет­ства жить в атмо­сфе­ре квазидуховности.

Мои роди­те­ли были инже­не­ра­ми на одном из круп­ных обо­рон­ных заво­дов г. Сверд­лов­ска. Отец закон­чил Ленин­град­ский воен­но-меха­ни­че­ский инсти­тут и Уни­вер­си­тет марк­сиз­ма-лени­низ­ма, был парт­ор­гом кон­струк­тор­ско­го бюро, веду­щим кон­струк­то­ром. Он метал­ся меж­ду дву­мя направ­ле­ни­я­ми про­фес­си­о­наль­ной карье­ры: пар­тий­ная рабо­та, и совер­шен­ство­ва­ние, как инже­не­ра-кон­струк­то­ра. Побе­ди­ло пер­вое направ­ле­ние, и отец стал сек­ре­та­рем парт­ко­ма пред­при­я­тия, на кото­ром рабо­та­ло почти 18 тысяч чело­век. Про­фес­си­о­наль­ная пар­тий­ная дея­тель­ность ока­за­лась для отца неудач­ной и через несколь­ко лет его отстра­ни­ли от долж­но­сти, и он стал рядо­вым заме­сти­те­лем началь­ни­ка отде­ла. В даль­ней­шем он стал началь­ни­ком служ­бы тех­ни­че­ско­го кон­тро­ля, но, уже на дру­гом пред­при­я­тии, и в дру­гом горо­де, куда мы пере­еха­ли через несколь­ко лет после сня­тия отца с отно­си­тель­но высо­кой пар­тий­ной должности.

Отец был убеж­ден­ным ате­и­стом, одна­ко, как и мать кре­щен­ным в дет­стве. Бабуш­ка, мать отца, была веру­ю­щим чело­ве­ком (как тогда гово­ри­ли «тем­ным»). Мы сме­я­лись над ее верой. Не знаю, мож­но ли было назвать бабуш­ку глу­бо­ко воцер­ко­в­лен­ным чело­ве­ком, но она ходи­ла в цер­ковь на при­ча­стие раза 4–5 в год, пыта­лась соблю­дать посты, дома пря­та­ла в сво­их узел­ках икон­ки. Вера сде­ла­ла ее доб­рым чело­ве­ком, ее все люби­ли за доб­рую про­сто­ту и дет­скость души. Она умер­ла в 93 года на Пас­ху. Бабуш­ка кре­сти­ла мою сест­ру, когда та жила с ней в Оре­хо­во-Зуе­во. После того, как сест­ре испол­ни­лось три года, они с бабуш­кой пере­еха­ли к отцу в г. Сверд­ловск, а там и я родил­ся. Меня же кре­стить в дет­стве бабуш­ке отец не раз­ре­шил, навер­ное, что­бы не иметь про­блем в парт­ко­ме кон­струк­тор­ско­го бюро. Так и рос я не рож­ден­ным в Духе.

Вос­пи­ты­ва­ли меня с дет­ства, как дома, так и в шко­ле, в духе ате­из­ма, веры в побе­ду ком­му­низ­ма на зем­ле, в рам­ках ате­и­сти­че­ско­го миро­воз­зре­ния. Как ска­зал извест­ный бого­слов А. И. Оси­пов, есть толь­ко два кар­ди­наль­ных миро­воз­зре­ния: пер­вое утвер­жда­ет конеч­ность чело­ве­че­ско­го бытия (ате­и­сти­че­ское), вто­рое – веч­ность чело­ве­че­ской жиз­ни или при­мат Живо­та Веч­но­го над отно­си­тель­ной вре­мен­ной жиз­нью. Из пер­во­го миро­воз­зре­ния про­из­вод­ной есте­ствен­ной цен­но­стью будет «жизнь во имя сво­их соб­ствен­ных, лич­ных инте­ре­сов». Разум­ный эго­изм Гель­ве­ция (когда я пла­чу не об умер­шем дру­ге, а о самом себе, что мне будет не с кем пого­во­рить) вполне есте­стве­нен для ате­из­ма. Хотя и такая ути­ли­тар­ная эти­ка под­ра­зу­ме­ва­ет выход за пре­де­лы «налич­но­го бытия», устрем­ле­ние в хоть какое-то, пусть близ­кое «потом. Поэто­му, на мой взгляд, для ате­и­сти­че­ско­го миро­воз­зре­ния будет более есте­ствен­ным миро­воз­зре­ние коро­ля Людо­ви­ка XVI, кото­рый ска­зал: «После меня хоть потоп». Дей­стви­тель­но: «Пей и весе­лись моя душа, пока я жив» или, — «живи здесь и сей­час». Цен­но­сти же веры в «свет­лое буду­щее», «жиз­ни ради дру­гих», «кол­лек­ти­визм» явно про­ти­во­ре­чи­ли ате­и­сти­че­ско­му миро­воз­зре­нию, и я не мог в глу­бине души вос­при­нять ате­и­сти­че­ское миро­воз­зре­ние, и чув­ство­вал его про­ти­во­ре­чие с про­па­ган­ди­ру­е­мы­ми в рам­ках «совет­ско­го вари­ан­та ате­из­ма» цен­но­стя­ми, хотя в «свет­лое буду­щее» чело­ве­че­ства верил. Итак, не вос­при­ни­мал я ате­и­сти­че­ское миро­воз­зре­ние, в кото­ром абсо­лют­на толь­ко мате­рия, и та «посто­ян­но течет и меня­ет­ся», един­ствен­ное, что в ней есть абсо­лют­но­го, — это веч­ность бытия или, соб­ствен­но бытие, а не существование.

