В начале пути. Певец Стас Костюшкин <br><span class="bg_bpub_book_author">Стас Костюшкин</span>

В начале пути. Певец Стас Костюшкин
Стас Костюшкин


Стас Костюшкин: Я ехал на велосипеде, была яма, и я упал. Велосипед полетел в одну сторону, а я прямо на дорогу рухнул. У нас сзади Спасо-Преображенский собор в Ленинграде, и я упал, получается, прямо рядом с этим собором. Вы знаете, по всему меня должны были задавить, то есть я упал прямо на середину, и машины которые едут, никто бы не успел остановиться. Но в этот день сработал светофор, и у всех был красный свет. Я поднялся, стоял на середине дороги: я здесь, этот велосипед, красный свет, все машины стоят… Я поворачиваюсь и смотрю на Спасо-Преображенский собор. Это действительно, самое главное: то, что есть, что я вот верую, я верую, что во мне частичка Бога есть, и я реально в это верую, правда.

Историю одного своего спасения он уверенно считает милостью Божией и чудом. Он спасся там, где неминуемо должен был погибнуть. Это случилось в юности, когда Стас Костюшкин только расстался с атеистическим прошлым.

Вместо тренажерного зала – спортивная площадка во дворе дома. В режиме самоизоляции певец Стас Костюшкин не изменяет своей привычке – ежедневные занятия спортом, было бы желание найти место, и тренажер не проблема. Стасу вообще не свойственно уныние, вот и сейчас из затянувшегося отдыха он старается извлечь только пользу.

На самом деле самоизоляция – тот момент, который (я недавно стал шутить), наверно, нужен раз в году всем. Конечно, много негатива от этого, безусловно, и экономического, и многие болеют, но я имею в виду, знаете, что какой-то месяц в году – наверно ‚это какой-то летний месяц может быть, когда ты должен просто остановиться и быть с семьей. Это очень важно, потому что когда ты с семьей, ты делаешь те вещи, которые весь год или несколько лет ты не делал. Скажем я, к примеру, не занимался так с детьми, хотя понимал, что надо уже: покататься на самокате надо, заниматься спортом надо, почитать книжки… И вы знаете, я много чего полезного в этом нашел.

В праздник Светлой Пасхи семья Костюшкиных всегда приходила в храм, но в этот раз из-за невозможности участвовать в праздничной литургии не получилось. И для них, как и для многих, эта Пасха была непохожей на все остальные.

Пасху мы встретили опять-таки в семье, все вместе, Юлька приготовила потрясающие куличи, просто потрясающие. В этот раз Пасха была необычная. Она была очень необычна тем, что нигде не было людей, в церквях не было людей, и это как-то было по-новому, неожиданно, что мне кажется, что это даже опять-таки тоже неплохо, что эта Пасха была вот такая. Вот такая она была – тихая, спокойная, смиренная.

Как и все артисты, Стас Костюшкин ощутил на себе все минусы самоизоляции, но певец не падает духом.

Как обычно, отменились концерты все, которые были, как у всех отменялись выступления, отменились концерты. Правильные умные люди из всего, конечно же, должны черпать какой-то смысл. Они черпают что-то, что потом бы им помогло в дальнейшем жизни. Есть много-много дней просто обыкновенных, и тех дней, когда ты тоже должен быть, как в храме – таким же чистым, открытым, правильным.

Скучать и унывать некогда. В свободное время занимается творчеством, и как может, поддерживает своих поклонников. Впрочем, в репертуаре певца совсем другие песни. Незадолго до карантина Стас как раз записал на студии новую песню о счастье материнства. Танцевальная игривая мелодия, легко запоминающиеся слова – в такой простой и доступной манере он пытается рассказать о самом сокровенном. Вот здесь, буквально на наших глазах рождается новая песня, ее пока не слышала даже супруга Стаса – а уж он ей доверяет все свои секреты. История про две полоски – это история из его жизни. Стас Костюшкин хорошо помнит свои чувства, когда узнал, что станет папой, и как эта новость изменила его самого.

К теме материнства у Стаса Костюшкина особенное отношение. Семь лет назад его супруга Юля пережила потерю ребенка, случился выкидыш. Оба тяжело перенесли эту утрату. Но как часто бывает, именно горе и сплотило супругов, а еще Стас тогда понял: он как мужчина, ответственен за свою семью, малую Церковь, и значит, не имеет права на слабость.

У меня есть хорошее качество, из тысячи плохих есть хорошее одно. Я в моменты каких-то кризисов прямо стальной, и вот в эти моменты тоже, я вот это прямо говорил, как мог, чтобы как-то успокоить, потому что мне очень важно было.

И хотя быть примерным семьянином получалось не всегда – работа и образ жизни сыграли свою роль, но сегодня ради семьи он всем готов пожертвовать. Ошибки прошлого осознаёт и старается не повторять в настоящем, и учит своих сыновей главному: быть настоящими мужчинами. Ведь теперь он знает из личного опыта, как непросто дается мамам воспитание детей.

Семья всегда была ему опорой и в работе, профессиональные трудности сегодня он тоже вспоминает с благодарностью. После распада всенародно популярной группы «Чай вдвоем» Стасу все пришло строить заново и карьеру, и собственную жизнь. Со временем на сцене все сложилось успешно, но на жизнь он стал смотреть серьезнее. Уверен: в самые трудные моменты руками людей ему помогал Господь.

Это на 90 процентов сложная достаточно судьба, сложная. Бати пьют, мамы тоже не могут заработать нормально, это у всех такое. Но именно поэтому я считаю, что должна быть вера внутри тебя, что это все проходяще, это всего лишь какой-то этап, который Господь Бог тебе ниспослал.