Я искал дру­го­го миро­воз­зре­ния, но, так как «моз­ги мне про­мы­ли» осно­ва­тель­но, преж­де все­го, мате­ри­а­ли­сти­че­ски­ми воз­зре­ни­я­ми, то я вполне есте­ствен­но стал скло­нять­ся к гило­зо­из­му, гово­ря­ще­му о веч­но­сти и мате­ри­аль­но­сти мыс­ли (мож­но думать, — души). В 18 лет я ухва­тил­ся за репринт­ное изда­ние по йоге Воро­но­ва, кото­рое так­же было про­ник­ну­то отме­чен­ным гило­зо­из­мом. Судя по все­му, Воро­нов не был зна­ком с фило­со­фи­ей йоги, да и не знал, что у каж­дой систе­мы фило­со­фии в Индии, своя йога, веду­щая к осво­бож­де­нию. Я начал прак­ти­ко­вать по чуть-чуть хатха-йогу.

Но, надо отме­тить, что прак­ти­ка моя не была глу­бо­ка, и я боль­ше стре­мил­ся к фило­соф­ско­му осо­зна­нию бытия. Фило­со­фия – это раци­о­наль­но аргу­мен­ти­ро­ван­ное миро­воз­зре­ние, а мой пад­ший, разо­рван­ный и не целост­ный разум был скло­нен толь­ко к раци­о­наль­ной аргу­мен­та­ции и дру­гих форм миро­воз­зре­ния (напри­мер, умо­зре­ние в крас­ках, — ико­но­пись) я тогда не при­ни­мал, не был к ним готов. Ника­ко­го серд­ца во мне не было, толь­ко сухой и холод­ный разум, как у док­то­ра Фау­ста из Гете. Конеч­но, я был чело­век эмо­ци­о­наль­ным, но это ско­рее были не эмо­ции серд­ца, а горяч­ка или холод­ность «вос­па­лен­но­го» или «опу­сто­шен­но­го» разума.

Таким обра­зом, поис­ки смыс­ла жиз­ни, абсо­лют­ной осно­вы бытия при­ве­ли меня к бес­си­стем­но­му изу­че­нию фило­со­фии. Я читал все, что мож­но было най­ти в биб­лио­те­ках. Читал фило­со­фию, изу­чал тео­ре­ти­че­скую физи­ку на диле­тант­ском про­фа­ни­ро­ван­ном уровне (смеш­но, но пытал­ся в физи­че­ских тео­ри­ях най­ти осно­ву бытия), зачи­ты­вал­ся про­из­ве­де­ни­я­ми клас­си­ков рус­ской лите­ра­ту­ры, теми, преж­де все­го, кото­рые не дава­лись в школь­ной про­грам­ме: Досто­ев­ский, Гоголь, Лес­ков, ран­ний Горь­кий. Я ста­но­вил­ся то пла­то­ни­ком, то скеп­ти­ком и т.д.

В кон­це 1980-ых гг. появи­лась хоро­шая (не про­фа­ни­ро­ван­ная) лите­ра­ту­ра по индий­ской фило­со­фии (а я в то вре­мя при­тор­го­вы­вал дефи­цит­ны­ми кни­га­ми по пси­хо­ло­гии, фило­со­фии и др.) и я осно­ва­тель­но погру­зил­ся в изу­че­ние систем индий­ской фило­со­фии, даже купил учеб­ник сан­скри­та и стал изу­чать его в шриф­те «дева­на­га­ри». К это­му вре­ме­ни я уже был убеж­ден­ным иде­а­ли­стом, верил в бес­смер­тие духов­ной осно­вы чело­ве­ка, в духов­ные зако­ны, но теи­стом назвать меня было нель­зя, так как в Бога-Твор­ца, я еще не верил. Теи­стич­ное миро­воз­зре­ние толь­ко у испо­ве­ды­ва­ю­щих пер­вый член Сим­во­ла Веры. А это хри­сти­ане, мусуль­мане и иудеи.

Посте­пен­но я уве­ро­вал в Твор­ца, и даже в Хри­ста, но у меня сфор­ми­ро­ва­лось чет­кое гно­сти­че­ское миро­воз­зре­ние, то есть, я смот­рел на мате­рию и тело, как источ­ни­ки зла, от кото­ро­го если не осво­бо­дить­ся, то, по край­ней мере, надо стре­мить­ся обуз­дать, под­чи­нить духу. Прав­да, Гос­подь не попу­стил мое­го пол­но­го паде­ния в гно­сти­цизм, эле­мен­ты «опти­миз­ма и радо­сти жиз­ни» во мне еще при­сут­ство­ва­ли. Неза­дол­го до сво­е­го кре­ще­ния мне про­те­стан­ты, кото­рые в нача­ле 1990-ых гг. навод­ни­ли «горо­да и веси» тер­ри­то­рии быв­ше­го СССР, дали почи­тать еван­ге­лие от Мат­фея. Я читал и зачи­ты­вал­ся, читал и зачи­ты­вал­ся! Что-то было в нем про­стое и истин­ное, что я в глу­бине души чув­ство­вал, но не пони­мал разу­мом. Есте­ствен­но, я попы­тал­ся для себя истол­ко­вать еван­ге­лие от Мат­фея в сво­ем гно­сти­че­ском клю­че, иска­зить исти­ну Хри­сто­ву тео­ри­я­ми сво­е­го пад­ше­го разу­ма. У меня сфор­ми­ро­ва­лось смут­ное жела­ние кре­стить­ся. Вот так Св. Писа­ние может поста­вить чело­ве­ка на путь к вере быст­рее, чем вся фило­со­фия и все «кон­цеп­ции совре­мен­но­го естествознания».

В 1995 году я позна­ко­мил­ся со сво­ей буду­щей женой и пере­ехал в г. Фря­зи­но Мос­ков­ской обла­сти. Здесь я кре­стил­ся, мы обвен­ча­лись с женой, но воцер­ков­лять­ся не стал, то есть, я не участ­во­вал в Евха­ри­стии, так как не верил еще в реаль­ность чело­ве­че­ской при­ро­ды Хри­ста, а при таком пони­ма­нии при­ча­стие или бес­смыс­лен­но, или про­сто сим­вол! В целом я был хри­сти­а­ни­ном-гно­сти­ком, если мож­но счи­тать гно­сти­ков хри­сти­а­на­ми. Что­бы наве­сти поря­док в сво­ей голо­ве, я посту­пил заоч­но на фило­соф­ский факуль­тет, где систем­но про­шел всю фило­со­фию от антич­ной до рус­ской рели­ги­оз­ной. Так как я уже мно­гое знал, уче­ба толь­ко углу­би­ла и систе­ма­ти­зи­ро­ва­ла мои зна­ния. Если огля­нуть­ся назад и посмот­реть на век­тор дви­же­ния мое­го разу­ма, то мож­но ска­зать, что это было посте­пен­ное в тече­ние шести лет вос­хож­де­ние разу­ма к исти­нам пра­во­слав­ной веры, выра­жен­ных в Никео-Кон­стан­ти­но­поль­ском сим­во­ле веры. Окон­ча­тель­ное утвер­жде­ние мое­го разу­ма в исти­нах пра­во­слав­ной веры про­изо­шло после зна­ком­ства с рус­ской рели­ги­оз­ной фило­со­фи­ей, преж­де все­го, с духов­но-ака­де­ми­че­ской шко­лой, раз­ви­вав­шей­ся в семи­на­ри­ях и духов­ных ака­де­ми­ях Рос­сии. Это были тру­ды прот. С. Бул­га­ко­ва, о. Пав­ла Фло­рен­ско­го, проф. мета­фи­зи­ки и логи­ки КДА В. И. Несме­ло­ва, прот. В. Зень­ков­ско­го и др. Я понял чет­ко, что хри­сти­ан­ская фило­со­фия, а такая есть, так назвал свой 3‑томный труд прот. В. Зень­ков­ский, пре­одо­ле­ва­ет все про­ти­во­ре­чия дохри­сти­ан­ской, «есте­ствен­ной», язы­че­ской фило­со­фии, анти­но­мии чело­ве­че­ско­го разу­ма. С это­го момен­та меня уже не инте­ре­со­ва­ла фило­со­фия, хотя я и уде­лял ино­гда ей вни­ма­ние, и я пере­шел к изу­че­нию бого­сло­вия, к сожа­ле­нию, так­же бессистемному.