Бога в свою жизнь он пустил не сразу. В школе, когда бабушка предложила внуку креститься, категорически отказался, пионер Стас Костюшкин верил в товарища Ленина и уповал на собственные силы.

У меня было в жизни несколько этапов. Этап неверия исходил просто из моего образования, потому что в школе так учили, смеялись, заходили в церковь, говорили, что там непонятные люди – вот такой был. Когда бабушка мне говорит: «Давай его покрестим» – «Да вы с ума сошли, я пионер, куда вы меня крестить собрались!» Да, я очень хорошо помню. Мне было уже лет, наверно, семнадцать, я взрослый парень был, и я говорил: «Ну и вот где ваш Бог, вот где? Я в Бога не верю, я все делаю сам!»

Он хорошо помнит, как потом после этого жизнь словно выбилась из запланированного сценария и начался ад.

И как все начало буксовать, просто буксовать вот реально по жизни! Что-то тут не получилось, здесь не получается, и вот это все. А я еще, главное, ходил молодым фанфароном: нет, не нужен Бог, самое главное, чтобы ты все делал. И потом был ад. Меня отчислили из консерватории, меня забрали в армию, в общем, какой-то кошмар начался.

Крестился Стас Костюшкин в юности, спонтанно. Уговорила на этот шаг девушка, с которой он тогда дружил. Стас до сих пор с улыбкой вспоминает священника, проводившего таинство.

Мы об этом много, очень много разговаривали, и она говорит: «Ну что ты ходишь некрещеный?» Я говорю: «Ну, не знаю, да я и готов, наверное». И меня крестили в Скадовске, в какой-то церкви батюшка смешной, который между рассказами про православие и плюрализм, как-то все это смешано было, про Горбачева, тогда это были такие времена перестройки.

После крещения все прежнее уже не имело значения. На следующий день он проснулся другим человеком.

На следующий день я проснулся утром. Мне говорили: ты почувствуешь себя по-другому. И я почувствовал себя по-другому, вообще каким-то другим человеком, которого признали, увидели, и это вот уже в подсознании, это мне так важно было тогда, восемнадцатилетнему пацану, мне очень это надо было. И вот эта вера в Бога она же дала и веру в себя.

В этом году на Крещение он сделал еще один важный шаг навстречу Богу. Произошедшее он, кажется, до сих пор еще до конца не может осознать, но точно знает: случилось что-то очень важное, как будто Бог стал ближе. Первое причастие и вторая сознательная исповедь. Первую, в восемнадцать, он толком уже и не помнит.

Он мне сказал: «Ты обязательно заботься о маме, о папе, о родителях, это самое главное» А сегодня мне прямо говорят : «Завидуете?»– «Завидую». «Злитесь?» – «Злюсь». У меня прямо, по-моему, полный перечень. Да у меня прямо все, по семье я молодец, а что касается каких-то вещей вот таких – да во мне все это есть, конечно же. И мне кажется, неправильно отрицать. Я открыт, говорю как оно есть, как и что со мной происходит, мне неприятно, что во мне это есть.

После принятия Святых Христовых Тайн что-то незримо изменилась и в семейной жизни.

У меня есть любимая икона в Питере, Казанской Божией Матери, к которой я все время хожу, и у меня с ней какие-то вот абсолютно такие очень теплые отношения. Я никогда ни о чем не прошу. Вру – я прошу о здоровье близких, это да, мамы, папы и детей, этого единственно прошу. Но не было такого, чтобы я пришел и попросил, все, что в моих силах, то, чего я могу сам достичь своими силами. Просто здоровье папы, мамы – это да, больше зависит от Бога. Мне всегда странно, знаете: вот надо подойти и Николушку о чем-то попросить. Я говорю: «Да не пойду я просить Николушку». Поблагодарить – да, могу, за то, что не бросает, за то, что помнит обо мне, за то что мне помогает.

В современных реалиях он особенно чувствует потребность в Боге.

Внутри меня есть Бог, Которого нужно защитить от мнения. Потому что очень большое количество мнений. Если мы не будем защищать, странно, потому что Бог внутри себя, то мы потеряем Его, и тогда ничего в нас не останется. И я считаю, что это страшно, это не нужно, абсолютно не нужно.

И хотя он делает только первые робкие шаги на духовном пути, но однажды ощутив в себе внутреннюю перемену после встречи с Богом, понял, что хочет меняться дальше. Падает и встает, ищет ответы на волнующие вопросы совести и ежедневного выбора. Не стесняется спрашивать о том, чего не знает и искренне, с детской открытостью пытается понять, как же это – быть христианином.

Все мы пробуем на зуб: «А потрогать могу? – Да, существует!» Ну конечно, это есть, мы вот так созданы, что нам обязательно нужно на зуб попробовать, и тогда мы в это поверим. А то, что мы не можем потрогать, что мы не можем попробовать на зуб – это значит, того и не существует.

Он сам из тех, кто ищет, пробует на зуб, задает вопросы и искренне ищет ответы. Этот путь непростой, но с Богом идти легче, особенно когда выбираешь благодарность, а не осуждение, а ему есть за что его благодарить.

Тяжело всем, да, мы находимся в тяжелых условиях. Тяжело, да. Но легче от того, что ты кинешь камнем в кого-то? Ну стопудово тебе не будет. Вот у тебя дома, ничего нет, брось в него камень, брось; повернись – то же самое, ничего не будет, ничего у тебя не появится. А с другой стороны, поможешь ему, на душе ты почувствуешь: да, мне стало легче, мне стало лучше. То, что будет этот человек делать дальше – а он может делать, что хочет, это его жизнь, он сам разберется, но это – твоя…

 Видео-источник: Телеканал СПАС

Комментировать