Но через какое-то вре­мя я вдруг осо­знал, что без уча­стия в таин­ствах все эти дви­же­ния разу­ма явля­ют­ся не более чем сотря­се­ни­ем воз­ду­ха сло­ва­ми или мыс­ля­ми. Я пошел, испо­ве­дал­ся и при­ча­стил­ся в Жега­лов­ском хра­ме. В это вре­мя мы пере­еха­ли с женой в с. Греб­не­во и я начал посе­щать Греб­нев­ский храм, участ­вуя в таин­ствах испо­ве­ди и Евха­ри­стии. И здесь я бла­го­да­рен стро­го­сти батюш­ки, кото­рый мне сра­зу и стро­го ска­зал, что на испо­ведь и при­ча­стие надо ходить как мини­мум один раз в месяц. Пер­вое вре­мя я ходил на испо­ведь и при­ча­стие не реже раза в месяц, отча­сти сле­дуя ука­зан­но­му мне пра­ви­лу и без истин­но­го жела­ния, но в послед­нее вре­мя я уже почув­ство­вал необ­хо­ди­мость при­ча­стия для себя. Это необъ­яс­ни­мо для меня разу­мом, я про­сто начал жить от при­ча­стия до при­ча­стия, то есть, Евха­ри­стия посте­пен­но ста­но­вит­ся цен­траль­ным момен­том моей жиз­ни, хотя в целом до тако­го состо­я­ния Духа, мне, навер­ное, еще далеко.

Пол­но­стью мой разум еще не обрел покоя, да я думаю, и не обре­тет в этом мире. Но он стал более спо­кой­ным, почув­ство­вал твер­дый фун­да­мент под собой. С укреп­ле­ни­ем разу­ма в исти­нах пра­во­слав­ной веры, я почув­ство­вал, что во мне и серд­це «малень­ки­ми шаж­ка­ми» ста­ла про­сы­пать­ся, а серд­це и разум вме­сте ста­ли дви­гать­ся друг к дру­гу, хотя до встре­чи им еще ой как далеко!!!

Таким обра­зом, я при­шел ко Хри­сту через мед­лен­ное вос­хож­де­ние разу­ма, а серд­це дол­го еще оста­ва­лось «сухим», в какой-то сте­пе­ни «сухо» и сей­час. Хоро­шо или пло­хо прий­ти к Богу через разум, а, не наобо­рот, сна­ча­ла уве­ро­вать, а потом начать позна­вать исти­ны веры разу­мом? Не знаю! У меня не было дру­го­го пути, к сожа­ле­нию! Не было его и у мно­гих моих сверст­ни­ков, рож­ден­ных и вырос­ших в СССР. Я задал соот­вет­ству­ю­щий вопрос в Интер­не­те на пра­во­слав­ном ресур­се. Мне отве­ти­ли из Ниже­го­род­ской епар­хии сле­ду­ю­щее: «свт. Фила­рет (Дроз­дов) ска­зал: «Вера все­гда долж­на начи­нать­ся в разу­ме, а уко­ре­нять­ся в серд­це». От себя могу толь­ко ска­зать, что вера Хри­сто­ва несет людям «истин­ный свет Разу­ма», «про­све­ща­ет разум Све­том Хри­сто­вым», и каж­дый хри­сти­а­нин дол­жен стре­мить­ся «осве­тить» свой разум исти­на­ми, выра­жен­ны­ми в Св. Писа­нии и Пре­да­нии, тогда разум, «про­све­щен­ный Све­том Хри­сто­вым», укре­пит вашу веру!!! Но луч­ше вна­ча­ле уве­ро­вать «серд­цем», на мой взгляд, а уже потом, в про­цес­се воцер­ко­в­ле­ния осве­тить веру разу­мом, но, огра­ни­чить его «вер­сто­вы­ми стол­ба­ми», дог­ма­та­ми пра­во­слав­ной веры. Конеч­но, такой путь досту­пен, преж­де все­го, тем, кто с ран­не­го дет­ства серд­цем вошли в пра­во­сла­вие, хотя у каж­до­го свой путь. Воцер­ко­в­лен­ные с моло­ком мате­ри, так­же ино­гда ухо­дят от церк­ви, что толь­ко сви­де­тель­ству­ет о пад­ше­сти чело­ве­че­ско­го соста­ва. В вари­ан­те дви­же­ния к Богу через разум, есть соблазн укло­нить­ся в ере­си, как и было со мной, так как когда я про­чи­тал исто­рию церк­ви, то вдруг обна­ру­жил, что все вари­а­ции хри­сти­ан­ства, кото­рые ран­нее при­ду­мал мой «пад­ший разум», явля­ют­ся дав­но извест­ны­ми и осуж­ден­ны­ми Цер­ко­вью на Все­лен­ских и Помест­ных собо­рах ереси!!!

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки